Эмоциональная экспрессивность это: Эмоционально-экспрессивная окраска слов, правила и примеры

Содержание

Эмоционально-экспрессивная окраска слов, правила и примеры

Многие слова не только определяют понятия, но и выражают отношение к ним говорящего, особого рода оценочность. Например, восхищаясь красотой белого цветка, можно назвать его белоснежным, белехоньким, лилейным. Эти слова эмоционально окрашены: положительная оценка отличает их от стилистически нейтрального определения белый. Эмоциональная окраска слова может выражать и отрицательную оценку называемого понятая: белобрысый, белесый. Поэтому эмоциональную лексику называют еще оценочной (эмоционально-оценочной).

В то же время следует заметить, что понятия эмоциональности и оценочности не тождественны, хотя и тесно связаны. Некоторые эмоциональные слова (например, междометия) не содержат оценки; а есть слова, в которых оценка составляет суть их смысловой структуры, но они не относятся к эмоциональной лексике: хороший, плохой, радость, гнев, любить, страдать.

Особенностью эмоционально-оценочной лексики является то, что эмоциональная окраска «накладывается» на лексическое значение слова, но не сводится к нему: денотативное значение слова осложняется коннотативным.

В составе эмоциональной лексики можно выделить три группы.

  • 1. Слова с ярким коннотативным значением, содержащие оценку фактов, явлений, признаков, дающие однозначную характеристику людей: воодушевить, восхитительный, дерзание, непревзойденный, первопроходец, предначертать, провозвестник, самопожертвование, безответственный, брюзга, двурушник, делячество, допотопный, напакостить, опорочить, очковтирательство, подхалим, пустозвон, разгильдяй. Такие слова, как правило, однозначны, выразительная эмоциональность препятствует развитию у них переносных значений.
  • 2. Многозначные слова, нейтральные в основном значении, получающие качественно-эмоциональный оттенок при переносном употреблении. Так, о человеке определенного характера можно сказать: шляпа, тряпка, тюфяк, дуб, слон, медведь, змея, орел, ворона, петух, попугай; в переносном значении используются и глаголы: пилить, шипеть, петь, грызть, копать, зевать, моргать
    и др.
  • 3. Слова с суффиксами субъективной оценки, передающие различные оттенки чувств: сыночек, дочурка, бабуля, солнышко, аккуратненько, близехонько — положительные эмоции; бородища, детина, казенщина — отрицательные. Их оценочные значения обусловлены не номинативными свойствами, а словообразованием, так как эмоциональную окрашенность подобным формам придают аффиксы.

Эмоциональность речи нередко передается особо выразительной экспрессивной лексикой. Экспрессивность (экспрессия) (лат. expressio) — значит выразительность, сила проявления чувств и переживаний. В русском языке немало слов, у которых к их номинативному значению добавляется элемент экспрессии. Например, вместо слова хороший, приходя в восторг от чего-либо, мы говорим прекрасный, замечательный, восхитительный, чудесный; можно сказать не люблю, но нетрудно найти и более сильные, колоритные слова

ненавижу, презираю, питаю отвращение. Во всех этих случаях семантическая структура слова осложняется коннотативностью.

Нередко одно нейтральное слово имеет несколько экспрессивных синонимов, различающихся по степени эмоционального напряжения; ср.: несчастье — горе, бедствие, катастрофа; буйный — безудержный, неукротимый, неистовый, яростный. Яркая экспрессия выделяет слова торжественные (глашатай, свершения, незабвенный), риторические (соратник, чаяния, возвестить), поэтические (лазурный, незримый, немолчный, воспевать). Экспрессивно окрашены и слова шутливые (благоверный, новоиспеченный), иронические (соблаговолить, донжуан, хваленый), фамильярные (недурственный, смазливый, мыкаться, шушукаться) Экспрессивные оттенки разграничивают слова неодобрительные (манерный, претенциозный, честолюбивый, педант

), пренебрежительные (малевать, крохоборство), презрительные (наушничать, подхалим), уничижительные (юбчонка, хлюпик), вульгарные (хапуга, фартовый), бранные (хам, дурак). Все эти нюансы экспрессивной окраски слов получают отражение в стилистических пометах к ним в толковых словарях.

Экспрессия слова нередко наслаивается на его эмоционально-оценочное значение, причем у одних слов преобладает экспрессия, у других — эмоциональность. Поэтому часто разграничить эмоциональную и экспрессивную окраску не представляется возможным, и тогда говорят об эмоционально-экспрессивной лексике (экспрессивно-оценочной).

Слова, близкие по характеру экспрессивности, классифицируют на: 1) лексику, выражающую положительную оценку называемых понятий, и 2) лексику, выражающую отрицательную оценку называемых понятий. В первую группу войдут слова высокие, ласкательные, отчасти — шутливые; во вторую — иронические, неодобрительные, бранные, презрительные, вульгарные и под.

На эмоционально-экспрессивную окраску слова влияет его значение. Так, резко отрицательную оценку получили у нас такие слова, как фашизм, сталинизм, репрессии. Положительная оценка закрепилась за словами прогрессивный, миролюбивый, антивоенный. Даже различные значения одного и того же слова могут заметно расходиться в стилистической окраске: в одном значении слово выступает как торжественное, высокое: Постой, царевич. Наконец, я слышу речь не мальчика, но мужа (П.), в другом — как ироническое, насмешливое: Г. Полевой доказал, что почтенный редактор пользуется славою ученого мужа (П.).

Развитию экспрессивных оттенков в семантике слова способствует и его метафоризация. Так, стилистически нейтральные слова, употребленные как метафоры, получают яркую экспрессию:

гореть на работе, падать от усталости, задыхаться в условиях тоталитаризма, пылающий взор, голубая мечта, летящая походка и т д. Окончательно проявляет экспрессивную окраску слов контекст: в нем нейтральные в стилистическом отношении единицы могут становиться эмоционально окрашенными, высокие — презрительными, ласковые — ироническими и даже бранное слово (подлец, дуреха) может прозвучать одобрительно.

Экспрессивно-эмоциональные средства в речи главных персонажей романа Дж. Фитч «White Oleander» и его киноверсии



В 20 веке начинают развиваться такие новые виды искусств, как кино, теле и радио вещание, развиваются компьютерные технологии. Большое значение исследователи (например, К. Ю. Игнатов, С. Н. Покидышева, С. М. Арутюнян, А. И. Липков) придают проблеме взаимодействия литературы и кино. Степень взаимосвязи этих двух видов художественного творчества на современном этапе перешла в сферу более сложных взаимоотношений, вызванных, прежде всего, их взаимовлиянием и взаимообогащением. [2, с. 8]

Проблема перенесения текстов из книжных вариантов в сценарий стоит особенно актуально сегодня. Десятки книг перерабатываются для киноадаптации ежегодно, и многие экранизации значительно отличаются от первоисточника. Произведения претерпевают не только изменения в содержании, но и в стилистическом плане. [5, с. 85] Ведь очень часто авторы используют стилистически окрашенную лексику в диалогах между персонажами, чтобы сделать их речь более выразительной и понятной читателю, чтобы, когда мы читаем книгу, нам было легче представить, что чувствует главный герой, какие эмоции испытывает. В данной статье мы рассмотрим экспрессивно эмоциональные средства в речевых портретах главных персонажей романа Дж. Фитч «White Oleander» и их отражение в киноверсии. Книга повествует нам о трагичной судьбе девочки Астрид, которая, после того, как ее мать Ингрид убила своего любовника, отравив его ядом сока олеандра, и села в тюрьму, вынуждена скитаться по приемным семьям и пытаться жить заново. Одноименный американский художественный фильм-драма, снятый режиссёром Питером Козмински, вышел в свет в 2002 году и получил положительные отзывы критиков. С помощью сравнительного анализа мы выявим, как стилистически окрашенные средства перенесены на экран, и как они помогают нам раскрыть образ персонажей.

Эмоционально экспрессивная информация выражает ценностное и эмоционально значимое отношение автора и героев литературного произведения к действительности, и с этой точки зрения такая информация и её роль в литературном произведении представляют большой интерес для читателя, интерпретатора и исследователя. [3, с. 25]

Человеку свойственно наделять своими чертами осваиваемый окружающий мир и поэтому огромное количество средств, которые обнаруживаются в языке, являются способом передачи именно эмоционально-экспрессивной информации. Все эти средства в первую очередь отражают взаимосвязь человека и окружающего мира, проявляющуюся как в чувственном восприятии этого мира, так и в оценке, которую человек ему дает. Поэтому особенный интерес для исследования представляют средства, с помощью которых автор передает эмоционально-экспрессивную информацию в литературном произведении.

Экспрессивность — это то, что делает речь колоритной, насыщенной и интересной. В самом широком смысле это совокупность фонетических, лексических, морфологических и синтаксических единиц языка. Помимо И. В. Арнольд, темой экспрессивности и ее свойств в языке и речи занимались такие ученые, как Ш. Балли, В. В. Виноградов, Т. Г. Винокур, В. Г. Гак, И. Р. Гальперин, В. А. Звегинцев, В. Н. Телия, В. И. Шаховский и др. [1, с. 342]

И. Р. Гальперин подразделяет стилистические средства языка на выразительные средства и стилистические приёмы. Все стилистические средства английского языка подразделяются на лексикофразеологические, куда входят: метафора, метонимия, ирония, антономазия, эпитет, оксюморон, гипербола, зевгма, каламбур и т. д.; фразеологизмы, поговорки, пословицы, аллюзии и цитаты; синтаксические, куда входят инверсия, обособление, эллипсис, умолчание, риторический вопрос, параллелизмы, хиазм, ретардация, нарастание и т. д. и стилистические средства звуковой организации высказывания, такие как интонация, эвфония, аллитерация, рифма, ритм и др. [4, с. 196]

Также, кроме оценочного компонента, в характеристике явления экспрессивности можно выделить и эмоциональную сторону, определив ее как способность выражать эмоциональное состояние говорящего при оценке содержания речи.

Кроме того, помимо двух указанных компонентов экспрессивности, учёные часто указывают на так называемую воздействующую функцию экспрессии. В частности, известный отечественный лингвист, академик В. В. Виноградов, видел главную задачу языка в его экспрессивной функции, в оказании воздействия на окружающих [4, с. 52].

В ходе исследования, одним из самых частотных тропов оказалось сравнение. Изобразительный прием, который основан на сопоставлении двух или нескольких разнородных явлений друг с другом. Сравнения создают более яркие и выразительные образы, а также подчеркивают какие-либо существенные признаки предметов или явлений. Например, сцена первой встречи матери и дочери в тюрьме. Когда Астрид обнимает Ингрид, она мысленно отмечает, что ее волосы пахнут клевером, как раньше. (Her hair smells like clover). В фильме это сравнение сохранилось, только Астрид произнесла эти слова вслух матери, и зритель увидел, как жадно она уткнулась в волосы матери, чтобы еще лучше почувствовать и запомнить этот запах. (Your hair smells like clover). Зритель и читать понимает, что девочка скучает и хочет насладиться каждой минутой общения с матерью.

Что касается синтаксических стилистических приемов, следует выделить анафору. Анафораповтор одной и той же лексической единицы в начале ряда предложений или его частей. Анафора выделяет тему, придавая тексту особый ритм, сближая его с поэзией. И. Р. Гальперин выделяет следующие функции анафоры: эмоциональное выделение части высказывания; создание эффекта чередующихся событий; создание эффекта кульминации. [4, с. 201]

В романе, в сцене разговора матери и дочери, Ингрид учит Астрид, как надо правильно общаться с мужчинами. Для усиления степени воздействия своих слов, в начале каждого предложения женщина использует наречие «Never» (“Never let a man stay the night,” she told me. Never apologize and never explain.”). Для нее важно, чтобы Астрид обратила на это внимание и запомнила эти правила. В фильме, произнося эти предложения, Ингрид даже немного повышает голос, и делает логическое ударение на слово «Never». Еще один пример анафоры, который тоже сохранили в фильме, и который тоже показывает нам Ингрид, как персонажа, для которого важно навязать свое мнение, чтобы ее слова были услышаны. Почти в конце книги, Ингрид пишет письмо дочери, в котором клянется, что она сделает все для того, чтобы ее быстрее освободили из тюрьмы. «I will get out, Astrid, I promise you that. I will win an appeal, I will walk through the walls, I will fly away like a white crow». Чтобы ее слова были услышаны Астрид, она повторяет «I will» в начале каждого предложения. В фильме Ингрид произносит эти слова во время последней встречи с Астрид в тюрьме. Она говорит их, смотря дочери в глаза. В ее лице решимость выбраться из тюрьмы и уверенность, которую Ингрид передает своей дочери. Для усиления степени воздействия Ингрид использует экспрессивно-эмоциональные приемы гиперболизации (I will walk through the walls) и сравнения (I will fly away like a white crow).

Сопоставление речи главных персонажей романа и языка кинотекста позволяет сделать вывод о довольно незначительном (17 %) сохранении в кинотексте широко представленных в тексте романа лексико-фразеологических и синтаксических приемов экспрессивности.

Из-за того, что в фильме многие сцены романа были опущены, такой стилистический прием как аллюзия не нашел свое отражение. Аллюзия -стилистическая фигура, содержащая указание, аналогию или намёк на некий литературный, исторический, мифологический или политический факт, закреплённый в текстовой культуре или в разговорной речи. Материалом при формулировке аналогии или намёка, образующего аллюзию, часто служит общеизвестное историческое высказывание или какая-либо крылатая фраза. В романе Дж. Фитч довольно часто использовала аллюзию, чтобы охарактеризовать своих героинь как образованных и эрудированных. Часто их можно было встретить в письмах Ингрид или во внутренней речи Астрид. Например, в размышлениях юной девушки в её день рождения. Астрид передает читателю свое состояние пустоты и одиночества. Она даже не желает говорить о дне рождения своей приемной семье. Она чувствует себя такой подавленной и брошенной, что сравнивает себя с картиной Пабло Пикассо «Падение Икара». «I felt like a painting of Icarus, falling into the sea…».. К сожалению, в фильме проживание Астрид у семьи Марвелл вовсе было опущено.

Интересно отметить, что в романе, написанном от лица Астрид, размышляя, главная героиня очень часто задает риторические вопросы. Риторический вопрос- вопрос-утверждение, который не требует ответа. Этот прием характеризует ее растерянность, ее непонимание, как жить дальше после того, как ее разлучили с матерью, девочка мысленно обращается к ней в форме вопроса, «Who am I, Mother?» «How could I know?», который, однако, отражает подавленное состояние девочки, вынужденной жить в не очень приветливых приемных семьях. К сожалению, горестные размышления Астрид в романе — психологической драме, также не нашли своего отражение в киноверсии. Однако, благодаря средствам кино, по поведению девочки было видно, как она страдает, как все более часто пропадает улыбка с ее лица. Естественно, требует своего решения вопрос о том, насколько сценаристу и режиссеру удается компенсировать смысл опущенных эпизодов и сцен романа, содержащих эмоционально-экспрессивные приемы.

В заключение можно сделать вывод, что экспрессивные средства очень важны при написании любого романа, ведь они помогают читателю лучше понять внутреннее состояние героя, его чувства. К сожалению, при экранизации в большинстве случаев книга претерпевает большие изменения, и множество сцен опускается, а вместе с ними опускаются и экпрессивность стилистических приемов. Но в фильме это может компенсироваться многочисленными средствами кино. Как это и произошло с киноадаптацией произведения «White Oleander» современной американской писательницы Дженет Фитч.

Литература:

  1. Арнольд, И. В. Стилистика современного английского языка / И. В. Арнольд. М.: Флинта, 2002. — 384 с.
  2. Арутюнян С. М. Экранизация литературных произведений как специфический тип взаимодействия искусств: дис. … канд. филос. Наук: 09.00.04. — М.: РГБ ОД, 2003
  3. Виноградов, В. В. Избранные труды. О языке художественной прозы / В. В. Виноградов; редкол. М. П. Алесеев, Ю. А. Бельчиков, В. Г. Костомаров и др.; отв. ред. Г. В. Степанов, А. П. Чудаков. М.: Наука, 1980. — 360 с.
  4. Гальперин, И. Р. English Stylistics. / И. Р. Гальперин. Либpoком, 2010, 2014. — 336 с.
  5. Игнатов К. Ю. От текста романа к кинотексту: языковые трансформации и авторский стиль: на англоязычном материале: диссертация… кандидата филологических наук: 10.02.04. — Москва, 2007. — 196 с.: ил. РГБ ОД, 61 07–10/1310
  6. Fitch, Janet. White Oleander. Little Brown, Boston, 1999. Soft Cover. Book Condition: Fine. No Jacket. First Edition, 535 pages

Основные термины (генерируются автоматически): литературное произведение, слово были, средство, тюрьма, фильм, эмоционально-экспрессивная информация.

эмоциональный — это… Что такое экспрессивно-эмоциональный?

экспрессивно-эмоциональный
экспрессивно-эмоциональный

прил., кол-во синонимов: 2


Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013.

.

  • экспрессивно-образный
  • экспрессирующийся

Смотреть что такое «экспрессивно-эмоциональный» в других словарях:

  • экспрессивно-эмоциональный — экспрессивно эмоциональный …   Орфографический словарь-справочник

  • экспрессивно-эмоциональный — …   Орфографический словарь русского языка

  • экспрессивно-эмоциональный — экспресси/вно эмоциона/льный …   Слитно. Раздельно. Через дефис.

  • Стилистические ресурсы лексики, или лексическая стилистика — – 1) раздел лингвистической стилистики, ориентированный на описание стилистических ресурсов совр. рус. лит. языка на лексическом уровне языковой структуры (см. работы Л.В. Щербы, Г.О. Винокура, А.Н. Гвоздева, А.М. Ефимова, Д.И. Розенталя, Д.Н.… …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка

  • Славянизмы, или церковнославянизмы, старославянизмы — как стилистические средства русского литературного языка – слова или обороты, заимствованные рус. языком из старославянского или из более позднего церковнославянского языка русской редакции. Основная масса С. вошла в рус. язык с принятием… …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка

  • деминутив — м. Производное имя существительное или прилагательное со значением малости, имеющее добавочный экспрессивно эмоциональный оттенок значения ласкательности, сочувствия, умиления или, наоборот, уничижительности, пренебрежения; уменьшительное имя.… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • Список необычных слов русского языка — В данном списке собраны разнообразные рекордные слова (преимущественно русского языка). Эти слова экстремальны с точки зрения различных критериев, связанных с содержащимися в слове буквами и сочетаниями букв (большое число букв, большое число… …   Википедия

  • Необычные слова русского языка — В данном списке собраны разнообразные рекордные слова (преимущественно русского языка). Эти слова экстремальны с точки зрения различных критериев, связанных с содержащимися в слове буквами и сочетаниями букв (большое число букв, большое число… …   Википедия

  • Правописание сложных прилагательных —      Слитное написание      1. Пишутся слитно сложные имена прилагательные, образованные из сочетаний слов, по своему значению подчиненных одно другому или по способу согласования (железнодорожный, ср. железная дорога), или по способу управления… …   Справочник по правописанию и стилистике

  • эмотивно-экспрессивный — прил., кол во синонимов: 2 • экспрессивно эмоциональный (2) • эмоционально экспрессивный (2) …   Словарь синонимов

Эмоционально-экспрессивная глагольная лексика в художественном дискурсе В. П. Астафьева Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

УДК 81’1:82 Астафьев

ЭМОЦИОНАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНАЯ ГЛАГОЛЬНАЯ ЛЕКСИКА В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ДИСКУРСЕ В. П. АСТАФЬЕВА

Н. И. Шапилова, К. А. Нуреева

Последние десятилетия проблемы экспрессивности лексики стали чрезвычайно актуальными и популярными. Написано большое количество работ, которые прямо или косвенно освещают их в разных аспектах. Как отмечают исследователи, интерес к данной лексике обусловлен его логической подготовленностью в ходе развития лексикологии. Актуальность данной проблемы поддерживается ориентацией современной когнитивной лингвистики на семантику языковых единиц и прежде всего на семантику слова, в том числе и на её прагматический компонент, значимо представленный в экспрессивном лексическом фонде разговорного употребления, который привлёк широкое внимание исследователей тогда, когда уже была относительно неплохо изучена собственно номинативная сфера, как известно, являющаяся ядром словаря. Именно тогда стали разрабатываться и успешно применяться различные методы и приёмы лингвистического анализа, в частности, контекстный анализ, компонентный анализ, психолингвистический эксперимент и др. Это и подготовило почву для выявления экспрессивного фонда лексики разговорного употребления. Этот фонд постепенно, но довольно быстро, становился объектом специального лингвистического анализа. Однако изучение указанной лексики создаёт определённые трудности, в силу того, что в науке нет единой интерпретации термина «экспрессивность». Существуют различные мнения по этому вопросу. Так, Л. А. Сергеева под экспрессивностью предлагает понимать способность передавать определённую степень интенсивности [5]. Е. М. Галкина — Федорук считает, что «экспрессия — это усиление выразительности, изобразительности, увеличение воздействующей силы сказанного» [2; 98-99]. Если сравнивать мнения и других исследователей, то можно сделать вывод, что соотношение экспрессивности и интенсивности определяется через понятие «усиление». Интенсивность определяется как составляющая категории экспрессивности. Большинство исследователей усматривают между экспрессивностью и интенсивностью инклюзивные отношения, т. е. отношение включения [3; 82].

Анализ основной литературы по проблемам экспрессивности позволяет констатировать тот факт, что многие её аспекты не получили пока глубокого освещения. Это относится прежде всего к вопросам семантики экспрессивного слова. Не разработана и чёткая терминология, описывающая данную сферу лексики.

Насколько нам известно, не предпринималась попытка систематизации всего множества экспрессивных лексических единиц. Разумеется, границы всего великого множества экспрессивной лексики весьма относительны: они определяются самим лингвистом в конкретном исследовании в зависимо-

сти от его исходных теоретических позиций. В частности, в вопросе о том, что понимать под экспрессивностью.

Мы же под экспрессивностью слова понимаем его свойство увеличивать изобразительность текста, воздействовать в основном на сферу чувств реципиента речи.

В качестве объекта исследования выступает глагольная лексика, которая относится к признаковой, характеризующей лексике, обозначающей действие, обладающее потенциалом градуирования, следовательно, возможностью экспрессии. Из глагольной лексики более всего возможно градуирование лексики эмоциональной сферы, т. к. области эмоций, движения и параметризации легко поддаются градуированию.

Опираясь на классификацию глагольной лексики, предложенную Л. М. Васильевым [1], мы выделяем подклассы глаголов эмоционального настроения, переживания и отношения.

1. Глаголы эмоционального состояния (настроения) обозначают различные эмоциональные состояния (при которых переживаются те или иные чувства), а также их внешнее проявление (хандрить, киснуть, кукситься, ликовать).

2. Глаголы эмоционального переживания очень близки по своей семантике и по формальным свойствам к предшествующему классу. От глаголов эмоционального состояния они отличаются лишь иным акцентом обозначения, так как в качестве главного аспекта выделяют не эмоциональное состояние, а процесс эмоционального переживания (стерпливать, страдать, убиваться, наслаждаться).

3. Глаголы эмоционального отношения неоднородны по своему характеру. Одни из них выражают преимущественно переживание какого-либо чувства, вызванного отношением к кому-, чему-либо, другие подчёркивают состояние, связанное с таким чувством, третьи указывают на переживаемое кем-либо отношение к кому-, чему-либо и проявление этого отношения в поведении (любить, боготворить, втюриться, ненавидеть).

В качестве объекта анализа нами взята повесть «Зрячий посох» Виктора Петровича Астафьева.

Жизнь Виктора Петровича Астафьева, как известно, была очень сложной, ему многое пришлось пережить в раннем детстве, подростковом возрасте: сиротство, детдом, ФЗО. Потом он пошёл работать, а когда началась война, ушёл добровольцем в армию. Однако жизнь не ожесточила, не сломала его. Астафьев остался человеком неравнодушным ко всему, он переживал за свой народ. На его пути встречалось много и добрых, и мудрых людей, которые могли поддержать.

«Зрячий посох» — книга о критике Александре Николаевиче Макарове, необыкновенном, прямо-

|| Вестник КемГУ

линейном человеке, проявлявшем искреннюю заинтересованность в творчестве начинающего писателя и поддержавшем его.

Цель нашей работы — выявление особенностей использования экспрессивной глагольной лексики в дискурсе В. П. Астафьева.

Глагол содержит самый многочисленный пласт экспрессивов, в структуре которого выделяются эмоциональные экспрессивы, активно используемые в представлении авторской картины мира.

На основе сплошной выборки было выявлено 222 употребления, которые распределились по трём классам. Внутри каждого из классов выделены те-

магические группы глагольных лексем, более тесно связанных в смысловом отношении. В таблице 1 представлены количественные соотношения языковых фактов разных групп.

В таблице 2 представлена классификация отобранного материала по степени экспрессивности: где НЭЛ — нейтрально-экспрессивная лексика; ПЭЛ — положительно-экспрессивная лексика; ППЭЛ — предельно-положительная экспрессивная лексика; ОЭЛ — отрицательно-экспрессивная лексика; ПОЭЛ — предельно-отрицательная экспрессивная лексика.

Таблица 1

Эмоционально — экспрессивные глаголы

глаголы эмоционального состояния (настроения) глаголы эмоционального переживания глаголы эмоционального отношения

тематическая группа к-во языковых фактов тематическая группа к-во языковых фактов темати ческая группа к-во языко- вых фактов

1. Чувство, вызванное сильным впечатлением от чего-либо неожиданного или непонятного 8 1. Вызывать какое-либо чувство 1 1. Не уважать 7

2. «Быть в умилении» 1 2. Предаваться какому-либо чувству 1 2. Чувствовать неприязнь, ненависть 2

3. Взволнованное состояние и связанное с ним чувство неловкости, неудобства, неуверенности в себе 7 3. Доставлять тяжёлые неприятные чувства 9 3. Добрые чувства, основанные на признании чьих-либо достоинств 20

4. Быть в приподнятом душевном состоянии (настроении), испытывая какое-л. бодрящее чувство, удовлетворение чем-л. 5 4. Переживание неприятного чувства от сознания неблаговидности своего поступка 5 4. Вызывать чувство расположения, привязанности, симпатии 2

5. Быть в подавленном состоянии 6 5. Доставлять приятные чувства 5 5. Переживание чувства горечи 2

6. Быть в возбуждённом, неспокойном душевном состоянии 12 6. Переживать недовольство, неудовлетворённость 4 6. Завидовать 3

7. Находиться в печали, огорчении 4 7. Причинять неприятные чувства, требующие душевного напряжения 7 7. Положительное отношение 2

8. Переходить от вялого состояния к бодрому, приподнятому 1 8. Переживание неприятных чувств, требующее душевного напряжения 5 8. Отрицательное отношение 2

9. Быть в состоянии возбуждения, раздражения 27 9. Испытывать приятные чувства 8 9. Испытывать чувство глубокой привязанности, симпатии 2

10. Быть в состоянии страха, обусловленного какой-либо опасностью 22 10. Переходить от удовлетворённости к неудовлетворённости 11 10. Осуждать кого-либо, относиться отрицательно 7

11. Вызывать чувство горечи или недовольства своим отрицательным отношением к нему 10 11. Вызывать влечение к себе (со стороны другого пола) 1

12. Испытывать тяжёлое неприятное чувство 10 12. Предаваться любви 3

Таблица 2

Глаголы эмоционального состояния (настроения) Глаголы эмоционального переживания Глаголы эмоционального отношения

ППЭЛ 0 25 6

ПЭЛ 5 8 6

НЭЛ 30 2 19

ОЭЛ 38 8 23

ПОЭЛ 17 11 24

Анализ языкового материала свидетельствует о преобладании отрицательно-экспрессивной и предельно-отрицательной экспрессивной глагольной лексики (из 222 фактов — 121), т. е. они составляют чуть более половины, примерно около 54 %. Положительная и предельно-положительная лексика представлены 50 языковыми фактами, т. е. примерно 22 %. Количество же нейтральной лексики равно 51 факту или 23 %.

В качестве иллюстрации ко всему вышесказанному приведём наиболее яркие примеры:

Так, в группе со значением «быть в состоянии страха» наблюдаем следующий синонимический ряд: бояться, опасаться, чувствовать приближение чего-то страшного, руки трясутся, поджилки трясутся, трястись. Компоненты ряда легко выстраиваются по степени интенсивности чувства страха, вызываемого различными жизненными обстоятельствами.

В тематической группе «быть в возбуждённом, неспокойном душевном состоянии» актуализирована семантика такого глагола, как волноваться. Он употреблён в контексте: «… многому поучилась у Машеньки: чистить картош-

ку. волноваться…». В действительности же, в

процессе познавательной деятельности человека взаимодействуют рациональный и эмоциональный компоненты. Осваивая реальный мир, человек не остаётся равнодушным к познаваемому миру. И соответственно, совершенствуясь в процессе познания, субъект обогащает и свою эмоциональную сферу.

Блажить — «(прост.) поступать своенравно, дурить» [6].

«Много, хорошо и дружно разговаривалось нам на кухне. Я чувствовал, что мое присутствие как-то освежало обстановку в доме, где часто и, казалось мне в ту пору, беспричинно раздражались люди друг на друга, психовали, вечно чего-то искали, и без конца трещал телефон в прихожей да слонялся из комнаты в комнату агромадный добродушный кобель Карай, который если ложился в прихожей, то от стены до стены, и потому на него всегда наступали, а он блажил дурнома-том на весь дом».

Подохнуть — «умереть (о человеке прост. Пре-небр.)» [6].

«Ворюга, требующий честности от других, -это давнее, но не отжившее приобретение человечества в наши дни, бодро воспрянувший на на-

|| Вестник КемГУ

шей новой ниве. И ему, ворюге, позарез нужны честные люди, отряды честных и порядочных людей, высокая мораль, за которой он мог бы укрыться, как за крашеным забором, иначе, будучи вором среди воров, он с голоду подохнет и воспитывать ему будет некого».

Оболванивать — «(прост.) одурачить, провести» [6].

«Впрочем, может, это и будет тот идеальный человек, к которому стремились и стремятся умы «сильных мира сего», кто давно уже добивается повиновения себе ближнего своего и всячески оболванивает себе подобного видимостью любви, притворным братством, казенной заботой о его благополучии, кормит опилками и поит мутным пойлом так называемой культуры, и так настойчиво и давно кормит и поит, что даже сверхусилия титанов земли ничего почти не сдвинули с места в сознании человека. Вот две цифры в подтверждение».

Остохренеть — «(грубо прост.) то же, что очень сильно надоесть» [6].

«..А на дворе, брат, весна. Кричат грачи, совокупляются воробьи, лают собаки, пробивается трава — все, как тыщу лет тому назад, и ничему нет дела до цензуры, ни до всего того, что страшно остохренело, измучило…».

В работах функциональной ориентации вопросы эмоционально-экспрессивной и эмоциональнооценочной лексики рассматриваются в связи с экспрессией высказывания, являющейся результатом взаимодействия оценки и эмоции. На основе взаимодействия указанных категорий формируется прагматический компонент высказываний, отражающий возрастание эмоциональной напряжённости и усиление воздействия на адресата, что очень важно в процессе взаимодействия автора с реципиентом, с целью привлечения внимания читателя и его погружения в глубинное пространство текста [4; 108].

Экспрессивность как одно из свойств языковой единицы тесно связана с категорией эмоциональной оценки и в целом выражением эмоций. Характерно то, что в работах ряда лингвистов категории экспрессивности и эмоциональности отождествляются. В. И. Шаховский, отмечая различия этих категорий по своим функционально-

семантическим задачам, указывает на их способность выступать в различных комбинациях в системе языка и интегрироваться в условиях контекста [7; 201].

Подводя итоги, можно сделать следующие выводы об особенностях использования глагольной лексики языка писателя:

1) речь Виктора Петровича носит, прежде всего, народный характер. Его глаголы, да и вся речь

вообще, всегда обладают образностью, эмоциональностью, живостью;

2) в речи используется большое количество многозначных глаголов для создания атмосферы непринуждённости, естественности, — это и сближает читателя с автором;

3) приём метафоризации глагольной лексики позволяет перевести глагол из сферы конкретности в сферу эмоциональности, оживляет текст, одухотворяет вещи и факты, делает их активными участниками событий;

4) и самое главное, это простота и доступность

языка Виктора Астафьева. Это язык народа, в среде которого жил писатель, он в достаточной мере носит просторечный, а порой и грубо-

просторечный оттенок. В его произведениях выражается таким образом неравнодушное отношение ко всему происходящему в мире, языком произведений он пытается привлечь внимание читателя, воздействовать на него.

Значимость творчества Виктора Петровича с течением времени возрастает. В его произведениях находят новые пути и формы духовного обновления общества, преобразования России, развития национального самосознания. Его произведения изучаются в высшей и средней школе, переводятся на иностранные языки.

В работах, посвящённых творчеству Виктора Петровича, немало сказано о своеобразии языка писателя. Исследователи отмечают «живость, размах, буйство и удаль языка», «языковое богатство», «интерес к микропоэтике», «удивительную точность и бездонную выразительность слов», «плотность» астафьевского письма, «живость и образность слова», в то же время признают сознательную мировоззренческую медленность этой прозы, «обстоятельность, удвоенную автобиографичностью», раздумчивость.

Таким образом, использование предельно интенсифицированной лексики позволило автору передать напряжённость эпохи, сложность человеческих отношений, выразить непримиримую авторскую позицию по отношению к людям, не способным осознать своего человеческого предназначения, его неравнодушное отношение к жизни во всех её проявлениях и тем самым приобщить читателя к активному осмыслению авторской картины мира [7; 204].

Литература

1. Васильев, Л. М. Семантика русского глагола: учеб. пособие для слушателей факультета повышения квалификации / Л. М. Васильев. — М.: Высш. школа, 1981.

2. Галкина — Федорук, Е. М. Современный русский язык, ч.1. / под ред. проф. Е. М. Галкиной -Федорук. — М.: Изд-во МГУ, 1962.

3. Гридина, Т. А. Народная этимология и экспрессивность слова / Т. А. Гридина // Слово в системных отношениях на разных уровнях языка: сб. науч. тр. — Свердловск, 1985.

4. Маркелова, Т. В. Экспрессия высказывания как результат взаимодействия оценки и эмоции / Т. В. Маркелова // Язык. Система. Личность: материалы докладов и сообщений Международной научной конференции. — Екатеринбург: гос. пед. ун-т, 1998.

5. Сергеева, Л. А. Семантическая категория оценки в её отношении к аксиологическим категориям / Л. А. Сергеева // Исследования по семантике. Семантика языковых единиц разных уровней: межвузовский научн. сб. — Уфа: Башкирск. ун-т, 1988.

6. Толковый тематический словарь русских глаголов: Проспект / под ред. Л. Г. Бабенко. — Екатеринбург: УрГУ, 1992.

7.Шапилова, Н. И. Экспрессивно — предельная лексика в художественной речи В. П. Астафьева. Филологический сборник / Н. И. Шапилова. -Кемерово, 2002.

Эмоциональная экспрессия

   В широком смысле экспрессия — это выражение чего-либо. Данный термин используется как в искусстве (живопись, театр, музыка), так и в психологии. В искусстве экспрессия является художественным приёмом, когда определенные детали намеренно очень выразительны и выпуклы. В психологии всё аналогично. С точки зрения психологии экспрессия — это характеристика личности, которая определяет силу и интенсивность проявления человеком своих эмоций. Иными словами экспрессивность — это то, насколько сильно человек выражает свое эмоциональное состояние при взаимодействии с окружающими людьми.
   В окружении каждого из нас найдется человек, который проявляет все свои эмоции очень бурно (бурно радуется по любому поводу и бурно грустит). Такие люди экспрессивны. А есть и такие, которые всегда спокойны и невозмутимы.  Общеизвестно, что уровень экспрессивности разный у различных народов и наций (так, итальянцы более экспрессивны, нежели эстонцы).
Экспрессивность человека напрямую влияет на его взаимоотношения с окружающими людьми. Может как оттолкнуть их (при экспрессивном выражении злости, негодования и прочих отрицательных эмоций), так и сблизить (например, бурно выражаемая радость от встречи). Кроме того, экспрессия является прекрасным способом снятия эмоционального стресса.  
В зависимости от интенсивности проявления чувств меняется характер взаимодействия людей. То есть важны не только сами эмоции, которые человек проявляет, но и интенсивность их выражения. От интенсивности проявления эмоцией будет зависеть, какую форму примет общение. Например будет ли конфликт или же его участники смогут его погасить на начальном этапе, бурно не выражая свое негодование и недовольство.
   Экспрессия состоит из двух компонентов: эмоциональная (проявление эмоций) и динамическая (экспрессия движений). Динамическая экспрессия — это не только движения рук, поза или походка, но и мимика. Динамическая экспрессия активно изучается наукой с точки зрения взаимосвязи между проявлением эмоций и движениями, которые люди при этом совершают. В разных культурах одни и те же жесты могут нести различную смысловую нагрузку. Ученые отмечают взаимосвязь между экспрессивностью человека и его внешним обликом. Это отражается на выборе одежды, аксессуаров, цвета волос. Чем более экспрессивен человек, тем более ярко и экстравагантно он выглядит. Противоположным экспрессивности является импрессивность. Последняя характеризуется отсутствием яркого выражения человеком своих чувств и эмоций. Такие люди проживают все в себе, они могут показаться со стороны холодными и бесчувственными. Но это не так. Экспрессивность или импрессивность определяют только способ выражения во вне своих чувств и эмоций и не характеризуют интенсивность и продолжительность эмоций.
   Как правило, гармонично развитая личность может проживать эмоции как ярко и бурно, так и уметь их скрывать.

Стилистическая и эмоционально-экспрессивная окраска слов

1. Стилистическая и эмоционально-экспрессивная окраска слов

2. Стилистическая окраска слов

Стилистическая окраска – это элемент значения
слова, ограничивающий его употребление в
определенной сфере
Разновидности стилистической окраски:
разговорная
просторечная
официальная
канцелярская
высокая
книжная
и т.д.
Например: сказать, объявить, провозгласить
сболтнуть, ляпнуть
обман
Сложно, непонятно
овраг
Как сделать свою речь
разнообразной и богатой
Гайд
от
Рамиса
Лексическое разнообразие языка
О богатстве языка судят по:
его словарному запасу
имеющимся выразительным возможностям
Во всех словарях русского языка советской эпохи, изданных
на протяжении 70 лет, в общей сложности приводятся около 125
тысяч слов.
Для сравнения: в Словаре В. Даля — 200 тыс. слов.
В современном английском — примерно 750 тысяч слов: в
третьем издании Вебстеровского (1961) — 450 тыс., в полном
Оксфордском (1992) — 500 тыс., причем более половины слов в
этих словарях не совпадают. В современном немецком языке, по
разным подсчетам, от 185 до 300 тысяч слов.

8. Многозначные слова

Многозначность слова (полисемия) – это
способность слова употребляться в разных
значениях
Около 80 % русских слов многозначны
Слово может иметь основное и производное значение
Назовите основное и производные значения
прилагательного «тихий»

9. Игра слов

Использование значений слов для создания
парадоксальных и неожиданных выражений
Каламбур – обыгрывание значения слова
Заголовки из газет: «Ветераны тряхнули
струной», «Политическая мясокомбинация»
Радио будит мысль даже в те часы, когда очень
хочется спать
Дети – цветы жизни, не давайте им, однако,
распускаться.
Зато атмосфера невиданной теплоты (было уже
под +30°С) царила в рядах официальных
делегаций.
• Окказионализм- индивидуальноавторский неологизм, созданный поэтом или
писателем согласно существующим в
языке словообразовательным моделям и
использующийся исключительно в условиях
данного контекста, как лексическое средство
художественной выразительности или языковой
игры. Окказионализмы обычно не получают
широкого распространения и не входят в
словарный состав языка
• Неологи́зм (др.-греч. νέος — новый + λόγος —
слово) — слово, значение слова или
словосочетание, недавно появившееся в языке

11. Паронимы

Паронимы – однокоренные слова, близкие по
звучанию, но не совпадающие в значениях
Например: одеть – надеть, подпись – роспись,
командированный — командировочный
Характерная лексическая ошибка: смешение слов
паронимов
Причина: неразличение значений слов
Это выдающий политический деятель

12. Фигуры и тропы

Троп – это оборот речи, в котором слово или
выражение употреблено в переносном
значении.
Тропы строятся на сопоставлении двух
понятий, близких в определенных
отношениях

13. Тропы

Эпитет – слово, определяющее предмет или действие, и
подчеркивающее в них какое-либо характерно свойство, качество
Например: Печальный рев, гордо реет, мороз-воевода
Сравнение – сопоставление двух явлений с тем, чтобы пояснить одно из
них при помощи другого.
Например: Корабль боролся будто живое существо. Снежная пыль
столбом стоит в воздухе
Метафора – слово или выражение, которое употребляется в
переносном значении на основе сходства в каком-либо отношении
двух предметов или явлений.
например: Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким.

14. Тропы

Метонимия – слово или выражение, которое употребляется в переносном
значении на основе внешней или внутренней связи между двумя
предметами или явлениями.
Например: Я три тарелки съел.
Синекдоха – разновидность метонимии, основанная на перенесении
значения с одного явления на другое по признаку количественного
отношения между ними.
Например: Пуще всего береги копейку. Все спит – и человек, и зверь, и
птица.
Аллегория – иносказательное изображение отвлеченного понятия при
помощи конкретного жизненного образа. Например, хитрость
показывается в образе лисы, жадность в обличии волка, коварство – в
виде змеи и т.д.

15. Стилистические фигуры

Анафора и эпифора – повторение отдельных слов или оборотом в начале или
конце отрывков, из которых состоит высказывание.
Клянусь я первым днем творенья,
Клянусь его последним днем,
Клянусь позором преступленья
И вечной правды торжеством
Параллелизм– одинаково синтаксическое построение соседних предложений
или отрезков речи. Молодым у нас дорога, старикам везде у нас почет
Антитеза и оксюморон – оборот, в котором для усиления выразительности речи
резко противопоставляются противоположные понятия.
Где стол был яств, там гроб стоит
Умолчание — намеренный обрыв высказывания, придающий эмоциональность,
взволнованность речи и предполагающий, что читатель сам догадается, что
именно осталось невысказанным.

16. Стилистические фигуры

Инверсия – расположение членов предложения в особом порядке,
нарушающем обычный порядок, с целью усилить выразительность
речи. Например: Обеды он задавал отличные. Душа к высокому
тянется.
Риторический вопрос – фигура, состоящая в том, что вопрос
ставится не с целью получить ответ, а чтобы привлечь внимание
читателя. Например: Знаете ли вы украинскую ночь?
Парцелляция — синтаксическое выделение отдельных частей или слов
фразы (чаще всего однородных членов) в качестве самостоятельных
предложений с целью усиления их смысловой весомости и эмоциональной нагрузки в тексте.
Например: «И пляшет тень его в окне // Вдоль насыпи. В ночи осенней. // Там. За Араксом. В той стране» (П. Антокольский).
Градация – стилистическая фигура, состоящая в таком расположении слов, при котором каждое последующее содержит усиливающееся значение производимого ими впечатления.
Например: Осенью ковыльные степи совершенно изменяются и
получают свой особенный, самобытный, ни с чем не сходный вид.

17. Эмоционально-экспрессивная окраска слов

Эмоционально-экспрессивная окраска – это элемент значения слова.
Содержащий определенные эмоции или придающий слову
дополнительную экспрессивность
Например: белый, белокурый, белобрысый, беленький, лилейный.
Плакать, рыдать, реветь
Разновидности эмоционально-экспрессивной окраски:
торжественная
поэтическая
пренебрежительная
ироническая, шутливая
презрительная
вульгарная
бранная
фамильярная
и т.д.
Экспрессия (лат. expressio — выражение) — выразительность, сила
проявления чувств, переживаний.

19. Эмоциональная оценка слова

• Многие слова не только определяют понятия,
но и выражают отношение к ним говорящего.
• Например, восхищаясь красотой белого цветка,
можно назвать его белоснежным, белехоньким,
лилейным.
• Эти слова эмоционально окрашены:
положительная оценка отличает их от
нейтрального определения белый.
• Эмоциональная окраска слова может
выражать и отрицательную оценку
называемого понятая: белобрысый, белесый.
Поэтому эмоциональную лексику называют
еще оценочной (эмоционально-оценочной).
• Слова, эмоционально окрашенные,
классифицируют на:
• 1) лексику, выражающую положительную
оценку называемых понятий, и
• 2) лексику, выражающую отрицательную
оценку называемых понятий.
• В первую группу войдут слова высокие,
ласкательные, отчасти — шутливые; во вторую иронические, неодобрительные, бранные,
презрительные, вульгарные
• Например, вместо слова хороший, приходя
в восторг от чего-либо, мы говорим
прекрасный, замечательный,
восхитительный, чудесный; можно сказать
не люблю, но нетрудно найти и более
сильные, колоритные слова ненавижу,
презираю, питаю отвращение.
• На эмоционально-экспрессивную окраску
слова влияет его значение.
• Так, резко отрицательную оценку получили
у нас такие слова, как фашизм, репрессии.
• Положительная оценка закрепилась за
словами прогрессивный, миролюбивый,
антивоенный.

24. В составе эмоциональной лексики можно выделить три группы.

2. Слова с суффиксами субъективной оценки,
передающие различные оттенки чувств:
сыночек, дочурка, бабуля, солнышко,
аккуратненько, близехонько положительные эмоции; бородища, детина,
казенщина — отрицательные.

25. В составе эмоциональной лексики можно выделить три группы.

3. Слова, содержащие оценку фактов, явлений,
признаков, дающие однозначную характеристику
людей:
воодушевить, восхитительный, дерзание,
непревзойденный, первопроходец, предначертать,
провозвестник, самопожертвование,
безответственный, брюзга, двурушник,
делячество, допотопный, напакостить, опорочить,
очковтирательство, подхалим, пустозвон,
разгильдяй.
Такие слова, как правило, однозначны

26. Упражнения

• 1.Составьте предложения со словами
• мостики мосток, реченька и речонка;
выделите суффикс в этих словах, попытайтесь
объяснить разницу в значениях слов.
• 2. Выделите суффиксы в словах; проследите,
как меняется лексическое значение слова в
зависимости от добавочных оттенков
значений суффиксов
• Река-речка-речушка-реченька-речонка.

ЭМОЦИОНАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ В ТАТАРСКОМ И ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКАХ КАК РЕЗУЛЬТАТ КОМПРЕССИИ СИНТАКСИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ (ЭМОЦИИ И ИХ ПРИРОДА)

1 Валеева А.Ф. 1 Гизатуллина А.К. 1

1 ГОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет

Авторы ставят задачей рассмотреть особенности реализации экспрессивного синтаксиса в татарском и французском языках, который в отличие от нормативного синтаксиса имеет свои структурно-семантические характеристики. Приводятся данные психолингвистических исследований относительно природы эмоций, их роли, места в общей системе языковой деятельности и влияния на коммуникативный процесс. Коммуникативная ситуация, явления окружающей действительности, собеседник, его характер, умственные способности и т.д. получают с его стороны определенную (положительную или отрицательную) эмоциональную оценку и декодируют характер имплицитно выраженной эмоции в этих предложениях. Эмоционально-экспрессивные односоставные предложения в татарском и французском языках являются специализированными синтаксическими средствами и служат для реализации категории эмоциональной экспрессии. Сопоставление эмоционально-экспрессивных односоставных предложений в татарском и французском языках выявило сходство с точки зрения их семантического потенциала.

экспрессивный синтаксис

односоставные предложения

эмоции

эмоциональная оценка

синтаксическая структура

1. Гридин В.Н. Семантика эмоционально-экспрессивных средств языка // Психолингвистические проблемы семантики. – М.: Наука, 1983. – 285 с.

2. Ибраhимов Г. Безнең көннәр: Роман // Сайланма әсәрләр: 3 т. – III т. – Казан: Тат. кит. нәшр., 1956. – 611 б.

3. Малинович Ю.М. Экспрессия и смысл предложения / Проблемы эмоционально-экспрессивного синтаксиса. – Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 1989. – 214 с.

4. Мингазова Р.Р. Функционирование растительной метафоры во французском художественном дискурсе // Актуальные проблемы романских языков и современные методики их преподавания: Материалы Международной научно-практической конференции (24–25 октября 2013 года) / под ред. В.Н. Васильевой. – Казань: Отечество, 2013. – 236 с.

5. Минский Г. Повестьлар hәм хикәяләр. – Казан: Тат. кит. нәшр., 1986. – 424 б.

6. Носенко Э.Л. Особенности речи в состоянии эмоциональной напряженности. – Днепропетровск, 1975. – 123 с.

7. Общая психология / под ред. А.В. Петровского. – М.: Просвещение, 1986. – 464 с.

8. Палятинская С.В. Номинальные предложения в современном французском языке: автореф. дис. … канд. филол. наук. – Киев: Киевский ун-т, 1956. – 15 с.

9. Психологический словарь. – М.: Педагогика-пресс, 1997. – 439 с.

10. Садыкова А.Г. Система словосложения в германских и тюркских языках (синтезо-аналитико-генеративный подход) // Сопоставительное изучение языков: когнитивно-дикурсивное исследование / под ред. А.Г. Садыковой. – Казань: Казан. Ун-т, 2011. – 529 с.

11. Философский энциклопедический словарь. – М.: Сов. энциклопедия, 1983. – 840 с.

12. Bosquet A. Une mère russe. – Paris: Bernard Grosset, 1978. – 348 p.

13. Cocteau J. La machine à écrire. – Paris: Pygmalion, 1995. – 249 p.

14. Sechehaye A. Essai sur la structure logique de la phrase. – Paris: Librairie ancienne Edouard Champion, 1950. – 237 p.

Подход к вербальному выражению эмоций позволяет по-новому взглянуть на структурные и семантические характеристики языковых единиц в их эмоционально-экспрессивной функции. Такой подход требует, на наш взгляд, предварительного определения роли и места эмоций в общей системе языковой деятельности.

Эмоции имеют длительную историю филогенетического развития, в результате они выполняют целый ряд специфических функций, в том числе и коммуникативную. Осознание всеобъемлющего и всепроникающего характера эмоций в поведении человека проявляется в том, что эмоциональная сфера жизнедеятельности человека превратилась в объект активного исследования ряда наук: психологии, философии, биологии, физиологии, лингвистики и т.д. Без осмысления результатов исследований смежных наук невозможно получить адекватной картины исследуемой проблемы.

В современной психологии и философии эмоции рассматриваются в тесной связи с мышлением, при этом единодушно отмечается, что эмоции человека, являясь реакцией на окружающий мир, непосредственно связаны с оценочной деятельностью сознания [9; 11]. Эмоции – это «психическое отражение в форме непосредственного пристрастного переживания жизненного смысла явлений и ситуаций, обусловленного отношением их объективных свойств к потребностям субъекта» [7, с. 407].

По наблюдениям ученых, существует более 500 слов, обозначающих эмоциональные состояния, которые сводятся в 22 гнезда терминов [1; 4; 10]. Этот список может быть сокращен, на наш взгляд, до десяти наименований эмоций: восхищение, радость, одобрение, удивление, неодобрение, сожаление, ирония, возмущение, презрение, страх.

Влияние эмоций на язык действительно очень велико. Сила эмоций, как отмечает С.В. Палятинская, оказывает двоякое влияние на язык [8]. С одной стороны, она, по мнению лингвиста, сегментирует предложение на мелкие части, принуждая говорящего произносить их с особой силой, с другой стороны, сокращает предложения одно за другим, оставляя их в бессоюзных связях.

Французский ученый А. Сеше также различает два вида воздействия эмоций на речь [14]. Первое заключается в том, что высказывания – под влиянием эмоций – становятся короткими, возникает рубленый синтаксис. Логико-семантические отношения между высказываниями в подобных предложениях не эксплицируются, а подразумеваются. Другое воздействие проявляется в том, по мнению ученого, что даже в самом коротком высказывании позиция всех элементов точно отвечает спонтанному появлению мыслей.

Интересны для нас наблюдения и психолингвистов, которые отмечают «увеличение количества пауз в устном высказывании; появление большого количества незавершенных предложений, семантически нерелевантных повторений отдельных фраз, слов, слогов; увеличение количества переспросов; появление резких колебаний уровня громкости речи, глубоких вздохов и т.д.» [6, с. 52].

Полагаем, что конструкция с эмоционально-экспрессивным значением, отобранная для решения коммуникативной задачи, должна иметь свои структурные особенности в сопоставляемых языках. Ю.М. Малинович в своем труде «Экспрессия и смысл предложения» исследует особенности реализации эмоциональной экспрессии на синтаксическом уровне немецкого языка: номинативные предложения, квазипридаточные предложения; повторы и порядок слов как признак экспрессивности [3]. Считаем данную классификацию эмоционально-экспрессивных предложений весьма удачной.

В настоящей работе проводится анализ предложений, основанных на механизме компрессии синтаксической структуры, а именно эмоционально-экспрессивные односоставные предложения в татарском и французском языках, которые по своей природе наиболее приспособлены выражать эмоциональное состояние говорящего. Их преимущество – удобство произношения, экономичность, минимальная затрата языковых средств при условии полного понимания со стороны слушающего, коммуникативная краткость – по достоинству оцениваются носителями языков. Иными словами, действие универсального закона экономии времени находит свое проявление и в естественном языке, где языковые единицы заменяются меньшими по объему, более свернутыми, сжатыми единицами. Это ускоряет и облегчает процесс коммуникации.

Эмоционально-экспрессивные односоставные предложения различаются между собой в зависимости от того, на кого или на что направлено эмоциональное переживание человека. Иными словами, соотнесенность эмоционально-экспрессивных предложений с предметами, фрагментами реальной действительности самая разнообразная.

1. В коммуникативной ситуации выраженная эмоция может быть направлена на самого себя. Оценивая себя и свои поступки, человек при этом может испытывать самые разнообразные эмоции. Рассмотрим предложения, которые содержат эмоциональную оценку самого говорящего:

Страх: Ходаем, харап булдым! Иманымны да оныттым, имансыз үтәм… [2];

Возмущение : Me sentir seul et habité ? Habité par mon père ? Mais quelle horreur! [12].

В этих предложениях эмоциональная оценка предстает не только как средство психической разрядки, но и как средство саморегуляции говорящего. Для самооценки в татарском языке, как мы видим, используются глагольные предложения с аффиксами первого лица.

Во французском языке также прибегают к использованию глагольных эмоционально-экспрессивных предложений для оценки поступков, действий, состояний самого говорящего. Однако в отличие от татарского языка, где используются спрягаемо-глагольные предложения, для французского языка характерны инфинитивные предложения. Именно контекст и коммуникативная ситуация указывают на то, что эмоция направлена на самого говорящего.

2. Было бы неверным утверждать, что эмоция может быть направлена лишь на самого говорящего. Эмоциональной оценке может быть подвержен и собеседник. При этом оцениваются не только его внешние данные, характер, поступки, но и умственные способности и т.д. Рассмотрим следующие предложения, в которых выражается «сожаление» – достаточно часто встречающаяся эмоция:

Бичара карт, бичара ата! Җитмеш ел туктаусыз эшләде. Җитмеш еллык авыр хезмәт соңында көче бетеп, урамга ташланды [2];

Pauvre enfant ! Cette fausse crise était aussi atroce qu’une vraie. Il ne faut pas être trop sévère… [13].

О том, что в этих предложениях выражается «сожаление», свидетельствуют: субстантивированное прилагательное – мескен – главный член субстантивного нераспространенного предложения, где усилительную функцию выполняет аффикс первого лица; прилагательные – бичара, pauvre, которые выполняют функцию определения, и являются обязательными структурными элементами вышеуказанных предложений, т.к. несут в себе основную смысловую нагрузку предложения.

2.1. Как было уже сказано, эмоциональной оценке может быть подвержена сама внешность, физические данные собеседника. Рассмотрим следующие предложения и определим, какими языковыми средствами в сравниваемых языках передаются то или иное отношение говорящего к собеседнику:

Восхищение: Нинди чибәр, – дип әйтеп куйды кайсысыдыр [2];

Восхищение : – Ve ! Quelle belle fille ! Dans tout Paris on n’en trouverait pas la pareille ! [13].

Эмоционально-экспрессивные предложения татарского и французского языков служат для эмоционально-оценочной характеристики собеседника. Наличие оценочных слов в их составе является обязательным условием. Это предложение не является контекстуально зависимым.

2.2. Достаточно часто предметом эмоциональной оценки могут служить умственные способности собеседника. Например:

Одобрение: – Менә! Yзең дә беләсең икән бит! Молодец, йомры баш! [13];

Негодование : – Folle ! Vieille folle ! Tu n’es qu’une misérable folle ! Une furieuse ! [12].

Помимо эмоциональной интонации содержание этих предложений формируется за счет эмоционально-оценочных существительных и субстантивных прилагательных. Для того чтобы определить, какую эмоцию выражают эти, а также и последующие субстантивные предложения, не нужна опора на контекст.

2.3. Как было сказано выше, эмоционально оцениваться может и характер собеседника. При этом эмоционально-оценочная информация может быть использована в целях нанесения собеседнику «нравственной пощечены» или психологической травмы, что может повлиять на поведение адресата:

Восхищение: Чын кеше! Әнә сугышка ничек бара! Туйга барамыни [5];

Удивление : Lalla se met à rire : – Quels menteurs ! [13].

Возможно, эмоционально-оценочная информация используется говорящим в целях изменить или повлиять на характер собеседника. Для этого используются предложения с эмоционально-оценочными существительными, прилагательными. Именно отсутствие второстепенного выделяет эти предложения и делает их эмоционально яркими.

2.4. Эмоция может быть направлена не только на собеседника, но и на его поступки, действия. Обратимся к следующим примерам:

Ирония: – Хәйдәров, күрче бу кәмитне! Колхоз печәнен урлаучы клоун! Бур! Карак! [5];

Возмущение : Quelles cochonneries ! Marmonnait Rosa Marcelina […] [12].

Кроме субстантивных предложений, выражать эмоциональную оценку поступков и действий человека способны и глагольные предложения в сравниваемых языках:

Возмущение: Җамалый агай бердән кабынды: – Тапкансыз сөйләшер кеше! Хөрәсән ялкавы бит ул! [5];

Неодобрение : – Te lever chaque matin avant l’aube et détruire ta santé ! [13].

Для выражения своего отношения к поступкам человека как в татарском, так и во французском языках используются разнообразные с точки зрения структуры предложения. Среди них можно назвать односоставные предложения, главный член которых выражен существительным, а также личной формой глагола. Интенсифицирующую роль в перечисленных предложениях выполняют восклицательные слова.

3. Эмоционально-экспрессивные односоставные предложения в сравниваемых языках часто содержат оценку третьего лица. Например:

Восхищение: Оhо, ничек матур елмаеп тора! [5];

Неодобрение : Comme elle est. Impossible [13].

Итак, эмоционально-оценочные слова и эмоциональные конструкции, в составе которых эти слова функционируют, обладают большой экспрессивной силой, а также ярко характеризуют действия, поведение человека. Междометия, экскламаторы интенсифицируют эмоциональное содержание приведенных предложений.

4. Явления окружающей действительности, предметы, ситуации также могут отражаться и оцениваться в предложениях. Соотнесенность с явлениями окружающей действительности, а также выражаемые эмоции у нижеприведенных предложений весьма различны.

Восхищение: Их, дөнья, матур дөнья, сагышлы, фаҗигале дөнья! [5].

Восхищение : – Être vulgaire. Être vulgaire, quelle beauté ! Quelle satisfaction ! [12].

Таким образом, сопоставление эмоционально-экспрессивных односоставных предложений в татарском и французском языках выявило сходство с точки зрения их семантического потенциала. Эмоции человека ситуативны и причинно обусловлены. В разговоре двух собеседников субъективное находит свое отражение особенно заметно. Декодировать характер имплицитно выраженной эмоции в этих предложениях способны контекст, коммуникативная ситуация, интонация, а также их лексическое наполнение.

Коммуникативная ситуация, явления окружающей действительности, собеседник, его характер, умственные способности и т.д. получают с его стороны определенную (положительную или отрицательную) эмоциональную оценку.

Рецензенты:

Рамазанова Д.Б., д.ф.н., профессор, главный научный сотрудник отдела лексикологии и диалектологии, Институт языка, литературы и искусства имени Г. Ибрагимова, заслуженный работник культуры РТ, заслуженный деятель науки РТ, г. Казань;

Садыкова А.Г., д.ф.н., профессор, зав. кафедрой контрастивной лингвистики и лингводидактики Института филологии и межкультурной коммуникации, Казанский (Приволжский) федеральный университет, заслуженный деятель науки РТ, почетный работник высшего профессионального образования РФ, г. Казань.

Работа поступила в редакцию 09.12.2013.


Библиографическая ссылка

Валеева А.Ф., Гизатуллина А.К. ЭМОЦИОНАЛЬНО-ЭКСПРЕССИВНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ В ТАТАРСКОМ И ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКАХ КАК РЕЗУЛЬТАТ КОМПРЕССИИ СИНТАКСИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ (ЭМОЦИИ И ИХ ПРИРОДА) // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 11-4. – С. 815-818;
URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=33210 (дата обращения: 13.08.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»

(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

эмоциональных выражений: насколько вы открыты в выражении своих чувств?

Self-Expression — еще один составной элемент EQ-i. Вы можете рассматривать это как оборотную сторону Самовосприятия, и речь идет о том, как мы решаем выразить внешнему миру то, что происходит внутри нас. Самовыражение включает в себя три способности: эмоциональное выражение, независимость и уверенность в себе. Этот пост посвящен эмоциональному выражению, а дальше я расскажу о независимости и самоутверждении.

Что такое эмоциональное выражение?

Насколько комфортно вам выражать свои чувства? Соответствует ли ваше вербальное общение эмоциональным сообщениям, которые вы отправляете другим? Соответствует ли это вашему языку тела?

«Эмоциональное выражение» говорит о том, насколько комфортно и умело вы выражаете свои чувства и мысли, при этом адаптируясь к ситуации и людям, с которыми вы имеете дело.Он включает ваш вербальный язык, а также невербальный язык, который включает выражения лица, тон голоса и язык тела. В нашем взаимодействии с другими людьми мы постоянно отправляем сообщения на эмоциональном уровне, которые другие воспринимают как сознательно, так и бессознательно. В нашем мозгу есть зеркальные нейроны, которые с первого взгляда читают и интерпретируют этот невербальный язык. Невербальное общение может составлять до 93% всего общения в типичном разговоре.

Чем не является

«Эмоциональное выражение» — это не о том, чтобы много говорить или создавать драму, и не о том, чтобы завалить других своими эмоциональными историями.

Если есть

Если у вас хороший уровень эмоционального выражения, вы легко выражаете свои чувства, и другим будет легко вас читать. Вы соответствуете эмоциональным посланиям, которые отправляете другим, и хорошо понимаете, как вы относитесь к другим.

Если нет

Если ваш уровень эмоционального выражения находится на низком уровне, вам может не понравиться или вам может быть неудобно делиться своими чувствами. Другие могут быть не в состоянии прочитать вас и из-за этого могут неверно истолковать ваше поведение.

Попробуй!

Одним из важных аспектов эмоционального выражения является повышение осведомленности о том, как вы относитесь к другим.

Вот упражнение, которое вы можете выполнить, чтобы помочь вам развить это осознание.

В течение недели и в конце каждого дня думайте о взаимодействии, которое у вас было с кем-то еще, и которое либо пошло не так, как вы хотели, либо прошло лучше, чем вы ожидали. Сосредоточьтесь на том, что вы говорили, на словах, которые вы использовали, а также на тоне вашего голоса, громкости и темпе вашей речи.Затем подумайте о своем языке тела, позе и выражении лица.

Поразмыслив над всеми этими аспектами, что, по вашему мнению, в том, как вы выражаете себя, повлияло на то, как прошло взаимодействие?

Какие изменения в вашем эмоциональном выражении помогут вам создать больше взаимодействий, которые вы желаете?

Следите за нами и ставьте лайки:

Эмоциональная выразительность в повседневной жизни

чел. Авторская рукопись; доступно в PMC 2016 22 марта.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC4803035

NIHMSID: NIHMS460010

Крис Дж. Бургин

a Департамент психологии, Университет Северной Каролины в Гринсборо, Гринсборо, штат Северная Каролина, 27 США

Лесли Х. Браун

b Медицинский центр Университета Питтсбурга, Западный психиатрический институт и клиника, 3811 O’Hara Street, Pittsburgh, PA 15213, США

Amethyst Royal

a Департамент психологии , Университет Северной Каролины в Гринсборо, Гринсборо, Северная Каролина 27402-6170, США

Пол Дж.Сильвия

a Департамент психологии Университета Северной Каролины в Гринсборо, Гринсборо, Северная Каролина 27402-6170, США

Нойс Баррантес-Видал

a Департамент психологии Университета Северной Каролины в Гринсборо, Гринсборо, NC 27402-6170, США

c Автономный университет Барселоны, Беллатерра (Барселона), Испания

d Sant Pere Claver — Fundació Sanitària, Барселона, Испания

e CIBERSAM, Министерство здравоохранения Испании, Instituto de Salud Carlos III, Барселона, Испания

Thomas R.Квапил

a Департамент психологии Университета Северной Каролины в Гринсборо, Гринсборо, Северная Каролина 27402-6170, США

a Департамент психологии Университета Северной Каролины в Гринсборо, Гринсборо, Северная Каролина 27402-6170, США Штаты

b Медицинский центр Питтсбургского университета, Западный психиатрический институт и клиника, 3811 О’Хара-стрит, Питтсбург, Пенсильвания 15213, США

c Автономный университет Барселоны, Беллатерра (Барселона), Испания

d Sant Pere Claver — Fundació Sanitària, Барселона, Испания

e CIBERSAM, Министерство здравоохранения Испании, Instituto de Salud Carlos III, Барселона, Испания

Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Pers Individual DifSee другие статьи в ЧВК, цитирующих опубликованную статью.

Abstract

В ходе выборочного исследования опыта оценивалась связь между психологическим функционированием в повседневной жизни и эмоциональной выразительностью, измеренной по шкале эмоциональной выразительности (EES). Четыреста двадцать девять участников носили с собой персональных цифровых помощников, которые 8 раз в день давали им сигналы заполнить анкеты, оценивающие аффекты, действия и социальные контакты. Как и предполагалось, участники с высокой эмоциональной выразительностью с большей вероятностью будут иметь повышенный положительный аффект, но не отрицательный.Эти участники также с меньшей вероятностью были одни и с большей вероятностью продемонстрировали лучшее социальное функционирование в компании других. Межуровневые взаимодействия показали, что эмоциональная выразительность смягчает ассоциацию социального контекста и функционирования в данный момент. Полученные данные подтверждают достоверность EES как меры эмоциональной выразительности и демонстрируют полезность выборки опыта для описания личностных черт в повседневной жизни.

Ключевые слова: Эмоциональная выразительность, выборка опыта, положительный аффект, отрицательный аффект

1.Введение

Выражение эмоций является неотъемлемой частью адаптивного функционирования человека (Dobbs, Sloan, & Karpinski, 2007), а дисфункция эмоционального выражения — основная черта многих форм психопатологии (например, Kring, 2008). Выражение эмоций было связано с положительным физическим и психическим здоровьем у населения в целом (Sloan & Marx, 2004) и в определенных группах, таких как пациенты с раком груди (Stanton et al., 2000) и пожилые люди (Shaw et al., 2003). . Эмоциональная выразительность положительно связана с такими личностными чертами, как экстраверсия (Riggio & Riggio, 2002), открытость опыту и уступчивость (Leising, Müller, & Hahn, 2007).Люди с более высоким уровнем эмоциональной выразительности получают большее удовольствие от социальных взаимодействий (Kring, Smith, & Neale, 1994). И наоборот, более низкие уровни эмоциональной выразительности были связаны с социальной ангедонией (Leung, Couture, Blanchard, Lin, & Llerena, 2010), депрессией (Sloan, Strauss, & Wisner, 2001), шизофренией (Earnst & Kring, 1999) и другие психологические нарушения (Watson, Pettingale, & Greer, 1984).

Существует несколько моделей диспозиционной эмоциональной выразительности (напр.г., Gross & John, 1995). Например, старые модели эмоциональной выразительности фокусировались на том, в какой степени люди самостоятельно контролировали свое представление выразительного и невербального поведения (Snyder, 1974). Другие были специально сосредоточены на поведенческих изменениях (например, выражении лица), которые сопровождают переживание эмоций (Gross & John, 1995). В настоящем исследовании используется конструкция, предложенная Kring et al. (1994), который определяет эмоциональную выразительность как степень, в которой человек внешне проявляет эмоции независимо от валентности или канала.Они характеризуют эмоциональную выразительность как устойчивую индивидуальную отличительную черту. Чтобы оценить эту конструкцию, Кринг и его коллеги (1994) разработали шкалу эмоциональной выразительности самоотчета (EES). Мы выбрали эту формулировку эмоциональной выразительности и соответствующую ей меру, потому что она применима к ряду нормального и патологического функционирования. Например, патологическая эмоциональная невыразительность связана со сглаженным аффектом, наблюдаемым при расстройствах шизофренического спектра, тогда как чрезмерное эмоциональное выражение является частью пограничных и истерических расстройств личности (например,г., Кроуфорд и Коэн, 2007; Фриман, Фриман и Розенфилд, 2005 г .; Herpertz et al., 2001). Построение Кринга и др. Было тщательно реализовано, и их мера продемонстрировала конвергентную и дискриминантную валидность, основанную как на самоотчетах, так и на других отчетах, а также на наблюдательных методах оценки.

В соответствии с их концепцией конструкции как одномерной и стабильной, Kring et al. (1994) показали, что EES продемонстрировал хорошую внутреннюю согласованность (альфа Кронбаха.90–0,93) и хорошую надежность при краткосрочном испытании-повторном испытании. Значения коэффициента альфа были воспроизведены Barr, Kahn, Schneider (2008) и Dobbs et al. (2007). Кроме того, исследования подтвердили однофакторную структуру этой шкалы (Dobbs et al., 2007). Barr et al. (2008) сообщили, что EES сильно коррелирует с другими показателями эмоциональной выразительности, такими как опросник экспрессивности Беркли (Gross & John, 1995) и опросник эмоциональной экспрессивности (King & Emmons, 1990).

Хотя Кринг и его коллеги (1994) указали, что EES было связано с эмоциональностью, они сообщили, что EES не было связано с основанными на чертах мерами положительного или отрицательного аффекта. Однако они обнаружили, что EES в значительной степени связано с интенсивностью аффекта. В частности, чем более выразительно люди сообщают о себе, тем больше у них шансов сообщить, что они сильнее переживают эти эмоции. Кроме того, их результаты показали, что более высокий уровень эмоциональной выразительности предсказывает чувство удовлетворения жизнью, измеряемое шкалой удовлетворенности жизнью (Diener, Emmons, Larsen, & Griffin, 1985), которая измеряет глобальное удовлетворение, компонент субъективного благополучия.Кринг и его коллеги объясняют, что эти отношения могут отражать небольшое, но значительное совпадение между эмоциональной выразительностью и удовлетворенностью жизнью, составляющей субъективного благополучия. Исследования с использованием EES еще предстоит изучить его взаимосвязь с уровнями государственного аффекта. Учитывая эти результаты, мы ожидали, что эмоциональная выразительность будет предсказывать уровни положительного аффекта с точки зрения предметов, относящихся к субъективному благополучию повседневной жизни (например, удовлетворение, счастье), но не предметов, относящихся к отрицательным аффектам (например,г., грусть, одиночество).

В соответствии с выводами о том, что более высокие уровни эмоциональной выразительности связаны с повышенными уровнями экстраверсии и пониженными уровнями социальной ангедонии, мы предположили, что повышенные уровни эмоциональной выразительности также будут связаны с более высокими уровнями ежедневных социальных контактов и предпочтением с остальными. Это предсказание согласуется с выводами Кринга и его коллег (1994), которые предположили, что прилагательные, используемые для описания экстраверсии, концептуально связаны с выражением (например,г., открытый, исходящий). Кроме того, они обнаружили, что выразительность коррелирует с внезапностью, мерой экстраверсии. Эти результаты показывают, что люди с высокой эмоциональной выразительностью также обычно общительны и общительны. Кроме того, более высокий уровень эмоциональной выразительности также будет связан с увеличением положительного социального опыта в общении с другими и большим удовольствием от текущих занятий.

Наконец, учитывая взаимосвязь между эмоциональной выразительностью с экстраверсией и социальной ангедонией, мы исследовали, как уровни эмоциональной выразительности влияют на уровни положительного и отрицательного аффекта, когда участники были с другими или одни.Мы предсказали, что люди с более высоким уровнем эмоциональной выразительности будут сообщать о более низких уровнях положительного аффекта и более высоком уровне отрицательного аффекта, когда они одни. Мы также исследовали, как эмоциональная выразительность влияет на взаимосвязь между уровнями симпатии к людям, с которыми они взаимодействуют, и их чувствами по отношению к взаимодействию с ними. Опять же, учитывая взаимосвязь эмоциональной выразительности с экстраверсией и социальной ангедонией, мы предсказали, что люди с более высоким уровнем эмоциональной выразительности будут ценить свое взаимодействие с другими тем больше, чем больше им нравятся эти люди.

Несмотря на большой объем литературы на сегодняшний день, до сих пор ни одно исследование не изучало мгновенное переживание эмоциональной выразительности в повседневной жизни. В текущем исследовании использовалась методология выборки опыта (ESM) для оценки эмоциональной выразительности в повседневной жизни. ESM — это метод самооценки в течение дня, при котором участникам через случайные промежутки времени предлагается заполнить анкеты. В частности, ESM неоднократно оценивает участников в их повседневной среде (повышая экологическую значимость), оценивает опыт в данный момент (минимизируя ретроспективную предвзятость) и исследует контекст опыта участников.

Целью настоящего исследования было изучить опыт эмоциональной выразительности в повседневной жизни большой выборки молодых людей. В частности, он исследует переживание эмоциональной выразительности с точки зрения повседневных аффектов, действий и социального функционирования. Исследование должно предоставить дополнительные доказательства, касающиеся валидности EES как меры эмоциональной выразительности.

2. Метод

2.1. Участники

В число участников входили 429 студентов (317 женщин и 112 мужчин), поступивших в Университет Северной Каролины в Гринсборо, которые вызвались добровольцами и получили кредит на вариант исследования по курсу психологии.Выборка состояла из 74% европеоидов и 26% афроамериканцев со средним возрастом 19,8 года (SD = 2,9). Результаты не различались по полу, возрасту или этнической принадлежности, поэтому результаты представлены для всей выборки.

2.2. Материалы и процедуры

Участники прошли EES один раз в рамках массовых отборов. EES — это показатель самоотчета из 17 пунктов, который оценивает внешнее проявление эмоций по разной степени серьезности. В пунктах EES не упоминаются конкретные положительные или отрицательные эмоции; вместо этого они относятся к общим проявлениям эмоций.Примеры пунктов: «Я показываю свои эмоции другим людям» и «Люди могут читать мои эмоции». Пункты оцениваются от 1 «совершенно не согласен» до 7 «полностью согласен». Оценки EES вычисляются как среднее значение этих оценок. Более высокие значения указывают на более высокий уровень эмоциональной выразительности.

Данные ESM были собраны с помощью персональных цифровых помощников (КПК), работающих под управлением программного обеспечения iESP (Intel, 2004). По сравнению с другими вариантами КПК обеспечивают хорошие показатели соответствия и качество данных (Burgin, Silvia, Eddington, & Kwapil, в печати; Green, Rafaeli, Bolger, Shrout, & Reis, 2006).Участники посетили информационную сессию, на которой им выдали КПК и проинформировали о процедурах исследования. КПК произвольно сигнализировал участникам 8 раз в день с полудня до полуночи в течение 7 дней. После того, как участники получили сигнал, у них было до 5 минут на заполнение анкеты. Анкета ESM состояла из 36 пунктов, касающихся познания, аффекта, деятельности и социального контакта во время сигнала (см. Вопросы, используемые в этом исследовании). В заданиях ESM оценивалась информация о положительном и отрицательном влиянии участников, а также о текущем социальном контексте.Обратите внимание, что из-за разветвленных вопросов участники выполнили 28 или 32 задания на каждой оценке ESM (в зависимости от того, были ли они одни или нет). Анкета ESM была разработана как часть более крупного исследования экологической мгновенной оценки психопатологии, и она использовалась в исследовании депрессии Браун и др. (2011) и исследовании социальной ангедонии в условиях социальной ангедонии Квапилом и др. (2009 г.). повседневная жизнь. На большинство вопросов были даны ответы по 7-балльной шкале от 1 (совсем нет) до 7 (очень хорошо). Несколько предметов (напр.g., вы в это время один?) были даны дихотомические ответы (да / нет). Обратите внимание, что исследования ESM часто основываются на показателях отдельных элементов. Однако Hektner, Schmidt и Csikszentmihalyi (2007) отметили, что «использование одного элемента менее опасно для надежности в исследовании ESM, поскольку повторное измерение заменяет несколько элементов» (стр. 116).

Таблица 1

Связь оценок эмоциональной выразительности с критерием повседневной жизни.

Критерий уровня 1 (повседневная жизнь ESM) Предиктор уровня 2
Шкала эмоциональной выразительности
γ 01 (d f = 426)
Деятельность
Мне нравится то, что я делаю прямо сейчас 0.077 (SE = 0,030) **
Социальное функционирование — в целом
Вы сейчас одни? -0,090 (SE = 0,032) **
Самым важным, что случилось со мной, было общение с другими людьми 0,115 (SE = 0,045)
Социальное функционирование — когда с другими
Мне нравится этот человек (эти люди) 0,135 (SE = 0.029) **
Мое время с этим человеком (этими людьми) важно для меня 0,168 (SE = 0,038) **
Мы взаимодействуем вместе 0,098 (SE = 0,036 ) **
Я чувствую себя близким к этому человеку (этим людям) 0,169 (SE = 0,039) **
Сейчас я бы предпочел побыть один (когда с другими) −0,138 (SE = 0,039) **
Социальное функционирование — когда один
Я сейчас один, потому что люди не хотят быть со мной −0.074 (SE = 0,034)
Прямо сейчас я бы предпочел быть с другими людьми (когда один) 0,110 (SE = 0,053)
Влияние в данный момент
Положительно
Я чувствую себя счастливым прямо сейчас 0,135 (SE = 0,038) **
Я доволен прямо сейчас 0,076 (SE = 0,038)
Отрицательно
Я чувствую одиноко сейчас −0.021 (SE = 0,040)
Мне сейчас грустно −0,002 (SE = 0,038)

На заполнение анкет ушло около двух минут. После заполнения анкеты КПК станет неактивным до следующей анкеты. Участники дважды встречались с экспериментаторами в течение недели, чтобы загрузить свои данные с КПК, чтобы минимизировать потерю данных и повысить уровень соответствия.

3. Результаты

Среднее значение EES для выборки было 4.59 (SD = 1,18, коэффициент альфа = 0,93) с приблизительно нормальным распределением, что согласуется с выводами Kring et al. (1994). Участники заполнили в среднем 42 анкеты ESM (69%) в течение недели (SD = 11). Показатели ESS не были существенно связаны с количеством заполненных анкет ESM ( r = 0,01).

3.1. Аналитическая модель

Данные ESM имеют иерархическую структуру, в которой оценки, сделанные в повседневной жизни (внутриличностный уровень), вложены внутри участников (межличностный уровень).Многоуровневое моделирование обеспечивает подходящий статистический метод для анализа вложенных данных (Affleck, Zautra, Tennen, & Armeli, 1999). Многоуровневое моделирование является расширением более часто используемых анализов множественной регрессии (Hox, 2002) и является стандартной практикой для анализа данных ESM (см. Nezlek, 2001; Reis & Gable, 2000). Были рассчитаны два типа анализов. Первоначальный анализ изучал влияние оценок EES на оценки повседневной жизни ESM. Коэффициенты, полученные в результате этого анализа, сопоставимы с нестандартизованным регрессионным весом межличностного предиктора (EES) с внутренними измерениями (вопросы ESM).Как нестандартные эффекты, они не подлежат прямому сопоставлению. Во-вторых, межуровневые взаимодействия (Kreft & de Leeuw, 1998) изучали, варьируется ли ассоциация повседневного жизненного опыта в зависимости от показателей EES. В частности, межуровневые взаимодействия (или эффекты наклона как результата, как их иногда называют) проверяют, изменяются ли отношения внутри человека в зависимости от переменных между людьми (оценки EES).

Анализы проводились с использованием Mplus 6.1 (Muthén & Muthén, 1998–2010).Внутренние предикторы были сосредоточены на собственном среднем значении каждого человека, а оценки EES (межличностный предиктор) были сосредоточены на общем среднем значении выборки (Люк, 2004). Оценки параметров были рассчитаны с использованием оценки максимального правдоподобия с надежными стандартными ошибками, и оба анализа были выполнены как модели со случайными эффектами.

3.2. Основные эффекты

представляет связь оценок EES с повседневным жизненным опытом. Более высокие баллы EES были связаны с увеличением количества сообщений о ежедневных положительных эмоциях с точки зрения счастья и удовлетворения в данный момент.Однако оценки EES не были связаны с негативным аффектом, оцениваемым по ощущениям одиночества или печали в данный момент. Кроме того, уровни эмоциональной выразительности были связаны с повышенной вариативностью положительного аффекта человека, r = 0,13, p <0,01, но не отрицательного аффекта, r = 0,03.

Что касается активности, то уровни эмоциональной выразительности были в значительной степени связаны с тем, что сообщалось о большей симпатии к текущей деятельности и меньшем количестве сообщений о одиночестве.Более высокий уровень эмоциональной выразительности также был связан с сообщением о том, что самым важным событием после последнего звукового сигнала было общение с другими людьми.

Наконец, более высокий уровень эмоциональной выразительности был связан с лучшим социальным функционированием. В частности, люди с более высоким уровнем EES сообщали о большей симпатии к людям, с которыми они были, чувствовали, что их время с этими людьми было важным, более тесным взаимодействием с другими и большим чувством близости к другим. И наоборот, участники с более высокой эмоциональной экспрессией с меньшей вероятностью поддержали утверждение о том, что они предпочли бы побыть одни в этот момент.Находясь наедине, эмоционально выразительные участники с меньшей вероятностью поддержат утверждение о том, что они одни, потому что другие не хотят быть с ними, и с большей вероятностью поддержат утверждение о том, что они предпочли бы быть с другими в этот момент.

3.3. Межуровневые взаимодействия

Мы вычислили межуровневые взаимодействия, чтобы изучить, как уровни эмоциональной выразительности смягчают эффекты повседневного жизненного опыта (). Во-первых, мы исследовали, влияют ли оценки EES на связь между социальным функционированием и аффектом.Неудивительно, что участники, которые были одни, сообщили о более низком уровне счастья и удовлетворения и более высоком уровне печали и одиночества. Кроме того, межуровневые взаимодействия показали, что участники с более высокими уровнями эмоциональной выразительности сообщали о значительно более высоких уровнях чувства одиночества и более низких уровнях удовлетворения (см.), Если бы они были одни во время звукового сигнала. Однако уровни эмоциональной выразительности не влияли на отношения между одиночеством в данный момент и чувствами счастья или печали.

Межуровневое взаимодействие эмоциональной выразительности оценивается в зависимости от уровня удовлетворенности в данный момент.

Таблица 2

Межуровневые взаимодействия оценок эмоциональной выразительности с критерием повседневной жизни.

прямо сейчас
Критерий уровня 1 (повседневная жизнь ESM) Предиктор уровня 1 (повседневная жизнь ESM) Взаимосвязь предиктора ESM и критерия Предиктор уровня 2
Шкала эмоциональной выразительности (оценка межуровневого взаимодействия)

γ 10 (d f = 426) γ 11 (d f = 426)
Воздействие в момент
Ты сейчас одна? 0.658 (SE = 0,039) ** 0,081 (SE = 0,037)
Я чувствую себя счастливым прямо сейчас Ты сейчас один? -0,356 (SE = 0,029) ** -0,025 (SE = 0,025)
Я доволен прямо сейчас Вы сейчас одни? -0,261 (SE = 0,030) ** -0,057 (SE = 0,027)
Мне сейчас грустно Ты сейчас один? 0.302 (SE = 0,029) ** −0,002 (SE = 0,025)
Социальное функционирование — когда с другими людьми
Для меня важно время, проведенное с этим человеком (этими людьми) Мне нравится этот человек (эти люди) 0,991 (SE = 0,015) ** 0,034 (SE = 0,012) **
Я чувствую себя ближе к этому человеку (этим людям) Мне нравится этот человек (эти люди) 1.062 (SE = 0,017) ** 0,034 (SE = 0,014)
Мы взаимодействуем вместе Мне нравится этот человек (эти люди) 0,696 (SE = 0,017) ** 0,019 (SE = 0,014)
Сейчас я бы предпочел побыть одному Мне нравится этот человек (эти люди) −0,532 (SE = 0,018) ** 0,002 (SE = 0,018)

Затем мы рассмотрели степень, в которой уровни эмоциональной выразительности модерируют взаимосвязь между тем, насколько участники сообщили, что им нравятся люди, с которыми они были, и насколько им нравится общаться с этими людьми.Неудивительно, что чем больше участникам нравились люди, с которыми они были, тем больше они чувствовали важность своего времени с этими людьми, чувствовали себя ближе к этим людям, проводили время, общаясь с этими людьми, и не хотели оставаться одни. Межуровневый анализ показывает, что люди с высокой эмоциональной выразительностью продемонстрировали более сильную взаимосвязь между симпатией к людям, с которыми они были, и тем, что время, проведенное с ними, было важным. Те, у кого была высокая эмоциональная выразительность, также продемонстрировали более сильную связь между симпатией к людям, с которыми они были, и чувством близости к этим людям (см.).Интересно, что уровни эмоциональной выразительности не влияли на взаимосвязь между тем, насколько участникам нравились те, с кем они были, их уровнем взаимодействия с этими людьми и их предпочтением оставаться наедине, когда они были с этими людьми.

Межуровневое взаимодействие оценок эмоциональной выразительности с симпатиями людей на уровнях чувства близости к людям в данный момент.

4. Обсуждение

Настоящее исследование представляет собой первое исследование эмоциональной выразительности в повседневной жизни с использованием методологии выборки опыта.Результаты демонстрируют, что эмоциональное выражение является важным аспектом внутриличностного и межличностного функционирования человека. Хотя существует широкий спектр здоровых индивидуальных различий, дефицит эмоционального выражения был связан с нарушением функционирования и, в крайнем случае, с патологическими состояниями, такими как депрессия, шизоидная личность, спектр аутизма и алекситимия (например, Gross & Levenson, 1997 ; Thoits, 1985). Наши результаты демонстрируют важность понимания этой конструкции и ее взаимосвязи с оценками повседневной жизни.Участники с более высоким уровнем эмоциональной выразительности с большей вероятностью демонстрировали более высокий уровень субъективного благополучия, более низкий социальный стресс и более высокое социальное функционирование, когда они были с другими. Эти результаты также подтверждают утверждение, выдвинутое Крингом и его коллегами (1994), что те, кто более эмоционально выразителен, предпочитают и получают удовольствие от социальных взаимодействий, потому что они, как правило, более общительны и общительны.

Одно из преимуществ использования ESM по сравнению с традиционными стратегиями проверки заключается в том, что мы смогли оценить корреляты EES в нескольких точках в течение дня в течение недели, в отличие от измерений в одной точке.Наши результаты показывают, как уровни эмоциональной выразительности влияют на показатели состояния аффекта и личности так же, как и на показатели черт. Однако эти результаты помогают конкретизировать особенности того, как эмоциональная выразительность влияет на повседневное выражение этих элементов. Например, хотя уровни эмоциональной выразительности были связаны с предпочтением быть с другими (Kring et al., 1994), теперь мы лучше понимаем, как это выглядит в повседневной жизни. Наши результаты показывают многообещающую возможность использования EES для оценки коррелятов эмоциональной выразительности в повседневной жизни и обещают будущие исследования по изучению других основанных на чертах коррелятов эмоциональной выразительности в повседневной жизни.

В дополнение к нашим выводам об основных эффектах, межуровневый анализ проиллюстрировал динамическую манеру, с помощью которой эмоциональная выразительность влияет на взаимосвязь между измерениями повседневной жизни. Например, наши результаты показывают, что люди с более высоким уровнем эмоциональной выразительности показали повышенный уровень одиночества и более низкий уровень удовлетворения, когда они были одни во время звукового сигнала. Однако уровни эмоциональной выразительности не влияли на отношения между одиночеством в данный момент и уровнями счастья или печали.Кроме того, уровень эмоциональной выразительности влиял на отношения между симпатиями к людям, с которыми он был, и ощущением важности их времени в данный момент. Однако это не повлияло на взаимосвязь между степенью, в которой участники сообщили, что им нравятся люди, с которыми они были, и их предпочтением взаимодействовать с этими людьми или побыть наедине. Таким образом, эмоциональная выразительность усиливает влияние социального контакта в данный момент. Участники не только испытывают более сильный государственный аффект, но и демонстрируют большую реактивность на свой социальный контекст.

Как описано во введении, мы выбрали EES, потому что он показал себя надежным и действенным средством измерения эмоциональной выразительности. Однако в дизайн исследования можно было включить и другие меры эмоциональной выразительности. Например, в другом исследовании эмоциональная выразительность концептуализировалась как многомерная конструкция. В частности, исследователи предложили двухфакторную конструкцию эмоциональной выразительности, которая измеряет как положительные, так и отрицательные уровни эмоционального выражения (Trierweiler, Eid, & Lischetzke, 2002).Хотя исследования демонстрируют сильную корреляцию между этими показателями и EES (Kring et al., 1994), будущие исследования могут выиграть от использования широкого диапазона показателей эмоциональной выразительности при изучении повседневной жизни. Кроме того, хотя исследования демонстрируют тесную взаимосвязь между самооценкой и другими отчетами о мерах эмоциональной выразительности (Kring et al., 1994), в будущих исследованиях может быть полезно использовать обе оценки эмоциональной выразительности в сочетании с самоотчетами, чтобы получить больше информации. лучшая мера уровня выразительности.Наконец, EES использовался в основном на американских выборках, будущие исследования должны проверить эту меру в кросс-культурном плане, чтобы оценить, в какой степени наши результаты могут быть воспроизведены среди различных культур.

Очевидно, чрезмерная эмоциональная выразительность может быть связана с нарушением функционирования и характерна для некоторых форм психопатологии (например, пограничных и истерических расстройств личности, а также мании). Однако настоящие результаты показывают, что высокие баллы по EES, по-видимому, отражают адаптивную эмоциональную экспрессивность, связанную с субъективным благополучием и функционированием, в отличие от эмоциональной сверхэкспрессивности.Это, по-видимому, поддерживает концептуальную концепцию конструкции, предложенную Kring et al. (1994). В целом, эти результаты подтверждают достоверность EES как меры эмоциональной выразительности в выборке неклинических молодых людей. Хотя настоящие результаты изучали эмоциональную выразительность в неклинической выборке, в будущем исследовании следует рассмотреть роль неадаптивно высокой и низкой экспрессивности в клинических выборках. Кроме того, ESM предлагает многообещающий метод изучения ассоциации эмоциональной выразительности и нарушений в психопатологических группах.

Ссылки

  • Аффлек Г., Заутра А., Теннен Х., Армели С. Планы ежедневных многоуровневых процессов для консультирования и клинической психологии: предисловие для недоумевших. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1999. 67: 746–754. [PubMed] [Google Scholar]
  • Барр Л.К., Кан Дж. Х., Шнайдер В. Индивидуальные различия в выражении эмоций: иерархическая структура и отношения с психологическим стрессом. Журнал социальной и клинической психологии. 2008. 27: 1045–1077. [Google Scholar]
  • Brown LH, Strauman T, Barrantes-Vidal N, Silvia PJ, Kwapil TR.Выборочное исследование депрессивных симптомов и их социального контекста. Журнал нервных и психических заболеваний. 2011; 199: 403–409. [PubMed] [Google Scholar]
  • Burgin CJ, Silvia PJ, Eddington KM, Kwapil TR. Компьютерный обзор социальных наук. Ладонь или сотовый? Сравнение персональных цифровых помощников и сотовых телефонов для выборочного исследования опыта. (в печати) [Google Scholar]
  • Crawford TN, Cohen PR. Истерическое расстройство личности. В: Freeman A, Reinecke MA, Freeman A, Reinecke MA, редакторы.Расстройства личности в детском и подростковом возрасте. Хобокен, Нью-Джерси: John Wiley & Sons Inc; 2007. С. 495–532. [Google Scholar]
  • Динер Э., Эммонс Р.А., Ларсен Р.Дж., Гриффин С. Шкала удовлетворенности жизнью. Журнал оценки личности. 1985; 49: 71–75. [PubMed] [Google Scholar]
  • Доббс Дж. Л., Слоан Д. М., Карпински А. Психометрическое исследование двух самоотчетных мер эмоциональной выразительности. Личность и индивидуальные различия. 2007. 43: 693–702. [Google Scholar]
  • Эрнст К.С., Кринг А.М.Эмоциональная реакция при дефицитной и недефицитной шизофрении. Психиатрические исследования. 1999; 88: 191–207. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фриман А., Фриман С., Розенфилд Б. Истерическое расстройство личности. В: Габбард Г.О., Бек Дж. С., Холмс Дж., Редакторы. Оксфордский учебник психотерапии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2005. С. 305–310. [Google Scholar]
  • Green AS, Rafaeli E, Bolger N, Shrout PE, Reis HT. Бумага или пластик? Эквивалентность данных в бумажных и электронных дневниках. Психологические методы.2006; 11: 87–105. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gross JJ, John OP. Грани эмоциональной выразительности: три фактора самооценки и их корреляты. Личность и индивидуальные различия. 1995; 19: 555–568. [Google Scholar]
  • Гросс Дж. Дж., Левенсон Р. У. Скрытие чувств: острые эффекты подавления отрицательных и положительных эмоций. Журнал аномальной психологии. 1997. 106: 95–103. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хектнер Дж. М., Шмидт Дж. А., Чиксентмихайи М. Метод выборки опыта: измерение качества повседневной жизни.Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications; 2007. [Google Scholar]
  • Herpertz SC, Werth U, Lukas G, Quanaibi M, Schuerkens A, Kunert H, et al. Эмоции у уголовных преступников с психопатией и пограничным расстройством личности. Архив общей психиатрии. 2001; 58: 737–745. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хокс Дж. Многоуровневый анализ: методы и приложения. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс; 2002. [Google Scholar]
  • Intel Corp. iESP [Компьютерное программное обеспечение] 2004.[Google Scholar]
  • Кинг Л.А., Эммонс Р.А. Конфликт из-за эмоционального выражения: психологические и физические корреляты. Журнал личности и социальной психологии. 1990; 58: 864–877. [PubMed] [Google Scholar]
  • Kreft I, de Leeuw J. Введение в многоуровневое моделирование. Лондон: Сейдж; 1998. [Google Scholar]
  • Kring AM. Эмоциональные расстройства как трансдиагностические процессы в психопатологии. В: Льюис М., Хэвиленд-Джонс Дж. М., Барретт Л., редакторы. Справочник эмоций. 3. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press; 2008 г.С. 691–705. [Google Scholar]
  • Кринг А.М., Смит Д.А., Нил Дж. М.. Индивидуальные различия в выразительности диспозиций: разработка и проверка шкалы эмоциональной выразительности. Журнал личности и социальной психологии. 1994; 66: 934–949. [PubMed] [Google Scholar]
  • Квапил Т.Р., Сильвия П.Дж., Мьин-Гермейс И., Андерсон А.Дж., Коутс С.А., Браун Л.Х. Социальный мир социально ангедонистов: изучение повседневной экологии асоциальности. Журнал исследований личности. 2009. 43: 103–106.[Google Scholar]
  • Leising D, Müller J, Hahn C. Список прилагательных для оценки эмоциональной выразительности в психотерапевтических исследованиях. Клиническая психология и психотерапия. 2007. 14: 377–385. [Google Scholar]
  • Леунг WW, Couture SM, Бланшар Дж. Дж., Лин С., Ллерена К. Связана ли социальная ангедония с эмоциональной реакцией и экспрессивностью? Лабораторное исследование у женщин. Исследование шизофрении. 2010; 124: 66–73. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Люк Д.А. Многоуровневое моделирование.Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж; 2004. [Google Scholar]
  • Muthén LK, Muthén BO. Руководство пользователя Mplus. 6. Лос-Анджелес, Калифорния: Muthén & Muthén; 1998–2010 гг. [Google Scholar]
  • Nezlek JB. Многоуровневый анализ случайных коэффициентов случайных и интервальных данных в исследованиях социальной психологии и психологии личности. Вестник личности и социальной психологии. 2001. 27: 771–785. [Google Scholar]
  • Reis HT, Gable SL. Event-sampling и другие методы изучения повседневного опыта.В: Рейс Х.Т., Джадд С.М., редакторы. Справочник по методам исследования в социальной психологии и психологии личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 2000. С. 190–222. [Google Scholar]
  • Riggio HR, Riggio RE. Эмоциональная выразительность, экстраверсия и невротизм: метаанализ. Журнал невербального поведения. 2002; 26: 195–218. [Google Scholar]
  • Шоу В.С., Паттерсон Т.Л., Семпл С.Дж., Димсдейл Дж.Э., Зиглер М.Г., Грант И. Эмоциональная выразительность, враждебность и кровяное давление в продольной когорте лиц, ухаживающих за больными болезнью Альцгеймера.Журнал психосоматических исследований. 2003. 54: 293–302. [PubMed] [Google Scholar]
  • Слоан Д.М., Маркс Б.П. Взять ручку в руки: оценка теорий, лежащих в основе письменной парадигмы раскрытия эмоций. Клиническая психология: наука и практика. 2004. 11: 121–137. [Google Scholar]
  • Слоан Д.М., Штраус М.Э., Виснер К.Л. Уменьшение приятной реакции у депрессивных женщин. Журнал аномальной психологии. 2001; 110: 488–493. [PubMed] [Google Scholar]
  • Снайдер М. Самоконтроль экспрессивного поведения.Журнал личности и социальной психологии. 1974. 30: 526–537. [Google Scholar]
  • Стэнтон А.Л., Данофф-Бург С., Кэмерон С.Л., Бишоп М., Коллинз Калифорния, Кирк С.Б. и др. Эмоционально выразительное копинг предсказывает психологическую и физическую адаптацию к раку груди. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 2000; 68: 875–882. [PubMed] [Google Scholar]
  • Thoits PA. Самомаркированные процессы при психических заболеваниях: роль эмоционального отклонения. Американский журнал социологии. 1985. 91: 221–249.[Google Scholar]
  • Триервейлер Л.И., Ид М., Лишетцке Т. Структура эмоциональной выразительности. Каждая эмоция имеет значение. Журнал личности и социальной психологии. 2002; 82: 1023–1040. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уотсон М., Петтингейл К.В., Грир С. Эмоциональный контроль и вегетативное возбуждение у пациентов с раком груди. Журнал психосоматических исследований. 1984. 28: 474–487. [PubMed] [Google Scholar]

Психолог объясняет, как лучше выражать свои чувства

Термин эмоциональный интеллект вот уже 20 лет господствует.В одноименной книге Дэниела Гоулмана 1995 года популяризировалась идея о том, что способность понимать и использовать эмоциональную информацию является важнейшим навыком.

Частью этого является выражение эмоций, будь то письмо, язык тела или общение с другими людьми, и исследователи обнаружили, что отпирание клетки и освобождение этих эмоциональных птиц может иметь некоторые реальные преимущества для здоровья. Некоторые исследования связывают подавление негативных эмоций с повышенным стрессом, и исследования показывают, что описание чувств связано с лучшими результатами для здоровья пациентов с раком груди, людей с астмой и людей, переживших травмирующее событие.И в исследовании людей, доживших до 100 лет, было обнаружено, что эмоциональное выражение является общей чертой, наряду с позитивным отношением к жизни, среди долгожителей.

Так что в целом выражение эмоций кажется вам полезным. Но если вы привыкли сдерживать их, это легче сказать, чем сделать. И решение не обязательно состоит в том, чтобы просто открыть бутылку эмоций и наблюдать, как они разбрызгиваются повсюду. Вы можете даже не знать, что там внутри!

Эмоциональный интеллект — это навык, и некоторые люди лучше распознают и передают эмоции, чем другие.Среди черт личности Большой пятерки — открытости, экстраверсии, сознательности, покладистости и невротизма — несколько исследований показали, что люди с высоким уровнем экстраверсии, как правило, обладают более высокой эмоциональной выразительностью, в то время как люди с высоким уровнем невротизма, как правило, менее выразительны.

Как и другие навыки, способность выражать чувства можно улучшить с помощью практики, и большая часть ее состоит в том, чтобы сначала распознать эмоции, которые у вас возникают, а также то, что их вызывает.

Я разговаривал с психологом Дэвидом Карузо, который является соучредителем группы навыков эмоционального интеллекта (не актер в солнцезащитных очках из CSI: Miami ) и который обучает организации и школы эмоциональному интеллекту, преодолению личных и личных качеств. культурные барьеры для выражения эмоций.

Далее следует слегка отредактированная и сжатая стенограмма нашего разговора.


Джули Бек: Каковы преимущества умения выражать собственные эмоции?

Дэвид Карузо: Итак, мы любим говорить, что эмоции — это данные, а эмоции передают значение и намерение. Крайне важно знать, что меня либо раздражает то, что кто-то опаздывает на встречу, либо я обеспокоен тем, что он опаздывает на встречу и, возможно, с ними что-то случилось.Итак, поскольку эмоции — это форма данных или информации, важно точно передать их людям и таким образом, чтобы они также точно восприняли их.

Beck: Есть ли разница между преимуществами сообщения об этом другим людям и просто признания этого в себе?

Карузо: Я думаю, что если вы не знаете этого в себе с самого начала, ваше общение будет несколько неуместным. Как я отношусь к этой ситуации? И чему я хочу, чтобы другой человек научился? Или какое сообщение я хочу передать? Так что начинать нужно с этого точного самосознания.И, конечно же, преимущества — ясность общения, [меньше] недопонимания между людьми.

Делать это все время может оказаться утомительным, если вы не сделаете это автоматически, если вам придется действительно вручную обрабатывать информацию. На это уходит больше времени; это также может быть эмоционально утомительным. Так что для обычного общения в этом нет необходимости. Но я думаю, что для более важных вещей это абсолютно необходимо.

Бек: Очевидно, что разные люди лучше или хуже справляются с этим.Есть ли определенные черты личности или факторы, которые связаны с тем, что люди обладают большей естественной способностью выражать свои эмоции?

Карузо: Итак, эмоциональный интеллект — это действительно интеллект в нашей теории и в том, как мы его измерили.

Бек: Кто в этом у нас ?

Карузо: Мы, , были бы… Эмоциональный интеллект — это что-то вроде Роршаха, он означает все, что вы хотите. Итак, это модель способностей эмоционального интеллекта, которая утверждает, что эмоциональный интеллект — это стандартный интеллект, эмоции — это данные, эмоции могут помочь вам думать, вы можете рассуждать об эмоциях, а также вы можете рассуждать с помощью эмоций.Эту теорию впервые предложили Джек Майер и Питер Саловей, двое из моих ближайших друзей и коллег. Джек — профессор психологии в Университете Нью-Гэмпшира, а Питер — профессор психологии и в настоящее время президент Йельского университета. Это мы .

Beck: Итак, вернемся к людям, которые лучше или хуже справляются с этим.

Карузо: Да, во-первых, люди, которые более экстраверты, будут больше говорить.Нам нравятся люди, которые по большей части эмоционально выразительны, особенно если они эмоционально выразительны вокруг положительных эмоций. Это было бы признаком уступчивости.

Бек: Вчера я читал исследование, в котором говорилось, что «двойственное отношение к эмоциям» связано с плохим самочувствием. «Амбивалентность» означала, что либо они хотели выразить эмоции, но не могли, либо они выражали эмоции и как бы хотели, чтобы они этого не делали. Этот внутренний конфликт по поводу того, должны ли люди делиться своими чувствами, сильно ли это влияет на людей?

Карузо: Я думаю, что это вполне укладывается в эти рамки, потому что, если у вас высокий эмоциональный интеллект, то, в чем вы очень хорошо разбираетесь, — это, во-первых, знание того, что вы чувствуете, и умение выражать эти чувства. чувства таким образом, чтобы они были услышаны.Я не думаю, что в этом случае есть двойственность.

Двойственность может быть вызвана тем, что я неуверен, должен ли я так себя чувствовать, и тогда, даже если я уверен, что эти чувства действительно оправданы, я не совсем уверен, как я могу выразить их конструктивным образом. способ. Или меня за это будут судить? Или все выйдет не так? Так что, если вы действительно хороши в этом, вы должны быть уверены в своей способности доверять этому чувству и выражать его конструктивно и уместно.

Бек: Какую роль во всем этом играет культура? Как вы думаете, в американской культуре поощряется выражение эмоций?

Карузо: Я предпочитаю думать о культурах.Каждая организация или каждая семья имеют свою культуру, и самые большие различия в эмоциях называются правилами культурного отображения. Я думаю, что все культуры признают основные эмоции, и все они выражаются одинаково, но эти правила отображения, которые являются функцией нашей культуры, говорят нам, как мы проявляем эти эмоции. Скажем, со злостью. Мы кричим и кричим? Гнев более благороден? То, как мы это выражаем, полностью определяется этими правилами культурного отображения. Если вы этого не знаете, и, опять же, культура может быть [в] месте, где вы работаете, вас считают исключением.И, возможно, из-за отсутствия того, что люди назвали бы коммуникативными навыками. Вы не получаете этих неявных правил отображения, потому что никто никогда не говорит вам, что это такое.

«Американская культура требует, чтобы ответ на вопрос« Как дела? »Был не просто« хорошо », но иногда и« отлично »».

Бек: Вы упомянули ранее, и я тоже видел это повсюду, людям удобнее выражать положительные эмоции, чем отрицательные.

Caruso: Другая часть вашего вопроса касалась экспрессивности в американской культуре.Когда я тренируюсь по эмоциональному интеллекту в Соединенных Штатах, я задаю вопрос: «Как дела?» Или даже мы начали наш телефонный звонок со слов «Как дела? Это еще хорошее время? » Ну, мне кажется, то ли там холодно, то ли вы простужаетесь, да? [Я действительно простужен. –JB] Если бы мы на самом деле задали этот вопрос: «Как дела?» и мы действительно имели это в виду, вы могли бы сказать: «У меня много дедлайнов, я смотрю на часы, мне звонят в 10:40, надеюсь, это не пустая трата времени, Я устал, я истощен, я плохо себя чувствую, приближается День Благодарения.Так вот как я себя чувствую, Дэвид, как ты? » И я бы ответил: «Честно говоря, я проснулся в 2 часа ночи, работа очень напряженная, и я немного беспокоюсь о своей дочери, поэтому я беспокоюсь».

Американская культура требует ответа на вопрос «Как дела?» не просто «хорошо», но иногда и «отлично». Или — это сводит с ума людей по всему миру, которые могут базироваться в другой стране, но работают на американскую компанию — нам нужно быть «крутыми». Это неумолимое стремление скрыть выражение наших истинных чувств.Это почти неуместно.

Бек: Худший ответ, который вам разрешено давать, — «Хорошо». А если все в порядке, то все ужасно.

Карузо: «Хорошо» означает «Я глубоко обеспокоен, и я хочу поговорить о некоторых вещах», но на самом деле вы даже не задаете мне этот вопрос. Это скорее приветствие. Это вежливо. Но опять же, культура движет этим. А в США мы говорим, что у нас все хорошо, хотя на самом деле мы, возможно, имеем в виду: «Я в депрессии, я действительно зол». На самом деле это ужасный вопрос.Я думаю, вы должны спрашивать так, чтобы получить ответ. Или вы можете сказать: «Что еще происходит? Как выглядит твой день? Что вас беспокоит? » И используйте искренний тон.

Beck: Это то, что вы увидите часто в описаниях американской культуры, которые они иногда размещают на университетских веб-сайтах для иностранных студентов. Например: «Просто чтобы вы знали, они не хотят ответа, когда говорят:« Как дела? »»

Карузо: В то время как в других культурах … Я поработал в Германии.Если вы скажете «Wie geht’s?» вы сядете и поговорите о жизни, о философии и о том, что происходит.

Я был в Токио несколько раз, и там действительно неуместно делиться своими личными чувствами. Все это обусловлено культурой. И тебе лучше разобраться в этих вещах, прежде чем ты попадешь в беду.

Бек: Как вы думаете, это всеобъемлющее чувство «будь позитивным!» что мы имеем — по крайней мере, перформативно в социальных ситуациях — влияет на способность людей общаться или выражать свои чувства?

Карузо: В том, что вы только что сказали, я бы с вами на 100% согласился, потому что в нем говорится, что мы не позволяем людям быть искренними, быть подлинными и делиться.И я думаю, что это ограничит наши отношения. Действительно качественные долгосрочные межличностные отношения основаны на совместном опыте, а также на способности делиться своими чувствами в данный момент. Но если от вас всегда ждут, что вы будете говорить «отлично», у вас никогда не будет такого уровня близости, который вам нужен в действительно хороших отношениях.

Бек: Так что это просто препятствие, через которое нужно пройти.

Карузо: Это огромный барьер. Особенно, если вы не такой здоровый, жизнерадостный, хорошо встреченный экстраверт.Вам не обязательно быть таким. Необязательно быть фальшивым. Я учу людей просто использовать эмоциональные слова. А это очень просто.

Отличный пример: кто-то может спросить: «Как прошел обед?» «О, это было ужасно, я действительно ненавидел это». Затем вы останавливаетесь и говорите: «Погодите, вы ненавидели свой обед? ты ненавидишь свой обед? » «Ну, нет, мне это мягко не понравилось». Это невероятно важно, потому что ненависть — очень сильное чувство. Итак, вам нужно уметь различать и различать уровни интенсивности эмоций.И вместо «хорошо» или «хорошо» вы также можете просто сказать «Я немного отвлекся сегодня утром» или «Я обеспокоен» вместо «У меня паническое чувство». Я думаю, что люди могут по-своему, более интровертированно — своим голосом, если хотите — использовать больше того, что мы бы назвали словесными чувствами. Их сотни, если не тысячи.

Beck: Есть ли у вас другие конкретные, основанные на исследованиях советы, которые помогут людям самостоятельно распознавать свои эмоции, а затем эффективно передавать их другим людям?

Карузо: [Обратите внимание на] физиологические сигналы.Как напряжение — я чувствую, что моя челюсть напряжена, вокруг глаз напряжение. Я волнуюсь, волнуюсь, злюсь? Так что я сейчас слегка тревожусь, скажем так. Следующая часть — спросить себя: «А каковы возможные причины этого?» И это действительно важно не только с точки зрения выражения эмоций, но и с точки зрения принятия решений.

«Первая часть — обратить внимание на физиологические сигналы. Ладно, сейчас я слегка волнуюсь. Следующая часть — спросить себя: «И каковы возможные причины этого?» »

Несколько лет назад было опубликовано действительно действительно отличное, классное исследование по этой самой проблеме.Людей оценивали по уровню эмоционального интеллекта, низкому или высокому. Исследователи случайным образом разделили их на две группы: нейтральные и тревожные. И всем был дан один из тех опросов по поведенческой экономике, а именно: готовы ли вы поставить 1 доллар, чтобы выиграть 10 долларов? [Были ли люди] низким или высоким эмоциональным интеллектом, в нейтральном состоянии не было разницы. Примерно в половине случаев: «Да, я попробую, я сделаю это». Но в состоянии индукции тревоги она была простой: «Джули, я собираюсь записать вашу речь на видео; мы собираемся показать его всем вашим коллегам в The Atlantic , и на основе этого они будут оценивать вашу работу.«Это должно вызывать беспокойство. Мы никогда не снимаем вас на видео. Затем я просто говорю: «Знаете что, я забыл видеокамеру, я сейчас вернусь, я не хочу тратить ваше время, не могли бы вы просто заполнить этот опрос? Увидимся через несколько минут. И это тот опрос, посвященный принятию рискованных решений. У людей с низким эмоциональным интеллектом, которые затем начинают беспокоиться, их готовность рискнуть резко падает с примерно половины до примерно 16 процентов. Если у вас высокий эмоциональный интеллект, нет абсолютно никакой разницы.

Итак, мораль этой истории заключается не только в том, чтобы провести физиологический контроль. Шаг второй — спросить себя: «Откуда это?» и «Связано ли это беспокойство с тем сообщением, которое я собираюсь сделать? Решение, которое я собираюсь принять? Или письмо, которое я собираюсь отправить? Откуда это раздражение? Откуда исходит гнев? Это пережиток настроения, потому что движение сегодня было ужасным? Или, черт возьми, я снова простужаюсь и не могу себе этого позволить? »

Если я это знаю, тогда я смогу лучше управлять своими эмоциями и выражать свои чувства таким образом, чтобы посылать хорошее и точное сообщение, а мои решения были чище, яснее и просто чертовски лучше.

Бек: И тогда, очевидно, хорошее общение идет в обоих направлениях. Но многим людям неудобно вести эмоциональные разговоры — как они могут хорошо слушать, а также делиться?

Карузо: Конечно, весь язык тела, отражение других, кивание головой. И, конечно, по-быстрому, это классика не повторения того, что только что сказал собеседник, а перефразирования. Итак, перефразируя шоу, а) я действительно слушал, и б) я понял.Я слышал, что ты сказал. Так что такой перефраз, я думаю, очень и очень полезен.

Beck: Что бы вы посоветовали людям, которым такие разговоры не нравятся? Могут ли они стать лучше? Они просто должны пройти через это?

Карузо: Вы должны попрактиковаться в этом. Начните с кого-то, кого вы знаете, надежного коллеги, друга или что-то в этом роде. Начните с низкого уровня интенсивности. Не тогда, когда вы действительно в ярости, а когда вы слегка раздражены.Я бы сначала попрактиковался в этом.

Вы также можете попробовать это и на самом деле сделать видео-селфи, на котором вы выражаете подобные вещи, потому что вам может казаться, что вы передаете сообщение, но вы слышите свой собственный голос в своей голове, что не так. действительно здорово. Я думаю, когда люди слышат себя и видят себя, они иногда приходят в ужас от выражения лица, жестикуляции и тому подобного. А затем практикуйте эти вещи, используя эмоциональные слова.

И делайте все это, используя стратегии управления эмоциями.У вас может быть веская причина для того, чтобы злиться на кого-то или на ситуацию, но если вы начнете кричать и кричать на этого человека, ваше сообщение будет потеряно, потому что другой человек просто немедленно станет защищаться.

Существуют как профилактические, так и ответные стратегии. Профилактика: это время и место для этого разговора? Нам нужен этот разговор сейчас? Если да, то где мы это делаем? Это я сижу за своим столом? Мне написать по электронной почте или написать кому-нибудь? Или для этого действительно нужен телефонный звонок? Итак, вы хотите подумать об этом заранее.

Затем сделайте глубокий вдох, прежде чем начать выражать свои чувства. В данный момент вы можете сделать небольшой тайм-аут. Люди говорят, что считайте до 10 — если вы умеете считать до 10, значит, вы мастер-джедай. Но, знаете, сосчитайте до двух. Сделайте паузу на мгновение. И, конечно же, классический вариант: ответить на это гневное письмо, но не отправлять его.

Я нажимаю «Ответить», удаляю имя человека, набираю свой ответ и оставляю его там на несколько минут. И 100 процентов времени — не иногда, 100 процентов времени — я вношу некоторые изменения в это электронное письмо.Потому что иначе я бы пожалел об этом.

Beck: Было ли что-нибудь еще, о чем вы хотели бы рассказать?

Карузо: Еще одна вещь, о которой стоит упомянуть: я занимаюсь этой работой очень давно и всегда говорю людям, что все эмоции имеют данные и адаптивны, включая такие вещи, как беспокойство, грусть и гнев. . И особенно в Соединенных Штатах, мне никто никогда не верит. Потому что, опять же, есть неумолимое стремление всегда выражать положительные эмоции.И моя работа стала намного проще с тех пор, как этим летом Pixar выпустила фильм « наизнанку».

Бек: Я знал, что ты это скажешь.

Карузо: Теперь люди говорят мне: «О, Дэвид, ты видел Inside Out? Потому что разве вы не знаете, что даже печаль и даже гнев могут быть [полезными]? » Это действительно сделало мою работу намного проще.

Детская выразительность связана с семьей и культурой

Культура и семейная среда влияют на выражение лица детей и создают различия между детьми одной национальности, свидетельствуют результаты исследования четырех групп молодых китайских и американских девочек.

В исследовании, опубликованном в февральском выпуске Emotion (том 6, № 1), сравнивалось выражение лица китайских девочек, усыновленных европейско-американскими семьями, с выражением лица девочек материкового Китая, китайско-американских девочек и европейцев. -Американские девушки, которых не удочерили.

Во время исследования ведущий исследователь Линда А. Камрас, доктор философии, профессор психологии Университета ДеПол в Чикаго, и ее коллеги снимали на видео выражения лиц трехлетних девочек, когда они просматривали умеренно негативные изображения, такие как щенок в грязная клетка или счастливые, например, кролик в очках Граучо Маркса.В целом, исследование показало, что девушки европейского происхождения более выразительны, чем девушки из Китая и материкового Китая. В целом приемные китайские девушки были более выразительными, чем китайско-американские и материковые китайские девушки.

Исследователи также попросили матерей детей оценить их собственную эмоциональную выразительность, строгость родителей и уровень раздражения, которое они испытывают как родители.

Они обнаружили, что строгость матери, включая ее отношение к уместности детской эмоциональной выразительности по сравнению с сдержанностью, в значительной степени предсказывала выразительность ее дочери, что привело их к выводу, что семейная жизнь оказывает более сильное влияние, чем этническая принадлежность, на выразительность ребенка.

«Есть разница в выразительности между разными группами, — говорит Камрас, — но отношение матери имеет большее значение».

В целом социологи согласны с тем, что обычаи эмоционального выражения сильно различаются в разных культурах, но меньше единодушных в том, почему существуют эти различия, говорит Камрас.

В то время как некоторые исследователи предполагают, что врожденные различия в том, как младенцы из разных этнических групп реагируют на стресс, лежат в основе последующих различий в эмоциональной выразительности, работа Камраса поддерживает теории других исследователей о том, что культурная и семейная среда влияет на выразительность ребенка.Далее Камрас планирует изучить эмоциональную выразительность приемных детей старшего возраста и людей из разных поколений китайско-американских семей.

— К. Манси

Являются ли женщины более эмоционально выразительными, чем мужчины?

В знаменитой сцене из классического фильма « Красотка » богатый бизнесмен Эдвард Льюис дарит Вивиан Уорд, голливудской проститутке, потрясающее ожерелье с рубинами и бриллиантами стоимостью 250 000 долларов, которое она надевает на вечер.При виде ожерелья глаза Вивиан расширяются, и на ее лице появляется широкая улыбка. Несмотря на то, что ясно, что ожерелье предоставлено только взаймы, Вивиан не может сдержать волнение и волнение. Эдвард, напротив, выказывает лишь малейшую ухмылку удовлетворенного восторга Вивиан от драгоценностей.

Фильмы и телешоу изобилуют этой гендерной дихотомией в эмоциональной выразительности, с сильными мужчинами, которые мало говорят и еще меньше раскрываются своим выражением лица (вспомните Грязного Гарри, герцога, агента Гиббса, Уолта Лонгмайра), и столь же сильными, но очень выразительными. женщины, которые носят свои сердца на рукавах (вспомните Скарлет О’Хара, Эллен Рипли, Эрин Брокович, Бриджит Джонс).Но разве это просто голливудский стереотип, или женщины на самом деле эмоционально более выразительны, чем мужчины?

Новое исследование McDuff, Kodra, Kaliouby и LaFrance предполагает, что да. И это не так. Женщины улыбаются чаще, чем мужчины, и есть свидетельства того, что женщины преувеличивают выражение лица для получения положительных эмоций. Однако Макдафф и его коллеги считают, что улыбка и другие проявления положительных эмоций — это только часть общей картины. Эмоции могут быть как отрицательными, так и положительными, и в каждом вэйлансе существует ряд различных эмоциональных состояний, включая страх, отвращение, гнев, радость, удовлетворение и благодарность.

Для изучения половых различий в выражениях лиц при различных аффективных состояниях Макдафф и его коллеги разработали уникальную парадигму оценки лицевого поведения в ответ на эмоциональные стимулы. Они набрали более 2000 участников из пяти разных стран, чтобы посмотреть рекламу различных, часто используемых продуктов. Участники смотрели рекламу со своих компьютеров, понимая, что во время просмотра они будут сниматься на видео через веб-камеры. В исследование были включены только участники, которые чувствовали себя достаточно комфортно, когда их реакции регистрировались.

Макдафф и его коллеги использовали автоматизированную систему кодирования лиц, чтобы оценить выражения лиц мужчин и женщин, когда они смотрели рекламу. Эта система кодирования связала поведение лица (например, улыбку) с движениями определенных лицевых мышц (например, сокращения большой скуловой мышцы). Исследователи кодировали улыбки, внутренние и внешние подъемы бровей, морщины надбровных дуг и депрессоры в уголках губ (чтобы увидеть эти лицевые поведения по отдельности, нажмите здесь). Макдафф и его коллеги измерили не только частоту различных выражений, но и их продолжительность.

В некотором смысле результаты этого исследования подтверждают предыдущие выводы о большей эмоциональной выразительности женщин. Женщины действительно улыбаются чаще мужчин в ответ на рекламу, и их улыбки были более продолжительными. Они также чаще поднимали брови изнутри, хотя продолжительность этих подъемов не отличалась от таковой у мужчин. Эти данные не только согласуются с убеждением, что женщины более склонны, чем мужчины, проявлять эмоции, но также предполагают, что эта тенденция распространяется как на отрицательные, так и на положительные эмоции, поскольку внутреннее приподнятие бровей считается отражением состояний страха и печали.

В остальном, однако, данные Макдаффа и его коллег предлагают более детальное рассмотрение половых различий в выразительности. Женщины не всегда были более выразительными, чем мужчины, так как мужчины более склонны демонстрировать поведение, основанное на гневе, чем женщины. Мужчины нахмурились больше, чем женщины, и их брови были длиннее, чем у женщин. Кроме того, депрессоры угла губ были значительно дольше у мужчин, чем у женщин.

Эта модель результатов, когда женщины выражают больше счастья и печали, а мужчины выражают больше гнева, может отражать социальные представления о гендерно-адекватном поведении.Если это так, эти условности, похоже, соблюдаются в нескольких разных культурах, поскольку общая картина результатов была согласована во всех пяти странах (США, Германия, Великобритания, Китай, Франция), включенных в исследование. Хотя масштабы половых различий несколько различались в разных культурах (например, женщины достоверно улыбались больше, чем мужчины в Германии, Великобритании и США, но не во Франции или Китае), направленность данных была одинаковой независимо от страны.

Парадигма Макдаффа предлагает ряд преимуществ по сравнению с некоторыми из предыдущих лабораторных парадигм, используемых для оценки мимики.Сначала исследователи включили очень большую выборку. Макдафф и его коллеги протестировали в десять раз больше участников, чем тестируется в типичном лабораторном исследовании, что дает уверенность в том, что наблюдаемые здесь половые различия отражают различия в общей популяции. Во-вторых, в этом исследовании оценивалась мимика, возникающая в ответ на натуралистические раздражители в повседневной обстановке, что дополнительно увеличивало обобщаемость результатов. В-третьих, исследователи собрали данные из пяти стран, что позволило провести кросс-культурное сравнение эмоциональной выразительности.

Несмотря на эти преимущества, есть еще вопросы, на которые нужно ответить. Являются ли женщины и мужчины относительно более выразительными для счастья и гнева соответственно, потому что они испытывают эти эмоции более интенсивно? К сожалению, участники не сообщили о своих внутренних эмоциональных реакциях на рекламу, поэтому нет возможности установить прямую связь между выражением лица и эмоциональным переживанием. Кроме того, поскольку исследователи сосредоточились на поведении лиц, а не на отдельных внутренних эмоциональных состояниях, мало что известно о половых различиях в реакциях на определенные состояния, такие как отвращение, надежда или благодарность.По мере того, как ученые продолжают исследовать эти вопросы, мы можем быть вполне уверены в одном: несмотря на голливудские образы, женщины не всегда выразительны, а мужчины не всегда стойкие. Напротив, интенсивность реакции, вероятно, будет зависеть не только от пола человека, но и от конкретного эмоционального состояния.

Перейти к основному содержанию Университет Невады, Лас-Вегас Аудитории
  • Студенты
  • Факультет / Персонал
  • Выпускники
  • Доноры
  • Сообщество
Темы
  • Около
  • Академики
  • Прием
  • Легкая атлетика
  • Campus Life
  • Исследования
Меню Найти закрыть Исследовательская лаборатория в UNLV меню

Исследовательская лаборатория в UNLV

  • Дом
  • Члены команды
    • Как присоединиться
    • Учебная программа
  • Исследования
    • POES
    • Презентации на конференциях
  • Мастерские
  • Информационный бюллетень
  • Свяжитесь с нами
близко найти регион

Найти

Выполните поиск по этому сайту.

Поиск
  1. Группа интерактивных измерений
  2. Страница не найдена

Страница не найдена

Результаты не найдены.

Поиск
Последние комментарии
    Архив
    Категории
      • Без категорий
      Мета
      • Войти
      • Лента заявок
      • Лента комментариев
      • WordPress.org
      • 60 лет
      • Соответствие
      • Разнообразие
      • Верхний уровень
      • Центр новостей
      • Посетите UNLV
      • Занятость
      • Карты кампуса
      • Информация о парковке
      • Безопасность и чрезвычайная ситуация
      • Связаться с UNLV
      • Университет Невады, Лас-Вегас
        4505 S.Мэриленд Пкви.
        Лас-Вегас, Невада 89154
      • Телефон: 702-895-3011
      • Уведомления в кампусе
      Подготовлено UNLV Web & Digital Strategy
      • © UNLV, 2021

      эмоциональной выразительности для лидеров | Тренер для руководителей, тимбилдинг, адаптация и коучинг по лидерству

      На прошлой неделе я писал о том, как мы определяем присутствие руководителей.Один из компонентов исполнительного присутствия — эмоциональная выразительность. Насколько хорошо руководители вашей организации выражают свои эмоции? А вы? Вы правильно формулируете свои чувства? Используете ли вы эмоциональную выразительность, чтобы убеждать и вдохновлять других?

      «Великие лидеры движут нами. Они разжигают нашу страсть и вдохновляют нас на лучшее. Когда мы пытаемся объяснить, почему они так эффективны, мы говорим о стратегии, видении или сильных идеях. Но на самом деле все гораздо примитивнее. Хорошее лидерство работает через эмоции.~ Дэниел Гоулман, Ричард Бояцис и Энни Макки, Primal Leadership (Harvard Business Review Press, 2013)

      Лидеры несут ответственность за уровень энергии своих организаций. Хотя исследования продемонстрировали тесную связь между энтузиазмом, целеустремленностью и бизнес-результатами, многие лидеры спотыкаются об эмоциональной выразительности. Они не решаются выражать как положительные, так и отрицательные эмоции, пытаясь сохранить авторитет, авторитет и авторитет. Следовательно, они теряют один из лучших инструментов для достижения эффекта.

      Лидерство и эмоциональный интеллект

      «Роль эмоциональной зрелости в лидерстве имеет решающее значение». ~ Кэти Любар и Белль Линда Халперн, «Лидерское присутствие: драматические методы достижения, мотивации и вдохновения» (Penguin Group, США, 2004)

      Программы

      MBA не учат эмоциональной выразительности, хотя профессора часто рассматривают эмоциональный интеллект как важное качество лидерства.

      Эмоциональный интеллект — это способность понимать свое — и других — настроения и эмоции и управлять ими, и это важнейший компонент эффективного лидерства.Лидеры на всех уровнях организации должны владеть:

      1. Оценка и выражение эмоций
      2. Использование эмоций для улучшения когнитивных процессов и принятия решений
      3. Психология эмоций
      4. Надлежащее управление эмоциями

      Каждое сообщение имеет эмоциональную составляющую, поэтому лидеры должны научиться формулировать и выражать свои чувства. Достижение этой цели вдохновляет вашу команду в пяти основных областях:

      1. Разработка коллективных целей
      2. Воспитание понимания важности работы
      3. Создание и поддержание энтузиазма, уверенности, оптимизма, сотрудничества и доверия
      4. Поощрение гибкости в принятии решений и управлении изменениями
      5. Установление и поддержание значимой организационной идентичности

      Лидеры создают подлинные отношения, выражая интерес к своим людям и проявляя сочувствие.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *