Еврейские обычаи в семье: Еврейская семья

Содержание

Еврейская семья

Что вы знаете о традициях еврейской семьи? Начнем с ее создания. Все хотят счастья, и вот жених и невеста стоят под хупой, которая символизирует крышу их будущего дома. Две половинки становятся единым целым, и Творец находится между ними. По еврейской традиции любовь зарождается после хупы и растет от общих усилий мужа и жены, когда они учатся отдавать друг другу. Научиться жалеть, понимать, принимать, прощать – вот ступени к счастью и пройти по ним нужно вместе. Мир в семье – вот идеал, к которому стремятся супруги.

Немного о моей семье

Вы любите подглядывать в замочную скважину? А пробовали? Давайте сегодня заглянем ко мне, а потом и до вас очередь дойдет. Я хочу рассказать вам о семье моей бабушки Муси. Ее мама осталась одна с двумя детьми, а потом и сама заболела и умерла. Время было такое, тиф свирепствовал. Бабушка тоже заболела, но выжила. И этих двух детей забрал в свою семью брат их мамы. А в семье было своих шесть детей, но другие варианты даже не рассматривались. Тетя и дядя относились к бабушке и ее брату как к своим детям, не лучше и не хуже.

А дети их были просто счастливы, хотя семья жила небогато и еду приходилось теперь делить на десять человек. Все дети выросли, выучились и сохранили прекрасные отношения. Ездили друг к другу в гости и тогда вспоминали смешные случаи из своего детства.

Бабушка часто рассказывала мне про свою тетю Бесю, на которую свалились все дополнительные заботы, и была ей благодарна до конца своей жизни. У тети был особенный характер. Она никогда не думала о плохом заранее, и это помогло им всем выжить в то тяжелое время. Она была стержнем семьи, дарила любовь и оптимизм всем детям и мужу. Даже, когда они выросли и разъехались по всей стране (в Ташкенте жила одна сестра, в Ленинграде еще одна, остальные жили в Одессе и Краснодаре), она объединяла всех и дети с семьями часто собирались в родительском доме. В то время не считалось подвигом взять детей и вырастить, но привить им любовь к семье и любовь и уважение ко всем родственникам – это дело не такое простое и всегда зависит от матери. Атмосферу дома создает мать, и она же объединяет семью.

Моей бабушке удалось перенять все эти навыки объединения семьи и, даже передать троим детям и внукам. И для правнуков ее – семья на первом месте.

Семейные ценности всегда передавались из поколения в поколение. Многие женщины хотели бы иметь мужа – еврея, потому что слышали, что они все делают для своей семьи. А какое трепетное отношение к детям. Для современного еврейского папы нет проблем присутствовать на родах, менять памперсы, купать ребенка и даже остаться с малышом на целый день.

Отношение к чужим детям, особенно к солдатам, тоже впечатляет. Ну, в какой стране может быть такое объявление в кафе, которые появляется у нас во время обострения конфликтов «Для солдат – еда бесплатно».

Наши друзья из России, с ними мы ездили на горячие источники, с удивлением заметили, как много там отдыхают семьями: родители, дети, бабушки, дедушки.

Как-то пошли в кафе семьей, брат, сестра, дети их, с нами еще была тетя – 90 лет. Когда выходили, в дверях встретили такую же компанию и тоже с ними бабушка примерно такого же возраста. Семейные связи сильны в еврейских семьях.

Куда пропадает тепло в отношениях?

Но вот вопрос, куда же пропадает это тепло и любовь, когда мы выходим на улицу? Я не говорю про поведение на дорогах, там всегда впереди – козел, а сзади – идиот. Не знали? А вы проследите, как вы их называете. Как – то нам пришлось ехать в аэропорт на двух машинах, встречать друзей. Мой муж на дороге вел себя идеально, он знал, что за ним еду я. Почему бы каждому не представить, что впереди едет его сын или дочь, а сзади жена или друг и тогда поведение на дороге изменится. Ведь на самом деле – мы одна семья и все друг другу родные люди, только жаль, что вспоминаем мы об этом только когда нам угрожают и на нас нападают. Так может нужно сказать спасибо нашим врагам? Ведь благодаря им, мы просыпаемся ото сна, где ненавидим друг друга и становимся семьей. Враги пробуждают в нас лучшие чувства, благодаря им наши отношения становятся исправленными и мы опять ощущаем себя любимыми и любящими. Когда каждый думает о каждом.

Семья – это ежедневные усилия

Семья – это постоянная стройка, это ежедневные усилия. Только у животных – это инстинкт и им не нужно делать никаких усилий.

Есть такое выражение – «Мой дом – моя крепость», но это верно, если человек один. Растущий эгоизм отдаляет членов семьи друг от друга и они становятся врагами, не могут жить вместе, ведь каждый считает, что другой живет за его счет.

У разных народов есть один обычай, если не получается построить семейные отношения, то обращаются к знающим, опытным людям, к мудрецам. И с этого начинается семья.

В семье люди соединяются не просто животной частью. Есть обязательства друг перед другом, перед детьми, родителями, обществом. Если бы не взаимные обязательства, то люди не ощущали бы семейную связь.

Всю мудрость жизни мы черпаем из Природы и она показывает нам на сколько может быть чудесной жизнь в гармонии с Природой и между собой, жизнь в объединении и процветании. И к этой цели – быть одной семьей в гармонии друг с другом мы и должны прийти.

Семья – это основа, потом район, город, государство, отношения между странами, весь мир. Но объединение начинается в семье.

Женя Поливода

Семья – это главное | Мигдаль

+27

Еврейская семья, еврейский дом, еврейская мама и еврейские дети. Простые и одновременно сложные понятия, как и еврейская жизнь в целом. Казалось бы, еврейская мама + еврейский папа + еврейские дети = еврейская семья. Но как водится у евреев, не все так просто. Зато просто поговорить о настоящей еврей­ской семье мы смогли с теоретиком и практиком в одном лице, мамой пяти мальчиков и двух девочек, ребецн Хаей Вольф.

Хая, какой должна быть настоящая еврейская семья?

Это глобальный вопрос. В первую очередь, это еврейский дом, обычаи, культура. Это семейные традиции, история и предания, это рецепты блюд, которые передаются от бабушки внучке. Это отношения внутри семьи, недаром заботливость еврейской мамы и еврейского мужа стали темами историй и даже анекдотов.

Сейчас для построения еврейской семьи у молодых людей есть возможность пройти через хупу, чтобы получить благословение, а потом уже строить отношения в доме, строить всю жизнь. И это самый серьезный экзамен.

В каком возрасте лучше создавать семью?

– В Мишне написано, что в 18 лет молодые люди уже готовы к хупе. Тут все зависит от парней и девушек, насколько они взрослые, какие у них характеры… Но сильно тянуть с женитьбой не стоит, все должно быть вовремя. Лучший возраст для брака и рождения детей 18-25 лет.

А кто в еврейском доме главный?

— О! Это сложный вопрос. Главных двое: муж и жена. Но обязанности и сферы ответственности у них разделены. Б-г сотворил мужчину и женщину разными: физиология разная, эмоции другие, философия другая, подход другой. Воспитание детей – это наше, поговорить с деть­ми, поговорить с человеком, услышать его – это женщина может. Мы видим, что во всем мире большинство учителей в школе – женщины, а руководители – мужчины. Мы разные и должны понимать, какие у нас цели, и идти к ним аккуратно и красиво. По Торе – женщина отвечает за атмосферу в доме, она рожает и воспитывает детей, она отвечает за следующее поколение. Когда мы говорим «еврейский дом», не важно, какой это дом, богатый или нет, главное – атмосфера в нем. А ее, в основном, создает женщина. Если мама хочет соблюдать Шабат, то это получится, если мама этого не хочет то, как бы папа ни крутился, ничего не получится. Муж отвечает за то, что он обещал под хупой: приносить деньги в дом, обеспечить жильем… И супруги должны вместе воспитывать детей, в том числе и своим личным примером. Если папа любит читать, дети будут читать, если папа занимается спортом, дети будут делать упражнения вместе с ним…

Хая у вас семеро детей – от 4-х месяцев до 12,5 лет, кроме того вы много работаете. Как все успеваете?

– Моя мама вырастила 17 детей. У меня много братьев и сестер, и для меня это естественно, все идет по кругу, весело, дома всегда движение. И сейчас, когда я мать семи детей, я вижу как это непросто. Я свою маму спросила: как ты смогла? Все дети выросли полноценными людьми, мы не только выучились и получили нормальное образование и воспитание, главное, что у нас у всех душа здоровая. Мама ответила: это самое главное, это наша цель, ради этого мы росли, ради этого выходили замуж. И я понимаю, что это моя жизнь, ради этого я живу, так и должно быть. Представьте день, когда у нас очень много дел, и все нужно успеть, так в этот день мы лучше организованы, чем в день, когда дел немного. И намного больше успеваем. Надо раньше проснуться, сделать одно, другое, третье и стараться не потерять время.

А как проходит ваш обычный будний день?

– Мы просыпаемся утром, отправляем детей – кого в школу, кого в садик, кто остается с няней. Я даю распоряжения: что и когда должен есть ребенок. Моя главная задача утром – сделать так, чтобы дети ушли с хорошим настроением. Они не всегда спокойно выходят, потому что хотят спать, не успевают, забыли что-то. Моя задача организовать так, чтобы они вышли вовремя и более не менее спокойно. Потом я ухожу на работу и стараюсь к тому времени, когда дети возвращаются домой, быть дома. Я знаю, что дети, когда приходят домой, хотят поговорить. Ребенок хочет рассказать все, что с ним было за день, и если я пришла на полчаса позже, он уже занимается чем-то другим и забыл то, что хотел высказать, и он все оставляет в себе, и потом оно накапливается. Я чувствую, что надо пообщаться хотя бы две минуты с каждым из детей, иногда мы обсуждаем проблемы все вместе. Потом одни дети делают домашнее задание, другие играют. Вечер – это живое время. Затем ужинаем, купаемся. Когда дети ложатся спать, у меня есть какое-то личное время. Можно позвонить подружкам и пообщаться с ними, с сестрами и братьями.

Девочки и мальчики должны жить в отдельных комнатах?

– В зависимости от того, насколько ребенок взрослый. Девочки уже в 4-5 лет чувствуют себя взрослыми. Если есть возможность, то лучше дать детям отдельные спальни. Купать детей надо, естественно, в отдельном помещении, при закрытой двери. Девочка в 4 года уже понимает, что с мальчиками они разные, и мальчики с 5-6 лет не купаются вместе. У нас мальчики и девочки по отдельности ходят в туалет, купаются по очереди.

Хая, в еврейской семье допустимо физическое воздействие на детей в целях воспитания?

– К сожалению, иногда приходится давать по попе. Конечно, лучше объяснить, но дети не всегда понимают. Сказано: «Кто не наказывает сына своего, тот ненавидит его». Естественно, надо смотреть – какой ребенок: одного ребенка ударишь, и он так обидится, что ты потеряешь все что дала ранее, а есть дети, которым давать по попе не так страшно. А вообще, очень важно, чтобы мы сами давали детям хороший пример. Если мы хотим, чтобы дети соблюдали заповеди, мы должны сами их соблюдать. Если мы хотим, чтобы дети придерживались какой-то диеты, потому что это необходимо для их здоровья, значит мы тоже должны так есть. К примеру, нельзя есть жареную картошку, когда детям положено есть пюре и гречку. И так не только в еде. Если мы экономим деньги, значит, все экономят деньги. Естественно, что родители имеют приоритетное право. Если отец курит, то ребенок не курит, потому что это ему не по возрасту, отец имеет право на машину, ребенок, естественно, не имеет.

В Одессе сложно вести еврейский дом?

– Нет, не сложно, но это по-другому, чем в Израиле. Ребенок общается с разными детьми, они ходят друг к другу домой. Там может быть другой уровень требований у родителей, например, по телевизионным программам: то что я не разрешаю, другие родители разрешают и наоборот. Мы должны объяснить, что у нас так, и вложить в ребенка необходимые знания, много положительных вещей, для того, чтобы у него не оставалось «места в голове» и времени для обсуждения чего-нибудь другого.

Из книги “365 размышлений Ребе”.
Если вы озабочены только тем, что можете получить от этого мира, мир и все его сети только повлекут вас на дно. Если же вы ищете, что способны дать, вы, ваша часть мира и ваша душа возвышенны, наполнены светом. Так же и когда вы вступаете в брак. Ищите, что можете дать, и пожнете гармонию, любовь.
Лучшую стратегию для смягчения ссоры предложил мудрый царь Соломон: «Ласковый ответ тушит гнев». Если можете уступить, уступайте. Что касается того, в чем уступить вы не можете, то избегайте превращения этого в главный предмет спора. Сгибайтесь, как тростинка под ветром, не стойте на своем, как кедр. Когда ваш супруг увидит, что вы не стремитесь продолжать ссору, а отвечаете на пули цветами, на ядра улыбками, воинственность постепенно уляжется, так что вы сможете сесть и дружески обсудить реальные проблемы.
Самый важный аспект жизни Б-г вручил женщине.
От отца вы можете узнать, что вы должны делать. От матери вам станет известно, кто вы есть. Вот почему еврейство определяется по матери.
Изменение материального мира – задача двусторонняя. Принести духовное в мир призван мужчина. Возвысить мир, чтобы он стал духовным, – предназначение женщины. Мужчина имеет дело, главным образом, с настоящим. Будущее и те, кому жить в нем, в руках женщины.

Мы хотим, чтобы наши дети занимались спортом, потому что им надо немного похудеть. У них много энергии, но они так заняты –и домашним заданием, и другими делами, что у них нет свободного времени, чтобы требовать того, что есть у других. У нас в семье вообще не принято требовать чего-то, что есть у других. Дети знают, что у нас есть то, что мы можем себе позволить, и то, что мы считаем правильным и нужным.

Хая, а каким спортом занимаются ваши дети?

– Они занимаются кун фу, футболом. Мы стараемся, чтобы они не забывали о беговой дорожке.

А компьютер у вас дома есть?

– Есть, но изначально я не разрешала никакие игры. Компьютер нужен для занятий: писать рефераты, рисовать картинки, создавать открытки и отправлять их друзьям или родственникам . Но потом я разрешила детям поставить одну игру – футбол. Кроме того, у нас один компьютер на всех и, чтобы никому не было обидно, время работы ограничено – не больше часа. Кроме того, наши дети много читают. Мы покупаем много книг, и когда к нам приходят гости и спрашивают, что подарить, мы отвечаем: книги. В основном, это книги на иврите, но есть большое количество изданий и на русском языке.

А Интернет у вас есть?

– Да, но детям им нельзя пользоваться без взрослых. Кто-то должен быть рядом – или я, или папа.

Хая, как на ваш взгляд изменилась ситуация с еврейскими семьями в Одессе за последние годы?

— В последние 15 лет началось, слава Б-гу, возвращение к еврейской традиции. Все больше и больше еврейских семей приходят в синагогу на Шабат, на праздники. Все больше родителей отдают детей в еврейские школы, а в городе их, слава Б-гу, хватает – можно выбирать на любой вкус. Мы хотим дать молодым понимание того, что семья – это ценность, что семья – это самое главное.


«Еврейская жена и ее роль в семье»

Автор выставки: Н.Н. Прокопьева, заместитель директора по учету, хранению и реставрации музейных ценностей

Время и место экспонирования: онлайн с 03.03.2021 года

Как в любом традиционном обществе, в еврейском социуме брачное состояние представлялось наиболее нравственным и естественным. Молодые люди должны были найти себе пару и пожениться для «истинной ценности в жизни, для Торы, для защиты и мира».  К людям, преступившим брачный возраст и не вступившим в брак, не относились с уважением, подозревали их в греховности. Главное предназначение женщины и мужчины – продолжение рода, которое возможно было, по представлениям, только в браке, так же, как и исполнение многих ритуалов и обрядов, совершающихся в иудаизме в доме и в кругу семьи.

Роль женщины в воспитании детей, в обрядовой практике была огромна, она занимала высокое положение в еврейском обществе. Не случайно возникло шутливое выражение «еврейская мама», подразумевающее ее заботу, контроль всех семейных процессов, доходящий до крайности. Однако «удушающая» любовь и забота матери во многом исходила из постоянной тревоги за потомство, истоки кроются, в свою очередь в сохранении многовековой памяти о «жизни в изгнании» и желании сохранить свой народ. 

Брачный возраст, согласно разным источникам, наступал с 13 до 18 лет: именно в этот период молодым людям желательно было вступить в брак. В фольклоре отразилось ироничное отношение народа, особенно к девушкам, не вышедшим вовремя замуж, например, «перезревшая дева, что прошлогодний календарь» также считалось, что после двадцати лет незамужняя дева вводит мужчин в грех.

Родители по достижении их детьми брачного возраста начинали подыскивать пару, а когда находили подходящего партнера, договаривались и засылали к невесте профессионального свата. Жених с невестой могли быть знакомы либо впервые видели друг друга во время помолвки. Семьи старались выбирать пару из равных себе по положению; для успешного совершения брачной сделки не последнюю роль играли родовитость и экономическое положение семей, поскольку предполагалось, что еще несколько лет молодую семью придется содержать родителям жениха или невесты. Как и размер приданого невесты это фиксировалось в обручальном письменном договоре, который назывался тноим. В него входили условия и сроки свадьбы, это была добрачная запись материальной основы семьи. К концу XIX – началу ХХ века появилась готовая форма такого договора, напечатанная типографским способом, которую заполняли и подписывали. Вверху бланка тноим под надписью «С божьей помощью. В добрый час» помещено изображение рукопожатия – знак достигнутого соглашения.

Следующим документом, закрепляющим брак, была Ктубба – брачный контракт, который  жених вручал невесте под хупой; жена хранила его у себя и берегла. Это был очень важный документ, в котором перечислялись обязанности мужа по отношению к жене, при его потере, например, супруги не могли жить вместе, пока не напишут новый. Согласно брачному договору, муж брал на себя обязательства по содержанию жены как полагается «достойным еврейским мужьям». Ктубба гарантировала жене в случае развода определенную денежную сумму, оговаривались и другие условия. Текст Ктуббы, хоть и носил меркантильный характер, излагался поэтичным языком, украшался цитатами из Священного Писания, иллюстрациями к нему, знаками зодиака, что нередко превращало договор в произведение искусства.

Под хупой, в кульминационный момент свадебного ритуала жених надевал невесте кольцо. В конце церемонии принято было разбивать бокал в память о разрушенном Иерусалимском Храме. Для церемонии мать невесты пекла и дарила зятю специальный свадебный пирог, который шутливо называли «болячка моей мамы».

В еврейском обществе в случае смерти мужа для сохранения имущества его рода был возможен левиратный брак: бездетная вдова могла выйти замуж за его брата. При этом воля женщины не учитывалась, имело значение только желание или нежелание деверя. В случае отказа брата жениться, он должен был совершить обряд «халица», буквально «развязывание». Обряд совершался в синагоге в присутствии раввинского суда. Главная часть обряда халицы — разувание вдовой отказывающегося взять ее в жены деверя. Опершись спиной о стену, деверь выставляет вперед правую ногу в специально изготовленной непарной зашнурованной сандалии; вдова, а затем и он произносят на иврите предписанные формулы, после чего вдова нагибается, правой рукой развязывает ремешки его сандалии, снимает и отбрасывает ее через плечо, плюет перед ним на пол и произносит на иврите: «Так поступают с человеком, который не созидает дома брату своему, и нарекут ему имя в Израиле: дом разутого».  По завершении  обряда халицы,  вдова получает так называемый гет халица — документ, разрешающий ей «вступать в брак, с кем пожелает». Сандалия хранилась в синагоге и давалась на прокат.

                
Разводное письмо – «гет»
.

Витебская губ., Дубровинский у. 1924 г. «Составлено в местечке Ляды, стоящем на реке Мерея, в понедельник 17 нисана 5684 г. (1924 г.)

Муж Элиезер, сын Авраама Авели (?) дает развод своей жене Рейше (?), дочери Иехошуа.

Свидетели:

Хайим бен Гиршель(?) бен Авраам

Менахем Мендл Йицхак бен Пинхас».
                   

Инициатором развода мог быть только муж в случае бездетности жены или ее неверности. Слова из Торы «…пусть напишет ей разводное письмо» в еврейском праве интерпретировались буквально: составлялся документ – гет, который освобождал женщину от супружеских обязанностей. Разводное письмо, как и другие документы в иудаизме, имело устоявшуюся форму на иврите и включало следующую информацию: название города, реки, имена разводящихся, имена присутствовавших свидетелей. Разводное письмо надрезали по четырем углам и хранили в архиве синагоги.

В традиционной семье женщина фактически была главой, поскольку именно ей приходилось брать на себя ответственность за решение всех жизненно важных вопросов. Во многом это было связано с тем, что мужчина с согласия и при поддержке жены посвящал большую часть своего времени изучению Торы или молитвам и диспутам в синагоге, в то время как на женщину ложились основные заботы по обеспечению семьи. Женщины имели законное право заниматься торговлей — покупать, продавать, обладать собственностью.  Они рожали и растили детей, следили за благосостоянием семьи, были советчицами для своих мужей в любом деле.

Еврейский костюм черты оседлости  сформировался в XVII –XIX веках по образцу польского городского, а также испытал на себе влияние местного восточнославянского населения, но зрительно отличался от одежды соседей-христиан. Только в 1841 году правительством России было узаконено, чтобы «… евреи не отличались от прочих» в одежде (как польской и не имеющей отношения к еврейской религиозности). Этот указ с радостью восприняла еврейская молодежь, которая стала с удовольствием одеваться щеголевато и по-городскому, поскольку евреи вообще селились в городках и местечках, а не в сельской местности. Замужние женщины заменили тяжелые шали хлопчатобумажными платками в будни, чепцами и шляпками в праздничные дни, по-прежнему покрывая переднюю часть головы волосяными и шелковыми париками, поскольку еврейским замужним женщинам полагалось брить голову, чтобы «волосы не прельщали никого из посторонних». Основной одеждой у женщин были шелковые или хлопчатобумажные юбки, кофта с безрукавкой и по праздникам с нагрудным украшением – брустихлом. Три компонента одежды – брустихл, головной убор и передник были непременными составляющими женского костюма евреек, они видоизменялись, модернизировались, но не исчезали из костюма. Брустихл, наиболее примечательная часть костюма в праздничном варианте, имел картонную основу, обшитую шелком, бархатом, парчой, декорированной блестками, золотным шитьем, мишурной нитью, вставками из цветного стекла и искусственного жемчуга, металлизированным кружевом – «шпаньем» (испанское).

Женские головные уборы в виде чепцов, шалей и платков видоизменялись в зависимости от модных тенденций, но их продолжали носить с париками замужние  женщины в местечках, следуя религиозным традициям. Дополняли праздничный костюм шейные и головные украшения из перламутра, натурального или искусственного жемчуга. Его, предпочитали замужние дамы, в то время как незамужние отдавали предпочтение кораллам.

Женский передник первоначально выполнял, как и пояс-гартл в мужском костюме, не столько прагматичную функцию, сколько символическую – служил оберегом телесного «низа». Когда передники вышли повсеместно из состава городского костюма, ортодоксальные еврейки продолжали скрытно носить передник под одеждой.

В целом одежда местечковых женщин отличалась некоторой старомодностью по отношению к городской (с учетом требований скромности) в крое, материалах, декорировании, использовании устаревших форм и предметов одежды.

Роль еврейской женщины в духовной жизни семьи была не менее важна роли мужчины. Её главные обязанности в доме — это Заповеди, главные из  которых: отделение халы (кусочка теста до печения хлеба) и обеспечение кашрута (закона о требованиях, предъявляемых к продуктам питания и способам приготовления пищи), соблюдение чистоты семейной жизни, зажигание свечей.

Важные правила поведения за столом были изложены в талмудическом трактате «Дерехˊэрц» («Земной путь»). Его установления подчеркивают важность соблюдения гармонии в семейной жизни и предупредительного отношения к жене, детям и родственникам. Правила «дерехˊэрц» указывают, что человек должен быть вежлив, осторожен в словах и требованиях, обязан всячески избегать непристойной речи; должен есть меньше, чем позволяют его средства и прилично одеваться. «Дерехˊэрц» также предусматривает соблюдение правил хорошего тона в поведении за столом, приеме гостей и т. д. Существуют многочисленные строгие запреты, касающиеся пищи. Главным и единственным критерием ее пригодности считаются не соображения гигиены, а ее соответствие установлениям Торы.

Для приготовления пищи евреи использовали посуду, купленную на ярмарках, то есть ту, что изготовлялась в местах их проживания крестьянами и ремесленниками. При этом строго соблюдалось разделение емкостей для мясной, молочной пищи и воды, также и хранили посуду для разных продуктов на разных полках. Помимо утилитарной и эстетической, пища имела и другие функции. Так, оставленные кусочки хлеба на столе, предназначались для умилостивления духов. Пища с использованием лука и чеснока, имеющих резкий запах, использовалась в качестве оберега, а также в практических целях во время эпидемий.

Женской привилегией было зажигать свечи, чтобы благословить светом свечей приход субботы или начало другого праздника, приготовить субботний хлеб – халу. Зажигание свечей официально знаменовало начало священного времени в доме: когда зажжены свечи, действовали особые ограничения или наступало время соблюдения праздника. Также отделением будней от праздника и наоборот знаменовалось вдыхание ароматов пряностей и специй из специальных коробочек – годес (бсамим). Еврейский закон не предписывает, какие именно должны быть специи, главное, чтобы они имели аромат (например, корица или гвоздика). Вдыхая его, вся семья проходила обряд очищения. Серебряные сосуды для благовоний были любимыми изделиями еврейских ювелиров. Их изготовляли в форме готических башенок с флажками и колокольчиками, цветочных бутонов, рыбок и даже, отдавая дань веянию новой эпохи, машинок и паровозов в начале XX века.

Суббота начинается и заканчивается зажиганием огня. Ритуал упоминается в Мишне Торе и является одним из основных предписаний, которые надлежало выполнять женщинам, для чего использовались богато орнаментированные подсвечники, которые часто были парными. Вся церемония называется «Авдала» («Разделение») и означает отделение праздника от обыденности. Количество зажигаемых свечей точно не определено, но, по традиции, их зажигают не менее двух, иногда по числу обитателей дома. В пятницу вечером огонь символизирует радость и свет начинающегося дня, а в субботний вечер он говорит о возвращении в повседневный мир, где разрешен труд. Еще в начале XX века в некоторых еврейских общинах верили, что пламя свечей отгоняет различных демонов, в особенности Лилит, Аграт бат Махаллат и другую нечистую силу, которая становилась в особенности опасной в канун и на исходе Субботы. Возжигание огней субботнего вечера сопровождается другими символическими ритуалами и молитвой.

             
Амулет («каме’а») против тяжелых родов.

Витебская губ., м. Бешенковичи. Конец XIX – начало XX века. Бумага, акварель.

Текст повторяется дважды, в левой и правой частях амулета:

«Адам и Ева. Изгонит Лилит Саеуй, Сансануй, Самгалуф».

Изображение и текст воспроизведены по «Raziel» − книге XI века мистического характера, служившей своего рода инструкцией для изготовления амулетов.

            
Амулет («каме’а») для охраны роженицы.

Витебская губ., м. Бешенковичи. Конец XIX –  начало XX века. Бумага, акварель.

Текст: «В память Адама и Евы, да изгонится Лилит. Сануй и Сансануй и Самгалуф, Шамриэль и Хасриэль»..
    
     
             

      

Таким образом, семейные ценности в еврейской семье определялись женщиной, которая, по сути, отвечала за все, что происходило в доме и семейной жизни: продолжение рода и защиту детей, соблюдение правил и предписаний в поведении домочадцев, питание и исполнение домашних ритуалов.

О еврейском браке для чайников

О том, что такое традиционная еврейская семья, каковы в ней обычаи, бережно передаваемые из поколения в поколение; как иудаизм влияет на отношения мужчины и женщины, на воспитание детей; каковы особенности национального еврейского ухаживания и брака… Обо всем этом нам рассказали Елена и Марк Кацманы, которые сумели сохранить в своей семье традиционный уклад и стараются придерживаться истинно еврейского образа жизни.

 

Единение двух начал

Сегодня в России живет около 14 миллионов евреев. При этом очень легко найти человека, считающего себя евреем, и гораздо труднее — еврея, который действительно сохранил самобытные еврейские качества и традиции.

Скажем, ни один настоящий еврей не будет растрачивать свое время, да и жизнь бесцельно. Он всегда на работе, в общественной организации, в банке, в синагоге. По субботам — дома со своей семьей.

По словам Кацманов, в еврейской семье отношения, как правило, очень гармоничны. Иудаизм в этом помогает. В одной из главных древних еврейских книг, которая называется Танах, говорится, что брак — это единение двух начал — мужского и женского. Танах изучают с детьми, поэтому традиционно воспитанные евреи с самого раннего детства знают, для чего нужен брак и что он приносит в жизнь человека.

В старину было очень много самобытных традиций сватовства и свадебной еврейской церемонии. Не все они сохранились, но отголоски древнего уклада существуют и по сей день. Поэтому сначала — о том, как соединяли судьбы предки современных евреев.

 

Еврейская свадьба

Как правило, свадьбы игрались осенью. В назначенный день, когда родные и близкие сопровождали жениха и невесту, играл еврейский оркестр: скрипка, лютня, цимбала и бубны. Гости находились в синагоге или на площади возле нее. Жених и невеста становились под свадебный балдахин. Жених надевал невесте кольцо и произносил традиционные слова: «Этим кольцом посвящаешься ты мне согласно вере и закону Моисея и Израиля». Раввин читал «Ктубу» (брачный договор), а затем он или кантор пел семь свадебных благословений. Жениху давали в руки стакан, и он разбивал его в память разрушенного Иерусалимского храма. Так заканчивалась религиозная часть свадебного обряда.

Далее свадьба носила светский характер. Пели о женихе, о невесте, о матерях. Невеста исполняла танец с платком. На второй и третий день молодожены приглашались в гости. А дальше шли будни. Особенностью семейной жизни была замкнутость, что и определяло ее чистоту и крепость. Нарушение супружеского долга немедленно вызывало суровое осуждение общины.

 

 

В старину, в еврейских общинах…

Семейная жизнь определялась законами Торы и традициями, восходящими к далекой древности. Библейское благословение «плодитесь и размножайтесь» было обязательной религиозной заповедью для евреев. В брак вступали рано: юноши — в 18 лет, девушки — в 14 — 15 лет. Для молодого человека, собиравшегося жениться, существовало 10 заповедей. Не одобрялась женитьба ради богатства, жениться советовалось на девушке из хорошего дома. Еврейских мальчиков заранее готовили к семейной жизни. «При выборе жены будь осторожен»; «Продай последнее, что имеешь, и женись на дочери ученого человека»; «Не бери жену из более богатого дома, чем твой»; «Я не желаю сапога, который слишком велик для моей ноги», «Радость сердца — жена», «Наследие Бога — сыновья» — так им говорили отцы и дедушки.

Девочка же знала, что ей надо научиться быть доброй и рачительной хозяйкой. Знала она и то, что, если даже отец в детстве сосватал ее, ей будет дано право сделать свой собственный выбор. Закон считал желательным, чтобы родители не торопились с обручением, пока дочь не решит, нравится ли ей жених.

Сразу после помолвки родители жениха и невесты заключали письменный договор. Это юридический документ, в котором указывались размеры приданого и время свадьбы.

 

12 дней на разных кроватях

В еврейской семье очень важна эротическая сторона жизни. Что мудро, так как, согласитесь, гармония в этой области — необходимое условие для создания счастливого союза.

Первые годы брака — самое счастливое время для любой семьи. Но зачастую со временем чувства притупляются.

Иудаизм предлагает оригинальную формулу для поддержания остроты ощущений в интимной жизни. Какую? В течение 12 дней каждого месяца мужу запрещено прикасаться к жене. Это означает, что ему нельзя не только вступать с ней в сексуальные отношения, но даже касаться ее и спать с ней на одной кровати.

Такая сексуальная скромность…

Истинная еврейка не ходит на дискотеки, не носит открытую одежду. Она никогда не накрасится вызывающе. Дело в том, что для настоящего еврея скромно одетая девушка выглядит более желанным объектом, чем красавица с обложки модного журнала. В то время как многие женщины стремятся показать свою красоту и сексуальную привлекательность, еврейская женщина выглядит загадочно и скромно.Еврея ее недоступность завораживает и манит, он пытается разгадать тайну прекрасной незнакомки.

Даже если еврей не получит в ответ благосклонности, он будет с восхищением любоваться ею издали. Таково традиционное мужское отношение к женщине у евреев.

Кстати, Елена Кацман рассказала нам, что ее будущего мужа всегда восхищала ее неприступность. Ему пришлось добиваться ее очень долго!

 

Женское начало

Ни одна религия мира не относится с таким уважением к женщине, как иудаизм. Национальность у евреев передается по материнской линии. Женщина — принимающее и развивающее начало жизни, и потому любой еврей воспринимает женщину как главную ценность мира. Сегодня еврейская женщина наравне с мужчиной получает образование и работает, причем она может занимать любые должности — хотя в ортодоксальной семье муж мог и запретить жене работать. Но все же главной «профессией» для еврейской женщины остается семья. Некоторые иудеи предпочитают, чтобы их жены, как и прежде, были домохозяйками, занимались воспитанием детей и выращиванием цветов. Недаром иудаизм учит, что существуют две функции, которые выполняет человек: внешняя, за которую отвечает мужчина, и внутренняя, ответственность за которую несет женщина.

 

Автор: Мария Свободная, Татьяна Шлапак

 


Присоединяйтесь в Telegram

Подпишитесь, и мы будем присылать Вам самые интересные статьи каждую неделю!

Семья (Обычаи и традиции) / Главы / Библиотека / Еврейская интернет библиотека

Семья (Обычаи и традиции)

Семья (Обычаи и традиции)

Известно, что благополучие всего нашего народа зависит от благополучия каждой семьи. Традиция создания семьи требовала от жениха и невесты соблюдения ограничений и правил, которые навечно связывали их узами брака.

Обычаи и обряды цементируют крепость еврейского народа, подтверждают его вечность. Их следует сохранять.

Историки и этнографы осуждают ранние браки среди горских евреев, хотя этот обычай позволил евреям выжить, когда эпидемии и физическое преследование не оставляли надежды на будущее.

Девочек сватали в возрасте 13-14 лет. Даже, если они ещё не были готовы к супружеской жизни, им давали время к физиологическому и духовному созреванию в период между сватовством и браком. Период этот мог продолжаться и год, и два, и несколько лет.

В то же время женихи лет на десять были старше своих невест. И были готовы к самостоятельной жизни и к продолжению рода. Бывали исключения, когда из-за особых обстоятельств женили мальчиков в 14-15 лет.

Обряд сватовства устраняет вероятность случайной связи. Учитывают происхождение невесты и жениха, родственные связи, социальное положение, душевные и физические достоинства и совместимость.

В таком случае, даже если между женихом и невестой не было личной договоренности, а лишь исполнение желания родителей, они достаточно знали друг о друге и могли дать согласие или отказаться.

Родственники жениха и родственники невесты составляли договор, на иврите — тнай (этот обряд горские евреи называют тоной) и назначали день свадьбы.

Отец невесты называл сумму, которую следует внести за невесту (калым). Деньги шли на приобретение приданого невесты и на её предсвадебные расходы.

Определяли участие каждой стороны, жениха и невесты, в будущем свадебном обряде. Дарили подарки невесте, жениху и всем участникам торжества.

После сватовства родители невесты приглашали жениха и его друзей на праздничное угощение. Теперь он мог посещать дом своей невесты.

К субботе и к праздникам жених посылал невесте продукты для праздничного стола, дарил подарки родителям, братьям и сёстрам. От невесты тоже несли подарки в дом жениха.

За несколько дней до свадьбы родители невесты накрывали стол и приглашали родственников жениха и своих родственников описывать приданое невесты. Показывали гостям каждую вещь, и рабби записывал на особых листах название и количество вещей, в том числе и личных украшений невесты. Запись скреплялась подписью рабби и двух свидетелей, один со стороны жениха, другой со стороны невесты. На следующий день вещи везли в дом жениха и готовили комнаты к приходу невесты.

Свадьба начиналась одновременно в двух домах, в доме жениха и в доме невесты. В первый вечер родители жениха накрывали столы для своих родственников, а родители невесты для своих родственников и друзей.

На следующий день жених и невеста постились с рассвета до вечера и совершали ритуальное омовение, как на Йом Кипур. В старые времена жених купался в речке или в море, а невесту обязательно водили в микву. Невеста, не прошедшая воды миквы запрещена жениху.

Хупу, бархатный балдахин на четырёх столбах, устнавливали во дворе дома невесты в конце дня, до наступления темноты. Жених шёл за невестой в сопровождении родственников и друзей. Несли подносы с угощением и подарками, выкупать невесту. Горели свечи, плакала зурна, и били барабаны. Когда жених в талите становился под хупу, женщины приводили невесту.

Рабби читал кэтубу, обязательство жениха перед невестой, и проводил обряд кидушин, посвящения, и несуин, бракосочетания. Жених накидывал невесте на голову платок, в память о разрушенном Ирушалаиме разбивал стакан, и под музыку и со свечами вёл её в свой дом.

Невесту в дом жениха заводили её брат и близкая подруга. Невесту и жениха осыпали конфетами и рисом. У входа их встречала мать жениха. Перед тем, как посадить невесту на отведённое для неё место, она выводила её на танец. С невестой танцевали и другие родственники, сначала по очереди, потом все вместе. Во время танца они вкладывали в руки невесты деньги, которые будут нужны молодожёнам в первые дни совместной жизни.

Немного времени посидев за столом, жених и невеста ели в первый раз за весь день, а потом уходили в комнату, отведённую для их уединения. К столу возвращался только жених. О благополучном исходе свидетельствовали две женщины, которые прятались в тёмной комнате, или же жених сам выносил платок свидетельства. Друзья хватали платок и мчались к его родителям, получить взамен приличный выкуп. Свадьба с музыкой и танцами продолжалась до утра.

И вы будете благословенны для мирной и счастливой жизни в отстроенном Ирушалаиме. Амен.

Еврейская семья | Энциклопедия иудаизма онлайн на Толдот.ру

Оглавление

Еврейское счастье ↓

Любовь — основа семьи? ↓

Что такое любовь: понимание первое ↓

Разочарование и другие проблемы такой любви ↓

Внешние влияния: наше поведение ↓

Внешние влияния: желание сравнивать ↓

Корень проблем в современных семьях ↓

Развод? ↓

Любовь в Иудаизме — любовь без эгоизма ↓

Почему больше любим тех, кому больше даем ↓

Главное — начать ↓

Различие между мужчиной и женщиной ↓

Жизнь на основе Хеседа

Скромность ↓

Взгляд на интимные отношения ↓

Дети — не «экзамен на прочность!» ↓

Семья — «малый храм» ↓

Еврейское счастье
[↑]

«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Знакомые строки, не правда ли? Так начинается роман Льва Николаевича Толстого «Анна Каренина». Сегодня мы поговорим о семьях счастливых, похожих друг на друга, и о семьях несчастливых, каждая из которых несчастлива по-своему.

Еврейская семья в России всегда считалась образцовой. Особенно ценились еврейские мужья — не пьют, не гуляют, не дерутся, деньги регулярно приносят домой. Крепкий еврейский брак, не в пример русскому, славился верностью и взаимопочитанием супругов, дышал спокойствием, миром и любовью. Разводы среди евреев встречались крайне редко. Словом, идеальная картина семьи. Правда, за последние поколения эта идиллия несколько померкла, но в целом еврейская семья, живущая в России, продолжала — несмотря на все кризисы, которые коснулись и ее — выгодно выделяться на общем неблагополучном фоне всего института брака.

За последние 20 лет пределы бывшего Советского Союза покинули десятки тысяч еврейских семей. Расселившись по всему миру, они осели в Израиле, Америке, Европе, Австралии. И что-то надломилось в них. В этих далеких и благополучных землях что-то случилось с традиционной еврейской семьей. Она стала распадаться. Количество разводов среди приехавших из России поразило израильских социологов, журналистов и политических деятелей. Посыпались исследования, опросы, аналитические статьи в газетах. Принялись искать причину стремительного разрушения такого большого количества некогда крепких семей. Мы не будем заниматься поисками этих причин, их не одна, а много. Каждая семья несчастлива по-своему. Но согласитесь, каковы бы ни были эти причины, неожиданно выясняется, что хваленый еврейский брак не такой уж незыблемый, каким казался там, в России. Установленный факт: как только сменились среда существования и условия жизни — некогда крепкая семья рухнула. Значит, и раньше в ее основе лежало что-то неверное, ложное. Какая-то скрытая болезнь дремала в ней, не проявляясь до поры до времени внешне. Ведь абсолютно здоровая, «правильная» семья непременно выдержала бы любое испытание, акклиматизировалась бы в новых условиях и продолжала бы нормально функционировать. Случались удары и в советское время: террор 37-го года, эпоха гонений на «космополитов», бытовой и государственный антисемитизм, — раньше все это сплачивало евреев-супругов, объединяло их в борьбе за выживание, за предоставление детям лучших условий, за их будущее. Что новое и непреодолимое возникло теперь? Экономические невзгоды, навалившиеся на эмигрантов? Но и в прошлом, каких-то двадцать-тридцать лет назад, мало кто мог похвастать обеспеченностью. Незнание языков? Но еще наши дедушки и бабушки — та же, по сути, еврейская семья — оказались точно в таком же положении, когда срочно надо было перейти на незнакомый русский язык со своего местечкового жаргона. Поэтому повторяем: если перемена окружающей среды наконец-то надломила еврейскую чету, показав ненадежность их союза, значит и раньше было что-то ненадежное в их отношениях. Что?

Любовь — основа семьи?
[↑]

Все знают, основа семейной жизни — любовь. Так принято считать, никто в этой простой и очевидной истине не сомневается. Думать по-другому как-то даже неудобно. К этому слову — любовь — мы привыкли с детства. Оно было у всех на устах, раздавалось на каждом углу — дома и на работе, в школе и институте, в походе и по радио, в стихах и песнях, со всех сторон: любовь, любовь, любовь. Хорошая книга — про любовь, главные пожелания на свадьбе — мир да любовь. Смысл человеческой жизни объявлялся в поиске любви и ее торжестве. Без этого не мыслился ни прогресс человечества, ни полнота личной биографии. Кто несчастен? Тот, кого никто не любит. Кому все завидуют? Тому, кто испытал это чувство. Молодежь мечтала о грядущем, старики вспоминали о прошедшем.

Что такое любовь: понимание первое
[↑]

Все говорили о любви и превозносили ее. Но никто не задал вопрос: а что это такое? Вернее, были такие люди, но их были единицы.

Например, писатель Лев Николаевич Толстой. Он задал этот вопрос в своем рассказе «Крейцерова соната». Рассказ известен, нет ни одного интеллигентного человека, принадлежащего русской культуре, который бы его не читал. Тем не менее позволим себе пространную цитату. Итак, глава вторая, продолжение сцены «в вагоне». (Орфография по изданию 1964 года, Худлит, Москва.)

— Да-с, но что разуметь под любовью истинной? — неловко улыбаясь и робея, сказал господин с блестящими глазами.

— Всякий знает, что такое любовь, — сказала дама, очевидно желая прекратить с ним разговор.

— А я не знаю, — сказал господин. — Надо определить, что вы разумеете…

— Как? очень просто, — сказала дама, но задумалась. — Любовь? Любовь есть исключительное предпочтение одного или одной перед всеми остальными, — сказала она.

— Предпочтение на сколько времени? На месяц? На два дни, на полчаса? — проговорил седой господин и засмеялся.(…)

— На сколько времени? надолго, на всю жизнь иногда, — сказала дама, пожимая плечами.

— Да ведь это только в романах, а в жизни никогда. В жизни бывает это предпочтение одного перед другими на года, что очень редко, чаще на месяцы, а то на недели, на дни, на часы, — говорил он, очевидно зная, что он удивляет всех своим мнением, и довольный этим.(…) Любить всю жизнь одну или одного — это все равно, что сказать, что одна свечка будет гореть всю жизнь, — говорил он, жадно затягиваясь.(…)

— Но позвольте, — сказал адвокат, — факт противоречит тому, что вы говорите. Мы видим, что супружества существуют, что все человечество или большинство его живет брачной жизнью и многие честно проживают продолжительную брачную жизнь.

Седой господин опять засмеялся:

— То вы говорите, что брак основывается на любви, когда же я выражаю сомнение в существовании любви, кроме чувственной, вы мне доказываете существование любви тем, что существуют браки. Да брак-то в наше время один обман!

— Нет-с, позвольте, — сказал адвокат, — я говорю только, что существовали и существуют браки.

— Существуют. Да только отчего они существуют? Они существовали и существуют у тех людей, которые в браке видят нечто таинственное, таинство, которое обязывает перед Б-гом. У тех они существуют, а у нас их нет…

Вот, что пишет Толстой, — говоря, впрочем, не от своего имени, а вкладывая эти резкие слова в уста одного из своих персонажей. Но чувствуется, что сам Толстой согласен с вышеупомянутым седым господином. По крайней мере так следует из рассказа и из послесловия к нему, на включении которого в сборники всегда настаивал автор.

Скажите, согласны ли вы с тем, что брак существует только у тех людей, которые видят в нем обязательство перед Б-гом? Согласны ли вы, что у всех остальных брак — один обман? Повернется ли у вас язык произнести такие крамольные слова: любить постоянно одного — все равно что верить, будто одна свечка может гореть всю жизнь?

Любовь, к которой стремятся многие из нас, называют иногда романтической. В мечтах человек стремится к счастью. Такому, каким он его понимает и представляет. Т. е. к счастью в одеждах романтики. Он готов к сильным переживаниям, он даже согласен испытать страдания — если уверен, что они будут вознаграждены финалом, в котором ОН и ОНА находят друг друга. По сути дела — это магнетизм, который без предупреждения (но вполне ожидаемо) захлестывает человека, устремленного к любви. Какое-то таинственное и необъяснимое чувство, возникающее вдруг между теми, чьи пути пересеклись или вот-вот пересекутся в некой общей точке их судеб.

Разочарование и другие проблемы такой любви
[↑]

Идеал такой любви впитан нами с детства, причем возник он не столько из жизненных примеров, сколько из литературы и кино. Под их влиянием любовь ассоциируется у нас с непреодолимой тягой к объекту влечения, перемешанной с щепоткой ощущения беды и неопасной болью легкого томления в сердце. К ним следует добавить чайную ложку ревности, стакан прозрачной рассеянности, две-три мучительных бессонницы — по вкусу, а также неспособность вести осмысленные разговоры и слезливое выражение на лице. Перед вами рецепт романтической любви. Если вы приготовили из себя это блюдо, можете не сомневаться — вы влюблены по уши. По‑английски это называется to fall in love, буквально «упасть в любовь», т. е. подчиниться некой стихийной силе, захлестнувшей человека.

Однако, как можно «упасть в любовь», так можно из нее и выпасть — to fall out of love… Ничего не поделаешь. Если любовь слепа и иррациональна, если она не в нашей власти, то неизбежно в один прекрасный день мы почувствуем, что все кончилось, романтический пыл истощился, буря страстей утихла. Понятно, что субъект полон желания остаться в том же состоянии. Но чувству не прикажешь. Чувства — не наши рабы. Это, скорее, мы рабы собственных чувств. Влюбленность приходит без предупреждения, она же, не спросив разрешения, уходит. И нет в природе такой силы, которая могла бы ее удержать. Любое влечение — вещь непостоянная, а романтическое влечение тем более. Того, кто думает построить семейную жизнь на чувстве влюбленности, ждет разочарование. Его любовь подобна кипящей воде, снятой с огня: она быстро охлаждается. Если любовь — это только романтическое чувство, то Толстой прав: такая свечка не будет гореть всю жизнь!

Внешние влияния: наше поведение
[↑]

Посмотрим чуть глубже. Любовь, о которой говорит дама из «Крейцеровой сонаты», есть исключительное предпочтение одного или одной перед всеми остальными. Хорошее определение. Если есть предпочтение, значит есть конкуренция, своего рода конкурс на единственную должность — быть любимым. Только вы один победили в этом конкурсе. Но надолго ли одержана победа? Ведь конкурс продолжается. Муж и жена не остались наедине без связи с остальным миром. Конкуренция не прекратилась после свадьбы. Наоборот, она продолжается на новом этапе, более жестоком и неумолимом. Муж и жена выбрали друг друга, будучи молодыми и привлекательными, но время меняет их внешность. Уходит красота, привлекательность. Появляется сварливость, брюзжание. Работа, домашние заботы, — все это отнимает массу времени и сил, так что супруги уделяют друг другу все меньше внимания. Главные критерии, по которым когда-то было оказано предпочтение, со временем начинают пересматриваться и изменяться. А на арену каждый год выходят новые соперницы — молодые, цветущие, полные сил и задора. Или новые соперники. Сильные, заботливые, участливые. Они обнаруживаются повсюду: на работе, среди друзей, на улице.

Мы живем в свободном обществе, которое не считает постыдным такое поведение девушки, или даже взрослой симпатичной женщины, когда она всеми силами старается привлечь к себе всеобщее мужское внимание. Для этого используется богатый арсенал средств — одежда, поведение, речь. Кто знаком с таким явлением, как возвращение евреев к вере отцов [«тшува»], тот знает, насколько бывает трудно объяснить молодым людям требования к одежде, предъявляемые Иудаизмом. Молодые люди пребывают в плену стереотипов, считая, что все, к чему их приучили, — естественная человеческая норма. «Кому помешает, если я надену открытое платье?» — спрашивают девушки. Им даже в голову не приходит, что они мешают женам тех мужчин, которые, проходя мимо них по улице, окидывают их оценивающим взглядом. Конечно, никто не начинает увиваться за каждой привлекательно одетой прохожей. Никто не бросается на красивых девушек, пылая звериными страстями. Но подспудно происходит некий процесс: придя домой, сорокалетний мужчина видит свою немолодую супругу, стоящую на кухне не в самой праздничной одежде, и невольно сравнивает ее с теми, кого только что видел на улице. Сравнение не в пользу супруги, ибо последней явно не под силу конкурировать с молодыми. Она, как говорят в спорте, из другой лиги.

Но даже поняв это, девушка, воспитанная в свободном обществе и пришедшая на семинар по иудаизму, с трудом может примириться с мыслью, что ее наряд и поведение должны не привлекать мужских взглядов. С детства ее учили быть привлекательной. Мама, заплетая ей косички, приговаривала: ах, какая у нас красивая куколка. Она сама привыкла проводить часы у зеркала, прихорашиваясь и приукрашиваясь. В школе подруги завидуют красивым, мальчики хотят сидеть с ними на одной парте. Какая вы красивая! — один из лучших комплиментов женщине. В случае, если женщина явна не блистает красотой, ее можно поощрить другим комплиментом: вы сегодня отлично выглядите, или какое красивое на вас платье, Анна Семеновна. Красивая женщина, красивое платье. Главное — быть красивой. И наоборот, непривлекательная женщина — грош ей цена.

Так воспитывает нашу молодежь общество, которое мы зовем свободным. Оно нисколько не смущается нечестной конкуренцией, в которую оказывается втянутой замужняя женщина. Общество говорит ей: «Не думай, что со свадьбой твоя битва за мужа окончена. Если хочешь, чтобы муж продолжал тебя любить, ты должна бороться за него и побеждать. Ты должна стараться изо всех сил оставаться молодой и привлекательной, несмотря на возраст, роды и домашние заботы». Однако в этой конкуренции невозможно победить. Можно заниматься спортом, восточными оздоровительными комплексами упражнений, тратить уйму денег на косметику. Надолго ли этого хватит? Борьба обречена, потому что все преимущества на стороне бесчисленных молодых и свежих конкуренток. Против жены выступает само время, его нельзя победить, с ним приходят увядание и рутина, способная убить самые сильные чувства. Муж привык к своей жене, но любопытство тянет к чему-то новому. Как бороться с рутиной? Менять обстановку, наряды? Или постараться разбудить ревность в охладевшем муже? Надолго ли поможет реанимация чувств?

В подобной же тяжелой, безвыходной ситуации оказывается и муж. Если с годами он уделяет жене меньше внимания, чем прежде, она болезненно ощущает перемену. Ей нужно постоянно чувствовать, что муж ее любит и ценит, пусть даже для этого ей требуются большие усилия. Но вот, скажем, на работе, кто-то начинает обращать на нее внимание чуть больше, чем принято между знакомыми и сослуживцами. Мелкие знаки внимания, комплименты, улыбки. Вдруг озарение: без всяких усилий с ее стороны, она может получить желаемое, — и неважно при этом, куда новое увлечение приведет. Ведь это так легко! Вы хоть раз слышали, чтобы какая-нибудь женщина сказала чужому мужчине — перестаньте говорить мне приятные слова и улыбаться? Такого не бывает. Принято вести себя как раз наоборот.

В прошлом общественные нормы остановили бы нашу особу, флиртующую на работе с чужими мужчинами. Супружество считалось несомненной ценностью. Оно включало в себя такой важный элемент человеческого бытия как честь, — слово, ныне почти забытое. Ни честью, ни достоинством не было принято пренебрегать. Поэтому люди изо всех сил старались сохранить семейный очаг. Но в последнее время отношение к браку изменилось в худшую сторону, — вседозволенность расшатала общественные нормы. В результате получилось, что, находясь внутри семьи, нужно тратить колоссальные усилия для удовлетворения своих запросов, в то время как в другом месте — вне семьи — их можно удовлетворить практически моментально. Стимул для какой-либо работы в рамках семьи — в борьбе за ее благополучие — слабеет с каждым годом.

Внешние влияния: желание сравнивать
[↑]

И еще одна напасть. Если раньше нужно было конкурировать только с реальными соперниками, окружавшими семью, то теперь — с образами героев романов и кинофильмов. Западная культура построена на том, чтобы дать человеку иллюзию счастья. Причем, не важно какого. А раз так, то легче всего подарить ему удовлетворение искусственное, суррогат, или еще точнее сказать — концентрат, который может быть намного красивее и привлекательнее, чем то, что ему способна предоставить серая и пустая обыденность.

Женщина с молодых лет читает романы о любви, описывающие такую красоту и такую бурю страстей, каких в жизни достичь невозможно. Она смотрит фильм, героиня которого падает в обморок, когда ее целует любовник. Красивый любовник в красивых интерьерах. Зрительница видит себя на экране в образе героини, она испытывает восторг, близкий к обмороку. Ее целуют…

И тут первый пострадавший — ее реальный муж. Он сталкивается с серьезной проблемой: когда он целует свою жену, она в обморок не падает. Что он может противопоставить любовнику из Голливуда? Пока отношения между супругами были интимными, они жили и продвигались в своем собственном мире, шли рука об руку, падали, вставали, но двигались. Теперь их отношения потеряли интимность. В них агрессивно вторглось общество — с помощью кино и телевизора, с помощью современной индустрии развлечений. Общество знает, каким должен быть любовник для вашей жены, кого должны любить вы, на кого должны стараться походить ваши дети. Психологи и асы таких отраслей как реклама, мода, эстрада, кино высчитали вас, разложили по полочкам и диктуют, как вам жить.

Механизм воздействия прост. Жена неосознанно сравнивает своего мужа с тем, что она видит на экране, с плодами воображения сценариста и режиссера какого-нибудь лирического, а подчас просто эротического фильма, которые получат за прокат своего «произведения» два-три миллиона долларов. И скажите, разве муж, поставленный в такие условия, может с ними конкурировать? С его брюшком и начинающей пробиваться лысиной? Да он не больше, чем одинокий любитель против целой армии профессионалов! Умом женщина, может быть, понимает, что массовая культура обманывает ее, заставляя платить за суррогаты чувств и иллюзии удовольствий, но каждая прочитанная страница или увиденная ею киносцена запечатлеваются в ее подсознании. Хочет она или нет, но подспудное сравнение всегда происходит. И результаты этой подспудной работы, совершаемой постоянно, плачевны.

То же самое с ее драгоценной половиной. Мужчина, сидящий перед телевизором, наблюдает на протяжении полутора часов кинозвезду в самых впечатляющих ракурсах, а потом переводит взгляд на свою жену, располневшую, в домашнем халате, полную забот и претензий. Разве может она конкурировать в его глазах с Элизабет Тейлор, которая ничего от него не хочет, но призывно улыбается с экрана именно ему? Когда-то давно муж предпочел свою жену всем остальным, но каждый час, проведенный перед телевизором, подрывает это былое предпочтение. И если «любовь есть исключительное предпочтение одного или одной перед всеми остальными», то она действительно обречена. Вы помните, что ответил на это определение другой персонаж рассказа Толстого? «Ведь это только в романах, а в жизни никогда. В жизни бывает это предпочтение одного перед другими на года, что очень редко, чаще на месяцы, а то на недели». Но так, чтобы на всю жизнь, — не бывает.

Корень проблем в современных семьях
[↑]

Есть, однако, еще один уровень рассмотрения этой проблемы, куда более глубокий. Во второй половине девятнадцатого века в польском городке Коцк, жил большой мудрец и учитель, раби Менахем Мендл, известный всему еврейскому миру под именем Коцкер-ребе. Рассказывают, что однажды он спросил одного из своих хасидов: «Почему ты с таким аппетитом уплетаешь гефилте-фиш?» Тот ответил: «Потому что я люблю рыбу.» — «Сомневаюсь, — покачал головой Коцкер. — Тот, кто любит рыбу, оставляет ее в воде. Честнее будет признать, что ты любишь себя и свой живот, а твоему животу приятна рыба. Но не говори о любви».

Здесь, наверное, корень проблемы. Оказывается, любовь, о которой мы ведем речь, та любовь, которую дама из рассказа Толстого определяет как предпочтение одного или одной перед всеми, — вовсе не любовь. Точнее, это не любовь супругов друг к другу, это любовь каждого из них к самому себе. Чувство трогательное, нежное, вдохновенное, не знающее границ. Настоящая, вечная и верная любовь. Но к себе. Мужчина любит себя и ценит все, что доставляет ему удовольствие: фаршированную рыбу, хорошее вино, общество умных мужчин и красивых женщин. Как такая любовь приходит? Как в лучших романах — самым неожиданным образом: в один прекрасный день он обнаруживает, что, оказывается, предпочитает фаршированного карпа всем другим «дарам моря». Может быть, это звучит цинично, но в один прекрасный день он вдруг так же обнаруживает, что предпочитает всем женщинам одну — именно эту, самую красивую, самую добрую, наделенную всеми положительными качествами. И из чистой любви к самому себе — предлагает ей руку и сердце. Он волнуется, краснеет, чувствует себя счастливым или несчастным (потому что возникают какие-то временные затруднения). Он убеждает себя, что обожает эту женщину. Все время пребывает в фантазиях, представляя, как будет ему хорошо, когда они соединятся. И не понимает, что живет внутри иллюзии, которую сам и построил. Ему бы остановиться, задуматься и понять, что объектом его влечения является не вышеназванная особа, а он сам, что ему просто доставляет наслаждение быть с нею вместе — настолько она обаятельна, внимательна к нему, нетребовательна и пр. и пр. Смотрите, она его любит! Разве этого не достаточно? Они же единомышленники (думает он): они оба любят его! Конечно, не последнюю роль здесь играет и физическое влечение. Но и оно имеет ту же цель — усладить его, доставить ему минуты «упоительного счастья», «чарующего восторга» и пр… Разве он не похож на человека, склонившегося с вилкой в руках над тарелкой с аппетитным куском рыбы? Еще раз извините за цинизм. Но об этом написал Лев Толстой, великий русский писатель.

Итак, мужчина любит женщину, как гурманы любят рыбу. Правда, сказано, что тот, кто по-настоящему любит рыбу, оставляет ее в воде, а не тащит к себе в тарелку. Тот, кто по-настоящему любит женщину, думает о том, как принести ей счастье. Ей, а не себе. Но у нас наоборот: вступая в брак, каждый из молодоженов мечтает о том, какое наслаждение он получит от своего избранника. И все это облачено в романтическую вуаль якобы взаимной любви. На самом деле такой брак подобен торговому договору: я наслаждаюсь тобой, ты наслаждаешься мной. Договор двух любителей рыбы.

Маленькое замечание: мы никого не критикуем. Люди, страстно любящие себя, скорее всего не виноваты. Никто в нашем обществе не учил людей думать иначе. Все очень много писали и говорили о любви, но никто не попытался выяснить, что это такое. И все мы искренне принимали за настоящую любовь «любовь к рыбе».

Как выглядит супружество, построенное на такой «кулинарной» любви? Толстой в том же рассказе, в «Крейцеровой сонате», описывает первую ссору после свадьбы. Молодожены сами поражены мелочностью повода, по которому она вспыхнула. Читаем (в 12 главе): «…Это была не ссора, а это было только обнаружение той пропасти, которая в действительности была между нами. Влюбленность истощилась удовлетворением чувственности, и остались мы друг против друга в нашем действительном отношении друг к другу, то есть два совершенно чужие друг другу эгоиста, желающие получить себе как можно больше удовольствия один через другого».

Как только спадает с глаз романтическая пелена, выясняется ужасная действительность: под одной крышей, под одной фамилией, в одной постели соседствуют два эгоиста, чужие один другому… В такой семье всплески любви чередуются со вспышками ненависти. И чем сильнее их влечение одного к другому в «мирные» часы, тем сильнее ненависть в минуты «ссор». Неустойчивость чувств изматывает и изнуряет их. И самое главное, на это следует обратить внимание: если любовь пришла по каким‑то конкретным причинам, то, когда причины исчезают, исчезает и любовь. Поэтому тот, кто любит жену за то, что она доставляет ему наслаждение, перестанет ее любить, как только наслаждение пройдет. Кончилась новизна, прелесть, первое очарование. От всех этих романтических атрибутов нет и следа. А жена осталась. Что теперь прикажете с ней делать?

В том, что наслаждение слабеет с каждым годом, можно не сомневаться. Годы берут свое, физическая близость со временем приносит все меньше удовлетворения. Привычка, пресыщение, растущее непонимание и раздражение, — все это убивает эгоистическую любовь. Надоедает всю жизнь есть фаршированного карпа, хочется перемен на столе и в доме. «Любовь к рыбе», основанная на чистом эгоизме, не может продолжаться вечно. Одна свечка не может гореть всю жизнь…

Развод?
[↑]

Некоторые люди согласятся со сказанным. Действительно, признают они, нет никаких шансов сохранить первое чистое чувство на всю жизнь. Многие утрачивают его уже ко второму году супружества. Но брак можно сохранить на основе взаимного уважения! — Согласны, уважение супругов друг к другу — важный элемент в браке наряду с любовью. Но любви он не заменит. Ведь изначально все было построено не на уважении, а именно на любви! Можно по инерции прожить еще много лет после того, как любовь кончилась. К такому браку можно применить слова Толстого: «Да брак-то в наше время — один обман.» Два человека живут в одной семье, растят общих детей, ведут общее домашнее хозяйство, относятся друг к другу с уважением, повторяем — с уважением! — но далеки друг от друга, как до встречи в молодости, до влюбленности. Каждый живет сам по себе. Разве это не обман?

Впрочем, всегда есть выход — разойтись. То, что и происходит сейчас с некогда крепкими семьями. Этим выходом пользуются более половины всех супружеских пар, например, в такой стране, как США. В Израиле, как признают социологи, институт семьи еще существует, поскольку разводом кончается «всего лишь» каждый третий брак. И общество не приходит в ужас. Все мы взрослые люди, попытались — не получилось, ну и разошлись? Так смотрит общество. Но в жизни все резче и больнее: развод — тяжелейшая травма как для супругов, так и для детей. Поэтому признать развод лучшим решением нельзя. Что делать?

По-своему замечательный выход из положения предложила одна американка, доктор психологии. Скорее всего, такова природа человека, — утверждает она, — многие вообще не способны поддерживать долговременную связь с другими людьми. Сказанное касается не только семьи, но и дружеских отношений, деловых контактов и пр. Таким людям следует предоставить возможность подписывать краткосрочные брачные контракты сроком, допустим, от одного до пяти лет. Если в конце срока контракт по взаимному согласию не возобновляется, он автоматически теряет силу.

Предложение, не лишенное оригинальности. Есть в нем нечто, подобное решению, принятому одним городским советом по поводу огромной дыры на мосту, в которую регулярно проваливались машины. Члены совета решили построить внизу под мостом больницу с реанимационным отделением и кладбище, чтобы не возить трупы через весь город. Так поступает современное общество: сталкиваясь с проблемой, которая ему не по силам, оно объявляет, что на самом деле никакая это не проблема, а некий неразгаданный раньше нюанс сложной человеческой натуры. Нужно сделать так, чтобы этот ранее невыявленный нюанс не приводил к шуму, скандалам и разбитым жизням. Введем краткосрочные брачные контракты, и все будет тихо и спокойно [1] … Но ведь дело не в этом! Эпидемия ширится, все больше браков завершаются разводом. Восемь пар из десяти определяют свой брак как неудачный. Перед нами полное банкротство самого важного общественного института. И нужно иметь мужество в этом признаться.

Любовь в Иудаизме — любовь без эгоизма
[↑]

Принципиальный вопрос: возможен ли брак без любви и, если невозможен, то существует ли другой вид любви, без эгоизма? Талмуд в трактате Кидушин говорит: «Запрещено жениться на женщине, не увидев ее предварительно, чтобы не обнаружить в ней то, что будет раздражать; ведь Тора сказала: “Люби своего ближнего, как самого себя!”»

В высшей степени любопытное утверждение. Во-первых, оказывается, требование любить ближнего распространяется не только на все человечество, не только на голодающих негров в далекой Руанде, но и на конкретных близких людей, самых близких — на жену и мужа. Во-вторых, любовь — не право человека, а его обязанность. Муж ОБЯЗАН любить свою жену, жена ОБЯЗАНА любить мужа. Если что-то в жене будет раздражать мужа, он не сможет выполнить по отношению к ней заповедь любви к ближнему. Чтобы такого не произошло, им надо предварительно познакомиться еще до брака и выяснить, что в будущем спутнике жизни нет ничего неприятного и отталкивающего.

Пока разговор идет о минимуме требований — чтобы они друг друга не отталкивали. И что в результате? Выходит, после знакомства сразу можно жениться, вечная любовь обеспечена? Очевидно, Талмуд понимает любовь совсем иначе, чем романтическую влюбленность или предпочтение одной или одного перед всеми остальными. О той любви, которая наступает до брака, мы уже говорили. Но любовь в категориях Талмуда, настоящая любовь приходит уже в браке. Не до свадьбы, а после нее. Вот что говорит Тора о нашем праотце Ицхаке: «И взял Ривку, и стала ему женой, и полюбил ее». Сначала стала женой, а потом полюбил.

Теоретически, мы можем полюбить любого человека, если захотим. Но практически это очень трудно, если нас что-то в нем раздражает. Поэтому необходимо сначала познакомиться, убедиться, что в будущем спутнике жизни нет никаких неприятных черт. А все дальнейшее зависит от мужа и жены. Если захотят — смогут полюбить друг друга, все в их руках. Если не захотят, то не надо было и начинать. Любовь не придет сама по себе, это не внешняя иррациональная сила, наваливающаяся на нас сверху без предупреждения, как пишут в романах. То, что наваливается без предупреждения, никакая не любовь, чтобы там ни говорили о Ромео и Джульетте. Любовь возводят своими усилиями. Это долгий и кропотливый труд.

Слово аhава (буквы алеф, hэй, вейт) — любовь — родственно корню ав (hэй, вейт), что значит — дай. Не в том смысле дай — кого люблю, тому и дарю что-то от себя, а наоборот — кому дарю, того и люблю. Тот, в кого я вкладываю свои усилия, становится любимым мною. Эта истина человечеству давно известна. Почему мы любим своих детей, несмотря на то что они доставляют нам массу хлопот, подчас неприятностей, а иногда и болей? Сразу отбросим, как несерьезную, попытку объяснить все биологическим инстинктом материнства или отцовства. Представьте себе мать, волею судеб расставшуюся со своим ребенком сразу после родов и повстречавшую его лет через 15. Разве она его полюбит? Нет, потому что не вложила в него никакого труда, не заботилась о нем, не проводила у его кроватки бессонные ночи. Правило работает не только в области наших отношений с людьми, оно также верно и в плане наших отношений с неодушевленным миром. Художнику, много лет писавшему одну картину, очень трудно расстаться с ней, даже если ему позарез нужны деньги. Потому что в эту картину он вложил свою душу и чисто по-человечески успел к ней привязаться. Мы вообще привязываемся к некоторым вещам. Например, некоторые эмигранты, говоря о ностальгии, признаются, что больше всего скучают по маленькому дачному участку. Ничего странного, на протяжении многих лет они ухаживали за ним, удобряли, поливали, в конце концов привязались к нему, им было уютно на нем, они с ним вроде как подружились. И ничего особенного он им не давал. Чахлая вишня, две яблони с кислыми плодами и кусты сирени, которая цветет меньше месяца. Сплошные заботы. А вот скучно им теперь без него!

Почему больше любим тех, кому больше даем
[↑]

Любовь в наших руках: чем больше мы даем кому-то, тем больше его любим. Одна начинающая воспитательница детского сада поинтересовалась у психолога, как полюбить одного ребенка, который был ей противен. И получила такой ответ — надо начать заботиться о нем! Лишний раз вытереть ему нос, сменить штаны, умыть. И так каждый день. Не пройдет много времени, как окажется, что любишь этого ребенка и ждешь встречи с ним. Почему так происходит, в чем здесь секрет? Прежде всего в том, и мы об этом уже говорили, что в первую очередь человек любит самого себя. Когда он вкладывает свои силы в кого-то или во что-то, то начинает видеть в объектах приложения сил продолжение самого себя. Творение его рук, плоды труда безмерно ему дороги, потому что он как бы сливается с ними, смотрит на них как на часть своей личности. Жертвуя собой ради других людей, мы приближаемся к ним, испытываем чувства принадлежности, привязанности и преданности. Все эти чувства и переживания доставляют нам ощущение сильного наслаждения. Не эрзац ощущения, а настоящее переживание!

Тот, кто хочет полюбить свою жену, должен перестать мечтать о наслаждениях, которые он может получить через нее. Ему надо начать думать о том, как доставить наслаждение ей! И не потому что некрасиво быть эгоистом, а потому что это единственный путь ее полюбить. Такая любовь не слабеет с годами. Чем больше люди дают, тем сильнее привязываются друг к другу, так что в сорок лет можно любить сильнее, чем в тридцать, а в пятьдесят — сильнее, чем в сорок. И действительно, в настоящих еврейских семьях вы можете найти трогательную и крепкую любовь между глубокими стариками. Как видите, все в наших руках. Любовь может появиться и вырасти. А может и зачахнуть, как куст сирени под окном, который не поливают, потому что, видите ли, он перестал источать свой аромат. Стоит супругам начать смотреть друг на друга, как на удобные средства для удовлетворения собственных потребностей, как очень скоро они начнут выдвигать один перед другим требования, затем перейдут к перечислению взаимных обид, а потом вовсе каждый отвернется в свою сторону. Пропал аромат любви, все завяло.

Существует еще одна глубокая причина, по которой мы любим тех, кому даем что-то от себя, в кого вкладываем свои усилия. Человек обладает душой и телом — двумя сущностями, почти во всем противоположными одна другой. Душа пришла из духовного мира, тело — часть мира материального, физически ощутимого. У них принципиально разные стремления. Материальные стремления — взять себе, подчинить, использовать, т. е. они реализуются среди физических и эмоциональных удовольствий. Хотим мы или не хотим, но наше тело — законченный потребитель. Другое дело душа, она — как бы частица Б-га в человеке. Когда мы говорим, что человек создан по образу и подобию Б-га, то имеем в виду именно душу. Но что мы знаем о Творце, подобием Которого мы обладаем? Он — абсолютное совершенство, бесконечен, безграничен во времени и пространстве. Он всемогущ и поэтому ни в чем не нуждается. Он создал мир не для удовлетворения Своих потребностей, а только на благо Его творений. У Него отсутствует желание получать Себе, наоборот ему присуще безграничное желание одарять других благом. Если Он создал человека наподобие Себе, значит сделал его способным давать другим. Душа наша испытывает наслаждение, когда мы одаряем других, стараясь сделать их счастливыми. Материальному телу такие удовольствия не знакомы. В материи действует четкий принцип: чем больше ты даешь другим, тем меньше остается тебе. И прямо противоположное правило в области духа: чем больше ты даешь другим, тем сам становишься богаче, тем большее наслаждение испытываешь. И наслаждение это куда сильнее, чем все физические и эмоциональные удовольствия, знакомые телу. Это возвышенное наслаждение вместе с чувством привязанности и преданности и является любовью.

Главное — начать
[↑]

Конечно, не каждый из нас и не всегда способен испытывать удовольствие давая другим, некоторые чувствуют себя при этом как бы обманутыми, обойденными. Но таков уровень духовной ущербности: у них не развита потребность давать другим, она пребывает в зародышевом состоянии. В результате неправильного воспитания душа у них отодвинулась на второй план, а на первое место выступило тело с громким требованием удовлетворять его потребности. Но это не страшно. И у такого человека не все потеряно. Стоит ему начать одарять других, удовольствие придет и будет расти. Так обстоит дело со всеми духовными наслаждениями: они растут по мере того, как мы развиваем чувствительность к ним, хотя поначалу ничего не чувствуем. Как говорит Талмуд: в материальном мире можно наполнить только то, что пусто, в духовном, наоборот — наполнить можно только то, что наполнено. Снова мы приходим к тому же выводу: чем больше получает от нас наш спутник жизни, тем больше мы его любим. «Любовь к рыбе» неизбежно слабеет с годами, настоящая — лишь крепнет.

Иногда говорят: хорошо, я согласен давать, но чтобы и мне давали, а то я даю и даю, а что имею взамен? Нужно отметить, что давать с целью получать — то же самое потребление. Никакого альтруизма в нем нет. Продавец в магазине вручает товар покупателю только потому, что взамен получает деньги. На самом деле он получает, а не дает. То, что он протягивает товар с доброй улыбкой — всего лишь средство для получения. Есть и обратная ситуация: можно получать, чтобы что-то дать другому. Например, ваш друг с сияющим лицом приносит вам подарок, который вам абсолютно не нужен (хотя бы потому, что в день рождения получили несколько таких же подарков). Но вы принимаете его — чтобы доставить другу удовольствие. Какое? Удовольствие дарить подарки. Внешне вы получаете, а на самом деле даете. Вы и есть настоящий даритель. Вы — тот, кто наделяет другого большим наслаждением — сделать кому-то приятное.

Именно так строятся отношения в настоящей семье: давая, супруги не стремятся получить взамен ничего, кроме удовольствия от того, что они дают. Они получают это удовольствие только когда их спутник жизни наслаждается их вниманием к нему. Как видим, нужно уметь не только давать, но и принимать.

Различие между мужчиной и женщиной
[↑]

И здесь, как нам кажется, проявляются различия в природе мужчины и женщины. В них обнаруживается не подобие, а некоторая взаимная дополняемость. Можно назвать это различие также и симметричностью. В чем оно состоит? По сути, мужчина и женщина во многом отличаются друг от друга. «Нехорошо быть человеку одному, — говорит Тора. — Сделаю ему помощника против него». Интересное выражение — против него, на иврите «кенэгдо». Переводят обычно — помощника, соответствующего ему. Но слово «нэгед» — это всегда «против». Стало быть, женщина изначально создана как противоположность мужчине. Не в том смысле, что она борется с ним, а в том, что дополняет, в результате чего получается единое целое. Различий в их природе много, но самое существенное — в том что мужчине предназначено быть дающим, влияющим, ведущим, а женщине выделена роль ведомой, берущей. Известно, что мужчина устроен так, что он стремится к лидерству. В браке именно он влияет и одаряет. У женщины эта черта — по отношению к мужу — выражена слабее. Она великая дарительница — по отношению к детям.

Мы говорим о нормальных чувствах, а не о патологии, когда стремление к позитивному лидерству и ответственности вырождается в агрессивность, честолюбие и властность. Женская готовность принимать тоже не имеет ничего общего с эгоизмом. Но это именно то умение принимать, когда принимающий одаривает дающего (мы об этом только что говорили). Жена помнит, что принимает она для того, чтобы доставить удовольствие мужу. Так она одаривает, дает, вручает себя другому. А значит любит. И самое худшее, что может сделать жена, — дать мужу почувствовать, что она не нуждается в его внимании. Понятно, что все сложнее, и нельзя утверждать, будто функция мужа — только наделять, а функция жены — только принимать. Оба должны обладать обоими умениями. Но все же у мужчины доминирует умение давать, а у женщины — умение принимать.

Жизнь на основе
Хеседа[↑]

А теперь вспомним, что разговор идет о традиционных еврейских ценностях. Люди, получившие воспитание в рамках иудаизма, способны давать другим значительно больше, чем те, кто его не получил. Судите сами, в светской, нерелигиозной семье рождение детей планируется таким образом, чтобы у появившегося на свет малыша не было конкурентов. Хотим мы это или не хотим, но так происходит. Ребенок с рождения привыкает быть в центре внимания. Он получает все, что требует, и вырастает эгоистом. В религиозной семье у ребенка есть конкуренты, это его братья и сестры, поэтому он с начала знает, что мир создан не только для него. С первых своих дней он привыкает к необходимости считаться с другими, а чуть повзрослев, сам начинает заботиться о малышах, — это его первая школа альтруизма. Идя в религиозную школу, дети узнают, что ХЕСЕД — умение наделять других (часто переводится как «милость») — главное качество, за которое Авраам был избран Всевышним в родоначальники нового народа. Такого же качества ожидают и от них — маленьких евреев. В школах учат оказывать другим бескорыстную помощь. Эти уроки важнее всего того, что мы проходили в наших нерелигиозных «университетах». Дети учатся любить людей. Такое воспитание не пропадает с годами, как наши знания по тригонометрии или школьному английскому. Посмотрите, сколько видов бескорыстной взаимной помощи и взаимовыручки существует в еврейской религиозной среде! Вы хотите переехать на новую квартиру — к вашим услугам ГМАХ бесплатной информации о свободных квартирах. (ГМАХ — аббревиатура выражения «гмилут хасадим», добрые, бескорыстные дела.) Переехав, вы нуждаетесь в рабочих инструментах — вы получаете их бесплатно в другом специализированном ГМАХе. Справляя новоселье, вы ищете столы, стулья и большое количестве посуды — и для этого есть свой ГМАХ. У вас родился ребенок («мазаль тов!») — можете бесплатно получить на несколько месяцев коляску и детскую кроватку. Ребенок заболел, а аптека уже закрыта — не беда, у соседей есть ГМАХ лекарств. В «Яд Сара» (израильская система медицинской помощи, тоже ГМАХ) нуждающиеся получают на время любое медицинское оборудование. Кстати, не забудьте напомнить жене, чтобы вернула «платье для беременных» в тот ГМАХ, откуда оно было взято. В одном из религиозных районов Иерусалима, где проживают три тысячи семей, действует около 80 самых различных ГМАХов, включая и те, что дают людям беспроцентные ссуды. Поищите что-нибудь подобное в благополучной Рехавии! [район Иерусалима — прим. ред.]

Скромность
[↑]

Нет сомнения, что, воспитываясь в подобной среде, молодые люди при вступлении в брак готовы к тому, чтобы давать, а не брать, — причем в степени куда более высокой, нежели их сверстники из других слоев общества. У такой молодежи куда больше шансов на любовь, чем у других. Конечно, и им любовь не достается без труда. Иудаизм не верит в чудодейственные эликсиры. Только в том случае, если супруги будут постоянно и ежедневно бороться со своим эгоизмом, они смогут воспользоваться тем шансом, который дает им воспитание. Всем остальным, не получившим такого воспитания, намного труднее прийти к настоящей любви. Но и для них не все потеряно. Они тоже могут построить любовь, если захотят. Именно построить — трудом тяжким и самоотверженным. Но чем больше усилий будет ими приложено, тем более значительного результата они достигнут. Что касается той «конкуренции», разрушительнице семейных отношений, о которой мы говорили выше, то в еврейском ортодоксальном обществе ее попросту нет. Так «работает» Тора: исполнение ее заповедей требует специфического образа жизни, исключающего само понятие конкуренции — по крайней мере в сфере отношений между полами. Женщине Тора велит одеваться и вести себя таким образом, чтобы не привлекать к себе взгляды мужчин, не являться раздражителем их половых инстинктов. Эта заповедь включает в себя как формальные требования покрывать определенные части тела (назовем это буквой закона), так и общую скромность поведения (дух закона, не поддающийся формальному описанию). Закон ничего не имеет против естественного стремления женщины быть красивой. Все дело в акцентах: внимание и оценку своей внешности женщина должна получать исключительно от мужа. Выглядеть красиво для мужа — да, привлекательно для других — нет!

Мужьям Тора велит: «Не следуйте блудно за вашими глазами». Талмуд поясняет, что здесь имеется в виду не что иное, как запрет рассматривать чужих жен. Надо беречь свои глаза. Чтобы они не превратились в поставщиков информации, которая включит встроенный в человека аппарат инстинктов. Всю свою чувственную энергию надо сосредоточить на одной женщине — своей жене, избегая при этом любого сравнения, любых нежелательных ассоциаций.

Обществу в целом Тора предписывает дополнительную общую осторожность — своего рода коллективный договор безопасности: свадьбы, вечеринки, банкеты, т. е. все празднества, где присутствуют разные мужчины и разные женщины, должны быть раздельными: мужчины и женщины веселятся отдельно друг от друга. В том же здании, даже зале, но за стеной или перегородкой. В результате соблюдения этих трех заповедей («не ходи за глазами», влекись к своей жене, раздельные праздники) ортодоксальная среда не знает ни конкуренции, ни измен, ни ревности. Тем, кто первый раз об этом слышит, трудно поверить сказанному, ведь нас приучили к тому, что ревность — оборотная сторона любви, ее извечная спутница. Но вот оказывается, существует на земле общество, живущее в нашем цивилизованном мире, а не где-то в дебрях Амазонки, которому хорошо знакома любовь, но совершенно незнакома ревность. (Понятно, что и в нем встречаются патологии и исключения. Среди религиозных евреев всегда можно обнаружить некий процент людей, находящихся под сильным влиянием «светского» общества, его культуры и ценностей; они не строго соблюдают упомянутые заповеди при прочей внешней религиозности. Но на общую тенденцию заметного влияния они не оказывают).

Взгляд на интимные отношения
[↑]

Критической для многих пар является сексуальная сфера. Так 80% опрошенных в США разведенных пар указали на проблемы в этой области. Именно здесь ярче всего проявляется контраст между «любовью к рыбе» и настоящей любовью. В первом случае в половой жизни ищут источник физических и эмоциональных удовольствий — и до свадьбы, и после нее. При этом на супруга смотрят как на объект удовлетворения сексуального инстинкта. Динамика развития семьи здесь очевидна с самого начала: с годами эмоции лишь слабеют, в результате появляется разочарование, затем начинают сдавать и физические возможности, и вот наступает тяжелый кризис.

В ортодоксальной еврейской семье на секс смотрят совершенно иначе. Цель брака — максимальное сближение мужчины и женщины, их полное единство, а без физической близости оно недостижимо. Удовлетворение сексуального инстинкта — не цель брака, а средство для достижения любви. Извините за сравнение, но секс подобен мотору. Мы покупаем машину не для того, чтобы наслаждаться звуком работающего мотора, а чтобы можно было на ней ехать. У того, кто ищет в интимных отношениях только удовлетворение своих телесных запросов, этот мотор работает вхолостую: сначала ревет, гудит, грозится побить все рекорды автогонок, потом начинает барахлить и наконец совсем выходит из строя. Но тот, кто ищет в сексе способ истинного объединения со своей «половиной», вкладывает всю физическую энергию в достижение близости духовной. Его не пугает, что физическое удовольствие со временем слабеет, ведь он использовал его для достижения единства душ, — того единства, которое с годами не пропадает, но усиливается.

Касаясь физической близости, нельзя не напомнить, что именно здесь действует одно из самых мощных средств иудаизма. Оно является лучшим лекарством против рутины и пресыщения, так мешающих семейному счастью. В Талмуде написано: «Сказал раби Меир: Почему Тора велит, чтобы “нида” (женщина, которой запрещена близость с мужем) отдалялась от мужа на семь дней? Потому что муж привыкает к жене, и она может ему опостылеть. Но отделившись от него на семь дней, она вернется к нему как невеста в день свадьбы». То, что следует регулировать физическую близость, прерывая ее время от времени, понимают многие. Но в каком режиме регулировать ее, как часто и на какое время следует делать перерывы? Это знает только наш Творец. Ему в полной степени известны физиологические и психологические особенности мужчины и женщины. Он установил в заповедях Торы оптимальный режим семейной жизни, связанный с менструальным женским циклом. И наша практика подтверждает эту оптимальность.

Дети — не «экзамен на прочность!»
[↑]

Еще один экзамен для мужа и жены — дети. В семье, похожей на потребительский союз двух эгоистов, появление нового лица может поломать все отношения. Не участвуя в первоначальном договоре, цель которого — доставить максимум удовольствий его участникам, он властно требует к себе внимания, внося диссонанс в сложившийся гедонистический мирок. В результате супруги, если даже до этого они жили еще вполне счастливо, начинают отдаляться друг от друга. Семья не просто распадается, она вступает в полосу непрерывных конфликтов и войн. Многие по этой причине не решаются обзавестись ребенком. А родив одного, не спешат со вторым. Многодетные семьи в таком мире вообще редки. О каких новых детях может идти речь, когда появление каждого из них становится еще одним гвоздем в гробу семейного счастья? По крайней мере у русских евреев обычно все кончается одним ребенком. Правда, некоторые заводят еще и собаку. Про собаку ничего не скажем, но ребенок, как правило, вырастает избалованным, требовательным. Еще один эгоист, который в будущем пополнит общество таких же эгоистов.

Но если семья построена правильно, тогда каждый ребенок сближает мужа и жену. Раньше они жили только друг для друга, отдавая часть себя своему партнеру. Но отныне, создав нового человека, они вместе стараются наделить его всем, чем можно. Поэтому в ортодоксальных еврейских семьях не только не боятся рожать много детей, а наоборот — стремятся к этому. Религиозные евреи смотрят на детей как на одну из главных целей в жизни, а не как на помеху, с которой приходится мириться.

Семья — «малый храм»
[↑]

Если любовь строится совместными усилиями мужа и жены, если она оберегается от конкуренции и рутины, если она укрепляется рождением детей, то можно достичь ее идеала. Ивритское слово «аhава», любовь, имеет численное значение 13 — такое же, как у слова «эхад», один. Вряд ли это совпадение случайно: муж и жена должны слиться в единое целое, смести все преграды, отделяющие их друг от друга. Тот, кто проходит весь путь без компромиссов, достигает этого идеала. Об иерусалимском праведнике раби Арье Левине рассказывают, что как-то он привел свою жену к врачу. На вопрос, что ее беспокоит, он ответил: «У нас болит нога». То была не поза, то была самая обыкновенная фраза, выражавшая действительное положение дел: боль жены он ощущал как свою собственную, потому что за десятки лет совместной жизни сумел соединиться с ней в одно целое. На таком уровне заповедь «Возлюби своего ближнего, как самого себя» выполняется буквально, потому что нет стены между человеком и тем, кто к нему ближе всех.

Сказал раби Акива: «Если мужчина и женщина (“иш вэ-иша”) удостоились, то Шхина (ощутимое присутствие Всевышнего) находится с ними. Но если не удостоились, то огонь пожирает их». В слове «иш» — мужчина — есть буква «юд», которой нет в слове «иша»; а в слове «иша» — женщина — есть буква «hэй», которой нет в слое «иш»; объединившись, они составляют имя Б-га. Если муж и жена удостоились (т.е. живут правильной семейной жизнью), то Шхина — между ними. Другими словами, Б-жественное присутствие в их семье ощущается так, как оно ощущалось в Иерусалимском Храме. Семья становится святилищем, средоточием гармонии, излучающим свет на всех окружающих. Но что для этого нужно сделать, как этого удостоиться? Очевидно, следует сделать то, что делалось в Храме. Там приносились жертвоприношения, корбанот. Слово корбан, жертвоприношение, происходит от слова кирев, приблизить. Во времена Храма, тот, кто хотел приблизиться к Б-гу, должен был взять что-то из своего и отдать Ему, — в этом смысл жертвоприношения. То же самое в семье: если супруги умеют давать друг другу, придет любовь, и семья превратиться в малый храм.

«Но если не удостоились — огонь пожирает их». Уберите из слов «иш» и «иша» буквы «юд» и «hэй» — останется «эш», огонь.

Огонь может быть разным. Иногда он предстает как пожирающее пламя ревности, иногда — как холодные, чуть тлеющие сполохи взаимной неприязни, готовые разгореться в страшный пожар ненависти и вражды. Огней, которые сжигают несчастливые семьи, много. Каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Но все счастливые семьи похожи друг на друга. Быть может, потому, что есть только один путь к построению счастливой семьи…

[1] А вот отрывок из газетной статьей за 2003 год: «Раньше калифорнийский бизнесмен Брик Джастин занимался арендой автомобилей. Теперь он сдает в аренду жен. Его фирма Reliable Marriage (“Надежный брак”) предлагает супруг в широком ассортименте — блондинок и брюнеток, толстушек и худышек, хохотуний и тихонь. “У нас есть нимфоманки, кухонные кудесницы, — рекламирует свои кадры Жасмин — стервы для любителей домашних скандалов. И умницы, с которыми вы можете говорить хоть о Зигмунде Фрейде”».

Аренда жены стоит от 50 тысяч долларов в год. Поэтому потенциальные заказчики, помимо медицинской справки, должны предоставить банковские документы, подтверждающие их благосостояние. Определившись с выбором, они подписывают контракт, оговаривающий множество условий будущей совместной жизни. Но главное — возможность быстрого и безболезненного развода.

По статистике, разводами кончаются 60 процентов американских браков. Голливудский сценарист Билл Гриди разводился с большим скандалом. Бывшая жена через суд заставила его выплатить около 10 миллионов долларов. Теперь он совершенно счастлив, воспользовавшись услугами фирмы Рика Джастина. Хорошенькая арендованная супруга сопровождает его на вечеринках, готовит изысканную еду, ублажает в постели и остается при этом приятной собеседницей. Воодушевленный успехом своего предприятия, Рик Джастин расширяет дело и готовится сдавать в аренду мужей. По его расчетам, богатых клиенток в Калифорнии предостаточно.

Рав Моше Пантелят. Статья предоставлена с разрешения автора.

В идеале в еврейской семье работать должна жена, а муж — все время учить Закон? — Еврейская женщина

Уважаемая N.!

Согласно еврейскому Закону, ответственность как за создание семьи, так и за ее содержание лежит целиком и полностью на мужчине. Выполнять заповедь «плодитесь и размножайтесь» обязан мужчина, и для этого ему необходимо жениться. Женщину, строго говоря, Тора вообще не обязывает выходить замуж и рожать детей, а тем более — содержать их, не говоря уже о том, чтобы содержать мужа!

Но почему же тот, кто наблюдает за жизнью религиозной общины, сплошь и рядом видит женщин, которые работают не покладая рук, самоотверженно выращивая огромные семьи, заботясь о материальном обеспечении семьи и стараясь освободить мужа и сыновей от любых хлопот?

Дело в том, что, кроме буквы закона, существует еще и духовная составляющая всех наших действий. Человек, знакомый с мировоззрением Торы, знает, что основная цель нашего существования в этом мире — прийти к духовному совершенству путем постоянной работы над собой и выполнения заповедей. А разве есть более подходящее место для этой работы, чем еврейская семья? Дать жизнь новому поколению, воспитать его на путях Торы, принять посильное участие в деле изучения и распространения Торы, построить собственный «малый Храм» — еврейский дом, наполненный святостью и чистотой, — все это строит и саму личность женщины и делает её достойной величайшей награды, с которой не могут сравниться все блага этого мира! Поэтому еврейские девушки с детства мечтают о построении «дома Торы», где её свет, пронесенный через тысячелетия, будет гореть с неослабевающей силой, и это будет заслугой еврейской жены и матери.

Но разве недостаточно построить такой дом, где все будут работать, получать профессию, а свободное время посвящать изучению Торы? Действительно, до недавнего времени так и было. Подавляющее большинство религиозных евреев работали, оставляя по нескольку часов в день для учебы, и могли содержать сравнительно небольшое количество мудрецов Торы и учеников ешив. Работающие женщины были редкостью — в основном все занимались домом.

Но в наше время все изменилось. Такого массового отхода не только от изучения Торы, но и от ее соблюдения не было ни в одну эпоху. Духовный упадок еврейского народа, вслед за другими народами, приобрел катастрофические масштабы. Дошло до того, что сочетание работы с учебой, что было раньше нормой почти для всех евреев, — стало уделом лишь небольшой части народа, тех, кто вообще понимает важность жизни по Торе. А мы знаем, что «все евреи ответственны друг за друга» — еврей не может быть праведником или грешником «для себя», его поступки и даже мысли влияют на благополучие всего народа. Поэтому великие праведники и мудрецы нашего поколения призвали всех, кто только может, полностью посвятить себя изучению Торы, как бы это ни было трудно.

На практике это проявляется в том, что все без исключения юноши-харедим, как способные и усидчивые, так и не очень, идут учиться в ешивы, всеми возможными способами получают освобождение от армии (навлекая на себя гнев и презрение основной части жителей Израиля, не понимающих духовных причин такого поведения) и продолжают учебу и после женитьбы, а их жены фактически выполняют двойную работу. Надо понять, что женщины делают это исключительно добровольно, потому что понимают величайшую важность изучения и соблюдения Торы.

Но почему женщины не учатся постоянно сами, а стараются, чтобы это делали их мужья и сыновья? Дело в том, что обязанность учить Тору, причем, как буквально сказано, «днем и ночью» (Йеошуа 1, 8), лежит на еврейском мужчине, и женщина не может заменить его в этом — даже если она попытается это делать, ее заслуга будет меньше. Но если она заботится о том, чтобы Тору учили те, кому это напрямую предписано, — ее заслуга так же велика, как и самих изучающих! Кстати, этого может удостоиться и работающий мужчина, который сам не имеет возможности учиться весь день, но поддерживает материально тех, кто это делает. Но и такой мужчина обязан изыскивать хоть какое-то время, чтобы учиться самому. Да и еврейская женщина, как правило, систематически учится — ведь она обязана знать законы всех заповедей, которые ей надо выполнять, и понимать основы еврейского мировоззрения.

Можно согласиться — такое положение не совсем естественно для основной массы еврейского народа, но оно призвано хоть в малой доле «уравновесить» царящую вокруг бездуховность, чтобы хоть как-то сохранить знание и соблюдение Торы.

Итак, Вы видите, что у еврейских женщин, строго говоря, нет обязанности содержать семью, чтобы муж мог учить Тору. Но те, кто понимает, что Всевышний на самом деле хочет от Своего народа самоотверженного служения, выходящего за рамки буквы закона, стремятся сделать все, что в их силах, и даже больше, чтобы доставить Ему радость и привести себя и мир к совершенству.

С уважением, Мирьям Климовская

Поделитесь этой страницей со своими друзьями и близкими:

Одноклассники

 

Что иудаизм говорит о семейной жизни? — Семейная жизнь — GCSE Religious Studies Revision

Воспитание семьи — священный долг для евреев и способ выразить верность иудаизму.

Роли мужчин и женщин в семье

Тенах и Талмуд описывают разные роли мужчин и женщин.

Иудаизм признает, что каждый родитель может дать своим детям что-то свое, чтобы внести свой вклад в их религиозные, образовательные, эмоциональные, социальные и материальные потребности.

В ортодоксальном иудаизме роль женщин обычно рассматривается как отдельная, но равноценная. Обязанности и обязанности женщин отличаются от мужских, но не менее важны. Основная роль женщины — это жена и мать.

Евреи-реформисты верят в равенство мужчин и женщин. И муж, и жена могут работать вне дома, заниматься домашним трудом и растить детей.

Родители и дети

В еврейских семьях родители и дети несут ответственность друг за друга, прославляя Бога.Родители рассматриваются как партнеры в Божьем творении каждого человека, поэтому почитать своих родителей — значит почитать Бога.

Точно так же проявить неуважение к родителям или проявить насилие по отношению к ним — значит поступить с Богом.

… почитай мать и отца. Исход 20:12

Дети должны научиться уважать своих родителей, а также заботиться о них в старости. Точно так же родители обязаны заботиться о своих детях и давать им образование.

Воспитание

Тора говорит родителям рассказывать своим детям об иудаизме и их обязанностях как евреев.Большинство еврейских родителей хотят вырастить из своих детей mensch , то есть добрых, ответственных и достойных людей.

Ожидается, что родители будут кормить, одевать и обучать своих детей и поощрять их к самообеспечению.

Вера и духовное развитие

Семейная жизнь рассматривается как тренировочная площадка для еврейского образа жизни. Самое раннее образование дети получают дома. Родители показывают им, как жить евреям. Ожидается, что родители-евреи превратят дом в место, где живет иудаизм.Они могут сделать это посредством актов еврейского поклонения, таких как еженедельное празднование Шаббата или празднование еврейских праздников.

С того момента, как ребенок впервые заговорит, его часто учат Шма. Мальчик может приступить к изучению религии в возрасте трех лет.

Израильская культура — Семья — Атлас культуры

Израильтяне считают семью очень важным аспектом своей жизни. Однако, поскольку израильское общество представляет собой смесь как индивидуалистической, так и коллективистской культур, существует множество различных семейных структур. 1 Например, хотя обычно можно найти небольшие семьи, которые сосредоточены на отношениях родителей и детей, есть также много израильских семей, которые поддерживают прочные связи со своими расширенными семьями. В свою очередь, индивидуальное чувство лояльности, долга и ответственности различается в зависимости от того, происходит ли его семья из культуры, которая больше склоняется к индивидуализму или коллективизму.

Структура домохозяйства

Самая распространенная ячейка семьи — это нуклеарная семья.В некоторых домохозяйствах в одном доме может проживать несколько родственников (например, бабушка и дедушка). В других случаях члены нуклеарной семьи могут проживать рядом со своей большой семьей. В таких условиях бабушки и дедушки, тети и дяди часто помогают в воспитании детей. Бабушек и дедушек очень уважают. В семьях сефардов бабушки и дедушки часто ждут, что их внуки будут названы в их честь.

Количество детей в семье в значительной степени зависит от религиозной и этнической принадлежности пары.Светские ( Хилони, ) еврейские пары, как правило, имеют от одного до трех детей, в традиционных ( Масорти, ) и религиозных ( Дати ) еврейских семьях обычно от трех до шести, а в ультраортодоксальных ( Харедим, ) семьях часто бывает семь. или больше. 2

Бар-мицва (для мальчиков) или бат-мицва (для девочек) — важная церемония для многих еврейских детей, знаменующая их переход во взрослую жизнь, происходящая, когда мальчику исполняется тринадцать, а девочке исполняется. двенадцать.В большинстве случаев дети живут дома до достижения возраста обязательной военной службы. Связь между родителями и детьми, как правило, остается прочной даже после того, как дети уезжают из родительского дома. Некоторые дети возвращаются в свои семейные дома после службы в армии, чтобы жить, пока они заканчивают учебу в университете.

Гендерные роли

Среди светских ( Хилони ) евреев женщины и мужчины обычно считаются равными и имеют доступ к одинаковым возможностям.Женщины могут работать во всех секторах общества и равны перед законом. Женщины составляют значительную часть рабочей силы Израиля. Хотя продолжительность обязательной действительной службы женщин в Армии обороны Израиля меньше, чем у мужчин, женщины могут выполнять любую роль.

В консервативных религиозных общинах женщины и мужчины, как правило, определили гендерные нормы, которых они должны придерживаться. Ожидается, что женщины будут вести домашние дела и заботиться о детях. В религиозных ( Дати, ) и ультраортодоксальных ( Харедим, ) семьях часто считается священным делом многодетная женщина.Тем временем ожидается, что мужчины будут изучать еврейские законы и традиции в талмудических школах. Таким образом, отец обязан передать еврейские ценности и ритуалы своим детям.

Традиционно отец является главой семьи и кормильцем. В более молодых светских семьях как женщины, так и мужчины могут финансово поддерживать домашнее хозяйство, стремиться выполнять домашние дела и участвовать в принятии решений. В ультраортодоксальных семьях жена, как правило, несет ответственность за финансовую поддержку семьи, поскольку муж обычно получает скромную стипендию, занимаясь изучением иудаизма.Однако рост стоимости жизни вытолкнул ультраортодоксальных мужчин на рынок труда, что изменило семейную динамику.

Свидания и брак

Брак высоко ценится в израильском обществе, и большинство израильтян надеются и ожидают женитьбы. Для большей части израильского населения свидания довольно распространены и обычно начинаются в среднем или позднем подростковом возрасте. Люди, как правило, встречаются с потенциальными партнерами в школе и на вечеринках, через членов семьи, во время службы в армии или через платформы онлайн-знакомств.Для мужчины или женщины социально приемлемо инициировать процесс свидания. Популярные первые свидания включают встречи в кафе или ресторане и другие общественные мероприятия, такие как кино. Светские или более либеральные израильтяне могут жениться позже, после прохождения военной службы, окончания университетского образования и становления карьеры.

Представители религиозно-консервативных семей, такие как ультраортодоксальные евреи, обычно встречаются с потенциальными партнерами через неформальные или профессиональные сватовства или за ужином в Шаббат .Сваты могут быть родственниками, друзьями семьи или профессиональными служащими. Официальные встречи будут назначаться семьей, а даты могут контролироваться или при определенных ограничениях. В процессе сватовства семьи пары узнают друг о друге, чтобы обеспечить совместимость семей. Этот процесс может начаться уже в семнадцать лет для выходцев из ультраортодоксальных общин. Вскоре после этого может состояться брак. Действительно, пары из более ортодоксальных семей обычно заключают брак в возрасте от 20 до 25 лет.

В соответствии с правовой системой Израиля личные вопросы, такие как брак, развод, усыновление и наследование, подпадают под юрисдикцию религиозной общины. Это означает, что в Израиле по закону проводятся только религиозные церемонии бракосочетания. Свадебные церемонии в Израиле очень разнообразны и различаются в зависимости от религиозного и культурного происхождения пары. Еврейские свадьбы обслуживает раввин , мусульманские свадьбы обслуживает кади , а христианские свадьбы обслуживает член духовенства.У израильтян также есть возможность состоять в фактических отношениях (также известных как «гражданский брак»). Развод также регулируется религиозными законами сообщества, к которому принадлежит пара. Если еврейская пара желает развестись, применяется закон ортодоксальных евреев (независимо от того, считают ли они себя ортодоксальными евреями). Но в целом развод становится все более распространенным явлением.

Те, кто стремится к межрелигиозному или однополому браку, часто выезжают на свадьбу за границу (обычно на Кипр).Правительство Израиля признает браки, заключенные за пределами страны. Статус супруга по гражданскому праву доступен парам, которые не могут или не хотят выезжать за границу для заключения брака, хотя этот статус влечет за собой меньше юридических прав, чем брак. Хотя межрелигиозные браки случаются, они не всегда принимаются обществом. Например, очень религиозно соблюдающий еврей редко выходит замуж за светского еврея.

1 Hofstede Insights, 2019

2 Pew Research Center, 2012

Американская еврейская семья сегодня

Учитывая, что самая первая мицва (заповедь) в Торе заключается в том, чтобы «плодиться и размножаться», неудивительно, что забота о семье считается важнейшей задачей в еврейской традиции.Создание еврейской семьи рассматривалось не только как вопрос личного желания, но и как действие, которое окажет долгосрочное влияние на общество в целом. Как культура меньшинства в мире в целом, создание еврейских семей касается эмоциональных и духовных вопросов наследия и преемственности. Еще в архетипических историях еврейской Библии выбору правильного брачного партнера придается большое значение. Сегодня рождение детей и привитие им еврейских ценностей рассматривается как противовес сокращающемуся еврейскому населению, и некоторые евреи считают, что они несут ответственность за создание еврейских детей, отчасти чтобы восполнить огромное количество евреев, потерянных во время Холокоста.

Вызовы еврейской семье

Современная еврейская община сталкивается со многими социальными проблемами, которые меняют внешний вид и определение «еврейской семьи». Сегодня все большее число еврейских семей не соответствует традиционному образу «нуклеарной» семьи, в которой двое родителей — мужчина и женщина, состоящие в браке и живущие вместе, — имеют 2,5 ребенка. Еврейские семьи сегодня бывают самых разных конфигураций, от семей с одним родителем до смешанных семей и до семей, возглавляемых парой геев или лесбиянок.

Еврейские браки защищены от развода не больше, чем любая другая группа в Северной Америке, в которой один из каждых двух браков распадается. Однако развод оказывает определенное влияние на еврейскую семью, поскольку родителям необходимо прийти к некоторому консенсусу относительно того, как воспитывать своих детей и отправлять ли их в еврейские школы. В частности, праздничные торжества, где упор делается на семью и дом, создают повышенный стресс для разведенных семей, создавая меньше возможностей для знакомства детей с расширенными семьями с обеих сторон.

Усыновление в еврейских семьях

Усыновление также растет в еврейских общинах по нескольким причинам:

· Пары дольше, чем раньше, ждут вступления в брак и рождения детей, что усугубляет проблемы с фертильностью.

· Многие женщины, потратившие годы на образование и карьеру, испытывают трудности с поиском еврейских партнеров, когда они чувствуют себя готовыми вступить в брак. Частично это связано с тем, что больший процент мужчин-евреев, чем еврейских женщин, выходит замуж за партнера-нееврея.Некоторые предпочтут усыновить детей как одиноких родителей.

· Пары геев и лесбиянок обнаруживают, что еврейские общины все больше принимают их, и они усыновляют детей и растят их внутри еврейской общины.

Многие приемные дети происходят из расовых меньшинств в Америке или из других стран, таких как Китай или Южная Америка, создавая все большее количество мультикультурных и многорасовых семей. Затем перед родителями стоит задача привить своим детям еврейскую идентичность, а также гордость за свою родную культуру; Поскольку в американской еврейской общине преобладает белое население, цветные дети также сталкиваются со всеми проблемами: отличаться от других и сталкиваться с возможными издевательствами или дискриминацией со стороны одноклассников или сверстников по синагоге.Недавно было создано несколько новых организаций, занимающихся нуждами еврейских многокультурных семей.

Межконфессиональные семьи

Межконфессиональные семьи также являются растущей частью портрета еврейских семей, и они сталкиваются с бесчисленным множеством вариантов: одна религия для всей семьи или две? Еврейские общины также сталкиваются с выбором относительно того, как принимать межконфессиональные семьи: лучше ли поддерживать межконфессиональные семьи в надежде, что дети станут и останутся активными в еврейской общине? Или же сопротивление, которое многие евреи испытывают по отношению к смешанным бракам, должно привести их к менее чем доброжелательной позиции по отношению к межконфессиональным семьям?

С таким упором на семью, не состоящие в браке взрослые евреи часто чувствовали себя обделенными в еврейской общинной жизни.По мере того, как все больше взрослых евреев выбирают единый образ жизни — или по умолчанию не состоят в браке, — еще неизвестно, будут ли они интегрированы в жизнь синагоги, которая так часто сосредоточена на образовании детей и семей, или они создадут новые общины на их собственный.

Постоянно меняющаяся современная еврейская семья бросает вызов нашим представлениям и стереотипам о «образцовой» семейной ячейке. Многие евреи, которые, возможно, чувствовали себя исключенными из племенной семьи в прошлые годы, все еще надеются найти свое место в еврейской общине.Тем не менее, по мере того, как еврейская община растет в понимании того, что еврейские семьи бывают разных конфигураций и динамик, ее институты могут стать открытыми для разнообразия еврейских семей сегодня.

Подпишитесь на нашу рассылку новостей

Сделайте свое еврейское открытие, ежедневно

Важность еврейских семейных традиций

Когда я был ребенком, у нас с сестрой было два узких деревянных комода в нашей общей спальне в подвале.Я знал, что когда-то они принадлежали нашей бабушке по материнской линии и были частью ее спальни, когда она была молодой невестой.

Спустя годы сундуки были перевезены из Нью-Йорка во Флориду и возвращены моей бабушке, чтобы помочь обставить квартиру на втором этаже, которую они с дедом делили в деревне для престарелых. были перераспределены два комода и соответствующий стол в форме полумесяца. Стол завладела моей замужней сестрой, моя мать взяла один из сундуков, а поскольку я был слишком молод в то время, чтобы иметь собственный дом, моя бабушка подарила второй сундук другу моей матери на всю жизнь.

Когда я стал взрослым, подруга моей матери пообещала оставить это мне в своем завещании. Прошли десятилетия, и на прошлой неделе скончалась старая подруга моей матери. Сундук, который совпадает с тем, что был в спальне моей матери, возвращается нашей семье. Как только я выясню, как доставить его из Флориды в Израиль, он украсит вход в наш дом.

Деревянная мебель — это своего рода семейная традиция. Стол, за которым я сижу, набирая эти слова, — это обеденный стол моего детства.У меня есть ясные воспоминания о моем отце, о счастливой памяти, когда я был подростком, когда он водил меня в магазин элитной мебели и учил отличать качество от плохо сконструированных предметов. Когда я работал в отделе каталогов JCPenney’s в старшей школе, я использовал скидку для своих сотрудников, чтобы купить кресло-качалку, которое сейчас стоит не дальше 10 футов от меня.

Да, в детстве у меня много сильных ассоциаций с мебелью. Они часть моей семейной истории.

Для еврейских семей нет ничего необычного в том, чтобы выработать свои собственные идиосинкразические обычаи вокруг событий еврейского календаря.Я провела на Facebook быстрый опрос семейных обычаев людей и обнаружила некоторые действительно очаровательные.

Одна семья составляет симаним на Рош ха-Шана. В первую ночь Рош ха-Шана есть распространенный обычай есть символическую пищу, призванную призвать особое благословение в наступающем году. Самым распространенным является, конечно, обмакивание яблок в мед в надежде на сладкий Новый год. Есть еще около десятка других традиционных. Но некоторые творческие семьи используют игру слов как на английском, так и на иврите, чтобы придумывать смешные, глупые или умные слова.

Особые блюда для особого времени года довольно распространены в еврейских семьях. У меня есть потрясающий рецепт сочного хлеба мондель, который я готовлю только на Рош ха-Шана. И каждый год я думаю о женщине, дочери друзей моих бабушки и дедушки, которая впервые подала его мне за своим столом в Рош ха-Шана более 30 лет назад.

Другая семья задувает свечу ярцайт в конце Йом Киппур и зажигает ее в Хошана Рабба, когда еврейская традиция учит, что окончательный приговор в отношении наступающего года действительно запечатан.Женщина, рассказавшая мне об этой семейной традиции, со смехом добавила: «Часть minhag (обычай) забывает повторно зажечь его на Хошана Рабба».

Во многих семьях есть особые традиции, такие как угощение детей на День Рождения Шаббат, где они могут выбрать меню, или попросить их выбрать ресторан для семейного ужина на день рождения, или угостить их пиццей и мороженым наедине с одним из родителей.

Я был особенно тронут упомянутыми людьми шаббатной таможни, например, когда каждый делился одним из самых ярких событий своей недели за субботним столом в пятницу вечером или находил момент, чтобы поблагодарить члена семьи за что-то конкретное во время хавдалы.Многие семьи поют особые песни во время седера или после хавдалы. В нашем доме мы используем барабаны, бубны и перкуссионные шейкеры для яиц, чтобы оживить хавдалу.

В разделе Торы на прошлой неделе мы познакомились с пятью самыми вдохновляющими женщинами во всем Танахе. Все они известны как дочери Целафхада, которые, узнав, что у них не будет доли в Земле Израиля, потому что у них нет ни братьев, ни родственников. Отец, принес прошение Моисею, чтобы просить долю в Земле для себя.

Дочери Цель Афхад, сын Хефера, сын Галаада, сын Махира, сын Манассии, из семейств Манассии , сына Иосифа , вышли вперед, и дочери его » звали Махла, Ной, Хогла, Милка и Фирца . (Бамидбар 27: 1)

Тора ведет их происхождение от Иосифа, потому что он так любил Землю Израиля, что, хотя он и провел свою взрослую жизнь в качестве правителя в Египте, он просил, чтобы его похоронили в Израиле.

Моисей взял с собой кости Иосифа, потому что он [Иосиф] заклинал сынов Израилевых, говоря: Бог непременно вспомнит вас, и вы принесете мои кости отсюда с собой . (Исход 13:19)

Для меня ручная деревянная мебель, хлеб с лимонной глазурью на Рош ха-Шана и инструментальная хавдала — важные семейные традиции. Для дочерей Целафхада это была любовь к Израилю, унаследованная от их прапрапрапрапрадеда Иосифа.Для других это особая еда, особая песня, особый день рождения, шаббат или праздничный обычай, которые помогают сплотить их еврейскую семью.

В недавней статье раввин Джонатан Сакс довольно хорошо резюмирует важность сохранения семейных традиций. «Идея, которая меняет жизнь, здесь, безусловно, проста, но глубока: если мы действительно хотим передать наше наследие нашим детям, мы должны научить их любить его. Самым важным элементом любого образования является не изучение фактов или навыков, а изучение того, что любить.То, что мы любим, мы наследуем. То, что нам не удается любить, мы теряем ».

Обратите внимание: все мнения, выраженные в сообщениях на сайте Jewish Values ​​Online, принадлежат автору и не обязательно отражают взгляды, мысли, убеждения или позицию компании Jewish Values ​​Online или тех, кто с ними связан.

Есть что добавить? Мы хотели бы услышать от вас. Пожалуйста, прокомментируйте ниже, чтобы поделиться.


Требуют ли или обязаны ли еврейские родители по еврейскому закону или еврейским ценностям оставлять что-либо своим детям по своей воле? См. Ответы ортодоксальных, консервативных и реформаторских раввинов здесь.

Если у вас есть вопрос о еврейских ценностях, который вы хотели бы задать раввинам из разных конфессий, нажмите здесь, чтобы ввести свой вопрос. Мы спросим у раввинов на нашей панели ответы и опубликуем их. Вы также можете поискать в нашем репозитории более 700 вопросов и ответов о еврейских ценностях.

Чтобы получать больше интересных еврейских материалов, подпишитесь в правом столбце. Подтвердив подписку, вы будете получать электронное письмо всякий раз, когда в блоге Jewish Values ​​Online публикуется новый контент.

Семья и повседневная жизнь | Основные документы немецко-еврейской истории

Сводка

История еврейской повседневной жизни — это личная история, сосредоточенная на на человека и на евреев вне общественной жизни. Alltagsgeschichte изучает, как социальные и культурные изменения повлияли на субъективный опыт, отдавая приоритет индивидуальный.

В Гамбурге регион, еврейская повседневная и семейная жизнь началась в 16 веке с заселения Еврейская община, и она тесно связана с городами Гамбург, Альтона и Вандсбек. Как и во многих другие городские центры Ашкеназа, еврейская жизнь в Гамбурге показывает культурные и социальные особенности с момента возникновения до наших дней. К ним в первую очередь относятся две характерные черты: во-первых, сефардское сообщество оказало влияние на Еврейские будни в Ашкенази Гамбург на протяжении веков.Во-вторых, ганзейский город Гамбург как морская метрополия сформировала там еврейскую жизнь. Не только постоянные евреи, но и те евреи, которые проходили через него, определяли повседневную жизнь. Последний потратил разные периоды времени в городе, но обычно не оставались. Среди них были восточные Европейские евреи ищут новый дом на американском континенте в 19 век и немецкий и европейские евреи, спасающиеся бегством от национал-социализма в 20-м веке.Во второй половине 20 века это был еврейский Перемещенные лица (ПЛ), которые изначально формировали еврейскую повседневную жизнь и семейная жизнь в Гамбурге до прибытия еврейских беженцев по квоте из бывший советский Союз в 1990-е гг.

Написание истории еврейской повседневной жизни в Гамбурге остается непростая задача из-за проблемы поиска источников. Хотя богатый источник материал по некоторым конкретным темам позволил составить достаточно убедительная картина еврейской повседневной жизни — с использованием отчетов, написанных Гликл ван Хамельн и Альтона Раввин Якоб Эмден, для пример — другие части еврейской повседневной жизни, не относящиеся к выдающимся личностям, но разносчики, мелкие лавочники и транзитные путешественники остаются неизвестными из-за отсутствие источников.

Еврейская повседневная жизнь в период раннего Нового времени

На протяжении веков еврейская семья и повседневная жизнь находились под влиянием природные, социальные, политические и экономические обстоятельства. Вопрос, где евреи разрешили поселиться и поселиться в еврейской повседневная жизнь до юридического освобождения в 19-м век.Обстоятельства значительно различались от одного территории на другую, как на примере района Гамбурга, наглядно показывает. Герцоги Гольштейн-Шауэнбург предоставил евреям более благоприятный правовой статус в их городе Альтона, чем сделал соседний город Гамбург. Поэтому многие евреи временно поселились в Гамбург в ранний современный период. Иногда евреи из Альтоны приезжали в город только на работу, а уезжали вечером.По воспоминаниям Гликла ван Хамельн, эти люди рисковали быть ограбленными по ночам дом.

Дискриминационные антиеврейские законы не только ограничивали еврейские семьи в их жизни. мобильность, но и экономично. Ряд сефардских евреев, проживавших в Гамбурге, действовали в банковское дело и в оптовой или зарубежной торговле и, таким образом, пользовались удобными образ жизни.Тем не менее, большинство членов сефардской общины отнюдь не были богатыми, как список свидетельств о вкладе членов конгрегации в 17 веке. Большое количество сефардских евреев работали как шохеты, камнерезы, мясники, табачные лавки и табачные прядильные машины или в виде сахара котлы. Евреи ашкенази, которые начал селиться в Альтоне только в конце XVI в. века, первоначально были небольшой еврейской общиной по сравнению с сефардами.Однако обе группы были в равной степени представлены в торговле, что, в свою очередь, сформировали повседневную жизнь их семей. Благодаря своей работе торговцами, мужчины путешествовали по своей Медине (на иврите площадь торговля) с воскресенья до начала Шаббата в пятницу днем, в зависимости от их вид работы. Не было ничего необычного в том, что торговцы отсутствовали дома неделями. во время деловых поездок.Тем временем женщины растили детей и управляли домашнее хозяйство; во многих случаях они также вели бизнес для своего мужа, пока он отсутствовал.

До конца 19-го века — а в бедных семьях намного позже — женщины участвовали в заработке семьи, хотя и в различных сферах торговли. Одним из хорошо известных примеров самозанятых еврейских женщин является Гликл ван Хамельн, которая торговала в различных товарах.Ее мемуары дает яркое представление о повседневной жизни еврейской женщины. из Гамбурга область и ее семья. Как Гликл ван Хамельн, женщины, занимающиеся торговлей, стали путешественниками, многие из них те вдовы, которые таким образом зарабатывали на жизнь.


Берта Паппенгейм одет как Гликл ван Хамельн.Картина Леопольда Пилиховски.
Источник: Оригинал картины утерян. Репродукции можно найти в первом календаре Еврейской ассоциации Женщины (1925), а также в журнале еврейского Ассоциация женщин (выпуск 4, апрель 1932 г.). Wikimedia Commons, общественное достояние.

Еще одна проблема, возникшая в результате длительных деловых поездок мужчин, заключалась в их долгая разлука с женой и детьми.Как мы знаем из раввинского ответная литература из Гамбурга, долгое отсутствие дома часто искушало мужей иметь внебрачные связи. Однако это конечно, не был особенным для Гамбурга.

Общие и раздельные помещения: жилая и рабочая

Перед Гамбургом Евреи получили гражданские права в 1861 г., власти решал не только, в каких городах евреям разрешено селиться, но и где город, я.е. в каких улицах и кварталах евреи могли селиться и проживать. Три четверти всех гамбургских евреев жили, например, в северной части Нойштадта [Нового города] и Альтштадта [Старого города]. В Альтоне и Вандсбеке не было определенных кварталов в ранний современный период, но было заметное скопление еврейских резиденции вокруг синагог. Жить в непосредственной близости от синагоги было имеет большое значение для того, чтобы иметь возможность дойти до него в Шаббат.Молитва в синагога одинаково формировала повседневную жизнь еврейских мужчин и женщин, но все же иначе. В то время как набожные люди ежедневно собирались в синагоге для молитвы, евреи женщины ходили в синагогу на молебен в Шаббат вместе с мужчинами. В православной в синагогах, таких как Alte и Neue Klaus-Vereinigung на Петерштрассе, женщины молились отдельно от мужчин. В реформатских синагогах Ассоциации Темпел (1818 г.), основанной в 19 веке, женщины и мужчины все еще сидели отдельно во время молитвы, но они не были разделены ширмой, как это принято в православных общины.

Хотя нет письменных свидетельств, ограничивающих евреев в их свободе селиться в Гамбург выживает, карта, сделанная в 1773 году, показывает, что жизнь евреев была пространственно ограничен небольшим количеством мест. В период раннего Нового времени евреи жилые дома располагались на 13 улицах и на рыночной площади в Нойштадте [Новый город] и на трех улицах в Альтштадт. Отсутствие письменных правил неоднократно приводило к конфликтам между евреями. и неевреи.


Жилой квартал евреев в Гамбурге Нойштадт [Новый Город], 1775
Источник: Alles началось с Ансгара. Гамбург Кирхен-им-Шпигель-дер-Цайт. Eine Ausstellung der Pressestelle des Senats der Freien und Hansestadt Hamburg, Гамбург 2006 г., п. 52, Wikimedia Commons, общественное достояние.

У евреев Альтоны никоим образом не жили изолированно от своих соседей-неевреев.Евреи жили рядом дверь для неевреев, оба имели тесные и обширные контакты и вели дела с друг друга или вступили в деловые партнерства. Иногда евреи и христиане даже общие жилые и коммерческие здания. Совместное использование жилого и коммерческое пространство требовало высокой степени готовности идти на компромисс по обоим части. Деловые партнеры должны были договориться о доступе к бизнес-помещениям на Шаббат или по воскресеньям на представители другой веры, например.Таким образом, отдельный вход позволил доступ например, в помещения для бизнеса христианского делового партнера в Шаббат. Есть записи о случае в Альтоне, когда еврейский купец попросил прихожан раввин, Иезекииль Катценелленбогену за разрешение открыть свою льноткацкую фабрику, который он проводил в партнерстве с христианином в Шаббат для своих христианских клиентов. Площадь бизнес — как вряд ли любой другой — создавал контакты с нееврейскими среда.Из-за своей коммерческой деятельности мужчины-евреи традиционно приезжали в повседневной жизни контактируют с неевреями чаще, чем евреи женщины сделали. Места, где они встречали неевреев, включали улицы, рыночная площадь, а также таверны. В Гамбурге, как и везде, таверны были одними из излюбленных мест для заключения сделок. Один из них таверн был Schiffergesellschaft в Гамбург, где еврейские и нееврейские купцы собирались вместе, вместе пили и делали бизнес.


Так называемый Judenbörse, Elbstraße в Гамбургский Нойштадт [Новый город], Фридрих Штрампер († 1913 г.), 1901 г.
Источник: Отто Бендер, Die Hamburger Neustadt: 1878–986. Stadtansichten einer Photographenfamilie, Гамбург 1986, стр. 26–27, Wikimedia Commons, общественное достояние.

Тот факт, что евреи и христиане делили жилое пространство, задокументирован в отчеты, написанные Альтоной раввин Якоб Эмден.Он сообщает, что дома могут измениться от христианина к еврейскому владельцу и порок наоборот, когда они были проданы. Мы знаем, что Якоб Эмден купил дом от нееврея. Коммунальные власти сослались на приобретенный или жилой дом. евреями как «Judenhäuser» [«еврейские дома»]. На Снаружи иудейские дома отличались от христианских тем, что на дверной коробке вешалась месуса. В еврейские праздники, Дома также признавались еврейскими из-за выставления ритуальных предметов.Во время праздника Суккот сукка опознала дом как Еврей, например. Внутри дома религиозные ритуальные предметы, такие как менора и ханукальная лампа, а также кошерная кухня, были признаками еврейского происхождения. обряд. В больших домах даже были молельные комнаты, а в некоторых исключительных случаях синагогу, как это было в доме Якоба Эмдена в Альтоне.

В отличие от Франкфурта-на-Майне Главный, где еврейское население проживало в тесноте в гетто до 19-го века, их жизненная ситуация в начале Нового времени Альтона была относительно комфортно.Жилые дома не были исключительно частными, поскольку было типичным для купеческих семей, но также и публичным и, следовательно, частью бизнес. Не только граница между семейной жизнью и коммерческой жизнью размыты в жилых помещениях, в них также размещалось большое количество семейных членов и, таким образом, выполняли важную социальную функцию. Вдовы обычно жили в семья их женатых детей, не состоящих в браке братьев и сестер в семье их женатые члены семьи.Такие дома не только вмещали несколько поколения семей, которые владели ими, но также и домашняя прислуга жить с ними под одной крышей.

Более того, еврейская семейная жизнь в Гамбурге, Альтоне и Вандсбеке всегда была характеризовались перемещением, иммиграцией и приемом новых члены конгрегации из других регионов Европы. Это началось с поселение сефардских евреев в конце 16 века.В как своими привычками, так и религиозной практикой, они значительно отличались от Сообщество ашкенази. В в повседневной жизни эти различия проявлялись в их разных повседневные и семейные языки. В то время как сефардские семьи общались на португальском и (в некоторых случаях) на испанском языке семьи ашкенази говорили на (нижнем) немецком и идиш. В добавок к Сефардские евреи, восточные Как сообщает Гликл ван Хамельн, европейские евреи также были среди тех евреев, которые искали убежища в Гамбурге.Ее семья «вывезла евреев из Польши, которые бежали в Гамбург и были больны, в их дом и заботились о них ». .

Освобождение от старых структур: правовая эмансипация и ассимиляция в буржуазия 19-го век

Правовая эмансипация Гамбург Евреи в 1861 году коренным образом изменили еврейскую повседневную жизнь и семейная жизнь.Прежде всего, в ходе эмансипации традиционные еврейские кварталы распалась в 19 веке. Между 1870 и 1930 гг. Новые кварталы среднего класса с большой долей еврейских граждан появились в Гамбург. Около 40 процентов евреев Гамбурга, большая часть из которых были светскими или либеральными Евреи, проживавшие в Харвестехуде и Ротербауме около на рубеже веков.Их растущее перемещение в районы среднего класса отражает социальный и экономический подъем евреев Гамбурга в 19 век. тем временем Ортодоксальные евреи в основном оставались в районах Гриндель и Нойштадт [Новый город] и продолжали заниматься мелкой торговлей. В 1925 году евреи все еще составляли 15 процентов жителей в этих кварталах. Ортодоксальный еврей жители Гриндельского района сохранили иную религиозную практику и образ жизни, чем у светских евреев, преимущественно принадлежащих к среднему классу. такие районы, как Ротербаум и Харвестехуде, сделали.В 1920-е гг., дома в Например, в районе Гриндель все еще были узнаваемые евреи снаружи.

Семейные структуры между традициями и переменами

В современную эпоху традиционные семейные структуры разрушились в соответствии с какая еврейская семейная жизнь была разной для мужчин и женщин. В ходе 19 век, смена произошло, когда женщины стали играть иную роль как в обществе, так и в семье.Согласно иудейской традиции, хозяйством занимается только женщина, что в первую очередь означает сохранение кошерной кухни и планирование религиозных праздников. В то время как домашние слуги неизменно были евреями до эмансипации, даже в ортодоксальных семьях нанимали неевреи в своих семьях к началу 20 века.

Секуляризация и ассимиляция в средний класс предлагали еврейским мужчинам и женщины возможность участвовать в нееврейском мире в большей степени и вырваться из ортодоксальной еврейской среды.Это становится очевидным в активное участие евреев в формирующейся сети ассоциаций, для пример. В результате различие между еврейским населением и нееврейское социальное большинство все больше исчезало.

Тем не менее, еврейское население отличалось от христианского большинства. населения — что типично для меньшинств — в их социальном и культурном характеристики, как показывает анализ рождаемости среди евреев Гамбурга.В 1901 и 1902 годах было 16,2 рождений на 1000 жителей Гамбурга-евреев, в то время как среди тех же 24,1 рождений. число протестантов, а в среднем по стране было 36,5. Относительно низкий коэффициент рождаемости среди еврейского населения Гамбурга по сравнению со средним по стране в первую очередь отражает разницу между городской и сельской местностью. В то же раз рождаемость среди еврейского населения снизилась раньше, чем это произошло среди нееврейского населения.Это развитие является показателем как степень присоединения еврейского населения к среднему классу и их уровни образования. В начале 20-го век Гамбург рождаемость в целом была ниже среди лиц с более высоким уровнем рождаемости. образование и экономическое процветание. Степень достатка среди евреев городское население также демонстрирует более низкий уровень смертности по сравнению с к населению в целом.Среди еврейского населения он составлял 10,7 процента. в то время как в Гамбурге он составлял 16,2% численность населения.

Несмотря на все произошедшие серьезные изменения, большинство еврейских браков хорошо устроен в 19-м века, и в православных семьях эта традиция продолжалась еще дольше. Семья обеспечивает передачу еврейских традиций. Принадлежность к иудаизму, статус семьи и размер приданого — все это повлияла на выбор супруга.По еврейскому обряду размер приданое записывалось в кетубах (брачный договор). В выбор супруга был призван обеспечить выживание еврейских традиций, которые важно для меньшинства. Однако его целью было также подтвердить экономические процветание собственной семьи. В первую очередь богатые семьи устраивали браки своих детей. В менее обеспеченных семьях молодые люди часто приходилось откладывать брак до тех пор, пока они не нашли занятие, которое приносило им на жизнь.

Когда началась современная эпоха в 19 ​​веке Строгое разделение на сефардскую и ашкеназскую общины начало распадаться. Стало особенно Это очевидно по растущему числу браков между сефардами и ашкеназами с середины 19 века.

Разделительные линии между еврейским и христианским населением также стали все более размытым.В начале 20 века все большее количество евреев живущие в крупных городах выбрали супруга нееврея. В 1866 году, вскоре после того, как им были предоставлены гражданские права в Гамбурге, 13,1% не все еврейские невесты и женихи обменялись свадебными клятвами с неевреем. партнер. К 1928 году их число возросло до 35,58. процентов. Что касается еврейско-христианских браков, Гамбург оказался на вершине по всей стране, превосходя по численности даже Берлин, где проживает крупнейшая еврейская община Веймарской республики.

Одним из побочных эффектов этой тенденции было уменьшение количества евреев. члены собрания в Гамбурге. Более половины детей, рожденных от родителей в Еврейско-христианские браки между 1885 и 1910 годами были крещены и, следовательно, не входили в Еврейская община. В то время как доля евреев в общей численности Гамбурга население в 1871 г. составляло 4,1%, 39 лет спустя в 1910 г. было всего 1.9 процентов. Выбор нееврейский супруг не всегда встречал одобрение родителей, особенно в В ортодоксальных семьях явно не поощрялся выбор супруга-нееврея.

Исчезающие разделительные линии между евреями и неевреями встретились с обоими принятие и неприятие и со стороны неевреев. Годы интеграция и социальное участие никогда не были свободны от антисемитской агитации.Семья предлагала защиту от антисемитизма неевреев. среда, которая пришла вместе с процессом ассимиляции в середине класс.

Повседневная жизнь во времена национал-социализма

Когда к власти пришли национал-социалисты, повседневная и семейная жизнь Гамбург Евреи резко изменились.


Групповой портрет семьи Карлебах, мать Лотте Карлебах с девять детей, до войны
Источник: Яд Вашем, Фотоархив 1869/243, с любезного разрешения проф.Мириам Гилис Карлебах.

Отныне повседневная жизнь еврейских семей была отмечена постоянным чрезвычайной ситуации. Национал-социалистическая политика в предвоенные годы была направлена ​​на маргинализация евреев в социальном и экономическом плане. Отныне евреи могли только участвовать в общественной жизни, если они были готовы столкнуться с враждебностью и риск физического нападения.Национал-социалистическое антисемитское законодательство оказало серьезное влияние на Еврейские будни. Общенациональный запрет на шхиту прошел в апреле 1933 год означал ограничение религиозной практики и диетических привычек для еврейская община. Если евреи хотели продолжать соблюдать религиозные диетические законы, они должны были либо полностью отказаться от мяса, либо покупать кошерное мясо, импортируемое из-за границы по высокой цене. В Гамбурге еврейская община ответила хранением кошерного мяса на холодильном складе и за счет импорта кошерного мяса из Дании.В раввин, заведующий израильской больницей, ответил к отсутствию кошерного мяса разрешение пациентам есть что угодно, кроме свинины.

еврея были исключены из нееврейских объединений, фонды, школы и другие сферы общественной жизни уже летом 1933. Эпоха разностороннего участия евреев в Таким образом, организациям гражданского общества Гамбурга пришел конец.Посредством эту политику социального и экономического бойкота национал-социалисты намеревались заставить еврейское население покинуть страну. Экономический бойкот и многочисленные профессиональные запреты («арийский статей ») привело к постепенному обнищанию еврейского населения. Многие еврейские семьи были разлучены этим социальным и экономическим давлением. В Гамбург, а город с особенно большим количеством еврейско-христианских браков, расистские Нюрнбергские законы Сентябрь 1935 г. вызвал настоящие трагедии.Национал-социалистический режим оказал огромное социальное и экономическое давление на Супруги-христиане разводятся со своими еврейскими партнерами. С другой стороны, семьи по-прежнему предлагали убежище и отступление от постоянно усиливающихся преследований. В то время как молодое поколение, в частности, искало убежища за границей, старшие члены семьи остались в Гамбурге, беззащитные и брошенные на откуп преследователям. Между 1933 и 1941 гг. всего от десяти до двенадцати тысяч евреев смогли бежать из Гамбурга в безопасное место. за рубеж.Среди них было около тысячи детей, бежавших в Англию с помощью Детский транспорт.

В то время как многие евреи Гамбурга отчаянно искали убежища за границей, сам Гамбург временно стал прибежищем для евреев из других регионов Германии, ищущих анонимность крупного города. Еврейские беженцы, проходящие через Гамбург трудности с поиском жилья в гостиничном номере. Значительное количество частные отели еще больше усугубили положение еврейских беженцев.Мы знаем из воспоминаний, что отель возле вокзала запретил еврейской паре едят в ресторане отеля. Им приходилось есть в своей комнате. Другие отели в Гамбург отказал в комнатах еврейским гостям. Рестораны отказались обслуживать евреев покровители.

Когда еврейские владельцы собственности были ограблены из-за ноябрьского погрома 1938 года и Жильцы-евреи потеряли всякую защиту в апреле 1939 года. Жилье для оставшихся в Гамбурге евреев становилось все более дефицитным.Много дома, которые в течение нескольких поколений принадлежали одной еврейской семье, были экспроприированы после ноябрьского погром. Это положило конец давней традиции еврейского кварталы в Гамбурге. В 1941 году национал-социалистическая власти лишили евреев последних оставшихся у них личных пространств, когда они заставили их переехать в здания, обозначенные как «Judenhäuser» [«еврейские дома»]. Жилищное положение евреев кто остался в Гамбурге, ухудшилось еще больше после начала войны и особенно во время воздушных налетов британских Королевских ВВС.Когда много жилые дома были разрушены во время авианалётов летом 1943 г., жильцам-евреям пришлось освободить 400 комнат, чтобы сделать их доступными для неевреев. Перемещенные еврейские арендаторы должны были собираться в районах к северу и западу от района Гриндель.

В этой ситуации социальной изоляции и преследований еврейская община приобрел новое значение как социальный центр.Отныне это было не только на центром религиозной жизни, но он также предлагал учреждения поддержки, чтобы уменьшить тяжелое положение его членов. До конца ноября 1941 г., сюда входили бесплатные обеды для бедных прихожан в дом на Innocentiastraße, а с 1941 г. суповая кухня [Volksküche] на Schäferkampsallee 27. Помимо бесплатного питания, Культурная ассоциация предлагала развлекательные программы для жертвы преследований в своей общине здание на Hartungstraße 9.

В то время как в 1933 году в Гамбурге было 16 963 еврея (1925: около 20 000), Еврейская община к октябрю 1941 г. сократилось до 7 547 человек. указывает, что в Гамбурге временно существовало 1036 межконфессиональных браков. защита еврейских супругов от депортации. Если партнер-нееврей подал заявку на развод, однако еврейский партнер рисковал быть депортированным в лагерь смерти.С октября 1941 г. по февраль 1945 г. было депортировано в общей сложности 5848 евреев. из Гамбурга в лагеря смерти в оккупированной Польше. Пока что имена 8 887 гамбургских евреев убитых во время Холокоста. Общее количество жертв из Гамбурга оценивается в 10 000 человек.

После 1945 года: продолжение жизни

Сразу после окончания войны, 8 июля 1945 года, собралось двенадцать выживших. в Гамбурге в чтобы основать новый еврейский община, которая изначально насчитывала 80 членов.В октябре 1945 г. его вновь созданное правление прошло подзаконные акты, которые нарушили традицию сохранения трех разнонаправленных общины и вместо этого создали объединенную общину умеренно православных ориентация. Первоначально это новое объединенное собрание стремилось обеспечить религиозный «дом» для выживших, но он также предлагал поддержку для подачи исков для реституции и компенсации. Основной вопрос, является ли еврейская жизнь должны быть восстановлены и снова укоренены в «стране преступников». второстепенное значение по сравнению с насущными делами повседневной жизни.В временный характер объединенной общины закончился, когда ей было предоставлено статус уставного органа в 1948 году. выполняли традиционные задачи собрания — богослужение, похороны, благотворительность, и религиозное образование. Помимо членов еврейской общины там также были еврейскими ПЛ в районе Гамбурга после война. Большинство из них были из Восточной Европы и пережили преступления Национальной Социалистическая диктатура, среди них большое количество несовершеннолетних.В июне 1946 г. британское военное правительство насчитали в общей сложности 206 еврейских ПЛ в возрасте от 18 до 46 лет в Гамбург площадь. В отличие от немецких евреев, это были не немецкие власти, а Организация Объединенных Наций по оказанию помощи и Управление реабилитации (UNRRA), которое было отвечает за DP. Это привело к очевидным различиям в обеспечение социального обеспечения и помощи немецким и негерманским евреям.После Военные продовольственные пайки, выделенные немецким евреям, были намного меньше, чем Например, еврейские ПЛ. Когда разрешение на мясник в соответствии с правила Шехиты были предоставлены в 1947 году, когда-то снова стало возможным соблюдать православные диетические законы. Еще одна веха в Восстановлением еврейской жизни в послевоенном Гамбурге стало открытие новой синагоги в Хоэ Вайде 4 сентября 1960 года.Для обеспечения религиозной образования своих детей, еврейская община основала детский сад в 1960-х годах, а также предлагала различные мероприятия для детей и юношества.


Дети в еврейском детском саду, Гамбург, 1960-е годы
Источник: Изображение База данных Института истории немецких евреев, NEU00001a, Еврейская община Гамбург, альбом №4.

В свете стремительного старения населения в собрании дети и молодежные программы были особенно важны. Однако в еврейском детском саду будет закрыт в 1979 году из-за низкой посещаемости.

Когда в 1989–1990 годах пал железный занавес, это еще раз изменило характер еврейской общины Гамбурга. сообщество. С 1989 г. несколько тысяч евреев из бывший советский Союз приехал в Гамбург, изменив Еврейская повседневная жизнь и семейная жизнь по-разному.Они отдалились от иудейского богослужения в Советском Союзе, но они с энтузиазмом участвовали в религиозных собраниях. деятельности, особенно в культурных мероприятиях и развлекательных мероприятиях, но в меньшей степени в религиозные праздники или молебны. Они также добавили еще один язык в Гамбург Еврейская община. Информационный бюллетень теперь издается на немецком и русском языках по порядку. чтобы связаться с носителями обоих языков.

Еврейская повседневная жизнь после 1990 г. отличается большим разнообразием. Помимо единого собрания, несколько других религиозных объединений были основаны за эти годы, в том числе Хабад Любавич (2004) и Кехилат Бейт Шира — еврейская община Масорти в Гамбурге (2009 г.). Возвращение имущества Школы Талмуд Тора еврейской общине в 2002 году после долгих лет переговоры позволили возродить традицию объединения еврейских религиозное обучение со светским образованием.Когда в 2002 году в Гриндельхофе была основана школа Йозефа Карлебаха, еврейским родителям снова была предоставлена ​​возможность отправлять своих детей в еврейскую школу.

Еврейская семья и повседневная жизнь в Гамбурге претерпели массовые изменения с самого начала современный период, и все же есть одна константа: миграция и интеграция евреев из других европейских стран. Иммигранты обогатили повседневная жизнь евреев в Гамбурге на протяжении веками с другими формами поклонения и другими повседневными языками.Таким образом они повлияли и сформировали еврейскую жизнь в районе Гамбурга во многих разными, но всегда существенными способами.

Избранная библиография

Арно Херциг (редактор, с Саскией Роде), Die Juden в Гамбурге с 1590 по 1990 год. Wissenschaftliche Beiträge der Universität Hamburg zur Ausstellung «Vierhundert Jahre Juden in Hamburg», Гамбург 1991 г.
Марион Каплан (ред.), Geschichte des jüdischen Alltags на немецком языке vom 17. Jahrhundert bis 1945, München 2003.
Хельга Крон, Die Juden in Hamburg, Гамбург 1974 г.
Ина Лоренц / Йорг Беркеманн (ред.), Die Hamburger Juden im NS-Staat 1933 — 1938/39. Monografie und Dokumente, 7 томов, Геттинген, 2016.
Ина Лоренц (изд.), Zerstörte Geschichte. Фирхундерт Jahre Jüdisches Leben в Гамбурге, Гамбург 2005.

Избранные английские названия


Джон А. С. Гренвилл, Евреи и немцы в Гамбург: разрушение цивилизации 1790–1945, Лондон 2012.
Дэвид Горовиц, переломы и трещины по еврейски Коммунальная автономия в Гамбурге, 1710–1782 гг., Дисс., Колумбийский университет, 2010 г. [не опубликовано].
Дебра Каплан, Регулирование общественного пространства. Микваот Альтоны семнадцатого века, в: Мастерская раннего Нового времени: еврейская история Ресурсы, т. 7: Еврейская община и идентичность в период раннего Нового времени, 2010 г., Уэслианский университет, Мидлтаун, Коннектикут, http://fordham.bepress.com/cgi/viewcontent.cgi?article=1093&context=emw (Дата обращения: 8./ 9/2016).
Марион Каплан (ред.), Еврейская повседневная жизнь в Германии, 1618–1945, Оксфорд, 2005 г.

Стефани Фишер (Тематический фокус: семья и повседневная жизнь), доктор филологических наук, занимает должность постдока в Центре еврейских исследований, Берлин-Бранденбург. В своем текущем исследовательском проекте она изучает постгеноцидные отношения евреев, переживших Холокост, с их бывшими немецкими городами в 1950-1960-х годах. В своей докторской диссертации она исследовала взаимосвязь между экономическим доверием и антисемитским насилием на примере немецко-еврейских торговцев скотом в период с 1919 по 1939 год.

Стефани Фишер, Семья и повседневная жизнь (перевод Инсы Куммер), в: Ключевые документы немецко-еврейской истории, 22.09.2016. [27 сентября 2021 г.].

(PDF) Этническая идентичность в еврейских семьях

342

СОВРЕМЕННАЯ СЕМЕЙНАЯ ТЕРАПИЯ

Фу, В. Р., Хинкль, Д. Э., и Корнслунд, М. К. (1983). Исследование развития этнической

самооценки девочек подросткового возраста.Журнал генетической психологии, 142, 67–73.

Goldscheider, C. (1986). Еврейская преемственность и перемены. Блумингтон: Университет Индианы —

sity Press.

Гордис, Д. М., и Бен-Хорин, Ю. (1991). Еврейская идентичность в Америке. Лос-Анджелес, Калифорния:

Институт Вильштейна.

Гордон, М. (1964). Ассимиляция в американской жизни. Нью-Йорк: Оксфордский университет

Press.

Гушуэ, Г. В. (1993). Развитие культурной идентичности и оценка семьи: модель взаимодействия

.Психолог-консультант, 21 (3), 487–513.

Хейлман, С. (1983). Внутри еврейской школы: культурная среда еврейского образования.

Нью-Йорк: Американский еврейский комитет.

Герц, Ф. М., и Розен, Э. Дж. (1982). Еврейские семьи. В М. МакГолдрик, Дж. К. Пирс и

Дж. Джордано (ред.), Этническая принадлежность и семейная терапия (стр. 364–392). Нью-Йорк: Guilford

Press.

Кляйн, Дж. У. (1976). Этнотерапия с евреями. Международный журнал психического здоровья,

5 (2), 26–38.

Кляйн Дж. (1980). Еврейская идентичность и чувство собственного достоинства: залечивание ран через этно-

апы. Нью-Йорк: Институт плюрализма и групповой идентичности.

Лернер, С. (1982). Еврейская семья. Нью-Йорк: Американский еврейский комитет.

Линцер Н. (1986). Философские размышления о еврейской семейной жизни. Еврейский журнал

Коммунальная служба, 63, 318–327.

Markstrom, C.A., Berman, R.C., & Brusch, G. (1998). Предварительное исследование

формирования идентичности среди еврейских подростков в зависимости от контекста.Journal of Adolescent

Research, 13 (2), 202–222.

Макголдрик М. (1994). Боль по дому. Семейный Нетворк, 18 (4), 38–45.

Шлезингер Б. и Форман Дж. (1988). Еврейские семьи: Избранный обзор. Журнал

психологии и иудаизма, 12 (2), 90–109.

Schlossberger, E. S., & Hecker, L. L. (1998). Размышления о еврействе и его значениях

для семейной терапии. Американский журнал семейной терапии, 26, 129–146.

Семанс, М. (1998). Еврейская идентичность, сплоченность семьи и самооценка детей. Un-

опубликовал докторскую диссертацию, Сиракузский университет, Сиракузы, Нью-Йорк.

Смит, Э. (1991). Развитие этнической идентичности: к развитию теории

в контексте статуса большинства / меньшинства. Журнал консультирования и развития,

70, 181–187.

Штраус, А., и Корбин, Дж. (1990). Основы качественного исследования. Ньюбери-Парк, Калифорния:

Sage Publications.

Только что обнародовано: Еврейская семья: идентичность и самообразование дома

Только что выпущено: Еврейская семья: идентичность и самообразование дома
Следуя за разными семьями в течение десяти лет, авторы раскрывают глубокое влияние семейных сетей в формировании еврейской идентичности
Презентация книги 28 мая в Торонто и 6 июня в Иерусалиме

Иерусалим — в Еврейская семья: идентичность и самообразование дома (Indiana University Press, 2018) , Алекс Помсон и Рэндал Ф.Шнор предлагает глубоко взглянуть на 16 семей, которых объединяет один общий знаменатель: в течение одного года все их дети посещали одну и ту же плюралистическую еврейскую дневную школу в центре Торонто. После этого года жизни детей и их родителей разошлись по разным направлениям.

На основе исследования, которое длилось десять лет, Еврейская семья исследует радикально разные траектории 16 семей, демонстрируя при этом глубокое значение семьи в развитии еврейской идентичности. Авторы строят теории, основанные на семейном опыте, чтобы объяснить, почему со временем одни люди ведут более интенсивную еврейскую жизнь, а другие все больше отдаляются от других евреев и от еврейской культуры. Домашние семейные ритуалы, например, играют формирующую роль в семейной жизни, и дети особенно важны в формировании того, как эти ритуалы развиваются.

Книга начинается с представления двух семей — Лоуусов и Клейнманов — которые преодолели большое противоречие в отношении дневного школьного образования, чтобы записать своих старших дочерей. Лоу были озабочены тем, чтобы заманить своего ребенка в «еврейское гетто». Кляйнманы выразили вину за отказ от общественной системы. В течение первого года обучения в школе обе семьи были в восторге от того, что их дочери учили и приносили домой. Тем не менее, вскоре после начала второго года обучения по разным причинам каждый из них забрал своего ребенка; один переведен в местную частную школу, а другой — в альтернативную государственную школу.

Два года спустя эти семьи совершенно по-разному думали о еврейском образовании своих детей и своей еврейской жизни.В доме Лоу почти ничего не изменилось (дети все еще ходили в еврейский летний лагерь), и родители были полны решимости сделать так, чтобы это осталось правдой. Однако в семье Клейнманов родители разводились. Они изо всех сил пытались дать своему ребенку какое-либо еврейское образование, особенно такое, которое соответствовало бы их собственной светско-культурной ориентации в еврейской жизни. Опрошенные через десять лет после начала исследования, их еврейская жизнь была совершенно иной.Карла Лоу, молодая женщина-еврейка, гордо кричала своих родителей за то, что она воспринимала как лицемерный еврейский образ жизни, который они вели; как они казались такими застрявшими на своем пути. Сэнди Клейнман почти не помнила о своем еврейском образовании. Ее отец — давний исследователь буддизма — был партнером духовно склонной мусульманской женщины.

«То, что происходит в семье, и решения, принимаемые родителями, имеют большое значение для развития личности всех членов семьи, а не только детей», — говорит соавтор Алекс Помсон, управляющий директор Rosov Consulting.«Семейная система, которая по своей сути является межпоколенческой, так же важна, как и культурный капитал, такой как знания и компетентность в иудаизме, для формирования еврейской идентичности».

С шестью из 16 семей, состоящих в той или иной форме межконфессиональных отношений, Еврейская семья предлагает свежий взгляд на смешанные браки и, в частности, на то, как межконфессиональные отношения взаимодействуют с другими особенностями семейной системы.

«Мы видим, как семья действительно объединяет еврейскую идентичность как единое целое», — говорит автор Рэндал Ф.Шнор, социолог, преподающий иудаику в Центре еврейских исследований Кошицкого Йоркского университета в Торонто. «Еврейский опыт одного человека до некоторой степени ощущается и другими членами семьи. Это очень мощная концепция ».

Книга как отрезвляющая, так и воодушевляющая тем, что она раскрывает о еврейских семьях и о поколении еврейских подростков, которые кажутся более комфортными, чем их собственные родители, будучи евреями. отношения с другими евреями своего возраста.

Книга доступна на Amazon по адресу https://amzn.to/2K90oYw.

Североамериканское мероприятие по запуску книги:
Дата: понедельник, 28 мая 2018 г.
Время: 19:30 — 21:00
Местоположение: Йоркский университет: зал на 7-м этаже, башня Канефф, 4700 Кил-стрит (гараж в Йорке Дорожки, линия TTC 1 до станции York University) Это бесплатное мероприятие, открытое для публики.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.