Инстинкты человека: Harvard Business Review Россия

Содержание

Harvard Business Review Россия

В 2013 году одним из лауреатов премии «Просветитель» стал доктор биологических наук, доцент по специальности «Физиология», старший научный сотрудник лаборатории сравнительной генетики поведения Института физиологии им. И. П. Павлова РАН Дмитрий Анатольевич Жуков. В своей книге «Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей» ученый популярно объясняет, что человек — один из представителей животного мира и его поведение подчиняется тем же законам.

Вы говорите, что человек — 
это животное. А есть ли между нами какие-то различия?

Пожалуй, единственное качественное отличие человека от животного — у нас нет инстинктов. Инстинкт — это врожденные потребности плюс врожденная программа их удовлетворения. Эта программа включает в себя ключевые стимулы, которые запускают определенное поведение и совокупность двигательных ­актов. Например, для собак ключевой стимул — движение: они преследуют то, что двигается, — не чтобы съесть, а просто чтобы догнать. И заставить гончую собаку, помчавшуюся за мотоциклом, например, подчиниться команде «Ко мне!» — очень сложно. Часто можно услышать, что у человека есть, например, инстинкт самосохранения или сексуальный инстинкт. Но это не так: у нас есть соответствующие потребности, но нет ­врожденной ­программы поведения. В целом различия между человеком и животными — количественные. Человек гораздо более смышленый, ловкий, чем любое животное, у него лучше развито абстрактное мышление и т. д.

Сознание и способность к мышлению не входят в число качественных различий?

Попробуйте доказать, что у животных этого нет! Это невозможно. Масса фактов свидетельствует о том, что животные руководствуются не только условными рефлексами или тем, чему их научили, но и представлениями о свойствах среды. Когда собаке бросают палку в реку с сильным течением, она не плывет прямо к палке — она учитывает силу и направление течения. Этому ее никто не обучал.

Возможно, стоило бы говорить о том, что у животных, в отличие от человека, нет чувства юмора — но ведь им наделены и не все люди. Кроме того, у животных нет стремления поступать достойно или оправдывать свои поступки, а человек, пошедший на подлость, всегда найдет себе оправдание. Животное не скрывает, что преследует свои интересы, даже если это ущемляет интересы других: собака съест корм из кошкиной миски и не выкажет никакого раскаяния. Но эти отличия не столь однозначные, чтобы их можно было без сомнений называть качественными. Иногда упоминают еще понятийную речь. Однако она есть и у горилл: они демонстрируют абстрактное мышление и обучаются общаться с помощью карточек. В ходе одного эксперимента обезьяну обрызгали из шланга и в ответ она показала две карточки: «ты» и «дерьмо». Использование слова в переносном значении («дерьмо» как «мусор, грязь, что-то неприятное и ненужное») — свидетельство абст­рактного мышления.

Почему у человека нет инстинктов?

Это наше эволюционное преимущество. Инстинкт — это жесткая программа действий: возникает какой-то стимул — и мы бежим роем норку, ухаживаем за самочкой и т.  д. Современное общество не было бы ­возможно, если бы мы руководствовались инстинктами, — мы бы не могли жить и работать, как сейчас. Отсутствие инстинктов придает нашему поведению пластичность. Мы приноравливаемся к обстоятельствам, которые постоянно меняют условия нашего существования.

Что влияет на поведение 
человека?

Прежде всего внутренние потребности и информация, которую мы получаем из внешней среды. Потребности делятся на несколько категорий: витальные, то есть жизненно необходимые (питаться, получать удовольствие, раздражать свои органы чувств, испытывать эмоции и т. д.), и социальные (наше поведение почти всегда социально — мы все делаем ради кого-то). Некоторые ученые выделяют также идеальные потребности, которые якобы есть только у людей. Но я не согласен: мы не можем доказать, что у животных их нет. Исследователи, наблюдавшие за животными в естественной среде, не раз замечали у них поведение, которое никак, кроме как удовлетворением потребности в красоте, не объяснить. Например, бабуины в Африке иногда собираются семейными группами и наблюдают закат — а когда солнце садится, отправляются спать. Таким же неверным мне представляется утверждение о том, что у людей, в отличие от животных, есть потребность в религии. Если ее «поскоблить», то окажется, что это комбинация ряда других потребностей. Среди них, например, следование за лидером (верующий человек перекладывает ответственность за все происходящее на Бога) и потребность в социальной идентификации (в том, чтобы принадлежать к какой-либо группе). Например, эмигранты — даже атеисты и агностики — начинают посещать церковь, потому что там «свои». Так что, мне кажется, идеальные потребности — это категория, придуманная философами, психологами; биологической критики она не выдерживает.

Какие потребности для человека важнее?

У каждого по-своему. Психологический тип личности как раз и определяется набором ведущих потребностей и способом их удовлетворения. Есть люди, которым важны только деньги, есть те, кому важна карьера, восхищение и т. д. Все эти потребности — врожденные. Если человек, например, амбициозен — это не продукт воспитания, это от рождения. Все это заметно уже в детстве: ребенок, который хочет стать лидером в своей группе, во взрослом возрасте будет стремиться занять начальствующее положение в любом коллективе.

То есть научить быть лидером нельзя?

Можно, но далеко не каждого! Сейчас много разнообразных курсов лидерства. Но на них часто записываются люди, которые органически не способны стать лидерами в силу своих врожденных особенностей. У них такой тип личности, которому противопоказано управлять другими, брать на себя ответственность и т. д. Они пытаются перебороть свою натуру — и в результате получают психологическую травму. В этом опасность подобных курсов. А если у человека природная предрасположенность к лидерству, конечно, его можно обучить управленческим методикам, привить необходимые навыки. Так что при приеме на эти курсы обязательно нужно проводить строгий отбор.

Справедливо ли утверждать, что у людей, живущих в разных странах и климатических условиях, разные потребности?

Животные, обитающие в благодатном климате, где все быстро ­созревает, ничего не накапливают: сорвал банан — и сразу съел его. У людей, конечно, все не столь однозначно. Однако известно, что представители разных культур различаются биологически: у них разный генотип, склонность к разным заболеваниям, разные проявления поведения. Есть, например, очень враждебные народы, которые буквально сразу убивают незнаком­цев. И это тоже биологическая особенность. В то же время сегодня, объясняя разницу между народами, очень трудно разделить культурное и биологическое. Например, почему не получается внед­рить американскую экономическую и социальную модель в Либерии? Или демократию — фетиш современ­ного мира — в Афганистане? Есть целые сообщества, которым не нужна демократия, которые не хотят брать на себя ответственность за выбор вождей. В советское время был такой анекдот. Приезжает чернокожий американец в Африку, а там все ходят в банановых листьях и ничего не делают. Он говорит: «Надо бизнес развивать: поймал рыбу, продал, нанял рыбака, тот поймал две рыбы, потом нанял 10 рыбаков, они наловили еще больше рыбы, ты получил еще больше денег». А африканец недоумевает: «А я что в это время делаю?» «А ты сидишь под пальмой и ничего не делаешь», — отвечает американец. «Но я и так сижу под пальмой и ничего не делаю!» — удивляется африканец. У разных сообществ разные потребности.

Чем еще определяется наше поведение?

Например, обменом веществ: сытый голодного не разумеет. У ­человека, который хочет есть, изменяется химия внутренней среды, и все его поведение направлено на утоление голода. Поэтому вопросы, волнующие сытого человека, ему не интересны. Иван Сергеевич Тургенев рассказывал замечательный анекдот о том, как его однажды пригласил на обед Чернышевский. Писатели сидят, беседуют — и уже пора к столу. Проголодавшийся Тургенев на это намекает, 
а Чернышевский всплескивает рукам и говорит: «Как вы можете думать о еде, когда мы не решили ­важнейший вопрос — есть ли Бог?!»

Еда связана с удовлетворением гедонистической потребности — это самый простой и доступный способ получить удовольствие. На это направлено поведение огромного количества людей. В молодости, когда организм хорошо функционирует, такой метод прекрасно действует. С возрастом, однако, когда здоровье ухудшается и есть можно далеко не все, у людей, которые не знают других способов удовлетворения этой потребности, начинаются серьезные психологические проблемы.

Сейчас много говорят о гормонах. Насколько сильно их влияние на человека?

Роль гормонов в нашей жизни принято сильно переоценивать. Спекуляции на тему гормонов счастья, супружеской верности и т. д. не имеют под собой основания. Да, эти гормоны участвуют в реализации соответствующих функций, но не являются их причиной. Мы не станем счастливее, если будем есть бананы.

На самом деле на наше поведение влияют только два гормона. Один из них — кортиколиберин — вызывает тревогу, другой — это группа гормонов — эйфорию. Эта группа называется «эндогенные опиаты»: они действуют на организм так же, как растительные опиаты, то есть улучшают наше психологическое самочувствие. Эндогенные опиаты «включаются» в ряде ситуаций — например, при интенсивной мышечной нагрузке, при стрессе, то есть при любом выходе за рамки привычного. Некоторые люди впадают в зависимость от этих гормонов, становятся эндогенными наркоманами. Спортсмены-любители гибнут во время массовых марафонов: привыкнув получать подпитку опиатами во время забега, они не бросают спорт и в старости, когда износившееся сердце может не выдержать нагрузки.

Как еще поднять себе настроение? И нужно ли его искусственно улучшать?

Бороться с плохим настроением очень важно, потому что постепенно оно накапливается и переходит в депрессию, которую без помощи врачей не вылечить. Помимо психологических методов — например, иметь интересное занятие, желательно интеллектуальное, — существуют и чисто биологические. Настроение повышает массаж — он стимулирует выработку в том числе эндогенных опиатов, а также мытье головы и расчесывание волос: стимуляция кожи головы — один из терапевтических приемов лечения депрессии. Есть еще любопытный способ, который, правда, нельзя рекомендовать как регулярный, — кровопускание. Можно, например, записаться в доноры. Этот прием использовался для ­лечения большинства болезней вплоть до XIX века. И сегодня многие любят лечиться пиявками, потому что кровопотеря — это стимул, на который наш организм отвечает выбросом всех стрессорных гормонов, включая эндогенные опиаты.

Кроме опиатов, антидепрессивным эффектом, скорее всего, обладает цент-
ральный гормон половой системы — гонадолиберин. С этим гормоном связывают психические проблемы женщин после менопаузы. Когда заканчивается функционирование женской половой системы, прекращается выработка этого гормона и женщина испытывает колоссальный психический дискомфорт, у нее развивается депрессия. Мы постоянно сталкиваемся с действием гонадолиберина во время осенней депрессии и весеннего подъема настроения, потому что он связан с освещенностью через систему мелатонина. Когда световой день уменьшается, что в наших широтах очень заметно, усиливается выработка мелатонина и падает продукция гонадолиберина. Поэтому один из методов лечения депрессии — фототерапия, то есть световое воздействие. А в Швеции, например, есть национальная программа — по телевизору показывают тропические пляжи, солнце, белый песок и т. д. Это тоже помогает бороться с унынием. А вот такой традиционный метод, как алкоголь, абсолютно не эффективен: он временно повышает настроение, но не препятствует развитию депрессии.

Людям, жалующимся на плохое настроение, нередко советуют найти себе хобби, записаться на какие-нибудь курсы. Это действительно эффективно?

Очень! Удовлетворять потребность в социальной самоидентификации очень важно. Когда человек молод, он ведет активную социальную жизнь, но с возрастом эта ­активность существенно снижается. Круг общения пенсионера, как правило, ограничивается семьей — причем далеко не полной. И человек впадает в депрессию. В такой ситуации люди часто обращаются к сектам в поисках социальных контактов. Так что нужно думать о будущем и вступать в разнообразные группы по интересам: любители подледного лова, любители летнего лова, любители супрематизма, любители классической живописи и т. д. Это, грубо говоря, и есть хобби. Конечно, можно сидеть перед домом на лавке и беседовать с такими же, как ты, но здесь важно не только общение: нужно быть членом сообщества, которое чем-то отличается от других. Кроме работы и семьи, у человека должны быть другие интересы — это спасает от депрессии. Когда мы испытываем трудности в семье или на работе, мы всегда можем найти отдохновение в других неформальных социальных объединениях. Это, пожалуй, самый важный способ предотвращения депрессии.

Настроение человека, кажется, тесно связано с его самооценкой. Можно ли, влияя на само-оценку, избежать депрессий?

Действительно, низкая самооценка ведет к депрессиям. Вообще куда ни глянь, нас поджидает депрессия — самое распространенное психическое заболевание в мире. Поэтому о самооценке надо заботиться — но аккуратно, не ущемляя интересов других людей. Наша самооценка формируется, когда мы сравниваем себя с окружающими: насколько я силен, красив, успешен, богат, пышен бородой и т. д. по сравнению с ними. Самый простой способ повысить самооценку — принизить «конкурентов». Чтобы люди себя так не вели, зависть объявлена грехом. Не надо радоваться тому, что у соседа погибла корова или что у него шубы съела моль. Лучший метод повышения самооценки, особенно когда ты всем во всем проигрываешь, — соревноваться с самим собой. Выкурить на сигарету меньше, чем вчера, продержаться еще один день на диете и т. д. Можно конкурировать и с другими — но повышая собственные достижения, а не подставляя подножку соперникам.

Каково воздействие окружения, в частности семьи, на поведение человека?

Влияние семьи сказывается с первых дней жизни. Какая интонация преобладает в разговорах взрослых, как они обращаются к ребенку? Чем раньше происходит воздействие на организм, тем оно сильнее и тем больший отпечаток на нас накладывает. Выдающийся австрийский этолог Конрад Лоренц заметил, что животные считают матерью того, кого видят в первые часы жизни. Хотя у человека это явление (оно называется «импринтинг») столь ярко не проявляется, то, что воздействует на нас в первые недели, месяцы и годы жизни, определяет наше дальнейшее существование. Приведу пример. Одна женщина, отец которой был пьяницей, выбирая мужа, предъявляла кандидатам важное требование — не пить. Она легко нашла такого мужчину, но вскоре пос­ле свадьбы тот запил. Она развелась и выбрала другого — та же история. Поняв, что допускает ­системную ошибку, она пошла к психологу. В результате выяснилось, что ее мать была очень властной женщиной, постоянно контролировала мужа и все за него решала — и отец укрывался в алкогольном тумане. А девочка бессознательно переняла стиль общения матери. Кстати, это касается не только семьи. Когда, например, человека повышают по службе, он чаще всего ведет себя с подчиненными так же, как его бывший босс когда-то обращался с ним самим.

Если наше поведение определяется таким количеством факторов, можно ли говорить о его врожденных формах?

Врожденный у человека — его психологический тип, который во многом определяется набором потребностей. Все остальное по большей части — продукт научения. Хотя, по крайней мере, одна врожденная форма по­ведения у нас есть. Ирениус Эйбл-
Эйбесфельдт, ученый, занимавшийся этологией человека, обнаружил, что люди всех рас, встречаясь с симпатичным им человеком, улыбаются — и при этом у них примерно на одну шестую секунды приподнимаются брови. Так ведут себя даже слепые от рождения дети — значит, это не может быть результатом научения. Именно по движению бровей, кстати, можно отличить естественную улыбку от искусственной.

Зная особенности поведения человека, можно ли им манипулировать? И видите ли вы примеры подобной манипуляции?

Приведу один пример. Еще Конрад Лоренц отмечал, что приязненное отношение к «своим» — оборотная сторона неприязни к чужим. Как показывают европейские исследования, количество людей, которые плохо относятся к другим, всегда постоянно — меняется только объект ненависти. В 70-е годы это были гомосексуалы, потом евреи, теперь, например, арабы. Человеку нужны чужие: за счет них он укрепляет собственные связи. Эту особенность часто используют политики для консолидации общества. Арабо-израильский конфликт вечен, потому что таким образом каждая из сторон поддерживает монолитность своего сообщества. То же самое касается России и Украины. Политики пытаются отвести внимание людей от экономических проблем, снижения уровня жизни и т. д., объединив общество на основе неприязни к другим. Когда экономика падает, народ надо сплачивать, найдя для него внешнего врага. Это прекрасно работает, потому что каждый из нас испытывает потребность в социальной идентификации: мы рады ощущать себя гражданами определенной страны, носителями определенной культуры. И очень часто мы начинаем воспринимать чужое как враждебное — это вполне естественно. Политики в сложные исторические моменты этим манипулируют. Между патриотизмом и шовинизмом очень тонкая грань.

Давайте поговорим о гендерных различиях. Верно ли с биоло-гической точки зрения проти-вопоставлять мужской ум женскому?

Эти выражения используются исключительно для удобства, так же, как и «женская логика». Среди женщин, как и среди мужчин, есть очень способные к восприятию формальной логики. Гендерные различия лежат в области психики и системы приоритетов. Женщины гораздо более эгоцентричные, чем мужчины, — они всегда преследуют свои интересы. Самое важное отличие: поведение женщины более пластично. Мужчина же живет стереотипами: он выстраивает себе представление о предмете и взаимодействует уже не с самим предметом, а со своим представлением о нем. Ему трудно перестроиться, что-то изменить. Важно понимать, однако, что эти различия количест­венные, а не качественные. Есть мужчины, которые обладают типично женскими чертами психики: тонко чувствуют, улавливают нюансы, видят все в деталях. А есть женщины с мужскими чертами — решительные, грубые, прямые, склонные к построению схем и т. д. Поэтому идеальный мужчина и идеальная женщина — это некая абстракция, которой в реальности не существует. Есть люди с преобладанием тех или иных черт.

Считается, что мужчины склонны к полигамии, а женщины — к моногамии. Так ли это?

И среди мужчин, и среди женщин есть люди, склонные к полигамии, и есть — к моногамии. Это не связано с количеством половых партнеров. Моногамия — не супружеская верность, а стабильность социальных связей. Для моногамов старый друг лучше новых двух. У Успенского в «Простоквашине» мама говорит: или я, или этот кот. И папа отвечает: я выбираю тебя, потому что я тебя давно знаю, а этого кота первый раз вижу. Он выбирает маму не потому, что у нее по сравнению с котом есть какие-то достоинства, а потому, что он ее давно знает. Моногамы могут физически изменять, но всегда ­возвращаются к тем, кого ­хорошо знают. А есть люди, которых, наоборот, привлекают новые знакомства, которые спокойно оставляют прежних жен, мужей и детей и создают новые семьи. Так что моногамность и полигамность связаны с психологическим типом человека, который определяется его врожденными особенностями.

Кто больше подходит на роль лидера — мужчина или 
женщина?

В идеале на эту роль подошла бы пара — мужчина и женщина. Мужчина хорошо проявляет себя в критической, неопределенной ситуации, потому что он лучше справляется со стрессом. Женщины от стресса часто заболевают депрессией. А когда все идет спокойно, они гораздо лучше руководят коллективом. Женщины менее склонны принимать резкие рискованные решения, они лучшие модераторы, посредники — они хорошо сглаживают конфликты или стараются до них не доводить. Это, конечно, усредненный образ. Эти закономерности не стоит принимать во внимание и вводить какие-то квоты (не меньше 50% женщин в топ-менеджменте компании, например). К тому же, как показывает практика, женщина, рвущаяся к власти, часто обладает теми особенностями психики и поведения, которые принято называть мужскими. Так что отбирать по полу на руководящие должности бессмысленно.

Существуют ли «мужские» и «женские» профессии — опять же с точки зрения 
биологии и физиологии?

Существует ряд профессий, в которых оправдана гендерная дискриминация. На работу, связанную с риском, — это, прежде всего, управление транспортными средствами, атомными станциями и т. д. — где ошибка чревата катастрофами и многочисленными жертвами, часто не берут женщин. А мужчин негласно не берут, ­например, в воспитатели детских учреждений. Во многих банках, выдающих кредиты по результатам собеседования, на должность менеджеров по кредитованию принимают только женщин, потому что они интуитивны, а мужчины, наоборот, очень ригидны и лишены интуиции. Интуиция — это способность принимать решения, не осознавая логической цепочки, которая к ним приводит. Мужчина должен все себе объяснять — у него одно вытекает из другого. Женщина — нет: она может, побеседовав с человеком, составить себе представление о том, вернет он деньги или нет, — но объяснить, как она пришла к этому решению, не может.

Если говорить о мотивации к труду, какие стимулы лучше действуют на мужчин, а какие на женщин?

Мужчине гораздо важнее общест­венное признание. Ему приятно ­«висеть» на доске почета. А вот женщина наоборот скажет: «Не аплодируйте — лучше деньгами». Она предпочитает деньги потому, что ее задача — накапливать ресурсы. До начала ХХ века женщины всю свою репродуктивную жизнь рожали и кормили. Это было ужасно тяжело. Поэтому организм всех женских особей — и животных, и людей — направлен на постоянное накопление жизненного ресурса, который необходим для воспроизводства. А универсальный ресурс для человека — это деньги. Но повторю: индивидуальные различия часто перекрывают различия половые: есть мужчины с сильно выраженной потребностью в деньгах и женщины с потребностью в признании.

Насколько биологически обоснована тенденция к сглаживанию социальных различий между полами и какое, по-вашему, у нее будущее?

Существуют традиционно мужская и женская роли, и сливаться они не должны. Если женщины будут заниматься мужскими делами, мы просто вымрем. Шведские ученые, изучив 100 тысяч детей из семей с разными укладами, пришли к удивительному выводу. Как известно, в Швеции отпуск по уходу за ребенком могут взять оба родителя, поделив между собой отпускные дни в любой пропорции. Исследователи сравнивали традиционные семьи, в которых отпуск брала только мать, и «гендерно равные», в которых отец брал по крайней мере половину дней. Оказалось, что в гендерно равных семьях 18-летние подростки в полтора раза чаще болеют депрессией. На этот показатель не влияли ни национальность, ни количество детей в семье, ни уровень дохода или образования родителей, ни даже алкоголизм или другие психические расстройства матери или отца. Важно только гендерное равенство: чем «равнее», тем хуже. Люди, страдающие депрессией, размножаются очень плохо: один из симптомов этой болезни — утрата интереса к привычной форме активности, в том числе к сексуальной и, конечно, к деторож­дению. Поэтому народы, у которых гендерное равенство будет достигнуто, в конце концов вымрут и их территорию займут народы с традиционным укладом.

Инстинкт симпатичного незнакомца

Актуальность

На современном этапе развития науки вопрос об инстинктах человека остаётся дискуссионным. Среди учёных существуют диаметрально противоположные мнения по исследуемой нами проблеме: одно гласит о том, что инстинкты у человека и у животных есть, другое придерживается гипотезы, что поведение человека зависит от его культуры и общества. В XXI веке многие представители социобиологии, этологии и эволюционной психологии продолжают развивать дискуссионную тему о содержании понятия «инстинкт» и его применимости к поведению человека.

Но несмотря на многообразие подходов к проблеме инстинктов, их антагонисты, признают один, не самый очевидный: человек поднимает брови и улыбается при виде симпатичного незнакомца (это экспериментальным путём установил Иренеус Эйбл-Эйбесфельдт).

Цел

и

  1. Изучить современное состояние анализа проблемы наличия инстинктов и причины их отсутствия
  2. Проверить гипотезу исследования на основе сравнительного анализа современных исследований на тему инстинктов
  3. Проанализировать эксперимент, на котором основывается работа.
  4. На основании данных работы Эйбл-Эйбесфельдта доказать справедливость существования «инстинкта симпатичного незнакомца»

Описание

В ходе проекта автор узнал много новой информации об инстинктах, проанализировал мнения учёных разных времен на данную тему. Проведённый эксперимент подтвердил выдвинутую автором гипотезу: «инстинкт симпатичного человека» существует. Правда со временем, возможно в следующем году, автор бы хотел усовершенствовать проект.

Проделанная работа была разделена на несколько основных этапов.

На этапе «Теоретический анализ проблемы исследования» автор сравнил мнения учёных различных периодов времени и попытался обобщить их высказывания, сформулировав при этом независимую точку зрения. Также автором был проведён анализ общего инстинктивного поведения человека, опирающийся на медицинско-практические работы некоторых учёных. В заключение первого этапа автор смог выдвинуть краткую обобщённую классификацию инстинктов.

Этап «Эмпирические исследования инстинктивного поведения человека» совмещал в себе как практическую, так и теоретическую части. Автором был проанализирован конкретный эксперимент учёного Эйбл-Эйбесфельдта, в котором он доказывает гипотезу нашего исследования, проверяя наличие специфических инстинктов у человека. В практической части автор решил повторить вышеупомянутый эксперимент с учениками школы. Результаты представлены на диаграмме.

Подняли брови при встрече с новым человеком 4 человека из семи, улыбка же была замечена у 6 человек. Пол «симпатичного человека» не важен: и юноши и девушки проявляли описанные действия. Разница не является существенной, поэтому данный эксперимент не может подтвердить наличие или отсутствие данного инстинкта. Но как говорилось ранее, можно отметить чёткое проявление улыбки у каждого исследуемого. Следовательно, исследование требует новых, более строгих и современных, возможно, аппаратных методов анализа движения бровей человека.

Результаты работы/выводы       

1. Изучено современное состояние проблемы наличия инстинктов и причины их отсутствия

2. Проведён сравнительный анализ современных исследований на тему инстинктов

3. Проведён видеоэксперимент с участием учеников школы № 1287, на основе анализа данных этого эксперимента сделан вывод

Традиционно инстинкт рассматривается как наследственный и неизменный компонент поведения. По современным представлениям, инстинкт неразрывно связан с научением и составляет с ним неразрывное целое. Учение об инстинктах человека имеет противоречивый характер и требует дополнительного исследования в области психологии, психофизиологии высшей нервной деятельности и медицины.

Конкурентное поведение и территориальные инстинкты человека городского

Социальное поведение человека обусловлено биологическими аспектами. С точки зрения этологического подхода человека можно рассматривать как групповое животное, безусловно, ни в коей мере при этом не отрицая всего того, что отличает человека от животных.

Однако, если мы будем закрывать глаза на специфику поведения современного человека, обусловленную его биологической природой, то мы не сможем в полной мере, используя средства градоустройства, стремиться к тому, чтобы городская среда могла по максимуму соответствовать потребностям человека.


В социальной организации высших животных ведущую роль играют иерархические процессы, связанные с перераспределением властного ресурса и борьбой за ранговый потенциал.

Этологи считают, что в основе властных отношений человека лежит поведение, обусловленное животными инстинктами, доставшимися в наследство от стадного поведения шимпанзе, орангутангов, горилл и других приматов. Структура соподчинения особей в иерархии зависит от уровня их агрессивности, мера агрессии уменьшается в направлении сверху вниз. Иерархическую структуру также можно рассматривать и как ограничитель агрессии – доминантная особь подавляет конфликты между особями низших рангов, и как мотив для агрессии, проявляющейся в борьбе за статус.

Человек городской в массе своей движим желанием занять более высокое положение в социальной иерархии. Стремление обрести определенный социальный статус и в дальнейшем его еще повысить является одним из ведущих жизненных мотивов современного горожанина. Высокий темп жизни связан, прежде всего, с попытками повышения статуса, отсюда идет трудовая перегрузка, непременная направленность на карьерную успешность, сокращение времени, проводимого в кругу семьи, и, как следствие этого, уменьшение внимания, уделяемого супружеским и родительским ролям, неизбежная интенсификация досуга, так как уменьшаются временные затраты, отведенные на него.

Поскольку жизнь в крупном городе отличается большим скоплением людей, то с ними со всеми невозможно выстроить личные иерархические отношения. Тогда крайне важное значение приобретают символы, указывающие на ранговый потенциал индивида. К ним можно отнести наличие собственного бизнеса или успешной карьеры, престижную недвижимость, деньги, акции, ценные бумаги и другую собственность, которую по количественным критериям легко сравнить с чужой собственностью.

Социальное положение индивида считывается по мельчайшим деталям: по его одежде, манере речи и, конечно, по такому существенному знаку, как автомобиль. Повышение рангового потенциала – процесс трудозатратный, более простым является имитирования статуса. Тенденцией последнего времени становится не только борьба за статус, но и усилия, направленные на имитацию превосходства.

Имитация статуса – это внешний признак социального превосходства, без внутреннего содержания. Статусное положение определяют вещи, обладание которыми человек может себе легко позволить, которые демонстрируют его социальное превосходство и, в конечном счете, указывают на его влияние и власть над другими индивидами. Для имитации статуса индивид приобретает те вещи, которые он на данном уровне своего социально-экономического положения не может себе позволить, но прилагает экономически затратные, иногда авантюрные усилия, чтобы иметь данную вещь, основной функцией которой будет создание нужного имиджа.

Эту функцию лучше всего иллюстрирует поговорка: «Пускать пыль в глаза». Охота за статусом требует от человека городского столь полной самоотдачи и вовлеченности, что порой не оставляет ему времени больше ни на что другое [1, с. 74].

Иногда для имитации статуса используется более легкий, хотя и не такой зрелищный способ, связанный с престижностью досуга. «Дорогие» формы проведения досуга требуют двух основных ресурсов: денежных и временных затрат. К примеру, досуг яхтсмена представляет собой крайне дорогой вид времяпрепровождения, который может себе позволить только очень ограниченный круг лиц, но сымитировать данный статус, порой не отдавая себе в этом отчет, пытается гораздо большее количество индивидов, на что указывает традиционная популярность дорогих эксклюзивных мужских хронометров в стиле «marine», имеющихся в каталогах всех самых известных часовых производителей. Понятно, что даже очень дорогие часы яхтсмена приобрести значительно проще, чем саму яхту. Также свободный стиль одежды служит указанием на социальный статус индивида и на меру его независимости.

Не следовать дресс-коду могут позволить себе либо собственники бизнеса (а не наемные служащие корпораций), либо творческие люди «свободных профессий».

Как «животное политическое» (Аристотель), человек городской попадает в поле притяжения двух тенденций: группового сотрудничества и иерархического соперничества, которые выступают в качестве источника саморазвития вида. Необходимость находить баланс между противоположно направленными векторами групповой солидарности и конкуренции оттачивает приспособляемость человека к сложной городской среде.  Если индивид не сможет найти равновесие между ними и будет придерживаться только одной из этих стратегий социального поведения, например, соперничества, то он не только скатится на самую нижнюю ступень групповой иерархии, которая в социобиологической терминологии называется «социальным дном», но и может быть полностью отторгнут «нормальным» городским сообществом, имея возможность существовать только в маргинальных социальных группах.

Примером таких маргинальных групп является субкультура гопников. Есть попытки поиска у определения «гопник» городской этимологии, так как данная субкультура, как, впрочем, и субкультуры вообще, представляют собой типично городское явление. (Сложно представить себе жизнь гота, эмо или хипстера в деревенской среде – бабушки-соседки засмеют, да и работа механизатора или животновода не очень соотносится с таким внешним видом).

Субкультура гопников интересна тем, что наглядно демонстрирует стадную сплоченность индивидов, поскольку вымогательства, разбои, нападения на прохожих непременно происходят с участием всей группы. Нападают всегда на более слабых: стариков, женщин, бомжей, алкоголиков, либо на сильных противников, но уступающих по численности (ввосьмером на одного). Гопники находятся на нижней ступени иерархии городской социальной мобильности, представляют собой андеркласс и отдают себе отчет в том, что вертикальное социальное перемещение для них закрыто: по объективным причинам – ввиду отсутствия образования и профессионализма, по их субъективному ощущению – из-за жизненной несправедливости, которая персонализируется в отдельных более удачливых индивидах. Внутри группы соблюдается строгая иерархическая структура, состоящая из следующих элементов: доминант (лидер, «пахан»), нескольких субдоминантных индивидов (социальные роли «сильный», «умный», «хитрый») и рядовых членов («шестерки»). Тревожной тенденцией последнего времени является «растворение» гопников в толпе, приобретение городским анонимным сообществом некоторого трудноуловимого «гопнического оттенка», такого «лица необщего выраженья», гопнического поведения автомобилистов на дорогах и других проявлений [2].

Однако, не только агрессивное поведение, но и отсутствие навыков по отстаиванию своих интересов вкупе с другими социально-экономическими и социально-психологическими факторами также приводит индивида на «социальное дно». Бездомные, бродяги, нищие, беженцы, опустившиеся люди, обитающие на вокзалах, городских свалках, в заброшенных трущобах, уже не надеются в корне изменить свое социальное положение.

Профессор-орнитолог В.Р. Дольник приводит пример иерархических отношений голубей в стае, в которой нижнюю ступень пирамиды занимают особи-«подонки». «Подонки» – это птицы, которые уступают всем и во всем, их жалко, но такая жизнь сделала их весьма малоприятными. По своим качествам и внешнему виду они прямо противоположны доминантным особям. Они заискивают перед ними, страдают от трусости, зависти и нерешительности. Но под их заискивающим поведением перед вышестоящими особями, то есть перед всеми остальными членами стаи, скрывается сильная подавленная агрессивность. Внешний вид доминанта, субдоминантов и голубей-подонков очень отличается, последние выглядят опустившимися, неухоженными, грязными и взъерошенными, при этом напрямую их опрятность не связана с наличием пищи. Для того чтобы быть аккуратным и поддерживать гигиену, голубь должен тратить на свою чистку час времени ежедневно. Это вопрос не только эстетики, гигиена напрямую связана со здоровьем: грязные, неухоженные особи почти всегда больны и погибают значительно чаще, так как вовремя не избавляются от паразитов. Люди, населяющие городское «социальное дно», обладают такими же характеристиками. Они пассивны, их витальная активность снижена, а потенциальная агрессивность велика.

Проблема городского вандализма может быть частично объяснена существованием «социального дна» и территориальным инстинктом, унаследованным человеком от его животных предков. Деградировавшие  представители «социального дна» переадресовывают свою подавляемую агрессию неодушевленным предметам, ломая скамейки, взрезая чехлы автобусных сидений, пачкая лифты, опрокидывая урны, разбивая фонари, калеча надгробные памятники и предметы малой городской архитектуры. По количеству разбитых витрин, изуродованных памятников, сломанных лифтов и по другим актам бессмысленного вандализма можно составить представление о величине «городского дна» [3, с. 209-210].

Территориальный инстинкт включает процесс присвоения участка, для указания принадлежности животные метят территорию. Маркировка может быть разной: визуальной, звуковой, химической (обонятельной), тактильной.

Человек превосходит всех остальных представителей животного мира по виртуозности маркировки территории. Пик человеческой деструктивной маркировочной агрессивности приходится на подростковый возраст. В своем приватном пространстве подростки разбрасывают вещи, оклеивают стены плакатами, заполняют комнату сувенирами. В городском публичном пространстве совершают акты вандализма, реализуя маркировочную агрессию. Формы маркировки бывают совершенно животные – метка территории мочой, окурками и плевками, громким шумом. А разбитые лампочки и сломанные скамейки аналогичны знакам молодых шимпанзе, которые, отмечая свое присутствие, обдирают молодые деревья. Подростковые метки всегда достигают своей цели, оповещая окружающих о том, что они были в этом пространстве, вызывая гневную реакцию со стороны взрослых и скрытое восхищение других подростков [4].

Д. Моррис выделяет у людей следующую форму агрессивности, доставшуюся нам в наследство от приматов, – территориальную оборону семейной ячейки внутри более крупной групповой ячейки. Приватное городское пространство предназначено для использования одной семейной ячейкой, никакие социальные эксперименты по расселению людей в общины и коммуны с совместным использованием жилого пространства не дали результатов. Вид больших и малых городов обусловлен древней потребностью расчленять свои группы на мелкие семейные территории в виде отдельных квартир или отдельно стоящих зданий, окруженных оградой. Демаркационные линии семейных территорий не нарушаются, как и у других территориальных животных. Также такая территория должна отличаться от других, персонифицироваться, отвечать нуждам конкретной семьи, в ней проживающей. Этот факт часто недооценивается архитекторами, не принимающими в расчет биологическую природу человека.

Во всех крупных и малых городах мира строят бесконечные ряды похожих друг на друга домов с совершенно одинаковыми типовыми квартирами. Люди, вынужденные жить в таких условиях, испытывают сильный неосознаваемый дискомфорт, уменьшая его следующим образом: реже – окрашивая стены домов в разные цвета, делая их отличающимися друг от друга, разбивая непохожие друг на друга скверики и мини-парки, чаще – заполняя внутреннее пространство своего жилья личными предметами, декоративными изделиями, безделушками [5]. Такое поведение сами люди объясняют стремлением создать уют, этологи же объясняют это инстинктивным желанием пометить свою территорию.

Социобиологический подход различные феномены человеческого поведения объясняет их инстинктивной детерминацией (при этом во многом упрощая и редуцируя сложные духовные явления). Территориальным инстинктом объясняются патриотизм, космополитизм и ностальгия. Биологические корни патриотизма уходят в отношения человека с конкретной зоной его происхождения и обитания, в которой был достигнут оптимальный уровень адаптации к среде, способный стимулировать инстинктивное влечение к ней, что, собственно, и является биологическим базисом любви к родине, то есть в основе патриотизма лежит территориальный инстинкт, общий и для животных, и для человека.

Ностальгия понимается как обострение патриотического инстинкта, вызванное пребыванием вдали от родины, усиливающееся пропорционально времени удаления. К нарушениям инстинкта патриотизма относятся гипопатриотизм, апатриотизм (ослабление патриотизма вплоть до полной его утраты), гиперпатриотизм (чрезмерное усиление патриотизма) и парапатриотизм (искажение патриотизма). Космополитизм с этологической точки зрения – это один из вариантов гипопатриотизма, при котором полностью разрушается базисный комплекс территориального поведения, вырабатывается способность оптимальной адаптации к любому географическому региону и социуму и редуцируется влечение к прежнему месту обитания [6].

К. Лоренц ностальгию объясняет взаимодействием факторов, сохраняющих постоянство культуры, и факторов, разрушающих или перестраивающих ее. В одно и то же время, когда неодолимое влечение к странствиям тянет человека вдаль, можно заметить возникающую тоску по дому, которая с возрастом становится все более сильной [7]. Общий смысл такой: чем дальше ушел, тем сильнее тоскуешь.

Стоит отметить, что этологическая трактовка ностальгии, любви к родине, патриотизма и космополитизма вызывает некоторое внутреннее напряжение и несогласие, даже если видишь наличие веских оснований для такой объяснительной схемы. Однако весьма остроумной представляется интерпретация следующего неблаговидного явления с этологической точки зрения: проблемы замусоривания территории, особенно наглядной весной, в момент таяния снега. Под окнами пятиэтажных домов, стоящих на городских окраинах, обнажаются залежи мусора, некоторые жители домов, не давая себе труда дойти до мусорных контейнеров, выбрасывают мусор прямо из окон. Некоторые делают это даже с некоторым «намеком на цивилизованность» – выбрасывают в пластиковых пакетах для мусора.

Д. Моррис в бестселлере «Голая обезьяна» отмечает следующую особенность образа жизни приматов. Охота не является для обезьян основным способом добычи пропитания, как у хищников. Своего логова они не имеют, живут на деревьях, где питаются фруктами и плодами, едят на протяжении всего дня, так как неподвижная пища всегда на месте и легко доступна. Животным необходимо только перемещаться от одного места кормежки к другому, навыков чистоплотного поведения в своем логове, как хищники, они не имеют, поскольку кочуют с одних крон деревьев на другие. Их экскременты, остатки съеденных плодов просто падают вниз, а так как обезьяны постоянно перемещаются и каждую ночь меняют свои гнезда, то сильно замусорить территорию им не удается.

Кажется, что у опустившихся жителей пятиэтажек, замусоривающих среду своего обитания, каким-то образом остался этот атавистический поведенческий шаблон: они используют способ приматов избавляться от мусора, просто сбрасывая его вниз с высоты своего «гнезда на пятиэтажном дереве», только беда в том, что в скученном пространстве города возможности постоянного перемещения по кронам деревьев они лишены, и «плоды» их жизнедеятельности каждую весну оповещают о том, что на этой территории и правда живут «голые обезьяны». Как известно, инстинкт эффективен для выживания вида, если жизнедеятельность происходит в неизменной среде, в данном случае среда существенно изменилась, но часть особей еще не приспособилась к этим изменениям. Для формирования поведенческих навыков (в этом конкретном случае – гигиенических), позволяющих существовать в изменяющейся среде, необходима культурная передача поведенческих признаков, которая ими не была усвоена.

Общественная жизнь homo urbanus представляет собой структуру взаимодействия инстинктивных и социально обусловленных способов поведения. Человеческое поведение территориально обусловлено, что представлено разными поведенческими актами, реализуемыми людьми в городском публичном пространстве и в городском приватном пространстве. Возрастание внутривидовой агрессии и конкуренции, в свою очередь, является мощным стимулом для выработки культурных механизмов, нейтрализующих территориальную агрессию и позволяющих человеку городскому существовать в мире со другими членами городского сообщества.

Социобиологическая трактовка человека городского, возможно, далеко не всегда представляет тот образ человека, который был бы ему комплиментарен. Однако она четко подчеркивает, что неусвоенность норм и ценностей городской культуры приводит к невозможности личности найти свое место в социуме, к маргинализации и деградации индивида. Без городской культуры невозможно выживание и развитие городского социума. В социобиологическом аспекте городская культура выступает основным условием выживания индивида и общества.

  1. Моррис Д. Людской зверинец. СПб., 2004. 287 с.
  2. Богомяков В. Не говори гоп: Субкультура, растворившаяся в толпе // Большой город № 7 (204). 21.04.2008.
  3. Дольник В.Р. Непослушное дитя биосферы. СПб., 2004. 352 с.
  4. Ефремов К. Территориальная агрессия человека // www.ethology.ru/library/?id=164
  5. Моррис Д. Голая обезьяна. СПб., 2001. 269 с.
  6. Гильбурд О.А. Патриотизм: биологические корни, норма и психопатология //www.ethology.ru/library/?id=267.
  7. Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. М., 1998. 393 с.

Джек Швагер: «Весь набор действий хорошего трейдера идет против природных инстинктов человека»

Вышедшая на этой неделе книга «Неизвестные маги рынка» продолжает серию, начатую Швагером более 30 лет назад. Тогда он, работая в инвестбанке, стал разговаривать с коллегами-трейдерами, показывающими высокие результаты. При этом спрашивал не только о том, как они торгуют, о методах, технологиях и успешных сделках, но и о неудачах, психологии, философии. Книга с интервью стала бестселлером, сделав инвестирование принципиально более живым и понятным процессом.

Многие из героев первых книг о «магах рынка» стали миллиардерами, Швагер продолжал серию, а также писал популярные работы о рынке фьючерсов и техническом анализе. В итоге новое поколение инвесторов не только в США, но и по всему миру действительно выросло на его книгах.

В России все больше людей интересуется фондовым рынком, число активных инвесторов перевалило за миллион. Новая книга как раз рассказывает о людях из разных стран, которые успешно инвестируют сами, их историях и полученных уроках (Harriman, по словам его представителя, ведет переговоры о ее издании в России). 

– Чем отличаются «Неизвестные маги рынка» от других книг серии?

– В этот раз я решил пойти в новом направлении – найти инвесторов, которые торгуют соло, на свои деньги, без компании или офиса, делают это как минимум 10 лет и добились в этом экстраординарных результатов. Это мог быть исключительный коэффициент риск/доходность или увеличение суммы первоначальных инвестиций. Я искал не известных широкому кругу людей, способных показывать выдающиеся результаты в долгосрочном периоде. 

С несколькими из героев книги я был знаком, кого-то посоветовали друзья из инвестиционных компаний, кто-то сам откликнулся на мое сообщение в Twitter о поиске новых «магов».

– Насколько сложно было отфильтровать героев для книги?

– Это были сотни и сотни рекомендаций и предложений, но лишь некоторые из них в итоге трансформировались в интервью для книги. Мне приходили письма: «Вы не поверите, каких потрясающих результатов я добился в инвестировании», но все эти данные сначала нужно было верифицировать.     

– Если выбрать из книги одну историю – какая самая интересная?

– Оценивая достижения трейдеров, я бы выбрал как минимум две истории. Первая – это Джефф Ньюманн, потому что он начал с очень небольшой суммы ($2500) в 2002 году, и то, как он ее приумножил на penny stocks (дешевые акции развивающихся компаний. – VT), – это просто поразительно. Когда я брал у него интервью для книги, это было около $50 млн, сейчас уже около $80 млн.

Вторая история – Амит Салл, английский трейдер фьючерсами. У него не только высокая доходность – в среднем 337% годовых, но и коэффициент Сортино (основной показатель, используемый для сравнения доходности и риска инвестиционных портфелей. – VT) на порядок лучше обычных значений, просто сумасшедшие цифры.

– Меняются ли качества, необходимые для успешной торговли?

– Во многих отношениях изменились сами рынки – например, мы перешли от торговли в биржевых ямах к электронной торговле, произошла квантификация трейдинга, а вот в плане того, что делает трейдеров успешными, все гораздо стабильнее. Поразительно, что, если взять первую и последнюю книгу о «магах рынка», очень многое в интервью с трейдерами – и за счет чего они преуспели, и какие ошибки они делали, – будет повторяться.

– Используемый вами термин «маги» отлично звучит, но подразумевает, что здесь есть некая волшебная составляющая, при этом уроки и советы трейдеров в интервью очень логичные и рациональные. В чем же магия?

– Если посмотреть на этих трейдеров, то у них много общего. Первое, все они используют управление рисками, которое должно дружить с дисциплиной. Ты просто обязан быть дисциплинированным, если хочешь заниматься трейдингом. У каждого из них разработана собственная методология инвестирования, дающая им преимущество на рынке. И еще важна психологическая устойчивость, умение ждать, умение проявлять гибкость. Весь набор действий хорошего трейдера идет против природных инстинктов человека, в этом отличие. Ну и на определенном уровне проявляется талант, у некоторых людей он просто есть.

– Часто обсуждаемый в среде инвесторов вопрос: кто лучший трейдер всех времен?

– Это вопрос о сравнении несравнимого – яблок с апельсинами. То же самое, если спросить про лучшего спортсмена – лучший в теннисе, футболе или в каком виде спорта? Но даже если брать лучших по доходности – здесь же есть множество параметров. Сколько лет ведется торговля? На каком рынке – акции, валюта, денежный рынок или все вместе? Это дневная торговля или позиция держится год? Точно можно сказать, кто добился необыкновенных результатов, но не определить самого-самого.

Простой пример: кто лучше – трейдер, который торгует 30 лет со средней доходностью 30% годовых, или тот, кто торгует 10 лет с доходностью 100% годовых? Даже если оба работают на одном рынке, мы не можем сравнивать эти результаты.   

– У вас успешные книги, но вы же понимаете, что их читают намного меньше, чем блоги или книги типа «Как зарабатывать 200% годовых на бирже, тратя лишь час в неделю». Вам не обидно?

– Совсем нет. Я пишу те книги о рынке, которые хочу, правдивые книги, а не художественную литературу. Мне не интересно делать деньги на использовании людских слабостей, писать придуманные вещи о трейдинге только потому, что они звучат более секси. 

– Тогда что для вас главное в написании книг?

– Донести до читателя неизменную правду о трейдинге. Определенные истины, связанные с рынком, работали 100 лет назад, работают сейчас и, вероятно, будут истинными и через 100 лет. Я пытаюсь рассказать о базовых вещах, с которыми связан успех в искусстве инвестирования.  

– Практически везде сейчас идет приток розничных инвесторов на биржу, при этом основная масса не имеет никакого представления о рынке. Вы согласны со слоганом «торговать может каждый»?

– Если у тебя нет навыков, то в долгосрочном периоде высокая вероятность проиграть. Как минимум, против тебя будут играть разница цены покупки и продажи и комиссии. Это не значит, что ты обязательно проиграешь. Но чтобы быть успешным в трейдинге, ты должен иметь какое-то преимущество, а большинство не напрягается делать эту работу, тратить время на развитие навыков. Для них лучшим советом всегда будет покупка паев индексного фонда.   

– Смотрите ли вы на российский рынок и российских трейдеров?

– Нет, ваш рынок чересчур привязан к энергоносителям и чересчур маленький. Но если я узнаю об успешном российском трейдере, работающем на широком, глобальном рынке, буду счастлив взять у него интервью.  

– Читаете ли вы книги о рынках и что можете посоветовать?

– Да, в основном у меня на столе как раз финансовая литература. Если брать недавние книги, то это книга Грегори Цукермана «Человек, который объяснил рынок» о Джиме Саймонсе, создателе хедж-фонда Renaissance Technologies. Тот факт, что Цукерман смог собрать столько деталей о столь закрытой структуре, меня впечатляет. И помимо потрясающей работы по сбору фактуры книга отлично написана.

 

Unknown Market Wizards: The best traders you’ve never heard of

Jack D. Schwager

Harriman House, 2020

 

Шэрон Стоун призналась в мизерном гонораре за «Основной инстинкт»: Кино: Культура: Lenta.ru

Шэрон Стоун призналась, что съемки в триллере «Основной инстинкт» 1992 года принесли ей «немного денег» по сравнению с 14 миллионами долларов гонорара Майкла Дугласа. 63-летняя актриса рассказала, как была в «странном подвешенном состоянии» после фильма, когда «внезапно стала знаменитой, но у нее не было денег». Она даже не могла позволить себе купить платье для церемонии вручения «Оскара», поделилась Стоун с корреспондентом CBC News Canada Томом Пауэром (Tom Power).

Актриса не называет сумму гонорара, но на протяжении многих лет сообщалось, что ей заплатили 500 тысяч долларов за роль писательницы Кэтрин Трамелл. Эта роль стала знаковой в карьере Стоун, и вызывала у нее смешанные чувства, а дуэт с кинозвездой — Майклом Дугласом — вгонял в ступор.

Материалы по теме

00:09 — 28 мая 2017

Убей меня нежно

Как распознать психопата внутри собственной семьи и что с этим делать

00:00 — 22 апреля 2017

Вечно молодые

Как ЗОЖ помогает знаменитым женщинам «50+» выглядеть на 30

00:08 — 24 октября 2018

Сердцеедки

Самые сексуальные, дерзкие и богатые женщины 1980-х

«Я играла серийную убийцу и относилась к этому очень, очень серьезно. Я смотрела много фильмов о серийных убийцах и о том, почему они делали то, что делали. Я прочитала много исследований, чтобы попытаться понять, что происходит с их умом. Я пыталась понять человека, который ломается настолько, что серийное убийство для него. .. это все равно что съесть бутерброд», — объяснила кинодива.

Стоун добавила, что из-за этой роли ей снились кошмары. Она ходила во сне, а пару раз просыпалась одетой в своей машине за рулем. Ни до, ни после съемок актриса не ходила во сне. «Когда я играла, когда была в работе, я чувствовала, что действительно справляюсь с ролью. Но когда ложилась спать, мое подсознание брало верх, и в течение дня мое состояние тоже было не в порядке», — добавила она.

В марте 2021 года Шэрон Стоун представила мемуары «The Beauty of Living Twice» («Красота жить дважды»). В книге актриса рассказывает о своем восхождении к славе, о детстве в сельской Пенсильвании, личной жизни и общественной деятельности.

Диалоги об инстинктах человека: rabota_psy — LiveJournal

В журнале Александра Владимировича Маркова (macroevolution) имела удовольствие поговорить на одну из любимых моих тем: инстинкты человека. Первым моим собеседником был некто umgezogen. В общем, этот самый Умгезоген переехал все мои доводы трактором своего бана, отправив меня нести свой бред на фрейдистские форумы. Любят люди давать полезные советы.
И в том время пока я вела духовные разговоры с диаконом Спасского Собора г. Кирова в ЖЖ arkkk, к спору присоединился ещё один юзер viajera_cansada. Я всё думала: кто по очкам выиграет я или viajera_cansada, на каком по счёту комментарии umgezogen забанит viajera_cansada. Ничья 3:3. Видимо, прочитать три комментария оппонента и отправить его в бан — это врождённый инстинкт юзера umgezogen.
А между тем мы с диаконом долго и многоречиво талдычили каждый о своём. И каждый ни пяди не уступил из своих позиций. И это в то время как у меня на руках был главный козырь, всем джокерам джокер. Диакон мне впаривал следующее: «нет НИКАКИХ разумных оснований утверждать, что у человечества отсутствуют инстинкты. И даже не думайте спорить. ) Глупости это, и настоящее бесовство, наглая и топорная бессмыслица, ради оправдания всевозможных человеческих суицидальных извращений. Только и всего.»
Вот так и подмывало спросить: «Батюшка, а не еретик ли вы? В последний день творения Бог сказал: «сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему» (Бытие 1:26). А вы утверждаете что деяния человеческие продиктованы инстинктами, как и у тварей бессловесных. Или вы хотите сказать, что и у Господа нашего деяния инстинктивные? Нет. У Бога токмо разум и одухотворённость и никаких животных инстинктов. Отче, ересь это бесовская!»
Но вы же понимаете, что это троллинг. Не могу я такое верующему человеку писать. А он может, неправильно интерпретировав мои слова, писать мне: «Вы имеете весьма смутные представления о характере накопления и передачи генетической информации. Оставлю, с Вашего позволения, без комментариев Ваши вольные фантазии по поводу взаимно-обратного влияния генетики и условий жизни ребенка.» Это он хочет сказать, будто я утверждаю, что качества, приобретённые при жизни, наследуются. Нет, батюшка, не наследуются. И я такого не говорила.
И бедный-бедный Александр Владимирович Марков. Неужели же он изучает в своей почте все эти сталагмиты и сталактиты текстов.
Диалог 1

umgezogen 10 декабря 2019, 17:30:34
Лучше никакой популяризации, чем ошибочная. А то неокрепший мозг популяризируемого потом все эти ошибки будет воспроизводить, и мы услышим массу интересного — что инстинктов нет; что гены — ничто, воспитание — все; что стропу Дайнема можно цеплять как самостраховку; что самолет летает потому, что профиль крыла выпуклый — и прочие открытия чудные.
leftbot10 декабря 2019, 23:07:48
что инстинктов нет
Вопрос не в том есть инстинкты или их нет. Инстинкты есть. Вопрос в том: где инстинкты, а где не инстинкт, а, допустим, рефлексы или обучение через подражание. Если речь о человеке, то при существующем, при ныне принятом определении инстинкта, да, инстинктов у человека нет.
umgezogen 10 декабря 2019, 23:11:41
>>инстинктов у человека нет
Ну если у вас инстинктов нет, то и славно. У меня есть.
leftbot 10 декабря 2019, 23:27:31
Это может быть или в случае, что вы не человек. Или в случае, что вы не признаёте общепринятое определение инстинкта. То есть в понятие инстинкт вкладываете что-то своё, доморощенное.
umgezogen 10 декабря 2019, 23:37:04
Я вас умоляю, не утомляйте меня своей демагогией, я вас просто забаню.
Вы не К.Лоренц, не Тинберген, и даже не Женя Тимонова, а просто тролль с пустым журнальчиком.
Свой психолухический бред несите на фрейдистских форумах, битте.
leftbot 11 декабря 2019, 00:01:28
Я не К.Лоренц, не Тинберген, и даже не Женя Тимонова, но вот журнальчик у меня не пустой. Я его веду уже 10 лет.
А относительно инстинктов у человека спросите напрямую у автора этого поста, под которым мы ведём дискуссию. Я надеюсь, это всё-таки дискуссия.
umgezogen 11 декабря 2019, 00:11:46
Мне достаточно знать, что почти каждый ребенок прячется от опасности под кровать или шкаф, его этому никто не учит, и это не реакция периферической верной системы. И нет, это не дискуссия. В бан ступайте.
Диалог 2

viajera_cansada 12 декабря 2019, 20:40:03
Вы уверены, что, имея возможность (и целесообразность) убежать, ребенок вместо этого обязательно будет прятаться?
Не говоря о других возможных реакциях. Тот же самый объект может одного напугать, а у другого вызвать любопытство (например, змея, ящерица или лягушка), или он схватит палку, камень для защиты.
По общепринятому определению, инстинкт — генетически обусловленный поведенческий комплекс, одинаковые действия всех особей данного вида в ответ на одинаковый раздражитель. А если в одной и той же ситуации одна особь прячется и замирает, другая убегает, третья визжит, оставаясь на месте, четвертая кидается драться, пятая кричит: «Смотрите, какая прелесть!» — ну какой же это инстинкт? 🙂
И обратное тоже верно: люди часто совершают одинаковые действия в ответ на разные раздражители.
Многие путают потребности (в данном случае, в безопасности), которые можно удовлетворять разными путями — и инстинкты, прошитые в генах.
umgezogen 12 декабря 2019, 21:14:51
><По общепринятому определению
Кем «общепринятому»? Вами и вашими друзьям?
Контрольный вопрос — инстинкта самосохранения не существует? Да/Нет, без софистики.
viajera_cansada 12 декабря 2019, 21:58:51
Нет. Не существует.
Я в курсе, что в быту (где предположения и фантазии называют «теориями», и потому говорят, что теория эволюции и теория гравитации «это всего лишь теории, вот когда их докажут…») это словосочетание используют: «Повинуясь инстинкту самосохранения, я выскочил в окно и бросился бежать/спрятался за шкафом и затаил дыхание/стал громко кричать, звать на помощь/схватил топор/и т.д. (нужное подчеркнуть, ненужное вычеркнуть).
umgezogen 12 декабря 2019, 22:03:42
Ну то есть, когда вам грозит внезапная опасность, вся ваша деятельность рассудочная. Прекрасно.
Ваши рассуждения про быт на кухне не интересны. Теперь будьте добры — ссылки на исследования активности мозга тонущего человека, с графиками, в рецензируемых изданиях.
viajera_cansada 12 декабря 2019, 22:41:51
Вы, видимо, не поняли. Все эти люди действовали спонтанно, не обдумывая (как они считали, «инстинктивно»). Но действия произвели совершенно разные, в зависимости от характера, жизненного опыта, воспитания, интеллекта и прочего. Единого для всех Homo генетического шаблона поведения не наблюдается.
Пример действительно инстинктивного поведения — брачные ритуалы у птиц. Они прошиты в генах, учиться не надо, можно родиться в инкубаторе. И такая же инкубаторная самочка узнает самца своего вида, а «неправильного» отвергнет. Но вот человеческие приемы ухаживания весьма разнообразны, хотя цель, по идее, одна и та же.
Давайте называть вещи правильно, своими именами. Не всё, что летает, птица. Не надо называть птицей летучую мышь, муху, дельтапланериста или сорвавшийся с ветки лист.
umgezogen 12 декабря 2019, 22:59:06
Ссылки на исследования активности мозга в студию — или идите в бан.
С демагогами-талмудистами у меня разговор короткий.
Диалог 3

leftbot 12 декабря 2019, 23:44:39
))) Вот так, уважаемый viajera_cansada, бан вам от юзера umgezogen.
Потому что в мире на все вещи два мнения: одно неправильное, другое принадлежит юзеру umgezogen. Если кто-то не согласен с юзером umgezogen — он дурак. Ну и зачем с дураками дискутировать? Их надо отправлять в бан.
И вот почему бы юзеру umgezogen не отправить в бан Александра Маркова, вот так прямо в его же журнале. Ведь Александр Владимирович имеет неосторожность в своих видео говорить, что у человека нет инстинктов. Какое безрассудство с его стороны, umgezogen может разозлиться.
viajera_cansada 13 декабря 2019, 01:17:45
Ну вот… А я только хотела спросить — при чем графики мозговой активности утопленника к человеческим инстинктам?!.:)) (нет, не хотела: всё с ним ясно).
Но вообще, политика ЖЖ, позволяющая юзеру банить хозяина журнала и его гостей, а самому в нем и дальше резвиться — это перебор.
leftbot 13 декабря 2019, 01:41:00
Конечно, macroevolution тоже может его забанить. Но а то мы не знаем, что интеллигентный и щепетильный macroevolution этого делать не будет.
Да, в прежние времена банить можно было только в своём журнале. А теперь это распространилось на всю степь. Небось и лимита на баны нет.
viajera_cansada 13 декабря 2019, 13:10:09
Мне еще непонятно: откуда у людей такая страсть — браниться-ругаться и банить за несогласие в вопросах, далеких от их жизни и работы? Где, кто бы ни был прав, это никак не скажется на жизни его, семьи или страны: Большой Взрыв, происхождение человека и жизни на Земле, моральный облик льва или те же инстинкты.
Допустим, БВ был (или не было, наша Вселенная вечна), мы произошли от одноклеточных, а инстинктов у человекообразных не осталось. И что? Жизнь кончена, и теперь все должны бросить на произвол судьбы жену с младенцем или стариков-родителей?
Кто активнее всех клеймит чайлдфри или аборты? Мужчины, естественно: почему бы не поспорить о чужой проблеме?..
Диалог 4

arkkk 10 декабря 2019, 23:36:27
Мир Вам! )
Отрицание наличие инстинктов у человека, строится, в основном, на тезисе об отсутствии у людей специфической фиксированной последовательности действий, типа «встроенного алгоритма» построения гнезда у птиц или залегания медведя в зимнюю спячку.
А как тогда прикажете называть свойственные всем людям «инстинкт выживания» (поведение, направленное на сохранение жизни) или «материнский инстинкт» (действия, направленные на защиту своего ребенка)? «Устойчивая мотивация», или как?
leftbot 10 декабря 2019, 23:54:43
Не вполне прилично давать в чужом жжурнале ссылку на свой пост. Но это меньшее из зол, чем если бы я стала всё пересказывать.
arkkk 10 декабря 2019, 23:57:06
Спаси нас Господь.
Ознакомился, благодарю. )
Спешу Вас обрадовать: материнский и прочие инстинкты у человека ЕСТЬ. Потому что главное в этом вопросе — наличие устойчивой, общевидовой мотивации к указанному поведенческому паттерну, нацеленному на достижение КОНКРЕТНОГО РЕЗУЛЬТАТА (например, рождение и сохранение потомства). А наличие фиксированных последовательностей действий у животных — не есть определяющий критерий, но всего лишь форма реализации инстинктивного поведения у животных, соответствующая их уровню мыслительной и социальной адаптации к условиям жизни.
Было бы весьма странно ожидать у людей «запрограммированности» на полу-механические действия, как у роботов, при наступлении особых условий запуска инстинктивного поведения. Равно и у животных не могут внезапно прорезаться сверх-интеллектуальные способности, чтобы, например, каждый раз строить гнездо новой формы, в соответствии с «модными тенденциями этого сезона».
Мне лично всё ясно, слава Богу. А Вам? )
leftbot 11 декабря 2019, 01:07:35
наличие фиксированных последовательностей действий у животных — не есть определяющий критерий
Ну вот понимаете, а биологи считают наличие фиксированных последовательностей действий неотъемлемой принадлежностью инстинкта. Нет фиксированных действий — нет инстинкта. У человека врождённая мотивация, а вот действиям он обучается.
По сути, есть ли у человека инстинкты — это не биологическая проблема, а филологическая. А именно, правомерно ли расширять понятие инстинкт и на поведение человека. Биологи и этологи цепко держатся за свой термин «инстинкт», не желая с ним делиться ни с психологами, ни с социологами. Мол, своё слово придумайте, а наше не трожьте.)))
Есть инстинкты у человека, нет инстинктов у человека. Это споры об определении понятия «инстинкт».
arkkk 11 декабря 2019, 09:41:40
/Ну вот понимаете, а биологи считают…/
— так уж и считают, прямо все биологи? )
В общем случае, инстинкт — это общевидовой поведенческий шаблон, направленный на достижение определенной цели. Инстинктами пронизана вся живая природа, от одноклеточных до высших млекопитающих и человека. Не будь инстинктов, и целостная картина биологического мира распалась бы на отдельные сегменты, и сама жизнь не продержалась бы и одного-двух поколений. Ведь если не будет этой устойчивой внутренней МОТИВАЦИИ к действиям, то — ЗАЧЕМ еще действовать? Элементарный вопрос: ЗАЧЕМ размножаться, ведь с появлением потомства у родителей возникает множество энерго- и ресурсно-затратных задач, что кардинально снижает шансы выживания конкретных особей?
И разве Вы не видите, как этот якобы «филологический» вопрос превращается в социо-культурный ПРИГОВОР, грубую и примитивную манипуляцию, когда, сделав «филологический» вывод об «отсутствии инстинктов у человека», апологеты этого безумия заявляют об отказе от признания ценности материнства, детства, семейных отношений и даже жизни, как таковой?
leftbot 11 декабря 2019, 19:35:59
Инстинкт — это ответ на внешний или внутренний раздражитель через мотивацию фиксированной формой действия, закреплённой генетически. Но мотивация, то есть желания или нежелания тоже закреплены генетически.
У человека нет фиксированной формы действия, у человека есть только мотивация, которая тоже закреплена генетически. Можно сказать, что мотивация может быть как внешней, так и внутренней. То есть человек сам может желать что-то делать или его заставляют извне. Но внешняя мотивация всегда должна апеллировать к внутренней. Если у женщины нет желания становиться матерью, то есть нет внутренней мотивации, потребности, желания (а такое бывает), общество может мотивировать её извне. (Именно в этом Фаина Гринберг и прочие чайлдфри видят насилие.) Но как мотивировать извне? А вот как, обращаться к тем мотивациям, которые в человеке есть. В крайнем случае к мотивации самосохранения. Нет, не к инстинкту, нет у человека инстинктов, а к мотивации. Жажда жизни — это не инстинкт, это мотивация, это желание.
Человек желает, но осуществление этого желания доверено не врождённой программе действий, а разуму. Врождённая программа действий тоже существует, но пунктиром. Некто umgezogen, который меня забанил, потому что у меня другая точка зрения по теме инстинктов, а это для него недопустимо, пишет: «почти каждый ребенок прячется от опасности под кровать или шкаф, его этому никто не учит». Да, это тот самый пунктир, потому что, когда учат, ребёнок в случае опасности, если он уже достаточно разумен, поступает сообразно конкретики этой опасности. Я до сих пор держу в памяти этот случай. Литовская деревня. В деревянном доме закрыты трое детей. Девочке 3 года 11 месяцев, мальчику 1 год 8 месяцев и малышке 2 месяца. Мать ушла на полчаса отнести мужу еду на ферму. И именно в это время загорелась проводка. И старшая девочка открыла окно, помогла вылезти наружу брату, передала ему на руки младенца и вылезла сама. Дом уже полыхал костром, сбегались люди, а у изгороди находилось трое детей: девочка с младенцем на руках и мальчик. Где здесь инстинкт с залезанием под кровать? Да, ребёнок неполных 4-х лет мог бы поступить инстинктивно — спрятаться под кровать. Но ребёнок был научен, как правильно поступать в подобных ситуациях, и интеллект ребёнка был в состоянии воспринять эту информацию.
Ныне покойный Л.А. Фирсов (создатель фильма «Обезьяний остров») проводил конференцию «Думают ли животные». Один из выводов: чем умнее животное и в видовом плане (гориллы умнее лемуров), и в индивидуальном (любой хозяин собак вам скажет, что среди собак есть дураки и гении), тем легче это животное замещает инстинктивное поведение адаптационно-разумным.
У человека произошёл качественный скачок — всё его поведение адаптационно-разумное. Взрослый умный человек поступает в соответствии с разумом, а не с тем пунктиром алгоритма действий, которым его снабдила природа. Если же именно пунктир будет являться для него способом реагирования. То этот человек либо недостаточно взрослый, либо неразумный.
«И разве Вы не видите, как этот якобы «филологический» вопрос превращается в социо-культурный ПРИГОВОР, грубую и примитивную манипуляцию, когда, сделав «филологический» вывод об «отсутствии инстинктов у человека», апологеты этого безумия заявляют об отказе от признания ценности материнства, детства, семейных отношений и даже жизни, как таковой?»
А разве вы не видите, что признав у человека инстинкты, вы отрицаете разумность человека. У человека нет инстинктов, у него есть мотивация. Он рождается с комплектом мотиваций: хочу жить, хочу любить маму, хочу играть в игрушки и тд. А вот как он это будет делать: он будет учиться у других и думать сам.
Для чего вам нужен термин «инстинкт», вам недостаточно слова «мотивация»?
arkkk 11 декабря 2019, 19:46:54
/Инстинкт — это ответ на внешний или внутренний раздражитель через мотивацию фиксированной формой действия, закреплённой генетически./
Скажите, пожалуйста, когда птица строит гнездо — это проявление инстинкта, то есть выполнение действий по «фиксированной форме, закреплённой генетически».
Верно?
leftbot11 декабря 2019, 20:20:24
Да. Но чем выше стоит животное в филогенетической линии, тем больше импровизации в его инстинктивной деятельности.
И встречный вопрос: вы что не видите качественного скачка между человеком и животным? И он за счёт разумности человека.
Как бы не импровизировал ткачик в строительстве своего гнёздышка — это инстинктивное поведение. Человек строит дом (если строит, конечно) в соответствии со своими разумными потребностями, а не инстинктами.
arkkk 11 декабря 2019, 21:55:20
/И встречный вопрос: вы что не видите качественного скачка между человеком и животным?/
Что именно Вы подразумеваете под «качественным скачком»? Интеллектуальную составляющую действий человека? Так в том-то и заключается суть инстинктивного поведения, что как раз интеллект отступает, и человеческие действия, продиктованные инстинктом, порой (чаще всего) лишаются всякой логики и разумности.
Вы когда-нибудь видели, как сановитый профессор, корифей науки и отец семейства, нацепив тёмные очки, прыгает через лужи с букетом помятых ромашек наперевес, на неофициальную встречу с симпатичной аспиранткой? )
А как возбужденно гудит общежитие пединститута, позабыв про сессию, потому что, видишь ли, «сегодня же дискотека» — помните? )
«Качественное отличие», говорите? Да, оно налицо — в пользу ЖИВОТНОГО МИРА, где все делается четко, рационально, с высочайшим мастерством и изумительной структурной красотой, и главное, уж точно, не под воздействием темных начал и эмоциональных пристрастий.

А вот тут можно посмотреть, кто и как строит дом. )
leftbot 11 декабря 2019, 23:04:52
Мотивация, только мотивация. На генном уровне ни про какие ромашки не прописано. Исключительно культурное наследие. И заметьте, идёт борьба мотивов: прыгает через лужи с букетом помятых ромашек наперевес, на неофициальную встречу с симпатичной аспиранткой, но при этом сановитый профессор, патриарх науки и отец семейства отодвигает в сторону другую мотивацию — чувство самосохранения. Видимо, на данном этапе профессор считает, что ему ничего не грозит. А вот подпитаться мощной энергетикой сексуальности было бы неплохо. Поведение профессора мотивировано некими внутренними причинами, но разрешено разумом. И даже те товарищи: воин, купец и пастух, что отправлялись в глубокую теснину Дарьяла, где роется Терек во мгле, знали, чем это кончится. Их поведение продиктовано разумом, хотя этот разум безумен, с точки зрения опции самосохранение. Ну вот такая вот разновидность суицида.
Есть другой довод, зачем нам профессор, возьмём олигофрена. Да, при некоторых патологиях мозга, человека нельзя в полной мере назвать человеком. Его развитие остановилось на стадии животного. Да, инстинкты в этом существе не пунктиром, а сплошной линией. Такое существо не обучаемо, его можно только дрессировать. В инете есть текст, как женщина, заводчица алабаев, дрессировала своего сына-олигофрена так же, как и алабая. Очень спорная была статья.
Я категорически против позиции некоторых этологов, которые не видят качественного различия между поведением человека и животных.
arkkk 11 декабря 2019, 23:42:38
Не видеть качественного различия между поведением человека и животных — это форменное безумие. Но и отрицать наличие инстинктов у человека по той причине, что, дескать, они у людей проявляются более разнообразно, в силу различных психологических причин — не меньшее… кхм… когнитивное искажение, скажем так.
Во-первых, мы с Вами видим, что инстинктивное поведение животных нельзя называть «фиксированной последовательностью действий», ибо оно всегда ИМПРОВИЗАЦИЯ, в соответствии с особенностями текущего состояния окружающей среды и интеллектуальных способностей самого животного. Спрашивается, где границы этой импровизации, и что именно «зафиксировано», например, в сложнейших, можно сказать, ритуализированных социальных отношениях обезьян? У высших приматов — еще инстинкты, или уже «мотивация»?
Во-вторых, Вы только что контр-аргументировали сами себя, когда указали на наличие «сплошной линии» инстинктов у людей с задержкой развития. Из этого наблюдения следует лишь один вывод: инстинкты БЕЗУСЛОВНО присутствуют в мотивационной сфере КАЖДОГО человека, но могут проявляться разными способами, в соответствии с его (человека) интеллектуальным, культурным, социальным развитием, а также воспитанием, эмоциональным фоном, ситуативными приоритетами и т.д.
В-третьих, повторяю, инстинкты пронизывают ВСЕ сферы биологической и социальной жизни животных и человека, и как раз явная а-логичность и анти-разумность служит их (инстинктов) отличительной чертой. Назовите хотя бы одну «разумную» причину, почему человеку следует обзавестись потомством, а я, скрипя зубами, влезу в вонючую шкуру типичного «чайлдфри», и отвечу, что я думаю о этих Ваших «логичных» аргументах.
Рискнете? )
leftbot 12 декабря 2019, 00:11:31
Лично я не чайлдфри у меня двое детей и две внучки. Почти взрослые. Ещё чуть-чуть и прабабушкой стану. Я знала, что родив ребёнка, наполню свою жизнь светом. Так и случилось. Я очень боялась родить больного ребёнка. Когда я родила сына, был один неприятный момент, когда глупая медсестра, приходившая закапывать капли малышу от конъюнктивита, сказала, что у мальчика слишком быстро зарастает родничок, мол, проверьте, нет ли у него микроцефалии. Я не спала всю ночь, это был пароксизм любви к ребёнку. Я поняла, что зря боялась, что отторгну больное дитя, нет я бы его любила сильнее. На следующий день педиатр развеяла мои страхи. Размер головы ребёнка соответствует норме, а зарастание родничка у нижней границы нормы.
Да, я люблю детей. Но если бы я знала, что у меня плохая генетика, я бы не стала рожать. Я бы усыновила/удочерила ребёнка. Даже больного. Но в его болезни не было бы моей вины.
И мне не надо объяснять, что чувствуют чайлдфри — я знаю. К детям они испытывают брезгливость и раздражение. Такова их генетика. В некоторых случаях женщина, понимая, что это несправедливо по отношению к мужу, который хочет детей, не рожать ему ребёнка. Она рожает при условии, что ребёнком будет заниматься он сам. Я знаю такую пару.
Да, желание или не желание иметь детей заложено в генетику. Но как это желание осуществится — зависит от разума.
arkkk12 декабря 2019, 00:15:32
/…желание или не желание иметь детей заложено в генетику./
— вот это поворот. ) И как это реализуется физически, по-Вашему? Означают ли Ваши слова, что у родителя с комплексом, прости, Господи, «чайлдфри», ребенок тоже будет «чайлдфри»?
leftbot 12 декабря 2019, 00:30:27
у родителя с комплексом, прости, Господи, «чайлдфри», ребенок тоже будет «чайлдфри»?
Чтобы вот так тоже — навряд ли. Но вероятность выше, чем в целом по популяции. Особенно если воспитываться они будут не в любящей семье, а в детском доме. Потому что мало того, что гены от матери кукушки, так ещё и примера не было — кто такая мать.
arkkk12 декабря 2019, 00:45:45
Что-то сдается мне, при всем уважении, что Вы имеете весьма смутные представления о характере накопления и передачи генетической информации. Оставлю, с Вашего позволения, без комментариев Ваши вольные фантазии по поводу взаимно-обратного влияния генетики и условий жизни ребенка.
Собственно, это уже другой вопрос, а главное — это то, что мы выяснили: нет НИКАКИХ разумных оснований утверждать, что у человечества отсутствуют инстинкты. И даже не думайте спорить. ) Глупости это, и настоящее бесовство, наглая и топорная бессмыслица, ради оправдания всевозможных человеческих суицидальных извращений. Только и всего.
Исключительно рад знакомству, всего самого доброго Вам и Вашим близким. Если напишете в л/с имена деток (больших и маленьких) во Святом Крещении — буду рад помянуть их в алтаре Спасского Собора г. Кирова, где я, милостью Божией, служу диаконом.
Еще раз — до свидания, и всего наилучшего. Спаси и сохрани нас Христос.

Урок 2. принадлежность двум мирам — Обществознание — 6 класс

Обществознание, 6 класс

Урок 2. Принадлежность двум мирам

Перечень вопросов, рассматриваемых на уроке

  1. Биологические свойства человека.
  2. Социальные свойства человека.
  3. Человек как биосоциальное существо.
  4. Отличия человека от животных.

Тезаурус

Человек – это живое существо, обладающее даром мышления и речи, способностью создавать орудия и пользоваться ими в процессе общественного труда.

Социальный – от лат. Socialis, общественный.

Общество – это совокупность людей, объединённых способом производства материальных благ на определённой ступени исторического развития, определёнными производственными отношениями.

Инстинкт – это сложные врожденные реакции организма, возникающие на внешние или внутренние раздражения.

Сознание – состояние психической жизни организма, выражающееся в субъективном переживании событий внешнего мира и тела организма, а также в отчёте об этих событиях.

Животное – традиционно выделяемая категория организмов, в настоящее время рассматривается в качестве биологического царства.

Основная и дополнительная литература по теме урока

  1. Обществознание. 6 класс: учеб. для общеобразоват. организаций / Л. Н. Боголюбов, Н. Ф. Виноградова, Н. И. Городецкая и др. – М.: Просвещение, 2017.
  2. Обществознание. 6 класс: учеб. для общеобразоват. организаций / Л. Н. Боголюбов, Н. Ф. Виноградова, Н. И. Городецкая и др. Электронная форма учебника.

Теоретический материал для самостоятельного изучения

Родиться с набором биологических признаков, присущих человеческому организму (рост, вес, пол, темперамент, инстинкты, наследственность) – это ещё не означает стать человеком в полном смысле этого слова.

Йоганнесу Бехеру, немецкому прозаику и поэту, принадлежит фраза «Человек становится человеком только среди людей». Именно благодаря социальной среде у человека возникает особая связь между поколениями – преемственность традиций, науки, культуры, знаний. Это возможно лишь благодаря развитию абстрактного мышления, речи и трудовой деятельности.

Социальный – от лат. «Socials», общественный.

Общество – это совокупность всех видов взаимодействия и форм объединения людей, которые сложились исторически.

Человека от животного отличают следующие признаки:

  • человек изменяет себя и окружающий его мир;
  • человек в своих поступках руководствуется не только потребностями, но и традициями, законом, нравственностью и т. д.;
  • человеку присущи целеполагание и планирование.

Человек в своем развитии прошел очень длинный путь. Изменения, которые с ним происходили, коснулись не только внешнего облика, но и совершенствования мозга и форм общения.

Весь путь человека в его развитии условно можно разделить на два этапа:

  1. Биологический;
  2. Социальный.

На биологическом этапе с человеком происходили следующие изменения:

  1. Прямохождение;
  2. Развитие мозга;
  3. Членораздельная речь;
  4. Умение изготавливать орудия труда;
  5. Формирование сознания.

Биологическое в человеке — это то, что дано ему от природы: пол, внешность, инстинкты, темперамент, наследственность. Но, в отличии от инстинктов у животных, инстинкты человека контролируются его сознанием. Как и любое биологическое существо, человек рождается, растёт, взрослеет, стареет и умирает.

Вообще, если расставить представителей рода человеческого в порядке эволюционного развития, то картина будет выглядеть следующим образом: Австралопитек – Человек умелый – Питекантроп – Неандерталец – Кроманьонец.

Появление именно «человека разумного», около 40 тыс. лет назад (о чём вы знаете из курса истории Древнего Мира 5 класса) принято считать началом социального этапа в развитии человека.

К этому времени человек научился говорить, добывать огонь, шить одежду, строить жилище. А также накапливать знания об окружающем мире и передавать их из поколения в поколение.

Теперь мы смело можем говорить, что человек – это биосоциальное существо, так как он включает в себя свойства данные природой и свойства, появившиеся в результате воздействия общества. Благодаря наличию у человека сознания формируются и социальные качества в человеке, т.е. то, что приобретается им в процессе жизни в обществе. Например: речь, культурные навыки, социальные роли, правила.

Примеры и разбор решения заданий тренировочного модуля

Задание 1. Выделите желтым цветом те качества, которые могут передаваться по наследству.

Варианты ответа: Взгляды, убеждения, физические признаки, особенности типа нервной системы, характер, строение мозга.

Ответ: физические признаки, особенности типа нервной системы, строение мозга.

Пояснение:

По наследству могут передаваться физические признаки, особенности типа нервной системы, строение мозга.

Задание 2. Заполните пропуски в тексте, выбрав правильные варианты ответа из выпадающего меню.

  1. Способность к продолжению рода является _________________ качеством человека.
  2. У животных потребности ___________________.

Варианты ответа: социальным, биологическим, изменяются, не изменяются.

Ответ:

  1. биологическим
  2. не изменяются

Работает ли наш примитивный инстинкт выживания в 21 веке?

Еженедельный информационный бюллетень

Лучшее из The Saturday Evening Post в вашем почтовом ящике!

Наш инстинкт выживания, который так хорошо служил нам с тех пор, как мы много веков назад выбрались из первобытной грязи, может теперь нас подводить. Почему? Потому что реакция «бей или беги», возникающая в ответ на угрозу нашей жизни, часто уже не эффективна в мире, который намного сложнее, непредсказуем и неконтролируем, чем мир наших примитивных предков, из которых возник инстинкт выживания.В этой статье я хочу исследовать этот разрыв между нашим инстинктом выживания и тем, какой новый инстинкт выживания может работать лучше сегодня.

В основе борьбы или бегства лежит то, что я называю «большой тройкой» кризисных реакций: страх, уныние и паника.

Страх

Во-первых, эмоциональная реакция страха мгновенная и интенсивная, что позволяет нам обращать внимание и реагировать на предполагаемый кризис. Другими словами, страх заставляет нас действовать быстро! Страх парализует нашу способность ясно мыслить, выявлять проблемы и принимать осознанные решения, потому что на размышление нужно время, а во времена пещерных людей для этого просто не хватало времени; единственными жизнеспособными вариантами были немедленно драться или бежать!

Подпишитесь и получите неограниченный доступ к нашему архиву онлайн-журналов.

К сожалению, со многими из сегодняшних угроз невозможно бороться, потому что нет легко противостоящего врага (например, террористические атаки, изменение климата и потеря работы). И от них невозможно убежать, потому что многие из них являются скорее рассеянными, чем локализованными; ты можешь бежать, но ты не можешь спрятаться. И спрятать голову в песок может помочь страусам, но для людей при этом остается незащищенной очень важная часть тела!

Мрак

Во-вторых, мрак может сработать, если кризис очевиден и присутствует.В доисторические времена сосредоточение внимания на негативных аспектах угрозы, а именно на том, что может пойти не так в ближайшем будущем, гарантировало, что мы сохраняем бдительность в отношении наиболее значимых опасностей, что позволяло нам реагировать наиболее быстро. Сосредоточив внимание на негативных аспектах кризиса в первобытные времена, наши предки имели простой выбор: сражаться или бежать. Эти примитивные угрозы также обычно были недолговечными — например, нападение зверя или соперничающее племя — поэтому мрак не имел долгосрочных последствий.

Но сегодняшние кризисы часто аморфны, далеки и продолжительны.Таким образом, первоначальный мрак, который имел краткосрочные преимущества для выживания, может стать самоисполняющимся пророчеством, которое может усугубить угрозу. Мы видели это во время Великой рецессии. Многие люди не доверяли фондовому рынку, многие предприятия не верили в собственное выживание, а правительства утратили веру в их способность преодолеть кризис. Во всех этих случаях уныние привело к поведению, которое могло на самом деле усугубить финансовый кризис.

Паника

В-третьих, паника приводит к немедленному и бешеному поведению.В доисторические дни паника была вполне функциональной, потому что вызвала у наших предков либо яростную атаку, либо отчаянное отступление от угрозы. Однако паника в ответ на многие из сегодняшних кризисов порождает действия, которые скорее опрометчивы и разрушительны, чем полезны. Где нужно терпение, там спешка. Там, где должно быть аргументированное обсуждение, есть иррациональность. Там, где должно быть спокойствие, там паника.

В панике, вызванной крахом инвестиционного банка Lehman Brothers и последовавшим за ним крахом фондового рынка, многие люди покинули финансовые рынки, многие предприятия резко сократили расходы, уволив сотрудников, а правительства перешли на режим жесткой экономии в самый неподходящий момент. .Все эти усилия были направлены на обеспечение выживания каждого, но такое паническое поведение было недальновидным и имело прямо противоположный эффект в долгосрочной перспективе.

Новый инстинкт выживания

Если эти инстинкты, которые так глубоко вплетены в нашу ДНК, больше не удовлетворяют наши самые основные потребности в выживании, то какую новую форму инстинкта выживания нам нужно развить, чтобы помочь нам выжить в бетонных, металлических и жестких джунглях? в котором мы сейчас живем? Как и на более ранних стадиях эволюции, нам необходимо адаптироваться к нашему окружению и производить реакцию, которая будет более эффективной, чем реакция борьбы или бегства, которая помогла нам выжить в течение сотен тысяч лет.

Но мы не можем ждать миллионы лет, пока эволюция выполнит свою работу и укоренит в нас новый инстинкт выживания, более функциональный для современного мира. Фактически, мы можем, перефразируя известную пословицу, взять эволюцию за рога и подчинить ее своей воле с помощью нового инстинкта выживания, который является антитезой устаревшей реакции «бей или беги». Вместо всепоглощающего и неконтролируемого страха кризис должен вызывать смелость, которая заключается не в отсутствии страха (невозможно не испытать страх перед лицом угрозы), а, скорее, в способности противостоять страху и действовать активно и сознательно, несмотря на Это.Это включает в себя способность управлять негативными эмоциями, такими как страх, гнев, разочарование и отчаяние, и вызывать полезные эмоции, включая надежду, вдохновение, волнение и гордость.

Вместо уныния мы должны использовать рациональное мышление, которое включает расчетный анализ риска и вознаграждения, всестороннее решение проблем и эффективное принятие решений. Это означает осознавать угрозу, но больше сосредотачиваться на поиске решений для ее преодоления. В кризисе, охватывающем группу (например, работу, семью, команду), это аргументированное мышление требует, чтобы люди игнорировали различия, открыто общались, устанавливали приоритеты и работали вместе — потому что это рациональный поступок перед лицом значительных социальные кризисы — чтобы дать ответы на насущные опасности, которые представляют для нас сегодняшние угрозы.

Наконец, нам не нужно ждать, пока эволюция приспособит наш инстинкт выживания к сегодняшним вызовам. Скорее, у нас уже есть способность преодолевать наш примитивный инстинкт выживания. Мы уже способны испытывать смелость, рационально мыслить и действовать осознанно. Это дар, который дала нам и эволюция; это называется корой головного мозга.

Советы по реагированию на кризис

Вместо паники мы должны действовать спокойно и размеренно, целенаправленно и целенаправленно.Этот новый инстинкт выживания может увеличить наши шансы на выживание в периоды кризиса. Результатом является психология — то, что я называю «установкой на возможности», — которая диаметрально противоположна и более эффективна, чем инстинкт выживания, который сейчас доминирует в нашей ДНК и в нашей жизни.

Конечно, настоящая проблема заключается в том, как противостоять этим миллионам лет эволюции и остановить инстинктивную реакцию «беги или беги» до того, как она возьмет на себя полный контроль. Вот несколько советов, которые помогут выработать более продуманную реакцию на кризис:

  • Стоп !: Вместо резкой реакции на угрозу в вашей жизни сделайте перерыв и отойдите на некоторое физическое и эмоциональное расстояние от угрозы.С этим разделением ваш инстинкт выживания ослабнет, и вам будет легче задействовать мышление более высокого порядка в коре головного мозга.
  • Relax: Когда срабатывает ваш инстинкт выживания, он активирует вашу «симпатическую нервную систему», которая заставляет ваше тело работать с повышенной частотой сердечных сокращений, кровотоком и адреналином. Такая реакция помогала в прошлом, но не дает особой пользы от большинства сегодняшних угроз. Сделайте несколько глубоких вдохов, расслабьте тело и сосредоточьтесь на уме.
  • Обратитесь за поддержкой: Кризисы всех видов, будь то саблезубый тигр или потеря работы, легче справиться, если вы знаете, что в вашей жизни есть другие люди, которые могут поддержать вас. Поэтому при возникновении угрозы ищите людей, которые могут оказать вам эмоциональную и практическую поддержку в преодолении кризиса.
  • Сосредоточьтесь на том, что вы можете контролировать: Природа многих сегодняшних угроз заключается в том, что они не всегда находятся под вашим контролем. Но всегда есть некоторые аспекты кризиса, которые вы можете контролировать, в первую очередь вашу реакцию, отношение и реакцию на него.Когда наступает кризис, определите, что вы можете в нем контролировать, и направьте на это свое внимание.
  • Определите проблему / найдите решение : В основе любого кризиса лежит проблема. Если вы сможете определить проблему, вы сможете найти решение кризиса (конечно, не все современные кризисы имеют немедленные решения для их разрешения).
  • Ставьте цели / составляйте план: Кризисы часто приводят к чувству утраты и дестабилизации, и то и другое действительно тревожит.Цели и план могут дать вам четкое направление и реальные шаги по преодолению кризиса, с которым вы столкнулись.
  • Примите меры: Убегание от угрозы в наши дни срабатывает редко. Мало того, что кризис все еще существует, вы чувствуете себя еще более беспомощными, чтобы противостоять ему. Вместо того, чтобы уклоняться от угрозы, решите предпринять действия, направленные на ее преодоление. Вы будете чувствовать себя лучше, меньше подвержены стрессу, и большой бонус в том, что вы действительно сможете разрешить кризис и устранить угрозу.

Featured image: Shutterstock.com

Станьте участником Saturday Evening Post и получите неограниченный доступ. Подпишитесь сейчас

Теории инстинктов, влечения и возбуждения

Теория инстинктов

Уильям Джеймс (1842–1910) внес важный вклад в ранние исследования мотивации, и его часто называют отцом психологии в Соединенных Штатах. Джеймс предположил, что поведение определяется рядом инстинктов, которые помогают выживанию.С биологической точки зрения, инстинкт представляет собой видоспецифический образец поведения, которому не научились. Однако между Джеймсом и его современниками возникли серьезные разногласия по поводу точного определения инстинкта. Джеймс предложил несколько десятков особых человеческих инстинктов, но у многих его современников были свои собственные списки, которые отличались. Защита ребенка матерью, желание лизать сахар и охота на добычу были среди человеческих поступков, которые во времена Джеймса считались истинными инстинктами.Эта точка зрения, согласно которой человеческое поведение определяется инстинктами, подверглась изрядной критике из-за неоспоримой роли обучения в формировании всех видов человеческого поведения. Фактически, еще в 1900-х годах было экспериментально продемонстрировано, что некоторые инстинктивные формы поведения являются результатом ассоциативного обучения (Faris, 1921).

Рис. 1. (a) Уильям Джеймс предложил инстинктивную теорию мотивации, утверждая, что поведение определяется инстинктами. (б) У людей инстинкты могут включать в себя такие формы поведения, как стремление младенца прижаться к соску и сосание.(кредит b: модификация работы «Mothering Touch» / Flickr)

Теория привода

Другая ранняя теория мотивации предполагала, что поддержание гомеостаза особенно важно для управления поведением. Вы можете вспомнить из своего предыдущего чтения, что гомеостаз — это тенденция поддерживать баланс или оптимальный уровень в биологической системе. В системе организма центр управления (который часто является частью мозга) получает входные данные от рецепторов (которые часто представляют собой комплексы нейронов).Центр управления направляет эффекторы (которые могут быть другими нейронами) для исправления любого дисбаланса, обнаруженного центром управления.

Согласно теории мотивации , отклонения от гомеостаза создают физиологические потребности. Эти потребности приводят к состояниям психологического влечения, которые направляют поведение для удовлетворения потребности и, в конечном итоге, возвращают систему к гомеостазу. Например, если вы давно не ели, уровень сахара в крови упадет ниже нормы. Этот низкий уровень сахара в крови вызовет физиологическую потребность и соответствующее состояние влечения (т.е. голод), который направит вас на поиски и употребление пищи. Прием пищи устранит чувство голода, и, в конечном итоге, ваш уровень сахара в крови вернется к норме.

Вся деятельность направлена ​​на снижение напряжения, вызванного потребностями и побуждениями. Таким образом, снижение влечения — это психологический механизм, лежащий в основе деятельности и обучения. Какое бы поведение ни привело к снижению напряжения (и, следовательно, влечения), оно будет повторяться, пока не станет привычным. Привычка — это модель поведения, которой мы регулярно занимаемся.После того, как мы начали поведение, которое успешно снижает влечение, мы с большей вероятностью будем придерживаться этого поведения всякий раз, когда столкнемся с этим влечением в будущем (Graham & Weiner, 1996).

Есть два типа накопителей: первичный и приобретаемый. Первичные побуждения — это силы внутри человека, которые запускаются биологическими потребностями, такими как голод и жажда. Эти побуждения производят случайную активность (вспомните эксперименты Скиннера на животных). Эта деятельность по существу не имеет направления до тех пор, пока не будет удовлетворена потребность.Любое поведение, удовлетворяющее потребность, в конечном итоге становится привычкой в ​​процессе уменьшения и подкрепления влечения.

Приобретенные диски включают в себя желание денег, любви, занятий спортом, сочинения или создания музыки. Они не возникают из-за биологической потребности. Скорее, они приобретаются в процессе ассоциации с первичным влечением. Теория влечений предполагает, что почти все психологические мотивы являются приобретенными влечениями.

Теория мотивации влечения обеспечивает основу теории поведенческого обучения (обсуждается в следующем разделе) и, в отличие от теории инстинктов, все еще имеет своих сторонников.Внешние подкрепления (например, деньги или хорошие оценки) рассматриваются как стимулы, активирующие приобретенные побуждения. Поведение, которое играет важную роль в получении каждого стимула, усваивается путем сочетания процессов уменьшения влечения и подкрепления.

Теория возбуждения

Расширения теории влечений принимают во внимание уровни возбуждения как потенциальные мотиваторы. Как вы помните из своего исследования обучения, эти теории утверждают, что существует оптимальный уровень возбуждения, который мы все пытаемся поддерживать (рис. 3).Если мы не возбуждены, нам станет скучно, и мы будем искать какую-нибудь стимуляцию. С другой стороны, если мы чрезмерно возбуждены, мы будем вести себя так, чтобы уменьшить наше возбуждение (Berlyne, 1960). Большинство студентов испытали эту потребность поддерживать оптимальный уровень возбуждения в течение своей академической карьеры. Подумайте, какой стресс испытывают студенты к концу весеннего семестра. Они чувствуют себя перегруженными бесконечными экзаменами, бумагами и важными заданиями, которые необходимо выполнить вовремя.Вероятно, они жаждут отдыха и расслабления, которые ожидают их во время продолжительных летних каникул. Однако как только они заканчивают семестр, не проходит много времени, прежде чем им становится скучно. Как правило, осенью к началу следующего семестра многие студенты с удовольствием возвращаются в школу. Это пример того, как работает теория возбуждения.

Рис. 3. Здесь изображена концепция оптимального возбуждения по отношению к выполнению задачи. Производительность максимальна при оптимальном уровне возбуждения и снижается при недостаточном и чрезмерном возбуждении.

Так каков оптимальный уровень возбуждения? Какой уровень дает лучшую производительность? Исследования показывают, что обычно лучше всего умеренное возбуждение; когда возбуждение очень высокое или очень низкое, производительность обычно ухудшается (Yerkes & Dodson, 1908). Подумайте о своем уровне возбуждения при сдаче экзамена в этом классе. Если ваш уровень очень низкий, например, от скуки и апатии, ваша производительность, скорее всего, пострадает. Точно так же очень высокий уровень, например крайняя тревога, может парализовать и мешать работе.Рассмотрим пример команды по софтболу перед турниром. У них есть возможность выиграть свою первую игру с большим отрывом, поэтому они вступают в игру с более низким уровнем возбуждения и проигрывают менее опытной команде.

Но оптимальный уровень возбуждения — более сложный, чем простой ответ, что средний уровень всегда лучше. Исследователи Роберт Йеркес (произносится как «Йерк-ЭЕС») и Джон Додсон обнаружили, что оптимальный уровень возбуждения зависит от сложности и сложности выполняемой задачи (рис. 4).Эта взаимосвязь известна как закон Йеркса-Додсона , который гласит, что простая задача выполняется лучше всего, когда уровни возбуждения относительно высоки, а сложные задачи лучше всего выполнять, когда уровни возбуждения ниже.

Рисунок 4. Лучшая производительность задач достигается, когда уровни возбуждения находятся в среднем диапазоне, когда сложные задачи лучше всего выполнять при более низких уровнях возбуждения, а простые задачи лучше всего выполнять при более высоких уровнях возбуждения.

Поведение человека: Инстинкты убийцы: Новости природы

Опубликовано в сети 30 января 2008 г. | Природа 451, 512-515 (2008) | DOI: 10.1038 / 451512a

Что эволюция может сказать о том, почему люди убивают — и о том, почему мы делаем это меньше, чем раньше? Дэн Джонс сообщает.

MGM / UA / PHOTOFEST

«С научной точки зрения неверно утверждать, что мы унаследовали склонность к войне от наших животных предков… что война или любое другое агрессивное поведение генетически запрограммировано в нашей человеческой природе… [и] что у людей есть ‘ жестокий мозг ».

Это звенящие слова «Севильского заявления о насилии», составленного 20 ведущими естествоиспытателями и социологами в 1986 году в рамках Международного года мира Организации Объединенных Наций, а затем принятого Организацией Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры ( ЮНЕСКО).Он был написан, чтобы опровергнуть пессимистическое мнение о том, что насилие и война — неизбежные черты человеческой жизни.

Прошедшие десятилетия не были благосклонны к этим заветным убеждениям. Все большее число психологов, нейробиологов и антропологов накапливают доказательства того, что понимание многих аспектов антисоциального поведения, включая насилие и убийство, требует изучения мозга, генов и эволюции, а также общества, созданного этими факторами.

В то же время историки, археологи и криминологи начали утверждать, что в большинстве мест жизнь была более жестокой — и с большей вероятностью закончилась убийством — в прошлом, чем сегодня.Временной промежуток этого очевидного снижения уровня насилия был слишком коротким, чтобы обращение к естественному отбору было убедительным. Если люди эволюционировали, чтобы убивать, то кажется, что они также эволюционировали, чтобы жить, не убивая, при правильных обстоятельствах.

Заходим слишком далеко

Всего через два года после опубликования Севильского заявления Мартин Дейли и Марго Уилсон из Университета Макмастера в Онтарио, Канада, опубликовали Homicide 1 . Книга должна была стать одним из основополагающих текстов новой — или, по крайней мере, полностью переименованной — дисциплины под названием эволюционная психология.Опираясь на поведение животных, антропологию и модели насилия и убийства в современных обществах, Дейли и Уилсон представили эволюционный отчет о различных формах убийств, от убийства одного человека другого до убийства супруги и более редких убийств приемных детей. Но хотя они утверждали — в прямом противоречии с Севильским заявлением — что люди обладают мозгом и разумом со склонностью к насилию, они также утверждали, что убийство, по большому счету, не было тем, для чего эволюция выбрала.

Вместо этого Дейли и Уилсон утверждали, что убийственные действия обычно являются побочным продуктом побуждений к какой-то другой цели. Целью иногда жестокого соревнования, которое сопровождается человеческими побуждениями к более высокому статусу и большему репродуктивному успеху, является не убийство, равно как и цель его стилизованного бокса квинтэссенции. Но иногда люди умирают.

Большинство эволюционных психологов в общих чертах согласны с этой точкой зрения «побочного продукта», хотя бывают и исключения. Дэвид Басс из Техасского университета в Остине и Джошуа Дантли из Ричарда Стоктона из колледжа Нью-Джерси в Помоне разработали спорную «теорию адаптации к убийствам».Теория предполагает, что на протяжении своей эволюционной истории люди неоднократно сталкивались с широким кругом ситуаций, в которых выгода от убийства другого человека перевешивала затраты — особенно когда оценочная стоимость убийства низка, успех вероятен и другие нелетальные варианты есть. закрыт 2 . Примерами могут быть убийство нежелательного ребенка или скрытое убийство сексуального соперника. «Убийство может быть таким полезным решением адаптивных проблем в определенных, конкретных контекстах, что было бы удивительно, если бы отбор не создал механизмы, вызывающие смертельную агрессию», — говорит Дантли.Других эволюционных психологов еще предстоит убедить. «Я бы не хотел привязывать свою повозку к аргументам о побочных продуктах, — говорит Дейли, — но я не думаю, что кто-либо, включая Дантли и Басса, придумал хороший способ идентифицировать признаки смертоносных адаптаций».

Ключевым условием эволюционного объяснения убийств является объяснение того факта, что наиболее смертоносное насилие совершается мужчинами. Эволюционные психологи говорят, что это связано с тем, что мужчины эволюционировали, чтобы соревноваться более интенсивно, чем женщины, в гонке за статус, материальное богатство и сексуальных партнеров.С точки зрения теории побочного продукта, мужчины с большей вероятностью пострадают от последствий, когда конкуренция выйдет из-под контроля. Эта конкуренция, утверждают Дейли и Уилсон, наиболее опасна для мужчин с низким социально-экономическим статусом в регионах с высоким социальным неравенством, наполненных чувством: все, что можно выиграть, и немного потерять.

Хотя женщины тоже соревнуются, они с меньшей вероятностью сделают это, рискуя перерасти в применение смертоносной силы, потому что для женщин издержки такой эскалации исторически были выше.Ребекка Сир из Лондонской школы экономики и политических наук и Рут Мейс из Университетского колледжа Лондона недавно изучали влияние потери семьи на выживание детей в 28 популяциях со всего мира за последние три столетия 3 . Смерть матери влияет на выживание ребенка, но часто смерть отца — нет. Таким образом, с точки зрения гена, женщина, которая может умереть, представляет собой более серьезную проблему, чем мужчина, которому грозит такой же уровень риска.

Мета-анализ 4 исследований, посвященных половым различиям в агрессии, проведенный Джоном Арчером из Университета Центрального Ланкастера, Великобритания, показывает, что мужчины и женщины не сильно различаются по своему опыту гнева, основного ускорителя агрессии.Энн Кэмпбелл, эволюционный психолог из Даремского университета в Великобритании, предполагает, что различия в агрессивном поведении, таким образом, отражают различия в силе факторов, контролирующих поведенческое выражение этого гнева. «Исследования развития показывают, что девочки обычно имеют более высокие баллы по мерам сочувствия, они более напуганы и лучше контролируют свое поведение», — говорит Кэмпбелл.

«Я не думаю, что кто-то придумал хороший способ идентифицировать признаки адаптации к убийству.

Мартин Дейли

Грубо говоря, у женщин в целом могут быть более эффективные тормоза, с помощью которых можно остановить насильственный импульс, а у агрессивных людей такие тормоза, как правило, могут отсутствовать. Психолог и нейробиолог Ричард Дэвидсон из Университета Висконсин-Мэдисон предполагает, что дисфункция в мозговых цепях, которые обычно подавляют эмоциональные импульсы — те, которые связаны с префронтальной корой — является важной прелюдией к вспышкам насилия 5 .

В 1997 году Адриан Рейн и Лори ЛаКасс из Университета Южной Калифорнии (USC) в Лос-Анджелесе и их коллега Монте Бухсбаум из Медицинской школы Маунт-Синай в Нью-Йорке опубликовали одно из первых объяснений нейробиологии убийства. Среди мозгов 41 убийцы, не признавшего себя виновным по причине безумия, они обнаружили более низкую активность (измеряемую по метаболизму глюкозы) в префронтальной коре и большую активность в структурах лимбической системы, которые, как считается, вызывают агрессию, чем они обнаружили в неорганизованных мозгах. -мертвые мозги 6 .«Грубо говоря, у убийц нет префронтальных ресурсов, чтобы регулировать этот необузданный эмоциональный выход», — говорит Рейн.

Рейн с тех пор обнаружил связь между меньшим объемом серого вещества в области префронтальной коры, известной как орбитофронтальная кора, которая связана с принятием решений и регулированием эмоций, и более агрессивным и антиобщественным поведением. Он говорит, что разница в среднем объеме орбитофронтальной коры между мужчинами и женщинами составляет около половины различий в антисоциальном поведении между полами.Подобно тому, как эволюция сформировала мужские тела в среднем больше, чем женские, она также распределила ресурсы, необходимые для регулирования эмоций и агрессии, неравномерно между полами.

Интересно, что Рейн и его коллега из USC Ялинг Ян недавно указали на связь между убийственным поведением и способностью следовать моральным принципам. За последние шесть лет исследования мозга, направленные на понимание моральных суждений, продемонстрировали решающую роль эмоциональных переживаний, возникающих при нарушении моральных кодексов.Части префронтальной коры и миндалевидного тела, которые являются ненормальными у агрессивных людей и убийц, активируются при вынесении моральных суждений. Рейн и Янг предложили, чтобы эти системы служили двигателем, переводящим моральные чувства в запрет на поведение — двигателем, который пробил прокладку в антиобщественном, жестоком и кровожадном 7 .

Смертельное наследие

Мужчины не только с большей вероятностью убивают других людей, чем женщины, но и с большей вероятностью делают это в группах — и для некоторых исследователей именно в этих сферах убийство имеет реальную эволюционную ценность.Убийство одного человека другим может быть почти случайным, непредвиденным побочным продуктом агрессии. Убийство членов одной группы членами другой могло быть адаптивным поведением, которое поощряла эволюция.

Люди — не единственные приматы, которые образуют коалиции, убивающие членов соседних сообществ. С тех пор, как в 1970-х годах в исследовательском центре Джейн Гудолл в Гомбе, Танзания, о поведении впервые сообщили о таком поведении, на пяти участках долгосрочных исследований, разбросанных по Африке, было обнаружено кровавое «бандитское насилие» у шимпанзе.В одном случае, который трудно не рассматривать как войну, взрослые самцы одной общины систематически нападали и убивали самцов другой группы в течение многих лет, а победившая группа в конечном итоге поглотила оставшихся жертв.

Гарвардский антрополог Ричард Рэнгэм наблюдает за приматами в дикой природе более 30 лет. Он считает, что корни войны шимпанзе лежат в социальной организации и поведенческой экологии их сообществ. Хотя шимпанзе живут сообществами численностью около 150 человек, они редко встречаются вместе.Вместо этого они обычно путешествуют по своей территории группами до 20 животных. Время от времени роуминг-группа из одной группы будет пересекаться с блуждающей стороной из другой. Если они будут одинакового размера, будет много крика и зарядки. Когда есть дисбаланс сил, большая группа часто пытается изолировать и атаковать вражеского шимпанзе, иногда удерживая свою жертву, в то время как неистово возбужденные атакующие кричат ​​смертельные луки.

Хотя эти атаки могут быть рискованными — были замечены небольшие группы, бегущие, чтобы напасть на одинокого соседа, только для того, чтобы оказаться в окружении гораздо большей группы, и в этот момент они поспешно пытаются бежать — они также могут иметь большие выплаты, особенно за долгосрочное.Доминируя или уничтожая соседние общины, агрессоры могут расширить свой ареал, что означает более качественное питание, более здоровые взрослые и более быстрое размножение 8 .

«В крупных международных войнах люди делают то, что они делают, главным образом потому, что это их долг в той роли, которую они занимают».

Роберт Хайнде

Набеги на соседние общины также обычны в антропологических отчетах о небольших человеческих сообществах. Они часто следуют шаблону шимпанзе: небольшая группа людей покидает свою родную землю, подкрадывается к соседям и пытается убить одного или нескольких из них.Рэнгэм, работая с Майклом Уилсоном из Университета Миннесоты в Сент-Поле и Мартином Мюллером из Университета Нью-Мексико в Альбукерке, не ограничился замечанием общего сходства, а взглянул на некоторые реальные числа. Они сравнили уровни смертности от конфликтов между группами шимпанзе в пяти участках долгосрочного исследования 9 с данными по межгрупповым конфликтам людей в многочисленных обществах натуральных фермеров и охотников-собирателей, собранных антропологом Лоуренсом Кили из Университета Иллинойса в Чикаго.В целом, люди и шимпанзе показали сопоставимые уровни насильственной смерти от агрессии между группами.

История насилия

Однако перейти от исследований коалиционного насилия шимпанзе и сравнений с мелкомасштабными межплеменными конфликтами к пониманию современных войн непросто. «Война» — это широкий термин, отмечает Роберт Хинд, зоолог из Кембриджского университета, Великобритания, и один из подписантов Севильского заявления. Хотя Хайнде в основном согласен с мнением Рэнгема о параллелях между межобщинными конфликтами у шимпанзе и людей, у него есть оговорки относительно экстраполяции слишком многого из этих исследований.«В крупных международных войнах люди делают то, что они делают, главным образом потому, что это их долг в той роли, которую они занимают; комбатанты в институциональных войнах не сражаются в первую очередь потому, что они агрессивны», — говорит Хинде, который служил летчиком-истребителем во время Второй мировой войны. .

Но некоторые из обычных механизмов, сдерживающих насилие — моральный двигатель, описанный Рейном и Янгом, — могут выборочно отключаться в воюющих армиях. По словам Хайнде, идеология, пропаганда и очернение чужой группы могут укрепить барьер между «нами» и «ими» — барьер, к которому моральные способности ума очень чувствительны.В результате убийство становится допустимым. Даже иногда правильно.

А как насчет сравнения агрессии и убийства внутри групп? Шимпанзе часто включаются сами по себе, особенно младенцы и молодые люди. Согласно Рэнгхему и его коллегам, по крайней мере в некоторых сообществах шимпанзе, внутригрупповые убийства превышают смертность от межгрупповых конфликтов. Напротив, люди в небольших обществах гораздо реже умирают от драк внутри своей группы, чем от групповых сражений. Одно из возможных объяснений состоит в том, что они просто меньше ссорятся.Антрополог Виктория Бербанк из Университета Западной Австралии в Кроули зарегистрировала 10 случаев несмертельных актов физической агрессии среди коренного населения Австралии; По подсчетам Рэнгема, шимпанзе демонстрируют такое поведение в 200 раз чаще, если не больше.

Насильственные побуждения появились раньше современных людей. КОЛЛЕКЦИЯ КИНОТЕРА

Для все большего числа бихевиористов, в том числе Хайнде, это просоциальное отсутствие насилия выглядит фундаментальным аспектом человеческой натуры — человеческая способность создавать дружеские отношения в группе часто идет рука об руку с внешним миром. -групповая вражда.Используя компьютерное моделирование, экономисты Чон-Киу Чой из Национального университета Кёнпук в Южной Корее и Сэмюэл Боулз из Университета Сиены в Италии создали модели, в которых альтруизм и война развиваются совместно, способствуя конфликту между группами и большей гармонии внутри них 11 . «Все становится на свои места, когда вы видите доказательства того, что древние люди жили небольшими конкурирующими группами», — говорит Хайнде. «Ваша группа была более успешной, если вы сотрудничали с ее участниками, а не с посторонними.«

Ничто из этого не означает, что склонность к убийству высечена на камне; во всяком случае, это показывает, что люди эволюционировали и стали представлять гораздо меньший риск друг для друга внутри групп, чем если бы они были столь же воинственны, как шимпанзе. И есть свидетельства того, что этот риск продолжает снижаться в исследованиях уровней смертности как от межгрупповых убийств, так и от внутригрупповых войн, которые, похоже, резко упали за тысячелетия.

Непрерывные набеги племен «око за око», в которых принимал участие большой процент людей, привели к шокирующему количеству смертей от рук людей, копий, топоров и дубинок.Гарвардский психолог Стивен Пинкер полагался на оценки этого насилия, полученные антропологами, когда он предположил, что «если бы войны двадцатого века убили ту же часть населения, которая погибает в войнах типичного племенного общества, было бы два миллиард смертей, а не 100 миллионов ». 12

Снижение межличностного насилия (в отличие от межгрупповых войн) можно увидеть в более коротких временных рамках и более узком поле современной европейской истории.Криминолог Мануэль Эйснер из Кембриджского университета задокументировал тенденцию к снижению количества убийств, оцененных на основе исторических записей, оставленных коронерами, королевскими судами и другими официальными источниками, охватывающими Европу с двенадцатого века до наших дней 13 . После повышения с 32 убийств на 100 000 человек в год в тринадцатом и четырнадцатом веках до 41 в пятнадцатом, уровень убийств неуклонно снижался в каждом последующем столетии до 19, 11, 3,2, 2.6 и, наконец, 1.4 в двадцатом веке. Англия типична для этой тенденции: с 23 убийств на 100 000 человек в год до 1,2 за тот же период.

Убийство и дух товарищества могли развиваться одновременно. WARNER BROS / KOBAL COLLECTION

Эйснер исключает улучшение полицейской службы и улучшенное лечение как причины спада по той простой причине, что это началось до того, как появились профессиональные полицейские силы и стало больше методов обработки ран. эффективный. И несколько столетий — слишком короткий срок, чтобы эволюция сильно повлияла на человеческую природу.Часть ответа, которая согласуется с эволюционным подходом, — это долгосрочное сокращение неравенства жизненных обстоятельств и перспектив — неравенства, которое Дейли и Ватсон считают движущим фактором конфликта, который приводит к убийствам как побочным продуктом. «В таких местах, как Швеция, где каждый таксист ездит на Мерседесе, — говорит Дейли, — люди не так часто убивают». Дантли соглашается, что более качественное снабжение предметами первой необходимости также способствовало упадку. По его словам, когда оспариваемых ресурсов становится больше, конфликты из-за ресурсов уменьшаются, а количество убийств падает.

Моральное перевооружение

Но картина непростая. Социальные особенности играют такую ​​же или большую роль, чем любые эволюционные обобщения. Эйснер отмечает, что по всей Европе, как географически, так и во времени, страны с самым высоким уровнем убийств обычно страдают от семейной вражды и кровной мести, например, в Шотландском нагорье в восемнадцатом веке и на Сардинии в девятнадцатом. Число погибших часто увеличивалось из-за того, что культуры полагались на мужскую силу оружия и готовность продемонстрировать ее.Возможно, вопреки духу аргумента Дейли, насилие было особенно распространено среди элит, которые часто безнаказанно использовали его против своих социальных низших слоев. «Насилие — вещь очень функциональная, и элиты использовали ее в своих интересах», — утверждает Эйснер, указывая на то, что насилие как феномен молодежи из низшего сословия — вид насилия, который Дали и Уилсон изучали в статистике преступности Чикаго, — это Недавняя тенденция.

«В период раннего Нового времени местные элиты и знать становятся интегрированными в государство, и они все чаще считают насильственное и агрессивное поведение бесполезным или дисфункциональным», — говорит Эйснер.«Становится намного лучше быть экономически успешным, и поэтому элиты отказываются от своего агрессивного поведения». Системы правосудия, при которых нужные люди помилованы, а нужные люди наказаны, увеличивают издержки насилия и убийств и могут положить конец непрекращающейся семейной вражде. Они также могут предоставить чистую альтернативу пролитию гражданской крови. Согласно Эйснеру, европейские записи показывают, что 10–20% средневековых убийств были связаны с конфликтами из-за собственности на землю. «Администрации, которые определяют, кому что принадлежит, и доступ к гражданским судам, которые помогают разрешать спорные иски, значительно снижают вероятность применения насилия — в современном обществе это фактически контрпродуктивно», — говорит он.

ОБЪЯВЛЕНИЕ

Прекращение войны может также привести к сокращению других форм насилия. В культурах и обществах с недавней историей войн дети, как правило, социализированы, чтобы терпеть боль и агрессивно реагировать, что подготавливает их к возможности стать солдатом (возможно, что-то, что эволюция одобрила бы) или потенциально смертельным скандалистом (возможно, что-то это не было бы). Но в большинстве стран мира истории войн становятся все более далекими.«Если мы вырастем без этого опыта, а это имеет место для большинства людей в современных демократиях, это может повлиять на нашу агрессивность и наши моральные взгляды на наши возможности», — говорит Уилсон.

Данные свидетельствуют о том, что у людей действительно может быть то, что в Севильском заявлении названо «жестоким мозгом», поскольку эволюция может благоприятствовать тем, кто идет на войну. Но эволюция также дала нам моральное чутье. Сложности взаимоотношений между моралью и насилием могут оказаться плодотворным полем для будущих исследований, поскольку их можно отделить от социальных и исторических факторов, которые явно имеют большое влияние на предельные уровни насилия.Эволюция — это не судьба; но понимание этого могло помочь сохранить трудно различимый прогресс мира.

Дэн Джонс — писатель-фрилансер из Брайтона, Великобритания.

  • Список литературы

    1. Дейли М. и Уилсон М. Убийство (Алдин де Грюйтер, Нью-Йорк, 1988).
    2. Дантли, Дж. Д. и Басс, Д. М. в книге «Врожденный разум» (ред. Каррутерс, П., Лоуренс, С. и Стич, С.) 291-304 (Oxford Univ. Press, Oxford, 2005).
    3. Sear, R. & Mace, R. Evol. Гм. Behav. 29, 1-18 (2008). | Статья |
    4. Archer, J. Rev. Gen. Psychol. 8, 291-322 (2004). | Статья |
    5. Дэвидсон, Р. Дж., Патнэм, К. М. и Ларсон, К. Л. Science 289, 591-594 (2000). | Статья | PubMed | ISI | ChemPort |
    6. Raine, A., Buchsbaum, M. & LaCasse, L. Biol. Psychiatry 42, 495-508 (1997). | Статья | PubMed | ISI | ChemPort |
    7. Рейн, А.& Ян, Ю. Соц. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 1, 203-213 (2006). | Статья |
    8. Williams, J. M., Oehlert, G. W., Carlis, J. V. & Pusey, A. E. Anim. Behav. 68, 523-532 (2004). | Статья |
    9. Wrangham, R. W., Wilson, M. L. & Muller, M. N. Primates 47, 14-26 (2006). | Статья | PubMed |
    10. Бербанк, В. К. Хум. Nature 3, 251-277 (1992). | Статья |
    11. Choi, J.-K. & Bowles, S. Science 318, 636-640 (2007). | Статья | PubMed | ChemPort |
    12. Пинкер, С.Новая Республика 236, 18-21 (2007).
    13. Eisner, M. Br. J. Criminol. 41, 618-638 (2001). | Статья |

Фактичность: Обзор человеческих инстинктов

Перенаселение, терроризм, стихийные бедствия, нехватка продуктов питания и ресурсов, преступность, неравенство доходов и доступ к образованию — это лишь некоторые из вещей, с которыми борется человечество. Несмотря на наши технологические достижения, кажется, что ситуация только ухудшается.Это заставляет тосковать по старым добрым временам. Но правильно ли такое восприятие мира?

Заявление о достоверности информации заключается не только в том, чтобы сообщить хорошие новости:

Это книга о мире и о том, каков он на самом деле.

Фактичность — это 10 инстинктов, искажающих нашу точку зрения на мир. Эти взгляды и предубеждения мешают нам видеть мир таким, какой он есть на самом деле.

  1. Инстинкт разрыва
  2. Инстинкт негатива
  3. Инстинкт прямой линии
  4. Инстинкт страха
  5. Инстинкт размера
  6. Инстинкт обобщения
  7. Инстинкт судьбы
  8. Единая перспектива
  9. Инстинкт вины
  10. Инстинкт срочности

Инстинкт разрыва

Тенденция делить вещи на отдельные и часто противостоящие группы.Мы часто воображаем / проецируем какой-то разрыв между разделителями (например, нами и ими).

Инстинкт негатива

Тенденция замечать / подчеркивать негативное над позитивным; с точки зрения эволюции: угрозы против возможностей. Мы склонны полагать, что все становится хуже, хотя на самом деле, возможно, становится лучше.

Инстинкт прямой линии

Тенденция верить, что все будет продолжаться, как было раньше. Мы знаем, что со временем все меняется.Часто эти изменения носят постоянный характер. Тем не менее, мы ошибочно полагаем, что тот или иной аспект жизни останется неизменным.

Инстинкт страха

Тенденция уделять больше внимания «пугающим» вещам. Этот инстинкт тесно связан с инстинктом негативности. Мы мысленно настроены на поиск угроз в нашей среде. Следовательно, мы склонны замечать то, что нас пугает. Однако этот же защитный инстинкт часто заставляет нас преувеличивать наши негативные представления. Страх, если его не остановить, может омрачить наши суждения и принятие решений.

Инстинкт размера

Склонность воспринимать вещи непропорционально. Это особенно верно, когда отдельные цифры кажутся впечатляющими. Как люди, мы часто неверно интерпретируем масштаб и объем. Мы основываем слишком много наших выводов на небольших размерах выборки и отдельных битах данных. Такие разрозненные свидетельства приводят к неточному чувству меры. Часто это искажает наши суждения и неправильную диагностику проблем.

Инстинкт обобщения

Тенденция к обобщению по категориям.Обобщение делает нас восприимчивыми к упущению деталей и различий. Этот инстинкт тесно связан с инстинктом разрыва. Мы склонны разделять вещи на бинарные группы, чтобы понять отношения. Однако это может легко закрыть нам глаза на разнообразие внутри и между отдельными группами. Наша склонность к обобщению и упрощению сложных отношений приводит к развитию стереотипов.

Инстинкт судьбы

Склонность полагать, что врожденные и прошлые характеристики определяют судьбу людей, вещей, групп, институтов или культур.Подобно инстинкту прямолинейности, это умственное предубеждение гарантирует, что все останется по-прежнему. Однако история неоднократно доказывала, что кажущиеся незначительными / небольшие изменения со временем приведут к радикальным преобразованиям. Изменения на микроуровне человека могут казаться очевидными. Но изменение настроек группы занимает больше времени. Следовательно, мы можем не замечать небольшие изменения, которые происходят вокруг нас. Более того, когда изменения происходят медленно, мы не можем считать их ценными для запоминания. Однако такие небольшие изменения со временем приводят к значительной разнице.

Единая перспектива

Тенденция предпочитать простые объяснения и решения и упускать различные точки зрения, ракурсы и сложности. Мы склонны отдавать предпочтение точкам зрения и мнениям, которые соответствуют нашему мировоззрению. Любые взгляды, не соответствующие нашим взглядам, делают нас слепыми к этой информации. Обычно это плохой подход, если мы хотим понять реальность. Вместо этого мы постоянно проверяем наши любимые идеи на наличие слабых мест. По данным Рослинга:

Будьте скромны, говоря о своей компетентности.Интересуйтесь новой информацией, которая не подходит, и информацией из других полей. И вместо того, чтобы разговаривать только с людьми, которые согласны с вами, или собирать примеры, которые соответствуют вашим идеям, смотрите на людей, которые вам противоречат, не согласны с вами и выдвигают различные идеи как отличный ресурс для понимания мира.

Инстинкт вины

Склонность искать простые и ясные причины того, почему происходит что-то плохое. Люди склонны искать виноватых в проблемах.Но проблемы и их причины зачастую слишком сложны, чем мы думаем. Часто мы озабочены рационализацией наших ошибок и указывать пальцем, чем по-настоящему понимаем всю сложность. В результате нам не удается разработать реальное решение. По данным Рослинга:

Нам нравится верить, что что-то происходит, потому что кто-то этого хотел, что у людей есть власть и свобода выбора: в противном случае мир кажется непредсказуемым, сбивающим с толку и пугающим.

Инстинкт срочности

Тенденция к немедленным действиям в ответ на предполагаемую опасность или угрозы и, таким образом, усиливать другие наши инстинкты.Абстрактные проблемы требуют более сложных решений, а слишком срочное и силовое реагирование может привести к неправильным решениям и результатам. Срочность может быть полезной, но она также может усилить все наши предубеждения, инстинкты и реакции и привести нас к панике к ошибкам. Когда срочность затуманивает ваше мышление, сделайте глубокий вдох, изучите данные, подумайте аналитически и остерегайтесь прогнозов, которые не учитывают неопределенность и сложность.

По словам профессора Рослинга, оказывается, что мир, несмотря на все его несовершенства, находится в гораздо лучшем состоянии, чем мы могли бы подумать.Мы беспокоимся обо всем, вместо того, чтобы придерживаться точки зрения, основанной на фактах. Поступая так, мы теряем способность сосредотачиваться на самом важном. Признавая наши внутренние психологические предубеждения и вооружившись информацией, мы можем улучшить процесс принятия решений и отделить сигнал от шума.

Лига людей: что отличает нас от других животных? | Книги по науке и природе

Вы — животное, но особенное. По большей части лысый, ты обезьяна, потомок обезьяны; ваши черты лица и действия вырезаны или отсеяны естественным отбором.Но какой же ты особенный обезьяна. Шекспир выкристаллизовал эту мысль за добрые 250 лет до того, как Чарльз Дарвин поместил нас как существо на конце малейшей веточки единственного сбивающего с толку генеалогического дерева, которое охватывает 4 миллиарда лет, множество поворотов и 1 миллиард видов.

«Какой труд человек!» дивится Гамлет. «Как благородно рассудком! Как бесконечно много факультетов! … В действии как ангел! / В предчувствии, как на бога! … Образец животных! » Затем Гамлет размышляет над парадоксом, лежащим в основе человечества: что это за квинтэссенция пыли? Мы особенные, но мы также просто материи.Мы животные, но ведем себя как боги. Дарвин повторил Гамлет в 1871 году в своем втором шедевре, Происхождение человека , заявив, что у нас «богоподобный интеллект», но мы не можем отрицать, что мужчина — и женщина — несет «неизгладимый отпечаток своего скромного происхождения. ». Это центральный вопрос в понимании нашего места в схеме эволюции.

Что делает нас особенными, оставаясь при этом корнями в природе? Мы произошли от более ранних существ, каждое из которых следовало своей уникальной траектории во времени.Мы разделяем ДНК со всеми организмами, которые когда-либо существовали; Белки, зашифрованные нашими генами, используют код, неотличимый от кода амебы или зебу.

Только 0,1% из

0000 актов гетеросексуальных контактов, происходящих каждый год в Великобритании, приводит к оплодотворению яйцеклетки

Как мы стали такими существами, какими являемся сегодня? Ученые называют это состояние «поведенческой современностью», а иногда и «полным пакетом», имея в виду все, что мы считаем частью человеческого существования: речь, язык, сознание, использование инструментов, искусство, музыка, материальная культура, торговля, сельское хозяйство. , непродуктивный секс и многое другое.Спорный момент, когда именно эти аспекты нашей жизни сегодня возникли у нашего вида, обсуждается. Но мы знаем, что за последние 40 000 лет все они были на своих местах по всему миру. Какая грань выделяет нас среди других животных — какая именно человеческая?

Навигация по этой территории может быть коварной и полной противоречий. Мы знаем, что мы животные, эволюционировавшие с помощью тех же механизмов, что и все живое. Это всесторонне проявляется в безграничных свидетельствах общих эволюционных историй — в том факте, что все живые существа закодированы ДНК.Или что аналогичные гены имеют сходные функции у далеких родственников (ген, определяющий глаз, практически одинаков у всех организмов с любой формой зрения). Или что на наших телах есть неизгладимые отпечатки общего происхождения в наших костях (наши руки содержат кости почти так же, как кости в плоской лопасти плавника дельфина, передние ноги лошади и крылья летучей мыши). .

Сравнивая себя с другими животными, требуется осторожный скептицизм.Эволюция составляет всю жизнь, но не все ее черты являются адаптациями. Мы используем животных в науке каждый день, чтобы попытаться понять сложные биохимические пути, чтобы разработать лекарства или понять болезнь. Мыши, крысы, обезьяны, даже кошки, тритоны и броненосцы дают неоценимую информацию о нашей биохимии, но даже в этом случае все исследователи признают ограниченность этих молекулярных аналогий; у нас были общие предки с этими животными миллионы лет назад, и наши эволюционные траектории подтолкнули эту биохимию к тому, чтобы она соответствовала каждому виду, как это происходит сегодня.

Шимпанзе может использовать палку, чтобы отделить личинку от коры дерева — каледонские вороны обладают такой же способностью. Фотография: Дэвид Самсон / PA

Однако, когда дело доходит до поведения, параллели часто становятся далекими или примерами конвергентной эволюции. Тот факт, что шимпанзе использует палку, чтобы вытащить жирную личинку из коры дерева, является уловкой, не зависящей от той же способности каледонских ворон, чьи навыки часто становятся источником растущего удивления по мере их дальнейшего изучения.Люди — обязательные пользователи инструментов; мы расширили наши возможности далеко за пределы наших возможностей, используя природу и изобретая технологии. Но многие другие существа используют инструменты, около 1% всех животных, и они охватывают девять классов: морские ежи, насекомые, пауки, крабы, улитки, осьминоги, рыбы, птицы и млекопитающие. Это неизбежно означает, что использование инструментов — это трюк, который многократно приобретался в процессе эволюции, и практически невозможно предположить какой-то один эволюционный антецедент, из которого возникло это поведение.Орангутаны используют листья и ветки в качестве перчаток при работе с колючими фруктами и в качестве головных уборов во время дождя, а также лепят ветки, чтобы помочь мастурбировать. Шимпанзе точат зубами палки, чтобы шашлыкать спящих младенцев. Крабы-боксеры несут пары жалящих анемонов, чтобы отогнать врагов, за что они получили менее жесткое прозвище «крабы с помпонами». Нет никаких доказательств того, что подобное поведение демонстрирует непрерывность во времени.

Поведение животных показывает, что гомосексуальность — во многих местах до сих пор осуждаемый как преступление против природы — широко распространен

Споры по этим вопросам, как правило, являются прерогативой ученых.Но есть набор моделей поведения, которые также проверяются криминалистически и с учетом эволюции, охват которых выходит далеко за пределы академических кругов. Мы — вид, который тратит огромные ресурсы, усилия и время на прикосновение к гениталиям друг друга. Большинство животных — сексуальные существа, и основная функция секса — воспроизводить потомство. Статист Дэвид Шпигельхальтер подсчитал, что только в Великобритании происходит до

0000 актов гетеросексуальных половых контактов в год — примерно 100000 в час. Ежегодно в Великобритании рождается около 770 000 младенцев, и если мы включим выкидыши и аборты, число зачатий возрастет примерно до 900 000 в год.

Это означает, что из этих

0000 британских встреч 0,1% приводит к оплодотворению яйца. Из каждой 1000 половых актов, которые могут привести к рождению ребенка, на самом деле это делает только один. В статистике это считается не очень значимым. Если мы включим гомосексуальное поведение и сексуальное поведение, которое не может привести к беременности, включая одиночные акты, то объем секса, которым мы наслаждаемся, значительно превосходит его основную цель.

Является ли Homo sapiens единственным видом, у которого пол отделен от воспроизводства? Наслаждение сексом может показаться уникальным человеческим опытом, но, хотя мы неохотно принимаем во внимание удовольствие от других животных, мы, конечно, не единственные животные, которые занимаются сексом, не связанным с репродукцией.Поведение в зоопарке часто бывает странным, поскольку животные в неволе далеки от их естественной среды, но в зоопарке Загреба есть два медведя-самца, которые ежедневно наслаждают фелляцию, одновременно напевая. Некоторые козы совершают автофелляцию (согласно известному отчету Кинси о сексуальном поведении, 2,7% мужчин успешно пытались это сделать). Мастурбаторами часто бывают самцы около 80 видов и самки около 50 видов приматов. Некоторые формы поведения отражают девиантное или преступное сексуальное поведение, например, каланы, которые топят самок, а затем удерживают их тела, чтобы с ними совокупляться.Награда за чистую изобретательность достается дельфинам: сообщается об одном случае, когда самец мастурбировал, наматывая электрического угря на свой пенис.

«Да, у омаров, как и у людей, есть системы вознаграждения на основе серотонина, но они также мочатся прямо со своего лица» Фотография: Фабиан Биммер / Reuters

Некоторые — не все — из этих кажущихся знакомыми сексуальных практик можно легко объяснить. Самцы сусликов Кейптауна ведут беспорядочную половую жизнь и мастурбируют после совокупления, как мы думаем, из соображений гигиены, защищая себя от заболеваний, передающихся половым путем, промыванием своих трубок.Другое поведение по-прежнему остается для нас загадкой: жирафы проводят большую часть своего времени в сексуальной сегрегации, и подавляющее большинство сексуальных отношений, по-видимому, представляют собой проникновение от мужчины к мужчине. Как и бесчисленные примеры сексуального поведения между представителями одного пола, это демонстрирует, что гомосексуальность — однажды и во многих местах по сей день осужденный как преступление против природы — широко распространен.

Поскольку секс и гендерная политика занимают важное место в нашей жизни, некоторые ищут в эволюции ответов на сложные вопросы о динамике отношений между мужчинами и женщинами, а также о социальных структурах, которые вызывают у нас столько гнева.Эволюционные психологи пытаются объяснить наше поведение сегодня, предполагая, что оно связано с адаптацией к жизни плейстоцена. Часто эти утверждения абсурдны, например, «женщины наносят румяна на щеки, потому что они привлекают мужчин, напоминая им о спелых фруктах».

Провайдеров этой лженауки много, и наиболее выдающимся из современной группы является клинический психолог и гуру Джордан Петерсон, который в своих лекциях утверждает этот «факт» о румянцах и фруктах с абсолютной уверенностью.Вкратце, проблемы с этой идеей довольно просты: большинство фруктов не красные; большинство оттенков кожи не белые; и, что особенно важно, критерием эволюционного успеха является увеличение репродуктивного успеха. Есть ли у нас хоть малейшие данные, свидетельствующие о том, что у женщин, которые носят румяна, больше детей, чем у тех, кто их не носит? Нет, мы не.

Петерсон также хорошо известен тем, что использовал существование патриархальной иерархии доминирования у неспецифических видов омаров в качестве подтверждающего доказательства естественного существования мужской иерархии у людей.Почему из всего творения выбирают лобстера? Потому что это согласуется с предвзятым политическим нарративом Петерсона. К сожалению, это безумно плохой выбор, и он тщательно исследован. Петерсон утверждает, что, как и у людей, у омаров есть нервная система, которая «работает на серотонине» — фраза, которая практически не имеет научного значения — и что в результате «неизбежна преемственность в том, как животные и люди организуются. их структуры ». В нервной системе омаров действительно есть система вознаграждения, основанная на серотонине, которая каким-то образом коррелирует с социальной иерархией: более высокий уровень серотонина связан с повышенной агрессией у самцов, что является частью установления выбора партнера, когда, как говорит Петерсон, «самые желанные самки» выстраивайтесь в очередь и соревнуйтесь за ваше внимание ».

Косатки, заходящие в бухту Королевских пингвинов на субантарктическом острове Марион, живут в матриархальной социальной группе. Фотография: Nico de Bruyn / PA

Половой отбор — одна из движущих сил естественного отбора у большинства животных. Как правило, самцы соревнуются друг с другом, и у самок впоследствии есть выбор, с какими самцами им спариваться. Хотя это одна из наиболее изученных областей эволюционной биологии, невероятно сложно установить, что правила, применимые к лобстерам (или оленям и оленям, или павлинам и павлинам), применимы и к людям.Существуют физические и поведенческие различия между мужчинами и женщинами в отношении пола, но наша культурная эволюция ослабила оковы естественного отбора до такой степени, что мы не можем удовлетворительно сопоставить свое поведение с другими животными, и утверждения, что мы можем, часто являются плохой наукой.

Петерсон считает, что система, используемая лобстерами, является причиной существования социальных иерархий у людей. Проблема с утверждением заключается в следующем: серотонин действительно является основной частью нейронной передающей сети у людей, но эффект серотонина в отношении агрессии противоположен.Более низкие уровни увеличивают агрессию, поскольку ограничивают связь между лобной корой и миндалевидным телом. У омаров нет миндалины или лобных долей. Или мозги, если на то пошло. Большая часть серотонина у людей вырабатывается для улучшения пищеварения. И лобстеры тоже мочатся с лица. Пытаться установить эволюционные прецеденты, которые оправдывают или объясняют наше собственное поведение, — это научная глупость.

Уникальность людей заключается в том, что мы накапливаем культуру и опираемся на нее. Многие животные учатся, но обучаем только мы.

Если вы хотите привести другой, но столь же правдоподобный политический аргумент с привкусом науки о том, как устроить наше общество, вы можете сравнить нас с косатками.Они живут в матриархальной социальной группе, в некоторых случаях возглавляемой женщинами в постменопаузе. Или гиены, животные с самой сильной челюстью из всех, которые также являются матриархальными и занимаются лизанием клитора, чтобы установить социальные связи и установить иерархию. Или отряд перепончатокрылых насекомых, который включает муравьев, пчел и ос и находится примерно на том же эволюционном расстоянии от нас, что и омары. Их социальная иерархия включает в себя единственную королеву и мужчин, роль которых двоякая: защита колонии и предоставление спермы по запросу — они буквально сексуальные рабы.Или пресноводных мелких беспозвоночных, называемых бделлоидными коловратками: миллионы лет назад они совсем отказались от самцов и, похоже, чувствуют себя прекрасно.

Да, у животных несомненно существуют иерархии, поскольку конкуренция является неотъемлемой частью природы, а наша сексуальная биология имеет общие корни со всем живым на Земле. Но мы не должны предполагать, что понимание биологии других животных обязательно прояснит нашу собственную, как это делает Петерсон. Странная ирония заключается в том, что тот, кто утверждает, что преклоняется перед эволюцией, одновременно не понимает ее концепций.В некотором смысле это менее убедительный аргумент для биолога-эволюциониста, чем аргумент креационистов, которые просто отрицают, что эволюция произошла. С другой стороны, Дарвин сказал, что «незнание чаще порождает уверенность, чем знание». В наши дни вы можете купить футболки с изображением доминирования лобстеров.

Мы жаждем историй, и эти сказки доставляют удовольствие от повествования. Нам нужны драматические триггеры, которые наделят нас поведением, которое является нашим собственным и, следовательно, может использоваться для определения человечества, и тем самым дать нам чувство принадлежности или даже цели в запутанном современном мире.Чтобы удовлетворить эту тягу, мы обращаемся к науке и истории. Но жизнь сложна, культура динамична: эволюция так не работает. Иногда мы говорим о культурной эволюции в противовес биологической эволюции: первая передается социально, а вторая закодирована в нашей ДНК. Но правда в том, что они неразрывно связаны, и лучше думать об этом как о совместной эволюции генной культуры. Каждый движет друг другом, и культурная передача идей и навыков требует для этого биологически закодированной способности.Биология дает возможность культуре, культура меняет биологию. Уникальность людей заключается в том, что мы накапливаем культуру и опираемся на нее. Многие животные учатся, но учим только мы.

По мере того, как мы приближались к последним 100000 годам или около того, наша культура становилась все более значимой в формировании наших способностей. Это проявляется в том, что наши тела за это время существенно не изменились. Женщина или мужчина, жившие 1000 веков назад, прекрасно вписались бы в любой город мира сегодня, если бы мы привели их в порядок и подстригали.Но с тех пор наша жизнь стала еще более сложной.

Мы отчаянно пытаемся найти то, что заставляет нас превратиться из простого животного в образец животных Гамлета. Это был наш язык? Была ли это религия, или музыка, или искусство, или что-то еще, что не так уникально для нас, как мы когда-то думали? Правда в том, что все это и даже больше, но, что особенно важно, наши умы были заняты передачей навыков и идей другим. Мы изменили наши общества и максимально расширили способы передачи культуры.Мы взяли на себя работу эволюции и, обучая друг друга, создали себя. Истории, которые мы рассказываем о том, как мы стали тем, кем мы являемся, часто игнорируют сложность биологии и океаны времени, в течение которых мы развивались. Чтобы понять эволюцию человека, нам нужны новые истории.

Книга людей: история того, как мы стали нами, Адама Резерфорда опубликована W&N (18,99 фунтов стерлингов). Чтобы заказать копию за 16,33 фунта стерлингов, перейдите на сайт guardianbookshop.com или позвоните по телефону 0330 333 6846. Бесплатная доставка по Великобритании на сумму более 10 фунтов стерлингов, только онлайн-заказы.Телефонные заказы мин. p & p 1,99 фунта стерлингов.

Есть ли у людей «религиозный инстинкт»?

Это было бы серьезной проблемой в доисторические времена. По мере роста групп охотников-собирателей они должны иметь возможность применять механизм наказания — но чем больше размер группы, тем меньше шансов быть обнаруженными.

Введите агентов с полным доступом: «Мы не видим, что вы делаете в субботу вечером, но есть кто-то, кто это делает, так что будьте осторожны», как выразился Данбар.

Эта идея соответствовала интуитивным ментальным инструментам, таким как HADD и интуитивная мораль, поэтому она была хорошо воспринята развитым мозгом наших предков.К тому же у него был дополнительный бонус в виде регулирования поведения снизу вверх.

«Вы всегда добьетесь лучшего поведения благодаря индивидуальным обязательствам, — говорит Данбар, — а не принуждению».

Как я утверждал в первой части этой серии, мораль предшествует религии, что, безусловно, имеет смысл, учитывая то, что мы знаем об очень древних истоках сочувствия и игры. Но остается вопрос, почему мораль стала напрямую связана с религией. Бойер обосновывает эту связь нашей интуитивной моралью и нашей верой в то, что боги и наши умершие предки являются заинтересованными сторонами в нашем моральном выборе.

«Моральная интуиция подсказывает, что если бы вы могли видеть ситуацию целиком без каких-либо искажений, вы бы сразу же поняли, правильна она или нет. Религиозные концепции — это просто концепции людей с непосредственным взглядом на ситуацию в целом ».

Допустим, я делаю что-то, что заставляет меня чувствовать себя виноватым. Это еще один способ сказать, что кто-то, обладающий стратегической информацией о моем поступке, сочтет это неправильным. Религия говорит мне, что эти Кто-то существуют, и это во многом объясняет, почему я вообще чувствовал себя виноватым.Бойер резюмирует это следующим образом: «Большинство наших моральных интуиций ясны, но их происхождение ускользает от нас … Рассмотрение этих интуиций как чьей-то точки зрения — более простой способ понять, почему у нас есть эти интуиции». Таким образом, заключает Бойер, религиозные концепции в некотором роде «паразитируют на моральных интуициях».

***

Мы склонны думать о религиозных убеждениях как о порождении индивидуальных умов, но на самом деле они довольно социальны. В этом нет ничего удивительного, поскольку, как я утверждал в обеих частях этого эссе, религия возникла в результате эволюционного процесса, который заставил обезьян стать более социальными.

Но, как объясняет Данбар, проблема, созданная возросшей социальностью, — это ее поддержание. До того, как наши предки поселились в деревнях, они могли просто «перейти от Джонсов к группе Смитов, когда возникнет напряженность». Однако после урегулирования они столкнулись с очень серьезной проблемой: «как не допустить, чтобы все друг друга убили». Войдите в уход.

Процесс связывания строится вокруг эндорфиновых систем в мозге, которые обычно запускаются механизмом социального ухода, касающимся прикосновения или ухода.Когда дело доходит до больших групп, говорит Данбар, прикосновение имеет два недостатка: вы можете ухаживать только за одним человеком за раз; а уровень интимного прикосновения ограничивает его близкими отношениями.

Последние данные ограничивают ежедневное максимальное время ухода за приматами примерно до 20 процентов от их активности. Данбар подсчитал, что это ограничение ограничивает размер группы менее чем 70 членами, что значительно меньше, чем возможности группы современных людей, составляющей около 150. Тогда проблема заключалась в том, чтобы найти способ вызвать социальные связи, не касаясь друг друга.Смех и музыка были хорошими решениями, которые, по словам Данбара, создают те же эффекты выработки эндорфинов, что и уход за телом, создавая нагрузку на мышцы. Язык тоже работает — теорию, которую Данбар подробно исследовал в своей книге «Уход, сплетни и эволюция языка» . Поскольку эти эффекты могут быть достигнуты без прикосновения, социальные связи могут возникать в гораздо большем масштабе.

Аргумент Данбара состоит в том, что религия эволюционировала как способ позволить множеству людей одновременно участвовать в активации эндорфинов.Многие ритуалы, связанные с религией, такие как песни, танцы и принятие различных поз для молитвы, «являются чрезвычайно хорошими активаторами эндорфиновой системы именно потому, что они вызывают стресс или боль в теле».

Пять пищевых инстинктов — iDiet

Доктор Робертс выделил пять пищевых инстинктов, которые определяют наши отношения с едой и заставляют нас набирать вес, а также показывает нам, как контролировать их, чтобы похудеть почти без усилий:

  1. Голод — Первобытные люди никогда не знали, когда будет доступна их следующая еда, поэтому теперь человеческий мозг жестко запрограммирован на то, чтобы реагировать на чувство голода, говоря нам поесть! iDiet предлагает исключительный выбор простых блюд без приготовления и рецептов, которые с научной точки зрения оптимизируют баланс различных питательных веществ, буквально устраняя чувство голода, чтобы вам было легче оставаться на правильном пути.
  2. Доступность — Чем больше еды мы видим, тем больше едим — это не просто вопрос отсутствия силы воли, а естественная реакция. Вид еды на самом деле вызывает мощные метаболические сигналы голода. iDiet показывает вам, как лучше контролировать окружающую среду, чтобы вы меньше искушались.
  3. Плотность калорий — природа побуждает нас стремиться к пище, богатой калориями — сладостям, таким как шоколадный торт и печенье, стейки рибай с добавлением жира, паста с сыром и соусом.Эти пристрастия встречаются во всех культурах и во всем мире … но iDiet показывает вам, как изменить баланс калорийности, чтобы низкокалорийные продукты оставались великолепными.
  4. Знакомство — нам нравится есть продукты, с которыми мы выросли или которые нам знакомы. Эти продукты заставляют нас чувствовать себя в безопасности и комфортно, поэтому наши эмоциональные триггеры заставляют нас есть их снова и снова. Наши восхитительные меню и рецепты предлагают iDiet версии знакомых блюд, чтобы удовлетворить этот инстинкт.
  5. Разнообразие — нас привлекает много разных видов пищи, и мы едим больше, когда у нас есть выбор.iDiet помогает сбалансировать разнообразие, чтобы работать в вашу пользу и при этом получать удовольствие от вкусной и разнообразной еды.

Эти пять пищевых инстинктов хорошо работали у первых людей, помогая им выжить в условиях дефицита пищи. Но сегодня высококалорийные, жирные и сильно переработанные продукты есть повсюду. Умение контролировать пищевые инстинкты стало ключом к похуданию и его удержанию. IDiet поможет вам понять свои пищевые инстинкты и работать с ними, а также вернет вам контроль.Вот краткое описание того, как iDiet помогает вам работать со своими инстинктами:

  1. Голод — Ешьте три раза в день и три раза перекусывайте. Блюда и закуски iDiet уменьшают чувство голода, потому что они содержат клетчатку, объем, оптимизированные комбинации белков / углеводов / жиров и смесь углеводов с высоким и низким гликемическим индексом.
  2. Доступность — Возьмите на себя ответственность за свою личную среду питания, переоборудовав кладовую и научившись есть вне дома, не переедая, и превращая проблемы в неискушения.
  3. Плотность калорий — Сохраняйте низкое количество калорий, не жертвуя вкусом, добавляя нужное количество жира или сильных приправ к овощам и белкам. Используйте методику «сэндвича» доктора Робертса, добавляя умеренную порцию высококалорийной пищи в середину приема пищи с низкокалорийной пищей с высоким содержанием клетчатки и белка в начале и в конце.
  4. Знакомство — Придерживайтесь режима питания, ешьте в обычное время. Когда проголодаетесь, ешьте полезные и вкусные продукты iDiet, чтобы они стали привычными продуктами питания.Замените пирожные более здоровой версией продуктов, которые вы так любите, например шоколадно-зерновым десертом iDiet (честно говоря, нашим диетологам это нравится!).
  5. Разнообразие — Узнайте, как «сбалансировать» разнообразие имеющихся продуктов, чтобы уменьшить бессознательное переедание.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.