К свойствам восприятия относятся: Восприятие.

Содержание

Восприятие.

Восприятие – психический процесс отражения предмета или явления в целом, в совокупности его свойств и частей, основанный на ощущениях, возникающих из них, но вместе с тем обладающих определенными особенностями, не сводимыми к отдельным ощущениям.

Если ощущение мономодально, то восприятие полимодально. Оно формируется на основе совместной деятельности ряда анализаторов, объединенных в функциональную систему. При этом какой-либо из анализаторов играет ведущую роль в формировании образа.

Свойства восприятия.

  1. Предметность и целостность – свойство воспринимать целостный образ предмета. Восприятие предмета возможно лишь при условии выделения предмета из окружающей среды (фона, на котором он находится). При этом предмет и фон динамичны, особенно хорошо это видно в двойственных изображениях, содержание образа в которых меняется в зависимости от того, что принимается за фон (рис.

    1).

Рис. 1.Восприятие предмета в зависимости от фона.

Фон обычно является неограниченным и неопределенным. Фигура ограничена, рельефна, она обладает предметностью. Способствуют выделению предмета из фона контрастность предмета и фона, необычность предмета. Например, на рентгенограмме легких круглая тень гораздо лучше выделяется на фоне нормального легочного рисунка, чем на фоне диссеминированного процесса. Как показали исследования Зинченко, Ярбуса и др., в процессе выделения предмета из фона совершаются микродвижения глаз, как бы «обводящие» его по контуру, что также способствует выделению предмета из фона.

2.Константность– обеспечение постоянства по форме, цвету, венличине и другим параметрам воспринимаемых нами предметов. Восприятие сохраняет за определенными предметами их размеры в не зависимости от того, с какого расстояния и под каким углом мы на них смотрим.

3. Избирательность– наглядно выделяется в феномене выделения фигуры из фона. То, что находится на переднем плане и воспринимается как конкретное – является фигурой, то, что все остальное – фоном. Воспринимаемая реальность всегда разделяется на два слоя: на фигуру – целостный образ предмета и фон – образ окружающего предмет пространства. То, что было фигурой, может слиться с фоном, что то из фона, может стать — фигурой восприятия.

4. Осмысленность– указывает на связь восприятия с мышлением, с пониманием сущности предметов. Образы воспринимаемых объектов всегда имеют определенные, смысловые значения и в этом проявляется не только тесная связь с мышлением, но и активность восприятия.

5. Апперцепция восприятия– указывает на связь восприятия с личностью, всем прошлым опытом человека с его «Я».

Влияние установки на восприятие человека проявляется также в феномене, продемонстрированном в огромном количестве экспериментов, когда одно и то же лицо воспринимается как злое и жестокое, если испытуемым заранее сказать, что человек, изображенный на фотографии — преступник; как доброе и мужественное, если заранее известно, что это человек гуманной профессии, совершивший мужественный поступок для спасения жизни людей.

Большое влияние на восприятие оказывает эмоциональное состояние человека. Известно, например, что в состоянии возбуждения время как бы ускоряет свой бег, в состоянии тоски и подавленности — замедляет. Больные в состоянии депрессии всегда пессимистичны и предчувствуют катастрофу, они склонны даже радостные события воспринимать в черных тонах.

Таким образом, восприятие — это активный процесс, на характер протекания которого влияет не только деятельность перцептивной системы, но и внутренние характеристики субъекта.

К сложным формам восприятия относятся восприятие пространства,восприятие времени, восприятие движения.

В восприятии времени различают восприятие временной длительности и восприятие временной последовательности. Непосредственное переживание времени обусловлено органическими ощущениями и связано с ритмическими процессами в организме: частотой пульса, дыхания и т. п. Оценка длительности временных отрезков зависит от содержания деятельности: временной отрезок, заполненный интересной, содержательной деятельностью, субъективно оценивается, как короткий, то есть недооценивается; пустые, не заполненные интересной деятельностью, оцениваются как более длинные, то есть переоцениваются.

(Все знают, как бесконечно долго тянутся скучные уроки в школе). Восприятие времени зависит также от установки: при ожидании неприятных событий время летит быстро; но как томительно долго ползет время, если мы ждем какого-либо приятного события (встречи с любимым человеком, например). В воспоминании — наоборот: чем более заполненным является отрезок времени, тем более длительным он представляется в воспоминании.

Важнейшей характеристикой времени является его необратимость. Восприятие необратимой последовательности событий во времени предполагает установление связей между разными отрезками и событиями жизни

На основе ощущения и восприятия возникает более сложная форма чувственного отражения — представление.

Представление— вторичный чувственный образ предмета, который в данный момент не действует на органы чувств, но действовал в прошлом (Ломов). Представления приобретают особую роль с развитием систем дистанционного управления, когда оператор должен с большой степенью точности представить себе процессы, происходящие в управляемой системе.

Представления можно рассматривать как переходное звено между чувственным образом (ощущением, восприятием) и абстрактным мышлением. В зависимости от уровня бодрствования и характеристик деятельности представления, с одной стороны, включаются в память, воображение, мышление (его образные формы), с другой стороны, создают образы сновидения. Представления сопровождают человека на протяжении всей его жизни: образ знакомого человека возникает в нашем сознании и тогда, когда этого человека уже нет; образ родных мест живо встает перед нашим умственным взором. Общим для всех представлений является то, что предмета или явления уже нет, а отражение их продолжает развиваться. Течение представлений развертывается во «внутреннем пространстве, никогда не выносится наружу. Этим отличается представление от галлюцинаций, «когда внутренний образ «выводится наружу».

Тестовое задание.

Ощущение восприятие.

1. Непосредственное воздействие предмета или явления на рецепторы — обязательная черта таких познавательных процессов, как:

    1. ощущение

    2. восприятие

    3. мышление

    4. воображение

    5. внимание

2. Интегральный результат непосредственного воздействия на человека каких-либо раздражителей (цветовых, звуковых, химических и т.д.) называется:

    1. восприятием;

    2. перцепцией;

    3. ощущением

3. Отражение отдельных свойств предметов и явлений окружающего мира, это:

  1. восприятие;

  2. эмоция;

  3. ощущение;

  4. внимание.

4. Основными свойствами ощущений являются указанные, кроме:

  1. модальности;

  2. константности;

  3. интенсивности;

  4. длительности.

5. Минимальная разница между стимулами, вызывающая различие в ощущениях, это:

  1. абсолютный нижний порог ощущений;

  2. дифференциальный порог;

  3. абсолютный верхний порог;

  4. пространственный порог.

6. Изменение чувствительности органов чувств под влиянием действующего раздражителя, это:

  1. сенсибилизация;

  2. адаптация;

  3. синестезия;

  4. апперцепция.

7. К свойствам восприятия относятся указанные, кроме:

  1. целостности;

  2. структурности;

  3. реминисценции;

  4. апперцепции.

8. Когда человек носит жесткие контактные линзы, они ему очень мешают, но со временем он перестает их замечать. Что является причиной этого?

  1. адаптация;

  2. сенсибилизация;

  3. реминисценция;

  4. иллюзия.

9. Минимальная величина раздражителя, вызывающего едва заметное ощущение, называется:

  1. абсолютным верхним порогом ощущений

  2. абсолютно нижним порогом ощущений (порогом чувствительности)

  3. болевым порогом

  4. дифференциальным порогом ощущений

  5. оперативным порогом ощущений

10. Ощущения, связанные с сигналами, возникающими вследствие раздражения рецепторов, находящихся в мышцах, сухожилиях, суставах, называются:

  1. экстерорецептивные

  2. интерорецептивные

  3. проприорецептивные

  4. эндоцептивными

11. Ощущения, имеющие рецепторы, расположенные во внутренних органах и отражающие состояние внутренней среды организма, называются:

  1. интерорецептивные

  2. проприорецептивные

  3. контактные

  4. дистантные

12. Ощущения, отражающие свойства предметов и явлений внешней среды и имеющие рецепторы на поверхности тела, называются:

  1. интерорецептивные

  2. контактные

  3. дистантные

  4. проприорецептивные

13. Ощущения, рецепторы которых находятся в связках, суставах, и дают информацию о движении и положении тела в пространстве, называется:

  1. экстерорецептивные

  2. интерорецептивные

  3. проприорецептивные

  4. контактные

14. Психический процесс отражения предмета или явления в целом, в совокупности его свойств и частей, называется:

  1. эмоции

  2. ощущение

  3. восприятие

  4. мышление

15. Психический процесс отражения единичных свойств предметов и явлений при их непосредственном воздействии на органы чувств, это:

  1. ощущение

  2. восприятие

  3. мышление

  4. установка

16. Феномен выделения «фигуры из фона» характеризует какое свойство внимания?

  1. целостности

  2. избирательности

  3. константности

  4. осмысленности

17. Свойство восприятия, которое обеспечивает относительное постоянство по форме, цвету, величине и др. параметрам воспринимаемых нами предметов, это:

  1. апперцепция

  2. константность

  3. предметность

  4. осмысленность

Ответы:Ощущение восприятие.

№ вопр

Ответ

№ вопр

Ответ

№ вопр

Ответ

1

1,2

9

2

17

2

2

1

10

3

3

3

11

1

4

2

12

2,3

5

2

13

3

6

2

14

3

7

3

15

1

8

1

16

2

Виды и свойства восприятия, их особенности.

Иллюзии восприятия

Восприятие – высший психический процесс целостного отражения объектов или предметов при их контакте с органами чувств.

Динамика процесса восприятия (структура):

I. Перцептивные действия:

1. Обнаружение – первичное выделение комплекса стимулов из огромного потока информации, принятие решения о том, что они относятся к одному и тому же объекту.

2. Различие – формирование перцептивного образа – эталона.

II. Опознавательные действия:

3. Идентификация — поиск в памяти аналогичного или близкого ощущения.

4. Опознание — отнесение воспринятого объекта к определённой категории с поиском дополнительных признаков, подтверждающих или опровергающих гипотезу и окончательный вывод о том, что это за объект.

Современные взгляды на процесс восприятия:

1. Теория гельштальта (образа). Нервная система животных и человека воспринимает не отдельные внешние стимулы, а их комплексы: например, форма, цвет и движение предмета воспринимаются как единое целое, а не по отдельности.

2. Теория бихевиористов. Реально существуют только элементарные (одномодельные) сенсорные функции. Способность синтеза только у головного мозга.

Современная наука говорит, что восприятие изначально носит достаточно комплексный характер, но «целостность образа» все же является продуктом синтезирующей деятельности коры головного мозга.

Свойства восприятия:

1. Предметность — объекты воспринимаются не как бессвязный набор ощущений, а составляют образы конкретных предметов.

2. Структурность — предмет воспринимается сознанием уже в качестве абстрагированной от ощущений смоделированной структуры.

3. Апперцептивность — на восприятие оказывает влияние общее содержание психики человека.

4. Контактность (константность) — на восприятие оказывают влияние обстоятельства, в которых оно происходит. Но несмотря на это восприятие остается относительно неизменным.

5. Избирательность — преимущественное выделение одних объектов по сравнению с другими.

6. Осмысленность — предмет сознательно воспринимается, мысленно называется (связывается с определённой категорией), относится к определённому классу.

Виды восприятия:

1. В соответствии с тем, какой из органов чувств в формировании субъект образа:

• зрительные

• осязательные

• вкусовые

• обаятельные

2. В зависимости от содержания и особенности воспринимаемой реальности, формы существования материи:

• восприятие пространства

• восприятие времени

• восприятие движения

Преднамеренное восприятие – человек ставит цель деятельности, прилагая определенные волевые усилия для лучшей реализации возникшего намеренья, произвольно выбирает объекты восприятия.

Непреднамеренное восприятие вызывается как особенностями предметов окружения (их яркостью, необычностью), так и соответствием их интересам личности.

Нарушение восприятия

Галлюцинация — это не соответствующий внешнему раздражителю образ, возникающий в сознании.

Псевдогаллюцинация — восприятие не существующих реально предметов и явлений, причём в отличие от истинных галлюцинаций объект восприятия находится в субъективном психическом пространстве, то есть воспринимаемые при псевдогаллюцинациях объекты не проецируются вовне, не отождествляются с реальными объектами.

От галлюцинаций следует отличать иллюзии – ошибочное восприятие реальных вещей или явлений.

Иллюзии — расстройства восприятия, при которых реальные явления или

предметы воспринимаются человеком в измененном, ошибочном виде.

Виды иллюзий:

1. Иллюзии невнимания (Ясперс) — здоровый человек при отвлечении внимания на что-то важное может воспринять окружающее ошибочно.

2. Аффективные — возникают под влиянием сильного чувства, такого аффекта как

сильный страх, чрезмерное нервное напряжение (штора — скелет, пальто на вешалке — страшный бродяга и т.д.).

3. Вербальные — ошибочное восприятие смысла слов, речей окружающих, когда вместо нейтрального для больного разговора окружающих он слышит угрозы в свой адрес.

4. Парейдолические — расстройства восприятия, когда действительно существующие образы воспринимаются изменено, в причудливо-фантастическом виде. (Ясперс).

Основные свойства и виды восприятия.

К основным свойствам восприятия следует отнести следующие: предметность,целостность,структурность,константность,осмысленность,апперцепция, активность.

Предметность восприятия это способность отражать объекты и явления реального мира не в виде набора не связанных друг с другом ощущений, а в форме отдельных предметов. Следует отметить, что предметность не является врожденным свойством восприятия. Возникновение и совершенствование этого свойства происходит в процессе онтогенеза, начиная с первого года жизни ребенка. И. М. Сеченов полагал, что предметность формируется на основе движений, обеспечивающих контакт ребенка с предметом. Без участия движения образы восприятия не обладали бы качеством предметности, т. е. отнесенности к объектам внешнего мира.

К моторным компонентам относятся: движение руки, ощупывающей предмет; движения глаза, прослеживающего видимый контур; движения гортани, воспроизводящие звук, и т. д.

Таким образом, возможность предметного восприятия в значительной мере обусловлена присутствием в процессе восприятия моторного компонента. Причем это справедливо не только для зрительного или осязательного восприятия. Это характерно и для других модальностей.

Другим свойством восприятия является целостность. В отличие от ощущения, отражающего отдельные свойства предмета, восприятие дает целостный образ предмета. Он складывается на основе обобщения получаемой в виде различных ощущений информации об отдельных свойствах и качествах предмета. Компоненты ощущения настолько прочно связаны между собой, что единый сложный образ предмета возникает даже тогда, когда на человека непосредственно действуют только отдельные свойства или отдельные части объекта. Этот образ возникает условнорефлекторно вследствие связи между различными ощущениями. Целостность восприятия выражается в том, что даже при неполном отражении отдельных свойств воспринимаемого объекта происходит мысленное достраивание полученной информации до целостного образа конкретного предмета.

С целостностью восприятия связана и его структурность. Данное свойство заключается в том, что при построении образа восприятия воспринимается некая обобщенная структура объекта.

Следующим свойством восприятия является константность. Константность — относительное постоянство некоторых свойств предметов при изменении условий их восприятия.

Благодаря свойству константности, проявляющемуся в способности перцептивной системы компенсировать изменения условий восприятия, мы воспринимаем окружающие нас предметы как относительно постоянные. В наибольшей степени константность наблюдается при зрительном восприятии цвета, величины и формы предметов.

Константность восприятия цвета заключается в относительной неизменности видимого цвета при изменении освещения. Следует отметить, что явление константности цвета обусловливается совокупным действием ряда причин, в том числе адаптацией к общему уровню яркости зрительного поля светлостным кон­трастом, а также представлениями о действительном цвете предметов и условиях их освещенности.

Константность восприятия величины предметоввыражается в относительном постоянстве видимой величины предметов при их различной удаленности. Это объясняется тем, что при сравнительно небольшой удаленности предметов восприятие их величины определяется не только величиной образа на сетчатке, но и действием ряда факторов. Таким дополнительным, но весьма существенным фактором является напряжение глазных мышц, приспосабливающихся к фиксированию предмета на разных расстояниях. В результате информация о степени напряженности глазных мышц передается в мозг и учитывается в сложной аналитической работе перцептивной системы, выполняемой ею при оценке роста человека.

Константность восприятия формы предметов заключается в относительной неизменности восприятия при изменении положения предметов по отношению к линии взора наблюдателя. Благодаря движению глаз по контурным линиям предметов и выделению характерных сочетаний контурных линий, известных нам по прошлому опыту, форма воспринимаемого предмета для нас остается постоянной.

Источником константности восприятия являются активные действия перцептивной системы. Многократное восприятие одних и тех же предметов при разных условиях обеспечивает постоянство (инвариантность, неизменную структуру) перцептивного образа относительно изменчивых условий, а также движений самого рецепторного аппарата. Таким образом, свойство константности объясняется тем, что восприятие представляет собой своеобразное саморегулирующееся действие, обладающее механизмом обратной связи и подстраивающееся к особенностям воспринимаемого объекта и условиям его существования. Без константности восприятия человек не смог бы ориентироваться в бесконечно многообразном и изменчивом мире.

Предшествующий перцептивный опыт играет большое значение в процессе восприятия. Более того, особенности восприятия определяются всем предшествующим практическим и жизненным опытом человека, поскольку процесс восприятия неотделим от деятельности.

Следует отметить, что восприятие зависит не только от характера раздражения, но и от самого субъекта. Поэтому в восприятии всегда сказываются особенности личности человека. Апперцепция —зависимость восприятия от общего содержания психической жизни субъекта восприятия. Огромную роль в апперцепции играют знания человека, его предшествующий опыт, его прошлая практика. Поэтому один и тот же предмет может по-разному восприниматься различными людьми.

Знания и опыт оказывают значительное влияние на точность и ясность восприятия.

Содержание восприятия определяется и поставленной перед человеком задачей, и мотивами его деятельности, его интересами и направленностью.

Существенное место в апперцепции занимают установки и эмоции, которые могут изменять содержание восприятия.

Иллюзия восприятия — явление ошибочного (ложного) или искаженного восприятия. Иллюзии наблюдаются в любых видах восприятия (зрительного, слухового и др.). Природа иллюзий определяется не только субъективными причинами, такими как установка, направленность, эмоциональное отношение и т. п., но и физическими факторами и явлениями: освещенность, положение в пространстве и др.

Следующим свойством восприятия является его осмысленность. Хотя восприятие возникает при непосредственном действии раздражителя на органы чувств, перцептивные образы всегда имеют определенное смысловое значение. Восприятие человека теснейшим образом связано с мышлением. Связь мышления и восприятия выражается в том, что сознательно воспринимать предмет — это значит мысленно назвать его, т. е. отнести к определенной группе, классу, связать его с определенным словом. Следовательно, восприятие не определяется просто набором раздражителей, воздействующих на органы чувств, а представляет собой постоянный поиск наилучшего толкования имеющихся данных.

Процесс осмысления воспринимаемой информации может быть представлен структурно-логической схемой. На первом этапе процесса восприятия происходит выделение комплекса стимулов из потока информации и принятие решения о том, что они относятся к одному и тому же определенному объекту. На втором этапе происходит поиск в памяти аналогичного или близкого по составу ощущений комплекса признаков, по которым можно идентифицировать объект. На третьем этапе происходит отнесение воспринятого объекта к определенной категории с последующим поиском дополнительных признаков, подтверждающих или опровергающих правильность принятого решения. И на четвертом этапе формируется окончательный вывод о том, что это за объект, с приписыванием ему еще не воспринятых свойств, характерных для объектов одного с ним класса. Таким образом, восприятие — это в значительной степени интеллектуальный процесс.

Еще одно свойство восприятия активность (избирательность). Оно заключается в том, что в любой момент времени мы воспринимаем только один предмет или конкретную группу предметов, в то время как остальные объекты реального мира являются фоном нашего восприятия, т. е. не отражаются в нашем сознании. Природа активности восприятия обусловлена самой природой нашего сознания.

Есть несколько подходов к классификации восприятия. В основе одной из классификаций восприятия, так же как и ощущений, лежат различия в анализаторах, участвующих в восприятии. В соответствии с тем, какой анализатор (или какая модальность) играет в воспри­ятии преобладающую роль, различают зрительное, слуховое, осязательное, кинестетическое, обонятельное и вкусовое восприятие.

Восприятие — результат взаимодействия ряда анализаторов. Двигательные ощущения в той или иной степени участвуют во всех видах восприятия. Различные виды восприятия редко встречаются в чистом виде. Обычно они комбинируются, и в результате возникают сложные виды восприятия.

Основой другого типа классификации типов восприятия являются формы существования материи: пространство, времяидвижение. В соответствии с этой классификацией выделяют восприятие пространства, восприятие времени и восприятие движения.

 


Узнать еще:

Свойства и виды восприятия

Психология Свойства и виды восприятия

просмотров — 185

К основным свойствам восприятия крайне важно отнести: предметность, целостность, структурность, константность, осмысленность, апперцепцию, активность (избирательность).

Предметность восприятия — ϶ᴛᴏ способность отражать объекты и явления реального мира не в виде набора не связанных друг с другом ощущений, а в форме отдельных предметов. Предметность не является врожденным свойством восприятия. Возникновение и совершенствование этого свойства происходит в процессе онтогенеза, начиная с первого года жизни ребенка. И. М. Сеченов полагал, что предметность формируется на основе движений, обеспечивающих контакт ребенка с предметом. К моторным компонентам авторы относят: движение рук; движение глаз и т.д.

Целостность или восприятие предмета как целостного образа. Этот образ возникает условнорефлекторно вследствие связи между различными ощущениями. Он складывается на основе обобщения получаемой в виде различных ощущений информации об отдельных свойствах и качествах предмета. Даже при неполном отражении отдельных свойств воспринимаемого объекта происходит мысленное достраивание полученной информации до целостного образа конкретного предмета.

Структурность – состоит по сути в том, что восприятие в большинстве случаев не является проекцией наших мгновенных ощущений и не является простой их суммой. Мы воспринимаем фактически абстрагированную от этих ощущений обобщенную структуру, которая формируется в течение некоторого времени. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, восприятие доводит до нашего сознания структуру предмета или явления, с которым мы столкнулись в реальном мире.

Константность – относительное постоянство некоторых свойств предметов при изменении условий их восприятия. В наибольшей степени константность наблюдается при зрительном восприятии цвета͵ величины и формы предметов. Источником константности восприятия являются активные действия перцептивной системы. Многократное восприятие одних и тех же предметов при разных условиях обеспечивает постоянство перцептивного образа относительно изменчивых условий, а также движений самого рецепторного аппарата. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, свойство константности объясняется тем, что восприятие представляет собой своеобразное саморегулирующееся действие, обладающее механизмом обратной связи и подстраивающееся к особенностям воспринимаемого объекта и условиям его существования.

Осмысленность – определœенное смысловое значение перцептивных образов. Процесс осмысления воспринимаемой информации может быть представлен структурно-логической схемой.

На первом этапе процесса восприятия происходит выделœение комплекса стимулов из потока информации и принятие решения о том, что они относятся к одному и тому же определœенному объекту.

На втором – происходит поиск в памяти аналогичного или близкого по составу ощущений комплекса признаков, по которым можно идентифицировать объект.

На третьем – происходит отнесение воспринятого объекта к определœенной категории с последующим поиском дополнительных признаков, подтверждающих или опровергающих правильность принятого решения.

На четвертом – формируется окончательный вывод о том, что это за объект, с приписыванием ему еще не воспринятых свойств, характерных для объектов одного с ним класса. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, восприятие — ϶ᴛᴏ в значительной степени интеллектуальный процесс.

Активность или избирательность – состоит по сути в том, что в любой момент времени мы воспринимаем только один предмет или конкретную группу предметов, в то время как остальные объекты реального мира являются фоном нашего восприятия, ᴛ.ᴇ. не отражаются в нашем сознании.

Современная психологическая литература отмечает наличие ряда подходов к классификации видов восприятия(Рис 7.2).

 
 

Рис. 7.2 Классификация базовых видов восприятия

В основе одной из классификаций лежат различия в анализаторах, участвующих в восприятии. В соответствии с тем, какой анализатор играет в восприятии преобладающую роль, различают зрительное, слуховое, осязательное, обонятельное и вкусовое восприятие. Восприятие – это, как правило, результат взаимодействия ряда анализаторов.

Основой другого типа классификации видов восприятия являются формы существования материи: пространство, время и движение. В соответствии с этим выделяют восприятие пространства, восприятие времени и восприятие движения.

Восприятие пространства и времени занимает особое место среди всœего, что мы воспринимаем. Все предметы находятся в пространстве, и всякое явление существует во времени. Пространственные свойства присущи всœем предметам, равно как временные особенности характерны для каждого явления или события.

К пространственным свойствам предмета относятся: величина, форма, положение в пространстве.

В восприятии величины предмета существенную роль играет величина его изображения на сетчатке. Чем больше изображение предмета на сетчатке, тем большим нам кажется предмет. Восприятие величины предмета определяется не только величиной изображения предмета на сетчатке, но и восприятием расстояния, на котором мы находимся от предмета. Данную закономерность можно выразить следующим образом:

Воспринимаемый размер = Зрительный угол × Расстояние.

Учет удаления предметов в основном осуществляется за счет нашего опыта восприятия предметов при меняющемся расстоянии до них. Существенной поддержкой восприятия величин предметов служит знание о приблизительной величинœе предметов. Это явление носит название константности восприятия величины предмета. Константность величины значительно повышается, когда мы видим знакомые предметы, и значительно уменьшается при восприятии отвлеченных геометрических форм. Константность восприятия сохраняется в известных пределах. К примеру, когда мы находимся очень далеко от предмета͵ то он нам кажется меньше, чем на самом делœе.

Другой особенностью восприятия предмета в пространстве является контраст предметов. Окружение, в котором находится воспринимаемый нами предмет, оказывает заметное влияние на его восприятие. К примеру, человек среднего роста в окружении невысоких людей кажется значительно выше своего настоящего роста. Подобное искажение восприятия, вызванное условиями восприятия, принято называть иллюзией.

На восприятие предмета в пространстве влияют и другие факторы. К примеру, верхние части фигуры кажутся больше нижних, так же как вертикальные линии кажутся длиннее горизонтальных. Вместе с тем, на восприятие величины предмета оказывает влияние цвет предмета. Светлые предметы кажутся несколько большими, чем темные. Объемные формы, к примеру шар или цилиндр, кажутся меньше соответствующих плоских изображений.

Таким же сложным, как и восприятие величины, является восприятие формы предмета. При восприятии формы явление константности также сохраняется. Основой этого постоянства является то, что учитывается поворот предмета к нам. К примеру, когда мы смотрим на квадратный или круглый предмет, находящийся сбоку от нас, его проекция на сетчатке будет выглядеть как эллипс или как трапеция, тем не менее, мы всœегда видим один и тот же предмет одинаковым, имеющим одну и ту же форму.

Восприятие формы предмета͵ находящегося на значительном удалении, может меняться. К примеру, мелкие детали контура по мере удаления предмета исчезают, и его форма приобретает упрощенный вид. Может меняться и форма в целом.

Очень сложен процесс восприятия объемной формы. Мы воспринимаем объем формы потому, что человеческие глаза обладают способностью бинокулярного зрения. Большую роль в восприятии объемной формы предмета играет знание объемных признаков данного предмета͵ а также распределœение света и тени на объемном предмете.

Восприятие человеком пространства имеет целый ряд особенностей. Это обусловлено тем, что пространство трехмерно, и в связи с этим для его восприятия крайне важно задействовать целый ряд совместно работающих анализаторов. В восприятии трехмерного пространства, прежде всœего, задействованы функции специального вестибулярного аппарата͵ расположенного во внутреннем ухе. Этот аппарат имеет вид трех заполненных жидкостью изогнутых полукружных трубок, расположенных в вертикальной, горизонтальной и сагиттальной плоскостях. Когда человек меняет положение головы, заполняющая каналы жидкость перетекает, раздражая волосковые клетки, и их возбуждение вызывает изменения в ощущении устойчивости тела (статистические ощущения). Вестибулярный аппарат тесно связан с глазодвигательными мышцами, и каждое изменение в нем вызывает рефлекторные изменения в положении глаз. Существует и обратная связь. Взаимосвязь вестибулярного и глазодвигательного аппаратов, проявляющаяся в оптико-вестибулярных рефлексах, входит в качестве одного из самых существенных компонентов в систему восприятия трехмерного пространства.

Вторым аппаратом, обеспечивающим восприятие пространства, и прежде всœего его глубины, является аппарат бинокулярного зрения. Восприятие глубины главным образом связано с восприятием удаленности предметов и расположением их относительно друг от друга.

Существенную роль в восприятии удаления предметов, или пространственной глубины, играет конвергенция и дивергенция глаз. Под конвергенцией принято понимать сведение зрительных осœей глаз за счет поворота глазных яблок навстречу друг другу при переходе взора с далекого предмета на близкий. При переходе с близкого на далекий – наблюдается дивергенция глаз, ᴛ.ᴇ. разведение зрительных осœей.

Восприятие пространства не ограничивается восприятием глубины. В восприятии пространства важную роль играет восприятие расположения предметов по отношению друг к другу. Дело в том, что при значительном удалении предмета конвергенция и дивергенция прекращаются, однако воспринимаемое нами пространство никогда не носит симметричного характера; оно всœегда в большой или меньшей степени асимметрично, ᴛ.ᴇ. предметы расположены от нас слева или справа, внизу или вверху, а также ближе к нам или дальше. По этой причине часто об удаленности предмета мы судим по косвенным признакам: контуры одного заметны более чем контуры другого, или один предмет закрывает другой. Добавочным механизмом обеспечения ориентации в пространстве для человека выступают понятия «левое» и «правое».

Восприятие движения осуществляется благодаря очень сложному механизму, природа которого еще не вполне изучена. В восприятии движения значительную роль играют косвенные признаки, создающие опосредованное впечатление движения. Механизм использования косвенных признаков состоит в том, что при обнаружении неких признаков движения осуществляется их интеллектуальная обработка и выносится суждение о том, что предмет движется. Впечатление движения может возникнуть и тогда, когда мы знаем, что движения на самом делœе нет.

С позиций гештальтпсихологии движущимися воспринимаются те объекты, которые явно локализуются на некотором другом объекте: двигается фигура, а не фон, на котором фигура воспринимается. В то же время, основным принципом, регулирующим восприятие движения, является осмысление ситуации в объективной действительности на основе следов прошлого опыта человека.

Проблема изучения восприятия времени состоит по сути в том, что время не воспринимается нами как явление материального мира. О его течении мы судим лишь по определœенным признакам. Наиболее элементарными формами являются процессы восприятия длительности и последовательности, в основе которых лежат элементарные ритмические явления, известные под названием «биологических часов». С другой стороны, мы воспринимаем время при выполнении какой-либо работы, ᴛ.ᴇ. когда происходят определœенные нервные процессы, обеспечивающие нашу работу. Учитывая зависимость отдлительности этих процессов, чередования возбуждения и торможения, мы получаем определœенную информацию о времени. Из этого можно сделать вывод о том, что в исследовании восприятия времени крайне важно учитывать два базовых аспекта: восприятие временной длительности и восприятие временной последовательности.

Оценка длительности временного отрезка во многом зависит от того, какими событиями он был заполнен. В случае если событий было много и они были интересны для нас, то время шло быстро, если наоборот, то время тянется медленно. При этом если приходится оценивать прошедшие события, то оценка длительности носит обратный характер. Время, заполненное разнообразными событиями, мы переоцениваем, временной отрезок кажется нам более продолжительным, и наоборот, не интересное для нас время мы недооцениваем, временной отрезок кажется нам незначительным. Оценка длительности времени зависит и от эмоциональных переживаний: если события вызывают положительное отношение к себе, то время кажется быстро идущим, и наоборот, негативные переживания удлиняют временной отрезок.

Характерной особенностью времени является его необратимость. Мы можем вернуться к тому месту пространства, откуда мы ушли, но мы не можем вернуть то время, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ прошло. Благодаря этому мы воспринимаем течение времени, устанавливая для этого объективный порядок необратимой последовательности событий. При этом порядок мы устанавливаем на основе причинных зависимостей следования одних событий за другими. Помимо установления порядка или последовательности предшествующего и последующего событий мы пользуемся временной локализацией, ᴛ.ᴇ. мы знаем, что такое-то событие должно произойти в данное время. Локализация времени возможна потому, что мы пользуемся определœенными величинами временных интервалов. Такими интервалами бывают: секунда, минута͵ год, тысячелœетие и т.п. Существование этих интервалов возможно потому, что в них чередуется определœенная смена событий, к примеру земной и лунный календарь.

Важно отметить, что если в пространстве всœе точки равноправны, то во времени должна быть одна привилегированная точка. Естественной отправной точкой во времени является настоящее, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ разделяет время на предшествующее ему прошлое и последующее будущее. В то же время и настоящее имеет свое положение в череде опосредованных событий, ᴛ.ᴇ. существуют точки, от которых ведется исчисление времени. Такой точкой для человека является его рождение, для человечества – определœенная общепринятая – рождение Иисуса Христа.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, в восприятии времени человеком крайне важно выделить два аспекта: субъективный и объективно-условный. Субъективный аспект связан с нашей личной оценкой проходящих событий, что, в свою очередь, зависит от заполненности данного временного периода событиями, а также их эмоциональной окрашенности. Объективно-условный связан с объективным течением событий и чередой условно-договорных точек отсчета͵ или интервалов времени. В случае если первый аспект отражает наше чувство времени, то второй помогает нам ориентироваться во времени.


Читайте также


  • — Основные свойства и виды восприятия

    Уяснив суть понятия «восприятие» и разобрав его физиологические механизмы, мы приступаем к рассмотрению основных свойств восприятия как познавательного психического процесса. К основным свойствам восприятия следует отнести следующие: предметность, целостность,… [читать подробенее]


  • — Основные свойства и виды восприятия

    Уяснив суть понятия «восприятие» и разобрав его физиологические механизмы, мы приступаем к рассмотрению основных свойств восприятия как познавательного психического процесса. К основным свойствам восприятия следует отнести следующие: предметность, целостность,… [читать подробенее]


  • — Свойства и виды восприятия.

    К основным свойствам восприятия следует отнести следующие: предметность, целостность, структурность, константность, осмысленность, апперцепция, активность. Предметность восприятия — это способность отражать объекты и явления реального мира не в виде набора не… [читать подробенее]


  • — Основные свойства и виды восприятия.

    Основные свойства восприятия и их классификация. Предметность восприятия выражается в так называемом акте объективации, т.е. в отнесении сведений, получаемых из внешнего мира, к этому миру. Предметность как качество восприятия играет особую роль в регуляции поведения…. [читать подробенее]


  • — Свойства и виды восприятия

    К основным свойствам восприятия необходимо отнести: предметность, целостность, структурность, константность, осмысленность, апперцепцию, активность (избирательность). Предметность восприятия – это способность отражать объекты и явления реального мира не в виде набора… [читать подробенее]


  • — Свойства и виды восприятия

    Восприятие (перцепция)- это целостное отражение в сознании чело­века предметов, явлений, ситуаций и событий объективно­го мира при их непосредственном воздействии на органы чувств. Основными свойствами восприятия как перцептивной деятельности являются его… [читать подробенее]


  • — Свойства и виды восприятия.

    Восприятие. 2. Феномены восприятия. Психические процессы основываются на восприятии. Восприятие (перцепция) – это отражение в сознании человека предметов, явлений, целостных ситуаций объективного мира при их непосредственном воздействии на органы чувств. В… [читать подробенее]


  • — Свойства и виды восприятия

    Психические процессы основываются на восприятии. Восприятие (перцепция) – это отражение в сознании человека предметов, явлений, целостных ситуаций объективного мира при их непосредственном воздействии на органы чувств. В отличие от ощущений в процессах восприятия… [читать подробенее]


  • — Основные свойства и виды восприятия.

    Общая характеристика восприятия. Восприятие — это целостное отражение предметов, ситуаций, явлений, возни­кающих при непосредственном воздействии физических раздражителей на рецепторные поверхности органов чувств. Основным отличием восприятия от ощущения… [читать подробенее]


  • — Основные свойства и виды восприятия.

    Общая характеристика восприятия. Восприятие — это целостное отражение предметов, ситуаций, явлений, возни­кающих при непосредственном воздействии физических раздражителей на рецепторные поверхности органов чувств. Основным отличием восприятия от ощущения… [читать подробенее]


  • Управление персоналом, образование, личное развитие. Тесты. Внимание. Память. IQ-тесты. Effecton Studio. Эффектон

    Введение

    Мы живем в мире вещей, предметов и форм, в мире сложных ситуаций, и что бы мы ни воспринимали, мы на самом деле имеем дело не с отдельными ощущениями, а с целыми образами. Отражения внешнего мира выходят за пределы одиночных ощущений, здесь требуется совместное участие органов чувств, происходит соединение отдельных ощущений в сложные комплексные системы. В результате такого объединения изолированные ощущения становятся целостным восприятием окружающего.

    Если вы думаете, что это объединение — это просто сумма отдельных ощущений, то вы глубоко ошибаетесь. В действительности восприятие (или отражение) целых предметов или ситуаций гораздо сложнее.

    Восприятия и ощущения

    Восприятия на основе ощущений, сводятся к простой механической сумме ощущений у животных. А в формировании восприятия сенсорной информации человеком, элементами являются ощущения, возникающие от разных свойств этого объекта, включая также память и мышление. Восприятия человека в отличие от комплексов ощущений животных включает понимание того, что воспринимается.

    Восприятия, как и ощущения, это познавательные психические процессы. Благодаря этим психическим процессам к человеку поступает различного рода информация о происходящем, с чего и начинается познание мира. С младенческого возраста эти процессы дают человеку разнообразные сведения об окружающем его мире, причем, чем старше становится ребенок, тем больше он воспринимает.

    Общей чертой ощущений и восприятий является их появление в момент непосредственного воздействия того или иного объекта на какой-либо анализатор (орган чувств). Но по своему содержанию эти два процесса различны.

    Восприятие — психический процесс отражения предметов, внешним стимулом которого является сенсорная информация, получаемая при помощи органов чувств, а для осмысления этой информации применяется информация, которая содержится в памяти каждого человека.

    Характеристика восприятий

    Восприятия могут быть полными и неполными, точными и ошибочными, глубокими и поверхностными, или иллюзорными, быстрыми и медленными. Это зависит от многих факторов: чувствительности органов ощущений, внимательности, способностей и умственного развития, от опыта и знаний, от умения последовательно воспринимать и оценивать различные стороны и свойства объектов восприятия.

    Опытный в каком-либо деле человек, хорошо знающий свое дело, обладающий способностями, будет вникать в суть предметов и явлений, касающихся дела, которое его интересует, видеть в вещах и явлениях значительно больше, чем менее опытный, меньше знающий и менее способный.

    Следовательно, к восприятиям человека надо готовить с детства и восприятиям надо обучать, развивая при этом необходимые способности, в этом может помочь пакет тренировочных тестов «Ягуар». Надо объяснять, как смотреть и во что всматриваться, как слушать и к чему особенно внимательно прислушиваться, как и что ощущать и оценивать.

    Но это не значит, что человек не получивший в детстве такого обучения должен ставить на себе крест, ничего подобного, человек в любом возрасте может заняться своим самосовершенствованием и может достигнуть хороших результатов. Было бы у него желание и необходимость. Следует только учитывать индивидуальные особенности каждого человека, потому что опыт, знания и способности у них различны, а значит, и воспринимать они будут различно.

    Скорость восприятия

    Скорость восприятия — это время наименьшего действия сенсорной информации, вызывающей практически точное ее восприятие. Скорость восприятия является важной особенностью индивидуальных различий между людьми.

    Чем сложнее сенсорная информация, тем необходимо большее время для ее восприятия. Скорость восприятия можно увеличить путем упражнений и тренировок. Например, для восприятия показаний приборов опытному машинисту требуется несколько секунд, а ученику — несколько десятков секунд.

    Скорость восприятия снижается в случае переутомления, заболевания, а также от чрезмерной напряженности. При помощи несложных тренировок можно увеличить скорость простой зрительно-моторной реакции, сложной зрительно моторной реакции и простой аудио-моторной реакции.

    Зависимость восприятия от интересов

    Зависимость восприятия от интересов можно показать на таком примере: девочка, готовясь приступить к самостоятельному приготовлению пирога, замечает в действиях матери значительно больше даже мелких движений, чем наблюдающая за действиями матери из простого любопытства.

    Удачно выполненная трудная или сложная работа вызывает радостное возбуждение, обостряет все органы ощущений, делает их более восприимчивыми, причем, чем труднее и ответственнее была эта работа, тем выше способность к восприятию предстоящей следующей.

    Некоторые теории восприятия

    Теория Гибсона

    Американский ученый Дж. Гибсон вывел теорию непосредственного восприятия, согласно которой нам кроме сенсорной информации больше ничего не нужно. Для подтверждения своей теории он использовал, так называемую визуальную пропасть (под стеклянной поверхностью стола — глубокая и мелкая пропасть). Малыш не станет ползать над глубокой пропастью. Гибсон это объяснял врожденным распознаванием признаков глубины и избегание опасности падения.

    Другие теории

    Другие ученые разработали теории, которые были альтернативны данной. Например, Р. Грегори считал, что образы восприятия — это конструкции из частично сенсорных данных и частично хранимых в памяти. По предположениям У. Найсера в процесс восприятия включены схемы, исследования и стимулы.

    Схемы восприятия (внутренние репрезентации) направляют персептивное исследование на важные стимулы окружающей среды.

    Грегори смог объяснить иллюзию Мюллера-Лайера,представляя левую линию как внутренний угол комнаты, а правую — как наружный угол здания, т.е. ребро на левом изображении удаляется от нас, поэтому линия кажется длиннее. Грегори считал, что в этой иллюзии нам мешает константность восприятия.

    Еще одна альтернативная теория связана с попыткой моделирования когнитивных процессов человека на компьютере. Д. Марр пытался моделировать зрительное восприятие, но полного успеха не достиг, это говорит о том, что зрительное восприятие еще более сложно, чем предполагалось. Очевидно, все теории имеют право на существование, поясняя лишь часть всего сложного процесса восприятия.

    Свойства восприятия

    Какие можно выделить свойства восприятия: во-первых, предметность — это когда наглядный образ восприятия соотнесен с определенным предметом внешнего мира; во-вторых, целостность, которая складывается на основе обобщения знаний об отдельных свойствах и качествах предмета, получаемых в виде различных ощущений; и, наконец, относительная константность (т. е. постоянство).

    Восприятие всегда целостно и предметно, что отличает его от ощущений, которые отражают только отдельные свойства и качества предметов. Например, увидев в дымке морской смутный силуэт корабля, мы обобщаем его в целостный образ корабля во всей его подлинной сути.

    Результатом восприятия всегда является образ предмета, следовательно, оно предметно. Восприятие объединяет ощущения, идущие от анализаторов. Так, беря в руки какой-либо овощ на рынке человек, не только видит его, но и ощущает его вес, объем, гладкую или шероховатую кожицу, и все эти ощущения обобщаются в единый образ предмета.

    Непосредственное познание дополняется прошлым опытом, поэтому оно всегда осмысленно и более или менее полно может быть выражено словами. Кроме того, восприятие всегда избирательно, т. е. более нужные детали целого всегда воспринимаются отчетливее, в этом проявляется активность человеческого сознания.

    Избирательность восприятия зависит не только от объективных свойств предметов, которые воспринимаются, но и от субъективных условий, которые есть в самом воспринимающем человеке, в частности от его апперцепции.

    Апперцепция — это зависимость восприятия от общего содержания психической жизни человека, от его опыта, интересов, направленности в целом. Опыт в каком-либо деле расширяет и углубляет знания, которые обеспечивают избирательность, всесторонность и полноту восприятий.

    Опыт человек приобретает в результате практической деятельности, при этом у него развиваются все личные качества, необходимые для его успешности, обеспечивающие плодотворное течение психических процессов.

    Физиология восприятия

    Восприятие, как и ощущение — процесс рефлекторный. В его основе лежат условные рефлексы, временные нервные связи появляющиеся в коре головного мозга в результате воздействия предметов и явлений внешнего мира на рецепторы.

    Физиологическая основа восприятия — комплексная деятельность системы анализаторов. Первичный анализ, который совершается в рецепторах, дополняется сложной деятельностью мозговых звеньев корковых отделов анализаторов, где происходит анализ и синтез комплексных раздражителей. Анализ дает возможность выделить объект из общего фона и благодаря свойствам объекта восприятия объединить его в целостный образ.

    При восприятии человек может видеть, слышать, ощущать, и весь комплекс действующей сенсорной информации вызывает у него возбуждение зрительных, слуховых, двигательных рецепторов. Это возбуждение передается в мозговые корковые центры. В результате образуются сложные системы временных нервных связей, определяющие целостность восприятия.

    Базовые алгоритмы

    Участки мозга, отвечающие за ту или иную когнитивную операцию (то есть за «базовые алгоритмы»), весьма четко локализованы в пространстве. При этом центры, отвечающие за зрительное восприятие, расположены в пространстве соответственно тем частям, за которые они отвечают.

    Всякий предмет или явление воспринимается человеком в определенном соотношении частей. В некоторых случаях значимыми оказываются не столько сами составные части, сколько отношения, в которых они находятся между собой. Так, например, при восприятии песен, романсов, арий, они воспринимаются как знакомые, независимо от исполнителя, если верно сохранены гармонические отношения между звуками.

    Виды нервных связей

    В основе восприятия лежат два вида нервных связей: в пределах одного анализатора и межанализаторные связи. Предыдущий пример как раз относится к первому виду, здесь мелодия является комплексным раздражителем, представляющим собой своеобразное сочетание отдельных звуков, воздействующих на слуховой анализатор.

    Другой вид нервных связей — это связи в пределах разных анализаторов. Например, в акте зрения, человек воспринимает величину, удаленность предметов и т.д. и в это время его зрительные ощущения всегда связаны с мышечными.

    Имея связи, образуемые между анализаторами, мы можем отражать такие свойства предметов и явлений, для которых нет специальных анализаторов — это величина предметов, удельный вес и др. Следовательно, в восприятии мы можем лучше познать мир, чем в ощущении.

    Эксклюзивный материал сайта «www.effecton.ru — психологические тесты и коррекционные программы». Заимствование текста и/или связанных материалов возможно только при наличии прямой и хорошо различимой ссылки на оригинал. Все права защищены.

    Фундаментальные свойства восприятия времени | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2016. № 2(34). / Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология (Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология)

    Анализируются представления о природе восприятия времени. Выявлены четыре основных аспекта восприятия времени: ритм, длительность, одновременность и последовательность. Отмечена важность восприятия времени для существования человеческого сознания.

    Fundamental aspects of time perception.pdf Проблема восприятия времени во многом относится к психофизической проблеме. Напрашиваются вопросы: насколько восприятие времени определено строением нашего мозга, какую роль для него играет биологическое время и можно ли полностью редуцировать восприятие времени к особенностям нашего тела? Существуют самые разнообразные теории, утверждающие, что восприятие времени — лишь оковы нашего сознания, что каждый акт восприятия уникален, что восприятие времени обусловлено опытом и уникальностью языкового аппарата [1, 2]. Так, Б.Л. Уорф писал, что «в нашем восприятии времени и цикличности содержится что-то непосредственное и субъективное: в основном мы ощущаем время как что-то «становящееся все более и более поздним» и далее: «понятия «времени» и «материи» не даны из опыта всем людям в одной и той же форме. Они зависят от природы языка или языков, благодаря употреблению которых они развились» [3]. Э. Дюркгейм был уверен, что индивидуальное восприятие обусловлено коллективными ритмами общества [4]. Д. Майне утверждал, что восприятие времени сильно зависит от культуры и что «исследования международных отношений, межкультурных контактов и межнациональные сравнения, не принимающие в расчет фундаментальные различия в восприятии времени, всегда будут приводить к неверным выводам» [5]. Многие постмодернисты полагали, что восприятие времени может быть иным, непривычным для большинства людей [6]. Так, Ж. Делез пишет про «способ иного прочтения времени» [7], М. Фуко в контексте генеалогии предлагает «превратить историю в противоположность памяти, и, как следствие, развернуть в ней иную форму времени» [8]. Тем не менее среди многочисленного списка различных временных концепций существуют и такие, которые основаны на нейробиологических и психологических данных и являются опорой для подобных дальнейших исследований. Именно такой является концепция С.Л. Рубинштейна, предложенная им в «Общей психологии»: «В восприятии времени мы различаем: 1) составляющее его чувственную основу непосредственное ощущение длительности, обусловленное в основном висцеральной чувствительностью, 2) собственно восприятие времени, развивающееся на этой чувственной органической основе. Подобно тому как в отношении пространства мы различаем элементарную протяженность и собственно пространство, в отношении времени нужно таким образом различать два понятия — длительность и собственно время, но с тем, чтобы, различая, связать их в едином целом. В собственно восприятии времени мы различаем: а) восприятие временной длительности и б) восприятие временной последовательности. Как одно, так и другое включает в единстве и взаимопроникновении и непосредственные, и опосредованные компоненты» [9]. Данная концепция положительно оценивается на разных методологических уровнях, но она была основана на устаревших для настоящего времени данных и имеет под собой значение, прежде всего, для решения частных проблем психологии, в частности гештальт-психологии и возрастной психологии. В настоящее время, к сожалению, нет информации, что висцеральные рецепторы способны передавать «ощущение длительности». Тем не менее разделение восприятия времени на врождённые составляющие, обусловленные нашим организмом, и дальнейшее развитие под действием других причин кажется разумным. Осложняется проблема тем, что, в отличие от зрения, слуха, обоняния, тактильных ощущений, никаких представлений об «органе времени», кроме предположений о «висцеральной чувствительности», не было до последнего времени. Однако результаты исследований последних лет указывают на части мозга, которые прямо или косвенно отвечают за восприятие времени. Самым базовым элементом восприятия является соотношение события с моментом времени. Судя по всему, это именно то, что С.Л. Рубинштейн называл «ощущение длительности». Ритм Восприятие ритма основывается, прежде всего, на биологических особенностях тела. Человек обладает множеством ритмичных процессов: сердцебиение, дыхание, множество обменных реакций. Однако самым важным для сознания является электрическая активность мозга — для сна, бодрствования, промежуточных состояний характерен свой ритм [10]. При этом ускорение каких-либо ритмичных процессов, как и замедление, вызывает, соответственно, ускорение — или замедление — субъективного времени [9]. Таким образом, можно предположить, что именно механизм восприятия ритма является базовым для восприятия времени и именно на него опираются другие аспекты восприятия времени. Рассмотрим их подробнее. Длительность Известно, что именно ритм лежит в основе измерения временной длительности. До изобретения точных часов ученые часто использовали ритмичные процессы для измерения длительности того или иного события (к примеру, Г. Галилей [11]). Солнечные и механические часы также используют ритм, но не биологический, а природный: циклы дня, маятник или физические свойства пружины. Ученые из университета Брэдфорда (Великобритания) в 2011 году предложили модель представления времени нашим мозгом. Участники эксперимента, на который опирались ученые, просмотрели сотню вспышек и прослушали сотню сигналов определенной длительности. После увеличения длительности сигнала участники оценивали его намного более неточно, и чем меньше отличался сигнал от предыдущих, тем больше была ошибка. Исследователи предположили, что в мозгу в ответ на любое эмпирическое воздействие формируется нейронный «временной канал», который запоминает длительность и частоту события. Раздражитель, близкий по временным параметрам, также обрабатывается этим каналом, что приводит к подобным ошибкам. Для прочих раздражителей формируются новые каналы, более точно определяющие данные раздражителя [12]. Интересно, что при восприятии длительности присутствует ощущение непрерывности, в то время как при восприятии ритма — дискретности. И то, и другое, как можно предположить, — базовые особенности нашего сознания, причем, как утверждает Д. Дэннет, базовой особенностью сознания является не континуальность, а дискретность, добавляя, что «дискретность сознания удивительна вследствие явной нам континуальности сознания» [13]. Таким образом, континуальность является производной функцией от дискретности. Однако это характеристики не восприятия конкретно времени, а восприятия вообще как формы ментального состояния. Таким образом, основываясь на одних и тех же механизмах (циклические процессы тела), ритм и длительность тем не менее являются разными аспектами восприятия времени, однако это обусловлено не онтологическими, а эпистемологическими свойствами. Одновременность Одновременность редко рассматривается как важная часть временного восприятия, зачастую его включают в понятие «последовательности», но это не совсем верно. Рассмотрим случаи, в которых мы осознаем, что два события происходят одновременно. 1. Они получены из одного источника чувств (только через зрение или только через слух). В этом случае первично они рассматриваются как эпизоды одного явления, дальнейшая обработка позволяет выделить элементы явления и распознать их как «события» [14]. 2. Информация об одном событии получена из одного органа чувств, о другом — из другого. В этом случае с самого начала мозг работает с разными «явлениями» и сводит их к одному только при устойчивом паттерне связи явления с определенной информацией. (Яблоко — вид яблока, и яблоко — запах яблока — устойчивые паттерны восприятия. В то время как яблоко — хруст яблока — менее устойчивый паттерн, поскольку груши хрустят точно так же.) При этом, если два события после обработки мозг воспринимает как части одного явления, даже если они разделены во времени (нажатие на кнопку, и через 50 мкс свет лампочки; человек касается горячего и через мгновение чувствует боль), мозг «подстраивает» события так, чтобы они воспринимались как «происходящие в одно и то же время» и в результате как характеристики одного события [15]. Последовательность В 2011 году учеными из Бостонского университета были обнаружены нейроны гиппокампа, благодаря которым мозг способен оценивать временные промежутки между событиями. В ходе эксперимента крыс ознакомили с набором предметов, обладающих специфическим запахом. Затем разделяли предмет и характерный ему запах интервалом порядка 10 секунд. Если запах соответствовал показанному ранее предмету, крысы шли за вознаграждением, в другом случае крысы не проявляли активности. За активностью нейронов можно было следить с помощью электродов, вживлённых в гиппокамп. Ранее было известно, что гиппокамп является одним из главных центров памяти, именно он отвечает за координацию «что, где» и «когда». Ранее там уже были обнаружены «нейроны места» — специфические клетки, маркирующие территорию. Когда животное приходило в знакомую зону, в гип-покампе возбуждались нейроны, «помнящие» данное место. Оказалось, что в гиппокампе также расположены клетки, которые реагируют на временные интервалы схожим образом — так называемые «нейроны времени». Всего ученые сняли показания с 300 гиппокампальных клеток, и около трети из них было активны во время 10-секундного интервала между двумя связанными событиями. При изменении интервала часть клеток сохраняла активность, а другая часть изменяла, подстраиваясь под новый интервал. При этом поведение животных оставалось прежним [16]. Следующий эксперимент, который также проливает свет на восприятие последовательности в частности и времени вообще, был проведен в 2014 году. С. Тонегаве и его коллеги из Массачусетского технологического института представили данные, более подробно раскрывающие механизм восприятия последовательностей. В ходе экспериментов ученые учили мышей бояться звукового сигнала, после которого через некоторый интервал времени следовал электрический ток. Было обнаружено две нервных цепочки, ведущих от энторинальной коры к гиппокампу. Одна из цепочек была возбуждающей, другая, соответственно, тормозящей. Взаимодействие цепочек определяло максимальный интервал, внутри которого мыши способны связывать два события. При стандартной работе цепочек такой максимальный интервал был равен примерно 20 секундам. При стимуляции возбуждающей цепочки или подавлении активности тормозящей максимальный интервал увеличивался, при подавлении активности возбуждающей или стимуляции тормозящей максимальный интервал уменьшался. При перерезании возбуждающей цепочки мыши переставали как-либо связывать два события между собой [17]. В 2014 году исследователи из Калифорнийского университета в Дэвисе предлагали подопытным просмотреть ряд картинок, после чего повторяли ту же последовательность, но с вопросами. Если последовательность была знакомая, испытуемые отвечали на вопросы быстрее, «предугадывая» контекст. С помощью МРТ ученым удалось установить, что именно гиппокамп отвечает за временной контекст, в то время как другие центры памяти (к примеру, периренальная кора) запоминают только сам объект, безотносительно последовательности, в которой онучаствует [18]. Таким образом, восприятие последовательности — одно из базовых свойств нашего сознания, на котором и основана возможность связывания двух события между собой. Полученные эксперименты доказывают, что восприятие последовательности имеет полностью нейрофизиологический механизм. Последовательность задает контекст нашего восприятия, являясь необходимым элементом восприятия окружающего мира. Ритм, длительность, одновременность и последовательность являются фундаментальными аспектами нашего восприятия, редуцируемыми к нейрофизиологическим свойствам мозга. Время как иллюзия Отдельно хочется отметить вопрос о существовании времени и о характеристиках его сущности. Джулиан Барбур, известный физик, в работе «Конец времени» отстаивает идею построения физической картины мира, отрицающей время, и делает предположение, что время — это человеческая иллюзия [19]. Ритм, длительность, одновременность — это те аспекты времени, которые не зависят от его направленности и, в действительности, могли бы быть «фиксированной структурой, создающей или кодирующей внешние признаки движения, изменения или истории» [19]. Но восприятие последовательности событий обладает специфической потребностью в направленной реализации последовательно происходящих событиях. При этом нарушение восприятия последовательности событий приводит к серьёзным нарушениям работы сознания: без возможности восприятия последовательности наблюдается потеря ориентации в окружающем мире и собственном сознании, что, в свою очередь, ведёт к полной деперсонализации. Таким образом, даже если восприятие времени не более, чем иллюзия, именно эта иллюзия как тип ментального состояния является необходимым условием существования человеческого сознания.

    Hsieh L.-T. et al. Hippocampal Activity Patterns Carry Information about Objects in Temporal Context. Neuron 81, 1165-1178, 2014.

    Barbour J. The End of Time. New York: Oxford University Press, 2001.

    Веккер Л.М. Психика и реальность. Единая теория психических процессов. М.: Смысл, 1998.

    MacDonald C.J. et al. Hippocampal «Time Cells» Bridge the Gap in Memory for Discontiguous Events. Neuron 71, 737-749, 2011

    Tonegava S. et al. Island Cells Control Temporal Association Memory. Science. 2014. Vol. 343, no. 6173. P. 896-901.

    DennettD. Consciousness Explained. Boston: Little, Brown, 1991.

    Маклаков А.Г. Общая психология. СПб.: Питер, 2001.

    Heron J. et al. Duration channels mediate human time perception. The Royal Society // Electronic supplementary material is available at http://dx.doi.org/ 10.1098/rspb.2011.1131.

    Психология: Учебник для гуманитарных вузов //под ред. В.Н. Дружинина. СПб.: Питер, 2001.

    Предтеченский Е.А. Галилео Галилей. Его жизнь и научная деятельность. СПб.: Типография Высочайше утвержд. товарищества Общественная польза, 1891.

    Делёз Ж. Логика смысла / пер. Свирского Я.И. М.: Академия, 1995.

    Фуко М. Ницше, генеалогия, история // Ступени, 2000. № 1 (11).

    Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2000.

    Постмодернизм. Энциклопедия. Минск: Интерпрессервис; Книжный Дом, 2001.

    Лой А.Н. Социально-политическое содержание категорий «время» и «пространство». Киев: Науковадумка, 1988.

    Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. М.: Канон, 1996.

    Уорф Б.Л. Отношение норм поведения и мышления к языку // Новое в лингвистике. М., 1960. Вып. 1.

    Ральникоеа И.А. Субъективное переживание времени личностью как предмет научного психологического исследования // Известия Алтайского государственного университета. Вып. 2001. 2(20).

    Wittmann M., Wassenhove V. The experience of time: neural mechanisms and the interplay of emotion, cognition and embodiment. Phil. Trans. R. Soc. B (2009) 364, 1809-1813.

    Свойства восприятия — Онлайн библиотека

    К основным свойствам относят восприятия константність, предметность, целостность, обобщенность, апперцепцію.

    Чувственные данные, которые возникают в процессе восприятия и наглядный образ, который формируется при этом, в то же время приобретают предметного значения, то есть относятся к определенному предмету.

    Предметность восприятия проявляется в том, что объект воспринимается нами именно как отделенное в пространстве и во времени физическое тело. Наиболее ярко это свойство проявляется в феномене выделение фигуры и фона. При этом вся действительность, что наблюдается человеком, делится на две неравные по значимости части: одна — предмет — воспринимается как конкретное, четко очерченное, расположенный на переднем плане замкнутое целое, а вторая — тело — как более аморфное, неопределенное, расположенное позади предмета и неограниченное поле. Достаточно эффективно эту особенность восприятия использовал в своих работах художник С. Далее, создавая картины с двойным изображением, когда дежурство восприятия фигуры и тела приводит к кардинальным изменениям содержания картины.

    Предметность связана не только с выделением предмета из фона как таковым, но и с функциональной спецификой воспринятого, ведь каждый предмет имеет не только определенные очертания формы, но и специфическое предназначение в мире человека.

    Целостность восприятие оказывается в независимости целостного образа от качества элементов. Любой целостный образ. Под этим понимается внутренний органический взаимосвязь частей и целого в образе. При анализе целостности восприятия можно выделить два взаїмопов’язаних аспекты:

    1) объединение различных элементов в целое;

    2) независимость образованной целостности (в определенных пределах) от качества элементов.

    Несколько правил группировка частей в целое были впервые сформулированы М. Вертгеймером:

    • правило подобия: чем больше части картины похожи друг на друга по любой зрительно воспринимаемой качества, с тем большей вероятностью они будут восприниматься как расположены вместе. В качестве свойств, что группа может выступать сходство по размеру, форме, по расположению частей и др. В единую целостную структуру объединяются также элементы из так называемой хорошей форме, то есть те, что обладают симметрией или периодичностью;

    • правила общей судьбы: множество элементов, которые движутся с одинаковой скоростью и по одной траектории, воспринимаются целостно — как единый объект, что движется. Это правило можно применить и тогда, когда объекты неподвижны, но движется наблюдатель;

    • правило близости: в любом поле, содержащее несколько объектов, те из них, что расположены наиболее близко друг возле друга, визуально могут восприниматься целостно, как один объект.

    Независимость от целого качества элементов, которые его составляют, оказывается в доминировании целостной структуры над элементами, которые ее составляют. Выделяют следующие формы такого доминирования:

    • при замене отдельных элементов, но сохранении соотношения между ними, общая структура образа остается неизменной. Как известно, можно изобразить профиль и штрихами, и пунктиром, и с помощью других элементов, сохраняя портретное сходство;

    • сохранение восприятия структуры как целого при выпадении отдельных ее частей. Так, для целостного восприятия человеческой личности достаточно лишь нескольких элементов ее контуру.

    Это свидетельствует о том, что некоторые из частей могут иметь господствующее значение при восприятии других. И от них преимущественным образом зависит распознавания целостной структуры.

    Значение структуры целого для восприятия составляющих его частей проявляется очень ярко и наглядно в некоторых оптико-геометрических иллюзиях.

    Еще одной важной характеристикой образа восприятия является его обобщенность. Она означает віднесеність каждого образа до некоторого класса объектов, которые имеют название. В этом отражается влияние не только языка, но и опыта данного человека. С расширением опыта восприятия, образ, сохраняя свою индивидуальность и віднесеність к конкретному предмету, относится к самой совокупности предметов определенной категории, то есть классифицируется. Именно классификация обеспечивает надежность правильного распознавания объекта независимо от его индивидуальных особенностей и искажения, которые не выводят объект за пределы класса. Значение обобщенности распознавания проявляется, например, в способности человека свободно читать текст независимо от шрифта или почерка, которым он написан.

    Следует отметить, что обобщенность восприятия позволяет не только классифицировать и распознавать предметы и явления, но и предсказать некоторые свойства, непосредственно те, которые не воспринимаются. Учитывая то, что объект за отдельными своими качествами отнесен к данному классу, с определенной вероятностью можно ожидать, что он обладает и другими свойствами, характерными для этого класса.

    С разнообразного потока и потока, что меняет движения рецепторных аппаратов и соответствующих ощущений, субъект выделяет относительно постоянную, инвариантную структуру объекта, что воспринимается. Многократное восприятия одних и тех же объектов при различных условиях обеспечивает инвариантность перцептивного образа в отношении этих переменных условий, а также движений самого рецепторного аппарата, следовательно порождает константність этого образа. Константність — это относительная независимость образа от условий восприятия, что проявляется в его неизменности: форма, цвет, размер и другие признаки предметов и явлений воспринимаются нами как постоянные, несмотря на то, что сигналы, поступающие от этих предметов в органы ощущений, непрерывно изменяются.

    Если бы мы не имели этого свойства, то в каждом случае, когда мы двигались, при каждом изменении расстояния до предмета, когда мы хотя бы немного поворачивали голову или менялось освещение, — практически непрерывно менялись бы и все основные признаки, с помощью которых мы узнаем о предмете. Человек перестал бы воспринимать мир постоянных явлений, и восприятие не могло бы служить средством познания объективной действительности.

    Между всеми перечисленными характеристиками восприятия есть некоторая функциональная сходство. И константність, и предметность, целостность, и обобщенность добавляют образу важную черту — независимость в некоторых пределах от условий восприятия и искривления. В этом смысле константність — это независимость от физических условий восприятия, предметность-от того фона, на котором объект отображается, целостность-независимость от целого искривления и замены компонентов, и, наконец, обобщенность — это независимость восприятия от таких искажений и изменений, которые не выводят объект за пределы класса.

    Другими словами, обобщенность — это внутрішньокласова константність, — структурная целостность, а предметность-семантическая константність.

    Особым свойством, связанной с субъективной стороной восприятия, выступает апперцепція, которая внутренне обусловливает процесс восприятия и является источником неполного соответствия образов восприятия их объектам. Восприятие зависит не только от раздражения, но и от самого субъекта, который воспринимает, в том смысле, что в восприятии всегда в той или иной мере отражаются особенности личности, которая воспринимает. Согласно философском толкованию этого свойства І.Кантом, формами трансцендентальной апперцепции выступают пространство и время: мы не в состоянии воспринять вещи такими, какие они есть на самом деле, потому что только в пространстве и времени мы способны их представлять. Современное эмпирическое толкование апперцепции сводит это свойство до влияния на процесс восприятия прошлого опыта человека, а также ее актуальных потребностей и настановлень. Зависимость восприятия от содержания психической жизни человека, от особенностей его личности носит название апперцепции.

    Эта зависимость проявляется в следующем:

    • при восприятии любого предмета или явления активизируются и следы прошлого восприятия. Поэтому естественно, что один и тот же предмет может восприниматься и воспроизводиться по-разному разными людьми;

    • содержание восприятия определяется и поставленной перед человеком задачей, і мотивам ее деятельности;

    • изменение восприятия содержания под влиянием руководство субъекта;

    • разнообразные эмоциональные состояния, в которых находится субъект в момент восприятия, могут влиять на его содержание.

    Различают устоявшуюся апперцепцію — зависимость восприятия от сложившихся особенностей личности (мировоззрения, убеждений, образованности и др.) и временную апперцепцію, в которой отражаются ситуативные психические состояния (эмоции, установки, которые возникают, и др.).

    Все рассмотренные свойства восприятия не являются врожденными и развиваются в течение всей жизни человека.

    3.1 Процесс восприятия — Организационное поведение

    1. Как различия в восприятии влияют на поведение и производительность сотрудников?

    Под восприятием мы подразумеваем процесс, с помощью которого человек просматривает, выбирает, организует и интерпретирует стимулы для придания им значения. 1 Это процесс осмысления окружающей среды с целью выработки соответствующей поведенческой реакции. Восприятие не обязательно ведет к точному портрету окружающей среды, но скорее к уникальному портрету, на который влияют потребности, желания, ценности и предрасположенность воспринимающего.Как описано Кретчем и соавторами, 2 восприятие человеком данной ситуации не является фотографическим представлением физического мира; это частичная, личная конструкция, в которой определенные объекты, выбранные человеком на главную роль, воспринимаются индивидуально. Каждый воспринимающий, так сказать, в некоторой степени нерепрезентативный художник, рисующий картину мира, которая выражает индивидуальный взгляд на реальность.

    Множество объектов, которые борются за внимание, сначала выбираются или просматриваются людьми.Этот процесс называется селективностью восприятия . Некоторые из этих объектов привлекают наше внимание, а другие — нет. Как только люди замечают конкретный объект, они затем пытаются понять его смысл, организовывая или категоризируя его в соответствии с их уникальной системой координат и своими потребностями. Этот второй процесс называется организацией восприятия. Когда объекту придается значение, люди могут определить соответствующий ответ или реакцию на него. Следовательно, если мы четко осознаем и осознаем, что находимся в опасности из-за падающего камня или автомобиля, мы можем быстро уйти с дороги.

    Ввиду важности селективности восприятия для понимания восприятия рабочих ситуаций, мы рассмотрим эту концепцию более подробно, прежде чем рассматривать тему социального восприятия.

    Перцепционная селективность: мы видим то, что видим

    Как отмечалось выше, селективность восприятия относится к процессу, с помощью которого люди выбирают объекты в окружающей среде для привлечения внимания. Без этой способности сосредотачиваться на одном или нескольких стимулах вместо сотен, постоянно окружающих нас, мы не смогли бы обработать всю информацию, необходимую для инициирования поведения.По сути, селективность восприятия работает следующим образом (см. Приложение 3.2, ). Сначала человек сталкивается с объектом или стимулом — громким шумом, новой машиной, высоким зданием, другим человеком и т. Д. Затем человек сосредотачивает внимание на этом одном объекте или стимуле, в отличие от других, и концентрирует свои усилия на понимании или осмыслении стимула. Например, во время экскурсии по фабрике два менеджера наткнулись на какой-то механизм. Внимание одного менеджера было сосредоточено на остановленной машине; другой менеджер сосредоточился на работнике, который пытался это исправить.Оба менеджера одновременно задали вопрос рабочему. Первый менеджер спросил, почему машина была остановлена, а второй спросил, думает ли сотрудник, что он может это исправить. Обоим менеджерам была представлена ​​одна и та же ситуация, но они заметили разные аспекты. Этот пример показывает, что после того, как внимание было направлено, люди с большей вероятностью сохранят изображение объекта или стимула в своей памяти и выберут соответствующий ответ на стимул. Эти различные влияния на избирательное внимание можно разделить на внешние и внутренние (личные) влияния (см. Приложение 3.3 ).

    Приложение 3.2 Процесс перцепционной селективности (авторство: Copyright Rice University, OpenStax, под лицензией CC BY-NC-SA 4.0)

    Приложение 3.3. Основные факторы, влияющие на выборочное внимание (авторство: Copyright Rice University, OpenStax, под лицензией CC BY-NC-SA 4.0)

    Внешнее влияние на избирательное внимание

    Внешние воздействия состоят из характеристик наблюдаемого объекта или человека, которые активируют чувства. Большинство внешних воздействий влияют на избирательное внимание либо из-за своих физических свойств, либо из-за их динамических свойств.

    Физические свойства. Физические свойства самих объектов часто влияют на то, какие объекты привлекают внимание воспринимающего. Акцент здесь делается на уникальном, необычном и необычном. Особенно важным физическим свойством является размер . Как правило, более крупные объекты привлекают больше внимания, чем более мелкие. Рекламные компании используют самые большие вывески и рекламные щиты, позволяющие привлечь внимание зрителя. Однако, когда большинство окружающих объектов большие, маленький объект на фоне поля больших объектов может привлечь больше внимания.В любом случае размер представляет собой важную переменную в восприятии. Более того, более яркие, громкие и красочные объекты, как правило, привлекают больше внимания, чем объекты с меньшей интенсивностью . Например, когда заводской мастер выкрикивает приказ своим подчиненным, он, вероятно, получит больше уведомлений (хотя может и не получить желаемого ответа) от рабочих. Однако здесь следует помнить, что интенсивность усиливает внимание только по сравнению с другими сопоставимыми стимулами. Если бригадир всегда кричит, сотрудники могут перестать обращать внимание на крик.Объекты, которые сильно контрастируют с на фоне, на котором они наблюдаются, как правило, привлекают больше внимания, чем менее контрастные объекты. Пример принципа контраста можно увидеть в использовании знаков безопасности на предприятиях и на дорогах. Краткое сообщение, такое как «Опасно», выделяется черными буквами на желтом или оранжевом фоне. Последняя физическая характеристика, которая может усилить восприятие, — это новизна или незнакомость объекта. В частности, внимание будет обращено на уникальное или неожиданное, увиденное в знакомой обстановке (руководитель консервативной компании, который приходит на работу в шортах-бермудских островах) или знакомое в несоответствующей обстановке (кто-то в церкви держит банку пива).

    Динамические свойства. Второй набор внешних влияний на избирательное внимание — это те, которые либо меняются со временем, либо получают свою уникальность из порядка, в котором они представлены. Наиболее очевидное динамическое свойство — , движение . Мы склонны обращать внимание на объекты, которые движутся на относительно статическом фоне. Этот принцип давно признан рекламодателями, которые часто используют вывески с движущимися огнями или движущимися объектами для привлечения внимания. В организационной среде ярким примером является злоумышленник, который показывает своих коллег, работая значительно быстрее, привлекая больше внимания.

    Еще один принцип, лежащий в основе рекламы, — это повторение сообщения или изображения. Повторяющиеся рабочие инструкции, как правило, воспринимаются лучше, особенно когда они касаются скучной или скучной задачи, на которой трудно сосредоточиться. Этот процесс особенно эффективен с точки зрения безопасности предприятия. Большинство несчастных случаев на производстве происходит из-за неосторожных ошибок во время монотонной деятельности. Повторение правил и процедур безопасности часто помогает предупредить рабочих о возможностях несчастных случаев.

    Влияние личности на избирательное внимание

    Помимо множества внешних факторов, несколько важных личных факторов также могут влиять на степень, в которой человек обращает внимание на конкретный стимул или объект в окружающей среде. Двумя наиболее важными личными факторами, влияющими на готовность к восприятию, являются выраженность ответа и предрасположенность к ответу.

    Характер реакции. Это тенденция сосредотачиваться на объектах, которые связаны с нашими непосредственными потребностями или желаниями.Характер реакции в рабочей среде легко определить. Рабочий, уставший от многочасовой работы, может быть очень чувствителен к тому, сколько часов или минут осталось до увольнения. Сотрудники, ведущие переговоры о новом контракте, могут до копейки знать почасовую оплату рабочих, выполняющих аналогичную работу по всему городу. Менеджеры с высокой потребностью в достижении могут быть чувствительны к возможностям для достижения рабочих целей, успеха и продвижения по службе. Наконец, женщины-менеджеры могут быть более чувствительны, чем многие менеджеры-мужчины, к снисходительному отношению мужчин к женщинам.Важность реакции, в свою очередь, может исказить наше представление о нашем окружении. Например, как отмечает Рух:

    «Время, затрачиваемое на монотонную работу, обычно переоценивается. Время, потраченное на интересную работу, обычно недооценивается. . . . Оценка времени связана с ощущением успеха или неудачи. Субъекты, испытывающие неудачу, оценивают данный интервал как более длительный, чем испытуемые, добившиеся успеха. Данный интервал времени также оценивается как более длительный испытуемыми, пытающимися выполнить задачу для достижения желаемой цели, чем испытуемые, работающие без такой мотивации.” 3

    Ответное распоряжение. В то время как значимость реакции связана с непосредственными потребностями и проблемами, предрасположенность к ответу — это тенденция узнавать знакомые объекты быстрее, чем незнакомые. Понятие предрасположенности к откликам несет в себе четкое признание важности прошлых знаний о том, что мы воспринимаем в настоящем. Например, в одном исследовании группе людей был представлен набор игральных карт с перевернутыми цветами и символами, то есть червы и бубны были напечатаны черным цветом, а пики и трефы — красным.Удивительно, но когда испытуемым предъявляли эти карты на короткое время, люди последовательно описывали карты такими, какими они ожидали (красные червы и бубны, черные пики и трефы), а не такими, какими они были на самом деле. Они были предрасположены видеть вещи такими, какими они всегда были в прошлом. 4

    Таким образом, основной процесс восприятия на самом деле довольно сложен. Несколько факторов, в том числе наш личный состав и окружающая среда, влияют на то, как мы интерпретируем события, на которых сосредоточены, и реагируем на них.Хотя сам процесс может показаться несколько сложным, на самом деле он представляет собой сокращение, которым мы руководствуемся в повседневном поведении. То есть без селективности восприятия мы были бы обездвижены миллионами стимулов, конкурирующих за наше внимание и действия. Процесс восприятия позволяет нам сосредоточить наше внимание на наиболее значимых событиях или объектах и, кроме того, позволяет нам классифицировать такие события или объекты, чтобы они соответствовали нашей собственной концептуальной карте окружающей среды.

    расширяется по всему миру

    Какой автомобиль вы бы купили?

    Когда General Motors объединилась с Toyota для создания калифорнийской компании New United Motor Manufacturing Inc.(NUMMI), у них была отличная идея. NUMMI будет производить не только популярную Toyota Corolla, но и автомобиль GM под названием Geo Prizm. Обе машины были бы по сути идентичны, за исключением незначительных отличий в стиле. Экономия на масштабе и высокое качество пойдут на пользу продажам обоих автомобилей. К сожалению, General Motors забыла об одном. Потребители в Северной Америке более высокого мнения об автомобилях японского производства, чем об автомобилях американского производства. В результате с момента создания совместного предприятия Corollas быстро продавались, в то время как продажи Geo Prizms падали.

    Оглядываясь назад, легко объяснить, что произошло, с точки зрения различий в восприятии. То есть типичный потребитель просто считал Corolla более качественным (и, возможно, более высоким статусом) и покупал соответственно. Потребители не только скептически восприняли Prizm, но и настойчивое требование General Motors о совершенно новом названии продукта оставило многих покупателей незнакомыми с тем, что они покупают. Восприятие было этой главной причиной отставания продаж; однако покраска Prizm была признана одной из худших за всю историю.В результате General Motors потеряла 80 миллионов долларов на Prizm в первый год продаж. Между тем спрос на Corolla превысил предложение.

    Последняя ирония заключается в том, что никакие две машины не могут быть более похожими, чем Prizm и Corolla. Они строятся на одной сборочной линии одними и теми же рабочими по одним и тем же проектным требованиям. По сути, это одна и та же машина. Единственная разница заключается в том, как потребители воспринимают эти две машины — и эти представления, очевидно, радикально различаются.

    Однако со временем восприятие изменилось.Хотя в Prizm не было ничего уникального, автомобиль хорошо продавался для автопроизводителя и продолжал свое существование до 2000-х годов. Prizm был также базой для Pontiac Vibe, который также был основан на платформе Corolla, и это одно из немногих совместных проектов, которые действительно сработали.

    Источники: К. Эйтрейм, «10 странных коллабораций автомобильных брендов (и 15 которые сработали)», Car Culture , 19 января 2019 г .; Р. Хоф, «В этой команде есть все, кроме продаж», Business Week, , 14 августа 1989 г., стр.35; К. Эйтрейм, «15 автомобилей GM с худшими заводскими красками (и 5, которые останутся навсегда)», Motor Hub , 8 ноября 2018 г.

    Социальное восприятие в организациях

    До этого момента мы сосредоточились на изучении основных процессов восприятия — как мы видим объекты или обращаем внимание на стимулы. Основываясь на этом обсуждении, мы теперь готовы изучить особый случай процесса восприятия — социальное восприятие, связанное с рабочим местом. Социальное восприятие состоит из тех процессов, посредством которых мы воспринимаем других людей. 5 Особое внимание при изучении социального восприятия уделяется тому, как мы интерпретируем других людей, как мы их категоризируем и как мы формируем о них впечатление.

    Очевидно, что социальное восприятие намного сложнее, чем восприятие неодушевленных предметов, таких как столы, стулья, вывески и здания. Это верно как минимум по двум причинам. Во-первых, очевидно, что люди намного сложнее и динамичнее, чем столы и стулья. К их восприятию нужно относиться более внимательно, чтобы не упустить важные детали.Во-вторых, точное восприятие других обычно гораздо важнее для нас лично, чем наше восприятие неодушевленных предметов. Последствия неверного восприятия людей огромны. Неспособность точно определить расположение стола в большой комнате может означать, что мы случайно натолкнулись на него. Неспособность точно понять иерархический статус кого-либо и то, как этот человек заботится об этой разнице в статусе, может привести к тому, что вы ненадлежащим образом будете обращаться к человеку по имени или использовать сленг в его присутствии и тем самым значительно снизить ваши шансы на продвижение по службе, если этот человек участвует такие решения.Следовательно, особого внимания заслуживает социальное восприятие в рабочей ситуации.

    Теперь мы сосредоточимся на трех основных факторах, влияющих на социальное восприятие: характеристиках (1) воспринимаемого человека, (2) конкретной ситуации и (3) воспринимающего. Взятые вместе, эти влияния являются измерениями среды, в которой мы смотрим на других людей. Студентам, изучающим менеджмент, важно понимать, как они взаимодействуют (см. Приложение 3.4 ).

    Приложение 3.4. Основные факторы влияния на социальное восприятие в организациях (авторство: Copyright Rice University, OpenStax, под лицензией CC BY-NC-SA 4.0)

    То, как нас оценивают в социальных ситуациях, в значительной степени зависит от наших собственных уникальных наборов личных характеристик. То есть наша одежда, разговоры и жесты определяют то, какое впечатление люди производят о нас. В частности, можно выделить четыре категории личных характеристик: (1) внешний вид, (2) вербальное общение, (3) невербальное общение и (4) приписываемые атрибуты.

    Внешний вид. На наш общий образ влияют различные физические характеристики. К ним относятся многие очевидные демографические характеристики, такие как возраст, пол, раса, рост и вес. Исследование, проведенное Мейсоном, показало, что большинство людей согласны с физическими характеристиками лидера (то есть, как должен выглядеть лидер , ), даже несмотря на то, что эти атрибуты не всегда принадлежали реальным лидерам. Однако, когда мы видим человека, который кажется напористым, целеустремленным, уверенным и красноречивым, мы делаем вывод, что этот человек — прирожденный лидер. 6 Другой пример сильного влияния внешнего вида на восприятие — это одежда. Люди, одетые в деловые костюмы, обычно считаются профессионалами, тогда как люди, одетые в рабочую одежду, считаются сотрудниками более низкого уровня.

    Вербальное и невербальное общение. То, что мы говорим другим, а также то, как мы это говорим, может влиять на впечатления, которые другие формируют о нас. Можно отметить несколько аспектов вербального общения. Во-первых, точность , с которой человек использует язык, может повлиять на представление о культурном уровне или образовании.Акцент дает представление о географическом и социальном происхождении человека. Используемый тон голоса дает подсказки о душевном состоянии говорящего. Наконец, тем, о которых хотят поговорить человек, дают подсказки о них.

    На впечатления также влияет невербальное общение — поведение людей. Например, выражение лица часто служит подсказкой при формировании впечатлений от других. Считается, что люди, которые постоянно улыбаются, имеют позитивное отношение. 7 Целая область исследований, появившаяся недавно, — это язык тела , , способ, которым люди подсознательно выражают свои внутренние чувства посредством физических действий: сидеть прямо или расслабленно, смотреть людям прямо в глаза или смотреть вдали от людей. . Эти формы выразительного поведения предоставляют воспринимающему информацию о том, насколько доступны другие, насколько они уверены в себе или насколько они общительны.

    Приписываемые атрибуты. Наконец, мы часто приписываем человеку определенные атрибуты до или в начале встречи; эти атрибуты могут влиять на то, как мы воспринимаем этого человека. Три атрибута — это статус, род занятий и личные характеристики. Мы приписываем статус кому-то, когда нам говорят, что он или она является руководителем, имеет самый большой рекорд продаж или каким-то образом достиг необычной известности или богатства. Исследования неизменно показывают, что люди приписывают разные мотивы людям, которые, по их мнению, имеют высокий или низкий статус, даже если эти люди ведут себя одинаково. 8 Например, считается, что люди с высоким статусом имеют больший контроль над своим поведением, более уверены в себе и компетентны; им дают большее влияние на групповые решения, чем людям с низким статусом. Более того, людей с высоким статусом обычно любят больше, чем людей с низким статусом. Профессии также играют важную роль в том, как мы воспринимаем людей. Описание людей как продавцов, бухгалтеров, командировщиков или ученых-исследователей вызывает в воображении отчетливые образы этих разных людей еще до того, как встретится с ними из первых рук.Фактически, эти изображения могут даже определить, возможна ли встреча.

    Характеристика ситуации

    Вторым важным фактором, влияющим на то, как мы воспринимаем других, является ситуация, в которой происходит процесс восприятия. Можно выделить два ситуационных фактора: (1) организацию и место в ней сотрудника и (2) место события.

    Организационная роль. Место сотрудника в организационной иерархии также может влиять на его восприятие.Классическое исследование менеджеров Дирборна и Саймона подчеркивает этот момент. В этом исследовании руководителей различных отделов (бухгалтерии, продаж, производства) попросили прочитать подробный и содержательный случай о сталелитейной компании. 9 Затем каждого руководителя попросили определить основную проблему, которую должен решить новый президент компании. Результаты ясно показали, что на восприятие руководителями наиболее важных проблем компании влияли отделы, в которых они работали.Руководители отдела продаж считали продажи самой большой проблемой, тогда как руководители производства ссылались на производственные проблемы. Руководители по производственным отношениям и связям с общественностью определили человеческие отношения как главную проблему, требующую внимания.

    Помимо различий в восприятии, возникающих по горизонтали между отделами, такие различия также можно обнаружить, когда мы движемся по вертикали вверх или вниз по иерархии. Наиболее очевидное различие здесь наблюдается между менеджерами и профсоюзами, где первые рассматривают прибыль, производство и продажи как жизненно важные области для компании, тогда как вторые уделяют гораздо больше внимания заработной плате, условиям труда и гарантии занятости.Действительно, на наши взгляды на менеджеров и работников явно влияет группа, к которой мы принадлежим. Должности, которые мы занимаем в организациях, могут легко повлиять на то, как мы смотрим на наш рабочий мир и тех, кто в нем. Рассмотрим результаты классического исследования различий в восприятии начальников и подчиненных. 10 Обе группы спросили, как часто руководитель давал сотрудникам различные формы обратной связи. Результаты, представленные в Таблица 3.1 и , демонстрируют разительные различия в зависимости от места в организационной иерархии.

    Различия в восприятии руководителей и подчиненных
    Частота, с которой супервизоры дают различные виды признания хорошей работы
    Типы распознавания По мнению руководителей Взгляд подчиненных
    Источник: адаптировано из R. Likert, New Patterns in Management (New York: McGraw Hill, 1961), p. 91.
    Предоставляет льготы 52% 14%
    Больше ответственности 48 10
    Похлопывает по спине 82 13
    Дает искреннюю и основательную похвалу 80 14
    Поезда для повышения квалификации 64 9
    Дает больше интересных работ 51 5

    Таблица 3.1 (Авторство: Copyright Rice University, OpenStax, под лицензией CC BY-NC-SA 4.0)

    Место проведения мероприятия. Наконец, то, как мы интерпретируем события, также зависит от того, где это событие происходит. Поведение, которое может быть уместным дома, например снимать обувь, может быть неуместным в офисе. Допустимые обычаи варьируются от страны к стране. Например, напористость может быть желательной чертой для торгового представителя в Соединенных Штатах, но в Японии или Китае она может рассматриваться как дерзкая или грубая.Следовательно, важен контекст, в котором происходит перцептивная деятельность.

    Характеристики воспринимающего

    Третье важное влияние на социальное восприятие — личность и точка зрения воспринимающего. Некоторые характеристики, уникальные для нашей личности, могут повлиять на то, как мы видим других. К ним относятся (1) самооценка, (2) когнитивная структура, (3) значимость реакции и (4) предыдущий опыт общения с человеком. 11

    Я-концепция. Наша самооценка оказывает большое влияние на то, как мы воспринимаем других.Это влияние проявляется по-разному. Во-первых, когда мы понимаем себя (т.е. можем точно описать свои личные характеристики), мы лучше способны точно воспринимать других. Во-вторых, когда мы принимаем себя (т.е.имеем положительное представление о себе), мы с большей вероятностью увидим благоприятные качества в других. Исследования показали, что если мы принимаем себя такими, какие мы есть, мы расширяем наши взгляды на других и с большей вероятностью будем смотреть на людей некритически. И наоборот, менее защищенные люди часто находят недостатки в других.В-третьих, наши личные характеристики влияют на характеристики, которые мы замечаем в других. Например, люди с авторитарными наклонностями склонны рассматривать других с точки зрения власти, тогда как безопасные люди склонны видеть в других теплых, а не холодных людей. 12 С точки зрения руководства, эти результаты подчеркивают, насколько важно администраторам понимать самих себя; они также служат оправданием программ обучения человеческим отношениям, которые сегодня популярны во многих организациях.

    Когнитивная структура. Наши когнитивные структуры также влияют на то, как мы смотрим на людей. Люди описывают друг друга по-разному. Некоторые используют физические характеристики, такие как высокий или низкий, тогда как другие используют центральные описания, такие как лживый, напористый или кроткий. Третьи имеют более сложные когнитивные структуры и используют множество черт в своих описаниях других; следовательно, человека можно охарактеризовать как агрессивного, честного, дружелюбного, трудолюбивого, и человека. (См. Обсуждение когнитивной сложности в разделе «Индивидуальные и культурные различия».Якобы, чем выше наша когнитивная сложность — наша способность различать людей по множеству критериев — тем точнее наше восприятие других. Люди, которые склонны давать более сложные оценки другим, также обычно более позитивны в своих оценках. 13 Исследования в этой области подчеркивают важность отбора менеджеров с высокой степенью когнитивной сложности. Эти люди должны формировать более точное представление о сильных и слабых сторонах своих подчиненных и иметь возможность использовать свои сильные стороны, игнорируя свои слабости или работая над их преодолением.

    Характер реакции. Это относится к нашей чувствительности к объектам в окружающей среде под влиянием наших конкретных потребностей или желаний. Характер реакции может играть важную роль в социальном восприятии, потому что мы склонны видеть то, что хочет, чтобы видел. Менеджер по персоналу компании, который предвзято относится к женщинам, меньшинствам или инвалидам, будет иметь тенденцию к неблагоприятному отношению к ним во время собеседования при приеме на работу. Этот фокус может побудить менеджера искать в кандидате другие потенциально отрицательные черты, чтобы подтвердить его предубеждения.Влияние положительных произвольных смещений называется эффектом ореола, тогда как влияние отрицательных смещений часто называют эффектом рупора . Другой менеджер по персоналу без этих предубеждений будет гораздо менее склонен поддаваться влиянию этих характеристик при просмотре потенциальных кандидатов на работу.

    Предыдущий опыт работы с физическим лицом. Наш предыдущий опыт общения с другими людьми часто влияет на то, как мы смотрим на их текущее поведение. Когда сотрудник постоянно получает плохие оценки производительности, заметное улучшение производительности может остаться незамеченным, потому что руководитель продолжает думать о человеке как о плохом исполнителе.Точно так же сотрудники, которые начинают свою карьеру с нескольких успехов, приобретают репутацию быстро продвигающихся людей и могут продолжать расти в организации еще долгое время после того, как их производительность выровняется или даже снизится. Студенты, изучающие менеджмент, должны уважать и изучать влияние предыдущего опыта на нынешнее восприятие. Например, когда ранее плохой исполнитель серьезно пытается работать лучше, важно, чтобы это улучшение было обнаружено как можно раньше и должным образом вознаграждено.В противном случае сотрудники могут сдаться, чувствуя, что все, что они делают, не имеет значения.

    Вместе эти факторы определяют впечатление, которое мы формируем о других (см. Приложение 3.4 ). С помощью этих впечатлений мы принимаем сознательные и бессознательные решения о том, как мы собираемся вести себя по отношению к людям. Наше поведение по отношению к другим, в свою очередь, влияет на то, как они относятся к нам. Следовательно, для менеджеров очевидна важность понимания процесса восприятия, а также факторов, которые ему способствуют.Лучшее понимание самих себя и пристальное внимание к другим ведет к более точному восприятию и более правильным действиям.

    Проверка концепции

    1. Как понять, что составляет личность человека?
    2. Как содержание ситуации влияет на восприятие воспринимающего?
    3. Какими характеристиками может обладать воспринимающий при интерпретации личности?

    границ | Восприятие и познание в значительной степени независимы, но все же систематически влияют друг на друга: аргументы эволюции и диссоциация сознания и внимания

    Введение: эволюционные аргументы в пользу интерфейса восприятия и познания

    В данной статье критически оценивается точка зрения о том, что когнитивные способности оказывают систематическое и устойчивое влияние на восприятие на ранних этапах обработки, которые можно рассматривать как случаи когнитивного проникновения.Хотя мы согласны с критикой того, что в экспериментах, якобы сообщающих о когнитивном проникновении, есть эмпирические «подводные камни» (см. Firestone and Scholl, 2016), существуют также трудности в отношении мнения о том, что существует резкое различие между восприятием (обработкой сенсорной информации). что происходит на нескольких уровнях) и познания (оценка репрезентативного содержания, связанного с рассуждением). Помимо того, что теоретически проблематично, предположение о том, что резкое различие между всем познанием и всем восприятием должно быть существенным аспектом ума, может быть даже эмпирически ложным.Критика в отношении понятия проницаемости должна быть более сбалансированной, чтобы она учитывала архитектуру, состоящую из некоторых когнитивно непроницаемых модулей (характерных для раннего восприятия), а также других, которые подвержены влиянию сверху вниз (характерно для позднего восприятия). Такие разнообразные эффекты должны быть доступны в восприятии, чтобы понимать такие способности, как прогнозирующее кодирование и концептуальное внимание.

    Мы сосредотачиваемся на приобретении концепций, чтобы объяснить взаимосвязь между когнитивно проницаемым восприятием и когнитивно проницаемым восприятием, и особенно на том факте, что приобретение концепции также является перцептивным, а не строго когнитивным процессом, включающим только рассуждения или суждения.Даже если архитектура мозга организована по модульному принципу и инкапсулирована, все равно может существовать концептуальный интерфейс между восприятием и познанием. Именно в этом концептуальном интерфейсе, который также отвечает за явное или дискурсивное суждение и умозаключение, происходит большинство взаимодействий между восприятием и познанием, которые могут содержать примеры когнитивного проникновения. Мы рассмотрим вопрос приобретения концепции на разных этапах обработки и объясним, как это связано с нисходящим предварительным сигналом.Эта связь укрепит нашу точку зрения, что сбалансированное сочетание любой возможной когнитивной проницаемости и ранней непроницаемости имеет решающее значение. Фактически, мы стремимся показать, что концептуальные интерфейсы между познанием и восприятием имеют решающее значение для понимания того, как наш вид развил сложные формы внимания.

    Один из подходов к достижению этой сбалансированной перспективы интерфейса основан на структуре диссоциации сознания и внимания (CAD) (Montemayor and Haladjian, 2015).Эта структура характеризует отношения между сознанием и вниманием и утверждает, что внимание значительно отделено от сознания с разными уровнями взаимодействия между вниманием и сознательным осознаванием. Это различие важно, потому что существует множество доказательств когнитивного воздействия на внимание без осознанного осознания — бессознательной формы когнитивного руководства — а также случаев, когда мотивационные состояния руководят неявно, иногда вопреки сознательным суждениям субъектов, как в случаях неявной предвзятости. (обсуждение свидетельств в видении см. в Montemayor and Haladjian, 2015).Эти случаи руководства и отбора в восприятии можно представить себе как рутины внимания, и многие из них будут независимы и даже не согласятся с сознательным восприятием. Что особенно важно для темы когнитивного проникновения, CAD позволяет систематически управлять поздним восприятием посредством когнитивно управляемого внимания, а также допускает когнитивную непроницаемость раннего восприятия.

    Эти различные типы руководства и влияния на позднее восприятие (произвольное и непроизвольное, сознательное и бессознательное) помогают прояснить некоторые проблемы, касающиеся существующих дискуссий о когнитивном проникновении.Некоторые предполагаемые случаи когнитивного проникновения могут быть легко исключены, например, случаи явного добровольного суждения о перцептивном содержании, на которое даже косвенно не влияют убеждения или дискурсивные выводы. Некоторые мотивационные и эмоциональные формы руководства более проблематичны, поскольку они обычно возникают независимо от явных пропозициональных установок, хотя их можно легко понять как часть руководства вниманием при позднем восприятии. Но кажется, что если все неявные формы мотивационного и когнитивного руководства исключены, как это защищается взглядом на резкое разграничение, то слишком легко сделать вывод, что восприятие никогда не проницаемо для познания.Мы будем сопротивляться этому выводу, утверждая, что это неправдоподобный взгляд на сложность восприятия — и на его эволюцию . Мы также будем возражать против противоположной точки зрения, согласно которой когнитивное проникновение широко распространено, как предлагают некоторые сторонники когнитивной проницаемости. Некоторые формы восприятия, особенно ранняя обработка восприятия, должны быть непроницаемыми. Проблема заключается в балансе: должны существовать систематические формы воздействия на восприятие без серьезных нарушений эволюционно развитых и требуемых инвариантов восприятия для успешной навигации и моторного контроля.Диссоциация между сознанием и вниманием обеспечивает этот более тонкий теоретический подход и продвигает дискуссию за пределы строгой дихотомии между познанием и восприятием.

    Кроме того, структура САПР особенно хорошо подходит для решения проблемы когнитивного проникновения, поскольку она поддерживается огромным количеством результатов, особенно в области науки о зрении (Montemayor and Haladjian, 2015). Различие между «ранним и поздним восприятием» было введено для интерпретации открытий в науке о зрении.Раннее зрительное восприятие включает сенсорные процессы, которые специализируются на обработке определенных типов информации, используемой при построении представлений независимо от убеждений (Пилишин, 1999). Позднее восприятие включает выборочную обработку нисходящим вниманием и другими когнитивными процессами (Raftopoulos, 2015b). Подобно тому, как это различие распространяется на другие модальности восприятия и на более общее различие между познанием и восприятием, CAD также распространяется на все виды диссоциации между субъективно сознательным опытом и распорядками внимания, которые не требуют сознательного осознания, включая эмоции и память.Центральный постулат CAD-системы состоит в том, что между вниманием и феноменальным сознанием (субъективным опытом) должна быть некоторая диссоциация, причем некоторые существующие теории указывают на высокую степень диссоциации. Таким образом, CAD представляет собой основу для лучшего понимания, моделирования и интеграции результатов и теорий о сознании и внимании на основе того, как они отделены друг от друга. В этой статье мы представляем значение CAD для темы когнитивного проникновения.

    Главный аргумент, который мы приводим в поддержку этих утверждений, касается эволюции.Аргумент также основан на структуре САПР.

    (a) Системы восприятия эволюционировали от базовых до сложных форм обработки, и некоторые из них менее когнитивно проницаемы, чем другие (например, ранние стадии восприятия когнитивно непроницаемы).

    (b) Перцептивные состояния, создаваемые такими системами, могут быть определены в терминах интенциональности (способ, которым ментальные представления о вещах и характеристиках мира): восприятие всегда связано с особенностями окружающей среды, которые в принципе могут быть интерпретированы. пропозиционально (хотя они не обязательно должны быть пропозициональными, чтобы быть намеренными).

    (c) Если развивались системы восприятия, то развивалась и интенциональность.

    Следовательно, некоторые формы интенциональности более когнитивно проницаемы, чем другие, и интерфейс для проникновения необходим для приобретения концепции и глобального доступа (включая доступ к содержанию высказываний).

    Этот аргумент показывает, почему эволюция имеет значение для дебатов о когнитивном проникновении и почему проницаемость сложнее, чем считалось ранее. CAD может помочь объяснить взаимосвязь между познанием и восприятием и указать, где могут возникнуть случаи проницаемости.Например, одна из возможностей состоит в том, что может потребоваться два интерфейса между познанием и восприятием, один из которых касается феноменально сознательных переживаний, а другой — нефеноменально осознанного перцептивного содержания. Такие интерфейсы будут иметь решающее значение для всех видов концептуального и доконцептуального обучения, которое направляет рутины внимания.

    Обсуждение того, что подразумевается под «когнитивным проникновением», необходимо для полного понимания значения этого аргумента. Под «когнитивным проникновением» большинство авторов подразумевают общую категорию когнитивных влияний на то, как воспринимаемая информация обрабатывается сенсорными механизмами, включая случаи, в которых убеждения и желания воспринимающих каким-то образом определяют то, что они воспринимают.Конечно, это можно интерпретировать по-разному. Разграничение между когнитивно проницаемым и непроницаемым восприятием было первоначально предложено для понимания когнитивной архитектуры, но теперь оно охватывает случаи, когда внимание сверху вниз влияет на подпрограммы раннего внимания снизу вверх, независимо от конкретных обязательств в отношении архитектуры (Vetter and Newen, 2014). Как уже упоминалось, взгляды на одном конце возможных степеней проницаемости отрицают, что когнитивное проникновение отражает действительно уникальный тип влияния познания на обработку восприятия (например,г., Файерстоун, Шолль, 2016). Такие взгляды никогда не будут рассматривать систематические влияния познания на восприятие как законные случаи когнитивного проникновения. С другой стороны, взгляды, которые утверждают, что нет границы между познанием и восприятием, отрицают, что познание может быть отделено от восприятия (например, Clark, 2013).

    Таким образом, критический вопрос заключается в том, как четко определить допустимые случаи когнитивного проникновения — случаи, в которых влияние познания на восприятие нетривиально или легко объяснимо апелляцией к умозаключениям (Firestone and Scholl, 2016) или каким-либо другим когнитивным процессом, таким как как суждение или толкование.Это становится особенно важным, когда авторы, приводящие доводы в пользу проницаемости, делают это, приводя примеры изменений на более высоких уровнях восприятия, которые находятся за пределами начальных стадий сенсорной обработки. Например, некоторые результаты показывают, что на всех этапах обработки восприятия существуют как прямые, так и обратные нейронные проекции, которые способствуют восприятию (например, Vetter and Newen, 2014). Тем не менее, это не обязательно означает, что раннее восприятие пронизано познанием.Мы утверждаем, что более интересные случаи когнитивного проникновения не относятся к более высокому уровню перцептивного суждения или интерпретации результатов сенсорной обработки. Также не будет случаев, когда произвольное внимание просто изменяет перцептивный стимул или входную информацию (например, взгляд влево, основанный на моем желании изменить взгляд, не должен считаться случаем когнитивного проникновения). Радикальные случаи проницаемости будут влиять на обработку восприятия непосредственно на ранних стадиях, а не просто на более высоком внимательном (или когнитивном) уровне.

    Более конкретно, наиболее проблемная форма когнитивного проникновения должна возникать на уровне обработки, называемом «раннее видение» или раннее восприятие в более общем смысле (см. Пилишин, 1999). Примеры радикальной когнитивной проницаемости должны показать, что восприятие, особенно раннее восприятие, не может «сопротивляться» влиянию содержания, исходящего из заключений, убеждений или желаний. Это может происходить довольно избирательно: не все убеждения и желания могут напрямую влиять на восприятие, а только некоторые конкретные в конкретных ситуациях.Важно то, что если существует радикальное когнитивное проникновение, то существует возможность причинных влияний со стороны познания, которые напрямую изменяют восприятие, даже когда все остальное равно на уровне сенсорного ввода, включая то, как распределяется внимание. Это причинное влияние должно напрямую объяснять, как обрабатывается раннее восприятие — в противном случае чисто концептуальные влияния могли бы объяснить когнитивное проникновение (см. Обсуждение в Рафтопулосе, 2014, стр. 605–606). Мы будем выступать против этой радикальной формы когнитивного проникновения.

    Когнитивное проникновение — важная тема в философии восприятия, поскольку она связана с противоречивыми вопросами эпистемологии или теории познания. Например, существует точка зрения, что содержание восприятия является пропозициональным (т. Е. Оно имеет условия истинности, точно так же, как суждения, выраженные предложениями), и что восприятие сродни убеждению — своего рода пропозициональная установка (Byrne, 2005 ). Существует также точка зрения, что восприятие не обязательно должно иметь пропозициональное содержание (Crane, 2009).Этот вопрос явно связан с темой неконцептуального содержания в восприятии. В этих дебатах обычно считается само собой разумеющимся, что в центре внимания анализа находится перцептивный сознательный опыт. Но CAD показывает, что это предположение не следует принимать как должное, потому что то, что верно в отношении феноменально сознательного восприятия, не обязательно должно быть правдой в отношении восприятия в целом — существуют типы нефеноменально сознательного восприятия, как при слепом зрении (например, см. Kentridge, 2011 ). Что еще более важно, CAD объясняет, почему эти явно противоположные взгляды могут быть верными в отношении различных типов восприятия — одного когнитивно проницаемого на пропозициональном, более позднем уровне восприятия, а другого когнитивно непостижимого на неконцептуальном, раннем уровне восприятия.Как мы покажем ниже, это на самом деле следствие аргументации эволюции.

    Чтобы проиллюстрировать важность CAD для понимания различных типов когнитивной непроницаемости, рассмотрим самый базовый вид сознательного опыта, например, цвет. Одна из возможностей, допускаемых САПР, заключается в том, что раннее цветовое восприятие переживается точно так же, как и у других организмов, у которых отсутствуют нисходящие процедуры, зависящие от когнитивных способностей. Эта возможность играет важную роль в мотивации понятия феноменального сознания, особенно для теоретиков «первого порядка», которые отрицают, что переживания должны быть частью мысли или представления, чтобы они были сознательными.Этот подход предполагает, что многие виды, особенно млекопитающие, должны иметь феноменальные переживания, аналогичные феноменальному сознанию человека. Для такого совпадения восприятия цвета кажется необходимым принять точку зрения, что цвет раннего видения непроницаем (несогласие см. Macpherson, 2012). Так как насчет восприятия цвета, которое обрабатывается на интерфейсе с рабочей памятью, концептуальной категоризацией и мотивационным руководством (например, перцептивная оценка типичного цвета объекта или оценка красоты комбинации цветов)? На этом уровне ясно, что восприятие цвета будет восприимчиво к различным видам нисходящих эффектов, и они могут считаться когнитивным проникновением на более поздних этапах обработки.У людей эти два типа обработки восприятия расходятся, и только CAD понимает эту возможность: сознательное раннее (восходящее) видение без модуляции внимания сверху вниз и концептуальное обнаружение цвета, восприимчивое к когнитивной и мотивационной модуляции. Интригующая возможность, вытекающая из аргумента эволюции, заключается в том, что некоторые животные воспринимают цвет модульным и более инкапсулированным способом, потому что им не хватает концептуальных интерфейсов, необходимых для поздней модуляции восприятия и суждения.

    Таким образом, диссоциация сознания и внимания помогает нам понять когнитивную непроницаемость ранних процессов восприятия, не утверждая, что нет места для когнитивной проницаемости на более интегрированных уровнях восприятия и познания, таким образом, чтобы порождать взаимодействие между этими уровнями. Это также облегчает теоретическую характеристику когнитивных влияний на бессознательное восприятие, которые не играют роли в сознательном опыте, и наоборот. В сочетании с аргументом эволюции CAD оправдывает непроницаемость раннего восприятия, основываясь, например, на важности инвариантности восприятия для навигации в окружающей среде, которая должна была развиться на раннем этапе независимо от когнитивных и мотивационных влияний.Именно потому, что разные виды интенциональности развивались в разное время, между восприятием и познанием должны быть интерфейсы, некоторые из которых не нуждаются в полноценном концептуальном выводе. Вот почему процессы, связанные с усвоением концепций, важны для установления баланса между взглядами «всепроникающее когнитивное проникновение» и «отсутствие когнитивного проникновения».

    Как и любая теоретическая категория, категория «раннего видения» (которая может быть расширена до восприятия ранней стадии) имеет нечеткие границы.Однако есть согласие, что раннее зрение должно включать в себя обнаружение специфических по модулю (когнитивно непостижимых) признаков, таких как цвет, движение или ориентация, обычно до задействования рабочей памяти. Он также может включать объектность без когнитивного отпечатка концептуальных категорий. Можно сказать, что на самых первых этапах восприятия возникает ощущение феноменально переживаемых характеристик, структурированных пространственно и во времени, которые могут быть интегрированы кросс-модально с помощью карт характеристик.Эта обработка должна сохранять внешние инварианты, касающиеся отражения света, формы, расстояния и продолжительности (среди многих других инвариантов, которые обеспечивают надежную точную навигацию и скоординированный моторный контроль). В этом смысле инварианты восприятия сохраняются благодаря когнитивной непроницаемости от мотивационной и концептуальной модуляции внимания (по крайней мере, у людей). Позднее вовлечение рабочей памяти допускает такую ​​когнитивную и эмоциональную модуляцию, и то, что было сознательно пережито без отпечатка категоризации, теперь переживается под концептуальным или мотивационным влиянием или категорией.Этот когнитивный переход имеет значение для понимания восприятия у других видов, а также для эволюции нашей собственной системы восприятия. Это одна из причин, почему CAD и аргументы эволюции должны информировать наше понимание когнитивного проникновения.

    Исходя из этих соображений, кажется, что существует два вида когнитивной непроницаемости: феноменально сознательная (восприятие основных черт) и нефеноменально сознательная (обнаружение черт вне осознания).Точно так же могут быть два типа когнитивной проницаемости: одна феноменальная (мотивационные влияния на восприятие) и другая нефеноменальная (концептуальные влияния при обнаружении, подобном слепому зрению). Однако, когда концептуальные возможности присутствуют в картине, всегда можно интерпретировать перцептивного содержания, предоставив пропозициональное объяснение или интерпретацию. Рассмотрим контраст между объяснением и непосредственным воздействием на содержание восприятия. В типичных случаях автоматического или легкого вывода вы можете сделать вывод о том, что кто-то опаздывает, глядя на выражение его лица или на то, как он смотрит на часы, но это не означает, что вы видите «опоздание».Восприятие эмоций сложнее, но оно может быть восприимчивым к аналогичным интерпретационным методам (инакомыслие см. В Siegel, 2006; Newen and Vetter, 2017). Мы можем сделать вывод о чьей-то радости по выражению его лица, но мы не обязательно видим истинное чувство радости. В этом смысле умозаключение может влиять на то, что человек воспринимает, без радикального изменения того, как зрительная система воспринимает особенности окружающей среды, которые остались бы непостижимыми. То, что вызывает содержание восприятия на ранних стадиях, остается нетронутым модуляцией сверху вниз.

    Такие выводы могут быть неявными и не зависеть от какого-либо добровольного руководства. Понятие « вывод » достаточно гибкое, чтобы оно могло происходить на всех этапах перцепционной прогнозной обработки в восприятии (см. Clark, 2013), где на такую ​​обработку могут влиять статистические свойства опыта или контекстов (например, см. Yuille and Kersten , 2006). Это более гибкое понятие, по-видимому, проблематизирует различие между непроницаемым и проницаемым восприятием, но как только будет создана структура CAD, можно будет утверждать, частично основываясь на аргументе эволюции, что ранняя статистическая обработка восприятия не должна считаться уязвимой для каких-либо верхушек. вниз влияние.Такая вероятностная информация о перцептивных свойствах совместима с инкапсуляцией (Raftopoulos, 2015a).

    Критический момент, заслуживающий особого внимания, заключается в том, что когнитивное проникновение не должно ставить под угрозу стабильные инварианты восприятия. Это ограничение особенно важно для результатов, которые нацелены на демонстрацию предполагаемых форм проницаемости в отношении базовой информации для навигации, такой как информация о расстоянии и глубине. Если в этих случаях происходит проникновение, необходимо показать, что оно не распространяется до такой степени, что человек, который просто выходит из комнаты, будет дезориентирован изменениями в размере, расстоянии и глубине, которые основаны на его убеждениях и желаниях. .Если когнитивное проникновение влечет за собой такое нарушение основных инвариантностей восприятия, то такие случаи проницаемости были бы столь же дезориентирующими, если не более дезориентирующими, чем галлюцинации. Обычно галлюцинации объясняются изменениями в физиологии (например, преднамеренными нейрофизиологическими изменениями, вызванными приемом определенных лекарств), а не простыми изменениями убеждений и желаний. Таким образом, важным ограничением является то, что когнитивное проникновение не должно пониматься таким образом, который повлечет за собой радикальные изменения восприятия, аналогичные тем, которые вызываются физиологией из внешних источников.Восприятие (например, раннее зрение) должно надежно сохранять неизменности. Чтобы произошло действительно радикальное когнитивное проникновение, должны быть доказательства того, что нисходящая концептуальная информация влияет на ранние стадии визуального восприятия, помимо простого облегчения обработки визуальной информации (например, эффектов внимания) (Raftopoulos, 2015b).

    Как уже упоминалось, еще одно важное соображение — это понятие интенциональности (т. Е. Способ, которым ментальные представления о вещах и особенностях в мире) и как эволюция может объяснить это.Интенциональность может быть очень простой, обрабатываться по модульному принципу и реагировать на непосредственную информацию из окружающей среды, или она может быть более абстрактной, категоричной и подверженной влиянию суждений и умозаключений. Различные формы интенциональности будут соответствовать эволюционной записи таких способностей, а также тому, насколько широко они распространены среди видов (чем раньше, тем больше). Интенциональность потребует концептуального интерфейса на каком-то уровне, по крайней мере, у людей, особенно когда они сталкиваются с новыми стимулами или ситуациями, требующими категоризации.Именно эта область концептуального развития требует тщательного изучения с точки зрения потенциальных интерфейсов для когнитивной проницаемости поздних стадий восприятия обработки.

    Приобретение концепций категорий восприятия, как мы полагаем, является лучшим примером того, почему необходим интерфейс между восприятием и познанием. Интересные случаи когнитивного проникновения могут быть определены в терминах таких интерфейсов, касающихся приобретения концепций, и это стратегия, которой мы здесь следуем. Важный вопрос заключается в том, есть ли предварительные эффекты при приобретении концепции.Поскольку предварительная установка определяет, как распределяется внимание, и может изменить фоновую нейронную активность таким образом, чтобы помочь определить, что воспринимается, она также может определять или влиять на то, как концепция получается или классифицируется посредством восприятия. Связь между категориальным рассуждением и категориальными способностями, основанная на том, что этологи называют «фиксированными паттернами действия», заслуживает внимания в этом отношении. Тщательная оценка эволюции интенциональности у разных видов должна включать изучение эффектов предварительной привязки на эти прото-концептуальные интенциональные репрезентации.

    Определение интерфейса для когнитивного проникновения, который не ставит под угрозу раннее восприятие

    Более важной отправной точкой является определение того, что имеется в виду под восприятием и познанием. Восприятие — это обработка сенсорными системами внешней информации, такой как визуальная или слуховая информация. Он имеет различные стадии и может быть в широком смысле разделен на раннее восприятие, которое состоит из инкапсулированных модулей сенсорной обработки (например, см. Пилишин, 1999; Рафтопулос, 2015b), и позднее восприятие, которое включает мультимодальную интеграцию, восприятие событий и распознавание объектов (например,г., см. Cavanagh, 2011). Обработка перцептивной информации часто приводит к субъективному восприятию этой информации , например, видению объекта или слышанию звука. Тем не менее, сенсорной обработке не требуется входить в сознательное осознавание, чтобы воспринимать восприятие — многое из этого может происходить в фоновом режиме. Важно отметить, что восприятие считается по существу «независимым от убеждений» процессом (особенно ранним). Ключевой вопрос, общеизвестно сложный в эпистемологии, заключается в том, как такие независимые от убеждений процессы могут оправдать убеждения? Опять же, этот вопрос касается взаимодействия между восприятием и познанием.

    Когда я, например, вижу яблоко, моя зрительная система обрабатывает информацию об особенностях этого объекта, но как именно такая обработка связана с обоснованием моей уверенности в том, что я вижу яблоко? Если все, что я воспринимаю, — это форма и цвет, то обоснование моей веры в основном не зависит от восприятия, и это должен быть какой-то вывод. Но нет проблем в том, чтобы сказать, что я вижу яблоко (или что я вижу объект как яблоко), и что то, что я вижу, оправдывает мои убеждения из-за модуляции понятий сверху вниз.Это совместимо с инкапсуляцией восприятия цвета и формы, и САПР особенно полезен для объяснения того, как это возможно. Это помогает решить проблему того, как эпистемически неоправданная ранняя обработка порождает перцептуально обоснованные убеждения за счет нисходящего влияния концепций на позднее восприятие.

    Познание включает в себя более осознанную модуляцию нисходящими процессами, например использование сосредоточенного внимания для поиска определенного объекта, и включает планирование действий, саморефлексию и способности, связанные с языком.Все эти процессы тесно связаны с сознанием и пропозициональным содержанием (в частности, с так называемым «сознанием доступа» — Block, 1995). Эти процессы, как правило, носят эпистемологический характер, но они также могут включать более сложные формы познания и сознательного опыта, такие как эстетические и моральные суждения. Значение радикального когнитивного проникновения состоит в том, что такие целенаправленные процессы более высокого уровня могут напрямую влиять на способ, которым информация первоначально обрабатывается сенсорными системами, так что это влияет на обнаружение признаков (например,g., цвет искомого объекта). Мы будем утверждать, что они могут изменить их только косвенно, путем модуляции более позднего восприятия.

    Речь идет о том, насколько познание может влиять на процессы восприятия низкого уровня? Будет ли это формой предварительной настройки, которая просто направляет непостижимые модули и процедуры, или это действительно влияет на обработку перцептивной информации в модуле (помимо эффектов внимания)? Действительно ли когнитивно возможен какой-либо аспект восприятия низкого уровня? Учитывая ограничения, упомянутые выше, а также аргумент эволюции, ответ состоит в том, что когнитивное проникновение не может быть повсеместным, и если оно произойдет, оно должно произойти на правильном уровне (например,g., позднее восприятие, после вмешательства, по крайней мере, рабочей памяти), так что перцепционные инварианты не затрагиваются и возможны базовые способности, необходимые для выживания, такие как навигация. Повторюсь, раннее восприятие вряд ли будет подвержено никакому когнитивному проникновению. Одна возможность, совместимая с CAD, состоит в том, что доступ к сознательному проникновению восприятия может происходить без феноменально сознательного проникновения в ранние переживания восприятия, и наоборот.Что касается феноменального сознания, аналогичное различие не вызывает проблем: раннее феноменальное сознательное видение может быть неконцептуальным, а затем используются феноменальные концепции для категоризации переживаний (см. Loar, 1997).

    Как уже упоминалось, некоторые авторы утверждают, что когнитивное проникновение никогда не происходит на самом деле. Напротив, то, что подпадает под категорию «проникновения», — это суждение или познание, и оно никогда не влияет на восприятие как таковое (см. Firestone and Scholl, 2016). Другие авторы отстаивают точку зрения, что когнитивное проникновение влияет на восприятие самыми разными способами, так что вера систематически изменяет восприятие (например,г., Сигель, 2006, 2010; Стокса, 2012). Утверждается, что это происходит даже на самых ранних стадиях обработки. Учитывая степень нисходящего влияния на обработку восприятия на нейронном уровне (например, см. Gilbert and Li, 2013; Vetter and Newen, 2014), эта точка зрения не является неправдоподобной. Согласно этой концепции всепроникающей проницаемости, наши убеждения, желания и цели влияют на восприятие разными способами. Следовательно, то, что мы воспринимаем, подвержено огромному количеству когнитивных влияний.

    Взгляд на всестороннюю проницаемость представляет собой сложную задачу.Если когнитивное проникновение происходит всегда и систематически, восприятие будет информировать нас почти всегда о том, во что мы уже верим или чувствуем, вместо того, чтобы сообщать нам об особенностях мира (особенно, когда мы сталкиваемся с новыми объектами или событиями). Это проблема, которая особенно беспокоит эпистемологию (Stokes, 2012). Ясно, что должно быть разновидностей перцептивного проникновения с различной степенью проницаемости. Если переживания аналогичны убеждениям в том смысле, что они требуют критического суждения и обоснования, тогда человек должен размышлять, а также систематически анализировать то, что он воспринимает.Этот рефлексивный анализ будет представлять собой интенсивную и высоко направленную сверху вниз форму внимания (возможно, даже добровольное внимание с усилием на явно оцениваемое перцептивное содержание). Проблема заключается в том, что такой процесс внимательного отношения, основанный на убеждениях, должен преобладать над всеми другими формами перцептивного внимания, чтобы произошло всепроникающее проникновение.

    Диссоциация сознания и внимания и аргумент эволюции предлагают выход из этой проблемы. Возможно, когнитивное проникновение влияет только на доступ к сознанию (т.д., доступ к информации, доступной для мысли, памяти и действия, но без субъективного опыта) на более высоких уровнях когнитивной интеграции. Все эффекты познания на перцептивный опыт можно объяснить обращением к концепциям, убеждениям или умозаключениям, а содержание восприятия остается непостижимым на ранних стадиях. Следовательно, может быть так, что нисходящие процедуры внимания работают независимо от феноменально сознательного восприятия. Мотивационные эффекты можно объяснить на более высоких уровнях интеграции, которые не должны изменять содержание раннего феноменально сознательного восприятия.Формы восприятия, которые возникли на раннем этапе развития, такие как восприятие цвета, были бы непостижимыми. Эта теоретическая возможность решила бы эпистемическую проблему, представленную выше. CAD может также объяснить, почему всепроникающее проникновение концептуализированного содержания в сознание доступа не обязательно должно влечь за собой всепроникающее проникновение феноменально сознательного восприятия (субъективно переживаемого восприятия).

    Однако есть веские основания полагать, что противоположная крайность, отвергающая любую форму проницаемости, также слишком радикальна.Например, социальное взаимодействие требует обработки восприятия и понимания ситуационного контекста (включая других агентов) для достижения успеха. Категоризация новых объектов, событий или ситуаций также требует определенного когнитивного влияния, которое может зависеть от предыдущего опыта или знаний. Взгляд на восприятие как на байесовский вывод, например, представляет модели того, как восприятие может быть ограничено предшествующим опытом, смещая обнаружение более вероятных характеристик и ограничивая возможные интерпретации этой информации (например,g., см. Kersten et al., 2004; Юилле и Керстен, 2006). Хотя мы можем утверждать, что такого рода предубеждение не является формой когнитивного проникновения в процесс ранней обработки восприятия, оно может повлиять на то, как происходит эта обработка, и, в частности, на то, как интерпретируется содержание восприятия. Такие причины иллюстрируют, почему должен быть интерфейс для когнитивного проникновения. Это будут эпистемически фундаментальные случаи когнитивного проникновения на более поздних стадиях восприятия, когда работает когнитивная интеграция эмоций, познания и восприятия.Здесь мы пытаемся найти баланс между этими противоположными взглядами, обращаясь к структуре САПР и аргументам эволюции (см. Haladjian and Montemayor, 2015). Более детальный взгляд необходим не только для решения эпистемической проблемы, упомянутой выше, но и для достижения всеобъемлющей теории восприятия, которая учитывает эпистемологическое и мотивационное значение восприятия, и здесь особенно полезен байесовский подход.

    Как именно следует понимать эволюцию интенциональности, особенно в отношении CAD и когнитивной непроницаемости? Одна из возможностей состоит в том, что люди и другие виды разделяют многие формы раннего восприятия с неконцептуальным интенциональным содержанием, которое можно понять в терминах представления Пикока (1992) о «содержании сценария».Как поясняет Крейн (2009), такое содержание сценария должно интерпретироваться с точки зрения нахождения в состоянии с неконцептуальным содержанием — такое репрезентативное состояние, в котором нахождение в нем не требует владения концепциями — даже если такое содержание может должным образом охарактеризовать понятиями существо с концептуальными способностями, такое как люди. Мы не можем быть уверены в том, как животные испытывают такое содержимое, но весьма вероятно, что они должны иметь аналогичный опыт. Животные ориентируются, идентифицируют предметы, реагируют на цвет и обладают схожими сенсорными системами.В какой-то момент нашей эволюции наш мозг создал процедуры для когнитивного управления вниманием, но эти процедуры не могут напрямую изменить раннее восприятие из-за требования постоянства характеристик для выживания, которое включает такие характеристики, как цвет и время (Lisi and Gorea, 2016). Затем, даже на более позднем этапе нашей эволюции, мы научились явно интерпретировать наши перцептивные переживания и лингвистически артикулировать такие интерпретации в терминах дискурсивного вывода (способность, которая кажется исключительно человеческой).Таким образом, реальные случаи когнитивного проникновения не должны апеллировать к явным выводам, как когда кто-то «видит», что кто-то опаздывает. Но восприятие на более высоких уровнях когнитивной интеграции (например, выше раннего видения) может представлять интересные случаи когнитивного проникновения посредством концептуализации. Это оставит раннюю обработку инкапсулированной и непроницаемой, а также откроет дверь для взаимодействия между предконцептуальным восприятием и когнитивно управляемым концептуальным восприятием.

    Формы когнитивной интеграции также развивались, и они имеют значение для способа обработки перцептивного содержания.Например, кросс-модальная интеграция информации (например, слуховой и визуальной) может указывать на влияние одной модальности на другую, когда внимание направлено определенным образом (например, Palmer and Ramsey, 2012). Такая кросс-модальная интеграция часто, хотя и не всегда, связана с сознательным опытом, при этом некоторые теории сознания полагаются на интеграцию информации из нескольких источников для создания единого опыта сознания (например, Tononi, 2012). Этот многоуровневый подход может помочь смоделировать возможные формы когнитивной интеграции с точки зрения различных интерфейсов, которые развивались в разное время.Раннее восприятие остается непостижимым, чтобы гарантировать стабильность, но в ходе эволюции содержимое становится доступным и интегрируется, не влияя на раннее восприятие. Затем системы памяти и мотивации также интегрируются в более сложные когнитивные состояния, управляемые когнитивно управляемым вниманием.

    Ранние процессы восприятия должны, прежде всего, предоставлять надежную информацию об окружающей среде независимо от мотивации или когнитивной модуляции. Они включают в себя внимание, основанное на особенностях и объектах (Treisman, 1988), и механизмы отслеживания движений (Pylyshyn, 1989; Cavanagh et al., 2001). Предварительное указание сверху вниз и когнитивное руководство действуют на более высоких уровнях после того, как сработали механизмы раннего отбора внимания (Yeh and Chen, 1999; Theeuwes, 2010). Таким образом, раннее видение обеспечивает базовую область восприятия, которая влияет на навигацию, непосредственное взаимодействие с окружающей средой и даже формы планирования, которые можно найти у других видов, таких как птицы (Clayton and Dickinson, 1998). Как уже упоминалось, эту форму интенциональности можно понять в терминах понятия «сценарного содержания» — интенционального состояния, которое не обязательно должно быть конституировано ни концепциями, ни пропозициональным содержанием, чтобы быть репрезентативным .Навигация у многих видов, по-видимому, требует такого рода интенциональности, и она, должно быть, возникла на раннем этапе (обсуждение того, как эта тема связана с различием между аналоговым и цифровым форматами ментального представления, см. Montemayor, 2013, глава 3). Весьма вероятно, что у существ с феноменальным сознанием содержание сценария глубоко связано с базовым опытом, который информирует их об окружающей среде так же, как они информируют нас. Хотя многие умелые реакции на окружающую среду происходят за пределами феноменального сознания, сознательный опыт является нашим самым непосредственным руководством к действию.С другой стороны, доступ к контенту требует более высокого уровня интеграции и вмешательства пропозициональных установок, таких как убеждения.

    Есть связанный с этим вопрос, касающийся того, как внимание работает вне сознательного осознания у видов, которые могут не обладать феноменальным сознанием. Нечеловеческие виды со сложной системой внимания, такие как стрекозы (Wiederman and O’Carroll, 2013), также вряд ли получат доступ к навигационной информации пропозиционально (с точки зрения сознания доступа и концептуального суждения).Здесь CAD представляет интересную возможность. Возможно, эти способности внимания для навигации и отслеживания объектов у таких видов, как насекомые, экстенсивно эквивалентны у организмов, которые полагаются на феноменальное сознание (они совпадают с точки зрения их референции и того, как организм реагирует на стимулы). Но для того, чтобы такое экстенсиональное перекрытие было возможным, эти ранние процессы восприятия должны быть непроницаемыми, или, по крайней мере, непроницаемость таких процессов восприятия — лучшее объяснение, которое у нас есть для их перекрытия между видами.Очевидно, что точное понимание того, сколько перцептивного руководства происходит вне сознательного осознания, является эмпирической проблемой. Мы защищаем здесь утверждение, что различие между когнитивно непроницаемым восприятием и когнитивным проникновением является фундаментальным для объяснения сложности восприятия и его эволюции. Задача состоит в том, чтобы понять связь между когнитивно непроницаемым восприятием и когнитивно проницаемым восприятием. С этой целью мы теперь переходим к обсуждению приобретения концепций — одного из самых ярких примеров, в котором должно происходить взаимодействие между познанием и восприятием.

    Приобретение концепции

    Резкое различие между познанием и восприятием, которое некоторые критики когнитивного проникновения теоретизируют как центральную особенность разума (см. Firestone and Scholl, 2016), сталкивается с особенно насущной проблемой, лежащей в основе когнитивных наук: приобретением концепций. Фактически, утверждение, что такое строгое разграничение является существенным аспектом природы разума, может быть даже эмпирически ложным (Kosslyn, 1980, 1994). Для наших целей мы сосредоточимся только на том, как резкое разграничение между познанием и восприятием порождает проблемы в вопросе усвоения понятий.Мы стремимся показать, что, хотя точка зрения на всепроникающее когнитивное проникновение не может быть верной, как утверждалось выше, противоположная точка зрения, утверждающая, что когнитивное проникновение никогда не происходит, также неверна. Важное уточнение состоит в том, что когнитивное проникновение может происходить на позднем этапе восприятия (после ранней обработки восприятия), и что предконцептуальные процессы играют важную роль в обеспечении интерфейса между познанием и восприятием на этом уровне. Таким образом, мы защищаем точку зрения о том, что на раннее восприятие не может напрямую влиять познание, но что существует интерфейс, который делает позднее (проницаемое) восприятие возможным и, по сути, систематическим.Основная трудность состоит в том, чтобы объяснить усвоение концепций, основанных на восприятии, которые имеют решающее значение для базовых задач распознавания.

    Точно так же, как нам нужно четко понимать, в каком смысле познание определяет восприятие, нам также необходимо четко понимать, что подразумевается под «концептуальным познанием». Во-первых, рассмотрим различия между памятью , распознаванием и видением . Воспоминание явно отличается от видения и эффектов внимания, основанных на памяти. Хотя память может иметь решающее значение для управления восприятием и категоризацией новых объектов (например,г., Влач, 2016), он не определяет то, что мы видим. Но почему концептуальное распознавание должно быть наравне с памятью как неперцептуальный процесс? Возьмем, к примеру, эволюционно важный навык распознавания родственников и врагов. Эта фундаментальная способность, по-видимому, является частью системы восприятия и, по-видимому, результатом ее эволюции (Millikan, 2005). Кроме того, для распознавания чего-либо не всегда требуется полное восприятие этого, поскольку логическая обработка может использовать ключевые особенности для информирования представления, основанного на памяти, что указывает на то, что способности распознавания у животных должны быть комбинацией перцептивных и предконцептуальных способностей.Из-за того, насколько эти навыки являются базовыми для выживания, можно постулировать две формы распознавания: одна зависит от памяти, а другая — в основном перцептивная (например, автоматическая реакция на сенсорные сигналы). Эта возможность несовместима с моделью четкой демаркации (например, одобренной Firestone и Scholl, 2016), поскольку в таких случаях возможности распознавания, по-видимому, определяют обработку восприятия.

    В каком смысле преконцептуальные состояния, которые не являются когнитивно проницаемыми, могут привести к когнитивной модуляции внимания? Как уже упоминалось, одна из возможностей состоит в том, что сознательные и бессознательные неконцептуальные состояния систематически перекрываются с содержанием, которое может быть категорически описано организмом с концептуальными способностями.Учитывая точность и надежность механизмов, которые создают такие преконцептуальные состояния, можно думать об этих состояниях как о репрезентативной структуре, которая структурирует интерфейс для более абстрактных представлений. Кажется, что язык присутствует только у людей, и с точки зрения методологии лучше не приписывать концептуальные способности другим видам (Бермудес, 2003, называет это минималистским подходом к нелингвистическому мышлению). Принятие минималистского подхода является основополагающим для объяснения многих навигационных возможностей, которые лучше всего понимать либо как основанные на измерениях представления, либо как содержание сценария.Было бы неуместно характеризовать эти репрезентации с точки зрения языка, понятий или психологии лингвистических высказываний. На самом деле, некоторые авторы считают, что даже в случае атрибуции пропозициональной установки есть причины скептически относиться к принятию лингвистико-пропозициональной модели вместо более минималистской (Matthews, 2007).

    Упомянутое ранее предложение о том, что сознание доступа может быть ответственным за когнитивное проникновение без причинного и прямого изменения содержания раннего восприятия (включая феноменально сознательное восприятие), теперь можно изложить более подробно.Ранняя обработка когнитивно непостижима, преднамеренная и репрезентативная, и она может быть либо феноменально сознательной (вызывая переживания сенсорного типа), либо происходить бессознательно — в соответствии с CAD. Эти ранние перцептивные состояния имеют содержание, которое можно охарактеризовать как неконцептуальное или непропозициональное (обсуждение того, как охарактеризовать репрезентативную природу этих состояний, см. В Montemayor, 2013). Тогда рабочая память и, по крайней мере, в случае людей, концептуальные представления могут влиять, направлять и косвенно определять содержание восприятия на более поздних стадиях.Процессы рабочей памяти также могут помочь поддерживать репрезентации важных для задачи функций, активируя области раннего выбора функций зрительной коры (Serences et al., 2009), что предполагает нисходящее влияние на раннюю активацию зрения. Фактически, различные исследования, проверяющие память на сенсорные сигналы, показывают, что схема, лежащая в основе рабочей памяти, участвующей в этих задачах, включает области коры, которые выполняют обработку этих сигналов (для обзора см. Pasternak and Greenlee, 2005).Тем не менее, такая модуляция раннего зрения согласуется с подходом САПР. С CAD также согласуется косвенное руководство поздним восприятием, которое может зависеть не только от состояний сознания доступа с пропозициональным содержанием, но и от других мотивационных и феноменологически сильных состояний, таких как эмоции. Все это согласуется с тем, что раннее восприятие когнитивно непостижимо. Но взаимосвязь между ранним и поздним восприятием показывает, что взаимодействие между восприятием и познанием жизненно важно для усвоения концепций.Это уточнение важно, потому что один из способов интерпретации предложения Файерстоуна и Шолля (2016) состоит в том, что такой интерфейс никогда не возможен и что нет никакого когнитивного проникновения, даже на более поздних этапах восприятия.

    Как когнитивный феномен, усвоение концепций на определенном уровне критически зависит от процессов восприятия. Фодор (1983, 1998), который является выдающимся сторонником представления о модульной и инкапсулированной архитектуре, которое предположительно несовместимо с проницаемостью, объясняет приобретение концепции следующим образом: «У нас есть типы умов, которые часто усваивают концепцию X из опыта, намеренный объекты — это свойства, принадлежащие X-стереотипу »(Фодор, 1998, с.137–138; его акцент). Эти свойства не основаны на сохраненных воспоминаниях, иначе как можно было бы хотя бы получить концепцию? То, что Фодор называет «стереотипом», — это не суждение, а статистическое понятие, которое фиксирует перцептуальные закономерности (Fodor, 1998, стр.138). Фодор настаивает на том, что для усвоения концепций необходимы переживания восприятия. Если бы для этого были необходимы только суждения, как вообще можно было бы получить перцептивную концепцию? Итак, концептуальное признание кажется по сути процессом восприятия.Даже если кто-то считает, что концепции являются врожденными, процессы восприятия по-прежнему необходимы, чтобы приобрести таких концепции (очевидно, для тех, кто отрицает иннатизм, процессов восприятия достаточно для объяснения приобретения концепций). Приобретение концепции не является ни явным суждением, ни просто бессознательным выводом, и предпочтение модульной и инкапсулированной архитектуры (например, Пилишин, 1999, 2003) все же может быть совместимо с наличием концептуального интерфейса между познанием и восприятием.

    Ниже мы проводим различие между лингвистическими ярлыками и концептуальными категориями, что дополнительно проясняет процессы, лежащие в основе приобретения концептов.Во-первых, мы хотим подробнее рассказать о том, как различие между ранним и поздним восприятием связано с традиционными проблемами эпистемологии. Когда вы видите красную чашу, то ее видение чаши, которая имеет свойство быть красной, очевидно, означает, что вы обладаете понятиями «красный» и «чаша». Но ваша система восприятия может находиться в феноменальном состоянии с красной чашей как ее составной частью. его содержания, независимо от этих понятий (как это происходит с младенцами и, предположительно, у других видов). Другими словами, ваша система восприятия может визуально воспринимать красную чашу, не рассматривая ее как объект, подпадающий под категорию «красная чаша».По этой причине кажется, что теории в когнитивной науке должны допускать различие между неэпистемическим и эпистемическим видением (например, видением набора характеристик по сравнению с видением чего-то как экземпляра концептуальной категории).

    Случаи экспертизы порождают интерфейс не только с концепциями, но и с более широким репертуаром суждений и убеждений. Выглянув в окно, вы видите птицу, приземляющуюся на ближайшую ветку дерева, и замечаете ее серый и черный цвета.Ваш друг-эксперт, орнитолог, видит не только птицу и ее цвета, но и видит в ней ворону с капюшоном. Этот контраст можно интерпретировать по-разному: вы видите объект и его цвета, и, внимательно присмотревшись к нему, вы видите, что это ворона; или вы видите птицу, и пока вы видите ее как ворону, ваш опытный друг видит в ней ворону с капюшоном. В последнем случае кажется очевидным, что вы и ваш друг-эксперт видите одну и ту же птицу (но см. Siegel, 2010, где утверждается, что это могут быть разные переживания восприятия с разным содержанием).В первом случае вы видите птицу и применяете концепцию «ворона». Другие виды могут видеть птицу и находиться в таком состоянии восприятия, которое заставляет животное вести себя так, как если бы оно обращалось, в частности, к воронам, но без необходимости находиться в нем. концептуальное или пропозициональное состояние. Однако вы и ваш друг получаете доступ к информации по-разному, хотя содержание вашего раннего восприятия, скорее всего, частично совпадает. Вот почему сознание доступа связано с более сложными формами когнитивной интеграции, которые возникают на более поздних этапах обработки восприятия.Вы владеете понятиями ворона и птицы, но только ваш друг может сделать вывод, что это особый вид вороны.

    Знания (и / или предыдущий опыт) могут изменить то, как мы видим что-то концептуально, на уровне сознания доступа, но не перцептивно, на раннем феноменально сознательном уровне. Это может повлиять на восприятие на более поздних этапах восприятия, например, когда содержание восприятия интегрировано с мотивационными состояниями. Быть экспертом может помочь вам заметить нюансы птицы, которые позволят вам идентифицировать ее как определенный вид, по сравнению с наивным наблюдателем, который просто видит в ней какую-то птицу (т.е. внимание к деталям может отличаться, хотя обоим наблюдателям доступно одно и то же содержание восприятия). Опыт может обеспечить некую форму предварительного эффекта. Например, настраивая нервную систему на интегрированное содержимое, музыканты могут более эффективно реагировать на мультисенсорные стимулы (Landry and Champoux, 2017). Эти эффекты модулируют или направляют внимание, а не определяют то, что человек воспринимает, влияя на обработку информации. Даже в случаях сенсорных явлений, таких как адаптация или негативные остаточные образы, изменения восприятия происходят из-за необычной и последовательной активации зрительных нейронов (например,(например, при постоянной фиксации стимул на периферии может исчезнуть из-за нервного утомления), и это не будет считаться случаем когнитивного проникновения. Фактически, эти изменения в адаптации происходят потому, что взгляд направлен таким образом, чтобы вызвать эти явления, которые являются примерами того, как модули восприятия могут быть направлены таким образом, чтобы использовать их врожденные характеристики, а не примером познания, непосредственно изменяющего обработка в модулях раннего восприятия (см. Clifford et al., 2007). Эти эффекты адаптации проявляются на нескольких уровнях восприятия, включая поздние, как в случае восприятия лица (Webster and MacLeod, 2011). Именно модуляция, основанная на концепциях и пропозициональном содержании, отчетливо характерна для сознания доступа, которое, согласно CAD, не обязательно характеризует феноменальное сознание, включая субъективно переживаемые эффекты адаптации, тем самым допуская когнитивную непроницаемость ранних состояний восприятия.

    Приобретение концепции начинается с процессов восприятия, которые обеспечивают содержание, которое не нужно концептуализировать, чтобы быть информативным.Затем более поздние этапы восприятия взаимодействуют с концептуальной информацией, а затем сохраняют категориальную информацию в памяти. Такие интерфейсы критически важны для концептуального познания. Конечно, можно комбинировать существующие концепции для образования новых независимо от прямого восприятия (например, «Пегакорн» можно легко представить, если вы знакомы с Пегасом и единорогами). Приобретение концепций является продуктом различных процессов, некоторые из которых являются чисто перцептивными, а другие — чисто когнитивными, а многие представляют собой комбинацию обоих.Отчасти из-за этого мы считаем, что ни абсолютная непроницаемость, ни всеобъемлющая проницаемость не являются полностью правильными.

    Структура САПР также позволяет проводить градуированные различия, которые объясняют, почему, с одной стороны, ранние процессы восприятия настолько стабильны, независимо от фоновых убеждений и эмоций, а с другой стороны, почему высокоинтегрированная информация подвержена искажениям, основанным на убеждениях и эмоциях. на более поздних этапах восприятия. Это следствие аргументации эволюции.Поскольку интенциональность эволюционировала, должна была развиться граница между когнитивно проницаемым восприятием и когнитивно непроницаемым восприятием. Восприятие величин представляет собой особенно интересный случай. Воспринимаемые величины для управления моторикой и навигации (например, продолжительность, расстояние или скорость) отличаются от сознательного внимания продолжительностью ощущений и эмоций, включая испытываемое усилие. Первые очень надежны для разных видов, в то время как вторые подвержены хорошо подтвержденным эффектам искажения (Kahneman, 2000).Отчасти из-за разницы в интеграции и восприимчивости к эффектам искажения существуют две модели оценки опыта, основанные на их продолжительности или интенсивности: модели, основанные на памяти и модели, основанные на мгновенном опыте (Kahneman, 2000, p. 692). Этот контраст между ранним восприятием величин и более поздними интерфейсами между перцептивными величинами и концептуализированными переживаниями имеет очевидные последствия для деятельности и планирования и предполагает, что разные виды должны по-разному представлять себя во времени (Montemayor, 2010).

    Возможно, одна из самых древних в эволюции форм раннего восприятия — это восприятие величин для навигации. Навыки восприятия для навигации являются одними из самых надежных навыков, которые были проверены на разных видах, включая насекомых (Gallistel, 1990). Эти способности к восприятию опираются на неконцептуальные репрезентации и могут быть объяснены с точки зрения содержания сценария (см. Также Montemayor, 2013, где обсуждается, почему они репрезентативны). Однако концептуализированные эмоции (а также их продолжительность и интенсивность) гораздо труднее проверить у других видов, и нельзя предполагать, что они присутствуют у многих из них (например,g., у насекомых, которые могут надежно ориентироваться и обращать внимание на величины). Предположительно, у видов с теорией умственных способностей более сложный интерфейс для восприятия, эмоций и познания, как показывает различие между эмпатической и ноцицептивной болью. Возможность когнитивного проникновения коррелирует с эволюционной историей, как следует из аргументов эволюции, а также с когнитивной интеграцией, необходимой для доступа к содержанию высказываний. Контраст между воспринимаемой продолжительностью эмоций и более простым восприятием величин (например,g., время, расстояние и скорость) могут быть легко адаптированы в рамках САПР: существует интерфейс для интеграции эмоций и суждений относительно интенсивности и ценности на более поздних стадиях восприятия, но ранняя перцепционная обработка восприятия величины осуществляется когнитивно. непроницаемый. Это гарантирует надежность, как упоминалось ранее. У людей также существует концептуальный интерфейс для интеграции перцептивных величин и неперцептуальных понятий, таких как математические концепции, касающиеся пространства, времени и скорости.Этот интерфейс связан с сознанием доступа, в то время как интерфейс с эмоциями представляет собой комбинацию позднего концептуального восприятия и феноменологии эмоций. Хотя некоторые исследования показывают, что оценки величины можно систематически калибровать (например, Izard and Dehaene, 2008), это будут случаи модуляции интерпретации результатов, а не когнитивное проникновение в сам механизм оценки величины.

    Интересное следствие аргумента эволюции в контексте САПР состоит в том, что конкурирующие взгляды на концепции могут правильно описывать различные уровни обработки восприятия.Концептуальная структура, которую имеют люди, более абстрактна, чем любой набор функций или простых процедур перцептивного внимания — она ​​имеет логическую структуру, которая допускает отрицание, обоснованный вывод и композиционность. Такие концепции не могут быть сведены к сумме ожидаемых вероятностей особенностей данной сцены восприятия, но самые ранние, когнитивно непостижимые стадии могут быть сведены к такому анализу на основе характеристик или прототипов. Это приводит к еще двум выводам аргумента эволюции, касающегося, в частности, понятий.Во-первых, чем выше степень когнитивной интеграции и проникновения, тем больше требуется логической структуры для когнитивного воздействия. Во-вторых, чем выше степень логической интеграции, тем абстрактнее и амодальнее концепции. Этот более высокий уровень когнитивной интеграции обычно связан с явным суждением (т. Е. Явное суждение имеет логическую структуру). Это открывает возможность для различных типов прототипов, основанных на признаках, работающих на ранних этапах, и более характерных абстрактных концептуальных представлений, играющих разные роли на разных интерфейсах, что позволяет использовать разные формы интеграции и демодуляризации на более поздних этапах восприятия.Эти интерфейсы согласовывались бы с эмпирическими выводами, такими как межвидовые выводы о восприятии величин и выводы об искажении суждений о продолжительности эмоций у людей. Наконец, можно найти аналогичное различие между категоризацией на основе прототипов и более абстрактными концепциями человеческого развития (например, Keil, 1989). Исследования развития показывают, что младенцы могут получить перцептивные концепции раньше сложных форм абстрактных концепций (Spelke, 1988; Spelke and Kinzler, 2007; Carey, 2009).Именно с этим более продвинутым типом концептуального интерфейса мы можем найти когнитивную проницаемость на более поздних этапах обработки восприятия, которые интегрированы с когнитивно управляемой модуляцией внимания. Эти интерфейсы, по крайней мере, свидетельствуют о взаимосвязи между восприятием и познанием на более поздних стадиях. Таким образом, постулирование различных типов интерфейсов на основе структуры САПР и аргументов эволюции может помочь объяснить случаи когнитивного проникновения на более поздних этапах, сохраняя когнитивную непроницаемость раннего восприятия, обеспечивая баланс между преобладающими противоположными взглядами.

    Кадр как система различий эмоций, восприятия и суждений

    Эмоции значительно усложняют картину. Они являются важным аспектом социального познания и взаимодействия, особенно с точки зрения развития сочувствия и помощи в понимании других. По этим причинам обработка эмоций должна быть неотъемлемым компонентом человеческого восприятия и познания. Ньюен (2016), например, утверждает, что эмоции можно воспринимать так же, как воспринимаются особенности восприятия.Исследования показывают, что эмоции можно распознавать так же, как распознавание образов в других смысловых модальностях, что обусловлено эволюционной необходимостью и требует взаимодействия восходящих и нисходящих процессов (см. Newen, 2016). Аналогичным образом, кажется, что социально значимая информация обрабатывается автоматически, что ставит под сомнение, должно ли восприятие включать внимание к социальным сигналам (Neufeld et al., 2016). Если верно, что эмоции и социально значимая информация обрабатываются как перцептивные особенности, эта точка зрения будет настоятельно рекомендовать очень надежный вид когнитивного проникновения, потому что мы видим не только основные перцептивные константы, которые определяют объектно-ориентированное внимание, но и эмоциональное и социально значимый контент.Другими словами, если эта точка зрения верна, то эмоциональные и социальные убеждения будут определять значительную часть восприятия. Важно отметить, что даже если бы это было так, это все равно было бы совместимо с когнитивно непостижимым ранним восприятием.

    Однако основная проблема заключается в том, что этот пример проницаемости может означать просто наведение. Есть веские основания полагать, что нейронные системы, поддерживающие эмоции, частично совпадают с познанием (Pessoa, 2008), а эмоциональные состояния можно рассматривать как одну из форм предупреждения.Например, эмоциональное состояние, такое как страх, может влиять на то, как человек направляет внимание (например, на более опасные аспекты окружающей среды) и, таким образом, улучшает взаимодействие с окружающей средой (LeDoux, 2012). Эта способность также включает бессознательное восприятие эмоциональных стимулов (см. Tamietto and de Gelder, 2010). Если эти предварительные эффекты очень устойчивы и систематичны, есть очень ясный смысл, в котором они определяют то, что человек воспринимает, тем самым способствуя некоторому уровню проницаемости на более поздних этапах обработки.

    Насколько мощным может быть когнитивное проникновение в случае эмоций, не будучи когнитивно пагубным (например, из-за слишком большого изменения содержания восприятия и превращения важнейших инвариантов восприятия в нестабильные и ненадежные)? CAD также помогает прояснить эту проблему. Эмоции имеют огромное влияние на сознание, но это влияние не обязательно должно быть полностью перцептивным или выводимым. Мы считаем, что это серьезный источник путаницы. Эмоции оказывают значительное влияние на общую феноменологию человека, но слишком большое влияние на осознание может отвлекать или даже подавлять то, что человек воспринимает .В таких случаях феномен представляет собой вмешательство или препятствие восприятию, а не определение восприятия (например, как при посттравматическом стрессовом расстройстве). В других случаях это может обогатить восприятие — не определяя его, а добавляя живости к общему феноменологическому опыту . Эстетический опыт и живость некоторых автобиографических воспоминаний — хорошие примеры этого феномена (Montemayor and Haladjian, 2015, pp.150–165). Все эти случаи лучше всего понимать как позднее когнитивное проникновение восприятия (возможно, мотивационное проникновение, — лучший термин), а не как когнитивное проникновение в раннее восприятие (например, раннее зрение).

    Восприятие цвета дополнительно проясняет важность CAD для точного определения случаев когнитивного проникновения на более поздних этапах обработки восприятия из когнитивно непонятного раннего зрения. В восприятии цвета задействованы две разные нейронные цепи: одна для определения цвета, а другая, связанная с циркадной регуляцией и эмоциями (Pauers et al., 2012). Воспринимаем ли мы эмоции, когда воспринимаем цвет? Это не кажется правдоподобным. Скорее, мы обнаруживаем и ощущаем цвет в раннем зрении, а также переживаем сложное состояние восприятия и эмоционального содержания на более поздних этапах обработки.Даже в случае запоминания человеком ожидаемого цвета объекта, который может повлиять на воспринимаемый цвет объекта (см. Hansen et al., 2006), такие результаты не окончательно указывают на когнитивное проникновение в раннее зрительное восприятие, а скорее на этап, включающий интерпретацию сигналов раннего видения. Еще больше усложняет ситуацию то, что некоторые аспекты обнаружения признаков могут происходить вне сознания — они в основном независимы в своих нейронных коррелятах (Koch and Tsuchiya, 2012).Заправка цвета может происходить на более высоких уровнях обработки даже без сознательного восприятия цвета, как в исследованиях, в которых используется обратное маскирование для проверки заправки ответов на цвета, которые не воспринимаются сознательно (Norman et al., 2014). Чтобы приспособиться к этому факту, нам нужна дифференцированная структура, такая как CAD, а не четкое различие между познанием и восприятием или всеобъемлющая форма когнитивного проникновения. Обнаружение цвета и основанные на цвете эмоции действительно взаимодействуют систематически на более поздних стадиях обработки восприятия, которые также являются феноменально осознанными, но это не влечет за собой проникновение эмоций в обнаружение цвета или раннее визуальное восприятие цвета.

    Что касается случаев автоматического социального обнаружения (например, Neufeld et al., 2016), они могут быть аналогичны шаблонам обнаружения, связанным с процедурами социального планирования, которые действуют независимо от пережитых эмоций и чувств. Таким образом, основываясь на CAD, не так просто сказать, что эмоция обнаруживается как часть восприятия, потому что такие процедуры могут быть смоделированы либо как бессознательная обработка, либо как особые процедуры внимания, запускаемые конкретным концептуализированным содержанием восприятия, а не как составляющие раннего восприятие, поскольку это обнаружение не изменяется общей феноменологией (момент, полностью аналогичный разнице между величинами и интенсивностью эмоций, упомянутым выше).Как правило, может случиться так, что такое обнаружение паттернов социальных сигналов не повлечет за собой систематической проницаемости, потому что они могут фактически возникать на поздних уровнях когнитивной обработки или вообще не восприниматься (например, они могут быть логическими или строго мнемоническими).

    Структура CAD может объяснить многие изменения в восприятии на более поздних стадиях, одновременно оправдывая непроницаемость раннего восприятия. Простого обращения к феноменологии и того, как переключение с одной задачи внимания на другую меняет то, что испытываешь, недостаточно для доказательства проницаемости именно из-за различий, основанных на уровнях САПР.Более того, даже феноменология восприятия способствует стабильности и непрерывности опыта, а не изменчивости, вызванной постоянным когнитивным проникновением. Например, когда кто-то перемещается по комнате, постоянство цвета и формы стен и мебели остается неизменным, несмотря на множество логических триггеров, фактических и потенциальных, которые возникают в любой момент. Поразительно, но, похоже, так обстоит дело и в снах, где есть в целом согласованный опыт, каким бы абсурдным он ни был.Следовательно, апелляции к сознательному опыту могут не предоставить решающих доказательств когнитивного проникновения, потому что общая феноменология зависит от когнитивной интеграции на поздних стадиях обработки восприятия таким образом, который совместим с ранней непроницаемостью восприятия. Чтобы проверить радикальное и всеобъемлющее когнитивное проникновение, нужно показать, что познание определяет восприятие на существенном уровне, на самых ранних стадиях, вызывая изменения в восприятии прямым путем. CAD показывает, что доказательства могут быть поняты таким образом, чтобы избежать этой интерпретации, потому что CAD демонстрирует, что познание и восприятие могут быть независимыми и при этом взаимодействовать систематическим образом.В частности, овладение концепцией основных категорий восприятия — хорошее место для выявления явных случаев когнитивного проникновения за пределы начальных стадий раннего восприятия.

    Когнитивно управляемое внимание: функциональное, синтаксическое и семантическое

    Важно еще раз заявить, почему сопротивление всепроникающему когнитивному проникновению не только правдоподобно из-за аргументов эволюции, но и как общее теоретическое обязательство. Одна из причин — проблема невозможности прийти к общему мнению среди воспринимающих.Если нет точек соприкосновения, как можно объяснить надежную координацию между несколькими субъектами при выполнении задач на контроль моторики и внимания (например, выполняемых при занятиях командными видами спорта)? Одно из решений, предлагаемых CAD, заключается в том, что, хотя существуют значительные уровни когнитивного проникновения на высоко интегрированных уровнях познания и восприятия, когнитивное проникновение отсутствует на ранних этапах сознательного и бессознательного восприятия. Но также важно объяснить, как именно процессы верхнего уровня влияют на восприятие.Это то, что позволяет CAD: когнитивная непроницаемость ранней обработки с сильным влиянием познания на более высоких уровнях когнитивной интеграции (например, внимание к интенсивности эмоций или важность автобиографической памяти), которые соответствуют более эволюционным недавним типы внимания (критику против мнения, что нисходящие пути влекут за собой когнитивное проникновение, см. Raftopoulos, 2001a, b).

    Есть несколько возможных областей познания более высокого уровня, которые могут быть восприимчивы к когнитивному проникновению.Согласно CAD, феноменальное сознание систематически меняется в зависимости от эмоционального и фонового содержания знаний — оно эмпатически структурировано (Montemayor and Haladjian, 2015). Насколько восприимчивы более семантические аспекты разума к умозаключениям и эмоциональному влиянию, может зависеть от концепций вида и степени интеграции информации — отсюда важность усвоения концепций. Повторюсь, раннее восприятие когнитивно непостижимо, что позволяет надежно и предсказуемо управлять моторикой и взаимодействовать с внешними объектами.Это содержимое обрабатывается независимо от эмпатических и интегративных влияний познания и эмоций. Это структурное требование связано с адаптивной необходимостью и, вероятно, появилось у других видов, эволюционно близких к человеку (Zentall, 2005). Более того, подобная человеку сознательная осведомленность, похоже, зависит от глобальной функциональной связи между модулями мозга (Wu, 2014; Godwin et al., 2015), и это может указывать на форму проницаемости на более поздних, более интегрированных стадиях восприятия.

    На ранних стадиях перцепционные характеристики обрабатываются независимо, с минимальной модуляцией сверху вниз, чтобы надежно и точно структурировать перцепционные сцены (например, слуховые или визуальные сцены). Этот репрезентативный каркас поддерживает более позднее когнитивное руководство и может быть охарактеризован как содержание сценария или предконцептуальное сенсорное представление. Затем, на более поздних этапах, которые, вероятно, зависят от вмешательства рабочей памяти, внимание, основанное на особенностях, можно направлять и ориентировать с помощью когнитивно-управляемых форм внимания, которые выделяют одни особенности восприятия и подавляют или подавляют другие на основе когнитивной и мотивационной информации.Некоторые из этих когнитивно-управляемых типов внимания, вероятно, развивались в разное время. Некоторые из них модулируют обнаружение; другие касаются исключительно концептуальной информации и могут быть найдены без споров только у людей. Диапазон влияния познания на восприятие довольно широк, и он увеличивается со степенью когнитивной интеграции, характерной для поздней обработки восприятия. Согласно CAD, на поздних стадиях интеграции существует тип внимания, которое полностью не зависит от конкретных перцептивных переживаний и направлено исключительно на доступ к содержанию высказываний.Мы утверждали, что этот вид когнитивно управляемого внимания играет важную роль в определении содержания позднего восприятия, но он не может напрямую изменить раннее восприятие, включая перцептивные переживания, связанные с ранними стадиями восприятия.

    Диссоциация сознания и внимания также помогает решить ранее упомянутую трудность, заключающуюся в том, что восприятие может происходить вне сознания, независимо от того, подвержено ли содержание восприятия когнитивному проникновению.Рассмотрим результат Vishton et al. (2007) относительно иллюзии Эббингауза, в которой инструкция схватывать стимул уменьшает иллюзию. Этот эффект уменьшения иллюзии был обнаружен в предыдущих исследованиях, где воздействие на стимул, вызывающий иллюзию, указывал на более точное внутреннее представление, чем то, что воспринималось сознательно. То есть, в то время как феноменология восприятия обманывается иллюзией (например, иллюзией Мюллера-Лайера), восприятие для действия — нет (Stöttinger and Perner, 2006).Кроме того, на такой вид работы могут влиять эмоциональные состояния (van Ulzen et al., 2008), что указывает на то, что эмоции могут влиять на сознательный опыт, но только на более высоком уровне интеграции и обработки, как это следует из аргументов эволюции. Точно так же желание чего-либо может повлиять на то, как это воспринимается сознательно; например, привлекательное место может показаться ближе, чем непривлекательное, находящееся на таком же физическом расстоянии от наблюдателя (Alter and Balcetis, 2011). Такие исследования являются примерами того, как определенные психические состояния могут влиять на сознательное восприятие и что может существовать диссоциация между информацией, которая входит в сознание, и бессознательной информацией, используемой для других процессов восприятия.Однако маловероятно, что эти эффекты могут повлиять на перцептивно-навигационную систему (например, систему, которую мы используем для ходьбы по комнате) или на переживания, вызванные ранним восприятием.

    Еще один пример того, как обнаружение признаков в сознательном восприятии может отличаться от того, которое используется для выполнения двигательных действий, можно увидеть в эксперименте, исследующем иллюзию двойного дрейфа. Эта иллюзия возникает, когда объект движется на периферии поля зрения по определенной траектории, но поскольку объект имеет текстуру, которая движется перпендикулярно этой траектории, общее воспринимаемое движение объекта не соответствует истинному пути.Другими словами, иллюзорный путь воспринимается из-за комбинации информации о движении из внутреннего движения объекта, а также его фактической траектории. В недавнем исследовании Лиси и Кавана (2015) участников попросили сделать движение глаз к одному из этих движущихся объектов (который исчезал, как только началось движение глаз), и они обнаружили, что глаза приземлялись ближе к истинному пути. в отличие от предполагаемого иллюзорного пути. Это говорит о том, что информация, отправляемая в двигательную систему, не подвержена иллюзии, поскольку двигательная система может выполнять правильные движения глаз, даже если иллюзия воспринимается сознательно.Смысл этих результатов заключается в том, что бессознательное восприятие может быть очень точным, а также интегрировано с когнитивными целями.

    Фреймворк САПР также допускает более полезное различие, которое потенциально может прояснить двусмысленность. Возьмем, к примеру, открытие Кравица и Берманна (2011), касающееся фасилитации с помощью концепции: более быстрое время отклика для обнаружения «h» на основе предшествующего воздействия «H». Такой вид когнитивно управляемого внимания к синтаксическим особенностям не следует рассматривать как когнитивное проникновение.По аналогичным причинам семантическое прайминг также следует рассматривать как эффект внимания, который управляется когнитивно и возникает на более поздних этапах обработки. В ходе эволюции визуальных и других систем восприятия вполне вероятно, что внимание, основанное на особенностях, и основные формы объектно-ориентированного внимания эволюционировали первыми, и только позже можно найти сложные формы семантически управляемого внимания к особенностям, имеющим отношение к опыту и содержанию высказываний. (см. Haladjian and Montemayor, 2015). Таким образом, внимание, основанное на содержании высказываний, является своего рода когнитивным руководством, которое должно проявляться на более поздних стадиях обработки восприятия и должно развиваться совсем недавно.Этот вид когнитивного руководства на более поздних этапах может влиять на умозаключение, память, распознавание объектов и категоризацию понятий. В случае человеческого познания и восприятия этот вид когнитивно управляемого внимания к семантическому содержанию является наиболее важным компонентом, который способствует мощному интерфейсу между познанием и восприятием, и обеспечивает базовую основу для приобретения концепций всех видов. Как упоминалось ранее, усвоение концепций позволяет использовать многие виды когнитивного проникновения на более поздних этапах обработки, и это фундаментально для понимания человеческого восприятия.

    Существует еще один и, возможно, даже более свежий вид когнитивно-управляемого внимания, которое модулирует позднее перцептивное содержание: внимание к синтаксически структурированным паттернам восприятия. Сложная иерархическая структура человеческого языка должна как-то восприниматься. Вопрос в том, как именно. Если Бервик и Хомский (2016) правы, способность обнаруживать синтаксические закономерности эволюционировала у нашего вида совсем недавно. Фактически, если это правда, что способность артикулировать и иерархически комбинировать строки символов появилась совсем недавно, от 200 000 до 150 000 лет назад (Berwick and Chomsky, 2016, p.54, указывают на то, что оно определенно возникло всего 60 000 лет назад), значит, это должно быть одно из самых последних событий в нашей когнитивной эволюции. Хотя обработка синтаксиса оказывает очень значительное влияние на человеческое познание, она не обязательно должна действовать, постоянно влияя на то, что мы воспринимаем (в отличие от концептуально основанного позднего восприятия, которое важно для эпистемического видения и эпистемического восприятия в целом). Скорее, он может действовать так же, как и моторный контроль: в высокой степени автоматическим и надежным образом, который нельзя сделать явным с помощью дискурсивного суждения, и который обрабатывает информацию за пределами сознательного доступа.В таком случае, даже несмотря на недавнюю эволюцию, синтаксическая обработка может не обеспечивать надежного интерфейса для познания и восприятия, а интересные случаи когнитивного проникновения на поздних этапах восприятия могут быть ограничены семантической обработкой. Это вопрос, который требует более детального изучения.

    Это подводит нас к последнему пункту, на котором мы хотим остановиться. Тот факт, что восприятие стабильно и инвариантно на ранних стадиях, поддерживает не только наши когнитивные системы, но также контроль над моторикой и действие.Раннее восприятие играет решающую роль в том, чтобы сделать это возможным, не допуская прямого случайного влияния познания или эмоций на обработку самых основных этапов структурирования перцептивной сцены. Таким образом, базовые переживания восприятия также стабильны, и, более того, они переживаются таким образом, что не требует концептуального или пропозиционального руководства. С другой стороны, осознанный доступ к содержанию, вероятно, требует высокого уровня интеграции информации в мозг, что является аргументом, выдвигаемым теориями сознания глобального рабочего пространства (например,г., Dehaene and Naccache, 2001; Baars, 2005), при этом повышенная функциональная связь между различными нейронными модулями (а не внутри модулей) связана с таким сознательным осознанием (Godwin et al., 2015). Когнитивное проникновение, вероятно, будет обнаружено на этих более поздних этапах обработки восприятия и, что особенно важно, на границе между ранним содержанием и различными формами формирования концепций. Еще один вопрос — в какой степени эмпатические и мотивационные эффекты определяют позднее восприятие.Обладая богатой концептуальной структурой человеческого познания, взаимодействие между эмоциями, познанием и восприятием позволяет осуществлять многие виды когнитивного проникновения на этих более поздних стадиях обработки. Семантическое и синтаксическое руководство через когнитивно управляемое внимание является важной частью этого процесса.

    Получение концепций не влияет напрямую, влияет на то, как особенности обнаруживаются на самом раннем уровне, но они определяют то, что мы воспринимаем эпистемически (например, как член категории).Наличие конкретной концепции не так важно, как реакция на черту, необходимую для выживания, но базовая категоризация, даже если она предконцептуального характера, может помочь в неотложных ситуациях, как показывают тревожные сигналы некоторых животных. Это также может привести к сложным формам планирования, мысленного путешествия и даже теории разума, как демонстрируют квазиконцептуальные способности птиц. Полноценные концепции, обнаруженные у людей, приводят к когнитивной структуре, которая позволяет не только для эпистемического видения, но также для логического вывода (включая дискурсивный вывод) и эпистемического обоснования.Основываясь на CAD и аргументах эволюции, полезно рассматривать эти способности как подпадающие под разные уровни когнитивной интеграции на более высоких уровнях обработки перцептивной информации. Повторюсь, все это совместимо с когнитивной проницаемостью раннего восприятия.

    Таким образом, CAD помогает прояснить, как тот факт, что восприятие глубоко связано с познанием и эмоциями, совместим с когнитивной непроницаемостью ранней обработки восприятия. Концептуальные интерфейсы находятся в центре взаимосвязи между познанием и эмоциями.Эти концептуальные интерфейсы проявляются в формах перцептивного упреждения, предубеждений, модуляции и руководства через механизм когнитивно управляемого внимания. Эти интерфейсы также обеспечивают основу для типа сознания, связанного с доступом к содержанию высказываний, которое, согласно CAD, отделено от опыта, произведенного ранним феноменально сознательным восприятием. Раннее восприятие гарантирует стабильность и надежность, а также взаимопонимание с другими организмами.Поздняя обработка восприятия предоставляет богатую основу возможностей, которые во многом обогащают восприятие. Наконец, семантические и синтаксические влияния в позднем восприятии увеличивают эти возможности способами, которые невозможно найти ни у одного другого вида, и делают человеческое восприятие богатым и разнообразным содержанием, которое делает возможным очень сложное поведение, характеризующее человечество.

    Заключение

    Внешний вид мира может во многом зависеть от наших ожиданий, убеждений и желаний.Дебаты о когнитивном проникновении исследовали этот вопрос в последние несколько десятилетий с разных точек зрения, особенно в том, что касается когнитивной архитектуры и семантического содержания. Многие авторы приходят к выводу, что когнитивное проникновение либо широко распространено, либо отсутствует. Мы утверждаем, что требуется более детальная перспектива. Фреймворк САПР учитывает такую ​​перспективу, основанную на результатах исследований сознания и внимания, а также их эволюции. В частности, CAD помогает объяснить, почему, хотя может быть много случаев когнитивного проникновения при позднем восприятии, раннее восприятие должно быть когнитивно непостижимым.

    С помощью CAD-фреймворка возможен более сбалансированный подход к когнитивному проникновению. Интересный вопрос: можно ли добиться подобного баланса без этого? Мы не можем здесь подробно исследовать этот вопрос, но мы считаем, что, по крайней мере, CAD — лучший способ для достижения этого баланса. Возможно, — это всего лишь способ добиться такого баланса строгим способом, но мы не будем здесь спорить в пользу этого более сильного утверждения. Однако мы оставляем это соображение в пользу САПР: свидетельства, включая эволюцию, не так сильно поддерживают интерфейс без САПР.Например, такой интерфейс может касаться только бессознательной обработки (например, составленной из выводных способностей Гельмгольца). В качестве альтернативы этот интерфейс может включать исключительно осознанную информацию, требующую субъективно переживаемой интеграции для любого процесса восприятия. Свидетельства показывают, что ни один из этих вариантов, скорее всего, не верен. Таким образом, взаимодействие между познанием и восприятием, по-видимому, фундаментально структурировано с точки зрения CAD.

    Учитывая значение CAD и аргументы эволюции, мы утверждали, что приобретение концепций является особенно важной темой в отношении когнитивного проникновения, с ответвлениями на интеграцию эмоций, логического вывода и процессов распознавания.Восприятие и познание могут быть в значительной степени независимыми, и они полностью независимы на ранних стадиях, но существуют систематические способы их взаимодействия. Чем больше когнитивная интеграция, тем больше когнитивное проникновение. Возможно, как предполагалось выше, может быть даже несколько интерфейсов для когнитивного проникновения, потому что существует много видов когнитивной модуляции в позднем восприятии. Тем не менее, несмотря на это систематическое взаимодействие между познанием и восприятием на таких поздних стадиях, когнитивное проникновение не является всеобъемлющим.

    Помимо положительных предложений по более тщательному теоретическому решению проблемы проницаемости, эта статья также поднимает сложные вопросы. Какие концептуальные или эпистемологические способности лежат в основе различных форм проницаемости? Какие способности требуют когнитивного проникновения? Как можно проверить такие способности у разных видов? Как можно объединить открытия о сознании и внимании, а также об их диссоциации таким образом, чтобы решить проблему когнитивного проникновения? Выводы о познании животных и будущие исследования того, как наши собственные способности сравниваются с возможностями других видов, особенно в разработке семантических и концептуальных указаний, являются благодатной почвой для исследований.Аргумент эволюции, особенно в том, что касается развития различных форм интенциональности, должен помочь в будущих исследованиях в этой области.

    Авторские взносы

    Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

    Финансирование

    HH получил финансирование на постдокторские исследования от Европейского исследовательского совета в рамках Седьмой рамочной программы Европейского союза (FP7 / 2007-2013) / грантового соглашения ERC No.AG324070 присужден Патрику Кавана.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Мы особенно признательны Анастасиосу Рафтопулосу за обширные, подробные и чрезвычайно полезные отзывы. Эта статья существенно улучшилась благодаря ему. Мы также хотели бы поблагодарить Альберта Ньюена за ценное обсуждение и двух рецензентов за их проницательные предложения и рекомендации.

    Список литературы

    Альтер А. Л. и Бальчетис Э. (2011). Любовь сокращает расстояние: желаемые места кажутся ближе, потому что они кажутся более яркими. J. Exp. Soc. Psychol. 47, 16–21. DOI: 10.1016 / j.jesp.2010.07.018

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Баарс, Б. Дж. (2005). Теория сознания глобального рабочего пространства: к когнитивной нейробиологии человеческого опыта. Prog. Brain Res. 150, 45–53. DOI: 10.1016 / S0079-6123 (05) 50004-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бермудес, Х.Л. (2003). Мыслить без слов . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Бервик, Р. К., Хомский, Н. (2016). Почему только мы: язык и эволюция . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google Scholar

    Блок, Н. (1995). О заблуждении относительно функции сознания. Behav. Brain Sci. 18, 227–247. DOI: 10.1017 / S0140525X00038188

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бирн, А.(2005). «Восприятие и концептуальное содержание», в Contemporary Debates in Epistemology , ред. Э. Соса и М. Стюп (Oxford: Blackwell), 231–250.

    Google Scholar

    Кэри, С. (2009). Происхождение концепций . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Клиффорд, К. В. Г., Вебстер, М. А., Стэнли, Г. Б., Стокер, А. А., Кон, А., Шарпи, Т. О. и др. (2007). Визуальная адаптация: нейронные, психологические и вычислительные аспекты. Vision Res. 47, 3125–3131. DOI: 10.1016 / j.visres.2007.08.023

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Dehaene, S., and Naccache, L. (2001). К когнитивной нейробиологии сознания: основные свидетельства и рамки рабочего пространства. Познание 79, 1–37. DOI: 10.1016 / S0010-0277 (00) 00123-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Файерстоун, К., Шолль, Б. Дж. (2016). Познание не влияет на восприятие: оценка доказательств для эффектов «сверху вниз». Behav. Brain Sci. 39, 1–77. DOI: 10.1017 / S0140525X15000965

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фодор, Дж. А. (1983). Модульность разума: очерк факультетской психологии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google Scholar

    Фодор, Дж. А. (1998). Концепции: где когнитивная наука пошла не так . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Годвин Д., Барри Р.Л. и Маруа Р. (2015). Разрушение функциональной сетевой модульности мозга с осознанием. Proc. Natl. Акад. Sci. США 112, 3799–3804. DOI: 10.1073 / pnas.1414466112

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Канеман Д. (2000). «Опытная полезность и объективное счастье: подход, основанный на моментах», в Choices, Values ​​and Frames , ред. Д. Канеман и А. Тверски (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 673–692.

    Google Scholar

    Кейл, Ф.С. (1989). Понятия, виды и когнитивное развитие . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google Scholar

    Кентридж Р. У. (2011). «Внимание без осознания: краткий обзор», в Attention: Philosophical and Psychological Essays , eds C. Mole, D. Smithies и W. Wu (Oxford: Oxford University Press), 228–246.

    Google Scholar

    Керстен Д., Мамасян П. и Юилле А. (2004). Восприятие объекта как байесовский вывод. Annu.Rev. Psychol. 55, 271–304. DOI: 10.1146 / annurev.psych.55.0.142005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кослин, С. М. (1980). Образ и разум. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Google Scholar

    Кослин, С. М. (1994). Изображение и мозг: разрешение дискуссии об образах. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google Scholar

    Кравиц, Д. Дж., И Берманн, М. (2011). Внимание, ориентированное на пространство, объекты и особенности, взаимодействует для организации визуальных сцен. Atten. Восприятие. Психофизика. 73, 2434–2447. DOI: 10.3758 / s13414-011-0201-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лоар, Б. (1997). «Феноменальные состояния (вторая версия)», в Природа сознания: философские дебаты , ред. Н. Блок, О. Дж. Фланаган и Г. Гюзельдере (Кембридж, Массачусетс, Массачусетс, США), 597–616.

    Google Scholar

    Макферсон, Ф. (2012). Когнитивное проникновение в цветовое восприятие: переосмысление проблемы в свете косвенного механизма. Philos. Феноменол. Res. 84, 24–62. DOI: 10.1111 / j.1933-1592.2010.00481.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мэтьюз Р. Дж. (2007). Мера разума: пропозициональные установки и их атрибуция. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Милликен Р. Г. (2005). Язык: Биологическая модель. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Montemayor, C.(2010). «Время: биологическое, преднамеренное и культурное», в «Время: пределы и ограничения» , ред. Дж. А. Паркер, П. Харрис и К. Стейнек (Лейден: Брилл), 39–63.

    Google Scholar

    Монтемайор, К. (2013). Minding Time: философский и теоретический подход к психологии времени. Бостон: Брилл.

    Google Scholar

    Montemayor, C., и Haladjian, H.H. (2015). Сознание, внимание и сознательное внимание. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google Scholar

    Нойфельд, Э., Браун, Э. К., Ли-Гримм, С.-И., Ньюен, А., Брюне, М. (2016). Обработка преднамеренных действий является результатом автоматического внимания снизу вверх: ЭЭГ-исследование гипотезы социальной релевантности с использованием гипноза. Сознательное. Cogn. 42, 101–112. DOI: 10.1016 / j.concog.2016.03.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ньюен, А. (2016). Защита либерально-содержательного взгляда на перцептивный опыт: прямое социальное восприятие эмоций и впечатлений человека. Synthese 1-25. DOI: 10.1007 / s11229-016-1030-3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ньюен, А., Веттер, П. (2017). Почему когнитивное проникновение в наш перцептивный опыт по-прежнему остается наиболее правдоподобным объяснением. Сознательное. Cogn. 47, 26–37. DOI: 10.1016 / j.concog.2016.09.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пауэрс, М. Дж., Кухенбекер, Дж. А., Нейтц, М., и Нейтц, Дж. (2012). Изменения цвета световой подсказки циркадной активности. Anim. Behav. 83, 1143–1151. DOI: 10.1016 / j.anbehav.2012.01.035

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пикок, К. (1992). «Сценарии, концепции и восприятие», в The Contents of Experience , ed. Т. Крейн (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 105–135.

    Google Scholar

    Пилишин, З. В. (1999). Связано ли зрение с познанием? Аргументы в пользу когнитивной непроницаемости зрительного восприятия. Behav.Brain Sci. 22, 341–365; обсуждение 366–423. DOI: 10.1017 / S0140525X9

    22

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пилишин, З. В. (2003). Видение и визуализация: это не то, о чем вы думаете. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google Scholar

    Рафтопулос, А. (2001a). Инкапсулировано ли восприятие инкапсулированно ?: проблема теоретической нагруженности восприятия. Cogn. Sci. 25, 423–451. DOI: 10.1016 / S0364-0213 (01) 00042-8

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рафтопулос, А.(2001b). Реентерабельные нейронные пути и теоретическая нагруженность восприятия. Philos. Sci. 68, S187 – S199. DOI: 10.1086 / 392908

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рафтопулос А. (2014). Когнитивная непроницаемость содержания раннего видения является необходимым и достаточным условием чисто неконцептуального содержания. Philos. Psychol. 27, 601–620. DOI: 10.1080 / 09515089.2012.729486

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рафтопулос, А.(2015a). Когнитивная непроницаемость восприятия и теоретическая нагруженность. J. Gen. Philos. Sci. 46, 87–103. DOI: 10.1007 / s10838-015-9288-6

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рафтопулос А. (2015b). «Переосмысление проблемы когнитивной проницаемости», в Philosophy and Cognitive Science II: Western & Eastern Studies , ред. Л. Маньяни, П. Ли и У. Парк (Лондон: Springer International Publishing), 3–20.

    Google Scholar

    Серенс, Дж.Т., Эстер, Э. Ф., Фогель, Э. К., и Awh, Э. (2009). Стимул-специфическая задерживающая активность в первичной зрительной коре человека. Psychol. Sci. 20, 207–214. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2009.02276.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сигель, С. (2006). «Какие свойства представлены в восприятии?» В Perceptual Experience , ред. Т. Гендлер и Дж. Хоторн (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 481–503.

    Google Scholar

    Сигель, С.(2010). Содержание визуального опыта. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

    Спелке, Э. (1988). «Там, где заканчивается восприятие и начинается мышление: восприятие объектов в младенчестве», в Perceptual Development in Infancy , ed. А. Йонас (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 197–234.

    Google Scholar

    Стокс, Д. (2012). Восприятие и желание: новый взгляд на познавательную проницаемость опыта. Philos. Stud. 158, 477–492. DOI: 10.1007 / s11098-010-9688-8

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Штеттингер Э. и Пернер Дж. (2006). Разделение представления размера на действие и осознанное суждение: улавливание визуальных иллюзий без видимых препятствий. Сознательное. Cogn. 15, 269–284. DOI: 10.1016 / j.concog.2005.07.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    ван Ульзен, Н. Р., Семин, Г. Р., Oudejans, R. R. D., and Beek, P. J. (2008). Свойства аффективного стимула влияют на восприятие размера и иллюзию Эббингауза. Psychol. Res. 72, 304–310. DOI: 10.1007 / s00426-007-0114-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Виштон П. М., Стивенс Н. Дж., Нельсон Л. А., Морра С. Е., Бруник К. Л. и Стивенс Дж. А. (2007). Планирование дотянуться до объекта меняет то, как его воспринимает ричер. Psychol. Sci. 18, 713–719.DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2007.01965.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Влах, Х.А. (2016). То, как мы классифицируем объекты, связано с тем, как мы их запоминаем: смещение формы как смещение памяти. J. Exp. Child Psychol. 152, 12–30. DOI: 10.1016 / j.jecp.2016.06.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wu, W. (2014). Против разделения: сознание, информация и визуальные потоки. Mind Lang. 29, 383–406. DOI: 10.1111 / mila.12056

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Йе, С.-Л., и Чен, И. П. (1999). Непостижимо ли внимание на ранней визуальной обработке? Behav. Brain Sci. 22: 400. DOI: 10.1017 / S0140525X99602023

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Размер объекта может влиять на воспринимаемый вес независимо от визуальной оценки объема материала

    Эксперимент 1

    В первом эксперименте мы проверили, основана ли иллюзия размера-веса на информации об объеме материала в объекте.Таким образом, мы определили воспринимаемую тяжесть трех объектов, которые различались по размеру, но содержали (визуально и фактически) один и тот же объем материала: все объекты состояли из двух плит ПВХ одинакового размера, разделенных прокладкой (рис. 1). Мы будем называть их спейсерами-объектами. Чтобы варьировать информацию об объеме материала, были выполнены два условия: «только тактильный размер» и «визуальный и тактильный размер». Два условия были представлены чередующимися. В обоих условиях участники хватали объект большим и указательным пальцами вдоль оси объекта, размер которой варьировался.Они подняли предмет и положили обратно на стол. После каждого упражнения участники выставляли оценку тяжести с использованием метода произвольной оценки величины 8 . Участники носили очки с жалюзи, которые открывались незадолго до начала испытания в состоянии «визуального и тактильного размера» и оставались закрытыми в состоянии «только тактильный размер». Это означает, что в состоянии «только тактильный размер» информация о тактильных размерах была доступна из отверстия для захвата, используемого для подъема предметов, но участники не имели прямых сигналов, указывающих на то, что объем материала не увеличивался с размером объекта.В состоянии «визуальный и тактильный размер» участники помимо тактильной информации имели визуальную информацию о размере, а также об объеме материала, то есть они могли видеть зазор между двумя пластинами из ПВХ. Если неверно ожидаемая масса, вызывающая иллюзию размера-веса, основана на оценке объема материала в объекте, мы ожидаем, что не будет или будет очень слабой иллюзии в состоянии « визуального и тактильного размера » и иллюзии полная величина в состоянии «только тактильный размер».

    Оценка тяжести испытуемых была дана в условных единицах. После преобразования их в z-баллы (рис. 2a) мы определили воспринимаемую тяжесть в граммах (рис. 2b). Последующая линейная регрессия к воспринимаемой тяжести как функции размера объекта привела к измерению величины иллюзии (рис. 2c): воспринимаемое увеличение тяжести в граммах на сантиметр увеличивается в размере. Обратите внимание, что этот показатель будет отрицательным, поскольку иллюзия приводит к уменьшению воспринимаемой тяжести с увеличением размера объекта (см. Раздел «Метод» для получения подробной информации об анализе данных).Повторные измерения ANOVA на воспринимаемую тяжесть показали, что действительно имело место влияние размера объекта (F (2, 18) = 35, p <0,0001) и отсутствие эффекта пробного типа (F (1,9) = 1,7, p = 0,23). ), ни эффекта взаимодействия (F (2, 18) = 0,012, p = 0,99). Величина иллюзии составляла приблизительно -12 г / см в обоих условиях.

    Рисунок 2

    Результаты эксперимента 1, усредненные по участникам для разных размеров объектов в обоих условиях.

    Планки погрешностей указывают на стандартную ошибку между объектами.( a ) Z-баллы оценок тяжести. ( b ) Воспринимаемая тяжесть (оценка тяжести в граммах). Пунктирной линией обозначена масса объектов. ( c ) Величина иллюзии (наклон линейной аппроксимации воспринимаемой тяжести как функция размера объектов для объектов весом 180 г). Подгонка была проведена на данных отдельных участников. Планки погрешностей указывают на стандартную ошибку.

    Можно утверждать, что объем видимого материала более крупных объектов действительно был больше, чем объем мелких объектов из-за материала разделителей.Может ли это быть основой размеренной иллюзии? Из-за прокладки увеличение видимого материала между самыми маленькими и самыми большими объектами составило 0,44%, тогда как если бы объект был твердым (как субъекты предположили бы в условиях только тактильного размера), это увеличение составило бы 50%. Если бы разница в иллюзорной тяжести была основана на предполагаемом объеме материала, мы могли бы ожидать, что величина иллюзии в состоянии со зрением будет только около 0,88% от величины иллюзии в состоянии только тактильного размера.Парный t-тест показал, что это не так: величина иллюзии в условиях визуального и тактильного размера была больше 0,88% от величины иллюзии в состоянии только тактильного размера (t (9) = 5,6, p <0,0001). Это показывает, что иллюзорная разница в тяжести не была основана на визуальной оценке видимого объема материала в нашем эксперименте.

    Мы находим явное иллюзорное уменьшение тяжести, совместимое с иллюзией размера-веса для объектов, которые имеют одинаковый визуальный объем материала, но различаются по размеру.Величина иллюзии в условиях визуального и тактильного размера была намного больше, чем ожидалось, основываясь на визуальной оценке объема материала. Это говорит о том, что оценка объема материала в данном случае не принималась во внимание. Однако после пары первых испытаний участники могли понять, что тот же набор объектов, который использовался в условиях визуального и тактильного размера, может также использоваться в испытаниях только тактильного размера, и, таким образом, этот тактильный размер не является действительным признаком для объем материала.Если это так, то иллюзия испытаний только тактильного размера могла быть уменьшена за счет знания объема материала, аналогичного условию визуального и тактильного размера. Это может быть причиной того, что мы не обнаружили разницы между условиями (хотя и маловероятно, учитывая очень сильную иллюзию). Это объяснение было исследовано в Эксперименте 2.

    Эксперимент 2

    В Эксперименте 2 мы проверили, можем ли мы объяснить результаты Эксперимента 1, предположив, что участники испытали иллюзию значительного уменьшения веса в обоих условиях Эксперимента 1 из-за визуальной информации о предметы, полученные в результате предыдущих испытаний.Если это так, величина иллюзорной разницы в весе должна быть значительно больше, если субъекты никогда не видят объекты. С этой целью мы повторили условие «только тактильный размер» из эксперимента 1 с новой группой участников. Эти участники никогда не видели объекты и им никогда не показывали объекты во время эксперимента.

    Если величина иллюзии, обнаруженная в состоянии «визуальный и осязательный размер» в Эксперименте 1, была уменьшена из-за того, что участники знали, как были сконструированы объекты, иллюзия должна быть больше в Эксперименте 2.

    После опроса все участники сообщили, что они предполагали, что объекты были твердыми на протяжении всего эксперимента. Как и ожидалось, воспринимаемая тяжесть уменьшалась с увеличением размера объекта (рис. 3a, F (2,18) = 14, p <0,001). Наиболее важно то, что величина иллюзии (-12 г / см, рис. 3b) сравнима со значением, которое было обнаружено в эксперименте 1. Если иллюзия, обнаруженная в тактильном размере, только в условиях эксперимента 1 была уменьшена из-за визуальной информации из чередующихся испытаний, мы ожидаем, что иллюзия будет в 113 раз больше здесь, в Эксперименте 2.Ясно, что это не так, и для полноты это также было подтверждено непарным t-критерием (t (18) = 4,1, p <0,0001).

    Рис. 3

    Результаты эксперимента 2.

    (a) Воспринимаемая тяжесть (пунктирная линия указывает массу объектов). (б) Величина иллюзии. Планки погрешностей указывают на стандартную ошибку.

    Сравнение рисунков 2c и 3b показывает, что величина иллюзии в состоянии только тактильного размера в Эксперименте 1 не была значительно уменьшена из-за испытаний чередования со зрением.Вместо этого иллюзия, похоже, имела (почти) полную величину в обоих условиях эксперимента 1.

    Мы можем сделать вывод, что на суждения испытуемых влияло расстояние между внешними краями, а не визуальная оценка объема материала. Возможно, испытуемые полагались только на тактильную информацию о размере объекта. Этот аргумент согласуется с предположением о том, что информация о тактильных размерах, воспринимаемая при обращении с объектом, необходима для возникновения полной величины иллюзии, потому что, когда объекты поднимаются с помощью инструмента, такого как веревка, иллюзия уменьшается по сравнению с использованием прямой захват 9,10 .В эксперименте 3 мы исследовали, были ли иллюзорные различия в весе, обнаруженные в экспериментах 1 и 2, вызваны тактильной информацией о размере, преобладающей над всей визуальной информацией.

    Эксперимент 3

    Размеры наших объектов менялись только вдоль одной оси, две другие оси оставались неизменными (6 см). В этом эксперименте мы просили участников поднимать объекты по одной из постоянных осей (условие «постоянного тактильного размера») или вдоль переменной оси («условие визуального и тактильного размера»).Это означает, что участники использовали одну руку для непосредственного взаимодействия с объектами в обоих условиях (рис. 4a). Следовательно, участники этого эксперимента всегда имели прямую тактильную информацию о размере объекта, но в одном случае эта тактильная информация о размере была одинаковой для всех объектов, в то время как в другом она варьировалась в зависимости от размера объекта.

    Рисунок 4

    Эксперимент 3.

    ( a ) Два условия: объекты захватывались либо вдоль вертикальной оси, длина которой варьировалась в зависимости от размера объекта, либо на горизонтальной оси, длина которой была одинаковой для всех объектов размеры.( b ) Ощущаемая тяжесть (пунктирная линия указывает массу объектов). ( c ) Величина иллюзии. Планки погрешностей указывают на стандартную ошибку.

    Ощущаемая тяжесть уменьшалась с увеличением размера объекта в обоих условиях (рис. 4b), указывая на то, что иллюзия размера-веса основана не только на тактильной информации о размере объекта. Кроме того, мы обнаружили, что в состоянии постоянного тактильного размера все объекты оценивались как тяжелее, чем в условиях визуального и тактильного размера.Повторные измерения ANOVA действительно показали влияние размера объекта (F (4, 36) = 19, p <0,0001) и условия (F (1, 9) = 9,2, p = 0,014) и отсутствие эффекта взаимодействия (F (4, 36) ) = 1,1, p = 0,36). Величина иллюзии составляла в среднем -10 г / см в обоих условиях (рис. 4c).

    У нас не было никаких ожиданий относительно основного эффекта от состояния. Эти два условия различаются способом подъема объекта (цифры на стороне объекта по сравнению с цифрами над и под объектом) и конфигурация захвата, должно быть, повлияла на воспринимаемую тяжесть.Предыдущие исследования действительно показали, что конфигурация рукоятки может влиять на воспринимаемую тяжесть 11 . Важно отметить, что в обоих условиях текущего эксперимента возникала иллюзия размера и веса, и, следовательно, также тогда, когда была доступна только визуальная информация о размерах. Это показывает, что иллюзорная разница в весе не была или, по крайней мере, не полностью обусловлена ​​информацией о тактильных размерах, полученной из различий в раскрытии рук. Таким образом, иллюзорная разница в весе между объектами разного размера не может быть связана исключительно с тактильной информацией о размере, преобладающей во всей визуальной информации о размере.

    Пока результаты каждого из экспериментов показали, что визуальная информация, касающаяся объема материала, содержащегося в объекте, не сильно влияет на величину иллюзии размера-веса. В следующем эксперименте мы напрямую сравнили воспринимаемую тяжесть твердого на вид полого объекта с пространственным объектом.

    Эксперимент 4

    В этом эксперименте мы использовали 4 объекта, сделанных из металла (подробности см. В разделе «Методы»). Два из этих объектов были сделаны из твердых кусков материала и, следовательно, различались по размеру и весу, как обычно с учетом плотности материала.Третий объект выглядел твердым, но был выдолбленным, а четвертый объект был спейсером, который визуально содержал тот же объем материала, что и самый маленький объект (рис. 5а). Участников попросили поднять объект по оси, размер которой различается между объектами, и оценить тяжесть объекта, используя метод свободной оценки величины. Были протестированы две группы участников: одна с полным видением объектов, а другая без видения объектов.

    Рисунок 5

    Эксперимент 4.

    ( a ) Четыре объекта, использованные в этом эксперименте. Крайний левый и крайний правый объект были сплошными, два средних имели отверстия (которые были невидимы в правом среднем). Три левых объекта использовались для определения иллюзии размера-веса; правильный объект позволил нам выразить оценку тяжести в граммах. ( b ) Воспринимаемая тяжесть в граммах для обеих групп для трех предметов весом 275 г. ( c ) Величина иллюзии для обеих групп. Планки погрешностей представляют собой стандартную ошибку для участников.

    Рейтинги тяжести в граммах для обеих групп показаны на рис. 5b. Можно видеть, что обе группы участников воспринимали два более крупных объекта как менее тяжелые, чем небольшой объект с той же массой. Величина иллюзорной разницы в весе была больше для твердого полого объекта, чем для спейсерного объекта (рис. 5c). Чтобы проверить, было ли это различие значимым, для величины иллюзии был проведен смешанный дисперсионный анализ с повторными измерениями со зрением как между субъектным фактором и объектом как внутри субъектного фактора.Этот анализ действительно показал основной эффект объекта (F (1,38) = 23, p <0,0001) без значительного основного эффекта зрения (F (1,38) = 1,5, p = 0,2) или взаимодействия между объектом и зрение (F (1,38) = 3,4, p = 0,073).

    Наши результаты показывают, что как твердый полый объект, так и объект-спейсер воспринимались как менее тяжелые, чем меньший объект равной массы. Это иллюзорное уменьшение веса было меньше для спейсера, чем для твердого полого объекта, независимо от того, был ли объект видим.Тот факт, что также в условии только тактильного размера иллюзия размер-вес была уменьшена для спейсера-объекта, указывает на то, что уменьшение иллюзии размер-вес между этими двумя объектами не было преимущественно вызвано визуальной информацией о количестве материала. Если бы мы интерпретировали отсутствие значимого взаимодействия между типом объекта и зрением как указание на отсутствие такого взаимодействия, это даже предполагало бы, что не было никакого вклада зрения в разницу в величине иллюзии для двух объектов.Таким образом, скорее всего, разница в распределении массы между этими двумя объектами была основной причиной меньшей величины иллюзии для спейсерного объекта.

    Обучение — Процессы восприятия — Восприятие, развитие, психология и восприятие

    Как написала Элеонора Гибсон в своем классическом тексте « Принципы перцептивного обучения и развития», перцептивное обучение приводит к изменениям в сборе информации в результате практики или опыта. Восприятие и действие представляют собой цикл: люди действуют, чтобы узнать о своем окружении, и они используют полученные знания для руководства своими действиями.С этой точки зрения критически важные определяющие характеристики восприятия включают исследовательские действия воспринимающего и знание событий, одушевленных и неодушевленных предметов и окружающей среды, полученное при наблюдении, слушании, прикосновении, ходьбе и других формах прямого наблюдения. . Восприятие часто приводит к изучению информации, имеющей непосредственное отношение к поставленным целям, но иногда это приводит к обучению, не имеющему отношения к непосредственным целям.

    Восприятие становится более искусным с практикой и опытом, и обучение восприятию можно рассматривать как воспитание внимания.Воспринимающие начинают замечать особенности ситуаций, которые имеют отношение к их целям, и не замечать несущественные особенности. Особенно актуальны три общих принципа перцептивного обучения. Во-первых, неумелое восприятие требует большого сосредоточенного внимания, тогда как умелое восприятие требует меньше внимания и легче сочетается с другими задачами. Во-вторых, неумелое восприятие включает в себя замечание как релевантных, так и нерелевантных характеристик сенсорной стимуляции без понимания их значения или соответствия целям, тогда как умелое восприятие предполагает сужение фокуса к релевантным характеристикам и понимание ситуаций, которые они определяют.И в-третьих, неумелое восприятие часто предполагает внимание к проксимальному стимулу (то есть к образцам световой или акустической информации или информации давления на сетчатке, улитке и коже соответственно), тогда как умелое восприятие включает внимание к удаленному событию, которое определяется проксимальный раздражитель.

    различных доменов

    Перцептивное обучение относится к относительно устойчивому улучшению восприятия, которое происходит в самых разных областях. Например, с одной стороны, это исследования, демонстрирующие, что с практикой взрослые могут обрести исключительную чувствительность к распознаванию нониуса, то есть способность устранять разрывы в линиях, которые приближаются к размеру одного рецептора сетчатки.С другой стороны, перцептивное обучение играет центральную роль в приобретении опыта во многих различных областях работы, повседневной жизни и академических занятий.

    В сфере труда классические примеры включают фермеров, которые учатся различать пол цыплят, рестораторов, которые учатся различать разные размеры хорошего вина, пилотов самолетов, неправильно понимающих свое положение относительно земли, а также машинистов и архитекторов, которые учатся «видеть» троих. -размерная форма твердого объекта или дома сверху, сбоку и спереди.

    В повседневной жизни важными примерами являются обучение восприятию эмоциональных выражений, обучение распознаванию разных людей и понимание их выражений лица, обучение различению различных элементов речи при изучении второго языка и обучение различению эффективных маршрутов к важным направления при встрече с новым окружением.

    Важными примерами «неакадемических» предметов в сфере академической деятельности являются музыка, искусство и спорт.Например, студенты, изучающие музыку, учатся различать ноты, аккорды и инструментальные голоса в пьесе, а также учатся определять пьесы по периодам и композиторам. Студенты-художники учатся различать разные мазки, текстуры и стили, и они учатся классифицировать картины по периодам и художникам. Спортсмены учатся различать различные степени свободы, которыми необходимо управлять, чтобы добиться выигрышной «игры», и предвидеть, какие действия необходимо предпринять на игровом поле.

    Наконец, перцептивное обучение играет не менее важную роль в классических академических предметах.Например, студенты-математики получают опыт в восприятии графиков, классификации форм кривых и знании того, какие уравнения могут соответствовать данной кривой. Студенты, изучающие естественные науки, приобретают опыт восприятия лабораторных установок. Они широко варьируются в зависимости от уровня обучения и предметной области, включая критические особенности гидролиза воды в общеобразовательных школах начальной школы, молекулярные структуры в органической химии и генетике, рассечение лягушек в биологии, функциональное соотношение частоты волн и дифракции в различных средах. в физике, и критические особенности карт в геологии.

    Границы, отделяющие перцептивное обучение от зачатия и рассуждения, часто стираются. И действительно, люди воспринимают, чтобы понимать, и их понимание ведет ко все более и более эффективному восприятию. Например, Герберт А. Саймон подробно остановился на этом в 2001 году в своем обсуждении визуального мышления, необходимого для экспертного понимания динамики поршня в двигателе внутреннего сгорания. Когда эксперты смотрят на поршень, диаграмму поршня или график, представляющий динамику поршня, они «видят» соответствующие переменные более высокого порядка, например, что больше работы выполняется, когда взрыв сгорания перемещает поршень от основание цилиндра, чем когда поршень возвращается к основанию.Способность «видеть» такие отношения более высокого порядка — это не просто вопрос хорошей остроты зрения, она зависит от знания содержания (об энергии, давлении и работе) и от понимания того, как энергия действует в контексте двигатель внутреннего сгорания. В статье 2001 года Дэниел Шварц и Джон Брансфорд подчеркнули, что опыт работы с противоположными случаями помогает студентам различать критические особенности, когда они работают над пониманием статистики и других академических областей. В статье 1993 года Дж.Литтлфилд и Джон Ризер продемонстрировали умение учеников средней школы отличать релевантную информацию от нерелевантной при решении математических задач.

    Классические проблемы перцептивного обучения и перцептивного развития

    Перцептивное развитие включает нормативные возрастные изменения базовой сенсорной чувствительности и перцептивного обучения. Некоторые из этих изменений четко определенными способами сдерживаются биологией развития. Например, рост частоты слуха в течение первого года жизни частично опосредован изменениями в среднем и внутреннем ухе.Рост остроты зрения в течение первых двух лет опосредуется несколькими способами: изменениями миграции клеток сетчатки в ямку, усилением контроля конвергентных движений глаз, так что два глаза фиксируют один и тот же объект, и усилением контроля над ними. адаптировать состояние линзы так, чтобы фиксированные объекты находились в фокусе. Роль физических изменений в развитии других навыков восприятия, например, восприятия различных сигналов глубины, менее ясна.

    Нативизм и эмпиризм занимают центральное место в изучении восприятия и развития восприятия.Исходя из интереса философии к эпистемологии, ранние нативисты (например, французский математик и философ семнадцатого века Рене Декарт и немецкий философ восемнадцатого века Иммануил Кант) утверждали, что основные способности человеческого разума являются врожденными, тогда как эмпирики утверждали, что они были образованными, в первую очередь через ассоциации. Этот вопрос уже давно горячо обсуждается в области перцептивного обучения и развития. Как получается, что разум и мозг начинают воспринимать трехмерные формы из двумерных проекций сетчатки; воспринимать расстояние; сегментировать речевой поток; представляют объекты, которые закрываются из поля зрения? В начале двадцать первого века полемика ведется очень активно: одни утверждают, что восприятие некоторых основных свойств мира является врожденным, а другие утверждают, что оно усвоено и отражает статистические закономерности опыта.Учитывая, что опыт играет роль в некоторых формах перцептивного обучения, есть свидетельства того, что выбор времени опыта может иметь решающее значение для того, насколько эффективно он усваивается, и в какой степени.

    «Постоянство» восприятия — замечательный подвиг перцептивного развития. Проблема в том, что энергия, которая дает начало восприятию конкретного объекта или ситуации, широко варьируется, когда воспринимающий или объект движется, меняется освещение и т. Д. Принимая во внимание поток сенсорных входных данных, каким образом людям удается воспринимать, что объекты и ситуации остаются (более или менее) такими же? Исследования постоянств восприятия вновь стали важной темой, поскольку компьютерные ученые работают над созданием искусственных систем, которые могут «научиться видеть».«

    Межсенсорная координация — важная особенность восприятия и перцептивного развития. Как, например, младенцы могут подражать взрослым моделям, которые широко открывают рот или высовывают язык? Как получается, что младенцы могут идентифицировать предметы, глядя на них или касаясь их, и могут узнавать людей, видя их или слушая их?

    Усиление контроля над действиями с возрастом является основным результатом обучения восприятию, поскольку младенцы становятся более умелыми в восприятии шагов и других особенностей земли и учатся контролировать свое равновесие при ходьбе вверх и вниз по склонам.

    В 1955 году Джеймс Гибсон и Элеонора Гибсон написали важную статью под названием «Перцептивное обучение: дифференциация или обогащение?» Под дифференциацией они подразумевали умение различать все меньшие и меньшие различия между объектами данного типа. Под обогащением они подразумевали знание способов, которыми объекты и события имеют тенденцию ассоциироваться с другими объектами и событиями. Их работа была отчасти реакцией на преобладающий взгляд на обучение в то время: обучение было «обогащением» ответов через их связь с в значительной степени произвольными условиями стимула.Авторы резко опровергли эту точку зрения. Вместо того, чтобы представлять мир как построенный дополнительными процессами ассоциации, они рассматривали воспринимающих как активно ищущих стимулы, необходимые им для управления своими действиями и решениями, и таким образом приходили к дифференциации соответствующих характеристик, расположенных в данном наборе. обстоятельства из не относящихся к делу.

    БИБЛИОГРАФИЯ

    A CREDOLO , L INDA P .; P ICK , H ERB L.; и O LSEN , M. 1975. «Экологическая дифференциация и знакомство как детерминанты детской памяти для пространственного местоположения». Психология развития 11: 495–501.

    A DOLPH , K AREN E. 1997. Обучение развитию двигательной активности у младенцев. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    A RNHEIM , R UDOLPH . 1974. Искусство и визуальное восприятие: психология творческого глаза. Беркли: Калифорнийский университет Press.

    A SLIN , R ICHARD N. 1998. «Обработка речи и слуха в младенчестве: ограничения и предшественники языка». В справочнике по детской психологии, 5-е издание, изд. Уильям Дэймон, т. 2: Познание, восприятие и язык, изд. Деанна Кун и Роберт С. Сиглер. Нью-Йорк: Вили.

    B AHRICK , L ORRAINE E. и L ICKLITER , R OBERT . 2000. «Межсенсорная избыточность направляет селективность внимания и перцептивное обучение в младенчестве».» Психология развития 36: 190–201.

    B AILLARGEON , R ENEE . 1994. «Как младенцы узнают о физическом мире?» Текущие направления в психологической науке 3: 133–140.

    B ARSALOU , L AWRENCE W. 1999. «Системы восприятия символов». Поведение и науки о мозге 22: 577–660.

    B RANSFORD , J OHN D. и S CHWARTZ , D ANIEL L.2000. «Переосмысление передачи: простое предложение с множеством последствий». Обзор исследований в области образования 24: 61–100.

    B RYANT , P ETER и S OMERVILLE , S. 1986. «Пространственные требования графов». Британский журнал психологии 77: 187–197.

    D ODWELL , P ETER C., ed. 1970. Перцептивное обучение и адаптация: избранные материалы. Хармондс-Уорт, англ .: Penguin.

    D OWLING , W.J AY. и H ARWOOD , D ANE L. 1986. Музыкальное познание. Нью-Йорк: Academic Press.

    E PSTEIN , W ILLIAM . 1967. Разновидности перцептивного обучения. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

    F AHLE , M ANFRED и P OGGIO , T OMASO , ред. 2000. Перцептивное обучение. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    G ARLING , T OMMY и E VANS , G ARY W.1991. Окружающая среда, познание и действие: комплексный подход. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета.

    G IBSON , E LEANOR J. 1969. Принципы перцептивного обучения и развития. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

    G IBSON , E LEANOR J. и P ICK , A NNE D. 2000. Экологический подход к перцепционному обучению и развитию. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета.

    G IBSON , E LEANOR J. и W ALK , R ICHARD D. 1961. «Визуальный обрыв». Scientific American 202: 64–71.

    G IBSON , J AMES J. и G IBSON , E LEANOR J. 1955. «Восприятие обучения: дифференциация или обогащение?» Психологический обзор 62: 32–41.

    G OLDSTONE , R OBERT L. 1998. «Перцептивное обучение». Ежегодный обзор психологии 49: 585–612.

    G OODNOW , J ACQUELINE J. 1978. «Видимое мышление: когнитивные аспекты изменения рисунков». Развитие ребенка 49: 637–641.

    G RANRUD , C ARL E. 1993. Визуальное восприятие и познание в младенчестве. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    H ABER , R ALPH N. 1987. «Почему крушатся низколетящие истребители: факторы восприятия и внимания при столкновении с землей». Человеческий фактор 29: 519–532.

    J OHNSON , J ACQUELINE S. и N EWPORT , E LISSA L. 1989. «Критические периоды в изучении второго языка: влияние состояния зрелости на усвоение английского как второго языка». . » Когнитивная психология 21: 60–99.

    J OHNSON , M ARK . 1998. «Нейронные основы когнитивного развития». В справочнике по детской психологии, 5-е издание, изд. Уильям Дэймон, т.2: Познание, восприятие и язык, изд. Деанна Кун и Роберт С. Сиглер. Нью-Йорк: Вили.

    J USCZYK , P ETER W. 2002. «Как младенцы адаптируют возможности обработки речи к структуре родного языка». Текущие направления в психологической науке 11: 15–18.

    K ELLMAN , P HILIP и B ANKS , M ARTIN S. 1998. «Визуальное восприятие младенцев». В справочнике по детской психологии, 5-е издание, изд.Уильям Дэймон, т. 2: Познание, восприятие и язык, изд. Деанна Кун и Роберт С. Сиглер. Нью-Йорк: Вили.

    L ITTLEFIELD , J. и R IESER , J OHN J. 1993. «Семантические особенности сходства и детские стратегии для выявления релевантной информации в задачах математического рассказа». Познание и обучение 11: 133–188.

    M C L EOD , P ETER ; R EED , N ICK ; и D IENCES , Z OLTAN .2001. «К ​​единой теории Филдера: что мы еще не знаем о том, как люди бегут, чтобы поймать мяч». Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 27: 1347–1355.

    П ОСТМАН , Л ЭО . 1955. «Теория ассоциации и перцептивного обучения». Психологический обзор 62: 438–446.

    Q УИНН , П АУЛ С .; P ALMER , V ANESSA ; и S ПОЗЖЕ , A LAN M.1999. «Идентификация пола у домашних кошек сталкивается с обучением и без обучения: перцептивное обучение естественной задаче категоризации». Восприятие 28: 749–763.

    R IESER , J OHN J .; P ICK , H ERB L .; A SHMEAD , D ANIEL H .; и G ARING , A. E. 1995. «Калибровка передвижения человека и модели перцепционно-моторной организации». Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 21: 480–497.

    S AARNI , C AROLYN . 1998. «Эмоциональное развитие: действие, общение и понимание». В справочнике по детской психологии, 5-е издание, изд. Уильям Дэймон, т. 3: Социальное, эмоциональное и личностное развитие, изд. Нэнси Айзенберг. Нью-Йорк: Вили.

    S AFFRAN , J ENNY R .; A SLIN , R. N .; и N EWPORT , E. L. 1996. «Статистическое обучение восьмимесячных младенцев». Наука 274: 1926–1928.

    S AFFRAN , J ENNY R. и G RIEPENTROG , G. J. 2001. «Абсолютный шаг в слуховом обучении младенцев: доказательства реорганизации развития». Психология развития 37: 74–85.

    S CHWARTZ , D ANIEL L. и B RANSFORD , J OHN D. 2001. «Время говорить». Познание и обучение 16: 475–522.

    S IMON , H ERBERT A. 2001.«Наблюдения за науками об обучении». Журнал прикладной психологии развития 21: 115–121.

    T IGHE , L. S. и T IGHE , T. J. 1966. «Обучение дискриминации: два взгляда в исторической перспективе». Психологический бюллетень 66: 353–370.

    V ON H OFSTEN , C LAES . 1994. «Планирование и восприятие того, что должно произойти дальше». В «Развитие процессов, ориентированных на будущее», изд.Маршалл М. Хейт, Джанетт Б. Бенсон и Ральф Дж. Робертс. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    W ALK , R ICHARD D. 1966. «Перцептивное обучение и дискриминация вин». Психономическая наука 5: 57–58.

    W ALKER -A NDREWS , A RLENE и B AHRICK , L ORRAINE E. 2001. «Восприятие реального мира: обнаружение младенцами и память для социальной информации». Младенчество 2: 469–481.

    W ELCH , R OBERT B. 1978. Модификация восприятия: адаптация к измененной сенсорной среде. Нью-Йорк: Academic Press.

    Визуальное восприятие и принципы гештальта — Smashing Magazine

    Эта статья является частью новой серии о принципах дизайна, которая может служить как напоминанием для опытных дизайнеров, так и справочником для новичков в отрасли . Будем надеяться, что содержание, описанное здесь, не слишком очевидно и не требует пояснений, но всегда приятно получать время от времени что-то новое, не так ли? — Ред. В 1910 году психолог Макс Вертхаймер понял, что заметил серию мигающих огней на железнодорожном переезде. Это было похоже на то, как мигают огни, окружающие шатер кинотеатра.

    В 1910 году психолог Макс Вертхаймер понял, что заметил серию мигающих огней на железнодорожном переезде. Это было похоже на то, как мигают огни, окружающие шатер кинотеатра.

    Наблюдателю кажется, что одиночный свет движется по шатру, переходя от лампочки к лампочке, хотя на самом деле это серия лампочек, которые включаются и выключаются, и огни не двигаются полностью.

    Это наблюдение привело к набору описательных принципов о том, как мы визуально воспринимаем объекты. Эти принципы лежат в основе почти всего, что мы, как дизайнеры, делаем графически.

    Дополнительная литература по SmashingMag:

    Это начало серии статей о принципах дизайна. Он начинается с этих принципов гештальта, потому что многие из принципов проектирования, которым мы следуем, вытекают из теории гештальта . В этом посте я расскажу вам немного теории и предложу несколько основных определений принципов гештальта.

    В следующих статьях этой серии будут рассмотрены такие аспекты дизайна, как пространство, баланс и визуальная иерархия. В следующих статьях я укажу, какие принципы гештальта влияют на обсуждаемые аспекты дизайна, и предложу более практическое использование и примеры того, как принципы гештальта используются в веб-дизайне.

    Ключевые идеи, лежащие в основе теории гештальт

    «Целое — это не сумма частей». — Курт Коффка

    Цитата выше — это в двух словах гештальт.Когда люди видят группу объектов, мы воспринимаем их целиком, прежде чем увидим отдельные объекты. Мы видим целое как нечто большее, чем сумму частей, и даже когда части представляют собой совершенно отдельные объекты, мы будем стараться сгруппировать их как единое целое. За гештальт- и гештальт-терапией стоит несколько ключевых идей.

    Появление (целое идентифицируется перед частями)

    Возникновение — это процесс формирования сложных паттернов из простых правил. Пытаясь идентифицировать объект, мы сначала стремимся идентифицировать его контур.Затем мы сопоставляем этот контурный узор с уже известными нам формами и объектами, чтобы найти совпадение. Только после того, как через это сопоставление с шаблоном контура появляется целое, мы начинаем идентифицировать части, составляющие целое.

    При проектировании имейте в виду, что люди в первую очередь идентифицируют элементы по их общей форме. Простой четко определенный объект будет взаимодействовать быстрее, чем детализированный объект с трудно распознаваемым контуром.

    Реификация (наш разум заполняет пробелы)

    Реификация — это аспект восприятия, при котором воспринимаемый объект содержит больше пространственной информации, чем то, что есть на самом деле.Когда мы пытаемся сопоставить то, что видим, со знакомыми шаблонами, которые хранятся в памяти, не всегда бывает точное совпадение. Вместо этого мы находим близкое совпадение, а затем заполняем пробелы в том, что, по нашему мнению, мы должны увидеть.

    Reification предполагает, что нам не нужно представлять полную схему, чтобы зрители могли ее увидеть. Мы можем опустить части контура, если мы предоставим их достаточно, чтобы обеспечить достаточно близкое совпадение с образцом. Вы можете увидеть примеры этого чуть ниже, под принципом закрытия.

    Мультистабильность (разум стремится избежать неопределенности)

    Мультистабильность — это тенденция неоднозначных переживаний восприятия нестабильно перемещаться вперед и назад между альтернативными интерпретациями. Некоторые объекты можно воспринимать по-разному. Пример снизу в части фигуры / фона вы, вероятно, видели раньше. Изображение можно увидеть либо в виде двух лиц в профиль, либо в виде вазы.

    Вы не можете видеть оба сразу. Вместо этого вы быстро переключаетесь между двумя стабильными альтернативами.Одно будет вашим доминирующим восприятием, и чем дольше вы не начнете видеть другое, тем труднее будет увидеть это другое восприятие.

    С точки зрения дизайна, если вы хотите изменить чье-то восприятие, не пытайтесь изменить все сразу. Найдите способ убедить их увидеть альтернативу. Затем работайте над усилением этой альтернативной точки зрения, ослабляя исходную.

    Инвариантность (мы умеем распознавать сходства и различия)

    Инвариантность — это свойство восприятия, при котором простые объекты распознаются независимо от их вращения, перемещения и масштаба.Поскольку мы часто сталкиваемся с объектами с разных точек зрения, мы развили способность узнавать их, несмотря на их разный внешний вид.

    Представьте, что вы могли бы узнать кого-то, кого вы знали, только если бы он стоял прямо перед вами и смотрел на вас, но вы не могли бы узнать его, когда он повернулся в профиль. Несмотря на различную визуальную перспективу, мы все еще можем узнавать людей.

    Вы можете увидеть эти идеи в действии в приведенных ниже принципах. Основная идея заключается в том, что принципы гештальта касаются восприятия и того, что визуально сообщается объектами.Принципы говорят о сути визуального языка, с которым мы работаем.

    Принципы гештальта

    Большинство принципов относительно легко понять. У многих из них есть общая тема.

    «При прочих равных, элементы, связанные X, как правило, перцептивно группируются в единицы более высокого порядка». — Стивен Палмер

    Многие из приведенных ниже принципов следуют этому образцу. Принципы определяют либо X, либо более высокий уровень восприятия.

    Закон Праньянца (Хорошая фигура, Закон простоты)
    «Люди будут воспринимать и интерпретировать неоднозначные или сложные изображения как простейшие возможные формы».

    Это основной принцип гештальта. Мы предпочитаем простые, понятные и упорядоченные вещи. Инстинктивно такие вещи безопаснее. Они требуют меньше времени на обработку и преподносят менее опасные сюрпризы.

    Закон Прананца (Хороший рисунок, Закон простоты).

    Столкнувшись со сложными формами, мы склонны преобразовывать их в более простые компоненты или в более простое целое.Вы с большей вероятностью увидите левое изображение выше, состоящее из простого круга, квадрата и треугольника, как вы видите справа, чем сложную и неоднозначную форму целых форм.

    В этом случае увидеть три отдельных объекта проще, чем увидеть один сложный объект. В других случаях проще увидеть один объект, что приводит нас к…

    Закрытие
    «Видя сложное расположение элементов, мы склонны искать один узнаваемый узор».

    Как и в случае с Prägnanz, закрытие стремится к простоте.Замыкание противоположно тому, что мы видели на изображении Прагнанца выше, где три объекта были проще, чем один. С закрытием мы вместо этого объединяем части, чтобы сформировать более простое целое. Наш глаз заполняет недостающую информацию, чтобы сформировать полную фигуру.

    Закрытие.

    На левом изображении выше вы должны увидеть белый треугольник, хотя на самом деле изображение состоит из трех черных фигур, похожих на Pac-Man. На правом изображении вы видите панду, хотя фигура имеет несколько случайных форм. Увидеть треугольник и панду проще, чем пытаться понять отдельные части.

    Застежку можно рассматривать как скрепляющие элементы клея. Речь идет о человеческой склонности искать и находить закономерности.

    Ключ к завершению — это предоставление достаточно информации, чтобы глаз мог заполнить остальное. Если слишком много отсутствует, элементы будут рассматриваться как отдельные части, а не как единое целое. Если предоставлено слишком много информации, нет необходимости в закрытии.

    Симметрия и порядок
    «Люди склонны воспринимать предметы как симметричные формы, образующиеся вокруг их центра.”

    Симметрия дает нам ощущение солидности и порядка, к которым мы стремимся. В нашей природе наводить порядок в хаосе. Этот принцип приводит нас к желанию сбалансировать композицию, хотя наши композиции не обязательно должны быть идеально симметричными, чтобы быть сбалансированными.

    Симметрия и порядок.

    На изображении выше вы должны увидеть три пары открывающих и закрывающих скобок. Принцип близости, о котором мы поговорим позже в этом посте, может подсказать, что нам следует увидеть что-то еще. Это говорит о том, что симметрия важнее близости.

    Поскольку наши глаза быстро обнаруживают симметрию и порядок, эти принципы можно использовать для быстрого эффективного обмена информацией.

    Фигура / Земля
    «Элементы воспринимаются либо как фигура (элемент в фокусе), либо как фон (фон, на котором стоит фигура)».

    Рисунок / фон относится к отношениям между положительными элементами и отрицательным пространством. Идея состоит в том, что глаз будет отделять целые фигуры от их фона, чтобы понять, что он видит.Это одна из первых вещей, которую люди делают, когда смотрят на любую композицию.

    Рисунок и земля.

    Отношение фигура / фон может быть стабильным или нестабильным, в зависимости от того, насколько легко определить, что есть что. Классический пример нестабильных отношений — это изображение слева вверху. Вы видите либо вазу, либо два лица в зависимости от того, видите ли вы черный цвет как фигуру, а белый как землю, или наоборот. То, что вы можете легко переключаться между двумя представлениями, демонстрирует нестабильные отношения.

    Чем стабильнее отношения, тем лучше мы можем заставить нашу аудиторию сосредоточиться на том, что мы хотим, чтобы они увидели. Нам могут помочь два связанных принципа:

    • Площадь . На рисунке показан меньший из двух перекрывающихся объектов. Более крупный считается землей. Вы можете видеть это на правом изображении выше. Меньшая форма — это фигура независимо от цвета.
    • Выпуклость . Выпуклые, а не вогнутые узоры обычно воспринимаются как фигуры.
    Равномерная связность
    «Элементы, которые связаны визуально, воспринимаются как более взаимосвязанные, чем элементы без связи.”

    На изображении ниже линии соединяют две пары элементов. Эта связь заставляет нас думать, что связанные элементы каким-то образом связаны друг с другом.

    Единая связность.

    Из всех принципов, предполагающих, что объекты связаны, единообразная связность является наиболее сильной. На изображении выше, несмотря на то, что мы видим два квадрата и два круга, мы видим, что пары квадрат-круг более тесно связаны, потому что они визуально связаны.

    Обратите внимание, что линии не должны касаться элементов, чтобы соединение было воспринято.

    Общие регионы
    «Элементы воспринимаются как часть группы, если они расположены в одной закрытой области».

    Другой способ показать связь между элементами — это каким-то образом заключить их. Все внутри корпуса рассматривается как взаимосвязанное. Все, что находится за пределами ограждения, рассматривается как отдельное. Круги на изображении ниже одинаковы, но мы видим две отдельные группы, причем круги в каждом корпусе каким-то образом связаны.

    Общие регионы.

    Типичный способ показать общую область — это нарисовать рамку вокруг связанных элементов, как я сделал выше.Также подойдет размещение элементов на другом цвете фона, отличном от их непосредственного окружения.

    Близость
    «Объекты, расположенные ближе друг к другу, воспринимаются как более связанные, чем объекты, расположенные дальше друг от друга».

    Proximity похож на обычные области, но использует пространство в качестве ограждения. Когда элементы расположены близко друг к другу, они рассматриваются как часть группы, а не как отдельные элементы. Это особенно верно, когда элементы в группе ближе друг к другу, чем к любым элементам вне группы.

    Близость.

    Объекты не обязательно должны быть похожи друг на друга, кроме как сгруппированы рядом друг с другом в пространстве, чтобы их можно было рассматривать как имеющие отношение близости.

    Продолжение
    «Элементы, расположенные на линии или кривой, воспринимаются как более взаимосвязанные, чем элементы, не расположенные на линии или кривой».

    Это инстинкт следовать за рекой, тропой или линией забора. Когда вы смотрите или двигаетесь в определенном направлении, вы продолжаете смотреть или двигаться в этом направлении до тех пор, пока не увидите что-то значимое или не решите, что увидеть нечего.

    Продолжение.

    Другая интерпретация этого принципа состоит в том, что мы продолжим наше восприятие форм за пределами их конечных точек. На изображении выше мы видим пересечение линии и кривой вместо четырех отдельных сегментов линии и кривой, которые встречаются в одной точке.

    Общая судьба (синхронность)
    «Элементы, которые движутся в одном направлении, воспринимаются как более связанные, чем элементы, которые неподвижны или движутся в разных направлениях».

    Независимо от того, насколько далеко друг от друга расположены элементы или насколько они непохожи друг на друга, если они будут восприниматься как движущиеся или изменяющиеся вместе, они будут восприниматься как связанные.

    Элементы не обязательно должны двигаться, чтобы действовал принцип общей судьбы. Более того, они рассматриваются как имеющие общее предназначение. Например, если четыре человека сгруппированы вместе, но видно, что двое движутся вправо, будет считаться, что их судьба общая. Даже если двое будут смотреть на в одном направлении только , их будет воспринимать общая судьба.

    Общая судьба (синхронность).

    На изображении выше стрелок достаточно, чтобы указать, что элементы разделяют общую судьбу.Хотя движение или изменение не являются необходимыми, и то и другое является более сильным признаком общей судьбы, чем такие вещи, как стрелки или взгляд в одном направлении, которые подразумевают только движение.

    Параллелизм
    «Элементы, которые параллельны друг другу, считаются более связанными, чем элементы, не параллельные друг другу».

    Этот принцип аналогичен принципу общей судьбы, описанному выше. Линии часто интерпретируются как указывающие или движущиеся в каком-то направлении. Параллельные линии считаются либо указывающими, либо движущимися в одном направлении и, следовательно, связанными.

    Параллельность.

    Следует отметить, что для восприятия параллельности линии также могут быть кривыми или формами, хотя в последнем случае формы должны быть в некоторой степени похожими на линии, чтобы они казались параллельными.

    Сходство
    «Элементы со схожими характеристиками воспринимаются как более связанные, чем элементы, у которых эти характеристики отсутствуют».

    Любое количество характеристик может быть одинаковым: цвет, форма, размер, текстура и т. Д. Когда зритель видит эти похожие характеристики, он воспринимает элементы как связанные из-за общих характеристик.

    На изображении ниже красные круги связаны с другими красными кругами, а черные круги — с черными кругами из-за сходства цвета. Красные и черные круги кажутся непохожими друг на друга, хотя все они являются кругами.

    Сходство.

    Очевидное место для поиска сходства в Интернете — это цвет ссылок. Как правило, ссылки в контенте имеют одинаковый стиль, часто синий и подчеркнутый. Это позволяет зрителю узнать, что разные фрагменты текста связаны.Как только обнаруживается, что одна ссылка является ссылкой, она сообщает, что другие также являются ссылками.

    Фокусные точки
    «Элементы с интересной точкой, акцентом или отличием будут привлекать и удерживать внимание зрителя».

    Этот принцип предполагает, что наше внимание будет обращено на контраст, на элемент, который чем-то отличается от других. На изображении ниже ваш взгляд должен быть обращен на квадрат. Он отличается по форме и цвету от других элементов. Я также добавил тени, чтобы еще больше подчеркнуть это.

    Координаторы.

    Принцип координационных центров, вероятно, возникает из-за нашей потребности быстро идентифицировать неизвестное, чтобы предупредить нас о потенциальной опасности.

    Принципы подобия и точки фокусировки связаны, и точки фокусировки нельзя увидеть без сходства между другими элементами.

    Прошлый опыт
    «Элементы обычно воспринимаются в соответствии с прошлым опытом наблюдателя».

    Прошлый опыт, пожалуй, самый слабый принцип гештальта.В сочетании с любым другим принципом другой принцип будет преобладать над принципом прошлого опыта.

    Прошлый опыт уникален для каждого человека, поэтому сложно делать предположения о том, как он будет воспринят. Однако у всех нас есть общий опыт. Например, многие значения цвета возникают из прошлого опыта.

    Прошлый опыт.

    Видя светофоры на протяжении всей своей жизни, мы ожидаем, что красный цвет означает остановку, а зеленый — движение. Вы, вероятно, видите изображение выше как светофор на боку из-за трех общих цветов.Это прошлый опыт работы.

    Многие из наших общих переживаний также имеют тенденцию быть культурными. Цвет снова дает примеры. В некоторых странах белый считается чистым и невинным, а черный — злом и смертью. В других странах эти интерпретации противоположны. Соглашения могут возникнуть, когда опыт является общим, хотя, опять же, важно помнить, что не все мы разделяем один и тот же опыт.

    Краткое изложение гештальта

    Принципы гештальта важно понимать.Они лежат в основе всего, что мы делаем визуально как дизайнеры. Они описывают, как каждый визуально воспринимает предметы.

    Приведенные выше принципы должны быть относительно легкими для понимания. Для большинства из них определение и изображение, вероятно, все, что вам нужно, чтобы понять принцип. В то же время понимание основных идей этих принципов — это не то же самое, что понимание того, как они влияют на дизайн.

    В ближайшие недели мы подробнее рассмотрим, как гештальт влияет на дизайн.Мы увидим, как симметрия помогает нам сбалансировать композицию и как сочетание фокусов и сходства позволяет нам создавать визуальную иерархию в дизайне.

    Однако, прежде чем мы перейдем к любому из них, мы более подробно рассмотрим взаимосвязь между фигурой и землей и рассмотрим пространство, в котором мы размещаем элементы. Вот где я возьму сериал.

    Дополнительные ресурсы

    Я особенно рекомендую эту серию из пяти частей Энди Рутледжа.

    (cp, ml, il)

    Что такое восприятие потребителя / восприятие потребителя

    Что такое восприятие клиентов и почему это важно?

    Поведение клиентов определяется не только логикой.Восприятие клиентами вашего бренда, его продуктов или услуг и его ценностей может серьезно повлиять на то, как они взаимодействуют с вами и как совершают покупки. Фактически, формирование позитивного восприятия может помочь вам создать «устойчивую, лояльную и растущую клиентскую базу», согласно Forbes. [X]

    В маркетинге под «восприятием клиентов» понимается осведомленность клиентов, их впечатления и их мнение о вашем бизнесе, продуктах и ​​бренде. Восприятие клиентов формируется множеством переменных , включая прямое и косвенное взаимодействие с вашими предложениями.

    Сегодня восприятие влияет на принятие решений покупателем и является «огромным фактором успеха в розничной торговле», сообщает Deloitte. [X] Бренды, которые отслеживают и понимают восприятие клиентов и его факторы, могут лучше определить возможности для улучшения качества обслуживания клиентов. Фактически, Forrester определяет клиентский опыт (CX) как «восприятие клиентом своего взаимодействия с вашим брендом» [X]. К 2020 году «качество обслуживания клиентов» превзойдет «цену» и «продукт» в качестве ключевых отличительных черт бренда, сообщает HubSpot.[X]

    Каков процесс восприятия клиентов?

    Современные бизнес-лидеры делают упор на улучшение качества обслуживания клиентов, но «большинство компаний понятия не имеют, создают ли они ценность для своих клиентов», — считает Форрестер [X]. Другой аналитик Forrester отмечает, что ценность для клиентов — это на самом деле «восприятие потребителями того, что они получают, и того, от чего они отказываются». [X]

    CX-профессионалы, которые хотят видеть себя такими, то есть «глазами своих клиентов», должны начать с понимания трех фаз процесса восприятия клиентов.Три этапа — восприятие, организация и реагирование — просты по своей концепции, но их трудно понять с точки зрения того, как они на самом деле формируют поведение потребителей и даже бизнес-покупателей:

    1. Ощущение : Клиенты используют эту стадию для накопления «знаний» о продукте, услуге или бренде. Это может относиться к таким фактам, как размеры одежды, а также запах продукта, вкус и прикосновение.
    2. Организация : На этом этапе клиенты понимают полученную информацию, интерпретируя ее ценность на основе контекста, личных убеждений, восприятия самих себя и других весьма субъективных факторов.На этом этапе клиенты классифицируют объект своей критики и сравнивают его с другими объектами в рамках выбранных ими категорий. Например, покупатель, надеющийся купить зимнее пальто, может отдавать предпочтение пальто не только по цене, но также по цвету и толщине, на этапе организации.
    3. Реагирование : Клиенты будут действовать на основе этапов восприятия и организации, а также внутренних и внешних стимулов, начиная от личной истории до онлайн-обзоров. Хотя каждая реакция и ее факторы различны, покупатели, как правило, проходят аналогичные процессы оценки, прежде чем принять решение.

    CX-профессионалы, которые понимают эти три этапа, лучше подготовлены для того, чтобы положительно повлиять на восприятие клиентов. Однако невозможно извлечь выгоду из каждого фактора, способствующего формированию поведения клиентов. Как отмечает Forrester:

    «Заказчики идут на компромисс между этими измерениями стоимости. Они готовы отказаться от ценности в менее важном измерении, если они получают более высокую ценность в другом, более важном. Но у клиентов есть предел того, от чего они готовы отказаться, в зависимости от их контекста.”

    Ценность для клиентов: новые рубежи для профессионалов CX [X]

    Почему так важно восприятие покупателя?

    Восприятие не просто влияет на каждую отдельную продажу; он формирует долгосрочные отношения — хорошие или плохие — между клиентами и вашим брендом. В результате каждая точка соприкосновения вашей компании с клиентами должна положительно влиять на их восприятие.

    Компании, которые формируют положительное восприятие бренда среди клиентов, с большей вероятностью будут влиять на потенциальных клиентов косвенным образом и зарекомендовать себя как выдающиеся по сравнению с другими брендами в своей сфере.Как отмечает Forbes:

    «Мы живем в эпоху, когда восприятие бренда больше не зависит от качества продукта. Вместо этого репутация бренда зависит от воспринимаемой ценности для его клиентов и расширяется гораздо дальше, чем от того, работает продукт или нет ».

    Как восприятие хорошего бренда помогает повысить эффективность вашей компании [X]

    Чтобы улучшить качество обслуживания клиентов и выделить свой бренд, у вас должно быть положительное восприятие покупателями.Поэтому бренды должны понимать, какие элементы имеют самое широкое и глубокое влияние на восприятие клиентов. Эти элементы могут быть как осязаемыми, так и абстрактными, но каждый из них может быть намеренно сформирован профессионалами CX.

    Некоторые ощутимые факторы, влияющие на восприятие клиентов, включают:

    • Цена : Цена всегда должна быть частью всеобъемлющего маркетингового плана. Однако маркетологи должны понимать, что контекст влияет на восприятие покупателями его ценности: чем меньше, тем лучше, как это часто бывает на рынках предметов роскоши, где он отражает истинную ценность продукта.

    • Качество : Качество может применяться к нескольким атрибутам в продукте — атрибутам, важность которых будет различаться от покупателя к покупателю. Маркетологи должны понимать, какая функция больше всего отличает их продукты или услуги, а какие наиболее востребованы на целевых рынках.

    • Брендинг : логотипы, изображения и даже упаковка — все это передает сообщение о вашей компании и вашем бренде. Маркетологи должны убедиться, что эти элементы соответствуют ожиданиям клиентов и превосходят их, помогая вашему бренду стоять над другими.

    • Обслуживание : Качество обслуживания влияет на восприятие потребителя или разрушает его, когда даже компании с превосходной продукцией упускают из виду, если их обслуживание некачественно. Клиенты с большей вероятностью будут писать онлайн-обзоры после очень положительных или крайне отрицательных впечатлений от обслуживания, что может улучшить или усугубить узнаваемость бренда.

    Некоторые менее ощутимые факторы, влияющие на восприятие клиентов, включают:

    • Реклама : То, что вы говорите о своей компании, средствах массовой информации, которые вы выбираете, и то, как вы доставляете свое сообщение, может стимулировать клиентов как в положительном, так и в отрицательном направлении.

    • Репутация : Репутация бренда складывается со временем и может быть довольно прочной. Они формируются на основе опыта клиентов с продуктами и услугами, а также вторичных взаимодействий со стороны третьих лиц (например, освещение в СМИ). В то время как маркетологи пытаются измерить свою репутацию в Интернете, внезапные события могут повлиять на репутацию без предупреждения.

    • Инфлюенсеры : Инфлюенсеры — это люди, которым клиенты доверяют, и они являются одними из самых больших факторов, влияющих на восприятие клиентов, помимо личного опыта клиента.Клиенты, которые не понаслышке знакомы с вашим продуктом, услугой или брендом, с большей вероятностью будут влиять на других потенциальных клиентов на этапе организации.

    Бренды обладают некоторой способностью количественно измерять восприятие клиентов, но эти данные лучше всего понятны и более подробны, когда их объясняют сами покупатели. Беседы с клиентами помогают пролить свет на их восприятие, исследуя и уточняя, чтобы раскрыть суть «почему», стоящую за их восприятием.

    Начните формировать понимание восприятия клиентов

    «48% американских потребителей не доверяют бизнесу — это рост недоверия с 2016 года. При таком большом недоверии к бизнесу маркетологи обязаны положительно влиять на восприятие потребителей, особенно если у них есть сильное ценностное предложение, которое явно улучшает жизнь людей. своих клиентов ».

    Forbes, Один маркетинговый трюизм, который нельзя игнорировать: восприятие — это реальность [X]

    Обсудить.io позволяет компаниям легко общаться с клиентами. Наш голос (и лицо) клиентской платформы имеет встроенные рабочие процессы и функции, чтобы эти связи имели длительное влияние. Мы оптимизируем личное цифровое взаимодействие с вашими клиентами, чтобы обеспечить масштабируемость и сделать клиента центром вашей работы. бренд. Поговорите с одним из наших экспертов, чтобы узнать больше о том, как Discuss.io может помочь вам понять восприятие клиентов.

    5.6 Гештальт-принципы восприятия — вводная психология

    Цели обучения

    К концу этого раздела вы сможете:

    • Объясните связь между фигурой и землей
    • Определите гештальт-принципы группирования
    • Опишите, как на набор восприятия влияют характеристики и психическое состояние человека.

    В начале 20 века Макс Вертхаймер опубликовал статью, в которой продемонстрировал, что люди воспринимают движение в быстро мерцающих статических изображениях — понимание, которое пришло ему в голову, когда он использовал детский игрушечный тахистоскоп.Вертхаймер и его помощники Вольфганг Кёлер и Курт Коффка, которые позже стали его партнерами, считали, что восприятие включает в себя нечто большее, чем просто комбинирование сенсорных стимулов. Эта вера привела к новому движению в области психологии, известному как гештальт-психология. Слово гештальт буквально означает форму или образец, но его использование отражает идею о том, что целое отличается от суммы его частей. Другими словами, мозг создает восприятие, которое представляет собой нечто большее, чем просто сумму доступных сенсорных входов, и делает это предсказуемым образом.Гештальт-психологи преобразовали эти предсказуемые способы в принципы организации сенсорной информации. В результате гештальт-психология оказалась чрезвычайно влиятельной в области ощущений и восприятия (Rock & Palmer, 1990).

    Гештальт-перспективы в психологии представляют собой исследования неоднозначных стимулов для определения того, где и как эти неоднозначности разрешаются мозгом. Они также нацелены на понимание сенсорного восприятия и восприятия как обработки информации как групп или целых, а не построенных целых из множества мелких частей.Эта точка зрения была поддержана современной когнитивной наукой посредством исследования фМРТ, демонстрирующего, что некоторые части мозга, в частности боковая затылочная доля и веретенообразная извилина, участвуют в обработке целых объектов, в отличие от первичных затылочных областей, которые обрабатывают отдельные объекты. элементы стимулов (Kubilius, Wagemans & Op de Beeck, 2011).

    Один гештальт-принцип — это отношения между фигурой и фоном. Согласно этому принципу, мы склонны разделять наш визуальный мир на фигуры и фон.Фигура — это объект или человек, являющийся фокусом поля зрения, а земля — ​​это фон. Как показано на рисунке ниже, наше восприятие может сильно различаться в зависимости от того, что воспринимается как фигура, а что — как основа. Предположительно, наша способность интерпретировать сенсорную информацию зависит от того, что мы называем цифрой и что мы называем землей в каждом конкретном случае, хотя это предположение было поставлено под сомнение (Peterson & Gibson, 1994; Vecera & O’Reilly, 1998).

    Концепция отношения фигуры к фону объясняет, почему это изображение может восприниматься либо как ваза, либо как пара лиц.

    Еще один гештальт-принцип организации сенсорных стимулов в осмысленное восприятие — это близость . Этот принцип утверждает, что вещи, которые расположены близко друг к другу, имеют тенденцию группироваться вместе, как показано на рисунке ниже.

    Гештальт-принцип близости предполагает, что вы видите (а) один блок точек с левой стороны и (б) три столбца с правой стороны.

    То, как мы что-то читаем, является еще одной иллюстрацией концепции близости. Например, мы читаем это предложение так, а не иначе. Мы группируем буквы данного слова вместе, потому что между буквами нет пробелов, и мы воспринимаем слова, потому что между каждым словом есть пробелы. Вот еще несколько примеров: Cany oum akes enseo ft hiss entence? Что означают эти слова?

    Мы могли бы также использовать принцип подобия для группировки вещей в наших визуальных полях.Согласно этому принципу, похожие вещи обычно группируются вместе (рисунок ниже). Например, при просмотре футбольного матча мы склонны группировать людей по цвету их формы. Наблюдая за наступательной атакой, мы можем получить представление о двух командах, просто сгруппировавшись по этому измерению.

    Глядя на этот массив точек, мы, вероятно, воспринимаем чередующиеся ряды цветов. Мы группируем эти точки по принципу подобия.

    Два дополнительных гештальт-принципа — это закон непрерывности, (или хорошего продолжения) и завершения. Закон непрерывности предполагает, что мы с большей вероятностью воспринимаем непрерывные плавные плавные линии, а не неровные ломаные (рисунок ниже). Принцип замыкания гласит, что мы организуем наши восприятия в целостные объекты, а не как серию частей (рисунок ниже).

    Хорошее продолжение предполагает, что мы более склонны воспринимать это как две перекрывающиеся линии, а не как четыре линии, пересекающиеся в центре.

    Замыкание предполагает, что мы будем воспринимать полный круг и прямоугольник, а не серию сегментов.

    Согласно теоретикам гештальта, восприятие паттернов или наша способность различать разные фигуры и формы происходит при следовании принципам, описанным выше. Вы, вероятно, уверены, что ваше восприятие точно соответствует реальному миру, но это не всегда так.Наше восприятие основано на гипотезах восприятия: обоснованных предположениях, которые мы делаем при интерпретации сенсорной информации. Эти гипотезы основаны на ряде факторов, включая нашу личность, опыт и ожидания. Мы используем эти гипотезы для создания нашего перцептивного набора. Например, исследования показали, что те, кому даны словесные прайминги, предвзято интерпретируют сложные неоднозначные цифры (Goolkasian & Woodbury, 2010).

    Шаблонный подход

    Ульрих Нейссер (1967), автор одного из первых учебников по когнитивной психологии, предположил, что распознавание образов было бы упрощено, хотя способности все еще существовали бы, если бы все паттерны, которые мы испытывали, были идентичны.Согласно этой теории, нам было бы легче распознать что-либо, если бы это точно соответствовало тому, что мы воспринимали раньше. Очевидно, что реальная среда бесконечно динамична, порождая бесчисленные комбинации ориентации и размера. Так как же получается, что мы все еще можем прочитать букву g, написанную с большой или без заглавной буквы или написанную кем-то другим? Нейссер предположил, что категоризация информации выполняется с помощью мозга, создающего мысленные шаблоны , хранимые модели всех возможных классифицируемых шаблонов (Radvansky & Ashcraft, 2014).Когда компьютер считывает информацию о вашей кредитной карте, он сравнивает введенную вами информацию с шаблоном того, как должен выглядеть номер (имеет определенное количество цифр, без букв или символов…). Восприятие представления шаблона может легко объяснить, как мы распознаем части нашего окружения, но оно не может объяснить, почему мы все еще можем распознавать вещи, когда на них не смотрим под тем же углом, на расстоянии или в том же контексте.

    Чтобы устранить недостатки шаблонной модели восприятия, подход к визуальному восприятию, основанный на обнаружении признаков , предлагает нам распознавать определенные особенности того, на что мы смотрим, например, прямые линии в H по сравнению с изогнутой линией буквы. С.Вместо того, чтобы сопоставить весь шаблонный образец для заглавной буквы H, мы идентифицируем элементарные особенности, которые присутствуют в H. Некоторые люди предложили теории распознавания образов на основе признаков, одна из которых была описана Селфриджем (Selfridge, 1959) и известна как модель пандемониума , предполагающая, что воспринимаемая информация обрабатывается на различных этапах тем, что Селфридж описал как ментальные демоны, которые громко кричат, пытаясь определить шаблоны в стимулах.Эти демоны шаблонов находятся на самом низком уровне восприятия, поэтому после того, как они смогут идентифицировать шаблоны, вычислительные демоны дополнительно анализируют особенности, чтобы сопоставить их с шаблонами, такими как прямые или изогнутые линии. Наконец, на высшем уровне дискриминации когнитивные демоны, которые позволяют классифицировать стимулы с точки зрения контекста и других классификаций более высокого порядка, и демон решений принимает решения среди всех демонов, кричащих о том, какие стимулы должны быть выбраны для интерпретации.

    Модель пандемониума Селфриджа, показывающая различные уровни демонов, которые делают оценки и передают информацию на следующий уровень, прежде чем демон принятия решений сделает наилучшую оценку стимулов. По материалам Lindsay and Norman (1972).

    Несмотря на то, что Селфриджес рассматривает слои кричащих демонов, которые составляют нашу способность различать особенности нашей окружающей среды, модель фактически включает в себя несколько идей, важных для распознавания образов.Во-первых, в основе этой модели лежит модель обнаружения признаков, которая включает более высокие уровни обработки по мере того, как информация обрабатывается во времени. Во-вторых, модель Селфриджа множества различных кричащих демонов включает идеи параллельной обработки, предполагающие, что множество различных форм стимулов могут быть проанализированы и обработаны до некоторой степени одновременно. И, наконец, в-третьих, модель предполагает, что восприятие в самом реальном смысле представляет собой серию процедур решения проблем, в которых мы можем взять кусочки информации и собрать их вместе, чтобы создать то, что мы можем распознать и классифицировать как нечто значимое.

    В дополнение к тому, что это звучало изначально невероятно из-за того, что она основана на серии кричащих вымышленных демонов, одна из основных критических замечаний к модели обнаружения признаков демонов Селфриджа заключается в том, что это в первую очередь восходящая система обработки или , управляемая данными. . Это означает, что все функции обнаружения и обработки для распознавания исходят из того, что мы получаем из окружающей среды. Современный прогресс в когнитивной науке выступает против строго восходящих моделей обработки, предполагающих, что контекст играет чрезвычайно важную роль в определении того, что вы воспринимаете, и различении стимулов.Чтобы построить предыдущие модели, когнитивный ученый предложил дополнительную учетную запись сверху вниз или концептуально управляемую учетную запись , в которой контекст и знания более высокого уровня, такие как контекст, имеют тенденцию происходить, или ожидания людей влияют на процессы более низкого уровня.

    Наконец, самые современные теории, которые пытаются описать, как обрабатывается информация для нашего восприятия и различения, известны как модели коннекционистов . Коннекционистские модели включают в себя огромное количество математических вычислений, которые работают параллельно и через ряд взаимосвязанных структур, подобных паутине, с использованием процессов сверху вниз и снизу вверх, чтобы сузить наиболее вероятное решение проблемы различения.Каждая единица на уровне коннекционистов массивно связана в гигантскую сеть со многими или всеми единицами на следующем уровне дискриминации. В этих моделях, даже если в стимуле присутствует не так много функций, количество вычислений за один прогон для распознавания становится невероятно большим из-за всех связей, которые существуют между каждым модулем и слоем.

    Глубины восприятия: предубеждения, предубеждения и культурные факторы

    Из этой главы вы узнали, что восприятие — это сложный процесс.Созданные на основе ощущений, но под влиянием нашего собственного опыта, предубеждений, предрассудков и культур, восприятие может сильно отличаться от человека к человеку. Исследования показывают, что скрытые расовые предрассудки и стереотипы влияют на восприятие. Например, несколько исследований показали, что участники не-чернокожего населения быстрее идентифицируют оружие и с большей вероятностью идентифицируют не-оружие как оружие, когда изображение оружия сочетается с изображением черного человека (Payne, 2001; Payne, Shimizu, И Джейкоби, 2005).Кроме того, белые люди принимают решение стрелять по вооруженной цели в видеоигре быстрее, когда целью является черный (Коррелл, Парк, Джадд и Виттенбринк, 2002; Коррелл, Урланд и Ито, 2006). Это исследование важно, учитывая количество очень громких случаев за последние несколько десятилетий, когда молодые чернокожие были убиты людьми, которые утверждали, что верят в то, что безоружные люди были вооружены и / или представляли некоторую угрозу их личной безопасности.

    РЕЗЮМЕ

    Теоретики гештальта оказали невероятное влияние в области ощущений и восприятия.Гештальт-принципы, такие как отношение фигуры к фону, группировка по близости или сходству, закон хорошего продолжения и завершение, используются для объяснения того, как мы организуем сенсорную информацию. Наши представления не безупречны, и на них могут влиять предубеждения, предубеждения и другие факторы.

    Артикул:

    Текст Психологии Openstax Кэтрин Дампер, Уильям Дженкинс, Арлин Лакомб, Мэрилин Ловетт и Мэрион Перлмуттер под лицензией CC BY v4.0. https://openstax.org/details/books/psychology

    Упражнения

    Контрольные вопросы:

    1. Согласно принципу ________, объекты, расположенные близко друг к другу, обычно группируются вместе.

    а. похож на

    г. хорошее продолжение

    г. близость

    г. закрытие

    2. Наша склонность воспринимать вещи как законченные объекты, а не как ряд частей, известна как принцип ________.

    а. закрытие

    г. хорошее продолжение

    г. близость

    г. похож на

    3. Согласно закону ________, мы более склонны воспринимать плавные, плавные линии, а не неровные или неровные.

    а. закрытие

    г. хорошее продолжение

    г. близость

    г. похож на

    4. Основная точка фокусировки на визуальном дисплее известна как ________.

    а. закрытие

    г. перцепционный набор

    г. земля

    г. рисунок

    Вопрос о критическом мышлении:

    1. Центральный принцип гештальт-психологии состоит в том, что целое отличается от суммы его частей. Что это означает в контексте восприятия?

    2. Обратите внимание на следующий рисунок. Как вы можете повлиять на то, увидят ли люди утку или кролика?

    Личный вопрос:

    1. Слушали ли вы когда-нибудь песню по радио и подпеваете только для того, чтобы позже узнать, что вы поете неправильные слова? Изменилось ли ваше восприятие песни после того, как вы нашли правильный текст?

    Глоссарий:

    закрытие

    связь фигура-фон

    Гештальт-психология

    хорошее продолжение

    Восприятие паттернов

    гипотеза восприятия

    принцип закрытия

    близость

    сходство

    Основные выводы

    Контрольные вопросы:

    1.C

    2. А

    3. B

    4. D

    Вопрос о критическом мышлении:

    1. Это означает, что восприятие нельзя полностью понять, просто комбинируя части. Скорее, отношения, существующие между этими частями (которые будут установлены в соответствии с принципами, описанными в этой главе), важны для организации и интерпретации сенсорной информации в перцепционный набор.

    2. Игра на их ожиданиях может быть использована для влияния на то, что они, скорее всего, увидят.Например, если рассказать историю о Кролике Питере, а затем представить это изображение, восприятие будет искажено в соответствии с принципами кролика.

    Глоссарий:

    закрытие: организация наших восприятий в целостные объекты, а не как серию частей

    Взаимосвязь фигура-фон: сегментирование нашего визуального мира на фигуру и фон

    Гештальт-психология: область психологии, основанная на идее, что целое отличается от суммы его частей

    хорошее продолжение: (также непрерывность) мы более склонны воспринимать непрерывные плавные плавные линии, а не неровные ломаные.

    Восприятие паттернов: способность различать разные фигуры и формы

    гипотеза восприятия: обоснованное предположение, используемое для интерпретации сенсорной информации

    принцип замыкания: организовать восприятие в целостные объекты, а не как серию частей

    близость: близких друг к другу объектов, как правило, группируются вместе

    сходство: похожих вещей, как правило, группируются вместе

    Обзорные вопросы

    Согласно принципу ________, объекты, расположенные близко друг к другу, обычно группируются вместе.

    1. похоже
    2. хорошее продолжение
    3. близость
    4. закрытие

    Наша склонность воспринимать вещи как законченные объекты, а не как ряд частей, известна как принцип ________.

    1. закрытие
    2. хорошее продолжение
    3. близость
    4. похож на

    Согласно закону ________, мы более склонны воспринимать плавные, плавные линии, а не неровные или неровные.

    1. закрытие
    2. хорошее продолжение
    3. близость
    4. похож на

    Основная точка фокусировки на визуальном дисплее известна как ________.

    1. закрытие
    2. набор восприятия
    3. земля
    4. рисунок

    Вопрос о критическом мышлении

    Центральный принцип гештальт-психологии состоит в том, что целое отличается от суммы его частей. Что это означает в контексте восприятия?

    Ответ: Это означает, что восприятие нельзя полностью понять, просто комбинируя части.Скорее, отношения, существующие между этими частями (которые будут установлены в соответствии с принципами, описанными в этой главе), важны для организации и интерпретации сенсорной информации в перцепционный набор.

    Взгляните на следующий рисунок. Как вы можете повлиять на то, увидят ли люди утку или кролика?

    Ответ: Игра на их ожиданиях может быть использована для влияния на то, что они, скорее всего, увидят. Например, если рассказать историю о Кролике Питере, а затем представить это изображение, восприятие будет искажено в соответствии с принципами кролика.

    Личный вопрос

    Слушали ли вы когда-нибудь песню по радио и подпеваете только для того, чтобы позже узнать, что вы поете неправильный текст? Изменилось ли ваше восприятие песни после того, как вы нашли правильный текст?

    Глоссарий

    закрытие: организация наших восприятий в целостные объекты, а не как серию частей
    Взаимосвязь между фигурой и землей: сегментирование нашего визуального мира на фигуру и фон
    Гештальт-психология: область психологии, основанная на идее, что целое отличается от суммы его частей
    хорошее продолжение: (также непрерывность) мы более склонны воспринимать непрерывные плавные плавные линии, чем неровные ломаные
    восприятие паттернов: способность различать разные фигуры и формы
    гипотеза восприятия: обоснованное предположение, используемое для интерпретации сенсорной информации
    Принцип замыкания: организовать восприятие в целостные объекты, а не как серию частей
    близость: объекты, расположенные близко друг к другу, как правило, группируются вместе
    сходство: одинаковых вещей, как правило, группируются вместе
    .

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *