Макиавеллизм в философии это: Макиавеллизм / Философский словарь

Содержание

философия Макиавелли, государство и государь,макиавеллизм.

Итальянский философ Н. Макиавелли  (1467–1527) является основателем современной политологии. 
Политические взгляды Н. Макиавелли родились в период эпохи Возрождения. Правовая мысль в данную  эпоху значительно шагнула  вперёд, освобождаясь от элементов схоластического понимания мироздания.

«Государь» Макиавелли

В своем известном трактате «Государь» он систематизировал и охарактеризовал сущность политики.

Государство, по определению Макиавелли, – высшее проявление человеческого духа, а служение государству – смысл и счастье человеческой жизни.

Макиавелли утверждал, что государь не должен быть ни добродетельным, ни щедрым, ни честным для обеспечения целостности и благополучия своего государства. Правитель погибнет, если он всегда будет милосердным и честным. Если внешние и внутренние условия не сделают государя строгим и дисциплинированным, государство прекратит свое существование.  Философ уверен, что в государстве сильная власть создаётся на почве прочно существующего фундамента власти.

Макиавелли приемлет насильственные методы борьбы, обуславливая насилие созданием искусственной необходимости: «Государь не должен иметь ни других помыслов, ни других забот, ни другого дела, кроме войны, военных установлений и военной науки».

Сильное государство возможно только тогда, когда в народе отсутствуют гражданские добродетели.

Сегодня не потеряла актуальности макиавелливская концепция циклического развития государственных форм (демократия — олигархия — аристократия — монархия). Монархия легко обращается в тиранию, аристократия переходит в олигархию и т. д. Циклическое развитие форм управления напоминает идею кругооборота, взаимообращения зла и добра. 

Религия

Макиавелли хорошо видел и осознавал силу религии, её власть над сердцами и умами верующих, поэтому призывал использовать эту силу  для общего блага, в особенности для объединения и укрепления самого государства.

Но философ признавал только исключительно практическую пользу, которая присуща религии. Религия, по утверждению Макиавелли, должна связывать общество в единое целое, а государь должен восприниматься своим народом как религиозный человек.

Отношение к свободе как к ценному, Макиавелли подчеркивает из древнегреческой философии, полагая, что политическая свобода предполагает личную добродетель.

Власть

Власть, по рассуждениям Макиавелли, должна принадлежат тем, кому удалось ее захватить. Макиавелли рассматривает вопрос обороны государства от внутренних и внешних  врагов. Макиавелли  предлагал использовать против противника только два оружия: сильную армию и удачные политические союзы. При ведении внешней политики, философ советует опираться государю не только на свои силу и ум, но и на «звериную» хитрость. 

Правителя, который стремится к успеху, Макиавелли учил согласовывать свои действия, во-первых, с законами необходимости (судьбой), а во-вторых, с поведением подчиненных. В его учении содержатся определенные советы, которым руководителю требуется следовать, он рассуждает о щедрости, страхе, любви  и проявлении других качеств в управлении. 

Макиавелли ставит цели, к которым, по его мнению, обязан стремиться правитель, и при этом предлагает некоторую идеальную модель управления государством и идеального правителя страны, который будет соответствовать данной схеме.

Макиавелли отмечает политические блага, которые необходимо для гармонии государства:

  • национальная независимость;
  •  безопасность;
  • хорошо устроенная конституция.

Для реализации политической цели необходима сила, которая зависит от общественного мнения. Поэтому большую роль, по утверждению Макиавелли, необходимо уделять пропаганде, в частности, пропаганде добродетельного облика претендента на власть.

Макиавеллизм

Философ известен как основоположник принципов «макиавеллизма». Термин «макиавеллизм» используется сегодня для обозначения беззастенчивой политики, добивающейся своих целей, пренебрегая нормами морали.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание    

Макиавелли детально изучал различные формы социально-политических организаций, определяя их существенные черты. На основе изучения богатого фактического материала, он постарался решить важные теоретические проблемы в области государства, политики,  военного дела и  управления.

«Государя» Макиавелли по праву можно назвать хорошим практическим трудом. Он обобщил опыт прошедших веков и современных ему событий на политических аренах. 

Макиавелли одним из первых смог обосновать понятие гражданского общества и применил термин «государство» в качестве политической организации общества.

Его идеи способствовали развитию современной социологической теорий элит (Э. Дженнинг, Ч.Р. Миллс, Г. Моска, В. Парето), повлияли на автора теории «менеджерской революции» Дж. Бернхайма, который возглавил «макиавеллистское направление».

Почему Макиавелли стал любимым автором тиранов | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Никколо Макиавелли называют первым политологом нового времени. Взглянуть на эту личность с неожиданной стороны предлагает профессор Дирк Хёгес (Dirk Hoeges), автор вышедшей в Германии книги «Власть и иллюзии».

Главный труд Макиавелли — «Государь» — широко и скандально известен. Один из советских словарей иностранных слов толкует «макиавеллизм» как политику, основанную на культе грубой силы, на пренебрежении нормами морали, как коварство, вероломство, двуличие и лицемерие. Однако в высокой нравственности, честности, личном благородстве Макиавелли, как считает не только профессор Хёгес, сомневаться не приходится. Это был очень умный человек, обладавший многочисленными талантами, политик, дипломат, философ, историк, поэт, драматург, театральный режиссер и композитор.

Министр и ссыльный

О жизни Никколо Макиавелли известно довольно много. Он родился в 1469 году, вырос во Флоренции, был ее гражданином и патриотом. Знатное происхождение и незаурядные способности позволили Никколо Макиавелли быстро сделать карьеру. Он присоединился к политическим противникам правившего во Флоренции семейства Медичи и, когда его Медичи были изгнаны, стал исполнять обязанности министра иностранных дел республики.

Но в 1512 году Медичи при поддержке испанских и швейцарских войск вернулись к власти. Макиавелли долго и с пристрастием допрашивали, пытали на дыбе, посадили в тюрьму и не казнили лишь потому, что он в свое время спас от смерти нескольких известных приверженцев Медичи. В конце концов, Макиавелли сослали в деревню Сант-Андреа, в его небольшое поместье. Восемь лет длилась эта ссылка, невыносимая для столь деятельного человека, каким он был.

Семья Макиавелли (у него было шестеро детей) едва сводила концы с концами. Однако, как это порой бывает, ссылка оказалась самым плодотворным периодом его литературного творчества. Именно тогда были написаны «Рассуждения по поводу первой декады Тита Ливия», знаменитый трактат «Государь», биографическое повествование «Жизнь Каструччо Кастракани из Лукки» о собирателе итальянских земель, комедия «Мандрагора» (кстати, много раз ставившаяся на сценах российских театров), теоретический труд «О военном искусстве»…

Макиавелли на портрете Санти ди Тито. Фрагмент

Лишь в 1520 году, после смерти Лоренцо Медичи, Макиавелли разрешили вернуться ко двору и даже поручили написать историю Флоренции. Власть как будто снова начинала благоволить к нему. Но в 1527 году произошел новый переворот. Этого удара Никколо Макиавелли уже не выдержал. 21 июня 1527 года он скончался в возрасте 58 лет.

До нас дошел портрет Макиавелли работы итальянского художника Санти ди Тито. На ней изображен худой, коротко остриженный человек с живым, проницательным взглядом. Высокий лоб с залысинами, темные глаза, нос с горбинкой, сжатые как будто в полуулыбке губы… Никакой жестокости, свирепости, коварства в его облике нет. Ничего, что позволило бы предполагать в нем человека, который в трактате «Государь», как говорят, учил политиков забывать о честности, справедливости, верности слову, исповедуя принцип «цель оправдывает средства».

Но что значит: «учил политиков»? Никколо Макиавелли, как напоминает в своей книге «Власть и иллюзии» Дирк Хёгес, адресовал «Государя» вполне конкретному человеку — «его светлости Лоренцо де Медичи».

Это было не просто традиционное для тех времен посвящение и не просто подхалимская попытка опального философа вновь снискать расположение своего давнего покровителя.

Макиавелли мечтал покончить с раздробленностью Италии, очистить ее от иноземных завоевателей — испанцев, французов, швейцарцев и немцев, создать сильное государство. Именно эта цель (а не вообще всякая цель) оправдывала в его глазах «средства». Созданию сильной, самостоятельной Италии, по мнению Макиавелли, можно и должно было приносить в жертву всё — в том числе мораль и добродетель. К тому же представления о морали и добродетели были в те времена (полтысячи лет назад), мягко говоря, несколько иными, чем сегодня.

Наставления тиранам

И, тем менее, можно возразить: Макиавелли написал то, что написал. А именно: «Все вооруженные пророки побеждали, а все безоружные гибли». «Надо действовать так, чтобы тех, кто больше уже не верит, заставить верить силой». «Надо побеждать силой или хитростью, внушать народу любовь и страх, устранять людей, которые должны или могут повредить…» Впрочем, высказывания Макиавелли далеко не всегда однозначны. Судите сами: «Есть два способа борьбы: один, опираясь на закон, другой — действуя силой. Первый способ присущ человеку, второй — зверю. Государь должен уметь пользоваться обоими».

Как бы там ни было, но Дирк Хёгес пытался реабилитировать не книгу, а ее автора. Поэтому важно понять, почему Макиавелли все это писал. В той ситуации он был убежден, что тирания является «горьким, но необходимым лекарством». Кроме того, Макиавелли просто называл вещи своими именами, показывал, что природа власти имеет вовсе не божественный характер, что политику определяют не Бог или церковь, а реальные, земные интересы и человеческие слабости. Именно за последовательный антиклерикализм Макиавелли его произведения (не только «Государь», но и фривольные пьески, в которых он насмехался над религией и монахами) вплоть до 1929 года были запрещены католической церковью.

Всё так. Но что касается тиранов, то для очень многих из них «Государь» Макиавелли стал настольной книгой, а его так называемые наставления правителю, данные полтысячи лет назад, принимались как практические рекомендации. Наполеон говорил, что Макиавелли — «единственный писатель, которого стоит читать». Владимир Ильич Ленин очень одобрительно отзывался об «умном флорентийце». Что касается Сталина, то в его времена в СССР книги Макиавелли выходили несколько раз. Причем, в предисловии к изданию 1939 года Макиавелли был объявлен «великим прогрессивным писателем».

Можно, однако, усомниться в том, что Сталин и другие тираны, увлекавшиеся Макиавелли, действительно внимательно читали «Государя». Во всяком случае, они весьма односторонне воспринимали рекомендации автора, совершенно игнорируя, например, такое: «Государь не должен быть … скор на расправу, во всех своих действиях он должен быть сдержан, осмотрителен и милостив». Или такое: «Государь должен проявлять беспокойство, замечая, что кто-либо почему-либо опасается говорить ему правду». Очень актуально, не правда ли?

Смотрите также:

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Власть и страсть

    Более 300 лет европейская культура и политика формировались под воздействием клана Медичи. Флорентийские правители — богатейшие банкиры и купцы, щедрые покровители искусства и жаждущие власти политики — создали могущественную сферу влияния, в том числе и в Германии. Выставка »Медичи — люди, власть и страсть» в музейном комплексе Мангейма Reiss-Engelhorn-Museen рассказывает о жизни семейства.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Курфюрстина Пфальцская

    Мало кто даже из немцев знает о том, что последняя представительница прямой линии рода Медичи, Анна Мария Луиза (1667-1743), заключила в 1691 году брак с курфюстом Пфальцским Иоганном Вильгельмом II (Johann Wilhelm von der Pfalz). 270-летие со дня ее смерти послужило поводом для выставки. Но не только это. Было обнаружено много новых любопытных фактов.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Шапка курфюрста

    В 2012 году провели эксгумацию останков Анны Марии Луизы. При этом ученые сделали необычное открытие: на покойнице была надета шапка курфюрста, а не семейная корона Медичи. Для выставки в Мангейме была создана точная копия головного убора, а также трехмерная модель головы Анны Марии Луизы. Эти и другие экспонаты можно будет увидеть до 28 июля 2013 года.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Не функция, а личность

    Инициаторы проекта хотели показать представителей рода Медичи, прежде всего, не как меценатов, банкиров и политиков, а как живых людей, полных противоречий. Информация для выставки была почерпнута из результатов различных исследований. В Мангейме знакомят и с особенностями работы ученых.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Лоренцо Великолепный

    Пожалуй, он — самый знаменитый из Медичи. Лоренцо Великолепный (1449-1492) был и прожженным политиком, и ценителем прекрасного. Он оказывал поддержку Сандро Боттичелли и сам сочинял стихи. Благодаря ему Флоренция превратилась в центр культуры Возрождения. На снимке — мраморный бюст Лоренцо Медичи, созданный в 19-м веке.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Понтифик Медичи

    Посредством банковских сделок Медичи удалось вовлечь католическую церковь в свою сферу влияния и, таким образом, проложить путь членам семейства к Святому Престолу. На снимке брат Лоренцо Великолепного — папа римский Климент VII, в миру Джулио де Медичи (1478-1534). Он прославился своей бескомпромиссностью, которая, как уверены историки, и привела к отделению Англиканской церкви от Рима.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Великий герцог тосканский

    Козимо I (1519-1574) — символ влиятельности семейства Медичи. Жесткий властитель и абсолютист, он лишил флорентийских патрициев права голоса и подчинил себе почти всю Тоскану. Но лишь незадолго до своей смерти Козимо I удалось добиться звания великого герцога тосканского. Впрочем, в историю он вошел и как благодетель, осушивший, например, болота в окрестностях Пизы — рассадник малярии.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Покровитель Галилея

    Медичи были не только крупными меценатами и коллекционерами произведений искусства, но и покровителями ученых. В числе их протеже — легендарный Галилео Галилей (1564-1642). В честь своего покровителя герцога Тосканского Козимо II ученый назвал открытые им спутники Юпитера »светилами Медичи». На выставке можно увидеть и реконструкцию телескопа Галилея, воссозданого в 1906 году.

  • Медичи: олигархи Флоренции

    Город-наследник

    О величии и значении рода Медичи сегодня напоминает великолепие и роскошь Флоренции. Все семейные сокровища, произведения искусства и драгоценности, накопленные целыми поколениями, Анна Мария Луиза де Медичи завещала в наследство городу-музею на реке Арно.

    Автор: Марие Тодескино, Татьяна Вайнман


Философия Николо Макиавелли

Никколо Макиавелли – видный итальянский политический деятель, историк, военный теоретик и философ, основоположник «учения политического реализма».

Макиавелли родился во Флоренции. С 1498 по 1512 гг. был на государственной службе в должности секретаря второй канцелярии Флорентийской республики. В этот период Макиавелли приобрел опыт и знание политических институтов, человеческих нравов, что нашло отражение в его сочинениях.

Важнейшими проблемами философии Макиавелли были причины возвышения и гибели государств, условия создания сильного государства, роли правителя в нем, влияние личности на ход исторических событий, мотивы человеческих поступков. Основные сочинения Макиавелли «Государь», «Рассуждения на первую декаду Тита Ливия», «Диалог о военном искусстве».

Теория государства Макиавелли

Макиавелли одним из первых философов эпохи Возрождения отверг теократическую концепцию государства, согласно которой государство зависит от церкви как высшей власти на Земле. Он полагал, что политические системы рождаются, достигают величия и могущества, а затем приходят в упадок, разлагаются и гибнут, т.е. не зависят от божественного предопределения. Государство и природу царящих в нем законов, считает Макиавелли, необходимо понимать, опираясь на разум и опыт.

Макиавелли утверждает, что социально-правовые взгляды, гражданские добродетели людей, может воспитать только государство, а не церковь. Напротив, церковь расшатала устои государственной власти, пытаясь соединить в своих руках духовную и светскую власть, ослабила в людях стремление служить государству. Государство же – это высшее проявление человеческого духа; в служении ему Макиавелли видит цель и счастье человеческой жизни.

Лучшей формой государства Макиавелли считает республику, однако ее установление возможно лишь при определенных конкретно-исторических условиях. Критически оценивая политическое положение своей страны, характер граждан, совершенно лишенных гражданских добродетелей, Макиавелли приходит к выводу о невозможности объединения Италии под единой республиканской властью. Он убеждён, что итальянская действительность требует установления единовластия и создания сильного независимого национального государства.

В трактате «Государь» Макиавелли рассматривает способы создания сильного государства. Он полагает, что для достижения этой цели можно использовать любые средства, в том числе насилие, убийство, обман, предательство. Таким образом, Макиавелли принадлежит обоснование принципа: цель оправдывает средства, согласно которому используемые политиком средства оправдываются теми целями, которые он ставит перед собой.

Утверждению сильного государства Макиавелли приносит в жертву мораль и благо отдельной личности. Нравственные принципы применимы только к частной жизни людей, но не к политике. Государственный интерес превыше всего. Макиавелли писал, что всегда, когда приходиться обсуждать вопрос, от которого единственно зависит спасение государства, не следует останавливаться ни перед какими соображениями справедливости или несправедливости, человечности или жестокости, славы или позора. Впоследствии появился термин «макиавеллизм», обозначающий политику, которая пренебрегает законами морали и при достижении политических целей использует антигуманные средства.

При таком видении государства особая роль в нем принадлежит правителю.

Учение о политической власти и качествах, которыми должен обладать правитель

Власть правителя в понимании Макиавелли отличается неограниченным характером. Основой же правления и права является сила, которая разрушает все то, что противоречит государственным интересам (идеал сильной власти). Именно поэтому правитель в своей деятельности может игнорировать законы морали.

Также государь должен учитывать злую природу человека. Философ считает, что побудительными мотивами деятельности людей является эгоизм и материальный интерес. Люди, по Макиавелли, «неблагодарны, непостоянны притворщики, бегут от опасностей, алчны» и скорее забудут смерть отца, чем лишение имущества.

Макиавелли считает, что «всякий признает, что было бы лучше всего, если бы нашелся Князь со всеми качествами, признаваемыми за хорошие, но так как иметь их все и неуклонно проводить не позволяют сами условия человеческого существования, то Князь должен быть настолько благоразумен, чтобы уметь избегать позора тех пороков, которые могли бы лишить его государства… И он может также не бояться осуждения за те пороки, без которых трудно удержать государство».

Глава государства «не должен считаться с упреками в жестокости, если только такая слава необходима для того, чтобы удержать подданных в единении и повиновении. Ведь ограничивающийся весьма немногими примерными наказаниями будет милосерднее тех, которые, вследствие неуместного милосердия, допускают разрастись беспорядкам, порождающим убийства и грабежи, ибо последние составляют бедствие для всего общества в совокупности, кары же, исходящие от Князя, касаются лишь отдельных лиц».

А что лучше для правителя – быть любимым или внушать страх? Конечно, было бы хорошо, чтобы его и любили, и боялись. Однако поскольку сочетать эти два чувства очень трудно, просто невозможно, то лучше, чтобы боялись. «Любовь поддерживается лишь отношением обязанности, которое порывается вследствие порочности людей при всяком столкновении с личным интересом, страх же держится боязнью наказания, которая никогда не прекращает своего действия». Вместе с тем государь должен внушать страх, не навлекая на себя ненависти.

Как огня государь должен беречься прослыть легкомысленным, малодушным, нерешительным. Он должен приложить все старания к тому, чтобы его решение было бесповоротно, и чтобы общее мнение о нем было таково, что никому и в голову не придет обмануть его. Что же касается верности своим обещаниям, то правитель может пренебречь ими, если такое соблюдение может обратиться против него самого и интересов государства.

Подводя итог, необходимо отметить неоднозначность социально-философских взглядов Макиавелли. С одной стороны, важным вкладом в историю развития теории государства и власти стал его подход к проблеме государства со светских позиций, исходя из данных истории и с учетом реальной политической обстановки. С другой стороны, Макиавелли выступает сторонником идеи того, что для достижения политических целей допустимы любые средства. Благо государства, по его мнению, может быть связано с насилием, убийством, обманом, пренебрежением моральными принципами. Однако это невозможно, поскольку благо государства может быть достигнуто только на нравственных и правовых ценностях.

 
  • < Назад
  • Вперёд >

Макиавелли и «макиавеллизм» дискуссия длиною в 500 лет. Политические онтологики

Макиавелли и «макиавеллизм» дискуссия длиною в 500 лет

В XVI веке политическая наука стала развиваться бурными темпами. Нельзя сказать, что Макиавелли был ее родоначальником, т. к. огромную важность вопросы политики приобрели уже у средневековых мыслителей (Фома, Оккам, М. Падуанский и др.). Скорее можно говорить о внезапном появлении большого количества оригинальных мыслителей – философов политики.

В это время выходят в свет такие сочинения как «Франко-Галлия» Ф. Отмана, «О государстве» Ж. Бодена, являющиеся не менее классическими (если можно так выразиться) для политической науки, чем тексты Макиавелли. Однако, уже через 50 лет после смерти, Макиавелли начинают постоянно включать в число отцов-основателей новой науки, причем включать очень странным образом: как фигуру одиозную. В самом деле, ни Отман, ни Боден, ни де ла Боэсси, ни Гроций – никто из великих правоведов тех времен не вызывал, и сейчас не вызывает таких дискуссий, как Макиавелли. Примечательно, но первое серьезное исследование творчества итальянского мыслителя носило название: «Анти-Макиавелли» и принадлежало перу француза И. Жантийе. В этом произведении автор сформулировал все основные претензии к Макиавелли и его доктрине, с тех пор называемой «макиавеллизмом». Эти претензии на сотни ладов пересказывались затем различными учеными и дожили до XX века. Во введении к трактату Жантийе писал, что цель его состоит в том, «чтобы указать людям, принадлежащим к нашему французскому народу, на источник тирании, которая существует во Франции в течение уже 50 лет, и на ее теоретика» [1]. Итак, первый и главный упрек Макиавелли состоял в том, что он адресует свое произведение государю, а не народу, и, следовательно, сосредоточен на воспитании тирана и ищет средства для поддержания тирании. Такая установка возникла у Макиавелли потому, что он полностью игнорирует идею права (как любой тиран). Игнорирует право божественное, т. к. сознательно абстрагирует религию от науки управления (а ведь божественное право запрещает убивать), игнорирует право естественное, т. к. негативно изображает человека, которого создала природа, наконец, игнорирует право гражданское, т. к. ставит выполнение законов в зависимость от силы государя. Именно тираны, по мнению Жантийе пользовались рекомендациями Макиавелли и их опыт послужил основой для его книги. Напротив, великие мудрые цари действовали всегда противоположно тому, что предлагает Макиавелли. Многие современные мыслители видят подтверждение этим словам в тех фактах, что Гитлер и Сталин – величайшие тираны ХХ века, весьма уважали Макиавелли.

В самом деле, достаточно несколько цитат для того, чтобы подтвердить правоту Жантийе и навсегда обвинить Макиавелли в аморализме, антигуманизме, жестокости и пособничеству тиранам: «государь прежде всего должен стремиться к тому, чтобы его считали весьма благочестивым, даже если он и не таков…, государь должен искоренить род тех, кто раньше господствовал в завоеванной стране…, государь должен подражать Цезарю Борджа…, государя, если он хочет, чтобы ему повиновались, не должно смущать то, что за ним закрепилась репутация жестокого…, для государя лучше, чтобы его боялись, чем любили…, государь должен сочетать природу льва и лисицы…, жестокость, которая ведет к доброму концу, не должна осуждаться…, государь не должен страшиться предательства, обмана и притворства…, вера, милосердие, щедрость – добродетели, которые могут сильно повредить государю…, государь должен свыкнуться в душе с тем, что будет бесчеловечным и жестоким… и т.  д.» [2]

Тем не менее у Макиавелли нашлись защитники и последователи, которые обвинили Жантийе и всех антимакиавеллистов в неверной интерпретации итальянского ученого и в непонимании сути всей его доктрины. Во-первых, отделение политики от религии ставилось в безусловную заслугу Макиавелли; во-вторых, отвергался тезис об имморализме его учения (т. к. кроме религиозной морали может быть и светская, которую Макиавелли якобы не нарушает). В частности все рекомендации Макиавелли оправдывались ссылкой на то обстоятельство, что они даются ради конечной благой цели – объединения Италии. Этот взгляд родился в XVIII веке и весьма распространен сейчас, в том числе и среди отечественных исследователей. Б. Г. Кузнецов, Л. М. Баткин, В. И. Рутенбург, В. П. Комарова, А. С. Алексеев, Ф. М. Бурлацкий и др. смело причисляют Макиавелли к «гуманистам».

Противники Макиавелли справедливо возражают на этот аргумент, что «объединение Италии» не должно оправдывать общие жестокие и бесчеловечные методы. Сущность Макиавеллизма была отчеканена в следующей формулировке: «цель оправдывает средства». Воззрение, что ради благой цели можно приносить какие угодно жертвы, идти на сделку с совестью, явно не совместимо с гуманизмом.

Сторонники Макиавелли возражали, что в текстах мыслителя отсутствует выражение «цель оправдывает средства», зато наличествует другое: «я ни разу не пожелал прикрыть неблаговидный поступок благовидным предлогом или очернить похвальное дело из-за того, что оно предпринято ради противной цели» [3]. Все дело в том, что в «Государе» Макиавелли якобы высказывает не свои мысли, а «объективно» описывает методы, которыми пользуются тираны. Сам Макиавелли, как показывают его другие книги, например, «Рассуждение о первой декаде Тита Ливия», скорее был республиканцем, чем монархистом. Родилась даже теория «двух Макиавелли». Одного – гуманиста, второго – объективного исследователя пороков политики. Наиболее апологетический взгляд сформулировал итальянский коммунист А. Грамши, который вообще заявил, что Макиавелли писал «для народа», т.  к. тиранам их уловки и так известны. Таким образом, Макиавелли якобы выдал в тонкой форме все секреты правителей для того, чтобы народ знал, как с ними бороться. К сожалению, нет подтверждений, что текст «Государя» был написан именно из таких соображений и, значит, эту гипотезу можно отнести только за счет воображения автора. Вообще же в современной литературе вопрос о гуманизме и антигуманизме Макиавелли остается нерешенным. Большинство исследователей склоняется к тому, что взгляды Макиавелли были эмпиричны, эклектичны, в лучшем случае – он был просто релятивистом. Попытки осмыслить теорию Макиавелли как целое не удаются без существенных искажений. Мы попытаемся это сделать, но для этого придется уйти от самопонятности многих терминов, которые постоянно используются при интерпретации текстов Макиавелли:

«гуманизм», «мораль», «цель», «средство», «судьба», «добродетель» и др. Необходимо использовать не внешние понятия, а стараться вникнуть в ту задачу, которую ставил семе сам Макиавелли.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

История макиавеллизма контрольная 2010 по философии

науки Макиавелли видит в том, чтобы, исследовав реальные качества

человеческой природы, соотношение борющихся в обществе сил, интересов,

страстей, объяснить действительное положение вещей, а не предаваться

утопическим мечтам, иллюзиям и догмам. Именно Макиавелли решительно

разорвал узы, которые в течение столетий связывали вопросы политики с

нравственностью: теоретическое рассмотрение политики было освобождено

от абстрактного морализирования. Как сказал известный английский

философ XVII в. Ф. Бэкон: «… нам есть за что благодарить Макиавелли и

других авторов такого же рода, которые открыто и прямо рассказывают о

том, как обычно поступают люди, а не о том, как они должны поступать».

Политический реализм Макиавелли проявляет и при анализе

государственных форм. Будучи сторонником республики, он, тем не менее,

считал невозможным объединение Италии на республиканских началах.

Исследуя деятельность Медичи, Сфорца, Чезаре Борджа, Макиавелли

приходит к идее «нового государя» — абсолютного властелина. Такой

правитель должен соединять в себе черты льва и лисицы: лисицы — чтобы

избежать расставленных капканов, льва — чтобы сокрушить противника в

открытом бою. Он должен придерживаться принципа твердой власти, в

необходимых случаях проявляя жестокость. «… Государь, если он хочет

сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и

пользоваться этим умением, смотря по надобности». Подобные рассуждения

Макиавелли создали ему печальную славу учителя тиранов и автора тезиса

«цель оправдывает средства», а его имя стало синонимом проповеди

политического вероломства и насилия – «макиавеллизма». Упрощенно

истолковав позицию мыслителя как требование вседозволенности для

государя, его оппоненты не учли важного обстоятельства: Макиавелли был не

пропагандистом жестокости и лицемерия, а беспощадным исследователем

реальной политической практики своей эпохи. Устойчивый же миф о

Макиавелли как авторе тезиса «цель оправдывает средства» был создан

стараниями иезуитов. Освобождая политику от морализирования,

Макиавелли наносил удар по религии и церкви, что и вызвало негативную

5 вдохновляющих книг о лидерстве

Как быть прогрессивным лидером и успешным предпринимателем? Анна Деревянко, исполнительный директор Европейской Бизнес Ассоциации, рекомендует пять вдохновляющих книг.

 

Как быть стоиком. Античная философия и современная жизнь

Массимо Пильюччи

Стоицизм — это и философия, и умение сохранять твёрдость и мужество в жизненных испытаниях. Возможно, кто-то отметит, что, дескать, в античные времена стоиком было оставаться проще, а сейчас столько стресса, какое уж тут спокойствие? Известный американский философ и биолог Массимо Пильюччи считает, что мы просто недостаточно хорошо осведомлены о принципах стоицизма. Ведь это очень современная философия, которая учит управлять гневом и принимать мудрые решения.

Государь

Никколо Макиавелли

Свежие новости

Термин, принятый в политологии и произошедший от фамилии автора, «макиавеллизм», означает «применение хитрости, лукавства, грубой силы в управлении государством». Макиавелли, государственный деятель эпохи Возрождения, считал, что польза для укрепления государства главнее моральности правителя, что народ охотно прощает сомнительные поступки, если успех правителя служит общему благу. Или, если, по крайней мере, создается такое впечатление. Сейчас даже не приходится отрицать, что именно эти зачастую принципы работают и по сей день. Если в ваши планы не входит возглавить какое-нибудь государство, то книгу стоит читать, чтобы понимать мотивы и намерения сегодняшних и будущих правителей.

Becoming/Становлення

Мишель Обама

Мишель Обама интересна далеко не только как бывшая Первая леди США, и не только как первая афроамериканка, которая выступила в такой роли. Она показала себя как защитница прав девочек и женщин в США и во всем мире, она пропагандировала здоровый образ жизни и бережное отношение к ресурсам. Каким же было ее становление, что сформировало это выдающуюся женщину и какие цели она видит перед собой сейчас, покинув Белый Дом? Читаем в бестселлере, переведенном на более чем 30 языков мира.

No Room for Small Dreams: The Decisions That Made Israel Great

Шимон Перес

Шимон Перес, израильский политик, чья карьера длилась 70 лет, бывший глава различных министерств Израиля, дважды премьер-министр Израиля, лауреат Нобелевской премии мира, пишет о том, как создавалась страна, сделавшая ставку на свой народ, на инновации, образование и оборону. От арабских воостаний в начале Первой мировой войны до успешных разведопреаций Израиля, от создания ядерной программы до роздения удивительной технологической промышленности. Перес считает, что для успеха будущих поколений нужна смелость, чтобы выйти из темноты страданий прошлого, пройдя трудности и жертвы ради мира. И с ним трудно не согласиться.

Доставка щастя. Шлях до прибутку, задоволення і мрії

Тони Шей

Тони Шей — один из самых успешных бизнесменов в мире. В этой книге он утверждает, что успешный бизнес невозможен без доли — иногда большей, иногда меньшей — риска. Если же речь идет не о деньгах, или не только о них, а и о взаимоотношениях людей, то риск бывает оправданным и даже необходимым. Тони Шею повезло собрать вокруг себя большую компанию единомышленников, настоящих друзей и фанатов своего дела. «Доставка щастя» — рассказ о больших деньгах, верной дружбе и искреннем человеколюбии. Это история стремлении наполнить свою жизнь смыслом, выкладываться на полную.

 

 

Абдусалам Гусейнов прочитал в Госдуме лекцию о морали и политике

Директор института философии РАН Абдусалам Гусейнов прочитал в Госдуме лекцию на тему «Мораль и политика: уроки Никколо Макиавелли». Лекция состоялась в рамках цикла «Развитие правовой системы в Российской Федерации».

По словам Гусейнова, «макиавеллизм» — это политический аморализм. Философы спорят, идёт ли речь об аморализме в политике, или политика по сути своей аморальна. Превалирующая точка зрения западной политической науки, заимствованная отечественными учёными, состоит в том, что мораль и политика — это разные сферы. Политика — это самостоятельная реальность, у которой есть свои законы, критерии и оценки, и мораль здесь не при чём, утверждают сторонники теории Макиавелли. Политика неизбежно практикует аморальные средства и обращается к таким действиям, которые с моральной точки зрения являются недопустимыми. Эта точка зрения в своё время сломала утверждения античной эпохи. Аристотель, например, говорил о том, что политика является продолжением и объективированием этики, что политика — это форма общения свободных граждан ради достижения прекрасной цели и счастливой жизни. Аристотель утверждал, что цели политиков и граждан совпадают в том, что касается их моральных притязаний.

Государство объединяет большие массы людей, весь народ. Макиавелли рассуждал, что должен делать лидер, чтобы укрепить свою власть. «Он понимает политику как искусство сохранения и укрепления власти — это уже иное понимание политики, чем у Аристотеля», — пояснил Абдусалам Гусейнов. Что нужно делать, чтобы укрепить власть, какими качествами должен обладать государь? Макиавелли утверждает, что политик должен быть способен на аморальные действия: жестокость, обман, скупость, лицемерие. Если государь не умеет наступить на горло своим моральным принципам, то он не способен управлять страной, не соответствует своему назначению. Это мысль, которая потом была высказана философом Максом Вебером.

Макиавелли зафиксировал противоречие между политикой и моралью, которого не может избежать ни один государь, отметил Гусейнов. Через это, по его словам, проходят все люди, которые занимаются политической деятельностью. Например, Пётр I вынужден был предать суду своего сына за государственную измену, и царевич Алексей был казнён. «Не отклоняться от добра, если это возможно, но уметь вступать на путь зла, если это необходимо», — вот формула Макиавелли. Он признаёт, что нацеленность на добро — генеральная линия поведения человека и политика, а путь зла — это неизбежное отклонение. Есть вещи, которые ни при каких случаях нельзя допускать — например, присвоение чужого имущества и чужих жён. Честь для политика должна стоять на первом месте, считает Макиавелли. «Добро и зло — это то, что изначально задаёт векторы нашего поведения. У Макиавелли не было мысли, чтобы переименовывать зло и говорить, что оно есть относительное благо, — отметил Гусейнов. —  С точки зрения Макиавелли, политика не является этически нейтральной зоной. Она подлежит оценке в категориях добра и зла, и она сопряжена с аморализмом». Абдусалам Гусейнов подчеркнул, что соотношение морали и политики, из которого исходил Макиавелли, в ходе развития общества получило преобладание, в том числе в современной политической науке. Но понимание политики Аристотеля тоже существует и в практике и в теории, и множество мыслителей обосновывают именно такое понимание. «Политическая реальность и теория учитывают оба подхода, — сказал Гусейнов. — Но те, кто говорят. что политика грязное дело, не могут в качестве своего союзника иметь Макиавелли».

Никколо Макиавелли (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Биография

Относительно мало известно наверняка о ранней жизни Макиавелли. по сравнению со многими важными фигурами итальянского Возрождения (следующий раздел основан на Capponi 2010; Vivanti 2013; Celenza 2015) Он родился 3 мая 1469 года во Флоренции и в молодом возрасте стал ученик известного учителя латинского языка Паоло да Рончильоне. это предположил, что он учился во Флорентийском университете и даже беглый взгляд на его корпус показывает, что он получил отличную гуманистическое образование.Только с выходом его на всеобщее обозрение, с его назначением в 1498 году вторым канцлером республики Флоренции, однако, мы начинаем получать полную и точную картина его жизни. Следующие четырнадцать лет Макиавелли занимался в шквале дипломатической деятельности от имени Флоренции, путешествуя по основные центры Италии, а также королевский двор Франции и в императорскую курию Максимилиана. Большое количество сохранившихся букв, депеши и случайные письма свидетельствуют о его политическом задания, а также его острый талант к анализу личности и учреждения.

Флоренция находилась под республиканским правительством с 1494 года, когда ведущая семья Медичи и ее сторонники были отстранены от власти. В это время Макиавелли процветал под покровительством Florentine gonfaloniere (или пожизненный главный администратор) Пьеро Содерини. Однако в 1512 году с помощью папских войск Медичи разгромили вооруженные силы республики и распустили правительство. Макиавелли стал прямой жертвой смены режима: он первоначально был помещен в форму внутренней ссылки и, когда он был (ошибочно) подозревался в заговоре против Медичи в 1513 году, он был заключили в тюрьму и пытали несколько недель.Его выход на пенсию после этого на его ферму за пределами Флоренции дала повод и толчок чтобы он обратился к литературным занятиям.

Первое из его сочинений в более рефлексивном ключе также было в конечном счете, тот, который чаще всего ассоциируется с его именем, The Князь . Написано в конце 1513 г. (а, возможно, и в начале 1514 г.), но только официально опубликовано посмертно в 1532 г., г. Принц был составленный в большой спешке автором, который, среди прочего, стремясь вернуть себе статус во флорентийских политических делах.(Многие из его коллеги в республиканском правительстве были быстро реабилитированы и вернулся на службу к Медичи.) Первоначально написано для презентация Джулиано де Медичи (который, возможно, оценил это), Посвящение было изменено после смерти Джулиано на Лоренцо де’Медичи, который почти наверняка не читал его, когда он попал в руки в 1516.

Между тем вынужденный уход Макиавелли на пенсию привел его к другим литературным занятиям. виды деятельности. Он писал стихи, пьесы и короткую прозу, писал этюды The Art of War (опубликовано в 1521 г.), биографический и исторические очерки.Самое главное, что он составил другую свою главную вклад в политическую мысль, Рассуждений о десяти книгах Тита Ливия , экспозиция принципов республиканского правления маскируясь под комментарий к творчеству известного историка Римская республика. В отличие от The Prince , Дискурсов создавались в течение длительного периода времени. (возможно, начиная с 1514 или 1515 года и заканчивая 1518 или 1519 годом, хотя снова опубликовано только посмертно в 1531 г.).В книге может быть сформировались в результате неформальных дискуссий, в которых участвовал Макиавелли среди некоторых ведущих флорентийских интеллектуальных и политических деятелей при спонсорство Козимо Ручеллаи.

Ближе к концу его жизни и, вероятно, в результате помощи друзей с хорошими связями, которых он никогда не переставал изводить вмешательство, Макиавелли начал возвращаться в пользу Медичи семья. В 1520 году кардинал Джулио де Медичи поручил ему составить История Флоренции , задание выполнено в 1525 г. и подарен кардиналу, который с тех пор вознесся на папский престол Климента VII в Риме.Другие небольшие задачи были правительства Медичи, но прежде чем он смог добиться полная реабилитация, он умер 21 июня 1527 года.

2.

Принц : Анализирующая сила

Среди политических философов было распространено мнение, что существует существует особая связь между моральным добром и законным орган власти. Многие авторы (особенно те, кто сочинил книги зеркал князей или книги королевских советов в средние века и Ренессанс) полагали, что использование политической власти было только законно, если оно было осуществлено правителем, чьи личные моральные качества был строго добродетельным.Таким образом правителям советовали, что если они захотят чтобы добиться успеха — то есть, если они желали долгого и мирного правления и стремились передать свой пост своим потомкам — они должны обязательно вести себя в соответствии с общепринятыми этическими стандартами. доброта. В некотором смысле считалось, что правители преуспевают, когда сделал хорошо; они заслужили право на повиновение и уважение, поскольку они показали себя добродетельными и морально честными (см. Бриггс и Недерман готовится к печати).

Макиавелли подробно критикует именно этот моралистический взгляд на авторитетом в его самом известном трактате Принц . За Макиавелли, нет моральной основы, чтобы судить о разнице между законным и незаконным использованием власти. Скорее авторитет и власть, по сути, равны: тот, у кого есть власть, имеет право команда; но добро не обеспечивает силы, а у хорошего человека нет больше авторитета в силу того, что он хороший. Таким образом, в прямом противоречии с моралистическая теория политики, Макиавелли говорит, что единственная реальная заботой политического правителя является приобретение и поддержание мощность (хотя он говорит меньше о мощности как таковой , чем о «Поддержание государства».) В этом смысле Макиавелли представляет резкую критику концепции власти, аргументируя что понятие законных прав на власть ничего не добавляет к фактическое обладание властью. Принц призван отражать застенчивый политический реализм автора, который полностью осведомлены — на основе прямого опыта с флорентийскими правительство — что добра и правды недостаточно для победы и сохранять политический пост. Таким образом, Макиавелли стремится учиться и учить правила политической власти.Для Макиавелли власть характерно определяет политическую деятельность, и, следовательно, необходимо любому успешному правителю знать, как использовать власть. Только благодаря правильному применению силы Макиавелли верит, можно ли заставить людей подчиняться и будет ли правитель в состоянии поддерживать состояние в безопасности.

Таким образом, политическая теория Макиавелли представляет собой согласованную попытку исключить вопросы власти и легитимности из рассмотрения в обсуждение принятия политических решений и политических суждений.Нигде это не проявляется яснее, чем в его трактовке отношения между законом и силой. Макиавелли признает, что законы и хорошее оружие составляют двойную основу хорошо организованного политическая система. Но он сразу же добавляет, что, поскольку принуждение создает законность, он сосредоточит свое внимание на силе. Он говорит, «Поскольку без хорошего оружия не может быть хороших законов, я не буду рассматривают законы, но говорят об оружии »( Prince CW 47). В другими словами, легитимность закона полностью основывается на угрозе коэрцитивная сила; авторитет невозможен для Макиавелли как право помимо возможности обеспечить его соблюдение.Следовательно, Макиавелли ведет сделать вывод, что страх всегда предпочтительнее привязанности к предметам, так же, как насилие и обман превосходят закон в эффективном контролируя их. Макиавелли отмечает, что

В целом о мужчинах можно сказать: они неблагодарные, нелояльные, неискренний и лживый, робкий перед опасностями и жаждущий наживы … Любовь — это узы долга, которые эти несчастные существа разрывают. всякий раз, когда им это удобно; но страх удерживает их страхом наказания, которое никогда не проходит.( Prince CW 62; перевод исправлено)

В результате нельзя сказать, что у Макиавелли есть теория обязательство отдельно от наложения власти; люди подчиняются только потому что они опасаются последствий невыполнения этого требования, будь то потеря жизни или привилегий. И, конечно, одна только власть не может обязывать один, поскольку обязательство предполагает, что никто не может осмысленно выполнять иначе.

В то же время макиавеллистская точка зрения прямо атакует это понятие. каких-либо оснований для получения власти, независимо от простого владения мощность.По мнению Макиавелли, люди вынуждены подчиняться исключительно в почтение к высшей власти государства. Если я думаю, что должен не подчиняться определенному закону, что в конечном итоге заставляет меня подчиняться этому закон будет либо страхом перед властью государства, либо фактическим осуществление этой власти. Это сила, которая в конечном итоге необходимо для усиления противоречивых взглядов на то, что я должен делать; Я могу решить не подчиняться, только если у меня есть сила сопротивляться требований государства или если я готов принять последствия превосходство государства в силе принуждения.Аргумент Макиавелли в Принц призван продемонстрировать, что политика может только быть последовательно определенным с точки зрения верховенства силы принуждения; власть как право командования не имеет независимого статуса. Он обосновывает это утверждение ссылкой на наблюдаемые реальности. политических дел и общественной жизни, а также аргументами корыстный характер всего человеческого поведения. Для Макиавелли это бессмысленно и бесполезно говорить о каких-либо притязаниях на власть и право командовать, которое не принадлежит вышестоящему политическая сила.Правитель, живущий только своими правами, непременно увядать и умереть по тем же правам, потому что в суете политического конфликта те, кто предпочитает власть власти, более шансы на успех. Все без исключения авторитет государств и их законы никогда не будут признаны, если они не поддерживаются шоу силы, которая делает повиновение неизбежным. Методы для достижения послушания различны и сильно зависят от предвидения что принц делает упражнения. Следовательно, успешному правителю нужны особые обучение персонала.

3. Power,

Virtù и Fortune

Макиавелли представляет своим читателям видение политического правления якобы очищенные от посторонних морализаторских влияний и полностью осознающие основ политики в эффективном осуществлении власти. В термин, который лучше всего отражает видение Макиавелли требований политика власти — virtù . Хотя итальянское слово обычно переводится на английский как «добродетель» и обычно передают условный оттенок морального совершенства, Макиавелли, очевидно, имеет в виду совсем другое, когда говорит о virtù князя.В частности, Макиавелли использует концепцию virtù для обозначения диапазона личные качества, которые князь сочтет необходимым приобрести чтобы «поддерживать свое состояние» и «добиваться великие дела », два стандартных показателя силы для него. Этот ясно дает понять, что не может быть эквивалентности между общепринятые добродетели и макиавеллистские virtù . Чувство Макиавелли того, что значит быть человеком virtù , таким образом, можно резюмировать по его рекомендации что принц прежде всего должен обладать «гибким расположение ».Эта линейка лучше всего подходит для офиса, на Отчет Макиавелли, который способен отличать свое поведение от добро к злу и обратно «как удача и обстоятельства диктовать »( Prince CW 66; см. Недерман и Богиарис 2018).

Не случайно Макиавелли также использует термин virtù в своей книге The Art of War , чтобы описать стратегическое мастерство генерала, который приспосабливается к различным условия поля боя в зависимости от ситуации. Макиавелли видит политика должна быть своего рода полем битвы другого масштаба.Следовательно, принцу, как и генералу, нужно владеть virtù , то есть знать, какие стратегии и техники, подходящие для конкретных обстоятельств (Дерево 1967). Таким образом, virtù оказывается тесно связанным с Представление Макиавелли о власти. Правитель вирт обязан быть компетентным в применении власти; обладать virtù действительно должен усвоить все правила связано с эффективным применением власти. Virtù для политики власти то же самое, что общепринятая добродетель. тем мыслителям, которые полагают, что нравственного совершенства достаточно, чтобы быть законный правитель: это пробный камень политического успеха.

Какова концептуальная связь между virtù и эффективное упражнение силы для Макиавелли? Ответ заключается в другой центральный макиавеллианский концепт, Fortuna (обычно переводится как «удача»). Фортуна — враг политический порядок, высшая угроза безопасности государственный.Использование этой концепции Макиавелли широко обсуждалось. без очень удовлетворительного разрешения. Достаточно сказать, что как с virtù , Fortuna работает у него в самобытный способ. Где трактовать условные представления Фортуна как в основном добродушная, хотя и непостоянная богиня, источником человеческих благ, а также зла, состояние Макиавелли — это злобный и бескомпромиссный источник человеческих страданий, несчастий и катастрофа. Хотя человек Fortuna может нести ответственность за такие успеха, достигнутого людьми, ни один человек не может действовать эффективно, когда прямо противостоит богине ( Беседы CW 407–408).

Наиболее известное обсуждение Макиавелли Fortuna происходит в Глава 25 из Принц , в которой он предлагает две аналогии для понимания человеческой ситуации перед лицом событий. Первоначально он утверждает, что состояние похоже на

.

одна из наших разрушительных рек, которая, когда гневается, поворачивает равнины в озера, сбрасывает деревья и здания, берет землю с одного места кладет в другое; все бегут до потопа; все поддаются его ярости и нигде не могут отразить его.

Однако ярость бушующей реки не означает, что ее нападения находятся вне контроля человека: до того, как пойдут дожди, можно принять меры предосторожности, чтобы предотвратить худшие последствия естественного элементы. «То же самое и с Fortuna », Наблюдения Макиавелли,

Она показывает свою силу там, где нет добродетели и мудрости. готовиться сопротивляться ей и направляет ее ярость туда, где она знает, что нет дамбы или насыпи готовы удержать ее. ( Prince CW 90)

Люди могут противостоять фортуне, но только в тех обстоятельства, при которых « добродетель и мудрость» уже приготовились к ее неизбежному приезду.

Макиавелли усиливает связь Fortuna с слепая сила природы, объясняя, что политический успех зависит после ознакомления с принципами работы Fortuna . Его собственный опыт научил его, что

Лучше быть стремительным, чем осторожным, потому что Fortuna женщина и ее необходимо, чтобы удержать, бить и растерзать ее.

Другими словами, Fortuna требует от тех кто будет контролировать ее. «Она чаще дает себя побороть. мужчинами, использующими такие методы, чем теми, кто действует холодно », Макиавелли продолжает: «Поэтому всегда, как женщина, она друг молодых людей, потому что они менее осторожны, более смелее и смелее овладевать ею »( Принц CW 92). Беспричинное поведение Fortuna требует агрессивного, даже насильственный ответ, чтобы она не воспользовалась теми мужчинами, которые слишком замкнутый или «женственный», чтобы доминировать над ней.

Замечания Макиавелли указывают на несколько важных выводов о Фортуна и ее место в его интеллектуальной вселенной. Во всем его корпусе Fortuna изображается как первоисточник. насилия (особенно направленного против человечества) и как противоположно разуму. Таким образом, Макиавелли понимает, что только подготовка, чтобы представить крайнюю реакцию на превратности Фортуна обеспечит ей победу. Это что virtù обеспечивает: способность реагировать на удачу в в любое время и любым удобным способом.

4. Нравственность, религия и политика

Эти основные строительные блоки мысли Макиавелли вызвали значительные разногласия среди его читателей, начиная с шестнадцатого века. века, когда он был объявлен апостолом дьявола, но также был прочитан и сочувственно применен авторами (и политиками) провозглашая доктрину «разума государства» (Meinecke 1924 [1957]). Главный источник спора касался Макиавелли. отношение к общепринятым моральным и религиозным нормам человека поведение, в основном в связи с Принц . Для многих его учение поддерживает аморализм или, по крайней мере, аморализм. Самый экстремальный версии этого прочтения считают Макиавелли «учителем зло », в знаменитых словах Лео Штрауса (1958: 9–10) о основания того, что он советует лидерам избегать общих ценностей справедливость, милосердие, умеренность, мудрость и любовь к своему народу в предпочтение жестокости, насилия, страха и обмана. А более умеренная школа мысли, связанная с именем Бенедетто Кроче (1925) рассматривает Макиавелли просто как «реалист» или «Прагматик», выступающий за отказ от банального этика в вопросах политики.Моральным ценностям нет места в сортах решений, которые должны принять политические лидеры, и это категория ошибка серьезнейшего сорта, чтобы думать иначе. Пожалуй, самый мягкий версия аморальной гипотезы была предложена Квентином Скиннером (1978), который утверждает, что действия правителя считаются порочными по соглашению это «последний лучший» вариант. Концентрация на претензия в Принц , что глава государства должен делать добро если он может, но должен быть готов совершить зло, если он должен ( Prince CW 58), Скиннер утверждает, что Макиавелли предпочитает соответствие моральным нормам при прочих равных .

Отсутствие интереса к этическим соображениям также пронизывает утверждение, популярное в начала и середины двадцатого века, Макиавелли просто принимает позиция ученого — своего рода «Галилей из политика »- в различении «Факты» политической жизни и «ценности» моральное суждение (Olschki 1945; Cassirer 1946; Prezzolini 1954 [1967 [)]. Он тем самым поместив в контекст научной революции больше в общем. Суть макиавеллистской «науки» не в том, чтобы различать «справедливые» и «несправедливые» формы правительства, но чтобы объяснить, как политики используют власть для своих собственная выгода.Таким образом, Макиавелли поднимается на мантию основателя «Современная» политология, в отличие от теории Аристотеля. классическое нормотворческое видение политической науки добродетели. Более в последнее время интерпретация Макиавелли как ученого в значительной степени перестала существовать. вышли из фаворита, хотя некоторые недавно сочли целесообразным пересмотренный версия диссертации (например, Dyer and Nederman 2016).

Другие читатели Макиавелли не находили в его мысль вообще. Жан-Жак Руссо давно считал, что реальный урок Принц — научить людей правде о том, как князья ведут себя и, таким образом, разоблачают, а не празднуют, безнравственность в основе единоначалия.Различные версии этого диссертации были распространены совсем недавно. Некоторые ученые, такие как Гаррет Маттингли (1958) объявил Макиавелли высшим сатирик, указывая на слабости князей и их советников. В тот факт, что позже Макиавелли написал язвительные популярные сценические комедии, является цитируется как доказательство в поддержку его сильных сатирических наклонностей. Таким образом, мы ничего не должен принимать в лицо Макиавелли о моральном поведении ценность, но вместо этого следует понимать его замечания как остро юмористические комментарий по связям с общественностью.С другой стороны, Мэри Дейтц (1986) утверждает что повестка дня Макиавелли была продиктована желанием «заманить в ловушку» принцу, предлагая тщательно продуманный совет (например, вооружить люди), предназначенные для отмены линейки, если воспринимать ее всерьез и последовал.

Подобный диапазон мнений существует и в отношении теории Макиавелли. отношение к религии в целом и христианству в частности. Макиавелли не был другом институционализированной христианской церкви, поскольку он знал это. Discourses дает понять, что традиционные Христианство высасывает из людей энергию, необходимую для активного гражданская жизнь (CW 228–229, 330–331).И Принц с равным пренебрежением и восхищением отзывается о современном состояние Церкви и ее Папы (CW 29, 44–46, 65, 91–92). Многие ученые использовали такие доказательства, чтобы указать, что Сам Макиавелли был глубоко антихристианским, предпочитая языческие гражданские религии древних обществ, таких как Рим, который он считается более подходящим для города, наделенного virt . Энтони Парел (1992) утверждает, что Макиавелли космос, управляемый движением звезд и балансом юмор приобретает языческий и дохристианский оттенок.За Другими словами, Макиавелли лучше всего можно описать как обычного человека, если без энтузиазма, благочестия, готов преклониться перед внешними проявлениями поклонения но не был глубоко предан ни душой, ни разумом принципам Христианская вера. Несколько несогласных голосов, в первую очередь Себастьяна де Грация (1989) и Маурицио Вироли (2006 [2010]) попытались спасти репутацию Макиавелли от тех, кто считает его враждебным или враждебным равнодушен к христианству. Грация демонстрирует, насколько центральным библейским темы пронизывают все произведения Макиавелли, находя в них связную концепция божественно центрированного и упорядоченного космоса, в котором другие силы («небеса», «удача» и вроде) подчинены божественной воле и плану.Кэри Недерман (2009: 28–49) расширяет и систематизирует идеи Грации, показывая, как такие центральные христианские богословские доктрины, как благодать и свобода воли образуют важные элементы концептуальной структуры Макиавелли. Вироли рассматривает, напротив, историческое отношение к христианской религия, проявленная во флорентийской республике Макиавелли день.

5. Государство и князь: язык и понятия

Макиавелли также приписывают (последний раз Скиннер 1978) впервые сформулировав «современную концепцию государство », понимаемое в широком веберианском смысле слова безличная форма правления, обладающая монополией на принудительную власть в пределах установленных территориальных границ. Конечно, термин lo stato широко встречается в трудах Макиавелли, особенно в Принц , в связи с приобретением и применение власти в принудительном смысле, что передаёт её смысл отличается от латинского термина статус (состояние или станция) от которого он произошел. Более того, ученые цитируют Макиавелли влияние на формирование ранних современных дебатов, окружающих «Разум государства» — учение о том, что благо само состояние имеет приоритет над всеми другими соображениями, независимо от того, морали или блага граждан — как доказательство того, что он полученный его современниками как теоретик государственного (Meineke 1924 [1957]).Имя и доктрины Макиавелли получили широкое распространение. используется для обоснования приоритета интересов государства в эпоха абсолютизма.

Однако, как показал Харви Мэнсфилд (1996), внимательное прочтение Использование Макиавелли lo stato в The Prince и в другом месте не поддерживает эту интерпретацию. Макиавелли «Государство» остается личной вотчиной, владением в большей степени. соответствует средневековой концепции Dominium как основа правила. ( Dominium — латинский термин, который может быть с одинаковой силой переводится как «частная собственность» и как «Политическая власть».) Таким образом, «состояние» есть буквально принадлежит тому принцу, который контролирует его. Причем характер управления определяется личным качества и черты правителя — отсюда акцент Макиавелли на virtù как неотъемлемую часть успеха принца. Эти аспекты развертывания lo stato в Prince смягчает «современность» своей идеи. Макиавелли в лучшем случае является переходной фигурой в процессе, посредством которого язык государства возник в Европе раннего Нового времени, как Мэнсфилд заключает.

Еще один фактор, который необходимо учитывать при оценке общего применимость теории Макиавелли в . из той самой ситуации, в которой его князь вирт работает. Такой правитель приходит к власти не по династической наследственности или за счет народной поддержки, но исключительно в результате его собственной инициатива, умение, талант и / или сила (все слова английского эквиваленты для virtù , в зависимости от того, где это происходит в тексте).Таким образом, Макиавеллистский принц не может рассчитывать ни на что. ранее существовавшие структуры легитимации, как обсуждалось выше. Чтобы чтобы «поддерживать свое состояние», тогда он может полагаться только на свои собственный источник личных качеств, чтобы направлять использование власти и установить его притязания на власть. Это шаткое положение, поскольку Макиавелли настаивает на том, что муки удачи и заговоры другие люди делают принца постоянно уязвимым перед потерей его государственный. Идея стабильного конституционного режима, отражающего нигде не видно тона современной политической мысли (и практики) в концепции княжеского правления Макиавелли.

В самом деле, можно задаться вопросом, был ли Макиавелли, несмотря на все его предполагаемые реализм, действительно считал, что принц совершенный virtù действительно может существовать. Иногда кажется, что он представьте, что успешный принц должен развить психологию полностью отличается от того, что было известно человечеству до сих пор, поскольку этот «новый» принц

готов изменить свое поведение, как ветер удачи и перемены обстоятельства сдерживают его и … не отклоняться от правильного вести себя, если возможно, но быть способным вступить на путь проступок, когда это становится необходимым.(МП 62)

Эта гибкость составляет основу «практических» советов. что Макиавелли предлагает правителю, стремящемуся сохранить свое государство: не исключать никаких действий из-под контроля, но всегда быть готовым к совершать любые действия, требуемые политическими обстоятельствами. Пока что Сам Макиавелли, по-видимому, сильно сомневался в том, что люди были психологически способны генерировать такие гибкие диспозиции внутри себя. Несмотря на большое количество его исторические примеры, Макиавелли может указать в The Prince на нет единого правителя, который проявил бы разновидность переменной virtù что он считает необходимым для полного контроля над судьбой. Скорее, его тематические исследования успешных правителей неоднократно указывают на положение принца, характеристики которого соответствовали его временам, но чьи последовательность поведения (как в случае с Папой Юлием II) « привели к его падению », если бы обстоятельства изменились ( Prince CW 92). Даже император Северус, чьи техники Макиавелли превозносит успех, потому что он использовал «курсы действия, необходимые для утверждения себя у власти »; он однако не следует имитировать повсеместно ( Prince CW 73).Оценка Макиавелли шансов на создание нового, психологически гибкий тип характера чрезвычайно осторожен, и имеет тенденцию выражаться в условной форме и в субъективном настроении: «Если бы можно было изменить свою природу в соответствии со временем и обстоятельства, всегда будет успех » ( Prince CW 91, перевод исправлен). Такие наблюдения должны сделать мы задаемся вопросом, усваивает ли совет Макиавелли принцам склонности, которые меняются в зависимости от обстоятельств, так «Практично» (даже в его собственном уме), как он утверждал.

6. Рассуждения о Ливии

: Свобода и конфликт

В то время как The Prince , несомненно, самый читаемый из его работ, Рассуждения о Десяти Книгах Тита Ливия возможно наиболее честно выражает личные политические убеждения Макиавелли и обязательства, в частности, его республиканские симпатии. В Дискурсы , безусловно, опираются на тот же резервуар языка и концепции, которые вошли в The Prince , но прежний трактат приводит нас к выводам, совершенно отличным от многих ученые сказали, что противоречит последнему.Особенно, в двух работах Макиавелли последовательно и четко различает минимальную и полную концепцию «Политический» или «гражданский» порядок, и, следовательно, строит иерархию целей в рамках своего общего представления об общественных жизнь. Минимальный конституционный порядок — это тот, в котором живут подданные. безопасно ( vivere sicuro ), управляемый сильным правительство, сдерживающее чаяния дворянства и людей, но, в свою очередь, уравновешивается другими правовыми и институциональными механизмы. Однако в полностью конституционном режиме цель политический порядок — это свобода сообщества ( vivere libero ), созданный при активном участии, и раздор между дворянством и народом. В роли Квентина Скиннера (2002, 189–212) утверждал, что свобода формирует ценность, которая закрепляет Политической теории Макиавелли и руководствуется его оценками достоинства разных типов режимов. Только в республике, ибо которому Макиавелли выражает явное предпочтение, пусть эта цель достигнут.

Макиавелли занял эту позицию как с прагматической, так и с принципиальной точки зрения. основания. За свою карьеру в качестве секретаря и дипломата в Во флорентийской республике, он приехал, чтобы приобрести обширный опыт внутреннего работы французского правительства, которое стало его образцом для «Безопасное» (но не бесплатное) государство. Хотя Макиавелли делает относительно мало комментариев о французской монархии в г. Князь , он уделяет большое внимание Франции в Дискурсы .

Зачем Макиавелли восторженно хвалить (не говоря уже даже анализировать) наследственной монархии в работе, предположительно предназначенной для продвижения превосходство республик? Ответ проистекает из стремления Макиавелли противопоставить лучший сценарий монархического режима учреждения и организации республики.Даже самый отличный монархия, по мнению Макиавелли, лишена некоторых характерных черт, которые присущи правильно сформированному республиканскому правительству и сделать последнее более желанным, чем первое.

Макиавелли утверждает, что величайшее достоинство французского королевства и его король — преданность закону. «Королевство Франция регулируется законами больше, чем любое другое королевство, в котором мы в наше время обладают знаниями », — заявляет Макиавелли ( Discourses CW 314, перевод отредактирован).Объяснение этой ситуации Макиавелли относится к функции Парламента. «Царство Франция », — заявляет он, —

живет по законам и порядкам больше, чем любое другое королевство. Эти законы и заказы поддерживаются Парламентом, в частности, Парижем: этим они обновляются каждый раз, когда он действует против принца королевства или в своих приговорах осуждает короля. И до сих пор он поддерживал сам, будучи настойчивым исполнителем против этой знати. ( Discourses CW 422, перевод отредактирован)

Эти отрывки из Бесед , кажется, предполагают, что Макиавелли восхищается институциональными механизмами. которые получают во Франции.В частности, французский король и дворяне, чья сила такова, что они смогут угнетать народ, проверяются законами королевства, которые соблюдаются независимый орган Парламента. Таким образом, возможности для необузданное тираническое поведение в значительной степени устранено, что делает монархия умеренная и «гражданская».

Однако такой режим, каким бы упорядоченным и законопослушным он ни был, остается несовместим с vivere libero . Обсуждая способность монарха удовлетворить желание народа к свободе, Макиавелли отмечает, что

что касается… народного желания восстановить свою свободу, князь, будучи не в состоянии удовлетворить их, должен выяснить, по каким причинам заставляют их желать свободы. ( Дискурсов CW 237).

Он приходит к выводу, что некоторые люди хотят свободы просто для того, чтобы командовать другими; их, по его мнению, достаточно мало что их можно либо искоренить, либо откупить с почестями. К напротив, подавляющее большинство людей путают свободу с безопасностью, воображая, что первое тождественно второму: «Но все другие, бесконечные, желают свободы, чтобы жить в безопасности. ( vivere sicuro ) »( Discourses CW 237.Хотя король не может дать такую ​​свободу массам, он может обеспечить необходимую им безопасность:

Что до остальных, кому достаточно жить безопасно ( vivere sicuro ), они легко удовлетворяются, делая приказы и законы, которые, наряду с властью короля, понимают безопасность каждого. И однажды принц делает это, и люди видят что он никогда не нарушает такие законы, они скоро начнут жить безопасно ( vivere sicuro ) и удовлетворенно ( Дискурсов CW 237).

Затем Макиавелли применяет этот общий принцип непосредственно к делу. Франции, отмечая, что

люди живут безопасно ( vivere sicuro ) ни за что другая причина, кроме того, что его короли связаны бесконечными законами, в которых понимается безопасность всего их народа. ( Дискурсов CW 237)

Законопослушный характер французского режима обеспечивает безопасность, но что безопасность, хотя и желательна, никогда не следует путать с Свобода.Это предел монархического правления: даже лучшее королевство не может ничего лучше, чем гарантировать своему народу спокойствие и порядок правительство.

Макиавелли считает, что одно из следствий такого vivere sicuro — разоружение народа. Он комментирует, что независимо от того, «насколько велико его королевство», король Франция «живет данью» иностранным наемникам.

Все это происходит из-за того, что он разоружил свой народ и предпочел … Чтобы получить немедленную выгоду от ограбления людей и избежать воображаемой, а не реальной опасности, делать вещи, которые убедят их и сделают их состояния вечно счастлив. Этот беспорядок, если он приводит к тихим временам, является со временем причина стесненных обстоятельств, ущерба и непоправимого разорение ( Discourses CW 410).

Государство, которое делает безопасность приоритетом, не может позволить себе вооружить население, опасаясь, что массы применит свое оружие против дворянство (или, возможно, корона). Но в то же время такая режим безвозвратно ослаблен, так как он должен зависеть от иностранцев сражаться от его имени. В этом смысле любое правительство, которое принимает vivere sicuro , поскольку его цель создает пассивное и бессильное население как неизбежный результат.По определению такой общество никогда не может быть свободным в понимании Макиавелли vivere libero и, следовательно, лишь минимально, а не полностью, политический или гражданский.

Подтверждение этой интерпретации границ монархии для Макиавелли можно найти в его дальнейших обсуждениях разоружения. людей и его последствий в The Art of War . Обращение вопрос о том, следует ли отдавать предпочтение гражданской армии перед корыстный, он настаивает на том, что свобода государства условна по военной готовности своих подданных.Признавая, что «Король [Франции] разоружил свой народ, чтобы легче управлять ими », — заключает Макиавелли. «Что такая политика … недостаток в этом королевстве, ибо невнимание к этому вопросу — единственное, что заставляет ее слабый »(, ст. CW 584, 586–587). По его мнению, какие бы выгоды ни получило государство, отказавшись от военной роли люди менее важны, чем отсутствие свободы, обязательно сопровождает такое разоружение. Проблема не только в что правитель разоруженной нации в плену у военных доблесть иностранцев.Что еще более важно, считает Макиавелли, вооруженная гражданская милиция остается окончательной гарантией того, что ни правительство, ни какой-нибудь узурпатор не станут тиранировать народ: «Итак, Рим был свободен четыреста лет и был вооружен; Спарта, восемьсот; многие другие города были безоружны и свободны менее чем сорок лет »(, ст. CW 585). Макиавелли уверен что граждане всегда будут бороться за свою свободу — против внутренние и внешние угнетатели. Действительно, именно поэтому сменявшие друг друга французские монархи оставляли свой народ безоружным: они стремились поддерживать общественную безопасность и порядок, что для них означало исключение любых возможностей для своих подданных владеть оружием.В Французский режим, потому что он стремится к безопасности превыше всего (для людей, а также их правителей), не может допустить того, что Макиавелли считается основным средством продвижения свободы.

Случай разоружения является иллюстрацией большего различия между минимально конституционными системами, такими как Франция, и полностью политических сообществ, таких как Римская республика, а именно статус классов в обществе. Во Франции люди полностью пассивно, а дворянство во многом зависит от короля, согласно к собственным наблюдениям Макиавелли.Напротив, в полностью развитом республика, подобная Римской, где реализация свободы первостепенное значение, как народ, так и знать принимают активное (и иногда конфликтующие) роль в самоуправлении (McCormick 2011; Holman 2018). Свобода целого для Макиавелли зависит от свобода его составных частей. В своем известном обсуждении этого субъект в Беседах , замечает он,

Для меня те, кто осуждает смуты между дворянами и плебсами кажется, придираются к тому самому, что было основной причиной Сохранение свободы Римом….И они не понимают, что в в каждой республике есть две разные диспозиции: людей и великих людей, и что все законы в пользу свобода вызвана их разногласиями ( Бесед CW 202–203).

Макиавелли знает, что здесь он принимает необычную перспективу, поскольку обычно вина за крах Римской республики был назначен враждующим группировкам, которые в конечном итоге разорвали его на части. Но Макиавелли считает, что точно такие же конфликты породили «Творческое напряжение», которое было источником римской свободы.За «те самые смятения, которые так много невнимательно осудить »прямо породил хорошие законы Рима и добродетельное поведение своих граждан ( Бесед CW 202). Следовательно,

Следовательно, вражда между народом и Сенатом должна быть устранена. рассматривается как неудобство, с которым необходимо мириться чтобы достичь величия Рима. ( Дискурсов CW 211)

Макиавелли считает, что другие республиканские модели (например, принятые Спартой или Венецией) будет производить более слабые и менее успешные политические системы, которые либо застаиваются, либо склонны к распаду, когда обстоятельства меняются.

7. Популярная свобода и популярное слово

Макиавелли проявляет особую уверенность в способности людей, чтобы способствовать продвижению общественной свободы. в Discourses , он приписывает массам довольно обширный способность судить и действовать на благо общества в различных условиях, явно противопоставляя «рассудительность и стабильность» обычные граждане с необоснованной осмотрительностью князя. Просто заявил: «Народ рассудительнее, стабильнее и лучше суд, чем князь »( Беседы, CW 316).Это не произвольное выражение личных предпочтений Макиавелли часть. Он утверждает, что люди больше озабочены, и больше готов защищать, свободу, чем принцы или дворяне ( Discourses CW 204–205). Где последние склонны путают их свободу с их способностью доминировать и контролировать свои ребята, массы больше озабочены защитой себя против угнетения и считают себя «свободными», когда они не подвергаются жестокому обращению со стороны более могущественных и им не угрожают такими злоупотреблениями ( Дискурсов CW 203).В свою очередь, когда они опасаются наступления такого угнетения обычные граждане более склонны возражать и защищать общую свободу. Такая активная роль для людей, в то время как необходим для поддержания жизненно важной общественной свободы, является фундаментально противоположен иерархической структуре подчинение-и-правление, по которому монархический vivere sicuro остатков. Предпосылки vivere libero просто не поддерживает безопасность, которая является целью конституционная монархия.

Одна из основных причин того, что безопасность и свобода остаются, в конце концов, несовместимо для Макиавелли — и что последний должен быть предпочтительнее — несомненно, можно отнести к «риторическим» характер его республиканизма. Макиавелли явно рассматривает речь как метод, наиболее подходящий для разрешения конфликта в республиканская публичная сфера; на протяжении Дискурсов , дебатов возвышается как лучшее средство для людей определять самых мудрых курс действий и самые квалифицированные руководители.Традиция классическая риторика, с которой он, очевидно, был знаком, непосредственно связанные публичные выступления с разногласиями: правильное применение речь в сфере судебной экспертизы и совещательного жанра риторики настроен противоборствующий, каждый оратор пытается убедить аудитория обоснованности своей позиции и недостойности его противники ». Эту тему, в свою очередь, подхватили позднесредневековые Итальянские практики и теоретики риторики, подчеркивавшие, что предметом искусства был lite (конфликт).Таким образом, Настаивание Макиавелли на раздоре как на предпосылке свободы также отражает его риторические пристрастия (Viroli 1998). Напротив, монархические режимы — даже самые безопасные конституционные монархии например, Франция — исключить или ограничить публичный дискурс, тем самым ставя себя в явно невыгодное положение. Намного легче убедить единственного правителя совершить катастрофический или непродуманный курс действий, чем множество людей. Очевидное «Шум», вызванный неуверенной свободой общественности обсуждение в конечном итоге делает более вероятным решение, способствующее общее благо, чем закрытый разговор королевского двора.

Это связано с утверждением в Discourses о том, что популярные элементы внутри сообщества образуют лучшую защиту гражданской свободы а также самый надежный источник принятия решений о общественное благо. Похвала Макиавелли за роль народа в безопасность республики поддерживается его уверенностью в общем освещение воздействия публичных выступлений на граждан. Недалеко от начало первых Дискурсов , он отмечает, что некоторые могут возражать против обширной свободы римского народа собираться, протестовать и налагать вето на законы и политику.Но он отвечает что римляне смогли до

г.

поддерживать свободу и порядок благодаря способности людей различать общее благо, когда оно им было показано. Иногда, когда обычные Римские граждане ошибочно полагали, что закон или учреждение были созданы чтобы угнетать их, их можно было убедить, что их верования ошиблись… [через] средство от собраний, в которых некоторые влиятельный человек встает и произносит речь, показывая им, каковы они обманывают себя. И, как говорит Талли, люди, хотя и могут быть невежественным, может понять правду и легко уступить, когда ему говорят, что правда надежным человеком ( Discourses CW 203).

Ссылка на Цицерона (одна из немногих в Беседах ) подтверждает, что Макиавелли имеет в виду здесь ключевую черту классического республиканизм: способность людей реагировать и поддерживать слова одаренного оратора, когда он говорит правду о публике благосостояние.

Макиавелли возвращается к этой теме и рассматривает ее более подробно в конец первого Дискурс . В главе, предназначенной для демонстрации превосходство народного правительства над княжеским, он утверждает, что люди хорошо организованы и, следовательно, «рассудительны, стабильны и благодарен », пока есть место для публичных выступлений и обсуждение в сообществе.Ссылаясь на формулу vox populi, vox dei , Макиавелли настаивает на том, чтобы

общественное мнение удивительно точно в своих прогнозах…. Что касается его суждения, когда два оратора одинакового уровня слышал пропаганду различных альтернатив, очень редко можно найти люди, неспособные принять лучшую точку зрения или неспособные оценить правда того, что он слышит ( Discourses CW 316).

Мало того, что люди умеют определять наилучший образ действий когда ораторы излагают конкурирующие планы, но на самом деле они лучше по мнению Макиавелли, более квалифицированных для принятия решений, чем князья.Например,

людей никогда нельзя убедить в том, что хорошо назначить занять должность человека с печально известными или коррумпированными привычками, в то время как принц может легко и разными способами убедить сделать это. ( Дискурсы CW 316)

Точно так же, если люди отойдут от законопослушного пути, они могут легко убедиться навести порядок:

К неконтролируемым и шумным людям могут обратиться хорошие человека и легко повел обратно на правильный путь.Но никто не может поговорить с злой князь, и единственное лекарство — сталь…. Чтобы вылечить болезнь народа слов достаточно. ( дискурсов CW 317)

Контраст, который рисует Макиавелли, разительный. Республикой управляли слова и убеждения — в общем, управляемые публичной речью — это почти наверняка реализует общее благо своих граждан; и даже если он ошибается, всегда можно обратиться за помощью к дальнейшим обсуждениям. Нереспубликанские режимы, поскольку они исключают или ограничивают дискурсивные практики, в конечном итоге основываются на принудительном господстве и могут быть исправлено насильственными методами.

8. Характер республиканских лидеров

Аргументы Макиавелли в пользу республиканских режимов также привлекают его скептическое отношение к приобретению virtù любым отдельным человеком, и отсюда следует вывод, что действительно стабильное княжество никогда не может быть достигнуто. Эффект Макиавеллистская дихотомия между потребностью в гибкости и неизбывное постоянство характера заключается в демонстрации врожденного практическое ограничение в режимах одной линейки.Для читателя легко привели к выводу, что только потому, что человеческое поведение коренится в твердом и неизменном характере, правило одного человека внутренне нестабильно и ненадежно. В Дискурсах , Макиавелли представляет психологический аргумент в пользу того, что реалии человеческого характер имеет тенденцию отдавать предпочтение республике над княжеством, поскольку бывший «лучше приспособлен к разнообразным обстоятельствам. чем принц из-за разнообразия среди его граждан » ( Дискурсов CW 253).

Макиавелли иллюстрирует это утверждение ссылкой на эволюцию Римская военная стратегия против Ганнибала. После первого смыва Победы карфагенского генерала в Италии, обстоятельства Роману требовался осмотрительный и осторожный руководитель, который не легионы к агрессивным военным действиям, для которых они не были готовый. Такое лидерство проявилось в лице Фабия Максима, «Генерал, который своей медлительностью и осторожностью удерживал врага на залив. И он не мог встретиться с обстоятельствами, более подходящими для его способами »( Discourses CW 452).Но когда более оскорбительный требовалась позиция, чтобы победить Ганнибала, Римская республика смогла обратиться к руководству Сципиона, личные качества которого были более соответствует времени. Ни Фабию, ни Сципиону не удалось спастись. «Его пути и привычки» ( Discourses CW 452), но тот факт, что Рим мог обратиться к каждому в подходящий момент предлагает Макиавелли внутреннюю силу республиканского система.

Если бы Фабий был королем Рима, он мог бы легко проиграть эту войну, поскольку он не мог изменить свои методы в соответствии с обстоятельства изменились.Поскольку, однако, он родился в республике, где были разные граждане с разным нравом, это произошло что, как и Фабий, лучший человек, чтобы вести войну когда этого требовали обстоятельства, позже у него был Сципион в время, подходящее для его победного завершения ( дискурсов CW 452).

Изменяющиеся события требуют гибкости реакции, и поскольку это психологически невероятно, чтобы человеческий характер изменился с раз республика предлагает жизнеспособную альтернативу: люди разных качества соответствуют разным требованиям.Разнообразие, характерное для гражданские режимы, которые так оскорбляли предшественники Макиавелли, оказывается несомненным преимуществом республик перед княжества.

Это не означает, что уверенность Макиавелли в способности республиканское правительство, чтобы исправить политические недостатки человеческих характер был необузданным. В конце концов, он не дает нам никаких реальных указаний на как республикам удается выявлять и утверждать лидеров, чьи качества соответствуют обстоятельствам. Одно дело наблюдать что такая изменчивость имела место внутри республик, и совсем другое продемонстрировать, что это необходимая или важная особенность республиканский строй.В лучшем случае Макиавелли предлагает нам своего рода эмпирическое обобщение, теоретические основы которого он оставляет неизведанным. И Discourses указывает, что республики имеют свои собственные внутренние ограничения в отношении гибкость реакции, необходимая для завоевания удачи. Как и в случае с отдельных людей трудно (если не невозможно) изменить их личные характеристики, так что

институты в республиках не меняются со временем … но изменяются очень медленно, потому что это более болезненно, так как это необходимо подождать, пока вся республика будет в состоянии переворот; и для этого недостаточно, чтобы один человек изменить свою собственную процедуру.( Дискурсы CW 453)

Если падение княжеств — это фиксированная структура человеческого характера, то крах республик — это преданность увековечивание институциональных механизмов, время которых прошло. Можно ли более правдоподобно надеяться на создание более отзывчивые республиканские институты, чем требовать гибкости в личные качества князей непосредственно не исследуются Дискурсы .

Таким образом, Макиавелли, кажется, придерживается подлинно республиканской позиции.Но как согласовать это с его утверждениями в . Принц ? Заманчиво отвергнуть The Prince как недостоверное выражение «реальных» взглядов Макиавелли и предпочтения, написанные за короткий период, чтобы доказать его политическое значение для вернувшихся мастеров Медичи из Флоренции. (Это в отличие от длительного процесса композиции Бесед .) Однако Макиавелли никогда не отказывался от Prince , и действительно ссылается на него в Discourses в Это говорит о том, что он рассматривал первого как компаньона для второго.Хотя было много споров о том, был ли Макиавелли поистине друг князей и тиранов или республик, и, следовательно, следует ли отбрасывать ту или иную грань его сочинений как вспомогательные или второстепенные вопросы кажутся неразрешимыми. отметка Предложение Хуллюнга о том, что «оба» Макиавелли должны быть равный вес, таким образом, имеет определенную правдоподобность (Hulliung 1983).

9. Место Макиавелли в западной мысли

Что значит «современное» или «оригинальное» в Мысль Макиавелли? В чем «место» Макиавелли история западных идей? Литература, обсуждающая это вопрос, особенно в связи с The Prince и Discourses вырос до поистине ошеломляющих размеров.Джон Покок (1975), например, проследил распространение теории Макиавелли. республиканская мысль во всем так называемом атлантическом мире и, в частности, в идеи, которыми руководствовались создатели американского конституция. Пол Рахе (2008) утверждает, что схожий набор влияний: но с интеллектуальной сущностью и значением, отличным от Покок. Для Покока республиканизм Макиавелли — это гражданский гуманизм. разновидность, корни которой уходят в классическую античность; для Рахе, Республиканизм Макиавелли совершенно нов и современен.В «Неоримские» мыслители (в первую очередь, Петтит, Скиннер и Вироли) использовали Макиавелли как источник своего принципа «Свобода как не-господство», в то время как он также был помещен в работать в защиту демократических принципов и ценностей. Аналогично, случаи были созданы для политической морали Макиавелли, его концепции государство, его религиозные взгляды и многие другие особенности его работы как отличительная основа оригинальности его вклада.

Тем не менее, ученые сделали несколько твердых выводов.(В нестабильное состояние дел в текущих исследованиях Макиавелли хорошо представлены в Johnston et al. 2017.) Одно правдоподобное объяснение невозможность решить эти вопросы «современности» и «Оригинальность» заключается в том, что Макиавелли в некотором смысле оказался в ловушке между инновациями и традициями, между через antiqua и via moderna (чтобы принять использование Джанет Коулман 1995), в способ, который породил внутреннюю концептуальную напряженность в его мыслях как целиком и даже в рамках отдельных текстов.Эта историческая двусмысленность позволяет ученым приводить столь же убедительные доводы в пользу противоречивых заявляет о своей фундаментальной позиции, не делая вид вопиющее насилие над его доктринами. Этот пункт отличается от обвинение некоторых ученых в том, что Макиавелли «Непоследовательны» (см. Скиннер 1978) или просто движимы «Местные» повестки дня (Celenza 2015). Скорее характерные черты отчетливо макиавеллистского подхода к политике следует приписывают несоответствие между историческими обстоятельствами и интеллектуальная возможность.Что до сих пор вызывает беспокойство у Макиавелли стимулирующего мыслителя заключается в том, что в его попытке нарисовать разные выводы из банальных ожиданий своей аудитории, он по-прежнему включал важные черты именно тех условностей, которые он было сложно. Несмотря на его неоднократные собственные утверждения оригинальность (например, Prince CW 10, 57–58), его внимательное отношение к существовавшим ранее традициям означало, что он никогда не был полностью способный вырваться из своих интеллектуальных ограничений. Таким образом, Макиавелли на самом деле не следует классифицировать как чисто «Древний» или «современный», но вместо этого заслуживает находиться в промежутках между ними.

Глубокое изучение его философии и тактики

Макиавелли — Глубокое изучение его философии и тактики

Никколо Макиавелли.

Вероятно, один из самых известных философов и политических теоретиков всех времен.

Кроме того, одна из моих самых сильных сторонников и фигура, на которую ссылались, цитировали и неправильно понимали, как немногие.

Но прежде чем я начну свою попытку исследовать Макиавелли и его философию, я хочу задать вам вопрос.

Когда кто-то упоминает имя Макиавелли или термины Макиавеллианство и Макиавеллизм, что первое, что приходит вам в голову?

Я предполагаю, что вы думаете о таких словах, как темная триада, двуличие и манипуляция. Или, в более широком контексте, способность получить власть через обман, неискренность и злоупотребление властью.

На самом деле все это неверно. Они действительно влияют на то, как Макиавелли выражает свои политические теории, но все они не в состоянии нарисовать точную картину этого человека.

Если есть слово, которое могло бы точно описать Макиавелли и его идеи, то это: Прагматизм .

Он был, вероятно, первым политическим теоретиком, который избежал иллюзий идеализма и честно предложил прагматические решения и интерпретации правительства. Очевидно, на его взгляды сильно повлияло время, в котором он жил, и его личный опыт, часто превышающий порог политической корректности и стирающий границы между морально правильным и морально неправильным.Тем не менее, они представляют собой мощный сборник знаний, который до сих пор формирует интерпретацию власти и влияния.

Здесь я хочу кое-что прояснить. Термин макиавеллизм был придуман психологами Кристи и Гейсом в 1970-х годах как попытка объяснить проявление мотива власти путем эксплуатации и манипулирования другими обманчивыми и беспринципными способами.

Итак, термин макиавеллизм используется строго в поведенческом контексте.

Честно говоря, психологи сделали это очень безответственно. Как мы вскоре увидим, Макиавелли был очень прагматичным и стратегическим философом. На его взгляды повлиял статус-кво того времени, и они подчеркивают его способность излагать исчерпывающие взгляды на политическую теорию. Я считаю, что ограничивать мужчину его величины такими терминами, как двуличие и манипуляции, несправедливо, мягко говоря.

В этой статье я не собираюсь обсуждать характеристики и поведение темной триады.Я ограничу свой анализ уроками, извлеченными из работ Макиавелли, чтобы составить более точное представление о человеке и его взглядах.

История и контекст

Никколо ди Бернардо деи Макиавелли родился в 1469 году во Флоренции, Италия. Его семья произошла от старых правителей Тосканы, и они произвели много членов, которые были частью правительства того времени.

Герб Флоренции

В то время Италия состояла из множества городов-государств, которыми обычно управляли разные Дома.Флоренция была одним из крупнейших городов-государств Европы и считалась одним из самых богатых и успешных. Частично этот успех следует приписать «дому Медичи», который был одной из самых сильных семей того времени. Медичи контролировали банк Медичи — тогда крупнейший банк Европы — и это позволяло им расширять свое влияние и создавать стратегические союзы.

Джованни ди Биччи де Медичи

В 1494 году, после народного восстания, Медичи были отстранены от власти, и Флоренция была преобразована в республику.Именно тогда Макиавелли получил свою первую роль в правительстве как лицо, ответственное за выпуск официальных флорентийских правительственных документов.

Здесь очень важно понять, что в Италии были действительно темные времена. Католицизм был в зените, и Папа считался самым влиятельным человеком из ныне живущих. У влиятельных семей были противоречивые интересы, и они постоянно пытались переманить Церковь на свою сторону. Любая попытка действовать независимо и против воли католического режима встречала сопротивление и часто жестоко подавляла.

Никколо Макиавелли

Макиавелли был частью правительства, которое стремилось освободить Флоренцию от правления Медичи, но это было далеко не просто. У Медичи был прочный союз с Папой, и их возвращение Флоренции было вопросом времени. С 1494 по 1512 год Макиавелли пережил серию карьерных изменений, поскольку он был назначен государственным секретарем, дипломатом и военным генералом. Его карьера была довольно бурной и закончилась печально в 1512 году, когда он был лишен должности после того, как Медичи выиграли решающее сражение, которое помогло им снова прийти к власти.

В 1513 году Медичи обвинили Макиавелли в заговоре против них и заключили его в тюрьму и пытали. После отрицания причастности он был освобожден и решил удалиться в свое поместье в Сант-Андреа в Перкуссине, чтобы посвятить себя учебе и письму.

Именно тогда он завершил свои основополагающие работы «Принц» и «Рассуждения», и именно тогда он приобрел репутацию великого политического теоретика и философа.

Принц, издание 1550 года

Теперь, чтобы попытаться объективно критиковать взгляды Макиавелли, нам нужно правильно оценить контекст эпохи, в которой он решил выразить такие взгляды.

Представьте, что вы человек, происходящий из семьи, принадлежащей к верхнему среднему классу, и у вас есть шанс сыграть важную роль в управлении сильной республикой. Вы чересчур аналитичны, достаточно стратегичны и в то же время довольно прагматичны. Вы понимаете хрупкость человеческой натуры и ощущаете ее горькую сторону, несмотря на ваши самые смелые попытки быть морально правыми. Вы чувствуете слабость при виде чрезмерной власти, и вас мучают за то, что вы находитесь на «правильной стороне истории».”

Очевидно, что все эти события сильно повлияли на вас, и вы начинаете придерживаться более циничной жизненной философии. Майлз Дж. Унгер, написавший в 2011 году интересную книгу под названием «Макиавелли: биография», прекрасно его изображает:

«Разочарованный в своих надеждах, пылающий невыполненными амбициями, он написал драчливую работу, которая делает фетиш силы и источает презрение ко всему, что отдает слабостью или колебаниями».

Более того, в Макиавелли замечательно то, что по сравнению с другими политическими теоретиками, которые не участвовали в политической сфере и могли сосредоточиться только на «идеальных», а иногда и непрактичных формах правления, он был глубоко вовлечен в политическую жизнь почти 20 лет. годы.Поэтому его взгляды напоминают более целостное понимание политики и власти.

Основываясь на этих фактах, я попытаюсь проанализировать некоторые очень проницательные идеи, почерпнутые из его самого известного трактата «Принц». В частности, я сосредоточусь на пяти важных идеях, изложенных в книге. Уловка, позволяющая глубоко понять основные принципы этих идей, состоит в том, чтобы открыть свой разум и отмежеваться от того, что вы считаете аморальным или политически некорректным.

Макиавелли и его тактика

1.Лучше бояться, чем быть любимым

Когда Макиавелли обратился к вопросу о том, лучше ли, чтобы принца любили или боялись (глава 17 «Принца»), он заявил, что, хотя для лидера было бы замечательно быть обоими, он должен в конечном итоге встать на сторону страх.

Давайте сделаем паузу и на секунду поразмышляем над этим утверждением.

Я хочу верить, что автоматическая реакция морально нормального человека на это утверждение — сопротивление.Зачем вам такая парадоксальная позиция, если вы знаете, что любовь всегда должна быть конечной целью любых зрелых отношений?

Макиавелли предполагает, что человеческая природа несколько неблагодарна, непостоянна и лукавит. Принц (или любой другой человек у власти) подобен авторитетной фигуре, которая заменяет родительскую фигуру, когда человек вступает во взрослую жизнь. Люди у власти всегда будут нести огромную ответственность перед своими последователями. Эта ответственность создает форму зависимости, которая побуждает людей продолжать жаждать большего и требовать от принца ответственности за большинство своих потребностей.

Такое интенсивное взаимодействие вредит большей части способности развивать самостоятельность, и люди, вместо того, чтобы ценить подношения принца, разводят черты пиявки.

Следовательно, принц должен иметь характеристики, которые не позволяют другим подвергать сомнению его авторитет. Такая характеристика — страх. Страх, хотя он по-прежнему создает зависимость между правителем и людьми, успешно предотвращает нежелательное поведение, проистекающее из недостатка признательности.

Уловка здесь в том, чтобы страх не превратился в ненависть. Интенсивные, жестокие и неоправданные демонстрации страха никогда не удержат людей. Страх нужно незаметно вызывать таким образом, чтобы люди могли его оправдать. События наказания должны быть предметом убедительных аргументов, потому что люди примут сторону самого убедительного аргумента.

2. Репутация — это все, но она также требует действий

В главе 15 «Принца» Макиавелли утверждает следующее:

«Люди воображали республики и княжества, которых на самом деле никогда не было.Однако образ жизни людей настолько далек от образа жизни, которым они должны жить, что всякий, кто отказывается от того, что должно быть, преследует скорее свое падение, чем его сохранение; ибо человек, стремящийся к добру во всех своих поступках, обязательно погибнет, потому что так много людей нехороших ».

В этом отрывке Макиавелли излучает всю полноту своих прагматических идеалов. Он разоблачает двуличность человеческой натуры и объясняет, что постоянное хорошее отношение ни к чему не приведет, потому что большинство людей не такие уж милые.

Короче говоря, он пытается объяснить, что принц должен разрушить иллюзию, что хорошее поведение всегда будет ему благоприятствовать, но в то же время создать иллюзию, что он на самом деле хороший, поскольку люди уважают добро.

В общем, одни личные качества заслуживают похвалы, другие — порицания. Смелость, сострадание, вера, лукавство и щедрость входят в число качеств, заслуживающих похвалы. Трусость, жестокость, упрямство и скупость обычно встречают осуждение.В идеале принц должен обладать всеми качествами, которые другие считают «хорошими». Но это ожидание нереалистично. Первая задача принца — охранять государство, и, увы, для этого иногда необходимо обладать «плохими» качествами.

Кстати, демонстрируя эти «плохие» характеристики, он должен делать это таким образом, чтобы предполагать, что «необходимое зло» используется на благо людей. Его репутация зависит от того, насколько эффективно и тонко он это сообщает.Хеджирование этой репутации должно быть самой важной из его забот.

Дополнительное примечание: Макиавелли также предлагает, чтобы, если князь решился на многие реформы, неблагоприятные для народа, он должен провести их все вместе и в короткие сроки. После этого он всегда должен стараться постепенно улучшать ситуацию, чтобы снова завоевать одобрение людей. Как показывает практика, власть имущие должны иметь в виду следующее: предлагать «хорошее» небольшими порциями и принимать «плохие» меры большими порциями и быстро.

3. Люди не готовы к правде

Честность всегда была очень важным элементом конгруэнтного и респектабельного характера. Однако когда дело доходит до лидерства и политики, это далеко у вас.

Отношения между князем и народом довольно бурные. Люди требуют действий, но в то же время не готовы зрело реагировать на сложные ситуации.

Чтобы понять влияние этой динамики на взаимоотношения, нам нужно использовать аналогию.Подумайте о сложных романтических отношениях, которые у вас были. После лица медового месяца реальность сильно поражает вас, и в большинстве случаев одна из сторон позволяет своей маске здравомыслия соскользнуть. Ложные ожидания, невротические реакции, неудовлетворенные потребности и повышенная осведомленность приведут к трению и неспособности поддерживать стабильную связь.

Знакомство рано или поздно убьет уважение. Обязательно соблюдайте разумную дистанцию ​​и устанавливайте границы. Это единственный способ сохранить уважение.

— Адриан Илиопулос 🏴‍☠️ (@theQSLmind) 13 ноября 2016 г.

Несмотря на ваши самые смелые попытки быть честным, ваш партнер продолжает негативно реагировать на новости, которые ему не нравятся.Ваша способность выражать честные взгляды со временем уменьшается, и вы неизбежно становитесь нечестными, чтобы избежать конфликта.

В романтических отношениях обычно есть возможность расстаться, но принц не желает отказываться от своего положения. Он решает использовать нечестность как самое эффективное оружие, позволяющее избежать конфликтов.

Люди почти всегда предпочитают бредовые надежды суровой правде.

4. Лояльность нужно постоянно проверять и покупать, а сопротивление подавлять

В главах 6–9 «Принца» Макиавелли предлагает четыре различных способа прихода к власти принца.

  • По добродетели — Когда принц приходит к власти благодаря своим навыкам и ресурсам.
  • По удаче — Когда принц приходит к власти благодаря удаче или благословению могущественных фигур в режиме.
  • По «преступной добродетели» — когда князь восстает через жестокие, аморальные поступки и часто казнь своих политических соперников.
  • На выборах — когда князь избирается населением.

Затем он объясняет, что принцу нужно делать после того, как он займет свое положение, в зависимости от того, каким путем он пришел к власти.

Общая идея этой идеи состоит в том, что лояльность необходимо постоянно проверять и покупать, а сопротивление — подавлять.

Верность — люди, решившие встать на сторону принца, сделают это, потому что они могут получить от него выгоду, а не потому, что он им нравится. Они привязаны к принцу, и их верность зависит от характера и преимуществ. Принц должен следить за тем, чтобы не доверять хищным и чрезмерно амбициозным, а слабых и благодарных нужно искать и постоянно хвалить.

Это тонкая, но важная деталь, которую нужно идентифицировать. Чрезмерно амбициозные люди не могут долго оставаться лояльными. Они также жаждут власти и в конечном итоге попытаются саботировать тех, кто стоит выше них. Напротив, слабоумные люди всегда будут наслаждаться своими отношениями с принцем, потому что это позволяет им чувствовать себя в безопасности и что они принадлежат к его племени.

Сопротивление — Сопротивление — это вездесущая сила. Это потому, что люди по своей природе сопротивляются переменам и реформам.Особенно яростно будут сопротивляться люди, извлекшие выгоду из старого порядка. Их нужно сокрушать по прихоти и быстро, чтобы принц мог сосредоточиться на том, чтобы убедить последователей в силе нового порядка и выгодах, которые последуют за ним.

Князьям, которые поддерживают старый порядок, неизбежно придется продолжать сражаться с ними, а это означает напрасную трату времени, ресурсов и доверия. Это очень опасно для принца, потому что он не может тратить свои ресурсы на многие направления, а это потому, что невозможно удовлетворить всех.Следовательно, ему необходимо устранить отвлекающие факторы и сосредоточить большую часть своих усилий и ресурсов на том, чтобы убедить своих последователей в своей правоте, когда у них возникают сомнения.

5. Успех = удача + свобода воли

В главе 25 Макиавелли пытается завершить свои идеи основной стратегией, которой должны следовать страны и отдельные лица, чтобы увеличить свои шансы на успех.

Свобода воли против детерминизма всегда была горячей темой среди мыслителей.Позиция Макиавелли по этому поводу снова весьма прагматична. По его словам, успех — это то место, где подготовка встречается с возможностью.

Человек не может управлять миром, но он определенно может контролировать большинство своих действий. Благодаря дальновидности люди могут оградить себя от несчастий и саботажа.

Более того, поскольку время меняется, принцу нужно адаптироваться и принимать податливые качества. В целом стремительность превосходит осторожность, а удача предпочитает энергичную молодость осторожному возрасту.

Закрытие

Макиавеллистские тактики и стратегии могут показаться довольно едкими и даже опасными для некоторых.

Для меня его работы неизменно проникнуты чувством благоговения и представляют собой горючее тело всеведения.

На самом деле, «Принц» предлагается в большинстве программ по политологии по всему миру как обязательный к прочтению. Это не случайно. Эти принципы поддерживались и применялись наиболее успешными политическими деятелями нашего прошлого и настоящего.

Знание и понимание этих принципов может стать решающим шагом вперед в восстановлении баланса внутри нас самих и, в конечном итоге, внутри нашей политической системы.


Если вам нравится то, что я пишу, вам определенно понравится моя книга:

В электронной книге «30 вызовов — 30 дней — ноль отговорок» по крайней мере 10 задач сосредоточены на том, чтобы лучше понять себя и свое окружение, а также взять на себя контроль над своими будущими успехами.

Также не забудьте подписаться на мою рассылку новостей. Это заставляет задуматься, бесплатно, от подписки легко отказаться, и как только вы подтвердите подписку, вас будут ждать отличные ресурсы.

А если вам нравится видео, то вот версия этого поста с видео-эссе:

Источники: «Принц» Никколо Макиавелли, статья в Википедии «Принц», статья в Википедии «Никколо Макиавелли», «Принц» Sparknotes

Адриан Илиопулос

Я — основатель и главный участник «The Quintessential Mind» — уникального личного блога, который предлагает целостный подход к саморазвитию.Я стремлюсь создавать высококачественный контент, инвестируя в основанную на реальности форму самопомощи, основанную на глубоком понимании психологии, философии и моего личного опыта и социальных приключений.

Последние сообщения Адриана Илиопулоса (посмотреть все)

Что на самом деле означает «макиавеллианский» ?: Анимированный урок

Слово Макиавеллианцы неизменно обозначают «недобросовестного интригана, для которого цель оправдывает средства», — отмечает анимированное видео TED-Ed выше, описание персонажей, «которых мы любим ненавидеть» в художественной литературе прошлого и настоящего.Прилагательное даже вошло в психологическую литературу как третья часть «темной триады», которая также включает нарциссизм и психопатию, личности, которые часто ошибочно принимают за макиавеллистский тип.

Термин «прочная известность» проистекает из краткого политического эссе, известного как «Принц », написанного итальянским писателем и дипломатом эпохи Возрождения Никколо Макиавелли и «сформулированным как совет нынешним и будущим монархам». Принц и его автор приобрели такую ​​устрашающую репутацию, что кажется, что они стоят особняком, как работы маркиза де Сада и Леопольда фон Захер-Мазоха, которые также заимствовали свои имена из психологии власти.Но книга Макиавелли является частью «целой традиции произведений, известных как« зеркала для принцев », восходящей к глубокой древности».

Макиавелли внес новшества в традицию, отбросив нечеткие абстракции, такие как справедливость и добродетель, и сосредоточился исключительно на virtù , классическом итальянском слове, производном от латинского virtus (мужское достоинство), которое не имело ничего общего с этикой и всем, что с ней связано. сила, храбрость и другие воинственные качества. Хотя мыслители традиции Аристотеля веками доказывали, что гражданская добродетель и моральная добродетель могут быть синонимами, для Макиавелли они определенно не были.«На протяжении [ The Prince ] Макиавелли, кажется, совершенно не заботит мораль, за исключением тех случаев, когда она полезна или вредна для сохранения власти».

Произведение стало скандально известным после смерти автора. И католики, и протестанты обвиняли Макиавелли в эксцессах других во время кровавых европейских религиозных войн. Шекспир изобрел Макиавел «для обозначения аморального оппортуниста». Линия на современное употребление более или менее прямая. Но действительно ли Prince «руководство тирании»? В конце концов, книга рекомендует совершать всевозможные зверства, угнетать меньшинства и вообще запугивать население как средство подавления инакомыслия.Макиавелли советует сохранять видимость доброжелательности, чтобы все сгладить, если только этого не произойдет. Тогда правитель должен сделать все, что нужно. Руководящий принцип здесь состоит в том, что «гораздо безопаснее бояться, чем любить».

Был ли Макиавелли «несентиментальным реалистом»? Киссинджер эпохи Возрождения, так сказать, который видел большее благо в политической гегемонии любой ценой? Или он был философом-неоклассиком, вернувшимся к античности? Он «никогда не считал себя философом», — пишет Стэнфордская энциклопедия философии, — «действительно, он часто открыто отвергал философские исследования как несущественные.Или, по крайней мере, он, казалось, отверг гуманизм своего времени под влиянием христианства. Тем не менее, «Макиавелли заслуживает места за столом в любом всеобъемлющем обзоре философии» не в последнюю очередь потому, что «философы первого ранга чувствовали (и чувствуют) себя обязанными участвовать в его идеях».

Из многих, кто имел дело с Макиавелли, Исайя Берлин видел, что он возвратил древнегреческие ценности государства выше личности. Но это еще не все, и в нее входит политическая биография Макиавелли как защитника республиканского правительства и политического заключенного тех, кто его сверг.При одном прочтении «Принц » становится «язвительным описанием» того, как на самом деле власть действует под различными масками; руководство не для князей, а для простых граждан, чтобы понять действия правителя с точки зрения того, для чего они на самом деле предназначены: поддерживать власть исключительно ради нее самой любыми необходимыми средствами.

Связанное содержание:

Салман Рушди: Бад-рэп Макиавелли

Как Макиавелли на самом деле думал, что мы должны использовать власть: два анимационных видеоролика представляют собой введение

Что на самом деле означает «оруэлловский»: анимационный урок об использовании и злоупотреблении термином

Джош Джонс — писатель и музыкант из Дарема, Северная Каролина.Следуйте за ним на @jdmagness


Краткое изложение политической философии Макиавелли — Философы

В поисках идеального государственного деятеля: политическая философия Макиавелли

Власть, государство, политика и мораль лежат в основе мысли и философии Макиавелли : что такое хороший государственный деятель? Какие качества необходимы, чтобы стать хорошим политиком?

Чтобы не открывать заново Луну, давайте посмотрим на мыслителя , основавшего современную политическую философию: Макиавелли .В своем знаменитом тексте «Принц » флорентийец, который провел свою жизнь так близко к силе Цезаря Борджиа, которому «Принц » пытается нарисовать правителя.

В самом начале, Макиавелли отрицает любую моральную концепцию власти : государственный деятель не должен следовать фиксированному набору правил, а адаптировать его к обстоятельствам, что он называет «фортуна» (на латыни означает удача, судьба). Однако, отделяя мораль от власти, он не заявляет, что глава государства должен быть аморальным, но при необходимости может отказаться от традиционной морали.Это то, что мы сегодня называем прагматизмом или приматом цели над средствами . Другими словами, государственный деятель должен контролировать любой идеализм, который заставит его морализировать политику, и избавиться от него.

Кант, немецкий философ, противостоит этой концепции власти, ставит намерения выше результатов. В отличие от Макиавелли , согласно Канту , о политическом действии нельзя судить по его фактам, а не по его потенциалу и лежащим в его основе намерениям. Макиавелли определяет политическую арену как место противостояния судьбы (fortuna) и воли (virtu). Глава государства должен воплотить волю превышения потребности .

Государственный деятель Макиавелли: общественный деятель


Прежде всего, государственный деятель — это общественный деятель, он постоянно «на виду» (особенно в условиях демократии или «медиакратии»). По этой причине он должен контролировать свой образ : следовательно, он должен казаться обладающим качествами, которыми он не обязательно обладает.Его недостатки скрываются от общественности во избежание дестабилизации. Видим как это современный . Сегодня именно консультанты по связям с общественностью («политтехнологи») управляют имиджем политиков с помощью таких методов, как анализ опросов или обучение СМИ, пытаясь заставить их выглядеть лучше всех . Поскольку политика Макиавелли постоянно находится под присмотром других, она должна приукрашивать недостатки, а качества делать вид, что это не так.
Глава государства также должен взять под контроль своих оппонентов и политическую жизнь. Макиавелли призывает главы государства проводить твердую политику. Несогласие необходимо остановить, потому что оно является корнем восстания. Однако, по мнению Макиавелли, конечно, у главы государства есть только одна цель: сохранение власти. Одним словом: цель, опять же, оправдывает средства. Если политике угрожают его оппоненты, он не помогает сажать их в тюрьму.

Таким образом, доминирующей чертой «хорошего» главы государства является «добродетель», то есть контроль, господство: я (образ), будущее (судьба), его противники (политика).Эта политика контроля в настоящее время называется Realpolitik.

Это далеко не цинизм, что Макиавелли часто сокращают…

Статьи по теме о Макиавелли и его политической мысли

  • Цель оправдывает средства (the-philosophy.com)
  • Макиавелли и война (the-philosophy.com)
  • цитаты Макиавелли (insideyourminds.wordpress.com)
  • Философские цитаты — лучшее из (the-philosophy.com)
  • Твиттер Макиавелли (notetaker.typepad.com)

Макиавелли | Западная цивилизация

Цель обучения

  • Проанализировать влияние Макиавелли при его жизни и в наши дни

Ключевые моменты

  • Никколо Макиавелли был итальянским историком эпохи Возрождения, политиком, дипломатом, философом, гуманистом и писателем, которого часто называют основателем современной политической науки.
  • Его труды были новаторскими из-за его упора на практические и прагматические стратегии, а не на философские идеалы, примером которых являются такие фразы, как «Тот, кто пренебрегает тем, что делается ради того, что должно быть сделано, скорее приводит к гибели, чем к его сохранению.”
  • Его самый известный текст, Принц , оказал огромное влияние со времен его жизни до наших дней как на политиков, так и на философов.
  • Принц описывает стратегии эффективного государственного деятеля и, как известно, включает оправдания предательства и насилия с целью удержания власти.

Условия

Никколо Макиавелли (3 мая 1469 г. — 21 июня 1527 г.) был итальянским историком эпохи Возрождения, политиком, дипломатом, философом, гуманистом и писателем.Его часто называют основоположником современной политологии. В течение многих лет он был высокопоставленным чиновником Флорентийской республики, отвечая за дипломатические и военные дела. Он также писал комедии, карнавальные песни и стихи. Его личная переписка известна на итальянском языке. Он был секретарем Второй канцелярии Флорентийской республики с 1498 по 1512 год, когда Медичи были вне власти. Он написал свою самую известную работу, Принц ( Il Principe ) в 1513 году.

«Макиавеллизм» — широко используемый отрицательный термин для характеристики недобросовестных политиков, которых Макиавелли наиболее хорошо описал в книге «Принц ». Макиавелли описал аморальное поведение, такое как нечестность и убийство невинных людей, как нормальное и эффективное в политике. В некоторых ситуациях он, казалось, даже одобрял это. Сама книга приобрела известность, когда некоторые читатели утверждали, что автор учил злу и давал «злые рекомендации тиранам, чтобы помочь им сохранить свою власть.Термин «макиавеллистский» часто ассоциируется с политическим обманом, коварством и realpolitik . С другой стороны, многие комментаторы, такие как Барух Спиноза, Жан-Жак Руссо и Дени Дидро, утверждали, что Макиавелли на самом деле был республиканцем, даже когда писал «Принц », и его сочинения были источником вдохновения для сторонников Просвещения. демократическая политическая философия.

Портрет Никколо Макиавелли Макиавелли — политический философ, печально известный своим оправданием насилия в своем трактате Принц .

Самая известная книга Макиавелли Принц содержит несколько политик. Вместо более традиционной целевой аудитории потомственного принца он концентрируется на возможности «нового принца». Чтобы сохранить власть, наследственный принц должен тщательно сбалансировать интересы множества институтов, к которым привык народ. Напротив, перед новым принцем стоит более сложная задача в управлении: он должен сначала стабилизировать свою новообретенную власть, чтобы построить прочную политическую структуру.Макиавелли предполагает, что социальные преимущества стабильности и безопасности могут быть достигнуты перед лицом морального разложения. Макиавелли считал, что лидер должен понимать общественную и частную мораль как две разные вещи, чтобы хорошо править. В результате правитель должен заботиться не только о репутации, но также должен иметь твердую готовность действовать безнравственно в нужное время.

Как политический теоретик, Макиавелли подчеркивал необходимость периодического систематического применения грубой силы или обмана, включая истребление целых дворянских семей, чтобы предотвратить любую возможность бросить вызов власти принца.Он утверждал, что насилие может быть необходимо для успешной стабилизации власти и введения новых правовых институтов. Кроме того, он считал, что сила может быть использована для устранения политических соперников, для принуждения сопротивляющегося населения и для очищения сообщества от других мужчин с достаточно сильным характером, чтобы править, которые неизбежно попытаются заменить правителя. Макиавелли прославился своими политическими советами, благодаря которым его запомнили в истории благодаря прилагательному «Макиавеллиан».”

«Принц » иногда называют одним из первых произведений современной философии, особенно современной политической философии, в которой действующая истина считается более важной, чем любой абстрактный идеал. Это также находилось в прямом противоречии с доминирующими католическими и схоластическими доктринами того времени в отношении политики и этики. В отличие от Платона и Аристотеля, Макиавелли настаивал на том, что воображаемое идеальное общество не является моделью, по которой князь должен ориентироваться.

Идеи Макиавелли оказали глубокое влияние на политических лидеров всего современного Запада, чему способствовала новая технология печатного станка. В первые поколения после Макиавелли его основное влияние было в нереспубликанских правительствах. Один историк отметил, что Принц был высоко оценен Томасом Кромвелем в Англии и повлиял на Генриха VIII в его повороте к протестантизму и в его тактике, например, во время Паломничества Милости. Копией также владел католический король и император Карл V.Во Франции, после первоначально неоднозначной реакции, Макиавелли стал ассоциироваться с Екатериной Медичи и резней в День Святого Варфоломея. Как сообщает один историк, в XVI веке католические писатели «ассоциировали Макиавелли с протестантами, тогда как протестантские авторы считали его итальянцем и католиком». Фактически, он, очевидно, оказывал влияние как на католических, так и на протестантских королей.

Современная материалистическая философия развивалась в 16, 17 и 18 веках, начиная с поколений после Макиавелли.Эта философия имела тенденцию быть республиканской, больше в первоначальном духе макиавеллизма, но, как и в случае с католическими авторами, реализм Макиавелли и поощрение использования инноваций для попытки контролировать собственное состояние были более приемлемыми, чем его акцент на войне и политике. Результатом стали не только новаторская экономика и политика, но и современная наука, побудившая некоторых комментаторов сказать, что Просвещение 18 века включало «гуманитарное» смягчение макиавеллизма.

Хотя Жан-Жак Руссо ассоциируется с очень разными политическими идеями, важно смотреть на работу Макиавелли с разных точек зрения, а не только с традиционной точки зрения.Например, Руссо рассматривал работу Макиавелли как сатирическую пьесу, в которой Макиавелли разоблачает недостатки единоначалия, а не превозносит аморальность.

Ученые утверждали, что Макиавелли оказал большое косвенное и прямое влияние на политическое мышление отцов-основателей Соединенных Штатов из-за его подавляющего фаворитизма республиканизма и республиканского типа правления. Бенджамин Франклин, Джеймс Мэдисон и Томас Джефферсон следовали республиканизму Макиавелли, когда они выступали против того, что они считали зарождающейся аристократией, которую, как они опасались, Александр Гамильтон создал вместе с партией федералистов.Гамильтон узнал от Макиавелли о важности внешней политики для внутренней политики, но, возможно, отказался от него в отношении того, насколько хищной должна быть республика, чтобы выжить.

Флоренция | История, география и культура

Флоренция , итальянский Firenze , Latin Florentia , город, столица Firenze , провинция (провинция) и Тоскана (Тоскана) regione (область), центральная Италия. Город, расположенный примерно в 145 милях (230 км) к северо-западу от Рима, окружен пологими холмами, покрытыми виллами и фермами, виноградниками и фруктовыми садами.Флоренция была основана как римская военная колония примерно в I веке до нашей эры, и на протяжении своей долгой истории она была республикой, резиденцией герцогства Тоскана и столицей (1865–70) Италии. В течение 14–16 веков Флоренция достигла выдающихся успехов в торговле и финансах, обучении и особенно в искусстве.

Британская викторина

Викторина по европейской географии

Какая самая длинная река в Европе? Где находится Гданьск? Приготовьтесь доказать, что вы знаете о географии (и истории) Европы, с помощью этой викторины.

Настоящая слава Флоренции — это в основном ее прошлое. Действительно, его исторический центр был внесен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО в 1982 году. Здания, в которых есть произведения искусства, изобилуют еще большим количеством произведений искусства, а великолепие города запечатлено личностями людей, которые их создали. Гениев Флоренции поддерживали очень богатые люди, и город по сей день свидетельствует об их страсти к религии, искусству, власти или деньгам.Среди самых известных культурных гигантов города — Леонардо да Винчи, Микеланджело, Данте, Макиавелли, Галилей и его самые известные правители — поколения семьи Медичи.

Ученые до сих пор удивляются тому, что этот небольшой город ростовщиков и производителей одежды без особой политической или военной власти поднялся до положения с огромным влиянием в Италии, Европе и за ее пределами. Флорентийский диалект стал итальянским, а местная монета флорин стала мировым денежным стандартом.Флорентийские художники сформулировали законы перспективы; Флорентийские литераторы, художники, архитекторы и ремесленники начали период, известный как Ренессанс; а флорентийский мореплаватель Америго Веспуччи дал свое имя двум континентам.

Город оставался важной культурной, экономической, политической и художественной силой в современную эпоху, определяя тенденции в политическом управлении (особенно при мэре Джорджо Ла Пира в 1950-х и начале 60-х годов) и даже культурных инновациях (как в его влиятельный модернистский вокзал, спроектированный Джованни Микелуччи, его футбольный стадион Пьер Луиджи Нерви и радикальное дизайнерское движение Archizoom, действовавшее в 1960-х и 1970-х годах).Район вокруг города имеет современную и динамичную экономику, основанную на небольшом промышленном производстве. Сам город гораздо больше зависит от туризма, хотя он также разработал новые отрасли, такие как информационные технологии. Ключевая роль Флоренции как рыночного центра подкрепляется ее расположением на пересечении транспортных линий, соединяющих северную и южную Италию. Площадь 40 квадратных миль (104 квадратных километра). Поп. (2006 г.) 366 901.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишись сейчас

Характер города

Пейзаж

Городской участок

Флоренция была основана для контроля единственного практически осуществимого пересечения реки Арно с севера на юг до трех проходов через Апеннины: одного в Фаэнцу и двух в Болонью. Два тонких ручья, Мугноне и Аффрико, спускаются через город навстречу Арно. Аффрико, недалеко от своего истока на Апеннинах, обычно представляет собой неохотное бульканье среди широких гравийных пластов далеко под набережными, но иногда оно поднимается и впадает в мощный поток, опустошающий город наводнениями.Однако городское водоснабжение также служило активом, позволяя стирать, валять и красить ткани, что привело к развитию крупной отрасли.

Река Арно

Река Арно во Флоренции.

© Михаил Некрасов / Shutterstock.com

Положение Флоренции как крупного перекрестка между Болоньей и Римом сделало город уязвимым для атак. Его холмы предлагали некоторую защиту, но жители, тем не менее, чувствовали себя вынужденными возвести внушительные стены в период 1285–1340 годов; Хотя стены были в значительной степени разрушены во время расширения городов в 1860-х годах, их прежнее присутствие остается ясно видимым в поясе дорог вокруг первоначального города.Более того, поскольку более холмистый южный берег Арно препятствовал росту городов, фрагменты стен сохранились.

За пределами исторического центра Флоренции в 20 веке город расширился, чтобы принять волны миграции. Были построены обширные жилые дома, например, в Изолотто (1954–55). Эти периферийные зоны выросли и стали доминировать в центре города, создав своего рода «открытую городскую систему» ​​- и обширный и успешный промышленный район — который простирался на северо-запад до Прато и на юго-восток до Ареццо.Огромные города-спутники, такие как Скандиччи, выросли и стали соперничать с центром самой Флоренции.

Макиавелли | Philosophy Talk

Итальянский политический философ Никколо Макиавелли почитается некоторыми за то, что он был проницательным мыслителем, прагматичным провидцем и борцом за республиканскую свободу. Другие ругают его за то, что он написал руководство для беспринципных лидеров во всем мире, обучая их делать все возможное, чтобы победить своих врагов и остаться у власти, какими бы жестокими или безжалостными ни были их действия.

Его самая известная работа, The Prince , интерпретировалась самыми разными способами. Лео Штраус, как известно, называл Макиавелли «учителем зла», а Жан Жак Руссо считал «Принц » блестящим произведением политической сатиры, разоблачающим злобу принцев и государей. В одной из самых интересных интерпретаций своей работы Мэри Дитц утверждает, что она была написана как акт политического обмана или обмана, призванный свергнуть Лоренцо де Медичи с советом, который мог привести только к его кончине.На самом деле Макиавелли посвятил книгу принцу (хотя маловероятно, что он когда-либо ее читал).

Итак, что мы должны думать о Макиавелли и The Prince ? Следует ли раздавать экземпляры этой книги каждому начинающему генеральному директору и политику? Или именно макиавеллистское мышление ведет к мошенничеству, коррупции, эксплуатации, загрязнению окружающей среды, грабежу и тому подобное?

Ответ на эти вопросы зависит от того, что на самом деле представляет собой «макиавеллистское» мышление, и, учитывая разнообразие интерпретаций The Prince , это кажется сложным вопросом.

Лозунг, который больше всего ассоциируется с Макиавелли, конечно, — «цель оправдывает средства», фраза, которой нет ни в одном из его произведений. Даже в этом случае он, кажется, улавливает то, что большинство людей имеют в виду, когда используют термин «макиавеллистский» в уничижительном смысле. Это также согласуется с интерпретацией Штрауса, согласно которой Макиавелли советует лидерам «избегать общих ценностей справедливости, милосердия, умеренности, мудрости и любви своего народа, отдавая предпочтение жестокости, насилию, страху и обману». », Как выразился Кэри Недерман.

Другие интерпретации «Принц » изображает Макиавелли проницательным прагматиком, знакомым с реалиями политического правления, в котором общепринятая мораль не всегда совпадает с политическими интересами. Хороший правитель должен принимать решения, основываясь на политике в реальном мире, а не на этике в идеальном мире. Ложь, манипуляции и даже насилие иногда необходимы для защиты интересов государства.

Наш гость на этой неделе, Маурицио Вироли, ведущий эксперт по Макиавелли и автор книги Искупление принца: значение шедевра Макиавелли , дает иную интерпретацию.Он считает, что «Принц » — одно из самых неправильно интерпретируемых произведений в западной политической традиции. На самом деле он представляет собой теорию политического искупления и свободы, мотивированную сильной любовью Макиавелли к своей стране (которую он, как он утверждал, любил больше, чем свою собственную душу).

По словам нашего гостя, Макиавелли хотел открыть новую эру, когда различные города-государства Италии прекратят войну друг с другом и объединятся в единое государство, которое лучше сможет защитить себя от иностранных держав, таких как Франция и другие страны.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *