Меценаты это люди которые: Меценаты России

Содержание

13 апреля — День мецената и благотворителя / Ульяновская область : Губернатор и Правительство / Сообщения пресс-службы

Уважаемые сотрудники государственных, общественных и частных благотворительных организаций и фондов, предприниматели и меценаты! От всей души поздравляю вас с большим праздником!

Меценатство и благотворительность в России имеют глубокие корни. На новом этапе развития государства это движение обретает второе дыхание. Создаются новые и энергично действующие благотворительные фонды, растет их роль в социальной политике. Хороший пример для желающих начать благотворительную деятельность – Попечительский совет опорного вуза. В 90-ых годах в это объединение вошли предприниматели, которые всеми силами старались помочь новому учебному заведению. В регионе успешно работают профильный Совет по вопросам духовности и милосердия, Центр по развитию добровольчества и благотворительности, а также множество благотворительных организаций. Совсем недавно наша область стала участником акции «Всероссийский добрый урок».

Идея благотворительности прочно поселилась на симбирской земле. Всего в Симбирске активно работали более 20 благотворительных обществ и заведений. Во благо родного города жертвовали люди самых разных сословий. Именно меценатам Симбирск обязан созданием многих учреждений. Отрадно, что нашему обществу всегда были близки традиции милосердия. Поддержать в трудную минуту другого человека может любой, совсем не обязательно для этого быть обеспеченным.

Дорогие друзья! От всего сердца желаю вам крепкого здоровья, большого счастья, семейного благополучия, удачи в делах! Пусть год от года растет в нашей области и по всей России количество меценатов, благотворителей, благородных людей, для которых помощь другим – это настоятельная жизненная потребность. Людей, которые просто не могут иначе.

 

Губернатор Ульяновской области                                                С.И. Морозов

Добавлено: 12 апреля 2019 года, 16:42

Подписаться на рассылку

благотворители и государство – Коммерсантъ Санкт-Петербург

Самые богатые люди России охотно входят в попечительские советы престижных мировых университетов, но помогать российским вузам не торопятся. Как изменить ситуацию, решали участники Петербургского международного экономического форума.

Государственная машина инертна, неповоротлива и часто неспособна не только адаптироваться к стремительным изменениям внешней среды, но и уследить за ними. Меценаты и благотворительные фонды могут взять на себя благородную миссию испытателей и первопроходцев в области новых просветительских, культурных и образовательных моделей и алгоритмов, инноваций в области культуры и искусства. В этом уверены участники панельной сессии «Благотворительность и меценатство — ответ на вызовы экономики будущего», состоявшейся в рамках ХХ Петербургского международного экономического форума, где обсудили взаимодействие благотворителей и государства в целях развития филантропии.

Поддержать российские вузы

Как объединить усилия благотворителей и государства в области образования и сохранения культурного наследия? Как оптимально сочетать ресурсы частных фондов и меценатов и усилия государства?

Алексей Кудрин, заместитель председателя экономического совета при президенте РФ, декан факультета свободных искусств и наук СПбГУ, председатель совета фонда «Центр стратегических разработок» состоит в пяти фондах целевого капитала при российских образовательных и научных учреждениях. Он уверен, что если говорить о человеческом капитале, разработке новых моделей поддержки образования, то в значительной степени в будущем она должна базироваться на частных ресурсах. Без вложений частных инвесторов образование не получит те новые возможности, которые необходимы для достижения и поддержания конкурентного уровня, утверждает Кудрин.

«Мечтаю о том времени, когда большинство серьезных предпринимателей будут считать своим долгом входить в попечительские советы университетов, — признается Алексей Кудрин. — В развитых странах определение судьбы учебных и научных заведений является общим делом частного сектора. В России многие богатые люди входят в попечительские советы ведущих мировых университетов: они хотят и в историю войти, и своих детей учить в этих учебных заведениях. Они же часто помогают и крупнейшим российским вузам, только вот масштаб вложений не совсем тот. Десятки миллионов долларов наши известные люди вложили в западные университеты. Я хотел бы, чтобы то же самое происходило и в России».

Подобные примеры уже есть. Например, компания «Алроса» выделила средства для фондов целевого капитала Северо-Восточного федерального университета в Якутске и Северного Арктического федерального университета в Архангельске. За счет частных пожертвований была создана Школа менеджмента фонда «Сколково».

В эндаумент Европейского университета в Петербурге (второй по величине в России после фонда целевого капитала МГИМО) вложили деньги Алишер Усманов, Владимир Евтушенков, Владимир Потанин, Роман Абрамович, Зиявудин Магомедов. Речь идет о десятках миллионов долларов.

Что могут частные фонды

В чем состоит роль частных доноров и где государству необходима их помощь? При использовании государственных ресурсов традиционно существуют бюрократические ограничения. Кроме того, государство, как правило, запаздывает с реакцией на запуск новых программ, форматов, поддержку профессуры, ученых и талантливых студентов.

«Частные деньги позволяют быстро разработать и опробовать новые подходы, — рассуждает Полина Филиппова, директор благотворительного фонда «Пери». — Когда государство пытается оперативно среагировать, то систему начинает лихорадить. Частные фонды могут быстро протестировать ту или иную методику, адаптировать и улучшить ее по мере необходимости, и потом лучшее предложить государству».

Привлечение негосударственных средств во многих случаях предполагает высокие темпы воплощения проекта в жизнь. Концертный зал Мариинского театра был построен за десять месяцев, главным образом потому, что строительство осуществлялось за счет средств частных пожертвований, отметил Валерий Гергиев, художественный руководитель Мариинского театра, выступая на ПМЭФ в рамках дискуссии о потенциале развития творческих индустрий.

Благотворительные фонды с энтузиазмом идут на эксперименты. Их деятельность позволяет создавать российские аналоги зарекомендовавших себя зарубежных просветительских и образовательных инициатив. В 2015 году Сбербанк России поддержал запуск программы «Учитель для России» — отечественного аналога американского некоммерческого проекта Teach for America, в рамках которого выпускники престижных вузов, молодые специалисты без педагогического диплома отправляются преподавать в неблагополучные школы, как правило, в регионах. По мысли идеологов программы, молодые педагоги смогут обогатить свой жизненный опыт и развить полезные личные качества, а школьники получат не только знания, но и стимулы для личностного роста.

«Те тектонические сдвиги, которые происходят сейчас в мире, не могут не отразиться на школе: мы видим, что необходимо вводить новые образовательные программы и инструменты оценки, и, что более важно, в классы должны прийти учителя нового типа, — рассуждает Юлия Чечет, исполнительный директор фонда «Вклад в будущее», финансируемого Сбербанком. — Мы уже видим прекрасные результаты: ученики становятся победителями олимпиад, открываются многочисленные кружки и студии. У программы очень большие перспективы. В апреле 2015 года за финансирование проекта полностью отвечал Сбербанк, а сейчас к нам подключаются губернаторы в регионах. Мы получаем не только административную поддержку, но и софинансирование».

Не все формы филантропии, получившие распространение в развитых странах, приживаются в России. Лишь два россиянина присоединились на сегодняшний день к глобальной меценатской инициативе Билла Гейтса и Уоррена Баффета Giving Pledge («клятва дарения») — это владелец и президент инвестиционной компании «Интеррос» Владимир Потанин и совладелец DST Global и Mail.ru Group Юрий Мильнер.

В 2010 году Баффет и Гейтс призвали богатых людей планеты завещать не менее половины состояния на благотворительность и сами сделали соответствующие распоряжения в отношении собственных средств. К кампании присоединились, среди прочих, Майкл Блумберг, Дэвид Рокфеллер, Джордж Лукас, Марк Цукерберг, Ричард Брэнсон, Ларри Эллисон, Азим Премджи.

«Инициатива Giving Pledge вдохновляет на нечто большее, чем просто вложение средств в решение проблем, — написал Юрий Мильнер в обращении на сайте проекта. — Она также привносит в филантропию метод, похожий на метод научного познания. Это означает не просто «давать», а пытаться научиться на основании опыта в реальном мире давать так, чтобы это было эффективно. Это определенно признак прогресса: мы находим больше ответов, и мы больше получаем, задавая правильные вопросы».

Практические смыслы

Вкладывая средства в образовательные программы и проекты, связанные с поддержкой талантливой молодежи, бизнес преследует и вполне прагматические цели. В 2011 году стартовал проект АФК «Система» «Лифт в будущее» — всероссийская социальная программа поддержки талантливой молодежи, призванная стать для одаренных молодых людей социальным лифтом.

«Смысл благотворительной деятельности состоит не только в том, что мы ощущаем некую ответственность за то, чтобы поддерживать общество, в котором мы живем и делаем бизнес, — рассказывает Михаил Шамолин, президент, председатель правления, исполнительный член совета директоров АФК «Система». — Например, у проекта «Лифт в будущее» есть и практические смыслы: очевидно, что существует потребность в социальных лифтах, особенно для молодых талантов, которым не всегда удается пробить себе дорогу в существующей системе построения бизнеса. Мы используем здесь и возможности собственного бизнеса, и свой инвестиционный потенциал, и партнерские связи. Отбирая способных людей, мы можем и ускорять их карьеру, и приносить пользу — и себе, и партнерам, и стране».

В частных вложениях нуждаются не только университеты, но и сфера среднего специального, профессионально-технического образования, напоминает Виктория Шамликашвили, председатель попечительского совета фонда целевого капитала Бориса Эйфмана, член попечительских советов нескольких благотворительных фондов в сфере образования, искусства и здравоохранения.

«Ощутимый кадровый голод мы наблюдаем в России во многих отраслях промышленности; необходимо восстановить систему качественного среднего специального образования, вернуть практику, при которой у крупных промышленных предприятий были собственные училища, свои классы в колледжах», — предлагает Виктория Шамликашвили.

Участники дискуссии констатируют, что в России объем благотворительных пожертвований по сравнению с развитыми странами остается низким. «По нашим данным, в 2015 году в России около 0,3% ВВП, или около $4 млрд, было потрачено на благотворительность, в то время как в США аналогичный показатель составил 2% ВВП — около $370 млрд, — отмечает господин Шамолин. — Отличается и структура благотворительности: в западных странах примерно 80% пожертвований делается частными лицами, а 20% — компаниями и корпорациями, а в России — ровно наоборот. Почему так происходит? Российские компании получают от руководителей разного уровня советы различной степени настоятельности выделить деньги на тот или иной благотворительный проект. Компании, разумеется, следуют советам, но этот путь имеет определенный потолок, поэтому необходимо вовлекать в процесс и обычных граждан».

Что касается привлечения под знамена благотворительности широкого круга россиян, то это самое благодатное поле деятельности для государственной пропагандистской машины, полагает господин Шамолин.

Нужна мотивация

Потенциал благотворительности огромен, и востребованность ее велика, особенно в таких сферах, как образование и научные исследования, в частности, в области медицины, полагает Михаил Шамолин. В то же время развитие частной благотворительности немыслимо без эффективных и качественных инструментов стимулирования меценатов, подчеркивают предприниматели. Прежде всего речь идет о налоговых льготах.

С Михаилом Шамолиным согласна и принцесса Глория фон Турн-и-Таксис, управляющая международным капиталом дворянского фонда. «Государство должно находить способы мотивации филантропов, а налоговые льготы — действенный, проверенный временем инструмент, — считает она. — Кроме того, важно, чтобы меценаты понимали, что благотворительность — это хорошая инвестиция в имидж. Общественное признание дает ощутимые имиджевые дивиденды».

Алексей Кудрин уверен в том, что объем ежегодных вложений в эндаументы в России можно удвоить или даже утроить. Регулярно проводя исследования среди потенциальных доноров в течение последних лет, Кудрин и его коллеги чаще всего получали следующие ответы: мы хотим видеть яркий, необычный, достойный результат; сделайте эту историю интересной лично для меня.

По мнению Виктории Шамликашвили, механизмы взаимодействия между государством и меценатами должны быть в первую очередь прозрачными. «Благотворителям нужны прозрачность и предсказуемость; нужны сложившиеся, надежные правила и законы, которые имеют однозначное толкование, — отмечает Виктория Шамликашвили. — И, разумеется, меценатам необходима уверенность в том, что деньги не просто пойдут на благое дело, но будут потрачены эффективно. В пересчете на душу населения Россия тратит не такие уж скромные средства на образование, но вот убедительный результат мы видим далеко не всегда».

«Люди, создавшие собственный успешный бизнес, хотят видимого результата, — поясняет господин Кудрин. — У них есть желание оставить после себя нечто значимое, и аргументы должны быть убедительными. Я к одному богатому человеку ходил три года. Его в принципе заинтересовала возможность вложиться в один эндаумент, на исследования в конкретной области, связанной с правовыми вопросами и работой правоохранительных органов. Только на третий год, увидев результат, он дал обещание вложить $3 млн. До этого мы использовали другие средства для финансирования проекта. Аналогичным образом развивалась ситуация еще с несколькими инвесторами, и я сегодня вижу насущную необходимость в развитии института фандрайзеров — людей, которые умеют формулировать цели, «упаковывать» их, привязывать к средствам и вести мониторинг. Это благородная и очень нужная работа».

Галина Столярова

Как меценаты поддерживают образовательные проекты

Присоединяйтесь к ассоциациям выпускников российских вузов

Дальневосточный федеральный университет
[email protected]
https://www.dvfu.ru/alumni/contact/

Московский авиационный институт
(499) 158-44-54
[email protected]
http://www.clubmai.ru/

Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД РФ
(495) 225-40-49
[email protected]
http://alumni.mgimo.ru/page/staticpage/show_static_page.seam?staticPageId=281

Московский государственный строительный университет (НИУ МГСУ)
[email protected]
http://mgsu.ru/graduate/Associaciavipusknikov/

Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина (МГЮА)
(499) 244-88-88
[email protected]
http://www.av-msal.ru/association/

Московский физико-технический институт (государственный университет)
[email protected]; [email protected]
https://mipt.ru/alumni/

Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»
(492) 638-44-52
[email protected]
http://misis.ru/graduates/alumni/alumni-department/

Национальный исследовательский Томский государственный университет
(3822) 783-706
[email protected]
http://alumni.tsu.ru/

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
(495) 772-95-90 доб. 12542 /11617
[email protected]
https://alumni.hse.ru/news/as/

Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ»
(495) 788-56-99, доб. 7071
[email protected]
https://alumniclub.mephi.ru/feedback

Новосибирский национальный исследовательский государственный университет
(913) 450-14-04
[email protected]
http://alumninsu.ru

Первый Московский государственный медицинский университет имени И. М. Сеченова Министерства здравоохранения РФ
(495) 708-37-60
[email protected]
https://www.sechenov.ru/univers/structure/other/assotsiatsiya-vypusknikov/

Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И. П. Павлова Министерства здравоохранения РФ
(905) 229-60-22
[email protected].ru
http://1spbgmu.ru/ru/obschestvennaya-zhizn/vypusknikam

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ
[email protected]
https://www.ranepa.ru/vypusknik/kluby-vypusknikov

Российский государственный университет нефти и газа (национальный исследовательский университет) имени И. М. Губкина
(499) 727-04-62
[email protected]
http://grads.gubkin.ru/

Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н. И. Пирогова Министерства здравоохранения РФ
(495) 434-22-66
[email protected]
http://alumni2med.ru/about/

Российский университет дружбы народов
[email protected]
http://alumni.rudn.ru/

Российский экономический университет имени Г. В. Плеханова
[email protected]
https://www.rea.ru/ru/org/affiliates/Pages/vipusk.aspx

Санкт-Петербургский государственный университет
(812) 363-60-20
[email protected]
https://alumni.spbu.ru/association/

Санкт-Петербургский государственный экономический университет
(812) 310-38-64
http://alumni.unecon.ru/?page_id=11

Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого
(911) 922-20-89
[email protected]
[email protected]
http://politechspb.ru/ob-assotsiatsii-vypusknikov-politekhnicheskogo-universiteta-sankt-peterburga/

Сибирский федеральный университет
[email protected]
[email protected]
http://alumni.sfu-kras.ru/

Университет ИТМО
[email protected]
https://alumni.ifmo.ru/

Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина
[email protected]
https://alumni.urfu.ru/ru/associacija-vypusknikov-upi-urgu-i-urfu/

Финансовый университет при Правительстве РФ
(495) 249-52-19
[email protected]
http://www.fa.ru/org/div/gprsvip/Pages/About.aspx

Мэр Иван Кляйн вручил награды меценатам Томска

В этом году, в связи с ростом заболеваемости гриппом и ОРВИ, было решено отказаться от торжественной церемонии чествования меценатов. Награды «Меценат года» I, II и III степеней и «Меценат города Томска» были вручены в рамках рабочего совещания.

Вручая их, мэр Иван Кляйн напомнил, что традиция награждать меценатов родилась в 2015 году и стала символом общественного признания за личный вклад руководителей и компаний в развитие Томска.

По итогам 2019 года за поддержку социальных, молодежных, культурных проектов, участие в благоустройстве общественных пространств, в том числе Мемориальной зоны Лагерного сада, отмечены 18 руководителей томских компаний.

Почетной грамотой мэра награждены директор «Томской строительной компании» Владимир Оккель, управляющий Томским отделением № 8616 Сбербанка России Алексей Зарубин, руководитель ООО «Антонов двор» Виктор Антонов, генеральный директор АО «НПФ-Микран» Вера Парамонова, управляющий АО «Газпромбанк» Дмитрий Литвиненко, директор ООО «Торговый дом «Крюгер» Илья Скрипников.

Звания «Меценат года» III степени удостоены ген.директор ООО «Газпормнефть-Восток» Константин Карабаджак, директор ООО «ГК «Карьероуправление» Екатерина Собканюк, председатель наблюдательного совета ООО «Томскводоканал» Кирилл Новожилов, ген.директор АО «Транснефть-Центральная Сибирь» Юрий Мосолов, директор ЗАО «ДСМ» Сергей Карпенко и гендиректор ПАО «Томская распределительная компания» Олег Петров.

Знак «Меценат года» II степени вручили гендиректору ООО «Томскнефтехим» (томское предприятие СИБУРа) Андрею Кугаевскому.

«Меценатами года» I степени стали директор ООО «Монолит Строй» Даниил Рябченко гендиректор АО «ТРЦ» Сергей Райгель и экс-руководитель «Газпромтрансгаз Томск» Анатолий Титов.

Звания «Меценат города Томска» по итогам 2019 года удостоены генеральный директор ОАО «Томское пиво» Галина Кляйн и руководитель ОАО «Востокгазпром» Виталий Кутепов.

«Я уверен, что сегодня здесь собрались люди, которые искренне любят и радеют за наш город. Потому что любовь, в моем понимании, это не слова и обещания, а реальные дела. А каждый из вас может с гордостью сказать, что он лично сделал для Томска и томичей», — подчеркнул градоначальник.

Мэр обратил внимание участников встречи на то, что наш город с каждым годом становится современнее и комфортнее для жизни. Это отмечают не только томичи, но и гости города. А проекты благоустройства охватывают теперь не только центральную часть, но и выходят на удаленные территории. В прошлом году были созданы скверы на ул. Кутузова в Сосновом бору и на ул. Крымской – в Ленинском районе, администрация продолжила благоустройство Михайловской рощи, Березовой рощи на Каштаке, сквера у Авангарда. Тем самым создаются равные по уровню комфорта условия для всех жителей Томска.

Еще одним масштабным и дорогостоящим проектом, где потребовалось объединить средства бюджета и бизнеса, стало благоустройство в уходящем году Мемориальной зоны Лагерного сада.

«Мы просто обязаны были выполнить этот проект к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Это часть нашей памяти, эстафета которой должна быть передана следующим поколениям. Наши ветераны каждый раз передают мне слова благодарности для всех, кто участвовал в этой важной работе. Многие из вас принимали участие в реализации этого проекта, и я благодарю вас от имени всех горожан» , — подчеркнул Иван Кляйн.

как финансируются проекты в области культуры

На VII Международном культурном форуме в Санкт-Петербурге, который завершился 17 ноября, состоялась панельная дискуссия «Меценатство будущего: лучшие практики и эффективные механизмы государственно-частного партнерства». Эксперты, среди которых были представители власти, НКО и государственных организаций, обсудили, как сделать взаимодействие всех структур эффективным и направить его на устойчивое культурное развитие с участием бюджетных и внебюджетных ресурсов.

Модератором дискуссии выступили руководитель службы маркетинга и развития бизнеса PwC в России Светлана Миронюк и генеральный директор Благотворительного фонда Владимира Потанина Оксана Орачева.

Фонды целевого капитала, или эндаументы стали появляться в России в последние 10 лет. Суть эндаумента состоит в том, чтобы накопить средства в фонде целевого капитала, отдать их в доверительное управление и тратить не основной капитал, а проценты от него.

«К сожалению, в России пока не так много эндаументов. Сейчас зарегистрировано порядка 200 фондов, и чуть больше 10 из них работает в сфере культуры и искусства. Но мы уже видим определенные результаты. Международный опыт доказывает, что эндаумент-фонд, как и другие инструменты устойчивости, позволяет сделать наши НКО и организации, работающие в сфере искусства, другими по своему качеству, реализовывать более глобальные проекты, вовлекаться в работу местных сообществ и становиться действительно независимыми и устойчивыми», — подчеркнула Орачева.

С какими проблемами сталкиваются эндаументы

Исполнительный директор Европейского центра фондов Джерри Салол работает в некоммерческой сфере уже 13 лет. Центр, который он возглавляет, объединяет более 200 фондов – корпоративных, общественных организаций, которые совместно разрабатывают подходы и политику к финансированию третьего сектора. Фонды очень разные по своей направленности, структуре и образу жизни. Так, некоторые фонды живут на доход от эндаумента и прекрасно себя чувствуют, другие же активно привлекают средства через краудфандинговые платформы и другие каналы. По мнению Салола, самые успешные фонды — те, которые объединяют разные функции.

«Именно гибридная модель организации и разные форматы привлекают людей, для которых филантропия — важная часть жизни», — отметил исполнительный директор Европейского центра фондов. В числе главных проблем, с которыми сталкиваются фонды целевого капитала, Джерри Салол назвал законодательство и нереалистичные ожидания. По его словам, даже в странах Европейского союза действуют разные законы, не говоря уже об остальном мире. «Культура и искусство должны иметь трансграничный масштаб, и законодательство, которое сейчас является серьезным барьером в развитии эндаументов, не должно этому мешать», — подчеркнул Салол.

Что касается второй проблемы, то нереалистичные ожидания в некоммерческом секторе связаны с тем, что люди, знакомые с деятельностью крупных фондов и привыкшие ожидать от них серьезных результатов, проецируют эти ожидания на небольшие организации, которые в силу своих размеров и ресурсов физически не могут отвечать завышенным запросам.

Партнерство как фактор развития

«Ла Кайша» (исп. La Caixa) — один из крупнейших сберегательных банков Европы. Благодаря грамотному управлению организации удалось сделать культурные центры CaixaForum одними из самых посещаемых арт-галерей в Испании и регулярно привлекать к благотворительным инициативам звезд международной арт- и музыкальной сцены.

Например, в начале ноября стало известно, что фонд «Ла Кайша» совместно с испанским благотворительным фондом Fundació Barça будет финансировать строительство новой школы в колумбийском городе Барранкилья. Часть средств в проект вложит уроженка Барранкильи и основательница фонда Pies Descalzos певица Шакира.

Игнаси Миро, директор по проектам в области культуры банковского фонда «Ла Кайша» в Испании, рассказал, что у банка есть три основных благотворительных направления: культурное, социальное и научное. По каждому из них ведется работа: сберегательный банк создает дочернюю банковскую структуру и передает ей сотрудников, активы и филиалы. Руководство нового банка инвестирует в рынок ценных бумаг и зарабатывает проценты. Компании, которые считают проекты важными и интересными, вкладывают в них деньги, увеличивая активы. Ведение некоторых проектов «Ла Кайша» передает общественным институтам, но контроль все равно осуществляет лично.

Партнерство — неотъемлемая часть развития некоммерческого сектора. Фонд целевого капитала Международного совета музеев ИКОМ — неправительственная профессиональная международная организация, созданная в 1946 году в Париже. Исполнительный директор фонда Бьерн Стенверс рассказал, что их организация формирует условия для плодотворного партнерства в других странах, а не только во Франции.

«Глобальный фонд должен работать с местными сообществами, в том числе культурными. К сожалению, в Европе культурный сектор недостаточно взаимодействует с другими секторами, а обмен профессиональным опытом и межсекторное партнерство очень важны для развития сферы. Нужно поощрять людей быть открытыми, любопытными, работать сообща, разговаривать друг с другом», — подчеркнул Стенверс.

О важности партнерства говорили и представители музея Лувр в Париже — директор департамента по связям с партнерами и меценатами Ян Ле Туэ и менеджер департамента по связям с партнерами и меценатами Адриен Франчески.

По мнению Ле Туэ, к партнерам необходим личностный подход. Надо постараться связать стратегию меценатства со стратегией партнеров. Лувр часто проводит обеды и презентации для партнеров и старается подходить к вопросу творчески: однажды, например, сотрудники музея организовали выставку прямо на автомобильном заводе «Ситроен».

Однако даже в такой крупной и значимой институции, как Лувр, государственное финансирование сокращается, и актуальность фондов целевого капитала возрастает. Во Франции законодательство, регулирующее работу эндаументов, появилось в 2008 году, и Лувр одним из первых воспользовался этим и создал собственный фонд.

«В 2015 году туристов стало меньше, и это сказалось на наших доходах. Тогда мы стали искать новые источники финансирования, тем более все равно на продаже билетов много не заработаешь. В сфере фандрайзинга мы конкурируем с другими музеями Парижа», — рассказал Ле Туэ.

У Лувра, самого посещаемого художественного музея мира, есть так называемые друзья клуба — это 60 тыс. меценатов, пожертвования которых тратят на уход за экспонатами. Иногда музей запускает краудфандинговые кампании, некоторые проекты поддерживают конкретные спонсоры.

В прошлом году бюджет музея составил 247 млн евро, из них 57% — это собственные средства музея, 13% — спонсорская поддержка. Кроме того, каждый год Лувр получает около 6 млн евро от фонда целевого капитала.

Увеличить доходы и найти новых партнеров Лувру помог закон о меценатстве, который во Франции приняли в 2003 году. Спустя два года музей инициировал на этой волне ряд проектов, например продал Арабским Эмиратам за 400 млн евро право на использование бренда Лувра. Сотрудники музея стараются привлечь людей из самых разных отраслей, но в основном, отмечает Франчески, спонсоры Лувра живут в Америке и Японии.

История о доверии

История эндаументов в Великобритании исчисляется веками. Но старейший общедоступный музей Великобритании и одно из четырех музейных учреждений, действующих при Оксфордском университете, — Ашмолеанский музей археологии и искусства — зарегистрировал свой фонд целевого капитала только в 2014 году. Основные принципы работы музея — это ориентированность на широкую публику, образовательные и исследовательские цели, а также консервация экспонатов. За четыре года существования фонда музею удалось увеличить размер эндаумента в три раза, а первоначальной цели в 25 млн фунтов сумел достичь на два года раньше обозначенного срока.

Старший исполнительный директор музея Френсис Уэр рассказала, что культурный и финансовый потенциал для формирования фонда целевого капитала у музея уже был: в 2009 году специалисты провели реконструкцию музея, а в 2013-м он выиграл грант фонда Heritage Lottery.

По мнению Уэр, чтобы привлекать доноров, стимулировать их делать пожертвования в фонд целевого капитала и успешно взаимодействовать с заинтересованными сторонами, в первую очередь необходимо быть прозрачной и понятной организацией: публиковать в открытом доступе финансовые отчеты, отвечать на подобные запросы крупных доноров и быть с ними на связи.

«Пока вы ищете новых доноров, не забывайте и о старых. Общайтесь с ними, рассказывайте о своих успехах и вовлекайте в деятельность музея», — поделилась Френсис.

Это будет сделать гораздо проще, если знать свою аудиторию, ее желания и потребности, считает Уэр. Такой личностный подход позволяет не просто привлечь средства, но выстроить долгосрочные плодотворные отношения, что в современных условиях для некоммерческой организации, пожалуй, даже важнее.

О том, что эндаумент — это история о доверии и прозрачности, говорила председатель Попечительского совета Фонда целевого капитала Бориса Эйфмана и одна из инициаторов создания эндаумента Виктория Шамликашвили.

«Создатели эндаумента, меценаты и те, кто им распоряжается, должны друг другу доверять. А доверие должно базироваться в первую очередь на прозрачности всех процессов», — сказала Шамликашвили.

Фонд целевого капитала Бориса Эйфмана был создан в 2014 году для благотворительной деятельности в области балетного искусства, год спустя после основания Академии танца Бориса Эйфмана. Фонд поддерживает академию и финансирует поиск талантливых детей для обучения в академии, приобретение оборудования и учебных материалов, пошив костюмов, зарплаты педагогам, оснащение библиотеки, организацию мероприятий для воспитанников.

«В 2014 году мы поняли, что нужно создавать институцию, которая бы давала стабильный внебюджетный источник для финансирования программ, которые будут в академии. Путь создания фонда целевого капитала был непростым. Мы изначально понимали, что управлять средствами фонда будет Сбербанк (управляющая компания «Сбербанк Управление Активами», одна из старейших и крупнейших инвестиционных компаний в России. – Прим. ред.), и мы довольны этим решением. Спустя четыре года после создания фонда я могу сказать, что мы достигли достаточно хороших результатов: доходность эндаумента достигает 13% годовых», — рассказала Шамликашвили.

По мнению Виктории, Академия танца готовит не просто балетных артистов, но людей нового типа — тех, кто сформирует поколение глубоко образованных и осознанно интересующихся искусством людей.

Эрмитаж в Сибири

Первый фонд целевого капитала регионального музея в России появился в 2016 году в одном из крупнейших региональных художественных музеев — Омском областном музее изобразительных искусств им. М. Врубеля. На тот момент директором музея был Юрий Трофимов, который летом 2017 года занял должность министра культуры Омской области. В 2018 году музей получил первый доход от управления средствами фонда. Он был направлен на пополнение коллекции музея и просветительскую программу, создавать которую помогали сотрудники Государственного Эрмитажа. Кроме того, сейчас на базе Омского музея создается центр «Эрмитаж-Сибирь», который станет представительством Эрмитажа в Сибири и откроется в 2019 году.

Трофимов отметил главные причины создания фонда и привлечения в Омск специалистов высочайшего уровня.

«Мы знали о программе Фонда Потанина «Целевые капиталы: стратегия роста», хотели в ней участвовать, и нам это удалось. В музее сложилась прекрасная команда, которая проходит обучение по программе «Целевые капиталы» в «Сколково». Также у нас были наработаны определенные контакты с несколькими очень важными партнерами из разных сфер: банковской, нефтехимической, сферы услуг, ретейла и недвижимости. Все они согласились участвовать в проекте, и это привело к тому, что практически за год мы сумели создать такой фонд. Мы показали, что это реально», — поделился Трофимов.

Также на базе Омского музея при поддержке Фонда Потанина создали учебный центр, где сотрудники культурных институций узнают, что такое эндаументы, как их создавать, управлять ими и получать доход. По словам Трофимова, около 20 участников из разных регионов России в ближайшее время приступят к двухгодичному обучению.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

«Меценатство — это отражение личных культурных интересов»

Фото: Архив «ДП»

В 2016 г. Государственный Эрмитаж получил в дар коллекцию произведений африканского искусства конца XIX — начала XX вв. от почетного консула Гвинейской Республики в Санкт–Петербурге и Ленинградской области и совладельца «Марвел–Дистрибуции» Сергея Гирдина. В течение года экспонаты кропотливо собирали на аукционах вместе со специалистами Эрмитажа и Музея антропологии и этнографии.

Коллекция состоит из таких предметов, как маски–шлемы, магические, женские фигуры и фигуры плодородия, церемониальные жезлы, оружие, подвески, предметы быта и ритуальные предметы. Собранные вместе, эти экспонаты позволяют посетителю выставки составить представление о традиционной культуре африканских народностей. Сейчас работа над коллекцией произведений африканского искусства продолжается, она регулярно пополняется новыми предметами, планируется расширение постоянной экспозиции. О том, как идет работа над проектом, как отличить сувенир от предмета искусства и в целом о роли меценатов в жизни российских музеев в интервью «Деловому Петербургу» рассказали заместитель директора Государственного Эрмитажа по научной работе Георгий Вилинбахов и совладелец «Марвел–Дистрибуции» Сергей Гирдин.

Георгий Вилинбахов:

Георгий Вадимович, как возникла идея создания в Эрмитаже африканской коллекции?

— Было много предпосылок, которые в какой–то момент соединились. Еще в юношестве я читал книжки, посвященные разным африканским странам, которые выходили в серии «Путешествия по странам Востока». Потом, когда я уже работал в Эрмитаже, бывший тогда директором музея Борис Борисович Пиотровский вернулся из путешествия по Африке и в беседе с сотрудниками музея сетовал, что у нас в Эрмитаже нет хорошей коллекции африканского искусства, да и знаний о культуре этого континента у нас не хватает.

С Сергеем Гирдиным мы познакомились еще до того, как он стал почетным консулом Гвинейской Республики в Петербурге, — мы с ним вместе являемся членами Английского собрания. Сферы деятельности у нас очень далеки друг от друга, поэтому нам было очень интересно найти какие–то точки соприкосновения. И как–то зашла речь, что у Эрмитажа есть определенные лакуны, связанные с особенностями формирования коллекций. В частности, у нас слабо представлена искусство Африки. К тому времени он уже был почетным консулом Гвинейской Республики, поэтому поговорить с ним об Африке было вполне логично.

Так и появилась идея создания коллекции, а Сергей Гирдин выразил желание поучаствовать в этой ценной для Эрмитажа работе. Координатором проекта стал Вадим Вилинбахов.

Каким образом организована работа по подбору экспонатов для коллекции?

— Сейчас выстроилась стройная схема, которая доказала свою работоспособность и эффективность. По каталогам аукционных домов отслеживаются предметы африканского искусства, которые выставляются на торги. Затем идет изучение объекта, отбор того, что может быть интересно и ценно для Эрмитажа. А после предмет приобретается на аукционе, доставляется в Россию и передается музею Сергеем Гирдиным.

Какова дальнейшая судьба проекта: это будут временные выставки или постоянная экспозиция?

— У нас появилась идея создать постоянную экспозицию, подобную тем, что у нас есть по другим направлениям: Китаю, Индии, арабским странам. Кроме того, освободились помещения в здании Главного штаба, которые можно было использовать для размещения коллекции.

И уже в процессе работы над постоянной экспозицией была сформулирована красивая мысль о том, что у африканского искусства есть очень много общего с полотнами художников, которые представлены в Главном штабе. Например, для Матисса было не чуждо искусство Магриба, т. е. Северной Африки, а когда смотришь на кубические творения Пикассо, то видишь черты африканских предметов.

Какие трудности возникают в процессе формирования коллекции?

— Основная из них — отследить происхождение вещи, то, что называется провенанс, и выяснить, из какой она коллекции, откуда она появилась на аукционе.

Дело в том, что на рынке сейчас очень много вещей сравнительно современных, по сути, это сувенирная продукция, которая хоть и делается из тех же материалов и в той же технике, что делали мастера в конце XIX — начале XX века, но художественной ценностью не обладает.

Например, вещи из немецких коллекций имеют более надежный провенанс, поскольку Германия потеряла свои африканские колонии после Первой мировой войны, а значит, все вещи привозились туда из Африки до этого времени. И аукционный дом в Вюрцбурге, с которым мы работаем, как раз и предлагает вещи из этих коллекций. Например, недавно для нас был куплен один предмет из собрания художника Андре Дерена.

Как вы думаете, насколько длительным будет этот проект?

— В конце октября проекту исполняется уже 3 года, и никакой речи о его прекращении не идет. У нас есть желание пополнять коллекцию, у Сергея Алексеевича есть возможность нам в этом помочь, и, пока наши желания совпадают с его возможностями, я надеюсь, что работа будет продолжаться.

Видите ли вы со стороны других представителей бизнес–сообщества желание помогать музею?

— Конечно, помощь в таком масштабе и настолько системно — это единичный пример, уникальный. Больше примеров, когда нам кто–то что–то разово дарит.

Сейчас я пытаюсь расшевелить представителей бизнес–сообщества, создав программу для формирования коллекции Музея Гвардии, который открывает Эрмитаж. Сейчас приобретаются отдельные предметы, но нам хотелось бы более системного подхода. Поэтому мы будем пытаться вокруг Музея Гвардии создать некий пул меценатов, которые были бы заинтересованы тематикой военного дела, истории гвардии, оружия. Для долгосрочного сотрудничества очень важно, чтобы был настоящий интерес к предмету коллекции, а не просто желание помочь или вложить деньги.

Наверное, в этом и заключается отличие меценатов от спонсоров?

— Спонсорство всегда предполагает какой–то договор, ответную отдачу. А меценат — это человек, который просто помогает музею, которому интересно быть частью этого процесса, участвовать в формировании коллекции предметов, представляющих художественную ценность.

Сергей Гирдин:

Сергей Алексеевич, вы сотрудничаете с Эрмитажем как меценат, а вас самого увлекает тема африканского искусства?

— Обычно наши знания об Африке ограничиваются стандартным набором: Египет, пирамиды, сфинкс, маски, бубны, шаманская атрибутика. Но когда я увидел все многообразие предметов, увидел возможность создать обширную, полноценную коллекцию, то я вдохновился, конечно. И вместе со мной темой активно заинтересовались и моя семья, и сотрудники «Марвел–Дистрибуции».

Причем те предметы, которые я приобретаю и передаю в дар Эрмитажу, сразу поступают в фонд музея, и из него формируется экспозиция. Это принципиальное отличие от частных коллекционеров, которые иногда устраивают в Эрмитаже и других музеях кратковременные выставки своих собраний.

Как человек увлеченный, вы сами тоже выбираете предметы для коллекции или доверяете это дело экспертам?

— Любой деятельностью, я считаю, должны заниматься профессионалы. Поэтому мы выбираем предметы вместе с экспертами–искусствоведами, сотрудниками Эрмитажа и Этнографического музея, именно они определяют ценность экспоната и то, насколько он необходим для полноты коллекции. Но окончательное решение остается за мной. Мне кажется, что свою роль играет и предпринимательская интуиция, которая подсказывает мне, что может оказаться интересным не только для специалистов, но и для более широкого круга зрителей.

Насколько активно идет формирование коллекции?

— Начиналось все с небольшого количества предметов, а на сегодняшний день Эрмитажу передано в дар уже 42 экспоната, из них 19 выставлены на постоянной экспозиции в Главном штабе. Еще 16 экспонатов недавно поступили в музей и проходят инвентаризацию. В планах приобрести уникальное полное снаряжение воина — это редкий и интересный экспонат. Сейчас коллекция занимает один зал, в будущем планируется создать галерею из пяти залов.

Часто ли предметы африканского искусства выставляются на аукцион? Легко ли их приобрести?

— Произведения африканского искусства постоянно находятся в движении. Например, наследники получают колониальную коллекцию, заниматься которой им не всегда интересно, поэтому они выставляют предметы искусства на аукцион. В таких случаях можно приобрести сразу несколько редких или даже уникальных лотов. Есть свои нюансы и в том, что касается участия в аукционах. Например, если становится известно, что на лот претендует какой–то крупный музей, то цена может вырасти в десятки раз. Или на фотографии в каталоге вещь выглядит превосходно, а на самом деле ее сохранность оставляет желать лучшего.

Помогает ли этот проект в вашей консульской деятельности?

— Мне представилась прекрасная возможность пригласить гостей в Эрмитаж и показать коллекцию африканского искусства президенту Гвинейской Республики Альфа Конде, когда в 2016 г. он приезжал на ПМЭФ.

А на прошлой неделе экспозицию осматривала делегация Национальной ассамблеи Гвинейской Республики во главе с ее президентом господином Кондиано. Они посещали Санкт–Петербург в качестве участников 137–й Межпарламентской ассамблеи.

Конечно, это позитивный момент как для гостей из Гвинейской Республики, так и для меня лично.

Каким образом можно стимулировать развитие меценатства в России?

— Развитие меценатства — это положительный тренд, поскольку люди вкладывают средства во благо общества и государства. В 2014 году был принят федеральный закон «О меценатской деятельности», он предусматривает создание комфортных условий для меценатской деятельности. Прежде всего, само понятие «меценат» вносится в правовое поле, фиксируется разница между спонсорством, меценатством и благотворительностью (их очень часто смешивают и путают). Важное отличие меценатства от благотворительности заключается в том, что это покровительство именно в сфере культуры и искусства.

Хотелось бы, чтобы государство более активно шло навстречу предпринимателям. Так, сейчас в Госдуме рассматриваются поправки к Налоговому кодексу, которые позволяют снижать налогооблагаемую базу для дарителей. В первую очередь речь идет о поощрении пожертвований от компаний и физических лиц, получателем которых будут государственные и муниципальные учреждения культуры.

Вы думаете, что число меценатов сразу возрастет?

— Это не значит, что все сразу начнут пользоваться такой возможностью, но если поправки будут приняты, то от этого выиграют все: и бизнес, и музеи. Льготы дают серьезный толчок развитию меценатства.

Мы видим это на примере развитых стран — США, Канады, Франции, Германии, Испании, Польши, Голландии, Австрии, где государство дает преференции покровителям искусства.

В конце 2016 года министр культуры Владимир Мединский призвал депутатов скорее принять этот закон, но, как мне известно, он все еще рассматривается в Госдуме.

С другой стороны, меценатство — это не только про деньги, это в первую очередь отражение интересов в сфере культуры конкретного человека и конкретного музея.

Но в целом, я считаю, сохранение культурных и художественных ценностей, поддержка музеев — это в первую очередь дело государства, поэтому должно быть достойное государственное финансирование.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

В США составлен список самых щедрых меценатов — Российская газета

Известный миллиардер Уоррен Баффет в очередной раз возглавил рейтинг самых щедрых американских благотворителей. Этот список, куда включены 50 наиболее крупных меценатов Соединенных Штатов, составляется специальным журналом «Хроника филантропии» на основании документальных материалов.

В общей сложности в 2012 году американские богачи пожертвовали на благотворительные нужды 7,4 миллиарда долларов. Причем средства пошли не только на традиционные образовательные и медицинские гранты и программы, но и на другие цели, в том числе борьбу с голодом и бедностью. Большинство из филантропов — это люди старшего поколения американских бизнесменов. Почти все они не являются чьими-то богатыми отпрысками, «сделали себя сами», поднявшись с нуля, и хорошо знают цену «трудовому доллару». Впрочем, в нынешнем рейтинге есть своя изюминка: на этот раз из пяти первых крупнейших меценатов США «три фигуранта» — это семейные пары младше 40 лет.

Возглавляющий рейтинг филантропов 82-летний Уоррен Баффет на этот раз далеко «оторвался от своих преследователей» как в части самой суммы выделенных средств, так и в перечне благотворительных программ. Этот человек начал свой «бизнес» в шестилетнем возрасте в 1936 году, успешно продав упаковку «кока-колы» друзьям, которую купил по «оптовке» в магазине своего деда. Тогда мальчишка заработал 30 центов на такой «сделке». И вот она, американская мечта на деле: уже через свои меценатские фонды Баффет в 2012 году выделяет 3,1 миллиарда долларов. Эти средства пошли на финансирование программ в области сельскохозяйственного развития, борьбу с бедностью и на цели улучшения качества питьевой воды в загрязненных районах планеты.

Инвестиционный гуру Уоррен Баффет в списке «Форбс» 2012 года, который составлялся уже в 25-й раз подряд, замкнул «тройку богачей-призеров». Ему насчитали состояние в 44 миллиарда долларов. Филантропией Баффет занимается уже много лет. В 2010 году он уже совершил самый щедрый жест благотворительности в истории человечества, передав три четверти своего состояния в управление нескольких меценатских фондов. Ими управляют три его сына. Средства идут и в фонд супругов Гейтс. Они тратятся на борьбу со СПИДом, раком, малярией, голодом в бедных странах. Кстати, не так давно у самого Баффета, который много лет живет крайне скромно и непритязательно, диагностирован рак.

Второе место в рейтинге занял основатель «Фейсбук» 28-летний Марк Цукерберг с 27-летней супругой, детским врачом Присциллой Чан. На благотворительность они выделили сумму на несколько порядков меньшую, чем Баффет. Это «всего лишь» 498,8 миллиона долларов. Они переданы в виде акций «Фейсбука» фонду, который находится в Силиконовой долине в Калифорнии. Однако у Цукерберга еще все впереди: он самый молодой из миллиардеров-филантропов. Основатель всемирно известной социальной сети, который, кстати, так и не закончил Гарвард из-за занятости в бизнесе, пожертвовал на программы обучения, а также на нужды здравоохранения.

Тройку лидеров замкнул 38-летний Джон Арнольд с супругой Лаурой. Успешный игрок на бирже, глава и основатель компании «Центавр Энерджи» с капиталом в 3 миллиарда долларов, с женой пожертвовали из личных средств 423 миллиона долларов на общественное образование и нужды пенсионной системы. Наконец, в пятерку самых крупных меценатов вошли один из основателей «Гугл», 39-летний уроженец Москвы Сергей Брин с супругой Энн Войчицки. Они выделили 229,9 миллиона долларов на программу грантов для социальных предпринимателей, работающих в сфере образования, а также на защиту окружающей среды и прав женщин.

Какова была роль покровителей в эпоху Возрождения? — Mvorganizing.org

Какую роль играли покровители в эпоху Возрождения?

Почему важно знать о постоянных клиентах? В то время как сегодня мы часто сосредотачиваемся на художнике, создавшем произведение искусства, в эпоху Возрождения именно покровитель — человек или группа людей, плативших за изображение, — считался основной силой, стоящей за созданием произведения.

Кто были покровителями искусств в эпоху Возрождения?

Хотя католическая церковь оставалась главным покровителем искусства в эпоху Возрождения — от пап и других прелатов до монастырей, монастырей и других религиозных организаций — произведения искусства все чаще заказывались гражданским правительством, судами и богатыми людьми.

Что такое меценат в искусстве?

В истории искусства меценатство относится к поддержке, которую короли, папы и богатые люди оказывали таким артистам, как музыканты, художники и скульпторы. Слово «покровитель» происходит от латинского: patronus («покровитель»), тот, кто приносит пользу своим клиентам (см. «Покровительство в Древнем Риме»).

Почему меценаты заказывали произведения искусства в эпоху Возрождения?

Покровители в искусстве Покровители часто сами включались в картины и скульптуры, чтобы напоминать зрителям о том, кто заплатил за произведение искусства, а также чтобы показать себя участвующими в повествовании.

Какие темы были наиболее распространены в искусстве эпохи Возрождения?

Одна из самых сильных тем искусства эпохи Возрождения — религия, и это проявляется в работах почти всех художников эпохи Возрождения, будь то краска или скульптура, растущий интерес эпохи к религии очевиден для всех

Что означает Возрождение?

Что означает Возрождение? Название «возрождение» — это французское слово, переводящееся как возрождение. Он символизировал начало новой эры искусства, возродив классические модели древнегреческого и римского периодов с использованием современных техник.

Что такое Возрождение простыми словами?

Эпоха Возрождения — это период в истории Европы, начинающийся примерно с 1400 года и следующий за периодом Средневековья. «Возрождение» — французское слово, означающее «возрождение». Возрождение рассматривалось как «возрождение» этого знания. Возрождение часто называют началом «современной эпохи».

Что делает человека эпохи Возрождения?

Согласно определению, мужчина или женщина эпохи Возрождения — это хорошо образованный и искушенный человек, обладающий талантом и знаниями во многих различных областях обучения.Примером человека эпохи Возрождения был Леонардо да Винчи.

Каковы качества женщины эпохи Возрождения?

Каковы некоторые характеристики «женщины эпохи Возрождения»? «Женщина эпохи Возрождения» должна быть обаятельной, от нее не ждут стремления к славе, от нее ожидается, что она вдохновит искусство, но редко создает его. Женщины из высшего сословия эпохи Возрождения были образованнее, чем женщины средневековья. Большинство женщин эпохи Возрождения мало влияли на политику.

Как выглядит женщина эпохи Возрождения?

По чертам лица ценились женщины с тонкими чертами лица.Это включало мягкие черты лица, такие как тонкие брови, большие глаза, высокий лоб, розовые щеки и вьющиеся волосы. Кроме того, у женщин обычно четко очерченный нос и маленький рот

Каковы 10 характеристик мужчины или женщины эпохи Возрождения?

Характеристики Top Renaissance Man

  • # 1 Развернутое образование. Мужчины эпохи Возрождения очень хорошо образованы.
  • # 3 Свободный мыслитель. У историков эпохи Возрождения часто были идеи, которые были спорными или даже опасными для их дней!
  • №4 Аналитический.
  • # 7 Общительный.
  • №8 Спортсмен.
  • # 10 Красивый.
  • # 11 Хорошо одет.
  • # 12 Харизматичный.

Что означает женщина эпохи Возрождения?

: женщина, которая интересуется и много знает о многом.

На что повлияло искусство Возрождения?

Искусство, живопись, скульптура, архитектура, музыка и литература эпохи Возрождения, созданные в Европе в XIV, XV и XVI веках под комбинированным влиянием возросшего понимания природы, возрождения классической науки и более индивидуалистического взгляда на человека. .

Кто такие современные мужчины или женщины эпохи Возрождения?

Они прославились своим мастерством во многих областях, включая искусство, науку, математику, политику и лингвистику. Это изобретатели и поэты, космонавты и писатели, исследователи и знаменитости. Это настоящие современные люди эпохи Возрождения, современные воплощения таких людей, как Леонардо да Винчи

.

Что такое человек эпохи Возрождения?

Проще говоря, человек эпохи Возрождения — это человек, обладающий подлинной компетентностью и пониманием множества различных областей, которые дополняют друг друга, чтобы сделать его более талантливым и продуктивным человеком.

Кто пример человека эпохи Возрождения?

Леонардо да Винчи

Каковы 5 характеристик Возрождения?

Топ-5 характеристик искусства эпохи Возрождения, которые изменили мир

  • Позитивное желание учиться и исследовать.
  • Вера в благородство человека — Гуманизм.
  • Открытие и овладение линейной перспективой.
  • Возрождение натурализма.
  • Секуляризм.
  • 25 функций искусства, которые делают нас лучшими людьми.

Билл Гейтс — человек эпохи Возрождения?

Сейчас Гейтс вступает в третий этап своей карьеры — жизнь филантропа, участника кампании и, во все большей степени, политического тяжеловеса. Он человек эпохи Возрождения, буквально, с библиотекой, в которой хранится целое состояние ценных рукописей, включая оригинальные работы Леонардо да Винчи.

Какой пример современного человека эпохи Возрождения?

Как музыкант, певец, актер, дизайнер одежды, продюсер, писатель, игрок в гольф и филантроп, Джей Ти — это определение современного человека эпохи Возрождения.

Почему Стив Джобс — человек эпохи Возрождения?

Стив Джобс, несомненно, подходит под определение «человек эпохи Возрождения», потому что он действительно раздвинул границы искусства, науки и технологий. Вместе с Полом Стив разбирал электронику и собирал ее заново. Отец вселял уверенность в молодом Джобсе на протяжении всей своей жизни («Биография Стива Джобса»)

Возможно ли сегодня быть человеком эпохи Возрождения?

Стать человеком эпохи Возрождения в 2020 году все еще возможно. Несмотря на то, что варианты возможных навыков, которые вы можете изучить, более обширны, основы остаются прежними.Горячее желание узнавать новое и нескончаемое любопытство к жизни

Почему важно быть человеком эпохи Возрождения?

Самым важным активом человека эпохи Возрождения является его обширная база знаний, которые он может комбинировать для формирования различных моделей. Он может решать сложные задачи, рассматривая их с разных сторон. Он может проводить аналогии из одной дисциплины в другую, а также действовать как мост между разными дисциплинами

Как еще называют человека эпохи Возрождения?

полигистор, эрудит.человек эпохи Возрождения (существительное) человек с необычайно широкими и всеобъемлющими познаниями. Синонимы: эрудит, многоистор.

Почему Леонардо называют человеком эпохи Возрождения?

Леонардо да Винчи считался человеком эпохи Возрождения из-за его длинного списка достижений в нескольких областях. Он был художником, музыкантом,…

Кто величайший художник эпохи Возрождения?

Кто самый важный человек в эпоху Возрождения?

10 самых известных фигур эпохи Возрождения

  • Лоренцо де Медичи (Италия, 1449–1492)
  • Петрарка (Италия, 1304-1374)
  • Филиппо Брунеллески (Италия, 1377–1446)
  • Мишель де Монтень (Франция, 1533-1592)
  • Рафаэль (Италия, 1483-1520)
  • Леонардо да Винчи (Италия, 1452-1519)
  • Галилео Галилей (Италия, 1564–1642)

Кто первым использовал термин «ренессанс»?

Жюль Мишле

Какими были 3 основные ценности эпохи Возрождения?

У людей эпохи Возрождения были определенные общие ценности.Среди них были гуманизм, индивидуализм, скептицизм, разносторонность, секуляризм и классицизм. Эти ценности нашли отражение в зданиях, письме, живописи, скульптуре и науке

Что означает литература эпохи Возрождения?

Литература эпохи Возрождения относится к европейской литературе, на которую оказали влияние интеллектуальные и культурные тенденции, связанные с эпохой Возрождения.

Почему использовался термин «ренессанс»?

Почему термин «ренессанс» использовался для обозначения времени между 1350 и 1550 годами? Потому что люди, жившие в то время в Италии, верили, что они стали свидетелями возрождения древнегреческого и римского миров; возрождение ознаменовало новую эпоху.

От доноров к покровителям: разговор

Просмотрите список уровней доноров на мероприятиях и в годовых отчетах: среди обозначений золота, серебра и бронзы вы заметите категорию, которая имеет тенденцию. Это категория «покровитель». Хотя он стал просто еще одним индикатором, как и другие, для того, сколько человек пожертвовал мероприятию или организации, было время, когда слово «покровитель» означало нечто более важное. Например, «святой покровитель» был защитником и защитником отдельных лиц, профессий и даже целых сообществ.Когда город в средние века приобрел известность, он часто заявлял о своем статусе, получая мощи известного святого из другого города. Быть покровителем было признаком уникальных отношений. Сегодня за нужную сумму можно стать меценатом. И эта сумма может быть даже незначительной. (Можно стать покровителем Общества гинекологических хирургов всего за 1 доллар). Я обеспокоен тем, что настоящие покровители становятся вымирающим видом. Это аргумент не в пользу элитарности, а для понимания приверженности и призвания подлинного покровительства.

Точно так же, как любитель отличается от мастера, а докторская степень отличается от почетной, существует важное различие между спонсорами и покровителями. Я хотел бы увидеть это восстановленным. Возможно, первым шагом будет прояснение различий путем разговора с людьми, практикующими искусство покровительства.

Донор может делать пожертвования из благотворительности или из умеренного интереса, в то время как меценат хочет участвовать и помогать руководить предприятием.

Для этого я позвонил Роберте Грин Ахмансон, и мы поговорили о том, что значит считаться покровителем и какова роль покровителя — не только в искусстве, но и во всех дисциплинах.

Фред Смит: Давайте прямо в это дело. Что такое покровитель?

Роберта Грин Ахмансон: Покровитель — это не только тот, кто оказывает финансовую поддержку, но и оказывает влиятельную поддержку, услугу, поощрение человеку, учреждению, работе или искусству. С древних времен и до наших дней правительства, учреждения, как светские, так и священные, а также отдельные лица были покровителями искусства. Они сделали это, чтобы обожествить себя, укрепить общественный порядок, сохранить или повысить статус, чтобы чувствовать себя хорошо, приносить пользу другим, развивать искусство, которое они любят, спекулировать на инвестициях, снимать с себя вину за то, как были заработаны их деньги. , чтобы найти идентичность, завоевать честь, достичь небес, а иногда даже прославить Бога.

FS: Узнать личность?

RGA: Да. Например, Гарвардское общество современного искусства было первой организацией в стране, которая посвятила себя постоянной программе смены выставок современного искусства во всем его разнообразии. Это было значительным отходом от традиционных музейных вкусов и обычаев. В своей книге 1929 года « святых покровителя: пять повстанцев, открывших Америку новому искусству, 1928–1943 » Николас Фокс Вебер пишет: «Необходимость оскорбить одних людей и завоевать одобрение других лежит в основе многих авантюрных покровительств искусству. .Вместо того, чтобы соглашаться с суждениями и властью большинства, покровитель решил присоединиться к меньшей группе. Эта потребность в самоопределении может быть более определяющим фактором, чем чисто эстетическая реакция. Все это часть определения того, как человек вписывается в этот мир.

FS: Но это больше, чем нарциссический поиск себя, не так ли? Это не эгоцентричное увлечение, когда вас считают покровителем. Это также больше, чем просто вложение в искусство ради отдачи. Я полагаю, что в отношениях с художником есть что-то более глубокое.

RGA: Совершенно верно! Возможно, людям не нравится звучание слова «покровитель» — оно звучит аристократично, высокомерно, выше других. «Инвестор» звучит с ним больше, современнее, а не высшему классу. Многим людям нравится думать, что они ищут иной доход, вкладывая средства в искусство, но я все же считаю, что это ведет к неправильному отношению. Покровители вкладывают свои деньги и себя, надеются и работают на лучшее. Вы делаете это в первую очередь ради любви и радости работы, а не ради отдачи.Донор может делать пожертвования из доброжелательности или умеренного интереса, в то время как покровитель хочет участвовать и помогать руководить предприятием. Покровитель почти по-родительски относится к нему с точки зрения заботы, любви и правды. Покровитель больше заинтересован в игре. Они не так легко теряют интерес.

FS: Мне нравится качество, легко не теряющий интерес. Малкольм Гладуэлл написал статью для New Yorker под названием «Поздние шаровары», в которой подчеркивает, что поздние цветы — это не то же самое, что те, кто поздно начинает.Люди думают о поздних цветках как о поздних началах. «Они не осознают, что у них что-то хорошо получается, пока им не исполнится 50, поэтому, конечно, они достигают успеха в конце жизни. Но это не совсем так. Поздние цветущие поздно цветут, потому что они просто не очень хороши в чем-то до конца своей карьеры. На пути к великому достижению поздний цветник будет напоминать неудачника. Вундеркинды с самого начала рекламируют свой гений. Поздние цветы требуют терпения и слепой веры. Позднему цветущему нужен покровитель. Если вы относитесь к тому типу творческих людей, которые начинают без плана и должны экспериментировать и учиться на практике, вам нужен кто-то, кто проведет вас через долгие и трудные времена, необходимые для того, чтобы ваше искусство достигло своего истинного уровня.Его или ее успех во многом зависит от усилий других. Истории опоздавших цветов — неизменно любовные истории ».

Вот что делает хороший покровитель. Ты можешь видеть. Вы работаете, чтобы увидеть общую картину. Вы смотрите, где есть потребности и у кого есть талант их удовлетворить.

Я думаю, это то, что мы оба назвали бы существенным различием между спонсорами и покровителями. Покровители находятся в уникальных отношениях как с искусством, так и с художником. Он не только поддерживает искусство, но временами является соавтором, критиком и, в первоначальном смысле слова, защитником.Поэтому не каждый артист хочет иметь покровителя и предпочел бы иметь крупных спонсоров.

RGA: У нас был опыт работы с университетом, который может проиллюстрировать роль здорового критика. Мы считаем себя и покровителями, и партнерами. Мы работали над проектом с университетом, и они хотели, чтобы мы профинансировали все заранее, без каких-либо подробностей. Они относились к нам как к донорам, которые просто хотят нанести свое имя на здание (чего мы никогда не делаем), а не быть катализатором программирования.Все в этом было неправильным! Мы не доноры! Итак, как покровитель, я серьезно отнесся к объяснению им, почему это неправильно. Я указал им, что для университета, целью которого является продвижение знаний и понимания и вклад в культуру, их цели служат не здания, а успех проекта в выполнении их миссии. Вот почему доноры хотят поддержать организацию, даже не вмешиваясь, потому что они верят, что вы продвигаете свою миссию.Вот что вы должны делать. Как покровители, то, что мы делаем, дает вам доказательство того, что вы делаете то, для чего настроены, и поэтому мы являемся вашими партнерами в распространении знаний и развитии культуры, но мы не являемся донорами. Внезапно чешуя упала с их глаз, и мы стали партнерами. Это было замечательно увидеть. Это было хорошо, потому что мне нужно было определить, что мы делаем и что они делают, и вернуть их к их собственной цели существования. Их цель не в том, чтобы строить здания и ставить на них имена людей.Их цель — пополнять знания и развивать культуру в позитивном ключе. Есть много хороших доноров, и они нам нужны, но учреждениям иногда нужно напоминать об их первоначальной миссии. Это то, что патрон может сделать через свои отношения, которые гораздо глубже, чем финансовые пожертвования.

FS: Итак, в некотором смысле вы не только защитник и опекун художника, но и помогаете самому учреждению защищать его миссию. В этом конкретном случае, я думаю, вы определили человека с талантом.Это часть роли покровителя? Не только для поддержки налаженной работы?

RGA: Да, хорошие покровители любят выявлять таланты, но покровитель верит в кого-то, как только они выявили свой талант. Вы признаете талант и побуждаете человека развиваться, следовать ему и вносить свой вклад в мир, потому что это дар с точки зрения христианина как покровителя. Это дар Бога миру, который нужно взращивать. Это мой дар — видеть это и помогать.Вот что делает покровитель.

Покровитель — это тот, кто может идентифицировать людей с талантами и стремлением к работе, а затем помогать и воодушевлять их. То, чего бы не случилось, случается из-за покровителя, обладающего способностью видеть. Думаю, именно этим и занимается хороший покровитель. Ты можешь видеть. Вы работаете, чтобы увидеть общую картину. Вы смотрите, где есть потребности и у кого есть талант их удовлетворить. Это основа нашей благотворительности. Как и сейчас, Ховард глубоко вовлечен в жилищный кризис в Калифорнии.Он вовлечен в это политически, потому что есть корыстные интересы, которые не хотят строить. Это означает, что люди, которые убирают ваш туалет или подают еду в ресторане, должны жить в двух часах езды от места работы. Ховарда это глубоко беспокоит. Он ищет людей, которые работают над положительными решениями этой проблемы в политической сфере, а также людей в сфере строительства.

FS: Хотя есть много людей, которые подходят и довольны тем, чтобы быть донорами, возможно, есть доноры, которые хотели бы быть покровителями так, как вы об этом говорили.Что бы вы посоветовали тем, кто интересуется искусством и ремеслом меценатства?

RGA: Первое, что я сделал бы, это спросил их, что им интересно. Что вдохновляет их мышление? Что их волнует в мире? О чем они читают больше всего? Что они видят? Затем я бы посоветовал им больше изучить это, а также посоветовать им посмотреть, кто работает в этой области. Какую работу они делают? Есть ли что-то, что не делается, что вы теперь понимаете, потому что вы думали, вы читали, и вы, возможно, путешествовали, и вы разговаривали с людьми в этой области, и вы видите пробел или потребность? Это тяжелая работа, которую вы должны сделать в первую очередь.Обучайтесь и станьте компетентным в своих конкретных интересах. Хороший покровитель имеет скин в игре. Вы заботитесь об этом по любой причине. Я бы сказал, это призвание.

FS: Каковы риски покровительства? Есть темная сторона, не так ли?

RGA: Вы подходите слишком близко.

FS: Вы сказали, что художники описывают отношения как часто развивающиеся по линии любовной интриги, от «глубокой благодарности» до «сильного негодования».Их покровители стали их друзьями. Но их успех зависел от прочности и долговечности этих отношений. Опасность для художника — быть привязанным к определенному стилю или работе только для того, чтобы доставить удовольствие покровителю. Кажется, вы описываете отношения со-творцов. Вы не требуете каждой детали, но вы не даете художнику полную свободу действий. Это хрупкое равновесие.

RGA: Наиболее частая критика отношений — это произвольные требования покровителя как в отношении времени художника, так и в отношении того, какую работу ему поручено выполнять.Кроме того, если вы слишком сближаетесь с человеком, и он становится зависимым от вас, тогда у вас проблемы. Чтобы этого не произошло, вы должны соблюдать границы, но я обнаружил, что это верно для всей жизни. Организация может подумать: если все остальное не сработает и придет к концу, они обратятся к нам. Что ж, мы должны сказать «нет», потому что это мешает им выполнять ту работу, которая им необходима для привлечения других жертвователей. Сейчас они больше ищут спонсоров, чем покровителей. Мы были покровителями, которые начали это дело, потому что верили в это, но если это будет здоровым, они не могут просто прийти к нам в трудную минуту.

FS: Но стоит рискнуть?

RGA: Да, но, несмотря на все подводные камни, то или иное покровительство является причиной существования самых великих произведений искусства.

FS: Каковы преимущества покровительства? Что заставляет вас сказать себе: «Я лучше буду покровителем, чем донором»?

RGA: Что ж, радость созидания. Приятно видеть, как воплощается в жизнь то, чего бы не случилось.Сейчас мы работаем с университетом Биола над часовней. Это новое видение оригинала и настоящее партнерство. Новая часовня великолепна. Это будет чествовать Бога. Это будет дань уважения творчеству людей, созданных по образу Бога. Будет что-то, что привлечет людей в этот университетский городок только для того, чтобы увидеть часовню. Это вдохновит студентов и даст им прекрасное место, куда можно пойти, когда им просто нужно время, чтобы посидеть, подумать, помолиться и сделать что угодно. Студенческий городок изменится, потому что они решили, что красота имеет значение, а Бог творит прекрасные вещи.Это здание будет прославлять Бога и улучшит весь университетский городок. Стандарт Бога довольно высок, и наш стандарт должен быть высоким.

FS: Итак, есть еще роль объединять людей и идеи, а не просто видеть, защищать или идентифицировать?

RGA: Да, для меня это замечательно. Мне нравится видеть, когда все эти кусочки соединяются и происходит что-то большее или лучшее, чем вы даже представляли. Я не знал, как это будет выглядеть.Я просто знал, что это будет замечательно. А доноры захотят, чтобы их ассоциировали с красотой и славой. Они хотят быть частью этого, и, опять же, это замечательно. Это означает, что эти люди будут другими в том, как они отдадут свои деньги, и весь их мир станет больше.

Подписывайся

Кто были покровителями Возрождения? — JanetPanic.com

Кто были покровителями Возрождения?

И Св. Матфей, ​​и Смещение были заказаны группами людей, которые были членами могущественных гильдий или корпоративных структур, которые доминировали в общественной жизни эпохи Возрождения.К другим типам покровителей относились правители, дворяне, члены духовенства, купцы, братства, монахини и монахи.

Кто были такими важными покровителями в эпоху Возрождения?

Искусство было важной частью жизни эпохи Возрождения, потому что были люди, которые были готовы поддержать его: меценаты. Богатство, личное тщеславие и новый уровень образования в обществе — все это поддерживало растущую культуру покровительства, которую отстаивали принцы или лорды итальянских городов-государств и другие богатые граждане.

Кто покровительствовал художникам и ученым в эпоху Возрождения?

Медичи наиболее известны своим покровительством искусствам. Патронаж — это когда богатый человек или семья спонсируют артистов. Они платили художникам комиссионные за крупные произведения искусства. Патронаж Медичи оказал огромное влияние на эпоху Возрождения, позволив художникам сосредоточиться на своей работе, не беспокоясь о деньгах.

Кто был покровителями?

Покровители были группой правителей и богатого сословия людей, которые обеспечивали защиту и средства к существованию брахманам, художникам и поэтам.

Что значит «только покровители»?

официальных лиц, использующих определенный ресторан, гостиницу или другой бизнес. Эта парковка предназначена только для постоянных посетителей. Синонимы и родственные слова. + Пребывание в отеле или гостевом доме.

Как называется женщина-покровительница?

покровительница — женщина, которая является покровительницей или женой покровителя. покровитель. спонсор, сторонник, покровитель — тот, кто что-то поддерживает или отстаивает.

Постоянные клиенты?

Покровитель.: человек, который дает деньги и поддерживает артиста, организацию и т. д.: человек, который покупает товары или пользуется услугами компании, библиотеки и т. д. Мы избегаем термина «клиент», чтобы отличить наши услуги от мира бизнеса. .

Какова была роль покровителей?

Покровитель — это тот, кто финансово поддерживает данное дело или человека. В эпоху итальянского Возрождения меценаты либо брали художников и поручали им работу за работой, либо полностью забирали их в свои поместья и предоставляли им жилье, пока художник был «дежурным» для всех потребностей в искусстве.

Почему миру нужно больше покровителей, чем вы можете себе представить

В первый год после окончания колледжа я не заработал никаких денег. Вместо этого я провел год, путешествуя по Северной Америке с группой. Мы даже ненадолго пробыли на Тайване. Мы были популярны в Тайбэе. Переезжая из города в город, мы устраивали концерты в обмен на чаевые и часто бесплатную еду.

Куда бы мы ни пошли, мы всегда встречали семью с благими намерениями, которая клялась, что их запеканка была лучшим горячим блюдом в мире.Так и пошло. Целый год мы жили за счет щедрости других людей, оставаясь в их домах и ели их запеканки.

Все, что мы делали в этом году, чего-то стоило. Газ для фургона. Еда в дороге. Случайные ночи в отеле, когда мы не могли найти хозяина дома. За все это нужно было кому-то заплатить.

Но в тот год мне и моим шестерым товарищам по группе не о чем было беспокоиться. Потому что были люди, которых это беспокоило за нас. Они оплатили наши счета и позаботились о наших расходах, чтобы мы могли сосредоточиться на музыке.Это были наш менеджер и менеджер по бронированию, а также те невероятные люди, которые водили нас в свои дома.

Есть слово для такого человека. Это старая концепция, и хотя сегодня мы не используем этот термин слишком часто, идея остается неизменной. Термин, который мы могли бы использовать для описания щедрого человека, обеспечивающего средства к существованию художника, незнаком, но не должен быть таковым. Потому что, куда бы мы ни посмотрели, эти люди повсюду вокруг нас.

Как назвать человека, который платит за жизнь художнику?

Покровитель, конечно.

Самый богатый художник эпохи Возрождения

В одном из своих стихотворений художник эпохи Возрождения Микеланджело, известный своей бережливостью и простой жизнью, жаловался, что его искусство оставило его «бедным, старым и работающим в качестве слуги других». Однако недавнее открытие показывает, что Микеланджело мог говорить неправду.

В середине 1990-х профессор искусств Сиракузского университета во Флоренции Раб Хэтфилд наткнулся на два ранее неизвестных банковских счета известного итальянского художника.Он обнаружил состояние стоимостью почти 47 миллионов долларов, что фактически сделало Микеланджело не только самым богатым художником своего времени, превосходящим богатство современников, таких как Рафаэль и Леонардо да Винчи, но и одним из самых богатых художников, которых когда-либо видел мир. .

Мы привыкли рассказывать истории об искусстве и деньгах, которые существовали годами. Мы склонны противопоставлять творческий гений финансовым, как будто они не могут сосуществовать. У нас даже есть такие термины, как «голодающий художник» и «распродажа», чтобы усилить это напряжение.

Как писатель, я сам склонен к такой дихотомии, полагая, что коммерчески успешная работа и значимые творения исключают друг друга. Но что, если это не так? Что, если образ голодающего художника, работающего над своими творениями бесплатно, почти всегда был мифом?

Что, если искусство и деньги поддерживают отношения, уходящие корнями в самое начало времен? Изменило бы это наше отношение как к искусству, так и к деньгам?

Третий путь

Я думаю, что существует ощутимая необходимость разрешить это противоречие между выполнением важной работы — которую мы могли бы в более широком смысле назвать «искусством» — и зарабатыванием на жизнь.

Их легко поляризовать как противоположности. Когда мы видим, что музыкант-маргинал достигает феноменального успеха, а затем, по-видимому, меняет стиль своей музыки, мы говорим, что этот человек «продался». Мы тоскуем по более невинным дням ее более чистого искусства, когда она не была искушаема и не испорчена богатством.

Но всегда ли это происходит при столкновении искусства и денег? Или эти двое более тесно связаны, чем нам хотелось бы верить?

В каждую эпоху в истории человечества художникам приходилось сталкиваться с вопросом, как они будут зарабатывать на жизнь.Смогут ли они смириться с богемным образом жизни, погрязнуть в убожестве и в надежде создать долговечную работу? Или он поддастся соблазнам коммерческих предприятий, массового производства работ, которые популярны, но в конечном итоге не важны?

Может есть третий способ.

Я хочу утверждать, что каждому художнику, и под этим я подразумеваю любого, кто вносит значительный вклад в мир, нужен покровитель. Некоторым посчастливится найти щедрого благотворителя для оплаты их счетов, в то время как другие найдут поддерживающие сообщества для выполнения такой роли.И даже другие найдут способы стать своим собственным покровителем, как это сделал Микеланджело.

[share-quote via = ”JeffGoins”] Покровители не только делают возможным искусство. Они делают мир, в котором мы живем, возможным.

Кто такой художник?

Художник — это любой, кто выполняет значительную творческую работу и борется с напряжением между делом чего-то важным и тем, что оплачивает счета. Тем из нас, кто хочет изменить свое призвание к лучшему, в какой-то момент приходится бороться с тем, как мы стремимся к личному овладению каким-либо навыком, и по-прежнему покупать продукты.

Что такое покровитель?

Покровителя, хотя мы часто их не узнаем, окружают нас. Издатель, который платит автору аванс до того, как ее книга продаст единственный экземпляр, является покровителем. Но то же самое и с венчурным капиталистом, который финансирует стартап в Кремниевой долине до того, как компания получит прибыль, или с церковью, которая платит зарплату пастору, чтобы он мог сосредоточиться на служении.

Каждый раз, когда мы запускаем Tribe Writers, люди делают шаг вперед, чтобы купить курс для кого-то другого. Иногда супруг поддерживает писательскую мечту своего партнера.Иногда это друг, который знает борющегося автора, которому нужна помощь, чтобы преодолеть препятствие. А иногда стипендию анонимно предлагает незнакомец, потому что он верит в ценность творческой работы, проводимой на благо других.

Меценаты не только делают искусство возможным. Они делают мир, в котором живем мы с вами, и который так часто воспринимаем как должное, возможным. Если вы стремитесь создать что-то ценное и поделиться этим с миром, вам понадобится покровитель. И в свое время миру может понадобиться, чтобы вы стали единым целым.

Кто был покровителем в вашей творческой жизни? Как вы были покровителем для других или для себя? Делитесь в комментариях.

клиентов или покровителей? То, как вы смотрите на пользователей вашей библиотеки, влияет на обслуживание клиентов »Публичные библиотеки в Интернете

от Карен Пундсак от 2 марта 2015 г.

Покровитель. Покупатель. Пользователь. Заемщик. Клиент. Член. Посетитель.У нас есть бесчисленные термины для людей, которые пользуются нашими библиотеками. Что наиболее подходит? Какой самый точный? Каковы последствия использования библиотечного жаргона для описания нашей аудитории? Каковы последствия использования небиблиотечных терминов? Почему это имеет значение?

Прошло более десяти лет с тех пор, как публичных библиотек в последний раз исследовали эту тему. Еще в 2004 году ответственный редактор Хэмптон (Скип) Олд собрал множество мнений, каждое из которых приводило аргументы в пользу разных терминов: клиенты, клиенты, покровители, все, кроме бородавочников. 1 Будет справедливо сказать, что споры продолжаются по поводу широкого диапазона терминов, широко используемых по всей стране.

За последнее десятилетие услуги публичных библиотек кардинально изменились. Беспроводные услуги, электронные книги, мобильный доступ и справочник по чату теперь являются частью базового пакета услуг публичной библиотеки. Публичные библиотеки сейчас, более чем когда-либо, являются местом для установления связей с общественностью. Демографический состав наших сообществ стал более разнообразным. Информация превратилась из ресурса в товар.То, как мы обслуживаем людей, приходящих к нам, должно быть отзывчивым и отражать потребности общества.

Кроме того, используемая нами терминология может помочь нам создать узнаваемый бренд в наших сообществах. В недавно опубликованном отчете Института Аспена « Rising to the Challenge: Re-Envisioning Public Libraries » два шага к действию для руководителей библиотек совпадают с необходимостью лучше определить, что мы называем нашими пользователями и нашей публикой. Руководители библиотек призваны (1) «определять объем библиотечных программ, услуг и предложений в соответствии с приоритетами сообщества» и (2) «предпринимать активные и последовательные шаги для того, чтобы брендировать библиотеку как платформу для обучения и развития сообщества.” 2 Кажется, пришло время привести наш словарный запас в соответствие с нашим видением, чтобы наши сообщества полностью понимали и ценили нашу роль.

Неофициальное наблюдение за веб-сайтами и политиками библиотек показывает, что даже ведущие публичные библиотеки равномерно разделены между использованием клиентов и покровителей в их формальной таксономии. Традиционный термин патрон используется Публичной библиотекой Нью-Йорка (NYPL), Публичной библиотекой округа Кайахога (Огайо), Публичной библиотекой Сиэтла и Библиотекой округа Малтнома (Орегон).Термины клиент и пользователь можно найти в правилах публичной библиотеки Денвера, библиотеки округа Топика Шони (Канзас), городской библиотеки Колумбуса (Огайо), библиотеки округа Кинг (Вашингтон) и библиотек Anythink в Колорадо.

Вместо того, чтобы ограничиваться одним термином, нам следует вдумчиво подумать о том, как наиболее часто обсуждаемые и используемые термины отражают нашу целевую аудиторию и наши цели по их достижению. Слова, которые мы используем, описывают услуги, которые мы создали для них.Наши услуги отражают потребности нашего сообщества; наша терминология должна отражать наши взгляды на людей, которым мы служим, и цели, которых мы стремимся достичь.

Подобно NYPL, Cuyahoga, Seattle и Multnomah, библиотечная система, в которой я работаю, Great River Regional Library (MN), полностью приняла термин покровитель, чтобы продемонстрировать приоритет обслуживания нашей общественности. Многие из наших должностей включают этот термин. Включая термин патрон в нашу политику, они также отражают этот приоритет.Мы избегаем использования термина клиент , чтобы отделить наши услуги от мира бизнеса. Используя библиотечную терминологию, мы можем лучше продемонстрировать нашу уникальную ценность как общественной услуги.

Термин покровитель — это библиотечный жаргон, но он точен. У традиционного библиотечного жаргона есть место — он помогает нам описать ценность библиотеки как «библиотеки». Если, как публичные библиотеки, мы не примем свою идентичность, кто это сделает? Как показано в его словарном определении, термин «покровитель» связан с поддержкой организации и тех, кто пользуется библиотеками.Как лучше описать тех, кто входит в наши двери?

Преимущество использования термина patron заключается в том, что это широкий термин, который может описывать различные аспекты использования библиотеки, от распространения до чтения газеты и до подключения к нашей беспроводной сети. Согласно определению, человек может даже считаться покровителем, не вступая в дверь, если он поддерживает библиотеку. Этот термин допускает широкие общие черты, но при этом относится к библиотечным услугам.

И наоборот, лидер библиотечной мысли Энтони Моларо придерживается другой точки зрения на значение этого термина: «Мировоззрение, которое рассматривает пользователей библиотеки как покровителей, — это такое мировоззрение, при котором покровитель (благодетель) стоит выше библиотек.Согласно этому мировоззрению, мы должны чувствовать себя счастливыми, потому что они поддерживают нашу работу, и мы всегда им в долгу. Некоторые называют этот термин архаичным, а другие даже не представляют, что такое покровитель библиотеки. В конце концов, создается впечатление, что покровитель выше нас ». 4

По словам Валери Гросс, президента и генерального директора Библиотечной системы округа Ховард (MD) (HCLS), слово patron может дать неверное представление о публичных библиотеках — о том, что они являются учреждениями, поддерживаемыми благотворительностью.Гросс утверждает, что более тесная увязка связана с образованием, а термины «ученик» и «клиент» с большей вероятностью приведут публичные библиотеки в соответствие с публичными школами в плане поддержки и, в конечном итоге, финансирования. 5

Использование термина покровитель может ограничить наши представления о наших отношениях с общественностью. Это также может ограничить представление нашей общественности о том, как они относятся к нам.

То, как мы думаем о людях, которым служим, может определять качество нашего взаимодействия. Гросс предполагает, что термин «заказчик» означает, что публичная библиотека является «надежным финансовым вложением».«Тем не менее, важно понимать последствия использования такого бизнес-термина, как« клиент », в публичной сфере.

В 1997 году Джон Бадд описал использование термина клиент в контексте библиотеки как «всего лишь тактическое переименование профессиональных ценностей». Далее он заявил, что эта тенденция основана на «представлении о том, что у библиотеки есть продукт, который есть. . . легко определить. . . и что «клиенты» знают, чего они хотят и что может предложить библиотека ». 7 Несмотря на то, что за последние восемнадцать лет в библиотеках многое изменилось, необходимость информировать нашу общественность об услугах, которые мы предоставляем, осталась прежней.Использование бизнес-терминологии для описания пользователей библиотеки делает воду непонятной. По словам Бадда, «исходное предположение о том, что бизнес-модель является сердцем и душой правильного способа предоставления услуг, в лучшем случае не подтверждается доказательствами». 8

Одно из лучших объяснений того, почему публичные библиотеки должны избегать присоединения к деловому миру, исходит от Джона Бушмана, в настоящее время декана библиотеки Университета Сетон Холл (Саут-Ориндж, штат Нью-Джерси). Он заявил: «Причина, по которой некоторые услуги оказываются в государственном секторе: их стоимость очень реальна, но ее трудно измерить, и они требуют иного суждения и управления.” 9 Руководители библиотек должны четко сформулировать ценность библиотечных услуг, выходящую за рамки традиционных показателей, и должны быть осторожны, приводя терминологию в соответствие с деловым миром, где прибыль является мерой успеха. Как объяснил Генри Минцберг, профессор менеджмента: «Многие виды деятельности осуществляются в государственном секторе именно из-за проблем с измерением: если бы все было так кристально ясно и все выгоды так легко приписывались, эти виды деятельности давно бы осуществлялись в частном секторе.” 10

Спрос на услугу не обязательно означает, что она имеет место или ценность в публичной библиотеке. Совсем недавно Р. Дэвид Лэнкес посоветовал не использовать этот термин в библиотечном контексте. «Еще хуже то, что, внедряя новые услуги и предложения, основанные исключительно на запросах сообщества, мы можем легко попасть в« точку зрения клиента », когда мы изо всех сил пытаемся удовлетворить желания сообщества независимо от того, насколько они соответствуют основным ценностям, таким как открытость. , конфиденциальность, интеллектуальная свобода и тому подобное », — написал Лэнкес. 11

Мы живем в то время, когда руководителей библиотек подталкивают к количественной оценке и обоснованию своего существования и потребности в государственном финансировании. Это делает еще более важным не поддаваться искушению стать коммерческой организацией или изменить наши стандарты, чтобы они соответствовали требованиям коммерческого мира. Использование клиента может стать шагом вниз по этой скользкой дорожке. По словам Бушмана, «в условиях ориентированного на клиента библиотечного дела демократия. . . наверняка утекает ». 12

В публичных библиотеках существует движение за применение принципов взаимодействия с пользователем от веб-дизайна к физическим библиотечным пространствам.Поиск пути и создание пути к клиенту — это похвальные усилия, и их следует изучить. В то же время, действительно ли термин «пользователь» — лучшее описание для тех, кто входит в наши библиотечные пространства?

Даже Аарон Шмидт, обозреватель пользовательского опыта в журнале Library Journal , не решается использовать этот термин для описания нашей сервисной аудитории: «Пользователь слишком безличен и потенциально проблематичен: пользователи — это также люди, которые ничего не дают взамен, те, кто принимают наркотики и тех, кто эксплуатирует оборудование.” 14 Возможно, лучше оставить этот термин для нашего цифрового опыта, чем применять его к нашему физическому пространству. Шмидт, среди прочих, приводит веские доводы в пользу добавления члена в наш словарь пользовательского опыта.

Гросс соглашается с тем, что термин «пользователь» не способствует достижению целей сообщения о ценности публичных библиотек как образовательных учреждений или как надежных финансовых вложений государственных долларов. Она считает, что слова, которые мы используем для описания библиотечных услуг, должны постоянно указывать на то, что они являются «эффективным и действенным образовательным учреждением».” 15 Термин» пользователь «не достигает этого.

Gross убедительно доказывает важность брендинга библиотечных услуг, чтобы убедительно рассказать об их основной ценности. В HCLS используется словарь, который используется в учебных заведениях. По словам Гросса, термин «студент» следует использовать при любой возможности, поскольку он способствует достижению нашей цели — рассматриваться как образование ». 17

Трудно определить, будет ли это изменение приветствоваться на более универсальном уровне нашей публикой.Будут ли люди всех возрастных групп чувствовать себя более заинтересованными в использовании публичных библиотек, если они воспринимают себя студентами, когда они входят в наши двери? Некоторым образовательный термин может показаться менее привлекательным, особенно если их причины использования библиотеки носят более развлекательный или личный характер. Хотя увязка библиотек с образованием может помочь нашим спонсорам лучше понять, почему наши услуги необходимы, это может привести к отчуждению некоторых членов общества, которым мы служим.

Может быть, есть место для нового члена, например, члена? Шмидт утверждает: «Это слово имеет положительные стороны: член вызывает чувство принадлежности или даже частичного владения.Это указывает на то, что кто-то делает активный выбор. Подразумевается организация, в которой вы можете участвовать. Разве это не то, к чему мы должны стремиться? » 19 Идея членства подразумевает более динамичную роль для нашей аудитории. Кроме того, для точного описания не требуется использование физического пространства или физических материалов.

Ланкес и Моларо согласны с тем, что людям, пользующимся библиотекой, удобнее использовать этот более приветливый термин, и он лучше описывает, кому служат публичные библиотеки.

Lankes предполагает, что библиотеки — это больше, чем общественные места, это общественные места. Эти общественные пространства «регулируются от имени общественности». 20 Идея предполагает, что общественность является совладельцем наших библиотек и в результате имеет в них большую долю. Он благодарит консультанта по библиотеке Джоан Фрай Уильямс, который опрашивал людей, использующих библиотеки, о том, как они предпочитают называться, и придумал термин «член». Хотя этот термин возник не в результате грандиозного научного исследования, он обладает широким характером, который может прижиться.

«Так же, как мы разделяем успехи, ответственность и неудачи наших членов, мы также должны передать некоторые из наших собственных обязанностей членам. . . поэтому мы также должны позволять нашим службам слушать, то есть находиться под влиянием наших членов. Это не только вытекает из наших концепций, но и укрепляет доверие и, в конечном итоге, выстраивает отношения, необходимые для нового соглашения с нашими сообществами », — продолжил Лэнкес.

Моларо соглашается с возможностями использования элемента .«Это мировоззрение полностью демонстрирует, что члены библиотеки равны сотрудникам библиотеки. Многие люди с гордостью вступают в организации в качестве членов с карточками. Они показывают свои карты и гордятся своим членством. Этот социологический феномен просто ждет, когда мы подключимся к нему », — писал он.21 Очевидно, что активное участие библиотечного сообщества является необходимой целью для публичных библиотек. Поддержка и участие сообщества необходимы для здоровых и процветающих публичных библиотек. Термин «член» может способствовать дальнейшим усилиям.

Споры о том, как называть людей, пользующихся нашими библиотеками, продолжаются более десяти лет без четкого консенсуса. Возвращаясь к основной библиотеке
основных принципов руководства, законы Ранганатана:

Книги в пользование.
Каждый читатель его [или ее] книга.
В каждой книге свой читатель.
Экономьте время читателя.
Библиотека — растущий организм.

Пора признать нашу идентичность публичных библиотек. Наша цель исходит от наших «читателей».«И мы действительно« растущий организм ».

Ясно, что спустя годы после появления первого компьютера и выпуска первой электронной книги публичные библиотеки ценятся больше, чем их физические материалы. Мы прошли через Великую рецессию. Это тяжелое экономическое время помогло продемонстрировать истинную ценность услуг публичных библиотек. Мы предлагали ресурсы нашей публике, когда они больше всего в них нуждались. Будь то книги, доступ к компьютеру, профессиональная помощь, программы или помещения для встреч, публичные библиотеки предоставляют жизненно важные услуги.Мы не должны поступаться нашими основополагающими принципами, заимствуя условия из других отраслей, чтобы продать нашу основную ценность. Сам этот акт может подорвать то, что делает публичные библиотеки уникальными и значимыми для наших сообществ.

Термины, которые мы используем для описания наших самых сильных сторонников, людей, пользующихся нашими услугами, имеют важное значение для общения с нами об их отношениях. Без людей, которые входят в наши двери и получают доступ к нашим услугам, публичные библиотеки были бы неуместны.Общественность важна для библиотек так же, как библиотеки необходимы для публики.

Использование термина «покровитель» помогает продемонстрировать, что их роль в наших библиотеках уникальна, не повторяется и неоценима. Мы должны вдумчиво продумать, о чем мы говорим, используя такие термины, как клиент, студент или пользователь. Хотя эти термины вошли в моду, термин «покровитель» продолжает вызывать отклик. Следует принимать во внимание его вневременное качество, особенно когда мы вступаем в новую эпоху пересмотра роли публичных библиотек.

В то же время мы должны принять нашу недублированную личность в качестве поставщика услуг общественной информации и связующего звена с сообществом. Переход к термину член может помочь нам развить более активную общественность и преобразовать идентичность публичной библиотеки в двадцать первом веке в более активную общественную среду. У него есть потенциал «брендировать библиотеку как платформу для обучения и развития сообщества» 22 , приглашая наших сторонников активно присоединяться к нашим библиотекам.

  1. Хэмптон (Скип) Олд, изд.«Покровители, клиенты, пользователи, клиенты: кто они и какая разница в том, как мы их называем?» Публичные библиотеки 43 No. 2 (март / апрель 2004 г.): 81-87.
  2. Диалог института Аспена о публичных библиотеках, Rising to the Challenge: Re-Envisioning Public Libraries (Вашингтон, округ Колумбия: Институт Аспена, октябрь 2014 г.), по состоянию на 27 января 2015 г.
  3. Merriam Webster Online, s.v. «Patron», дата обращения 11 ноября 2014 г.
  4. Энтони Моларо, «Кому мы служим? — Патроны?» Пользователи? Клиенты? Имя предвещает взаимодействие », Блог американских библиотек, , март.28, 2012, по состоянию на 30 января 2015 г.
  5. Валери Дж. Гросс, Преобразование нашего имиджа, Создание нашего бренда: преимущества образования (Санта-Барбара, Калифорния: безлимитные библиотеки, 2013 г.), 37–38.
  6. Merriam Webster Online, s.v. «Customer», по состоянию на 11 ноября 2014 г.
  7. Джон М. Бадд, «Критика потребителей и товаров», Библиотеки колледжей и исследований 58, вып. 4 (июль 1997 г.): 311.
  8. Джон Э. Бушман, «О библиотечном деле, ориентированном на клиента», Демонтаж публичной сферы (Вестпорт, Коннектикут: Libraries Unlimited, 2003), 117.
  9. Там же, 121.
  10. Генри Минцберг, «Управляющее правительство, управляющее управление», Harvard Business Review 74, вып. 3 (май 1996 г.), по состоянию на 12 февраля 2015 г.
  11. Р. Дэвид Лэнкес, «Гарантированный путь к несоответствию или прямому нарушению наших основных принципов», запись в блоге, 1 декабря 2014 г., по состоянию на 30 января 2015 г.
  12. Бушман, «О библиотечном деле, ориентированном на клиента», 123.
  13. Merriam Webster Online, s.v. «User», дата обращения 11 ноября 2014 г.
  14. Аарон Шмидт, «Членство имеет свои преимущества», Библиотечный журнал (апр.9, 2012): 22.
  15. Брутто. «Преобразование нашего имиджа», 38.
  16. .
  17. Merriam Webster Online, s.v. «Student», дата обращения 11 ноября 2014 г.
  18. Брутто. «Преобразование нашего имиджа», 38.
  19. .
  20. Merriam Webster Online, s.v. «Member», по состоянию на 11 ноября 2014 г.
  21. Шмидт, «Членство имеет свои преимущества», 22.
  22. Р. Дэвид Лэнкес, Атлас нового библиотечного дела (Кембридж, Массачусетс, Массачусетский технологический институт; Чикаго: Ассоциация университетских и исследовательских библиотек, 2011), 65.
  23. Моларо, «Кому мы служим?»
  24. Диалог Института Аспена о публичных библиотеках, готовность принять вызов: новый взгляд на публичные библиотеки (Вашингтон., DC: Aspen Institute, октябрь 2014 г.), 50, по состоянию на 27 января 2015 г.

Теги: достижение отличного обслуживания клиентов, хорошее обслуживание клиентов, удовлетворение потребностей посетителей, обслуживание клиентов публичной библиотеки

женщин-покровителей на протяжении всей истории | Frieze

На протяжении более 3000 лет покровительство искусству и архитектуре было достойным внимания путем для женской свободы воли и самовыражения. За последние десятилетия патронажные исследования, объединяющие вопросы личной и групповой идентичности, политической власти и культурного производства, заняли важное место в истории искусства.Хорошо известно, что во многих случаях информированные и умные покровители принимали активное участие в формировании характера заказываемых ими работ. Английский термин «покровитель» происходит от латинского patronus (защитник клиентов или иждивенцев, особенно вольноотпущенников), которое, в свою очередь, происходит от pater (отец). Таким образом, термин «покровительство» по своей природе имеет гендерный характер, и почти во всех случаях покровительницы-женщины работали в рамках ограничений патриархальных обществ. Тем не менее, с древних времен до наших дней женщины запрашивали (и собирали) произведения искусства, заказывали здания и городские интервенции.Важно подчеркнуть, что системы патронажа в прошлом основывались на социальном расслоении и неравенстве власти и экономического положения, поэтому в целом патронаж как женщин, так и мужчин был прерогативой элит, у которых были средства для увеличения комиссионных. Некоторые историки искусства использовали неологизм «покровительство» при обсуждении женщин-покровительниц, но, как и большинство ученых, работающих над этой темой сегодня, я предпочитаю использовать традиционный, хотя и гендерный, термин покровительство.

Древний мир

В Новом Царстве Древнего Египта фараон 18-й династии царица Хатшепсут (1508–1458 гг. До н.э.), правившая вместе со своим племянником и пасынком Тутмосом III, прежде чем объявить себя фараоном, была значительным покровителем искусства и архитектуры.Работы, связанные с ней, включают сидящие и стоящие портретные статуи, такие как статуя в Метрополитен-музее в Нью-Йорке, где она изображена в мужском платье, но с надписями, использующими феминизированные термины. Хатшепсут наиболее известна своим заупокойным храмом в Дейр-эль-Бахари в Верхнем Египте недалеко от Луксора, спроектированным ее придворным архитектором Сенмутом. Храм с террасами с колоннами встроен в скалу и украшен рельефной скульптурой, повествующей о событиях времен правления фараона-женщины.

Несколько древних источников приписывают возведение монументального мавзолея Галикарнаса (около 350 г. до н.э.) — места последнего упокоения Мавсола, правителя Карии — его преданной вдове Артемизии II, которая позже также была похоронена там. В сложной гробнице, одном из семи чудес древнего мира, были изображены фигуры пары в квадриге (колеснице с четырьмя лошадьми), фрагменты которой хранятся в Британском музее Лондона. Хотя современные ученые подвергают сомнению единственное покровительство Артемизии над памятником, важно подчеркнуть, что в эпоху раннего Нового времени некоторые европейские покровительницы женщин смоделировали свои собственные поручения на основе поручений эллинистической королевы, покровительство которой рассматривалось как акт преданности. ее покойному мужу.

Сидящая статуя Хатшепсут , около 1479–58 гг. До н. Э., Затвердевший известняк и краска, 195 x 49 x 114 см. Предоставлено: Метрополитен-музей, Нью-Йорк, и Фонд Роджерса

.

Другой женщиной-покровительницей из древнего мира была императрица Ливия (ок. 59 г. до н. Э. — 29 г. н. Э.), Жена римского императора Августа. Она связана с многочисленными портретами и монетами, архитектурными и городскими изменениями и, особенно, с ее виллой в Примапорте, к северу от Рима, которая была заново открыта в конце 16 века и раскопана в 19 веке.Великолепные садовые фрески с ее виллы, известные из источников как Ad Gallinas Albas, теперь можно увидеть в Museo Nazionale Romano во Палаццо Массимо алле Терме; Эти светлые работы передают прелести римской загородной виллы.

Средневековая и ранняя современная Европа: монахини-покровительницы

С ростом христианства покровительство женщин часто использовалось в религиозных целях и часто осуществлялось матерями, женами, сестрами и дочерьми раннехристианских и последующих средневековых аристократов и правителей.Эти женщины-покровительницы строили церкви и мавзолеи и заказывали священное искусство. В средние века и в эпоху раннего Нового времени в Западной Европе монахини и другие религиозные женщины стали важными покровителями искусства и архитектуры. Одна из самых известных, бенедиктинская аббатиса Хильдегард Бингенская (1098–1179), известна своими мистическими, ботаническими и музыкальными текстами. Но она также заказывала — и, что необычно, похоже, действовала как художник — иллюминированные рукописи, в частности Scivias 12-го века (Знай пути), в которых были записаны ее видения.

Хильдегард Бингенская, Scivias 2.1: Искупитель, 1150 / 1927–33. Реконструкция XX века темперой на пергаменте с оригинала XII века. Предоставлено: Trivium Art History

.

Значительные ученые исследовали роль монахинь-покровительниц в Италии и Северной Европе раннего Нового времени. Примечательно, что францисканские монахини Сант-Антонио Падуанского в Перудже поручили Рафаэлю написать запрестольный образ Мадонны с младенцем на троне со святыми (около 1504 г.), главная панель которого сейчас находится в Музее искусств Метрополитен.В интересном наблюдении за женским покровительством и гендерным приемом Джорджио Вазари — великий биограф итальянских художников эпохи Возрождения — рассказывает нам, что Рафаэль изобразил младенца Иисуса на алтаре полностью одетым, чтобы угодить набожным женщинам-покровительницам. Другие художники эпохи Возрождения, которые работали на монахинь-покровительниц, включают Джованни Беллини в Венеции, Жерара Давида в Брюгге и Антонио да Корреджо в Парме. Примерно в 1519 году Корреджо расписал фресками свод с зонтиками и камин так называемой Камеры Сан-Паоло в одноименном бенедиктинском монастыре светскими изображениями путти и изображением языческой богини Дианы для ее волевой аббатисы Джованны да Пьяченца (1479–1524 гг.) ).Как и многие монахини того времени, Джованна была высокообразованной дочерью знати. Монахини и набожные светские женщины также были важными покровителями архитектуры и священного искусства в период Контрреформации (1545–1563 гг.), А также в Италии и Испании в стиле барокко.

Средневековая и ранняя современная Европа: светские женщины-покровительницы

В средневековой Франции и при бургундском дворе женщины были важными покровителями (или получателями / владельцами) иллюминированных рукописей. Захватывающая морализированная библия в Библиотеке Моргана в Нью-Йорке, например, изображает королеву Кастилии Бланш (1188–1252 гг.) С ее сыном, королем Людовиком IX, который позже был канонизирован.Жест королевы здесь предполагает, что она дает совет своему сыну, тем самым утверждая свою свободу воли. В нижнем регистре мы видим монаха, инструктирующего осветителя. В этот период в Северной Европе Часовые книги — роскошные религиозные рукописи, включающие молитвы и другие тексты, используемые мирянами, — особенно ассоциировались с женщинами. В сцене благовещения гризайли в крошечных часах Жанны д’Эврё (около 1328 г.), представленной в Монастыре Метрополитен-музея, французская королева изображена в молитве с книгой в руках с исторически закрепленным инициалом » D ‘.Примерно 150 лет спустя выставка «Часов Марии Бургундской» (около 1477 г.), которая сейчас проводится в Венской Österreichische Nationalbibliothek, была освещена несколькими художниками. На листе 14v изображена Мария (дочь герцога Бургундского Карла Смелого и жена императора Священной Римской империи Максимилиана I) в молитве, ее молитвы вызывают видение себя в присутствии Девы как Королевы Небес. Правдоподобие фламандской живописи 15 века позволяет создать эту необычную иллюзию trompe l’oeil видения в образе женской преданности.

Королевы и другие женщины-правительницы в Европе раннего Нового времени были покровителями как священных, так и светских произведений искусства и архитектуры. Дочь императора Максимилиана I и Марии Бургундской, эрцгерцогиня Маргарет Австрийская (1480–1530), была регентом Нидерландов и приходилась тётей императору Священной Римской империи Карлу V. Маргарет была значительным коллекционером портретов, а также предметы из Нового Света, и она была покровительницей Бернарда ван Орлея, который нарисовал несколько диптихов, изображающих ее в одежде вдовы на одной панели, с изображениями Богородицы с Младенцем на другой.Маргарет была также покровительницей погребальной часовни в Бру, недалеко от Бурк-ан-Бресс, Франция. Она похоронена там со своим любимым вторым мужем, Филибером II, герцогом Савойским, и его матерью Маргарет Бурбонская. Гробницы Маргарет и Филибер относятся к так называемому двухэтажному типу, на каждой из которых изображены изображения умерших, рассматриваемых как живыми, так и в разложенном состоянии: категория изображений, известная как транзи. В своей женской преданности памяти своего мужа Маргарет явно смоделировала свое покровительство по образцу Артемизии II Карии.

Рафаэль, Мадонна с младенцем на троне со святыми , ок. 1504, дерево, масло и золото, 1,7 × 1,7 м (основная панель), 75 × 180 см (люнет). Предоставлено: Метрополитен-музей, Нью-Йорк, и J. Pierpont Morgan

.

Другая женщина-правительница, итальянка Екатерина Медичи, королева Франции (1519–1589), была заслуживающей внимания покровительницей искусства и архитектуры. Ее заказы включали несколько замков и погребальную часовню, добавленную к королевской базилике в Сен-Дени для нее самой и ее мужа, короля Генриха II.На супружеском памятнике из мрамора и бронзы изображена королевская чета, преклонившая колени в молитве над гизантными (лежащими на спине) изображениями умирающей пары. Екатерина изображала себя в гобеленах как вдова-покровительница Артемизия II, и современный поэт сравнивал ее с эллинистической королевой. Соперница Екатерины, любовница ее мужа Дайана де Пуатье (1499–1566), также была важным покровителем, который заказал и украсил замок Анет на севере Франции с его формальными садами и изображениями покровителя как ее тезки Дианы, богини мира. охота.К ним относятся знаменитый бронзовый рельеф Бенвенуто Челлини, который сейчас находится в Лувре в Париже, который когда-то украшал портал. (Тема покровительства любовниц особенно интересна и заслуживает дальнейшего изучения.)

Отчасти из-за ее широкого покровительства и часто агрессивного приобретения искусства (как древнего, так и современного), а отчасти потому, что ее деятельность исключительно хорошо задокументирована в письмах, бухгалтерских книгах и описаниях, Изабелла д’Эсте, маркиза Мантуи (1474 г.) –1539), был и остается квинтэссенцией женщин-покровительниц искусства в Италии эпохи Возрождения.Необычно образованная для женщины того периода, она была чрезвычайно требовательной покровительницей. До относительно недавнего времени Изабелла также считалась большим исключением, почти уникальным примером женщины эпохи Возрождения, которая выступала в качестве покровительницы искусства. Она поручила ряду самых известных художников Италии, среди которых Леонардо да Винчи, Андреа Мантенья, Пьетро Перуджино и Тициан, украсить ее комнаты в замке Сан-Джорджо и Дожском дворце в Мантуе, а также написать ее портреты.Она также заказала медали, рукописи и другие предметы декора. В одном из сохранившихся писем она описывала свое «ненасытное стремление к древностям», и действительно, она пошла на многое, чтобы заполучить древние произведения искусства. Скульптор Антико (Пьер Якопо Алари Бонакольси) вылепил для нее множество драгоценных изделий из бронзы небольших размеров по мотивам антикварных работ. Изабелла была названа Примадонной дель Мондо (передовой женщиной мира) современниками, и сегодня ее покровительство и коллекционирование продолжают оставаться предметом многих исследований.За последние 25 лет было также много стипендий, посвященных другим итальянским женщинам-покровительницам этого периода в таких местах, как великий герцог Флоренция, Венеция, папский Рим и различные северные итальянские дворы. Особенно интересные исследования были проведены в последние годы по патронажу и коллекционированию неэлитными женщинами в Италии эпохи Возрождения. Примеры включают несколько женщин-покровительниц среднего класса флорентийского художника Нери ди Биччи, чьи заказы задокументированы в его журналах мастерских.

Самая известная женщина-правитель в истории, покровительствуя своим портретам, Елизавета I, королева Англии (1533–1603), передавала тщательно продуманные сообщения о своем происхождении, власти и поле. В 1588 году монарх провозгласил войскам, собравшимся в Тилбери для подготовки к отражению испанских захватчиков: «Я знаю, что у меня тело слабой, немощной женщины; но у меня сердце и желудок короля, а также короля Англии ». В так называемых« ситовых портретах »королевы, сделанных разными художниками, ее девственность упоминается через то, что она держала сито — намек на римскую весталку-девственницу Туччию, в то время как в других подчеркивается ее царственный авторитет.За редким исключением, Елизавета никогда не старела в своих портретах. В версиях Портрета Армады (1588 г.) неизвестного художника сила королевы символизируется императорской короной и земным шаром, на котором она опирается своей правой рукой. На заднем плане две сцены Испанской Армады намекают на победу Англии над испанским флотом, посланным для вторжения в Англию и свержения протестантизма в 1588 году; английское дело было сильно поддержано жестокими штормами. Портрет визуализирует великую пропагандистскую победу Глорианы, Королевы-девственницы, и является триумфом самовосприятия через искусство.

Тициан, Портрет Изабеллы д’Эсте, ок. 1534–1536, холст, масло, 100 × 60 см. Предоставлено: Wikimedia Commons

.

Женщины-художницы, женщины-покровители

Знаменитая болонская художница Лавиния Фонтана (1552–1614) была высоко оценена дворянками Болоньи в стиле позднего Возрождения за ее умение передать свои драгоценности, роскошные платья и даже собачонок с тщательным вниманием к деталям. Эти черты прослеживаются в портрете художника молодой женщины (ок.1580), из коллекции Национального музея женщин в искусстве в Вашингтоне, округ Колумбия, в котором натурщица носит роскошное красное платье того типа, который обычно носили невесты в Болонье 16-го века. Фонтана также написал портреты нескольких богатых болонских вдов.

История женщин-покровительниц продолжается и по сей день. Поручения королевских любовниц, мадам де Помпадур и мадам дю Барри, помогли сформировать художественный вкус во Франции 18-го века; впоследствии королева Мария-Антуанетта поддержала карьеру своего любимого портретиста, художницы Элизабет Виже-Лебрен; среди известных покровителей и коллекционеров конца 19-го и 20-го веков — Пегги Гуггенхайм, Луизин Хавемейер, Гертруда Стайн и А’Лелия Уокер.Сегодня, примерно через 3500 лет после Хатшепсут, женщины продолжают с большим энтузиазмом поддерживать современное искусство и архитектуру. От античности до нашего времени ряд вопросов, рассматриваемых здесь, в особенности женской свободы воли и самовыражения, по-прежнему очень важен для изучения меценатства со стороны женщин.

Опубликовано в Frieze Masters , выпуск 7, 2018 г., под заголовком «Женское агентство».

Основное изображение: Неизвестный художник, Портрет Елизаветы I Английской, Портрет Армады , 1588, масло, панель, 1.1 х 1,3 м. Предоставлено: Коллекция Эбби Уобурн, Уоберн

меценатов и художников в Италии эпохи Возрождения

В эпоху Возрождения большинство произведений изобразительного искусства заказывались и оплачивались правителями, религиозными и гражданскими учреждениями, а также богатыми. Изготовление статуй, фресок, запрестольных образов и портретов было лишь некоторыми из способов, которыми художники зарабатывали на жизнь. Для более скромных клиентов предлагались готовые изделия, такие как бляшки и статуэтки. В отличие от сегодняшнего дня, от художников эпохи Возрождения часто ожидалось, что они пожертвуют собственными художественными чувствами и произведут именно то, что заказывал или ожидал заказчик.Для комиссий были составлены контракты, в которых оговаривалась окончательная стоимость, сроки, количество драгоценных материалов, которые будут использоваться, и, возможно, даже включалась иллюстрация предстоящей работы. Судебные разбирательства были обычным делом, но, по крайней мере, успешная работа способствовала распространению репутации художника до такой степени, что он мог иметь больший контроль над своей работой.

Федерико да Монтефельтро Пьеро делла Франческа

Виртуальный Уффици (общественное достояние)

Кто были меценатами?

В эпоху Возрождения у художников была обычная практика создавать работы только после того, как их попросил сделать это конкретный покупатель в системе патронажа, известной как mecenatismo .Поскольку требуемые навыки были необычными, материалы были дорогими, а время требовалось часто, производство большинства произведений искусства было дорогостоящим. Следовательно, клиентами мастерской художника были, как правило, правители городов или герцогств, папы, аристократы мужского и женского пола, банкиры, успешные купцы, нотариусы, высшие представители духовенства, религиозные ордена, а также гражданские власти и организации, такие как гильдии, больницы и т. Д. и братства. Такие клиенты стремились не только окружать свою повседневную жизнь и здания красивыми вещами, но и демонстрировать другим свое богатство, хороший вкус и благочестие.

Между такими городами, как Флоренция, Венеция, Мантуя и Сиена, шло большое соперничество, и они надеялись, что любое новое произведенное искусство повысит их статус в Италии и за рубежом.

Правители таких городов, как Медичи во Флоренции и Гонзага в Мантуе, хотели изобразить себя и свою семью успешными и поэтому стремились ассоциироваться, например, с героями прошлого, настоящими или мифологическими. Папы и церкви, напротив, стремились к тому, чтобы искусство помогало распространять послание христианства, предоставляя визуальные истории, которые могли понять даже неграмотные.В эпоху Возрождения в Италии для городов в целом также стало важным культивировать определенный характер и образ. Между такими городами, как Флоренция, Венеция, Мантуя и Сиена, шло большое соперничество, и они надеялись, что любое новое произведенное искусство повысит их статус в Италии или даже за ее пределами. Работы, заказанные государством, могут включать портреты правителей города (прошлых и настоящих), статуи военачальников или изображения классических фигур, особенно связанных с этим городом (например, царя Давида для Флоренции).По тем же причинам города часто пытались переманить известных художников из одного города для работы в своем городе. Этот возобновляемый рынок художников также объясняет, почему, особенно в Италии с ее многочисленными независимыми городами-государствами, художники всегда очень стремились подписать свои работы и тем самым способствовать укреплению собственной репутации.

Baldassare Castiglione, автор Рафаэль

Эльза Ламберт (общественное достояние)

Правители городов, найдя себе хорошего художника, могли держать его при своем дворе на неопределенный срок для большого количества работ.«Придворный художник» был больше, чем просто художник, и мог заниматься чем угодно, отдаленно художественным, от украшения спальни до дизайна ливрей и флагов армии своего покровителя. Для самых лучших художников оплата за их работу в конкретном дворе могла выходить далеко за рамки наличных денег и включать налоговые льготы, роскошные резиденции, участки леса и титулы. Это было так же хорошо, потому что большая часть сохранившейся переписки, которую мы имеем от таких художников, как Леонардо да Винчи (1452-1519 н.э.) и Андреа Мантенья (ок.1431-1506 гг.

Кто бы ни был клиентом искусства эпохи Возрождения, он мог очень разборчиво относиться к тому, как выглядела законченная статья.

Скромное искусство, скажем, небольшая статуя или мемориальная доска по обету, было по средствам более скромных граждан, но такие покупки могли быть только для особых случаев. Когда люди женятся, они могут нанять художника, чтобы украсить сундук, некоторые части комнаты или прекрасный предмет мебели в своем новом доме.Рельефные мемориальные доски, которые можно было оставить в церквях в знак благодарности за счастливое событие в их жизни, было обычным приобретением и для простых людей. Такие таблички были бы одним из немногих видов искусства, производимых в больших количествах и легко доступных «без рецепта». Другие варианты более дешевого искусства включали в себя дилеров подержанных вещей или те мастерские, которые предлагали такие мелкие предметы, как гравюры, вымпелы и игральные карты, которые были готовы к продаже, но могли быть персонализированы, например, добавив к ним фамильный герб или имя. .

Ожидания и контракты

Кто бы ни был клиентом искусства эпохи Возрождения, он мог очень разборчиво относиться к тому, как выглядело законченное изделие. Это произошло потому, что искусство создавалось не только из эстетических соображений, но и для передачи смысла, как упоминалось выше. Было бы плохо, если бы религиозный орден заплатил за фреску своего святого-основателя только для того, чтобы обнаружить, что на готовом произведении искусства есть неузнаваемая фигура. Проще говоря, художники могли обладать богатым воображением, но не уходили так далеко от условностей, чтобы никто не знал, что означала или представляла эта работа.Возрождение интереса к классической литературе и искусству, которое было такой важной частью эпохи Возрождения, только усилило это требование. Богачи владели общим историческим языком относительно того, кто есть кто, кто чем занимается и какими качествами обладают в искусстве. Например, у Иисуса Христа длинные волосы, Диана носит копье или лук, а у Святого Франциска поблизости должны быть какие-то животные. Действительно, картина, наполненная классическими отсылками, была очень желательна, поскольку она создавала предмет для разговора для гостей обеда, позволяя хорошо образованным людям продемонстрировать свои более глубокие познания в древности.Картина Primavera Сандро Боттичелли (1445-1510 гг. Н.э.), заказанная Лоренцо ди Пьерфранческо де Медичи, является прекрасным и тонким примером этого общего языка символизма.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Primavera от Боттичелли

Сандро Боттичелли (общественное достояние)

Вследствие ожидания покровителей и во избежание разочарования между художником и меценатом обычно заключались контракты.Дизайн статуи, картины, купели в баптистерии или гробницы может быть согласован заранее в деталях. Можно было даже сделать небольшую модель или эскиз, который затем стал формальной частью контракта. Ниже приводится отрывок из контракта, подписанного в Падуе в 1466 году н.э., который включает эскиз:

Пусть всем, кто прочитает эту статью, станет ясно, что Бернардо де Лаззаро заключил контракт с мастером Пьетро Кальцеттой, художником, на роспись часовни в церкви Св.Антония, который известен как часовня Евхаристии. В этой часовне он должен расписать потолок четырьмя пророками или евангелистами на синем фоне со звездами из чистого золота. Все мраморные листы, находящиеся в этой часовне, также должны быть окрашены чистым золотом и синим цветом, как и вырезанные там мраморные фигуры и их колонны … дизайн, который находится на этом листе … Он должен сделать его похожим на этот, но сделать больше вещей, чем указано в указанном дизайне … Мастер Пьетро обещает закончить всю работу, написанную выше, к следующей Пасхе и обещает, что все работы будут выполнены хорошо и отшлифован, и обещает гарантировать, что указанная работа будет хорошей, прочной и достаточной, по крайней мере, на двадцать пять лет, и в случае любого дефекта в своей работе он будет обязан выплатить как ущерб, так и проценты за работу …

(Велч, 104)

Плата за проект была указана в контракте, и, как в приведенном выше примере, дата завершения была установлена, даже если переговоры по изменению контракта могут продолжаться еще долго.Несоблюдение обещанной даты доставки было, пожалуй, самой частой причиной судебных тяжб между меценатами и артистами. Для некоторых работ требовалось использование дорогих материалов (например, сусальное золото, серебряная инкрустация или особые красители), и их количество могло быть ограничено контрактом, чтобы художник не баловался и не превышал бюджет. В случае золотых изделий или прекрасной мраморной скульптуры минимальный вес готовой работы может быть указан в контракте. Для картин цена рамы может быть включена в контракт, и это предмет, который часто стоит больше, чем сама картина.Может быть даже оговорка о том, что покровитель может вообще не платить, если готовая работа не получит одобрения со стороны группы независимых экспертов в области искусства. После подписания контракта копии хранились у мецената, художника и нотариуса.

Оригинальная модель купола собора Флоренции

Sailko (CC BY)

Следуя проекту

После того, как условия будут согласованы, художник все еще может столкнуться с некоторым вмешательством со стороны своего покровителя по мере того, как проект превращается в реальность.Гражданские власти могли быть самыми требовательными из всех покровителей, поскольку избранные или назначенные комитеты ( opere ) подробно обсуждали проект, возможно, проводили конкурс, чтобы увидеть, какой художник будет выполнять эту работу, подписали контракт, а затем, после всего этого, создана специальная группа для контроля за работой на протяжении всего ее выполнения. Особая проблема с opere заключалась в том, что их члены периодически менялись (хотя и не их руководитель, operaio ), и поэтому комиссии, хотя и не отмененные, могли рассматриваться как менее важные или слишком дорогие для разных чиновников, чем те, кто первоначально начинал. проэкт.Сборы стали постоянной проблемой для Донателло (ок. 1386-1466 гг. Н. Э.) С его Gattamelata в Падуе, бронзовой конной статуей вождя наемников ( condottiere ) Эразмо да Нарни (1370-1443 гг. Н.э.), и это несмотря на Нарни оставив в своем завещании провизию именно для такой статуи.

Некоторые посетители действительно были очень разборчивы. В письме Изабеллы д’Эсте (1474-1539 гг. Н. Э.), Жены Джанфранческо II Гонзаги (1466-1519 гг. Н. Э.), Тогдашнего правителя Мантуи, Пьетро Перуджино (1450-1523 гг. Предел для воображения в его картине Битва между любовью и целомудрием .Изабелла пишет:

Наше поэтическое изобретение, которое мы очень хотим видеть нарисованным вами, — это битва целомудрия и похоти, то есть Паллада и Диана яростно сражаются против Венеры и Купидона. Казалось бы, Паллада почти победил Купидона, сломав свою золотую стрелу и бросив серебряный лук под ноги; Одной рукой она держит его за повязку, которую слепой мальчик держит перед глазами, а другой поднимает копье и собирается убить его …

письмо продолжается таким же образом несколько абзацев и заканчивается:

Я отправляю вам все эти детали в виде небольшого рисунка, чтобы вы, имея письменное описание и рисунок, могли учесть мои пожелания в этом вопросе.Но если вы думаете, что, возможно, на этом изображении слишком много фигур для одной картины, вам остается уменьшить их, как вам угодно, при условии, что вы не удалите основную основу, которая состоит из четырех фигур Паллада, Дианы, Венера и Амур. Если не возникнет никаких неудобств, я буду считать себя вполне удовлетворенным; вы можете уменьшить их, но не добавить ничего другого. Пожалуйста, будьте довольны этой договоренностью.

(Паолетти, 360)

Битва между любовью и целомудрием, Перуджино

Веб-галерея искусства (общественное достояние)

Портретная живопись, должно быть, была особенно соблазнительной областью для вмешательства покровителей, и возникает вопрос, что клиенты думают о таких нововведениях, как трехчетвертный взгляд Леонардо да Винчи на своих персонажей или отсутствие традиционных символов статуса, таких как украшения.Одной из составляющих разногласий между Папой и Микеланджело (1475-1564 гг. Н.э.), когда он красил потолок Сикстинской капеллы, было то, что художник отказался позволить своему покровителю увидеть работу, пока она не была завершена.

Наконец, посетители нередко появлялись где-то в произведении искусства, которое они заказали, например, Энрико Скровеньи, преклонивший колени в секции Страшного суда фресок Джотто в капелле Скровеньи в Падуе. Сандро Боттичелли (1445-1510 гг. Н.э.) даже сумел попасть в целую семью старших Медичи в его 1475 г. н.э. г. Поклонение волхвов .В то же время художник мог бы вложиться в работу, например, увидеть бюст Лоренцо Гиберти (1378–1455 гг. Н. Э.) В его бронзовых дверях баптистерия Флоренции.

Реакция после проекта

Несмотря на договорные ограничения, мы можем представить, что многие художники пытались раздвинуть границы того, что было ранее согласовано, или просто экспериментировали с новыми подходами к устаревшей теме. Некоторые покровители, конечно, могли даже поощрять такую ​​независимость, особенно при работе с более известными артистами.Однако неприятности могли попасть даже у самых именитых художников. Например, было известно, что фреска не ценится по достоинству, поэтому ее закрашивают, а затем переделывают другой художник. Даже Микеланджело столкнулся с этим, когда завершал свои фрески в Сикстинской капелле. Некоторые представители духовенства возражали против количества обнаженных изображений и предлагали полностью заменить их. Был достигнут компромисс, и другой художник нарисовал на оскорбительных фигурах «штаны». Однако тот факт, что многие художники получали повторные заказы, говорит о том, что покровители чаще были удовлетворены своими покупками, и что, как и сегодня, существовало определенное уважительное уважение к художественной лицензии.

Меценаты, безусловно, могут быть разочарованы художником, чаще всего тем, что они вообще не заканчивают работу, либо потому, что ушли из-за разногласий по дизайну, либо просто у них было слишком много текущих проектов. Микеланджело сбежал из Рима из-за бесконечной саги, которая представляла собой дизайн и исполнение гробницы Папы Юлия II (годы правления 1503-1513 гг.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *