Методика социограмма семьи: Семейная социограмма

Содержание

Семейная социограмма

Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. – СПб.: Издательство «Питер», 1999. С. 301 – 304.)

Назначение методики
Тест «Семейная социограмма» позволяет выявить положение субъекта в системе межличностных отношений и, кроме того, определить характер коммуникаций в семье – прямой или опосредованный.
Тест «Семейная социограмма» относится к рисуночным проективным методикам. Для проведения обследования испытуемым выдают бланки: на каждом бланке нарисован круг диаметром 110 мм.
Члены семьи выполняют задание индивидуально.

Инструкция: «Перед Вами на листе изображен круг. Нарисуйте в нем самого себя, членов семьи в форме кружков и подпишите их имена».
Интерпретация результатов.
Авторами предложены критерии, по которым производится оценка результатов тестирования:
1) число членов семьи, попавших в площадь круга;
2) величина кружков;
3) расположение кружков относительно друг друга;
дистанция между ними.


Оценивая результат по первому критерию, исследователь сопоставляет число членов семьи, изображенных испытуемым, с реальным. Возможно, что член семьи, с которым испытуемый находится в конфликтных отношениях, не попадет в большой круг, он будет забыт. В то же время кто-то из посторонних лиц, животных, любимых предметов может быть изображен в качестве члена семьи.
Далее мы обращаем внимание на величину кружков. Больший по сравнению с другими кружок «Я» говорит о достаточной или завышенной самооценке, меньший — о пониженной самооценке. Величина кружков других членов семьи говорит об их значимости в глазах испытуемого.
Следует обратить внимание на расположение кружков в площади тесто поля круга и по отношению друг к другу (третий критерий). Расположение испытуемым своего кружка в центре круга может говорить об эгоцентрической направленности личности, а помещение себя внизу, в стороне от кружков, символизирующих других членов семьи, может указывать на переживание эмоциональной отверженности.
Наиболее значимые члены семьи изображаются испытуемым в виде больших по размеру кружочков в центре или в верхней части тестового поля.
Наконец, большую информацию можно получить, проанализировав расстояния между кружками (четвертый критерий). Удаленность одного кружка от других может говорить о конфликтных отношениях в семье, эмоциональном отвержении испытуемого. Своеобразное «слипание», когда кружки наслаиваются один на другой, соприкасаются или находятся друг в друге, говорит о недифференцированности «Я» у членов семьи, наличии симбиотических связей. В качестве примера можно привести тест матери девочки (рис. № 1), больной шизофренией (примерно в 3% случаев тестирования здоровых социально адаптируемых родителей встречается такой результат, который условно называется авторами «матрешкой»).

 

Рис. № 1 Лена — дочь, Петр — отец, Я — мать девочки

Другой пример иллюстрирует динамику семейных взаимоотношений в процессе семейной психотерапии.
В начале психотерапии мать изобразила себя, сына и своих родителей в одну «линию» (с мужем она в разводе). Интерпретируя результаты тестирования, можно сказать, что у испытуемой недостаточно дифференцированное отношение к членам семьи и опосредованное (через бабушку) отношение к отцу       (рис. № 2):

Рис. № 2

 

При завершении семейной психотерапии мать мальчика сказала, что у нее «есть своя семья — это я и мой сын. К вам, родители, у меня есть уважение, но мои семейные дела для меня важней». Заключительная социограмма имела вид, приведенный на рис. № 3.

Рис. № 3

Использование теста «семейной социограммы» позволяет в считанные минуты в ситуации «здесь-и-теперь», до сеанса семейной психотерапии или во время сеанса, наглядно представить себе взаимоотношения в семье, а затем, показав свои бланки, обсудить, что получилось.
Проективная методика «Семейная социограмма» может использоваться в семейной психотерапии и семейном консультировании «для экстернализации неосознаваемого контекста взаимоотношений между членами семьи». Существует мнение, согласно которому использование данного теста в качестве методики научного исследования затруднительно (С.И. Чаева, 1994).
Бланк теста «Семейная социограмма»

Инструкция.

Перед Вами на листе круг. Нарисуйте себя в нем самого и членов вашей семьи в форме кружков и подпишите их.

Мастер-класс «Рисуночная проективная методика «Семейная социограмма»

Рисуночная проективная методика

«Семейная социограмма»

Назначение методики

«Семейная социограмма» позволяет выявить положение субъекта в системе межличностных отношений и, кроме того, определить характер коммуникаций в семье – прямой или опосредованный.

Тест «Семейная социограмма» относится к рисуночным проективным методикам. Для проведения обследования испытуемым выдают бланки: на каждом бланке нарисован круг диаметром 110 мм.

Члены семьи выполняют задание индивидуально.

Инструкция: «Перед Вами на листе изображен круг. Нарисуйте в нем самого себя, членов семьи в форме кружков и подпишите их имена»

.

Методика «Семейная социограмма» позволяет за короткое время (в ситуации «здесь и сейчас»), в процессе консультации или семейной психотерапии, наглядно представить взаимоотношения членов семьи, а затем, проанализировав бланки, обсудить результаты.

К примеру, на консультации мать и сын выполняют задание по тесту «Семейная социограмма», которые отражают их субъективное видение взаимоотношений в семье. В процессе интерпретации «Семейная социограмма» каждого – сравниваются; выявляются их сходные взгляды и различия на семейные взаимоотношения. Обсуждение социограмм позволяет за короткое время выявить, где именно кроются проблемные зоны семейного мироустройства.        

Интерпретация семейной социограммы осуществляется по следующим критериям:

1.числоо членов семьи, попавших в площадь круга;

2. величина кружков;

3. расположение кружков относительно друг друга;  

4. дистанция между кружками.

Оценивая результат по первому критерию, исследователь сопоставляет число членов семьи, изображенных испытуемым, с реально существующим. Возможно, что родственник с которым субъект находится в конфликтных отношениях, не попадет в большой круг, он будет «забыт». В то же время кто-то из посторонних лиц, животных, любимых предметов может быть изображен в качестве члена семьи.

Далее принципиальное значение имеет размер кружков. Больший, по сравнению другими, кружок «Я» говорит о высокой самооценке, меньший — о заниженной. Величина кружков других членов семьи говорит об их значимости в глазах испытуемого.

В интерпретации важное значение имеет и расположение кружков в площади большого круга (тестового поля), а также по отношению друг к другу. Расположение испытуемым своего кружка в центре круга может говорить об эгоцентрической направленности личности, а размещение себя внизу, в стороне от других членов семьи — на переживание эмоциональной отверженности. Наиболее значимые члены семьи изображаются испытуемым в виде больших по размеру кружочков в центре или в верхней части тестового поля.

Наконец, определенную информацию можно получить, проанализировав расстояния между кружками (четвертый критерий). Удаленность одного кружка от других может говорить о конфликтных отношениях в семье, эмоциональном отвержении испытуемого. Своеобразное «слипание», когда кружки наслаиваются один на другой, соприкасаются или находятся друг в друге, свидетельствует о тесном эмоциональном контакте этих людей друг с другом.

Методика «Семейная социограмма» и ее интерпретация также используется для оценки изменения семейных отношений в процессе психотерапии. Это позволяет выявить эффективность терапии и наглядно проанализировать, что именно поменялось в мировоззрении клиентов.

 

Данную методику можно применить в более усложненном варианте. Так, испытуемому предлагается нарисовать последовательно несколько вариантов «Семейной социограммы» — стандартную социограмму, на которой изображены сам испытуемый и все члены его семьи; социограмму, на которой могут отсутствовать некоторые члены семьи и/или присутствовать объекты и люди, которые к семье  не принадлежат; а также, социограммы, которые относятся к разным этапам жизненного цикла семьи. Такой подход дает возможность прояснить особенности взаимоотношений в разном семейном контексте, а также определить оптимальную, с точки зрения испытуемого, и реальную систему взаимоотношений. Сравнение и совместная интерпретация полученных результатов позволяет специалисту и клиенту увидеть проблему с разных сторон, что, в свою очередь, способствует лучшему осознанию трудной ситуации и эффективному поиску вариантов выхода из нее.   

Кроме этого, методика «Семейная социограмма» дает возможность выявления неосознанных аспектов взаимоотношений между членами семьи, что делает ее эффективным инструментом семейной диагностики, консультирования и психотерапии.

Приложение


Тест «Семейная социограмма»

Авторы: Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.

Цель: выявление положения субъекта в системе межличностных отношений, определение характера коммуникаций в семье – прямой или опосредованный

Инструкция.

Перед Вами на листе — круг. Нарисуйте себя в нем и членов вашей семьи в форме кружков и подпишите их.

 

Интерпретация результатов.
Авторами предложены критерии, по которым производится оценка результатов тестирования:
1) число членов семьи, попавших в площадь круга;
2) величина кружков;
3) расположение кружков относительно друг друга; 4)дистанция между кружками

4.1.2. Тест «Семейная социограмма»

Тест «Семейная социограмма», авторами которого являются Э. Г. Эйдемил-лер и О. В. Черемисин, относится к рисуночным проективным методикам (Эй-демиллер Э. Г., Добряков И. В., Никольская И. М., 2003). Он позволяет выя­вить положение субъекта в системе межличностных отношений и определить характер коммуникаций в семье (прямой или опосредованный). Данная про­ективная методика дает возможность экстернализации неосознаваемого кон­текста взаимоотношений между членами семьи, что делает ее эффективным инструментом семейной диагностики, консультирования и психотерапии.

Описание методики

Для проведения обследования испытуемым выдают бланки (на каждом блан­ке нарисован круг диаметром ПО мм). Задание выполняется индивидуально. Испытуемым предлагается нарисовать в виде кружочков самих себя и других членов семьи.

Интерпретация результатов

Авторами предложены критерии, по которым производится оценка резуль­татов тестирования:

□ число членов семьи, попавших в площадь круга; П величина кружков;

□ расположение кружков относительно друг друга; П дистанция между ними.

Оценивая результат по первому критерию, исследователь сопоставляет число членов семьи, изображенных испытуемым, с реально существующим. Возмож­но, что член семьи, с которым испытуемый находится в конфликтных отноше­ниях, не попадет в большой круг, он будет «забыт». В то же время кто-то из посторонних лиц, животных, любимых предметов может быть изображен в качестве члена семьи.

Далее внимание обращается на величину кружков. Больший, по сравнению с другими, кружок, выполненный для обозначения испытуемым самого себя, говорит о достаточной или завышенной самооценке, меньший — о понижен­ной самооценке. Величина кружков других членов семьи говорит об их значи­мости в глазах испытуемого.

Следует обратить внимание на расположение кружков в площади тестового поля круга и по отношению друг к другу (третий критерий). Изображение ис­пытуемым своего кружка в центре круга может говорить об эгоцентрической направленности личности, а помещение себя внизу, в стороне от кружков, сим­волизирующих других членов семьи, может указывать на переживание эмоцио­нального отвержения. Наиболее значимые члены семьи изображаются испы­туемым в виде больших по размеру кружочков в центре или в верхней части тестового поля.

Наконец, определенную информацию можно получить, проанализировав расстояния между кружками (четвертый критерий). Удаленность одного кружка

150

от других может говорить о конфликтных отношениях в семье, эмоциональ­ном отвержении со стороны испытуемого или, наоборот, в его адрес. Своеоб­разное «слипание», когда кружки наслаиваются один на другой, соприкасают­ся или находятся друг в друге, говорит о недифференцированности «Я» этих членов семьи, наличии симбиотических связей. В качестве примера можно привести тест матери девочки (рис. 2), больной шизофренией (такой же ре­зультат выполнения теста, который условно называется авторами «матрешкой», встречается примерно в 3% случаев тестирования здоровых, социально адап­тированных родителей).

Другой пример иллюстрирует динамику семейных взаимоотношений в про­цессе семейной психотерапии (Эйдемиллер Э. Г., Добряков И. В., Николь­ская И. М., 2003). В начале психотерапии мать изобразила себя, сына и своих родителей в одну «линию» (с мужем она в разводе). Интерпретируя результаты тестирования, можно сказать, что у испытуемой недостаточно дифференци­рованное отношение к членам семьи и опосредованное (через бабушку) отно­шение к отцу (рис. 3). При завершении семейной психотерапии мать мальчика сказала: «У меня есть своя семья — это я и мой сын. К вам, родители, у меня есть уважение, но мои семейные дела для меня важней». Заключительная со­циограмма представлена на рис. 4.

Использование теста «Семейная социограмма» позволяет членам семьи в считаные минуты в ситуации «здесь и сейчас», до сеанса семейной психотера­пии или во время него, наглядно представить характер взаимоотношений в семье, а затем, сравнив свои бланки, обсудить результаты друг с другом.

Существуют различные варианты проведения данной методики. Так, напри­мер, И. М. Никольская в процессе семейной диагностики предлагает испыту­емому последовательно нарисовать несколько вариантов семейной социограм-мы (Эйдемиллер Э. Г., Добряков И. В., Никольская И. М., 2003):

1. Стандартная социограмма, на которой изображены сам испытуемый и все члены его семьи.

2. Социограммы, на которых могут отсутствовать определенные члены се­мьи и/или присутствовать люди и объекты, которые к семье номиналь­но не принадлежат.

3. Социограммы, которые относятся к разным этапам жизненного цикла семьи.

151

Семейная социограмма — презентация онлайн

1. Семейная социограмма

Выполнила:
студентка 3 курса 31П группы
психолого-педагогического
направления
Сердюкова Евгения

2. Семейная социограмма

Тип методики: проективный,
психодиагностический
Авторы:
Э. Эйдемиллер
В. Юстицкис
Цель применения семейной социограммы:
выявить положение субъекта в системе
межличностных отношений и определить
характер коммуникации в семье (прямой,
опосредованный)
Материал: лист бумаги с
нарисованной окружностью
диаметром 11-12 см.
Процедура: раздать бланки; объяснить
задание; следить, чтобы в процессе работы
члены семьи не видели рисунков друг
друга.
Инстукция к тесту:
«Перед вами на листе изображен круг.
Нарисуйте в нем самого себя и членов
семьи в
форме кружков и подпишите их
именами».

6. Критерии ,по которым проводится оценка результатов тестирования:

1) число членов семьи, попавших в площадь
круга;
2) величина кружков;
3) расположение кружков относительно друг
друга;
4) дистанция между ними.
5) наличие дополнительных деталей (стрелки,
другие геометрические фигуры и др.).
Примеры выполненных заданий

8. Интерпертация теста

СОПОСТАВЛЕНИЕ ЧИСЛА ЧЛЕНОВ
СЕМЬИ
Во-первых, нужно сопоставить
реальное число членов семьи с
числом изображенных в круге.
Обычно «забывают» рисовать тех, с
кем находятся в конфликтных
отношениях или которых
сознательно вытесняют. В то же
время, в качестве члена семьи
может быть нарисован кто-то
посторонний, животное, любимый
предмет, что подчеркивает их
значимость для испытуемого.

9. Интерпретация теста

ВЕЛИЧИНА КРУЖКОВ
Величина кружков. Больший по сравнению с другими
кружок «Я» есть следствие достаточной или завышенной
самооценки, меньший — заниженной самооценки.
Величина кружков других членов семьи говорит о
степени их значимости в глазах испытуемого.

10. Интерпретация теста

Удаленность
одного кружка от других может говорить о конфликтных
отношениях в семье, об эмоциональном отвержении. 
Своеобразное «слипание», когда кружки наслаиваются один на другой,
перекрещиваются или находятся друг в друге, говорит о
недифиринцированности «Я» от членов семьи и наличии симбиотических
связей. 
Изображение в одну линию свидетельствует, что у испытуемого недостаточно
дифференцированное отношение к членам семьи, опосредованное через
другого члена семьи. Например, на рисунке 4. 
Мать 
Я Отец 
Рис. 4. 
Особо устойчивые симбиотические связи изображаются в виде «мишени», хотя
такое изображение характерно только для 3 % психически здоровых людей 

11. Интерпретация теста

РАСПОЛОЖЕНИЕ
Расположение кружков за площадью тестового поля
показывает напряженность, конфликтность, отчужденность в
отношении этих членов семьи. Расположение своего кружка в
центре — признак эгоцентрической направленности.
Помещение себя внизу, в стороне от кружков,
символизирующих других
членов семьи, может указывать на переживание
эмоциональной отверженности. В центре и вверху обычно
изображают более значимых членов семьи (особенно, если это
большие кружки).

12. Интерпретация теста

УДАЛЕННОСТЬ КРУЖКОВ
Удаленность одного кружка от
других может говорить о
конфликтных отношениях в семье,
об эмоциональном отвержении. 
Своеобразное «слипание», когда
кружки наслаиваются один на
другой, перекрещиваются или
находятся друг в друге, говорит о
недифиринцированности «Я» от
членов семьи и наличии
симбиотических связей. 
Изображение в одну линию
свидетельствует, что у
испытуемого недостаточно
дифференцированное отношение к
членам семьи, опосредованное
через другого члена семьи.

13. Вывод

Сравнение и совместный анализ полученных
социограмм позволяет специалисту и клиенту
увидеть проблему с разных сторон, что, в свою
очередь, способствует постановке точного
диагноза, лучшему осознанию трудной ситуации
и эффективному поиску вариантов выхода из нее.
Методика «Семейная социограмма» дает
возможность экстернализации неосознаваемых
аспектов взаимоотношений между членами
семьи, что делает ее эффективным инструментом
семейной  диагностики, консультирования и
психотерапии.

14. Список литературы

1) М. А. Бебчук, Е. А. Рихмаер
«Практическая психодиагностика
семьи«
2) Эйдемиллер Э. Г., Черемисин О. В.,
1990;
3) Эйдемиллер Э. Г., 1996; Системная
семейная психотерапия, 2002

Семейная социограмма

Обоснование

Социограмма представляет собой метод составления схемы внут-ригрупповых взаимоотношений, основанный на предпочтениях членов группы. Для применения в семейной терапии эта техника адаптирована Робертом Шерманом. Членам семьи задают вопросы о том, с какими членами группы они бы предпочли делать или уже делают какие-то определенные вещи. Методика, например, являлась популярным средством определения привязанностей и дружеских взаимоотношений в школьном классе. С ее помощью можно выявить альянсы, лидеров, отверженных и те роли, которые играют различные члены группы. Сходным целям может служить данная техника и в рамках семейной терапии. Ответы на каждый из вопросов заносятся в схему и таким образом все члены семьи могут непосредственно представить, как организована их семья. Причем изучаются как реальные взаимоотношения между членами семьи, так и идеальные представления о них.

Социограмма является техникой, связанной с самоописанием. Каждый из участников устно или письменно отвечает на предложенные всей группе вопросы. Как и все подобные методы, она основывается на готовности к сотрудничеству и честности респондентов.

Предполагается, что, делая выборы относительно тех или иных членов группы, люди приоткрывают свои убеждения, чувства, действия. Кроме .того, выявляется структурная организация семейной системы. Члены семьи начинают активно взаимодействовать друг с другом в самых разнообразных ситуациях, используя самые различные роли. Симптоматическое поведение — лишь один из аспектов, который может быть высвечен с помощью этой техники. Другие стороны жизни семьи также проявляются здесь достаточно ясно.

Процедура

Психотерапевт просит всех членов семьи дать ответы на определенные вопросы, чтобы понять, как именно функционирует их семья. Список вопросов готовится заранее в соответствии с конкретной семейной ситуацией.

Обычно задаются два рода вопросов:

С каким членом семьи вы обычно…? С каким членом семьи вам бы хотелось…?

Вот некоторые примеры окончания вопросов:

ходить в кино

говорить о личном

ходить в гости

составлять планы

заниматься работой по дому

сердиться

обниматься

вести интеллектуальную беседу

работать вместе

не иметь ничего общего

шутить или рассказывать анекдоты

ругаться

играть

обманывать

не разговаривать

смотреть телевизор

заниматься спортом

читать стихи

ходить за покупками

убежать из дома

поехать на пляж (за город, в центр города, в горы)

чему-нибудь научиться, убираться в доме

чувствовать себя защищенным, когда он рядом

чувствовать себя хорошо в его присутствии

чувствовать себя плохо в его присутствии

чувствовать себя возбужденно в его присутствии

чувствовать грусть в его присутствии

чувствовать себя усталым в его присутствии

Ответы на все вопросы заносятся в схему. Психотерапевт тщательно формулирует серию вопросов для того, чтобы эффективно использовать время сессии.

Полученная схема обсуждается с семьей для определения характера актуального внутрисемейного взаимодействия и идеального представления о нем членов семьи. Например, семью Ф. попросили ответить на следующий вопрос: «С какими членами вашей семьи вам больше всего нравится ходить за покупками?»

Ниже приводится схема, отражающая ответы членов семьи.

Вторым вариантом данной методики является игра «Угадай кто» — «Кто в семье…?» Например: больше всего любит строить планы, больше всех командует, больше всех ворчит, самый одинокий, самый злой, самый умный, самый смешной, самый теплый, с кем легче всего разговаривать, самый сильный, самый ловкий, лучший повар, самый щедрый, самый добрый, наиболее склонный к меланхолии, у кого самые умелые руки, самый большой оптимист/ пессимист, самый энергичный.

Третий вариант методики, направленный на более четкое определение альянсов и отвержений, связан с просьбой к членам семьи в ответах на вопросы сделать первый и второй выборы. Второй выбор при этом может быть обозначен на схеме другим цветом.

В четвертом варианте в схему включаются возможные ответы членов расширенной семьи.

Можно предположить следующее: чем более дифференцированной является семья, тем более широк разброс взаимных выборов в ответах на заданные вопросы. Тот, кого я выбираю, для того чтобы ходить за покупками, необязательно, с моей точки зрения, самый инициативный человек или же самый умелый человек в семье и т.д.

Пример

Ральф и Мэри обратились к психотерапевту с жалобами на постоянные стычки и драки между их четырьмя детьми. У старшего, кроме того, были сложности со сверстниками, которые его дразнили. Второй ребенок, девочка, часто врала, занималась кражами и плохо училась в школе. Она являлась идентифицированным пациентом. Данный брак был вторым у обоих партнеров. Мать имела троих детей — пятнадцатилетнего сына, тринадцатилетнюю приемную дочь (идентифицированный пациент) и еще одну дочь двенадцати лет. У мужа была одиннадцатилетняя дочь, которая находилась под опекой ее незамужней матери, живущей с другом. Бывший муж жены не имел с семьей никаких контактов.

На второй сессии психотерапевт задал семье следующие вопросы.

1. А. С кем в вашей семье вы общаетесь с удовольствием? Пожалуйста, выберите двоих.

Б. С кем из членов вашей семьи вы больше всего хотели бы общаться?

Очевидно, что Тони, идентифицированный пациент, очень изолирована. Никто ее не выбрал. Приемного отца, который, кроме того, изолирован от своих приемных детей, выбрала только одна мать. Он и его биологическая дочь Одри выбрали друг друга, таким образом образуя отдельный альянс. Несмотря на развод, Одри все еще очень нуждается в своем биологическом отце. В идеале Джек и Тони хотели бы быть ближе к матери, а Мерил хотела бы быть ближе к Тони. Ни Джек, ни Мерил не выбрали своего биологического отца. Тони в ходе сессии на словах выражала интерес к своей биологической матери, но, выполняя данное задание, не выбрала ее (мать Одри не присутствует на встрече). Муж и жена выбирают друг друга, формируя адекватную родительскую субсистему, однако отец предпочитает своего родного ребенка приемным детям.

2. А. Кто в вашей семье принимает наиболее важные решения? На приведенной на следующей странице схеме мы видим, что мать, как реально, так и в идеальном представлении руководит всеми делами в семье. Все члены семьи центрированы на ней. Она воспринимает своего мужа как принимающего наиболее важные решения и ожидает от него того же, но остальные члены семьи с этим не согласны, включая и ее биологическую дочь. Сила женщин в принятии важных решений является правилом в данной семье и не оспаривается. В ходе обсуждения отец пожаловался на то, что жена приводит его в ярость, решая, что и как ему делать. Когда же его спросили о том, нуждается ли он в консультациях по поводу принятия решений, он отступил.

Хотя Ральф и Мэри находятся в браке уже три года, Ральф все еще не сумел интегрироваться в существовавшую ранее семью, а супруги не смогли организовать достаточно адекватную новую семейную систему. Ральф, его дочь, сын Мэри и ее приемная дочь все еще вне центра внутрисемейного взаимодействия. Тони же является самой одинокой. Для получения дополнительных данных были заданы еще несколько вопросов, однако приведенные выше схемы сами по себе достаточно хорошо иллюстрируют применение метода социограммы в семейной терапии. Весь процесс занимает всего полчаса и приводит к последующим плодотворным обсуждениям, открытиям и развитию семейной системы в позитивном направлении.

Использование

Социограмма применяется для преодоления негативной направленности беседы на сессии, построенной на жалобах членов семьи, а также для создания целостной структурированной картины семейной системы. Она идентифицирует взаимодействие каждого члена семьи с предъявляемым симптомом, а также другие позитивные возможности и пути, существующие во внутрисемейных взаимоотношениях, и выявляет те из них, которые нуждаются в укреплении. Для членов семьи иногда становится открытием то, как они воспринимаются другими родственниками. Метод хорошо определяет «запутанные семейные клубки» и поощряет процесс индивидуации и дифференциации в данной системе. Альянсы и разрывы отношений между членами семьи выявляются здесь в самых различных областях внутрисемейного функционирования.

Техника, кроме того, представляет собой метод оценки внутрисемейных ролей, а также ролевых ожиданий. Выявляемые различия между этими двумя показателями указывают на существующий в семье потенциальный конфликт или неудовлетворенность.

Техника наиболее эффективна в работе с большими семьями, в том числе и с семьями, в которых дети достаточно взрослые для того, чтобы понять смысл задаваемых им вопросов. Она особенно полезна в диагностике семей, образованных после того, как предыдущие браки супругов распались и их дети от этих браков стали жить вместе.

Психолого-педагогическое сопровождение адаптации детей-сирот к жизни в замещающей семье

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М.АКМУЛЛЫ

ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ АДАПТАЦИИ ДЕТЕЙ-СИРОТ К ЖИЗНИ В ЗАМЕЩАЮЩЕЙ СЕМЬЕ
Научно-методическое пособие

Уфа 2011

УДК

ББК


Печатается по решению учебно-методического совета

Башкирского государственного педагогического университета

им. М. Акмуллы

Психолого-педагогическое сопровождение адаптации детей-сирот к жизни в замещающей семье: научно-методическое пособие / Сост. Д.С. Занин, О.Н. Хахлова [Текст]. – Уфа: Изд-во БГПУ, 2011. – 206с.


В данном пособии представлены теоретические и практические материалы по проекту «Родные люди», реализуемому кафедрой социальной педагогики Башкирского государственного педагогического университета им. М.Акмуллы (г. Уфа), в целях содействия эффективной адаптации приемного ребенка к условиям проживания в замещающей семье и гармонизации детско-родительских отношений. В пособие включены: теоретическое обоснование психолого-педагогического сопровождения адаптации ребенка-сироты к условиям замещающей семьи, методики диагностики семейной системы, методы индивидуальной и групповой работы с детьми и замещающими родителями.

Пособие адресовано психологам, социальным педагогам, специалистам по семейному устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.


Рецензенты:

Шафикова Г.Р. – канд. псих. наук, доцент БГПУ им. М.Акмуллы;

Крючкова О.Ю. – директор Муниципального учреждения Центр психолого-медико-социального сопровождения «Семья» г. Уфа

ISBN  Издательство БГПУ, 2011


Оглавление


УДК 2

ББК 2


Психолого-педагогическое сопровождение адаптации детей-сирот к жизни в замещающей семье: научно-методическое пособие / Сост. Д.С. Занин, О.Н. Хахлова [Текст]. – Уфа: Изд-во БГПУ, 2011. – 206с. 2

Оглавление 3

ВВЕДЕНИЕ 5

АДАПТАЦИЯ РЕБЕНКА В ЗАМЕЩАЮЩЕЙ СЕМЬЕ 7

ФОРМЫ И МЕТОДЫ АДАПТАЦИИ ДЕТЕЙ СИРОТ И ДЕТЕЙ, ОСТАВШИХСЯ БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ В ЗАМЕЩАЮЩЕЙ СЕМЬЕ 12

ДИАГНОСТИЧЕСКИЙ ЭТАП 17

Особенности общения между супругами 20

(Ю. Е. Алешина, Л.Я.Гозман, Е.М.Дубовская) 20

Проективный тест «семейная социограмма» и метод «семейной генограммы» 28

Опросник «Ролевые ожидания и притязания в браке» 32

(РОП) А.Н. Волкова 32

Методика «Семейно-обусловленное состояние» («Типовое семейное состояние») Э.Г. Эйдемиллер и В. Юстицкис 43

Опросник «Изменение установок в семейной паре» Ю.Е. Алешина, Л.Я. Гозман, Е.М. Дубовская 45

Самоактуализированный тест (САТ) Авторы Ю.Е. Алешина, Л.Я. Гозман, М.В. Загика и М.В. Кроз. 51

Опросник «Характер взаимодействия супругов в конфликтных ситуациях» Ю. Е.Алешина и Л.Я.Гозман 63

Методика PARI 70

Анализ семейных взаимоотношений Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкис (АСВ) 80

Тест — опросник родительского отношения А.Я. Варга, В.В. Столина. 97

Бланк наблюдения за ребенком по тесту нервно-психической адаптации 103

Методика определения стрессоустойчивости и социальной адаптации Холмса и Раге 106

Методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда 109

ЭТАП ИНДИВИДУАЛЬНОЙ РАБОТЫ С РОДИТЕЛЯМИ 115

Техника активного слушания 119

Советы родителю как общаться с ребенком или 120

«Восемьдесят жизненоважных дел…» 120

Памятка родителям от ребенка 122

Обращения к ребенку или «ВАШИ ВОЛШЕБНЫЕ СЛОВА» 123

Права и обязанности приемных родителей 124

Права и обязанности премного ребенка 126

Компетенции родителя в приемной семье 127

Краткие сведения о нормальном развитии ребенка 128

Некоторые практические рекомендации по взаимодействию с ребенком для родителей в замещающей семье 136

ЭТАП ИНДИВИДУАЛЬНОЙ РАБОТЫ С ДЕТЬМИ 142

Характеристики возраста при нормальном и прерванном развитии ребенка 147

МЕТОДИКА «Сосредоточенное мечтание» 149

Программа психолого-педагогической поддержки младших подростков (учащиеся 5х классов) 150

ЭТАП СЕМЕЙНОЙ ГРУППОВОЙ РАБОТЫ 167

УПРАЖНЕНИЕ «Книга жизни» 169

УПРАЖНЕНИЕ «Воспитательный разговор» 173

УПРАЖНЕНИЕ «Семейная скульптура» 174

и «Семейная хореография» 174

УПРАЖНЕНИЕ «Ролевая карточная игра» 178

УПРАЖНЕНИЕ «Семейный ритуал» 181

УПРАЖНЕНИЕ «Экокарта» 183

УПРАЖНЕНИЕ «Соломенная башня» 184

УПРАЖНЕНИЕ «Семейное пространство» 189

УПРАЖНЕНИЕ «Семейный совет» 191

УПРАЖНЕНИЕ «Родительский семинар» 192

ЭТАП МОНИТОРИНГА И КОНТРОЛЯ ПО ОТКЛОНЕНИЯМ 200

Социальная карта приемной семьи 200

Карта социальной адаптации и развития ребенка воспитывающегося в приемной семье 200

Программа реабилитации ребенка воспитывающегося в приемной семье 202

Мониторинг развития ребенка, воспитывающегося в приемной семье 204

Отчет о социально-психолого-педагогическом развитии ребенка в приёмной семье (подростковый возраст) 206


ВВЕДЕНИЕ

В нашей стране государственная политика в отношении детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, имеет точно выраженное направление – передачи детей на воспитание в семьи граждан. Данное направление определяет необходимость развития семейных форм устройства детей (опека и попечительство, усыновление, приемные и патронатные семьи), что в свою очередь диктует необходимость выработки форм и методов работы как с ребенком в рамках замещающей семьи, так и с самой семьей, как сложной структурой, которая имеет потенциал создания среды для развития и формирования наиболее здоровой личности.

Такое двойственное положение определяет новые подходы к работе с замещающей семьей. Первым этапом такой работы является адаптация ребенка, оставшегося без родительского попечения к жизни в замещающей семье. При этом следует учитывать, что дуальность будет прослеживаться во всех процессах психолого-педагогической поддержки. Так, в частности, рассматривая процесс социально-психологической адаптации ребенка в замещающей семье, мы будем рассматривать два основных аспекта: адаптация ребенка к замещающей семье и адаптация замещающих родителей к приему ребенка.

Рассматривая авторский подход к адаптации ребенка в замещающей семье мы базировались на имеющихся исследованиях данной проблемы в отечественной и зарубежной психолого-педагогической науке. Важное значение для нас имели работы: психологов Дж. Боулби, М.Д.С.Эйнсворта, M. Малера, утверждавших, что у детей, лишенных родительской привязанности, не формируется базовое доверие к миру. Их последователи — чешские психологи 3. Матейчик и И. Лангмейер, активно развили идеи теории привязанностей и доказали важность формирования ранних привязанностей ребенка, показав негативные последствия их разрыва и отсутствия значимого взрослого.

Рассматривая процесс развития ребенка как интериоризацию культурно-исторического опыта (JI.C.Выготский) мы имеем понимание того, что задержка развития ребенка — результат депривации общения и контактов с внешним миром. Эти идеи нашли свое развитие в исследованиях М.И. Лисиной, В.И. Мясищева, B.C.Мухиной, И.А. Коробейниковой, А.Б. Холмогоровой, Л.М. Шипицыной, A.M. Прихожан.

Закономерности психического и личностного развития, психолого-педагогические особенности развития детей из неблагополучных семей, детей, воспитывающихся в детских сиротских учреждениях и особенности их адаптации и социализации рассмотрены в работах Л.Я. Олиференко, A.M. Прихожан, H.H. Толстых, А.Б. Холмогоровой, диссертационных исследованиях М.К. Бардышевской (1995), Л.Н.Бережновой (1995), С.В. Галицина (1999), Ю.В. Егошкиной (1995), Кошмана С.Н. (2003), Л.Г. Нуретдиновой(2001), Г.А. Сатаевой (2004), Трошихиной (1997), в научных исследованиях П.И. Ананченковой, Т.Ю.Кузнецовой, Л.И. Божович, Г.С. Красницкой, И.Н. Иовчук.

За последние годы выполнены исследования, посвященные проблемам социальной и психолого-педагогической поддержки семей, взявших детей на воспитание (И.А. Бобылева, В.К. Зарецкий, Н.П.Иванова, Г.М. Иващенко, В.Н. Ослон, Г.В. Семья, М.А. Хациева, А.Б. Холмогорова, Н.В. Беспарточная, A.C.Спиваковская, Л.И. Большакова, О.В. Бережная).

В данном пособии представлены теоретические и практические материалы по проекту «Родные люди», реализуемому кафедрой социальной педагогики Башкирского государственного педагогического университета им. М.Акмуллы (г. Уфа), в целях содействия эффективной адаптации приемного ребенка к условиям проживания в замещающей семье и гармонизации детско-родительских отношений. В пособие включены: теоретическое обоснование психолого-педагогического сопровождения адаптации ребенка-сироты к условиям замещающей семьи, методики диагностики семейной системы, методы индивидуальной и групповой работы с детьми подросткового возраста и замещающими родителями.

Пособие адресовано психологам, социальным педагогам, специалистам по семейному устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Поделитесь с Вашими друзьями:

Психодрама. Семейная социограмма

Источник: Роберт Шерман, Норман Фредман. Структурированные техники семейной терапии. Глава 3. Социометрические техники


Обоснование

Социограмма представляет собой метод картирования внутригрупповых взаимоотношений, основанный на предпочтениях членов группы. Для применения в семейной терапии эта техника адаптирована Робертом Шерманом. Членам семьи задают вопросы о том, с какими членами группы они бы предпочли делать или уже делают какие-то определенные вещи. Методика, например, являлась популярным средством выявления привязанностей и дружеских взаимоотношений в школьном классе. Она в состоянии выявить альянсы, лидеров, отверженных, и те роли, которые играют различные члены группы. Сходным целям может служить данная техника и в рамках семейной терапии. Ответы на каждый из вопросов заносятся на схему и таким образом все члены семьи могут непосредственно представить как организована их семья. Причем изучаются как реальные взаимоотношения между членами семьи, так и их идеальные образы.

Социограмма является техникой, связанной с самопредъявлением (self-report technic). Каждый из участников устно или письменно отвечает на предложенные всей группе вопросы. Как и все подобные, методы она основывается на готовности к сотрудничеству и честности респондентов.
Предполагается, что, делая выборы относительно тех или иных членов группы, люди приоткрывают свои убеждения, чувства, действия. Кроме того выявляется структурная организация семейной системы. Члены семьи вовлекаются в активное взаимодействие друг с другом, в самых разнообразных ситуациях, используя самые различные роли. Симтоматическое поведение — лишь один из аспектов, который может быть высвечен с помощью этой техники. Другие стороны жизни семьи также проявляются здесь достаточно выпукло.

Процедура

Психотерапевт говорит, что ей бы хотелось более ясно понять как именно функционирует данная семья и просит всех ее членов дать ответы на определенные вопросы. Список вопросов готовится заранее, в соответствии с конкретной ситуацией в семье.
Обычно задаются два рода вопросов: С каким членом семьи вы обычно…? С каким членов семьи вам бы хотелось…?

Вот некоторые примеры окончания вопросов:

  • ходить в кино
  • говорить о личном
  • ходить в гости с
  • оставлять планы
  • заниматься работой по дому
  • сердиться
  • обниматься
  • вести интеллектуальную беседу
  • работать вместе
  • не иметь ничего общего
  • шутить или рассказывать анекдоты
  • ругаться
  • играть
  • обманывать
  • не разговаривать
  • смотреть телевизор
  • заниматься спортом
  • читать стихи
  • ходить за покупками
  • убегать из дома
  • поехать на пляж (за город, в центр города, в горы)
  • иметь перед собой в качестве примера для подражания
  • убираться в доме
  • чувствовать себя защищенным, когда он рядом
  • чувствовать себя хорошо в его присутствии
  • чувствовать себя плохо в его присутствии
  • чувствовать себя возбужденно в его присутствии
  • чувствовать грусть в его присутствии
  • чувствовать себя усталым в его присутствии

Ответы на все вопросы незамедлительно заносятся на схему. Психотерапевт тщательно формулирует серию вопросов, так, чтобы процесс был экономным с точки зрения времени, затраченного на него. Полученная схема обсуждается с семьей для определения характера актуального внутрисемейного взаимодействия и идеального представления о нем членов семьи.

Другим вариантом данной методики является игра «Угадай кто» — «Кто в семье…?» Примеры: больше всего склонен к составлению планов, самый начальственный, самый одинокий, самый злой, самый умный, самый смешной, самый теплый, с кем легче всего разговаривать, самый сильный, самый ловкий, лучший повар, самый щедрый, самый добрый, наиболее склонный к меланхолии, у кого самые умелые руки, самый большой оптимист, крутой пессимист, самый энергичный.

Третий вариант методики, направленный на более четкое определение альянсов и отвержений, связан с просьбой к членам семьи в ответах на вопросы сделать первый и второй выборы. Второй выбор при этом может быть обозначен на схеме другим цветом.
Четвертым вариантом является разрешение включения в возможные ответы членов расширенной семьи.
Гипотезой здесь является следующее: чем более дифференцированной является семья, тем более широким выступает разброс взаимных выборов в ответах на заданные вопросы. То, кого я выбираю для того, чтобы ходить за покупками, необязательно с моей точки зрения самый инициативный человек или же самый умелый человек в семье и т.д.

Пример

Ральф и Мэри обратились к психотерапевту с жалобами на постоянные стычки и драки между их четырьмя детьми. У старшего кроме того были сложности с его сверстниками, которые его дразнили. У второго ребенка, девочки, были проблемы с враньем, кражами и неуспехами в школе. Она являлась идентифицированным пациентом. Данный брак являлся вторым у обоих партнеров. Со стороны матери было трое детей — 15-летний сын, 13-летняя приемная дочь (идентифицированный пациент) и еще одна дочь 12-ти лет. У мужа была 11-летняя дочь, которая находилась под опекой ее матери, незамужней, но живущей с другом. Бывший муж жены не имел с семьей никаких контактов.
На второй сессии психотерапевт задала семье следующие вопросы

#1
  • С кем в вашей семье вы общаетесь с удовольствием? Пожалуйста, выберите двоих.
  • С кем из членов вашей семьи вы больше всего хотели бы общаться?

    • Тони (15, идентифицированный клиент)
    • Биологический отец Тони
    • Биологическая мать Тони
  • Одри (11, посещает отца, постоянно живет с матерью)

  • Непрерывные линии показывают актуальное состояние. Оба выбора на вопрос #1 показаны как равные по значимости.
    Прерывистые линии представляют собой идеально представляемое членами семьи состояние.

    Очевидно, что Тони, идентифицированный пациент, очень изолирована. Никто ее не выбрал. Только одна мать выбрала приемного отца, который кроме того изолирован от своих приемных детей. Он и его биологическая дочь Одри выбрали друг друга, таким образом образуя отдельный альянс. Несмотря на развод, Одри все еще очень нуждается в ее биологической семье. В идеале Джек и Тони хотели бы быть ближе к своей матери, а Мерил хотела бы быть ближе к Тони. Ни Джек ни Мерил не выбрали своего биологического отца. Тони в ходе сессии на словах выражала интерес по-поводу своей биологической матери, но не выбрала ее, выполняя данное задание (мать Одри не присутствует на встрече). Муж и жена выбирают друг друга, формируя адекватную родительскую субсистему, однако отец предпочитает своего родного ребенка приемным детям.

    #2
    • Кто в вашей семье принимает наиболее важные решения?

  • Мать Одри

  • На схеме, представленной выше, мы видим, что мама, как реально, так и идеально руководит всеми делами в семье. Все члены семьи центрированы на ней. Она воспринимает своего мужа как принимающего наиболее важные решения и в идеале ожидает от него того же, но остальные же члены семьи с этим не согласны, включая и ее биологическую дочь. Сила женщин в принятии важных решений является правилом в данной семье и не оспаривается. В ходе обсуждения отец пожаловался на то, что его жена приводит его в ярость, принимая решения по-поводу того, что и как ему делать. Когда же его спросили о том, нуждается ли он в консультациях по-поводу принятия решений, он отступил.

    Хотя Ральф и Мэри находятся в браке уже три года, отец все еще не сумел интегрироваться в существующую ранее семью, а супруги не смогли организовать достаточно адекватную новую семейную систему. Приемный отец, его дочь, сын, и приемная дочь все еще вне центра внутрисемейного взаимодействия. Тони же является самой одинокой. Дополнительные данные были получены посредством использования еще двух вопросов, однако приведенные выше схемы сами по себе достаточно хорошо иллюстрируют применение метода социограммы в семейной терапии. Весь процесс занимает всего полчаса и приводит к последующим плодотворным обсуждениям, открытиям и подвижкам семейной системы в позитивном направлении.

    Использование

    Социограмма применяется для того, чтобы преодолеть негативную направленность беседы на сессии, построенную на жалобах членов семьи, а также для выстраивания целолостной структурированной картины семейной системы. Она идентифицирует взаимодействие каждого члена семьи с предъявляемым симптомом, а также другие позитивные возможности и пути, которые существуют во внутрисемейных взаимоотношениях и выявляет те из них, которые нуждаются в укреплении. Для членов семьи иногда является открытием то, как они воспринимаются другими родственниками. Метод хорошо определяет «запутанные клубки», существующие в семье и поощряет процесс индивидуации и дифференциации в данной системе. Альянсы и разрывы отношений между членами семьи выявляются здесь в самых различных областях внутрисемейного функционирования.

    Техника, кроме того, представляет собой метод оценки внутрисемейных ролей, а также ролевых ожиданий. Выявляемые различия между этими двумя показателями указывает на существующий в семье потенциальный конфликт или неудовлетворенность.

    Техника наиболее эффективна в работе с большими семьями, в том числе и с семьями с детьми, достаточно взрослых для того, чтобы понять смысл задаваемых им вопросов. Она полезна также в диагностике приемных семей, особенно тех, которые образованы на обломках разрушенных браков.

    Социограмм в критических методологиях — Социологический обзор

    Социограммы как метод исследования

    Эгоцентрическая социограмма — визуальное представление отношений человека с другими — является мощным средством изучения социальных отношений, а также восприятия и опыта участников. В моем исследовании матерей с незащищенным иммиграционным статусом и с участием матерей с незащищенным иммиграционным статусом и «без обращения к государственным средствам» (NRPF) созданные участниками социограммы — в контексте углубленных бесед — дали новые идеи и позволили поделиться властью между участниками: отношения исследователя.

    Социограммы широко используются в количественных и качественных исследованиях социальных сетей, но не всегда с целью расширения возможностей участников. Программное обеспечение использовалось для создания социограмм с использованием данных, полученных в ходе интервью с участниками, или участники были обязаны вводить информацию в программу для создания «эгонета» (Bellotti 2016). В таких случаях социограммы использовались как средство анализа или помощи в интерпретации данных.

    Социограммы также использовались в качестве визуального инструмента в качественных, продольных исследованиях миграции и социальных сетей, исследуя процессы «рассказывания сетевых историй», в первую очередь Луизой Райан (2015, 2020).Точно так же социограммы были ключевым элементом моего этнографического исследования, в котором изучается развитие социальных сетей матерями с небезопасным иммиграционным статусом и NRPF, проживающими в Лондоне, а также практики взаимоотношений, обеспечивающие социальную поддержку в контексте политики правительства Великобритании в отношении враждебного окружения. Использование социограмм в качестве визуального и коллективного метода согласуется с моей критической методологией, помогая устранить дисбаланс сил в отношениях между исследователем и участником в процессах производства данных.

    Социограмма вольного стиля

    Моей отправной точкой было признание участников как творческих и знающих. Я предложил каждому человеку нарисовать эгоцентрическую социограмму, чтобы представить людей, которые были важны для них, и, по мере того, как они это сделали, рассказать мне об этих отношениях и характере их взаимодействий.

    Это произошло во время первой или второй из (в большинстве случаев) нескольких встреч [1] с 22 матерями в течение 16 месяцев полевой работы. Мне было очень интересно понять, как матери формируют и поддерживают дружеские и семейные отношения, взаимодействуют с членами семьи и взаимодействуют с защитниками добровольного сектора и представителями государства.В частности, я хотел понять, как эти отношения сформировали доступ к различным формам социальной поддержки в контексте более широких структурных ограничений.

    Предоставляя лист бумаги формата A3, ручки и карандаши, я попросил участников поставить себя в центр, а затем изобразить людей, которые были для них важны, разместив на бумаге людей, которых они считали наиболее близкими к себе. Помимо этого, я избегал давать никаких инструкций. Было важно, чтобы участники не чувствовали, что существует правильный или неправильный способ создания своей социограммы — это должна была быть личная карта межличностных отношений, которая имела для них значение.

    Процесс создания социограммы «вольного стиля» имел большое значение, как и окружающие его повествования. Составление схемы их личных сетей помогло участникам понять мои первоначальные исследовательские интересы, которые в противном случае могли бы показаться абстрактными. Что особенно важно, это дало им свободу выбора при выборе направления разговора. Создавая открытую социограмму в контексте неструктурированного разговора, матери могли решать, о каких отношениях и как говорить. Они сделали выбор о том, кого включить, где разместить и как представить свои отношения с отдельными людьми (или группами людей, или организациями, прошлыми или настоящими).Этот процесс пробуждал воспоминания, стимулировал глубокие размышления и формировал рассказы участников. В качестве творческого метода участия социограмма расширяла возможности участников в рамках отношений участник-исследователь.

    Кроме того, процесс создания позволил мне, как исследователю, реагировать на представления участников об их сетях. Кто важен? Кто включен, но изображен «на расстоянии»? Как участник говорит о разных отношениях? Что подсказывает их язык тела или тон голоса? Есть какие-нибудь сюрпризы? Социограмма и повествование вокруг нее послужили для меня отправной точкой для формулирования вопросов о практиках, процессах, взаимодействиях и изменениях с течением времени в отношении различных типов отношений и конкретных отношений.

    Использование альтернативного подхода шаблона, такого как «целевая» социограмма — серия концентрических кругов, представляющих эмоциональную близость (Pahl and Spencer, 2004), иногда также с квадрантами для разных типов отношений (Ryan et al., 2014, Tubaro et al., 2016) — могут быть полезны при управлении процессом получения данных. [2] Однако участники могут воспринимать это как ограничивающее, сбивающее с толку или пугающее. Участники могут беспокоиться о «правильном» способе заполнения шаблона или о «подходящем» количестве людей в их сети.Решение о том, где разместить друзей, может вызвать дискомфорт, так как может показаться, что их стоит ранжировать.

    Более того, формирование индивидуальной сети таким образом предполагает предположения о том, как ее следует концептуализировать, и о количественной оценке близости. Это снижает автономию участников и мешает им создавать и представлять свою сеть поддержки таким образом, который может иметь для них больше смысла. И наоборот, чистый лист бумаги дает участникам возможность визуально изобразить и передать свою реальность так, как они ее видят.Соответственно, роль исследователя в процессе создания менее навязчива. Это может привести к новым способам видения и понимания социальных миров участников.

    Социограмма Эмили

    Мое воспроизведение социограммы Эмили, заменяя имена отдельных друзей и имена детей на «друг 1», «ребенок 1» и т. Д., Чтобы защитить личность. «Эмили» — это псевдоним.

    Когда Эмили создавала свою социограмму на нашей второй встрече, она сначала записала имена своих детей и близких друзей, а затем добавила «церковь» и «БОГ».Она объяснила, почему:

    Хотя я хожу в церковь, на самом деле я не получаю никакой поддержки от церкви, но это часть моей жизни, поэтому я все равно поставлю церковь на первое место. А потом… Я полагаю, что Бог, конечно, был моей главной силой. А потом он заставил меня через многое пройти. Без него я могла бы стать кем угодно в жизни.

    Это привело к глубоко размышляющему повествованию, в котором Эмили противопоставила поддержку, полученную от ее веры в Бога, с поддержкой, полученной через материальные, воплощенные отношения с ее пастором и членами церкви.Это пролило свет на сложность процессов внедрения и совместного использования социальной поддержки и подняло важные вопросы о доверии и надежности с позиции шаткого иммиграционного статуса. Социограмма Эмили и ее повествование о ней помогли мне понять значение самой веры, а также двойственное отношение к религиозным сетям.

    Процесс создания социограмм и диалог с исследователем позволяют понять «значения, связанные с межличностными отношениями» (Ryan et al.2014) и навевают воспоминания, рассказы и анекдоты. Примечательно, что надежды, радости, страхи, разочарования и беспокойства, возникающие в процессе творчества, привлекают внимание к природе повседневных взаимодействий и практик, а также к типам обменов и формам поддержки, разделяемым в рамках конкретных отношений. Как Tubaro et al. (2016) и Ryan (2020) подчеркнули, что диалог, создаваемый посредством сетевой визуализации, способствует не только сосредоточению внимания на отдельных историях, но также системному мышлению и более глубокому пониманию социальных контекстов, облегчая переход от описания к теоретизированию.

    Социограммы, созданные участниками в контексте открытых рефлексивных бесед, могут, таким образом, расширять возможности и просвещать, формируя обсуждения процессов и практик в социальных сетях, как часть критической методологии.

    Notes

    [1] Я называю эти встречи «беседами», а не «интервью», в соответствии со своим критическим подходом.

    [2] Я использовал шаблон концентрических кругов в исследовании влияния Covid-19 и изоляции на сети поддержки отдельных лиц, которое проводилось в Интернете (Benchekroun, готовится к печати).Перед первым интервью участникам было предложено заполнить социограмму. Ограничения на то, как проводилось исследование, повлияли на использование социограммы как метода. Таким образом, процесс создания не был в центре внимания.

    Простое руководство по экологическим картам — сильные связи

    В то время как генограммы предоставляют историческую картину семьи и связей между поколениями и между поколениями, экокарты определяют местонахождение семьи в ее текущем социальном контексте.Они обеспечивают наглядную карту связей семьи с внешним миром.

    Они дают работникам полную картину:

    • семейная динамика — отношения, которые являются заботливыми или конфликтными;
    • подключения каждого отдельного члена семьи к системам социальной поддержки. Например: жилищная поддержка, поддержка доходов, консультации, программы правосудия и т. Д. И качество этих связей;
    • каждого отдельного члена семьи связаны с их сообществом.Например: важные друзья, соседи, спортивные клубы, духовное влияние — и качество этих связей;
    • уровень связанности всей семьи с внешним миром;
    • неблагополучных районов, в которых может потребоваться мобилизация или усиление ресурсов;
    • и области дублирования услуг.

    Они предоставляют полезный инструмент для оценки семейных, социальных и общественных отношений, а также качества этих связей.

    Они могут быть особенно полезны при работе с семьями мигрантов и беженцев, чтобы получить представление о размахе их социальных и семейных связей или составить карту областей изоляции или разобщенности, которые, возможно, необходимо будет решить.

    Составление экологической карты

    1. Используйте белую доску или большой лист бумаги и нарисуйте большой круг в центре. В этом круге опишите каждого члена семьи — квадраты, чтобы показать мужчин, и круги, чтобы показать женщин.Поместите имя и возраст каждого человека в центр квадрата или круга.
    2. Определите качество взаимоотношений между членами семьи с помощью линий:
      сплошная или толстая линия обозначает важное, прочное или положительное соединение
      пунктирная линия обозначает слабое или слабое соединение
      линии с перечеркнутыми крестиками указывают на стрессовые отношения
      стрелки вдоль линии указывают направление или поток ресурсов, энергии или процентов.
    3. Затем определите любые важные отношения с расширенной семьей или важную дружбу и качество этих отношений, используя в настоящее время линии, описанные выше.
    4. Затем определите социальные и экологические системы, которые влияют на семью. Например, их связи со школой, работой, церковью, агентством социальной поддержки, службами защиты детей, правосудием по делам несовершеннолетних, исправительными учреждениями и т.д. как указано выше.
    5. Связи могут быть установлены с семейным кругом в целом или с одним человеком в семье, если в эту систему вовлечен один человек. Это помогает показать разные уровни связи с внешним миром среди членов семьи.
    6. Всегда ставьте дату на своей экологической карте.

    Использование электронных карт в качестве основы для обсуждения

    При работе с семьей молодого человека среди членов семьи могут возникать разногласия по поводу качества взаимоотношений, уровня и характера поддержки, предоставляемой расширенной семьей, друзьями, церковью, школой и другими внешними источниками.

    Как практик, постарайтесь рассматривать подобные обсуждения как полезные. Это может помочь выявить убеждения каждого члена семьи в отношении роли семьи и сообщества и некоторых основных ценностей, которых придерживается каждый человек в рамках семейной ячейки.

    Может быть очень полезно повторить это упражнение через несколько месяцев работы с семьей, чтобы оценить любые изменения во взаимоотношениях семьи с внешней средой, а также наличие повышенного уровня социальных и семейных связей и меньшей или большей зависимости от профессиональных услуг. .

    О чем нам говорит эко-карта?

    После того, как эко-карта будет завершена, вы сможете оценить, удовлетворяются ли потребности семьи, начиная с основных потребностей в пище, жилье и доходе и заканчивая потребностью в принадлежности и социальной связи.

    Другие области, которые вы можете исследовать, включают:

    1. Как члены семьи относятся к району, в котором они живут?
    2. Доверяют ли они поддержке профессиональных агентств? Или у них есть семья, друзья и соседи, которые их поддерживают?
    3. Если они полагаются на поддержку профессиональных агентств, каково качество предоставляемой поддержки? Отвечает ли это их потребностям?
    4. Дублируются ли услуги или существует ли хорошая связь между службами, оказывающими помощь членам семьи?
    5. Есть ли у них связи с людьми их собственного культурного происхождения? Ценятся ли их ценности или находятся в противоречии с окружающей средой?
    6. Занимаются ли они какой-либо деятельностью вне школы или работы или принадлежат к каким-либо группам?
    7. Есть ли у них доступ к хорошему медицинскому обслуживанию?
    8. Есть ли области, в которых потребности не удовлетворяются, и есть ли возможности получить доступ к необходимой поддержке в местном сообществе?

    Семейные границы

    Эко-карты помогают работникам определить, являются ли границы между семьей и окружающей их средой открытыми или закрытыми.Семьи с гибкими открытыми границами поддерживают здоровые отношения с людьми вне семьи. Они позволяют отдельным членам семьи развивать независимые отношения, сохраняя при этом семейные связи.

    Семьи с закрытыми границами мало контактируют с внешним миром и склонны смотреть на мир с подозрением. Члены семьи запутываются и иногда впадают в депрессию, так как нет новых источников энергии, способствующих укреплению отношений и мышления.

    Эко-карты обеспечивают четкое визуальное представление состояния границ внутри семейной ячейки и подчеркивают, где работнику может потребоваться побудить родителей позволить больше открытости и вклад, чтобы отдельные члены могли развивать отношения как внешние по отношению к семье, так и внутренние.Если семейная ячейка остается закрытой, существует риск ее полного распада.

    Граничные вопросы, которые необходимо задать:

    1. Открыта ли эта семья для нового опыта или отношений? Насколько и каким образом он «закрыт»?
    2. Являются ли границы семей проницаемыми и пористыми? Могут ли участники устанавливать индивидуальные связи с другими людьми и организациями? Допускает ли семья других физически или эмоционально? Родственники остаются аутсайдерами?
    3. Гибкие ли границы, т.е.д., могут ли они расширяться и сжиматься адаптивно по отношению к окружающей среде? Защищает ли семья своих членов, когда это необходимо, и допускает ли дифференциацию, когда это необходимо?
    4. Ограничены ли семейные границы в первую очередь из-за чего-то в семье, из-за чего-то в мире или из-за того и другого вместе? 1

    Сервисная поддержка

    Эко-карты

    также помогут вам проанализировать, соответствует ли уровень и тип поддержки, которую семья получает от услуг в области здравоохранения, социального обеспечения, занятости и других услуг, их потребностям.Эко-карты могут выявить недостатки в предоставлении услуг, дублирование предоставления услуг или отсутствие скоординированного предоставления услуг.

    1. Предоставляет ли семья услуги для удовлетворения потребностей семьи?
    2. Общаются ли они друг с другом? Есть ли скоординированный подход к оказанию услуг?
    3. Есть ли проблемы, которые не решаются?
    4. Имеется ли дублирование в предоставлении услуг, и ни одно агентство не взяло на себя ведущую роль в обеспечении адекватности и уместности реакции на потребности семьи?
    5. Каково качество отношений между профессиональными и вспомогательными работниками и членами семьи? Какая энергия вкладывается в работу с семьей и дает ли она какие-либо измеримые результаты?

    % PDF-1.5 % 1 0 объект / MarkInfo> / Метаданные 2 0 R / PageLayout / OneColumn / Страницы 3 0 R / StructTreeRoot 4 0 R / Тип / Каталог >> эндобдж 5 0 obj > эндобдж 2 0 obj > транслировать 2016-04-19T10: 56: 06 + 01: 002016-04-19T10: 56: 02 + 01: 002016-04-19T10: 56: 06 + 01: 00Acrobat PDFMaker 11 для Worduuid: 532e74ac-8e03-4f8e-9da8- fad14b9uuid: 5c79e3a6-652d-465d-aee2-de8ebfa89253

  • 9
  • application / pdf
  • Paola
  • Библиотека Adobe PDF 11.0D: 2016041
  • 53Миддлсексский университет конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > / Шрифт> / XObject> >> / Повернуть 0 / StructParents 0 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 14 0 объект > / Шрифт> >> / Повернуть 0 / StructParents 4 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 15 0 объект > / Шрифт> >> / Повернуть 0 / StructParents 5 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 16 0 объект > / Шрифт> >> / Повернуть 0 / StructParents 6 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 17 0 объект > / Шрифт> >> / Повернуть 0 / StructParents 7 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 18 0 объект > / Шрифт> >> / Повернуть 0 / StructParents 8 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 19 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / XObject> >> / Повернуть 0 / StructParents 9 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 20 0 объект > / Шрифт> >> / Повернуть 0 / StructParents 10 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 21 0 объект > / Шрифт> >> / Повернуть 0 / StructParents 11 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 22 0 объект > / Шрифт> >> / Повернуть 0 / StructParents 12 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 23 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / XObject> >> / Повернуть 0 / StructParents 13 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 24 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / XObject> >> / Повернуть 0 / StructParents 16 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 25 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / XObject> >> / Повернуть 0 / StructParents 17 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 26 0 объект > / Шрифт> >> / Повернуть 0 / StructParents 18 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 27 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / XObject> >> / Повернуть 0 / StructParents 19 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 28 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / XObject> >> / Повернуть 0 / StructParents 20 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 29 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / XObject> >> / Повернуть 0 / StructParents 21 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 30 0 объект > / Шрифт> >> / Повернуть 0 / StructParents 22 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 31 0 объект > / Шрифт> >> / Повернуть 0 / StructParents 23 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 32 0 объект > / Шрифт> >> / Повернуть 0 / StructParents 25 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 33 0 объект > / Шрифт> >> / Повернуть 0 / StructParents 33 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 34 0 объект > эндобдж 35 0 объект > эндобдж 36 0 объект > эндобдж 37 0 объект > эндобдж 38 0 объект > эндобдж 39 0 объект > эндобдж 40 0 объект > эндобдж 41 0 объект > эндобдж 42 0 объект > эндобдж 43 0 объект > эндобдж 44 0 объект > эндобдж 45 0 объект > эндобдж 46 0 объект > эндобдж 47 0 объект > эндобдж 48 0 объект > эндобдж 49 0 объект > эндобдж 50 0 объект > эндобдж 51 0 объект > эндобдж 52 0 объект > эндобдж 53 0 объект > эндобдж 54 0 объект > эндобдж 55 0 объект > эндобдж 56 0 объект > эндобдж 57 0 объект > эндобдж 58 0 объект > эндобдж 59 0 объект > эндобдж 60 0 объект > эндобдж 61 0 объект > эндобдж 62 0 объект > эндобдж 63 0 объект > эндобдж 64 0 объект > эндобдж 65 0 объект > эндобдж 66 0 объект > эндобдж 67 0 объект > эндобдж 68 0 объект > эндобдж 69 0 объект > эндобдж 70 0 объект > эндобдж 71 0 объект > эндобдж 72 0 объект > эндобдж 73 0 объект > эндобдж 74 0 объект > эндобдж 75 0 объект > эндобдж 76 0 объект > эндобдж 77 0 объект > эндобдж 78 0 объект > эндобдж 79 0 объект > эндобдж 80 0 объект > эндобдж 81 0 объект > эндобдж 82 0 объект > эндобдж 83 0 объект > эндобдж 84 0 объект > эндобдж 85 0 объект > эндобдж 86 0 объект > эндобдж 87 0 объект > эндобдж 88 0 объект > эндобдж 89 0 объект > эндобдж 90 0 объект > эндобдж 91 0 объект > эндобдж 92 0 объект > эндобдж 93 0 объект > эндобдж 94 0 объект > эндобдж 95 0 объект > эндобдж 96 0 объект > эндобдж 97 0 объект > эндобдж 98 0 объект > эндобдж 99 0 объект > эндобдж 100 0 объект > эндобдж 101 0 объект > эндобдж 102 0 объект > эндобдж 103 0 объект > эндобдж 104 0 объект > эндобдж 105 0 объект > эндобдж 106 0 объект > эндобдж 107 0 объект > эндобдж 108 0 объект > эндобдж 109 0 объект > эндобдж 110 0 объект > эндобдж 111 0 объект > эндобдж 112 0 объект > эндобдж 113 0 объект > эндобдж 114 0 объект > эндобдж 115 0 объект > эндобдж 116 0 объект > эндобдж 117 0 объект > эндобдж 118 0 объект > эндобдж 119 0 объект > эндобдж 120 0 объект > эндобдж 121 0 объект > эндобдж 122 0 объект > эндобдж 123 0 объект > эндобдж 124 0 объект > эндобдж 125 0 объект > эндобдж 126 0 объект > эндобдж 127 0 объект > эндобдж 128 0 объект > эндобдж 129 0 объект > эндобдж 130 0 объект > эндобдж 131 0 объект > эндобдж 132 0 объект > эндобдж 133 0 объект > эндобдж 134 0 объект > эндобдж 135 0 объект > эндобдж 136 0 объект > эндобдж 137 0 объект > эндобдж 138 0 объект > эндобдж 139 0 объект / К 7 / П 10 0 Р / Стр. 27 0 R / S / Рисунок >> эндобдж 140 0 объект > эндобдж 141 0 объект > эндобдж 142 0 объект > эндобдж 143 0 объект > эндобдж 144 0 объект > эндобдж 145 0 объект > эндобдж 146 0 объект > эндобдж 147 0 объект > эндобдж 148 0 объект > эндобдж 149 0 объект > эндобдж 150 0 объект > эндобдж 151 0 объект > эндобдж 152 0 объект > эндобдж 153 0 объект > эндобдж 154 0 объект > эндобдж 155 0 объект > эндобдж 156 0 объект > эндобдж 157 0 объект > эндобдж 158 0 объект > эндобдж 159 0 объект > эндобдж 160 0 объект > эндобдж 161 0 объект > эндобдж 162 0 объект > эндобдж 163 0 объект > эндобдж 164 0 объект > эндобдж 165 0 объект > эндобдж 166 0 объект > эндобдж 167 0 объект > эндобдж 168 0 объект > эндобдж 169 0 объект > эндобдж 170 0 объект > эндобдж 171 0 объект > эндобдж 172 0 объект > эндобдж 173 0 объект > эндобдж 174 0 объект > эндобдж 175 0 объект > эндобдж 176 0 объект > эндобдж 177 0 объект > эндобдж 178 0 объект > эндобдж 179 0 объект > эндобдж 180 0 объект > эндобдж 181 0 объект > эндобдж 182 0 объект > эндобдж 183 0 объект > эндобдж 184 0 объект > эндобдж 185 0 объект > эндобдж 186 0 объект > эндобдж 187 0 объект > эндобдж 188 0 объект > эндобдж 189 0 объект > эндобдж 190 0 объект > эндобдж 191 0 объект > эндобдж 192 0 объект > эндобдж 193 0 объект > эндобдж 194 0 объект > эндобдж 195 0 объект > эндобдж 196 0 объект > эндобдж 197 0 объект > эндобдж 198 0 объект > эндобдж 199 0 объект > эндобдж 200 0 объект > эндобдж 201 0 объект > эндобдж 202 0 объект > эндобдж 203 0 объект > эндобдж 204 0 объект > эндобдж 205 0 объект > эндобдж 206 0 объект > эндобдж 207 0 объект > эндобдж 208 0 объект > эндобдж 209 0 объект > эндобдж 210 0 объект > эндобдж 211 0 объект > эндобдж 212 0 объект > эндобдж 213 0 объект > эндобдж 214 0 объект > эндобдж 215 0 объект > эндобдж 216 0 объект > эндобдж 217 0 объект > эндобдж 218 0 объект > эндобдж 219 0 объект > эндобдж 220 0 объект > эндобдж 221 0 объект > эндобдж 222 0 объект > эндобдж 223 0 объект > эндобдж 224 0 объект > эндобдж 225 0 объект > эндобдж 226 0 объект > эндобдж 227 0 объект > эндобдж 228 0 объект > эндобдж 229 0 объект > эндобдж 230 0 объект > эндобдж 231 0 объект > эндобдж 232 0 объект > эндобдж 233 0 объект > эндобдж 234 0 объект > эндобдж 235 0 объект > эндобдж 236 0 объект > эндобдж 237 0 объект > эндобдж 238 0 объект > эндобдж 239 0 объект > эндобдж 240 0 объект > эндобдж 241 0 объект > эндобдж 242 0 объект > эндобдж 243 0 объект > эндобдж 244 0 объект > эндобдж 245 0 объект > эндобдж 246 0 объект > эндобдж 247 0 объект > эндобдж 248 0 объект > эндобдж 249 0 объект > эндобдж 250 0 объект > эндобдж 251 0 объект > эндобдж 252 0 объект > эндобдж 253 0 объект > эндобдж 254 0 объект > эндобдж 255 0 объект > эндобдж 256 0 объект > эндобдж 257 0 объект > эндобдж 258 0 объект > эндобдж 259 0 объект > эндобдж 260 0 объект > эндобдж 261 0 объект > эндобдж 262 0 объект > эндобдж 263 0 объект > эндобдж 264 0 объект > эндобдж 265 0 объект > эндобдж 266 0 объект > эндобдж 267 0 объект > эндобдж 268 0 объект > эндобдж 269 ​​0 объект > эндобдж 270 0 объект > эндобдж 271 0 объект > эндобдж 272 0 объект > эндобдж 273 0 объект > / Граница [0 0 0] /ПРИВЕТ / Rect [291.

    Социальное обеспечение, социальная справедливость и социальное благо |

    Генограмма — это изображение семейных отношений и истории человека. Это выходит за рамки традиционного генеалогического древа, позволяя создателям визуализировать закономерности и психологические факторы, влияющие на отношения.

    Генограмма — это изображение семейных отношений и истории человека. Это выходит за рамки традиционного генеалогического древа, позволяя создателям визуализировать закономерности и психологические факторы, влияющие на отношения.

    Генограммы были впервые разработаны в клинической психологии и семейной терапии Моникой МакГолдрик и Рэнди Герсоном и популяризированы благодаря публикации книги под названием «Генограммы: оценка и вмешательство» в 1985 году. Эта новая система визуализировала клиента в контексте других родственников, включая родителей, бабушки и дедушки, супруги, братья и сестры, дети, племянники и племянницы.

    Генограммы сейчас используются различными группами людей в различных областях, таких как медицина, психология, социальная работа, генетические исследования, образование и молодежная работа, и это лишь некоторые из них.

    Большинство практикующих специалистов по социальной работе в личной и семейной терапии используют генограммы наряду с социограммами для личных записей и / или для объяснения динамики семьи своим клиентам.

    Зачем мне использовать генограммы?

    Генограммы — действительно полезный инструмент, помогающий нам понять ключевых людей и отношения в жизни клиентов. Это также может помочь нам увидеть закономерности в тех отношениях и поколениях, которые влияют на нашего клиента. Из-за графического характера генограмм на них легко выявляются проблемы и опасения, о которых обычно нельзя говорить в безопасной манере.

    Генограммы также помогают нашим клиентам составить основу, объясняющую их обстоятельства. Многие молодые люди, которые подвергаются жестокому обращению, изо всех сил пытаются говорить об этом, однако показ им, как рисовать генограммы, может привести их к рисованию оскорбительных отношений, которые открывают диалог. Это также может помочь им увидеть проблемы, которые волнуют нас как профессионалов. Какой способ решения проблем, основанный на сильных сторонах.

    Больше всего могут меняться генограммы. Они представляют собой картину того, что происходит сейчас.Когда я работаю с семьями, они часто находятся на грани войны. Их генограммы часто выглядят так, как будто ребенок схватился за тексты. Раскрасьте всюду и извилистые линии, насколько хватит глаз. Через несколько месяцев мы вернемся к нему, и стало немного меньше волнистых линий и несколько меньше цветов. Именно тогда я показываю им их старые генограммы и спрашиваю, что произошло, чтобы эти изменения произошли? Это отличный инструмент для отображения изменений.

    Так что же в генограммах?

    Генограммы используют формы для передачи смысла.Квадраты — мужчины, круги — женщины, треугольники — связанные с беременностью. Крест в форме означает смерть. Домашние животные даже получат майку! Фигуры начинают сообщать нам, сколько людей и какого они пола. На этом этапе мы можем добавить возраст, имена, даты рождения и смерти. Столько личной информации, сколько необходимо.

    Следующим шагом для нас будет добавление того, как объединяются отношения. В противном случае у нас будет просто набор фигур на странице. Брак — сплошная линия, развод — через два штриха.Датировка — пунктирная линия и т. Д.

    Наконец, нам нужно взглянуть на эмоциональную природу отношений. Гармоничны ли отношения? Есть ли дружба или даже лучшие друзья? Они влюблены? Возможно, в отношениях есть даже неприязнь. Есть ли насилие, недоверие или даже семейная вражда? Возможно, это жестокое обращение, пренебрежение или сексуальное насилие.

    Все эти маленькие кусочки информации собираются вместе, чтобы нарисовать картину того, как семья и отношения человека влияют на него.Он показывает закономерности и историю, которые делают человека таким, какой он есть. Он может показать ситуации, проблемы, связанные с поколениями, и семейную динамику, которые создают среду, в которой нашим клиентам приходится бороться. Его также можно использовать в качестве терапевтического инструмента для преодоления трудностей и восстановления сил.

    Социальный сетевой подход в африканской социолингвистике

    1. Предпосылки

    В области общей социолингвистики необходимо признать, что африканские общества во многом отличаются от обществ Глобального Севера.В Африке термин национальное государство охватывает широкий спектр политических построений, которые чаще всего расходятся с западной концепцией государства и общества. Этническая принадлежность не является результатом расовой сегрегации и построения социальной идентичности, но в большинстве африканских социально-политических условий этнические группы основаны на примордиализме, различных культурах и языках, таким образом, строго придерживаясь этнического национализма.

    Тем не менее, современные африканские постколониальные общества имеют мало общего с ранними описаниями европейских путешественников.Хотя традиции, семья и происхождение по-прежнему важны, африканские общества также соответствуют современным образам жизни и восприятию идентичности. Хотя работорговля и колониализм, а также современность и постколониальная глобализация повлияли на массовые социальные и политические изменения в Африке, живой синкретизм и активное присвоение свидетельствуют о глубоко укоренившемся сопротивлении образу жизни индустриальных обществ. Поскольку социальные категории, такие как класс, гендерные роли и другие, возникли в различных исторических условиях, нельзя, например, приравнять традиционную социальную категорию как клан с классической концепцией социального класса Маркса / Вебера и придерживаться стандартного вариационистского подхода.

    По сравнению с западным контекстом, вариационные исследования в Африке редки. Этот факт также является следствием специфической колониальной и постколониальной истории исследований в Африке. Учитывая языковое разнообразие на континенте, насчитывающее около 1900 различных языков, большинство из которых все еще недостаточно документировано, академический акцент делается на описании языков, а также на исторической и прикладной лингвистике. Более того, сильная традиция африканской антропологической лингвистики меньше занимается языком и обществом и больше занимается традиционными знаниями и лексической семантикой.Однако описательный разрыв постепенно уменьшается, что является предпосылкой для вариационистских исследований.

    В настоящее время большинство африканистов признают тот факт, что языковое разнообразие является причиной вариаций как таковых. Высокая степень многоязычия общества и индивидуума часто приводит к переключению кода в соответствии с социальными сферами. Исследования использования языка в многоязычной среде показывают, что вариативность влияет на все языки репертуара говорящего чаще всего в зависимости от ситуационных факторов.Растущее количество свидетельств также указывает на случаи «органического многоязычия», когда смешивание, переключение и переплетение элементов из очень разнообразного репертуара является стандартным при общении. Поскольку лингвистические помехи увеличивают социолингвистические параметры, социолингвистика в Африке редко занимается изменяющимися правилами только одного языка, но чаще всего сталкивается с вариациями, вызванными контактами. Таким образом, языковые вариации в Африке — очень сложный вопрос, в котором социальное и индивидуальное многоязычие приводит к языковым вмешательствам, определяемым конкретными социальными параметрами.

    С введением Анализа социальных сетей (SNA) в исследования вариаций, проведенных Милроем (Milroy & Milroy, 1978, 1985), авторы не только расширили наше понимание механизмов языковых вариаций и изменений, но и представили мощный этнографический метод для поле. Фактически, SNA — идеальный метод начальной загрузки для социальной категоризации в высокодинамичных сообществах и недостаточно задокументированных контекстах, и он чрезвычайно полезен для определения соответствующих социальных отношений в данном речевом сообществе.Таким образом, для социолингвистики в Африке он предлагает основу для понимания и объяснения паттернов языковых вариаций и механизмов языковых изменений.

    2. История СНС и текущие события

    Анализ социальных сетей как формальное представление социальной структуры основан на количественной оценке связей между участниками, которые рассматриваются как самые основные социальные отношения. В заранее определенной группе все существующие связи между участниками (акторами) в соответствии с социальной деятельностью или отношениями (например,g., будучи друзьями, вместе отправляясь на региональный рынок, обращаясь за советом), объединяются в единое представление: сеть. Этот подход был центральной темой британской социологической школы во второй половине прошлого века (Barnes, 1954), а также имеет предшественников в антропологии (Radcliffe-Brown, 1940, Schnegg, 2010a). Он был успешно применен в Африке Капферером (1969, 1972) и в различных других исследованиях антропологической школы Швейцера (1989, 1996; и см. Schnegg, 2010a, p.26). В последнее время его влияние как методологического инструмента в антропологии уменьшилось, поскольку динамические и открытые характеристики сетей в современных обществах очень трудно операционализировать (Hannerz, 1992, стр. 51; см. Schnegg 2010b, стр. 861). В то время как традиционными областями применения в антропологии в основном были родственные отношения и экономические отношения обмена, прагматика и коммуникативные связи не воспринимались как социальная деятельность и, следовательно, были исключены из этнографического описания. Однако многие процедуры и меры из этнографической СНС можно перенять для социолингвистического подхода.

    Социальные сети также занимают центральное место в теориях, моделирующих инновации и распространение материальных и нематериальных благ в социальных группах. В этих подходах сетевые принципы являются частью пояснительной структуры, которая позволяет определять механизмы распространения инноваций и сохранения норм (Schweizer, 1996, стр. 11 и далее). Слабые связи, низкая плотность и структурные дыры в социальной сети считаются ответственными за отсутствие контроля над отдельными участниками и препятствуют развитию общей идентичности в данном сообществе (Granovetter, 1973).Начиная с работы Роджерса «Распространение инноваций» (1962), проблема распространения сама по себе представляет собой обширную область, которая получила огромное развитие за последние десятилетия и к настоящему времени «включает более 5000 исследований. Никакая другая область поведенческих и социальных наук не представляет больше усилий со стороны большего числа ученых из большего числа стран »(Danowski, Gluesing, & Riopelle, 2011, стр. 128). Относится ли к материальной культуре или лингвистическим особенностям, принятие инноваций отдельными людьми кажется довольно сложным явлением, и количество связанных теорий множилось.

    Адаптации SNA к социолингвистическим исследованиям изменений способствовало представление о том, что речевые сообщества являются социальными системами и что позиция актера основана на его / его коммуникативных и социальных действиях. Таким образом, социальная активность приравнивается к общению, а социальные связи устанавливаются посредством вербального обмена. К настоящему времени эта точка зрения стала центральным компонентом социальной и лингвистической теории (Austin, 1962; Bourdieu, 1991; Coupland, Sarangi, & Candin, 2001; Habermas, 1981; Luhmann, 1984; Searle, 1994).В соответствии с этой концепцией языковые вариации во всех их аспектах понимаются как основанные на повседневном социальном взаимодействии, а языковые изменения можно рассматривать как функцию потребности в социальной дифференциации и конструировании идентичности индивидов и речевых сообществ.

    Основываясь на предположении, что общение — это социальная деятельность, Милрой и Милрой (1978) и Милрой (1980) впервые добавили СНС в социолингвистический инструментарий в своем исследовании народных речевых форм в трех белфастских сообществах.Применение концепции к этому городскому контексту также выиграло от работы Капферера (1969, 1972) в Замбии. Однако вначале идея сети была просто «набором процедур, а не полноценной теорией» (Milroy, 1980, стр. 46). Опять же, опираясь на принципы Грановеттера (1973) распространения инноваций через слабые связи и их аналог, сопротивление изменениям в сплоченных сетях, они разработали аспект структурных оппонентов в сети, чтобы иметь возможность отличать новаторские от консервативных ораторов.Основываясь на показателях СНС, полученных от ряда субъектов из целевых речевых сообществ Белфаста, Л. Милрой сформулировал общую гипотезу, согласно которой «близость к нормам разговорной речи положительно коррелирует с уровнем интеграции человека в сети местных сообществ» (Milroy, 1980, p. С. 133–134). Впоследствии они усовершенствовали свой метод для сравнения индивидуальных характеристик языковых акторов, а также попытались определить общие характеристики социальных сетей, которые управляют процессами изменения языка в речевом сообществе.Их общая гипотеза относительно корреляции между структурой сети и ее склонностью к изменениям гласит: «Лингвистические изменения происходят медленно в той степени, в которой соответствующие группы населения прочно укоренились и связаны прочными связями, в то время как они происходят быстро в той степени, в которой в популяциях существуют слабые связи »(Milroy & Milroy, 1985, стр. 375).

    Поиск и описание лидеров лингвистических инноваций также были составной частью других социолингвистических исследований.Социометрический анализ Лабова (Labov, 1972) и обсуждение личных качеств новаторов относятся к тем же принципам распространения через социальные сети. В более поздних исследованиях СНС плодотворно применялась в различных контекстах различными авторами (например, Gal, 1979; Labov, 2001; Lippi-Green, 1989), однако большинство из них находилось в западном мире.

    Другие попытки использовать СНС в лингвистических исследованиях сосредоточены на динамическом характере социальных сетей. Например, при объединении двух представлений одной и той же сети в два разных момента времени можно отобразить распространение любой заданной функции.Эта идея лежит в основе представлений Росс (1997) о социальных сетях, которые он использует метафорически, чтобы показать свои идеи о разделении прото-малайско-полинезийского языка на различные подсемейства. Он также пытается подкрепить графические представления предполагаемых событий реконструкциями событий речевого сообщества, которые помогают установить относительную хронологию событий. Каким бы интересным это ни было, в нем отсутствует этнографическая основа, необходимая для создания синхронной «реальной» сети, которая, в свою очередь, является незаменимыми данными, необходимыми для разработки реалистичных моделей любого рассматриваемого речевого сообщества.

    Такое динамическое моделирование на основе реальных сетей представляет собой самую последнюю разработку в СНС. Хотя до недавнего времени социолингвистические сетевые исследования в основном фокусировались на синхронных лингвистических вариациях в небольших группах говорящих, они обычно умалчивают о том, как социальные сети влияют на языковые изменения в более широком историческом масштабе. Для моделирования воздействия социальных сетей в течение длительных периодов времени в последних подходах используются концепции крупномасштабных сетей и распространения инноваций для учета динамики языка и лингвистических изменений с точки зрения компьютерного моделирования.Согласно этой точке зрения (Fagyal, Swarup, Escobar, Gasser, & Lakkaraju, 2010; Ke, Gong, & Wang, 2008; Nettle, 1999) лингвистические изменения основаны на инновациях, которые должны преодолеть порог признания в сети, чтобы успешно распространяться и становиться новыми нормами. Как только параметры для преодоления порога определены, компьютерное моделирование манипулирует дополнительными характеристиками сетей, чтобы сделать предположения о том, как язык изменяется в большом масштабе времени. Однако это направление исследований СНС все еще находится в начальной стадии, и особенно необходимы эмпирические исследования «лингвистически значимых крупных сетей влияния» (Fagyal et al., 2010, с. 2067).

    3. СНС: практика и теория

    Подход социальных сетей состоит из двух взаимосвязанных компонентов: теории сетей и сетевого анализа. Каким-то образом термин анализ социальных сетей стал покрывающим термином для всего подхода. В то время как теория закладывает общую основу для исследования, аргументации и мотивации основных компонентов модели, аналитическая часть касается реализации сбора данных, расчета сетевых показателей и графического представления результатов. Сетевая теория — также покрывающий термин, который включает в себя различные взгляды на то, как объяснять социальные механизмы с помощью таких понятий, как слабые и сильные связи или вовлеченность акторов в социальную ткань.

    Социолингвистическое исследование, основанное на подходе SN, обычно включает этнографическое описание и документацию данной социальной структуры и направлено на определение социальных параметров, которые управляют языковыми вариациями. Наряду с этой аналитической частью также могут быть проверены теоретические концепции и теории распространения и изменения.Подход социальных сетей, предлагаемый здесь, выходит далеко за рамки метафорического использования термина сеть и обеспечивает формальное представление социальной структуры группы или речевого сообщества. Следует также иметь в виду, что коммуникативные связи специально не рассматриваются в СНС, поскольку концепция связи между участниками подразумевает поток информации и вербальное взаимодействие. Сила связи указывает на частоту или личные эмоциональные ценности в данных отношениях, но не на качество с точки зрения успешного вербального взаимодействия.Модель социальной сети не воспроизводит взаимодействие в дискурсе.

    СНС

    основывается на следующих основных предположениях:

    1.

    Участники и их действия рассматриваются как взаимозависимые, а не как независимые единицы.

    2.

    Отношения между участниками — это каналы передачи или потока ресурсов (материальных или нематериальных).

    3.

    Структура сети предоставляет возможности и ограничения для отдельных действий.

    4.

    Сетевые модели концептуализируют структуру, например социальную, экономическую, политическую, как модели отношений между участниками (Huber, 2007, стр. 43).

    Данные социальных сетей являются неотъемлемой частью абстракции от того, что интуитивно или сознательно составляет личные отношения в данной социальной среде. Сетевая модель использует метод формализации для хранения отношений в виде ребер и отдельных субъектов в виде узлов в матрицах. Галстуки могут быть разных видов и разной прочности.Сетевые исследования также фиксируют первичные индивидуальные характеристики участников, такие как возраст и уровень образования.

    Сетевые данные могут быть собраны с помощью различных стратегий, таких как опрос, этнографическое или документальное исследование. Социальная группа, находящаяся под пристальным вниманием, может быть заранее определена через общее постоянное членство, например, коллег по работе, школьный класс или члены семьи. Распространенным методом для других случаев, когда границы нечеткие или слишком широкие, является метод снежного кома .Каждый начинается с отдельного актера, который считается центральным в определенном отношении, а затем продвигается по его / его социальным отношениям в виде снежного кома l (Jansen, 1999, стр. 65 и сл.). В реальных исследованиях часто используется комбинация обеих попыток, если, например, сельское население не может быть исследовано как единое целое, а может быть произведена выборка. В таком случае несколько центральных действующих лиц из разных подгрупп берутся за отправную точку.

    Основным подходом к анализу данных социальных сетей является математическая теория графов и матричная алгебра.Результирующие представления общей структуры, подгрупп и шаблонов достигаются с помощью матричного суммирования ребер в сети. Соответствующие сетевые показатели, такие как, например, мощность, влияние или вовлеченность, рассчитываются с помощью формализованных алгоритмов, определенных теорией социальных сетей (Rogers, 1962; Valente, 1995, 2005; цитируется по Friemel, 2010; см. Также Hall, 2006).

    Матрица содержит либо двоичную информацию об отношении, например «X является другом Y» или «X не является другом Y» (таблица 1), либо ценные данные, например «степень дружбы между X и Y» (Таблица 2).Двоичные реляционные данные могут быть направленными или ненаправленными, указывая, заявлено ли отношение одним субъектом или обоими субъектами. Например, «X нравится Y» и «Y нравится X» или «Z нравится W», но «W не нравится Z».

    Отношения можно охарактеризовать как связь между однотипными и разными типами акторов. Матрица, содержащая информацию об одних и тех же акторах, называется матрицей смежности — например, отношения дружбы между людьми (см. Таблицы 1 и 2). В матрице инцидентности хранятся данные об отношениях между различными типами акторов; например, отдельные участники, посещающие местные рынки (Таблица 3).

    С точки зрения социолингвистических исследований, СНС предоставляет средства для категоризации речевых групп и отдельных субъектов на эмпирической основе, которая затем служит для корреляции с лингвистическими переменными. На групповом уровне он позволяет измерить плотность и степень неоднородности речевого сообщества в целом. Оба показателя имеют большое значение для сравнения и обсуждения социальных факторов, ведущих к языковым вариациям. Более того, поскольку эти меры представляют собой сумму индивидуальных отношений в сети, СНС не зависит от какой-либо внешней категоризации и полагается только на эмические категории.Однако для конкретной реализации вопрос каким-то образом смещается к вопросу о том, какие социальные связи уместны в данном сообществе.

    Таким образом, помимо овладения формальными методами и соответствующей статистикой СНС, успех применения СНС во многом зависит от достижения этнографической адекватности концептуализации социальных отношений. Для внедрения СНС получение знаний с помощью этнографических методов, таких как включенное наблюдение, является важным шагом до введения в действие социальных связей.Однако для этого не существует обобщенной процедуры, поскольку социальные отношения, которые рассматриваются как первичные для одной речевой группы, могут рассматриваться как не относящиеся к делу в другом сообществе. Например, концепция соседства играет важную роль в качестве социальной категории в Филадельфии (Labov, 2001) и Белфасте (Milroy & Milroy, 1978), а также в западноафриканских речевых сообществах Samo и Pana, изученных Бейером. и Шрайбер (см. раздел «Проект Пана-Само»). Но принципиально не предполагается, что этот фактор актуален во всех случаях для социальной сети.

    Сетевые данные можно анализировать либо качественно, с точки зрения интерпретации графиков, либо количественно, с точки зрения оценок сети и их статистической корреляции с лингвистическими переменными. Оба аспекта дополняют друг друга и, таким образом, представляют собой два взгляда на одно и то же.

    3.1 Количественный подход

    С момента введения СНС в социолингвистику первоначальный метод претерпел множество изменений. Рост цифровых коммуникационных сетей сделал сетевые данные доступными в немыслимом ранее измерении.Это привело к интенсивным исследованиям новых статистических подходов и математических основ сетевого моделирования (см. Дополнительная литература). В этом контексте новое автономное программное обеспечение и статистические пакеты для языков сценариев (например, «sna» для R) позволяют использовать гораздо больше подходов к анализу данных, чем в ранние времена программного обеспечения для статистических баз данных. Текущее программное обеспечение SNA, такое как UCINET (Borgatti, Everett, & Freeman, 2002) или VennMaker (Schönhuth, Kronenwett, Gamper, & Stark, 2014), предлагает ряд готовых к использованию стандартных статистических процедур и адаптированных инструментов визуализации сетевой структуры.

    Обычная процедура количественного подхода объединяет количество, силу и тип отношений в оценку сети, а затем коррелирует ее как числовой вектор с лингвистическими переменными. Эта процедура использовалась, например, в исследованиях Милроя и Милроя (1978) и других (см. Дополнительная литература). В этих попытках оценка отдельного участника рассчитывается с использованием данных реляционной сети, а затем рассматривается как любой другой индивидуальный атрибут, например возраст или пол. Таким образом, количественный сетевой подход отличается от других вариационистских подходов, поскольку некоторые атрибуты основаны на агрегированных сетевых показателях и затем коррелируются с лингвистическими переменными.

    Более того, оценки сети представляют собой непрерывные данные. Это позволяет использовать методы регрессии, если переменные операционализируются также как непрерывные, например, как частота результатов переменных правил. Как уже было показано в ранних социолингвистических исследованиях (Лабов, 1969), большинство говорящих различаются в отношении переменных правил, и диапазон их изменения зависит от внешних факторов. Таким образом, выступающих можно разделить на категории в зависимости от использования ими правил переменных, что приводит к частотному распределению, применимому для более детального статистического анализа.Этот второй подход требует лингвистического интервью, в котором одна и та же переменная встречается в контролируемой обстановке и в достаточном количестве токенов.

    Полукатегория и социальная природа языка в сочетании с эмпирически обоснованным методом сбора данных, таким образом, включают количественный метод, который отличается от обычных стандартов статистики. Социолингвистика обычно больше занимается исследовательской, чем выводимой статистикой. Аналогичным образом, статистика в СНС также отличается от традиционных методов вывода, поскольку данные социальных сетей по своей природе зависимы.Корреляции между сетевыми индексами также требуют особых статистических методов (Borgatti, Everett, & Johnson, 2013, стр. 126ff). Однако, поскольку показатели социальных сетей не зависят от лингвистических переменных, они могут быть коррелированы.

    Выбор показателей СНС в социолингвистических исследованиях также мотивирован теоретическими соображениями. В соответствии с сетевой теорией и распространением инновационных исследований, меры центральности считаются важными для выявления лидерства со стороны общественного мнения и для отображения структурной эквивалентности участников (см. Раздел «История СНС»).Тем не менее, перенос традиционных социолингвистических концепций на меры СНС не так прост. Например, такое понятие, как престиж , по-разному понимается в социолингвистике и сетевом анализе. В СНС престиж в основном понимался как комбинация центральной роли субъекта в сети и власти, которую он / она может реализовать в силу этого положения в социальной сети. Bonacich (1987) предложил различать два вида престижа в парадигме СНС, а именно престиж, основанный на центральности и престиж, основанный на власти.Он утверждал, что у актера есть престиж, основанный на силе, только если он / она связан с другими, которые не так хорошо связаны, не обладают властью сами по себе, в то время как традиционно предполагалось, что центральные действующие лица со многими связями обладают властью как таковые (Hanneman & Riddle , 2005). Однако лишь несколько социолингвистических исследований рассматривают последние тенденции в теории социальных сетей и применяют недавно разработанные меры к своим данным (но см. Marshall, 2004).

    Другое направление количественного сетевого подхода выходит за рамки оценок и атрибутов сетей отдельных говорящих.Свойства самой сети, такие как плотность и сплоченность, влияют на поддержку местных языковых норм на уровне сообщества. Например, Милрой обнаружил, что плотные и мультиплексные сети имеют качество, сохраняющее нормы, тогда как свободные сети, похоже, предпочитают изменение языка (см. Раздел «История SNA» и: Milroy & Milroy, 1985, p. 375). Таким образом, SNA предлагает эмпирический полигон для моделирования распространения в различных типах сетей или для интегрированных моделей языковых контактов, которые связывают атрибуты сообщества, такие как групповая сплоченность, с результатом изменения, вызванного контактом (см.2).

    3.2 Качественный подход

    В качественном подходе сетевые данные передаются в социограмму, график, отображающий структуру сети как индивидуальные отношения между участниками. Цель состоит в том, чтобы указать не только количество связей актера количественно, но также его / ее положение или принадлежность к определенным группам. Социальное расстояние между участниками отображается как пространственное расстояние в графическом представлении сети. В сетевом графе люди представлены как узлы (точки, точки, вершины), а социальные отношения — как связи (соединения, ребра, линии) (рисунок 1).

    Рисунок 1. Графическое представление основных отношений и атрибутов субъектов.

    При указании оценочного отношения силы связи могут отображаться в разных размерах, чтобы показать атрибут. Различные цвета или геометрические формы могут использоваться для отображения различных качеств, таких как родство или соседство. Стрелки показывают направление данного отношения (Рисунок 2).

    Рисунок 2. Графическое представление атрибутов связи.

    Плотность отображается как расстояние между отдельными узлами в сети.Кластеры и клики отображаются на графике как субъекты, которые сильно связаны с некоторыми, но не со всеми субъектами сети (рис. 3).

    Рис. 3. Визуализация плотности сети: (а) сплоченный кластер против (б) рыхлая структура сети.

    Если субъекты связаны различными видами отношений, такими как родство и соседство, сеть характеризуется как мультиплексная (рис. 4).

    Рисунок 4. Визуализация мультиплексности сети.

    Взаимность или симметрия указывает, являются ли направленные связи в основном взаимными или однонаправленными (рис. 5).

    Рисунок 5. Визуализация симметрии сети.

    Социограмма является результатом алгоритмов теории графов на основе матрицы данных (рисунок 6).

    Рисунок 6. Визуализация социальной сети с помощью Netdraw, основанная на сумме всех зарегистрированных связей.

    Полученная социограмма — это средство для определения ролей отдельных субъектов, которые не обязательно указываются количественными сетевыми мерами центральности. Например, некоторые маргинальные субъекты слабо интегрированы в сеть и характеризуются, например, низкой степенью централизации.Однако они могут действовать как связующие акторы или посредники между подгруппами и выполнять важную социальную роль (рис. 7).

    Рисунок 7. Типы ролей актеров в социальной сети.

    Отображение атрибутов, таких как использование языковых вариантов, в структуру сети, дополняет статистические корреляции, указывая на такие механизмы распространения, которые запускаются не общими атрибутами актора, а простой социальной близостью. Графическая визуализация социоэлектального распределения особенно интересна, если распространение происходит, скажем, только в одной подгруппе всей сети (рис. 8).

    Рисунок 8. Пример распределения лингвистической переменной в примерной сети.

    Это также инструмент для исследования данных с целью разработки гипотез, которые затем должны быть проверены с помощью количественных средств.

    4. Приложения в Африке

    Ряд публикаций прямо упоминает социальные сети, но не использует подход в аналитическом и / или теоретическом смысле, упомянутом здесь. Например, Оуэнс в своем исследовании вариативности разговорного арабского языка в Майдугури, Нигерия, использует СНС в качестве синонима социальных микрогруппировок: «данные микрогруппировок, которые, вероятно, были бы квалифицированы как тесно связанные социальные сети, если формальное определение из них в этих условиях должна была быть предпринята попытка »(Owens, 1998, p.259). SNA также выделяется в другом названии Грэма: «Взгляд на акты теории идентичности через анализ социальных сетей у португальских креолов в Западной Африке» (Graham, 2001). Здесь автор использует сетевые методы как инструмент для измерения диалектной изменчивости, моделируя социальные отношения как лексическое сходство. Поскольку реальных данных из социальных сетей нет, первоначальная идея СНС в вариационистских исследованиях как-то перевернута. В социолингвистическом исследовании Использование языка в Эфиопии с точки зрения сети (Meyer & Richter, 2003) авторы утверждают, что студенты высших учебных заведений демонстрируют «многообразные сетевые отношения».»(Мейер и Рихтер, 2003, стр. 45). Это выводится из того факта, что студенты покидают свои первоначальные усадьбы, чтобы посещать университетские города и, следовательно, по определению находятся в ситуации «слабых связей», что приводит к множественным контактам и отношениям. Более того, города понимаются как инновационные горячие точки, которые кристаллизуются из скопления слабо связанных между собой участников, что, в свою очередь, усиливает их постоянно растущую привлекательность. Однако никаких эмпирических данных, подтверждающих такие утверждения, не представлено.

    4.1 Исследования SNA в Африке

    Первым исследованием, использующим подход социальных сетей в более простой форме, является работа Джоан Рассел (1981) «Коммуникативная компетентность в группе меньшинств. Социолингвистическое исследование общины, говорящей на суахили в Старом городе Момбасы »Автор сравнивает два варианта суахили, на которых говорят бок о бок в городском центре Момбасы в Кении. В то время как Кимвита — диалект, на котором традиционно говорят в Старом городе Момбасы, общенациональный стандарт суахили преподается в школах и широко распространен среди молодежи и новичков.Рассел сокращает диалектное различие до двух фонологических маркеров: / t̪ / и / n̪d̪ / Кимвиты, в отличие от / č / и / nǰ / стандартного суахили. Будучи исключительной чертой разновидности Старого города, фонемы Кимвита считаются сигналом к ​​«членству в афро-арабской Момбасской группе, говорящей на суахили, и к идентичности с этой группой» (Russell, 1981, p. 74). Опираясь на свое знакомство с социальной структурой в городе, она, кроме того, убеждена, что «социально-экономический класс, даже если бы он мог быть установлен с какой-либо точностью, имел бы гораздо меньшее значение как детерминант языковых вариаций, чем возраст, пол. , стиль беседы или статус (инсайдер vs.аутсайдер) собеседника »(Рассел, 1981, с. 64). На этом фоне локальные социальные сети рассматриваются как потенциальные каналы коммуникации и, следовательно, как локусы языковой вариативности (Russell, 1981, p. 66).

    Однако, хотя ее лингвистические данные, полученные от 24 взрослых и 12 учеников, основаны на различных жанрах текстов и интервью, сопутствующая социальная сеть не устанавливается систематическим образом. СНС используется только для выбора предметов для исследования как часть закрытой и мультиплексной сети старых семей в Старом городе Момбасы.Не существует ни объективной характеристики всей сети, ни сетей или позиций отдельных лиц в ней (Рассел, 1981, стр. 66 и далее). Таким образом, данное исследование представляет собой лишь первое приближение к потенциалу СНС. Его результаты показывают, что стандартное произношение суахили становится все более популярным среди носителей кимвита, показывая, что в основном пожилые женщины являются его последним оплотом (Russell, 1981, p. 107).

    Салями (1991) использует СНС для изучения изменчивости йоруба в Иле-Ифе, Нигерия.Он устанавливает сети эго 31 женщины и 39 мужчин и ищет корреляции с лингвистическими маркерами, которые измеряются на фоне стандартной йоруба (Салами, 1991, стр. 218 и далее). Этому стандартному варианту противопоставляются три основных диалекта, которые, как и стандартный, очень хорошо описаны в литературе. Наконец, он анализирует четыре фонетические переменные, каждая из которых показывает, по крайней мере, один вариант, известный как удаленный от города в городе (Салами, 1991, стр. 221 и далее). Его гипотеза следует тезису Милроя относительно норм разговорной речи (раздел «История СНС»): «Преобладающее использование местного и / или нестандартного варианта диалекта коррелирует с большей степенью интеграции отдельного говорящего в сети местного сообщества» (Салями, 1991, стр.224). Сетевые отношения человека исследуются с помощью анкеты, которая охватывает области родственников, соседства, дружбы, работы и церковных общин. Из ответов автор выводит цифры, характеризующие отдельные сети с точки зрения плотности, близости и мультиплексности, которые, в свою очередь, объединяются в индивидуальную сетевую оценку для каждого респондента (Salami, 1991, p. 225).

    Анализ

    Салами показывает, прежде всего, что социальные параметры, такие как возраст, пол и образование, не коррелируют с рейтингом отдельных людей в сети, тем самым доказывая, что интеграция в местное сообщество не зависит от этих атрибутов.Что касается корреляции с лингвистическими маркерами, он находит один гендерно-специфический вариант и некоторые корреляции между лингвистическими переменными, городским кварталом и географическим происхождением семьи собеседников (Salami, 1991, p. 230f.). Две переменные показывают четкую корреляцию с рейтингом сети. Стигматизированные [s] переменной / S / и стигматизированные [mɔɔ] переменной {maa} положительно коррелируют с высокими сетевыми оценками женщин (Salami, 1991, стр. 233f.). Однако есть еще несколько лингвистических маркеров для хорошей интеграции в сети местных сообществ, которые коррелируют только с определенными возрастными и гендерными классами.Салами приходит к выводу, что конкретные языковые варианты имеют двойную функцию в Иле-Ифе: они сигнализируют о принадлежности к определенной социальной группе и в то же время устанавливают норму произношения в связанных социальных сетях. Он также заявляет, что лингвистические переменные различаются по своей нормативной силе. В то время как говорящие осознают, что некоторые элементы действительно сигнализируют о принадлежности к определенной группе, другие варианты производятся ниже уровня сознания. Более того, Салами не видит подтверждения обобщению западных исследований (Labov, 2001; Milroy, 1985; Trudgill, 1978) о том, что женщины склонны использовать стандартные или престижные формы, в то время как мужчины придерживаются консервативных форм.В Иле-Ифе, как и в Момбасе, кажется, что женщины придерживаются местных норм языка больше, чем мужчины (Салами, 1991, стр. 242). Этот иной взгляд на гендерное речевое поведение является прямым следствием применения СНС, основанной на этнографии. В отличие от более стандартного подхода к социолингвистике, в СНС предполагается, что социальное значение гендера и языкового поведения мужчин и женщин различается в разных сообществах.

    Исследование страдает некоторыми методологическими недостатками, такими как нечеткий контекст сбора лингвистических данных и загадочное вычисление оценки сети.Более того, по крайней мере сомнительно, являются ли корреляции только с четырьмя случаями (n = 4) вообще статистически надежными (Salami, 1991, стр. 236–237). Несмотря на это, исследование показывает, что социолингвистические исследования в Африке плодотворно дополняются концепцией социальных сетей, и тем более, когда отсутствуют другие меры социальной стратификации.

    В настоящее время реализуются несколько очень многообещающих проектов, в которых СНС используется как часть своего инструментария. Все они связаны с многоязычным контекстом и вопросами языкового развития при контакте (см. Раздел «Перспективы»).

    4.2 Проект Пана-Само

    Самый последний исследовательский проект с использованием методологии СНС также был направлен на изменение, вызванное контактом, в многоязычной зоне контакта в Западной Африке. В этом исследовании (Beyer, 2010, 2014, 2015; Beyer & Schreiber, 2013; Schreiber, 2009, 2014) авторы использовали SNA, чтобы пролить свет на текущие процессы языковых контактов, а также намеревались оценить адаптируемость методологии SNA к преимущественно устные общества с низкими полномочиями по обеспечению соблюдения норм и высокодинамичным населением.На фоне сельской и давней зоны контактов на границе между Буркина-Фасо и Мали исследование было сосредоточено на двух соседних деревенских общинах, поддерживающих разнообразные социальные и экономические отношения, хотя доминирующие языки в обеих деревнях принадлежат к совершенно разным языковым семьям. В то время как одна деревня, Пини, является частью языковой области Северного Само (Манде), другая, Донон, принадлежит к находящемуся под угрозой исчезновению меньшинству носителей языка Пана (Гур).

    Лингвистические данные включали различные тесты фонологических переменных, морфологических вариаций, а также набор лексических и дискурсивных элементов, каждый из которых специфичен для целевых типов языка и языковой области.С точки зрения исследовательской стратегии, весь набор потенциальных переменных был исследован в различных лексических и морфо-синтаксических средах и в разных текстовых жанрах (таких как списки слов, задачи перевода, рассказывание картинок, свобода слова). Все переменные коррелировали со всеми видами атрибутов говорящего, включая показатели СНС. В качестве еще одного расширения вариационистского подхода лингвистические переменные были классифицированы как инновации или удержание на основе сравнительных данных из литературы.Путем количественной оценки использования нововведений или удержания по всему набору данных для каждого участника рассчитывалась оценка инноваций / удержания. Кроме того, для каждой переменной или элемента была построена местная диалектическая дескриптивная норма (DVN) с учетом модели распределения в социальной сети и других социолингвистических параметров. Степень соблюдения установленной таким образом нормы или отклонения от нее аналогичным образом рассчитывалась для всего набора данных и переводилась в так называемую оценку «соблюдения нормы».

    Во-первых, исследование Пана-Само продемонстрировало, что этот метод очень хорошо адаптируется к условиям сельской деревни при условии, что при анкетировании используется понимание местных культур. Комбинация сетевых вопросов по основным местным категориям, таким как соседство и родственные отношения, в сочетании с вопросами о взаимопомощи и консультационных сетях сработала очень хорошо. Основная часть данных СНС сформировала сеть из 41 участника в Pini (вторая, более крупная сеть была построена с 86 участниками для корреляций с сокращенным набором переменных) и 94 субъектами в Donon.Полученные сетевые представления выявили, с одной стороны, то, что интуитивно сообщили члены сообщества о положениях некоторых отдельных акторов в социальной ткани сообществ, а с другой стороны, отображали центральные узлы, клики, стражи ворот, но также и маргинальные. актеры очень четко. Также стало ясно, что функции двух деревенских общин частично идентичны в зависимости от наиболее влиятельных сетей (родственные и клановые отношения), но они также различаются в некоторых важных аспектах, которые в первую очередь непредсказуемы.

    В Дононе оценка сети была построена на основе множества критериев (см. Beyer, 2010), которые четко коррелировали с лингвистическими маркерами. Эти корреляции подчеркивают связь между хорошей интеграцией в сети местного сообщества и близостью к норме разговорной речи. Чем выше оценка данной сети говорящих, тем ниже процент необычного произношения, использования лексических заимствований и маркеров иностранного дискурса (Beyer, 2015). Исследование также показало, что большое количество языковых вариаций не может быть объяснено одной социальной корреляцией.Очень часто корреляции проявляются только тогда, когда определенные сетевые функции и общие атрибуты связаны значимым образом.

    Например, склонность некоторых говорящих на языке Samo от Pini к депалатализации согласных (CDEPAL) значительно коррелирует с конкретными сетевыми показателями, такими как in-eigenvector (InARD = In-eigenvector со средним обратным расстоянием, r = 0,52) и соответствующими мерами собственного вектора. В терминологии СНС это означает, что субъекты с большим количеством входящих связей от других относительно центральных субъектов (т.е., собственный вектор) значительно предпочитают фрикативный [], а не [dʲ], палатализированный взрывной. В социолингвистической речи это читается так: более влиятельные в социальном плане субъекты речевого сообщества предпочитают (локальные лингвистические) инновации [ʒ], в то время как периферийные говорящие придерживаются консервативного произношения.

    Кроме того, данные также показывают значительную связь (r = 0,4) CDEPAL с баллом сродства Pana . В этой партитуре описываются актеры из само говорящей деревни Пини, которые поддерживают тесные отношения с говорящими на пана из соседних деревень.Корреляция сигнализирует о том, что говорящие с высоким сродством к пане реже производят фрикативный звук. Этот статистический результат предполагает случай вариации, вызванной контактом. Тем не менее, трудно решить, накладывают ли говорящие на пана L1 свое вмешательство на говорящих на Само, связанных с ними, или эти говорящие на Само придерживаются того же варианта с точки зрения удержания, как предполагает приведенная выше статистика. В любом случае структура социальной сети, похоже, предотвращает (повторное) распространение [d] среди всего речевого сообщества, поскольку акторы с сильной аффилированностью с Pana, а те, кто демонстрирует высокий сетевой показатель «промежуточности», предпочитают фрикативный релиз.В этом смысле можно сделать вывод, что сетевой фактор является более доминирующим, чем фактор языкового контакта (рисунок 9).

    Рис. 9. Распределение переменной депалатализации в выборочной сети Пини (частота CDEPAL возрастает от светлого до темно-синего и черного)

    В этом смысле СНС предоставляет эмпирические аргументы в пользу того, что изменение, вызванное контактом, не обязательно является явлением одного только вмешательства, но связано с социальным воздействием диффузии в речевом сообществе.

    Еще одно открытие проекта Пана-Само состоит в том, что переменные практически из всех частей лингвистической системы могут стать маркерами идентичности. Например, вышеупомянутые маркеры иностранного дискурса (сильно коррелированные с носителями с низким рейтингом в сети), которые сначала бессознательно и случайно используются некоторыми маргинальными субъектами, похоже, распространяются по сети и, таким образом, становятся общими средствами дискурса. структура в сообществе дононов (Бейер, 2014, 2015). То же самое и с некоторыми морфологическими признаками.

    Schreiber (2014) описывает выбор заимствованных дискурсивных маркеров в сообществе Pini в зависимости от личного стиля и атрибутов, коммуникативного контекста и, опять же, индивидуальных ролей и позиций в сети. На основе социальных данных и личных биографий анализ показывает, что не существует связи между лингвистической компетенцией на языках-донорах и использованием заимствованных дискурс-маркеров. В случае Пини использование дискурс-маркеров французского и Jula не связано с реальным личным репертуаром (рис. 10).

    Рис. 10. Частота использования дискурсивного маркера «bon» в выборочной сети Пини (черный кружок = частое использование).

    На основе описательной нормы (DVN) (см. Раздел «Проект Pana-Samo») положение различных типов громкоговорителей в сети становится видимым. На основе качественного анализа СНС в сети Пини выделяются клики новаторских ораторов (рис. 11).

    Рис. 11. Распределение речевого поведения в выборке сети Pini (черный кружок = новаторские ораторы).

    Таким образом, классифицированные переменные помогают проверить гипотезы о взаимосвязи сетевых атрибутов речевого сообщества и вариативности, вызванной контактом, путем корреляции оценок сетевой когерентности и неоднородности с лингвистически мотивированной оценкой вариации и эмпирическим уровнем инноваций.

    5. Перспективы

    Учитывая преобладающие динамические многоязычные условия, чаще всего на фоне менее стандартизованных языков, СНС является многообещающей основой для исследований вариаций в Африке из-за ее методологических преимуществ.Он очень гибкий и при правильной реализации дает множество реальных, живых данных, которые позволяют проводить глубокий анализ текущих процессов языковых вариаций и изменений, которые было бы трудно получить с помощью классического вариационистского исследовательского дизайна.

    В настоящее время по крайней мере два текущих исследовательских проекта в Африке внедряют СНС как часть своего методологического инструментария. Оба проекта расположены в сельской местности, где многоязычие широко распространено и глубоко укоренилось в повседневном общении.В таких контекстах органического многоязычия приложения СНС являются очень многообещающими, поскольку они позволяют выявить фактические вариации говорящих в использовании их весьма разнообразного репертуара и последствия, которые это может иметь для развития языка и построения языковых норм. И лондонский проект «Crossroads», и проект «Lower Fungom», базирующийся в Buffalo, в настоящее время собирают данные СНС в своих соответствующих областях, сенегальской провинции Казаманс и северо-западных частях Камерунских пастбищ.Вместе с дальнейшими запланированными исследованиями и текущим анализом данных СНС из проекта Пана-Само, делается первый шаг к сравнительной оценке данных СНС из незападного контекста.

    Несмотря на то, что SNA требовательна с точки зрения реализации и обработки данных, широкие возможности интеллектуального анализа данных и глубокое понимание данного речевого сообщества стоят затраченных усилий. Более того, последние разработки в области программного обеспечения и науки о данных позволяют обрабатывать гораздо больше данных, чем в первые времена СНС.Однако, помимо методологических и технических требований, еще одним потенциальным препятствием являются темпы теоретического развития СНС. С момента своего появления в социолингвистике в быстрорастущем сообществе СНС были разработаны различные новые меры и статистические методы. Получение такого огромного количества свежей литературы и тестирование новых концепций также является проблемой для применения СНС в социолингвистике, но — опять же — стоит затраченных усилий.

    02 Социометрия — когнитивное поведение

    Доступна загрузка | Журнал основных мыслей

    ВВЕДЕНИЕ

    Среди наиболее важных целей развития в детстве — принятие сверстников.Позитивное взаимодействие со сверстниками открывает возможности для социализации и способствует развитию у детей чувства собственного достоинства и принадлежности. Однако исследования показывают, что значительное число детей остаются без друзей. Это социальное отторжение коррелирует с другими показателями дезадаптации, такими как нарушение академической успеваемости, поведенческие проблемы и эмоциональные расстройства. Поэтому психологи все больше озабочены выявлением и лечением детей, у которых мало друзей и которых не любят сверстники.

    Исследование проблемы зависит от точного определения личности и поведенческих характеристик отвергнутых сверстниками детей. Важно прояснить различие между детьми, которых сверстники отвергают, и детьми, которых сверстники игнорируют. По словам Френча и Вааса, у отвергнутых детей «мало друзей, и они активно не нравятся другим», в то время как у брошенных детей «мало друзей, но они не испытывают неприязни со стороны сверстников». Безнадзорных детей просто игнорируют. По сути, отвергнутые дети, как правило, изолированы группой сверстников, в то время как брошенные дети, по-видимому, изолированы от своих сверстников.

    Распространенность

    Силлессен, ван Узендум, ван Лисхаут и Хартуп подсчитали, что от 10 до 20% детей «не нравятся» своим сверстникам. По оценкам Waas, 13% детей классифицируются как отвергнутые, в то время как Петтит, Клоусон, Додж и Бейтс аналогичным образом обнаружили, что 12% выборок из детских садов и первого класса соответствуют этой категории. Однако исследование распространенности неприятия сверстниками осложняется тем фактом, что эти дети составляют разнородную группу. Согласно Ваасу, самая большая подгруппа отвергнутых детей включает тех, кто «проявляет высокий уровень аверсивного поведения».Френч и Ваас также сообщают, что большинство отвергнутых детей проявляют «отталкивающее и властное» поведение по отношению к сверстникам. Другие отвергнутые дети демонстрируют плохое поведение по отношению к авторитетным фигурам, крайнюю или враждебную социальную изоляцию, трудности с самоконтролем или «серьезно нарушенное поведение». В другую подгруппу могут входить дети, которые демонстрируют относительно соответствующее поведение, но испытывают такие недостатки, как низкий IQ, физические недостатки или низкая привлекательность.

    French подчеркивает неоднородность мальчиков, отвергнутых сверстниками.В его исследовании были выявлены две отдельные группы отвергнутых мальчиков. Около 50% отвергнутых мальчиков проявили агрессивный характер поведения. Мальчики в этой группе демонстрировали высокий уровень агрессии, проблем с поведением, тревожности и замкнутости по сравнению со сверстниками. Учителя также оценили их как «неспособных к самоконтролю, проявляющих недостаточную концентрацию на работе и академической мотивации, а также демонстрирующих растущую враждебную изоляцию». Баллы этих детей по показателям агрессии и полной инвалидности соответствовали нормативному перцентильному рейтингу от 89 до 99.Силлессен и др. Добавляют, что эти мальчики, как правило, «импульсивны, агрессивны, нечестны, сверхчувствительны и не склонны к сотрудничеству».

    Мальчики из второй группы продемонстрировали абстинентность без сопутствующих проблем с поведением. Эти дети демонстрировали высокий самоконтроль, социальную изоляцию и интроверсию. По словам Френча, эта подгруппа отвергнутых детей также имеет низкую «эгоустойчивость», конструкт, который включает «способность ладить с другими, личную компетентность и способность к сотрудничеству».Дети с этим профилем испытывают трудности с адаптацией к стрессу, выглядят заторможенными, тревожными и замкнутыми. Кроме того, эти дети демонстрируют несоответствующий аффект и манеры поведения, что указывает на то, что их трудности в отношениях со сверстниками могут быть результатом социальной некомпетентности, а не недостатком контроля или высокой агрессией.

    Сильва предполагает, что различия в самовосприятии и атрибуции социальных ситуаций влияют на меняющийся поведенческий профиль отвергнутых сверстников.Сильва разделил отвергнутых детей на две отдельные группы — экстернализирующие и интернализирующие — а затем сравнил их самооценку с восприятием популярных статусных детей. Результаты показали, что отвергнутые интернализирующие субъекты сообщили о более низком самооценке, чем другие группы. Эти дети были более склонны к отстранению, если они объясняли отказ внутренними, устойчивыми и негативными причинами, такими как их собственные личные слабости. Напротив, отвергнутые-экстернализированные субъекты с большей вероятностью будут действовать агрессивно, если они приписывают отторжение внешним причинам, таким как враждебность со стороны сверстников.Кроме того, Бойвин, Пулен и Витаро обнаружили, что агрессивно отвергнутые дети осознавали свое несоответствующее поведение, но не считали себя менее принятыми сверстниками. Это говорит о том, что они не осознают или не желают признавать свою низкую популярность, что может снизить их уязвимость к абстиненции и интернализации проблем.

    Более ранние исследования неприятия сверстников, как правило, были сосредоточены на мальчиках или на комбинированных выборках мужчин и женщин без оценки половых различий. Учитывая половые различия в характере социальных взаимодействий и дружбы в детстве, исследование профилей девочек, отвергнутых сверстниками, представляется уместным.Френч исследовал характеристики девочек, отвергнутых сверстниками, и обнаружил неоднородность в этой популяции. И снова возникли две группы девушек, одна из которых более девиантна, чем другая. Большую группу составили девушки с низким самоконтролем и высоким уровнем агрессии по оценке сверстников, социальной отстраненностью и общими поведенческими проблемами. Более проблемная группа продемонстрировала еще более высокий уровень абстиненции, беспокойства, враждебной изоляции и неспособности к учебе. В отличие от результатов для мальчиков, отвергнутых сверстниками, по шкале агрессии эти две группы не различались.Скорее, разные уровни интернализующих расстройств, казалось, различали две подгруппы девочек, отвергнутых сверстниками.

    Идентификация и оценка

    Дети, отвергнутые сверстниками, часто выявляются с помощью социометрических показателей сверстников. Исследователи просят детей указать одноклассников, с которыми они больше всего (положительно) и меньше всего (отрицательно) любят общаться. Затем детей классифицируют по таким категориям, как популярные (высокий положительный, низкий отрицательный), пренебрегаемые (низкий положительный, низкий отрицательный), отвергнутые (низкий положительный, высокий отрицательный), противоречивые (высокий положительный, высокий отрицательный) или средний (без экстремального значения). положительным или отрицательным).Исследователи также могут использовать 5-балльную шкалу Лайкерта, которая оценивает предпочтения одноклассников. Дети заполняют шкалу от улыбающегося до нахмуренного лица, чтобы указать, насколько им нравится играть с конкретным ребенком. И социометрические номинации сверстников, и рейтинговые шкалы неизменно оказываются наиболее точными индикаторами отвергнутого статуса.

    Рейтинги учителей также были исследованы как метод выявления детей, испытывающих проблемы во взаимоотношениях со сверстниками.Здесь часто используется Контрольный список школьного поведения (Miller, 1977). По этой шкале оцениваются потребность ребенка в достижениях, враждебная изоляция (злоба, отказ говорить в злости, отсутствие друзей), агрессия, тревога (отстраненность и явная тревога), экстраверсия и неспособность к учебе. French и Waas оценили способность учителей выявлять детей, которые испытывают отторжение со стороны сверстников. В то время как значительная корреляция между рейтингами учителей и социометрическими номинациями сверстников обнаружилась, учителя сообщили о значительном количестве ложноотрицательных и ложноположительных результатов.Учителя успешно распознавали учащихся с наиболее серьезными трудностями в отношениях со сверстниками, но им часто не удавалось определить количество умеренно отвергнутых детей. Кроме того, они неверно классифицировали ряд детей, которым не было отказано. Результаты также показали, что учителя выявляли отторжение сверстников у детей, проявляющих больше академических и поведенческих трудностей. Таким образом, оказывается, что учителя могут не распознавать более тонкие индикаторы социального статуса определенных учеников среди сверстников.

    Детские самоотчеты и рейтинговые шкалы родителей, такие как Контрольный список поведения ребенка, полезны для оценки вовлеченности ребенка в деятельность, социальной компетентности, успеваемости в школе, а также интернализации и экстернализации поведенческих проблем.Кроме того, прямое наблюдение за ребенком может помочь выявить трудности в отношениях со сверстниками. Френч рекомендует наблюдать за детьми во время общения со сверстниками в школе, чтобы изучить проявления положительного, отрицательного и нейтрального поведения. Здесь к положительному поведению относились помощь, обмен, улыбка, сотрудничество, выполнение запросов сверстников или комплименты. Негативное поведение включало неприятие идей сверстников, отказ от участия, поддразнивание, споры, физическую или словесную агрессию или отказ в привилегиях.Нейтральное поведение включало параллельную игру или беседу. Французский дополнительно закодировал изолированное поведение, такое как уединенная игра или активность сторонних наблюдателей. В случаях отторжения сверстников дети обычно чаще демонстрируют негативное и изолированное поведение.

    Курс этиологии и развития

    По сравнению с заброшенными, популярными и среднестатистическими детьми, отвергнутые сверстниками дети обычно сталкиваются с наиболее сопутствующими проблемами. Во-первых, отвергнутые дети, по-видимому, демонстрируют дефицит социальных навыков.Силлессен и др. Проверили, как отвергли знания детей о навыках решения межличностных проблем, показав им картинки различных социальных дилемм. Затем детям было предложено найти как можно больше различных решений проблем. Ответы оценивались на основе количества уникальных решений и эффективности каждого решения. По мнению авторов, как умеренно, так и сильно отвергнутые дети порождали экстремальные нормы решения проблем, будь то просоциальные или антисоциальные. Поэтому сверстники могут рассматривать отвергнутых детей как «лакомых кусочков» или «кислых яблок».

    Тонер и Манро изучали социальную принадлежность отвергнутых подростков к сверстникам. Гипотетические социальные взаимодействия были представлены для оценки причинно-следственной связи, стабильности и воспринимаемого контроля. Результаты показали, что отвергнутые дети чаще, чем их сверстники, демонстрировали неадаптивный стиль объяснения. Эти дети были склонны отрицать заслуги перед принятием, приписывали отказ постоянным факторам и воспринимали более низкий контроль над событиями. Отвергнутые дети с большей вероятностью приписывали принятие сверстниками нестабильным внешним факторам, а неприятие сверстников — внутренним, стабильным факторам.Однако остается спорным, является ли наблюдаемый дефицит социальных навыков причиной или следствием статуса отвергнутого сверстниками. Например, отвергнутые детские неудачи в социальных ситуациях могут снизить их воспринимаемую самокомпетентность. Это способствует усвоенной беспомощности, которая усугубляет социальную дезадаптацию и изоляцию. Эти данные свидетельствуют о том, что отвергнутые дети демонстрируют стиль объяснения, который поддерживает или увеличивает ожидания отвержения сверстниками в будущем.

    Оценки сверстников, родителей и учителей показывают, что у отвергнутых детей наблюдается повышенная частота поведенческих и личностных расстройств.Френч и Ваас сообщили, что по шкале оценок учителей и родителей отвергнутые дети демонстрируют больше проблем с поведением, чем брошенные, популярные или обычные дети. Гиперактивность, антисоциальное поведение и академические трудности, по-видимому, в значительной степени связаны со статусом отвергнутого сверстниками. Авторы также обнаружили, что отвергнутые дети демонстрируют сравнительно высокий уровень агрессии, неадекватного поведения и одиночных игр.

    В нескольких исследованиях изучалась связь между неприятием сверстников и проблемами интернализации.Френч и Ваас обнаружили, что отвергнутые дети проявляли более высокий уровень тревожности по сравнению со своими сверстниками. Это повышенное беспокойство может указывать на ранние симптомы интернализующих расстройств. Boivin et al. сравнили профиль депрессии отвергнутых, брошенных и обычных детей. Как и предполагалось, как агрессивные, так и неагрессивные отвергнутые дети выражали более сильное чувство депрессии, а также большее одиночество и социальную неудовлетворенность, чем нормативная группа. Сверстники также оценили их как легко обиженных и необычно грустных.Отстраненные дети считали себя менее компетентными и менее принимаемыми своими сверстниками.

    Boivin et al. предполагают, что сообщаемые чувства депрессии у замкнутых-отвергнутых детей могут отражать глубинное измерение «диспозиционного заторможенности и незащищенности». Авторы предполагают, что факторы раннего темперамента (т. Е. Порог возбуждения), социализации (т. Е. Стиль воспитания) и реляционные (т.Неприятие и уход взаимодействуют, образуя самовоспроизводящийся цикл стресса и усиливающейся социальной изоляции. Pettit et al. исследовали влияние темперамента ребенка, воспитания детей и семейной экологии на статус отвергнутого сверстниками. Отвергнутые дети чаще происходили из семей с низким социально-экономическим положением и из семей с суровым и ограничительным стилем дисциплины. Кроме того, семьи этих детей сообщили о более высоком уровне жизненного стресса. Дети с таким профилем были более агрессивными и менее образованными в социальном и академическом плане, чем их сверстники.Pettit et al. поэтому пришел к выводу, что неблагоприятное экономическое положение может стать фактором риска отторжения сверстников в раннем детстве.

    Лонгитюдное исследование показывает, что отвергнутые сверстниками дети часто продолжают сталкиваться с отторжением со стороны сверстников с течением времени. Это подвергает их повышенному риску развития трудностей адаптации и клинических расстройств в подростковом и взрослом возрасте. К ним относятся правонарушения, самоубийства и расстройства психического здоровья.

    Wads сообщил, что отвергнутые дети, как правило, имеют более высокие баллы по подшкале враждебной изоляции Контрольного списка школьного поведения.Это открытие кажется особенно тревожным, поскольку исследования показывают, что дети, которые проявляют как агрессию, так и замкнутость, подвергаются особенно высокому риску более поздней патологии. Паркер и Ашер оценили три показателя проблемных взаимоотношений со сверстниками (принятие, агрессивность и застенчивость / отстраненность) как предикторы трех исходов развития (отсев из школы, преступность и психопатология). Авторы обнаружили связь между плохой адаптацией к сверстникам в детстве и увеличением распространенности более позднего отсева из школы и преступности.Низкое принятие со стороны сверстников и высокая агрессивность служат надежными предикторами этих более поздних трудностей, в то время как застенчивость / отстраненность не обязательно приводят к дальнейшей дезадаптации.

    Следует отметить, однако, что только некоторые отвергнутые дети продолжают отвергаться сверстниками из года в год. Исследования указывают на роль агрессивного поведения как опосредующего фактора в поддержании неприятия сверстниками. Вадс обнаружил, что больший процент отвергнутых детей был агрессивным в выборке третьего класса, чем в выборке пятого класса.Поскольку агрессия имеет тенденцию к уменьшению с возрастом, возникают сдвиги в развитии причин отторжения, при этом агрессия играет более важную роль в раннем детстве. Таким образом, с возрастом сверстники могут рассматривать продолжающуюся агрессию как все более отклоняющуюся от нормы, что приводит к еще большему отторжению со стороны сверстников. Дети, которые не проявляют этого отталкивающего стиля поведения, могут почувствовать улучшение социального статуса сверстников.

    Cillessen et al. обсудить дифференциальную стабильность социального неприятия с течением времени для подгрупп отвергнутых детей.По словам авторов, только от 40% до 50% отвергнутых детей остаются таковыми из года в год, и только 35% остаются отвергнутыми в течение более длительного периода. Субъектов в выборке оценивали по критериям агрессии, застенчивости, самооценки, решения социальных проблем и размера сети взаимных симпатий в двух случаях с интервалом в один год. Результаты показали, что агрессивно отвергнутые дети оставались отвергнутыми с течением времени чаще, чем другие подгруппы. Это может быть связано с сохранением их агрессивного и деструктивного поведения.Эти дети с большей вероятностью будут получать негативное отношение со стороны других детей и реже сталкиваются с возможностями для участия в совместных обменах и интимном взаимодействии со сверстниками. Можно ожидать, что у этих детей по-прежнему будет мало друзей или что их доступные товарищи могут состоять в основном из других «неквалифицированных, отвергнутых и антиобщественных детей».

    Сохраняют ли другие социометрически категоризованные дети, такие как безнадзорные дети, свое проблемное место среди сверстников, менее определенно.Немногочисленные данные свидетельствуют о том, что безнадзорные дети сталкиваются с серьезным риском более поздней адаптации и поведенческих расстройств. Хотя у этих детей мало друзей или врагов, они, кажется, принимаются сверстниками и не вызывают неприязни. По сравнению с отвергнутыми детьми, безнадзорные дети стабильно получают менее девиантные оценки сверстников. Фактически, Френч и Вадс сообщают, что безнадзорные дети часто неотличимы от детей со средним статусом по многим поведенческим параметрам. Безнадзорные дети характеризуются как застенчивые и, как правило, чаще участвуют в одиночных играх, чем обычные или популярные дети, но их статус сверстников со временем с большей вероятностью улучшится.

    Явное поведение

    Одна из целей любого клинического вмешательства — восстановить социальную компетентность. Социальную компетентность проще всего определить как способность, равную ожиданиям. Если ребенок ведет себя в обществе в соответствии с ожиданиями руководителей и сверстников, он / она обычно считается социально компетентным.

    Отсюда следует, что характер и частота поведенческих паттернов часто используются для определения социальной компетентности. Хотя считается, что акцент на явном поведении как таковой необходим, сам по себе он не является достаточной определяющей характеристикой социальной компетентности.Тем не менее, чтобы разработать индикаторы для измерения требований к компетентности, преподаватели и клиницисты должны будут использовать в качестве критерия критерии использования явного поведения.

    Исследование позволяет выделить несколько областей наблюдения. Например, было высказано предположение, что социальная компетентность отражается в том, как дети привлекают внимание взрослых и как они используют взрослых в качестве ресурсов. Другое поведение, которое, как было установлено, отражает социальную компетентность ребенка, — это способность выражать эмоции, включая враждебность и привязанность, надлежащим образом, вести за собой сверстников и следовать за ними, подражать как взрослым, так и сверстникам, а также проявлять гордость за свои достижения.

    Многое можно узнать, сосредоточив внимание на частоте социальных контактов и последовательности коммуникаций в рамках этих взаимодействий. Установлено, что оценки поведения детей положительно связаны с социометрическими рейтингами популярности сверстников (один из способов реализации социальной компетентности). Таким образом, для измерения социальной компетентности можно использовать не только частоту, но и качество социальных взаимодействий ребенка.

    В частности, можно посмотреть и записать, сколько времени ребенок проводит в одиночестве, наблюдая за сверстниками и общаясь со сверстниками и взрослыми, такими как учителя или родители.Эти взаимодействия можно также обозначить как совместное, ласковое, уступчивое / неподчиняющееся, уничижительное или атакующее поведение. Таким образом, поведенческие рейтинги в значительной степени связаны с социометрическими рейтингами.

    В исследовании социальных взаимодействий детей-омега (т. Е. Детей, выбранных последними для участия в спортивных командах во время школьных игр) Гинзберг, Воусон и Исли (1977) исследовали следующие аспекты поведения этих детей:

    (1) их пространственная близость к другим детям;
    (2) количество физического контакта с другими людьми;
    (3) частота агрессивных эпизодов; и
    (4) расположение ребенка по отношению к остальной группе.

    Результаты показали, что дети-омега, как правило, второстепенные по отношению к потоку постоянной активности. Мало того, что они были изолированы на месте, они также участвовали в меньшем количестве физических и спортивных встреч по сравнению с детьми более высокого ранга.

    Невербальное поведение (например, мимика, жесты, взгляд, пространственное поведение, невербальные аспекты речи, телесный контакт и внешний вид), а также вербальные действия (например, инструкции, вопросы, комментарии, неформальное общение, выступления, социальные распорядки и т. Д.) и выражение эмоциональных состояний, отношений и скрытых сообщений) также стали предметом изучения.

    Аналогичным образом другие исследования изучали ожидания учителей. Томас Гуд определяет такие ожидания как «выводы, которые учителя делают о будущем поведении своих учеников, основываясь на том, что они знают об учениках сейчас». Выявлены два типа эффектов ожидания учителя: самоисполняющееся пророчество и оправдание ожиданий. Эффекты самоисполняющихся пророчеств основаны на ожиданиях, которые заставляют учителей вести себя по отношению к ученику таким образом, который может нанести вред его обучению.Эффекты поддержания ожиданий возникают чаще. Здесь учитель предполагает, что успеваемость ученика останется такой же, как и в прошлом, и поведение учителя поддерживает этот уровень, а не помогает ученику выйти за его пределы.

    Взаимодействие учителя со студентами зависит от этих ожиданий, особенно в том, как учитель задает вопросы, дает обратную связь и выражает личное мнение. Такое поведение может иметь хорошие намерения. Например, чтобы не ставить ученика в неловкое положение, учитель может воздерживаться от того, чтобы задавать сложные вопросы ученикам с низкой успеваемостью.

    Модель ожиданий учителей и успеваемости учащихся [TESA] фактически указывает на следующие паттерны взаимодействия между учителями и теми учениками, которые, по их мнению, являются малоуспевающими:

    Возможности ответа

    • несправедливое распределение
    • за вычетом индивидуальной помощи
    • меньше времени на ответ
    • меньше вникать в отзывы
    • минус допрос на высшем уровне

    Обратная связь

    • меньше подтверждений или исправлений
    • похвалы меньше
    • меньше поводов для похвалы
    • меньше слушает
    • меньше принятия студенческих чувств

    Личное уважение

    • большая пространственная близость
    • меньше любезности
    • меньше личного интереса и меньше комплиментов
    • менее трогательный
    • больше доминирования вокруг конфликта

    Следует отметить, что отношения учителей и учеников, как правило, интерактивны.Если учителя занижают ожидания от ребенка и ведут себя обычным образом, вполне вероятно, что ученики также будут идентифицировать ребенка как омегу.

    Способность использовать разнообразный репертуар социально приемлемого поведения в соответствии с достижением цели может считаться важной характеристикой социальной компетентности. Однако, как указывалось ранее, акцент на явном поведении как таковой является необходимой, но не достаточной определяющей характеристикой социальной компетентности. Мы должны принимать во внимание роль мыслей и познаний человека в любом определении социальной компетентности.Значение и содержание конкретного явного поведения сведены к минимуму по сравнению с их значением для действующего лица и получателя. Недостаточно того, чтобы ребенок испытал подобное поведение со стороны своих сверстников и учителей, но мы должны определить, как они объясняют такое поведение.

    Когнитивные процессы

    Когнитивные процессы включают в себя разнообразие мыслей и стилей обработки информации, которые возникают, когда человек сталкивается с социальной ситуацией. К ним относятся внутренний диалог или разговор с самим собой, который сопровождает поведение и отражает мысли и чувства человека по поводу ситуации и / или самого себя, ожидания, с которыми человек подходит к ситуации, и его / ее оценка ситуативных или личных результатов, а также количество и характер социальной информации, которой обладает человек о ситуации.

    Некоторая форма когнитивной обработки имеет место во всех социальных ситуациях. Индивид может быть хорошо осведомлен об этих когнитивных процессах в отдельных случаях (как, например, в случае тревожного, самоуничижительного внутреннего диалога, которым человек озабочен в ущерб социальному поведению, или в случае преднамеренного управления впечатлением. ). Тем не менее, когнитивная обработка данных часто осуществляется в высокой степени автоматически, бездумно или по сценарию. В этом случае ожидания или мысли, которые тонко контролируют поведение, не особенно важны для человека в данный момент, но могут быть доведены до сведения и зафиксированы с помощью различных методов когнитивной оценки.

    Люди, которые считают себя адекватными по сравнению с другими, считают, что другие также считают себя адекватными и, скорее всего, приписывают каузальные атрибуции как внутренние, нестабильные и контролируемые. Следовательно, они с большей вероятностью проявят гибкость в поиске альтернативных решений сложных проблем и будут мотивированы делать все возможное.

    Люди, которые считают себя неадекватными и полагают, что другие поддерживают эту точку зрения, скорее всего, будут приписывать внутреннюю неудачу, а внешнюю — успех.Они также могут объяснять причины как устойчивые и неконтролируемые, таким образом демонстрируя беспомощность перед лицом невзгод. Такая тревожная ориентация приводит к катастрофическому мышлению и панике без особой мотивации для использования энергии и усилий.

    Выделяя аспекты когнитивной обработки, которые важны для компетентного управления социальными ситуациями, можно перечислить факторы, которые могут мешать социальной компетентности (негативный внутренний диалог, негативные ожидания и т. Д.)) и / или факторы (содержание мысли и стиль), которые могут способствовать позитивному социальному взаимодействию. В каждом случае когнитивные факторы взаимодействуют с восприятием и реакцией социальной группы.

    Познания, мешающие социальной компетентности

    Внутренний диалог

    Недавние данные о процессах мышления показывают, что такое негативное, самореферентное представление способствует неадекватной работе в различных ситуациях. Рассмотрим, например, следующие межличностные и внутриличностные задачи, в которых индивидуум должен быть компетентным:

    (1) сдача экзамена;
    (2) ответ на социальные вызовы;
    (3) участие в спортивных соревнованиях; и
    (4) творческих ответов на тесты дивергентного мышления.

    В каждой из этих ситуаций, когда общий паттерн негативных представлений о себе предшествовал, сопровождал и следовал за поведенческими актами, это способствовало неадекватной работе.

    Исследователи определили группы людей с низким и высоким уровнем самоутверждения и провели несколько оценок, чтобы определить роль когнитивных факторов, которые могут играть в поведенческом дефиците. Они обнаружили, что люди с низким уровнем самоуверенности не отличались от своих более напористых коллег в отношении знания того, какой ответ является подходящим в анкете самоуверенности, а также две группы не различались по поведенческому выражению утверждения в безопасной ролевой ситуации ( я.д., показывая другу, как справляться с конкретными напористыми ситуациями). Если обе группы знали, что делать, и, более того, могли делать это при определенных обстоятельствах, то какова была природа дефицита людей с низкой самооценкой? Ответ давал третье условие, при котором исследователи просили своих испытуемых разыграть агрессивное поведение в ситуации, приближенной к реальной жизни (испытуемый должен был лично столкнуться с необоснованной просьбой). В этом состоянии группа с низким уровнем самоутверждения проявляла недостаточное самоуверенное поведение.

    На вопрос, как часто «позитивные» в противоположность «негативным» самоутверждениям характеризовали их мыслительные процессы во время предшествующих ситуаций самоуверенности. [положительные самооценки были определены как мысли, которые облегчат отказ в необоснованной просьбе; отрицательные самоутверждения — это те, от которых будет труднее отказаться], они обнаружили, что субъекты с умеренным и высоким самоутверждением испытали значительно больше положительных, чем отрицательных самоутверждений; тогда как испытуемые с низким уровнем самоутверждения не различались по количеству положительных и отрицательных самоутверждений.Оказалось, что в то время как высокоактивные люди имели позитивную ориентацию и обычно мало сомневались в уместности своих действий, низко-напористые субъекты, напротив, могли быть охарактеризованы как переживающие внутренний конфликт конфликта, в котором позитивные и негативные самоутверждения конкурировали друг с другом и мешали межличностному поведению. То, что негативные когниции играют такую ​​директивную роль в социальной тревожности, подчеркивали другие, которые обнаружили, что когнитивное моделирование в форме изменения самооценок было наиболее эффективным для уменьшения неуверенного поведения.

    Процедура функциональной когнитивной оценки поведения — это лишь одно из множества средств, позволяющих выявить внутренний диалог человека. Нам необходимо описать содержание, частоту и, что наиболее важно, структуру самоутверждений, мыслей и образов, которые сопровождают поведение и способствуют индивидуальным различиям в производительности в различных ситуациях. Мы должны искать в когнитивной сфере свидетельства объяснительных конструкций во многом так же, как мы описываем последовательности явного поведения, ищем свидетельства шаблонов фиксированного действия, высвобождения стимулов и т. Д.Такая задача требует разработки методов (интервью, анкетирование, протоколы обдумывания, реконструкция видеозаписи, выборка мыслей и т. Д.) Для более адекватной оценки когнитивных процессов человека. Социальная компетентность должна быть расширена, чтобы учитывать важное влияние внутреннего диалога человека на его или ее социальное поведение.

    Ожидания и оценки

    Один из аспектов когнитивных процессов, который следует выделить, — это взаимодействие между ожиданиями, которые человек привносит в социальную ситуацию, и его или ее оценкой социальных результатов, а также их влияние на социальное поведение.«Ожидания» представляют собой личные прогнозы человека (будь то из предыдущего опыта или эмоционального значения, которое ситуация имеет для него или нее) о том, что произойдет в данной социальной ситуации. Ожидания могут быть отражены в элементах внутреннего диалога, в котором человек участвует в данной ситуации. Ожидания могут также у некоторых людей или в некоторых обстоятельствах действовать без осознания индивидуума конкретной мысли, как в случае человека, чье общее мнение состоит в том, что социальные подходы обычно для него или нее плохо сказываются.

    «Социальные результаты» представляют собой широкий спектр событий, на которые у человека может быть некоторая когнитивная или поведенческая реакция. Они могут включать осязаемые результаты (например, вербальный или невербальный ответ другого человека), а также внутренние события (такие как физиологические реакции, состояния настроения и т. Д.). Важен не социальный результат как таковой, а индивидуальная оценка этого результата. Например, физиологическое возбуждение можно интерпретировать как изнурительную социальную тревогу или как нервное возбуждение в ожидании положительного социального опыта.

    Ожидания и оценки социальных результатов сложным образом взаимодействуют друг с другом и с социальным поведением. Ожидания могут ограничивать социальные сигналы, которые человек обрабатывает, а также оценку, которую он им навязывает. Это, в свою очередь, оказывает важное влияние на социальное поведение, проявляющееся в данной ситуации.

    Оценка поведенческих результатов может, в свою очередь, настолько ограничивать внимание и поведение, чтобы устанавливать или подтверждать ожидания в текущих или будущих социальных ситуациях.Исследование, в котором использовалась модель ожидания решения, показало, что ожидания относительно последствий предлагаемого поведенческого акта более адекватно объясняют неуверенность и социальную некомпетентность, чем поведенческий репертуар субъекта. Основное внимание при обучении компетентности должно быть сосредоточено на изменении ожиданий участника относительно результатов его или ее поведения, а не на ценностях или конкретном поведении. Эти результаты согласуются с данными и аргументами о важной роли ожиданий в влиянии на межличностную компетентность.

    Социальный контекст

    Важным следствием этого взгляда на социальную компетентность является представление о том, что люди активно создают свое окружение, выбирая социальные ситуации и партнеров, обрабатывая социальную информацию в этих ситуациях и своим межличностным поведением. Это очень транзакционный взгляд на обмен человеком и окружающей средой. Любое определение социальной компетентности должно включать не только когнитивную или поведенческую реакцию человека на социальную ситуацию, но и его или ее активное влияние на изменяющуюся социальную среду.Возможно, одним из ключевых компонентов социальной компетентности является способность человека создавать и поддерживать позитивную и поддерживающую социальную среду. С другой стороны, социально некомпетентное поведение может быть результатом искаженной или ограниченной обработки социальной информации, даже если в репертуаре человека имеется широкий спектр социальных и поведенческих навыков.

    Не меньшую озабоченность, конечно же, вызывает усиление внутренних когнитивных процессов и структур, которые возникают в результате реакции других людей на явное поведение человека.Чтобы получить некоторое представление о природе этого подкрепления, клиницистам рекомендуется использовать социометрические методы для получения платформы понимания.

    СОЦИОМЕТРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

    В конце 1920-х и в начале 1930-х годов два социолога, Богардус и Морено, из-за своих интересов в межгрупповых конфликтах и ​​межличностном влечении, разработали измеримые методы измерения, которые позже были названы «социометрикой». Другие исследователи, такие как Шериф, интересовались психологией социальных норм.Интерес Курта Левина к «групповому климату» привел его к разработке определенных экспериментальных методов.

    В течение 1980-х годов было выпущено несколько книг и исследовательских статей, которые продемонстрировали значительную утонченность методов социометрического измерения, а также дали нам более глубокое понимание как индивидуальных, так и групповых процессов. Книга Стива Ашера и Джона Готтмана «Развитие детской дружбы» и весь летний выпуск Merrill-Palmer Quarterly предлагают огромное количество информации, касающейся теоретической и эмпирической информации о социометрии.Одним из важных вкладов в этой области является работа «Отношения детей со сверстниками: вопросы оценки и вмешательства» (Schneider, Rubin & Ledingham).

    Прошлые исследования показывают, что здоровый климат в классе также, по-видимому, связан и может улучшить общие академические достижения в классе (Schmuck & Schmuck), и признание влияния академической успеваемости на оценку себя и других делает это областью интереса для управления когнитивным поведением. . Были разработаны учебные программы, которые могут улучшить климат в классе: например, книга Вача, Макдональда, Коберна и Блэка «Улучшение социального климата в классе».Кой и Додж представили доказательства того, что социальный статус детей с течением времени остается довольно стабильным, особенно детей, которых не принимают их сверстники. Было показано, что социальное неприятие является сильным предиктором пропусков занятий в классе, последующего отсева из школы и множества других социально-эмоциональных проблем.

    Два «метаанализа» (Newcomb, Bukowski & Pattee; Newcomb & Bagwell) сводят воедино довольно большой объем исследований, обобщающих предыдущие результаты. Эти дети были описаны как «группы социального риска».Многие из этих открытий привели исследователей к разработке различных методов вмешательства, направленных как на группы, так и на отдельных лиц. Изучение основных социальных навыков или компетенций, которые, как представляется, тесно связаны с социальной привлекательностью сверстников, привело к появлению некоторых очень многообещающих подходов к вмешательству.

    Раннее выявление детей, которые могут испытывать социальное отторжение и пренебрежение сверстниками, желательно для социального роста и развития. Как и в случае раннего выявления детей с отклонениями в развитии, дети, которых не принимают их сверстники, также могут рассматриваться как «группы риска».Норман Гронлунд написал отличную статью, в которой объясняется важность социометрических измерений в школьной среде. Кроме того, в книге Джудит Р. Харрис «Воспитательное предположение: почему дети поступают так, как они поступают», также подчеркивается важность культуры сверстников.

    Учителя и другие менеджеры по работе с детьми знают, что группы детей, с которыми они работают, — это больше, чем совокупность отдельных лиц. Они знают, что у групп есть форма и структура: есть образцы подгрупп, клик и определенных дружеских отношений.Некоторые дети нравятся своей группе больше, чем другие. Некоторых также меньше любят и часто даже отвергают в своей группе. Эти паттерны дружбы и неприятия играют важную роль в определении того, как группа будет реагировать на ситуации развития и на различные типы методов группового управления, которые, возможно, захотят использовать детские менеджеры. Социальная группа также задает тон, с помощью которого целевой ребенок создает / укрепляет свои когнитивные структуры, касающиеся себя и других.

    Хотя дочерние менеджеры осведомлены об очевидных и драматических аспектах структуры группы, более тонкие межличностные отношения могут быть трудными для обнаружения.Разнообразные социометрические методы призваны выявить эти отношения. Социограммы, полученные на основе методов «положительного» и «отрицательного» номинации и рейтингов социальной дистанции, являются двумя способами, с помощью которых профессионалы могут получить некоторое представление об этих отношениях. Использование этих методов в большинстве случаев является лишь средством для дальнейшего изучения. Понимание структуры группы — это всего лишь шаг к изучению динамики группы, а понимание динамики группы — средство для лучшего управления группой и развития вмешательства.Клиницисты и учителя не должны использовать эти социометрические методы, если они не готовы проверить свои выводы путем тщательного наблюдения, а затем использовать полученные ими знания как средство улучшения условий жизни и обучения детей. Если детские менеджеры ставят своей целью «улучшение климата в группе сверстников», то социометрические методы являются средством, с помощью которого они могут измерить, достигли ли они этой цели. Точно так же, если поставленная цель состоит в том, чтобы усилить положительное социальное подкрепление цели, улучшив климат для отдельного человека, те же измерения действительны.

    Цели данной статьи — показать, как врачи могут социометрически измерить и диагностировать отношения, дружбу и социальный статус отдельных детей в их классах, группах сверстников и семейных кластерах, как еще один компонент в понимании природы / воспитания ребенка. . Сочетание социометрического подхода с наблюдениями за ожиданиями и достижениями детского менеджера может помочь определить достоинства и недостатки, которые социальная группа и детские менеджеры могут представлять для ребенка.

    Социограмма Кооперативное клиническое задание

    НАЗНАЧЕНИЕ: преследует двоякую цель:

    1. Использовать социально-психологические методы «социометрии» — количественную и качественную оценку и интерпретацию группового климата через модели взаимоотношений для выявления достоинств и недостатков детской экологии.

    2. Разработать процессы вмешательства, основанные на этом понимании, которые будут решать вопросы социальной компетентности когнитивно, поведенчески и экологически.

    НАПРАВЛЕНИЯ:

    1. Клиническая бригада должна сначала решить, какие вопросы будут заданы и нанесены на диаграмму — например, Вопросы нравится / не нравится; восхищаться / презирать; заботиться о / не заботиться; и т. д. и следует ли помещать такие вопросы в конкретный контекст [в вашей учебной группе, в поездке, на перемене и т. д.] Выбор этих вопросов — нетривиальная задача, поскольку многие дети выбрали бы «хулигана» из класс быть на их стороне в бою, отвергая его / ее в остальное время.

    2. Разработайте и внедрите анкету.

    3. Проанализировать и представить [диаграмму] данные — определение социальных классификаций; где целевой ребенок находится в рамках таких диаграмм и классификаций; и как эти позиции соотносятся с другими данными о ребенке.

    4. Создайте гипотезу об этих отношениях и их влиянии на целевого ребенка.

    5. Создавайте вмешательства, которые могут уменьшить негативное воздействие или усилить позитивное воздействие.

    6.Разработайте план внедрения вмешательств.

    7. Проведите повторное собеседование и оцените влияние вмешательств.

    Полученный продукт. Результатом этих действий должен стать клинический отчет, включающий:

    1. Титульный лист с именем целевого ребенка, количеством детей в целевой группе [каждый ребенок с именем или номером идентификационного кода, за исключением целевого ребенка], а также с указанием типа группы [семья, сверстники, социальные сети, класс и т. д.], который был проанализирован.

    2. Вступительное заявление, в котором дается общее описание группы и инструменты, используемые для интервью.

    3. Графические таблицы группы [все имена закодированы, кроме целевого дочернего элемента] и объяснение графиков в отношении целевого дочернего элемента.

    • Матрица
    • Столбчатая диаграмма
    • Целевая диаграмма
    • Социограмма
    • индивидуальная идентификация описанных типов статуса социограммы, а также комментарии относительно гендерных различий и моделей, а также отношения между оценками социальной дистанции / социальной привлекательности .

    4. Интегрированный синтез результатов, который определяет конкретные активы или недостатки, проявляющиеся в группе для целевого ребенка. Это будет включать в себя конкретные рейтинги, которые были сделаны о группе и целевом человеке, такие как рейтинги социальной дистанции [личное и групповое], коэффициент сплоченности, Z-баллы [социальное воздействие и социальное воздействие] и социометрический рейтинг.

    5. Конкретные рекомендации относительно того, как вмешаться, чтобы изменить негатив и усилить позитивные стороны экологии в группе для целевого ребенка.

    6. Рекомендуемый план проведения мероприятий. Примечание: этот план может выполняться естественной поддержкой, преподавателями или клиницистами по мере необходимости.

    7. Запланированный план повторного изучения группы для оценки воздействия внедрения.

    Что такое социограмма?

    Социограмма — это диаграмма взаимоотношений внутри группы. Его цель — выявить структуру группы, то есть основную «сеть» паттернов взаимоотношений и организацию подгрупп.Отношения любого ребенка к группе в целом — это особый тип информации, который, как ожидается, будет извлечен из клинической социограммы. Ценность социограммы для клинициста заключается в ее потенциале для развития более глубокого понимания групповых установок и поведения, чтобы он / она могли действовать более разумно, создавая вмешательства для улучшения управления и развития группы.

    Социограммы можно строить разными способами. Описанные здесь методы — это те, которые использовали врачи, и они не сочли их слишком сложными и трудоемкими.

    База данных

    Основной материал, из которого строится социограмма, собирается у членов группы, которые отвечают на такие вопросы, как эти:

    • Кто ваши три лучших друга в этой группе?
    • Какими тремя людьми в этой группе вы больше всего восхищаетесь?
    • С какими тремя людьми в этой группе вам больше всего понравилось бы ходить на пикник?

    Эти вопросы являются примерами техник «положительного назначения»: положительного в том смысле, что вам «нравится» или «хотелось бы сделать…» что-то с этими детьми.Когда выбор детей ограничен определенным количеством номинаций — в приведенных выше примерах мы ограничили выбор до трех — метод описывается как метод «фиксированного положительного назначения».

    Некоторые исследователи рекомендуют использовать отрицательные вопросы, чтобы выявить межличностное сопротивление. Например, «Какие три человека вам нравятся меньше всего?» Это можно охарактеризовать как метод «фиксированной отрицательной номинации». Если бы детей также попросили ранжировать людей от «наиболее» до «наименее» неприязненных, мы бы назвали это методом «фиксированного ранга, отрицательное назначение».Изучение сопротивления или отторжения иногда сопровождается неблагоприятной эмоциональной реакцией детей. Тем не менее, отрицательная информация о номинации может быть весьма информативной для клинициста. Аналогичную информацию можно получить с помощью рейтингов социальной дистанции, которые будут рассмотрены позже.

    В зависимости от характера выбранных вопросов необходимо разработать базу данных, на основе которой можно будет проводить анализ. По мере того, как выбор каждого ребенка добавляется к таблице, создается база данных ответов, на основе которой клиническая группа может начать строить графические изображения.

    Чтобы использовать приведенный выше пример, потребуется создать простую диаграмму со следующим заголовком

    Код номинатора № Имя номинатора 1-й вариант 2-й вариант 3-й вариант

    Для любых внешних целей, включая отчет, используется Код номинатора, а не имя, за исключением случаев, когда идентифицируется целевой дочерний элемент.

    Как построить социограмму.
    Шаг 1

    Используя социометрический опрос по номинациям, ответы отдельных детей в группе на вопросы, подобные описанным выше, могут быть отсортированы по двухмерному матричному шаблону. Затем вы можете быстро подсчитать частоту номинаций (положительных и отрицательных по отдельности), каждая из которых ребенок получил от одноклассников.После составления этих ответов их можно отсортировать в алфавитном порядке. Затем можно отметить, кто был номинирован каждым ребенком в отдельности. Записи в матрице состоят из знаков «+» для каждой «положительной» номинации и знаков «-» для каждой «отрицательной» номинации. Если каждый ребенок назначил трех других детей, то сумма каждого РЯДА никогда не должна быть больше трех + или -. Однако сумма «+» или «-» в каждом столбце представляет количество номинаций, полученных каждым ребенком, и эта сумма никогда не должна превышать размер группы минус 1 (детей обычно инструктируют НЕ выбирать себя, и они должны не выдвигать одного и того же человека более одного раза.

    Шаг 3

    Используя общие частоты + и -, полученные на шаге 2, можно построить гистограмму. Если дать каждому ребенку кодовый номер в диапазоне от 1 до размера группы (N), они могут использовать центральную часть гистограммы для представления каждого ребенка в классе. Обратите внимание, что если запрашиваются как «положительные», так и «отрицательные» данные о номинациях, они могут одновременно отобразить как частоту отрицательных номинаций, расширяющуюся вниз, так и частоту положительных номинаций, расширяющуюся вверх.

    Гистограмма, подобная этой, может быть информативной. Можно отметить особые модели неприятия и влечения.

    A. [Популярные дети] Детей, получивших много положительных номинаций и очень мало, если вообще есть, отрицательных (высокая положительная шкала номинаций и очень низкая отрицательная шкала номинаций), обычно называют «популярными» детьми или «звездами». Это приблизительно соответствует части «А» целевого графика.

    B. [Отвергнутые дети] Детей, получивших много отрицательных номинаций и очень мало, если вообще положительных, обычно называют «непопулярными» или «отвергнутыми» детьми.Это приблизительно соответствует части «D» целевого графика.

    Шаг 4

    Используя данные, собранные на гистограмме шага 3, а также общие плюсы и минусы, найденные в нижней части матрицы шага 2, можно перейти к графическому отображению этих результатов, используя «Целевую технику». Преимущество использования этого относительно простого и быстрого отображения заключается в том, что можно сгруппировать дочерние элементы по категориям, аналогичным тем, которые описаны выше в шаге 3. Каждая часть (кольцо) целевого графа обозначается буквами от «A» до «E», и эти буквы соответствуют следующие определения:

    А.Популярные дети — это часть диаграммы, предназначенная для самых «популярных» детей. Популярные — это дети, у которых частота «положительных» номинаций превышает среднее количество номинаций, если дети равномерно распределяют свой выбор по всему классу, и имеют почти ноль (0) «отрицательных» номинаций.

    B. Понравился больше, чем не понравился — Дети, у которых больше «положительных» номинаций, чем «отрицательных», попадают в Сектор B.

    С.Не понравились больше, чем понравились — Дети, у которых больше «отрицательных» номинаций, чем «положительных», попадают в Сектор C.

    D. Спорные дети — особый вид категории, называемый «спорные», предназначен для детей, которые имеют почти равное количество «положительных» и «отрицательных» номинаций, и обе они превышают среднее количество номинаций, если дети равномерно распределяют свой выбор по всему классу. .

    E. Отвергнутые дети — Сектор E предназначен для детей, которые получили только одну или не получили положительных номинаций, а их отрицательные номинации превышают среднее количество номинаций, если дети равномерно распределили свой выбор по всему классу.

    F. Безнадзорные дети — Дети, не получившие ни «положительных», ни «отрицательных» номинаций, должны быть помещены в сектор F. Этих детей даже не признают одноклассники. Тем не менее, это полезная информация, но, как видно, использование техники «положительно-отрицательное» номинации очень мало говорит нам о Безнадзорных детях. Как мы увидим позже, метод оценки социальной дистанции в классе может дать нам некоторое представление об этих людях.

    Шаг 5

    Квадрат = мальчик
    Круг = девочка
    Жирная линия ============> = Первый выбор
    Тонкая линия ——————–> = Второй вариант
    Пунктирная линия —————– > = Третий выбор
    <=============> = Взаимный выбор

    Используя указанные выше символы, следующим шагом будет перенос полученных рисунков в «рисунок». Если вы хотите сделать аккуратную работу и не слишком уверены в своих способностях к рисованию, простой трюк — использовать маленькие круглые и квадратные клейкие этикетки. Поместите круг или квадрат для каждого имени или закодированного числа, напишите имя или кодовый номер на рисунке и нарисуйте линию, соединяющую круги или квадраты, со стрелкой, указывающей на выбранное имя или номер.

    Продолжайте, пока весь узор не будет перенесен на бумагу. Это формирует базовый образец социограммы. Второй и третий варианты — это доработки, наложенные на этот паттерн с некоторой перестановкой.

    ШАГ 6

    Теперь вы должны решить, хотите ли вы придать одинаковую значимость всем номинациям (первая, вторая и третья номинации). Ваше решение будет зависеть от того, что вы хотите знать и как вы планируете использовать социограмму. Таким образом, существует две стратегии: (A) не делается различия между тремя рангами номинаций и (B) вы хотите символически различать три уровня номинаций.Придание равной значимости облегчает чтение социограммы. Различение номинаций обеспечивает большую точность. Например, вы можете узнать, был ли человек, выбранный тремя другими, первым был выбран тремя другими или третьим в каждом случае.

    A. Равное значение для всех трех номинаций.

    B. Различия между уровнями номинации.

    Вот где проявляется творческий подход к использованию линейных символов. Приведенная выше клавиша указывает на разницу в выборе при использовании линий разных стилей, но не разделяет отрицательные или положительные варианты.Линия взаимного выбора также не указывает, были ли выборы на одинаковом уровне. Выбирая и документируя выбор на кнопке, разные типы линий, обозначающие разное отношение, вы можете указать необходимую информацию. Иногда используются разные цвета, чтобы различить номинации на первое, второе и третье места. Одна из проблем с цветами заключается в том, что они не так легко воспроизводятся на копировальном аппарате. Только по этой причине не рекомендуется использовать цвета.

    Независимо от того, использует ли кто-либо технику «A» или «B», построить социограмму обычно легче, если сначала будут сделаны все вторые варианты для всех промахов, а затем последними будут третьи номинации.

    Еще одно слово по вопросу о втором и третьем выборе. Когда детям дается указание ранжировать свои номинации (например, «Сделайте первый выбор человека, который вам больше всего нравится, а второй выбор — человека, который вам« следующий »больше всего нравится, и т. Д.»), К их кандидатурам может применяться схема взвешивания. номинации. Эту технику иногда называют техникой номинации «Фиксированный рейтинг»: помните, что «фиксированный», когда дети ограничены 3 вариантами, и «ранжируются» в порядке приоритета. Иногда 3 балла присваиваются номинациям «первый выбор», 2 балла — «второму выбору» и 1 балл — «третьему выбору».Для каждого отдельного ребенка частота номинаций в каждом ранге умножается на присвоенный вес, и они суммируются, чтобы получить индекс популярности. Если ребенок не получил номинаций, его оценка будет равна нулю (0). Многие варианты первого выбора имеют тенденцию давать высокий индекс. Если детские номинации вводятся как «веса», заменяя знаки «+» и «-» их соответствующими весами в матрицу, описанную на шаге 2, простое суммирование взвешенных значений в каждом столбце даст взвешенный индекс популярности каждого ребенка в пределах группа.

    Интерпретация социограммы и терминология

    Приведение примеров терминологии социограммы — один из самых простых способов объяснить, как интерпретировать социограмму. Можно отметить, что основная терминология, которая следует ниже, может быть разбита на две категории: Звезды, Изоляты и Призраки — это термины, которые описывают отдельных детей или ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ, в то время как взаимный выбор, цепи, острова и треугольники являются атрибутами социального взаимодействия внутри группы или ГРУППОВЫЕ ЯВЛЕНИЯ.

    И.ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

    А. Звезды. Когда несколько детей «положительно» назначают одного и того же человека, многие стрелки ведут к этому человеку, таким образом подчеркивая их «звездность». Они являются центром или «центром притяжения». В случае «отрицательной номинации» мы можем отметить человека с несколькими стрелками как «отрицательную звезду».

    Б. Изоляты. Дети, которые не были «положительно» номинированы кем-либо из группы, обычно определяются как «изолированные». Обратите внимание, что они уже были в некоторой степени определены при обсуждении Целевой Техники на Шаге 4 (Заброшенные дети).Размещение их на периферии или внешних краях социограммы визуально подчеркивает их «изоляцию» в контексте группы. Их статус можно было определить по гистограмме на шаге 3 или целевой технике шага 4 без необходимости видеть социограмму. Однако мы не узнали бы их положительные или отрицательные номинации, если бы не составили социограмму. Это полезная информация, если будет предпринято какое-либо вмешательство. Этот термин, ИЗОЛЯЦИЯ, обычно не используется для описания детей, не получивших «отрицательных» номинаций.Детей, не получивших ни положительных, ни отрицательных номинаций, называют «призраками». Конечно, если вы не запрашиваете отрицательную информацию о номинациях, вы не заметите разницы между «Призраком» и «Изолятором».

    C. Призраки. Как описано выше в разделе «Б», призрак — это человек, которого даже не признают в классе. Никто их не номинирует положительно ИЛИ отрицательно. Тем не менее, они выдвигаются. Фактически, они могли бы даже не быть в классе.

    2. ГРУППОВЫЕ ЯВЛЕНИЯ

    Д.Взаимный выбор. Они состоят из пар детей, которые выбрали друг друга. Если кто-то не хочет различать 1-й, 2-й и 3-й выбор, на социограмме может быть много взаимных выборов. Чем их больше, тем более близка по духу группа и, следовательно, в классе может быть более позитивный социальный климат. Очевидно, что взаимный отрицательный выбор — это опасная ситуация, которую нужно исправить вмешательством или, по крайней мере, использовать в качестве полезного знания при группировании детей друг с другом.

    E.Цепи. Цепочка — это когда один человек назначает другого, который, в свою очередь, назначает другого ребенка, и т. Д. Этот термин обычно зарезервирован для описания только номинаций 1-го уровня. Цепи имеют тенденцию вести к «звезде».

    F. Острова. Когда пары (взаимный выбор) или небольшие группы отделяются от более крупных шаблонов, и члены этой группы не назначаются кем-либо в других шаблонах, мы описываем их как «острова». Опять же, этот термин обычно используется для описания номинаций 1-го уровня.

    Г. Треугольники и круги. Когда цепочка возвращается к себе, когда последний назначает первого, мы называем это ТРЕУГОЛЬНИКОМ, если в ней участвуют только три человека. Если участников больше трех, мы называем это КРУГОМ.

    Коэффициент групповой сплоченности

    Vacha et al. Описали групповую сплоченность как:

    «… привлекательная структура класса и включает не только индивидуальную дружбу, но и привлекательность всей группы для отдельных учеников.В сплоченных классах учащиеся ценят своих одноклассников, взаимодействуют друг с другом и заботятся друг о друге, пытаются помочь друг другу и гордятся своим членством в группе. Сплоченность учащихся может поддерживать или подрывать образовательные цели в зависимости от влияния других групповых процессов в классе. Например, если учащиеся разделяют противоречащие образовательные нормы, которые ограничивают участие учащихся или подрывают академические достижения, их сплоченность может работать против академических целей школы, делая эти нормы чрезвычайно трудными для изменения.Если классная группа разрабатывает нормы, поддерживающие академическую успеваемость, высокая сплоченность может улучшить образование, создавая сильное «чувство мы», которое способствует соблюдению студенческих норм ».

    Вача предлагает три модели групповых социальных отношений, которые, по их мнению, являются типичными угрозами единству в классе. В их числе:

    1. Разделительное соревнование среди студентов-индивидуалов

    Некоторые группы [семьи, группы сверстников и классы] настолько разделены из-за крайней конкуренции среди детей, что вообще не являются группами.Скорее, это просто группы людей, каждый из которых соревнуется со всеми остальными за внимание, похвалу и одобрение дочернего менеджера. Большая часть взаимодействия в классе по сути диадическая — между двумя людьми одновременно. Успеваемость учащихся часто серьезно снижается из-за индивидуальных соревнований. Дети редко помогают друг другу и в результате часто отчуждаются друг от друга. Их самооценка и уверенность могут пострадать, что приведет к тому, что они не смогут реализовать свой настоящий потенциал.

    2. Развитие «внутри-групп»

    Когда в классе есть одна очень сплоченная «группа», которая может состоять из большинства, меньшинство часто исключается или игнорируется. Очень высокая сплоченность «внутри группы» часто препятствует усилиям по поощрению включения «чужих» членов. Это часто приводит к взаимному чувству враждебности по отношению к своим / чужим группам. Обе группы тратят много энергии на защиту / нападение на оппозицию, энергию, которая может быть совместно направлена ​​на достижение академических целей в классе.Установление того, что Шериф (1966) назвал «структурой целей высшего уровня» для классной комнаты, может во многом снизить напряженность между внутренними и внешними группами.

    3. Социальные расколы в классе

    Другой тип структуры группы «внутри-снаружи», который часто встречается не обязательно в проблеме большинства / меньшинства. Обе группы имеют равный статус, но взаимно враждебны и отвергают друг друга. Примером могут служить однополые предпочтения дружбы, которые часто возникают в классах старших классов начальной школы: e.г., 4, 5 и 6 классы. Во многих «неклассифицированных» учебных программах используются неоднородные (смешанные) возрастные группы. Шерман (1984) представил доказательства того, что социальные разногласия могут существовать между детьми разного возраста. Помимо пола и возраста, этническая принадлежность, спортивные интересы, соперничающие банды, соревнование в братстве / женском обществе и многие другие атрибуты могут вызвать социальное разделение в классе.

    После социометрического обследования класса с использованием методов «положительной» и «отрицательной» номинации следует проанализировать доказательства любых серьезных социальных разногласий, соперничества внутри / вне группы и разделяющей индивидуальной конкуренции, которые могут угрожать сплоченности класса.Если эти клики отсутствуют, то может быть вычислен «коэффициент сплоченности» («C»). Это вычисление является показателем того, насколько сильны взаимные связи между членами класса, и основано на полученном количестве взаимных выборов. Вача и др. (1979) предполагают, что «не существует объективного критерия, который можно было бы использовать для определения того, указывает ли данный коэффициент сплоченности на наличие проблемы в каком-либо конкретном классе». Однако их опыт проведения социометрических измерений во многих классах с 4-го по 6-й классы дает удобное практическое правило.Коэффициент сплоченности 19 классов варьировался от высокого 15,58 до минимального 3,83. Их средний коэффициент составлял 6,12, а средний коэффициент — 7,1. Основываясь на их опыте, вы можете рассматривать класс как имеющий проблему сплоченности, если его коэффициент сплоченности ниже шести или семи.

    Коэффициент сплоченности можно рассчитать непосредственно на основе социометрических данных, используемых для диагностики данных «положительной номинации». Все необходимые данные содержатся в социограмме. Чтобы рассчитать коэффициент сплоченности, просто подсчитайте количество взаимных положительных выборов, сделанных всеми учениками, общее количество положительных выборов, сделанных всеми учениками, и количество учеников, заполнивших опрос.Затем, используя эти итоговые значения, можно рассчитать коэффициент сцепления по следующей формуле:

    C = Mq / Up = (15,87) / (57,13) = 13,05 / 7,41 = 1,76

    Где:

    = коэффициент сцепления.

    = общее количество взаимных положительных выборов, сделанных учениками (в нашем примере 15).

    = количество взаимных положительных выборов (общее количество положительных выборов минус количество взаимных выборов (M). В нашем примере 24 студента, каждый из которых выдвинул по три номинации (24 x 3) U = 72 — 15 = 57.

    P = d / (N-1), где d — количество разрешенных положительных вариантов (в нашем примере 3), а N — количество студентов, заполнивших опрос. Таким образом, для класса из 24 человек, заполнивших социометрический опрос с тремя вариантами ответов, как в нашем примере: p = 3 / (24-1) = 0,13

    Q = 1 — p = 1 — 0,13 = 0,87

    Варианты техники выдвижения
    Шкала узнавания:

    Помимо положительных и отрицательных номинаций на отношения, некоторые исследователи просят номинировать различные поведенческие характеристики или атрибуты.Один из таких инструментов, Шкала узнавания, использовался Шерманом и Берджессом (1985). Эта шкала похожа на технику номинации «Угадай, кто», в которой дети назначают других детей, которые соответствуют описанию поведения. Он был построен путем объединения описаний шкалы распознавания Огайо (Fordyce, Yauch and Raths, 1946) и аналогичных исследовательских инструментов Джонсона (1950), Джонсона и Кирка (1950) и Болдуина (1958). Эта шкала включает в себя список детей в группе (аналогично шкале социальной дистанции, описанной ниже), в которой есть список из 20 поведенческих атрибутов, описывающих поведение.Дочерний руководитель или оценщик зачитывает абзац, описывающий конкретный поведенческий атрибут, соответствующий имени в форме ответа детей. Детям предлагается проверить до трех разных учеников, которые могут соответствовать конкретному описанию, которое им было прочитано. Им говорят, что им не нужно выбирать кого-либо по определенной особенности, если они чувствуют, что она никому не подходит в их группе. профили детей получаются путем сложения общего количества номинаций, полученных каждым из них по каждому атрибуту.

    Многие черты шкалы признания описывают базовые социальные компетенции, которые, как было показано, тесно связаны с принятием / отвержением детей и общим социальным статусом в классе. В недавней статье Шермана и Берджесса (1985) была показана сильная взаимосвязь между несколькими группами этих черт и показателями социальной дистанции детей в классе (см. Таблицу 1). Coie, Dodge и Coppotelli (1982) также представили доказательства, демонстрирующие столь же сильную взаимосвязь между несколькими основными чертами социальных навыков и как положительными, так и отрицательными данными о номинациях.Этот метод может быть весьма полезным для определения причин, по которым определенные дети сохраняют свой социальный статус в классе. Вмешательство с использованием различных процедур обучения когнитивным и социальным навыкам может быть полезным для изменения климата в классе. Иногда может потребоваться работа с отдельными детьми. Иногда также рекомендуется работать со всей группой (см. Вача и др., 1979, в отношении всего двухлетнего учебного плана, направленного на улучшение климата в классе для детей 4-6 классов).

    Невербальные техники.

    Иногда в младших классах начальной школы (от дошкольного и от детского сада до второго класса) вы обнаружите, что дети не могут прочитать список имен. Одно из решений — сделать фотографические портреты детей, используя фотографии из ежегодного ежегодника или иногда делая быстро развивающиеся поляроидные фотографии. Затем детям устно задают традиционные положительные и отрицательные номинации вопросов с дополнительной инструкцией, что они выбирают три фотографии детей, которые им нравятся больше или меньше всего.Этот метод требует индивидуального применения каждому ребенку, наряду с более прямой записью их ответов оценщиком.

    Однако с этого момента все остальные процедуры остаются такими же. Статья Шелли Хаймел (Shelly Hymel, 1983), посвященная социометрическим измерениям в дошкольной среде, является хорошим справочником для тех, кто интересуется этой областью. Хаймель (1983) также обсуждает другой метод, называемый мерой «парного сравнения». «Здесь ребенку, в свою очередь, представляют все возможные пары сверстников в рамках рассматриваемой группы, и для каждой пары предлагается указать предпочтение того или другого сверстника в соответствии с некоторыми указанными межличностными критериями (например,g., «С какой из них вы больше всего хотели бы поиграть?») »(стр. 24). Одним из основных недостатков этого метода является количество времени, необходимое для введения, особенно для дошкольников!

    Другой способ определения социального статуса

    Кой и Додж (1983) разработали другой способ определения социального статуса детей в классах, основанный на количественных показателях, полученных на основе положительных и отрицательных данных о номинациях. Их формулы полезны, когда наиболее общий формат номинации гласит: «Какие трое детей в этом классе вам« нравятся больше всего »» или «Какие три ребенка в этой комнате вам« нравятся меньше всего »».Номинации могут рассматриваться как «фиксированные номинации» (например, фиксированные не более трех номинаций) или меры «фиксированного ранга» (например, присвоение веса 3 первым номинациям, 2 — вторым номинациям, 1 — третьим номинациям и 0. без номинаций). Для каждого общего вопроса можно рассчитать определенную базовую статистику, такую ​​как среднее значение и стандартное отклонение: то есть среднее значение и стандартное отклонение для «понравился больше всего», а также «понравился меньше всего». Чтобы использовать формулы Кои и Доджа (1983) для определения социального статуса, вы должны сначала преобразовать исходную частоту или взвешенную частоту детей в стандартизованные z-баллы.Это довольно просто сделать после того, как вычислили средние значения и стандартные отклонения для каждого из двух общих вопросов «понравился больше всего» (LM) и «понравился меньше всего» (LL). Среднее значение для каждого вопроса вычитается из оценки каждого ребенка по этому вопросу, и эта разница делится на стандартное отклонение для этого вопроса:

    Оценка ребенка — средняя
    ——————————— = z-оценка
    стандартное отклонение

    zLM = z-оценка за вопрос, который понравился больше всего.

    zLL = z-балл за вопрос «меньше всего понравился»

    Социальное предпочтение (SP).

    После вычисления оценок zLM и zLL каждого ребенка можно перейти к вычислению оценки социальных предпочтений каждого ребенка, которая выглядит следующим образом:

    SP = zLM —

    zLL

    Основная идея, лежащая в основе этой конструкции, Social Preference, заключается в том, что оценка zLM, очевидно, будет положительной цифрой, если zLM больше, чем zLL, а если zLM меньше zLL, результатом будет отрицательное число. Отрицательные числа существуют на одном конце континуума, что указывает на очень небольшое предпочтение, в то время как положительные значения указывают на сильное предпочтение.Баллы в середине, близкие к нулю (0), указывают на среднее социальное предпочтение.

    Социальное воздействие (SI).

    Социальное воздействие — это идея о том, что независимо от того, нравятся ли дети группе в целом или не нравится группа, группа, тем не менее, реагирует на них. Таким образом, важно учитывать как показатели zLM, так и показатели zLL. Таким образом, формула социального воздействия выглядит следующим образом:

    SI = zLM + zLL

    С учетом этих четырех вычислений [1) zLM, 2) zLL, 3) SP и 4) SI] можно применить булевскую логику для определения пяти конкретных категорий социального статуса:

    а) Популярные = SP gt +1.00 И zLM gt 0,0 и zll lt 0,0
    b) Отклонено = SP lt -1,0 И zLM lt 0,0 и zLL gt 0,0
    c) Пренебрежение = SI lt -1,0 и zLM и zLL = 0,0
    d) Спорный = SI> +1,0 и zLM и zLL gt 0,0
    e) Средний статус = любой ребенок, чьи баллы не попадают в социальные категории от a до d выше.

    Одно явное преимущество стандартизации оценок детей — то есть преобразования исходных положительных или отрицательных оценок в номинациях в «z-баллы» — состоит в том, что эти z-баллы позволяют проводить нормативные сравнения индивидуумов в различных средах.Очевидно, что одним из факторов, влияющих на исходные баллы детей, является размер группы, в которой оценивается ребенок: например, разница в частоте номинаций в большой группе может существенно отличаться от частоты номинаций, которые они получают в разных и других группах. меньшая группа. Иногда врачи и учителя хотят знать стабильность или сходство социального статуса ребенка в разных группах или даже с течением времени (например, меняют ли дети свой социальный статус или сохраняют ли его по мере взросления?).Стандартизированные z-баллы обеспечивают подходящий способ ответа на подобные вопросы, поскольку эти стандартизованные баллы отражают нормативное положение в группе независимо от избирательного округа или размера группы.

    Социальная дистанция: социометрическая рейтинговая система

    Ашер и Хаймель (1981), Кейн и Лоулер (1978), а также Миллер и Джентри (1980) обсудили несколько различных методов измерения привлекательности сверстников. Одной из таких мер является адаптация социометрической рейтинговой шкалы, разработанной Институтом школьных экспериментов Горация Манна-Линкольна (Бюро публикаций, 1947 г.) под названием «Шкала социальной дистанции в классе».Шкала построена на основе социологически ориентированной стратегии Богардуса (1928) и позволяет каждому ребенку в любом конкретном классе ставить, а также получать от каждого ребенка в классе оценку по континууму от 1 до 5. Рейтинговый континуум выглядит следующим образом:

    (1) Хотел бы, чтобы она / он был одним из моих лучших друзей;
    (2) Хотел бы иметь ее / его в моей группе, но не в качестве близкого друга;
    (3) Хотел бы быть с ней время от времени, но не часто или надолго;
    (4) Не возражаю, чтобы она / он находилась в нашей комнате, но я не хочу иметь с ней / ним ничего общего;
    (5) Желаю, чтобы его не было в нашей комнате.”

    Учащимся предоставляется матрица опроса, столбцы которой состоят из альфа / вертикального списка детей в их комнате, а строки помечены на левом поле 5-балльной шкалой оценок. Детей просят указать утверждение, которое наиболее точно определяет их чувства к каждому человеку (X). Чтобы определить, кто составляет рейтинг, каждого ребенка просят обвести свое имя. Их просят «… поставить звездочку« * »в строке, которая описывает, как, по вашему мнению, большинство людей оценило бы вас».Иногда это называют рейтингом личной социальной дистанции. Значительные расхождения между рейтингом личной социальной дистанции и средним рейтингом социальной дистанции в классе могут указывать на то, что ребенок «оторван» от своей «социальной реальности». Средний показатель социальной дистанции каждого ребенка можно вычислить, умножив соответствующий вес на частоту, с которой ребенок был отмечен в каждой из категорий, и разделив на количество экспертов (размер класса минус один — ребенок, который оценивается).Теоретически, средний балл социальной дистанции, непрерывный показатель, может варьироваться от 1 до 5, и относительно низкие баллы (1) указывают на меньшую социальную дистанцию, тогда как относительно высокие баллы (5) указывают на большую социальную дистанцию. Затем этот показатель социальной дистанции может быть проанализирован в зависимости от различных атрибутов как «оценщиков», так и «оцениваемых», таких как их пол и возраст. Шерман (1984a, 1984b, 1984c, 1985), например, показал важность рассмотрения пола и возраста как потенциальных регулирующих переменных, влияющих на оценки, которые дети как выставляют, так и получают.

    Шкала социальной дистанции в классе имеет много преимуществ по сравнению с техникой положительного или отрицательного назначения, о которой говорилось ранее. Основное преимущество состоит в том, что каждый ребенок в любом классе вносит свой вклад в оценку, которую получает каждый человек. Когда используется техника положительного или отрицательного назначения, мы видим «сеть» дружбы, но если никто не назначает ребенка, это все, что мы знаем о том, что другие думают о нем / ней. Таким образом, рейтинговая система намного точнее и включает в себя весь класс.

    Социометрический рейтинг

    Другая форма социометрического измерения, отчасти похожая на стратегию социометрического «рейтинга», называется «Социометрический рейтинг». Здесь снова детям дается список имен их одноклассников. Их просят «ранжировать» имена от самого низкого до самого высокого на основе некоторых межличностных критериев (например, ранжируйте детей от самого высокого до самого низкого на основе того, с кем вы больше всего предпочитаете играть, где низкий рейтинг может указывать на наименее предпочтительный и высокий рейтинг наиболее предпочтительный.) Рейтинги, которые дети получают от своих сверстников, суммируются и делятся на количество детей, которые выполнили рейтинги (размер класса минус 1), чтобы получить «средний балл».

    Схемы наблюдений

    Чуткий оценщик может также получить представление о популярности и социальном статусе ребенка, просто наблюдая за тем, кто с кем взаимодействует. Это делается в ситуациях свободной игры, когда дети могут свободно общаться со своими сверстниками: например, во время обеда отмечая, кто с кем сидит; во время перерыва отмечая, кто с кем играет.Иногда достоверность социального взаимодействия оценивается с учетом того, являются ли взаимодействия позитивными или негативными. Исследование Кавалларо и Портера (1980) о предпочтениях сверстников в дошкольных учреждениях «группы риска» и нормальных детей является прекрасным примером натуралистического наблюдательного социометрического анализа (см. Приложение G, Пример исследования № 7). Наблюдательный анализ иногда используется для подтверждения детских социометрических номинаций и рейтингов «на бумаге и карандаше».

    ВМЕШАТЕЛЬСТВА

    Свидетельства высокого уровня агрессивного поведения и дефицита социальных навыков позволяют предположить, что отвергнутые дети могут извлечь выгоду из обучения социальным навыкам.Многим отвергнутым детям могут быть полезны вмешательства, направленные на формирование соответствующего социального поведения, такого как поведение при вступлении в группу или разговорные навыки. Тонер и Манро предлагают, чтобы вмешательства в первую очередь были сосредоточены на обучении повторной атрибуции отвергнутых детей. Эти дети демонстрируют неадаптивный стиль объяснения социальных успехов и неудач, что увеличивает их уязвимость перед усвоенной беспомощностью, которая может подорвать другие меры по исправлению положения. Когнитивная переподготовка должна быть нацелена на воспринимаемую ребенком низкую самоэффективность и склонность приписывать принятие внешним факторам.Как только это будет выполнено, вмешательства в области социальных навыков могут подчеркнуть влияние принятия соответствующих ответных мер в социальных взаимодействиях.

    Моррис и др. Использовали подход равных по отношению к безнадзорным детям. Этот метод может оказаться одинаково полезным для отвергнутых популяций. Изолированный ребенок находится в паре с более популярным ребенком для совместной деятельности, требующей социального взаимодействия, например настольной игры или головоломки. Осуществление этой процедуры привело к значительному улучшению статуса сверстников и социальных взаимодействий для безнадзорных детей.Результаты показали, что более чем в четыре раза больше детей из экспериментальной группы продемонстрировали повышение социального статуса по сравнению с контрольной группой. Кроме того, у детей из контрольной группы, получавших в пять раз больше лечения, наблюдался рост просоциальных взаимодействий. Например, эти дети сообщили о большем количестве приглашений поиграть с более популярными сверстниками. Вероятно, это связано с тем, что более популярный ребенок наслаждался социальным взаимодействием, что увеличивает вероятность позитивных социальных взаимодействий в будущем. Подобные результаты кажутся возможными с отвергнутыми детьми.Взаимодействие со сверстниками может облегчить моделирование соответствующего социального поведения и предоставить возможности для социального подкрепления. Таким образом, успех в социальном взаимодействии с более популярными сверстниками может способствовать изменению чувства самоэффективности отвергнутого ребенка.

    Большая часть отвергнутых детей демонстрирует повышенный уровень отталкивающего или агрессивного поведения. Waas предлагает использовать процедуры вмешательства, направленные непосредственно на неуместную агрессию, такие как управление в непредвиденных обстоятельствах или самоконтроль.Френч предупреждает, что эти программы вмешательства могут оказаться лишь умеренно эффективными в облегчении трудностей в отношениях со сверстниками для более агрессивных отвергнутых детей. Например, неагрессивные отвергнутые мальчики более усваивают внутреннее поведение, которое можно изменить с помощью программ обучения навыкам. Напротив, антисоциальное и агрессивное поведение часто трудно лечить, и поэтому оно может быть менее поддающимся исправлению.

    Исследования показывают, что учителя могут сыграть жизненно важную роль в улучшении статуса отвергнутых сверстниками детей.Отвергнутые дети, как правило, становятся объектами более негативной и корректирующей обратной связи со стороны учителей, чем их одноклассники. Уайт и Кистнер исследовали влияние отзывов учителей на восприятие сверстниками маленькими детьми. В детском саду, в первом и втором классе дети просмотрели запись ребенка, демонстрирующего поведение, типичное для отвергнутых сверстниками детей. Затем голос учителя отреагировал на поведение ребенка одним из нескольких способов. Нейтральными заявлениями были те, которые не зависели от поведения ребенка, например инструкции по выполнению задания.Положительная обратная связь состояла из утверждений, касающихся только надлежащего поведения. Корректирующие утверждения включали просьбы прекратить ненадлежащее поведение или просьбы о более подходящем поведении. Уничижительные заявления были аналогичны корректирующим утверждениям, но содержание или тон указывали на раздражение учителя, критику или негативную оценку ребенка. В последнем условии учитель использовал комбинацию положительной и корректирующей обратной связи, реагируя как на уместное, так и на несоответствующее поведение.

    Результаты показали, что отзывы учителей имели направленный и дополнительный эффект на социальное восприятие одноклассниками деструктивного ребенка. Корректирующие утверждения мало повлияли на восприятие сверстниками, в то время как уничижительная обратная связь привела к гораздо более низким оценкам предпочтений и суждений и более негативным поведенческим дескрипторам для целевого ребенка. Это может быть связано с тем, что маленькие дети склонны полагаться на вклад взрослых при формировании впечатления и приписывании положительных или отрицательных качеств своим сверстникам.Интересно, что 43% детей, наблюдающих за целевым ребенком, вспоминали выговоры, даже если их не было, что подразумевает автоматическую оценку детьми плохого поведения. Направление внимания учителя на ненадлежащее поведение ребенка может просто способствовать отказу ребенка, который уже подвержен негативному восприятию сверстниками (Уайт и Кистнер). Одним из методов исправления может быть обучение учителей включению положительных отзывов о надлежащем поведении с корректирующими, а не уничижительными заявлениями о ненадлежащем поведении.

    В зависимости от характеристик отдельного ребенка специалист по оценке может захотеть просмотреть Протоколы для СДВГ [# 05] и / или расстройства поведения [# 07]

    ВЫВОДЫ

    Дружба в детстве предоставляет возможности для подтверждения самооценки, исследования личных сильных сторон и развития социальных навыков. Дружба дополнительно «способствует повышению самооценки» и «создает условия для раскрытия интимных отношений, эмоциональной поддержки и взаимопонимания» (Bagwell et al.). Дети, которых отвергают сверстники, имеют ограниченный доступ к этим поддерживающим качествам. Как следствие, они развивают и поддерживают неадекватное социальное восприятие и стили взаимодействия, которые подвергают их большему риску развития множества расстройств.

    Поскольку отношения между сверстниками формируются в основном в школе, школьные психологи находятся в идеальном положении для выявления детей, которых отвергают, и разработки соответствующих мер вмешательства. Похоже, что социометрические рейтинги сверстников наиболее точно указывают на то, какие дети, скорее всего, будут отвергнуты.Рейтинги учителей, рейтинги родителей, показатели самоотчетов детей и прямые наблюдения могут затем предоставить дополнительные доказательства статуса отвергнутого сверстниками. После того, как отвергнутые дети выявлены, могут быть предоставлены соответствующие тренинги, обучение сверстникам или меры по контролю агрессии.

    Практика экспериментальной социометрии и структуры безопасности с группами

    Этажная проверка — это экспериментальный психосоциальный процесс в Модели восстановления травм отношений (RTR), созданной Дейтоном (2014, 2015).Он был вдохновлен процессом локограммы с использованием разных мест в комнате для различных вариантов — основное отличие состоит в том, что при проверке пола фасилитатор использует распечатанные листы бумаги для обозначения вариантов и предлагает серию подсказок, каждый из которых предполагает совместное использование. Этажная проверка расширяет потенциал принятия решений за счет расширенных вариантов, которые выходят за рамки подсказок здесь и сейчас и переходят к вопросам прошлого или будущего. Этажная проверка расширяет процесс за счет непрерывных группировок и кластеризации, которые предлагают экспоненциально больше шансов для индивидуального размышления, принятия решений, групповых связей, образования и исцеления.Этажная проверка была разработана на основе развивающихся исследований травм, горя, психического здоровья, зависимости и посттравматического роста, чтобы удовлетворить насущные потребности в центрах лечения зависимости, которые столкнулись с более коротким групповым временем, большим размером группы, различной степенью риска. уязвимость клиента и терапевтов с разным уровнем психодраматической подготовки. При использовании процесса проверки пола полезно создавать подсказки или варианты проверки пола с содержанием, основанным на исследованиях. Это можно сделать, просто выбрав варианты проверки пола, которые соответствуют признанной симптоматике диагноза или результатам научно-обоснованных исследований, теорий или практик (как описано Dayton, 2014, 2015).Таким образом, половая проверка предлагает психообразовательный и терапевтический путь исцеления для решения симптоматологии в увлекательном и динамичном процессе, включающем интрапсихические и межличностные исследования. Множественные целенаправленные подсказки в тесте пола социометрически выравнивают участников на основе содержания, обеспечивая при этом прогрессию спонтанного соединения и исцеления.

    При каждом запросе участники физически размещаются у листа, который соответствует их предпочтениям или ответу.Запрос на проверку пола приводит к тому, что члены группы объединяются в небольшие группы на основе общего опыта для словесного обмена мнениями о своем выборе. Этот процесс, похожий на локограмму, обеспечивает оценку группы в целом, но также способствует углублению взаимодействия и связи между членами группы в небольших группах. Этажные проверки «передают исцеление в руки самого процесса, а не исключительно в руки терапевтов» (2015, стр. 10), давая участникам возможность стать терапевтическими агентами друг для друга и быстро активизируя взаимопомощь внутри группы (Джакомуччи , 2019, 2020a, 2020b).

    После того, как начнется проверка пола и члены группы физически указали свой выбор, им предлагается поделиться с теми, кто стоит с ними. Когда участники стоят в одиночестве перед выбором, фасилитатор просто предлагает им присоединиться к другим, находящимся поблизости, чтобы поделиться своим выбором. Этот процесс создает социометрически сконфигурированные небольшие группы, открывая возможности для социально-эмоционального обучения и исцеления. Подобно использованию диад или небольших групп, он позволяет директору играть пассивную роль в процессе и перемещаться по комнате, слушая или проверяя каждый кластер клиентов.Этажная проверка универсальна и может использоваться в любом групповом контексте практически по любой теме.

    «запускается окно [Видео проверки пола]»

    На следующем видео показано использование проверки этажа с живой группой.

    http://www.phoenixtraumacenter.com/floor-check/

    «окно [Видео проверки пола] заканчивается»

    Некоторые полезные клинические примеры перечислены ниже (более подробные подсказки доступны в Дейтоне, 2014 г.), включая подсказки, следующие за ранее описанная клиническая карта:

    Feeling Floor Check — Гнев; Грусть; Страх; Вина / стыд; Счастье; Прочее
    1. 1.

      Какое чувство лучше всего описывает ваш сегодняшний опыт?

    2. 2.

      Какое чувство больше всего характеризовало ваш опыт на прошлой неделе?

    3. 3.

      Какого чувства вы больше всего стараетесь избежать?

    4. 4.

      Какое чувство вам труднее всего терпеть в других?

    5. 5.

      С каким ощущением вам стало лучше?

    Отношения Этаж Проверка —Семья; Друзья; Себя; Группы / сообщества; Бог / Высшая сила; Прочее
    1. 1.

      Какие отношения сегодня вас поддерживают больше всего?

    2. 2.

      Какие отношения вызывают у вас наибольший конфликт?

    3. 3.

      Какие отношения улучшились больше всего с тех пор, как вы начали терапию?

    4. 4.

      Какие отношения вы хотели бы / над которыми вам нужно работать сегодня?

    Этажная проверка защитных механизмов —Юмор; Отказ или минимизация; Рационализация или интеллектуализация; Отыгрывание; Пассивная агрессия; Диссоциация; Драться; Полет; Заморозить; Прочее
    1. 1.

      Какую защиту, по вашему мнению, вы больше всего знаете о применении в своей жизни сегодня?

    2. 2.

      Какую защиту, по вашему мнению, вы использовали больше всего в этой группе?

    3. 3.

      Какую защиту вам труднее всего переносить, когда ее использует кто-то другой?

    4. 4.

      Какую защиту вы больше не используете так часто, как раньше?

    Посттравматическое стрессовое расстройство Проверка пола кластера симптомов —Предотвращение; Гипервозбуждение; Повторное переживание и вторжения; Негативное настроение и познания
    1. 1.

      О чем вы хотели бы узнать больше?

    2. 2.

      Что лучше всего описывает, как травма повлияла на вас?

    3. 3.

      Что описывает симптомы, которые вы испытывали ранее, но теперь имеете эффективные навыки совладания с ними?

    Области посттравматической проверки пола роста — Личная сила; Оценка жизни; Отношения; Духовный / религиозный рост; Новые возможности
    1. 1.

      В какой области, по вашему мнению, вы выросли больше всего?

    2. 2.

      С каким доменом вы больше всего боретесь?

    3. 3.

      С каким доменом вы могли бы помочь кому-то из этой группы?

    Этажная проверка может быть изменена для любой групповой темы или темы, которая может быть разделена на категории или варианты выбора. Другие полезные примеры включают стадии изменения, стадии горя, задачи устойчивости к неоднозначной утрате, диагнозы психического здоровья, темы лечения и сильные стороны.Этот процесс также ценен в образовательных пространствах и может использоваться в качестве экспериментального инструмента обучения, способствующего размышлению и интеграции концепций в личный опыт (Giacomucci & Skolnik, in-press). В образовании по социальной работе его можно использовать с основными ценностями социальной работы, сферами практики социальной работы или контентом из других теорий (Giacomucci, 2019). Проверка пола — это целостный инструмент, который эффективно разогревает людей физически, эмоционально, социально и к выбранной теме.

  • Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *