Морально этические нормы: Морально-этические нормы в современном мире | Программы | ОТР

Содержание

Морально-этические нормы. Кому они нужны? | Жизнь прекрасна!

А нужны ли мне «костыли» в виде морально-этических норм?

Когда люди были совсем дикими и находились чуть выше уровня животных, у них не было никаких морально-этических норм. У них были инстинкты, с помощью которых они строили свою жизнь в первобытном обществе.

фото с яндекс-картинки

Определенные правила, конечно были, они формировались, исходя из необходимости выживания.

Когда появилось разделение труда, и человек поднялся выше на ступеньку в развитии, общество стало сложнее, и правила тоже усложнились.

фото с яндекс-картинки

Эти правила нужны были для того, чтобы общество могло выжить и не погрузиться в хаос, потому, что сознание у людей было еще слабое и они не понимали, что причиняя вред обществу и другим людям, они причиняют вред себе…

Человеческое общество только вышло из «колыбели» и людям нужны были ограничения, как маленьким детям нужен манеж, чтобы они не поранились, общаясь с большим неведомым миром.

фото с яндекс картинок

Этими ограничителями и стали морально-этические нормы, которые объясняли людям, как надо себя вести — «Делай так, и тебя будут уважать, замуж возьмут и так далее.» А не будешь так делать — Бог накажет… Люди боялись и поэтому, в основной массе — соблюдали…

Но некоторые люди поднимались еще на одну ступень в своем развитии — это так называемые Святые, Мудрецы, Просветленные… Они чувствовали свое единство с миром и знали, что весь мир — это их продолжение.

Это Знание было не поверхностное, они реально чувствовали связь с миром так, как мы чувствуем связь со своей собственной рукой.

Мы же не будем свою руку наказывать за то, что она болит и причиняет нам вред. А когда другой человек «болеет» и причиняет нам вред, мы его наказываем… Хотя мораль говорит об обратном — «Не суди»… Но многие ли способны не судить?

фото с яндекс картинки

Мудрецы это понимали, поэтому им и не нужны были морально-этические нормы… Хотя, казалось, что они как раз и являются образцом морали.

..

В наше время, морально-этические нормы продолжают выполнять свою функцию внешнего ограничения. Но сейчас сам человек и общество еще больше усложнились. Чтобы правильно поступать в каждой конкретной ситуации нужен более точный «компас».

И он находится внутри каждого. Когда завершился этап «Мрака» и наступил «Рассвет», все больше и больше людей «просыпается» и понимает, что мир един…

фото с яндекс картинки.

Такие люди не будут вредить другим и себе не из моральных соображений, а из внутренней убежденности, что все в мире взаимосвязано, и каждый получает то, что сам заслужил.

Эта внутренняя убежденность формируется с ростом духовности, которая не подразумевает слепое следование правилам. Духовность — это ВИДЕНИЕ тонкого мира и его правил.

Этот мир постигается не только умом, но и сердцем. Такие люди чувствуют связь с миром, поэтому мораль им не нужна, как не нужен манеж подросшему ребенку…

Именно за такими людьми — будущее. Я в это верю (Знаю). ..

Морально-этические принципы как предмет педагогической рефлексии Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

FORMATION OF NORMS FOR THE FUTURE TRANSLATORS PROFESSIONAL BEHAVIOR AT THE PROFESSIONAL RESEARCH LESSON IN THE HIGHER EDUCATION SYSTEM

© 2016

A.N. Ryblova, doctor of pedagogical sciences, professor, professor of Linguistics and Intercultural Communication Department

Russian New University, Moscow (Russia)

Abstract. The article touches upon an urgent problem to improve the quality of the personnel practical training, for which the author offers solutions to shape norms for future translators professional behavior at the professional research lesson in the higher education system. On the basis of theoretical and methodological analysis of the works of domestic and foreign scientists the author considers it necessary to modernize the technology of organizational process on the basis of needs of employers and individual needs of students. At the same time the main activity of students at the professional research lesson should be autonomous cognitive activity focused on their future profession, the realization of which the article offers a detailed description of different types of students’ group activities aimed at processing foreign language professionally significant information in professionally given situations under the supervision of a teacher at the professional research lesson. The author, based on many years of experience teaching activities in the university confirms that this type of lesson promotes the acquisition by students of professional experience, the formation of organizational and production skills and provides personal development training, which ultimately contributes to the intensive and high-quality practical training of translators in the system of higher education.

Keywords: norms of professional behavior; future translators; professional research lesson; higher education system; practical training; professionals of international level; autonomous cognitive activity; focus on the future profession; technology modernization of organizational process; types of group activity; foreign language professionally significant information; professionally given situations; under the teacher supervision; experience acquisition; needs of employers; individual needs of students; formation of organizational and production skills.

УДК 37.015.3:17.023.6

МОРАЛЬНО-ЭТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ КАК ПРЕДМЕТ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ РЕФЛЕКСИИ

© 2016

А.И. Салов, кандидат педагогических наук, доцент, ректор

Академия социального управления, Москва (Россия)

Аннотация. В статье обосновывается, что морально-этические принципы ориентируют учителя на совместный с учащимися поиск смысла жизни, который проясняет им отношения с миром, жизненный мир педагога и учащихся, существует в их сознании в виде образа мира и регулирует их совместную деятельность в соответствии с логикой жизненной необходимости — Мир на Земле. Объясняется, что подлинная мораль считает человека и его жизнь высшими моральными ценностями, в которых формулируются морально-этические принципы, предписывающие выработку стратегии нравственной жизни; обосновывается, что от правильного понимания ценностей зависит нравственность человека, его поступки, взгляды, оценки, цели и мотивы деятельности и взаимодействия с миром и с людьми; делаются пояснения относительно категорий «добродетель», «благо», в терминах которых формулируются морально-этические принципы; приводятся значения категорий «добродетель» и «благо»; объясняется, почему добродетели научить нельзя, что добродетели не являются врожденным, а потому они воспитываются; показывается, что моральное, этическое знание необходимо человеку для того, чтобы стать добродетельным; указывается на важность различения жизни как таковой и жизни хорошей; обосновывается, что морально-этические принципы задают учителю исходную аксиому (во имя чего?) — во имя достижения цели — Мир на Земле, стратегию движения по избранному пути (каков путь?) — созидание добра для себя и для учащихся.

Ключевые слова: учитель; ученик; морально-этический принцип; добродетель; благо; идеал; ценность; добро; значение; мораль; нравственность; педагогическая рефлексия; поступок; взгляд; оценка; логика жизни; аксиома; стратегия; движение; осознание; нравственная жизнь.

Морально-этические принципы ориентируют учителя на совместный с учащимися поиск смысла жизни, который проясняет им отношения с миром, жизненный мир педагога и учащихся; существует в их сознании в виде образа мира, в форме смысловых структур; обеспечивает регуляцию их совместной деятельности в соответствии с логикой жизненной необходимости — Мир на Земле. Таким смыслом жизни и для учителя, и для учащихся, и для всех людей

доброй воли в современной социально-нравственной ситуации являются добро и добродетель.

Морально-этические принципы, в терминологии Ю.

А. Шрейдера, принципы этики являются «универсальными характеристиками ситуации морального выбора» [1, с. 26] и формулируются «в понятиях морального блага (как блага абсолютного) и моральной ценности» [1, с. 254].

«У морали, — пишет Г.К. Гумницкий, — нет полного согласия с жизнью, и это доказывается тем, что жизнь имеет своей целью полноту развития, совершенствование и счастье, а мораль непосредственной целью имеет добродетель, добро» [Цит. по: 2, с. 38]. Подлинная мораль считает человека и его жизнь, человечество высшими моральными ценностями, в которых формулируются морально-этические принципы, предписывающие выработку стратегии нравственной жизни. Высшими моральными ценностями являются и нравственные феномены добра, добродетели, чести, достоинства и др., обозначаемые определенными категориями, от правильного понимания которых, как подчеркивает Т.В. Мишаткина, «во многом зависит наша нравственность, наши поступки, взгляды, оценки» [3, с.

137].

Мы не осуществляем науковедческий анализ категорий «добродетель» и «добро», поскольку это является приоритетом этической науки. Однако полагаем необходимым заметить, что, если принять за аксиому, что истоки этики берут свое начало в Древней Греции, то категория «добродетель» является отправной для многих этических воззрений философов этой эпохи. В этой связи становится понятным, почему Г.К. Гумницкий указывает, что целью морали является добродетель и добро, а не добро и добродетель. Хотя, как мы полагаем, если сказать, что целью морали является добро и добродетель, то мы не погрешим истиной. Это объясняется тем, что творение, созидание добра причиняет становление добродетелей как нравственных качеств. Без добра нет и не может быть добродетели, которая есть «фундаментальное моральное понятие характеризующее готовность и способность личности сознательно и твердо следовать добру» [4, с. 116].

При этом если категория «добро» от эпохи к эпохе имеет тенденцию наполняться новым содержанием и в принципе обладает общим смыслом для различных этических систем, то категория «добродетель» имеет несколько значений. Сказав, что добро в принципе обладает общим смыслом для различных этических систем, заметим, что, во-первых, добро в истории этической науки трактовалось как «удовольствие (гедонизм), польза (утилитаризм), счастье (эвдемонизм) и т.д., иными словами, как то, что соответствует непосредственным (житейским) потребностям, интересам и ожиданиям человека как индивида и члена общества» [5, с. 113]; во-вторых, добро как высшая ценность обладает моральным, нормативно-ценностным содержанием, которое, естественно, в зависимости от социальных или иных изменений в ту или иную эпоху, менялось; в-третьих, добро выступает в качестве идеала нравственного поступка, деяния, совершенства человека. Все перечисленное выше не есть значения добра, а является различными его трактовками. Так, любая категория, в том числе и категория «добро», обладает значением ценности, идеала, словом, положительным смыслом, который и является общим для всех трактовок добра. То, что добро обладает значением ценности, идеала, не означает, что добро употребляется в различном значении.

Обладать значением и употребляться в различном значении не одно и то же. Употребление одного и того же понятия в различном значении означает, что оно имеет различные смыслы. В педагогике, например, категории «воспитание», «образование» и другие

категории употребляются в различном значении. Более того, различные педагогические теории и концепции, в центре внимания которых находится общая для них проблема образования, воспитания, обучения, по-разному выстраивают свой понятийный аппарат. Так, например, в концепциях содержания образования, разрабатываемых И.Я. Лернером, М.Н. Скаткиным, В.В. Краевским и В.С. Ледневым во второй половине ХХ века, содержание образования конструируется на различных теоретико-методологических основаниях, на которых и выстраивается их понятийный аппарат. В концепции И.Я. Лернера, М.Н. Скаткина, В.В. Кра-евского в основу конструирования содержания образования положена идея о культуре как социальном опыте, выделение элементов которого становится основой для выделения структурных элементов содержания образования [6, с. 38; 7, с. 10], а само содержание образования строится на основе культурологического подхода. В основу концепции содержания образования В.С. Леднева положена идея о структуре личности и об инвариантных сторонах деятельности, о базисных компонентах личности и соответствующих им видам деятельности [8, с. 25-40, с. 73-80].

Категория «добродетель», как показывает анализ научной литературы, имеет ряд значений, а значит и смыслов. Так, Аристотель употреблял термин «добродетель» для обозначения качества [9, с. 63], а нравственная добродетель, согласно философу, — «это способность поступать наилучшим образом» [9, с. 82]. Категория «добродетель» употребляется и в других значениях. Парацельс, например, «употреблял понятие «добродетель» как синоним индивидуальных характеристик вещи, а именно ее особенности. Камень или цветок обладают каждый своей добродетелью, своей комбинацией присущих им качеств. Аналогичным образом и добродетель человека — это определенное множество качеств, характеризующих человека как вид, добродетель же каждого отдельного человека — это его уникальная индивидуальность» [Цит. по: 10, с. 28].

Э. Фромм, выявляя различия между авторитарной и гуманистической этикой, приходит к заключению, что в авторитарной этике понятие «добродетель» «означает самоотречение и послушание, подавление индивидуальности, а не ее полную реализацию» [10, с. 28]. Содержательный критерий гуманистической этики, как подчеркивает Э. Фромм, основан на принципе, что «»добро» есть то, что является благом для человека, а «зло» — то, что вредит ему. Единственный критерий этической ценности — это благополучие, благоденствие человека» [10, с. 28].

Понятие «добродетель» в значении качества употребляет и А. Макинтайр: «Добродетель есть приобретенное человеческое качество» [11, с. 260].

Еще в одном значении понятие «добродетель» употребляет В.С. Соловьев: «Добродетельный человек есть человек, каким он должен быть. Другими словами, добродетель есть нормальное или должное отношение человека ко всему (ибо нельзя мыслить качеств и свойств безотносительных)» [12, с. 125]. Такое понимание В.С. Соловьевым добродетели означает, что в добродетели заключено фиксируемое ею содержание нравственного качества, понимание человеком мира и своего места в мире, своей позиции по отношению к миру и к людям. В деятельности, во взаимодействии с миром и с людьми проявляется

добродетель или нравственное качество, в котором выражается и соответствующее ее содержанию отношение к миру и к людям.

Понимание В. С. Соловьевым добродетели как отношения ко всему, в том числе и к нравственным или безнравственным поступкам, к беззаконию, к двойным стандартам и т.д., дает нам основание утверждать, что добродетель есть ценность. Как ценность, она имеет значение для всех или большинства стремящихся к миру и к согласию людей и связывает человека с другими людьми. Данное утверждение основывается на том, что ценность, согласно М.С. Кагану, «предстает именно как отношение <. ..> поскольку она связывает объект не с другим объектом, а с субъектом, то есть носителем социальных и культурных качеств, которые и определяют сверхиндивидуальное содержание его духовной деятельности; деятельность человека и является реальным отношением» [13, с. 67]. В отношениях, образующих содержание деятельности учителя, как развиваются, так и проявляются добродетели или нравственные качества. Известно, что любая категория, в том числе и категория «добродетель», фиксирует отношение, а не свойства и качества, которые проявляются в отношениях. Категория «добродетель» фиксирует должное отношение, то есть такое, которое ждет своего осуществления.

Представление о содержании конкретных добродетелей как нравственных качеств человека также меняется от эпохи к эпохе.

В рамках античного морального канона, как подчеркивает А.А. Гусейнов, добродетель сопрягалась с мудростью и мудрецами, и для того чтобы быть добродетельным, надо знать, какие указания разума являются правильными [14, с. 325].

Так, тезис Сократа о том, что «добродетель есть знание» базируется на сопряжении разума и добродетели. Этот тезис, как подчеркивает А. А. Гусейнов, определяет нравственность как пространство ответственного поведения индивида, и если человек совершает зло и ясно понимает это, то он знает, чем зло отличается от добра [14, с. 325]. Добродетель у Сократа есть форма познания, назначением которой является совершенствование разума и души.

В учении Сократа о добродетели для педагогической науки значение представляют следующие идеи философа. Во-первых, это идея о том, что добродетели научить нельзя. В диалоге «О добродетели», Сократ в разговоре с другом о Перикле и о воспитании им своих сыновей Парала и Ксантиппа, заявляет, что «если бы добродетель была изучима и он (Перикл. -А.С.) мог бы их сделать доблестными, гораздо раньше обучил бы их своей добродетели, чем музыке и состязаниям. Но оказалось, что добродетели, по-видимому, нельзя научить» [15, с. 356]. Добродетели воспитываются, они не являются врожденным. «Ни одна из нравственных добродетелей, — пишет Аристотель, -не врожденна нам по природе, ибо все природное не может приучаться к чему бы то ни было» [9, с. 76]. Аналогичную точку зрения мы находим у Д. Локка, приведшего доказательства тому, что врожденных нравственных принципов нет, ибо они нуждаются в доказательстве [16, с. 114-134].

Если научить добродетели нельзя, то это не означает, что учителю, учащемуся не нужны знания о них как о нравственных качествах. Естественно, наличие знаний у учащихся не означает, что они всегда и вез-

де совершают нравственные поступки. Власть разума не безгранична. Во власть разума верил Сократ. Он «пытался подчинить все, относящееся к человеческой жизни и ее ценностям, власти разума. И поскольку, для Сократа сама природа человека — это его душа, т. е. разум, а добродетели суть то, что совершенствует природу человека, то очевидно, что добродетели становятся формой познания» [17, с. 67].

Вместе с тем знания, как известно, обосновывают моральный выбор ценностей и поступков, имеют немаловажное значение в детерминации поведения, знания «составляют материала для выработки <…> уже сугубо личностных элементов» [18, с. 119].

Нельзя не привести в этой связи мысли Аристотеля и Гегеля об образовании. «На вопрос, какая разница между человеком образованным и необразованным, он (Аристотель. — А.С.) ответил: «Как между живыми мертвым»» [Цит. по: 19, с. 193]. Гегель пишет: «Чем образованнее человек, тем меньше выступает в его поведении нечто только ему свойственное и именно поэтому случайное» [20, с. 74]. Мы видим, что Гегель связывает образование с поведением человека, причем таким, в котором случайное уменьшается по мере обогащения сознания знанием в процессе воспитания как преобразования души. С момента поступления в школу «начинается жизнь согласно общему порядку, по одному, для всех одинаковому правилу; здесь дух должен быть приведен к отказу от своих причуд, к знанию и хотению общего, к усвоению существующего всеобщего образования. Только это преобразование души и называется воспитанием» [20, с. 74].

Подтверждение тому, что знания необходимы человеку для того, чтобы стать добродетельным, нравственным, мы находим у А. Макинтайра, который полагает, что воспитание добродетелей или нравственных качеств сопряжено с поиском ответа на вопрос: «Можно ли рационально обосновать восприятие каждой человеческой жизни в виде некоторого единства, которое позволило бы каждой человеческой жизни обладать собственным благом? <…> Такое восприятие пролило бы новый свет на функцию добродетелей: они позволят индивиду предпочесть одно единство жизни другому» [11, с. 275].

Людей при достижении различных целей, в том числе и целей устранения угроз человечеству, человеку, объединяют добродетели как нравственные качества. В таком объединении людьми движут справедливость и милосердие, долг и ответственность и т.д., являющиеся не только категориями этики и понятиями морали, ценностями, но и нравственными качествами или добродетелями. Человек воспринимает другого человека с позиции проявляемых им в отношении к нему в поступках и действиях нравственных качеств, которые становятся объединяющей их силой.

Для педагогической науки в учении Сократа о добродетели значение представляет его идея о жизни хорошей. В диалоге «Критон» Сократ говорит: «Надобно дорожить не тем, что мы живем, а тем, что хорошо живем» [21, с. 79].

Разграничение между жизнью как таковой и жизнью хорошей, как подчеркивает А.А. Гусейнов, является исходной основой морального мировоззрения Сократа, и все усилия Сократа были посвящены поиску ответа на вопрос, какие убеждения являются

наилучшими, какая жизнь — самой достойной. Развивая идеи Сократа о жизни хорошей или достойной жизни, А.А. Гусейнов подчеркивает, что «совершенный, добродетельный человек достоинство жизни ставит выше самой жизни» [22, с. 99]. Из этого следует, что самой достойной жизнью или жизнью хорошей является жизнь, в основании которой находится человеческое достоинство, жизнь, признающая достоинство другого.

Мы не можем со всей очевидностью утверждать, что идея Сократа о жизни как таковой и о жизни хорошей стала основой для Э. Фромма, разрабатывающего положения гуманистической этики, одним из ведущих среди которых является положение о тяге человека к жизни. «Человек не может не хотеть жить, независимо от того, что он думает по этому вопросу. Выбор между жизнью и смертью скорее кажущийся, чем реальный; реальный же выбор — это выбор между хорошей и плохой жизнью» [10, с. 32].

Мы написали, что «не можем со всей очевидностью утверждать», потому, что Э. Фромм не ссылается на Сократа и его мысли о жизни как таковой и жизни хорошей.

Морально-этическими принципами, в силу высокой степени их обобщенности, возможно руководствоваться везде и всегда. Они «передают культурные значения в самой абстрактной форме, указывая на сущность деятельности и задавая ее фундаментальные, ее последние основания» [23, с. 216], порождают «способность личности пользоваться своей свободой, то есть осознавать свою ответственность за другого, за его жизнь, его бытие» [23, с. 222].

Выше было отмечено, что принципы этики (мы будем говорить: «морально-этические принципы») формулируются «в понятиях морального блага (как блага абсолютного) и моральной ценности» [1, с. 26].

Понимание того, что морально-этические принципы формулируются в понятиях морального блага и моральной ценности влечет за собой необходимость раскрытия категорий «благо» и «ценность». Речь не идет о полноценном науковедческом анализе данных категорий, который осуществляется этической наукой.

Аристотель в своем учении о благе пишет, что «если у того, что мы делаем, существует некая цель, желанная нам сама по себе, причем остальные цели желанны ради нее и не все цели мы избираем ради иной цели <…> то ясно, что цель эта есть собственно благо, т.е. наивысшее благо» [9, с. 54-55]. Согласно Аристотелю, благом является не просто цель, но желанная цель, то есть такая цель, которую человек стремится достичь, а самая совершенная цель и есть искомое благо. Р.Г. Апресян уточняет: «То, что ценно для человека как такового вообще и отвечает его назначению, Аристотель назвал высшим благом» [24, с. 230]. То, что ценно для человека, есть ценность. Это означает, что категория «благо» употребляется в значении ценности как нечто значимого для него. В самом широком смысле, пишет Р.Г. Апресян, «ценностями называются обобщенные, устойчивые представления о чем-то предпочтительном, как о благе, т. е. о том, что отвечает каким-то потребностям, интересам, намерениям, целям, планам человека (или группы людей, общества)» [24, с. 228].

Точку зрения близкую точке зрения Р.Г. Апресяна о том, что благо есть ценность, мы находим у Н. Гартмана: «Всякая действующая мораль говорит о

благе как о чем-то известном. Фактически под благом она всегда подразумевает лишь некую определенную ценность, частную ценность, которую она считает единственной и высшей» [25, с. 369].

Итак, одним из значений блага является ценность. Следовательно, выбор учителем блага для себя и для учащихся, для взаимодействующих с ним людей, есть выбор нравственной ценности, иными словами, добра. В.С. Соловьев, рассуждая о единстве нравственных основ, поставил вопрос о соотношении добра и блага. Суть такого соотношения заключается в том, что понятия «добро» и «благо» взаимосвязаны, между ними нет никакого противоречия, что благо есть другая сторона добра: «Нравственная ценность добро по самому существу своему есть способ действительного достижения блага <. > т.е. такового, которое может дать человеку устойчивое и окончательное удовлетворение. Благо (и блаженство) в этом смысле есть только другая сторона добра, или другая точка зрения на него, — между этими двумя понятиями такая же внутренняя связь и такая же невозможность противоречия, как между причиной и следствием, целью и средством и т.п.» [12, с. 166].

Другим значением блага, как показывает анализ научной литературы, является идеал: «В современной аксиологии и этике высшее благо называют идеалом» [24, с. 230].

При этом категория «идеал» употребляется учеными в значении ценности. Согласно Е.Л. Дубко и В.А. Титову, «идеал представляет собой обобщенное представление о максимально возможном уровне распространения и реализации моральных ценностей» [26, с. 8]. Ставя вопрос о происхождении идеалов, М.С. Каган отмечает, что «стоит нам увидеть в них модели «потребного будущего», и станет ясным, что идеал конкретно, в представлении, воплощает то, что обладает для субъекта ценностью» [13, с. 186].

Мы не приводим имеющиеся в науке определения вышеперечисленных категорий. Наша задача состоит не в перечислении определений категорий «блага», «добродетель», «идеал», «ценность», не в выявлении общего и различного во взглядах ученых относительно понимания ими содержания данных категорий, а в выявлении значений данных категорий. Это, во-первых. Во-вторых, мы привлекаем данные категории для того, чтобы стало понятным, почему морально-этические принципы будут формулироваться в понятии моральной ценности, значением которой, как было установлено выше, обладают благо, добро, добродетель, идеал.

Заметим, что различные определения категории «идеал» приведены в работах Л.В. Вершининой [27, с. 43-45], Ю.В. Лопуховой [28, с. 94-98] и других тематически близких к нашей работе педагогических исследованиях. При этом ученые приводят определения идеала при решении других, чем мы, задач. Так, Л. В. Вершинина осмысливает содержание данной категории в целях выявления структуры ценностного сознания учителя, Ю.В. Лопухова — в целях выявления признаков, которым отвечает толерантность как моральный идеал, являющийся определяющим для оценки глобализирующегося общества.

Различные определения категории «ценность» приведены в работах А.В. Бездухова [29, с. 99-101],

13.00.00 — педагогические науки Ю.В. Лопуховой [28, с. 72-73] и других ученых. А.В. Бездухов, например, обращается к проблеме ценностей с целью раскрытия сущности ценностного подхода к формированию гуманистической направленности будущего учителя, Ю.В. Лопухова — с целью выявления признаков, которым отвечает толерантность как ценность.

Морально-этические принципы задают учителю исходную аксиому (во имя чего?) — во имя достижения цели — Мир на Земле, стратегию движения по избранному пути (каков путь?) — созидание добра для себя и для учащихся, которые, став взрослыми, консолидируются вокруг ценностей и идеалов в целях решения глобальных проблем современности, предотвращения угроз национальной безопасности государства, общества и личности в лице терроризма, влекущего за собой человеческие жертвы, разрушающего личность человека, культурное наследие, порождающего ненависть и недоверие к этносам, социальным группам.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Шрейдер Ю.А. Этика. М.: Текст, 1998. 271 с.

2. Кобляков В.П. Этическое сознание. Л.: ЛГУ, 1979. 222 с.

3. Мишаткина Т.В. Высшие моральные ценности и стратегия «правильной жизни» // Этика: учебное пособие / под ред. Т.В. Мишаткиной, Я.С. Яскевич. Минск: Новое знание, 2002. С. 129-264.

4. Гусейнов А.А. Добродетель // Этика: энциклопедический словарь / под ред. Р.Г. Апресяна, А.А. Гусейнова. М.: Гардарики, 2001. С. 116-118.

5. Апресян Р.Г. Добро // Этика: энциклопедический словарь / под ред. Р.Г. Апресяна, А.А. Гусейнова. М.: Гардарики, 2001. С. 113-115.

6. Лернер И. Я. Дидактические основы методов обучения. М.: Педагогика, 1981. 186 с.

7. Краевский В.В. Чему учить? // Вопросы образования. 2004. № 3. С. 5-23.

8. Леднев В. С. Содержание общего среднего образования: проблемы структуры. М.: Педагогика, 1980. 264 с.

9. Аристотель. Сочинения. В 4 т. Т. 4. М.: Мысль, 1983. 830 с.

10. Фромм Э. Психоанализ и этика. М.: Республика, 1993. 416 с.

11. Макинтайр А. После добродетели: исследование теории морали. М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2000. 384 с.

12. Соловьев В.С. Оправдание добра: нравственная философия. М.: Республика, 1996. 479 с.

13. Каган М. С. Философская теория ценности. СПб.: Петрополис, 1997. 205 с.

14. История этических учений / под ред. А.А. Гусейнова. М.: Гардарики, 2003. 911 с.

15. Платон. О добродетели (Сократ и его друг) // Платон. Диалоги. М.: Мысль, 1986. С. 353-358.

16. Локк Д. Опыт о человеческом разумении // Сочинения. В 3 т. Т. 1. М.: Мысль, 1985. 621 с.

17. Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Т. I. Античность. СПб.: Петрополис, 1994. 336 с.

18. Лапина Т.С. Проблема индивидуальной нравственности // Мораль и этическая теория. М.: Наука, 1974. С. 106-143.

19. Лаэртский Д. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М.: Мысль, 1986. 571 с.

20. Гегель Г. Энциклопедия философских наук. В 4 т. Т. 3. Философия духа. М.: Мысль, 1977. 471 с.

21. Платон. Критон // Золотые законы и нравственные правила Платона / авт.-сост. С.Ю. Нечаев. М.: Астрель, 2012. 160 с.

22. Гусейнов А.А. Античная этика. М.: Гардарики, 2003. 270 с.

23. Конев В.А. Социальная философия. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2006. 287 с.

24. Апресян Р.Г. Общие моральные понятия // Гусейнов Р.Г., Апресян А.А. Этика. М.: Гардарики, 1998. С. 225-308.

25. Гартман Н. Этика. СПб.: Владимир Даль, 2002. 707 с.

26. Дубко Е.Л., Титов В.А. Идеал, счастье, справедливость. М.: МГУ, 1989. 191 с.

27. Вершинина Л.В. Теоретические основы формирования ценностного сознания будущего учителя. М.: МПСИ, 2009. 258 с.

28. Лопухова Ю.В. Теоретические основы воспитания толерантности студентов вуза. М.: Московский психолого-социальный университет, 2012. 197 с.

29. Бездухов А.В. Педагогические условия формирования гуманистической направленности студента будущего учителя: дис. … канд. пед. наук. Самара, 2000. 218 с.

MORAL AND ETHICAL PRINCIPLES AS AN OBJECT OF PEDAGOGICAL REFLECTION

© 2016

A.I. Salov, candidate of pedagogical sciences, associate professor, rector

Academy of Public Administration, Moscow (Russia)

Abstract. The paper grounds that moral and ethical principles guide the teacher to seek the meaning of life together with the students which explains to them the relations with the world, provides insight into the teacher’s and students’ world, exists in their mind as a world image and regulates their mutual activity in accordance with the logics of life necessity, i. e. Peace on the Earth. The author explains that the true morality considers a person and his/her life the most important moral values, which formulate moral and ethical principles, prescribing development of moral life strategy. The paper proves that person’s morality, his/her doings, outlook, evaluation, goals and motifs of activity and relations with people and the world depend on correct understanding of values. The author explains the categories «virtue», «good», in terms of which moral and ethical principles are formulated. The paper gives the meaning of the categories «virtue» and «good» and explains why one cannot teach virtue, that virtues are not inherent that is why they are nurtured. The author shows moral and ethical knowledge is necessary for a person to become virtuous and points out the importance of differentiation between life as it is and good life. The paper grounds that moral and ethical prin-

Морально-этические принципы как предмет педагогической рефлексии_13. 00.00 — педагогические науки

ciples provide a teacher with an initial axiom (what for?) — for achieving the goal — Peace on the Earth, the strategy of moving along the way chosen (what way?) — making good for him/herself and for the students.

Keywords: teacher; student; moral and ethical principle; virtue; good; ideal; value; goodness; meaning; morality; ethics; pedagogical reflection; action; opinion; evaluation; the logic of life; axiom; strategy; movement; awareness; moral life.

УДК 378:37.036.5

РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ СТУДЕНТОВ ВУЗА КАК ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

© 2016

Е.Р. Стаценко, кандидат педагогических наук, доцент, декан факультета искусств и сервиса

Мурманский арктический государственный университет, Мурманск (Россия)

Аннотация. В статье проблема развития творческой активности студентов обосновывается как актуальная социально-педагогическая проблема. Аргументируется роль понятий «творчество» и «активность» как понятий, несущих равную смысловую нагрузку в понятии «творческая активность». Творчество рассматривается как продуктивная форма активности и самостоятельности человека, делается акцент на взаимосвязи творчества и новизны. Обосновывается, что деятельность человека и его активность предполагают друг друга, что активность человека, как проявление его жизненных сил, является как предпосылкой, так и результатом его развития. Утверждается, что на репродуктивно-подражательном уровне активности человек накапливает опыт деятельности, обращаясь к опыту другого человека; на поисково-исполнительском — принимает задачу и самостоятельно ищет пути ее выполнения; на творческом — сам ставит задачу и избирает новые, нешаблонные, оригинальные пути ее решения. Обосновывается, что творческая активность студента вуза представляет собой качество деятельности личности, проявляемое в отношении студента к содержанию и процессу деятельности, в его стремлении к успешному овладению знаниями и способами деятельности, в мобилизации нравственно-волевых усилий на достижение цели деятельности. Приводятся характеристики творческой активности студента вуза. Рассматриваются формы, методы и средства развития творческой активности студентов. Доказывается эффективность использования проектной студии как формы развития творческой активности студентов вуза. Приводятся примеры работы проектной студии на факультете искусств и сервиса. Обозначаются принципы развития творческой активности студентов, реализуемые в работе проектной студии.

Ключевые слова: студент; вуз; творчество; активность; творческая активность; развитие; уровни активности личности; форма; метод; средство; проектная студия; принципы развития творческой активности; принцип целеполагания; принцип доступности; принцип индивидуализации.

Среди реалий современного российского общества важное место занимают инновационные процессы во всех его сферах. Осуществление таких процессов требует не только специальной профессиональной подготовки человека к деятельности в той или иной области науки, техники, производства, но и формирования личности, готовой как эффективно осваивать, так и продуцировать новое знание, осуществлять творческий подход к своей жизни и деятельности. Тем самым сегодня особое значение приобретает проблема воспитания творческой личности, развития творческой активности человека, что предполагает вхождение человека в мир творчества, формирование у него способности к преобразованию действительности, к творческому поиску чего-то нового, не бывшего ранее.

Проблема формирования творческой активности -это далеко не новая научная проблема. Данное понятие уже приобрело статус междисциплинарной категории и разрабатывается как психологами, так и педагогами. Д.Б. Богоявленская [1], А.В. Брушлинский [2], Л.С. Выготский [3], Ю.Н. Кулюткин и Г.С. Сухо-бская [4], А.Н. Лук [5], А.М. Матюшкин [6], Я.А. Пономарев [7], С. Л. Рубинштейн [8], М.Г. Якобсон [9]; В .И. Андреев [10], И.П. Волков [11], В .И. Загвязин-ский [12], Г.И. Щукина [13] и другие известные ученые в разной мере уделяли внимание проблеме творчества в целом и творческой активности личности в

частности. Обращение к научной периодике последних лет показывает, что данная проблема остается в центре внимания современных исследователей. Заметим, что при изучении творческой активности мы сконцентрировали внимание на творческой активности студентов вузов. Данной проблеме посвящены статьи С.М. Варнавских [14], Н.К. Джамирзе [15], Л.В. Ивановой [16], О.Л. Раковской [17], В.П. Строкова [18], Н.В. Тальтевской [19], Б.К. Укуевой [20], Н.В. Филисюк [21], И.В. Фуфаева [22] и др.

Смысловую нагрузку в понятии «творческая активность» в равной мере несут и понятие «творчество» и понятие «активность».

Обращение к научной литературе показывает, что творчество представляет собой продуктивную форму активности и самостоятельности человека. Результатом творчества «являются научные открытия, изобретения, создание новых музыкальных, художественных произведений, решение новых задач в труде врача, учителя, художника, инженера и т. д.» [23, с. 421].

Культура, наука, искусство, человеческая цивилизация в целом — все создано творчеством. Повседневный труд также предполагает творчество. Именно в творческом подходе к труду естественно, полноценно выражаются человеческие возможности.

В классическом понимании учеными творчества делается акцент на взаимосвязи творчества и новизны — творчество предполагает создание нового. Так, по

Морально-этические принципы оперативно-розыскной деятельности

Отличительной чертой ОРД является то, что ее содержание составляют преимущественно негласные мероприятия, как имеющие нейтральный характер, так и включающие некоторые элементы принуждения и действия, которые ограничивают конституционные права граждан. Данный вид специфической деятельности уполномоченных государственных органов является ярким подтверждением проявления противоречия между правом и моралью, когда многие ОРМ (наблюдение, прослушивание телефонных переговоров и др. ) и использование негласного содействия граждан могут осуждаться населением с нравственных позиций, однако социально необходимы обществу для успешной борьбы с преступностью.

В настоящее время во всех цивилизованных странах закончены дискуссии о соответствии ОРД морально-этическим принципам, принятым в обществе. Например, в США граждане считают своим долгом сообщить полиции сведения о готовящихся преступлениях, а бывший руководитель ЦРУ А. Даллес полагал, что негласная работа является по своей сущности нравственной.

В России впервые необходимость соблюдения морально-этических требований в сфере ОРД была высказана учеными в 60-70-х гг. прошлого столетия (А.И. Алексеев, Д.В. Гребельский, А.Ф. Возный, А.Г. Лекарь, Г.К. Синилов), которые указывали на необходимость соблюдения оперативными сотрудником профессиональной морали. Интерес к данной проблеме был не случаен, поскольку неукоснительное соблюдение законности, защита прав человека и гражданина, вопросы профессиональной деформации сознания оперативных сотрудников в значительной мере зависят от теоретической разработки морально-этических проблем профессиональной деятельности сотрудников.

Таким образом, наряду с правовыми и организационными принципами ОРД присущи и морально-этические1Данную группу принципов называют по-разному: «моральные», «этические», «нравственные». Однако в научной литературе признается, что закрепление за этими словами различного содержательного смысла и придание им различного понятийно-терминологического статуса не вышли за рамки академических опытов. В обще культурной лексике эти слова продолжают употреблять как взаимосвязанные (см.: Гусейнов А.А.. Апресян Г. Г. Этика: Учебник. М., 1998. С. 10-11)., под которыми следует понимать совокупность норм, правил, регулирующих поведение ее субъектов в нравственном плане.

Непосредственно значение морально-этических принципов для ОРД проявляется в следующем.

Во-первых, в обществе моральные нормы играют охранительную роль, способствуя формированию общественного мнения, основанного на осуждении противоправных действий, создании обстановки нетерпимости к антиобщественному поведению. Учитывая это, оперативные аппараты органов внутренних дел имеют возможность привлекать в помощь для борьбы с преступностью лиц, оказывающих им содействие, в том числе на конфиденциальной основе.

Во-вторых, поскольку мораль играет в обществе воспитательную роль, использование сложившихся в обществе нравственных положений в ходе осуществления ОРМ позволяет оперативно-розыскным подразделениям ОВД оказывать воспитательное воздействие на лиц, конфиденциально содействующих борьбе с преступностью, а также вое питательно-профилактическое воздействие на лиц, от которых, судя по их поведению, можно ожидать совершения противоправных действий.

В-третьих, господствующая в обществе мораль оказывает влияние на формирование нравственного сознания и нравственных позиций самих оперативных сотрудников, что немаловажно. Предоставление сотрудникам органов, осуществляющих ОРД, не только правовой, но и моральной санкции на проведение различных ОРМ налагает на них обязанность соотносить свои действия с нравственными требованиями, предъявляемыми к поведению сотрудников правоохранительных органов.

Следование морально-этическим принципам характерно для общества в целом, и они могут детализироваться и конкретизироваться в требованиях должного поведения, обращенных к отдельным социальным группам, в том числе профессиональным. Морально-этические принципы ОРД, хотя и основываются на общих этических нормах, вырабатывают и свою систему моральных требований применительно к реализации оперативными сотрудниками своих профессиональных функций2Первоначально обсуждались вопросы адвокатской, процессуальной этики (см., например. Батман Д.П. Адвокатская этика. М., 1977: Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса: Учеб, пособие. Воронеж. 1993)..

Вместе с тем значение морально-этических принципов в сфере ОРД обусловлено тем, что правовые нормы не могут всесторонне регулировать поведение каждого участника данного процесса. Использование негласных средств и методов в данной деятельности вызвано объективной потребностью предупреждать криминальные процессы на ранних стадиях и раскрывать преступления. В ряде случаев без проведения ОРМ крайне затруднительно раскрыть наиболее тяжкие преступления и изобличить организованные преступные группы.

В данном аспекте ОРД не только отвечает требованиям моральных норм, но и способствует их претворению в жизнь посредством борьбы с преступностью, которая является наиболее яркой формой аморального поведения. Если преступление не раскрыто и преступник не изобличен, нормы нравственности, будучи грубо нарушенными, не могут быть реализованы, пока не восстановлена справедливость и преступник не понес заслуженного наказания. Поэтому, учитывая, что значительная часть тяжких преступлений раскрывается исключительно благодаря ОРМ, такая деятельность признается эффективным средством утверждения в обществе моральных норм.

Особое внимание повышению морального облика правоохранительных органов уделил Совет Европы, членом которого Россия является с 1996 г. Вынесение этой темы на международный уровень было обусловлено тем, что на основе этики решаются вопросы взаимосвязи целей, средств и результатов работы в любой сфере общественной безопасности, нравственного оправдания применения мер принуждения в борьбе с преступностью, обеспечения прав и свобод человека с позиции моральных ценностей.

Признание такой деятельности нравственно допустимой на международном уровне предопределяет наличие определенных требований к действиям сотрудников российских оперативно-розыскных органов. С точки зрения общественной морали нравственные основы, предписания для них содержатся в морально-этических принципах. Они воспринимаются нравственным сознанием участников оперативно-розыскных правоотношений как безусловные требования, следование которым строго обязательно во всех ситуациях, возникающих в сфере ОРД.

В ОРД основными морально-этическими принципами являются гуманизм, коллективизм, справедливость, сознательность, добросовестное отношение к труду.

Гуманизм как нравственный принцип означает любовь к людям, защиту человеческих достоинств. Это основополагающий принцип, пронизывающий все отрасли права и определяющий все нормы морали. Гуманизм лежит в основе всей системы нравственно-правовых отношений между оперативными сотрудниками и гражданами. Гуманистическое содержание правоохранительной деятельности заключается в ее сущности, которая выражается в обеспечении социальной стабильности, заботе о благе человека, уважении его достоинства и выявлении деяний, противоречащих интересам общества и личности.

Принцип гуманизма при осуществлении ОРД выражается в запрещении выполнять действия или выносить решения, унижающие достоинство человека, приводящие к незаконному распространению сведений об обстоятельствах его личной жизни, ставящие под угрозу его жизнь или здоровье, необоснованно причиняющие ему физические и нравственные страдания. Невыполнение этого принципа осуждается законом и общественным мнением.

Профессиональные интересы оперативных сотрудников неотделимы от интересов всего общества. В то же время особые условия вынуждают их совершать ряд действий, которые несовместимы с нормами общепринятой морали, неприменимы к обычным отношениям и связаны с необходимостью борьбы с преступностью: скрытое наблюдение, привлечение граждан к негласному сотрудничеству, дезинформация подозреваемого.

Однако данные действия, осуществляемые на основании норм закона, не противоречат моральным принципам, поскольку главная задача оперативно-розыскных органов — выявление тяжких преступлений, что полностью отражает коренные интересы российского общества, а значит, соответствует принципу гуманизма.

Принцип справедливости важнейший принцип профессиональной морали сотрудника оперативного подразделения. Он охватывает все стороны общественной жизни, но наибольшее значение приобретает в правовой сфере, поскольку она регулирует наиболее значимые общественные отношения. В общем понимании справедливость предполагает равные права граждан перед законом. Данный принцип находит выражение в оперативно-розыскном законодательстве (ч. 1 ст. 8 Закона об ОРД), в соответствии с которым гражданство, национальность, пол, место жительства, имущественное, должностное и социальное положение, принадлежность к общественным объединениям, отношение к религии и политические убеждения отдельных лиц не являются препятствием для проведения в отношении них ОРМ на территории РФ.

Справедливость предусматривает соотношение между практической деятельностью оперативного работника и его служебным положением, его личными заслугами и их общественным признанием, его правами и обязанностями. Несоответствие в этих отношениях расценивается как несправедливость. Огромную роль данный принцип играет в предотвращении возможности преступного обогащения, протекционизма, незаслуженной привилегированности, а также в обеспечении социальными гарантиями участников оперативно-розыскных отношений, установлении пенсий, компенсаций за увечья и инвалидность, полученные в связи с выполнением служебного долга.

Принцип коллективизма является обязательным для успешной организации оперативно-служебной деятельности и успешного противостояния криминальной среде. Результативность работы оперативно-розыскного органа во многом зависит от его сотрудников, их целеустремленности и единства действий коллектива. Данный принцип включает несколько частных принципов: единство цели и воли, сотрудничество и взаимопомощь, демократизм, дисциплину.

Оперативный сотрудник наделен определенными властными полномочиями, поэтому данный принцип предполагает большую меру его личной ответственности в процессе осуществления оперативно-служебной деятельности. Руководствуясь чувством коллективизма, он соизмеряет свои поступки с интересами коллектива, а в конечном счете — с интересами общества. Поступок каждого члена коллектива формирует отношение граждан к конкретным оперативным подразделениям и влияет на общественное мнение об органах, осуществляющих ОРД.

Принцип сознательности означает выбор оперативным работником поступков на основе понимания нравственных требований общества, интересов граждан, вовлеченных в сферу оперативно-розыскных отношений.

Сознательность предполагает осознание цели, во имя которой должны совершаться поступки, и является основой убежденности человека в правоте того дела, которое он защищает. Цель ОРД, изложенная в ст. 1 Закона об ОРД, глубоко моральна, поскольку полностью отражает интересы современного российского общества.

Особое значение приобретает осознание оперативным сотрудником служебного долга, которое включает в себя правильную ориентацию в определении конкретных моральных ценностей при совершении того или иного действия, поскольку одни из этих ценностей приходится приносить в жертву другим, более важным. Выполнению на практике этих условий способствуют такие компоненты поведения оперативного работника, как оперативная гибкость, оперативная самостоятельность и оперативный риск.

Обозначенные морально-этические принципы являются преломлением общих моральных принципов применительно к такой специфической сфере, как ОРД. Их перечень не является исчерпывающим и может изменяться под воздействием права, которое тесно связано с моралью и активно воздействует на ее развитие. В свою очередь, совершенствование нравственных основ общества оказывает существенное влияние на применение и реализацию правовых норм, регламентирующих деятельность оперативно-розыскных органов.

С точки зрения морально-этических основ возможны два подхода к ОРД. С одной стороны, эту деятельность можно рассматривать как необходимое средство борьбы с преступностью на современном этапе. Моральным или аморальным оно становится, когда получает нравственную оценку и употребляется в интересах определенной группы людей для достижения определенных целей. Соответственно с позиции морально-этических принципов аморальным является применение этого средства в отношении невиновного человека и высокоморальным — в интересах общества против опасного преступника. С другой стороны, оперативный работник осмысливает действительность, самого себя и понимает, что подозреваемый (противник) действует противозаконно, безнравственно, изощренно и часто замаскировано. Отсюда необходимость применения оперативным работником специальных сил и средств, конспирации, различных тактических приемов, хитрости, что присуще всякому виду борьбы3См.: Катарбинский Т. Трактат о хорошей работе. М., 1975. С. 206-226..

В процессе ОРД большое значение приобретают добросовестное отношение оперативного сотрудника к своим обязанностям, умение соотнести профессиональные интересы и потребности с интересами общества. Что касается проведения отдельных ОРМ, ограничивающих конституционные нрава граждан (прослушивание телефонных переговоров, негласное проникновение в жилище), то сотрудники оперативных аппаратов неизбежно сталкиваются с этическими оценками, рассуждениями граждан о моральной дозволенности отдельных тактических приемов.

К числу этических можно отнести вопрос о пределах информирования населения через печать, радио, телевидение об обстоятельствах личного свойства, касающихся преступников, потерпевших, подозреваемых и других лиц, имеющих отношение к преступлению.

В процессе его раскрытия может сложиться ситуация, при которой возникнет необходимость обнародовать некоторые обстоятельства личной жизни, интимных отношений, склонностей человека, наличие у него психического или венерического заболевания. При этом предание гласности этих сведений, с одной стороны, может способствовать быстрому раскрытию преступления и установлению виновного, а с другой — нанести серьезную моральную и даже психическую травму конкретному человеку или лицам из его окружения. Кроме того, это может отрицательно отразиться на общественной морали, исповедующей принципы гуманизма, добра, защиты личной жизни человека.

К проблемам морально-этического свойства можно отнести вопрос о дезинформации подозреваемого при использовании СМИ. Ведь дезинформируя конкретное лицо, оперативные аппараты влияют на формирование общественного мнения, поскольку объектом такого воздействия становится большая аудитория.

Относительно данной проблемы в специальной литературе отмечается, что, совершив преступление и избегая ответственности, человек занимает контрпозицию по отношению к общественной морали. И значит, его дезинформация — одна из действенных мер достижения такой общественно полезной цели, как быстрое и полное раскрытие преступления. В данном случае, несомненно, цель является этичной при условии, что средство ее достижения адекватно самой цели4О правилах выбора с этических позиций средств, адекватных цели оперативно- розыскного мероприятия, подробнее см.: Возный А.Ф. Уголовно-правовые и этические проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. М., 1980. С. 83-101.. Следовательно, дезинформация подозреваемого (при достаточной обоснованности подозрений) как один из способов добиться положительных результатов в деятельности по раскрытию преступлений, с учетом соблюдения определенных правил, не противоречит официально признанным этическим нормам.

Произошедшие в Российской Федерации социально-экономические изменения не могли не отразиться на нравственном состоянии общества. На основе переоценки ценностей в различных сферах общественной жизни наметились существенные сдвиги. Как показывает практика, в последние годы сокращается доля конфидентов, содействующих оперативно-розыскным органам по патриотическим мотивам. Побуждающими моментами негласного сотрудничества все чаще являются зависть, месть, устранение конкурента по бизнесу, желание смягчить наказание, получение денежного вознаграждения и т.п. Подобное положение снижает роль общественной морали, ведет к осуждению сотрудничества отдельных граждан с правоохранительными органами и в целом влияет на авторитет субъектов ОРД.

Между тем осмысливание с точки зрения морали сущности негласного сотрудничества граждан с органами, осуществляющими ОРД, создает условия для правильной оценки различных тактических приемов (привлечение конфиденциальных сотрудников, руководство ими, обеспечение доверительных отношений конфидента с объектом оперативной проверки и др.). При этом неизбежно появление критических оценок в отношении моральной дозволенности или допустимости конкретных способов и средств решения частных оперативно-розыскных задач.

При сопоставлении целей, стоящих перед оперативно-розыскными органами, и средств, применяемых для их достижения, следует исходить из того, что средство должно быть необходимым для решения стоящей задачи и не должно принижать нравственный характер цели, более высокой по сравнению с той, которая соответствует решаемой задаче, т.е. средство должно быть достаточным для достижения поставленной цели5См.: Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов: Учеб, пособие / Под ред. Г.В. Дубова, А.В. Опалева. 2-е изд., испр. и доп. М. 2000. С. 219-220..

В ОВД в качестве профессионально-нравственного руководства принят Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, который распространяется и на оперативных сотрудников.

Кодекс выполняет следующее функциональное предназначение: а) служит методологической основой формирования профессиональной морали в ОВД; б) ориентирует сотрудника в ситуациях конфликта, этической неопределенности и иных обстоятельствах, требующих нравственного выбора; в) способствует выработке у сотрудника потребности соблюдения профессионально-этических норм поведения; г) выступает средством общественного контроля за нравственным обликом и профессиональным поведением сотрудника.

За нарушение принципов и норм данного Кодекса (ч. 1, 2 ст. 3) сотрудник несет моральную и дисциплинарную ответственность.

что это такое, примеры правил этики и нравственного поведения, морально-правовые нормы в информационной деятельности

Общение цивилизованных людей невозможно без этических принципов, норм и правил. Не имея или не соблюдая их, люди заботились бы исключительно о собственных интересах, не замечали никого и ничего вокруг, тем самым лишаясь взаимосвязи с окружающими. Этические нормы и поведенческие правила способствуют сплочению и объединению общества.

Что это такое?

Этика является сводом правил, которые определяют степень адекватности поведения во время какого-либо взаимодействия с другим человеком. Этические нормы, в свою очередь, как раз и представляют нормы, благодаря которым человеческие контакты становятся приятными для каждого. Конечно, если этикет не соблюдать, в тюрьму не попадешь, да и штраф платить не придется, так система правосудия не работает. Но порицание окружающих тоже способно стать своего рода наказанием, действующим с моральной стороны.

Работа, школа, университет, магазин, общественный транспорт, родной дом — во всех этих местах случается взаимодействие хотя бы с одним человеком или более. При этом обычно используются следующие способы общения:

  • мимика;
  • движения;
  • разговорная речь.

Каждое из действий оценивают посторонние люди, даже если они не имеют отношения к происходящему. Главное — понимать, что нельзя целенаправленно оскорблять, унижать и грубить окружающим, а также причинять им боль, в особенности — физическую.

Виды

Этические нормы общения разделяются в условном порядке на два типа: обязательные и рекомендуемые. Первый нравственный принцип запрещает наносить людям вред. Противопоказанные действия во время общения — создание негативной энергии и подобных чувств у собеседника.

Чтобы не создавать предпосылок для конфликта, следует сдерживать отрицательные эмоции и понимать, что у каждого человека имеется личное мнение, а правовые нормы не запрещают его высказывать. Такое отношение должно касаться всех людей, а особенно — подростков, которые склонны к возникновению чрезмерных эмоциональных всплесков в споре или ссоре.

Рекомендуемая этика характеризуется соблюдением следующих негласных правил:

  • важно помнить о чувстве собственного достоинства;
  • не забывать о скромности;
  • всегда с уважением относиться к людям и даже мысленно не ограничивать какие-либо их права.

Мотивы общения при этом являются определяющим фактором, их тоже можно разделить на несколько типов.

  • Положительные: в этом случае человек старается сделать собеседника счастливее, уважить его, проявить любовь, понимание, создать интерес.
  • Нейтральные: здесь присутствует лишь информационная передача одного лица другому, например, во время работы или другой деятельности.
  • Отрицательные: возмущение, гнев и прочие подобные чувства — все это допустимо, если приходится сталкиваться с несправедливостью. Однако важно держать себя в руках, чтобы такие мотивы не превратились в противозаконные действия.

Даже последний пункт относится к этичности, как и остальные, ведь все перечисленное основано на побуждениях высокой морали. Совсем другое дело, когда человек руководствуется низменными побуждениями, желая совершить обман, месть или специально лишить кого-то хорошего настроения. Подобное поведение противоположно этике, хотя и может иметь некоторые исключения.

Разумеется, общие этические принципы касаются каждого человека, кем бы он ни был, однако так называемый деловой мир успел создать и собственные правила общения, которые также необходимо соблюдать, находясь в соответствующей среде. На самом деле отличаются они только наличием постоянной формальности. Звучат эти нормы весьма доступно.

  • Абсолютной истины нет даже в морали, и она — высший людской судья.
  • Хочешь изменить мир — начни с себя. Хваля окружающих, в свою сторону находи претензии. Прощая проступки других, себя всегда наказывай.
  • Только от самого человека зависит то, как к нему будут относиться.

Каждой организации рекомендуется задуматься о повышении этичности:

  • разработать специальные этические нормативы;
  • создать личные комиссии по этике;
  • правильно обучить работников и привить им уважение к этическим нормам и друг к другу.

Благодаря подобным решениям создается некий терапевтический эффект для всего коллектива, помогающий создать или улучшить нравственную атмосферу, повысить лояльность и не забывать о морали. Репутация фирмы также будет повышаться.

Основные правила

Понятие «этика» и ее правила должны знать все уважающие себя люди. Тем более, основы хорошего тона достаточно просты – запоминание и соблюдение их не составит труда.

Общение в собственном доме с родными людьми может быть любого приемлемого для конкретной семьи характера, однако при выходе в общество поведение с другими людьми должно отвечать общепринятым нормам. Многие придерживаются утверждения, что есть всего одна возможность произвести должное впечатление на незнакомого человека, и об этом вспоминают при каждом новом знакомстве. Чтобы все прошло хорошо, важно не забывать про выполнение нескольких несложных правил.

  • Неважно, происходит ли дело в веселой компании или на официальном мероприятии, незнакомые люди должны быть для начала представлены друг другу.
  • Имена — очень важная деталь, поэтому каждое необходимо постараться запомнить.
  • Когда знакомятся мужчина и женщина, представитель сильного пола, как правило, начинает говорить первым, однако может быть и исключение, если он является известной личностью или же происходит встреча делового характера.
  • Видя значительное возрастное отличие, младший должен представиться старшему в первую очередь.
  • По возможности следует подняться, когда происходит знакомство.
  • Когда знакомство уже произошло, продолжает взаимодействие тот, кто выше по званию или положению в обществе или старший по возрасту человек. Иной расклад возможен при возникновении неловкого молчания.
  • Если пришлось сесть с незнакомыми людьми за один стол, необходимо перед началом трапезы совершить знакомство с сидящими рядом.
  • При пожимании руки взгляд должен быть направлен в глаза человека напротив.
  • Ладонь для рукопожатия вытягивается в вертикальном положении ребром вниз. Данный жест показывает, что собеседники равны.
  • Жесты — такая же важная составляющая общения, как и слова, поэтому необходимо следить за ними.
  • Пожимать руку в перчатке не стоит, ее лучше снять даже на улице. Однако женщинам делать это необязательно.
  • После встречи и приветствия обычно узнают о том, как дела у собеседника, или как он поживает.
  • Содержание разговора не должно затрагивать темы, обсуждение которых доставят одной из сторон дискомфорт.
  • Мнения, ценности и вкусы — вещи личного характера, их следует либо не обсуждать вообще, либо делать это с осторожностью, чтобы не ранить ничьи чувства.
  • При желании показать свою личность с лучшей стороны, нельзя хвалить себя, иначе получится добиться противоположного результата, так как хвастовство не поощряется.
  • Тон разговора всегда должен оставаться максимально вежливым. Собеседник, скорее всего, не виноват, в проблемах личных взаимоотношений другого человека, и угрюмый вид его только оттолкнет и расстроит.
  • Если место действий — это компания из трех и более человек, то не следует шептаться с кем-то.
  • После окончания разговора важно грамотно и культурно попрощаться, чтобы не допустить непростительного нарушения.

Не только взрослые, но и дети должны с сознательного возраста знать перечисленные правила, регулирующие их поведение в будущем. Регламентировать этику и хорошие манеры для своего чада — это значит вырастить его достойным человеком, которого примут в общество. Однако следует не только рассказывать малышам, как следует вести себя с другими людьми. Гораздо важнее показывать это на собственном примере, служащим доказательством правильного поведения.

Мораль и этикет

Данные понятия — это целая наука об учтивости и вежливости. Мораль также можно назвать кодексом нравственности и приличия. Все это влияет на поведение людей, их общение и отношение друг к другу. Существует множество исторических примеров управления обществом, особенно заинтересованном в нравственности.

Устоявшиеся нормы, включенные в понятие об этикете, определяют тип конкретного человека, относя его, например, к добрым или злым, в зависимости от того, каким образом он себя подает на людях.

Бессмысленно отрицание большого влияния моральных устоев на культуру всего мира, начиная с древних времен. С тех самых пор и по сей день неофициальные правила передаются от родителей к детям. Что-то остается неизменным веками, а другое видоизменяется, когда полностью утрачивает свою актуальность. Это значит, что для каждого времени существуют собственные понятия, как и для каждого отдельного народа или даже отдельно взятой семьи.

Дискуссии по поводу правильности или ошибок в личных суждениях люди, разные по складу своего характера и воспитанию, могут вести бесконечно, однако у каждого найдутся свои аргументы в пользу того или иного принципа или напротив возражения.

О том, как правильно вести себя в обществе, смотрите в видеоролике ниже.

8.

1. Морально-этические принципы и нормы деловой этики

Деловая этика реализуется посредством соблюдения правил (принципов), которые дают менеджеру и конкретному должностному лицу в любой организации концептуальную этическую платформу для принятия управленческих решений, поступков, действий, взаимоотношений с другими людьми и т.п.

Общепринятым в этике является центральное правило «золотого стандарта», которое гласит: «В рамках служебного положения никогда не допускать по отношению к своим подчинённым, к руководству, к коллегам своего служебного уровня, к клиентам и т.п. таких поступков, каких бы не желал видеть по отношению к себе» [3].

Принципы деловой этики сгруппированы в три категории: персональная, профессиональная и всемирная этика.

К принципам персональной этики в настоящее время относят:

беспокойство за благополучие других;

уважение прав других быть самостоятельным;

надежность и честность;

добровольное подчинение закону;

справедливость;

отказ от несправедливого преимущества над другими;

благотворительность, возможность приносить пользу;

предупреждение вредных последствий.

Принципы профессиональной этики включают:

беспристрастность и объективность;

прямоту, полное разоблачение;

конфиденциальность;

должное старание;

точное исполнение профессиональных обязанностей;

избежание потенциальных или явных конфликтов.

Принципы всемирной этики предполагают:

соблюдение мирового законодательства;

социальную ответственность;

управление окружающей средой;

взаимосвязь и ответственность за целостность;

уважительное отношение к жизни.

Морально-этические нормы в отличие от норм права, официально нигде не записаны и долгое время из уст в уста передавались от отцов к детям, от старших – младшим, от одного поколения – другому. Они складывались веками в процессе совместной деятельности и общежития многих поколений разных народов и являются одним из основных приобретений культуры.

В отличие от правового регулирования, где на страже законодательства стоят специальные государственные органы, карающие за нарушение той или иной статьи закона, контроль за соблюдением морально-этических норм осуществляется только общественным мнением и человеческой совестью. Именно поэтому быть или не быть моральным почти полностью зависит от собственной доброй или злой воли человека.

Разумеется, всякий свободный выбор обусловлен множеством факторов, тем не менее, насильно заставить человека быть порядочным невозможно. Везде, где существуют человеческие отношения, присутствует и мораль, поскольку жить в обществе и быть полностью от него свободным нельзя. Уважая в себе личность и собственное достоинство, здравомыслящий человек понимает, что каждый, с кем он имеет дело, также рассчитывает на признание его личности и достоинства.

Таким образом, морально-этические нормы общества являются одной из форм нравственных требований, составляющих систему идеалов и регулирующих социальные моральные отношения. Эти нормы являются своеобразным нравственным законом, воспроизводимым в поступках и поведении людей, принадлежащих определённому обществу или его части.

Деловая этика неразрывно связана с характером менеджера, складом его души, ума, мотивами побуждения, с уровнем образования и знанием поведения людей в коллективе, обществе. Такое понятие как авторитет, гордость, честность, честолюбие, благородство, вежливость входят в «арсенал» делового этикета менеджера, положительно характеризуют его.

Следует отметить, что нарушение морально-этических норм рано или поздно приводит к социальным и личным бедам, несчастьям, трагедиям – мораль мстит за себя, ибо ее главное предназначение – сохранить человечество в его единстве, помочь людям уберечь свое сообщество, не дать им уничтожить друг друга, способствовать успеху их совместной деятельности.

По этим причинам талантливые предприниматели, руководители крупных фирм и компаний большое значение придают этическим нормам в организации работы своих коллективов. В последние годы во многих фирмах разрабатываются этические нормативы, моральные кодексы и т.п., в которых отражаются корпоративные ценности и правила этики, касающиеся всего персонала.

Там, где деловые отношения строятся на основе взаимного уважения, взаимопомощи и внимания к личности любого сотрудника, там всегда степень надежности и гарантия успеха выше, чем в организациях, опирающихся только на административное управление и контроль.

Стержневым этическим качеством руководителей и всего персонала организации является честность. Требование честности обусловлено необходимостью совместной деятельности людей в процессе их социальной практики, взаимной координации их деятельности, потребностями их повседневной жизни.

Честность включает в себя такие позитивные нравственные атрибуты, как правдивость, принципиальность, верность принятым на себя обязательствам, субъективная убежденность в правоте проводимого дела, искренность перед другими и самим собой в отношении тех мотивов, которыми предприниматель руководствуется в своей коммерческой деятельности, признание и соблюдение прав других людей на то, что им законно принадлежит.

Следует отметить, что принципы этического ведения дела в России не новы, они были выработаны еще в 1912 году и неуклонно соблюдались российскими предпринимателями. Среди них [26]:

уважай власть. Власть – необходимое условие эффективного ведения дел. Во всем должен быть порядок;

будь честен и правдив. Честность и правдивость – фундамент предпринимательства, предпосылка гармоничных отношений в делах;

уважай право частной собственности. Свободное предпринимательство – основа благополучия государства;

люби и уважай человека. Это порождает ответную любовь и уважение;

будь верен слов («единожды солгавший, кто тебе поверит»). Слово делового человека должно цениться неизмеримо выше казенной бумаги с печатью;

живи по средствам. Не зарывайся, выбирай дело по плечу;

будь целеустремленным. Всегда имей перед собой ясную цель. В стремлении ее достичь не переходи грань дозволенного. Никакая цель не может затмить моральные ценности.

Можно проследить четкую закономерность: чем выше образовательный и культурный уровень народа, чем выше поднимается на пути цивилизованной экономики то или иное общество, тем меньше в нем элементов недобросовестности, нечестности в отношениях между людьми. Чем богаче страна, тем постыднее и безнравственнее становятся понятия типа «украсть», «обмануть».

Переход к рыночным условиям хозяйствования в России выявил множество проблем, обусловленных нежеланием соблюдать морально-этические нормы значительной частью предпринимателей и руководителей организаций, которые совершенно не представляют себе этики и культуры бизнеса. Многие новоявленные бизнесмены больше заботятся о своих карманах, чем о репутации. Поэтому нередки случаи недобросовестного исполнения обязательств, пренебрежения интересами партнера, а то и откровенное стремление его обмануть.

Несмотря на общепринятую иронию в отношении «российской деловой этики», у русского бизнеса имеются сравнительно большие основания для формирования собственной нравственной базы и залогом этого являются исторические корни российского бизнеса и специфика человеческих отношений.

Таким образом, возможность практической реализации принципов и морально-этических норм в деловой жизни организаций во многом будет определяться повышением уровня общей культуры населения страны, формированием нового типа руководителей, обладающих высокой компетентностью, знающими и соблюдающими морально-этические нормы, принятые в обществе.

Примеры этические нормы. Этические нормы и их значение

Примеры этические нормы. Этические нормы и их значение

Этика — это свод правил, определяющих норму поведения при общении и взаимодействии с другими людьми. А этические нормы — это, собственно, сами правила, соблюдение которых делает контакты с окружающими приятными для всех. Несоблюдение этикета не влечет за собой уголовной или административной ответственности (в большинстве случаев), но порицается окружающими, что также является наказанием для нарушителя.

На работе, в школе или университете, дома с родными, в магазине, в общественном транспорте — везде происходит взаимодействие друг с другом как минимум двух людей. Это взаимодействие включает в себя мимику, действия и разговор, причем все эти составляющие оцениваются окружающими. Разумеется, никому неприятно получить пинок в метро, услышать грубость от продавца, увидеть скорченную рожицу сослуживца или одноклассника, почувствовать пренебрежение своих близких. Воспитанный человек никогда не будет нарочно совершать действия, причиняющие дискомфорт и, тем более, боль другим людям. Он будет соблюдать особые правила —

Не толкаться, не грубить собеседнику, не разговаривать с набитым ртом — все это правила этикета, позволяющие сделать общение с окружающими легким и приятным. Соблюдать этические нормы очень важно, ведь в противном случае велик риск прослыть грубияном и хамом, а с такими людьми предпочитают не иметь дела. А человеку, от которого отворачиваются все, приходится очень тяжело.

Очень важно соблюдатьповедения, ведь именно действия характеризуют человека. К сожалению, правила хорошего тона давно перестали изучаться в обязательном порядке. Именно этим объясняется грубость и бестактность нынешней молодежи, ее вызывающее поведение. Соблюдения этикета можно добиться, лишь подавая хороший пример, но редкий подросток берет пример со своих родителей и учителей. Служитьмогут «крутые» сверстники и друзья, кумиры, но не родители. Таким образом, в современном обществе этические нормы постепенно уходят в прошлое, что приводит к бескультурности, хамоватости и необразованности растущего поколения.

Однако даже человек, не получивший должного воспитания в детстве, может исправиться, для того и существует самосовершенствование. Библиотеки, театры, специальные школы — все это существует специально для тех, кто хочет стать культурным человеком, Человеком с большой буквы.

Не менее важны и этические нормы общения, ведь потребность в контакте, диалоге с окружающими испытывает каждый человек. Даже тот, кто сам себя называет нелюдимым и необщительным испытывает потребность в контакте, просто подбирает себе собеседников более тщательно.

Общение с вежливым человеком всегда приносит удовольствие, с ним хочется говорить еще и еще. Диалог же с грубияном оставляет неприятный осадок и нежелание продолжать разговор.

Этика общения включает в себя не так уж много правил. Так, в диалоге недопустимо повышать тон и грубить собеседнику, запрет распространяется и на завуалированные оскорбления. Необходимо внимательно прислушиваться к говорящему, а вот перебивать его или повторять по нескольку раз одно и то же.

Запомнить эти правила не так уж и сложно, а соблюдая их можно легко стать душой любой компании.

Нормы этики. Этические нормы: что это такое, примеры правил этики и нравственного поведения, морально-правовые нормы в информационной деятельности

Общение цивилизованных людей невозможно без этических принципов, норм и правил. Не имея или не соблюдая их, люди заботились бы исключительно о собственных интересах, не замечали никого и ничего вокруг, тем самым лишаясь взаимосвязи с окружающими. Этические нормы и поведенческие правила способствуют сплочению и объединению общества.

Что это такое?

Этика является сводом правил, которые определяют степень адекватности поведения во время какого-либо взаимодействия с другим человеком. Этические нормы, в свою очередь, как раз и представляют нормы, благодаря которым человеческие контакты становятся приятными для каждого. Конечно, если этикет не соблюдать, в тюрьму не попадешь, да и штраф платить не придется, так система правосудия не работает. Но порицание окружающих тоже способно стать своего рода наказанием, действующим с моральной стороны.

Работа, школа, университет, магазин, общественный транспорт, родной дом — во всех этих местах случается взаимодействие хотя бы с одним человеком или более. При этом обычно используются следующие способы общения:

  • мимика;
  • движения;
  • разговорная речь.

Каждое из действий оценивают посторонние люди, даже если они не имеют отношения к происходящему. Главное — понимать, что нельзя целенаправленно оскорблять, унижать и грубить окружающим, а также причинять им боль, в особенности — физическую.

Виды

Этические нормы общения разделяются в условном порядке на два типа: обязательные и рекомендуемые. Первый нравственный принцип запрещает наносить людям вред. Противопоказанные действия во время общения — создание негативной энергии и подобных чувств у собеседника.

Чтобы не создавать предпосылок для конфликта, следует сдерживать отрицательные эмоции и понимать, что у каждого человека имеется личное мнение, а правовые нормы не запрещают его высказывать. Такое отношение должно касаться всех людей, а особенно — подростков, которые склонны к возникновению чрезмерных эмоциональных всплесков в споре или ссоре.

Рекомендуемая этика характеризуется соблюдением следующих негласных правил:

  • важно помнить о чувстве собственного достоинства;
  • не забывать о скромности;
  • всегда с уважением относиться к людям и даже мысленно не ограничивать какие-либо их права.

Мотивы общения при этом являются определяющим фактором, их тоже можно разделить на несколько типов.

  • Положительные: в этом случае человек старается сделать собеседника счастливее, уважить его, проявить любовь, понимание, создать интерес.
  • Нейтральные: здесь присутствует лишь информационная передача одного лица другому, например, во время работы или другой деятельности.
  • Отрицательные: возмущение, гнев и прочие подобные чувства — все это допустимо, если приходится сталкиваться с несправедливостью. Однако важно держать себя в руках, чтобы такие мотивы не превратились в противозаконные действия.

Даже последний пункт относится к этичности, как и остальные, ведь все перечисленное основано на побуждениях высокой морали. Совсем другое дело, когда человек руководствуется низменными побуждениями, желая совершить обман, месть или специально лишить кого-то хорошего настроения. Подобное поведение противоположно этике, хотя и может иметь некоторые исключения.

Разумеется, общие этические принципы касаются каждого человека, кем бы он ни был, однако так называемый деловой мир успел создать и собственные правила общения, которые также необходимо соблюдать, находясь в соответствующей среде. На самом деле отличаются они только наличием постоянной формальности. Звучат эти нормы весьма доступно.

  • Абсолютной истины нет даже в морали, и она — высший людской судья.
  • Хочешь изменить мир — начни с себя. Хваля окружающих, в свою сторону находи претензии. Прощая проступки других, себя всегда наказывай.
  • Только от самого человека зависит то, как к нему будут относиться.

Каждой организации рекомендуется задуматься о повышении этичности:

  • разработать специальные этические нормативы;
  • создать личные комиссии по этике;
  • правильно обучить работников и привить им уважение к этическим нормам и друг к другу.

Благодаря подобным решениям создается некий терапевтический эффект для всего коллектива, помогающий создать или улучшить нравственную атмосферу, повысить лояльность и не забывать о морали. Репутация фирмы также будет повышаться.

Основные правила

Понятие «этика» и ее правила должны знать все уважающие себя люди. Тем более, основы хорошего тона достаточно просты – запоминание и соблюдение их не составит труда.

Общение в собственном доме с родными людьми может быть любого приемлемого для конкретной семьи характера, однако при выходе в общество поведение с другими людьми должно отвечать общепринятым нормам. Многие придерживаются утверждения, что есть всего одна возможность произвести должное впечатление на незнакомого человека, и об этом вспоминают при каждом новом знакомстве. Чтобы все прошло хорошо, важно не забывать про выполнение нескольких несложных правил.

Общепринятые морально-этические нормы. Нормы морали

Нормы морали (моральные нормы)  — нормы поведения человека, возникающие из морали . Их исполнение является моральным долгом , их нарушение является источником моральной вины. Это одно из основных понятий этики .

Моральные нормы формируют систему, отличающуюся от остальных систем нормативных ( права , обычая , этикета ). Ряд авторов признаёт моральные нормы приоритетными по отношению к другим нормам, а иногда и придают им такие свойства, как категоричность, жёсткость, универсальность, неизменность. Другие указывают, что абсолютизирование моральных норм и рассмотрение их в качестве всеобщих и обязательных является источником фанатизма .

Нормы морали оцениваются гражданским обществом в связи от уровня его развития.

Некоторые авторы различают «нормы морали», являющиеся руководящим принципом этики и вытекающие из него конкретные моральные нормы. Примерами высших норм морали являются норма авторства Фомы Аквинского : «Стремиться к добру, избегать зла», принцип стремления к «максимальной выгоде для максимального количества людей» Иеремии Бентама , категорический императив Канта или принцип «благоговения перед жизнью» Альберта Швейцера .

Мария Оссовская сделала классификацию моральных норм:

      Психолог Мишель Гельфанд Указывает на связь моральных норм с культурой того или иного народа (теория «культурной жесткости-свободы»). «Жесткие» культуры по Гельфанд имеют более строгие моральне нормы и строгие меры наказания за нарушения этих норм; свободные культуры имеют более слабые социальные нормы и более высокую терпимость к девиантному поведению. .

Морально-этические нормы, правила и принципы сестринского поведения

Учебный модуль позволит студентам изучить следующие вопросы: проблемы сестринской этики в истории медицины; проблемы сестринской этики на современном этапе; права пациента и сестринского персонала; медицинская тайна и информирование пациента; морально-этические нормы, правила и принципы сестринского поведения; ошибки в профессиональной деятельности медицинских работников и их этическая оценка.

Тип: Информационный;

версия: 1.0.0.10 от 15.06.2010

Внимание! Для воспроизведения модуля необходимо установить на компьютере проигрыватель ресурсов.

Категория пользователей

Преподаватель, Обучаемый

Контактное время

130 минут

Интерактивность

Средняя

Дисциплины

Тематика среднего профессионального образования / Сестринское дело / Основы сестринского дела

Статус

Завершенный вариант (готовый, окончательный)

Тип ИР сферы образования

Информационный модуль

Язык

Русский

Ключевые слова

Биоэтика

Автор

Издатель

Правообладатель

Шакирова Ф. А.

1С Фирма

Фирма «1С»

Федеральное агентство по образованию России Федеральный орган исполнительной власти

Федеральное агентство по образованию России

Россия, 115998, Москва, ул. Люсиновская, д. 51,

Характеристики информационного ресурса

Тип используемых данных:

text/xml, application/x-shockwave-flash, text/html, image/jpeg, image/png

Объем цифрового ИР

1 358 262 байт

Проигрыватель

Macromedia Flash версии от 8.0

Категория модифицируемости компьютерного ИР

открытый

Признак платности

бесплатный

Наличие ограничений по использованию

нет ограничений
Рубрикация

Ступени образования

Среднее профессиональное образование

Целевое назначение

Учебное

Тип ресурса

Открытая образовательная модульная мультимедийная система (ОМС)

Классы общеобразовательной школы

Уровень образовательного стандарта

Федеральный

Характер обучения

В чем разница между моралью и этикой?

© Anatoli Styf / Shutterstock.com

Как правило, термины этика и мораль используются взаимозаменяемо, хотя несколько разных сообществ (например, академических, юридических или религиозных) иногда проводят различие. Фактически, в статье Британники об этике эти термины рассматриваются как те же, что и в моральной философии. Понимая, что большинство специалистов по этике (то есть философов, изучающих этику) считают эти термины взаимозаменяемыми, давайте продолжим и углубимся в эти различия.

И мораль, и этика в общих чертах связаны с различением между «хорошим и плохим» или «правильным и неправильным». Многие люди думают о морали как о чем-то личном и нормативном, тогда как этика — это стандарты «хорошего и плохого», которые различаются в определенном сообществе или социальной среде. Например, местное сообщество может считать прелюбодеяние аморальным, и вы лично можете согласиться с этим. Однако это различие может быть полезно, если у вашего местного сообщества нет сильных чувств по поводу супружеской неверности, но вы считаете прелюбодеяние аморальным на личном уровне.Согласно этим определениям терминов, ваша мораль противоречила бы этике вашего сообщества. Однако в популярном дискурсе мы часто используем термины моральный и аморальный , когда говорим о таких проблемах, как супружеская измена, независимо от того, обсуждается ли это в личной или общественной ситуации. Как видите, различие может оказаться немного сложным.

Важно рассмотреть, как эти два термина использовались в дискурсе в разных областях, чтобы мы могли учесть коннотации обоих терминов.Например, мораль имеет христианский оттенок для многих жителей Запада, поскольку моральное богословие занимает видное место в церкви. Точно так же этика — это термин, используемый в связи с бизнесом, медициной или законом. В этих случаях этика служит личным кодексом поведения для людей, работающих в этих областях, а сама этика часто вызывает серьезные споры и споры. Эти коннотации помогли провести различия между моралью и этикой.

Сегодня специалисты по этике используют эти термины как синонимы.Если они действительно хотят отличить мораль от этики , ответственность за определение определения обоих терминов лежит на специалисте по этике. В конечном счете, разница между ними столь же существенна, как и линия, проведенная на песке.

Этика, мораль, закон — в чем разница?

Некоторые люди говорят о своей личной этике, другие говорят о морали, и все в обществе руководствуются одним и тем же сводом законов. Их легко объединить.

Однако важно знать разницу и отношения между ними, потому что они могут конфликтовать друг с другом.Если закон противоречит нашим личным ценностям или моральной системе, мы должны действовать, но для этого мы должны уметь различать между ними.

Этика

Этика — это раздел философии, цель которого — ответить на основной вопрос: «Что мне делать?» Это процесс размышления, в котором решения людей определяются их ценностями, принципами и целями, а не бездумными привычками, социальными условностями или личными интересами.

Наши ценности, принципы и цель — это то, что дает нам представление о том, что хорошо, правильно и важно в нашей жизни.Они служат ориентиром для всех возможных вариантов действий, которые мы могли бы выбрать. Согласно этому определению, этическое решение — это решение, принятое на основе размышлений о вещах, которые мы считаем важными, и которое согласуется с этими убеждениями.

В то время как каждый человек способен отражать и открывать собственное представление о том, что хорошо, правильно и значимо, в ходе истории человечества различные группы объединялись вокруг различных наборов ценностей, целей и принципов. Христиане, консеквенциалисты, буддисты, стоики и прочие дают разные ответы на вопрос: «Что мне делать?» Каждый из этих ответов — это «мораль».

Нравственность

Многие люди считают мораль чрезвычайно полезной. Не у всех есть время и подготовка, чтобы размышлять о том, какой жизнью они хотят жить, учитывая все различные комбинации ценностей, принципов и целей. Для них полезно иметь связную, последовательную версию, которая была усовершенствована историей и может применяться в их повседневной жизни.

Многие люди также унаследовали свою мораль от своей семьи, сообщества или культуры — редко кто-то «прикидывается» в поисках морали, наиболее точно соответствующей их личным убеждениям.Обычно процесс протекает бессознательно. Здесь есть проблема: если мы унаследуем готовый ответ на вопрос о том, как нам следует жить, мы можем применить его в нашей жизни, даже не оценивая, является ли ответ удовлетворительным или нет.

Мы могли бы всю жизнь прожить в соответствии с системой морали, которую, если бы у нас была возможность подумать, мы бы отвергли частично или полностью.

Закон

Закон другой. Это не мораль в строгом смысле слова, потому что, по крайней мере в демократических странах, она пытается создать личное пространство, где люди могут жить в соответствии со своими собственными этическими убеждениями или моралью.Вместо этого закон пытается создать базовый обязательный стандарт поведения, необходимый для успеха сообщества и при котором ко всем людям обращаются одинаково.

Из-за этого закон более узок, чем этика или мораль. Есть некоторые вопросы, по которым закон будет агностиком, но этика и мораль могут многое сказать. Например, закон будет бесполезен для вас, если вы пытаетесь решить, сообщать ли своему конкуренту, что их новый клиент имеет репутацию неоплачиваемого по счетам, но наши представления о том, что хорошо и правильно, все равно будут определять наше суждение.

Существует соблазн рассматривать закон и этику как одно и то же — пока мы выполняем свои юридические обязательства, мы можем считать себя «этичными». Это ошибочное мнение по двум причинам. Во-первых, закон определяет базовый стандарт поведения, необходимый для функционирования наших социальных институтов. Например, он защищает основные права потребителей. Однако в определенных ситуациях правильное решение спора с клиентом может потребовать от нас выхода за рамки наших юридических обязательств.

Во-вторых, могут быть моменты, когда соблюдение закона потребует от нас действовать против нашей этики или морали.Врач может быть обязан выполнить процедуру, которую он считает неэтичной, или государственный служащий может посчитать своим долгом передать секретную информацию в прессу. Некоторые философы утверждали, что совесть человека связывает их больше, чем любой закон, который предполагает, что буква закона не может быть адекватной заменой этической рефлексии.

Этика и мораль — разница и сравнение

Источник принципов

Этика — это внешние стандарты, которые устанавливаются учреждениями, группами или культурой, к которым принадлежит человек.Например, юристы, полицейские и врачи должны следовать этическому кодексу, установленному их профессией, независимо от их собственных чувств или предпочтений. Этику также можно рассматривать как социальную систему или основу приемлемого поведения.

На мораль также влияет культура или общество, но это личные принципы, созданные и поддерживаемые самими людьми.

Последовательность и гибкость

Этика очень последовательна в определенном контексте, но может сильно различаться в зависимости от контекста.Например, этика медицинской профессии в 21 веке в целом последовательна и не меняется от больницы к больнице, но они отличаются от этики юристов 21 века.

Моральный кодекс человека обычно неизменен и непротиворечив во всех контекстах, но некоторые события также могут радикально изменить личные убеждения и ценности человека.

Конфликты между этикой и моралью

Один профессиональный пример этики, противоречащей морали, — это работа адвоката.Нравственность адвоката может говорить ей, что убийство предосудительно и что убийцы должны быть наказаны, но ее этика как профессионального юриста требует, чтобы она защищала своего клиента в меру своих возможностей , даже если она знает, что клиент виновен .

Другой пример можно найти в области медицины. В большинстве стран мира врач не может усыпить пациента даже по его просьбе в соответствии с этическими стандартами для медицинских работников. Однако тот же врач может лично верить в право пациента на смерть в соответствии с собственной моралью врача.

Истоки

Большая часть путаницы между этими двумя словами восходит к их происхождению. Например, слово «этика» происходит от старофранцузского ( etique ), позднего латыни ( ethica ) и греческого ( ethos ) и относится к обычаям или моральной философии. «Мораль» происходит от позднелатинского слова «», «моралис », в котором говорится о надлежащем поведении и манерах в обществе. Таким образом, изначально эти два значения имеют очень схожие, если не синонимы.

Мораль и этика человека философски изучаются уже более тысячи лет.Идея об этике как о принципах, которые устанавливаются и применяются к группе (не обязательно ориентированные на отдельного человека), тем не менее, относительно нова и в основном восходит к 1600-м годам. Различие между этикой и моралью особенно важно для философов-этиков.

Видео, объясняющие различия

Следующее видео объясняет, насколько этика объективна, а мораль — субъективна.

Ссылки

Определение морали (Стэнфордская энциклопедия философии)

1.Достаточно ли единой морали для определения?

Предположение, подсказанное самим существованием этой энциклопедии запись заключается в том, что существует некоторый объединяющий набор функций в силу которые все моральные системы считаются моральными системами. Но Синнотт-Армстронг (2016) прямо возражает против аналогичной гипотезы в связи с с моральными суждениями, а также, кажется, придерживается этой точки зрения, чтобы предположить, что сама мораль не является единой областью. Он указывает, что моральный судебные решения не могут быть объединены какой-либо апелляцией к понятию вреда другие, поскольку есть такие вещи, как моральные идеалы, и есть безобидное поведение, которое значительное количество людей считает морально неправильно: Синнотт-Армстронг приводит такие примеры, как каннибализм и поджигание флагов.Являются ли люди, которые морально осуждают такое поведение правильность этих суждений в значительной степени не имеет отношения к вопросу о считаются ли они вообще моральными.

Синнотт-Армстронг, кажется, прав, считая, что моральные суждения не могут быть отделенными от других судебных решений просто апелляцией к их содержанию. Кажется вполне возможным, что кого-то так воспитали. как утверждают, что носить шорты взрослым мужчинам морально неправильно. И также кажется правдоподобным, что, как он утверждает, моральные суждения не могут быть идентифицированы по каким-либо неврологическим признакам общее и своеобразное для них и только для них.Третья стратегия могла бы быть утверждать, что моральные суждения — это те, которые делаются в результате будучи вовлеченным в социальную практику, имеющую определенные функция. Однако эта функция не может просто помочь облегчить виды социального взаимодействия, которые позволяют обществу процветать и упорствовать, так как слишком много явно неморальных суждений делают это.

Помимо только что описанной проблемы, попытки выделить моральные кодексы в описательный смысл через обращение к их функции часто кажется определяя функцию, которую теоретик считает моралью, в нормативный смысл, скорее служил бы функции, мораль действительно служит.Например, Грин утверждает, что

мораль — это набор психологических приспособлений, позволяющих иначе эгоистичные люди, чтобы пожинать плоды сотрудничества (2013: 23)

и Хайдт утверждает, что

моральные системы — это взаимосвязанные наборы ценностей, добродетелей, норм, практики, идентичности, институты, технологии и развитые психологические механизмы, которые работают вместе для подавления или регулирования своекорыстие и создание кооперативных обществ.(2011: 270)

Но эти утверждения должны иметь дело с существованием дисфункциональных морали, которые на самом деле не служат этим функциям. Возможно это проблему можно решить, указав на то, что во многих случаях вид, у которых есть функция — например, настоящий человек сердце — не в состоянии выполнить эту функцию.

Даже если позиция Синнотт-Армстронг верна в отношении мораль в описательном смысле, тем не менее может существовать кодекс поведения, которое при определенных условиях было бы положено вперед всеми рациональными агентами.То есть, даже если описательный смысл морали — это понятие семейного сходства, смутно ограниченное и с открытой текстурой, или даже если она значительно дизъюнктивна и разобщенным, нормативный смысл может и не быть. Для сравнения мы можно думать о еде двояко: как о том, что люди как пищу, и как то, что они считали бы едой, если бы были рациональны и полностью информирован. Конечно, мало что объединяет первое категория: даже неперевариваемые или питательные, поскольку люди считают различные неперевариваемые и непитательные вещества в качестве пищи и отказаться от много удобоваримого и питательного.Но это не значит, что мы не может теоретизировать о том, что было бы рационально считать едой.

2. Описательные определения понятия «мораль»

Первоначальная наивная попытка описательного определения «Мораль» может относиться к наиболее важным кодекс поведения, выдвинутый обществом и принятый членами этого общества. Но существование больших и разнородных общества ставит концептуальные проблемы для такого описательного определение, поскольку не может быть такого общесоциального кодекса, который считается самым важным.В результате может быть предложено определение в котором «мораль» относится к наиболее важному кодексу поведение, выдвигаемое и принимаемое любой группой или даже индивидуальный. Помимо содержащих некоторые запреты на причинение вреда (некоторые) другие, другая мораль — когда «Мораль» понимается так — может варьироваться содержание довольно существенно.

Этикет иногда включают как часть морали, относящуюся к нормы, которые считаются менее серьезными, чем виды норм для поведение, которое более важно для нравственности.Гоббс выражает это точки зрения, когда он использует термин «малая мораль» для описания «Порядочность поведения, например, как один мужчина должен приветствовать другого, или как мужчина должен полоскать рот или ковырять зубы перед компании », и отличает их от« тех качеств человечество, которое заботится о своей совместной жизни в мире и единстве » (1660 [1994]: Глава XI, параграф 1). Когда этикет включен как часть морали, мораль почти всегда понимается в описательный смысл. Одна из причин этого заключается в том, что очевидно, что правила этикета относятся к обществу или группе.Более того, там нет вероятных условий, при которых мы могли бы выбрать «Правильные» правила этикета, как те, которые были бы принято всеми разумными существами.

Закон отличается от морали наличием четких письменных правил, штрафы, и должностные лица, которые толкуют законы и применяют штрафы. Хотя в поведении часто наблюдается значительное совпадение регулируется моралью и регулируется законом, законы часто оценили — и изменили — по моральным соображениям. Некоторые теоретики, включая Рональда Дворкина (1986), даже утверждали, что толкование закона должно использовать мораль.

Хотя мораль группы или общества может происходить из религия, мораль и религия — не одно и то же, даже в этом дело. Нравственность — это только руководство к поведению, тогда как религия всегда больше чем это. Например, религия включает рассказы о событиях в прошлое, обычно о сверхъестественных существах, которые используются для объяснения или оправдать поведение, которое оно запрещает или требует. Хотя там часто в значительной степени совпадают в действиях, запрещенных или требуемых религии и что запрещено или требуется моралью, религии могут запрещать или требовать больше, чем запрещено или требуется гидом для поведение, которое явно обозначено как моральные ориентиры, и может рекомендовать поведение, запрещенное моралью.Даже когда мораль не рассматривается как кодекс поведения, выдвинутый формальная религия, часто считается, что она требует религиозных объяснение и обоснование. Однако, как и в случае с законом, некоторые религиозные обряды и предписания подвергаются критике по моральным соображениям, например, что практика или предписания включают дискриминацию на основании расы, пола или сексуальной ориентации.

Когда «мораль» используется просто для обозначения кодекса поведение, выдвигаемое реальной группой, включая общество, даже если это отличается от этикета, закона и религии, это используется в описательном смысле.Он также используется в описательных смысл, когда он относится к важным отношениям людей. Как только можно сослаться на мораль греков, поэтому можно сослаться на мораль конкретного человека. Это описательное использование «Мораль» сейчас становится все более заметной из-за работа психологов, таких как Джонатан Хайдт (2006), которые под влиянием взглядов Дэвида Юма (1751 г.), в том числе его попытки представить натуралистический взгляд на моральные суждения.

Руководства по поведению, которые считаются моральными, обычно включают: избегание и предотвращение причинения вреда другим (Frankena 1980) и, возможно, некоторая норма честности (Strawson 1961).Но все они связаны с другими имеет значение, и взгляд Хэра на мораль как на то, что наиболее важный допускает, что эти другие вопросы могут быть более важными чем избегать и предотвращать причинение вреда другим (Заяц, 1952, 1963, 1981). Этот взгляд на мораль как на то, что является наиболее важным для человека. лицо или группа разрешает вопросы, связанные с религиозной практикой и заповеди или вопросы, связанные с обычаями и традициями, например, чистота и святость, чтобы быть более важным, чем предотвращение и предотвращение вред.

Когда «мораль» используется в описательном смысле, мораль могут довольно сильно отличаться друг от друга по своему содержанию и фундамент, на котором члены общества заявляют о своей морали имеют. Некоторые общества могут утверждать, что их мораль, которая больше озабоченный чистотой и святостью, основан на заповедях Бога. Описательное чувство «морали», которое позволяет точка зрения, что мораль основана на религии таким образом, выбирает коды поведения, которое часто существенно противоречит всем нормативным счета морали.

В обществе может быть мораль, требующая принятия его традиций. и обычаи, в том числе признание авторитета определенных людей и подчеркивая лояльность к группе, что важнее, чем избегать и предотвращение вреда. Такая мораль не может считаться аморальной. поведение, демонстрирующее лояльность к предпочтительной группе, даже если это поведение причиняет значительный вред невиновным людям, которые не находятся в эта группа. Знакомство с этой моралью, которая делает внутригрупповая лояльность почти эквивалентна морали, кажется, позволяет некоторым сравнительные и эволюционные психологи, включая Франса де Ваала (1996), считая, что животные, не являющиеся людьми, ведут себя очень похоже тем, кто считается моральным.

Хотя все общества включают больше, чем просто заботу о минимизации вред (некоторым) людям в их морали, эта особенность мораль, в отличие от чистоты и святости, или принятие авторитета и подчеркивая лояльность, входит во все, что считается мораль любым обществом. Поскольку минимизация вреда может противоречить принимая авторитет и подчеркивая лояльность, могут быть фундаментальные разногласия в обществе относительно морально правильного поведения в особых ситуациях.Философы, такие как Бентам (1789) и Милль (1861), которые принимают нормативный подход к морали, элемент морали предотвращения и предотвращения вреда должен быть наиболее важно, критиковать всю действительную мораль (упоминается «Мораль» в описательном смысле), которые отдают приоритет к чистоте и верности, когда они находятся в конфликте с избеганием и предотвращение вреда.

Некоторые психологи, такие как Хайдт, считают, что мораль включает беспокойство. по крайней мере, со всеми тремя из триады: (1) вред, (2) чистота и (3) лояльность и уверенность в том, что разные члены общества могут и делают считать наиболее важными различные черты морали.Но помимо забота о предотвращении и предотвращении такого вреда для членов определенных групп, может не быть общего содержания, разделяемого всеми моральными принципами в описательный смысл. Не может быть и общего оправдания того, что те, кто принимает мораль, претендуют на это; некоторые могут апеллировать к религии, другие — традиции, а другие — разумной человеческой природе. За пределами беспокойство о вреде, единственная другая характеристика, которая все описательная Общим для морали является то, что они выдвигаются человек или группа, обычно общество, и в этом случае они обеспечивают руководство по поведению людей в этой группе или обществе.в описательное чувство «морали», мораль может даже не включать беспристрастность по отношению ко всем моральным агентам, и это может не быть универсальным в каком-либо значительном смысле (сравните MacIntyre 1957).

Хотя большинство философов не используют слово «мораль» ни в одном из вышеописанные смыслы, некоторые философы делают. Этический релятивисты, такие как Харман (1975), Вестермарк (1960) и Принц (2007), отрицают существование какой-либо универсальной нормативной морали и утверждают, что что действительная мораль общества или индивидов является единственной морали есть.Эти релятивисты считают, что только тогда, когда термин «Мораль» используется в этом описательном смысле. то, к чему на самом деле относится «мораль». Они утверждают что было бы ошибкой использовать «мораль» для обозначения универсальный кодекс поведения, который при определенных условиях будет одобрено всеми разумными людьми. Хотя этические релятивисты признают что многие носители английского языка используют слово «мораль» для обозначения такой универсальный кодекс поведения, они утверждают, что такие люди ошибаются думая, что есть что-то, что является референтом слова «Мораль» в этом смысле.

Вонг (1984, 2006, 2014) утверждает, что он этический релятивист, потому что он отрицает существование какого-либо универсального морального кодекса, который был бы одобрен всеми разумными людьми. Но за этим утверждением, похоже, стоит идея о том, что существуют культурные различия в относительных весах дано, например, соображениям справедливости и соображениям межличностная ответственность. И он предполагает, что те, кто верит в Всеобщая мораль привержена идее, что «если есть фундаментальное несогласие, кто-то ошибся »(2014: 339).Но Герт (2005) определенно не релятивист, и это центральное место в его моральная теория, что есть фундаментальные разногласия в рейтинги различного вреда и пользы, а также в отношении того, кто защищен моралью, и нет однозначного правильного ответа в таких случаях. Вонг сам готов сказать, что одни морали лучше других, потому что он думает, что моральная сфера ограничена функциональным критерий: среди функций морали — продвижение и регулировать социальное сотрудничество, помогать людям оценивать свои собственные мотивации и уменьшить вред.

В описательном смысле «мораль» может относиться к кодексам поведения с разным содержанием, и по-прежнему использоваться однозначно. Это аналогично тому, как «закон» однозначно используется, даже если в разных обществах есть законы с сильно различающееся содержание. Однако когда используется «мораль» в описательном смысле он иногда не относится к коду общества, но кодекса группы или человека. Как результат, когда руководство к поведению, предложенное, например, религиозным группа конфликтует с руководством к поведению, предложенным обществом, это неясно, следует ли говорить, что существуют противоречивые морали, противоречивые элементы в морали, или что кодекс религиозная группа конфликтует с моралью.

В небольших однородных обществах может существовать руководство к поведению, которое выдвигается обществом и принимается (почти) всеми члены общества. Для таких обществ (почти) нет двусмысленность в отношении того, к какому руководству относится «мораль». Тем не мение, в больших обществах люди часто принадлежат к группам, которые руководств к поведению, которое противоречит руководству, выдвинутому их общества, и члены общества не всегда принимают руководство, поставленное вперед своим обществом.Если они примут противоречивое руководство некоторых другая группа, к которой они принадлежат (часто религиозная группа), а не руководство, предложенное их обществом, в случае конфликта они будут рассматривать тех, кто следует руководству, предложенному их обществом, как действует безнравственно.

В описательном смысле слова «мораль» человек собственная мораль не может быть руководством к поведению, которое этот человек предпочитаю, чтобы другие не следовали. Однако тот факт, что физическое лицо принимает моральный кодекс поведения для себя, не влечет за собой человеку требуется , чтобы его усыновил кто-то другой.An человек может принять для себя очень требовательное моральное руководство, которое он думает, что большинству других может быть слишком сложно следовать. Он может судить люди, которые не принимают его кодекс поведения как не столь морально хорош, как он, не считая их аморальными, если они не усыновят Это. Однако такие случаи не отменяют ограничения; гид правдоподобно упоминается как мораль только тогда, когда человек будет желающих , чтобы другие последовали за ним, по крайней мере, если «Следовать» означает «успешно» следить».Ибо может быть, что человек не захочет для других на попробуйте следовать этому коду, из-за беспокойства о негативных последствиях предсказуемых сбоев из-за пристрастия или отсутствие достаточной дальновидности или ума.

3. Неявные и явные определения в смежных полях

Философы, потому что им не нужно производить эксплуатационные испытания или критериев таким образом, чтобы психологи, биологи и антропологи часто просто принимают как должное, что все знают что принадлежит и не принадлежит области морали.Это отношение находит выражение в общем обращении философов к интуиция или то, о чем все согласны. Например, Майкл Смит (1994) дает очень подробный анализ нормативных оснований: но отличая конкретно моральные причины от других причины, он говорит только, что они выбираются путем обращения к номеру банальностей. И он не прилагает никаких усилий, чтобы предоставить что-то вроде исчерпывающий список таких банальностей. Более того, очень вероятно что возникнут разногласия относительно того, что считается банален.Или, если это определение «банальности» чтобы это было бесспорным, может быть, банальность мораль будет настолько тонкой, что не сможет отделить мораль от других домены. Неспособность указать, какие конкретные критерии нужно принимать управлять собственными теориями и, следовательно, молчаливо полагаться на идея о том, что все уже знают, что считается моральным, может привести к ряд проблем. Один, конечно же, — это смешение морали и морали. другие вещи (см. Machery 2012 on Churchland 2011).Другое дело, что ошибочно принимают собственные культурные предубеждения за универсальные истины (Хайдт и Кесибер 2010).

Потому что теоретикам психологии и антропологии часто нужно проектировать анкеты и другие исследования отношения испытуемых, можно ожидать, что они будут более чувствительны к необходимости достаточно четкие способы отделения моральных суждений от других видов суждений. В конце концов, исследуя сугубо моральные суждения людей — один из самых прямых способов определения того, что моральный кодекс человека или группы может быть.Но несмотря на это ожидания, и примерно полвека назад Авраам Эдель (1962: 56) осудил отсутствие явной озабоченности по поводу разграничения области морали среди антропологов, писавших, что «мораль … считается само собой разумеющимся, в том смысле, что можно ссылаться на него или ссылаться на него по желанию; но это не объясняется, не изображается и не анализируется ». Один объяснение этого, предложенное Эдель, такое же, как объяснение того же феномена в философии: «это Предполагается, что мы все знаем, что такое мораль, и никаких явных отчетов не требуется быть данным».Но опасность для тех, кто делает это предположение, он указывает, заключается в «слиянии концепции морали с социальной концепции управления ». Эту тенденцию усиливало влияние, в области антропологии социолог Эмиль Дюркгейм (1906 г. [2009]), для которых мораль была просто вопросом того, как данное общество обеспечивает соблюдение любых социальных правил, которые у него есть.

Неспособность предложить рабочее определение морали или морали суждение может помочь объяснить широко распространенное, но сомнительное предположение в современная антропология, как отмечает Джеймс Лэйдлоу (2016: 456), альтруизм — это неотъемлемая и непреложная основа этики.Но Лэйдлоу также отмечает, что многие черты того, что Бернард Уильямс (1985) описывается как «система морали» — особенности, которые Сам Уильямс критиковал как ограниченный результат секуляризация христианских ценностей — на самом деле широко разделяются за пределами Запада. Такое положение дел заставляет Лэйдлоу спросить ключевой вопрос:

Какие черты, формальные или существенные, разделяет «Система морали» современного Запада и другие крупные аграрные цивилизации и грамотные религии?

Это, в очень близком приближении, запрос на определение морали в описательном смысле.

Кленк (2019) отмечает, что в последние годы антропология взяла то, что он называет «этический поворот», признавая моральные системы, и этика в более общем плане как отдельный объект антропологического исследования. Это отход от дюркгеймовской парадигмы и включает в себя изучение саморазвития, добродетелей, привычек и роли явных обдумывание при моральном упадке. Однако Кленка обзор попыток антропологов изучать мораль как независимый домен приводит его к выводу, что до сих пор их усилия

не сразу допускают различия между моральными соображениями и другими нормативные соображения, такие как пруденциальные, эпистемологические или эстетические ед.(2019: 342)

В свете беспокойства Эделя по поводу смешения моральных систем с системами социального контроля интересно рассмотреть Карри (2016), который защищает гипотезу о том, что

мораль оказывается совокупностью биологических и культурных решения проблем сотрудничества и повторяющихся в человеческая общественная жизнь. (2016: 29)

Карри отмечает, что правила, касающиеся родства, взаимопомощи, обмена и различные формы разрешения конфликтов появляются практически во всех общества.И он утверждает, что многие из них имеют предшественников в животных поведение, и может быть объяснено обращением к его центральной гипотезе мораль как решение проблем сотрудничества и конфликта разрешающая способность. Он также отмечает, что философы, от Аристотеля до Хьюм, Рассел и Ролз — все требовали сотрудничества и разрешения конфликтов. быть центральными идеями в понимании морали. Однако неясно, может ли взгляд Карри адекватно отличить мораль от закона и других систем, которые стремятся уменьшить конфликт путем предоставления решения проблем координации.

Переходя от антропологии к психологии, одна важная тема исследование — это наличие и характер различия между моральное и условное. В частности, различие в проблема заключается между (а) действиями, которые считаются ошибочными только из-за условное соглашение или потому что они идут против диктата некоторых соответствующий орган, и (б) те, которые признаны неправыми, независимо от этих вещей, которые имеют к ним серьезное отношение, и которые оправданы апелляцией к понятиям вреда, прав или справедливость.Эллиот Туриэль подчеркнул это различие и обратил внимание к опасности, если ее упускать из виду, смешивания моральных правил с неморальными «условностями, которые способствуют координации социальные взаимодействия в социальных системах »(1983: 109–111). Те, кто принимает это различие, неявно предлагая определение морали в описательном смысле. Нет Однако все принимают это различие. Эдуард Машери и Рон Маллон (2010), например, с подозрением относится к идее, что авторитетность — независимость, универсальность, оправдание апелляцией к вреду, справедливость, или права, и серьезность образуют кластер, находящийся вместе с достаточная регулярность, чтобы использовать их для отделения моральных норм от других норм.Kelly et al. (2007) также скептичны и приносят эмпирические данные, подтверждающие этот вопрос.

Психолог Курт Грей может рассматриваться как рассказчик о моральное суждение, которое позволило бы нам определить мораль индивидуальный или групповой. Он и его соавторы предполагают, что

мораль по существу представлена ​​когнитивным шаблоном, который сочетает предполагаемый намеренный агент с воспринимаемым страданием пациент. (Gray, Young, & Waytz 2012: 102)

Это утверждение, хотя и довольно сильное, тем не менее не так неправдоподобно. как бы сильно это ни казалось, поскольку тезис непосредственно касается шаблон , который мы используем, когда думаем о моральных вопросах; это не имеет прямого отношения к природе самой морали.в смысл «шаблона» здесь, шаблон, который мы используем когда мы думаем о собаках, это может включать в себя четыре ноги, хвост и мех, среди прочего. Но это не значит, что животное должно иметь эти черты, которые можно считать собакой, или даже то, что мы считаем это.

Учитывая, что Gray et al. подумайте о шаблонах, даже если их гипотеза верна, это не означает, что наша психология требует мы должны думать о морали как о намеренных агентах и воспринимающие пациентов.В соответствии с этим и несмотря на некоторые упущения в которые они предполагают, что «моральные поступки могут быть определены в условия намерения и страдания », (2012: 109) их считают Представляется, что диадический шаблон соответствует большинство моральных ситуаций, как мы их понимаем. Более того, связь между аморальным поведением и страданием, к которому они обращаются в отстаивании своей общей точки зрения иногда настолько косвенно, что подорвать его значение. Например, подходят нарушения полномочий в их шаблон, основанный на страданиях, отметив, что «авторитет структуры обеспечивают способ мирного разрешения конфликта »и что «насилие возникает, когда социальные структуры под угрозой ».Аналогичным образом они учитывают суждения что распущенность — это неправильно, указывая на страдания, связанные с заболевания, передающиеся половым путем (2012: 107).

Другая позиция в когнитивной психологии, имеющая отношение к определение морали в описательном смысле требует морального суждения быть естественным видом: продукт врожденной моральной грамматики (Михаил 2007). Если моральное суждение в этом смысле является естественным, тогда моральный кодекс человека может просто состоять из моральных суждений этот человек расположен делать.Одно свидетельство того, что есть такую ​​грамматику можно найти в относительной универсальности некоторых моральные концепции в человеческих культурах: такие концепции, как обязательство, разрешение и запрет. Другой аргумент похож на Знаменитый аргумент Хомского о «бедности стимула» для универсальной человеческой грамматики (Dwyer et al. 2010; см. также Roedder and Харман 2010).

В эволюционной биологии мораль иногда просто отождествляют с справедливость (Baumard et al.2013: 60, 77) или взаимный альтруизм (Александр 1987: 77).Но иногда его также называют ссылкой к развитой способности выносить определенные суждения и, возможно, также сигнализировать о том, что он сделал это (Hauser 2006). Это также делает морали во что-то очень похожее на естественное, что может быть определяется ссылкой на причинные / исторические процессы. В таком случае, содержательное определение морали не требуется: определенные центральные особенности — это все, что нужно, чтобы начать теоретизирования, поскольку их будет достаточно, чтобы привлечь внимание к определенным психологически и биологически индивидуализированные механизмы, и изучение морали будет подробным исследованием природы и эволюционная история этих механизмов.

4. Нормативные определения понятия «мораль»

Те, кто использует «мораль», нормативно считают, что мораль (или мог бы быть) поведенческий код, отвечающий следующему условию: все разумные люди при определенных условиях одобрить это. Действительно, это правдоподобная базовая схема для определений о «морали» в нормативном смысле. Хотя некоторые придерживаются что ни один код не может удовлетворить этому условию, многие теоретики считают, что тот, который делает; мы можем назвать бывших «моральных скептиков» и последние «моральные реалисты» (см. записи на ССЫЛКЕ: моральный скептицизм и моральный реализм).

Многие моральные скептики отвергли бы утверждение о существовании каких-либо универсальные этические истины, где этическое — более широкая категория, чем мораль. Но другой интересный класс моральных скептиков включает те, кто думают, что мы должны отказаться только от более узкой категории мораль — отчасти из-за понятия , кода , который занимает центральное место в этой категории. Эти моральные скептики считают, что мы должны делаем наши этические теоретические выводы в терминах хорошей жизни или добродетелей. Элизабет Анскомб (1958) выразила эту точку зрения, которая также находит отголоски в работе Бернарда Уильямса (1985).С другой стороны, некоторые теоретики добродетели могли бы посчитать совершенную рациональность добродетели и может понимать мораль как нечто вроде кодекса что такой человек косвенно поддержит, действуя добродетельно способами. В этом случае даже теоретик добродетели может считаться моральным реалист в указанном выше смысле.

Консеквенциалистские взгляды могут не соответствовать базовой схеме определения морали в нормативном смысле, поскольку они, кажется, не ссылаются на понятия одобрения или рациональность.Но эта внешность обманчива. Сам Милль явно определяет мораль как

правила и предписания человеческого поведения, при соблюдении которых [счастливое существование] может быть, насколько это возможно, обеспечен. (1861 [2002: 12])

И он думает, что ум не в «правильном состоянии» если только он не находится в «состоянии, наиболее благоприятном для общего счастья »- и в этом случае это, безусловно, будет способствовать нравственности как только что охарактеризовано. А акт-консеквенциалист Дж.J.C. Smart (1956) также недвусмысленно заявляет, что он думает об этике как об исследовании как вести себя рациональнее всего. Его объятия утилитаризма результат его убеждения, что максимизация полезности всегда рациональное дело. Поразмыслив, неудивительно, что многие теоретики морали неявно считают, что предлагаемые ими коды одобряется всеми разумными людьми, по крайней мере, при определенных условиях. Если этого не придерживаться, придется признать, что, когда ему показали что определенное поведение является морально необходимым, рациональный человек может просто пожмите плечами и спросите: «Ну и что? Что мне до того? » И, хотя некоторые исключения упомянуты ниже, очень мало моралистов думаю, что их аргументы оставляют этот вариант открытым.Еще меньше думают эта опция остается открытой, если нам разрешено добавить дополнительные условия, выходящие за рамки простой рациональности: ограничение убеждений для пример (похожий на завесу невежества Ролза (1971: 118)), или беспристрастность.

Определения морали в нормативном смысле — и, следовательно, моральные теории — различаются в своем понимании рациональности, и в их описании условий, при которых все разумные люди обязательно поддержат кодекс поведения поэтому это будет считаться моралью.Эти определения и теории также различаются тем, как они понимают, что такое одобрение кода в соответствующий способ. В связи с этими различиями определения «Мораль» — и моральные теории — различаются отношение к тем, к кому применима мораль: то есть к тем, чьи поведение подлежит моральному осуждению. Некоторые считают, что мораль применима только тем разумным существам, у которых есть определенные особенности человеческие существа: особенности, которые делают для них рациональным одобрение мораль. Эти функции могут, например, включать погрешность и уязвимость.Другие моральные теории утверждают, что морали, которая является руководством для всех разумных существ, даже если они существа не обладают этими человеческими характеристиками, например, Бог.

Среди тех, кто нормативно использует понятие «мораль», практически все считают, что «мораль» относится к кодексу поведения, который относится к всем, кто может его понять и может управлять своими поведение, хотя многие считают, что защищает группа. Среди таких теоретиков также принято считать, что мораль никогда не следует отменять.То есть принято считать, что никто должен когда-либо нарушать моральный запрет или требование неморального причины. Это утверждение тривиально, если «следует» означает «морально должен». Итак, утверждение о моральном приоритетность обычно понимается как «следует» означает «рационально должен», в результате чего моральный требования считаются рациональными требованиями. Хотя обычное дело, эта точка зрения ни в коем случае не всегда является определяющей. Сиджвик (1874) отчаявшись показать, что рациональность требует нас, чтобы выбрать мораль выше эгоизма, хотя он определенно не считал рациональность требовался и эгоизм.Более конкретно, Герт (2005) утверждал, что, хотя моральное поведение всегда рационально допустимо , это не всегда рационально требовалось . Foot (1972), кажется, держал что любая причина — и, следовательно, любое рациональное требование — моральное действие должно было бы проистекать из условного обязательства или объективный интерес. И она тоже, кажется, иногда считала ни одна из этих причин может быть недоступна, так что моральные Для некоторых агентов поведение может не требоваться рационально.Ну наконец то, моральные реалисты, которые придерживаются основанных на желании теорий причин и формальных, означает / цель теории рациональности иногда прямо отрицают эту моральную поведение всегда даже рационально допустимо (Goldman 2009), и на самом деле это, кажется, следствие точки зрения Foot также, хотя она не подчеркивает это.

Несмотря на то, что такие теоретики, как Сиджвик, Герт, Фут и Goldman не считает, что моральное поведение является рациональным, они никоим образом не запрещается использовать «мораль» в нормативный смысл.Используя «мораль» в нормативном смысле, и считать, что такая вещь существует, подразумевает только то, что рациональные люди выдвинули бы определенную систему; это не влечет считая, что рациональные люди всегда будут мотивированы следовать этому сами системы. Но в той степени, в которой теоретик отрицал бы даже утверждение об одобрении, и вместо этого считают, что рациональные люди может не только не действовать морально, но и отвергнуть это как публичная система, которую теоретик либо не использует «Мораль» в нормативном смысле, или отрицание существование морали в этом смысле.Такой теоретик может также использовать «Мораль» в описательном смысле или может не иметь особый смысл в виду.

Когда «мораль» используется в ее нормативном смысле, она требует не иметь ни одной из двух формальных функций, которые необходимы для морали, на которую ссылается описательный смысл: это должен быть кодекс поведение, выдвигаемое обществом, группой или отдельным лицом, или чтобы его приняли в качестве руководства к поведению членов этого общество или группа, или этим человеком. Действительно, возможно, что мораль в нормативном смысле никогда не выдвигалась конкретное общество, любой группой или даже любым человеком.Отчасти это следствие того, что «мораль» в нормативном смысле понимается как условное, то есть вероятно, будет противоречивым: это код, который будет одобрен любой вполне рациональный человек при определенных условиях.

Если человек моральный реалист и также признает описательную чувство «морали», может потребоваться описательное морали, по крайней мере, в некотором смысле приближаются к морали в нормативный смысл. То есть можно утверждать, что руководство к поведению некоторых обществ лишены многих основных черт морали в нормативном смысле неверно сказать, что эти в обществах даже есть мораль в описательном смысле.Это крайняя точка зрения, однако. При более умеренной позиции все в обществах есть что-то, что можно рассматривать как их мораль, но что многие из этих моральных принципов — возможно, действительно все они — неполноценны. То есть моральный реалист мог бы считать, что хотя в этих настоящих руководствах по поведению достаточно функций нормативной морали, чтобы быть классифицированной как описательная мораль, они не будут полностью одобрены всеми моральными агентами.

Хотя моралисты не утверждают, что какое-либо реальное общество имеет или имеет когда-либо руководствовалась моралью как действительным руководителем поведения, «естественным закона »теории морали утверждают, что любой рациональный человек в любом общество, даже то, что имеет дефектную мораль, способно знать какие общие действия мораль запрещает, требует, обескураживает, поощряет и позволяет.В богословской версии теории естественного права, такие как выдвинутые Аквинским, это потому что Бог вложил это знание в разум всех людей. В светская версия теорий естественного права, например, выдвинутая по Гоббсу (1660), естественного разума достаточно, чтобы разрешить все рациональные люди, чтобы знать, что мораль запрещает, требует и т. д. Естественный закон теоретики также утверждают, что мораль применима ко всем разумным людям, не только живущие сейчас, но и те, кто жил в прошлом.

В отличие от теорий естественного права, другие моральные теории не верны. довольно сильное мнение об универсальности знания мораль. Тем не менее, многие считают, что мораль известна всем, кто может законно судить по нему. Байер (1958), Ролз (1971) и Контрактарианцы отрицают, что может существовать эзотерическая мораль : тот, который судит людей, даже если они не знают, что он запрещает, требует и т.д. Для всех вышеперечисленных теоретиков мораль — это то, что мы можем позвоните в общественную систему : система норм (1), которую можно узнать всеми теми, к кому это применимо, и (2) это не является иррациональным для любого тех, к кому это относится (Герт 2005: 10).Моральные суждения обвинения, таким образом, отличаются от юридических или религиозных суждений об обвинении в что они не могут быть сделаны о лицах, которые законно невежественны того, что они должны делать. Консеквенциалисты, похоже, придерживаются что каждый должен знать, что он морально обязан действовать так, чтобы чтобы вызвать лучшие последствия, но даже они не кажутся думаю, что суждения о моральной вине уместны, если человек законное игнорирование того, какие действия приведут к лучшему последствия (Singer 1993: 228).Похоже, что параллельных взглядов придерживаются правят консеквенциалистами (Hooker 2001: 72).

Идеальной ситуацией для правовой системы была бы публичная система. Но в любом большом обществе это невозможно. Игры ближе к публичным системам, и большинство взрослых, играющих в игры, знают, что правил, или они знают, что есть судьи, толкование которых определяет, какое поведение игра запрещает, требует и т. д. игра часто является публичной системой, ее правила распространяются только на тех, кто играет игра.Если человек недостаточно заботится об игре, чтобы соблюдать правила, она обычно может бросить. Нравственность — единственная общественная система что ни один разумный человек не может бросить. То, что бросить нельзя мораль означает, что никто не может сделать ничего, чтобы избежать законного подлежит наказанию за нарушение его норм, за исключением того, что перестает быть моральный агент. Нравственность распространяется на людей просто в силу их быть рациональными людьми, которые знают, что мораль запрещает, требует, и т.д., и способность соответствующим образом направлять их поведение.

Государственные системы могут быть формальными или неформальными . Сказать публичная система неформальна, то есть не имеет авторитетных судьи и нет процедуры принятия решений, которая дает уникальное руководство по действовать во всех ситуациях или разрешить все разногласия. Сказать что публичная система является формальной — значит сказать, что в ней есть один или оба эти вещи (Герт 2005: 9). Профессиональный баскетбол — это формальный общественная система; все игроки знают, что то, что судьи называют фолом определяет, что является фолом.Пикап баскетбол — это неформальная публика система. Существование стойких моральных разногласий показывает, что наиболее правдоподобно рассматривать мораль как неформальную общественную систему. Этот верно даже для таких моральных теорий, как теория Божественного повеления и действовать утилитаризмом, поскольку нет авторитетных судей Божья воля или какое-то действие максимизирует полезность, и есть нет процедур принятия решений для определения этих вещей (Scanlon 2011: 261–2). Когда признается стойкое моральное несогласие, те кто понимает, что мораль — неформальная общественная система, признают, что как следует действовать, морально неразрешимо, и если какое-то решение требуется, политическая или правовая система может быть использована для ее решения.У этих формальных систем есть средства для предоставления уникальных руководств, но они не дают однозначно правильного морального руководства к действию, которое должен быть выполнен.

Важный пример моральной проблемы, не решенной неформальным общественная система морали — это беспристрастная защита плодов по морали, а также от того, проводятся ли аборты и при каких условиях допустимый. Среди полностью информированных моральных структур продолжаются разногласия. агентов по этому моральному вопросу, хотя юридические и политические система в Соединенных Штатах предоставила довольно четкие рекомендации относительно условия, при которых аборт разрешен законом.Несмотря на это важный и спорный вопрос, мораль, как и у всех неформальных публичных системы, предполагает согласие о том, как действовать в большинстве моральных ситуаций, например, все согласны с тем, что убийство или причинение серьезного вреда любому моральному агенту требует веского оправдания, чтобы быть допустимым с моральной точки зрения. Никто считает, что обманывать, обманывать, ранить или убить морального агента просто для того, чтобы заработать достаточно денег, чтобы фантастический отдых. Часто считается, что моральные вопросы спорны, потому что повседневные решения, о которых нет разногласия, редко обсуждаются.Сумма соглашения относительно какие правила являются моральными правилами и когда их нарушать оправдано этих правил, объясняет, почему мораль может быть общественной системой даже хотя это неформальная система.

Используя понятие неформальной общественной системы, мы можем улучшить основная схема определений «морали» в нормативный смысл. Старая схема гласила, что мораль — это код . что все разумные люди при определенных условиях одобрять. Улучшенная схема состоит в том, что мораль — это неформальный . общественная система , что все разумные люди в соответствии с определенными условия, поддержал бы.Некоторые теоретики могут не учитывать неформальный характер моральной системы как дефиниционной, считая, что мораль может дать познаваемые точные ответы на каждый вопрос. Этот приведет к тому, что сознательные представители морали часто не могут знать, что разрешает, требует или позволяет мораль. Некоторые философы отрицают, что это реальная возможность.

О любом определении «морали», будь то описательное или нормативный, это кодекс поведения. Однако по этическим или группово-релятивистские счета или индивидуалистические счета — все которые лучше всего рассматривать как объяснения морали в описательных смысл — мораль часто не имеет особого содержания, которое отличает это из неморальных кодексов поведения, таких как закон или религия.Так же как правовой кодекс поведения может иметь практически любое содержание, если только способен управлять поведением, а религиозный кодекс поведения не имеет ограничения на содержание, большинство релятивистских и индивидуалистических представлений о мораль накладывает несколько ограничений на содержание морального кодекса. Конечно, у реальных кодов есть определенные минимальные ограничения — в противном случае общества, которые они характеризуют, не имели бы минимально необходимой степени социальное сотрудничество, необходимое для поддержания их существования в течение долгого времени. На с другой стороны, для моралистов, которые открыто придерживаются этой морали это неформальная общественная система, которую все разумные люди вперед для управления поведением всех моральных агентов, у него есть довольно определенное содержание.Гоббс (1660 г.), Милль (1861 г.) и многие другие нерелигиозные философы англо-американских традиции ограничивают мораль поведением, которое прямо или косвенно влияет на других.

Утверждение, что мораль регулирует только поведение, которое влияет на других, является несколько спорных, и поэтому, вероятно, не должен учитываться как определение морали, даже если оно вытекает из правильная моральная теория. Некоторые утверждали, что мораль также управляет поведение, которое влияет только на самого агента, например, рекреационные наркотики, мастурбация, а не развивающие таланты.Кант (1785) может дать описание этой широкой концепции мораль. В такой интерпретации теория Канта все еще соответствует базовая схема, но включает эти самооценки моральных требований из-за особого подхода к рациональности, который он использует. Тем не мение, шага Канта, сомнительно, чтобы все моральные агенты ставили представить универсальное руководство по поведению, которое управляет поведением, которое никак на них не повлиять. Действительно, когда концепция морали полностью отличные от религии, нравственные правила, кажется, ограничивают их содержание к поведению, которое прямо или косвенно вызывает или рискует вред другим.Некоторое поведение, которое, кажется, влияет только на вас самих, например, прием рекреационных наркотиков, может иметь значительный косвенный вред оказывать влияние на других, поддерживая незаконную и вредную деятельность те, кому выгодна продажа этих наркотиков.

Иногда возникает путаница в отношении содержания морали, потому что мораль недостаточно отличается от религии. Касательно самоуправляемое поведение, регулируемое моралью, поддерживается идея, что мы созданы Богом и обязаны подчиняться Божьему приказов, и это может быть пережитком тех времен, когда мораль не была четко отличить от религии.Этот религиозный пережиток мог также влияют на утверждение, что некоторые сексуальные практики, такие как гомосексуализм аморальны. Тем, кто четко отличает мораль от религии обычно не считают сексуальную ориентацию моральным вопросом.

Можно утверждать, что достижение определенной социальной цели определение морали (Frankena 1963). Стивен Тулмин (1950) взял это должна быть гармония общества. Байер (1958) назвал это « хорошо для всех ». Утилитаристы иногда утверждают, что это производство величайшего блага.Герт (2005) считает, что это уменьшение зла или вреда. Эта последняя цель может показаться значительное сужение утилитарных требований, но утилитаристы всегда включать уменьшение вреда как существенное для величайшее благо, и почти все их примеры включают избегание или предотвращение вреда. Примечательно, что парадигмальные случаи морального правила — это те, которые запрещают причинение вреда прямо или косвенно, такие как правила, запрещающие убийство, причинение боли, обман и нарушение обещаний.Даже те заповеди, которые требуют или поощряют позитивные действия, такие как помощь нуждающимся, почти всегда связаны для предотвращения или уменьшения вреда, а не для продвижения таких товаров, как удовольствие.

Среди взглядов моралистов различия в содержании меньше значительно, чем сходства. Для всех таких философов мораль запрещает такие действия, как убийство, причинение боли, обман и нарушение обещаний. Некоторым нравственность требует еще и благотворительности. действия, но бездействие благотворительности во всех возможных случаях делает не требовать оправдания так же, как любой акт убийства, причинение боли, обман и нарушение обещаний требует оправдания.И Кант (1785 г.), и Милль (1861 г.) различают обязанности совершенного обязательства и обязанности несовершенного обязательства и не причинять вреда как первый вид долга и помощь как второй вид долга. За Герт (2005), мораль поощряет благотворительность, но не требовать это; быть милосердным всегда морально хорошо, но это не аморально не быть милосердным.

Даже если правдоподобная базовая схема определений «Мораль» в нормативном смысле принята, понимание того, что такое мораль в этом смысле, по-прежнему будет зависеть очень важно о том, как понимать рациональность.Как уже упоминалось, мораль в нормативном смысле иногда принимается запретить определенные формы сексуальной активности по обоюдному согласию или использование рекреационные наркотики. Но включение таких запретов в учет мораль как универсальное руководство, которое все разумные люди Вперед требует особого взгляда на рациональность. После всего, многие будут отрицать, что неразумно отдавать предпочтение безобидным согласованным сексуальной активности или в пользу употребления определенных наркотиков исключительно для в рекреационных целях.

Одна концепция рациональности, поддерживающая исключение сексуального имеет значение, по крайней мере, на базовом уровне, из норм морали. что для того, чтобы действие считалось иррациональным, это должно быть действие, наносящее ущерб самому себе, не производя компенсации за кто-то — возможно, сам, возможно, кто-то другой. Такой аккаунт рациональности можно было бы назвать «гибридной», поскольку она дает разные роли в личных интересах и альтруизме. Отчет о мораль, основанная на гибридной концепции рациональности, может согласиться с Гоббс (1660), что мораль связана с продвижением людей, живущих вместе в мире и согласии, что включает в себя соблюдение правил запрещение причинения вреда другим.Хотя моральные запреты против действий, которые причиняют вред или значительно увеличивают риск вред не является абсолютным, чтобы не действовать аморально, При нарушении этих запретов всегда требуется оправдание. Кант (1797), кажется, считает, что нарушение некоторых из эти запреты, например, запрет лжи. Это в значительной степени результат того факта, что концепция Канта (1785 г.) рациональность чисто формальна, в отличие от гибридной концепции рациональность описана выше.

Большинство моралистов, предлагающих моральные теории, не утруждают себя предложением. что-нибудь вроде определения морали. Вместо этого, что эти философы предлагают теорию о природе и обосновании набор норм, с которыми они уже воспринимают свою аудиторию знакомый. По сути, они молчаливо выбирают мораль со ссылкой на некоторые заметные и относительно бесспорные части его содержания: он запрещает убийство, воровство, обман, жульничество и так далее. В на самом деле, это был бы неплохой способ определения морали, если бы точка такого определения должны были быть только относительно нейтральными с точки зрения теории и позвольте начать теоретизирование.Мы могли бы назвать это « определение ссылки »или« основное определение »(см. Prinz and Nichols 2010: 122).

Некоторые, в том числе Хэйр (Hare, 1952, 1963), испытывали искушение возразить против возможность содержательного определения морали на основе утверждения, что моральное неодобрение — это позиция, которая может быть направлен на что угодно. Foot (1958a, 1958b), возражал против эта идея, но основное определение все еще имеет недостаток что он каким-то образом не раскрывает сущности морали.Один может предположить, что основное определение имеет преимущество включая теории морали Divine Command, в то время как такие теории может показаться затруднительным для определений, основанных на правдоподобных схема приведена выше. Но правдоподобно придерживаться этого Божественного приказа теории основываются на теориях естественного закона, которые на самом деле соответствуют схема. Теории Божественного приказа, не основанные на Законе Природы, могут создают проблемы для схемы, но можно также подумать, что такие теории основываются на путанице, поскольку они, кажется, влекут за собой Бог мог сделать аморальным поступать добро.

5. Варианты

Придавая больше содержания и подробностей общим понятиям одобрение, рациональность и соответствующие условия, при которых разумные люди будут одобрять мораль, каждый идет дальше от дает определение морали в нормативном смысле и ближе предоставить актуальную моральную теорию. И аналогичное утверждение верно для определения морали в описательном смысле, как указывается в более подробно, что означает утверждение, что человек или группа одобряют система или код.В следующих четырех подразделах четыре основных способа по уточнению определений морали. Они все достаточно схематичны, чтобы их можно было рассматривать как разновидности определение, а не как теории.

5.1 Связь морали с нормами реакции на поведение

Экспрессивисты о морали не считают, что это содержание морали, которое могло бы подтвердить то, что мы выше назвали «Основное определение». Скорее, они явно признать существование значительных различий в том, какие правила и идеалы разные люди выдвигают как мораль в нормативных смысл.И они сомневаются, что этот вариант совместим с моральными реализм. Следовательно, они должны предложить некоторые объединяющие функции эти разные наборы правил и идеалов, несмотря на различия в их содержание. В результате этого давления некоторые экспрессивисты заканчивают тем, что предлагая явные отчеты о отчетливо моральных установках можно держаться за маркер или тип действия. Эти счета могут конечно, чтобы поддержать различные формы морали в описательный смысл. Но их также можно использовать в качестве основы для одна из форм морального реализма.

Чтобы увидеть, как экспрессивистский взгляд может быть использован моральным реалистом определенного рода, рассмотрим моральные принципы Аллана Гиббарда (1990). экспрессивизм. Гиббард считает, что моральные суждения являются выражением принятие норм чувства вины и гнева. Можно согласиться с мнением Гиббарда о том, что значит поддерживать моральное заявлять, не принимая точку зрения, что в конфликтах все разногласия безупречны. То есть даже моральный реалист может использовать Гиббарда взглянуть на природу морального суждения и извлечь из него определение морали.Используемая таким теоретиком точка зрения Гиббарда влечет за собой что мораль, в нормативном смысле, — это код, выбранный правильным набором норм чувства вины и гнева: То есть нормы, которые поддержит рациональный человек. Это эквивалентно принятию правдоподобной общей схемы для определения «морали», данной выше, и понимание поддержки в особом смысле. Чтобы одобрить код соответствующим образом, на этом определение, состоит в том, чтобы думать, что нарушение его норм вызывает вину и гнев уместен.

С рассказом Гиббарда тесно связана история, согласно которой нормы релевантности — это не нормы эмоций, а нормы для других реакций на поведение. Например, человек мораль может быть набором правил и идеалов, которые они считают выбранными соответствующими нормами похвалы и порицания, а также другими социальными санкции (Sprigge 1964: 317). Фактически, ссылка на похвалу и порицание может быть более адекватным, чем ссылка на вину и гнев, поскольку последние, кажется, только выявляют моральные запреты, а не освобождают место за идею, что мораль также рекомендует или поощряет определенные поведения, даже если они не требуются.Например, это правдоподобно, что существует такая вещь, как чрезмерное действие, и что определение того, что считается чрезмерным, является частью мораль — будь то в описательном или нормативном смысле. Но это кажется маловероятным, что мы можем объяснить эту часть морали апеллируют к нормам вины и гнева, и совсем не ясно, что есть эмоции, которые так же тесно связаны с суперпрогнозом, как вина и гнев относятся к моральному проступку. С другой стороны, это кажется правдоподобным, что нормы похвалы за действия могут помочь выбрать то, что считается чрезмерным.

Другой вариант нынешней стратегии заменит разговоры о похвале. и обвинять с разговорами о награде и наказании. Эта точка зрения займет мораль — это система, объясняющая, какие действия должным образом вознаграждены и — более централизованы — наказаны. Этот своего рода точку зрения, которая остается тесно связанной с точкой зрения Гиббарда предложение, также можно рассматривать как соответствующее общей схеме данной над. С этой точки зрения идея одобрения кода раскрывается в сроки принятия норм вознаграждения и наказания.Скорупский (1993), вслед за Миллем (1861), отстаивает определение морали. таким образом, хотя он понимает наказание в первую очередь в с точки зрения вины, и понимает, что вина очень тесно связана с эмоции — действительно, простое наличие эмоции может считаться обвинения — так что итоговая точка зрения похожа на точку зрения Гиббарда одним важным аспектом, по крайней мере, если сосредоточить внимание на моральных неправильность.

Конечно, вполне вероятно, что чувство вины уместно, когда человек действует безнравственно, и испытывать гнев на тех, кто поступает безнравственно к тем, кто заботится.Возможно даже, что это только подходит, в определенном смысле «Уместно», чтобы чувствовать вину и гнев в связи с нравственные проступки. Так что нормы вины и гнева вполне могут однозначно выделить определенные моральные нормы. И аналогичные утверждения могут быть сделаны о нормы похвалы и порицания. Однако не так ясно, что мораль правильно определена с точки зрения эмоций или других реакции на поведение. Возможно, как подчеркивает Скорупский, что мы нужно понимать вину и гнев, а также похвалу и вину с точки зрения моральные концепции.Это беспокойство о направлении объяснения кажется меньшим настаивая на понятиях награды и наказания. Эти ответы на поведение, по крайней мере, само по себе , можно просто понять с точки зрения соотношения пользы и вреда. Конечно они будут только считаются наградой, а наказанием, когда они связаны с кто-то придерживался или нарушал правило, которое все рационально люди хотели бы видеть усиление таких ответов.

5.2 Нравственность в связи с пропагандой кода

Один из способов понять понятие поддержки — это защита.Защита кода — это личное дело второго или третьего лица, поскольку пропагандирует кодекс для других. Более того, это согласуется с пропагандой код, который никто не планирует сам следовать. Как только утверждение чего-то, что считается ложным, по-прежнему считается утверждением это, лицемерная защита кодекса по-прежнему считается защитой этого код. Когда поддержка понимается как пропаганда, ее можно использовать в определения морали в описательном смысле, если это мораль группы или общества.И адвокацию также можно использовать как толкование одобрения при предоставлении определения мораль в нормативном смысле. Конечно те, кто принимает определение морали в любом из этих смыслов — как кодекс, который группа или общество одобряют, или как кодекс, который будет универсально отстаиваются всеми рациональными агентами при определенных условиях — не считают, что пропаганда обязательно или даже вероятно будет лицемерный. Но они считают, что главное в морали кодекс — что выделяет его как моральный кодекс — так это то, что он был бы выдвинул всеми соответствующими агентами, не то чтобы это было За следовали все они за .Понятие адвокации не так важно. место в описательном отчете о морали отдельного человека, поскольку, когда кто-то лицемерен, мы часто отрицаем, что они действительно придерживаются моральный взгляд, который они отстаивают.

Милль (1861), помимо того, что предлагает моральную теорию, старается объясните, чем мораль отличается от других нормативных систем. Для него, нормы, которые просто способствуют полезности, являются нормами целесообразности. Чтобы квалифицируются как морально неправильные, действие должно быть таким, которое должно быть наказан. Думая, что действие определенного рода должно быть наказано это дело третьего лица, поэтому кажется правдоподобным поставить Милля взгляд на то, что определение морали в категории бытия обсуждается в этом разделе.Стоит отметить, что лицемерие есть, ибо Милл, не только возможность, но — учитывая нынешнее плачевное состояние нравственного воспитания — практически неизбежно. Это потому, что будучи мотивирован на то, чтобы отстаивать наказание за определенные действия, вполне отличается от мотивации воздерживаться от подобных действий. Пропаганда наказания за определенные действия может быть выбор, максимизирующий полезность, при фактическом совершении такого действия (пытаясь, конечно, избежать обнаружения) также может быть максимизация полезности.А для Милля то, что определяет, что человек будет адвоката и то, как человек будет действовать, — это предсказуемые последствия для этого человека .

Моральный взгляд Бернарда Герта (2005) также опирается на определение морали, которая понимает поддержку как защиту, в смысле выдвигается в качестве руководства для всех рациональных агентов. Герт предлагает следующие два условия, при которых все разумные люди выдвинул бы универсальное руководство для управления поведением всех моральные агенты.Первое условие — они ищут согласия со всеми другими рациональными людьми или моральными агентами. Второе условие в том, что они используют только те убеждения, которые разделяют все рациональные люди: например, что они сами подвержены ошибкам и уязвимы и что все те, к кому применима мораль, тоже подвержены ошибкам и уязвимый. Второе условие исключает как религиозные верования, так и научных убеждений, поскольку нет религиозных убеждений или научных убеждения, которые разделяют все разумные люди.Это условие правдоподобно потому что нет универсального руководства по поведению, которое применимо ко всем рациональным люди могут основываться на убеждениях, что некоторые из этих рациональных людей не делиться.

5.3 Нравственность в связи с принятием кода

Другой способ понять понятие одобрения — это как принятие. В отличие от защиты кода, принятие кода — это дело первое-личное. Это может включать намерение соответствовать собственное поведение по отношению к этому коду, чувство вины, когда нет и так далее.Нельзя лицемерно принимать кодекс. В самом деле, лицемерие — это просто защита кода, который никто не принимает. Таким образом, это понятие поддержки доступно тому, кто пытается дать определение морали в описательном смысле, даже если учитывая мораль отдельного человека.

Парадигматические взгляды в традиции естественного права, начиная с Фомы Аквинского считают, что законы морали берут начало в Боге, и что эти законы составляют принципы человеческой практической рациональности (Финнис 1980; Макинтайр 1999).Взгляды в этой традиции можно рассматривать как использование базовой схемы для определения морали в нормативных смысл, понимание одобрения как принятия. Члены этого традиции обычно считают, что все рациональные люди знают, какие действия, которые мораль запрещает, требует, обескураживает, поощряет и позволяет. Центральное место в точке зрения Фомы Аквинского занимает то, что мораль известна всем тем, чье поведение подлежит моральному осуждению, даже если они не знают откровений христианства. Вот почему Аквинский считает, что знание того, что мораль запрещает и требует, не предполагать понимание того, почему мораль запрещает и требует того, что она делает.

Те, кто принадлежит к традиции естественного права, также придерживаются этой причины. одобряет нравственные действия. Такая поддержка, конечно, имеет когнитивный компонент. Но это еще и мотивация. Фома Аквинский не считают, что знание морали всегда эффективно: его можно стереть из-за злых убеждений или порочных привычек. Но если причины нет противодействуя таким силам, любой разумный человек не только знал бы, что было запрещено и требовалось моралью, но следовало бы этим запреты и требования.Итак, для теоретиков естественного права одобрение равносильно акцепту.

5.4 Связь морали с оправданием другим

Отсутствие четкого и широко признанного определения морали может частично объясняют стойкость консеквенциалистских концепций мораль. Без явного определения легче игнорировать тот факт, что теории консеквенциализма не особенно связаны с межличностным взаимодействием, но обычно применяются так же хорошо для сценариев необитаемых островов в отношении людей, которые живут в общества.В любом случае было признано, что для борьбы с консеквенциализм, было бы полезно иметь что-то вроде правдоподобное определение морали, из которого следует, что субъект вопрос морали — это нечто иное, чем просто добро и тяжесть последствий. Т.М. Скэнлон (1982, 1998), применяя это стратегии, предполагает, что предмет морали — то, что мы о чем говорят, когда мы говорим о морали — это система правила регулирования поведения, которое не подлежит разумному отклонению основанный на стремлении к информированному невынужденному общему соглашению.

Предложение Скэнлона относительно морали можно легко рассматривать как пример общей схемы, приведенной выше. Его «система правил» — это особый вид неформальной общественная система; он понимает поддержку всех разумных людей как неприятие всеми разумными людьми; и он предлагает конкретный объяснение условий, при которых моральные агенты достигли бы соответствующее соглашение. Но Scanlon также уделяет очень большое внимание факт, что если он прав насчет морали, то соблюдение моральных норм позволяет нам оправдывать наши поведение по отношению к другим таким образом, от которого они не могут разумно отказаться.В самом деле, умение оправдываться перед разумными людьми — первостепенное источник моральной мотивации для Скэнлона (см. также Sprigge 1964: 319). Может показаться, что это предполагает несколько иное определение определения. о морали: эта мораль состоит из самых основных норм в условия, которыми мы оправдываем себя перед другими. Но это правдоподобно что это якобы определяющее утверждение лучше рассматривать как следствие конкретной версии общей схемы Скэнлона, с одобрением, понимаемым как отсутствие отказа.Ибо, если мораль система норм, которые были бы одобрены таким образом, мы можем оправдать наши действия для других, указав, что даже они, были ли они разумно, одобрил бы правила, разрешающие наше поведение.

Моральный взгляд Стивена Дарволла (2006) также можно рассматривать как плавный из версии общей схемы и предъявляя претензии по оправданность перед другими. Дарволл утверждает, что мораль — это вопрос равной ответственности свободных и разумных существ. По его мнению, я вести себя по отношению к вам морально в той мере, в какой я уважаю ваши утверждения имеют право налагать на меняДарвалл также считает, что я буду уважать эти утверждения, если я признаю определенные предположения, к которым я совершено просто в силу того, что он был рациональным, размышляющим агентом. В качестве в результате он считает, что мораль — или, по крайней мере, мораль обязательство — это «схема ответственности» ( своего рода неформальной общественной системы), которую все рациональные люди будут одобрять. Однако, в отличие от точки зрения Скэнлона, точка зрения Дарволла использует более сильное чувство одобрения, чем неприятие. В частности, это включает признание причин, указанных авторитетные требования других людей.И это признание положительно мотивационный.

Взгляды как Скэнлона, так и Дарволла подчеркивают социальную природа морали, взятая в нормативном смысле: Скэнлон, автор ссылка на оправдание другим; Дарволл, обращаясь к Актуальность причин второго характера. Но Дарвалл строит реагирование на второстепенные причины в соответствующее понятие рациональности, в то время как Скэнлон просто эмпирически утверждает, что многие людьми движет желание оправдать себя перед другими, и отмечает, что его определение морали приведет к правилам, которые позволят один сделать это, если следовать за ними.Тип описанного определения в Раздел 5.1 также делает существенным для нее социальную природу морали, поскольку она В центре внимания находится понятие реакции на поведение других. Определения, описанные в разделах 5.2 и 5,3 не влекут за собой социальной природы морали, поскольку это можно принять и даже отстаивать кодекс, который касается только эгоистичное поведение. Но при любом правдоподобном объяснении рациональности кодекс, который будет защищать все моральные агенты, будет управлять межличностные взаимодействия и будут включать правила, запрещающие причинение вреда без уважительной причины.Только определение, предложенное в Раздел 5.3 поэтому его можно рассматривать как реалистично совместимое с эгоистическим мораль.

В чем разница между этикой, моралью и ценностями?

Вы когда-нибудь считали чье-то поведение неэтичным? Вы когда-нибудь сомневались в их моральном кодексе или ценностях, на которых они основывают свои решения? Когда наши умы блуждают в этих местах, термины этика , мораль и ценности имеют тенденцию ощущаться очень похожими, но это не совсем то же самое.Продолжайте читать, чтобы найти объяснения и примеры ценностей, этики и морали, чтобы узнать, чем они отличаются.

Личные ценности

Ценности — основа способности человека различать добро и зло. Ценности включают глубоко укоренившуюся систему убеждений, которые определяют решения человека. Они образуют личную, индивидуальную основу, которая влияет на поведение конкретного человека.

Примеры значений

Примеры ценностей есть повсюду в вашей повседневной жизни.Например, если ваша система ценностей основана на честности , вы, вероятно, предпочтете готовиться к сложному тесту, а не жульничать, чтобы получить проходной балл. Однако, если вы цените достижения и успеха выше честности, вы можете вместо этого обмануть экзамен. Это относится к тому, какая ценность «дороже» для человека.

Другие примеры значений:

  • человек, который ценит порядочность признает, что украл конфету
  • тот, кто ценит дружбу бросает все, чтобы помочь другу
  • люди, которые ценят здоровый образ жизни , удостовериться, что у них есть время потренироваться утро
  • человек, который ценит успех работает допоздна, чтобы добиться повышения
  • тот, кто ценит приверженность , может быть более склонен пойти на брачную терапию, чем подать на развод

Эти ценности формируют наши типы личности.Они также помогают нам принимать решения, влияющие на нашу жизнь. Когда эти ценности разделяются другими членами нашего сообщества, они известны как мораль.

Кодекс морали

Мораль, также известная как моральных ценностей , представляет собой систему убеждений, которая возникает из основных ценностей. Мораль — это конкретные правила, основанные на контексте, которые определяют желание человека быть хорошим. Их может разделять большая часть населения, но моральный кодекс человека может отличаться от кодекса других в зависимости от его личных ценностей.

Примеры нравственности

Мы все время принимаем моральные решения, основанные на личных ценностях. Пример морали в приведенном выше примере определяется ценностью честности человека: c отопление плохо . Тот, кто ценит успех больше, чем честность, может придерживаться другой морали: мошенничество — это нормально .

Дополнительные примеры морали включают:

  • плохо воровать конфеты (исходя из ценности честности).
  • Помочь другу — это хорошее дело (основанное на ценности дружбы).
  • плохо пропустить тренировку (исходя из ценности здорового образа жизни).
  • Работать поздно ночью — это хорошо (в зависимости от ценности успеха).
  • Сохранение брака — это хороший способ двигаться вперед (на основе ценности приверженности).

Моральные дилеммы возникают, когда мораль конфликтует друг с другом.Например, что, если дочь не может позволить себе жизненно важные лекарства, в которых нуждается ее умирающая мать, но у нее есть доступ к складу лекарств?

Ее основные ценности могут сказать, что она воровала неправильно. Однако ее мораль подсказывала ей, что ей нужно защитить свою мать. Таким образом, дочь может в конечном итоге поступить неправильно (украсть, если судить по ее ценностям) по правильным причинам (спасая свою мать, если судить по ее нравственности).

Мораль и этика


Этика и мораль очень похожи.Фактически, многие специалисты по этике считают эти термины взаимозаменяемыми. Однако есть небольшие различия в том, как они влияют на нашу жизнь.

В то время как мораль касается людей, которые чувствуют себя «хорошо» или «плохо», этика определяет, какое поведение является «правильным» или «неправильным». Этика диктует, какое практическое поведение разрешено, а мораль отражает наши намерения. Рассматривайте мораль как свод правил, а этику как мотиватор, который ведет к правильным или неправильным действиям.

Примеры этики

Скорее всего, вы встретите этический кодекс в деловой или юридической сфере.Эти области гораздо более черно-белые, чем личные ценности или мораль, поскольку они устанавливают правила для сотрудников и граждан в обществе. Например:

  • Доктора должны соблюдать строгий этический кодекс, когда они дают клятву Гиппократа. Они обязаны соблюдать правило «не навреди» и могут быть привлечены к ответственности, если причинят вред своим пациентам.
  • Такая организация, как PETA, что означает «Люди за этичное обращение с животными», преследует судебные иски против тех, кто не относится к животным этично.
  • Сотрудники часто подписывают этический кодекс, который включает в себя конфиденциальность важных вопросов и отказ от кражи с рабочего места — оба эти правила могут быть уволены.
  • Адвокаты этически обязаны защищать своих клиентов в меру своих возможностей, даже если они морально выступают против преступлений своих клиентов. Нарушение этого этического кодекса может привести к судебному разбирательству или лишению статуса адвоката.
  • Ученик, который помогает другому ученику обмануть тест, нарушает школьную этику.Даже если они делают это из моральных соображений (помогают другу), они совершают этическое нарушение и могут быть наказаны.

Этика — это, по сути, попытка учреждения регулировать поведение с помощью правил, основанных на общем моральном кодексе. Нарушение этики имеет такие же последствия, как и нарушение правила, в то время как нарушение морали приводит к личной вине и стыду, а не к социальным последствиям. Этические дилеммы возникают, когда институциональный набор этических норм вступает в конфликт с личным моральным кодексом.

Здравый моральный приговор


В основе здравого морального суждения лежат сильные ценности и наша этика. Кажется, что это одно и то же, но они достаточно разные, чтобы потребовать более внимательного изучения. Действуете ли вы в соответствии со своими личными ценностями, своим моральным кодексом или соблюдаете этические правила, важно знать, что делать дальше. Чтобы увидеть больше примеров нравственности в нашей жизни, ознакомьтесь с этими примерами морали в обществе и в литературе.

Как использовать этику vs.мораль Правильно — грамматик

Мораль — это принципы, на которых основываются суждения о добре и зле. Этика — это принципы правильного поведения. Таким образом, два существительных тесно связаны и часто взаимозаменяемы. Основное отличие состоит в том, что мораль более абстрактна, субъективна и часто основана на личных или религиозных принципах, в то время как этика более практична и задумана как общие принципы, способствующие справедливости в социальных и деловых взаимодействиях. Например, сексуальный скандал политика может быть связана с моральным упущением (субъективным суждением), в то время как политик, получающий деньги от компании, которую он должен регулировать, является этической проблемой.Но, конечно, и этика, и мораль могут иметь значение в обеих ситуациях.

Этика (слово принимает форму множественного числа, но трактуется как единственное) также является областью философских исследований. В колледжах не так много курсов по морали (хотя курсы этики неизбежно включают обсуждение морали), тогда как для получения многих ученых степеней требуются уроки этики, особенно в области права, бизнеса и медицины.

Между тем, различие между этикой и моралью часто формулируется так: этика — это наука о морали, а мораль — это практика этики.Но это слишком аккуратно и не охватывает все способы употребления слов.

Считайте этот пост только кратким изложением концепций. Любой, кто внимательно изучал эти вопросы, мог бы гораздо больше сказать о том, что они означают и чем отличаются.

Примеры

На практике слово мораль обычно применяется к принципам правильного и неправильного в личном поведении, например:

Многие избиратели, в том числе те, кто не разделяет пуританские морали салафитов, говорят, что они доверяют шейхам понять их точку зрения по понятным причинам.[New York Times]

Общественный скандальный бюллетень Town Topics ехидно прокомментировал ее нравы и сообщил, что она «свободно принимала стимуляторы» в Ньюпорте. [ Теодор Рузвельт: Напряженная жизнь , Кэтлин Далтон]

И этика обычно применяется к профессиональной и деловой практике, например:

Округ принца Джорджа должен усилить свои нормы этики и жестко относиться к правительственным чиновникам, которые пытаются совершать закулисные сделки.[ Washington Post ]

Профессиональные организации начали пересматривать свои этические кодексы , чтобы признать, что несексуальные двойственные отношения неизбежны в некоторых ситуациях, особенно в небольших сообществах. [ Issues and Ethics in the Helping Profession ]

Телевизионная актриса Морин Липман начала резкую атаку на этику сериала Еврейская мама года на канале 4 во время жарких дебатов в понедельник вечером. [Ham & High]

BBC — Этика — Введение в этику: Этика: общее введение

Какая польза от этики?

Этика должна давать ответы.Фото: Джеффри Холман ©

Чтобы этические теории были полезными на практике, они должны повлиять на поведение людей.

Некоторые философы думают, что этика делает это. Они утверждают, что если человек осознает, что было бы морально хорошо что-то делать, то для него было бы иррационально не делать этого.

Но люди часто ведут себя иррационально — они следуют своему «внутреннему инстинкту», даже когда их голова подсказывает другой образ действий.

Однако этика дает хорошие инструменты для размышлений о моральных проблемах.

Этика может составить карту морали

Большинство моральных проблем заставляют нас сильно волноваться — подумайте об аборте и эвтаназии для начала. Поскольку это такие эмоциональные проблемы, мы часто позволяем сердцу спорить, а мозг просто плывет по течению.

Но есть другой способ решения этих проблем, и здесь могут помочь философы — они предлагают нам этические правила и принципы, которые позволяют нам более прохладно смотреть на моральные проблемы.

Итак, этика дает нам моральную карту, основу, которую мы можем использовать, чтобы найти свой путь в трудных вопросах.

Этика может выявить разногласия

Используя этические принципы, два человека, которые спорят по моральным вопросам, часто могут обнаружить, что то, в чем они не согласны, — это всего лишь одна конкретная часть проблемы, и что они в целом согласны во всем остальном.

Это может разрядить спор, а иногда даже намекнуть на способ решения своей проблемы.

Но иногда этика не оказывает людям той помощи, в которой они действительно нуждаются.

Этика не дает правильных ответов

Этика не всегда дает правильный ответ на моральные проблемы.

В самом деле, все больше и больше людей думают, что для многих этических вопросов нет единственного правильного ответа — только набор принципов, которые могут быть применены к конкретным случаям, чтобы дать заинтересованным сторонам четкий выбор.

Некоторые философы идут дальше и говорят, что все, что может сделать этика, — это устранить путаницу и прояснить проблемы.После этого каждый должен сделать собственные выводы.

Этика может дать несколько ответов

Многие люди хотят получить единственно правильный ответ на этические вопросы. Им трудно жить с моральной двусмысленностью, потому что они искренне хотят поступать «правильно», и даже если они не могут понять, что это за правильный поступок, им нравится идея, что «где-то» есть один правильный ответ.

Но часто нет одного правильного ответа — может быть несколько правильных ответов или просто несколько худших ответов — и человек должен выбирать между ними.

Для других моральная двусмысленность затруднена, потому что она заставляет их брать на себя ответственность за свой собственный выбор и действия, а не прибегать к удобным правилам и обычаям.

Этика и люди

Этика о «другом»

Этика касается других людей ©

В основе этики лежит забота о чем-то или о ком-то, кроме нас самих, наших собственных желаний и личных интересов.

Этика занимается интересами других людей, интересами общества, интересами Бога, «конечными благами» и так далее.

Значит, когда человек «думает этично», он хотя бы немного думает о чем-то помимо себя.

Этика как источник силы группы

Одна из проблем этики — то, как ее часто используют как оружие.

Если группа считает, что определенная деятельность «неправильна», она может использовать мораль в качестве оправдания для нападок на тех, кто практикует эту деятельность.

Когда люди поступают так, они часто видят тех, кого они считают аморальными, в чем-то менее человечными или заслуживающими уважения, чем они сами; иногда с трагическими последствиями.

Хорошие люди и добрые дела

Этика — это не только мораль определенного образа действий, но также вопрос о добродетели людей и о том, что значит жить хорошей жизнью.

Этика добродетели уделяет особое внимание моральным качествам людей.

В поисках источника правильного и неправильного

В прошлом некоторые люди думали, что этические проблемы можно решить одним из двух способов:

  • обнаружив, что Бог хотел, чтобы люди делали
  • строго размышляя о моральных принципах и проблемах

Если бы человек сделал это правильно, он бы пришел к правильному выводу.

Но теперь даже философы менее уверены в том, что можно разработать удовлетворительную и полную теорию этики — по крайней мере, такую, которая не приводит к выводам.

Современные мыслители часто учат, что этика ведет людей не к выводам, а к «решениям».

С этой точки зрения роль этики ограничивается прояснением того, «что поставлено на карту» в конкретных этических проблемах.

Философия может помочь определить диапазон этических методов, бесед и систем ценностей, которые можно применить к конкретной проблеме.Но после того, как все это прояснилось, каждый человек должен принять собственное индивидуальное решение о том, что делать, а затем соответствующим образом отреагировать на последствия.

Четыре этических «изма»

Когда человек говорит, что «убийство — это плохо», что он делает?

Это вопрос, который задает только философ, но на самом деле это очень полезный способ получить четкое представление о том, что происходит, когда люди говорят о моральных проблемах.

Различные «измы» считают, что человек, произносящий утверждение, делает разные вещи.

Мы можем показать, что я делаю, когда говорю «убийство — это плохо», переписав это утверждение, чтобы показать, что я на самом деле имею в виду:

  • Я мог бы сделать заявление об этическом факте
    • «Убивать нельзя»
    • Это моральный реализм
  • Я могу сделать заявление о своих чувствах
    • «Не одобряю убийство»
    • Это субъективизм
  • Я могу выражать свои чувства
    • «Долой убийство»
    • Это эмотивизм
  • Я могу дать указание или запрет
    • «Не убивайте людей»
    • Это прескриптивизм

Моральный реализм

Моральный реализм основан на идее, что во вселенной существуют реальные объективные моральные факты или истины.Моральные утверждения предоставляют фактическую информацию об этих истинах.

Субъективизм

Субъективизм учит, что моральные суждения — это не что иное, как утверждения о чувствах или отношениях человека, и что этические утверждения не содержат фактических истин о добре или зле.

Более подробно: субъективисты говорят, что моральные утверждения — это утверждений о чувствах, отношениях и эмоциях , которые имеет этот конкретный человек или группа по конкретной проблеме.

Если человек говорит что-то хорошее или плохое, он говорит нам о своих положительных или отрицательных чувствах по этому поводу.

Итак, если кто-то говорит, что «убийство — это неправильно», они говорят нам, что не одобряют убийство.

Эти утверждения верны, если человек действительно придерживается соответствующего отношения или испытывает соответствующие чувства. Они ложны, если человек этого не делает.

Эмотивизм

Эмотивизм — это точка зрения, согласно которой моральные претензии являются не более чем выражением одобрения или неодобрения.

Это звучит как субъективизм, но в эмотивизме моральное утверждение не предоставляет информацию о чувствах говорящего по теме , а выражает эти чувства .

Когда эмотивист говорит «убийство — это неправильно», это все равно, что сказать «долой убийство» или «убийство, да!» или просто сказать «убийство», скривив испуганное лицо, или показать большой палец вниз одновременно со словами «убийство — это неправильно».

Итак, когда кто-то выносит моральное суждение, он показывает свои чувства к чему-либо.Некоторые теоретики также предполагают, что, выражая чувство, человек дает указание другим о том, как действовать в отношении предмета.

Прескриптивизм

Прескриптивисты считают этические утверждения инструкциями или рекомендациями.

Итак, если я говорю, что что-то хорошее, я рекомендую вам это сделать, а если я говорю что-то плохое, я говорю вам не делать этого.

В любом этическом утверждении реального мира почти всегда есть предписывающий элемент: любое этическое утверждение можно переработать (с небольшими усилиями) в утверждение, содержащее «следует».Например: «ложь — это неправильно» можно переписать как «люди не должны лгать».

Откуда взялась этика?

У философов есть несколько ответов на этот вопрос:

  • Бог и религия
  • Человеческая совесть и интуиция
  • рациональный моральный анализ затрат и выгод действий и их последствий
  • пример хороших людей
  • стремление к лучшему для людей в каждой уникальной ситуации
  • политическая власть

Этика, основанная на Боге — сверхъестественное

Сверхъестественное делает этику неотделимой от религии.Он учит, что единственный источник моральных правил — это Бог.

Итак, что-то хорошо, потому что Бог говорит, что это так, и способ вести хорошую жизнь — это делать то, что Бог хочет.

Интуиционизм

Интуиционисты думают, что хорошее и плохое — это реальные объективные свойства, которые нельзя разделить на составные части. Что-то хорошо, потому что это хорошо; его добродетель не нуждается ни в оправдании, ни в доказательствах.

Интуиционисты думают, что добро или зло могут быть обнаружены взрослыми — они говорят, что люди обладают интуитивным нравственным чутьем, которое позволяет им обнаруживать настоящие моральные истины.

Они думают, что основные моральные истины о том, что хорошо и что плохо, очевидны для человека, который направляет свой ум на моральные проблемы.

Итак, хорошие вещи — это вещи, которые здравомыслящий человек осознает хорошими, если он потратит некоторое время на размышления над предметом.

Не запутайтесь. Для интуициониста:

  • моральные истины не открываются с помощью рациональных аргументов
  • моральные истины не открываются интуитивно
  • моральные истины не открываются через чувство

Это больше своего рода моральный момент «ага» — осознание истины.

Консеквенциализм

Это этическая теория, которую большинство нерелигиозных людей используют каждый день. Он основывает мораль на последствиях человеческих действий, а не на самих действиях.

Консеквенциализм учит, что люди должны делать то, что дает наибольшие положительные последствия.

Одна из известных формулировок — «величайшее благо для наибольшего числа людей».

Наиболее распространенными формами консеквенциализма являются различные версии утилитаризма, которые отдают предпочтение действиям, которые приносят наибольшее счастье.

Несмотря на свою очевидную привлекательность для здравого смысла, консеквенциализм оказывается сложной теорией и не обеспечивает полного решения всех этических проблем.

Две проблемы с консеквенциализмом:

  • это может привести к заключению, что некоторые довольно ужасные поступки хороши
  • Предсказать и оценить последствия действий часто очень сложно

Неконсвенциализм или деонтологическая этика

Неконсвенциализм касается самих действий, а не последствий.Это теория, которую люди используют, когда говорят о «принципе вещи».

Он учит, что некоторые действия правильны или неправильны сами по себе, независимо от последствий, и люди должны действовать соответственно.

Этика добродетели

Этика добродетели рассматривает добродетель или моральный характер, а не этические обязанности и правила или последствия действий — действительно, некоторые философы этой школы отрицают возможность существования таких вещей, как универсальные этические правила.

Этика добродетели в первую очередь касается образа жизни людей и в меньшей степени оценивает конкретные действия.

Он развивает идею хороших поступков, глядя на то, как добродетельные люди выражают свою внутреннюю доброту в том, что они делают.

Проще говоря, этика добродетели учит, что действие является правильным тогда и только тогда, когда это действие, которое добродетельный человек совершил бы в тех же обстоятельствах, и что добродетельный человек — это тот, у кого особенно хороший характер.

Ситуационная этика

Ситуационная этика отвергает предписывающие правила и утверждает, что индивидуальные этические решения должны приниматься в соответствии с уникальной ситуацией.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *