Нигилистом: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

«Одним нигилистом меньше!» – Картина дня – Коммерсантъ

22 августа 1883 года ушел из жизни Иван Сергеевич Тургенев. Горе, охватившее не только русских людей, но и многих европейцев, было совершенно искренним и неподдельным. Ведь не стало человека, который писал о том, что современники чувствовали, но сами не могли выразить словами. Однако благодаря обычному неуемному рвению власть имущих и вечной неспособности их оппонентов хоть о чем-то между собой договориться его проводы в последний путь из драмы превратились в трагикомедию.

«Электричество мало облегчало больного»

Смерть Тургенева стала для его читателей и почитателей событием трагическим и ожидаемо-неожиданным. О его болезни много писали и европейские, и русские газеты. Однако основанные главным образом на слухах сообщения о состоянии Тургенева во многом противоречили друг другу. Если в одних говорилось об ухудшении его здоровья, в других рассказывалось о признаках, пусть и слабых, но дающих надежду на его выздоровление.

К тому же все верили в чудо, надеясь, что жившему во Франции с семейством Виардо писателю помогут самые лучшие врачи этой страны, такие как знаменитый профессор Шарко. Медицинские звезды первой величины действительно приезжали, выслушивали жалобы на боли в груди и руке и констатировали у больного грудную жабу, как тогда именовалась стенокардия. Выписывались лекарства и прижигания, но состояние больного не улучшалось. В мае 1882 года писателя в его загородном доме в Буживале посетил давний знакомый — русский врач Н. А. Белоголовый, который писал об этой встрече:

«Здесь обстановка его жизни была комфортабельнее парижской, комнаты больше и выше, дом стоял среди чудного большого парка; но боль с переездом нисколько не уменьшилась, а напротив; навестив И. С. там, я вынес впечатление тем более грустное, что он стал прибегать к частым подкожным впрыскиваниям морфия и легко мог пристраститься к ним до злоупотребления, он даже несколько осунулся и похудел. Оставлять так дело далее было нельзя, и я посоветовал ему попросить к себе хоть раз проф.

 Жакку, как одного из лучших парижских врачей, и отобрать его мнение; И. С. с очевидной радостью ухватился за мое предложение и попросил меня устроить консультацию Жакку с лечившим его в Буживале, местным врачом, доктором Маньеном. Я тотчас же повидался и переговорил с Жакку… Жакку исследовал его очень старательно и, также признав болезнь, как и Шарко, за грудную жабу, посоветовал местное электризование и строгое молочное лечение. Электричество мало облегчало больного».

Медицине тут не остается делать ничего иного, как облегчать по возможности страдания больного и поддерживать его нравственно

Затем была удалена опухоль на нижней стенке живота. Причем, по утверждению врачей, весьма успешно. Однако больной по-прежнему страдал от болей и слабости. Доктор Белоголовый, посетивший писателя год спустя, в мае 1883 года, вспоминал:

«Мне казалась сомнительною и диагностика профессора Бруаделя, признававшего у И. С. аневризму дуги аорты, и несколько натянутым предположение профессора Потэна, что в данном случае болезнь заключается в воспалении нервов, в связи с перерождением кровеносных сосудов; одно представлялось с безотрадною очевидностью, что И.  С. погиб и что медицине тут не остается делать ничего иного, как облегчать по возможности страдания больного и поддерживать его нравственно».

Осмотр больного подтвердил это предположение.

«Д-р Маньен,— писал Н. А. Белоголовый,— обратил мое внимание на небольшое притупление под правою лопаткою и полутрескучие хрипы в этом месте. После осмотра, который мы старались, опять-таки, по возможности, укоротить, так как он чрезвычайно утомлял больного, я высказал свое предположение доктору о вероятности в данном случае мелких раковых или саркоматозных узлов в спинном хребте и, вероятнее всего, на мозговых оболочках. Для лечения, понятно, нельзя было предложить ничего радикального».

Вскрытие подтвердило этот диагноз, а весть о том, что писатель на протяжении полутора лет страдал от нестерпимых болей, вызвала прилив сочувствия даже у его идейных противников. Но не у первого лица Российской Империи. Когда Александру III доложили о кончине Тургенева, он ответил: «Одним нигилистом меньше!»

«Для целей политической агитации»


«Венки следовали один за другим, при каждом шесть депутатов, версты на две тянулись они вереницей»

Фото: Росинформ, Коммерсантъ

Реакция императора на смерть писателя во многом предопределила все дальнейшие события. Однако масла в огонь подлила публикация 29 августа 1883 года в парижской газете Justice письма революционера-эмигранта П. Л. Лаврова, в котором говорилось:

«По смерти г. Тургенева я не только не нахожу нужным скрывать, но даже долгом считаю придать гласности факт, о коем до сего времени знали лишь я и еще немногие лица. Когда в 1874 году я перенес редакцию социалистского и революционного русского органа «Вперед!» из Цюриха в Лондон, Тургенев по собственной инициативе предложил мне содействовать изданию этого органа; затем в течение следующих трех лет, то есть за все время моего редакторства, он ежегодно вносил в кассу издания по 500 франков».

Как выяснилось позднее, Тургенев действительно давал деньги Лаврову. Но неожиданный демарш с письмом расколол русскую оппозицию. Одни считали, что Лавров попросту врет, другие, что писатель просто помогал бедствующему на чужбине знакомому. А тот неблаговидно исказил этот эпизод их отношений.

Но в том, что Лавров преследует политические цели, не сомневался никто. Не менее известный в то время враг самодержавия Г. А. Лопатин писал:

«Многие друзья Тургенева горячо упрекали Лаврова за то, что он воспользовался его смертью для целей политической агитации. Несомненно, что Лавров, публикуя свое письмо, действительно желал поставить русское правительство в затруднительное положение и вынудить его или похоронить со всеми официальными и неофициальными почестями прах одного из злейших своих врагов, или же отказать в этих почестях праху человека, которого знала и любила вся читающая Россия, не могшая, конечно, отнестись без негодования к такому мальтретированию своего любимца».

Публикацией письма Лавров не ограничился. Во время отпевания Тургенева в русской церкви в Париже он с небольшой группой соратников ухитрился установить венок от революционной эмиграции так, что прибывшие в храм русские дипломаты и сановники, отдавая дань покойному, были вынуждены кланяться и «антиправительственному венку». Об инциденте доложили министру внутренних дел Российской Империи действительному тайному советнику графу Д.  А. Толстому. А он поручил включить описания этой эскапады Лаврова в доклад Александру III.

Тургенев высказал желание, чтобы могила его была рядом с могилой Белинского или же в ногах «учителя моего Пушкина»

Недовольство министра и императора не имело бы никакого значения, если бы не существенное обстоятельство. 27 августа 1883 года газета «Новое время» опубликовала телеграмму своего парижского корреспондента, в которой, помимо прочего, говорилось:

«Незадолго до смерти Тургенев высказал желание, чтобы могила его была рядом с могилой Белинского или же в ногах «учителя моего Пушкина»».

Но на ввоз тела писателя в Россию требовалось разрешение, и власти не спешили его давать. Формально из-за того, что официальное письмо единственной наследницы покойного (а следовательно, единственной, кто имел право на ходатайство) Полины Виардо очень долго шло в Санкт-Петербург.

«Г-жа Виардо,— сообщало «Новое время»,— письмом на имя г-на министра внутренних дел, полученным 6 сентября, ходатайствовала о разрешении перевоза тела И.

 С. Тургенева для погребения на Волковом кладбище. 7 сентября последовало разрешение этого ходатайства, о чем г-жа Виардо уведомлена телеграммой, и о пропуске тела сообщено в вержболовскую пограничную таможню».

Однако злоключения на этом не закончились, а только начинались.

«Купили пространство на 10 могил»


К удивлению всех, одно из первых мест в похоронной процессии петербургский градоначальник генерал-лейтенант Грессер (на фото) отвел делегации Общества покровительства животным, надпись на венке которого гласила: «Автору Муму»

Фото: Росинформ, Коммерсантъ

Организацию похорон взял на себя Литературный фонд (Общество для пособия нуждающимся литераторам и ученым), в деятельности которого прежде принимал участие и Тургенев. Один из основателей фонда — присяжный поверенный и литературный критик В. П. Гаевский писал в дневнике за 1883 год:

«10 сентября. Панихида в 20-й день по смерти Тургенева. Казанский собор был наполнен; множество литераторов; но из лиц высшей администрации — никого. Из собора я поехал со Стасюлевичем на Волково кладбище, чтоб выбрать место для погребения Тургенева. Туда же приехали Таганцев, Спасович, Утин, Гайдебуров. Возле Белинского, как желал Тургенев,— невозможно; место занято Добролюбовым, который также хотел лежать рядом с Белинским. Между тем уже сдвинули памятник Добролюбова и вырыли могилу по распоряжению Григоровича, который поторопился и, по обыкновению, напутал. Мы выбрали, однако, место около самой церкви, при входе в нее налево, и решили перенести сюда же Белинского и Добролюбова, для чего купили все свободное пространство на 10 могил за 1500 р.».

Решение о покупке земли и переносе могил выглядело вполне рациональным выходом из создавшейся ситуации. Однако на перенос могил требовалось разрешение властей и согласие родственников усопших, к примеру вдовы В. Г. Белинского, но об этом почему-то не вспомнили. 19 сентября 1883 года Гаевский записал в дневнике:

«Получено письмо М.  В., которая умоляет Общество употребить все средства, чтоб воспрепятствовать перенесению его праха».

Запись от 25 сентября гласила:

«Получил письмо от Белинской, которая заявляет о своем неизменном желании, чтобы прах ее мужа оставался там, где лежит 35 лет».

Выполнить последнюю волю Тургенева оказалось невозможным. Но 13 сентября организаторы похорон уже сообщили в Париж, что все готово к погребению. Правда, и там распорядители похорон раз за разом проявляли изумительную непредусмотрительность.

«Получив 13 сентября,— писала петербургская «Новости и Биржевая газета»,— известие из Петербурга телеграммою, что все готово к встрече и преданию земле усопшего, назначили было днем отправления четверг, 15 сентября; но оказалось, что необходимые бумаги, которые должны были быть отправлены вместе с гробом, находятся в столе покойного; для снятия наложенных на него по закону печатей необходимо было исполнение некоторых формальностей, требовавших времени. Распорядители желали также взять и одновременно с телом Тургенева доставить и такие из его вещей, которые после его смерти могут принадлежать одной России; таковы: известный перстень Тургенева с руки Пушкина, подаренный покойному поэтом В.  А. Жуковским… далее докторская мантия и шапка, возложенная на Тургенева в Оксфорде… Рассчитывая дня в два выполнить упомянутые формальности, распорядители назначили днем отъезда прошедшую субботу, 17 сентября, но тут встретилось другое препятствие: в этот самый день, оказалось, назначен был въезд в Париж испанского короля Альфонса XII; прием его должен был совершиться именно на Северной станции железной дороги, где должна была быть исполнена церемония проводов тела И. С. Тургенева. Таким образом, пришлось поневоле еще раз отложить отъезд».

«Перенесено в товарный склад»


«Пока в церкви шла служба и на могиле говорились речи, ассистенты, депутаты и все вошедшие на кладбище стали разбирать цветы, пальмовые ветви и зелень с живых и искусственных венков»

Фото: Росинформ, Коммерсантъ

20 сентября 1883 года в русской церкви на парижской улице Дарю была отслужена напутственная панихида и в специальном фургоне гроб доставили на вокзал, где в одном из ангаров все было готово для торжественного прощания с писателем. Никаких эксцессов на церемонии быть, казалось бы, не могло — на нее были приглашены только видные представители французской и русской культурной элиты, официальные лица, знакомые и друзья Тургенева. Но французский писатель Эдмон Абу в речи, обращаясь к Тургеневу, сказал:

«Великие государственные люди, ваши соседи на западных границах, знают, что их ожидает после смерти. У них будут железные статуи, поддерживаемые военнопленными, побежденными, захваченными, несчастными, закованными в цепи. Кусочек разбитой цепи на белой мраморной плите всего лучше шел бы к вашей славе и удовлетворил бы, я уверен в том, ваше скромное самолюбие».

Маленькая толпа людей, желавших возложить венки на гроб, переходила от одного вокзала к другому, из одного конца города в другой

Всем было ясно, что Абу, как и все французы, тяжело переживавший поражение своей страны в франко-прусской войне, намекал на Германию и ее «железного канцлера» князя Отто фон Бисмарка. Его слова дошли до Берлина еще быстрее, чем текст письма Лаврова до Санкт-Петербурга, и немецкие чиновники, по всей видимости, решили угодить взбешенному наглостью французов рейхсканцлеру.

Газета Berliner Borsen-Courrier сообщала:

«Несмотря на горестное сочувствие, с которым обширный круг почитателей Тургенева ожидал дня прибытия его праха в Берлин, чтобы почтить его венками, никто не мог в точности узнать времени его прибытия. Служащие на железной дороге сами не знали ничего определенного и не могли дать никаких сведений. Маленькая толпа людей, желавших возложить венки на гроб, переходила от одного вокзала к другому, из одного конца города в другой. Начальники станций говорили, что их со вчерашнего утра постоянно осыпают вопросами о прибытии гроба, и не подлежит сомнению, что если б время прибытия было в точности известно, то собралось бы очень много публики. В Потсдамском вокзале вчера, после полудня, собралась большая толпа немецких, австрийских и русских почитателей покойного, в ожидании парижского поезда, приходящего в пять часов пятнадцать минут. Два господина несли большой лавровый венок с белыми лентами. Они уже третий раз приносили его и покорно опять уносили. Явилось также несколько русских дам, временно пребывающих в Берлине; они были в отчаянии, что не могли встретить праха покойного писателя».

Днем позже та же газета информировала читателей:

«Бренные останки привезены были на станцию Лертской железной дороги, что никому не могло прийти в голову… Этим и объясняется, почему при прибытии тела Тургенева там решительно никого не было, что без всякой траурной церемонии тело было перенесено в товарный склад при станции, а на следующее утро отправлено в товарном фургоне на вокзал Силезской железной дороги».

Мало того, прусские таможенные чиновники долго не отпускали сопровождавшую гроб дочь Полины Виардо — Клоди Шамро и ее мужа, неспешно проверяя их личные вещи и взимая пошлину за провоз ящиков с венками. В результате, когда супруги добрались до вокзала Силезской дороги, гроба там уже не было.

«Ни имени, ни фамилии!»

Редактор популярного тогда журнала «Вестник Европы» М. М. Стасюлевич, выбранный похоронной комиссией для встречи тела на границе и сопровождения его в Санкт-Петербург, вспоминал:

«Двадцать третьего августа (4-го сентября н.  с.) я в последний раз поклонился праху Тургенева в Буживале, а 23-го сентября, в 6 час. утра, мне пришлось встретить его тело в Вержболове; оно прибыло одно, без провожатых и без документов…

К самому окошку моего номера на станции, где я провел ночь, подошел тот самый прусский пассажирский поезд, с которым должно было прибыть тело Тургенева, а через несколько минут ко мне вбежал служитель с известием, что тело Тургенева прибыло, одно, без провожатых и без документов, по багажной накладной, где написано: «1 — покойник» — ни имени, ни фамилии! Мы только догадывались, что это — Тургенев, но, собственно, не могли знать того наверное. Тело прибыло в простом багажном вагоне, и гроб лежал на полу, заделанный в обыкновенном дорожном ящике для клади; около него по стенкам вагона стояло еще несколько ящиков, очевидно, с венками, оставшимися от парижской церемонии. Предоставляя времени выяснить после, как все это могло случиться, мы занялись тотчас вопросом, что делать в эту минуту, так как нельзя было долго задерживать прусского поезда с прусской прислугой, торопившейся уехать обратно в Эйдткуйен.

Вследствие различных причин, а также и потому, что и утром в пятницу по-прежнему оставалось неизвестным, поедет ли тело далее сегодня же вечером, когда нагонят его иностранные провожатые, или оно простоит здесь несколько дней, явились различные мнения, как поступить с телом; мое мнение было — поставить тело в церковь, которая находится в нескольких шагах от станции. Подоспевший во время нашей беседы настоятель церкви согласился с моим мнением, особенно ввиду того, что, может быть, телу придется простоять в багажном сарае до понедельника утра, то есть в течение трех суток,— и поезд, направившийся было задним ходом к пакгаузам, был возвращен к дверям таможенного пассажирского зала.

Пока мы выносили из вагона ящик с гробом, разбирали этот ящик и освободили оттуда ясеневый гроб, в котором вложен был свинцовый и шелковый (из непроницаемой ткани), пока вынимались венки для выполнения таможенной обрядности, настоятель приготовил в церкви катафалк и паникадила. Мы, конечно, мало сомневались в том, что в ящике сокрыто тело именно Тургенева; уже прибитая на гробе металлическая доска над большим металлическим крестом, с надписью, удостоверили нас до конца относительно личности покойного; надписи на лентах у венков подтверждали то же самое».

Вечером того же дня в Вержболово прибыли супруги Шамро, но отъезд в столицу империи задерживался. А. Ф. Кони, в ту пору бывший председателем Санкт-Петербургского окружного суда, вспоминал:

«Следование праха Тургенева по России, очевидно, очень тревожило министра внутренних дел графа Д. А. Толстого и директора департамента полиции Плеве, и они принимали меры, чтобы свести к minimum`у предполагаемые многолюдные встречи поезда с гробом на станциях железной дороги и устранить служение при этом панихид и литий. По этому поводу был оживленный обмен телеграмм с местными губернаторами, которым предлагалось «воздействовать» на учреждения и отдельных лиц, желавших почтить память покойного депутациями и надгробными словами».

Священники, не прекращая богослужения, успели выбраться из вагона в одежде, неудобной для крутого спуска, и с кадилом в руках

Но, несмотря на плохую погоду и краткость остановок поезда, практически на каждой станции днем и ночью собирались желавшие проститься с Тургеневым. Газеты так описывали происходившее:

«В Вильне при приближении поезда, вся платформа была занята народом…

В Острове собралась группа людей с венком, ожидавшая поезда до полуночи; в Пскове в два часа ночи на платформе находилась значительная толпа.

В шесть часов утра в Луге большая толпа людей и духовенство в облачении ожидали прибытия поезда. Вследствие того немедленно был открыт вагон; это было первое состоявшееся в пути заупокойное служение.

Около девяти часов поезд прибыл в Гатчину, где его встретила громадная толпа, стоявшая на всем протяжении станционной платформы. Впереди помещались певчие и духовенство в полном облачении. По открытии вагона вся толпа моментально обнажила головы, священнослужители вступили в самый вагон, и началась панихида с участием большого хора певчих, стоявших перед вагоном. Во время службы очень скоро раздались один за другим все три звонка, и поезд должен был бы тронуться, прервав богослужение и увезя с собой вместе духовенство. К счастью, священники, не прекращая богослужения, успели выбраться из вагона в одежде, неудобной для крутого спуска, и с кадилом в руках, и богослужение продолжалось на платформе».

«Автору Муму»

Утром 27 сентября 1883 года траурный вагон прибыл в Санкт-Петербург, где Министерство внутренних дел уже успело приструнить всех оппозиционно настроенных подданных империи. Члены различных обществ, собиравшиеся было объединиться и достойно проводить в последний путь великого писателя, дать отпор намерению властей принизить его значение для России, погрязли в спорах, а затем покорно согласились подчиниться полиции. Британская Times констатировала:

«Похороны покойного г. Тургенева… так хорошо предварительно организованы полицией и министерством внутренних дел, что все возможности беспорядков и проявлений недовольства сведены к минимуму. Маршрут процессии от вокзала до кладбища определен весьма тщательно, чтобы избежать самых населенных и опасных районов города. Кортеж и его 176 делегаций с венками направятся по широким улицам южной окраины города. Организационный комитет вынужден был, конечно, отдаться целиком в руки полиции и заранее представить в цензуру речи, которые будут произнесены над могилой священниками, ректором Петербургского университета г.  Бекетовым, гг. Григоровичем и Плещеевым. Но лишь малая часть громадной массы идущих за гробом будет допущена по билетам на кладбище и в церковь. Граф Толстой, министр внутренних дел, вычеркнул, как говорят, из списка делегации адвокатов и поляков, а также делегацию рабочих одной из больших петербургских фабрик; всем военным делегациям также запрещено участвовать».

Кроме ставших известными публике приготовлений были и тайные.

«Были мобилизованы,— писал А. Ф. Кони,— большие отряды явных и тайных агентов для участия в процессии и назначен усиленный наряд полиции на кладбище, на которое с утра погребения уже никто не допускался,— и заготовлен «на случай потребности» полицейский резерв».

«Позаботились» и о многом другом. В репортаже о похоронах «Новостей и Биржевой газеты», например, говорилось:

«В самый вокзал и к платформе, к которой должен был подойти траурный вагон, допущены были, кроме распорядителей, лишь представители общества литераторов и двое-трое сотрудников… У подъезда ожидала траурная колесница… Для праха Тургенева было приготовлено что-то рваное, грязное и очень неприличное. Такой же катафалк (рваный и грязный) ожидал гроб и в церкви».

Завесив колесницу огромным количеством венков, ее неприглядный вид скрыли. И грандиозная процессия двинулась к кладбищу.

«Среди этой сплошной массы венков,— сообщали газеты,— мы видели и роскошный венок с золотой надписью от здешних мировых судей, от санкт-петербургских присяжных поверенных, от студентов Киевского университета, от Новороссийского университета, от представителей дворянства, от духовной академии, от частных лиц…

Это было зрелище величественное, необыкновенное. Венки следовали один за другим, при каждом шесть депутатов, версты на две тянулись они вереницей, прерываемые кое-где хорами студентов Санкт-Петербургского университета, Института гражданских инженеров и Горного института. Впереди всех несли венок от бывших крестьян Ивана Сергеевича».

Однако, как отмечали присутствовавшие, форменной издевкой над покойным, страстно увлекавшимся охотой, было решение петербургского градоначальника генерал-лейтенанта П.  А. Грессера, командовавшего и полицией, и похоронной комиссией. Одно из первых мест в процессии он отвел делегации Общества покровительства животным, надпись на венке которого гласила: «Автору Муму».

От живых венков остались одни проволоки и железные круги, а в руках, петлицах и даже на шляпах присутствовавших появились цветы

В целом же поразительные по красоте венки и величественная панихида в храме на кладбище не могли скрыть от присутствующих главного, отмеченного репортерами:

«Какая-то труднообъяснимая сдержанность, имевшая даже панический характер, сковывала всем ораторам уста, и каждый как будто говорил совсем не то, что он думал».

Финал же вышел воистину трагикомическим.

«Пока в церкви шла служба и на могиле говорились речи,— сообщала «Петербургская газета»,— ассистенты, депутаты и все вошедшие на кладбище стали разбирать цветы, пальмовые ветви и зелень с живых и искусственных венков. Руками, перочинными ножиками отрывались розы, иммортели, ветви. .. В несколько минут от живых венков остались одни проволоки и железные круги, а в руках, петлицах и даже на шляпах присутствовавших появились цветы и целые букеты!.. Г-же Шамро многие из стоявших поближе передали в это время целые букеты цветов и пальмовых ветвей».

Евгений Жирнов


Можно ли преодолеть правовой нигилизм за пять лет?

Повышение уровня правового самосознания граждан утверждено указом президента как приоритетное направление госполитики. Существует ли правовой нигилизм в нашем обществе, в чем его причины, как можно от него избавиться и сколько времени на это потребуется?

Михаил Барщевский, представитель РФ в высших судебных инстанциях:

Не первый раз об этом идет речь, правовой нигилизм — одна из наших огромных бед. Я сейчас в отпуске в Германии и, оценивая жизнь в этой стране, понимаю, что причина хороших условий в том числе и в правовом самосознании местных жителей. Здесь никто не нарушает правил дорожного движения, никто не бросает мусор мимо урн. Правовой нигилизм разрушает общество изнутри — если нет общих правил игры, то коллективно жить нельзя, а человек все-таки существо коллективное. Такие способы, как наказание, в ситуации исправления данной проблемы работать в чистом виде не будут. Это вопрос культуры, и здесь, во-первых, политическая элита на своем примере должна демонстрировать обществу правовое самосознание, а, во-вторых, нужна пропаганда с помощью телевидения, радио, кино и т. п. Например, наши современные фильмы про милиционеров, теперь уже полицейских, которые сами на каждом шагу нарушают закон, пусть и ради более высокой цели, пропагандируют правовой нигилизм, а отнюдь не правовое самосознание. Выработка правового самосознания займет не год и не два, но если это будет одно из направлений госполитики, то в течение 10 лет можно психологически переломить правовой нигилизм.

Алексей Макаркин, вице-президент Центра политических технологий:

Правовой нигилизм у нас укоренился как историческая традиция. Избавиться от него можно через формирование слоя собственников и самодостаточных людей. То есть людей, которым есть, что защищать, и которые осознают свои права. У нас, с одной стороны, в советский период была сильная зависимость общества от государства, с другой — были очень суровые законы, которые компенсировались их слабым исполнением и пренебрежением процедур. Главное — не следовать закону, а договориться. Из области правовых отношений люди выходили в сферу неформального взаимодействия: ты — мне, я — тебе. Псевдоколлективизм тоже способствовал формированию правового нигилизма — отсутствия должного отношения к чужой собственности, так как собственность вся общая, значит, ничья. В СССР было нормой воровать на предприятии, где работаешь.

Когда СССР рухнул, правовой нигилизм даже усилился — слой собственников не сформировался, сознание осталось прежним плюс добавились новые факторы, раскрепощающие поведение. Сейчас пришло осознание того, что политическая элита тоже не соблюдает закон. Также играет роль фактор множественности законов, некоторые из которых противоречат друг другу.

Что делать с правовым нигилизмом? Первый метод очевиден — улучшение законодательства. Затем, очевидно, необходимо снижение уровня коррупции. В-третьих, нужны методы демонстрационного характера, чтобы общество видело, что и элита следует правовым нормам. В-четвертых, необходимо правовое воспитание детей, начиная с раннего школьного возраста. Для всего этого требуется политическая воля.

Россия — не единственная страна с правовым нигилизмом. Вспомним ту же Италию, где долгое время была системная коррупция, сращивание власти с экономикой и порой даже с преступными организациями. Но в итальянском обществе назрело стремление изменить ситуацию, и в 1992-1994 гг. правовой нигилизм был сильно снижен. Там остались проблемы, но уровень коррупции в стране значительно ниже. Думаю, в нашей стране, если власть и общество этого захотят, добиться первоначальных результатов можно в среднесрочной перспективе. Революции ждать не следует — чтобы сформировалось правовое самосознание, как в Скандинавии например, нужно несколько десятков лет.

НИГИЛИСТЫ — это… Что такое НИГИЛИСТЫ?

  • Нигилисты — НИГИЛИСТЫ. Нигилист (от латинск. nihil «ничто»: человек, ничего не признающий, отрицатель) общественно политический и литературный термин, широко распространенный в русской публицистике и художественной лит pe 60 х гг. В романе И. С. Тургенева… …   Литературная энциклопедия

  • НИГИЛИСТЫ — люди, отрицающие исторические основы современной жизни (семью, религию и пр.). Кличка эта, пущенная в ход Тургеневым, вскоре потеряла свой первоначальный смысл и опошлилась. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Павленков Ф …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Нигилисты — Нигилизм (от лат. nihil ничто) мировоззренческая позиция, выражающаяся в отрицании осмысленности человеческого существования, значимости общепринятых нравственных и культурных ценностей; непризнание любых авторитетов. В западной философской мысли …   Википедия

  • нигилисты — нигилизм (нигилисты) Ср. В чем (нигилизм) состоит? В отвержении промысла Божия и пользы, предержащими властями приносимой… в непочтении, неуважении, разрушении и неповиновении. Сущее отрицают, крепкое шатким почитают, а несущее и некрепкое за… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • НИГИЛИСТЫ — (лат. nihil – ничто), в России со 2 й половины XIX в. люди, отрицавшие общепринятые ценности: идеалы, моральные нормы, культуру …   Российская государственность в терминах. IX – начало XX века

  • Нигилисты. (Отрицатели) — Политическое течение, распространенное в России в 1860 е года. Многие сторонники нигилизма прибегали к методам террора против царской реакции и вошли в народническое движение 1870 х годов …   Исторический справочник русского марксиста

  • Вера, или Нигилисты — (англ. Vera; or, The Nihilists) первая мелодраматическая пьеса Оскара Уайльда 1880 года. Пьеса была посвящена русской террористке и революционерке Вере Засулич. Постановки Премьера прошла в 1881 году в театре Адельфи, однако 17 декабря того… …   Википедия

  • нигилизм(нигилисты) — Ср. В чем (нигилизм) состоит? В отвержении промысла Божия и пользы, предержащими властями приносимой… в непочтении, неуважении, разрушении и неповиновении. Сущее отрицают, крепкое шатким почитают, а несущее и некрепкое за сущее и крепкое выдают …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • нигилизм —    Нигилизмом (от nihil ничто) называется такое направление или учение, которое утверждает, что ничего нет выше чувственного, что вся жизнь и действительность ограничивается только явлениями. Это нигилизм как бы теоретический. В нравственном… …   Справочник по ересям, сектам и расколам

  • Нигилизм — У этого термина существуют и другие значения, см. Нигилизм (значения). Нигилизм (от лат. nihil ничто) мировоззренческая позиция, выражающаяся в отрицании осмысленности человеческого существования, значимости общепринятых нравственных и… …   Википедия

  • Урок «Базаров -нигилист» — литература, уроки

    Тема урока:  «Базаров – нигилист»   (?!)

    Цель:  создание условий для выявления проблемы, можно ли назвать Базарова нигилистом, не вызывает ли нигилизм Базарова сомнений у читателей.

    Задачи:

    Образовательные: дать понятие о “нигилизме”; сравнить понятие “нигилизм” и взгляды Базарова.

    Развивающие: способствовать формированию аналитического и креативного мышления, интеллектуальных навыков, обобщения, умения выделять главное, ставить перед собой вопросы, развитию исследовательских умений учащихся, развитию речевых навыков, навыков формирования собственной точки зрения.

    Воспитательные: способствовать приобщению к культурному наследию и процессу духовного развития учащихся; воспитанию культуры умственного труда; формированию коммуникативных качеств личности (сотрудничество, умение выслушать собеседника, высказать свою точку зрения).

    Методы и формы обучения: наблюдение над языком произведения; создание проблемной ситуации; индивидуальная, фронтальная, работа в паре.

     

    Оборудование: интерактивная доска, компьютер, мультимедийный проектор, презентация по теме, карточки- задания, фрагмент фильма “Отцы и дети».

     

    Конспект урока

     

    1. Организационный момент.
    2. Погружение.

    Здравствуйте, ребята. Садитесь. Что необычного на парте вы заметили? (Камень)

    С каким героем ассоциируется у вас этот предмет в литературе? Почему? А в романе «Отцы и дети»?

    Запишите начало темы урока «Базаров ….

     

    1. Проверка домашнего задания.

    Давайте вспомним, что мы знаем о Базарове? (Самопроверка – дописать зеленой пастой в таблицу. ) Читаем по цепочке.

     

    1

    Внешность

     

    Лицо выражает самоуверенность и ум, длинные волосы, красная рука, одет в балахон с кистями

    2

    Происхождение

     

    Разночинец, отец – полковой лекарь

    3

    Воспитание

     

    Домашнее, родители давали полную свободу. “Человек должен сам себя воспитывать”

    4

    Образование

     

    Университет, естественные науки, будущий доктор

    5

    Отношения с окружающими

     

    Общается с крестьянами как с равными. С аристократами вступает в спор

    6

    Речь, лексика

     

    Резкость в суждениях, нет иностранной речи

    7

    Взгляды

     

    Нигилист (всё отрицает).

     

    Допишите тему урока.        Базаров – нигилист ?!

    Обратите внимание, что в конце темы урока стоит не один знак, а два. В ходе нашего урока вам предстоит решить каждому, действительно ли, Базаров является нигилистом, или его нигилизм вызывает сомнение и выбрать необходимый знак.

     

    1. Словестная работа. Чтение и выписывание ключевых слов определений.

    Посмотрим, как понятие «нигилизм», раскрывается в разных источниках. Прочитайте и выпишите ключевые слова, которые помогают понять суть нигилизма.

    Нигилизм – это….

    • (от латинского nihil – ничто) отрицание общепринятых ценностей: идеалов, моральных норм, форм общественной жизни. (Большой энциклопедический словарь)
    • «безобразное и безнравственное учение, отвергающее все, чего нельзя ощупать» ( Толковый словарь В.Даля)
    • «голое отрицание всего, логически неоправданный скептицизм» (Толковый словарь русского языка)
    • «философия скептицизма, которая возникла в России в ХIХ веке в начале правления Александра !… ранее этот термин применялся к некоторым ересям в средние века.

    Сформулируйте сильные и слабые стороны нигилизма как теории  и объяснить свою позицию. (устно)

    Нигилизм

    Слабые стороны

    Сильные стороны

    Нигилизм ведет к разрушению мира; отрицать все и вся невозможно

    Нигилизм, как и любая другая система взглядов, имеет право на существование; это было новое направление в общественных взглядах России ХIХ века

     

    1.  Определение цитат Базарова (проверка домашнего задания)

    Соответствуют ли взгляды Базарова нигилистическим воззрениям, или Тургенев ошибся, причисляя его к нигилистам? Вспомним высказывания Базарова, определим те, которые принадлежат Евгению Базарову. Запишите номера в тетрадь.

    1. «Всякий человек сам себя воспитать должен».
    2. «Мы люди старого века, мы полагаем, что без принсипов, принятых, как ты говоришь, на веру, шагу ступить, дохнуть нельзя».
    3. «Рафаэль гроша медного не стоит»
    4. «Позвольте вас спросить, по вашим понятиям слова: «дрянь» и «аристократ» одно и то же означают?».
    5.  «Любовь ведь это чувство напускное».
    6. «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник».
    7. ««Русский человек только тем и хорош, что он сам о себе прескверного мнения».
    8.  «Вы всё отрицаете, или, выражаясь точнее, вы всё разрушаете. Да ведь надобно же и строить».
    9. «Мы ломаем, потому что мы сила».
    10. «Я хочу только сказать, что аристократизм – принсип, а без принсипов в наше время могут одни безнравственные или пустые люди».
    11. Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта».
    12. «Нет, русский народ не такой, каким вы его воображаете. Он свято чтит предания, он — патриархальный, он не может жить без веры».
    13.  Люди что деревья в лесу; ни один ботаник не станет заниматься каждою отдельной берёзой».
    14. «Человеческая личность должна быть крепка, как скала, ибо на ней всё строится».
    15. «Мы действуем в силу того, что признаём полезным. В теперешнее время полезнее всего отрицание- мы отрицаем… Всё…»
    16.   «Нравственные болезни происходят от дурного воспитания, от всяких пустяков, которыми сызмала набивали людские головы, от безобразного состояния общества, одним словом. Исправьте общество, и болезней не будет…

    Взаимопроверка. Выставление отметок.

    Соответствуют ли взгляды Базарова нигилистическим воззрениям, или Тургенев ошибся, причисляя его к нигилистам?  Что отрицает Базаров? (Учащиеся: Взгляды Базарова вполне соответствуют нигилистическим воззрениям. Отрицание, доходящее до абсурда, всего и всех: нравственных законов, музыки, поэзии, любви, семьи; попытка объяснить все явления действительности, даже необъяснимые, с помощью научных изысканий, материалистически).

    1. Работа по тексту романа.

    Для того чтобы лучше понять суть образа мыслей Базарова нигилиста, обратимся к романа, которые раскрывают основные постулаты нигилистической картины мира.  Когда мы впервые слышим слово «нигилист» и кто при этом присутствует?   (глава 5 стр. 149)

    (Учащиеся: В первой сцене, происходящей за утренним чаем, принимают участие братья Кирсановы и Аркадий. Именно здесь впервые прозвучало слово «нигилист», не на шутку встревожившее старшее поколение, обозначавшее критическое отношение ко всем существующим «авторитетам» и «принципам» («нигилист — это человек, которые не склоняется ни перед какими авторитетами, который не принимает ни одного принципа на веру, каким бы уважением ни был окружен этот принцип». )

    С какой целью было произнесено это слово и, какова была реакция на него?

    (Учащиеся: Аркадия больше занимает не смысл того, чем он говорит, а собственно бунтарский характер произносимых им слов и их ошеломляющее воздействие на отца и дядю. Для Павла Петровича нигилист — это, прежде всего, тот, кто «не склоняется» ни перед каким опытом. Однако люди, отказывающиеся от прошлого, по его мнению, обречены «существовать в пустоте, в безвоздушном пространстве». )

    Выпишите, что говорят они о нигилистах герои романа.

    (Учащиеся: Николай Петрович Кирсанов  — нигилист – это человек, «который ничего не признаёт». Павел Петрович – нигилист  —  «который ничего не уважает»).

    Вторая сцена, уже с Базаровым, значительно углубляет представление о нигилистическом сознании. За столом появляется сам нигилист, что обуславливает новый виток в развитии предшествующего разговора. Как изменяется разговор с появлением Базарова? Во что он верит? (глава 6 стр.  151 -152)

    (Учащиеся: Базаров склонен принять то, только лишь пропущенным через собственное «я»: «мне скажут дело, я соглашусь…», — т. е. во главу угла ставится исключительно личный опыт, а не то, что выверено временем, является авторитетным и общепринятым.)

    Комментарий учителя. Две недели спустя в прямой «схватке» с Павлом Петровичем Базаров открыто заявит своему оппоненту, что можно обойтись без знания объективных закономерностей общественного развития. Однако всеобщее отрицание тургеневского героя не было стихийным и тем более бесцельным. Оно имело конкретное историческое обоснование, обусловленное противостоянием «новых» людей дворянскому аристократизму. Связывая единственно с ним тяготы русской жизни (не случайно тургеневский роман открывается картинами предреформенной деревни), демократический герой, естественно, не желает иметь ничего общего с наследием «отцов».

    1. Аналитическая беседа.  Сильные и слабые стороны нигилизма Базарова.

    А) Какое из толкований, выписанных нами больше подходит к нигилизму Базарова?  А что же признаёт Базаров? Хорошо это или плохо относиться ко всему с критической точки зрения?

    (Учащиеся: Всё новое строится на основе отрицания старого. Но нельзя всё слепо отрицать, нельзя отказываться от положительного опыта, от традиций).

    Базаров – нигилист, человек, который не склоняется ни перед какими авторитетами, который не принимает ни одного принципа на веру, каким бы уважением ни был окружен этот принцип. Но, как и каждая теория, нигилизм обладает своими «плюсами» и  «минусами». Базаров собирается «место расчистить», т.е. сломать старое. Как называются люди, ломающие старый строй?

    (Учащиеся: Революционерами)

    Значит, Базаров по взглядам – революционер. Тургенев писал: «…и если он называется нигилистом, то надо читать революционером».

    Б) Теперь скажите, во имя чего ломают старое? Зачем? (чтобы построить новое – лучше старого. Что же собирается строить Базаров?

     (Учащиеся: Ничего. Он говорит, что это не его дело. Его дело – место расчистить, и всё.)

    В) Что же хорошо и что плохо в программе Базарова? (работа в паре). Запишите , обсудив высказывания Базарова.

    Базаров  —  нигилист

    Слабые стороны

    Сильные стороны

     

     

    Г) Проверка.   Читаем по цепочке.

    Д) Таким образом, у Базарова нет созидательной программы. А есть ли у него последователи? Назовите фамилии этих героев, которые произносят данные фразы.

    1. «Я старинный знакомый Евгения Васильича и могу сказать — его ученик. Я ему обязан моим перерождением» (Ситников)

    2. «Emancipee в истинном смысле слова, передовая женщина». (Кукшина)

    3 Нигилист –человек «который ко всему относится с критической точки зрения, не склоняется ни перед какими авторитетами, не принимает ни одного принципа на веру, каким бы уважением ни был окружён этот принцип». (Аркадий)

    Можно ли их назвать учениками Базарова? Почему?

     (Учащиеся: Для Ситникова и Кукшиной новые идеи – это способ выделиться, а для Базарова нигилизм осознано выбранная позиция. Аркадий попадает под влияние Базарова, но в глубине души чужд этим идеям).

    Как объясняет Базаров Аркадию, что он прощается с ним навсегда.? (глава 26, стр. 283)

    (Учащиеся: «Для нашей горькой, терпкой, бобыльной жизни ты не создан. В тебе нет ни дерзости, на злости, а есть только молодая смелость да молодой задор; для нашего дела ты не годишься. ….. Наша пыль тебе глаза выедет, наша грязь тебя замарает, да ты и не дорос до нас, ты невольно любуешься собою, тебе приятно самого себя бранить; а нам это скучно- нам других подавай! Нам других ломать надо).

    Вывод: Тургенев не показал единомышленников Базарова и тем самым лишил его дело перспективы. У Базарова нет положительной программы, он только отрицает. На вопросы: «А что дальше? Что делать после того, как разрушил?»

    Е) Как относится Тургенев к убеждениям Базарова? Разделяет ли он их?

    (Учащиеся: Автор не разделяет нигилистических убеждений Базарова, наоборот, он всем ходом романа последовательно их развенчивает. С его точки зрения, нигилизм обречён, т.к. не имеет позитивной программы.

    Тургенев проверяет на прочность взгляды Базарова — нигилиста.. Какое испытание не выдерживает Базаров? (испытание любовью).

    1.   Просмотр фрагмента фильма и его анализ.

    Каким образом отразилось влияние Одинцовой на Базарове — нигилисте? (внутренний кризис) Согласны ли вы с тем, что равновесие героя нарушено?

    Комментарий учителя: Теперь герой воспринимает мир не как естествоиспытатель, а внутренним зрением, «глазами души». В таком состоянии он перестает быть зависимым от власти идей, становится, благодаря собственной духовной мощи, для них неуязвимым. Базаров убеждается, что помимо выбранной им цели —отрицания старого жизнеустройства — и движения к ней, в жизни человека есть ценности более важные и необходимые для сохранения и развития самой человеческой жизни.

    1. Можете ли вы привести примеры проявления «обновленного» Базарова?

    (Базаров рассказывает Аркадию о «той осине» из детства, воспоминания о которой живы и дороги ему. Ему хочется, чтобы его воспринимали не как «государство какое или общество», т. е. что-то обезличенное, но в отдельности, выделенности из общего. Больше того, прежде воспринимавший человека как слаженный биологический организм, он неожиданно соглашается с мыслью о том, что всякий человек — загадка».)

                В чем выражается духовный кризис Базарова?

    (Остро сознающий личное «я», Базаров болезненно переживает конечность своего существования на фоне вечного бытия природы. Прежде такая знакомая и полезная («Природа — не храм, а мастерская, и человек в ней работник»), она начинает вызывать у Базарова глухое раздражение и горькие раздумья о собственной ничтожности и оставленности в огромном мироздании («Узенькое местечко, которое я занимаю, до того крохотно в сравнении с остальным пространством, где меня нет и где дела до меня нет. ..»), о своей временности и случайности в общем потоке времени, где, по словам героя, «меня не было и не будет». Он не может смириться с мыслью о том, что человек перед вечностью это всего лишь «атом», «математическая точка». И потому говорит о жизни как о «безобразии». В таком состоянии трудно думать о каких-то Филиппе или Сидоре, которые придут после тебя, ушедшего навсегда, тем более посвятить им свою «мгновенную» жизнь.)

    1. Выводы по теме урока.  Составление схемы.

    Базаров

    Смысл жизни   —   отрицание

    Внешний конфликт

    Внутренний конфликт

    Базаров против общества

    Базаров против Базарова

    Не выдержал испытание любовью

    Смерть Базарова

    Вывод. Действительно, гармония героя с окружающим миром нарушена. Внешний конфликт становится внутренним. Базаров нигилист борется против Базарова романтика, которого он осознал в себе, и не знает чем заполнить пустоту, которая образовалась в его жизненном чемодане.

    1. Домашнее задание.

    Базаров не верил в возможность гармонического соединения в новых людях романтики и силы гражданского духа. Базаров побеждает как боец, пока нет в нем романтики, нет возвышенного чувства к природе, женской красоте. Но нигилизм Базарова (камень) разбивается о жизнь, любовь.  С особой силой Базаров как «лицо трагическое» раскрывается в главе, рисующей его смерть. «Гибель Базарова — это досадная случайность или же она предрешена всем ходом повествования?» Порассуждайте дома, написав мини — сочинение.

    1.  Итог урока.

    Всем ходом сегодняшнего урока мы пытались с вами разобраться в образе Базарова и выяснили, что на протяжении романа герой переживает острый трагический внутренний конфликт: несовместимость требований живой человеческой натуры с нигилизмом; невозможность для сильной личности отрешиться от своих убеждений и невозможность отвернуться от требований натуры.

    А теперь давайте вернемся к теме нашего урока «Базаров — нигилист!?» Я предлагаю вам написать мини-эссе, взяв для заголовка тему урока, а какой знак препинания поставить в конце фразы, каждый из вас решает сам. Но свою точку зрения вы должны обосновать.

    1.   Базаров – нигилист? В конце этой фразы я ставлю знак вопроса, потому что …
    2.   Базаров – нигилист! В конце этой фразы я ставлю восклицательный знак, потому что …
    3.   Базаров – нигилист!? В конце этой фразы я бы поставил(а) и тот, и другой знак, так как

    Учащиеся читают примеры.

     

    1. Формативное оценивание «Три М». 

     

    Оцените свою работу на уроке. Назовите три момента, которые у вас получились хорошо в процессе урока, и предложить одно действие, которое улучшит их работу на следующем уроке.

    Медведев хочет побороть правовой нигилизм доктриной

    Автор фото, EyeWire

    Подпись к фото,

    Эксперты называют среди причин правового нигилизма недоверие россиян к судам

    Неясность законов в России собираются компенсировать государственной доктриной: российский президент Дмитрий Медведев в среду подписал документ о воспитании правовой сознательности граждан, который, в частности, предполагает введение уроков юридической грамотности в детских садах и начальной школе.

    О «правовом нигилизме», свойственном россиянам на протяжении веков, Медведев говорил не раз. Борьбу с ним он провозгласил одной из целей своего президентства.

    Документ, названный «Основы государственной политики в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан», предполагает за счет бюджета оплачивать юридическое образование для госслужащих, транслировать по телевидению социальную рекламу и телепередачи, «пропагандирующие законопослушание», а также предоставлять гранты неправительственным организациям, которые оказывают простым людям юридическую помощь.

    Кремлевские авторы подписанной Медведевым доктрины признают, что российские законы надо делать более понятными для людей.

    В то же время, в «Основах» ничего не сказано об обеспечении независимости судов. Именно недоверие к прокурорам и судьям, которые, зачастую принимают решения под диктовку чиновников и политического руководства страны, названо в докладе ПАСЕ за 2009 год причиной правового нигилизма, распространенного в России.

    Российские силовики склонны винить в разгуле беззакония и коррупции самих граждан. Летом 2010 года глава МВД Рашид Нургалиев заявил, что готовность граждан дать взятку чиновнику и равнодушие к преступлениям, которые совершаются у них на глазах, дезорганизуют саму милицию и правоохранительную систему.

    Инициатива, предполагающая внедрение в умы людей идеи верховенства закона с самого юного возраста, хороша, но пока не проработана, считают опрошенные Би-би-си эксперты.

    Недоверие к судам

    «Если грамотно подойти, с умом, холодным расчетом, то, конечно, правовое воспитание необходимо. Важно понимать, насколько подготовлены школы, смогут ли выполнить распоряжение, а именно, достаточна ли компетенция педагогов и воспитателей, и обеспечены ли школы видеоматериалами, есть ли у них свободные часы», — считает научный руководитель московской Ломоносовской частной школы Марат Зиганов.

    «Дошкольникам правовое воспитание можно преподнести в виде игр. Например отношение к здоровью. Маша говорит: «Я хочу открыть окно». А Петя болеет. Нормальное воспитание приведет к тому, что ребенок отнесется с пониманием [к болезни другого человека] и не откроет окно», — говорит Зиганов.

    «Есть декларация о намерении, но механизм не проработан. Непонятно, какие специалисты будут приходить в школы», — сомневается Татьяна Федорова, социальный педагог Центра психолого-медико-социального сопровождения.

    В доктрине перечислены десять главных факторов, которые влияют на добропорядочность и законопослушность гражданина, из них первый — родительское воспитание.

    На последнем месте упомянуто влияние фильмов, телепередач и художественных произведений, «поэтизирующих и пропагандирующих криминальное поведение».

    Член экспертного совета при уполномоченном по правам человека в РФ Валерий Борщев уверен, что при помощи одной только просветительской деятельности правовой нигилизм не преодолеть.

    «Я думаю, что борьбу с правовым нигилизмом надо, конечно, начинать не с просвещения детей, хотя это тоже полезно. […] Корень зла правового нигилизма лежит в деятельности наших правоохранительных структур. Это, прежде всего, МВД и суды. У общества вызывает глубочайший скепсис и недоверие то, как происходит рассмотрение дел в судах, что неизбежно ведет к правовому нигилизму», — сказал Борщев.

    «Тем не менее, правовое просвещение я считаю полезным, потому что люди, имеющие знания в этой области, могут бороться с теми, кто нарушает законы, могут противостоять им, искать грамотные правовые пути борьбы. Это полезно», — говорит эксперт.

    Предложения со словом «нигилисты»

    Мы нашли 34 предложения со словом «нигилисты». Также посмотрите синонимы «нигилисты».
    Значение слова

    • Это святоши, ханжи, мистики, декаденты, нигилисты и т. д.
    • Мои нигилисты не аналогичны «Битлз», а идеи Боярского нас не устраивают.
    • Нигилисты теперь работают здорово и наша рознь, наша беспечность им помогают против их желания и чаяния.
    • Как грибы после дождя плодились вольнодумцы, нигилисты, революционеры всех мастей, расцветок и направлений.
    • Он записывает в «предсмертной» тетради: «Нигилизм явился у нас потому, что мы все нигилисты.
    • Здесь были и по делу Чернышевского, и «Молодой России», и нигилисты, и народники.
    • Даже далекий от большой политики Оскар Уайльд не поленился написать пьесу о Вере Засулич «Вера, или Нигилисты».
    • Нигилисты и народовольцы «пошли в народ», появилась осознанная идея добиваться целей путем террора.
    • Ее усвоили нигилисты, которых, к сожалению, развелось очень много после романа Тургенева «Отцы и дети».
    • Много рассказывал про свое путешествие, к каким способам прибегают нигилисты, чтобы доставать деньги у русского посольства.
    • Интересно в ней уже то, что отцами-основателя ми в ней были отнюдь не молодые нигилисты.
    • Нигилисты и народовольцы «пошли в народ», появилась идея добиться цели путём террора.
    • Эту мысль проводите, ибо корень нигилизма не только в отцах, но отцы-то ещё пуще нигилисты, чем дети.
    • Названию, прическам и иным аксессуарам нигилисты тогда, да и теперь, уделяли значительную часть своей нигилистической деятельности.
    • Путь к Марсову полю достаточно длинен, чтобы все местные нигилисты могли видеть ваш проезд по улицам.
    • Всех их звали обыватели одним словом «нигилисты».
    • Однако ниспровергатели-нигилисты недолго правили бал.
    • https://sinonim.org/
    • Гитлер, оппортунист и нигилист-романтик, то же самое говорил своему народу.
    • Он написал шуточную комедию под заглавием «Нигилист».
    • Он был, по сути дела, нигилистом в самом широком понимании этого слова.
    • Вот еще несколько эпизодов, достаточно ярко характеризующих будущего нигилиста и сокрушителя верований.
    • Нигилист Ипполит говорит, что вечную жизнь он допускает.
    • И конечно же не рассматриваю их как желание какого-нибудь фанатика-нигилиста задеть нас за живое.
    • Содержание такое: муж и жена, у них учитель «нигилист».
    • Но тут же он признается: «Я нигилист, но люблю красоту».
    • В нем Алеша убежит из монастыря и станет нигилистом.
    • Другое дело какой-нибудь только энергический, но умом ничтожный и безыменный нигилист: того сегодня повесили, а завтра забыли.
    • В «Совидце» ни слова об участии в спектакле Мейерхольда не говорится, зато упоминается брат матери, студент-нигилист дядя Саша.
    • С тех пор, как я себя помню, отец уже не был нигилистом, а был глубоко верующим.
    • Хозяину-нигилисту, пригласившему студента к себе пообедать, был гарантирован последователь.
    • И еще одна деталь: он превосходно играл в шахматы, и про него шутили: «первый шахматист и последний нигилист».
    • Равеля, Местный нигилист в «Катерине Измайловой» Д.Д.
    • Он любил иногда прикидываться колдуном, циником, нигилистом, эротоманом, забиякой, сатанистом, еще кем-то.
    • Вот он и начинает мечтать, что поумнее всех, возводить в боги сиволапого мужика, о котором понятия не имеет, и в итоге получается нигилист.

    Источник – ознакомительные фрагменты книг с ЛитРес.

    Мы надеемся, что наш сервис помог вам придумать или составить предложение. Если нет, напишите комментарий. Мы поможем вам.

    • Поиск занял 0.039 сек. Вспомните, как часто вы ищете, чем заменить слово? Добавьте sinonim.org в закладки, чтобы быстро искать синонимы, антонимы, ассоциации и предложения.

    Пишите, мы рады комментариям

    О НИГИЛИЗМЕ. Симулякры и симуляция

    О НИГИЛИЗМЕ

    C нигилизма исчезли мрачные краски в стиле Вагнера и Шпенглера, черные как копоть цвета конца XIX века. Он больше не берет своего начала ни в Weltanschauung (мировоззрении) декаданса, ни в метафизическом радикализме, порожденном смертью Бога и всеми теми последствиями, которые из нее вытекают. Сегодняшний нигилизм — это нигилизм транспарентности, и в определенной степени он более радикальный и решительный, чем его предыдущие исторические формы, ведь эта прозрачность, это пребывание в подвешенном состоянии — неотъемлемые признаки системы и любой теории, претендующей на ее анализ. Когда Бог умер, еще был Ницше, чтобы засвидетельствовать это, — великий нигилист перед лицом Вечного и перед трупом Вечного. Но перед мнимой транспарентностью всего на свете, перед симулякром материалистической или идеалистической завершенности мира в гиперреальности (Бог не умер, он стал гиперреальным) уже больше нет теоретического или критического Бога, чтобы распознать своих. Мир и мы все живьем попали в симуляцию, в губительную, даже не губительную, а индифферентную сферу апотропии: нигилизм, и тот необычным образом, полностью реализовался не через разрушение, а через симуляцию и апотропию. Из активного, насильственного фантазма, из мифа и сцены, которыми он был исторически, он перешел в транспарентную, фальшиво прозрачную операциональность явлений. Так что же остается от теоретически возможного нигилизма? Какая новая сцена может открыться, чтобы на ней вновь могли бы появиться Ничто и Смерть как вызов, как ставка в игре? Мы находимся в новой и, без сомнения, неразрешимой ситуации относительно предыдущих форм нигилизма. Его первым мощным проявлением стал Романтизм: вместе с Революцией Просвещения он соответствует разрушению порядка очевидного. Сюрреализм, дадаизм, абсурдизм, политический нигилизм являются его вторым серьезным проявлением и соответствуют разрушению порядка смысла. И если первое проявление еще является эстетической формой нигилизма (дендизм), второе — его политическая форма, историческая и метафизическая (терроризм). Обе эти формы касаются нас лишь отчасти или вовсе не касаются. Нигилизм транспарентности уже не эстетический и не политический, он уже не проистекает не из процесса уничтожения очевидного, не из процесса уничтожения остатков смысла или последних нюансов Апокалипсиса. Впрочем, нет больше и Апокалипсиса (лишь алеаторный терроризм еще пытается быть его отражением, однако он уже утратил признаки политического, и у него остался только один способ самовыражения, который одновременно является способом исчезновения: средства массовой информации; но СМИ — это не та сцена, где разыгрывается некий спектакль, — это лента, дорожка, перфокарта, относительно которой мы уже даже не зрители, а просто получатели информации). Апокалипсис закончился, и сегодня мы имеем дело с прецессией нейтрального, форм нейтрального и индифферентности. Я оставляю открытым вопрос, есть ли здесь некий романтизм, некая эстетика нейтрального. На мой взгляд, нет — все, что остается, это завороженность пустыми и индифферентными формами, самим действием той системы, которая нас уничтожает. Но завороженность (в противовес соблазну, связанному с очевидным, и диалектическому мышлению, связанному со смыслом) представляет собой в высшей степени нигилистическую страсть, страсть, присущую режиму исчезновения. Мы заворожены всеми формами исчезновения, нашего исчезновения. Мы меланхоличны и заворожены — таково наше общее состояние в эпоху принудительной транспарентности. Я — нигилист. Я констатирую, я принимаю, я смиряюсь с тотальным процессом разрушения очевидного (и соблазна очевидностей) в пользу смысла (репрезентации, истории, критики и т. д.), разрушения являющегося основополагающим фактом XIX века. Истинная революция XIX века, революция модерна, заключается в коренном разрушении очевидного, в освобождении мира от чар и его погружении в насилие интерпретации и истории. Я констатирую, я принимаю, я примиряюсь, я анализирую вторую революцию, революцию XX века, революцию постмодерна, которая является тотальным процессом разрушения смысла, равным предыдущему разрушению очевидного. То, что поражает смысл, от смысла и погибает. Диалектическая сцена, сцена критическая опустели. Сцены больше нет. Как нет и терапии смысла или терапии смыслом: терапия сама является частью общего процесса распространения индифферентности. Сцена самого анализа стала неопределенной, алеаторной: теории стали шаткими (фактически, невозможен и нигилизм, так как он все же хоть и отчаянная, но конкретно очерченная теория, образ конца, Weltanschauung (мировоззрение) катастрофы). Сам анализ является, возможно, решающим элементом гигантского процесса обледенения смысла. Тот прирост смысла, который вносят теории, их конкуренция на уровне смысла абсолютно вторичны, сравнительно с их коалицией в обледеняющей, четырехуровневой операции по разложению и транспарентности. Нужно четко осознавать, что каким бы образом ни шел анализ, он движется в одном направлении — к обледенению смысла, он способствует прецессии симулякров и индифферентных форм. Пустыня разрастается. Имплозия смысла в средствах информации. Имплозия социального в массах. Бесконечное разрастание масс по мере ускорения системы. Энергетический тупик. Точка инерции. Перенасыщенный мир обречен на инерцию. Проявление инерции ускоряется (если можно так сказать). Застывшие формы разрастаются как опухоль, и их разрастание останавливает, подменяет собой настоящий рост. В этом, кстати, секрет гипертелии, того, что идет дальше, чем его собственный предел. Это могло бы стать нашим собственным способом отмены окончательности: идти дальше и дальше в том же направлении — к разрушению смысла через симуляцию, гиперсимуляцию, гипертелию. Отрицать собственный конец через гиперфинальность (как ракообразные, как статуи острова Пасхи) — не в этом ли мерзкая тайна раковой опухоли? Реванш разрастания — в росте, реванш скорости — в инерции. Относительно масс, то они сами попали в этот тотальный процесс инерции, обусловленной ускорением. Они и составляют этот процесс разрастания и пожирания, который сводит на нет любой рост и любой прирост смысла. Они и составляют эту цепь, в которой чудовищная финальность привела к короткому замыканию. Именно эта точка инерции и то, что происходит за ее пределами сегодня как раз и завораживает, увлекает (поэтому улетучился скромный шарм диалектики). Если быть нигилистом — это отдавать приоритет этой точке инерции и анализу этой ирреверсивности системы, когда она доходит до точки невозврата, тогда я нигилист. И если быть нигилистом — значит быть одержимым уже не созданием, а исчезновением, тогда я — нигилист. Исчезновение, афаниз, имплозия, Furie des Verschwindens (ярость исчезновения). Трансполитика стала еще одной, дополнительной сферой исчезновения (реального, смысла, сцены, истории, социального, личности). Строго говоря, это уже даже и не совсем нигилизм: в исчезновении, в пустой, алеаторной и индифферентной форме уже нет даже пафоса, патетики нигилизма — той мифической энергии, которая до сих пор составляла силу нигилизма, его радикальный характер, его мифическое отрицание, его драматическую антиципацию. Нигилизм уже даже не освобождение от чар в восторженной тональности соблазна и ностальгии по разочарованию. Это просто исчезновение. Следы этого радикального исчезновения (вместе с ностальгическим использованием диалектики) заметны уже у Адорно и Бенджамина. Во-первых, именно потому, что у них присутствует ностальгия по диалектике, а самая изысканная диалектика, бесспорно, всегда будет ностальгической. Но на более глубоком уровне у Бенджамина и Адорно слышится другая тональность — тональность меланхолии, связанной с самой системой, меланхолии неизлечимой и за пределами любой диалектики. Именно эта меланхолия системы берет сегодня верх посредством иронических прозрачных форм, которые окружают нас. Именно она становится нашей фундаментальной страстью. Это уже не сплин или смутные душевные порывы конца столетия. Это уже и не нигилизм, так как он в определенном смысле стремится через разрушение, через страстное негодование (ницшеанское ressentiment) установить равновесие. Нет, меланхолия — это основная тональность функциональных систем, современных систем симуляции, программирования и информации. Меланхолия — неотъемлемая черта исчезновения смысла, испарения смысла в операциональных системах. И все мы погружены в меланхолию. Меланхолия — это та жестокая неудовлетворенность, которая характеризует нашу перенасыщенную систему. Однажды надежда уравновесить добро и зло, истинное и ложное и даже противопоставить друг другу некоторые ценности одного и того же порядка, как и более общая надежда на какое-то соотношение сил и какую-то цель исчезла без следа. Система слишком сильна. Она и властвует. Везде и всегда. Чтобы противостоять этой гегемонии системы можно превозносить ухищрения влечения, революционную практику микрологии обыденного, превозносить молекулярное движение или даже отрицать приготовление пищи. Но это не решает насущную необходимость испытать систему на прочность на глазах у всех. Это может сделать лишь терроризм. Это та черта реверсии, которая перечеркивает все остальное, так же, как одна ироническая ухмылка перечеркивает весь дискурс, а одна вспышка неповиновения раба перечеркивает всю власть и все упоение от власти хозяина. Чем более гегемонистской является система, тем более поражают воображение малейшие ее неудачи. Вызов, пусть даже ничтожный — это как обрыв в цепи. Только эта ни с чем несравнимая реверсивность является сегодня событием на нигилистической и недружелюбной сцене политики. Только это мобилизует воображаемое. Если быть нигилистом — это означает переносить, вплоть до границы непереносимости гегемонистской системы, эту радикальную черту насмешки и насилия, этот вызов, на который система вынуждена ответить своей собственной смертью, тогда я террорист и нигилист теории, так же как другие террористы и нигилисты с оружием в руках. Теоретическое насилие, а не истина, является тем единственным ресурсом, который у нас остался. Однако именно в этом и кроется утопия. Потому что путь нигилиста был бы прекрасен, если бы еще существовал радикализм, — так же как путь террориста был бы привлекателен, если бы смерть, включая смерть террориста, еще имела какой-то смысл. Однако именно здесь ситуация становится неразрешимой. Потому что этому активному нигилизму радикальности, система противопоставляет собственный — нигилизм нейтрализации. Система сама нигилистична, в том смысле, что она своей мощью превращает все, в том числе и то, что ее отрицает, в индифферентность. В этой системе сама смерть поражает своим отсутствием. (Вспомните крупные теракты последних лет: смерть аннулирована индифферентностью, и в этом терроризм является невольным соучастником системы — не в политическом плане, а в том, что он также вносит свой вклад в насаждение и продвижение безразличия.) Для смерти — ни ритуальной, ни насильственной — уже не осталось сцены — ни фантазматической, ни политической, — где она в полной мере могла бы проявить себя, полностью сыграть свою роль. И в этом победа другого нигилизма, другого терроризма — нигилизма и терроризма системы. Сцены больше нет, нет даже той минимальной иллюзии, благодаря которой события могут приобретать признаки реальности, — нет больше ни сцены, ни духовной или политической солидарности: что нам до Чили, республики Биафра, беженцев, до терактов в Болоньи или польского вопроса? Все, что происходит, аннигилируется на телевизионном экране. Мы живем в эпоху событий, которые не имеют последствий (и теорий, которые не имеют выводов). Нет больше надежды для смысла. И, без сомнения, это действительно так: смысл смертен. Но все то, чему он навязывал свое эфемерное господство, то, что он полагал ликвидировать, чтобы навязать господство Просвещения, — то есть очевидное — все это бессмертно, неуязвимо даже для самого нигилизма смысла или бессмыслицы. И вот где начинается соблазн.

    Нет, у нас в Белом доме нет «нигилиста» | Эссе

    Немецкий философ и нигилист Фридрих Ницше. Любезно предоставлено Wikimedia Commons.

    Роберт Зарецкий |

    В последнее время было буквально много шума из ничего.Подъем Дональда Трампа омрачается ростом того, что Фридрих Ницше называл «сверхъестественным гостем», а именно, нигилизма. Погуглите слова «Трамп» и «нигилизм», и загорится более полумиллиона ссылок. По крайней мере, нигилизм — это самый распространенный из гостей.

    Но о каком оттенке черного идет речь? Репрезентативная выборка включает: «Год, когда надежда начала торжествовать над нигилизмом Трампа», «Использование Трампа в борьбе за отключение: его собственный нигилизм», «Бездумный нигилизм Трампа» и «Трамп, нигилист, которого мы заслуживаем.”

    Заманчиво сказать, что никогда еще так мало людей — на самом деле один человек — не делали столько зря. Но было бы точнее сказать, что никогда еще столько авторов заголовков и ученых мужей не делали так много, чтобы ввести нас в заблуждение относительно истинной природы ничто. У Дональда Трампа есть одна главная проблема: Дональд Трамп. Это нарциссизм — морально и философски пустой — но это не нигилизм. Наш сверхъестественный гость заслуживает большего. Потому что, хотя нигилизм не имеет ничего общего с нашим президентом, он имеет много общего с нашей жизнью.

    Произведенный от латинского nihil , или «ничего», термин образовался в солоноватой воде немецкой философии начала 19 века, где течения идеализма и романтизма перетекали друг в друга. Популяризованный в 1862 году блестящим романом Ивана Тургенева о конфликте поколений Отцы и дети , этот термин стал обозначать отказ от совершенно коррумпированной политической и социальной системы. Но что очень важно, Базаров, молодой нигилист романа, стремился не только разрушить существующий несправедливый мир, но и построить новый, лучший.

    Но с конца 19 века нигилизм неизгладимо ассоциируется с Ницше. Примечательно, что всего 130 лет назад в этом месяце Ницше — коренной немец, презирающий все немецкое, сын лютеранского пастора, объявившего Бога мертвым, и искатель истины, отрицавший саму возможность истины — рухнул на улице. в Турине, обнимая лошадь, безжалостно избитую хозяином. Одиннадцать лет спустя, в 1900 году, Ницше умер, оставив после себя философское наследие, с которым мы с тех пор боролись.Неудивительно, что Ницше предсказал именно такой результат: «Меня пугает мысль о том, какие неквалифицированные и неподходящие люди могут однажды сослаться на мой авторитет. Тем не менее, это мука каждого учителя … он знает, что, учитывая обстоятельства и несчастные случаи, он может стать не только благословением для человечества, но и катастрофой ».

    По сути, Ницше преобразовал императив Иммануила Канта sapere aude , или смею знать, в столь же императивное требование: осмелиться принять последствия знания.Как он утверждал в The Gay Science , Бог не только мертв, но и умер от наших рук. Благодаря научному и интеллектуальному прогрессу мы вырыли землю из-под ног. Стремление к истине и определенности, насаждаемое христианством, привело не только к его собственному разрушению, но и к разрушению основ правильного и неправильного, добра и зла, которые мы считали неизменными и универсальными. В безжалостном свете разума мы больше не можем, настаивал Ницше, «уважать ложь, которую мы хотели бы сказать себе.

    Это непрекращающееся стремление к истине, как заявляет безумец в The Gay Science , «стерло с лица земли весь горизонт» и «освободило нашу землю от ее солнца». Ницше утверждает, что то, что мы сделали, невозможно отменить. Что еще более угрожающе, мы еще не начали понимать то, что мы сделали. Именно эту головокружительную и ужасную перспективу, которую впоследствии оценили такие писатели, как Федор Достоевский и Джозеф Конрад, Сэмюэл Беккет и Фланнери О’Коннор, Ницше понимал под нигилизмом.

    Но сегодняшний нигилизм уже не тот, что был раньше.Мы живем в эпоху, когда бессмысленность бессмысленна. Мы стали либо не обращать внимания, либо равнодушно относиться к утрате абсолютов и обнаруживаем, что не обременены не только тяжестью смысла, но и чувством потери, которое когда-то сопровождало его. Когда мы теперь смотрим в Бездну, заметил Лайонел Триллинг, Бездна улыбается в ответ и говорит: «Интересно, не правда ли?»

    В недавнем интервью для журнала New York Times Book Review автор Кэндис Бушнелл отметила, что в подростковом возрасте она была одержима «всем, что считалось нигилизмом… По какой-то причине нигилизм воспринимался как правильный образ мышления для человека. От 18 до 21 года.Потом, конечно, вырастешь и должен устроиться на работу ». Да, человек вырастает и получает работу — по крайней мере, если ему повезет. Но ни одно из этих событий не означает исчезновения нигилизма — или, точнее, состояния человека, отраженного в этом термине.

    Это безжалостное стремление к истине, как заявляет безумец в The Gay Science , «стерло с лица земли весь горизонт» и «освободило нашу землю от ее солнца». Ницше утверждает, что то, что мы сделали, невозможно отменить.

    Тем не менее, легко думать, что нигилизм исчез, если это слово не перестает появляться.По мнению ученых мужей и политиков, нигилизм подпитывает массовые убийства людей Исламским государством и нанесение увечий древним религиозным объектам; это подпитывает паралич нашего правительства в подходе к американской политике, когда не берут пленных; и он образует пустоту в центре популярных развлечений, от кино и телевидения до видеоигр и Интернета.

    Вырисовываясь на краях нашего мира в виде одетых в черное вооруженных фанатиков, нигилизм скрывается в самом центре мира в технологиях, которые мы используем, как заметил покойный Нил Постман, чтобы развлечься до смерти.От поп-нигилизма и пост-нигилизма до исламского нигилизма и экологического нигилизма; от сострадательного нигилизма и дарвиновского нигилизма до нигилизма и виртуального нигилизма — и это лишь некоторые из них — наша эпоха породила головокружительное количество вариаций этого самого ужасного философского ответа на мир.

    В этом и заключается опасность. Делая нигилизм банальным, он больше не кажется губительным. Учитывая политические и социальные последствия того, что, например, сейчас разворачивается в нашей столице, это может показаться мелочью.Тем не менее, стоит различать, скажем, нарциссизм и нигилизм. Это окупается по простой причине: нигилизм не является, как утверждается в одном из заголовков, «бессмысленным».

    Как напоминают нам случаи Карамазова Достоевского или Курца Конрада, признание нигилизма является результатом своего рода внимательности. Это была конечная точка вымышленных и исторических персонажей, которые долго и серьезно размышляли о состоянии человека. Нисхождение в самое сердце тьмы, пережитое обоими этими персонажами, не является ни бездумным, ни бессмысленным; Напротив, это делается преднамеренно и безнадежно.Чтобы зафиксировать ужас, ужас, наши глаза должны быть широко открыты.

    На первых страницах своего философского эссе Миф о Сизифе Альбер Камю объявляет: «Есть только один действительно важный философский вопрос: самоубийство. Решить, стоит ли жить, — значит ответить на фундаментальный вопрос философии. Все остальное — детская игра; мы должны прежде всего ответить на вопрос ». Этот вопрос встает перед нами в тот день, когда, оказавшись во «вселенной, внезапно лишенной иллюзий и света», мы, тем не менее, настаиваем на значении.Мы, конечно, можем жить, не читая последний твит или хирон. Но можем ли мы, как спрашивает Камю, жить без обращения к метафизическим или теологическим авторитетам? Это фундаментальный вопрос, который легко упустить из виду среди отвлекающих факторов, поставленный нигилизмом.

    Пустое ядро ​​мистики Трампа

    Другой важный фактор — это зависть, основная человеческая эмоция, которую растущее социальное неравенство может только усугубить. Говоря более грубо: «Мир отстой для меня, так что я собираюсь сделать его отстойным и для вас.Я потерял работу, статус белого мужчины и даже могу потерять пистолет. Так что вы, мой самодовольный, привилегированный друг, потеряете свои гражданские свободы, свою веру в социальный прогресс, свой вымирающий вид, свои позитивные действия, свою репродуктивную свободу, свои международные союзы, своего «замечательного» студента по обмену из Сирии ». Обоснование, вероятно, не слишком отличается от объяснения ревнивого мужа, который стреляет в свою жену, ее любовника и себя. Нам нравится? Мы не будем наслаждаться ничем! — иными словами, мы будем наслаждаться тем, чем может наслаждаться нигилист.

    Фигурирует ли зависть в эсхатологических фантазиях евангелистов из низшего среднего класса, возможно, слишком спекулятивно, чтобы обсуждать это, хотя мстительная зависть была наблюдаемым фактором вспышек апокалиптического рвения на протяжении всей истории. По словам Тертуллиана, теолога второго века, известного как «отец латинского христианства», одним из райских удовольствий было бы наблюдать за тем, как бывшие гонители жарились в аду. То, что это было адресовано людям, которые буквально видели, как их любимые сожжены заживо, и с тех пор высмеивалось людьми, чьи самые близкие ожоги произошли, когда они забыли свой солнцезащитный крем, не умаляет его актуальности.Несомненно, есть люди, которых волнует мысль о Рузвельте или Джоне Кеннеди, если не жареных в аду, а затем кататься в своих патрицианских могилах каждый раз, когда Трамп отправляет твит.

    Наряду с первобытными эмоциями, всегда более острыми во время социального стресса, существуют определенные механизмы, врожденные капитализму. Я не первый, кто заметил, что капитализм стремится к нигилизму, сводя все ценности к рыночным. По словам Маркса и Энгельса, капитализм «не оставил никакой другой связи между человеком и человеком, кроме голого личного интереса, кроме бессердечной« наличной оплаты ».«… Он превратил личную ценность в меновую стоимость». Конечно, капитализм использует системы убеждений в своем восхождении, но в конечном итоге пожирает их, как пресловутая женщина-паук, пожирающая свою половинку. Если протестантская этика заставит рабочих послушнее идти на фабрики, тогда капитализм будет превозносить протестантскую этику; но если богохульство начнется с перемещения товаров в торговом центре, то оно будет богохульством до такой степени, что заставит Вельзевула покраснеть. Если демократия способствует получению прибыли, тогда да здравствует демократия; если демократия препятствует получению прибыли, то да здравствует Citizens United и частные силы безопасности, которые прилетели, чтобы отбить разъяренную толпу.В капиталистической библии прибыль и убыток всегда важнее Закона и Пророков.

    Напряжение капитализма, в котором победитель получает все, также способствует нигилизму, лишая определенные классы ключевых компонентов, которые создают или укрепляют чувство цели: работа, семья, социальная полезность.

    Напряжение капитализма, в котором победитель получает все, также способствует нигилизму, лишая определенные классы ключевых компонентов, которые создают или укрепляют чувство цели: работа, семья, социальная полезность. Как 35-летний безработный, живущий в подвале своих родителей, делает свою жизнь значимой для себя или, по крайней мере, примечательной для других, особенно если он живет в культуре, где смысл и известность все больше сводятся к одному и тому же? Возможно, бросив вызов табу на убийство родителей.Возможно, бросив вызов табу на убийство школьников. Возможно, бросив вызов обоим.

    Нигилист Раффа Донельсона :: SSRN

    Прагматизм и предубеждения Оливера Венделла Холмса младшего 31–48 (Сет Ваннатта, изд. Lexington Press, 2019).

    23 стр. Добавлено: 10 июл 2019 г.

    Дата написания: 7 июля 2019 г.

    Абстрактные

    Разрозненные скептические замечания и общая строгость, пронизывающая его труды, дали судье Оливеру Венделлу Холмсу репутацию своего рода нигилиста.Известные комментаторы, такие как Ричард Познер и Альберт Альшулер, утверждали об этом. Эта статья пытается исправить это недоразумение. Холмс не был нигилистом в смысле меланхолии из-за убеждения, что в мире нет абсолютных моральных ценностей или богов. Напротив, Холмс был прагматиком в духе Уильяма Джеймса и Джона Дьюи. Хотя у Холмса были сомнения относительно моральной истины и божеств, он в конечном итоге подумал, что их существование (или несуществование) не должно иметь никакого отношения к нашему поведению или закону.Мы должны совместными усилиями найти ценности, которые работают на нас.

    Ключевые слова: Оливер Венделл Холмс, Фридрих Ницше, нигилизм, экзистенциализм, мораль, прагматизм, Уильям Джеймс, правда

    Рекомендуемое цитирование: Предлагаемая ссылка

    Донельсон, Рафф, Нигилист (7 июля 2019 г.).Прагматизм и предубеждения Оливера Венделла Холмса-младшего 31–48 (Сет Ваннатта, изд. Lexington Press, 2019). , Доступно на SSRN: https://ssrn.com/abstract=3416151