Пацифистов: ПАЦИФИЗМ • Большая российская энциклопедия

Содержание

ПАЦИФИЗМ • Большая российская энциклопедия

ПАЦИФИ́ЗМ (от лат. pacificus – ми­ро­твор­че­ский), идео­ло­гия, по­ли­ти­ка и об­ще­ст­вен­ное дви­же­ние, вы­сту­паю­щие про­тив войн и лю­бо­го ро­да на­си­лия. Тер­ми­ны «П.» и «па­ци­фист» (сто­рон­ник П.) сфор­му­ли­ро­ва­ны в 1901 груп­пой уча­ст­ни­ков 10-го Все­об­ще­го кон­грес­са ми­ра в Глаз­го и пред­ло­же­ны пре­зи­ден­том Ли­ги ми­ра и сво­бо­ды Э. Ар­но (1864–1921) для обо­зна­че­ния дви­же­ния бор­цов за мир. Идео­ло­гия П. из­ло­же­на Ар­но в трак­та­те «Код ми­ра» (1901).

П. ос­но­ван на убе­ж­де­нии, что убий­ст­во че­ло­ве­ка че­ло­ве­ком, как и в це­лом на­си­лие в от­но­ше­ни­ях ме­ж­ду людь­ми, есть на­ру­ше­ние ми­ро­во­го по­ряд­ка, зло, пусть да­же и вы­ну­ж­ден­ное. Ис­то­ри­че­ски это убе­ж­де­ние по пре­иму­ще­ст­ву бы­ло свя­за­но с ре­лиг. соз­на­ни­ем че­ло­ве­ка. Прин­цип от­ка­за от при­чи­не­ния вре­да все­му жи­во­му (ахим­са) ши­ро­ко пред­став­лен в инд. «прак­ти­че­ской фи­ло­со­фии», он по­лу­чил раз­ви­тие у ад­жи­ви­ков, в буд­диз­ме, джай­низ­ме и др. В хри­сти­ан­ском по­ни­ма­нии при­чи­на на­си­лия в ми­ре за­клю­ча­ет­ся в от­па­де­нии че­ло­ве­ка от Бо­га, на­ру­ше­нии Его во­ли и тем са­мым в раз­ру­ше­нии из­на­чаль­но­го по­ряд­ка от­но­ше­ний Бо­га, че­ло­ве­ка и ми­ра. Объ­ек­тив­ный ха­рак­тер пре­бы­ва­ния ми­ра в ис­ка­жён­ном со­стоя­нии де­ла­ет не­воз­мож­ным пол­ное из­бав­ле­ние от на­си­лия до мо­мен­та окон­чат. вос­со­еди­не­ния тво­ре­ния с Бо­гом. Вме­сте с тем на субъ­ект­ном уров­не пре­одо­ле­ние на­си­лия по­ла­га­ет­ся воз­мож­ным и да­же обя­за­тель­ным. Эпо­ха Вет­хо­го За­ве­та бы­ла да­ле­ка от идеа­ла мир­но­го со­су­ще­ст­во­ва­ния как на­ро­дов, так и отд. лю­дей, тем не ме­нее, на­ря­ду с прин­ци­пом ог­ра­ни­че­ния мес­ти «око за око, зуб за зуб» (Лев. 24:19–20), бы­ла да­на за­по­ведь «не убий» (Исх. 20:13). Вет­хо­за­вет­ное про­ро­че­ст­во о вре­ме­нах, «ко­гда не под­ни­мет на­род на на­род ме­ча» (Ис. 2:4), от­но­сит­ся к пер­спек­ти­ве за пре­де­ла­ми ис­то­рич. вре­ме­ни. Но­вый За­вет ис­пол­нен при­зы­ва люб­ви к вра­гам (Мф.

5:43–48, Лк. 6:27–28) и Бо­жия бла­го­сло­ве­ния ми­ро­твор­цам (Мф. 5:9). Да­же в ус­ло­ви­ях объ­ек­тив­но су­ще­ст­вую­ще­го на­си­лия в об­ще­ст­ве, по хри­стиа­нскому учению, не сле­дует воз­да­вать «злом за зло», по воз­мож­но­сти быть «в ми­ре со все­ми людь­ми» (Рим. 12:17–18). По­сле­до­ва­тель­ный и бес­ком­про­мисс­ный П. ха­рак­те­рен для не­ко­то­рых ере­тич. дви­же­ний и хри­сти­ан­ских на­прав­ле­ний: ка­та­ры, ад­вен­ти­сты седь­мо­го дня, швей­цар­ские бра­тья, мо­рав­ские бра­тья, гут­тер­ское брат­ст­во, ква­ке­ры, мен­но­ни­ты, ду­хо­бор­цы, мо­ло­ка­не, пя­ти­де­сят­ни­ки, тол­стов­цы и др.

Фи­лос. ос­мыс­ле­ние П. име­ет свои ис­то­ки в уче­нии др.-греч. на­тур­фи­ло­со­фов о кос­мо­се как ми­ро­вом по­ряд­ке, гар­мо­нии и рав­но­ве­сии. Пи­фа­гор учил жить в со­гла­сии, тво­рить доб­ро вра­гам, не уби­вать не­вин­ных жи­вот­ных, не на­но­сить вре­да рас­те­ни­ям. Со­стоя­ние ми­ра в Рим. им­пе­рии вос­пе­вал Вер­ги­лий. В сто­ич. тра­ди­ции идеи П. раз­ви­ва­ли Ци­це­рон, Се­не­ка, Марк Ав­ре­лий, в позд­ней ан­тич­но­сти – Мак­ро­бий, Бо­эций.

В сред­ние ве­ка на па­ци­фи­ст­ские тео­рии оп­ре­де­ляю­щее влия­ние ока­зы­ва­ло хри­сти­ан­ст­во. В эпо­ху Про­све­ще­ния раз­ра­ба­ты­ва­лась идея «веч­но­го ми­ра» (М. де Бетюн Сюл­ли, Ш. Сен-Пьер, Ж. Ж. Рус­со) – сое­ди­не­ние всех ев­роп. го­су­дар­ств, вклю­чая Рос­сию, в еди­ный со­юз. Сре­ди мыс­ли­те­лей Но­во­го и Но­вей­ше­го вре­ме­ни, раз­ви­вав­ших идеи П., – Эразм Рот­тер­дам­ский, Ф. Пас­си, Л. Н. Тол­стой, Б. фон Зут­нер, Ма­хат­ма Ган­ди, М. Л. Кинг. Осо­бой по­пу­ляр­но­стью идеи П. поль­зо­ва­лись по­сле 1-й ми­ро­вой вой­ны, 1920-е гг. из­вест­ны как «эра па­ци­физ­ма» (соз­да­ние Ли­ги На­ций, Кел­ло­га – Бриа­на пакт 1928, дви­же­ние за все­об­щее ра­зо­ру­же­ние и т. п.). Гос. и по­ли­тич. дея­те­ли (А. Бри­ан, П. Пен­ле­ве во Фран­ции, Р. Се­сил, О.Чем­бер­лен в Ве­ли­ко­бри­та­нии, Ф.
Кел­лог
, У. Бо­ра в США и др.) ак­тив­но ис­поль­зо­ва­ли па­ци­фи­ст­скую ри­то­ри­ку для оп­рав­да­ния сво­их дей­ст­вий на ме­ж­ду­нар. аре­не (дик­то­ва­лись пре­ж­де все­го ин­те­ре­са­ми их собств. го­су­дарств). В зап.-ев­роп. стра­нах 1920–30-х гг. апел­ля­ция к па­ци­фи­ст­ским на­строе­ни­ям на­се­ле­ния бы­ла важ­ным фак­то­ром и при про­ве­де­нии внутр. по­ли­ти­ки, для ус­пе­ха на вы­бо­рах в пред­ста­вит. ор­га­ны вла­сти.

В Рос­сии в кон. 19 – нач. 20 вв. тео­ре­тич. ба­зу П. раз­ра­ба­ты­ва­ли юри­сты и со­цио­ло­ги М. А. Эн­гель­гардт («Веч­ный мир и ра­зо­ру­же­ние», 1899), Ф. Ф. Мар­тенс («Со­вре­мен­ное ме­ж­ду­на­род­ное пра­во ци­ви­ли­зо­ван­ных на­ро­дов», т. 1–2, 1882–1883), Л. А. Ка­ма­ров­ский («Глав­ные мо­мен­ты идеи ми­ра в ис­то­рии», 1895), М. А. Тау­бе («Прин­ци­пы ми­ра и пра­ва в ме­ж­ду­на­род­ных столк­но­ве­ни­ях сред­них ве­ков», 1899), кн. В. В. Те­ни­шев («Веч­ный мир и ме­ж­ду­на­род­ный тре­тей­ский суд», 1909) и др. Рос. П. по­лу­чил гос. под­держ­ку в фор­ме ини­ции­ро­ван­ной Рос­си­ей Ме­ж­ду­нар. кон­фе­рен­ции по во­про­су ог­ра­ни­че­ния воо­ру­же­ний и уч­ре­ж­де­ния ме­ж­ду­нар. ар­бит­ра­жа (1899). В раз­ви­тие этой ини­циа­ти­вы на Га­аг­ских кон­фе­рен­ци­ях ми­ра 1899 и 1907 бы­ли при­ня­ты ме­ж­ду­нар.

кон­вен­ции о за­ко­нах и обы­ча­ях вой­ны, став­шие не­отъ­ем­ле­мой ча­стью норм ме­ж­ду­нар. гу­ма­ни­тар­но­го пра­ва. В нач. 20 в. П. при­нял в Рос­сии фор­му ан­ти­во­ен­но­го дви­же­ния, он имел об­ществ. под­держ­ку пре­ж­де все­го в ин­тел­ли­гент­ских кру­гах. Соз­да­ны С.-Пе­терб. и Моск. об-ва ми­ра, Ки­ев­ское об-во дру­зей ми­ра (все в 1909) и др. Впер­вые де­ле­га­ция па­ци­фи­стов из Рос­сии при­ня­ла офиц. уча­стие в 18-м Все­об­щем кон­грес­се ми­ра в Сток­голь­ме (1910), гла­ва рос. де­ле­га­ции Па­вел Д. Дол­го­ру­ков был из­бран ви­це-пре­зи­ден­том кон­грес­са. В по­сле­дую­щий ис­то­рич. пе­ри­од до 1990-х гг. рос. П. как дви­же­ние не имел дос­та­точ­ных по­ли­тич. ус­ло­вий для не­за­ви­си­мо­го раз­ви­тия, ус­ту­пил ме­сто дви­же­нию сто­рон­ни­ков ми­ра, на­прав­ляв­ше­му­ся парт. и гос. вла­стью.

В совр. ми­ре по­ня­тие «П.» ис­поль­зу­ет­ся для обо­зна­че­ния ми­ро­воз­зренч. и нрав­ств. по­зи­ции, идео­ло­гии об­ществ. дви­же­ния. В ка­че­ст­ве ми­ро­воз­зренч.

по­зи­ции П. мо­жет не ог­ра­ни­чи­вать­ся ан­ти­во­ен­ной ус­та­нов­кой, но пред­став­лять разл. док­три­ны не­на­си­лия, пас­сив­но­го со­про­тив­ле­ния, мо­раль­но­го со­вер­шен­ст­во­ва­ния, нрав­ст­вен­ной чис­то­ты. В ка­че­ст­ве нравств. по­зи­ции П. оз­на­ча­ет ин­ди­ви­ду­аль­ный от­каз от на­си­лия и со­уча­стия в нём, в ча­ст­но­сти от­каз от служ­бы в ар­мии и от то­го, что­бы брать в ру­ки ору­жие. В ро­ли идео­ло­гии П. обос­но­вы­ва­ет не­об­хо­ди­мость и воз­мож­ность ус­та­нов­ле­ния все­об­ще­го ми­ра, ис­поль­зуя взаи­мо­свя­зан­ные прин­ци­пы: аб­со­лют­ной не­до­пус­ти­мо­сти вой­ны, аб­со­лют­но­го за­пре­та на­си­лия или при­ме­не­ния си­лы и аб­со­лют­ной не­при­ем­ле­мо­сти убий­ст­ва. Как об­ществ. дви­же­ние П. пред­по­ла­га­ет ши­ро­кую про­па­ган­ду ми­ро­творч. идей и цен­но­стей, про­ве­де­ние ма­ни­фе­ста­ций в за­щи­ту ми­ра, осу­ж­де­ние гон­ки воо­ру­же­ний, при­зыв к сни­же­нию во­ен. ак­тив­но­сти го­су­дарств, ра­то­ва­ние за мир­ное уре­гу­ли­ро­ва­ние ме­ж­ду­нар.
и внут­ри­го­су­дарств. кон­флик­тов, осуж­де­ние тер­ро­риз­ма меж­ду­на­род­но­го. К совр. па­ци­фи­ст­ским ор­га­ни­за­ци­ям от­но­сят­ся: Ме­ж­ду­нар. бю­ро ми­ра (ос­но­ва­но в 1891–92), Все­мир­ный со­вет ми­ра (1949–50), Па­гу­ош­ское дви­же­ние, Ме­ж­ду­нар. кри­зис­ная груп­па (ос­но­ва­на в 1995) и др. Они тес­но взаи­мо­дей­ст­ву­ют с ме­ж­ду­нар. и меж­пра­ви­тельств. ор­га­ни­за­ция­ми [ООН, ЮНЕСКО, ЮНКТАД (Кон­фе­рен­ция ООН по тор­гов­ле и раз­ви­тию), Дви­же­ние не­при­сое­ди­не­ния и др.].

ПАЦИФИЗМ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

ПАЦИФИЗМ — идео­ло­гия, по­ли­ти­ка и об­ще­ст­вен­ное дви­же­ние, вы­сту­паю­щие про­тив войн и лю­бо­го ро­да на­си­лия.

Тер­ми­ны «Пацифизм» и «па­ци­фист» (сто­рон­ник Пацифизм) сфор­му­ли­ро­ва­ны в 1901 году груп­пой уча­ст­ни­ков 10-го Все­об­ще­го кон­грес­са ми­ра в Глаз­го и пред­ло­же­ны пре­зи­ден­том Ли­ги ми­ра и сво­бо­ды Э. Ар­но (1864-1921 годы) для обо­зна­че­ния дви­же­ния бор­цов за мир. Идео­ло­гия Пацифизма из­ло­же­на Ар­но в трак­та­те «Код ми­ра» (1901 год).

Пацифизм ос­но­ван на убе­ж­де­нии, что убий­ст­во че­ло­ве­ка че­ло­ве­ком, как и в це­лом на­си­лие в от­но­ше­ни­ях ме­ж­ду людь­ми, есть на­ру­ше­ние ми­ро­во­го по­ряд­ка, зло, пусть да­же и вы­ну­ж­ден­ное. Ис­то­ри­че­ски это убе­ж­де­ние по пре­иму­ще­ст­ву бы­ло свя­за­но с ре­лигиозным соз­на­ни­ем че­ло­ве­ка. Прин­цип от­ка­за от при­чи­не­ния вре­да все­му жи­во­му (ахим­са) ши­ро­ко пред­став­лен в инд. «прак­ти­че­ской фи­ло­со­фии», он по­лу­чил раз­ви­тие у ад­жи­ви­ков, в буд­диз­ме, джай­низ­ме и других. В хри­сти­ан­ском по­ни­ма­нии при­чи­на на­си­лия в ми­ре за­клю­ча­ет­ся в от­па­де­нии че­ло­ве­ка от Бо­га, на­ру­ше­нии Его во­ли и тем са­мым в раз­ру­ше­нии из­на­чаль­но­го по­ряд­ка от­но­ше­ний Бо­га, че­ло­ве­ка и ми­ра. Объ­ек­тив­ный ха­рак­тер пре­бы­ва­ния ми­ра в ис­ка­жён­ном со­стоя­нии де­ла­ет не­воз­мож­ным пол­ное из­бав­ле­ние от на­си­лия до мо­мен­та окон­чательного вос­со­еди­не­ния тво­ре­ния с Бо­гом.

Вме­сте с тем на субъ­ект­ном уров­не пре­одо­ле­ние на­си­лия по­ла­га­ет­ся воз­мож­ным и да­же обя­за­тель­ным. Эпо­ха Вет­хо­го За­ве­та бы­ла да­ле­ка от идеа­ла мир­но­го со­су­ще­ст­во­ва­ния как на­ро­дов, так и отдельных лю­дей, тем не ме­нее, на­ря­ду с прин­ци­пом ог­ра­ни­че­ния мес­ти «око за око, зуб за зуб» (Левит 24:19-20), бы­ла да­на за­по­ведь «не убий» (Исход 20:13). Вет­хо­за­вет­ное про­ро­че­ст­во о вре­ме­нах, «ко­гда не под­ни­мет на­род на на­род ме­ча» (Исход 2:4), от­но­сит­ся к пер­спек­ти­ве за пре­де­ла­ми ис­то­рического вре­ме­ни. Но­вый За­вет ис­пол­нен при­зы­ва люб­ви к вра­гам (Матфей 5:43-48, Лука 6:27-28) и Бо­жия бла­го­сло­ве­ния ми­ро­твор­цам (Матфей 5:9). Да­же в ус­ло­ви­ях объ­ек­тив­но су­ще­ст­вую­ще­го на­си­лия в об­ще­ст­ве, по хри­стиа­нскому учению, не сле­дует воз­да­вать «злом за зло», по воз­мож­но­сти быть «в ми­ре со все­ми людь­ми» (Римляне 12:17-18). По­сле­до­ва­тель­ный и бес­ком­про­мисс­ный Пацифизм ха­рак­те­рен для не­ко­то­рых ере­тических дви­же­ний и хри­сти­ан­ских на­прав­ле­ний: ка­та­ры, ад­вен­ти­сты седь­мо­го дня, швей­цар­ские бра­тья, мо­рав­ские бра­тья, гут­тер­ское брат­ст­во, ква­ке­ры, мен­но­ни­ты, ду­хо­бор­цы, мо­ло­ка­не, пя­ти­де­сят­ни­ки, тол­стов­цы и другие.

Фи­лософское ос­мыс­ле­ние Пацифизма име­ет свои ис­то­ки в уче­нии древне-греческих на­тур­фи­ло­со­фов о кос­мо­се как ми­ро­вом по­ряд­ке, гар­мо­нии и рав­но­ве­сии. Пи­фа­гор учил жить в со­гла­сии, тво­рить доб­ро вра­гам, не уби­вать не­вин­ных жи­вот­ных, не на­но­сить вре­да рас­те­ни­ям. Со­стоя­ние ми­ра в Римской им­пе­рии вос­пе­вал Вер­ги­лий. В сто­ической тра­ди­ции идеи Пацифизма раз­ви­ва­ли Ци­це­рон, Се­не­ка, Марк Ав­ре­лий, в позд­ней ан­тич­но­сти — Мак­ро­бий, Бо­эций. В сред­ние ве­ка на па­ци­фи­ст­ские тео­рии оп­ре­де­ляю­щее влия­ние ока­зы­ва­ло хри­сти­ан­ст­во. В эпо­ху Про­све­ще­ния раз­ра­ба­ты­ва­лась идея «веч­но­го ми­ра» (М. де Бетюн Сюл­ли, Ш. Сен-Пьер, Ж.Ж. Рус­со) — сое­ди­не­ние всех ев­ропейских го­су­дар­ств, вклю­чая Рос­сию, в еди­ный со­юз. Сре­ди мыс­ли­те­лей Но­во­го и Но­вей­ше­го вре­ме­ни, раз­ви­вав­ших идеи Пацифизма, — Эразм Рот­тер­дам­ский, Ф. Пас­си, Л.Н. Тол­стой, Б. фон Зут­нер, Ма­хат­ма Ган­ди, М.Л. Кинг. Осо­бой по­пу­ляр­но­стью идеи Пацифизма поль­зо­ва­лись по­сле 1-й ми­ро­вой вой­ны, 1920-е годы из­вест­ны как «эра па­ци­физ­ма» (соз­да­ние Ли­ги На­ций, Кел­ло­га — Бриа­на пакт 1928 года, дви­же­ние за все­об­щее ра­зо­ру­же­ние и тому подобное).

Государственные и по­ли­тические дея­те­ли (А. Бри­ан, П. Пен­ле­ве во Фран­ции, Р. Се­сил, О.Чем­бер­лен в Ве­ли­ко­бри­та­нии, Ф.Кел­лог, У. Бо­ра в США и другие) ак­тив­но ис­поль­зо­ва­ли па­ци­фи­ст­скую ри­то­ри­ку для оп­рав­да­ния сво­их дей­ст­вий на ме­ж­ду­народной аре­не (дик­то­ва­лись пре­ж­де все­го ин­те­ре­са­ми их собственных го­су­дарств). В западно- ев­ропейских стра­нах 1920-1930-х годов апел­ля­ция к па­ци­фи­ст­ским на­строе­ни­ям на­се­ле­ния бы­ла важ­ным фак­то­ром и при про­ве­де­нии внутренней по­ли­ти­ки, для ус­пе­ха на вы­бо­рах в пред­ста­вительные ор­га­ны вла­сти.

В Рос­сии в конце XIX — начала XX веков тео­ре­тическую ба­зу Пацифизма раз­ра­ба­ты­ва­ли юри­сты и со­цио­ло­ги М.А. Эн­гель­гардт («Веч­ный мир и ра­зо­ру­же­ние», 1899 год), Ф.Ф. Мар­тенс («Со­вре­мен­ное ме­ж­ду­на­род­ное пра­во ци­ви­ли­зо­ван­ных на­ро­дов», тома 1-2, 1882-1883 годы), Л.А. Ка­ма­ров­ский («Глав­ные мо­мен­ты идеи ми­ра в ис­то­рии», 1895 год), М.А. Тау­бе («Прин­ци­пы ми­ра и пра­ва в ме­ж­ду­на­род­ных столк­но­ве­ни­ях сред­них ве­ков», 1899 год), князь В. В. Те­ни­шев («Веч­ный мир и ме­ж­ду­на­род­ный тре­тей­ский суд», 1909 год) и другие. Российский Пацифизм по­лу­чил государственную под­держ­ку в фор­ме ини­ции­ро­ван­ной Рос­си­ей Ме­ж­ду­народной кон­фе­рен­ции по во­про­су ог­ра­ни­че­ния воо­ру­же­ний и уч­ре­ж­де­ния ме­ж­ду­народного ар­бит­ра­жа (1899 год). В раз­ви­тие этой ини­циа­ти­вы на Га­аг­ских кон­фе­рен­ци­ях ми­ра 1899 и 1907 годов бы­ли при­ня­ты ме­ж­ду­народные кон­вен­ции о за­ко­нах и обы­ча­ях вой­ны, став­шие не­отъ­ем­ле­мой ча­стью норм ме­ж­ду­народного гу­ма­ни­тар­но­го пра­ва. В начале XX века Пацифизм при­нял в Рос­сии фор­му ан­ти­во­ен­но­го дви­же­ния, он имел об­щественную под­держ­ку пре­ж­де все­го в ин­тел­ли­гент­ских кру­гах. Соз­да­ны Санкт-Пе­тербургское и Московское общества ми­ра, Ки­ев­ское общество дру­зей ми­ра (все в 1909 году) и другие. Впер­вые де­ле­га­ция па­ци­фи­стов из Рос­сии при­ня­ла официальное уча­стие в 18-м Все­об­щем кон­грес­се ми­ра в Сток­голь­ме (1910 год), гла­ва российской де­ле­га­ции Па­вел Д. Дол­го­ру­ков был из­бран ви­це-пре­зи­ден­том кон­грес­са. В по­сле­дую­щий ис­то­рический пе­ри­од до 1990-х годов российский Пацифизм как дви­же­ние не имел дос­та­точ­ных по­ли­тических ус­ло­вий для не­за­ви­си­мо­го раз­ви­тия, ус­ту­пил ме­сто дви­же­нию сто­рон­ни­ков ми­ра, на­прав­ляв­ше­му­ся партийной и госсударственной вла­стью.

В современном ми­ре по­ня­тие «Пацифизм» ис­поль­зу­ет­ся для обо­зна­че­ния ми­ро­воз­зренческой и нрав­ственной по­зи­ции, идео­ло­гии об­щественного дви­же­ния. В ка­че­ст­ве ми­ро­воз­зренческой по­зи­ции Пацифизм мо­жет не ог­ра­ни­чи­вать­ся ан­ти­во­ен­ной ус­та­нов­кой, но пред­став­лять различные док­три­ны не­на­си­лия, пас­сив­но­го со­про­тив­ле­ния, мо­раль­но­го со­вер­шен­ст­во­ва­ния, нрав­ст­вен­ной чис­то­ты. В ка­че­ст­ве нравственной по­зи­ции Пацифизм оз­на­ча­ет ин­ди­ви­ду­аль­ный от­каз от на­си­лия и со­уча­стия в нём, в ча­ст­но­сти от­каз от служ­бы в ар­мии и от то­го, что­бы брать в ру­ки ору­жие. В ро­ли идео­ло­гии Пацифизм обос­но­вы­ва­ет не­об­хо­ди­мость и воз­мож­ность ус­та­нов­ле­ния все­об­ще­го ми­ра, ис­поль­зуя взаи­мо­свя­зан­ные прин­ци­пы: аб­со­лют­ной не­до­пус­ти­мо­сти вой­ны, аб­со­лют­но­го за­пре­та на­си­лия или при­ме­не­ния си­лы и аб­со­лют­ной не­при­ем­ле­мо­сти убий­ст­ва. Как об­щественное дви­же­ние Пацифизм пред­по­ла­га­ет ши­ро­кую про­па­ган­ду ми­ро­творческих идей и цен­но­стей, про­ве­де­ние ма­ни­фе­ста­ций в за­щи­ту ми­ра, осу­ж­де­ние гон­ки воо­ру­же­ний, при­зыв к сни­же­нию во­енной ак­тив­но­сти го­су­дарств, ра­то­ва­ние за мир­ное уре­гу­ли­ро­ва­ние ме­ж­ду­народных и внут­ри­го­су­дарственных кон­флик­тов, осуж­де­ние тер­ро­риз­ма меж­ду­на­род­но­го. К совркмкнным па­ци­фи­ст­ским ор­га­ни­за­ци­ям от­но­сят­ся: Ме­ж­ду­народное бю­ро ми­ра (ос­но­ва­но в 1891-1892 годы), Все­мир­ный со­вет ми­ра (1949-1950 годы), Па­гу­ош­ское дви­же­ние, Ме­ж­ду­народная кри­зис­ная груп­па (ос­но­ва­на в 1995 году) и другие. Они тес­но взаи­мо­дей­ст­ву­ют с ме­ж­ду­народными и меж­пра­ви­тельственными ор­га­ни­за­ция­ми [ООН, ЮНЕСКО, ЮНКТАД (Кон­фе­рен­ция ООН по тор­гов­ле и раз­ви­тию), Дви­же­ние не­при­сое­ди­не­ния и другие].

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

что такое пацифизм и чем он опасен? – WARHEAD.SU

Легко быть пацифистом, когда нет войны

Изобретение ядерного оружия и его наглядное применение в середине XX века усилили антивоенные настроения по всему миру. Однако не стоит путать пацифизм и антимилитаризм. Они схожи: и тот и другой — против войны. Но есть и отличия.

Антимилитаристы в основном против раздувания военного бюджета, гонки вооружений и разработки новых видов оружия.

Это люди, которые хотят закрыть танковый завод и открыть на его месте шоколадную фабрику.

Антимилитаристы меркантильны. Они боятся, что государство выманит у налогоплательщиков последнюю копеечку и спустит на армейских дармоедов и ненужные железяки («а могли бы раздать пенсионерам»). Можно сказать, что антимилитаристы выступают против войны по экономическим и некоторым социальным соображениям. Война — это невыгодно и нецивилизованно. Не будем спорить. Кстати, сами по себе эти ребята — антимилитаристы — бывают иногда очень воинственными.

Пацифисты же всегда личности духовные. Они о деньгах не думают. Они просто отрицают насилие. Без каких-либо исключений. Не важны причины, мотивы и возможные последствия, главное — никакого насилия, особенно войны. Войну как способ достижения мира они не признают. Потому что кровопролитие не может быть орудием справедливости. Все люди должны жить в мире, а все конфликты разрешаться исключительно мирным путём.

Пацифисты зачастую аполитичны и проповедуют любовь к ближним, прощение, терпимость, отмену смертной казни и вегетарианство. Некоторые из них отказываются служить в армии. Особо идейные готовы «подставить вторую щёку», но не советуем проверять это на практике.

Где-то рядом с пацифистами и антимилитаристами стоят антивоенные движения и протесты. Их отличие состоит в том, что они выступают не за всё хорошее против всего плохого, а против конкретной войны, которая уже идёт или вот-вот начнётся. Протестующие хотят повлиять на решения, принимаемые правительством, и зачастую не брезгуют силовым противостоянием с полицией.

«Война сладка тому, кто её не изведал»

Приведённая выше фраза принадлежит Эразму Роттердамскому. Он же в 1517 году написал трактат «Жалоба мира», в котором заклеймил войну как «первопричину всех бед и зол, бездонный океан, поглощающий всё без различия».

Эразм Роттердамский

Голландский философ, которого прозвали «принцем гуманистов», был первым, кто аргументированно осудил войну в самом широком смысле слова. От мелких бытовых столкновений до крупных сражений между странами и городами. Конфликты заложены в человеческой природе, но есть те, кто раздувают их до размеров войн. Это тираны. А вот мудрые государи должны радеть о мире и не враждовать между собой.

Для XVI века идея, что мир приносит больше пользы, чем война, была вполне свежа. Но особенно оригинальна точка зрения, что «мир по большей части зависит от сердец, желающих мира» и что сторонники мира должны идти на всё, чтобы его сохранить.

Звучит знакомо? После работы Л. Н. Толстого «Царство Божие внутри вас» неприятие любых форм применения силы, в том числе и вооружённой борьбы, в России получило название «толстовство». Основная идея толстовства состоит в том, что насилие не может защитить нас от насилия. Оборонительная борьба — это ложь. А главные сеятели этой лжи и основные помехи на пути всеобщего мира — это «патриотизм и правительство». Эти двое виноваты во всех войнах человечества.

Лев Толстой

Помимо христианской традиции пацифизм уходит философскими корнями в индуизм, в котором понятие непричинения зла (ахимса) имеет большое значение. Последователем Толстого был Махатма Ганди, организовавший и возглавивший ненасильственное протестное движение за освобождение Индии. Кстати, день его смерти был провозглашён Международным днём ненасилия резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН в 2007 году.

Мартин Лютер Кинг, продолжатель Толстого и Ганди, дал пацифизму довольно точное определение. Пацифизм — это «противостояние злу силой любви, основанное на вере в то, что лучше терпеть зло, чем причинять его».

Однако у большинства терпение не железное.

«Война наносит самые страшные удары мещанству, мещанскому покою и удовлетворённости»

Несмотря на изрядное количество сторонников, противников у идеологии ещё больше. Среди них был и Николай Бердяев, который считал, что пацифизм происходит от излишнего материализма и буржуазного малодушия.

Николай Бердяев

Кстати, трусость, эгоизм и желание отсидеться за спинами своих же сражающихся друзей — самое частое и самое тяжкое обвинение в адрес пацифистов. Более того, не сопротивляясь, например, захватчику, пацифист косвенно поддерживает его.

Другое расхожее мнение о сторонниках ненасилия — что они живут иллюзиями, не видят реальности и просто боятся запачкать руки. Кроме того, пацифизм упрекают в нелогичности. Ведь если пацифисты превыше всего ценят мир, то почему они не встают на его защиту и позволяют агрессорам его разрушать?

На самом деле, абсолютных пацифистов, последовательно придерживающихся идеи ненасилия, довольно мало. Возможно, на определённом этапе вмешивается естественный отбор — кто не сопротивляется, тот погибает. Таким образом, число приверженцев абсолютного пацифизма примерно всегда остаётся одним и тем же.

Социальную природу идеологии хорошо охарактеризовал Лев Троцкий, который писал о пацифизме как об отдушине, через которую разгневанная, но недальновидная буржуазия может выпустить пар своего негодования. Под контролем крупного капитала и с его согласия, разумеется. Заметьте, движение действительно популярно именно в среднем классе и практически неизвестно на верхах. В общем, как заметил Лев Давыдович, «передовые народы режут друг другу глотки под знаменем пацифизма», а военная индустрия прирастает миллионами.

«Если страна, выбирая между войной и позором, выбирает позор, она получает и войну, и позор».

Основная опасность пацифизма в том, что он не различает сражение в бою и убийство, которое является уголовным преступлением. Называя каждого солдата убийцей, пацифисты ложно обвиняют невиновных. Напомним на всякий случай, что убийство запрещено даже на войне. Игнорирование разницы между ведением боя и убийством — главный риторический козырь пацифистов. Если его убрать, то остаются лишь банальные истины, что мир лучше войны и давайте жить дружно.

Но поражение живой силы противника не может быть приравнено к убийству. Более того, отдельные силовые операции хоть и редко, но бывают полностью бескровными. Современные же дистанционные и роботизированные средства ведения войны вообще направляют разговор о том, что такое война, в новое русло.

Сбитый дрон или пролёт самолёта с «хибинами» (отечественный авиационный комплекс радиоэлектронного противодействия (КРЭП). — Прим.ред.) на крыльях не укладывается в пацифистскую парадигму насилия, ненасилия, непричинения зла и любви к ближнему. Современные средства ведения войны создаются именно для того, чтобы сберечь человеческие жизни. Как ни парадоксально, военные оказываются бо́льшими гуманистами, чем сами пацифисты.

Другая опасность состоит в том, что пацифисты, полностью отрицая право государств на войну и требуя исключительно мирного решения любых споров, подразумевают создание некоего всемирного судебного органа, который эти споры будет рассматривать. Идея утопична хотя бы потому, что не все споры имеют правовую природу. Но главное то, что подчинение юрисдикции такого суда будет ограничивать государственный суверенитет. А суверенитет — это независимость государства, его самостоятельность и способность быть самим собой. Проповедуя отказ от войны, сторонники ненасилия на самом деле лишают нас свободы. Потому что в конечном итоге мы граждане настолько, насколько суверенно наше государство. И мы настолько свободны, насколько оно независимо.

Отказ от защиты свободы — дорога в никуда.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Устав воинствующего пацифизма – Деньги – Коммерсантъ

Русские сектанты тяжело страдали за свои пацифистские убеждения: за отказ от солдатской службы их наделяли землей в солнечной Грузии

Фото: РОСИНФОРМ

        Начавшийся 1 октября призыв в вооруженные силы РФ, как обычно, будут самыми разнообразными способами бойкотировать множество призывников. Часть из них за неимением лучшего будут объяснять отказ от службы своими пацифистскими убеждениями. Между тем пацифизм существует уже больше столетия: в 1901 году участники XI Всеобщего конгресса мира, объединявшего энтузиастов антивоенного движения, придумали называть себя пацифистами. Однако пацифисты участвовали во всех крупных войнах, которые шли на планете.

Война веками воспринималась как нечто естественное и неизбежное вроде стихийного бедствия, однако всегда находились люди, желающие оградить себя и свою собственность от ее превратностей. Между тем побудительные мотивы у них были и остаются разными. Первым их них следует признать желание попасть в рай. Впрочем, как только идейные пацифисты начинали проповедовать ненасилие и непротивление злу, выяснялось, что эти миролюбивые принципы нужно отстаивать с оружием в руках. Так, в начале XVI века на волне Реформации в Швейцарии возникло учение анабаптистов, которые считали, что христианин должен не вооружаться, а подставлять противнику то одну, то другую щеку. Но вскоре, с началом крестьянской войны в Германии, анабаптисты уже вовсю сражались в повстанческой армии Томаса Мюнцера, который стремился установить царство божие на земле, предварительно уничтожив всех, кто не захочет жить в мире и согласии. С тех пор так и повелось: в мирные годы пацифизм развивается и крепнет, но стоит приблизиться войне — и ряды его сторонников быстро редеют.
       Между тем пацифизм, зародившийся во времена Реформации, был важной частью доктрины квакеров, меннонитов и некоторых других протестантских течений и распространялся по миру благодаря переселению приверженцев этих церквей. Так, секта меннонитов, запрещавшая своим членам браться за оружие, возникла в Нидерландах в XVI веке. Вскоре из-за гонений на религиозной почве меннониты были вынуждены переселиться в Польшу, где осели в районе Данцига (Гданьска). Но в 1772 году Данциг отошел Пруссии, в которой правил воинственный Фридрих II. Он полагал, что воинская повинность обязательна для всех, и меннонитов поставили перед выбором: служить или лишиться части экономических прав. В те времена Екатерина II активно зазывала немецких крестьян в Россию. Меннонитам тоже было предложено поселиться на бескрайних просторах православной империи — с обещанием освобождения от рекрутчины. Около 1787 года меннониты начали переезд в Россию. Заботу о них взял на себя князь Потемкин, как никто другой заинтересованный в скорейшем заселении причерноморских степей и Крыма. Он выбил для меннонитов крупные кредиты, добился, чтобы им предоставлялись большие наделы, чем другим немцам-колонистам, и не прогадал. Сектанты оказались исключительно трудолюбивыми даже по немецким меркам. Благодаря им Потемкин мог хвастаться перед государыней цветущими как сад поселениями, не прибегая к очковтирательству.
Советские евангелисты меняли свои взгляды на воинскую повинность лишь после нескольких разговоров на Лубянке

Фото: РОСИНФОРМ

       В начале XIX века в России было уже 56 меннонитских поселений, обитатели которых придерживались принципа радикального пацифизма. Между тем в Российской империи к тому времени были и собственные убежденные пацифисты, готовые скорее идти на каторгу, чем брать в руки оружие. С XVII века в России существовала секта духоборов, которые считали человеческое тело храмом и вместилищем божьего духа, а потому категорически запрещали убийство. Им вторила секта молокан, которые также отказывались давать государству рекрутов. Если меннонитам власти благоволили, то русские сектанты подвергались постоянным гонениям. Так, Николай I вскоре после восшествия на престол постановил: «Кто не желает принять лоно православия и отныне не будет служить в армии, немедля будет сослан в специально отведенное место». Первыми от этого указа пострадали духоборы, которые были высланы в Грузию.
       С такой же враждебностью российские власти отнеслись и к другим пацифистским сектантам, самыми опасными из которых считались толстовцы. Граф Лев Толстой начал проповедовать свои несхожие с православием взгляды в 1880-х годах, а с 1901 года перешел к открытой пацифистской пропаганде. В обращенной к нижним чинам «Солдатской памятке» Толстой писал: «В Евангелии сказано, что не только не должно убивать своих братьев, но не должно делать того, что ведет к убийству… Разве может совесть твоя быть не в тебе, а в ефрейторе, фельдфебеле, ротном?.. Постыдно положение блудницы, которая всегда готова отдать свое тело на осквернение тому, на кого укажет хозяин, но еще постыдней положение солдата, всегда готового на величайшее преступление, на убийство человека, всякого человека, на которого только укажет начальник».
       Хотя Толстой за свои проповеди был отлучен от церкви, его последователей это не отпугнуло, и в первые годы ХХ века в России возникло организованное пацифистское движение. В нем участвовали не только полуграмотные сектанты-крестьяне, но и вполне образованная публика. Одним из вождей толстовства стал князь Хилков. Близко знавший его современник писал: «Князь Дмитрий Александрович Хилков был казацким сотником и участвовал в войне с турками на Кавказе в 1877 году. На войне ему пришлось собственноручно зарубить турка. Это так подействовало на него, что он вышел в отставку. Кроме того, на него имели большое влияние духоборы, в селении которых на постое была его сотня. Оставив службу, он поселился в своем имении Павловках Сумского уезда Харьковской губ. Но быть помещиком он не хотел, роздал всю землю крестьянам, оставив себе только семь десятин, построил хату и работал как крестьянин». Женившись на Цецилии Винер, последовательнице Толстого, и познакомившись через нее с писателем, князь обратился в новую веру. Соединив духоборчество со взглядами Толстого, Хилков стал проповедовать среди своих крестьян. За свою веру он пострадал: вместе с женой его выслали в Закавказье, а их дети насильно были крещены в православие.
Социалист Жан Жорес считал, что, пока он жив, война не начнется. Первая мировая война началась на следующий день после его убийства
       Но главный удар по пацифизму толстовцев нанесла вовсе не государственная власть, а сам ход исторических событий. Вскоре после высылки Хилкова выяснилось, что толстовцы не были такими принципиальными противниками насилия, какими хотели казаться. Осенью 1901 года крестьяне хилковской Павловки, считавшиеся ярыми толстовцами, не удержались от участия в восстании, в ходе которого была разгромлена православная церковь. Когда же началась первая мировая война, принципам изменил и сам Хилков: он ушел добровольцем на фронт и погиб в 1914 году. Словом, начало социальных катаклизмов вновь поставило крест на пацифистских идеалах.
       Не избежали той же участи и меннониты. Хотя в ходе первой мировой представители этой общины призывались на фронт только в качестве санитаров либо служили в лесных командах, то есть на лесоповалах, начало гражданской войны заставило их взяться за оружие. В 1919 году в меннонитских поселениях юга России и Поволжья создавались отряды самообороны, которые не подпускали к своим домам бандитов и мародеров.
       С приходом советской власти от пацифизма пришлось отказаться и другим протестантским сектам. В 1919 году большевики особым декретом освободили от воинской службы всех тех, кому вера запрещала держать оружие. Но после выхода декрета у евангелистов и баптистов появилось немало новых последователей, так что число потенциальных отказников достигло примерно миллиона. Власть поспешила принять меры: в 1923 году был арестован лидер евангелистов Иван Проханов, который требовал признать отказ от несения воинской службы нормой для любого христианина. В том же году Проханов вышел на свободу, но его мировоззрение коренным образом изменилось. Состоявшийся по его инициативе съезд евангелистов признал всеобщую воинскую обязанность вполне правомерной. Примеру евангелистов в 1926 году последовали и баптисты. Итог воспитательной работы органов с сектантами-пацифистами оказался впечатляющим: в годы Великой Отечественной войны от службы в армии по религиозным мотивам отказались 837 человек.
       
Профессиональная борьба за мир принесла Фредерику Пасси Нобелевскую премию и обеспеченную старость

«Огромные финансовые неудобства»

Если в России религиозные пацифисты пытались избежать давления со стороны государства, то на Западе они стремились сами влиять на государственные дела через общественное мнение. Первоначально в Европе и Америке основными выразителями пацифистских идей были все те же протестантские сектанты, в особенности квакеры, которые предпочитали действовать через общественные организации. Первой такой структурой стало Нью-Йоркское общество мира, созданное в 1815 году коммерсантом Дэвидом Лоджем. Год спустя аналогичное общество в Лондоне создал квакер Уильям Аллен. Другой квакер, американец Элиу Буррит, в 1846 году основал в Англии Лигу братства, преследовавшую те же цели и со временем поглотившую Лондонское общество мира.
       Квакерские общества вели пацифистскую пропаганду, на которую шли щедрые пожертвования многочисленных сторонников вероучения. Так, пацифистка Присцилла Пекковер пожертвовала делу мира состояние, доставшееся ей в наследство от отца — богатого кембриджского квакера. Проповедь пацифизма была благосклонно принята в Англии, поскольку, как впоследствии объяснял французский пацифист барон д`Эстурвиль де Констан, «несмотря на культ атлетических видов спорта, движения, путешествия и приключения, англичане слишком привязаны к миру и к деньгам, которые позволяют им наслаждаться этим миром». Там же, где появлялись деньги, не могли не появиться и профессиональные пацифисты, живущие за счет деятельности в пацифистских организациях, чтения лекций, а также издания книг и статей соответствующей направленности. Так, в XIX веке появился новый тип карьерного пацифиста, стремящегося переустроить мир на более разумных основаниях и, если получится, немного заработать в ходе этого переустройства.
Чтобы защищать мир было удобнее, Эндрю Карнеги укрепил свой Дворец мира сторожевыми башнями

Фото: Reuters

       В середине XIX века большую популярность в деловых кругах Европы и Америки приобрели идеи свободной торговли, и люди, умевшие аргументированно увязать пацифизм с экономическими интересами, могли рассчитывать на быструю политическую и общественную карьеру. В первый ряд борцов за мир выдвинулся французский экономист Фредерик Бастиа, который считал войны досадной помехой на пути развития международной коммерции. Идеи Бастиа нашли сочувствие у публики, а сам он стал депутатом французского парламента. Аналогичным способом выдвинулся его соотечественник и коллега Фредерик Пасси, впоследствии — один из первых лауреатов Нобелевской премии мира. Пасси был поражен тем равнодушием, с которым французское общество относилось к сведениям о больших потерях в ходе Крымской войны, в то время как вести о разрушениях из-за наводнения на Луаре повергли публику в шок. Простые подсчеты показали экономисту, что ущерб от военных действий значительно выше, чем от любого паводка. Пасси начал утверждать, что войны несут «огромные финансовые неудобства, гибель собственности и торговли, угрозу жизни и свободе индивидуума». Он был услышан многими, в том числе крупными бизнесменами. По крайней мере, когда в 1867 году Пасси организовал Международную и постоянную лигу мира, возглавил ее крупный эльзасский промышленник Жан Дольфюс — он был весьма заинтересован в вечном мире, ведь его текстильные предприятия находились на границе с Пруссией. Если религиозные пацифисты стремились к тому, чтобы людям не позволяла браться за оружие их совесть, то Пасси и его сторонники надеялись сделать войну невозможной с помощью международного права, а споры между государствами решать через независимый арбитраж. Хотя такой подход был более рациональным, столкновения с действительностью он тоже не выдержал. Франция проиграла начавшуюся в 1870 году франко-прусскую войну. Лига мира перестала существовать — теперь французы мечтали не столько о вечном мире, сколько о возвращении Эльзаса и Лотарингии, отошедших немцам. Пасси лишился спонсора, ведь Дольфюс, оставшийся в Эльзасе, превратился из французского фабриканта в немецкого промышленника. Впрочем, несмотря на это, в 1881 году Пасси стал депутатом парламента. На склоне лет он позволял себе писать письма европейским монархам, устраивал конференции парламентариев из разных государств и получал неплохие гонорары за лекции в престижных университетах.
Стальной магнат Эндрю Карнеги с готовностью тратил на борьбу за мир деньги, накопленные за время гражданской войны в США

Фото: AP

       Благодаря активной пропагандистской деятельности Пасси и его многочисленных сподвижников из разных стран мира к концу XIX века пацифизм стал настолько популярным, что депутатов-пацифистов в парламентах Европы стало почти так же много, как в наши дни депутатов-экологов. Спонсоры у движения также появились весьма серьезные. Достаточно вспомнить Альфреда Нобеля, разбогатевшего на производстве динамита, и стального короля Эндрю Карнеги, заработавшего на поставках армии Севера во время гражданской войны в США.
       Особого успеха карьерные пацифисты достигли во Франции, где накануне первой мировой войны редкое правительство обходилось без их присутствия. И все же избежать войны не удалось. Уже после ее начала Лев Троцкий иронизировал по поводу довоенного парламентского пацифизма французов: «Мелкий буржуа посылал в парламент радикала, который обещал ему охранять мир… Радикальный депутат из провинциальных адвокатов приезжал в Париж не только с самыми лучшими пацифистскими намерениями, но и без твердого представления о том, где находится Персидский залив и кому и зачем нужна Багдадская железная дорога. Парламентское большинство, т. е. совокупность таких радикально-‘пацифистских’ депутатов, выдвигало из своей среды радикальное министерство, которое немедленно же оказывалось опутано по рукам и по ногам всеми ранее заключенными дипломатическими и военными обязательствами и финансовыми интересами французской биржи в России, Африке и Азии. Не переставая источать из себя пацифистские фразы, министерство и парламент продолжали автоматически вести мировую политику, которая вовлекла Францию в войну». Так убежденные пацифисты приняли участие в развязывании мировой войны и, разумеется, приложили максимум усилий, чтобы выйти из нее победителями. Если же карьерный пацифист пытался отказаться от роли политического статиста в ходе подготовки войны, под угрозой оказывалась не только его карьера, но и жизнь. 31 июля 1914 года был застрелен лидер французских социалистов Жан Жорес, выступавший за сохранение мира любой ценой. Примечательно, что его убийца — националист Рауль Вилен — сумел уклониться от всеобщей мобилизации: всю войну он тихо просидел в тюрьме, а в 1919 году был оправдан, поскольку убийство пацифиста было признано патриотическим актом. Зато закончилась война истинным триумфом пацифизма, ведь президент США Томас Вудро Вильсон присоединился к антигерманской коалиции, дабы обеспечить демократии победу в «войне, которая положит конец всем войнам».
       
Война во Вьетнаме была так непопулярна среди американских студентов, что самым популярным развлечением среди них стали антивоенные манифестации

Фото: РОСИНФОРМ

«Угрюмое несотрудничание»

Если XIX век породил тип пацифиста-карьериста, то ХХ век принес с собой новый тип пацифиста-уклониста, главной целью которого был не рай после смерти и не признание заслуг при жизни, а избавление от риска быть убитым на поле боя. Если раньше войну вели относительно небольшие армии, состоявшие в основном из солдат-крестьян и офицеров-дворян, то с введением в европейских странах всеобщей воинской повинности в армию стали попадать представители свободных профессий, которые в отличие от дворян не считали службу своей почетной привилегией и в отличие от крестьян умели мыслить критически. На фронтах первой мировой оказались тысячи художников, поэтов, писателей, адвокатов, которые не могли полюбить войну, но могли ярко живописать ее ужасы. Так зародился дух отвращения ко всему военному, который до сих пор живет в сердцах многих европейцев.
       Чем дольше шла первая мировая война, тем больше становилось тех, кто был готов ухватиться за любую теорию, лишь бы она оправдывала их нежелание оказаться в окопах. В России пацифизм этого типа привел к триумфу большевиков, обещавших «мир без аннексий и контрибуций», а позже проведших тотальную мобилизацию в ходе гражданской войны.
       После войны таких пацифистов оставалось довольно много, что нашло отражение в многочисленных антивоенных произведениях 1920-1930 годов вроде «На Западном фронте без перемен» Ремарка. К тому же периоду относятся первые успехи Ганди, который, используя тактику гражданского неповиновения, точно знал, что англичане, уставшие от крови мировой войны, не станут применять силу против него и его сподвижников. Ганди стал кумиром многих европейцев, увидевших в его действиях долгожданный «свет с Востока», который поможет в будущем навсегда отказаться от войн. Общий стиль мышления европейских пацифистов тех лет описал профессор физики Фримен Дайсон, который в конце 1930-х еще учился в английской школе: «В 1937 году мы ясно видели, что приближается вторая кровавая бойня. Мы вычислили, что с вероятностью десять к одному погибнем через пять лет. К этому времени мы уже были неистовыми пацифистами. Нам рисовались грандиозные картины спасения Европы ненасильственными методами. Солдаты, марширующие от страны к стране, не встречая сопротивления, наталкиваясь лишь на угрюмое несотрудничание. Лидеры несопротивленцев, падающие под пулями, и другие, немедленно и бесстрашно встающие на их место… Солдаты противника, обращенные в веру непротивления, возвращающиеся по домам и применяющие к своим правительствам тактику, которой мы их научили. Финальная неспособность Гитлера противостоять отказу своих солдат ненавидеть их врагов. Слом военной машины повсюду, ведущий к эре всемирного покоя и благоденствия… В конце концов, Ганди 30 лет боролся за то, чтобы сделать эти видения реальными для Индии, и преуспел».
       Однако действительность, как всегда, оказалась пацифистам не по зубам. Отошел от пацифизма и Дайсон, которого возмутили действия коллаборационистов во Франции: «Многие французы, поддерживавшие Петэна, были убежденными пацифистами, разделявшими мою веру в непротивление злу насилием… Пацифизм как моральная сила утратил авторитет после того, как к нему присоединился Лаваль». Отрешившись от пацифистских мечтаний, будущий профессор стал аналитиком Королевских воздушных сил и занялся статистической обработкой данных о результатах бомбардировок немецких городов: «Немцы убивали одного человека на каждую тонну бомб, сброшенных на Англию. Чтобы убить одного немца, мы были вынуждены сбрасывать в среднем три тонны». Подобным образом сложилась жизнь и многих других убежденных пацифистов, которым пришлось делать выбор, на чью сторону встать. Словом, во второй мировой пацифисты тоже активно участвовали.

Фото: РОСИНФОРМ

       Не пощадила судьба и главного кумира непротивленцев — Махатму Ганди. Пока борьба шла против относительно гуманных британских колонизаторов, ненасильственные меры приносили успех. Но как только освобождаемые индийцы принялись резать друг друга по религиозному признаку, идеалы ненасилия отошли на второй план. Сам Махатма был убит 30 января 1948 года индийским националистом. Индия и Пакистан с тех пор, как известно, неоднократно воевали.
       Впрочем, уклонистский пацифизм еще не раз давал о себе знать. В 1960-1970-е годы Америку сотрясало мощное антивоенное движение, участники которого требовали прекратить затянувшуюся войну во Вьетнаме. Главными действующими лицами в нем были студенты, не желавшие служить в армии, а одним из виднейших лидеров — уклонист со стажем Дэвид Деллинджер (во время второй мировой войны он отказался от призыва, за что и отсидел два года в тюрьме). В конце концов американские войска покинули Вьетнам, но было ли это заслугой пацифистов, сказать сложно. Ведь кроме них на американскую армию воздействовали еще и вьетконговцы, которые пацифистами не были. Так что можно сказать, что американские пацифисты все же поучаствовали в войне на стороне товарища Хо Ши Мина.
       

Догонка вооружений

ХХ век увидел также рождение пацифизма особого рода — дипломатического пацифизма великих держав, призванного укрепить их позиции на мировой арене. Первым в роли пацифиста такого рода выступил российский император Николай II.
Пацифист Дэвид Деллинджер смело боролся с «фашистами» в руководстве США, после того как уклонился от борьбы с фашистами в руководстве Третьего рейха

Фото: AP

       В конце XIX века шел стремительный рост вооружений и военной промышленности. Активнее всех вооружалась Германия, которая не только граничила с Россией, но и находилась на ножах с Францией, с которой у России был союзный договор. Перед Россией возникла перспектива войны с противником, обладавшим значительно большим военным потенциалом. Первым забил тревогу военный министр Дмитрий Милютин, представивший государю петербургского юриста профессора Федора Мартенса, либерала и пацифиста. Хотя император не жаловал ни либералов, ни профессоров, миротворческие идеи Мартенса оказались созвучными интересам державы.
       В 1899 году в Нидерландах по инициативе российского императора открылась Гаагская мирная конференция, где с подачи Мартенса, входившего в состав российской делегации, обсуждались вопросы сокращения вооружений и гуманизации правил ведения войны. Хотя взаимного сокращения военных бюджетов, что было главной целью российской дипломатии, достичь не удалось, были приняты важные решения о запрещении метания снарядов с воздушных шаров, использования «удушающих или вредоносных газов», пуль «дум-дум» и т. п. Вместе с тем конференция имела большой пропагандистский эффект, и даже Эндрю Карнеги, тронутый красноречием Мартенса, пожертвовал миллионы на возведение Дворца мира в Гааге.
       Хотя в ходе первой мировой войны «вредоносные газы» и авиация применялись всеми воюющими сторонами, сама идея великодержавного пацифизма оказалась весьма живучей. По крайней мере, советское руководство возвращалось к ней не единожды. Так, с конца 1940-х годов при поддержке СССР по всему миру стали создаваться организации, призывавшие к борьбе за мир. Между тем советский пацифизм в те годы имел ту же природу, что и пацифизм времен Николая II, поскольку превосходство США в области атомного оружия, флота и стратегической авиации было очевидным.
Махатма Ганди боролся исключительно мирными средствами за право индийцев и пакистанцев воевать друг с другом

Фото: РОСИНФОРМ

       Первой пробой сил стал Всемирный конгресс интеллектуалов за мир, состоявшийся в 1948 году в Варшаве. А в 1949 году СССР с трибуны ООН предложил заключить Пакт мира между державами—членами Совета Безопасности, который обязал бы их отказаться от использования силы и угрозы силой при решении международных споров. Желая обеспечить поддержку пакту, СССР в августе того же года способствовал созданию Всемирного совета мира, в который вошло немало просоветски настроенных «интеллектуалов за мир». Хотя пакт был отклонен, двумя годами позже Всемирный совет мира обращался к мировым державам с обращением, больше всего напоминавшим ультиматум. В нем говорилось, что отказ какой-либо страны от подписания пакта будет рассматриваться как свидетельство агрессивных замыслов ее правительства. С похожим обращением выступил и Конгресс народов в защиту мира, проходивший в Вене в 1952 году.
       Не привела к каким-либо результатам и следующая кампания борцов за мир, начатая в 1955 году против создания вооруженных сил в ФРГ.
       Тем не менее всякий раз, когда НАТО выходило на новый «виток гонки вооружений», а СССР не поспевал с «асимметричным ответом», просоветские пацифисты выходили на демонстрации, принимали обращения, устраивали сборы подписей и т. п. Связь их с СССР порой оказывалось невозможно скрыть. Так, Ромеш Чандра, долгие годы возглавлявший Всемирный совет мира, не давал усомниться в том, кому он служит, награждая Брежнева золотой медалью Мира имени Жолио-Кюри и принимая в ответ «высокие правительственные награды». Бывали и крупные скандалы. Например, в октябре 1981 года лидер датских борцов за мир Арне Петерсон был арестован по обвинению в получении советских денег, а сотрудничавший с ним секретарь советского посольства выдворен из страны. В скандалах этих, в сущности, не было ничего удивительного, ведь пацифисты и на сей раз участвовали в войне — теперь уже в холодной.
Глава Всемирного совета мира Ромеш Чандра внес неоценимый личный вклад в дело мира и украшения пиджака Леонида Брежнева

Фото: РОСИНФОРМ

       С началом перестройки просоветский пацифизм начал сходить на нет. Однако своей главной задачи — поставить общественное мнение Запада на службу советской внешней политике — он так и не добился. И причиной тому, как и в других случаях, была война, поскольку никакая пропаганда не могла заставить граждан на Западе верить в миролюбие страны, оккупировавшей Афганистан.
       Сегодня пацифизм, как всегда, в почете. Поскольку все виды пацифизма, возникшие в прошлом, продолжают существовать, современный пацифист может рассчитывать на гранты со стороны религиозных организаций, делать парламентскую карьеру, получать помощь от заинтересованных иностранных правительств или просто уклониться от службы в «горячей точке», указав на свои убеждения. Но стоит приблизиться настоящей войне, как пацифизм быстро теряет свои с трудом завоеванные позиции.
       

Пацифист — это хорошо или плохо?

Фото: UGC

Пацифист — это человек, осуждающий все виды войн. Он убежден, что любые конфликты, в том числе между государствами и народами, можно и нужно решать мирным путем. Многие люди, изменившие этот мир, исповедовали пацифизм. Лев Толстой и Махатма Ганди, Джон Леннон и Альберт Эйнштейн были убежденными пацифистами. Попробуем разобраться детальнее с тем, кто такой пацифист.

Пацифист — это кто?

Автором слова «пацифизм» называют французского борца за мир Эмиля Арно. В 1901 году на Х Всемирном конгрессе сторонников мира в Глазго он предложил обозначать этим термином идеологию, осуждающую все виды войн.

С тех пор принято считать, что пацифист — это человек, который придерживается идеологии пацифизма.

Читайте также

Качества настоящего мужчины, которые ценят женщины

Пацифисты делятся на несколько типов:

  • Сторонники абсолютного пацифизма.

Это люди, которые убеждены, что человеческая жизнь имеет абсолютную ценность и лишать ее нельзя ни при каких обстоятельствах: ни на войне, ни в случае самообороны.

  • Условные пацифисты.

Эти люди верят, что ни война, ни насилие не могут решить ни одну проблему, но принимают тот факт, что при определенных условиях лучше война, чем мрачная альтернатива.

Условные пацифисты придерживаются этики утилитаризма, которая призывает оценивать любые поступки с точки зрения их последствий. Любой поступок считается хорошим, если он принес максимальную пользу максимальному количеству людей. Поэтому война за освобождение народа, с позиций утилитаризма, может быть приемлема.

Читайте также

Нарциссизм: что это, признаки проявления

  • Избирательные пацифисты.

Есть группа людей, которая готова активно бороться за полный запрет любого оружия массового уничтожения, но вполне допускает возможность и необходимость применения обычного оружия при определенных условиях.

Пацифизм может проявляться:

  • Как часть религиозных убеждений.

Многие религии на Земле содержат в себе элементы пацифизма. Например, в восточных учениях вроде буддизма, джайнизма или индуизма существует понятие «ахимса». Оно означает невозможность причинить вред ничему живому ни делом, ни словом, ни мыслью. Среди джайнистов есть секта, представители которой на рот надевают повязки, чтобы случайно не проглотить мелкое насекомое и подметают дорогу перед собой, боясь раздавить мельчайшую букашку.

Христиане гордятся Нагорной проповедью Иисуса, в которой есть призыв подставить вторую щеку тому, кто ударил тебя.

Читайте также

Нездоровые отношения: признаки, по которым их можно распознать

Протестантские общины амишей, меннонитов, адвентистов седьмого дня, свидетелей Иеговы и ряда других отказывались брать в руки оружие, считая это богопротивным поступком.

  • Как нерелигиозные верования в то, что человеческая жизнь свята.
  • В практической вере в то, что любая война абсурдна.

В ХХ веке возникла еще одна концепция, тесно связанная с идеями пацифизма, — идеология ненасилия. В ее основе лежит предположение о том, что нельзя считать злом человека, совершающего зло.

В сопернике нужно увидеть, прежде всего, человека у которого есть совесть. Не отвечая на его насильственные действия, можно прервать цепь зла. Сторонник ненасилия готовы к страданиям и боли, чтобы доказать свою правоту.

Читайте также

3 причины супружеской неверности и почему мужчины с высоким IQ изменяют реже

Тактика ненасилия помогла Махатме Ганди добиться независимости Индии, а Мартину Лютеру Кингу и его последователям — гражданских прав для цветного населения США.

Известный пацифист современности — Далай-лама XIV — назвал насилие одной из главных проблем человечества, возникающих из гнева и страха. Само по себе никакое оружие не стреляет, но большинство убийств из него совершают люди, одержимые гневом и ненавистью. Поэтому пацифист — это еще и тот, кто в состоянии контролировать свои эмоции и сдерживать разрушительные порывы.

Наконец, еще один убежденный приверженец идей пацифизма Джон Леннон в песне Imagine призывал к всемирному братству, предлагал представить хотя бы на минуту, что нет деления на страны и нет причин, чтобы убивать. Хотя романтик и мечтатель сам стал жертвой насилия, но идеи, которые он проповедовал, все еще актуальны.

Читайте также

Чайлдфри: кто это, почему они не хотят детей

Пока сторонники насилия решали локальные проблемы, в ХХ веке пацифисты меняли мир.

Фото: HereNow4U.net: UGC

Читайте также: Кто такой перфекционист: определение

Пацифист — это хорошо?

Можно ли в мире, полном несправедливости и насилия, быть пацифистом? Иными словами, может быть, пацифист — это безнадежный идеалист, который не нужен современному миру?

Существует целый набор аргументов, которые высказывают противники пацифизма. Среди них выделяют:

  • Политические.

Подробные аргументы сводятся к тому, что пацифизм не совместим с национальной политикой. Можно сколько угодно искать мирные средства решить проблему, но страна не может не ответить на агрессию. Ее обязанность — всеми средствами защищать собственных граждан. В этом суть теории общественного договора. Граждане соглашаются подчиняться властям и соблюдать законы в обмен на безопасность. И государство не может нарушить взятые на себя обязательства по защите.

Читайте также

Жак Фреско: цитаты о жизни

Сторонники чистой логики приводят несколько иные аргументы. Главный из них — мир не идеален, поэтому война не всегда несправедлива. Иногда она нужна для того, чтобы восстановить нарушенный естественный порядок. Нельзя потакать агрессору. Это только распалит его самомнение и аппетиты.

Также есть аргументы о том, что неважно, какие мотивы есть у пацифистов — любовь к миру, благоговение перед ценностью человеческой жизни. Но отказ от участия в войне на стороне своей страны делает их не благородными идеалистами, а людьми, которые игнорируют моральные обязательства перед обществом. Когда в опасности твоя семья, нет месту пацифизму.

Наконец, важным аргументом является утверждение о том, что пацифизму не место, когда речь идет об абсолютном зле. Иными словами, если бы человечество не боролось с нацизмом, не было бы человечества.

Читайте также

Что такое коучинг и зачем он нужен

  • Биологические.

Сторонники этого типа аргументов говорят, что человеку от природы присуща определенная доля агрессии. Она заставляет его:

  • Испытывать азарт и открывать неизведанное.
  • Быть честолюбивым и добиваться успеха в жизни.
  • Испытывать обиду за творящуюся в мире несправедливость и хотеть ее исправить.
  • Быть защитником для своих близких.

Пацифизм же призывает отказаться от любого вида агрессии, а следовательно, противоречит человеческой природе.

Вместе с тем стоит отметить, что в основе всех религий на Земле лежат запреты, которые ограничивают разрушительные человеческие инстинкты. И все попытки построить общество без религий проваливались.

Пацифизм — это не идеальная идеология, а всего лишь определенный путь, подобный тому, что предлагает религия. Как и для всех религиозных предписаний, идеологии пацифизма трудно придерживаться. Очень много в мире зла и насилия, которые хочется пресечь.

Читайте также

Альтруизм — это хорошо или плохо?

Показательным является Моление о чаше — одна из наиболее драматических историй в христианстве. Иисус знает о том, что его ждет, просит Бога дать ему другую судьбу. Но лишь приняв позицию о том, что важна не его воля, а Божья, он идет навстречу гибели и будущей славе.

В этом эпизоде Иисус максимально близок к большинству живущих на планете. Ему страшно, его человеческая натура протестует против уготованной участи. Не усмири он натуру, не смог бы стать великим учителем для людей.

В буддизме также есть легенда, показывающая, как возможен пацифизм. Однажды Будду и учеников не пустили в селение. Более того, жители кидали в них камни. Ученики поддались гневу и хотели ответить обидчикам, но Будда им запретил. На их удивленный вопрос он пояснил:

Читайте также

Прагматизм — это хорошо или плохо?

Помните, в предыдущем селении жители принесли нам цветы и много фруктов. Мы поблагодарили за радушие, но от даров отказались. Мы не берем больше, чем можем съесть за один раз. Жители принесли фрукты назад, раздали детям, и в селении была радость. А что принесут домой наши сегодняшние гонители, кроме гнева?

Можно много спорить о том, хорош или плох пацифизм и те, кто его исповедует. Но этой позиции много веков, она укоренена во многих религиях, и за это ее стоит уважать.

Читайте также: Красивые высказывания про жизнь и любовь со смыслом

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/family/relationship/1756775-pacifist-eto-horoso-ili-ploho/

Орден для дезертира. Семь вариантов пацифизма

Май – время шествий «Бессмертного полка», танцев в гимнастерках, приступов патриотизма на премьерах «Собибора», время колбасы, украшенной георгиевской ленточкой. Хочется закрыть глаза и оказаться в здании под названием «Черный алмаз», в Национальной библиотеке Дании, где проходила выставка «Долой оружие» (2015).

Трусы, коллаборационисты, иуды, изменники Родины, пособники врага – как только не называют пацифистов в военное время. Получается, датчане сделали выставку про предателей?

Во время Первой мировой войны Дания желала остаться нейтральной страной. «Конечно же, войны следует избегать. Но что я буду делать, если на страну нападут?» – размышляли датчане. Семеро из них – пацифистка Элине Хансен, социалистка Мария Нильсен, министр Петер Мунк, литературовед Георг Брандес, синдикалист Андреас Фрицнер, солдат Кристиан Кампрадт, переводчица Ингеборг Стеманн – не желали участвовать в военных действиях. Каждый из них, как мог, противостоял историческим обстоятельствам неодолимой силы. Каждая из семи частей выставки представляла собой коллаж из личных вещей, фотографий, записок, книг, осколков войны, политических символов эпохи.

Вариант действия №1: помощь военнопленным

Ингеборг Стеманн (1889–1973), огромный портрет которой находился в самом начале экспозиции, была учительницей и переводчицей. С детства она считала важным изучение различных культур. Ингеборг продолжала гуманитарную династию – мать писала исторические работы, бабушка переводила. Учеба в Копенгагенском и Парижском университетах, самообучение – и кроме родного датского, Стеманн заговорила на десяти языках: исландском, шведском, латинском, греческом, французском, немецком, польском, русском, китайском, японском. Занималась интернациональными и мультикультурными проектами, преподавала, издавала книги, способствовала сотрудничеству между людьми разных национальностей.

Для переводчика всегда найдется дело на войне, но обязательно ли это дело будет связано с убийством? Когда датчане построили в Хорсероде лагерь для захваченных австро-венгерской армией пленных, для русских солдат, Стеманн работала в этом лагере переводчицей. Она старалась улучшить условия содержания солдат, противодействовала коммунистической пропаганде, документировала человеческие истории. По договоренности с новым советским правительством военнопленные были переправлены на родину, Ингеборг пробовала составить книгу из своих записей, но так и не опубликовала рукопись.

Вариант действия №2: демонстративный отказ от военной службы

Андреас Фрицнер (1887–1969) был обладателем беспрецедентного рекорда – чаще остальных датчан попадал в тюрьму по политическим мотивам. Социалист-синдикалист сидел и за антимилитаристскую пропаганду, и за отказ от военной службы, и за участие в стачках, и за высказывания, и за организацию мероприятий, перетекавших в уличные бои – антимилитаризм не означал для Фрицнера беспомощную покорность. Молодой человек объявлял голодовки в тюрьме, а на свободе восставал против обогащения капиталистов за счет военных заказов. В 1917 году Андреаса признали негодным к военной службе. В 1930 году пацифист вступил в датскую коммунистическую партию, а через 9 лет за антимилитаристскую позицию его выгнали и оттуда. Последним политическим действием Фрицнера был протест против советского вторжения в Чехословакию.

Фотография Андреса Фрицнера на выставке «Долой оружие»

Вариант действия №3: объявление нейтралитета

Государство должно тратить деньги не на вооружение, не на устрашение соседей, не на золотые погоны, а на борьбу с бедностью

Еще один герой выставки, Петер Мунк (1870–1948), был министром обороны и одним из самых значительных сторонников нейтралитета. Идея о нейтралитете не была для Дании чем-то новым, она сформировалась исторически. Государственному пацифизму предшествовали период вооруженного нейтралитета на море, многочисленные прогрессивные реформы, отмена крепостного права, утрата территорий во время конфликтов со Швецией, Австрией, Пруссией, избавление от колоний.

Петер считал лучшей самообороной неучастие в конфликте. В молодости он вдохновлялся французскими социалистическими идеями, издавал журнал «Новый век» и даже основал политический клуб, ставший колыбелью будущей леворадикальной партии. Кроме военного нейтралитета Мунк поддерживал такие революционные для начала прошлого века идеи, как право голоса для женщин, помощь бездомным и обездоленным.

За много лет до появления «Еды вместо бомб» Петер Мунк объяснял согражданам, что государство должно тратить деньги не на вооружение, не на устрашение соседей, не на золотые погоны, а на борьбу с бедностью. Эти взгляды, сформировавшиеся в ходе размышлений, обсуждений, изучения истории, политических дебатов привели его к идее разоружения: раз Дания не в состоянии защитить себя и ни одна из крупных мировых держав не вступится за Данию – следовательно, страна не должна была представлять опасности для других народов и заключать военные альянсы.

Мунк пользовался большим авторитетом у сограждан, он продолжил свою международную политическую карьеру и после окончания Первой мировой войны. Дальнейшее развитие нейтральных стран доказало, что отказ от милитаризации и имперской политики – пригласительный билет в клуб всеобщего благосостояния.

Вариант действия №4: руки-ножницы

Кристиан Кампрадт (1894–1956) был датчанином, рожденным в Германии. Он был призван в немецкую армию и писал домой о том, что совершенно не хочет воевать. Пытаясь избежать участия в военных действиях, он начал работать парикмахером. Однажды пуля пробила его удостоверение личности, сам Кристиан тоже был ранен и отправлен на несколько месяцев домой. Летом 1918 года Кампрадт попал в плен к французам, в 1919-м вернулся с войны.

Пробитый пулей документ представлен на выставке. Посетитель с развитым воображением может почувствовать близость пули, разрушения, смерти. Рядом – фото искалеченных людей. Под потолком – арсеналы огнестрельного и холодного оружия.

Пробитое удостоверение личности рядового Кристиана Кампрада

Вариант действия №5: пролетарии всех стран, дезертируйте

Социалистка и интернационалистка Мария Нильсен (1875–1951) считала, что приоритеты рабочего класса выше приоритетов национальных. Следовательно, рабочие не должны убивать друг друга во время войн. Нильсен родилась в бедности, вынуждена была бороться за выживание. Она стала членом социал-демократической партии, в марте 1918 года покинула партию из-за недостойных политических компромиссов своих товарищей. В ноябре того же года Мария участвовала в демонстрации, закончившейся беспорядками, попала в тюрьму, потеряла работу учительницы. Позже присоединилась к коммунистам, за нарушение партийной дисциплины трижды изгонялась из партии.

Когда-нибудь людям будет казаться немыслимым как отсутствие классовой солидарности, так и существование государств, в корыстных целях отправляющих собственных граждан в окопы, подземные туннели и бункеры, как это было во времена Первой мировой. Уничтожать миллионы людей, искать оправдания для войн – удел патриархальных политиков. Мария Нильсен жила для того, чтобы рассказать современникам о гуманности грядущего.

Вариант действия №6: победа разума и одиночества

Литературовед и публицист Георг Брандес (1842–1927), скандинавский Белинский, к моменту начала войны был пожилым человеком и всемирно известным писателем. Он полагал, что военный национализм отвратителен, а причиной войн является… глупость. Брандес происходил из состоятельной семьи, изучал в Копенгагенском университете право, философию и литературу, много путешествовал по Европе, приобрел либеральные взгляды.

Вы вряд ли слышали имя Брандеса, но влияние его на европейскую культуру было огромным. В начале века в России издавались его двадцатитомники. Пацифистские воззрения стали причиной того, что Брандес утратил всех друзей. Русская революция 1917 года подарила Георгу надежду на лучший мир, но он скоро разочаровался в политике большевиков. Пацифизм Брандеса совмещался с верой в «добрую войну». Осенью 1918 года он написал биографию Юлия Цезаря, рассказ о победах разумного человека, а незадолго до этого – историю Первой мировой. Книги, статьи, записки Брандеса были экспонатами выставки.

Вариант действия №7: вся власть женщинам

Инспектор школьных кухонь и просветительница Элине Хансен (1859–1919) верила в лучший мир, где женщины имеют возможность влиять на принятие решений, а конфликты решаются в суде. Она была суфражисткой и основательницей женской пацифистской организации. Борьба за мир для круга Хансен не была молчаливым наблюдением за катастрофой. Наоборот, многие союзницы Элине говорили, что будут в случае необходимости защищать свою страну, пока хватит сил.

Пацифистские или суфражистские группы конкурировали за ресурсы женского движения и за внимание публики, а деятельность их порождала обсуждения и осуждения, которых, конечно, вообще не удостаивались люди, не делавшие ничего. История Элине была проиллюстрирована наборами фотокарточек, на которых датчанки требовали право голоса, устраивали демонстрации с требованиями мира, работали на фабриках по изготовлению военной амуниции.

Сейчас мы можем по-разному оценивать поступки пацифистов-датчан – что-то покажется нам несомненным милитаризмом, что-то мы вообще не воспримем как героизм или протест. Но во все времена для того, чтобы хотя бы думать не так, как все, нужно было быть очень решительным человеком.

Датчане гордятся своими пацифистами и показывают всему миру семь разных стратегий существования на войне

Говоря о гуманистах, невозможно не упомянуть Фредерика Байера. Стараниями будущего нобелевского лауреата пацифистская, суфражистская идеи, а также идея нейтралитета получили широкое распространение в Дании задолго до войны. Байер принимал участие в создании и деятельности многих антивоенных, женских, интернациональных организаций и полностью утратил интерес к общественной жизни после того, как, вопреки его усилиям, началась Первая мировая. Это был один из крупнейших общемировых конфликтов за всю историю человечества, и Дания, конечно, не смогла остаться нейтральной. Но, возможно, благодаря людям, действовавшим так, как Мария Нильсен и Андреас Фрицнер, страна сохранила свой человеческий, экономический, культурный, политический потенциал, научилась ценить жизнь, культурное многообразие, солидарность.

Поэтому современные датчане гордятся своими пацифистами и показывают всему миру семь разных стратегий существования на войне, семь способов предательства национальных интересов, семь примеров высшего гуманизма и интернационализма. Всего несколько поколений отделяет нас и этих героев непатриархальной истории.

Что делать людям, которые оказались на войне сейчас? Которые живут в оккупированной стране или в государстве-агрессоре? Стрелять, убивать, умирать, бежать, бунтовать, собирать деньги для фронта, искать место при штабе? Можно ли патриархальную парадигму изменить на феминистскую, перестать героизировать убийство, жертвенность, родину, нацию, насилие, мужественность? Будет ли наш отказ участвовать в бойне поступком, которым смогут гордиться наши внуки?

Пацифизм


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Пацифизм

Пацифизм (от лат. pacificus — миротворческий), антивоенное движение, участники которого выступают против всякой войны.


С точки зрения марксизма

Пацифизм (от лат. pacificus — миротворческий, от рах — мир и facio — делаю), антивоенное движение, участники к-рого гл. средством предотвращения войн считают осуждение их как аморального явления; проповедь всеобщего мира. П. осуждает всякие воины, рассматривая их как абсолютное зло. В подавляющем большинстве участники этого движения не видят истинных причин и классово-политич. сущности войн, а потому не могут указать и действительных путей их предотвращения. П. как течение, связанное с либерально-бурж. идеологией, сложился в 30-х гг. 19 в. В 1831 в Брюсселе состоялся первый конгресс пацифистов. В последующем было ещё неск. конгрессов, выступавших с предложениями запретить войны. Пацифистское движение приобрело крупные масштабы в конце 19 в., накануне и в ходе 1-й мировой войны 1914—18. В это время П. проник в ряды с.-д. движения, и против него развернули борьбу большевики во главе с В. И. Лениным, т. к. в период революц. подъёма П. отвлекал массы от активной борьбы против империализма, от истинных путей устранения войн. В 20—30-е гг. 20 в., особенно при нарастании угрозы 2-й мировой войны,-проблема её предотвращения сливалась с задачей борьбы с фашизмом, поэтому многие демократически настроенные представители П. примкнули к антифаш. движению, во главе к-рого стояли коммунисты. В целом же П. вступил в полосу серьёзного кризиса. Как в годы 1-й, так и 2-й мировых войн П. играл преимущ. отрицат. роль: в нервом случае отвлекал людей от истинных, революц. путей выхода из войны, во втором — мешал мобилизации сил на борьбу против фашизма, хотя многие пацифисты в годы 2-й мировой войны были активными антифашистами.

Появление оружия массового уничтожения породило широкое движение сторонников мира, в развитии которого важную роль играют рабочий класс, передовая интеллигенция; к нему примыкают и многие пацифисты.

В современных условиях (на момент изжания Советской военной энциклопедии – ред.) ацифизм, с точки зрения теоретич. взглядов на войну, по-прежнему ненаучен. Отношение марксистско-ленинских партий к П. как к идеологии и политич. движению определяется его объективной ролью в борьбе прогрес. и реакц. сил мира. Так, В. И. Ленин, большевики накануне и во время 1-й мировой войны боролись против П. в целом. В. И. Ленин осуждал пацифистскую абстрактную проповедь мира, не связанную с антиимпериалистич. борьбой, и считал её «одной из форм одурачения рабочего класса…» (Поли. собр. соч. Изд. 5-е. Т. 26, с. 165). После победы Великой Окт. социалистич. революции в России В. И. Ленин признавал необходимым использовать П. в целях укрепления позиций Республики Советов и предотвращения империалистич. агрессии.

В совр. условиях, когда в борьбу за мир активно включились широкие слои населения различ. стран, марксистско-ленинские партии, отмечая идейно-теоретич. несостоятельность и ограниченность П., стремятся объединить в борьбе за мир и междунар. безопасность, за предотвращение новой мировой войны все миролюбивые, антиимиериалистич. силы, в т. ч. и пацифистов, искренне стремящихся оградить нашу планету от нового мирового воен. конфликта и включившихся во всеобщее движение сторонников мира. «Все организации и партии,— указывается в Программе КПСС,— стремящиеся к предотвращению войны, нейтралистские и пацифистские движения, буржуазные круги, выступающие за мир и нормализацию отношений между странами,— найдут у Советского Союза понимание и поддержку» (Программа КПСС. М., 1977, с. 61).

Е. И. Рыбкин.

Советская военная энциклопедия.

 

 

BBC — Этика — Война: Пацифизм

Типы пацифизма

Типы пацифизма

Абсолютный пацифизм

Абсолютный пацифист считает, что никогда не следует принимать участие в войне, даже в целях самообороны. Они думают, что ценность человеческой жизни настолько высока, что ничто не может оправдать преднамеренное убийство человека.

Трудно постоянно придерживаться этого принципа. Он считает неэтичным использование насилия для спасения невиновного человека, который подвергается нападению и может быть убит, и это не очень удобная моральная позиция.

Абсолютные пацифисты обычно придерживаются этой точки зрения как основного морального или духовного принципа, независимо от результатов войны или насилия, однако они могут логически утверждать, что насилие всегда приводит к худшим результатам, чем ненасилие.

Условный пацифизм

Условные пацифисты в принципе против войны и насилия, но они признают, что могут быть обстоятельства, при которых война будет менее ужасной, чем ее альтернатива.

Условные пацифисты обычно основывают свой моральный кодекс на утилитарных принципах — это плохие последствия, которые делают неправильным прибегать к войне или насилию.

Избирательный пацифизм

Другие пацифисты считают, что это вопрос степени, и выступают против войн с использованием оружия массового уничтожения — ядерного, химического и биологического оружия — либо из-за исключительно разрушительных последствий такого оружия, либо из-за того, что война с использованием такого оружия не «выиграть».

Активный пацифизм

Пацифисты активно участвуют в политической деятельности по содействию миру и выступают против конкретных войн.

Во время войны многие пацифисты откажутся воевать, но некоторые примут участие в действиях, направленных на уменьшение вреда войны; е.грамм. с помощью машин скорой помощи, но другие пацифисты откажутся принимать участие в любой деятельности, которая могла бы поддержать войну.

Не все пацифисты достаточно храбры, чтобы действовать в соответствии с этими убеждениями и отказываться от борьбы, но многие сделали это, смело выбирая наказание и даже казнь, вместо того, чтобы идти на войну.

В настоящее время большинство демократических стран признают, что люди имеют право отказаться от военной службы по соображениям совести, но обычно ожидают, что лицо, отказывающееся от военной службы, возьмет на себя какую-либо форму государственной службы в качестве альтернативы.

Аргументы против пацифизма

Аргументы против пацифизма

Пацифизм не может быть национальной политикой

Пацифизм как национальная политика для нации почти неслыхан по той очевидной причине, что он будет работать только в том случае, если никто не хочет нападать на вашу страну, или нация, с которой вы оспариваете, также привержена пацифизму. В любых других обстоятельствах принятие пацифистской позиции приведет к быстрому завоеванию вашей страны.

Однако идея пацифизма и поиска ненасильственных решений споров между странами играет важную роль в международной политике, особенно благодаря работе Организации Объединенных Наций.

Логические доводы против пацифизма

Противники пацифизма говорят, что, поскольку мир несовершенен, война не всегда ошибочна.

Они говорят, что государства обязаны защищать своих граждан, и что граждане обязаны выполнять определенные задачи в Справедливой войне.

Неважно, что пацифистами движут уважение к человеческой жизни и миролюбие. Отказ пацифистов от участия в войне делает их не благородными идеалистами, а людьми, не выполняющими важный моральный долг.

Второй аргумент гласит, что пацифизму нет места перед лицом крайнего зла.

Война против нацистской Германии была войной против крайнего зла, и в 1941 году передовая статья в Times Literary Supplement писала:

Пацифизм и память

Поскольку большинство обществ рассматривают войну как выполнение этического долга гражданина, они чтят и помнят тех, кто отдал свою жизнь на войне.

Если мы верим, что война регулируется этикой, мы должны уважать только тех, кто отдал свои жизни в Справедливой войне и кто следовал правилам войны.

Так, например, неправильно почитать мертвых солдат, убивших врага, раненых или изнасиловавших вражеских женщин. (Но это различие обычно не проводится в отношении тех, кто сражался на «нашей» стороне.)

Более сложную моральную дилемму представляет случай солдат, погибших, «справедливо» сражаясь за несправедливую войну.

Многие солдаты погибли, честно и достойно сражаясь за Германию во Второй мировой войне. Но если война была явно агрессивной и несправедливой, разве было бы неправильно чествовать таких солдат за их жертвы?

Опыт Великобритании

Опыт Великобритании

Пацифизм получил широкое распространение как реакция на масштабы убийств во время Первой мировой войны и использование всеобщей мужской повинности и получил дальнейшую поддержку после создания ядерного оружия.

Однако Холокост и другие нарушения прав человека в промышленных масштабах заставили многих задуматься о том, что могут быть случаи, когда война была наименее плохим курсом действий.

Во время Первой мировой войны тех, кто отказывался воевать, называли «отказниками от военной службы по соображениям совести». Их было около 16 тысяч.

Хотя название было предназначено для того, чтобы прояснить, что именно совесть, а не трусость удерживает пацифистов от армии, его быстро сократили до «Конши» и использовали как оскорбительный термин.

Некоторые пацифисты были готовы работать в небоевых ролях санитарами, носильщиками, водителями скорой помощи, поварами или рабочими, в то время как другие отказывались делать что-либо, что могло помочь военным усилиям. Более 500 из них были заключены в тяжелые условия.

В Первой мировой войне было две основные пацифистские организации: Братство примирения и Братство без призыва (оба были основаны в 1914 году). В 1923 году депутат-христианин-пацифист был избран в парламент.В середине 1930-х годов Союз клятв мира получил широкую поддержку.

Пацифизм получил широкую огласку в результате студенческих дебатов 1933 года в Союзе Оксфордского университета, который проголосовал за резолюцию, гласящую, что «этот Дом ни при каких обстоятельствах не будет сражаться за короля и страну».

Во время Второй мировой войны насчитывалось 59 000 британцев, отказывающихся от военной службы по убеждениям, с которыми обращались лучше, чем во время предыдущей войны.

Религия и тихоокеанство

Некоторые религии, например буддизм, проповедуют пацифизм.В других есть сильные пацифистские элементы, такие как христианство, но они признали неизбежность войны и стремились дать моральное руководство в разрешении конфликтов.

Иудаизм, как и другие религии, категорически против насилия, и там, где насилие разрешено, следует использовать минимум необходимого.

Но еврейский закон иногда утверждает, что насилие может быть единственным решением: оно налагает моральное обязательство спасти жизнь человека, которого убивают, даже если единственный способ сделать это — убить нападающего.(Это показывает, что иудаизм рассматривает помощь кому-либо, на кого нападают, как более высокий моральный долг, чем не причинять вред людям.)

Еврейский закон также прямо обязывает евреев применять насилие в субботу в ответ на вторжение.

Определение пацифиста Мерриам-Вебстер

pac · i · кулак | \ ˈPa-sə-кулак \ : сторонник пацифизма : тот, кто выступает против войны или насилия как средства разрешения споров. … нападение воспламенило американскую общественность и превратило изоляционистов и пацифистов в фанатичных патриотов, жаждущих мести.- Эван Томас Не каждая женщина будет или должна быть пацифисткой; и для продвижения в Сенат и в Белый дом женщинам придется убедить избирателей, что они готовы к войне. — Венди Каминер. варианты: или пацифистский \ ˌPa- sə- ˈfi- stik \ 1 : , относящиеся к пацифизму или пацифистам или характерные для них распространение пацифистской литературы

2 : решительно и активно противостоит конфликту и особенно войне пацифистские убеждения

Определение пацифизма по Merriam-Webster

pac · i · fism | \ ˈPa-sə-ˌfi-zəm \

1 : Противодействие войне или насилию как средство разрешения споров конкретно : отказ от ношения оружия по моральным или религиозным мотивам Для квакеров пацифизм — главный принцип веры.

2 : позиция или политика непротивления усилия к пацифизму и гражданским правам

Давайте выясним, что на самом деле означает пацифизм

Я устал от пацифистов.Я больше не собираюсь быть с ними вежливым. Я не собираюсь приспосабливаться к приличному обществу и делать вид, будто я не согласен, но я уважаю пацифистское мнение. Я не. Пацифисты ошибаются, и вот почему.

Пацифизм терпит и даже поощряет терроризм и фашизм, а также исходящие от них войны и насилие.

Это не новости. Джордж Оруэлл полвека назад указал на незамысловатую логику, согласно которой «пацифизм объективно профашистский». Но почему-то сегодня стало менее неловко объявлять себя пацифистом.Хотя я не хочу извинять пацифистов, я все же думаю, что стоит теоретизировать о путанице, которая привела к тому, что так многие приняли такую ​​нелогичную позицию.

Согласно Оксфордскому словарю английского языка, пацифизм — это «вера в то, что война и насилие не имеют оправдания и что все споры должны разрешаться мирными средствами». Звучит довольно благородно.

Действительно, пацифисты среди нас, как правило, симпатичные люди, обычно относящиеся к прогрессивным людям с точки зрения большинства их предпочтений: те, кого вы знаете, вероятно, выражают озабоченность изменением климата, покупают органические продукты питания, поддерживают социальную политику в интересах бедных.Я могу только предположить, что их мышление выглядит примерно так: мир — это желаемое состояние; поэтому я люблю покой; поэтому быть пацифистом — почетное дело.

Ошибка в этом аргументе состоит в том, что мир — это цель, а пацифизм — средство. И средства не приводят к цели. Пацифист — это не то же самое, что человек, который хочет, чтобы все в мире жили в мире.

На самом деле пацифизм даже не имеет того же корня, что и мир; и они означают разные вещи.Пацифизм происходит от французского pacifisme , самое раннее зарегистрированное употребление которого относится к 1845 году. Мир, с другой стороны, гораздо более старое слово. Он восходит к 1100-м годам и происходит от англо-французского слова pais , которое уходит еще дальше от латинского pacem и pax , что означает соглашение или договор.

Pax имел прагматическую функцию: он положил конец войне, приняв меры — например, заключив договор между воюющими сторонами — тогда как пацифизм, напротив, есть бездействие: отказ от участия, который может быть личной моральной позицией человека, но не практическая стратегия в большинстве случаев.Пацифизм — это пассивность, «plein d’espoir et d’attente, mais sans program d’action», как выразился Троцкий в 1922 году: пацифизм полон надежд и ожиданий, но не имеет никакого плана действий.

Ганди не победит Асада. Он сокрушает все формы оппозиции.

Для меня желаемый финал любой ситуации насилия — это мир. По этой причине я поддерживаю обязанность защищать доктрину, которая включает использование военной силы, когда на карту поставлены человеческие жизни.Путь к миру не вымощен пассивностью. Тираны обычно не уходят в отставку, потому что их игнорируют. Фактически, игнорирование часто подпитывает их, позволяя беспрепятственно совершать зверства.

Для любого, кто потратил более четырех минут на изучение патологии таких фигур, как Асад, Муссолини, Гитлер или лидеры ИГИЛ, должно быть совершенно очевидно, что они не проявили большой чувствительности к общественному мнению, ни люди, находящиеся под их властью, или люди, наблюдающие за их действиями издалека.

В таких случаях, согласно теории справедливой войны, применение силы является оправданным. Ганди не победит Асада. Он сокрушает все формы оппозиции.

Чтобы пацифизм работал, каждый должен играть в мяч. А в реальной жизни это не так. Такие деспоты, как Асад, не являются принципиальными действующими лицами. Они — режимный эквивалент психопата: лишены сострадания и морального рассуждения. Пацифизм всегда будет флагом идеалистов и палаткой для иррациональных, потому что нынешние и завтрашние Асады и армии, которые они контролируют, никогда не будут частью пацифизма критической массы, необходимого для достижения мира.Запугивающие правительства, которые бросают химическое оружие на младенцев, не заботятся о том, что насилие доставляет вам дискомфорт. Фактически, они считают типом пацифизма, который преобладает сегодня, особенно корыстной формой пацифизма, когда мы хотим уберечь наши собственные армии от грязных мест, но мы мало что можем сказать о людях в этих местах. пока в этом не участвует западное правительство.

Эта картина была особенно нелепой в связи с недавним автореагированием на MOAB, или Massive Ordnance Air Blast, бомбу, взорвавшуюся в Восточном Афганистане, убив 96 боевиков ИГИЛ, по последним подсчетам — и ни одного гражданского населения.Немедленно в западных странах были организованы небольшие акции протеста людьми, которые никогда не притворялись, что присутствовали на акциях протеста против убийства детей Асадом, терроризирования ИГИЛ сельских афганских общин или их сексуального порабощения езидских женщин.

Такие протесты, когда они действительно происходят, обычно собираются почти исключительно людьми, связанными с теми, кто бежал из таких ситуаций, диаспорой, оплакивающей своих беззащитных людей, оставшихся дома. Они пренебрежительно относятся к антивоенному сообществу, чьи интересы явно эгоистичны.То же антивоенное сообщество не обращает внимания на неудобства, связанные с тем, что мирные жители-нежить в Восточном Афганистане — те афганцы, которые на самом деле живут в том месте, где была атака ИГИЛ — приветствовали МОАБ.

Я устал от этого лицемерия. Я больше не даю пацифистам права сомневаться. На данный момент они должны знать лучше. Их следует вызвать и поручить защищать свою позицию в соответствии с теми же стандартами рассуждений, что и любая другая позиция. Но они не могут, потому что пацифисты являются пособниками войны, а их позиция пассивности перед лицом великих злодеяний не выдерживает никакой критики ни с этической, ни с логической точек зрения.

Пацифистов должным образом высмеивали за их бессмысленные взгляды во время и после Второй мировой войны. Но каким-то образом стигма улучшилась в 2017 году. Люди могут бесстыдно протестовать против взрыва, в результате которого погибли только боевики ИГИЛ, быть уверенными в том, что они защищены от насмешек, и надеяться, что они модные, может быть, даже достойные мема.

Еще в 12 веке мир означал «свободу от гражданских беспорядков». Еще более старое слово, шалом и связанное с ним салам, обычно переводимое на английский как «мир», на самом деле имеет более широкое первоначальное значение, которое включает безопасность, благополучие, процветание и справедливость.Это конечные состояния, за которые стоит бороться. Настоящий мир — постоянное отсутствие войны — требует стратегии, мужества и действий перед лицом фашизма. Хватит версии мирного стикера на бампере. Если вы действительно за мир, будьте за мир в первоначальном смысле этого слова.

Следите за блогами HuffPost Canada в Facebook

Известные пацифисты | Биография Онлайн

Пацифист — это тот, кто выступает против войны и отказывается воевать. Есть разные уровни пацифизма.

  • Абсолютные пацифисты — те, кто отказывается убивать при любых обстоятельствах. Даже в целях самообороны.
  • Условные пацифисты — те, кто в целом выступает против войны, но может согласиться, что бывают случаи, когда это необходимо. Например, когда в вашу страну вторглись, и вы защищаете свою семью и страну.
  • Избирательные пацифисты — те, кто решит, оправдана ли война морально или нет. Например, они могут отказаться сражаться за свою страну, если чувствуют, что их страна ведет несправедливую войну.Избирательные пацифисты могут особенно противостоять войне с использованием оружия массового уничтожения, например ядерное оружие, биологическое оружие.

Это список людей, которые активно продвигали пацифизм или отказались бороться за свою страну. Не все они абсолютные пацифисты, но они разделяют некоторые или все основные пацифистские принципы.

Махавира (540 г. до н.э. — 468 г. до н.э.) Махавира был важным пропагандистом и реформатором джайнизма. Он помог распространить джайнскую религию ненасилия по всей Индии.Ключевой принцип джайнизма — ненасилие, и джайны изо всех сил стараются не причинять вред другим живым существам, даже насекомым.

Эмиль Арно (1864–1921) Эмиль Арно был воинствующим пацифистом, который помог ввести термин пацифизм в конце XIX века. Арно систематизировал свои убеждения в «Кодексе мира» в 1901 году. Он выступал за гуманизм, благотворительность, терпимость и ненасильственное разрешение конфликтов.

Лев Толстой (1828–1910) Русский писатель « Война и мир » и философ-моралист.После участия в Крымской войне он стал пацифистом, основывая свои пацифистские убеждения на Нагорной проповеди Христа.

Джордж Бернард Шоу (1856 — 1950) Ирландский драматург и остроумие. Накануне Второй мировой войны он защищал пацифизм, цитируя Нагорную проповедь.

Джеймс Кейр Харди (1856–1915) Лидер профсоюзов, пацифист и парламентский социалист. В первый год Первой мировой войны Кейр Харди был откровенным критиком войны.

Махатма Ганди (1869-1948) — индийский националист и политический деятель. Ганди выступал за ахимсу — ненасильственный протест за самоопределение и независимость Индии.

Бертран Рассел (1872–1970) Британский пацифист, выступавший против призыва на военную службу. Его отправили в тюрьму на шесть месяцев за то, что он выступал против вступления Америки в Первую мировую войну в 1917 году. Рассел действительно поддерживал войну против нацистской Германии, но после Второй мировой войны он присоединился к кампании за ядерное разоружение.

Мартин Нимёллер (1892 — 1984) лютеранский пастор и антинацистский теолог. Основатель конфессиональной церкви, которая стремилась отвергнуть нацификацию церквей. Он служил в немецком флоте во время Первой мировой войны, но после заключения в нацистских концентрационных лагерях и в конце Второй мировой войны он стал убежденным пацифистом и сторонником Движения за мир.

Вера Бриттен (1893-1970) — медсестра, поэт и автор «Завещания молодости». Ее книга «Завещание молодости», опустошенная потерей брата во время войны, знаменует собой ее движение к пацифизму.

Олдос Хаксли (1894-1963) Английский писатель, сатирик и пацифист. Он наиболее известен своей антиутопической работой — О дивный новый мир . Его прошение о предоставлении гражданства США было отклонено на том основании, что он не возьмется за оружие для защиты США, сославшись на философское возражение против войны.

Софи Шолль (1921-1943) — Будучи студенткой Мюнхенского университета, Шолль был арестован гестапо за распространение антивоенных листовок. Как следствие, в 1943 году она была казнена за «государственную измену».Руководствуясь своей христианской верой, она выступала против нацистской идеологии Германии и была готова рискнуть собственной жизнью, отстаивая свою деятельность.

Thich Nhat Hanh (1926 -) Вьетнамский монах, вдохновивший движение приверженного буддизма. Хан был выдающимся борцом за мир и много писал о включении ненасильственных буддийских учений в повседневную жизнь.

14-й Далай-лама . (1935 -) Вождь тибетцев в изгнании. Далай-лама пытался вести переговоры с китайцами, чтобы уважать традиции и культуру тибетцев.Верит в ненасильственный протест.

Альберт Эйнштейн . (1879 — 1955) Совершил революцию в современной физике с помощью своей общей теории относительности. Эйнштейн был убежденным пацифистом. «Я не только пацифист, но и воинствующий пацифист. Я готов бороться за мир. Ничто не прекратит войну, если сами люди не откажутся от войны.

Джоан Баэз (1941 -) Джоан Баез была певицей, автор песен, глубоко убежденной в ценности ненасилия и пацифизма.Ее дважды сажали в тюрьму за протест против войны во Вьетнаме. Она путешествовала по миру, чтобы поддержать кампании по защите прав человека. Ее музыка вдохновила поколение антивоенных и антирасистских активистов.

Известные отказники

Мухаммед Али (1942 -) США, олимпийский чемпион по боксу и чемпион мира в супертяжелом весе. Мухаммед Али доминировал в спорте благодаря своему спортивному мастерству и яркой личности. Его противодействие войне во Вьетнаме сделало его фигурой неоднозначной в свое время.

Уильям Уайт (австралиец) Уильям Уайт был австралийским учителем, отказавшимся от призыва в армию в 1966 году, когда Австралия была вовлечена в войну во Вьетнаме. Он возражал на том основании, что « Я против убийства » и « Я против права государства призвать человека в армию »

Бен Салмон (1889–1932) Американский католик, отказавшийся быть призванным в армию. армия США во время Первой мировой войны. Он был арестован и предстал перед судом.Первоначально приговоренный к смертной казни, его приговор был заменен пожизненным заключением. После войны он был помилован и освобожден в 1920 году. Он выступал против принципа «справедливой войны», ссылаясь на христианскую философию в противодействии войне.

Франц Егерштеттер (1907 — 1943) отказник от военной службы по соображениям совести из Австрии. Он отказался сражаться в немецкой армии, когда его призвали в 1943 году. Он отказался сражаться за силы злой стороны, несмотря на то, что знал, что будет казнен.

Дэвид Харрис (1946 -) Отказался служить в армии США во время войны во Вьетнаме.Активно протестовал за пределами призывных центров США. Был приговорен к трем годам лишения свободы за отказ от службы в армии. Муж и соратник Джоан Баэз.

Образец цитирования: Pettinger, Tejvan. «Известные пацифисты», Оксфорд, Великобритания, www.biographyonline.net, опубликовано 2 февраля 2014 г. Обновлено 6 февраля 2018 г.

Пацифизм — философия ненасилия

  • Пацифизм — философия ненасилия
    Роберт Л. Холмс на Amazon.com

Связанные страницы

Люди, которые способствовали миру во всем мире — Люди, которые внесли большой вклад в создание более мирного мира.Включая Махатму Ганди, Льва Толстого, Малалу Юсуфзай, Папу Иоанна Павла II и Михаила Горбачева.

Активисты мира — люди, которые активно выступали против войны, выступали за мир и выступали за ядерное разоружение. Включает Джоан Баэз, Ноам Хомский, Паломник мира, Бертран Рассел и Лейму Гбови.

Гуманитарии — известные люди, оказавшие благотворительные услуги другим, в том числе Мать Тереза, Уильям Уилберфорс, Флоренс Найтингейл и принцесса Диана.

Вдохновляющие люди — Люди, которые изменили мир к лучшему и сделали мир лучше.Включает Элеонору Рузвельт, мать Терезу и Эмиля Затопек.

Люди, которые боролись за права человека / гражданские права — Люди, которые боролись за равенство, гражданские права и гражданское правосудие. Включает Авраама Линкольна, Харриет Табман, Мартина Лютера Кинга и Розу Паркс.

В Международный день мира, мысли о пацифизме в 2020 году от профессора Ларри Розенвальда | Прожектор

21 сентября отмечается Международный день мира ООН, учрежденный в 1981 году. В 2001 году, сразу после терактов 11 сентября в США.С., Генеральная Ассамблея ООН объявила этот день «периодом ненасилия и прекращения огня» и призывает людей праздновать, «распространяя сострадание, доброту и надежду перед лицом пандемии». Но как сохранить надежду в такой год, как 2020?

Ларри А. Розенвальд, профессор американской литературы Энн Пирс Роджерс, профессор английского языка, содиректор программы исследований мира и справедливости и научный сотрудник Гуггенхайма 2020 года, который называет себя фундаментальным [фундаменталистом] пацифистом, поделился своими мыслями о Международный день мира и философия пацифизма.Розенвальд, научный сотрудник Newhouse, 23 сентября проведет презентацию Newhouse at Home под названием «Быть ​​пацифистским критиком».

Трудно ли сегодня быть пацифистом?

Ларри Розенвальд: Да, иногда. Я занимаю то, что неизбежно является позицией меньшинства в мажоритарном обществе, придерживаясь пацифистских взглядов, а также оказывая военное сопротивление налогам. (Один из моих учеников недавно сказал мне: «Демократия не так хорошо работает для вас, не так ли?») И пацифистам в целом не уделяется большого внимания даже в левых СМИ. .

С другой стороны, это бесспорный, но на удивление малоизвестный вывод о том, что количество войн во всем мире неуклонно и последовательно снижается после окончания Второй мировой войны; это открытие лучше всего изложено в книге Джошуа Гольдштейна « Winning the War on War », а некоторые его обсуждения обсуждаются в «Докладе о безопасности человека» за 2013 год. Таким образом, эмпирически, количественно, нации ведут все меньше и меньше войн с нациями — даже когда говорят о войне, о войне против Северной Кореи, о войне против Ирана.Слишком мало внимания уделяется тому факту, что разговоры о войне, даже во время этого воинственного президента, не привели к войне.

Считаете ли вы, что такие праздники, как Международный день мира ООН, эффективны?

Rosenwald: Трудно сказать, что означает «эффективный» — есть все виды эффектов. 24-часовое прекращение огня составляет всего 24 часа. Но нормы меняются медленно. Майкл Уолцер, известный не пацифист и теоретик справедливой войны, пишет в конце Справедливые и несправедливые войны , что «сдерживание войны — это начало мира.«Маленькие шаги, маленькие шаги, но это нормально.

«В этот необычный настоящий момент идеи, которые когда-то считались радикальными, получили широкую поддержку, и пацифизм кажется менее маргинальной позицией, более вероятной позицией».

Ларри Розенвальд

Что касается 75-летия падения атомной бомбы на Хиросиму и Нагасаки в конце Второй мировой войны, какие уроки вы хотите, чтобы американские граждане извлекли из этих событий, которые изменили мир, по мере того, как мы отдаляемся от них?

Rosenwald: Работа пацифиста — быть конкретным, — говорит великая пацифистка Кэти Келли, а это значит, что я хочу, чтобы У.Граждане С. столкнутся с тем, что бомбы сделали с жителями этих городов, большинство из которых были мирными жителями. Даже если взрывы привели к капитуляции Японии (т. Е. Также утверждается, что капитуляция могла быть достигнута без бомбардировок, и тогда жители остались бы живы), и даже если мы думаем, что это их оправдывает, мы должны посмотреть, что иначе они сделали, кого они убили, кого они обидели.

Ужасные вещи совершались во время Второй мировой войны, ужасные вещи совершались в предыдущих войнах, но ничего, что могло бы уничтожить сам мир.Атомное оружие, которым все еще обладают Соединенные Штаты и другие страны, но которое только Соединенные Штаты использовали в бою, может сделать именно это. Американская поэтесса Наоми Реплански написала об этом стихотворение под названием «Эпитафия: 1945»: «Моя ложка поднялась, когда упала бомба / Не осталось ни лица, ни руки, ни ложки, которую можно было бы держать. / В моем родном городе погибло сто тысяч человек. . / Это произошло до того, как мой суп остыл ».

Я еврей; мои родственники погибли во время Холокоста; Я знаю, что нацистов победили не пацифисты, а солдаты.Было бы постыдно отрицать это. Но именно поэтому неправильно не смотреть фактам в глаза.

Как сохранить надежду перед лицом продолжающихся войн и чувства глобальной и национальной несправедливости?

Rosenwald: Несправедливость повсюду, и она только усиливается. Но войны нет. И хотя я осознаю силу метафор войны: X — это война, Y — война, мы ведем войну против террора, мы ведем войну против вируса и т. Д.- Я также утверждаю, что важно уделять пристальное внимание войне в ее буквальном смысле. Если так поступить, то тот факт, что администрация Трампа не начала новую войну, кажется значительным. Я думаю, что нормы, регулирующие войну, изменились даже среди людей, которые считают войну привлекательной, кого тянет к военной технике, парадам и опыту; даже среди этих людей воевать становится все реже.

И еще кое-что. В этот необычный настоящий момент идеи, которые когда-то считались радикальными, получили широкую поддержку, и пацифизм кажется менее маргинальной позицией, более вероятной позицией.Например, фраза «Оправдать полицию» соседствует с призывом пацифиста «Оправдать армию». Смещение, обезглавливание статуй генералов Конфедерации делает желание пацифиста — переставить статуи генералов по всем направлениям — кажется обычным. И, как уже отмечалось, пацифисты регулярно оспаривают использование войны как метафоры: война с наркотиками, война с преступностью. Но этим летом использование войны как метафоры для описания человеческих попыток сохранить здоровье населения в мире, связанном с новым коронавирусом, широко оспаривается не только пацифистами, но и активистами общественного здравоохранения.

Эта синергия между пацифизмом и радикальным активизмом настоящего момента также вселяет в меня надежду.

Какое из пацифистских сочинений вы бы хотели, чтобы все прочитали?

Розенвальд: Только один? Я разрываюсь. Уильям Джеймс, «Моральный эквивалент войны»; Барбара Деминг, Revolution and Equilibrium ; Мартин Лютер Кинг-младший, «Паломничество к ненасилию»; и фильм Терренса Малика « A Hidden Life », снятый в 2019 году, об австрийском отказнике по убеждениям Франца Егерштеттере.


Пацифизм — Философия — Oxford Bibliographies

Введение

Пацифизм — это оспариваемый термин. Его часто определяют в узком смысле как противодействие войне или, в более широком смысле, как противодействие любому насилию. Пацифисты также иногда привержены ненасилию как образу жизни и видению мирного и гармоничного сосуществования. Пацифизм может распространяться на приверженность ненасилию во всех сферах жизни, включая вегетарианство. Или пацифизм можно узко истолковать как антивоенную позицию, понимаемую на уровне политической теории.Пацифизм защищался множеством способов: обращением к религиозным авторитетам, основанием на фундаментальных моральных принципах и эмпирическими утверждениями о негативных последствиях насилия и войны. В качестве позитивной приверженности ненасилию пацифисты утверждали, что ненасильственный общественный активизм полезен и морально достоин похвалы. Пацифизм имеет глубокие корни в мировых религиозных традициях. В христианстве это можно проследить до Нагорной проповеди, где Иисус говорит: «Не противься злому человеку» и «подставь другую щеку» (Матфея 5:39).В буддизме, джайнизме и других традициях такой же упор делается на ненасилие. Религиозный пацифизм занимает центральное место в идеях Толстого, Ганди и Мартина Лютера Кинга-младшего. Философские дискуссии о пацифизме можно найти в работах Эразма, Руссо и других мыслителей пост-ренессанса и Просвещения. В более поздней истории версии пацифизма защищали Уильям Джеймс, Джейн Аддамс, Бертран Рассел и Альберт Эйнштейн. Современные дискуссии в философской литературе множились во время и после войны во Вьетнаме, поскольку отказ от военной службы по соображениям совести стал проблемой.В литературе по прикладной этике пацифисты и философы, симпатизирующие пацифизму, такие как Чейни Райан, Роберт Холмс и Эндрю Фиала, по-разному реагировали на критику пацифизма, предложенную Нарвесоном и другими, а также пытались прояснить и критиковать теорию «справедливой войны». Недавние обсуждения пацифизма подчеркнули разновидности пацифизма, утверждая, что пацифизм — это не просто абсолютистский моральный запрет на насилие. Некоторые защищали пацифизм как чисто личное или профессиональное обязательство.Другие пояснили, что пацифизм — это прежде всего антивоенная позиция, которая не обязательно распространяется на критику любого насилия. Другие защищали разновидности практического пацифизма, случайного пацифизма или пацифизма, основанные на теории справедливой войны, а также отстаивали связи между пацифизмом и другими проблемами: феминизмом, благополучием животных, экологией и теологией. Теоретическое исследование пацифизма может быть дополнено эмпирической работой, показывающей, что ненасилие может быть эффективной силой социальных и политических изменений.

Исторические обзоры

Пацифизм часто рассматривался с точки зрения истории идей. Исторические подходы к пацифизму часто сосредотачиваются исключительно на христианском пацифизме, с особым акцентом на пацифистские христианские конфессии и более современные разработки этих сектантских идей, как, например, в Brock 1998 и Brock and Young 1999. корней пацифизма в индуизме, джайнизме, буддизме и исламе, а также в работах Ганди (см. Howard 2018, Jahanbegloo 2014 и Jahanbegloo 2018, все процитированы в разделе «Религиозный пацифизм»).Исторические подходы также рассматривают развитие движений за мир, антивоенную активность и примеры ненасильственного общественного активизма за последние пару столетий — как в Cortright 2008, Cortright 2009 и Kurlansky 2006. Dallmayr 2004 предлагает альтернативную историю, которая фокусируется на континентальной философии. .

  • Брок, Питер. Разновидности пацифизма: обзор от древности до начала двадцатого века . Сиракузы, Нью-Йорк: Издательство Сиракузского университета, 1998.

    Краткий обзор пацифизма от древнего мира до современного.Основное внимание уделяется христианскому пацифизму, и есть полезное введение в пацифистские секты, такие как меннониты и квакеры. Завершается Толстым и Первой мировой войной. Четвертое издание вышло в 1998 г. (первое издание 1981 г.).

  • Брок, Питер и Найджел Янг. Пацифизм в ХХ веке . Сиракузы, Нью-Йорк: Издательство Сиракузского университета, 1999.

    Продолжение исторического обзора Брока (Brock, 1998) с акцентом на пацифизм 20-го века. Включает фотографии и исторические документы.Обсуждения выдающихся пацифистов 20-го века, включая Дороти Дэй и Ганди. Исследует satyagraha Ганди и его связи с американским движением за гражданские права. Завершается пацифизмом вьетнамской эпохи и израильско-палестинским конфликтом.

  • Кортрайт, Дэвид. Мир: история движений и идей . Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 2008.

    DOI: 10.1017 / CBO9780511812675

    Прослеживает историю пацифизма, включая глобальную направленность.Определяет абсолютные, прагматические и условные формы пацифизма. Обзор активных движений за мир, теории «справедливой войны», Ганди, Кинга и ненасильственного активизма. Отвергает пацифизм как абсолютную моральную позицию. Поддерживает ненасильственный активизм Ганди как социальное движение и политическую идеологию — так называемый реалистический пацифизм.

  • Кортрайт, Дэвид. Ганди и за его пределами: ненасилие в новую политическую эпоху . Боулдер, Колорадо: Paradigm, 2009.

    Обзор ключевых фигур в истории пацифизма и ненасилия, включая Ганди, Мартина Лютера Кинга-младшего., Сезар Чавес, Дороти Дэй, Барбара Деминг и другие. Объясняет значение этих цифр и применяет ненасилие к текущим событиям.

  • Даллмайер, Фред. Мирные переговоры. Кто будет слушать? Notre Dame, IN: University of Notre Dame Press, 2004.

    Исторический отчет, основанный на Эразме и континентальной философии. Отражает мирные предложения и пацифистские аргументы, содержащиеся в различных философских текстах и ​​традициях, включая Ганди, Арендт, Хайдеггера, Ислам и Конфуция.Выступает за постоянную критику войны и сосредоточение внимания на миротворчестве. Включает акцент на событиях 11 сентября.

  • Курланский, Марк. Ненасилие: 25 уроков из истории опасной идеи . Нью-Йорк: Современная библиотека, 2006.

    Книга для широкого потребления с серией уроков, основанных на исторических источниках из различных традиций. Утверждает, что пацифизм пассивен, а ненасилие активно. Утверждает, что ненасилие является эффективной политической стратегией, в то время как насилие неэффективно.Рассматривает ряд примеров успешного ненасильственного активизма. Обсуждает эффективные движения за мир.

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *