Понятие личность означает: Личность. Что такое «Личность»? Понятие и определение термина «Личность» – Глоссарий

Содержание

«Что такое личность?» – Яндекс.Кью

Личность в философии — это понятие, которое в русском языке, как правило, описывает не просто человека самого по себе, а человека в качестве самостоятельного, критически мыслящего и включённого в культуру субъекта, способного к осознанной, разумной, самостоятельной деятельности.

Главным источником, описывающем значение понятия «личность» в отечественной психологической традиции (тесно связанной с отечественной же философией), являются работы А. Н. Леонтьева, который разделял понятия «индивида» как отдельного человека во всей его индивидуальности и «личности» как более сложного образования, отражающего то небиологическое (сформированное в процессе жизни в обществе), что есть в человеке.

Обратимся для иллюстрации этого тезиса к тексту самого Леонтьева:

«…различение понятий «индивид» и «личность» составляет необходимую предпосылку психологического анализа личности.

Наш язык хорошо отражает несовпадение этих понятий: слово личность употребляется нами только по отношению к человеку, и притом начиная лишь с некоторого этапа его развития. Мы не говорим «личность животного» или «личность новорожденного». Никто, однако, не затрудняется говорить о животном и о новорожденном как об индивидах, об их индивидуальных особенностях (возбудимое, спокойное, агрессивное животное и т. д.; то же, конечно, и о новорожденном). Мы всерьез не говорим о личности даже и двухлетнего ребенка, хотя он проявляет не только свои генотипические особенности, но и великое множество особенностей, приобретенных под воздействием социального окружения; кстати сказать, это обстоятельство лишний раз свидетельствует против понимания личности как продукта перекрещивания биологического и социального факторов. Любопытно, наконец, что в психопатологии описываются случаи раздвоения личности, и это отнюдь не фигуральное только выражение; но никакой патологический процесс не может привести к раздвоению индивида: раздвоенный, «разделенный» индивид есть бессмыслица, противоречие в терминах.

Понятие личности, так же как и понятие индивида, выражает целостность субъекта жизни; личность не состоит из кусочков, это не «полипняк». Но она представляет собой целостное образование особого рода. Личность не есть целостность, обусловленная генотипичеси: личностью не родятся, личностью становятся. Поэтому-то мы и не говорим о личности новорожденного или о личности младенца, хотя черты индивидуальности проявляются на ранних ступенях онтогенеза не менее ярко, чем на более поздних возрастных этапах. Личность есть относительно поздний продукт общественно-исторического и онтогенетического развития человека».

Понятие личности в российском законодательстве

Библиографическое описание:

Гонта, А. В. Понятие личности в российском законодательстве / А. В. Гонта. — Текст : непосредственный // Юридические науки: проблемы и перспективы : материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2016 г.). — Казань : Бук, 2016. — С. 5-7. — URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/181/10273/ (дата обращения: 06.03.2021).



В статье рассматривается понятие личности в российском законодательстве на основании законодательных актов Российской Федерации, а также трудов Покровского И. А., Малейна Н. С. и др.

Ключевые слова: личность, право, участники правоотношений, законодательство.

В современном мире не существует единого, наиболее общего и полного, определения понятия «личность», в силу его сложности и многогранности. Наиболее известным в психологической науке является определение, данное в «Большом психологическом словаре» Мещерякова Б., Зинченко В. «Личность — особое качество человека, приобретаемое им в социокультурной среде в процессе совместной деятельности и общения». [1]

Но когда дело доходит до правовой сферы жизни общества, вопрос встает еще более остро. Законодательство Российской Федерации пестрит формулировками с использованием термина «личность», но не один из законодательных актов не раскрывает данное понятие, органы судебной и исполнительной властей также не дают разъяснений на данный счет. А вместе с тем требование к правоохранительным органам, придерживаться концепции учета качеств личности участников правоотношений. В Конституции РФ [2], также, содержатся положения об охране личности и ее правовом статусе (ст. 21, 64), но не дается определения, чей правовой статус она устанавливает и чье достоинство должно охраняться государством.

В сфере уголовно — правового регулирования участников правоотношений законодатель, установил следующие нормы: Статья 9 УПК РФ «Уважение чести и достоинства личности» [3], Статья 10 УПК РФ «Неприкосновенность личности», но данные нормы не устанавливают новаций в сфере отношения к любому человеку, как субъекту права. В Уголовном кодексе РФ весь VII раздел посвящен «Преступлениям против личности», в статье 60-й при назначении наказания, наравне со степенью общественной опасности преступления, указывается на необходимость учитывать и личность виновного, статья 67 УК РФ выделяет личность отдельного преступника при соучастии. [4]

КоАП в задачах законодательства об административных правонарушениях устанавливает, как охрану прав и свобод человека, так и защиту личности. При назначении наказания, КоАП РФ в аналогии с УК РФ, должна учитываться личность виновного, наравне с его имущественным положением, обстоятельствами смягчающими и отягощающими административную ответственность. [5]

В гражданско-правовой сфере понятие личности использовано еще более широко.

Статья 150-я Гражданского Кодекса Российской Федерации, причисляет достоинство личности к объекту защиты нематериальных благ, как одного из важнейших компонентов функционирования правовой сферы общества. [6]

Состав 205-й статьи ГК РФ содержит определение личности истца и раскрывает ее, как необходимое условие для совершения юридически значимых действий.

Также ГК РФ рассматривает следующие категории личности: личность кредитора, личность должника, наследника и наследодателя. Отдельно выделяется категория личности при регулировании отношений в области авторского права.

Глава 50-я рассматривает действия, направленные на предотвращение вреда личности, а в случае наступления такового, необходимость возмещения нанесенного вреда.

Гражданское законодательство, как никакая иная система, должно возводить личность в абсолютный порядок. Вся история развития института гражданского права направлена на возвышение личности в области частного права. И. А. Покровский писал «Гражданское право исконно и по самой своей структуре было правом отдельной человеческой личности, сферой ее свободы и самоопределения. Здесь впервые зародилось представление о человеке как субъекте прав, т. е. представление о личности как о чем-то юридически самостоятельном и независимом даже по отношению к государству и его властям. Раз за человеком признано то или другое субъективное право, он уже занимает определенную позицию по отношению к этим последним, он уже чего-то может требовать от них, он уже известная волевая единица, а не безгласная особь кем-то пасомого стада». [7]

Покровский И. А. был уверен, что понятие человека и личности в правовом поле не должны различаться не в коей мере, эти две ипостаси должны стать субъектом правоотношений, осознание индивидом своей оригинальности, и идентификация общества как совокупности отдельно взятых личностей, наделенных идентичным набором прав и обязанностей. Малейн Н. С. утверждает схожее положение: «Закон существует для личности, но не она для закона». [8]

Формирование личности, не обремененной правовым нигилизмом, с развитым правосознанием является важнейшей целью, которая послужит развитию института гражданского права и становлению правового государства, к которому и стремится Россия с 12 декабря 1993 года.

Так почему в законодательстве Российской Федерации до сих пор не существует определения центрального компонента правового регулирования? Почему до сих пор в законодательстве Российской Федерации личность продолжает отождествляться с понятием «человек»? Как рассматривается понятие «личность» в системе правовых взаимоотношений?

При попытке вывести универсальное определение личности в рамках действия правового поля, необходимо учитывать ряд понятий, образующих саму сущность личности как юридически ориентированной единицы. К этим понятия можно отнести категории, имеющие место как в гражданских, административных, так и уголовных правоотношениях.

Доброе имя, честь и достоинство, триада, составляющая личностную характеристику субъекта правоотношений.

Доброе имя отождествляется с репутацией, словарь Брокгауза и Ефрона дает следующие определение — «это добрая или худая слава, ходячее мнение о ком-либо». [9]

Честь — Достойные уважения и гордости моральные качества человека; его соответствующие принципы. [10]

Достоинство — морально-нравственная категория, означающая уважение и самоуважение человеческой личности. Достоинство — неотъемлемое свойство человека, принадлежащее ему независимо от того, как он сам и окружающие люди воспринимают и оценивают его личность. [11]

Основываясь на вышеупомянутых понятиях, и анализе существующей законодательной базе можно вывести следующие определение личности в рамках законодательства Российской Федерации.

Личность — человек, как субъект социально-правовых отношений, с индивидуальными психофизиологическими особенностями, имеющий определенный социальный статус, приобретенный при выполнении социальной функции, оказывающий прямое или косвенное влияние на правовое регулирование в сфере общественных отношений.

В свою очередь, личность можно понимать и с точки зрения преимущественно социально-психологического явления:

Личность — это социально определенная психолого-правовая характеристика субъекта правоотношений, обладающего правами и несущего обязанности, определяющего человека, как индивида в качестве члена общества, имеющего свой статус в каждый момент процесса его социализации.

Таким образом на данном этапе необходимо разработать и внести единое определение личности в области правового регулирования, это послужит повышению качества осуществления правоприменения с учетом особых качеств каждого участника правоотношений.

Вместе с тем, данная тема еще недостаточно хорошо разработана, и имеет ряд перспективных направлений в сфере большинства отраслей права.

Литература:

  1. Большой психологический словарь. Под ред. Мещерякова Б. Г., Зинченко В. П.-М.: 2003–672 с.
  2. Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ)
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N174-ФЗ. — Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/12125178/#ixzz45PV3ZjQk
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/10108000/#ixzz45PYd0soA
  5. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ.- Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/12125267/#ixzz45PYrCoyf
  6. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ, принята Государственной Думой 21 октября 1994 г. Часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ, принята Государственной Думой 22 декабря 1995 г. Часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ, принята Государственной Думой 1 ноября 2001 г. Часть четвертая Гражданского кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2006 г. N 230-ФЗ, принята Государственной Думой 24 ноября 2006 года Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/10164072/#ixzz45Pc1LTyh
  7. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. Изд. 3-е, стереотип. М.: «Статут», 2001. — 353 с. (Классика российской цивилистики.)
  8. Малеин Н. С. Гражданский закон и права личности в СССР.—М.: Юрид. лит., 1981.—216с.
  9. Энциклопедический Словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона (В 86 томах с иллюстрациями и дополнительными материалами).- С.-Петербургъ, 1890—1907.- режим доступа: http://www.vehi.net/brokgauz/
  10. В. Даль Толковый словарь живого великорусского языка [электронный ресурс].- режим доступа: http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Dal.htm
  11. Большой юридический словарь— М.: Инфра-М. А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А. Я. Сухарева. 2003.

Основные термины (генерируются автоматически): личность, Российская Федерация, правовое регулирование, РФ, VII, доброе имя, категория личности, личность виновного, назначение наказания, правовой статус.

Похожие статьи

Защита

правового статуса личности как фактор становления…

личность, Российская Федерация, РФ, правовое регулирование, правовой статус, назначение наказания, личность виновного, категория личности, доброе имя, VII.

Понятие

правового статуса личности | Статья в сборнике…

. В условиях демократического общества права, свободы и обязанности личности, образующие правовой статус, регулируют отношения личности с государством, обществом, согражданами в соответствии с целями построения демократического общества.

Обстоятельства, смягчающие

наказание, или характеристика…

Ключевые слова: наказание, смягчающие обстоятельства, характеристика личности виновного, состав преступления, общественная опасность, суд, законодательство, приговор. Статьей 61 Уголовного кодекса Российской Федерации [1] регламентирован перечень…

Развитие

правового регулирования защиты чести и достоинства…

Библиографическое описание: Старичкова Л. И. Развитие правового регулирования защиты чести и достоинства личности в Российской Федерации [Текст]

В юридической науке авторы рассматривают понятия «честь» и «достоинство» как морально-правовые категории.

Уголовно-

правовая характеристика признаков понятия «личность»

Отсюда, социальный статус есть средство не личности, а общества и государства, которые через определение статуса задает ей исходную общественную и правовую позицию. Поэтому статус является фиксированной моделью отражения интересов личности.

Конституционное право о «достоинстве

личности» в РФ и ФРГ

Достоинство личности можно рассмотреть с двух сторон. С одной стороны, достоинство личности — один из важнейших конституционных принципов, лежащий в основе правового статуса личности.

Обстоятельства, смягчающие

наказание: проблемы…

УК РФ, назначение наказания, наказание, исполнение наказания, личность виновного, досудебное соглашение, дополнительный вид наказаний, групповое преступление, уголовно-правовой характер, вид наказания.

Способы защиты чести и достоинства в уголовном…

Развитие правового регулирования защиты чести и достоинства личности в Российской.

деловая репутация, благо, Российская Федерация, достоинство, юридическое лицо, ГК РФ, честь, защита чести, доброе имя, Конституция РФ.

Понятие правосудия | Статья в журнале «Молодой ученый»

Теоретические и правовые основы осуществления судебной… судебная власть, судебная защита, государственная власть, свобода человека, судебный контроль, Конституция РФ, досудебное производство, уголовное судопроизводство, свобода личности, РФ.

«Понятие “личности” в софиологии и неопатристике». Малер А.М.

 

Публикуется по материалам:

Софиология и неопатристический синтез: два богословских итога философского развития. Сборник научных статей по итогам работы секции по истории русской мысли XXII Ежегодной богословской конференции ПСТГУ / Сост. К.М. Антонов, Н.А. Ваганова. М.: ПСТГУ, 2013. С. 212–234

 

 

Малер А.М. (ИФ РАН)

 

 

Понятие “личности” в софиологии и неопатристике

 

Понятие личности имеет ключевое значение для понимания православного богословия. Основатели неопатристики критиковали софиологию за неразличение понятия личности и природы в отношении Божественной Троицы; а также за то, что софиология разработала адогматическую теорию Софии как посредника между Троицей и миром. Если София это личность, то она может быть либо Личностью самого Логоса, Премудростью Божией в точном смысле слова, либо Ангелом, соотнесенным с одной из энергий Божественной Троицы. Но София не может быть одновременно и Логосом, и Ангелом; а также ни Логос, ни Ангел в православной теологии не обладают теми мистическими характеристиками “мировой души” или “четвертой ипостаси”, которыми софиологи наделяли Софию. В статье рассматриваются основные концепции личности, предложенные представителями как софиологии, так и неопатристического синтеза.

Ключевые слова: прот. Г. Флоровский, В.Н. Лосский, Вл.С. Соловьев, прот. С. Булгаков, свящ. П. Флоренский, Л.П. Карсавин, личность, персонализм, софиология, неопатристика, всеединство

 

История православного богословия XX века отмечена особым вниманием к понятию “личности”, наиболее характерным для неопатристического направления, основанного прот.Г.В.Флоровским и В.Н.Лосским. Среди основных причин возникновения неопатристики, ставшей ведущим направлением православного богословия последних десятилетий, была догматическая критика предшествующих богословских теорий эпохи “русского религиозно-философского ренессанса” и, в особенности, софиологического направления, основанного самим В.С.Соловьевым. Если обобщить основные претензии к русской софиологии со стороны неопатристики, то среди них ключевое значение имеет тот метафизический имперсонализм, который был унаследован русскими софиологами от немецкой идеалистической философии Нового времени, а в конечном счете, от античной метафизики, в преодолении коей зарождалась сама христианская догматика.

Начиная с В.Лосского в неопатристическом богословии нередко выдвигается тезис о том, что многие догматические заблуждения связаны с неразличением фундаментальных понятий православного богословия — “личности” и “природы”, в смешении свойств личности и природы как на уровне триадологии и христологии, так и на уровне ангелологии и антропологии. Например, именно в этом смешении В.Лосский упрекает софиологию С.Н.Булгакова, когда в своей первой знаменитой работе “Спор о Софии” (1934) он пишет: “Смешение личности и природы — основной мотив софианского богословия о.C.Булгакова, определяющий всю его систему”. В этой же работе В.Лосский дает первое определение личности: “личность — не самость и совершается только через победу под «самостью», которая и есть смешение личности с природой в нравственном плане”.

 

В своем фундаментальном труде “Очерк мистического богословия Восточной Церкви” (1944) В.Лосский специально оговаривал, что само христианское представление о “личности” слишком сложно поддается выражению в человеческих понятиях, и стоит заметить, что эта оговорка встречается у многих богословов XX века, включая самих софиологов. “Человеческая личность,пишет В.Лосский, — не может быть выражена понятиями. Она ускользает от всякого рационального определения и даже не поддается описанию, так как все свойства, которыми мы пытались бы ее охарактеризовать, можно найти и у других индивидов. «Личное» может восприниматься в жизни только непосредственной интуицией или же передаваться каким-нибудь произведением искусства”. Но в дальнейшем В.Лосский все-таки развивает свою концепцию “личности”, основанную на известном различении природы и ипостаси у отцов Церкви: как сотворенный по образу Божию, человек является существом личностным. Он — личность, которая не должна определяться своей природой, но сама может определять природу, уподобляя ее своему Божественному Первообразу. Человеческая личность — не часть существа человеческого, подобно тому как Лица Пресвятой Троицы — не части существа Божественного”, понятие личности предполагает свободу по отношению к природе, личность — свободна от своей природы, она своей природой не определяется”.

Предвидя неизбежные упреки такой сверхприродной теории личности в обосновании либерального индивидуализма, В.Лосский вносит существенное уточнение: “в известном смысле индивид и личность имеют противоположное значение; индивид означает извечное смешение личности с элементами, принадлежащими общей природе, тогда как личность, напротив, означает то, что от природы отлично”.

Различение личности и природы, действительно, лежит в основе всего богословия В.Лосского, известного своей апофатической осторожностью, и именно в силу этой осторожности он не спешил с развитием своей теории личности. Однако в 1967 г. посмертно вышел сборник работ В.Лосского “По образу и подобию”, где была опубликована его статья “Богословское понятие человеческой личности” (1958 г.), существенно уточняющая его позиции по этому вопросу: “чтобы отличить ипостась человека от состава его сложной природы — тела, души, духа (если принимать эту трехчастность), мы не найдем ни одного определяющего свойства, ничего ей присущего, что было бы чуждо природе (φύσις) и принадлежало бы исключительно личности как таковой. Из чего следует, что сформулировать понятие личности человека мы не можем и должны удовлетвориться следующим: личность есть несводимость человека к природе. Именно несводимость, а не «нечто несводимое» или «нечто такое, что заставляет человека быть к своей природе несводимым», потому что не может быть здесь речи о чем-то отличном, об «иной природе», но только о ком-то, кто отличен от собственной своей природы, о ком-то, кто, содержа в себе свою природу, природу превосходит, кто этим превосходством дает существование ей как природе человеческой и тем не менее не существует сам по себе, вне своей природы, которую он «воипостасирует» и над которой непрестанно восходит, ее «восхищает (extasie), сказал бы я, если бы не опасался упрека, что ввожу выражение, слишком уже напоминающее «экстатический характер экзистенции (Dasein)» у Хайдеггера, тогда как сам критиковал других, позволявших себе подобное сближение”.

 В этой же статье В.Лосский открывает очень важное для всего христианского персонализма различение понятий “личности” и “экзистенции”, известных своей несводимостью к “природе/сущности”, но, при этом, наполненных принципиально разным содержанием: “Неопределимость «существования» — того ли она порядка, что и неопределимость личности, или же новый онтологический уровень, найденный Фомой, все еще по сю сторону личностного?”. В этом рассуждении В.Лосский, решив максимально уточнить свою теорию личности, одновременно с этим доводит ее до таких концептуальных пределов, где она оказывается еще более непримиримой к смешениям и сближениям с какими-либо другими похожими понятиями. В этой связи стоит обратить внимание на то, что философия экзистенциализма и персонализма, действительно, долгое время воспринимались как, своего рода, близнецы-братья, и именно поэтому можно сказать, что настоящий, “ортодоксальный” христианский персонализм начинается там, где заканчивается экзистенциализм.

В отличие от В.Лосского, у другого основателя неопатристики, о.Георгия Флоровского, не было какой-либо специальной теории личности и большинство его работ было написано в более свободном, эссеистическом стиле, избегающем жестких дефиниций, но тема личностного фактора проходит практически через все его философские работы. В особенности эту тему Флоровский поднимает в критике всевозможных онтологических и историософских теорий, которые, при всем своем внешнем гуманизме и христианской риторике, на самом деле основаны на абсолютизации безличных начал — как онтологической картины мира, так и исторического процесса. Впервые наиболее резко Флоровский противопоставляет личностный фактор безличным началам в статье “Смысл истории и смысл жизни” (1921): “Во всех исторически известных религиозных и этических «системах» личность принесена в жертву логическому фантому. Нравственный смысл истории поглотил нравственный смысл личности. — И мы можем по контрасту определить задачу нового, грядущего мировоззрения как осознание непримиримости этих двух смыслов и решение возрожденной антиномии путем угашения другого термина — смысла истории. Но это угашение не будет замалчиванием антиномии, а доказательством, что история смысла не имеет”, “Либо смысл истории человечества, либо смысл жизни человека. Tertium non datur”..

В своей ранней работе с непритязательным названием “В мире исканий и блужданий” (1923), любые попытки ограничить человеческую личность детерминированной картиной мира, — обосновать и оправдать ее в этой картине, — Флоровский возводит к пантеистической онтологии: “Хилость личной воли, малодушное искание “обоснований” и “оправданий” восходит к докетическому индивидуализму, — и основа его в пантеистическом неведении Божественной Личности. Если нет Бога как Лица, а есть только “божественное”, то нет (не может быть замечено) и лица в человеке. И если нет Творчества Божия, то не может творить и человек”. Поэтому ““Оправдание личности” — в ее творческой свободе — приводит нас к изначальной “предпосылке”, к христианскому теизму, к вере в Триединого Личного Бога, к библейскому учению о сотворении мира из ничего”. Таким образом, Флоровский бросает вызов всей традиции “философии всеединства”: “Бытие” не есть “всеединство”, не есть “органическое целое”, ибо оно разорвано зиянием и бездною между абсолютным и тварью; и эти два мира соединены между собою только “причинностью через свободу”. <…> Мир пока не закончен и неустойчив, — не в смысле естественной рыхлости и неоформленности, а в смысле непрерывно встающей задачи оценочного и волевого выбора между Добром и Злом. И этот выбор совершается человеческой личностью, — и только ею”. Однако так же как и у В.Лосского, этот персоналистский пафос вовсе не означает для Флоровского уход в крайность либерального индивидуализма, о чем свидетельствует его определение личности в статье “Памяти профессора П.И.Новгородцева” (1924): “Личность находит себя только тогда, когда отдается; уединенный, ограниченный, самодостаточный индивид — это продукт преувеличенного абстрагирования: мы знаем только людей, живущих в общении и проходящих свой жизненный путь в обществе”.

Поэтому Флоровский вышел из евразийского движения с его апологией безличных природных начал, и где Флоровский хотел видеть прецедент свободного творческого риска вопреки “объективным” законам истории, сами евразийцы, наоборот, видели только проявление безличных детерминант. В своей программной работе “Метафизические предпосылки утопизма” (1926) Флоровский противопоставляет христианскую эсхатологию и имперсоналистскую метафизику истории: “Чаяние воскресения мертвых и жизни будущего века есть единственное и действительное оправдание и “метафизическое обоснование” личности и личного делания и творчества. Только того, кто мыслит в категориях строителей Вавилонской башни, кто возлюбил страстным вожделением эту землю паче своего подлинного “отечества на небесех”, могут устрашать и парализовать апокалиптические пророчества. В них — все наше упование”. (с.289-290). Эту оппозицию можно также определить как различие историзма и историцизма: если историзм, обращает внимание на личностный фактор в истории, на историю как конкретный и непредопределенный процесс, то историцизм видит в истории замкнутую логическую формулу, в которой все события и личности выполняют лишь определенные функции, предзаданные общими “законами истории”. Не случайно именно историзм стал одним из четырех ориентиров всей программы “неопатристического синтеза” и именно тем ориентиром, который непосредственно указывает на личностный фактор в любых исследовательских или теоретических построениях.

Вместе с этим необходимо подчеркнуть, что когда Флоровский и его последователи говорят о принципиальном значении личностного фактора в истории, то они имеют в виду не только человеческий фактор, но, прежде всего, сам Божественный Промысл, ибо человек только потому является личностью, что Личностью является его Творец, и речь идет именно о синергии Бога и человека, о Промысле как результате свободного взаимодейсивия Божественной и человеческой воли. В своей работе “Спор о немецком идеализме” (1930) Флоровский пишет: “Есть много типов пантеизма, но определение следует составлять не по частным случаям, а по общей тенденции. Не только отрицание «личности» Божества есть пантеизм; и не только признание мира… «единосущным» Богу. Это только частные и, вряд ли, вполне ясные определения. Основным для пантеизма является убеждение: или мира вовсе нет; или без мира Бога нет…”. Это замечание очень точно объясняет психологический мотив многих метафизических построений по типу “философии всеединства”: окружающий мир кажется настолько необходимым и неизбежным, а также настолько оправданным в своей красоте и “цветущей сложности”, а его Творец, при этом, настолько далеким и непостижимым, что легче представить мир без Творца, чем Творца без мира. Отсюда возникают известные стремления интегрировать тварный мир в нетварное бытие Творца, всевозможные версии пантеизма или панентеизма, а также “компромиссное” желание обнаружить между Творцом и тварью “посредническую” инстанцию, подобно софиологической Софии, которая бы преодолевала в себе оппозицию нетварного и тварного, а следовательно, свободы и необходимости. Такое понимание Творца, как принципиально зависимого существа от своего собственного творения, возможно только в том случае, если мы забываем о его “личностности”, то есть о том, что он абсолютно свободен и не нуждается ни в чем ином, и что поэтому существование мира от начала и до конца является актом абсолютной свободы его Создателя.

Именно с этих онтологических позиций, которые можно назвать православным персонализмом, отцы-основатели неопатристики критиковали “софиологический детерминизм” (термин С.Н.Булгакова). В.Н.Лосский по этому поводу пишет: “Если нет места «категории случайности» в домостроительстве Божием, то надо отказаться от «Бога Авраама, Исаака и Иакова», от Бога Церкви Христовой, от Бога личного, живого и обратиться к «Богу философов». Тогда вместо нравственно-волевых отношений личностей, определяемых свободой, надо признать только природный, Божественно-космический процесс, движимый необходимостью; вместо Промысла Божия, предполагающего соотношение двух воль (пусть его называют, если угодно, «окказионализмом»), останется «софийный детерминизм” (с.57).

Если В. Лосский посвятил анализу софиологического учения отдельную работу, “Спор о Софии” 1934 г., определенно повлиявшую на осуждение соответствующего учения о. Сергия Булгакова Московской Патриархией в 1935 г., то о. Георгий Флоровский еще двумя годами раньше опубликовал статью “О почитании Софии, Премудрости Божией, в Византии и на Руси” (1932 г.), где он приходит к неожиданной гипотезе о том, что “киевская икона Св.Софии есть ничто иное, как изображение Непорочного Зачатия”, обусловленное католическими влияниями в Малороссии XVII века. Однако даже если гипотеза Флоровского верна, иконы и храмы Святой Софии — Премудрости Божией давно известны византийской и русской церковной традиции, и этот образ должен иметь внятное догматическое объяснение в самом православии. Впоследствии о. Г.Флоровский не раз выражал свое неприятие софиологии, в частности в личных письмах к о.С.Булгакову. В контексте неопатристической критики софиологических теорий, прежде всего, имеет значение определение Софии — Премудрости Божией именно как личности, и от ответа на вопрос, как именно русские софиологии интерпретировали эту личность, а также само понятие “личности” как таковой, зависит дальнейший догматический анализ софиологических доктрин.

 

Прежде чем приступить к освещению понятия “личности” в трудах русских софиологов, необходимо оговорить два принципиальных методологических вопроса. Во-первых, желательно определить объем понятия “софиологии”, поскольку от него зависит круг тех текстов, которые можно идентифицировать как софиологические. Проблема в том, что если неопатристика, представляла собой единую универсальную богословскую установку и поэтому все концептуальные работы этих авторов и их последователей мы можем с высокой долей вероятности назвать “неопатристическими”, то софиология все-таки была составляющей частью философского учения каждого из софиологов и ни в коей мере не исчерпывала эти учения. Поэтому лишь определенную часть текстов каждого софиолога можно назвать, собственно, софиологическими, поскольку там специально ставится акцент на категории “Софии”, в то время как значительная часть других текстов никакого отношения к софиологии не имеет. В этом смысле софиология не равносильна неопатристике по своему концептуальному влиянию, но если есть желание обозначить то религиозно-философское учение, которое предшествовало неопатристике и послужило основным объектом его критики, то тогда лучше говорить о “философии всеединства” как более широком и всеобъемлющем учении. Под софиологией в точном смысле слова необходимо иметь в виду соответствующий раздел учений таких знаменитых “философов всеединства” как В.Соловьев, о.П.Флоренский, о.С.Булгаков и Л.Карсавин.

Во-вторых, рассматривая понятие “личности” у этих авторов, исследователь неизбежно сталкивается с тем, что само это понятие нередко выражается в иных терминах, а именно — “лик”, “лицо”, “ипостась” и т.п., а иногда употребляется достаточно случайно, без того специфического философского содержания, которое превратило его в категорию философского лексикона. Возникает вопрос, в каких случаях имеет смысл обращать внимание на иные термины, смежные с понятием “личности”, а в каких случаях обращать внимания на сам термин “личность”? Это зависит от тех критериев, которые исследователь применяет к понятию “личности”, и хотя эти критерии у нас есть, развернуть их в рамках этой статьи не представляется возможным. В любом случае речь идет о том, несводимом к природе начале живого существа, которое определяет его вменяемость, т.е. его разумность и свободу, его способность к общению и синергии с другими, такими же живыми существами, и поскольку оно не выводимо из природного бытия, оно может быть только образом его трансцендентного Творца, который, в свою очередь, является Абсолютной Личностью.

Основатель всей традиции “философии всеединства” В.С.Соловьев уделил понятию личности исключительное положение еще в своей незаконченной работе “Философские начала цельного знания” (1877), написанной в качестве проекта очередной системы диалектического идеализма с его попыткой обнаружить универсальную логику категориальных отношений: “Из полярных или относительных определений мы рассмотрим девять пар под тремя категориями: существа, организма и личности. В каждой паре определений противоположность их разрешается в третьем термине, который, собственно, и есть идея как выражение истины”. Таким образом, категория “личности” должна была занимать в системе Соловьева значение “идеи как выражение истины”.

В следующий раз понятие “личности” употребляется Соловьевым в менее отвлеченном контексте, в его “Чтениях о Богочеловечестве” (1878), представляющих собой глобальную историософию, где понятие “личности” раскрывается в процессе истории: “Свободная же внутренняя связь между безусловным божественным началом и человеческой личностью возможна только потому, что сама эта личность человеческая имеет безусловное значение. Человеческая личность только потому может свободно, извнутри соединяться с божественным началом, — что она сама в известном смысле божественна, или — точнее — причастна Божеству. Личность человеческая — и не личность человеческая вообще, не отвлеченное понятие, а действительное, живое лицо, каждый отдельный человек — имеет безусловное, божественное значение”. В совершенно персоналистском смысле определяет Соловьев роль личности в истории: “Да, жизнь человека и мира есть природный процесс; да, эта жизнь есть смена явлений, игра естественных сил; но эта игра предполагает играющих и то, что играется, — предполагает безусловную личность и безусловное содержание, или идею, жизни”. И также специально оговаривает Соловьев различение личности и природы: “так как человеческая личность различает себя от природы, ставит ее себе предметом и таким образом оказывается не природным только существом, а чем-то другим и большим природы, то, следовательно, власть природных начал над человеческою личностью не может быть безусловною,—эта власть дается им самою человеческой личностью: природа господствует над нами внешним образом лишь потому и столько, поскольку мы ей внутренно подчиняемся”. Наконец, Соловьев выдвигает собственное обоснование личностности Бога-Творца: “если божество есть субстанция, то есть самосущее, то, содержа в себе все, оно должно различаться ото всего или утверждать свое собственное бытие, ибо в противном случае не будет содержащего и божество, лишенное внутренней самостоятельности, станет уже не субстанцией, а только атрибутом всего. Таким образом, уже в качестве субстанции божество необходимо обладает самоопределением и саморазличением, то есть личностью и сознанием”.

Однако Соловьев рассуждает о личности не как о данности человеческого бытия, которое осознается им изначально, а как об особом знании, которое наподобие гегелевского Абсолюта открывается человечеством на разных стадиях своего развития: “Внутреннее освобождение от природы в самосознании чистой личности впервые ясно выразилось в индийской философии”. Произошло это потому, что постижение личности человечеством непосредственно связано с самораскрытием самого “божественного начала”: “Всякое явление божественного начала, всякая теофания, определяется свойством среды, воспринимающей это явление, в истории прежде всего свойством национального характера, особенностью того народа, в котором происходит данное явление Божества. Если божественное начало открылось индийскому духу как нирвана, эллинам как идея и идеальный космос, то как личность, как живой субъект, как «я» оно должно было явиться в иудеях, потому что их народный характер состоит именно в преобладании личного субъективного начала. Этот характер проявляется во всей исторической жизни иудеев, во всем, что создал и создает этот народ”.

Следовательно, при всей своей сверхприродности, Божественная личность открывается человеку в зависимости от “национального характера” и “свойств среды”, то есть ставит себя в подчинение безличным земным факторам, а индуистская нирвана или эллинские эйдосы оказываются определенными стадиями теофании.

Такое понимание личности Бога и человека нельзя считать временной гипотезой В. Соловьева, поскольку через восемнадцать лет после “Чтений о Богочеловечестве” Соловьев буквально воспроизведет ее в совершенно авторской статье “Личность”, написанной для энциклопедии Брокгауза и Эфрона, так что этот текст вполне можно считать конспектом первого. В этой статье В. Соловьев дает собственное определение “личности”: “внутреннее определение единичного существа в его самостоятельности, как обладающего разумом, волей и своеобразным характером, при единстве самосознания. Так как разум и воля суть (в возможности) формы бесконечного содержания (ибо мы можем все полнее и полнее понимать истину и стремиться к осуществлению все более и более совершенного блага), то Л. человеческая имеет, в принципе, безусловное достоинство, на чем основаны ее неотъемлемые права, все более и более за нею признаваемые по мере исторического прогресса. Бесконечное содержание, потенциально заключающееся в Л., действительно осуществляется в обществе, которое есть расширенная, или восполненная, Л., так же как Л. есть сосредоточенное, или сжатое, общество. <…> Совершенным восполнением Л. может быть только общество неограниченное, или универсальное”.

Стоит обратить внимание, что такая подмена личности обществом перекликается у В. Соловьевым с его пониманием Софии — Премудрости Божией, которая с одной стороны остается личностью, как “Божественное существо”, а с другой стороны, является “единством всего”, “единством противоположного”, “антитипом души мира”, с которым “мировая душа” должна в идеале “отождествиться”, а также “совершенным обществом”, которое составляет собою “воплощенную Софию” (“Россия и Вселенская Церковь”, 1889). Эту неопределенность и в понятии личности, и в понятии самой Софии наследовали все остальные софиологии, учения которых можно считать прямым продолжением богословских построения В.С.Соловьева.

Если не иметь в виду раннюю работу С.Н.Трубецкого “Учение о Церкви и св.Софии”, не имевшую больше какого-либо влияния даже на его собственную философию, первым, наиболее явным наследником софиологической лини В.С.Соловева был священник Павел Флоренский. Понятие “личности” у П.Флоренского имело настолько заметное значение, что некоторые исследователи даже причисляют его к персоналистам.

Впервые Флоренский поднимает эту тему в своей статье “О типах возрастания” (“Богословский вестник”, 1906, Т.2. №7. С.530-568), где он предлагает очень интересное различение образа Божьего в человеке как “актуальной бесконечности личности” и подобия Божьего как “потенциальной бесконечности личности”. Это различение не получило у него дальнейшего развития, хотя это самый концептуальный фрагмент во всех его рассуждениях на тему личности.

В своей первой программной работе “Столп и утверждение истины. Опыт православной теодицеи” (1914) Флоренский задолго до В. Лосского констатирует глубокую сложность в определении понятия “личности”: определить — это значит дать понятие. Дать же понятие личности невозможно, ибо тем-то она и отличается от вещи, что, в противоположность последней, подлежащей понятию и поэтому «понятной», она «непонятна», выходит за пределы всякого понятия, трансцендентна всякому понятию. Можно лишь создать символ коренной характеристики личности, или же значок, слово, и, не определяя его, ввести формально в систему других слов, и распорядиться так, чтобы оно подлежало общим операциям над символами, «как если бы» было в самом деле знаком понятия. Что же касается до содержания этого символа, то оно не может быть рассудочным, но — лишь непосредственно переживаемым в опыте само-творчества, в деятельном самопостроении личности, в тождестве духовного само-сознания” (Письмо 4: “Свет Истины”).

В таком настойчивом “символизме” есть определенная опасность, поскольку нежелание дать внятное вербальное определение личности может привести к тому, что само это понятие значительно релятивизируется, вплоть до собственной противоположности. Несколькими страницами ранее, со свойственным ему литературным стилем рассуждений, Флоренский написал: “познание не есть захват мертвого объекта хищным гносеологическим субъектом, а живое нравственное общение личностей, из которых каждая для каждой служит и объектом и субъектом. В собственном смысле познаваема только личность и только личностью”. Но если личность неопределима и выходит за пределы всякого понятия, то каким образом она вдруг определяется как одновременно объект и субъект, способный на нравственное общение?

Тема неопределимости личности как таковой продолжается у Флоренского в его критике фундаментальной работы всего немецкого персонализма, книги Вильяма Штерна (1871-1938) “Личность и вещь. Система критического персонализма” (1906-1924). Соглашаясь с различением “личности” и “вещи”, Флоренский возмущается самим желанием дать первой категории хоть какое-нибудь понятийное определение: “Ведь любовь возможна к лицу, а вожделение — к вещи; рационалистическое же жизнепонимание решительно не различает, да и не способно различить лицо и вещь, или, точнее говоря, оно владеет только одною категорией, категорий вещности, и потому все, что ни есть, включая сюда и лицо, овеществляется им и берется как вещь, как res” (“Письмо 4: Свет Истины”). “Идея противоположности живого творчества во времени и механической законченности в пространстве или, что почти то же, идея противоположности вещи в личности положена в основу новейших философем Анри Бергсона и Вильяма Штерна. Но ни в первой своей редакции, ни во второй мысль не имеет силы пробиться сквозь, правда, хотя и не механически, но однако и не личный витализм. Упомянутые нами философемы — не более как виталистический онтологизм, и доказательством этому может служить хотя бы одно то, что даже в более персоналистической из них, в системе В.Штерна, делается попытка определить личность. Этого одного достаточно, чтобы убедиться в безличности этой философии”.

Корни “вещной” философии Флоренский видит в западном рационализме и католической схоластике, а в конце концов в самом язычестве. Более чем спорный тезис выдвигается им в курсе лекций “Чтения о культе (Опыт православной антроподицеи)” (1918):Запомните раз и навсегда, что идея личности до такой степени чужда католицизму, что он просто забывает о ней, просто упускает из виду самое существование личности” (Гл.7). В одном комментарии к “Столпу” он пишет: “Полную противоположность Восточной мистике личности представляет Западная мистика вещности”. Эту гипотезу он развивает в своих лекциях “Культурно-исторические предпосылки и место христианского миропонимания(1921) из сборника “У водоразделов мысли”: “Идея личности на житейский лал всегда была известна, а в философском мировоззрении она нередко отрицалась, так как личность едина, а не сложна, многообразна и не разложима на части. <…> В философии Спинозы и всего нового времени нет места для лица: все мыслилось под порядком вещности. Лишь с конца XIX века возник персонализм, который старается выдвинуть идею личности. Центр творчества — лицо и оно мыслилось в связи со вселенной” (лекция № 4).

Оппозиция личности и вещи также развивается Флоренским в конспекте лекций “Об историческом познании” (1916). Лекция №17 так и называется — “Вещь и личность” и начинается словами: “Общее и единичное; υσια и ύποστασις; твердое тело и духовная жизнь — вот полюсы нашего понимания бытия, и между этими полюсами располагаются все промежуточные ступени. Эти полюсы могут быть обозначены еще иными терминами; вещь и личность — наиболее важные. Вещь всегда есть некоторое вообще: вам все равно, какой стакан воды выпить, тот и ли этот, лишь бы была вода. Личность же всегда в частности: вам не все равно, кого назвать своим отцом и своим сыном <…> Разумеется, и к стакану воды можно относиться как к лицу, как к единственному: это называется идолопоклонством. И к отцу можно отнестись как к одному из многих — как к средству получить какое-нибудь “вообще”, например стакан воды. Это и называется безнравственностью”.

К сожалению, все эти фрагменты не составляют единой теории личности у отца Павла, а только воспроизводят общие положения христианского персонализма, но при этом, иные упоминания “личности” вызывают существенные вопросы к его догматической последовательности. Например, наследующая В. Соловьеву идея возмещения личности в коллективе, когда Флоренский пишет о паре друзей как личности-двоицы (“Столп”, “Письмо 11: Дружба”). Или его уверенное рассуждение о том, что падший ангел не имеет личности (“Столп”, Письмо 7: Грех), причем, с ссылкой на народные суеверия: “Народом русским дознано, что нечистая сила не имеет личности, а потому нет у нее и лица, ибо лицо-то и есть лик, явление личности. Нечисть безлична и безлика, и лишь обманывает люд, притворяясь личностью”. Наконец, можно вспомнить наделение им Животворящего Креста статусом личности в “Чтениях о культе”: “Итак, воистину и существенно, а не риторически и произвольно, необходимо, а не условно — Крест может именоваться Ты; а раз может, то и должен, ибо нельзя у Лица похитить присущую ему личность”.

Обращаясь к софиологии Флоренского, стоит заметить, что уже в комментариях к “Письму 10: София” из “Столпа” встречается достаточно жесткая критика им софиологической теории В.Соловьва: “По учению Вл. Соловьева <…>, София — не только идеальная личность Твари, но и «Субстанция Пресв. Троицы» (— не хотел ли С-ев сказать: «общая энергия» или «общая благодать»? —). Нет надобности разъяснять, как друг от друга далеко отстоят это учение об отдельной от Ипостасей Сущности Божией и православное учение Афанасия В., твердо стоящего на формуле εκ Πατρός έκ ουσίας του Πατρός. Рационализм С-ва обнаруживает себя именно в том, что для С-ва не живая Личность, не Ипостась и не само-обосновывающееся Живое Триединство — начало и основание всего, а субстанция, из которой уже выявляются Ипостаси. Но эта субстанция в так. случ. не может не быть признана без-личною, а поэтому — вещною. Философия С-ва, тонко-рационалистическая по своей форме, неизбежно есть философия вещная по своему содержанию. То, о чем учит С-ев, несомненно примыкает к савеллианству, к спинозизму, к шеллингианству, по крайней мере в его первом фазисе. — Учение С-ва о Софии и о Мировой Душе (эти два Лица у него то отождествляются, то различаются)”.

Обратим внимание, что Флоренский упрекает Соловьева именно в подмене личного начала в Боге безличным, предвещая неопатристическую критику всей софиологии. Но как, в таком случае, интерпретировать его собственные определения Софии из самого текста “Столпа”: “София есть Ангел-Хранитель твари, Идеальная личность мира. Образующий разум в отношении к твари, она — образуемое содержание Бога-разума, «психическое содержание» Его, вечно творимое Отцом через Сына и завершаемое в Духе Святом: Бог мыслит вещами”; (?) Единая в Боге, она множественна в твари и тут воспринимается в своих конкретных явлениях как идеальная личность человека, как Ангел-Хранитель его, т. е. как проблеск вечного достоинства личности и как образ Божий в человеке”; (?), “София участвует в жизни Триипостасного Божества, входит в Троичные недра и приобщается Божественной Любви. Но, будучи четвертым, тварным и, значит, не едино-сущным Лицом, она не «образует» Божественное Единство, она не «есть» Любовь, но лишь входит в общение Любви, допускается войти в это общение по неизреченному, непостижимому, недомыслимому смирению Божественному”(?).

Непоследовательное различение “личности” и “природы” и триадологии, и в христологии, и в ангелологии позволяет Флоренскому говорить о Софии — Премудрости Божией как об “идеальной личности мира”, “идеальной личности человека” и “четвертой ипостаси Божественной Троицы”.

Другой последователь “философии всеединства”, отец Сергий Булгаков впервые обращается к теме личности в своей книге “Философия хозяйства” (1912), где это понятие появляется в связи с рассуждениями о свободе воли: “Вполне осознанною свободой обладает только личность. Лишь для я возникает впервые противоположение между я и не-я как границей я, свобода и необходимость существуют не только как факт, но и входят в сознание. Свободой увенчивается личность как живое единство воли и разумного сознания (которые рассекаются и противопоставляются в системе Канта). Как я, как личности, мы сознаем свою свободу, яйность есть свобода, как это, со всей силою выражено в системе Фихте”.

Следует заметить, что смешение “свободы” и “свободы воли”, а также “личности” и “я” к моменту написания этой книги уже было предметом критики персоналистской философии, но нужно сделать скидку на то, что Булгаков только приступал к этой тематике и сама “личность” вспоминается им в этой работе лишь по мере необходимости.

Основные рассуждения С.Булгакова на тему личности изложены в его главном софиологическом труде — “Свете невечернем” (1917), где будущий священник раскрывает свою философскую систему. Заметим, что в этой книге Булгаков периодически критикует имперсональные мотивы западного идеализма Нового времени, включая Бруно, Беме и Шеллинга, которые для многих христианских мистиков заменили авторитет отцов Церкви. В частности, Булгаков справедливо указывает, что “к аперсонализму обыкновенно приводит логика пантеизма”, что “печать имперсонализма лежит на богословии Беме”, и что Шеллинг “вносит процесс в само Божество и тем самым впадает в противоречие с собственным утверждением трансцендентности”.

Так же как и Флоренский, Булгаков специально оговаривает неопределимость личности в понятиях: “Личность неопределима, ибо всем и всегда определяется, оставаясь, однако, над всеми своими состояниями или определениями. Личность есть каждому присущая и неведомая тайна, неисследимая бездна, неизмеримая глубина. Она абсолютна в по­тенциальной значимости своей (чем и объясняется возможность фихтевского соблазна — абсолютной Ich-Philosophie), но всегда относите­льна и ограниченна в актуальности своей (чем обличается и ложь этого соблазна, который был бы правомерен лишь при совпадении потенциальности и актуальности). Личный характер бытия, свою ипостасность, мы даже гипотетически не можем удалить из живого сознания (и в этом заключается лучшее опровержение «метафизики бессознательного», ко­торая ипостасности хочет противопоставить ее же собственную глубину и основу). Состояние внеипостасности или бессознательности просто не может быть по-настоящему ни помышлено, ни почувствовано челове­ком, есть совершеннейшая абстракция, отрицательное понятие”.

Однако на этом персоналистские интенции Булгакова в “Свете невечернем” заканчиваются, потому что главным ключом к пониманию тварного мира служит вовсе не понятие личности, как в неопатристике, а понятие Софии, причем до такой степени, что выдвигается тезис о необходимости “софийности” самих понятий: “Вопрос о софийной природе понятий есть только одна из проблем, входящих в состав общего вопроса о софийности мира. София по отношению к множественности мира есть организм идей, в котором содержатся идейные семена всех вещей. В ней корень их бытия, а без них и вне их не существует ничего”. По всей видимости, и для познания Софии, и для познания “неопределимой” личности привычные средства рационально-дискурсивной логики в принципе не работают и поэтому требуются “софийные понятия”, то есть укорененные не только в логике, но и в онтологии. Об этом прямо говорит сам Булгаков: “метафизическая природа Софии совершенно не покрывается обычными философскими категориями: абсолютного и относительного, вечного и временного, божественного и тварного”.

К теме Софии Булгаков обращался уже в “Философии хозяйства”, где прямо говорил о ее личностности: “София, предвечное человечество, как душа мира, содержа в себе все, является единящим центром мира, лишь поскольку она сама отрекается от своей самости, полагает центр свой в Боге. Но она свободна сместить этот центр, она свободна хотеть от себя, обнаружить самость, составляющую темную основу ее бытия, ее слепую и хаотическую волю к жизни (которую только и знает Шопенгауэр). На этот первобытный хаос, первоволю или первоматерию, представляющую бесформенное влечение к жизни, наброшено одеяние софийности, но он несет его только как покров. В этой изначальной самости заложена основа личности с ее свободой, но здесь же и корень своеволия”. В “Свете невечернем” Булгаков уточняет метафизические функции Софии: “София не только любима, но и любит ответной Любовью, и в этой взаимной любви она получает все, есть ВСЕ. И, как любовь Любви и любовь к Любви, София обладает личностью и ликом, есть субъект, лицо или, скажем богословским термином, ипостась; конечно, она отличается от ипостасей Св. Троицы, есть особая, иного порядка, четвертая ипостась. Она не участвует в жизни внутрибожественной, не есть Бог, и потому не превращает триипостасность в четвероипостасность, троицу в четверицу. Но она является началом новой, тварной многоипостасности, ибо за ней следуют многие ипостаси (людей и ангелов), находящиеся в софийном отношении к Божеству”.

Если Флоренский считал Софию личностью тварной, хотя и “четвертой ипостасью”, то Булгаков считает ее нетварной, что неизбежно вызывает серьезный вопрос — каким образом нетварная ипостась не может быть Богом? “Тварь ли? Нет, не тварь, ибо она не сотворена”, — пишет Булгаков — “<…>София, хотя не есть Абсолютное или Бог, но имеет то, что имеет, непосредственно от Бога или абсолютным образом, она свободна от погруженности в ничто, свойственной мировому бытию. Поэтому ей нельзя приписывать даже и предиката бытия в том, по крайней мере, смысле, в каком мы приписываем его тварному миру, хотя она есть непосредственная основа тварного мира. Как таковая, она вплотную к нему примыкает; однако, чуждая его ограниченности, она есть неопределимая и непостижимая грань между бытием-тварностью и сверхбытием, сущестью Божества — ни бытие, ни сверхбытие”.

На момент написания “Света невечернего” понятие “личности” у Булгакова не имеет того смысла, который вкладывали в него христианские персоналисты XX века. Если София может быть нетварной “четвертой ипостасью”, но при этом не быть Богом, то возникает вопрос о соответствии онтологии С.Булгакова православному вероучению — вопрос, на который каноническая Церковь дала недвусмысленный ответ. Вместе с этим остается принципиальный вопрос в отношении самой Софии — если она пронизывает весь тварный космос и одно “утверждение без отрицания”, то что тогда не есть София и, наконец, как в самой Софии и различаются ее личность и природа? На данный момент эти вопросы остаются открытыми.

Л.П. Карсавин был единственным представителем русской софиологии, который не только подробно разработал достаточно оригинальную теорию личности, но сделал ее центральной категорией всей своей философской системы, так что его часто причисляют к плеяде русских персоналистов. Однако главный парадокс философии Карсавина состоит в том, что хотя он действительно поставил “личность” во главу своей системы, само это понятие обрело у него совершенно неперсоналистское, а точнее даже — антиперсоналистское содержание.

Все свое персоналистское учение Карсавин систематизировал в работе “О личности” (1929), в начале которой он определяет личность как «конкретно-духовную, телесно-духовную определенную сущность, единственную в своем роде, незаменимую и многосторонную«, с чем могли бы согласиться многие персоналисты. При этом, Карсавин утверждает, что единство личности обеспечено ее духовной природой, в то время как телесность способствует ее множественности. Возникает вопрос — кем же тогда является сам Творец и его ангелы, ведь они не имеют телесности? Но оказывается, что данное определение личности вовсе не исчерпывающее, поскольку единственной подлинной личностью является сам Бог, а тварь не есть личность — она обретает свойства личности только при ассимиляции Божественного “содержания”. Более того, бытийственность твари возрастает в той степени, в которой она приближается к Богу, а следовательно и становится личностью. Таким образом, “личностность” у Карсавина фактически стала тождественна самой бытийственности и весь мир предстал как единая иерархия от абсолютно безличной материи до Абсолютной Личности Бога. Подобная система явно воспроизводит классические схемы неоплатонизма и в этом смысле является ярким примером того западного влияния мистико-идеалистической философии Нового времени, на которую основатели неопатристики указывали как на главную причину кризиса русского богословия.

Еще в своей историософской работе “Философия истории” (1923) Карсавин писал: “Абсолютное Бытие… есть абсолютное Всеединство. Оно — все, что только существует, — и во всяческом, в каждом (бытии). Оно все, ибо всяческое не что иное, как Его момент”. Поэтому вся иерархия личностей оказывается ничем иным как каскадом “моментов” на пути к абсолютному Всеединству. Творение мира в этой перспективе оказывается самоотчуждением Бога в твари, которая содержит в себе “момент” Божественного и неизбежно возвращается к нему по логике апокатастасиса. Поскольку же бытие и благо здесь фактически тождественны, то зло остается иллюзией и все то, что человек по неразумению своему принимает за зло, на самом деле онтологично и “божественно”: “Наш гнев, зависть и ненависть божественны; не только блаженство, но и страдание тоже божественны. Иначе Бог не был бы всеединством и существовало бы некоторое иное злое Божество, что является абсурдным, нечистивым предположением” (“О началах”, 1921). Также и гордыня есть ни что иное как попытка самоутверждения твари, ощущающей свою бытийность, но Бог из жалости к твари удовлетворяет ее гордыню, дав ей полубытие и полунебытие, неполную смерть и неполную жизнь.

Иерархия личностей в мире имеет три уровня: потенциальные личности, т.е. вещи, индивидуальные личности, т.е. люди и “симфонические личности”, которыми являются семья и народ (ср. “коллективную личность” Макса Шелера). В этой иерархии очевидно, что индивидуальные личности представляют собой лишь “момент” на пути становления от вещи к “симфонической личности”, и поэтому вся космическая драма бытия состоит только в том, чтобы всем вещам и людям рано или поздно слиться в единое целое и вернуться в абсолютное Всеединство.

Положение Софии в иерархическом мире “личностей” у Карсавина достаточно оригинально. София не является “четвертой ипостасью”, она — тварное тело Логоса, которое отпадает в начале истории как гностическая София-Ахамот и хотя самим Творцом воспринимается как нечто единое, тварью воспринимается как нечто раздвоенное — Божественное и земное. Следовательно, София у Карсавина не является личностью и именно в этом заключается самое оригинальное положение его софиологии: лишенная личности София обладает иллюзорным “лицом”, которое в конце истории “сгорает в пламени Божественного Лика и является нам как Лик Христов или — в наивысшем тварно-конечном своем выражении — как Лик Богоматери”. Возникает вопрос — зачем в этой картине мира необходим Христос? — остается открытым.

Имеет смысл напомнить, что именно идея Карсавина о “симфонической личности” была взята евразийским движением как необходимый элемент идеологии, оправдывающий жертвы “индивидуальных личностей” во имя коллективного целого, и в этом смысле эта идея являет собой случай “антиперсоналистического” учения о личности.

Подводя итог рассмотренным философским теориям можно заключить, что в русской софиологии не было единой теории личности, а те интерпретации этого понятия, которые встречались у каждого софиолога, носили в целом неперсоналистский характер — различение личности и природы во всех случаях было недостаточным, и сама личность, при всей своей божественной “апофатичности”, отходила на второй план в построении всех софиологов. Само понимание Софии у всех софиологов было достаточно произвольным и не вписывалось в православную картину мира. Если София это личность, то она может быть либо Личностью самого Логоса, т.е. Премудростью Божией в точном смысле слова, либо Ангелом, соотнесенным с одной из благодатных энергий Божественной Троицы. Но София не может быть одновременно и Логосом, и Ангелом, а также ни Логос, ни Ангел в православной теологии не обладают теми мистическими характеристиками “мировой души” или “четвертой ипостаси”.

С историко-философской точки зрения все рассмотренные имена оказали на русскую философскую мысль огромное плодотворное влияние, поскольку вывели ее к обсуждению самых серьезных тем на стыке философии, религии, науки, искусства, политики, психологии, и сама “философия всеединства” задала очень высокую планку философских построений и подтвердила универсалистские интенции русской мысли. С просветительской точки зрения “философия всеединства” и, в частности, софиология наследовала магистральным линиям европейской идеалистической философии, связывала русскую мысль с немецким идеализмом XIX века, с классической метафизикой XVII-XVIII вв., со средневековой схоластикой и очевидными античными корнями в лице Платона, Аристотеля и Плотина. Не стоит также недооценивать патристический элемент в русской софиологии, без которого она бы просто не имела интереса среди православных мыслителей. Но самое главное — вполне можно допустить, что без “философии всеединства” не было бы и самой неопатристики, потому что философы этого направления задали такие богословские вопросы, которые спровоцировали неопатристический поворот. Также имеет смысл обратить внимание на социально-политический потенциал “философии всеединства”, которая изначально выстраивалась как разноуровневая система, привлекающая многих ищущих читателей. Однако с богословско-догматической точки зрения мистические построения софиологов, к сожалению, обнаружили много слишком явных изъянов, чтобы эту философию можно было называть “православной”.

Между тем, нельзя сказать, что неопатристика в начале XXI века переживает абсолютный исторический триумф и лишена каких-либо внутренних проблем. “Апофатическая осторожность” этой школы позволила ей очень хорошо расставить “красные флажки”, за которые нельзя переходить из чувства интеллектуального самосохранения, но эти “флажки” в итоге оградили очень небольшое пространство и как будто бы остановили любое движение. Поэтому можно задать вопрос — а насколько состоялся сам “неопатристический синтез” с тех времен, когда умерли его отцы-основатели? Насколько современное православное богословие овладело языком современной философии в тех же целях, что им овладевали отцы Церкви? Вполне можно предположить, что неопатристика несколько перестаралась с интеллектуальными самоограничениями — достаточно вспомнить самого В.Лосского, который не называл себя “персоналистом” только потому, что так называли иногда французских экзистенциалистов. Наконец, по меткому замечанию А.С. Филоненко “неопатристический синтез не смог предложить осмысления христианского активизма. До сих пор не существует неопатристической этики. Неопатристическая традиция, уйдя от внешних, как ей представлялось, ограничений философской спекуляции к более аутентичной феноменологии мистико-аскетической традиции Православия, не смогла развернуть понимание открытости миру”.

Само понятие личности в православном богословии, при всем своем общепринятом употреблении, всегда будет требовать определенных уточнений, поскольку оно по форме связано с внерелигиозной европейской философской традицией, и поэтому к любой критике этого понятия, даже самой несправедливой, православным персоналистам нужно относиться очень внимательно. Богословие личности имеет достаточно солидную историю аргументации, но нужно быть всегда готовым к тому, что для многих людей персоналистская сущность христианства до сих пор остается откровением и попытки придать Богу образ безличного абсолюта или “мирового духа”, а также “дополнить” Его посредствующей метафизической инстанцией всегда будут большим соблазном для уже верующего разума.

 

Concept of the “person” in sophiology and neopatristic theology.

А.Maler

 

The concept of the person has key value for understanding Orthodox theology. Founders of neopatristic theology have criticized sophiologists because of absence of distinction between concepts of the person and the nature inside of the Divine Trinity; as well as because sophiologists have developed an adogmatic theory of Sofia as the intermediary between the Divine Trinity and the world. If Sofia is the person, it may be the Person of the Divine Logos — as a Divine Wisdom in precise sense, or an Angel who is correlated with one of the energy of the Divine Trinity. But Sofia cannot be the Logos and the Angel at the same time; as well as in orthodox theology the Logos and the Angel don’t have specific mystical characteristics of «world soul” or “the fourth hypostasis” with which Sofia has been attributed by sophiologists. The article considers the main conceptions of personhood, developed by representatives of sophiology and of neopatristics.

Keywords: Florovsky G., Lossky V., Solovyov V., Bulgakov S., Florensky P., Karsavin L., Personality, Personalism, Sophiology, Neopatristic synthesis, All-unity.

 

 



Впервые эти четыре ориентира “восстановления патристического стиля” были выдвинуты Флоровским в “Путях русского богословия” (1937) — это патристика, соборность, историзм и эллинизм (см.: Флоровский Г.В. Пути русского богословия. Киев, 1991. С. 509). По поводу историзма Флоровский писал: “Богословское сознание должно стать сознанием историческим, и только в меру своей историчности может быть кафолическим” (Там же. С. 508). Все четыре принципа “неопатристического синтеза” были изложены в докладе Флоровского на Оксфордском Патрологическом конгрессе в 1967 г.

Климов А.Е. Г.В.Флоровский и С.Н.Булгаков. История взаимоотношений в свете споров о софиологии // С.Н.Булгаков: Религиозно-философский путь. Международная научная конференция, посвященная 130-летию со дня рождения. М., 2003. С. 86–114.

 

Соловьев. Личность // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона в 86 т. (1890-1907). Т.17А (34). 1896.

Соловьев. Россия и Вселенская Церковь // Соловьев. Собр. соч. Т.XI. Брюссель, 1969.

Карсавин. О началах. СПб., 1994. С.21.

Карсавин. О началах. С.21.

Лосский В.Н. Личность и мысль Свят. Патриарха Сергия / Лосский В.Н. На страже истины. М., 2007. С. 218.

Шичалин Ю.А. О понятии “личности” применительно к триединому Богу и Богочеловеку Иисусу Христу в православном догматическом богословии // Вестник ПСТГУ. 2009. №1(25). C.47–72

Чурсанов С.А. Лицом к лицу. Понятие Личности в православном богословии ХХ века. М., 2008; Малков П.Ю. Ипостась: личность или индивидуум? (К вопросу о присутствии в святоотеческом наследии смысловых аналогов понятия «личность») // Малков П.Ю. По образу Слова: Статьи. М., 2007.

НОУ ИНТУИТ | Лекция | Социология личности

Аннотация: Цель лекции: показать специфику социологического изучения личности, практическое значение социологии личности, раскрыть содержание понятий социальные и идеальные типы личности, социальные качества личности.

Понятие личности употребляется в различных науках (философии, соционике, социологии, психологии, педагогике, экономике, политологии, культурологии и др.) в контексте специфике задач, решаемых каждой из них. Личность – это общежитейский и научный термин, обозначающий: 1) устойчивую систему социально-значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества или общности; 2) индивидуального носителя этих черт как свободного и ответственного субъекта сознательной волевой деятельности.

Понятие личности, употребленное в этом значении, нужно отличать от понятия индивидуальности, подразумевающего своеобразие, особенности данного лица. В нашей житейской практике мы в понятие личности вкладываем зачастую именно такой смысл («Вот это личность!»), отказывая тем самым другим быть личностью. Личность не означает лишь выраженность или уникальность психических свойств человека.

Философа интересуют проблемы сущности человека, соотношения в нем социального и биологического, места человека в объективном мире и смысл его жизни. Психолог изучает психические свойства человека, интегрирующее начало, ядро, обеспечивающее единство психических процессов, устойчивость, последовательность его поведения. Социально-психологический подход к проблеме личности заключается в исследовании психических свойств человека, обусловленных фактом его принадлежности к той или иной социальной группе и обществу в целом. Каков же предмет социологии?

Те, кто заполнял социологические анкеты, обратили, очевидно, внимание на напоминание в инструкции об анонимности опроса. Это связано не только с необходимостью обеспечить достоверность ответов. Для социолога фамилия респондента с профессиональной точки зрения не представляет никакой информационной ценности. Социологию интересует не личность отдельно взятых индивидов, а, условно говоря, образ личности, «обобщенный портрет» личности. Иначе говоря, предметом социологии является не социально-индивидуальные, а социально-типические свойства человека. Конкретный, «живой» человек, разумеется, не может быть описан лишь путем выявления типических черт, свойств, без учета его уникальности, неповторимости, и социолог не стремится к такому описанию. Социология изучает не конкретную личность, а то общее, устойчивое, типическое, присущее той или иной совокупности людей. В этом отношении социология «родственна» статистике, поскольку, как и последняя, интересуется средними показателями (средний доход, средняя продолжительность жизни, средний уровень образования и т.д.). Но в отличие от статистики, социология оперирует не только количественными, но и качественными показателями (мотивы, ценностные ориентации, образ и стиль жизни, творчество и т.д.).

Таким образом, предметом социологии являются социальные типы личности. Под этим понимается система качеств личности, характеризующих ее как члена той или иной социальной группы (класса, нации, социально-демографических, социально-территориальных, профессиональных общностей, коллектива, семьи и т.д.), позволяющих осуществлять социальную деятельность в социальных системах. Конечно, качества личности и свойства социальных групп, в которые входит личность, далеко не тождественны. Во-первых, личность является членом не одной, а множества социальных групп. Во-вторых, качества личности всегда разнообразнее, богаче, сложнее.

Социальный тип как категория социальных дисциплин имеет несколько основных смыслов. В первом понимании (традиционно социологическом) под социальным типом подразумевается совокупность качеств, обусловленных принадлежностью к определенной социальной группе. Как известно, человек одновременно входит в несколько групп, а в течении жизненного пути он осуществляет социальную мобильность. Иначе говоря, личность меняет свою социально-типологическую принадлежность. Таким образом, в первом смысле социальный тип — это подвижное, изменчивое, динамичное образование.

Во втором значении социальный тип — это идеальный тип, комплекс устойчивых качеств и свойств личности, который с наибольшей четкостью проявляется в социуме (социотип). Это константа личности, устойчивое ядро природных качеств. Более точное обозначение должно бы звучать так: биопсихосоциотип, ибо речь идет об интегральном единстве интеллектуальных, биогенных, психогенных и социогенных свойств личности. Социотип или тип интеллекта является предметом соционики

В третьем смысле социальный тип означает устойчивую информационную структуру любой группы, организации, научной идеи, политического движения, профессии, идеологии. Каждая группа, организация, идеология имеют устойчивую социально-типологическую характеристику. Тип общности изучают соционическая социология , а также интегральная соционика.

Каждый социотип изначально предназначен для выполнения своей миссии и определенной социальной роли. Наиболее оптимальным для личности и общества является положение, когда человек входит в группу (главный социальный статус), работает в профессиональной сфере и организации, социальный тип которых идентичен, близок или совместим с устойчивым ядром его природных качеств. В этом случае возможна максимальная самореализация личности.

Социальная значимость каждого типа личности неодинакова. Можно выделить 16 основных специализаций в социуме:

  • Генератор идей.
  • Объективный анализ и стремление к справедливости.
  • Практический энтузиазм во внедрении нового.
  • Создание комфорта.
  • Пропаганда идеологии, мобилизация боевого духа
  • Предчувствие будущего, предупреждение окружающих.
  • Организация масс.
  • Контроль и поддержание порядка.
  • Практическая предприимчивость.
  • Критика скрытых дефектов социальных систем.
  • Гибкая политика.
  • Хранение моральных и материальных ценностей.
  • Выявление и реклама способностей и талантов.
  • Милосердие, деятельная доброта.
  • Качественная работа, технологическое совершенство.
  • Создание предметов по законам эстетики и целесообразности.

Логичен следующий вопрос: в чем заключается смысл исследования социальных типов личности? Не лучше ли изучать личность конкретного индивида? За деревьями иногда не виден сам лес. Так же, изучая весь «набор» личностных качеств каждого индивида, мы рискуем оказаться в неведении относительно закономерностей и тенденций развития личности, не выявим существенных сторон в социальных качествах личности, следовательно, не сможем познать и само общество.

Но есть и другая опасность. В общей картине леса исчезают из поля зрения отдельные деревья. То есть мы можем изучить среднестатистическую, усредненную личность (средний уровень образования, зарплаты и т.д.), что в целом не позволит увидеть конкретную личность в социальных системах. Эта опасность будет реальной, если социология будет претендовать на роль науки о науках об обществе и человеке, т.е. подменять собой психологию, социальную психологию, историю и другие науки. Поэтому социологический подход к изучению личности должен быть дополнен данными других наук. Сегодня, в условиях дифференциации и специализации наук необходим комплексный подход к исследованию проблем личности.

Для социолога тип личности представляется в качестве определенной модели, схемы, образа или образца. Эти модели необходимы для описания и классификации различных множеств личностей. Существует два уровня исследования типов личности – теоретический и эмпирический. На уровне теоретического исследования выделяются конкретно-исторические и идеальные типы личности.

Конкретно-исторические социальные типы обозначают систему тех качеств личности, которые обусловлены исторической эпохой, уровнем цивилизации. Так, например, античная личность аккумулирует в себе наиболее общие черты древних эллинов, римлян. На античную личность непохожа средневековая личность, совершенно иным типом является личность эпохи Возрождения. В тоже время внутри каждого исторического типа личности обнаруживаются и свои подтипы (личности раба и рабовладельца, патриция и плебея, крестьянина и феодала, рыцаря и монаха, джентльмена и буржуа), которые прекрасно описаны мировой художественной литературой. В основе типизации личности ее принадлежность (следовательно, усвоение присущих им качеств) различными социальными слоям и группам. Поэтому разновидностями конкретно-исторических типов являются кастовые, сословные, корпоративные, классовые, этнические, профессиональные, социально-демографические (женщины, мужчины, поколения), социально-территориальные (городские и сельские, региональные) и иные типы личности.

Идеальные типы личности строятся на основе сконструированных самим социологом статистических моделей различных показателей социальных качеств людей. Так, идеальные типы могу формироваться путем набора ценностных ориентаций в процессе труда или иной деятельности, мотивов, потребностей, стиля жизни и т.д. Например, социолог может поставить перед собой целью изучить, в какой степени труд является для определенной совокупности людей самоценностью, а в какой степени – средством достижения иных ценностей. Тогда он может выделить два идеальных типа личности – ориентированных на труд как на самоценность или как ценность-средство и при помощи этих моделей исследовать конкретно-исторические типы личности. Понятно, что подобные «рафинированные» типы личности служат лишь инструментом в познавательной деятельности.

В эмпирических исследованиях имеет значение типологизация – группировка испытуемых, сходных с неким «усредненным» образом. Выделение многочисленных характеристик, показателей, черт личности… позволяет построить многомерное пространство ее признаков – «личностное пространство». При этом некоторые авторы рассматривают в качестве типа личности лишь группировки испытуемых с помощью различных приемов классификации. Собственно, в эмпирических исследованиях в социологии и социальной психологии под типом личности понимают сконструированные с помощью определенной методики группы, с признаками которых соотносят показатели обследуемого лица, с тем чтобы отнести его к той или иной категории

Структура личности излагается в большинстве учебников социологии по концепции З.Фрейда, созданной 100 лет назад и являющейся логической неполной. Логически полной является структура личности у К.Г.Юнга, который выделял помимо Эго, Персону, Анимус и Тень – личное сознание, коллективное сознание, коллективное бессознательное и индивидуальное бессознательное. Социомодель личности, развернутую на 8 позиций, впервые построила А.Аугустинавичюте (1978). Структурно-функциональную модель с учетом идей К.Юнга и Т.Парсонса описал В.В.Гуленко (1998). Сегодня научный уровень позволяет отказаться от устаревшей и структурно неполной теории личности З.Фрейда.

Учет элементарных типов личности позволяет продуктивно разрешить противоречие между пониманием личности как автономного индивида, имеющего природные социальные и интеллектуальные качества. Иначе говоря, социоанализ личности позволяет каждому индивиду выполнить роль наиболее адекватную структуре ее социомодели. Следовательно, нужно отказаться от психологических концепций вчерашнего дня и включить в оборот социологической науки достижения новой социальной науки в исследовании личности. Было бы странно, если бы жители 21 века ездили по дорогам в автомобилях первых моделей, созданных в начале 20 века. Социология личности зачастую передвигается на давно устаревших психологических моделях.

Так, З.Фрейд и А.Адлер отрицали разнотипную природу человеческой личности. По этой причине З.Фрейд подверг научному остракизму К.Г.Юнга, изгнав его из своих рядов. Фрейд нивелировал все многообразие типов личности, сведя его к человеку сексуальному. Адлер наделил всех людей комплексом власти как компенсации комплекса неполноценности. Действительно, комплексы неполноценности и сексуальности широко распространены, но это только два типа, а на самом деле набор человеческих типов гораздо обширнее (у Юнга – 8, в типоведении и соционике – 16).

Э. Фромм писал, что не все экономические и социально-политические условия позволяют личности реализовать свою природу, что превращает свободу в невыносимое бремя. Пропасть между «свободной от» и отсутствием возможностей для гуманистической реализации позитивной свободы и индивидуальности привела к установлению тоталитарных режимов . Кстати, тоталитарные режимы обречены на гибель именно потому, что они жестко ориентированы только на 1-2 личностных модели, отличаются негибкостью и низкой адаптивной способностью. В современном обществе плюрализма и многообразия тотальный тип политического управления может одержать победу только в слаборазвитом социуме.

Личность – это система социальных качеств человека, которая позволяет ему действовать как субъекту и объекту социальных отношений. .Социальные качества следует рассматривать в единстве с духовными и интеллектуальными качествами. Так уровень успеваемости учащегося – это и духовное и социальное качество одновременно.

Рассмотрим структуру социальных качеств личности. Фундаментальные качества личности – потребности и способности. Они определяют, что хочет и что может личность в социальных взаимодействиях. Однако важно, чтобы у общества также были возможности и необходимость (общественные способности и общественные потребности).

Целенаправленные, концентрированные способности и потребности мы назовем интересами личности. Интересы личности, вбирающие в себя целенаправленные способности и потребности, образуют личностный потенциал. Побудительные способности и потребности личности называются мотивами. Внешние для личности побуждения называют стимулами. Стимулы могут быть как поощряющими, так и наказывающими.

Личностью человек является тогда, когда у него обнаруживается какое-то устойчивое, внеситуативное качество. В житейском обиходе часто употребляют термин «стержень личности». Способность и потребность строить устойчивую, неизменную линию поведения в социологической литературе называют социальной ориентацией (направленностью) личности. Если мотивы представляют собой необходимое для конкретной ситуации качество личности, то направленность (ориентация) – качество, необходимое для сохранения целостности личности в долговременной перспективе.

Способности и потребности, характеризующие готовность, предрасположенность личности к свершению стандартных действий в стандартных ситуациях, называют установками.

Перечисленные качества личности – потребности, способности, интересы, являются социальными в той мере, в какой они необходимы в процессе взаимодействия с другими индивидами, группами и обществом в целом. Социальные качества личности в своем взаимодействии образуют нечто единое целое, систему. Каждое социальное качество выполняет свою функцию. Социальные потребности, способности и интересы, выполняют функцию личностного потенциала. Социальная ориентация, мотивы и установки выполняют регулятивные функции.

Социальные качества личности можно изобразить и в виде иерархической структуры. Универсальными базовыми социальными качествами, определяющими все другие, являются социальные потребности и способности личности. Социальные интересы также являются базовыми качествами, но производными от потребностей и способностей. Социальные ориентации (направленность), мотивы и установки представляют надстроечные качества личности.

Иерархия социальных качеств личности


Краткие итоги:

  1. Предметом социологии являются социальные типы личности
  2. Тип интеллекта или социотип — это предмет соционики. Социотип – это социальная, а не номинальная реальность.
  3. Идеальные типы личности строятся на основе конструирования статистических моделей
  4. Социальные качества — свойства личности, которые проявляются во всех сферах жизни общества и характеризуют человека как субъекта и объекта социальных отношений
  5. Знание социальных типов, социальных моделей и социотипов личности позволяет менеджеру и политику оперативно принимать стратегические управленческие решения.

Набор для практики

Вопросы:

  1. Что означает понятие личность?
  2. Приводит ли изменение статуса личности к изменению социальных качеств ?
  3. Всегда ли художественные образы дают полные представления о социальных типах личности?
  4. Каково соотношение понятий социальный тип личности и конкретная, реальная личность?
  5. Каково соотношение понятий социальный тип личности и социотип?

Темы для курсовых работ, рефератов, эссе:

  1. Природа социальных качеств личности
  2. Социобиологический индивид
  3. Структура социальных качеств личности
  4. Соционическая социология личности
  5. Равноценность социальных типов
  6. Социальная модель личности
  7. Социальная типология личности
  8. Идеальные типы М.Вебера
  9. Типы личности К.Г.Юнга

Понятие личности в богословии, и его утрата в массовой культуре

Доклад И.В. Полозовой, доктора фислософских наук, профессора МосУ МВД РФ на «военной» секции Международных Рождественских образовательных чтений

Одной из важнейших тем Рождественских чтений 2016 года является проблема личности. Заседание нашей секций посвящено формированию личности сотрудника ОВД. Вместе с тем, само понятие личности также нуждается в прояснении. Следует сказать, что понятие личностиимеет религиозное происхождение, поэтому, именно богословское понимание личности является определяющим для её понимания. Массовая культура, напротив, утрачивает саму идею личности. Философские трактовки личности занимают здесь некоторую промежуточную позицию.

Личность является определяющим существенным признаком человека, ибов ней проявляется образ Божий. В богословии «личность» – это богодарованное уникальное начало в человеке, которое формирует неповторимый образ существования природы конкретного человека. Человек является личностью именно в связи со своей богообразностью. Понятия «образ Божий» и «личность» взаимосвязаны, но нетождественны. Личностное бытие человека – это главная характеристика богообразности человека, но это не значит, что образ Божий в человеке и личность – одно и то же. Например, человеческая личность в духовно-нравственном отношении может быть и положительной, и отрицательной. О диктаторах, тиранах, преступниках допустимо говорить как о яркой личности, описывая их качества и поступки, в том числе и негативные. Однако если мы попытаемся говорить о тех же людях как носителях образа Божия, то мы никогда не употребим нравственно-отрицательные категории. Образ Божий есть некий нравственно-положительный полюс бытия человека, а человеческая личность может свободно самоопределяться по отношению к нему как в положительном, так и в отрицательном смысле, то есть человек может жить в соответствии со своей богообразностью или вопреки, но личностью он быть не перестает и образ Божий не утрачивает.

Отношения между понятиями могут быть представлены в виде тезисов:

Тезис 1. Понятия «образ Божий» и «личность» взаимосвязаны друг с другом. Бог есть Личность, и человек есть личность, потому что он наделен образом Божиим. Личностное бытие – это проявление образа Божия, то есть взаимосвязь понятий выстроена по типу причины и следствия.

Тезис 2. «Образ Божий» и «личность» – понятия взаимосвязанные, но не тождественные. Ибо образ Божий есть некая неотъемлемая данность, постоянно содействующая сближению человека с Богом. Он всегда имеет духовно-положительную направленность и является онтологическим основанием для личности. Личность же – это проявление образа Божия в человеке и, как все иные проявления образа Божия (разум, творчество, свобода, бессмертие и др.), может иметь различную нравственную направленность и изменяться по ходу существования человека – как совершенствоваться, так и деградировать.

Тезис 3. Понятия «образ Божий» и «личность» не подлежат формальному определению. Поскольку образ Божий и личность человека «укоренены» в Боге, который не подлежит определению, то и данные понятия не охватываются человеческим словом. Однако отсутствие строгих определений отнюдь не лишает нас возможности активно использовать эти термины. По сути, в христианстве слова «образ Божий» и «личность» – это во многом слова-знаки, указывающие на таинственную глубинную реальность в человеке.

Тезис 4. Образ Божий и личность – это онтологические свойства человека, но не какие-то особые части его природы.Можно обнаружить, что многие важные для человека понятия, такие как красота, гармония, истина, не имеют своей самостоятельной природы. Эти понятия реализуются в тварном мире, но не являются частью природы предметов. При этом красота, истина, добро и т.п. не имеют своей отдельной природы или естества в прямом смысле слова, и все же они реальны. Онтологическое основание данных понятий не имееттварной природной обусловленности, таким основанием для них является Бог. Понятия «образ Божий» и «личность» принадлежат к этому ряду понятий. Они не имеют своей самостоятельной субстанции в человеке. Это не часть души, не дух, не ум. Они не могут существовать вне человеческой природы, но, реализовавшись в ней, задают богоподобный (образ Божий) и уникальный (личность) способ существования человека.

Основные характеристики личности

Возможности выражения богословского понятия личности на рационально-терминологическом уровне ограничены в силу несводимости данного понятия к природе, ее частям или качествам. Поэтому помимо специальных философских терминов и категорий для указания на личность святые отцы в своем богословии широко использовалипоясняющие образы, аналогии, метафоры, а также возможности естественного человеческого языка. Среди нетерминологических средств выражения богословского понятия личности можно выделить грамматические категории субъекта, личные местоимения, имя собственное, а также грамматическую категорию рода.

При этом понятие личности задает для православнойантропологиифундамент, служащий опорой для построения личностной антропологической модели. Названный онтологический фундамент опирается на личностную богословскуютерминологическую систему и характеризуется такими важнейшими качествами, как несводимость к природе, свобода, открытость, творческий характер, уникальность, целостностьинеделимость, непознаваемость аналитическими объективирующими методами.

Несводимость личности к природе означает признание абсолютной инаковости Лица по отношению к природе.

Второй важнейшей характерной чертой личностного образа бытия является свобода. Личность человека, в конечном счете, не детерминируема ни своей природой, ни окружающей социальной или культурной средой. Рассматривая учение о творении мира из ничего в философском проблемном контексте соотношения категорий свободы и необходимости, православные богословы также делают важные антропологические выводы: мир, а значит – и человек, сотворены Богом из ничего, следовательно, личность не детерминируется и божественной природой. При этом личностная свобода человека в его богословском понимании тесно связана с личностной уникальностью и идентичностью. В положительном смысле личностная свобода не сводится к свободе выражения индивидуальных качеств. Личность свободно определяет сам личностно-уникальный образ существования своей индивидуализированной природы. Личностная свободапредполагает и парадоксальный для обыденного сознания отказ от собственной воли, рассматриваемой в православном богословии как функция природы. Такое отношение к воле лежит в основе традиционной православной аскетической практике послушания и отсечения воли.

Личность человека означает открытость. Открытость человека как личности проявляется как в восприятии иного, высшей формой которого является усвоение нетварных божественных энергий, обожение, так и в отдаче своего – своего времени, своих сил, способностей, всего содержания своей индивидуализированной природы. Личностная открытость реализуется в общении, которое ведет к единению, к состраданию, сопереживанию, участию, выражаясь как в бескорыстном жертвенном служении другим людям, так и в принятии их индивидуальных, социальных, культурных особенностей.

Предполагаемое открытостью принятие никак не предполагает принятия греха или греховных страстей, которые рассматриваются в православном богословии как искажения природы, не обладающие собственной субстанциальной основой. Открытость означает для личности возможность превосхождения индивидуализированной природы и тесно связана, поэтому, со свободой.

Свобода и открытость личностного образа бытия лежат в основе творческого характера личности, который также проявляется в общении, прежде всего – в общении с Богом, и затем – в общении с другими людьми. Абсолютный образец для творческой деятельности человека, выражающейся в создании произведений искусства, являет творение Богом мира из ничего.

Именно творчество играет особую роль при восприятии следующей отличительной черты человеческой личности – ее абсолютной, несводимой ни к каким природным характеристикам, уникальности.Личностная уникальность означает абсолютную инаковость личности, во-первых, по отношению к видовой природе или сущности; во-вторых, по отношению к индивидуализированной природе или индивидуальности; в-третьих, по отношению к другим личностям.

Уникальность личности связана также с ее целостностью. Понятие целостности человеческой личности у православных авторов XX века включает представление об ее идентичности и неделимости. Целостность и уникальность несводимой к природе личности не нарушаются при рождении, взрослении, получении образования, приобретении или утрате различных жизненных навыков и в ходе любых других природных процессов. Личность человека не может быть уничтожена грехом. Целостность и уникальность личности не разрушаются в смерти. Целостность человека как личности не разрушается в самоотдаче, в жертвенной любви. Личностная целостность человека в полной мере сохраняется и при восприятии нетварных благодатных энергий, т.е. в состоянии обожения. Итак, каждая личность целостна и неделима, уникальна и неповторима.

Очевидным следствием уникальности и неповторимости личности является ее непознаваемость. Человек как целостная и уникальная личность непознаваемникакими аналитическими объективирующими методами. Личность воспринимается только в общении.

В обобщающем труде прот. В. Леонова «Основы православной антропологии» личность характеризуется следующими характеристиками:

  1. Личность есть одно из проявлений образа Божьего в человеке, она метафизична, не описывается в категориях природы;
  2. Личность не существует вне конкретной природы человека, она получает бытие вместе с природой человека;
  3. Личность неуничтожима, несмотря на все природные изменения;
  4. Личность в соответствии с замыслом Божиим осознает себя «владыкой», «хозяином» своей природы, содержит и формирует её неповторимым образом. Именно личностное начало делает человека узнаваемым в различные периоды его жизни;
  5. Личность нуждается в общении с другими личностями. Наибольшее развитие человеческая личность получает при общении с абсолютной личностью — Богом;
  6. Высшей формой межличностного общения является любовь. Любовь – главное средство для познания личности;
  7. Понятие личности не подлежит формальному определению;
  8. Своеобразие личности более всего раскрывается в диалоге и поступках, основанных на свободном выборе личности;
  9. Необходимым атрибутом личности является имя;
  10. Именно личность получает от Бога таланты. В отношении каждой личности Бог имеет неповторимый замысел.

Утрата личности в массовой культуре

В современной жизни происходит масштабный кризис личности. Массовая культура, отказавшись от Бога, теряет и человеческую личность. Можно увидеть, что выхолащивается и теряется само понятие личности. Утрата связи с Богом приводит к гибели личностного начала в человеке, в которомличностьне имеет своей самостоятельной субстанции. Массовая культура проповедует индивидуализм без индивидуальности. Человечество предстает в ней как толпа атомов, особо-отдельных, но одинаково неразличимых. Человек без лица находится в массе таких же, как он сам. Поэтому происходит стандартизация личности, теряется её уникальность.

Утрата личности, проявляющейся в общении, прежде всего, с Богом, и затем – с другими людьми,приводят к одиночествусовременного человека. Человек остается наедине с телевизором, компьютером, которые не оставляют его самим с собой.У человека нет действительного досуга, наполненного размышлением, общением с самим собой. Досуг поглощается принудительным развлечениям с помощью различных шоу-программ.

Потеря связи с Богом ведут к опустошенности массового человека при всем многообразии и яркости внешнего наполнения его бытия. Такая личность утрачивает и свою свободу и управляется извне: модой, туриндустрией.Происходит замена человеческих отношений психотехническими манипуляциями. Внешняя цивилизованность все более расходится с подлинным смыслом культуры.

Мир такого индивида состоит из случайных контактов, разрозненных впечатлений, произвольных идей, стилей, вкусов, из абсолютно субъективных манер поведения. В мире человека полностью отсутствует закономерная связь и целостность.Массовый человек становится продуктом информационного общества, сознание которого структурировано внешними, внедряемыми в него утверждениями. Отмечается феномен «тотальной пассивности», бессвязность мышления и фрагментарность картины мира, складывающейся у массового человека

Человек и сам начинает воспринимать себя не как личность, а как товар, имеющий свою цену. Он начинает относиться к себе как к товару, который следует продать по возможно высокой цене.Так, по словам Э.Фромма «Христианский Бог любви терпит поражение от рыночного идола наживы» (Фромм Э. «Психоанализ и религия»)

Одинокий, отчужденный индивид западного мира– это человек с постоянно слабеющими связями с людьми, но имеющий возрастающую возможность потреблять (в том числе и продукцию масскульта, рассчитанную на все вкусы и карманы). Массовый человек, утратив творческое начало, перестает быть даже автором собственной жизни. Массовый человек перестает быть личностью и оказывается пленником массовой культуры.

Таким образом, трудно переоценить значение богословского понимания личности для современной культуры. Западноевропейский индивидуализм предполагает образ жизни, противоположный личностному. Индивидуализмом пронизана вся жизнь современного общества, вся современная культура. Но такойиндивидуализм, связанный с наиболее полной реализацией человеком всех сторон и проявлений своей изолированной природы, ведущий к замкнутости, к самоизоляции от Бога и от людей, к противопоставлению себя окружающим, является следствием грехопадения и несовместим с личностной открытостью.

Именно поэтому нужно сделать решительный вывод об основополагающем значении богословского понимания личности для современной культуры и необходимости возвращения к нему.

 

Понятие личности в социальных и гуманитарных науках.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Личность- понятие историческое, появление личности закрепляется в языке  и считается изобретением Святого Августина (ассоциируется с проявлением божественного персонажа). В дальнейшем – светский статус, лицо человеческое уподобляется божественному происхождению. Чем глубже заглядываем в историю, тем больше феномен личности растворяется в ней, в древнейших языках человек деперсонифицируется.

Понятие личности определяется как её социальной зрелостью так и политической и экономической. Афинянин- человек, имеющий личность – свободен и имеет собственность, он гражданин. В эпоху нового времени слово гражданин наделяется признаками свободы, светской самостоятельности и наличием собственности. Этим определяется статус гражданина.

После Французской буржуазной революции личность определяется социально-психологическими признаками неповторимости, уникальности и индивидуальности.

Личность – понятие богатое по содержанию, включающее не только общие и особенные признаки, но и единичные, уникальные свойства человека. То, что делает человека личностью, – это его социальная индивидуальность, т.е. совокупность характерных для человека социальных качеств. Но и природная индивидуальность оказывает свое влияние на развитие личности и ее восприятие. Социальная индивидуальность человека не возникает на пустом месте или только на основе биологических предпосылок. Человек формируется в конкретном историческом времени и социальном пространстве, в процессе практической деятельности и воспитания. Поэтому личность как социальная индивидуальность – это всегда конкретный итог, синтез и взаимодействие очень разнообразных факторов. И личность тем значительнее, чем в большей степени она аккумулирует социально-культурный опыт человека и в свою очередь вносит индивидуальный вклад в его развитие. Проблема личности в философии – это вопрос о том, в чем сущность человека как личности, каково ее место в мире и в истории. Личность здесь рассматривается как индивидуальное выражение и субъект общественных идеалов, ценностей, общественных отношений, деятельности и общения людей. Особенно следует сказать о влиянии деятельности на личность. Деятельность человека является той основой, на которой и благодаря которой происходит развитие личности и выполнение ею различных социальных ролей в обществе. Только в деятельности индивид выступает и самоутверждается как личность, иначе он остается “вещью в себе”. Сам человек может думать о себе что угодно, но то, чем он является в действительности, обнаруживается только в деле.

Понятие личности относится к числу сложнейших в человекознании. В русском языке издавна употребляется термин “лик” для характеристики изображения лица на иконе. В европейских языках слово “личность” восходит к латинскому понятию “персона”, что означало маску актера в театре, социальную роль и человека как некое целостное существо, особенно в юридическом смысле. Раб не рассматривался как персона, для этого надо быть свободным человеком. Выражение “потерять лицо”, которое есть во многих языках, означает утрату своего места и статуса в определенной иерархии.

Нужно отметить, что в восточных языках (китайском, японском) понятие личности связывается не только с лицом человека, но и со всем телом. В европейской традиции лицо рассматривается в оппозиции с телом, так как лицо символизирует душу человека, а для китайского мышления характерно понятие “жизненность”, куда входят и духовные качества.

Как в восточном, так и в западном мышлении сохранение своего “лица”, т.е. личности – это категорический императив человеческого достоинства, без чего наша цивилизация потеряла бы право называться человеческой. В конце XX века это стало подлинной проблемой для сотен миллионов людей, ввиду тяжести социальных конфликтов и глобальных проблем человечества, которые могут стереть человека с лица Земли.

Интересно отметить, что латинский термин “homo” восходит к понятию “гумуса” (почвы, праха), из которого произведен человек, а в европейских языках “man” производится от “manus” (рука). В русском языке слово “человек” имеет корень “чело” –  лоб, верхняя часть человеческого существа, приближающая его к творцу. Следовательно, даже этимологически личностные характеристики человека несут разную смысловую нагрузку в зависимости от той или иной культуры и цивилизации.

Первым понятием, с которого следует начинать изучение проблемы личности, является “индивид”. Дословно оно означает неделимую дальше частицу какого-то единого целого. Этот своеобразный “социальный атом”, отдельный человек рассматривается не только как единичный представитель рода человеческого, но и как член какой-то социальной группы. Это самая простая и абстрактная характеристика человека, говорящая лишь о том, что он отделен (прежде всего, телесно) от других индивидов. Отделенность не составляет его существенную характеристику, ибо отделены друг от друга и в этом смысле “индивиды” все объекты во Вселенной. В истории философии и социально-политической мысли известен индивидуализм – философско-этическая концепция, утверждающая приоритет личности перед любой формой социальной общности, исходящая из представлений об атомарности индивида.

Cоциология преимущественно концентрируется на одном ракурсе изучения личности — личности как источника социальной жизни, как ее единственный реальный носитель и деятель, как неразделимый элемент социальной жизни, социальных взаимодействий, институтов и т.д.

Понятие «личность и общество» в социологии выступает в двух ракурсах:

Первый нацелен на осмысление того, каким образом устроена социальная жизнь, как социальные институты, общности, общество в целом соотносятся с потребностями единичной личности; насколько первые должны и могут выражать ее интересы или они независимы от нее, подчиняются исключительно собственной логике развития. Это один из основных вопросов социологии как науки. Являясь единственным реальным участником социальной жизни, личность так или иначе организует свои изобретения, творения как явления в конечном счете производные от ее собственных потребностей. Каждый социальный институт выражает личные интересы и обслуживает их. Вместе с тем, приобретает определенную и довольно ощутимую независимость, обладает собственной логикой развития, которая впрямую несводима к логике элементарных связей между людьми. В глубинах социальной жизни идет поиск более рациональных форм самоорганизации, в том числе самоограничения человека, ради самого человека. Результатом таких исторических сдвигов явилось гражданское общество, идея и практика приоритета личности, воплощенная во Всеобщей декларации прав человека, в жизни развитых демократий и т.д.

Второй ракурс проблемы «личность и общество»: как личность взаимодействует с другими в конкретном социуме, насколько способна проявить свою независимость, автономность; или общество, общественные связи, институты достаточно жестко программируют ценности, их иерархию, жизненный путь личности, ее взлеты и падения. При этом внимание фокусируется на устойчивых, повторяющихся элементах реальной жизнедеятельности личности, ее взаимосвязей в обществе. Все это серьезно продвинуло общественное и гуманитарное знание.

Взаимодействие личности и социальной среды в самом общем виде понимается как деятельность удовлетворяющего свои потребности, преследующего свои цели в конкретных социальных связях и взаимодействиях индивида. Иначе говоря, речь идет об активном утверждении личностью своих потребностей, о ее самостоянии, где адаптация, приспособление к среде всего лишь момент, подчиненный задачам самореализации личности. В той мере, в какой любое явление зависит от условий своего существования, в той мере и личность естественно зависит от внешних условий, обстоятельств своей жизни. Автономия, а значит и ответственность личности проявляется как в процессе восприятия осмысления ею предложений, условий, требований, предъявляемых обществом (ведь каждый эти требования понимает по-своему, избирательно, в соответствии со своими представлениями о должном, благе, ценном), так и в процессе осуществления ею своих социальных ролей.

Выделяют несколько крупных социальных типов личности, которые прослеживаются на всем историческом пути развития человечества.

Первый тип – “деятели” – охотники и рыболовы, воины и ремесленники, земледельцы и рабочие, инженеры и геологи, медики и педагоги, менеджеры и т.д. Для таких личностей главное – активное действие, изменение мира и других людей, включаю самого себя.

Второй тип – “мыслители”. Это люди, которые, по словам Пифагора,  приходят в мир не для того, чтобы соревноваться и торговать, а смотреть и размышлять. Образ мудреца, мыслителя, воплощавшего в себе традиции рода и его историческую память (летописание) всегда пользовался огромным авторитетом.

Третий тип – “люди чувств и эмоций”, которые остро чувствуют, как “трещина мира” (Г.Гейне) проходит через их сердца. Прежде всего, это деятели литературы и искусства, гениальные прозрения которых зачастую опережают самые научные прогнозы и прорицания мудрецов.

Четвертый тип – “гуманисты и подвижники”, отличающиеся обостренным чувством ощущения душевного состояния другого человека, как бы “вчувствуются” в него, облегчая душевное и телесное страдание. Их сила – в вере в свое предназначение, в любви к людям и всему живому, в активном действии. Они сделали делом своей жизни милосердие. “Спешите делать добро” – этот жизненный девиз русского врача-гуманиста XIX века Ф.П. Гааза символизирует стержень таких личностей.

В основных культурах и цивилизациях Земли сложились определенные типы личностей, отражающие особенности Востока и Запада. Так, если сравнить европейский канон личности, отражающий идеал цивилизаций Запада с японским, как моделью культур Востока, то очевидны существенные различия. В европейской модели личность понимается как определенная целостность, которая сходным образом действует в разных ситуациях, сохраняя свой основной стержень. А для японцев более характерно восприятие личности и ее поступков как совокупности нескольких “кругов обязанностей” – по отношению к императору, родителям, друзьям, самому себе и т.д.

Хотя буддизм и отрицал наличие у человека души в европейском понимании, но индивид стремится к эгоцентрическому отношению к миру, что искажает видение реальности. Такова вторая истина.

Далее утверждается, что “истина преодоления страдания” состоит в снятии иллюзорных субъективных установок.

Наконец, четвертая “истина пути” содержит описание восьми ступеней, на которых последовательно осуществляется контроль над сферой познания, поступками и, наконец, обосновывается буддийская психотехника (самадхи).

Таким образом, в рамках трех мировых религий можно выделить и разные типы личности и пути ее совершенствования. Этим не исчерпывается диапазон данного понятия и очевидно, что большинство людей сочетает в себе признаки разных типов личностей, а иногда происходит и смена ведущих установок. Выбор личностного пути и поле его деятельности – результат свободного волеизъявления человека. Поэтому личность немыслима вне феномена свободы. А, по словам Гегеля, истинная природа человека есть “свобода, свободная духовность”.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

История понятия «Личность»

Личность происходит от слов «лицо», «личина». Старорусское «личина» обозначало «роль», т. е. некую социальную маску, которую надевает человек, взаимодействуя и общаясь с другими. Латинское persone обозначает то же самое. Per sonare — говорить сквозь маску. В древнегреческом, а затем в древнеримском театре актер выходил на сцену в маске, на которой крупными мазками (так, чтобы было видно из последних рядов амфитеатра) наносились черты того или иного характера — злодея, лизоблюда, пророка, героя. Раскраска маски указывала набор нравственных меток человека, игравшего ту или иную роль, выполнявшего социальную функцию.

В древнегреческом языке существовало несколько слов, с разных сторон и в разных ипостасях указывавших на человека: idiotes (частное лицо), etes (сородич, соплеменник), hetairos (соратник, товарищ), atomos (неделимый), soma (тело) и, наконец, prosopon (лицо, маска). Древнегреческое слово «просопон», встречающееся уже у Гомера и этимологически родственное латинскому «персона», замечает И. С. Кон, обозначало сначала ритуальную маску, затем — маску, которую надевал актер в театре, и, наконец, исполняемую им роль. Лишь в поздней античности, у Полибия и особенно у Эпиктета, причем, как полагают исследователи, под влиянием латыни, слово «просопон» стало обозначать также социальный аспект индивида — то, чем он является для других, а потом и его самого как индивидуальное целое.

В языке римлян для аналогичных целей предназначались слова: suus (свой), sodalis (компаньон, собрат, коллега), individuum (неделимое), persona (лицо, маска). В классической латыни слово ego употреблялось, чтобы подчеркнуть значительность лица и противопоставить его другим. Раб не рассматривался как персона, для этого надо быть свободным человеком.

Античная Греция еще не выработала термина, соответствующего понятию «личность». Личности с ее неповторимой судьбой Платон не знал и знать не хотел. Ее место занимает душа. Трактат Аристотеля «О душе» (по гречески «псюхе») проложил дорогу современной психологии.

Шаг вперед сделал Древний Рим. В римском праве на место греческого prosopon, обозначавшего лицевую часть головы, внешний вид, а кроме того, действующее лицо в трагедии, приходит латинское слово persona, которое поначалу, как и греческое, обозначало роль и маску актера в трагедии. Однако позже закрепилось как название отдельного индивида. Римский гражданин определяется как юридическая и религиозная персона, обладатель предков, имени и собственности.

Люди западноевропейского Средневековья были знакомы с латинским термином persona (персона), который в контексте спора о личности в Средние века вызывает интерес многих исследователей. Дело в том, что слово «лицо» (греч. prosopon) в древнегреческом языке означало не личность, а скорее личину или маску, т. е. нечто внешнее, случайное. Первым этот терминологический барьер разрушил святитель Григорий Богослов, который в своих сочинениях отождествил слова «ипостась» и «лицо», понимая под ними личность3. Только после Второго Вселенского собора было достигнуто согласование богословского языка Востока и Запада: ипостась и лицо были признаны синонимами.

Итак, античность дала человечеству понятие человека и индивида, но не обозначила их духовную особенность.

Иначе обстояло дело, примерно в то же самое время, на Востоке. В индуизме и буддизме личность отрицается, признается лишь безоговорочная «самость». В восточных деспотиях индивид вообще не рассматривается как ценность.

Человек — индивидуальное животное, способности которого ограничены, желания же бесконечны.
Уильям Гэзлитт

Любопытно, латинский термин homo восходит к понятию «гумуса» (почвы, праха), из которого произведен человек, а в европейских языках man производится от manus (рука). В русском языке слово «человек» имеет корень «чело», т. е. лоб, верхняя часть человеческого существа, приближающая его к творцу.

Согласно психоаналитической теории Юнга понятие «персона» связано с социальной ролью человека в обществе. В процессе жизни он обучается вести себя в соответствии с социальными ожиданиями. Каждой профессии, например, свойственна определенная маска, которую носит член общества. Персона не является составляющей собственно характера, но тесно с ним связана и действует как своего рода защита внутреннего «Я».
Выражение «потерять лицо», которое есть во многих языках, означает утрату своего места и статуса в определенной иерархии. В русском языке издавна употребляется термин «лик» для характеристики изображения лица на иконе.

Нужно отметить, что в восточных языках (китайском, японском) понятие личности связывается не только и не столько с лицом человека, но и со всем его телом. В европейской традиции лицо рассматривается в оппозиции с телом, так как лицо символизирует душу человека, а для китайского мышления характерно понятие «жизненность», куда входят и духовные, и телесные качества индивида.

Как в восточном, так и в западном мышлении сохранение своего «лица», т. е. личности, — это категорический императив человеческого достоинства, без чего наша цивилизация потеряла бы право называться человеческой. В конце XX в. это стало подлинной проблемой для сотен миллионов людей ввиду тяжести социальных конфликтов и глобальных проблем человечества, которые могут стереть человека с лица земли. Следовательно, даже этимологические личностные характеристики человека несут разную смысловую нагрузку в зависимости от той или иной культуры и цивилизации.

Таким образом, с самого начала в понятие «личность» был включен внешний, поверхностный социальный образ, который индивидуальность принимает, когда играет определенные жизненные роли — некая «личина», общественное лицо, обращенное к окружающим.

Что такое личность? | Введение в психологию

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Определите личность
  • Опишите ранние теории о развитии личности

Личность относится к давним чертам и образцам, которые побуждают людей последовательно мыслить, чувствовать и вести себя определенным образом. Наша личность — это то, что делает нас уникальными людьми.У каждого человека есть своеобразный образец устойчивых, долговременных характеристик и манера, в которой он или она взаимодействует с другими людьми и окружающим миром. Считается, что наши личности долговременны, стабильны и нелегко изменить. Слово личность происходит от латинского слова персона . В древнем мире персонажем была маска, которую носил актер. Хотя мы склонны думать о маске, которую носят, чтобы скрыть личность, театральная маска изначально использовалась либо для представления, либо для демонстрации определенных черт личности персонажа ([ссылка]).

Счастливый, грустный, нетерпеливый, застенчивый, пугливый, любопытный, услужливый. Какие характеристики описывают вашу личность?

Концепция личности изучалась не менее 2000 лет, начиная с Гиппократа в 370 г. до н. Э. (Fazeli, 2012). Гиппократ предположил, что черты личности и человеческое поведение основаны на четырех разных темпераментах, связанных с четырьмя жидкостями («жидкостями») тела: холерическим темпераментом (желтая желчь из печени), меланхолическим темпераментом (черная желчь из почек), сангвиническим темпераментом ( красная кровь из сердца) и флегматический темперамент (белая мокрота из легких) (Clark & ​​Watson, 2008; Eysenck & Eysenck, 1985; Lecci & Magnavita, 2013; Noga, 2007).Спустя столетия влиятельный греческий врач и философ Гален основал теорию Гиппократа, предположив, что и болезни, и личностные различия могут быть объяснены дисбалансом юмора и что каждый человек проявляет один из четырех темпераментов. Например, холерик страстен, амбициозен и смел; меланхолик замкнут, тревожен и несчастен; сангвиник радостен, нетерпелив и оптимистичен; а флегматик спокойный, надежный и вдумчивый (Clark & ​​Watson, 2008; Stelmack & Stalikas, 1991).Теория Галена преобладала более 1000 лет и продолжала оставаться популярной в средние века.

В 1780 году немецкий врач Франц Галль предположил, что расстояние между бугорками на черепе раскрывает личностные черты, характер и умственные способности человека ([ссылка]). По словам Галла, измерение этих расстояний показало размеры нижележащих областей мозга, предоставив информацию, которая может быть использована для определения того, был ли человек дружелюбным, гордым, кровожадным, добрым, хорошо владеющим языками и т.Первоначально френология была очень популярна; однако вскоре она была дискредитирована из-за отсутствия эмпирической поддержки и долгое время была низведена до статуса псевдонауки (Fancher, 1979).

Псевдонаука измерения площади черепа человека известна как френология. (а) Галл разработал диаграмму, на которой показано, какие области черепа соответствуют определенным личностным чертам или характеристикам (Hothersall, 1995). (b) Литография 1825 года изображает Галла, исследующего череп молодой женщины. (кредит b: модификация работы Wellcome Library, Лондон)

Спустя столетия после Галена другие исследователи внесли свой вклад в развитие его четырех основных типов темперамента, в первую очередь Иммануил Кант (в 18 веке) и психолог Вильгельм Вундт (в XIX век) (Eysenck, 2009; Stelmack & Stalikas, 1991; Wundt, 1874/1886) ([ссылка]).Кант согласился с Галеном в том, что всех можно разделить на один из четырех темпераментов и что между этими четырьмя категориями нет совпадения (Айзенк, 2009). Он разработал список черт, которые можно использовать для описания личности человека каждого из четырех темпераментов. Однако Вундт предположил, что лучшее описание личности может быть достигнуто с использованием двух основных осей: эмоциональный / неэмоциональный и изменчивый / неизменный. Первая ось отделяла сильные эмоции от слабых (меланхолический и холерический темпераменты от флегматика и сангвиника).Вторая ось отделяла изменчивые темпераменты (холерик и сангвиник) от неизменных (меланхолик и флегматик) (Eysenck, 2009).

Основываясь на теории четырех темпераментов Галена, Кант предложил слова для описания каждого темперамента. Позднее Вундт предложил расположение черт по двум основным осям.

Психодинамическая точка зрения Зигмунда Фрейда на личность была первой всеобъемлющей теорией личности, объясняющей широкий спектр как нормального, так и ненормального поведения.Согласно Фрейду, бессознательные влечения, вызванные сексом и агрессией, наряду с детской сексуальностью, являются силами, которые влияют на нашу личность. Фрейд привлек множество последователей, которые изменили его идеи и создали новые теории личности. Эти теоретики, которых называют неофрейдистами, в целом соглашались с Фрейдом в том, что опыт детства имеет значение, но они уменьшили акцент на сексе и больше сосредоточились на социальной среде и влиянии культуры на личность. Перспектива личности, предложенная Фрейдом и его последователями, была доминирующей теорией личности в первой половине 20 века.

Затем возникли другие основные теории, в том числе научная, гуманистическая, биологическая, эволюционная, личностная и культурная. В этой главе мы подробно исследуем эти различные точки зрения на личность.

Ссылка на обучение

Посмотрите это видео, чтобы получить краткий обзор некоторых психологических взглядов на личность.

Личность изучалась более 2000 лет, начиная с Гиппократа.Были предложены более свежие теории личности, в том числе психодинамическая точка зрения Фрейда, согласно которой личность формируется в результате опыта раннего детства. Затем в ответ на психодинамическую перспективу возникли другие точки зрения, включая научную, гуманистическую, биологическую, личностную и культурную.

Вопросы для самопроверки

Критическое мышление Вопрос

1. Что делает личные качества частью чьей-либо личности?

Персональные вопросы по заявкам

2.Как бы вы описали свою личность? Как вы думаете, друзья и семья могли бы описать вас примерно так же? Почему или почему нет?

3. Как бы вы описали свою личность в профиле онлайн-знакомств?

4. Каковы ваши положительные и отрицательные качества личности? Как вы думаете, как эти качества повлияют на ваш выбор карьеры?

ответы

1. Конкретное качество или черта должны быть частью устойчивой модели поведения, так что это постоянное или предсказуемое качество.

Глоссарий

личность давние черты и паттерны, которые побуждают людей последовательно мыслить, чувствовать и вести себя определенным образом

Определение личности по Merriam-Webster

человек | \ ˌPər-sə-na-lə-tē , ˌPər-ˈsna- \ 1а : качество или состояние человека

: условие или факт связи с конкретным лицом конкретно : условие прямого обращения или пренебрежительного или враждебного отношения к человеку

б : оскорбительное личное замечание. злобно обратились к личностям

: Комплекс характеристик, отличающих человека, нацию или группу особенно : совокупность поведенческих и эмоциональных характеристик человека.

б : набор отличительных черт и характеристик энергичная личность города

: Отличие или превосходство личных и социальных качеств также : человек, обладающий таким качеством

б : человек, имеющий большое значение, известность, известность или известность телеведущий

Определение и значение личности | Словарь английского языка Коллинза

Примеры «личности» в предложении

личность

Эти примеры были выбраны автоматически и могут содержать конфиденциальный контент.Прочитайте больше… Она сказала, что мы разные личности, и это не сработало.

The Sun (2017)

Их уникальные личности расцвели, и их любовь друг к другу настолько особенная.

Times, Sunday Times (2016)

На другом крыле — совсем другой спортсмен и личность.

Times, Sunday Times (2016)

У него большой характер и личность, и он вселил в нас уверенность, которой нам, возможно, немного не хватало.

Times, Sunday Times (2016)

В нем больше характера, больше индивидуальности и больше души.

Times, Sunday Times (2016)

Это было что-то особенное, потому что мы показали наш характер, нашу индивидуальность против большой команды.

Times, Sunday Times (2016)

Большинство людей на самом деле не видят его регулярно, поэтому они просто выносят суждения, основываясь на его телевизионной личности.

Times, Sunday Times (2016)

Вы можете вдохновить людей с разными характерами работать вместе.

Солнце (2014)

Вскоре после этого она была признана спортсменом-инвалидом года.

The Sun (2008)

Ваша сильная личность означает, что люди в целом вас помнят.

Солнце (2015)

Подробнее …

Мы проявили большой характер и большую индивидуальность.

Times, Sunday Times (2015)

Стиль и индивидуальность людей, которые пришли, гарантировали, что мы сможем хорошо работать вместе.

Times, Sunday Times (2016)

Ансамбль явно представляет собой живой суп из личностей.

Times, Sunday Times (2011)

Люди видят в письмах способ выражения личности.

Times, Sunday Times (2011)

Личность и политика здесь в центре внимания.

Times, Sunday Times (2006)

В одной и той же фигуре таится другая личность.

Times, Sunday Times (2008)

Удача связывает вас со спортивной личностью.

Солнце (2010)

Сигнализирует о сильной, но не импульсивной личности.

Солнце (2010)

Это взаимодействие частично повлияло на формирование его личности и характера.

Дженкинс, Рой Трумэн (1986)

Во всяком случае, она казалась подавленной своим недавним успехом и не смогла навязать свою личность на конкурсе.

Times, Sunday Times (2010)

У каждого есть своя отличительная черта, своя индивидуальность редактора.

Кимбалл, Роджер Удерживаемые радикалы: как политика испортила высшее образование (1990)

Кто самые известные личности в группе?

Христианство сегодня (2000)

Как радиоведущий, он предлагает записать себя и послушать.

Солнце (2010)

В других лотках будет звучать забавное послание, записанное известным человеком.

Times, Sunday Times (2011)

Одна из проблем некоторых спортсменов как брендов заключается в том, что они не обладают яркой индивидуальностью.

Times, Sunday Times (2007)

Я хочу рассказать о своей личности по радио.

Times, Sunday Times (2009)

Он не участвует в личном соревновании, и его следует оценивать по его танцевальным способностям, которые равны нулю.

Times, Sunday Times (2008)

Розы не только привносят в сад особую индивидуальность и определенную изысканность, но и, надеюсь, добавляют их безошибочный аромат.

Times, Sunday Times (2014)

Одно связано с предполагаемой серийной изменой и финансовыми правонарушениями со стороны телеведущего.

Times, Sunday Times (2011)

Это потому, что она пыталась провести опрос на лучшую женскую телеведущую личность года.

Солнце (2014)

Что такое определение и понятие личности.

Определение и понятие личности.

Принято считать, что личность людей определяется тем, как они выглядят для окружающих. Считается, что впечатляющие люди как с точки зрения их внешности, так и с точки зрения их способности производить впечатление на окружающих, обладают хорошей личностью, в противном случае — плохой личностью. Привлекательность или непривлекательность для других — это не суть личности.

Такой подход к личности критикуется учеными как:

  • В нем нет места для различных типов поведения, важных для изучения личности, и
  • В нем нет места для людей с уникальными способностями и качествами.

Индивидуальность и последовательность поведения определяют разницу в мыслях, действиях и чувствах людей в разных или одинаковых ситуациях. Мы отождествлены с особым и уникальным образом поведения каждого из нас. Согласно Клакхону и Мюррею, в некоторых отношениях мы похожи на всех других людей, в чем-то похожи на некоторых других людей и в некоторых отношениях не похожи на любого другого человека, существующего в прошлом, настоящем или будущем.

Последовательность важна для определения личности.У человека свой способ реагировать на определенные ситуации, и эта реакция всегда одинакова. Она не меняется кардинально с течением времени, но реакция человека на мир, на его ситуации остается в некоторой степени неизменной. Личность человека определяет его реакцию.

Таким образом, личность можно определить как отличительные и уникальные способы мышления, действия и чувствования каждого человека, которые характеризуют реакцию человека на протяжении всей жизни. Можно сказать, что личность относится к постоянным качествам или особенностям человека, которые влияют на его последовательное поведение.Эти качества могут быть общими для группы или могут быть уникальными для отдельного человека, но образец будет отличаться от человека к человеку.

Мысли, чувства и действия, определяющие личность, имеют три характеристики:

  1. Чтобы различать людей, мысли, чувства и действия рассматриваются как компоненты поведения.
  2. Внутренние факторы в большей степени влияют на поведение человека, чем факторы окружающей среды.
  3. В поведении человека есть определенная степень организованности и закономерности.

Мы можем сопоставить поведение человека и найти в нем закономерность. Все порты определяют личность как. Динамическая организация психофизических систем внутри человека, которые определяют уникальные приспособления к окружающей среде, согласуется с тем фактом, что поведенческая структура и модели поведения людей имеют тенденцию меняться с течением времени, то есть они не фиксированы, а динамичны. Есть внутренняя личность людей, которая определяет их поведение.

Что такое личность? — Описание темперамента и характера

Что такое личность? — Инвентарь темперамента и характера

«Личность — это динамическая организация психобиологических систем внутри человека, с помощью которой человек уникальным образом формирует и адаптируется к постоянно меняющейся внутренней и внешней среде.”

— К. Роберт Клонингер, доктор медицины

Личность можно определить как комбинацию характеристик или качеств, которые формируют индивидуальный характер. Оно происходит от латинского ( persona ) через старофранцузское ( persone ), что означает «маска» или «роль», что предполагает, что личность человека — это внешний вид или роль, которую он принимает в жизни. Однако оценка личности призвана помочь человеку понять свои настоящие качества и развить свою личность таким образом, чтобы улучшить самочувствие.Итак, личность — это просто способ описания того, как люди учатся и адаптируются. Отдельные лица и специалисты по оказанию помощи обычно пытаются понять, как человек реагирует на различные ситуации, чтобы помочь этому человеку развиваться в направлении большего удовлетворения в жизни.

Личность относится к человеку и его уникальным адаптивным качествам. Следовательно, личность — это больше, чем маска индивидуального «я». Личность — это «я» плюс все внутренние и внешние силы, которые тянут «я», поэтому личность — это «я» и его способ адаптации к внутренним и внешним воздействиям.Другими словами, это включает адаптацию как к внутренней среде человека (например, чувствам и мотивам, связанным со страхами, желаниями, надеждами и стремлениями), так и к его внешней среде (например, семейным и социальным отношениям, условиям работы, подверженности преступности и насилию. , изменение климата и т. д.).


Доктор Клонингер обсуждал эту тему, читая лекцию в Бразилии.

Человек как личность

Понятие личности. В то время как понятие «человек» подчеркивает человеческое биосоциального, телесно-душевного происхождения, понятие «личность» связаны в основном с его социальными и психологическими аспектами, такие как его чувство собственного достоинства, его самооценка, его ценность ориентации, убеждения, принципы, по которым он живет, его моральные, эстетические, социально-политические и другие социальные позиции, его убеждения и идеалы, а также характер, особенности его интеллекта, стиля и независимости его мышления, специфики его эмоционального склада, его сила воли, склад ума и чувств, его социальный статус.

Нельзя мыслить личность как нечто отдельное. от человека или даже от его внешнего и общего внешность. Личность (лат. persona = маска) — это лицо, которое нам противостоит. Когда в их в последующие годы люди делают пластические операции и подтяжку лица, они меняют свой внешний вид, что, как психологическое наблюдения, тоже кое-что меняет в их склад ума. В человеке все «взаимосвязано» и влияет на личность в целом.Как выглядит человек это внешнее выражение его внутреннего мира.

личность — социально развитый человек, тот, кто является частью определенного исторического и природный контекст, та или иная социальная группа, человек обладая относительно стабильной системой социально значимых личные особенности и исполнение соответствующие социальные роли. Интеллектуальная личность рамки формируются его требованиями, интересами, рамками справка, особенности темперамента, эмоции, силы воли, мотивация, ценностные ориентации, независимость мысли, сознание и самосознание.Центральная особенность личность мировоззренческая. Человек не может стать личность без развития так называемого мировоззрения или мировоззрение, которое включает его философский взгляд на Мир.

Знание философии — неотъемлемый атрибут высшее образование и культура человека. Потому что мировоззрение привилегия современного человека и ее суть — философия, одна должен знать философию человека, чтобы понимать ему. Даже те, кто отрицают философию и высмеивают ее, обладают философия.Только у животного нет никакого мировоззрения. Это не размышляет о вещах в мире, смысл жизнь и другие проблемы. Мировоззрение — привилегия личность, то есть человек, воодушевленный культура. И исторически, и онтогенетически человек становится личность в той мере, в какой он ассимилирует культуру и способствует его созданию. Наш далекий предок, в условия первобытной орды и начальные этапы становления общества, еще не была личностью, хотя он уже был человеком, человеческим существом.Ребенок, особенно в ранние годы, конечно, человек, но не пока что личность. Он еще не стал таковым в ходе его развитие, образование и воспитание. Человек может или может не стать личностью. Ребенок, который изолирован от людей и в окружении животных нет. Личность может или не может принимать форму, а также может распадаться, быть деформированы или полностью разрушены патологическими процессы в организме, психические расстройства, алкоголизм и так далее, или некоторыми крайне неблагоприятными, трагическими обстоятельства.

Итак, термин «личность» подразумевает интегрирующую принцип, объединяющий биологическое и социальное в единый целое, а также все психологические процессы, качества и государства, которые регулируют поведение, придавая ему определенную последовательность и стабильность по отношению к остальным мир, другим людям и себе. Личность — это социально исторический, естественно обусловленный и индивидуальный выраженное существо. Человек — личность, поскольку он сознательно отличает себя от всего, что окружает его, и его отношение к миру существует в его сознание как определенная жизненная точка зрения.Личность человек, обладающий самосознанием и мировоззрение, и кто достиг понимания своего социальные функции, его место в мире, осознавший сам как субъект исторического творчества, творец история. Суть личность — это не ее физическая природа, а ее социально-психологические свойства и механизм его психического жизнь и поведение. Личность индивидуальна концентрация или выражение социальных отношений и функции, предмет познания и трансформации мира, прав и обязанностей, этического, эстетического и всего другие социальные стандарты.Когда мы говорим о личности, мы иметь в виду его социальную, моральную, психологическую и эстетическую качества кристаллизовались в интеллектуальном мире человека.

В каждом из своих существенных отношений человек оказывается в особенное качество, в его особой социальной функции, как предмет материального или духовного производства, средство передвижения определенные производственные отношения, как член определенной социальной группа, класс, представитель определенной нации, как муж или жена, отец или мать, короче, как создательница семейные отношения.

Социальные функции, которые человек должен выполнять в обществе: много и разнообразно, но личность не может быть сведена к этим функции, даже взятые как единое целое. Дело в том, что личное — это то, что принадлежит данному человеку, и отличает его от других. В определенном смысле можно согласен с мнением тех, кому сложно нарисовать граница между тем, что человек называет «собой», и тем, что он звонки «его собственный». Личность — это сумма всего, что человек может называть свое.Как человек описывает себя как личность, когда его спрашивают, кто он? Он делает это относясь к тому, что он делает или сделал, рассказывая нам с кем он связан. Отсюда принцип: «Скажите, кто твои друзья, и я скажу тебе, кто ты ». Кроме того, он сообщает нам, что ему принадлежит, что он освоил, что он сделал своим, и каким образом он выполнил самого себя, к какому контексту жизни он принадлежит — труду, социальные, возрастные, семейные, образовательные и т. д. Что принадлежит личность — это не только его физические и интеллектуальные качества, но его одежда, крыша над головой, муж и дети, предки и друзья, социальный статус и репутация, имя и фамилия.В состав личности также входят чему он дал свою силу, а также полномочия которые были в нем воплощены. Это личное проявление воплощенный труд.

Возьмем, к примеру, имя человека. Это не что-то чисто посторонний по отношению к личности. Имя растет вместе как бы с личностью становится прикрепленным к лицо и образует нечто неотделимое от данного личность. И только если он на сцене кого-то играет, или работает агентом разведки, или перешел на другой вера человек меняет имя, и все знают как сложно, что и для самого человека, и для для других.Все физическое существование личности ограничены рамками жизни человека, пределами его сложная биография. Но объясняет ли это существование личности в целом? Конечно, нет. Особенно если мы рассматривать исторические личности, существование которых простирается далеко вне рамок их биофизической жизни; они живут на сквозь века и не только жить, но и «работать» активно через руки и головы последующих поколения.

Таким образом, границы личности намного шире, чем человеческого тела и его внутреннего интеллектуального мира.Эти пределы можно сравнить с кругами, раскинувшимися над водой; в ближайшие кружки — плод творческой деятельности, тогда приходите кругах своей семьи, своей личной собственности и дружба. Далекие круги сливаются с морями и океаны всей общественной жизни, ее история и перспективы.

Полнота личности выражается в ее индивидуальном его уникальность, неповторимость. Личность в общее — это абстракция, которая конкретизируется в реальном индивидов, в отдельных, единых разумных существах со всеми неповторимые свойства их психики и телосложения, цвет их кожи, волос, глаз и так далее.Личность уникальный представитель рода человеческого, всегда особенным и непохожим на любую другую личность во всей полноте его духовная и материальная, физическая жизнь: каждое «эго» уникальный.

Возьмем, к примеру, такую ​​яркую личность, как Сократ. Он привлекал внимание буквально всех он встретил обоих его внешний вид и его образ жизни, его убеждения, его деятельность, его учение и все, что связано с его уникальная индивидуальность. Сократ был довольно коренастым, с толстые губы, пузатый живот, короткая шея и большая лысина голова с огромным выпуклым лбом.У него была привычка ходить босиком, как зимой, так и летом, и осматриваться его с выпуклые глаза из-под опущенных бровей. Восхищаясь индивидуальности Сократа, Алкивиад подчеркивал исключительную оригинальность его интеллектуальная личность, в которой что-то непонятное, таинственное, неуловимое казалось скрытый. Самым удивительным было то, что он был совсем не похож кто-то еще. В его манеры и разговор Сократа были так оригинал, который мы тщетно ищем кого-либо отдаленно напоминающего его либо среди древних, либо среди людей сегодня.

Подобным же образом можно было описать внешность и личности других великих людей и выдающихся личностей, и каждый из них будет в некотором роде уникальным.

Личность — это индивидуальное разумное существо. В более широком смысле чувство, что индивид — это не только личность, но и синоним отдельное конкретное существо. Это также относится к концепции «индивидуальность», включающая в себя духовное черты характера, а также его физические особенности.

В мире нет ничего более индивидуализированного, чем человек, человек, ничто в творении не может быть разнообразнее чем люди.На человеческом уровне разнообразие достигает своего высочайшего уровня. пик, в мире есть столько же индивидуумов, сколько и люди. Это полностью связано со сложностью человеческого организация, динамика которой, казалось бы, не имеет пределы. Человеческая индивидуальность выражается в наличии разные мнения, по способностям, уровню знаний, опыт, степень компетентности, по темпераменту и персонаж. Личность индивидуальна постольку, поскольку независимость в своих суждениях, убеждениях и взглядах, то есть скажем, когда мозг не «стереотипен» и обладает уникальные «узоры».В каждом человеке, независимо от общая структура его индивидуальности, существуют специфические особенности созерцания, наблюдения, внимания, различных типы памяти, ориентации и т. д. Уровень индивидуальное мышление варьируется, например, от высот гений к худшим случаям умственной отсталости.

Принцип индивидуализации имеет свои пределы, пропорция. За этой границей мы подходим к завершению релятивизм, который утверждает, что если у каждого человека есть свой душа, то у каждого человека тоже должен быть свой мир, и следовательно, существует столько миров, сколько людей.Но актуальная диалектика существования говорит нам, что уникальность как внешний вид, так и духовный мир человека относительный. Он происходит от универсального, к которому он принадлежит и из которого он возник. Личность имеет общее происхождение, положение, культура, язык, определенные стандарты, мировоззрение и т. д., которые он разделяет с другие. Чем более полно он представляет индивидуально универсальный человеческий принцип, тем значительнее личность становится. Каждый человек — уникальная индивидуальность в весь комплекс его физических и духовных особенностей, но в то же время он воплощает суть расы и также некоторые общие черты его класса и нации.

Людей можно разделить на разные типы, в зависимости от преобладание определенных элементов в структуре их личности. Человек может быть склонен к практичности или теоретическое мышление, к рациональному или интуитивному пониманию реальности, оперировать чувственными образами, или он может обладают аналитическим складом ума. Есть люди, которые во многом управляются своими эмоциями. Например, чувственный типы обладают исключительно развитым восприятием реальность. Для них ощущение — конкретное выражение полнота их жизни.Человек интеллектуально-интуитивный тип постоянно стремится к новому возможности. Он не может быть удовлетворены приверженностью общепризнанным ценностям, но всегда ищет новые идеи. Люди этого типа движущая сила культуры, инициаторы и вдохновители новых предприятия. Типы личности также могут быть классифицированы по ориентации поведения. Человек может быть классифицирован экстравертом или интровертом в зависимости от ориентации находится на объективной реальности или собственном внутреннем мире.Интроверты часто молчаливы и редко или с трудом открывают свои сердца окружающим. Как правило, их темперамент невысокий. меланхоличны, и они редко выделяются или попадают в перед. Внешне спокойные, даже равнодушные, никогда не пытаются заставлять кого-либо делать что-нибудь. Их истинные мотивы обычно оставаться скрытым.

В психологии и социологии человека обычно характеризуют по его индивидуальным особенностям. Качества, связанные с определенный способ восприятия или суждения, а также с способ воздействия на человека своего окружения выделяются из.Внимание акцентируется на оригинальности, на особенностях выделяют человека в обществе, по функциям, которые он выполняет, в зависимости от степени влияния, которое он оказывает, или впечатление, которое он производит на других людей: «агрессивный», «покорный», «жесткий» и т. д.

Независимость, решительность, сила воли, решительность, страсть, интеллект и мудрость высоко ценятся важный.

Интеллект и мудрость. Что мы имеем в виду, когда говорим, что человек умен? Обычно кто думает хорошо, тонко и глубоко, кто умеет говорить убедительно и точно, и кто его действия для настоящих и будущих обстоятельств.Интеллект адекватная реакция на ситуацию. Умный человек — это способны в любых обстоятельствах гибко браться за события, найти свое место и заявить о себе. Он говорит нет больше, чем того требует ситуация и обстоятельства, но не в убытке, если что-то важное для рассматриваемого вопроса нужно сказать. Следует четко различать интеллект от различных других даров, например, таланта, когда человек из-за его находчивости, живучести его интеллекта или феноменальная память, его дары устной или письменной речи способен блестяще интерпретировать или передать то, что уже достигнуто человечеством, что доступно в общий опыт и усовершенствовать его определенными способами.Тем не мение, талантливый человек может не быть умным, проницательным. Это разные формы человеческих способностей, и они не всегда идут вместе. Талантливый человек может быть беспечным, неорганизованным и немотивирован. Может увлечься какой-то идеей, забыть о все остальное и даже казаться абсурдным окружающим, забывчивый о мире, непрактичный и вообще его голова в облака ». Умный или проницательный человек имеет упорядоченный ум, умеет дипломатичен в словах и действиях. Он может быть вполне бездарны или обладают лишь небольшим талантом.Но его начальник преимуществом является его способность максимально использовать даже небольшие подарки ради достижения его целей, особенно те практического или организационного характера. Умный человек не страдает от талантливой невнимательности.

Наивысшее проявление одаренной личности — гений, необычайно мощный дар природы, созданный и отполированный образование и воспитание. История возлагает на гениальных людей грандиозная и чрезвычайно ответственная миссия новаторства в новых пути и силой своего могущественного разума продвигались наука, искусство, технологии, социальная и политическая жизнь.Судьба наделяет гения крепкими крыльями для его большие полеты воображения. Они способны нести его высоко в сфере мысли и в мире публики дела. Но все, что летает очень высоко, чрезвычайно уязвимы для молнии! И существенная особенность гений — это смелость. Очень часто эти светила человечества мученики, на плечах которых человеческая культура поднимается на новые высоты.

И талант, и гений — это не только дар природы, не только продукт образования и воспитания; Они также достигается исключительным усердием, что является решающим компонент в структуре таланта.Анализируя талант, гений и интеллект, у меня нет желания противопоставлять их. Это было бы абсурдно говорить о глупости гения. В глупость, от которой человечество еще не нашло лекарства, характеризуется примитивным и запутанным мышлением. В суждения глупого человека плохо продуманы, беспорядочный и расплывчатый. Его всегда отвлекают от выбрал направление своей мысли и с величайшей трудность вырывается из джунглей собственной неопределенности и путаница.Глупость проистекает из неспособности сосредоточить внимание на чем-то определенном и состоит в постоянные перелеты с одного объекта на другой. Глупые люди являются большим бременем для окружающих. Они воплощение интеллектуального хаоса и пустой болтовни.

Мера человеческого интеллекта и его эффективности определяется степенью, в которой вещи, события и их преобразование соответствует логике. К определенному степень интеллекта зависит от опыта, от знаний.Но умный человек — это не просто тот, кто знает что нибудь. Многие знания, как понимает большинство людей, не обязательно сделайте человека умным. Фауст Гете был личностью большой эрудиции, но он был раздвоением личности. С ужасом он видит в маске черты, которые не характеристика его истинное я. Но он ничего не может с этим поделать. Метафора полностью выражает общую судьбу современников и это служит в качестве какое-то утешение герою. Наконец, однако, наступает момент просветления.Это мое настоящее лицо и то, что я Считается, что мое настоящее лицо на самом деле всего лишь маска. Там маска — символ приспособления к обстоятельствам, символ отчужденных безличных сил, которые навязывают свои законы, их образ действий и стиль мышления личность. Всю жизнь люди исполняют роли, и все же сохранить печать своей индивидуальности, которая сама в сущность, это разновидность социально типичного. Мы движемся свободно в рамках выбранной нами роли или той был выбран для нас, и эта рамка имеет как центр, так и его периферия.Некоторые люди могут считать эффективность бюрократизм или превращают либерализм в анархию, а другие делать свою работу разумно, разумно и даже с умом. Ролевые игры требуют дисциплины. Но если это сковывает творческое начало в личности, она теряет свою разумную пропорций и вызывает естественный протест.

Выбор роли в жизни и ее исполнение в эффект, вся наша жизнь. И это горькое чувство, когда ни роль, ни исполнение — не то, что мы хотели бы, что наше истинное «я» желало и в чем нуждалось.В более поздней жизни человек может с горечью спросить себя: «Разве не получилось, что вся моя сознательная жизнь была «не такой, какой она должна быть»? » Итак, интеллект — это не просто знание само по себе, но способность реализовать эти знания, применить их в упражняться. Интеллект — это не просто характеристика мысль, но особенность личности, способная вести себя должным образом в зависимости от обстоятельств.

Когда мы хотим подчеркнуть высшее проявление человеческого интеллект мы называем его мудрым.Сообразительность может быть связана с эгоистические центры, с узкими личными ожиданиями и повседневные интересы. С другой стороны, мудрость обладает богатым моральное содержание. Сократ ассоциировал мудрость с добродетелью, утверждая, что нельзя считать мудрым человека, который обладал знаниями, но не обладал добродетелью. Умный человек может оказаться авантюристом, преступником и, как преступник, чем он умнее, тем опаснее может быть. Это не может быть в случае с мудрым человеком. Безнравственное и все такое связанных с узкими эгоистическими центрами холодного рационализма несовместимо с самой сущностью мудрости.Как личное характеристика совершенного знания, мудрость предполагает умение не только применять свои знания, но и применять их умело и достойно и внимательно вести себя, в соответствии с объективной логикой вещей и интересы по делу. У мудрого человека есть способность постигать суть событий, решать проблемы, которые кажутся неразрешимыми. Характерной чертой мудрости является достижение максимального результата с наименьшими затратами средств, умение ухватить даже самое запутанное ситуации и найти лучший выход из того, что кажется безвыходная ситуация и при этом сохранять хладнокровие и сдержанность.

Человек, обладающий истинной мудростью, не может жить исключительно частным интересы обывателя. Это удел глупости, самодовольный и комфортный застой. Поистине мудрый человек тот, кто знает, что действительно важно в жизни и ведет себя в соответствии с ситуацией и целью тенденции его развития, который не пожалел бы даже своего жизнь, чтобы реализовать эти тенденции. Мудрость не связана только с интеллектуальной и эмоциональной культурой, но и с нравственная культура, умение и желание использовать ее в жизни, приносить добро другим.Поистине мудрый человек живет принцип: мы в вечном долгу друг перед другом.

Мудрость часто сводится к понятию осторожности, осторожности, умение балансировать по ветру. Но это большая ошибка. Если бы все в обществе были такими мудрыми » человек, прогресс резко замедлится. Не было бы революционеры, горящие желанием изменить жизнь в интересы человечества, людей. Как правило, это может может быть достигнуто только ценой страданий или даже жизни сам.Мудрость, конечно, предполагает не только знания, но и также разумный образ жизни, который, однако, не может быть отождествляется с умеренностью, послушанием и, конечно, не с простая адаптивность. «Мудрость для человеческое «я» во многих его ветви, развратная вещь. Это мудрость крыс, который обязательно покинет дом несколько раньше, чем он упадет. Это это мудрость лисы, которая выталкивает барсука, который выкопал и освободил место для ему. Это мудрость крокодилов, которые проливали слезы, когда они пожирать «.[1]

Личная самооценка. Человек как личность — самооценка. существование. Без этой способности было бы очень сложно или даже невозможно никому утверждать свою личность в жизни. Правда самооценка предполагает адекватную степень самосознание и знание своего интеллекта, эмоциональные и волевые силы, особенности своего характер и вообще все, что входит в состав ментальный и духовный мир, а также физический способности.Жизнь предъявляет к нам самые разные требования. Мы постоянно обязаны соотносить эти требования с нашими возможностями так что наши обязательства не превышают наши возможности. Иначе неизбежны внутренние конфликты и срывы, расстройства нашей нервно-психологической организации, которые могут приводят к разного рода заболеваниям. Адекватная самооценка подразумевает умение ставить перед собой достижимые цели, рационально контролировать поток мыслей, чтобы направлять их общее направление и выбрать конечный пункт назначения, чтобы постоянно проверять предположений и взвесить все за и против, чтобы отвергать необоснованные варианты и гипотезы, иными словами, быть самокритичным.Выполняя очень важную функцию организация эффективного контроля своего поведения, самооценка является необходимым предварительным условием для измерения уровень ожиданий, то есть задачи, которые человек устанавливает себя и считает себя способным к выполнению. А истинная самооценка позволяет нам отказаться от любого начинания, которое мы может начаться, если мы поймем, что это не может принести пользу результаты, и особенно если мы видим, что это неправильно или вредный курс.

Самооценка помогает установить достоинство человека и дает ему моральное удовлетворение.Правильная оценка ведет к внутреннему гармония, обеспечивающая разумную уверенность в себе, неверное один, к постоянному конфликту. Способность видеть себя единым целым действительно является высшей степенью самооценки и должен быть можно найти только в мудрости. Как показал опыт истории, даже очень умные люди, не говоря уже о бездарности, страдают тщеславием, а другие — на наоборот, впадать в состояние самоуничижения и приобретать комплекс неполноценности.

Чтобы по-настоящему оценить себя, человеку необходимо принять принимая во внимание весь его личный опыт, хотя иногда даже этого недостаточно.Надо проверить и проверить много уровней: собственный опыт личной жизни, общий опыт человечества, общественное мнение, особенно мнение тех, кто что-то, а также сила собственный разум. Умение оценить собственную ценность изначально возникает не из глубины личности сам, но извне. Человек начинает подводить итоги более или менее правильно после того, как он научился приспосабливаться к другим людей и принять их оценки самого себя. Ребенок приобретает представление о себе на основе оценки сделанные взрослыми и детьми его возраста.Впоследствии многое зависит от учителей, которые проверяют как ученики интеллектуальное развитие и поведение, произнося свои суждение как на словах, так и на отметках. Здесь есть интенсивное ежедневное соотнесение себя с поведением, слова и действия других людей, особенно одноклассников. Растущий ребенок познает себя больше и полнее и точнее и судить о себе по получению поощрение или критика, которые исправляют его собственные самооценка. Короче говоря, в результате мы оказываемся в других и начинают все глубже и глубже проникать в наши собственный мир.Таким образом, мы смотрим на себя в первую очередь через глазами общества, глазами всей его истории, а потом глазами будущего, которое становится высшим судить о нашем настоящем, о наших мыслях, действиях и о наших собственных самооценка. Сначала человек оценивает себя через других, а позже он сам становится мерилом для оценивая других. В этом сложном взаимодействии личных В отношениях соблюдается общий принцип: самооценка и самотестирование личности опосредовано, косвенно социальная оценка и тестирование.

Самооценка имеет широкий спектр форм, начиная с Нарциссоподобное самопожертвование до безжалостного самоосуждения, граничащие с жестокостью или угрызениями совести настолько сильными, что иногда они могут довести человека до трагического конца. Уменьшенный и более расслабленная форма самоосуждения постоянна скептицизм, раскаяние, болезненное презрение к себе, комплекс неполноценности и в целом запутанная личность, который ни во что не верит и ни во что не верит, личность запуталась в себе.Такое самосознание есть пронизан чувством постоянной тревоги и трагедии. Но это состояние ума, каким бы прискорбным оно ни было, часто бывает судьба людей с очень тонкими и потому уязвимыми духовный макияж. Самовлюбленность, непреодолимая уверенность в себе приближается к высокомерию и действует на принцип, что все дозволено, совсем другой иметь значение. Высокомерие использует не ум, а локти и кулаки, бульдозерами свой путь. Это может быть подавлено внезапным и решительный отпор или протест.В противном случае он будет бунтовать, пока сдерживается суровым публичным порицанием или даже юридическим принуждением. В мягкое обращение к совести тех, у кого нет совести бесполезно.

Личная самооценка, а также самооценка со стороны социального группа, партия или нация — исключительно сложная психологический феномен. Люди как-то оценили себя испокон веков. Находим такие автопортреты в дневниках, автобиографиях, письмах, картинах, религиозных и другие формы исповеди.Настоящие автопортреты — редкость. Наиболее люди испытывают искушение приукрасить себя в глазах другие и истории. С собственным себя. В своих тайных мыслях человек может быть совершенно откровенен и доверять себе всю правду. Но многое из того, что люди думают о себе, это чистая иллюзия, которую они тем не менее лелеять, потому что это помогает им переносить трудности и разочарования реальной жизни. Здесь не только в игру вступают моральные, но гносеологические факторы. Человек не очень-то так отчетливо видно самому себе.Страх перед публикой мнение и страх потерять престиж, непонятность в своих самосознание, все эти вещи заставляют людей недооценивать самих себя. Здесь мы можем наблюдать определенную тенденцию к компенсировать ту или иную односторонность в личность, вполне понятное желание сохранить психологическое равновесие, имеющее действительное биологическое цель. Это не извинение за неправильную самооценку, а желание понять, чем это вызвано. Зная все это, житейская мудрость советует судить человека по его делам а не тем, что он говорит о себе.

Что такое «Я» человека? В древние времена концепция Самости была предметом изучения. большое внимание среди философов Индии. Самость была интерпретируется как индивидуальность духовного существования, как средство бесконечно разнообразных отношений личности как с собой, так и со всем вокруг. С великим рвение и психологическая деталь этой удивительно тонкой и решена сложная проблема, в основном на практических интуитивный уровень, в различных школах йоги, которые имеют усовершенствовали свои методы самообучения до удивительного степени, широко применяя приемы длительного и систематическая концентрация на чем-то одном, например, на состоянии и функционирование внутренних органов.Чтобы достичь полной изоляции йоги ушли в пустыни, горы, леса и погрузились в созерцание мира и самих себя, и достигли потрясающие результаты в самоконтроле, в изменении своего физического состояний и достигнув точки растворения в естественное целое и полное самоотречение, известное как нирвана, состояние несравненного блаженства. С помощью упражнений развивались через века йоги достигают большого самоконтроля над телом и разумом.Йогой занимаются тысячи лет и позволил своим приверженцам сделать очень тонкий анализ градаций различных состояний Самости, уровни его регулирующих функций, особенности его структуры.

В древнегреческой культуре проблема Самости привлекала особое внимание от Сократа. Он думал об этом как что-то независимое, сверхличное, как очень мощный острая как бритва совесть — даймонион по которому он руководствовался в самые критические моменты из его жизнь.Это диктует или советует Себе ему как лучше играть.

В средневековой философии Самость отождествлялась с душой, чьи волевые, эмоциональные и интеллектуальные силы были стремление к общению с Бог. Человек разорван между постоянным страхом наказания и надеждой на спасение, прощение грехов, благость Господа. Он чувствует себя беспомощной игрушкой перед абсолютной властью Создатель, в то же время он ведет постоянную диалог с Боже, взывая к его помощь в моменты беды и отчаяние и моля о прощении за его грехи.За человеком всегда и везде присматривает а Бог рассматривается как регулирующий принцип в структуре в Себя. Это наблюдается с большой психологической тонкостью в «Признания» святого Августина, который определяет чувство и знание себя с чувством Бог в себя. Августин утверждал, что он не мог даже иметь Я, если бы не было Бог в его как регулирующий принцип из его личная воля. По сути, Томас Аквинас был исходя из того же принципа, когда он утверждал, что каждый должен проверить свои действия в свете знаний данный ему Бог.В целом христианская ориентация о личной духовности, как выражено в максиме: «Не задерживайся снаружи, но войди в себя!»

Начиная с эпохи Возрождения, ориентация на Самость резко меняется. Леонардо да Винчи определил человека как модель Вселенная. Личность стремится раскрыть себя. Этот время торжества индивидуальности, великого пробуждение ощущения себя человеком. Человек выходит на арену современной истории, утверждая принцип самодостаточная ценность Самости.Согласно Декарту, Я означает то же самое, что и «моя душа», благодаря чему «Я такой, какой я есть». Думающее Я знает только одно неопровержимая истина — что думает, сомневается, утверждает, желает, любит и ненавидит. Декарт подчеркивал рациональное принцип в структуре личности. В его В философии Самость действует, прежде всего, как субъект мысль, ее регулятор и организатор. Отвергая декартово интерпретация Самости как особой субстанции, англ. эмпиризм рассматривает Самость как совокупность процессы.»… С моей стороны, когда я вхожу в большинство лично в то, что я сам называю , я всегда натыкаюсь на то или иное восприятие тепла или холод, свет или тень, любовь или ненависть, боль или удовольствие. я никогда не могу поймать сам в любое время без восприятия и никогда не может наблюдать ничего, кроме восприятие «. Итак, Самость, оказывается, не что иное, как связка восприятий, которые «сменяют друг друга невероятная скорость, и находятся в постоянном движении и движение».[2] Эти глубокие размышления тонкого мыслителя показывают, что наш субъективное стремление к сущности Самости постоянно сбиты с толку реальным потоком конкретных ощущений в данный момент, направленный вовнутрь или вовне. Ничего остальное воспринимается. Это больше похоже на путника в лесу, кто буквально не видит леса за деревьями. Он в дерево и поэтому не может видеть его в целом. Это просто то же самое с нами. Желая примирить рационализм с эмпиризм, Кант различал два типа Самости: эмпирический и чистый.Первым был поток интеллектуальных процессы, из различные чувственные впечатления носятся туда-сюда, в то время как чистое Я было чем-то вроде надиндивидуальный характер. Его основная функция заключалась в объединении многообразие с помощью чистых категорий Разума. Это было известное как трансцендентальная апперцепция, что означало единство сознание, которое было сутью Самости.

Согласно Гегелю, Самость — это индивидуальность как универсальное формула, охватывающая всех личностей в целом.Человек «self s» становится частью формулы как средство предоставления это индивидуальное выражение. Гегель ненавидел всякую озабоченность человек и имел большую склонность к воспитанию личности к универсальному, к всеобъемлющей формуле, в которой все интимное личное растворилось. У Гегеля Самость как универсальная формула поглощает все конкретные эго отдельные лица.

В современной советской философии и психологической литературе понятие Эго или Самости обычно отождествляется с этим личности.На мой взгляд, это не совсем правильно. В понятие личности намного шире, чем у Эго. Его нельзя отождествить ни с сознанием, ни с самосознание, потому что оно также охватывает что-то из глубины подсознания, и это нечто действует как своего рода иррационального «губернатора» в структуре личность, когда бессознательное берет в свои зловещие руки волю человека и движет потоками энергии к иррациональному поведению. Это особенно заметно ясно, например, при неврозах навязчивых идей и параноидальных формы шизофрении.Человек, страдающий такими психические расстройства становятся жертвой голосов и изображений, которые командовать им и направлять его мысли и чувства в кошмары нелогичности и беспорядочного поведения, лишенные всего адаптивные способности.

Ментальный мир человека, порождаемый мозгом и зависящий от его биофизическое состояние и состояние организма как целое, представляет собой своего рода относительно независимую структуру, со своей логикой, со своими особыми ментальными механизмами, элементами этой структуры являются психические состояния, процессы и образования.Причем эти элементы могут иметь несколько значений и не все имеют одинаковую ценность. И это интимно глубокий предмет всех психических явлений в их целостном целостность, которая формирует Эго. Это Эго — духовное ядро в структуре личности. Это очень самая глубокая и самая глубокая его часть. По сути это психосоциальный. Когда люди говорят о «моем Я», у них есть иметь в виду то, что не просто личное, но интимное личное в высшей степени, что-то чрезвычайно ценное и ценны, а потому уязвимы.Следовательно, феномен не «обиженного эго», когда личность ранена быстро на своем самом нежном месте. Это повреждение нашего Эго, которое вызывает наши самые болезненные и болезненные реакции и моральные страдания. В Эго — трон самой совести.

Термин «Эго» или «Я» также означает личность в собственном свете самосознание, т.е. личность в восприятии сам по себе, как он известен и ощущается Атманом. «Эго» — это регулирующий принцип душевной жизни, самоконтроль сила духа; это все, чем мы являемся по сути как для мира, так и для других людей и, прежде всего, для себя в нашем самосознании, самооценке и самопознание.«Эго» предполагает знание и отношение к объективной реальности и постоянное осознание себя в этой реальности.

Чувственные и концептуальные образы, состояния и цели — все это части Эго, но они не являются самим Эго. Эго поднимается прежде всего элементы, составляющие дух и команды их, регулирует их жизнь.

Каждая личность имеет множество граней. Эго — что оно есть само по себе, как оно отражается в себе самосознание («образ Эго») в целом и в данный момент времени, какое идеальное Эго он представляет (каким бы он хотел быть), как он выглядит в глазах других люди в данный момент, особенно глаза «тех кто что-то », а также« глаза »будущего и даже посмертно истории, в то время как среди религиозных людей важно, как Эго смотрится в «глазах» Бог.Все эти постоянно переплетающиеся аспекты Эго, сверкающие своими специфическими цветами, обладают определенным стабильность, равновесие и гармония. Эго по сути рефлексивный. Его регулирующая и контролирующая сила участвует в каждое действие человека. Это не отдельная ментальная процессы, образования, свойства и состояния, как предполагалось Юмом и задолго до этого его Платон, который призывал его читателям считают себя чудесными живыми куклами, которыми манипулируют в боги. Внутренние состояния личности управляется очень тонкими струнами, которые втягивают человека в различные, а иногда и противоположные направления, некоторые в сторону хорошего а другие — к пропасти порока.Но, можно спросить, кто дергает за эти ниточки? У Платона это бог, который сделал это куклы, называемые людьми, либо для его собственного божественного удовольствия или с какой-то серьезной целью, нам неизвестной.

Если посмотреть на проблему через категориальный аппарат современной культуре, мы обнаруживаем, что наше Эго — не что иное, как целостность, целостность нашего ментального, интеллектуального мира, несмотря на свои внутренние противоречия, которые тем не менее гармонизирован, если, конечно, Эго находится в порядок. Здоровый вектор его потока энергии равен жизнеспособность, жизнерадостность и в целом самоутверждение.Средства которое оно утверждает в потоке существования, зависит от уровень его нравственной культуры.

Резюмируя, Эго — это не просто сумма чувств. впечатления; это то, к чему все впечатления связанные с. Это не только средство передвижения сознания, самосознание, мировоззрение и др. интеллектуальные явления, но и суть характера человека, выражение его принципов и позиций. Это живая совокупность не просто опыта, накопленного индивидуумом в действии, но действующей и руководящей силы опыта, сила самости, некий психический механизм, регулирующий этот опыт и выражается в том, что индивидуум чувствует себя хозяином своих желаний, эмоций, мысли, усилия воли и действия.Через призму наше Эго, мы осознаем разницу между нами и все остальное, и чувствовать постоянную идентичность самих себя с собой. Тот факт, что Эго выполняет роль «хозяином» в духовном мире нашей субъективности является удачно проиллюстрирован феноменом сновидений. Во сне «хозяин» отсутствует или, вернее, он спит; его управляющая сила больше не активна и, следовательно, бессмысленный калейдоскоп образов, происхождение, направление которых и цель, которую мы не можем понять больше, чем мы можем понять их связь с другими столь же странными гостями нашей души.

Однако в нормальном состоянии бодрствования поток наших чувств и воля имеет свою логику, определенную целостность и принцип организации, а также удивительная стабильность целое среди этой постоянной смены его элементов. Эго — это что-то объединенное в своем разнообразии и вариативности. Эго наше детство сильно отличается от Эго половое созревание и юность. Эго зрелости отличается существенно от Эго мятежной молодежи с ее обильные надежды, а также от Эго старости и дряхлости, обременен физическими недостатками и глубоким осознанием приближающегося и неминуемого конца.

Различия по возрастной лестнице, особенно между его верхней и нижней ступеньками настолько велики, что маловероятно, что это одно и то же человек. Очевидно, все мы испытываем нечто подобное, когда посмотрите фотографии, сделанные в детстве, с которых взор наивные, невинные, неопытные глаза наших далеких и почти сказочное прошлое. Наше Эго тоже может почти измениться мгновенно, в зависимости от состояния нашего здоровья. это отличается в состоянии болезни от того, когда мы здоровы.В времена радости и вдохновения и высоких полетов интеллекта Эго сильно отличается от того, чем оно является, когда мы устали. И как сильно, иногда до неузнаваемости, Эго измениться под воздействием напитка! Как говорит поэт:

Мы не всегда одно и тоже.
Все изменения, изменения не имя.

В то же время во всем этом слиянии изменяющегося Эго в все условия, что-то неизменное, устойчивое, интегральное есть сохранилась, которая, как нить Ариадны, ведет человека через жизнь, спасая то, что является его Эго, то, что отличает его от любого другого Эго.Через человек всю свою жизнь носит в себе все возрасты, записано на «ленту памяти». Без этой нити Которая ведет нас по всем дорогам жизни, наше Эго падет на отдельные, дезинтегрированные акты существования и чувство.

Эго невозможно без конкретных ощущений, мысли, чувства и мотивации, принципы, позиции и ценностные ориентации. Но ощущения, мысли и чувства постоянно меняются, переходя из одного качественного состояния в еще один. Также ими можно управлять, программировать, например, как в изменении личности, достигнутом актером.Если Эго было не чем иным, как этими отдельными актами сознание, оно изменилось бы вместе с ними и там не было бы единства в этом разнообразии постоянно меняющихся состояния. Есть «ситуативные личности», которые дрейфуют с жизнью и становятся такими податливыми, что приспосабливаются к любому ситуации, становятся простыми игрушками обстоятельств. И там также натура противоположные, интегрированные, стабильно, уверенно и твердо следует избранному пути в жизнь.

Тот факт, что Эго остается относительно стабильным и может противостоять внешнему влиянию, основано на возможность записывать, хранить и воспроизводить информацию.Персона считает даже свои детские шалости своими, хотя они исполнялись другим органом и другим (детским) разум. Между нашим сегодняшним эго и нашим вчерашним эго лежит ночь, полная снов — торжество бессознательного, в котором цепь сознательных действий разорвана. Было бы нет преемственности между этими Эго, кроме моста памяти что охватывает разрыв.

Раскрытие пластичности и изменчивости нашего Эго Сама также в ее смене ролей. На работе менеджером человек отличается, например, от того, какой он в роли отца семейства.Когда он оказывается в официальном атмосфере человек не может позволить себе всего, что он делает в семейный круг. Постоянно двигаясь с течением жизни, каждый человек меняет свое Эго, войдя в офис, в свой дом, вагон, самолет, театр, больница и т. д. на. Каждый день нашей жизни мы находимся в движении, пересекая различные пороги, входящие в то или иное место, имеющее свою специфическая психологическая атмосфера, требующая определенного готовность, определенная настройка мыслей и чувств, определенная отношение и душевное состояние.Любое изменение ситуации влияет на наше состояние в каким-то образом.

Это особенно заметно, когда человек находится в критическом состоянии. ситуации, прохождение обследования, консультации с врачом, встреча с любимым человеком и так далее. Чтобы справиться с в таких ситуациях человек должен считаться с тем, что лежит за пределами каждый «порог существования». Но несмотря на удивительное пластичность нашего Эго, в здоровом состоянии оно обладает внутренним связность, целостность и относительная стабильность.

То, что это так, можно увидеть в случаях психических заболеваний.Высоко для нашего понимания человеческого Эго важна всем известный синдром деперсонализации, который иногда принимает самые странные формы деформации личности, начиная от рассеянного осознания Себя до полного исчезновение самосознания, когда человек теряет смысл контролировать свои чувства, мысли и действия: я не длиннее I. Начальная стадия этого психического расстройства — это дереализация, когда реальность удалена, отчуждена от человек; объекты, события и люди, не теряя своих эмпирическое существование, становятся психологически незначимыми, нереально в том смысле, что пациент не способен установление с ними каких-либо значимых контактов.Стена поднимается между ним и миром в целом. Он отчужден от своего окружение. Он видит и понимает, но все чувствует в иначе, чем он делал раньше. Он теряет разумное, проницательное чувство существования. Восприятие вещей становится бессмысленной, «мертвой» фиксацией только их внешний вид. В более серьезных случаях, когда происходит обезличивание в полном смысле слова, пациент теряет чувство собственной реальности тело. Тело отчуждено и рассматривается как нечто постороннее, пациент перестает осознавать какие-либо формы жизни Мероприятия.Он страдает полной апатией. Его чувства притупленный, он больше не испытывает радости в жизни. Все его эмоциональные цвета блекнут. По чистой необходимости он пытается казаться веселым. Но внутри он опустошен, опустошен и поглощены безнадежными страданиями. Во времена временной депрессии переутомление, плохое настроение, апатия, вызванная определенными неблагоприятными обстоятельства, такое состояние, конечно, может одолеть людей которые психически вполне здоровы. В таких случаях интерес к жизнь иногда теряется, все кажется серым, унылым и неинтересно.Но когда состояние становится постоянным, оно может затуманивать разум, разрушая единство Эго, раскол или даже порождение плюрализма.

Психиатрия описала случаи так называемого чередования Эго, когда в человеке как-то есть два сосуществующих автономные Эго, которые овладевают им на периоды несколько часов или даже лет. В таких случаях, когда во власти одного Эго, человек не знает о существовании другой. Все, что он делает, находится под влиянием своего другого Эго вытеснен из его сознания.Два Эго могут быть вполне отличаются друг от друга и даже противоположны. Если первый Эго застенчиво, робко, нерешительно и сверхчувствительно, второе Эго может быть очень решительным, бесцеремонным, общительным, свободным и даже нахальный. Второе Эго может вообще ничего не знать о жизнь первого. Иногда одно Эго взрослее, чем другой.

Такова трагедия психических расстройств. Когда человек находится в здоровое состояние он поддерживает на протяжении всей своей жизни, через все его преобразования, превращения и состояния, стабильное ядро ​​его Эго, обусловленное как единством его телесной организации, особенно нервной системы, и прочной рамкой характера, темперамента и манера чувства, мышления и действия.Вспоминая любой этап пройденного пути, некоторая сдача принципа или вкуса, человек склонен отождествлять свое настоящее Я с Прошлое, его детство и юность, в зрелом возрасте. Не все в нас безвозвратно утекает река забвения.

Таким образом, человеческое Эго, существенно меняясь под воздействием влияние социальных условий и вместе с ростом знания, культивируемые эмоции и тренировка воли, и также с изменениями физического состояния, здоровья и т. д., тем не менее сохраняет свою внутреннюю целостность и относительную стабильность.Благодаря наличию некоторых необходимых неизменные характеристики структуры его психического мир, человек «остается самим собой». Мы переходим с одного этапа в жизни к другому, неся с собой весь багаж наших интеллектуальные достижения и изменения по мере увеличения этого богатства и наша физическая организация развивается.

Подводя итог, в тот момент, когда возникает Эго, возникает самоидентификация личности; он знает себя. В Эго — это единство, сущность духовного и физического. существование.Он дан как средство передвижения бесконечного отношения как с окружающим миром, так и с мы сами. Эти связи, хотя и бесконечно разнообразны, возможно только благодаря единству и целостности разума как система высшей организации всего, что мы знаем.

Что такое черты характера? — Характеристики, определение и пять основных черт — курс общей психологии (видео)

Черты личности Большой Пятерки

Теперь, когда мы определили каждую из черт личности Большой Пятерки, давайте рассмотрим каждую в отдельности.

Открытость относится к чертам характера, например к тому, насколько кто-то склонен соответствовать общественным или культурным нормам, насколько конкретно или абстрактно кто-то думает о вещах и насколько кто-то открыт или сопротивляется переменам. Человек, обладающий творческим мышлением и всегда ищущий способы сделать что-то лучше, скорее всего, получит высокие оценки по критериям открытости.

Добросовестность имеет отношение к степени организованности, дисциплинированности и склонности человека к риску.Студент колледжа, который никогда не пропускает занятия и имеет средний балл 4.0, вероятно, окажется очень добросовестным, если судить по оценке личности.

Экстраверсия — это характеристика личности, которая описывает такие вещи, как социальный человек или то, насколько он теплый и любящий. Экстраверты — это люди, которые обычно предпочитают пойти на вечеринку с большим количеством друзей, а не остаться дома и посмотреть фильм с одним или двумя друзьями.

Доброжелательность учитывает, насколько человек добрый, надежный и отзывчивый.Люди, получившие высокие оценки по шкале согласия, обычно больше заинтересованы в том, чтобы делать что-то для общего блага, а не в удовлетворении собственных интересов.

Невротизм — это характеристика личности, которая описывает, насколько нервным или тревожным может быть человек, а также степень уверенности в себе и самодовольства, которой он или она обладает. Люди с высоким уровнем невротизма часто озабочены жизненными «а что, если». Они склонны беспокоиться и озабочены вещами, которые могут быть им неподвластны.

Измерение личностных качеств

Вы можете спросить: «Как мы узнаем, насколько человек невротичен или приятен?» Читая определения каждой из черт Большой пятерки, у вас наверняка возникали мысли о том, как вы или кто-то из ваших знакомых попадаете в каждую категорию.

Поскольку у всех нас есть предубеждения и разное происхождение, нам нужны надежные инструменты, чтобы определить, где кто-то может упасть на шкале личности. К счастью, личностные психологи разработали инструменты, которые могут помочь измерить или оценить степень, в которой человек обладает каждой характеристикой достоверным и надежным образом.

Инструменты самооценки, которые могут быть бумажными или компьютерными анкетами, обычно используются для измерения личностных качеств. Типичная оценка личности может описывать обычную ситуацию и предлагать респонденту выбрать, как он или она могут реагировать в определенных ситуациях. Не существует правильных или неправильных ответов, но выбор, который делает человек, можно использовать для присвоения баллов по каждой шкале черт личности Большой пятерки.

Краткое содержание урока

Есть много разных способов взглянуть на человеческую личность.Модели, основанные на изучении личностных качеств, больше всего заинтересованы в описании различных аспектов человеческой личности. Большая пятерка — наиболее распространенная модель, используемая для описания личностных качеств.

Личностных черт Большой пятерки :

  • Открытость
  • Добросовестность
  • Экстраверсия
  • Доброжелательность
  • Невротизм

Самый простой способ вспомнить «большую пятерку» — это вспомнить слово «ОКЕАН».«Каждый фактор учитывает отдельный аспект личности. Хотя все пять факторов измеряют различные аспекты человеческой личности, все мы в той или иной степени обладаем каждой чертой.

Инструменты самооценки, которые могут быть бумажными или компьютерными анкетами, обычно используются для измерения личностных качеств.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *