Понятие виктимности: понятие, виды, проблемы профилактики – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Содержание

Виктимность в современном мире: язык толерантности или дискриминации?

Недавно Анджей Сапковский, автор серии Ведьмак, дал интервью, в котором сказал одну острую фразу «В моих книгах цвет кожи героев не уточнялся». А почему так? Наверное, потому что из имен, обстоятельств и локаций, довольно очевидно какого цвета герои. Не грешно в книгах упоминать цвет кожи героев, например в романах про вампиров часто указывают на бледность или белоснежность кожи. В словах Сапковского нет правды, но есть страх. Страх, что его раскритикуют SJW (борцы за социальную справедливость), потому что если бы он сказал «да, некоторые мои герои белые и об этом прямо написано», то у самого автора появилась бы толпа ненавистников, которая назовет его расистом только потому, что в его книгах нет героев афроамериканцев или кто-то оказался белым. Это проявление «культуры виктимности».

Проблема негативного отношения к различного рода меньшинствам была одной из наиболее острых в любом обществе. Уже первые формы самоорганизации социума были связаны с идентификацией по принципу «свой» – «чужой». Формирование крупных многонациональных государств, появление мировых религий, развитие философских представлений об универсальности каждого человека – все это способствовало появлению принципов взаимоотношения людей на основе начал толерантности и закреплению соответствующих норм в стереотипах социального поведения личности и в государственно-правовых практиках.

В XX веке в Западной Европе, несколько позже в США и СССР, как на уровне общественного сознания, так и государственно-правовой идеологии прочно закрепляются представления о толерантном отношении к личности независимо от ее расово-этнического происхождения, формируется негативное отношение ко всем формам проявления нетерпимости. Толерантность весьма сложное понятие, у которого множество трактовок. По Хейду можно определить ее «ускользающей добродетелью» [5, с. 5].

Согласно Николсону, «толерантность как моральный идеал включает в себя следующие элементы:

  • присутствие отклонения;
  • нетривиальность, моральную важность этого отклонения;
  • силу, которой обладает субъект толерантности для оказания того или иного воздействия на это отклонение;
  • моральное несогласие субъекта толерантности с этим отклонением;
  • не отторжение, т. е. отказ от использования этой самой силы;
  • благость толерантности как отношения» [3, с. 74-87].

Процессы глобализации несут с собой новую реальность, которая противоречивым образом сочетает в себе предпосылки как для еще большего упрочения указанной тенденции, так и новые угрозы – парадокс толерантности, заключающейся в том, что «толерантность ведёт к исчезновению толерантности», поскольку терпимость к не толерантности приводит к повсеместному распространению последней. Следовательно, сохранение толерантности требует нетерпимое отношение к не толерантным, а самой толерантностью начинают пользоваться в угоду повышения своей общественной значимости, что привело в свою очередь к появлению культуры виктимности.

На наш взгляд, культура виктимности – это ценностно-идеологическая установка субъекта, проявляющаяся в стратегиях защиты собственной личности и социальной идентичности через делегирование ответственности за решение собственных проблем на других субъектов.

 Культура виктимности породила такую форму моральной иерархии, где жертва имеет первостепенное право на высказывание. Только нередко дискурс ни на что не влияет, а решение степени вины часто принимает сторона, считающая себя жертвой в единоличном порядке.

Вопрос, который мы ставим в данной статье – к чему в большей степени приводит распространение культуры виктимности: к развитию толерантности, где уважают права «жертвы», или к дискриминации «не жертв», которые зачисляются в «агрессоры» просто в силу обостренного восприятия отличий, отражающихся в информационном поле [4].

Для иллюстрации основных положений проблемы, обратимся к методу кейс-стади и продемонстрируем некоторые кейсы, остро обозначающие данное противоречие [1].

Существующие реальные кейсы, связанные с проявлениями виктимности, можно разделить на следующие группы:

– Кейс в сфере образования (нужно ли ограждать учеников и студентов от любых форм агрессии, проявления проблем, связанных с сексуальными домогательствами, психологические проблемы). Приведем пример, связанный с тем, как в статье сентябрьского номера «The Atlantic» описывается, как легко эта тенденция доводится до абсурда и способствует сужению интеллектуального пространства в пользу комфорта и нетерпимости. К примеру, обучающиеся на юридических факультетах могут просить преподавателей убрать из программы изучение законов о сексуальных домогательствах. Преподаватели вузов обязаны предупреждать о психологических триггерах перед тем, как начать обсуждение какой-либо темы (произведения искусства, исторического периода) со спорным содержанием. Это представляет собой некую надпись «шок-контент», которая предупреждает о том, что та или иная тема у отдельных людей может вызвать воспоминания о предыдущих травмах и негативном опыте.

– Кейс в сфере интернет-коммуникации и киноиндустрии (демонстрация информации, дискриминирующей или высмеивающей человека, истории, наносящие урон этической репутации). В качестве примеров достаточно сослаться на скандал, связанный с вручением премии Оскар, когда в числе номинантов не оказалось артистов-афроамериканцев.

– Кейсы в сфере искусства (запрет на творческое самовыражение). Довольно популярная корейская художница нарисовала фан-арт на персонажа игры. В своей работе она использовала довольно мягкие, теплые цвета для того, чтобы все смотрелось гармонично. Один из англоговорящих пользователей обвинил её в «whitewashed», высветление кожи персонажа, а затем украл её работу и отредактировал, изменив оттенок кожи и выставив в социальной сети в своём профиле без разрешения автора.

– Кейс в сфере языковой толерантности (запрет на использование определенных слов и выражений). К примеру, соответствии с речевыми кодексами некоторых вузов, спрашивать у человека азиатской, африканской, латиноамериканской внешности «Где ты родился?» значит выражать агрессию, так как вопрос ставит под сомнение возможность рождения человека с отличающейся внешностью на территории США.

– Кейсы, связанные с гендерной дискриминацией в рекламе. А именно по требованию трансгендерных людей компания Procter&Gamble согласилась убрать женский символ с упаковки прокладок Always. Но это вызвало возмущение у другой группы – феминисток, которые обвиняют компанию в отрицании женского пола [2, с. 14].

Таким образом, основываясь на представленных примерах и опираясь на предложенное нами определение культуры виктимности, мы выделим ключевые характеристики, отличающие данное явление:

– недопустимость дискриминации любой социальной группы;

– защита информационного поля от демонстрации агрессии (в том числе, и латентной) или критики;

– активное утверждение собственных прав и свобод через максимальную публичность;

– проявление солидарной позиции в отношении выявленного нарушения по принципу «эпидемии».

Итак, возвращаясь к вопросу, обозначенному нами в заглавии статьи «Культура виктимности: язык толерантности или дискриминации?», скажем, что однозначного ответа на данный вопрос пока дать невозможно. На сегодняшний день можно говорить о столкновении и процессов толерантности (когда осуществляется защита «жертв») и проявлений дискриминации как «чрезмерной защиты»: когда «нападающий» и «жертва» меняются местами. Какая из обозначенных тенденций победит – покажет время.

Школа Выживания Виталия Сундакова – “Добровольная” жертва. Понятие виктимности и виды “виктима” – www.sundakov.ru

Когда совершается какое- либо преступление против личности, всё наше негодование обращено к преступнику, и все сочувствие – к пострадавшему. И это правильно. Но существует вот какая любопытная статистика: психологи и криминалисты разных стран, проанализировав количество правонарушений за определенный период времени, пришли к выводу, что 70-90 процентов всех совершаемых преступлений в той или иной степени спровоцировала сама жертва. Так возникла целая наука, получившая название

виктимология или наука о психологии жертвы.

Известно несколько западных судебных процессов, на которых правонарушитель или совсем освобождался от ответственности, или отделывался легким наказанием именно потому, что жертва вела себя крайне виктимно, то есть она сама создала ситуацию, при которой среднестатистический нормальный человек просто не мог не совершить данного правонарушения. Элементов «виктима” в нашей повседневной жизни сколько угодно, начиная от легкого, как бы незаметного, и кончая грубейшими его проявлениями.

Давайте рассмотрим логическую цепочку углубления «виктима” от простого к сложному.

Вы со своим спутником подходите к краю пропасти. Многие, наверное, помнят желание напугать рядом стоящего, пошутить над ним. Но поскольку вы нормальный человек, и рядом с вами ваш товарищ, друг, вы только посмеетесь над нелепостью мысли, промелькнувшей на уровне подсознания. А теперь представьте, что на краю пропасти вы оказались с незнакомым человеком. “Виктим» чуть-чуть усилился. А если человек, стоящий рядом, вам неприятен, вы его не любите, ненавидите? При этом он в нетрезвом состоянии. А если человек для вас опасен? Это ваш конкурент или человек, который вас шантажирует, и в глубине души вы боитесь его. А если при этом никто не знает, где находитесь вы и ваш спутник? «Виктим» усиливается стремительно. У обочины дороги стоит ваш автомобиль, готовый в любой момент увезти вас в неизвестном направлении. Вокруг ни души, да при этом еще пошел дождь, который смоет все следы. Развивать углубленно виктимной ситуации можно до бреда, пока она не дойдет до той критической точки, когда человек не сможет не совершить преступления, потому что все в нем будет кричать: -“Это твой единственный и неповторимый шанс!”

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Как вы понимаете, речь сейчас идет о непреднамеренно совершенном деянии, просто так сложились обстоятельства. Когда человек сознательно и обдуманно совершает преступление, он часто но дожидается такого благополучного для себя стечения обстоятельств.

Эту простую схему мы нарисовали для того, чтобы наглядно показать закон развития виктимного поведения, и чтобы человек, зная эту закономерность, был способен контролировать и свое поведение, и поведение других людей в любой ситуации, приближенной к выше описанной.

Проявления виктимиости условно можно разделить на несколько видов. Рассмотрим некоторые из них.

Виктимность предметов

Мы ставим на полку вазу, при этом интуитивно отмечаем про собя неустойчивость ее положения. Мысленная тень беспокойства пришла и ушла, а через некоторое время мы, услышав звон разбившейся вазы, ругаем себя последними словами В данном случае виктимность проявляется в нашем неумении, нежелании, а точнее всего, в непривычки следовать нашей интуиции, внутреннему чутью к возможной неприятности, опасности и т.д.

Засохшие цветы на подоконнике и пересушенное белье на балконе. Обычный человек не обратит на это внимание, для “специалиста» же это первый признак того, что хозяева могут быть в отъезде. Об этом же говорит переполненный почтовый ящик.

Виктимной может быть ваша дверь, отличающаяся от других дорогой обивкой, визитная карточка, тисненая золотом и т.д.

Может быть виктимен ваш ребенок, отпущенный гулять во двор в дорогой одежде. Если родители могут так одевать своего, копающегося в песочнице и ползающего по земле ребенка, значит у них есть средства, возможно, немалые. Поразмыслив, вы сами можете привести целый список предметов, несущих виктимную информацию.

Виктимность жестов

Через проходную завода в день зарплаты выходит народ. Можно заметить, как некоторые люди время от времени начинают машинально ощупывать карман, тем самым указывая наиболее вероятное место хранения денег.

На пляже, чем тщательное вы прячете что-то в ваших вещах, украдкой оглядываясь вокруг, тем более виктимно вы себя ведете.

При проверке документов или при захвате террористами заложников у вас есть реальный шанс получить пулю на поражение, если вы совершите резкое движение или начнете копаться в карманах, в сумочке, чтобы достать лекарство, платок и т.д.

Прямой взгляд в глаза преступнику может привести к печальному результату. У животных, например, взгляд глаза в глаза означает вызов на поединок. Хотя в другом случае взгляд в глаза карманному вору, как правило, останавливает его действия и он тут же скрывается. Надо различать одни и то же виктимные жесты в различных ситуациях.

Еще одна разновидность в виктимологии – виктимность поведения. Начнем с “легкого”.

Вы в чужом городе. Спрашивая у первого встречного, как пройти, вы рассказываете, что в этом городе вы впервые, знакомых у вас нет и т.д. То же самое вы говорите у справочного бюро, выясняя нужный вам адрес, в то время как за вашей спиной стоит несколько человек. В данном случае вы выдаете виктимную информацию о себе. Не лучше ли избегать яркой демонстрации того, что вы приезжий, куря местные сигареты, имея в кармане местную газету и пользуясь при необходимости картой города?

Вы дарите дорогие подарки в присутствии посторонних людей. Расплачиваясь за покупку, откровенно демонстрируете крупную сумму денег в вашем бумажнике. Мысленно продолжите перечисление сами.

Элементы грубого “виктима”:

  • ключ в замке зажигания и включенный двигатель вашей машины, когда вы отходите даже на несколько минут;
  • открытая форточка на первом этаже или записка в дверях: -ключ под ковриком-;
  • шантаж своего любовника или любовницы;
  • пьяный гражданин в дорогой шапке и кожаном пальто;
  • одинокий инвалид или подросток с дорогой аппаратурой и т.д.;
  • недопустимый по грубости “виктим” – девушка в короткой юбке, с глубоким декольте, идущая через темный сквер,в котором слышны мужские голоса;
  • демонстрация вечером в транспорте дорогих украшений;
  • согласие пойти с незнакомым человеком на квартиру или в гостиницу послушать музыку и т.д.

В виктимологии существует такое понятие, как виктимное время года, и от времени года часто зависит спад или активизация совершения тех или иных правонарушений. Так, например, зимой – краж и грабежей, связанных с меховыми вещами больше, а вот изнасилований, наоборот, – меньше и т.д. Итак, виктимное время года, виктимные недели, дни, часы: если вы знаете это и предвидите ситуацию, то вы менее всего будете рисковать в наиболее вероятное по виктимности время.

Давайте рассмотрим, еще един случай на примере возможности ограбления вашей квартиры.

Любой «домушник” или, попросту говоря, квартирный вор, если он не новичок, никогда не полезет в первую попавшуюся квартиру. «Наводку” на конкретную квартиру мы не рассматриваем – то особый разговор.

Итак, какой район наиболее безопасен для грабителя? «Спальный», потому что, во- первых, он может быть новостройкой, люди плохо знают друг друга даже в собственном подъезде, а во-вторых, многие жители «спальных» районов часто работают на ближайшем предприятии в одну смену или в одно рабочее время и в определенные часы многих нет дома. Какие подъезды в доме наиболее опасны? Те, у которых нет дверей с кодовым замком или сломан код и из которых легко скрыться, крайние. Какой этаж? Первый – из-за форточки, последний – из-за наименьшего количества проходящих людей.

Вор неторопливо поднимается по лестнице и вдруг вздрагивает от телефонного звонка за дверью. Прислушивается.
Телефон продолжает звонить. Значит дома никого нет. Можно начинать «работать».

Лестничная площадка, на которой на двух дверях рядом есть «глазки”, а на двух противоположных – нет. Это также удобно для «работы». Три двери деревянные, а четвертая обита хорошим дермантином. Какую «брать»? Ясно. И так далее. Десятки других признаков.

Теперь давайте отбросим те признаки, которые вы изменить не можете. Вы, как правило, не можете выбрать район, дом, подъезд, этаж. Но вы же знаете, что перечисленное потенциально виктимно, значит, на оставшиеся моменты вы должны обратить особое внимание. Поставить на дверь кодовый замок в подъезде. Договориться с соседями и оббить все двери на этаже одинаковым материалом, одновременно вставив перекрестные «глазки». Если договориться с соседями по каким-то причинам нельзя, то по крайней мере сделайте так, чтобы ваша дверь не выделялась на фоне остальных. Телефон, находящийся у входной двери надо либо отключать, когда вы уходите, либо накрывать чем-нибудь, либо приглушить звук, включив, наоборот, радио. Если у ваших окон проходит водосточная труба, смажьте ее жиром, чтобы по ней к вам никто не мог залезть и т. д.

Знание законов виктимологии позволяет не только избежать различных опасностей, но эффективно использовать их и своих интересах.

Еще в древних летописях неоднократно указывалось на «хитрость» славян, когда они, отступая, бросали повозки с различным добром, и, когда противник начинал заниматься разграблением этих повозок, неожиданно появлялись со всех сторон. Пример манипулирования поведением своих врагов из современной жизни. Некая фирма, только что созданная, желая придать себе больший вес и значительность, начинает себя широко рекламировать в объявлениях, выпускать красочные рекламные проспекты, буклеты и т.д. Через некоторое время эта фирма оказывается ограбленной до основания, вплоть до карандашей и ручек. Потом выясняется, что там и брать было особенно нечего, но коль уж пришли, не уходить же совсем пустыми! А есть вполне процветающие фирмы, которые не хотят о себе широко заявлять, используя в своей работе различные скрытые рекламные каналы.

В первом случае налицо непременное тщеславие, не обеспеченное должными средствами защиты при полном незнании законов виктимологии, в другом, напротив, знание и умелое их использование в своих интересах.

Подведем итог всему вышеизложенному: чтобы овладеть наукой виктимологией, необходимо овладеть не такими уж сложными вещами – наблюдательностью, здравым смыслом, умением анализировать свои и чужие поступки, отдавать себе отчет о возможных последствиях тех или иных своих действий, уметь разбираться в информационном потоке, исключая возможность манипулирования вашими чувствами и поступками.

Виктимность и виктимизация на современном этапе

 



КРИМИНАЛИСТИКА
Абдулмуслимова Л.Г.

Статья посвящена некоторым актуальным вопросам виктимности и виктимизации, причинах, факторах влияющих на состояние на современном уровне.

Состояние виктимности является отражением состояния законности и она понимается как предрасположенность от­дельных людей стать жертвой преступления, а также неспо­собность общества и государства защитить своих граждан. В современной России виктимность стала одной из наиболее болезненных социальных проблем.

Одним из первых сформулировал понятие виктимно­сти Л.В. Франк. По его мнению, «под виктимностью следует понимать повышенную способность человека в силу ряда его духовных и физических качеств при определенных объектив­ных обстоятельствах становиться «мишенью» для преступных посягательств». Д.В. Ривман определяет виктимность как объ­ективно присущую человеку «предрасположенность» стать при определенных обстоятельствах жертвой преступления либо неспособность противостоять преступнику, определяе­мую совокупностью факторов, делающих эту неспособность объективной (независящей от жертвы) или оставляющих ее на уровне субъективного «нежелания или неумения».

Если с понятием «виктимность» связывают повышенную способность («предрасподложенность») лица оказаться при определенных обстоятельствах жертвой преступления, то тер­мином «виктимизация» пользуются для обозначения процес­са такого превращения, конечного и совокупного результата такого процесса, причем как на единичном, так и на массовом уровне. Несколько иначе трактует виктимизацию З.А. Астемиров, который пишет, что «виктимизация — это процесс ста­новления отдельных лиц и людских сообществ жертвами пре­ступлений, вернее, приобретения ими виктимных качеств».

Виктимизация выступает как составная часть преступно­сти, имеющая свои специфические параметры и качественные характеристики, в силу которых эти категории не являются совпадающими. Виктимизация отличается от преступности тем, что представляет собой совокупность процессов становле­ния жертвами. Фаргиев И.А. отмечает, что «в первую очередь в предмет исследования криминологической виктимологии входят: морально-психологические и социальные характери­стики потерпевших; отношения, связывающие преступника и потерпевшего; ситуации, которые предшествуют преступлению, ситуации в процессе совершения преступления и ситу­ации после совершения преступления».

В ее предмет входит и массовая уязвимость, уязвимость отдельных социальных, профессиональных и других групп. Для того, что решать научные, а главное, практические задачи, необходимо знать: каков удельный вес потерпевших в общей массе населения; удельный вес отдельных групп населения в массе потерпевших; от каких преступлений и в каких отноше­ниях оказываются потерпевшими различные категории физи­ческих и юридических лиц.

Значение виктимологии исключительно велико, она по­зволяет ответить на совокупность вопросов, которые имеет важное практическое значение. К числу этих вопросов отно­сятся: роль потерпевшего в механизме преступления; крими­нологическое значение отношения между жертвой и преступ­ником; зависимость общественной опасности преступника от степени уязвимости жертвы (потерпевшего), свойства лично­сти, способствующие формированию жертвы преступления.

Понятие виктимизации в криминологической литерату­ре чаще всего связывают с размахом преступности и ее послед­ствиями, причем с основным акцентом на количественную сторону этого явления.

В своей статье «Типологии жертв преступлений» Будя- кова Т.П. полагает, что «в виктимологии уже давно созрели все предпосылки для создания концепций среднетипичной и особенной жертвы. Эти концепции не должны основываться на статических признаках, а базироваться на содержательном анализе личностей жертв преступлений и в качестве исходно­го ориентира иметь стандарт «среднего человека».

На наш взгляд, следует исходить из того, что виктими­зация и криминализация являются парными, в социальном плане тесно связанными криминологическими категориями, означающими разные уровни и перспективы десоциализации — превращения лица в преступника или, наоборот, в жертву преступления. При этом виктимизация является составной частью, хотя и специфической частью процесса криминали­зации общества.

В качестве результатов преступлений, совершенных на определенной территории, в виктимологии анализируются данные о видах преступлений, о лицах, которым был причинен вред, месте, времени, способе преступлений и других ха­рактеристиках процесса виктимизации.

Для виктимологического анализа, например, убийства и причинения тяжкого вреда здоровью человека и их соотноше­нием с иными отклоняющегося поведения представляет инте­рес понятие первичной виктимизации.

Для более полного представления о виктимизации от убийства и причинения вреда здоровью человека необходимо решить вопрос о создании системы учета и статистики жертв преступлений в государственной отчетности правоохрани­тельных органов.

Виктимизация у разных категорий потерпевших прояв­ляется по разному, но всегда связана с личностью, с ее свой­ствами и условиями формирования.

Виктимизация чаще всего проявляется у женщин и не­совершеннолетних, когда лицо уже однажды (быть может дважды, несколько раз) находилось на грани того, что могло быть убито, причем в силу именно своего неправильного пове­дения, вновь ведет себя виктимно. Чаще всего это бывает при азартных играх, делении краденного, невозвращении долга и т.п. Такая виктимизация относительно редка, что касается убийств, то она проявляется не более чем в 15% случаев. Хо­телось бы указать также: при многократной виктимизации риск стать жертвой преступления от случая к случаю посто­янно возрастает, а виктимное поведение приобретает особую устойчивость.

Повышенная виктимизация, как нами установлено, это уже стиль поведения, образ жизни, когда для «потенциальных потерпевших» от убийств характерны постоянные конфлик­ты, придирчивость, искажение, межличностные отношения, грубость и т.д. Такой виктимизации обладают повышенной притягательностью для лиц, совершающих убийства, прости­тутки, картежники, пьяницы, наркоманы, лица с сексуальны­ми патологиями, иными нервно-психическими заболевани­ями (в рамках вменяемости), бродяги, воры, хулиганы и т.д. Они уязвимы для преступников еще и потому, что втягивают­ся в острые виктимные ситуации, для них же характерна про­должительная близость к преступному лицу. Относительно убийств повышенная виктимизация проявляется примерно в 55% случаев. Виктимизация, которая тесно связана с отноше­ниями «убийца-жертва», проявляет себя крайне слабо или не обнаруживается вовсе, составляет всего 20%. Эти формы вик­тимизации особенно тесно связаны с убийствами. По данным статистики около 70% убийств совершается в результате агрес- сивно-провоцирующей виктимизации.

Среди факторов, формирующих виктимность от убий­ства и причинения вреда здоровью, особенно следует выделить характер взаимоотношений между жертвой и преступником. Взаимоотношения между будущим преступником и буду­щим потерпевшим по своему характеру могут быть самыми различными: от хороших либо безразличных, нейтральных до неприязненных, откровенно враждебных.

Само предположение о возможности стать жертвой пре­ступности, приводят к страху перед ней, который возрастает при осознании своей уязвимости от насильственного престу­пления. В нагнетании страха перед преступностью играют свою роль средства массовой информации. Действительно, в последние годы СМИ освещают проблемы преступности и социально-отклоняющего поведения далеко не всегда объек­тивно. В своих стремлениях первыми обнаружить сенсацию масс-медиа представляют вниманию населения информацию полную ужаса и зачастую далекую от реальной действитель­ности. На этом фоне не удивительно, что в обществе растет страх перед преступностью.

Итак, сравнение полученных данных о виктимизации за последние годы позволяют сделать следующие выводы:

1. Атмосфера страха является существенным элементом анализа криминологической ситуации на разных уровнях, а также связанной с совершением конкретного преступления, его последствиями, поэтому рассматривалась как категория не только психилогическая, но и виктимологическая, имею­щая важное значение для организации виктимологической профилактики.

2. В обществе обозначается тенденция роста страха стать жертвой преступления. В определенной мере ответственность за это лежит на средствах массовой информации.

3. Проблема безопасности защиты от преступных посяга­тельств волнует людей не меньше чем инфляция, безработица безработица и рост цен.

4. Страх перед преступностью также следует рассматри­вать на фоне общего уровня жизни людей, который харак­теризуется опасением и чувством неуверенности по поводу потери (отсутствия) работы, ситуации в семье, финансовой безопасности, напряжением международной обстановки.


КРИМИНАЛИСТИКА

видов виктимизации | Тихоокеанский университет

Кто жертва?

Жертва — это лицо, которому причинен прямой или угрожающий физический, эмоциональный или финансовый вред в результате действия кого-либо другого, которое является преступлением.

Типы виктимизации

(щелкните термин, чтобы просмотреть определение)

Сексуальные проступки — это общий термин, который включает в себя любые сексуальные действия без согласия, которые совершаются с применением силы или страха, а также с умственной или физической недееспособностью, в том числе посредством употребления алкоголя или наркотиков.Сексуальные проступки могут различаться по степени тяжести и включают в себя различные виды поведения, включая изнасилование, предусмотренное законом изнасилование (сексуальный контакт с лицом моложе 18 лет), сексуальные прикосновения, сексуальную эксплуатацию, сексуальные домогательства и поведение, предполагающее попытку совершения любого из вышеупомянутые акты.

При вступлении в какие-либо сексуальные действия необходимо дать четкое согласие.

Изнасилование — Изнасилование — это сексуальное проникновение (пусть даже незначительное) во влагалище, рот или прямую кишку жертвы без согласия.Изнасилование предполагает проникновение с (а) применением силы / страха или угрозы силой / страхом; или (b) с лицом, которое иным образом неспособно дать согласие, включая ситуации, когда человек находится под воздействием алкоголя или наркотиков, и об этом условии было или должно было быть известно обвиняемому.

Сексуальное прикосновение — Сексуальное прикосновение, также известное как сексуальная батарея, представляет собой акт установления нежелательного и сексуально оскорбительного контакта (в одежде или без одежды) с интимной частью тела другого человека или действие, которое вызывает немедленное опасение, что сексуальное прикосновение произойдет .Интимные части тела включают половые органы, анус, пах, грудь или ягодицы любого человека. Сексуальные прикосновения включают ситуации, в которых обвиняемый вступает в описанные контакты с лицом, неспособным дать согласие.

Сексуальная эксплуатация — Сексуальная эксплуатация — это использование несогласного лица или ситуации для личной выгоды или удовлетворения или в интересах кого-либо, кроме предполагаемой жертвы; и такое поведение не является изнасилованием, сексуальными прикосновениями или сексуальными домогательствами.Сексуальная эксплуатация включает, но не ограничивается:

Сексуальные домогательства — Сексуальные домогательства — это любое нежелательное сексуальное поведение или поведение, создающее устрашающую, враждебную или оскорбительную рабочую или образовательную среду. Полный список запрещенного поведения можно найти в Tiger Lore.

Преследование — Преследование запрещено. Это умышленное, злонамеренное и неоднократное преследование человека или оскорбительное поведение в отношении другого человека, вызывающее у него разумный страх за его или ее личную безопасность или безопасность его или ее семьи.Это включает использование заметок, почты, подарков, коммуникационных технологий (например, голосовой почты, текстовых сообщений, Интернета и социальных сетей — использование любых электронных или телекоммуникационных средств также известно как кибер-преследование) для преследования или передачи угрозы. Это правонарушение также может рассматриваться как один из видов сексуального проступка в определенных ситуациях.

Physical Assault / Battery — Физическое нападение или нанесение побоев запрещено. Это прикосновение к человеку или нанесение ему ударов против его воли или угроза применения насилия в отношении этого человека.

Свидания / Отношения / Домашнее насилие — Свидания / Отношения / Домашнее насилие запрещено. Этот тип насилия может быть эмоциональным, словесным, физическим и / или сексуальным насилием со стороны интимного партнера, членов семьи или сторон в отношениях на свидании.

Кража — Кража — это незаконное и несанкционированное изъятие любого личного имущества для личного пользования.

Угроза вреда — Передача угроз, которые приводят или могут привести к причинению вреда любому человеку умышленными и преднамеренными средствами, запрещены.

По вопросам других видов преступлений обращайтесь в Департамент общественной безопасности по телефону 209.946.2537.

1996 Национальная академия помощи жертвам

1996 Национальная академия помощи жертвам

Глава 3

Теоретические перспективы виктимологии

и критические исследования

Аннотация: Это глава предоставит информацию об эволюции понятие «жертва» и изучение виктимологии.Виктимология — термин, впервые использованный для обозначения специальности в области криминологии. В последнее время виктимология охватила широкий спектр профессиональных дисциплин по работе с потерпевшими. В оригинале форма, виктимология изучила характеристики жертв и то, как они «способствовали» своей виктимизации. Возникновение движения за права жертв преступлений повлияли на сферу виктимологии и характер исследования. Текущее исследование помогло выявить факторы риска, связанные с виктимизацией, без обвиняемых жертв.

Цели обучения: По завершении этой главы студенты поймут следующие концепции:

1. Определение понятия «жертва».

2. Исследования, создавшие область виктимологии.

3. Эволюция виктимологии.

4. Факторы высокого риска, связанные с вероятностью виктимизации.

Обзор виктимологии

Концепция жертвы

Концепция жертвы восходит к древним культурам и цивилизациям.Его первоначальное значение уходило корнями в жертвоприношение — лишение жизни человека или животного ради удовлетворения божества. (Кармен, 1990)

С течением веков слово жертва приобрело дополнительное значение. значения, чтобы включить любого человека, который получил травму, потеря или лишения по любой причине.

Сегодня слово жертва используется во многих контекстах и трактуется широко. Слово «жертва» — не редкость. в сочетании с широким спектром человеческого опыта: жертвы рака, жертвы холокоста, жертвы несчастных случаев, жертвы несправедливости, урагана потерпевшие, жертвы преступлений и другие.Каждый из них вызывает в воображении визуальные образы страдания, опустошения и часто индивидуального героизма или стойкость перед лицом мощных разрушительных сил. (Кармен, 1990)

Одна общая черта стала применяться практически ко всем видам использования Термин жертва : Человек получил травму и вред силами вне его или ее контроля, а не его или ее личных обязанность.

Частое и разнообразное употребление термина «жертва» — как в разговоре, так и в печати — изменил образ людей думайте о жертвах сегодня.Текущие значения этого слова расширяются далеко за пределами исторического смысла.

Обзор определений «жертвы», перечисленных в Словарь американского наследия, иллюстрирует широту принятого значение термина «жертва»:

1) Человек, казненный, подвергнутый пыткам или страданиям. другим.

2) Живое существо, убитое и принесенное в жертву божеству или как часть религиозного жертвоприношения.

3) Лицо, которому причинен вред или которого заставили пострадать в результате действия, обстоятельства, обстоятельство, учреждение или условие: жертвы войны.

4) Лицо, получившее травму, утрату или смерть в результате добровольное обязательство: жертва собственных интриг.

5) лицо, которого обманули, обманули или использовали в своих интересах; а дурак.

Таким образом, жертва может быть невиновной, убитой, обманутой или кто-то, чьи страдания вызваны его собственными интригами или бездарность.Неудивительно, что общество запуталось в как положительно или отрицательно относиться к некоторым жертвам.

Термин «жертва преступления» использовался для обозначения человека, группы или люди, или организации, которые понесли травмы или убытки из-за незаконной деятельности. Вред может быть физическим, психологическим, или экономический. По определению сюда входят жертвы мошенничества или финансовые схемы, предприятия или даже правительство. В налоговой или случаев мошенничества с Medicaid, жертвой является правительство, а потеря доходов в конечном итоге ощущается честными гражданами, которые покорно выполнять свои обязанности.

Для целей защиты прав и услуг жертв преступлений правовая определение «жертвы» обычно включает следующее:

  • Лицо, пострадавшее напрямую или под угрозой физического, моральный или материальный вред в результате совершения преступность, в том числе:

A. В случае недееспособности потерпевшего моложе 18 лет, недееспособным или умершим, одно из следующих (в порядке предпочтение): супруг (а); законный опекун; родитель; ребенок; а брат или сестра; другой член семьи; или другое лицо, назначенное суд; и

Б.В случае, если жертва является институциональным лицом, или уполномоченный представитель юридического лица.

Движение жертв преступлений сосредоточило наибольшее внимание на потребности жертв насильственных преступлений. В этих случаях терминология вышла за рамки «потерпевших от основных преступлений» и стала включать «жертвы вторичного преступления», которым также причинен вред из первых рук, например, интимные партнеры или другие значимые жертвы изнасилования или дети избитой женщины.

Некоторые люди, пострадавшие от преступления, чувствуют, что самоопределение как «жертва» имеет негативный оттенок, и выберите вместо этого определять себя как «оставшихся в живых». Это очень личный выбор, который может сделать только человек жертвой, а не каким-либо другим лицом. Термин «оставшийся в живых» также имеет множество значений в обществе, например оставшийся в живых после преступления, «пособия по выживанию». Еще неизвестно, будет ли это терминология для жертв преступлений выдержит.

Кто жертва?

Внимание СМИ к нескольким громким делам за последние годы затуманил вопрос «кто жертва?» Например, случаи, когда жертва сталкивается с антагонистами, в результате в суде «потерпевшего» и усложняет разграничение потерпевшего и правонарушителя, т.е. «линчеватель метро», человек, застреливший четырех подростков из нелицензированный револьвер в поезде метро, ​​когда он боялся, что быть ограбленным.Как сообщается, он чувствовал себя жертвой ограбление и применил оружие к предполагаемым преступникам, чтобы «защищаться». «Будущая жертва» был осужден за покушение на убийство, нападение и безрассудную угрозу. Для некоторых он был / был жертвой, защищающей себя; другим, он беззаботный боевик, который, как сообщается, остро отреагировал на неточно воспринимаемая угроза. (Джонсон, 1986; Салливан, 1989; Кармен, 1990)

Одной из первых книг, целиком посвященных жертвам преступлений, была Книга жертв преступлений (Бард и Сангрей, 1979), рассмотрел вопрос «кто жертва?» Бард и Сангри попытался нарисовать портрет жертв преступления, заявив, что что:

«Каждая жертва личного преступления сталкивается с жестоким реальность: умышленное насилие над одним человеком другим.Преступлением может быть убийство или изнасилование, грабеж или кража со взломом, кража автомобиля, кража в кармане или кража кошелька — но основная внутренняя травма остается прежней. Жертвы имеют подверглись нападению — эмоциональному, а иногда и физическому — со стороны хищник, потрясший мир до основания ».

Последние изменения

«Защита потерпевших» недавно появилась в случаях отцеубийство и убийство обидчиков со стороны супругов, подвергшихся насилию, и также служил для размытия ранее сформулированных различий между жертвы и правонарушители.Защитники женщин, подвергшихся побоям, были среди первыми, кто осознает проблему и продвигает «потрепанные» женский синдром «защита для защиты женщин, которые убили или серьезно травмировал супруга или партнера после долгих лет физических нагрузок, эмоциональное и / или сексуальное насилие. Адвокаты, защищающие детей или молодые люди, которых обвиняют в убийстве родителей, также нарисовали на теории посттравматического стрессового расстройства, чтобы объяснить причина несчастного случая со смертельным исходом. Такие случаи широко и энергично обсуждались. обсуждаются адвокатами потерпевших и специалистами в области уголовного правосудия.Интенсивное внимание средств массовой информации к некоторым из этих «высокопоставленных» дела повлияли на общественное мнение и посеяли путаницу в кто на самом деле является «жертвой», а кто «жертвой». Появление явно перекрывающихся ярлыков (жертва и обидчик) подчеркивает необходимость научного подхода к изучению виктимология.

Исследование виктимологии

Эндрю Кармен, написавший исчерпывающий текст по виктимологии под названием . Жертвы преступлений: Введение в виктимологию в 1990 г., в целом определил виктимологию:

«Научное исследование виктимизации, включая взаимоотношения между потерпевшими и правонарушителями, взаимодействие между жертвами и система уголовного правосудия, то есть полиция и суды, и сотрудников исправительных учреждений — и связи между жертвами и другие социальные группы и институты, такие как СМИ, предприятия и общественные движения.»

Поскольку виктимология возникла из исследования преступности, некоторые говорят, что виктимология — это исследование преступности (а не виктимизации) с точки зрения жертвы. (Роберсон, 1994)

История виктимологии

Научное изучение виктимологии восходит к 1940-е и 1950-е годы. А до тех пор основное внимание уделяется исследованиям и академический анализ в области криминологии был на криминальном преступники и преступные действия, а не жертвы.Два криминолога, Мендельсон и фон Хентиг начали изучать вторую половину Диада преступник / жертва: жертва. Теперь они считаются «отцы изучения виктимологии». (Роберсон, 1994) `

В своих попытках понять преступность эти новые «виктимологи» начали изучать поведение и уязвимости жертв, такие как сопротивление жертв изнасилования и характеристики видов людей, ставших жертвами преступлений, особенно жертв убийств.

В ходе своей юридической практики Мендельсон взял интервью у своего клиенты для получения информации о преступлении и потерпевшем. Он рассматривал жертву как один из многих факторов преступника. дело. Его анализ информации о жертвах привел его к теоретическим выводам. что жертвы обладают «бессознательной склонностью к жертвам». (Роберсон, 1994)

Фон Хентиг изучал преступления и жертв в 1940-х годах, а Стивен Позже Шаффер опубликовал Преступник и его жертва .Их анализ убийства сосредоточен на типах людей, которые наиболее вероятно быть жертвами убийства. Наиболее вероятный тип жертвы Фон Хентиг идентифицировал себя как «депрессивный тип», которого видели как легкая цель, беспечная и ничего не подозревающая. Жадный тип «был замечен как легко обманутый, потому что его или ее мотивация ради легкости снижает его или ее естественную склонность к подозрительности. «Развратный тип» особенно уязвим к стрессам. которые происходят в определенный период времени в жизненном цикле, например несовершеннолетние жертвы.Последним типом фон Хентига был «мучитель», жертва нападения со стороны объекта жестокого обращения, например избитая женщина. (Роберсон, 1994)

Работа фон Хентига послужила основой для анализа склонности к жертвам это все еще очевидно в современной литературе. Исследование Вольфганга последовали этому примеру и позже предположили, что «многие жертвы осаждали на самом деле убийства были вызваны бессознательным желанием жертвы совершить самоубийство.»(Роберсон, 1994)

Если смотреть с точки зрения криминологии, виктимология изначально посвятил много своей энергии изучению того, как жертвы вносят свой вклад — сознательно или неосознанно — к собственной виктимизации и потенциальные способы разделения ответственности с правонарушителями за конкретные преступления.

Глава вторая учебной программы Национальной академии помощи жертвам, История движения жертв , обсуждает возникновение и рост движения за права жертв преступлений в 1960-е годы, 1970-е и 1980-е годы.Движение жертв преступлений увеличилось. социальное и политическое внимание к плохому обращению с преступностью жертвами системы уголовного правосудия и оспаривали обращение жертв системой уголовного правосудия.

Негативные эффекты «обвинения жертвы» были ключевой участник борьбы за улучшение обращения с жертвами преступлений. Изучение способов, которыми жертвы «вносят свой вклад» в их собственная виктимизация рассматривалась (и продолжает рассматриваться) жертвами и защитников жертв как неприемлемые, так и деструктивные.

Поскольку услуги и права потерпевших от преступлений расширились на последние два десятилетия практики и политики искал исследования, чтобы обеспечить более научную основу для дизайн и доставка услуг.

Более поздние направления исследований виктимологии включают:

  • Как относятся к различным компонентам системы уголовного правосудия жертвы;
  • Последствия виктимизации; и
  • Эффективность определенных вмешательств с жертвами преступлений.

Обширные качественные и количественные исследования природы и объем услуг для потерпевших от преступлений был проведен и опубликован. Исследования об эффективности вмешательств с жертвами преступлений тоже было сделано. Кроме того, споры о масштабах и направленность виктимологии развивается и проявляется в контрастирующие темы исследований, которые можно найти в различных журналы виктимологии.

Социальное влияние

В тот же период на общественное мнение повлиял взрыв. внимания СМИ к проблемам преступности и виктимизации.Газета заголовки и телевизионные новости наводнили граждан бесконечные отчеты о насильственных преступлениях и их жертвах. (Кармен, 1990)

Хотя «обвинение жертвы» было настойчивой защитой многие используют для борьбы с растущим страхом перед преступностью, деликатные изображения в средствах массовой информации рассказы отдельных жертв преступлений сделали опыт более реален. Кроме того, уровень преступности достиг такие высокие уровни, что немногие остались незамеченными преступностью.Казалось бы случайный характер все более серьезных преступлений, а также увеличивающийся чувство уязвимости вызывает у большинства американцев страх преступления.

Кроме того, американское движение за закон и порядок продолжал пересекаться с движением по укреплению правового статуса и улучшить обращение с жертвами преступлений. Реформаторы уголовного правосудия добиваться большей ответственности правонарушителей за счет ужесточения приговоров нашел союзников среди откровенных жертв насильственных преступлений и политиков кто осознал озабоченность общественности преступностью и ее последствиями.Комбинация принесла большую политическую поддержку преступности. законодательство о правах потерпевших и увеличенное финансирование жертв преступлений Сервисы. (Кармен, 1990)

Пример тщательного совмещения этих двух движений может быть замеченным во многих законах, принятых на государственном и национальном уровне которые санкционировали использование уголовных штрафов, пени и конфискация облигаций для финансирования создания или расширения прямых услуги для жертв преступлений.

Кто являются жертвами насильственных преступлений в Америке?

Последние данные о пожизненной вероятности виктимизации от преступлений подтверждают представление о том, что никто, живущий в Америке, полностью не свободен от риск стать жертвой преступления.В то время как преступление связано с жертвой исследования 40 и 50 лет назад изучили характеристики жертвы, многие из них подошли к проблеме с точки зрения «совместной ответственности», вот как жертвы преступлений были отчасти «ответственны» за свои преследования. В последние десятилетия парадигма изменилась. Изучение характеристики жертв преступлений, как правило, сосредоточены на выявлении факторы риска, чтобы лучше понять явления, без возложение вины на жертв.Информация о риске виктимизация использовалась для развития предупреждения преступности и правоприменения стратегии.

Исследования показывают, что существует множество индивидуальных, ситуативных, и факторы на уровне сообщества, которые увеличивают риск криминальной виктимизации (подробный обзор см. в Sampson & Lauritsen, 1994).

Примечание: Следующий материал взят из главы книги Хэнсона, Килпатрика, Фальсетто и Резника (в печати).

Демографические характеристики

Риск стать жертвой преступления зависит от демографических факторов. такие переменные, как:

  • Пол
  • Возраст
  • Гонка
  • Социально-экономический класс

(Бахман, 1994; Бюро статистики юстиции, 1992; Униформа ФБР. Отчеты о преступлениях , 1992; Хэнсон, Фриди, Килпатрик и Сондерс, 1993; Килпатрик, Сеймур и Бойл, 1991; Бреслау, Дэвис, Андрески, и Петерсон, 1991; Килпатрик, Резник, Сондерс и Бест, в прессе; Норрис, 1992; Адлер и др., 1994; Рейсс и Рот, 1993; Розенберг и Мерси, 1991).

Пол

За исключением сексуальных посягательств и домашнего насилия, мужчины риск нападения выше, чем у женщин (Gelles & Straus, 1988; Hanson et al., 1993; Норрис, 1992).

Пожизненный риск убийства у мужчин в три-четыре раза выше чем женщины (Bureau of Justice Statistics, 1992).

Возраст

Подростки чаще подвергаются нападениям, чем молодые. взрослые или пожилые американцы (Bureau of Justice Statistics, 1992; Hanson et al., 1993; Килпатрик, Эдмундс и Сеймур, 1992; Килпатрик и др., В печати; Рейсс и Рот, 1993; Уитакер И Bastian, 1991).

Данные национального обследования жертв преступлений указывают на то, что что у детей от 12 до 19 лет в два-три раза больше шансов, чем у детей в возрасте от 12 до 19 лет. более 20 человек ежегодно становятся жертвами личных преступлений (Уитакер И Bastian, 1991).

Данные Национального исследования женщин показывают, что 62% всех случаев насильственного изнасилования произошло, когда жертва находилась под 18 лет (Килпатрик и др., 1992).

Гонка

Расовые и этнические меньшинства чаще подвергаются нападениям, чем другие американцы ( FBI Uniform Crime Report , 1992; Hanson et al., 1993; Килпатрик и др., 1991; Рейсс и Рот, 1993).

В 1990 году афроамериканцы были в шесть раз чаще, чем белые. Американцы должны стать жертвами убийств (FBI Uniform Crime Report, 1992). Уровень насильственных нападений примерно в два раза выше среди африканцев. и латиноамериканцев по сравнению с белыми американцами (Reiss & Рот, 1993).

Килпатрик и др. (1991) обнаружили, что афроамериканцы (28%) и Американцы латиноамериканского происхождения (30%) были значительно чаще, чем белые Американцы (19%) когда-либо были жестокими жертвами преступлений.

Социально-экономический класс

Насилие непропорционально затрагивает лиц из более низкого социально-экономического положения. классы (Бюро переписи населения США, 1991 г.). Семейный доход связан к уровню насилия и виктимизации с семьями с более низким доходом с более высоким риском, чем люди из групп с более высоким доходом (Рейсс И Рот, 1993).

  • Например, в 1988 году риск виктимизации был в 2,5 раза больше для семей с самым низким доходом (менее 7500 долларов США) по сравнению с тем, у кого самый высокий (50 000 долларов и более) (Reiss & Roth, 1993).

Используя лонгитюдные данные из Национального исследования женщин , Килпатрик и др. (В печати) обнаружили, что женщины, ведущие домашнее хозяйство доход менее 10 000 долларов имел шансы в 1,8 раза выше, чем с доходом 10 000 долларов и более от изнасилования или при отягчающих обстоятельствах жертва нападения в течение двухлетнего периода наблюдения.Бедность увеличилась риск нападения даже после учета последствий предыдущая виктимизация и поиск сенсаций.

Однако в некоторых других исследованиях сообщается, что семейный доход меньше. важный показатель виктимизации, чем пол, возраст или этническая принадлежность (Рейсс и Рот, 1993).

Интерпретация данных демографических характеристик

Некоторые из противоречивых выводов о демографических характеристиках поскольку факторы риска насильственных преступлений связаны с методологическими вариации в разных исследованиях.Еще одна причина противоречивых выводов состоит в том, что многие демографические переменные смешаны. То есть они настолько взаимосвязаны, что затрудняют разделение из их относительного вклада.

Демографические переменные возраста, пола и расового статуса имеют тенденцию следует путать с доходом: молодые люди, как правило, беднее, чем взрослые люди; женщины, как правило, имеют меньший доход, чем мужчины; и афроамериканцы как правило, имеют меньший доход, чем белые американцы.

Повторяющаяся виктимизация и цикл насилия

До недавнего времени мало кто оценивал степень которых многие люди стали жертвами преступлений не раз, а несколько раз в течение жизни. Было достаточно понимания того, как повторная виктимизация увеличивает риск и сложность психологической травмы, связанной с преступлением. Мы также не поняли степень, в которой виктимизация увеличивает риск дальнейшей виктимизации и / или насильственного поведения жертвы.

Несколько исследований показывают, что значительная часть жертв преступлений подвергался виктимизации более одного раза, и что история виктимизации увеличивает риск последующего насильственного нападения (например, Килпатрик и др., в печати; Косс и Динеро, 1989; Резник, Килпатрик, Дански, Сондерс и Бест, 1993; Килпатрик и др., 1992; Reiss И Рот, 1993; Вятт, Гатри и Нотграсс, 1992; Завиц, 1983).

Другие исследования показывают, что риск развития посттравматического стрессового расстройства и психоактивных веществ Проблемы использования / злоупотребления выше среди повторных жертв насильственного нападения чем среди тех, кто пережил только одно насильственное нападение (е.г., Килпатрик и др., в печати; Breslau et al., В печати; Килпатрик, Резник, Сондерс, Бест и Эпштейн, 1994).

Есть и другие свидетельства того, что история виктимизации молодежи увеличивает риск участия в делинквентных сверстниках и последующего делинквентное поведение (Ageton, 1983; Dembo et al., 1992; Straus, 1984; Видом, 1989, 1992).

Некоторые исследования показывают, что участие в делинквентах или девиантных сверстники увеличивают риск виктимизации (например,г., Агетон, 1983), и что употребление психоактивных веществ также увеличивает риск виктимизации (например, Килпатрик и др., 1994; Коттлер, Комптон, Магер, Шпицнагель, и Янка, 1992).

Другое направление исследований показало, что история жестокого обращения с детьми и пренебрежение увеличивает риск преступного поведения в детстве подросткового возраста и быть арестованным за нападение с применением насилия в качестве взрослый (например, Widom, 1989, 1994).

Это новое знание о повторной виктимизации и цикле насилие имеет несколько последствий для надлежащего психического здоровья Консультации для жертв преступлений:

  • Специалисты в области психического здоровья должны включать профилактику преступности и профилактика токсикомании в их работе с жертвами, чтобы уменьшить риск того, что новые проблемы виктимизации или злоупотребления психоактивными веществами будут происходят (е.г., Килпатрик и др., в печати; Килпатрик и др., 1994).
  • Специалисты в области психического здоровья не должны предполагать, что преступление они лечат только пострадавших. Это требует тщательного изучения истории виктимизации от преступлений.
  • Предоставление жертвам эффективных консультаций по психическому здоровью может быть эффективным способом снизить риск будущей виктимизации, употребление / злоупотребление психоактивными веществами, преступность и агрессивное поведение.

Жилой район

Место, где живет человек, влияет на риск стать жертва насильственного преступления. Рейсс и Рот (1993) сообщают, что насильственные уровень преступности увеличивался в зависимости от размера сообщества. Например, уровень насильственных преступлений составил 359 на 100 000 жителей городов менее 10 000 человек; но 2243 человека на 100000 в городах с населением более миллиона означает рост в семь раз.(Рейсс И Рот, 1993; п. 79). Данные, включая незарегистрированные преступления от Национальное обследование жертв преступлений (NCVS) также указывает что уровень насильственных преступлений наиболее высок в центральных городах, несколько ниже в пригородных районах и ниже в сельской местности (Бюро Статистика правосудия, 1992 г.). UCR и NCVS лучше измерение уличной преступности, чем измерение совершенных насильственных преступлений знакомыми или партнерами. Таким образом, предположение о том, что увеличенное риск насильственного нападения, связанный с жилым помещением, в большинстве скорее всего, является результатом нападений незнакомцев, не обязательно в результате атак членами семьи или другими близкими, зависит от ограничений измерительного прибора.

Воздействие потенциальных нападавших

Никакое насильственное нападение не может произойти, если нападавший не имеет доступа к потенциальная жертва. Кто-то мог иметь каждые раньше обсудили фактор риска насильственного нападения и быть в полной безопасности от нападения, если к нему не приблизился нападавший.

Известная теория, пытающаяся предсказать риск криминальной виктимизации теория рутинных действий .По описанию Лауба (1990), риск виктимизации связан с образом жизни человека, поведение и рутинные действия. В свою очередь, образ жизни и распорядок деятельность обычно связана с демографическими характеристиками (например, возраст и семейное положение) и другие личные характеристики.

Если образ жизни или рутинные занятия человека ставят его или ее в частом контакте с потенциальными противниками, то они больше могут подвергнуться нападению, чем если бы их повседневная деятельность и образ жизни не доводите их до столь частого контакта с хищными особями.

Например, у молодых мужчин более высокий уровень агрессивного поведения. чем в любой другой возрастной группе (Reiss & Roth, 1993; Rosenberg И Милосердие, 1991). Таким образом, те, у кого повседневная деятельность или образ жизни вовлекать значительный контакт с молодыми людьми; уровень виктимизации. Точно так же люди, состоящие в браке, никогда не выходят из дома после наступления темноты и никогда не выходят на публику транспорт должен иметь ограниченный контакт с молодыми людьми, и поэтому снизился риск нападения.

Хотя некоторые утверждали, что теория рутинной деятельности имеет существенные в эмпирической литературе (Laub, 1990; Gottfredson, 1981), большинство данных о виктимизации от преступлений, которые используются для оценки Риск нападения измерять нападение незнакомца намного лучше, чем напарника или нападения знакомых. Таким образом, теория, вероятно, намного больше относится к нападениям со стороны незнакомцев, чем к другим нападениям.

Почему система уголовного правосудия Заботиться о преступлениях, связанных с потерпевшими от преступлений Психологическая травма?

Психологическая травма, связанная с преступлением, снижает способность и / или готовность многих жертв преступлений сотрудничать с преступником система правосудия.

Целевая группа президента утверждала, что с жертвами нужно обращаться лучше системой уголовного правосудия, потому что она не может его миссия без сотрудничества жертв. На каждом ключевом этапе процесса системы уголовного правосудия — от размышлений о создании заявление в полицию для участия в слушании по делу об условно-досрочном освобождении — взаимодействия может вызывать стресс у жертв и часто усугубляет преступления, связанные с преступностью. психологическая травма.

Жертвы, из-за страха перед преступлением которых они не хотят сообщать преступления в полицию или тех, кто слишком напуган, чтобы давать показания, эффективно сделать невозможным для системы уголовного правосудия выполнение его миссия.Таким образом, важно понимать:

  • Проблемы психического здоровья потерпевших, связанные с преступностью.
  • Какие аспекты процесса системы уголовного правосудия вызывают стресс? жертвам.
  • Что можно сделать, чтобы помочь потерпевшим в связи с преступлениями проблемы с психическим здоровьем.
  • Что можно сделать, чтобы помочь потерпевшим справиться с уголовным правосудием системный стресс.

Эффективное партнерство между системой уголовного правосудия, жертва вспомогательный персонал и обученные специалисты в области психического здоровья может помочь жертвам с психологической травмой, связанной с преступлением, и с стресс, связанный с системой уголовного правосудия.Помогая жертвам пройти такое партнерство, система уголовного правосудия тоже помогает себе становятся более эффективными в сдерживании и сокращении преступности.

Как отметили Килпатрик и Отто (1987), существует несколько психологических теории, которые полезны для понимания того, почему жертвы могут развиваться психологическая травма и почему взаимодействие с уголовным правосудием системы обычно вызывают стресс у жертвы.

Почему система уголовного правосудия Стресс для жертв?

В этом разделе описывается одна теория, которая имеет особое значение. для понимания того, почему система уголовного правосудия так напряжена для многих жертв.

Классическая теория кондиционирования

Русский физиолог Иван Павлов впервые описал основные Тип обучения называется классическим обусловливанием (Павлов, 1906). Кратко описанное, классическое кондиционирование происходит, когда нейтральный стимул сочетается со стимулом, который производит определенный отклик. Например, если пища помещена в пасть собаке, слюноотделение реакция возникает естественным образом. Если нейтральный раздражитель колокольного звона представлен собаке примерно в то же время, что и предъявляется пищевой раздражитель, раздражитель звонка (условный раздражитель) приобретет способность производить условную реакцию слюноотделение аналогично безусловному слюноотделению произведенный безусловным раздражителем пищи.Что делает этот связаны с проблемами психического здоровья, связанными с преступностью, или преступным система правосудия?

  • Килпатрик, Веронен и Ресик (1982) отметили, что насильственные криминальная виктимизация — это реальный классический опыт обусловливания в котором атака является безусловным стимулом, который производит безусловные реакции страха, тревоги, ужаса, беспомощности, боль и другие отрицательные эмоции.
  • Любые стимулы, присутствующие во время приступа, являются парными. с приступом и стали условными раздражителями, способными производить условные реакции страха, беспокойства, ужаса, беспомощности, и другие отрицательные эмоции.

Классическая теория обусловливания предсказывает, что любые присутствующие раздражители во время насильственного преступления — потенциальные условные раздражители которые будут вызывать условный страх, беспокойство и другие негативные эмоции, когда жертва встречает их.

  • Таким образом, характеристик нападавшего (например, возраст, расы, одежды, отличительных черт) или характеристик параметр (например, время суток, когда произошла атака, особенности обстановки) могут стать условными раздражителями.

Классическая теория обусловливания также предполагает, что отрицательные эмоциональные реакции, обусловленные определенным стимулом, могут обобщать на похожие раздражители.

  • Таким образом, женщина, проявляющая условную реакцию страха на вид ее насильника может также вызвать страх перед раздражителем мужчин, которые напоминают насильника через процесс стимулов Обобщение .
  • В конце концов, этот процесс генерализации стимула может привести к жертва изнасилования демонстрирует условный страх всем мужчинам.

Поведение избегания

Наиболее частая реакция на условные раздражители, связанные с преступлением поведение избегания . Таким образом, возникает естественная тенденция для потерпевших от преступлений, чтобы избежать контакта с преступными обусловленными стимулы и избегать ситуаций, в которых они соприкасаются с такими раздражителями.

Кондиционирование второго порядка

Последний классический механизм кондиционирования с важными последствиями для понимания поведения жертв преступлений — второго порядка кондиционер .Если нейтральный раздражитель сочетается с условным стимула (без предъявления безусловного стимула), это нейтральный стимул становится условным стимулом второго порядка это также может вызвать условную реакцию.

  • Таким образом, любые раздражители, присутствующие одновременно, имеют отношение к преступлению. условный раздражитель может стать условным раздражителем второго порядка. стимул, который также вызывает страх, другие негативные эмоции и сильная склонность к поведению избегания.
  • Это важно для практиков, таких как полиция, прокуратура, и поставщики услуг для жертв могут стать второстепенными условный раздражитель.
Классическое кондиционирование и реакции жертв в систему уголовного правосудия

Применение этих классических принципов кондиционирования к жертвам взаимодействие с системой уголовного правосудия помогает нам понять почему система уголовного правосудия вызывает такой стресс для многих жертв.

Во-первых, участие в системе уголовного правосудия требует преступления. жертвы сталкиваются со многими когнитивными и средовыми стимулами которые напоминают им о преступлении. Они варьируются от:

  • Необходимость смотреть на подсудимого в зале суда.
  • Необходимость думать о деталях преступления при подготовке давать показания.
  • Противостояние члену «условных раздражителей второго порядка» в форме полиции, защитников потерпевших / свидетелей и прокуроров.

Во-вторых, столкновение со всеми этими связанными с преступлением условными стимулами часто приводит к избегающему поведению со стороны жертв.

  • Такое поведение избегания вызвано условным страхом и беспокойство, а не апатия. Избегание может привести к тому, что жертва отменит или не приходить на прием к сотрудникам системы уголовного правосудия, или защитники жертв.
Другие источники напряжения

Помимо обусловливания, есть несколько других причин, по которым взаимодействие с системой уголовного правосудия может вызывать стресс для жертв.

  • Одна из причин, по которой общение вызывает стресс, заключается в том, что жертвам не хватает информация об этой системе и ее процедурах, а также о жертвах бояться неизвестного.
  • Вторая причина, по которой взаимодействия вызывают стресс, заключается в том, что жертвы обеспокоены тем, поверят ли им и воспримут ли они всерьез системой уголовного правосудия.

Большинство жертв рассматривают систему уголовного правосудия как репрезентативную. общества в целом, и верят ли им и принимают ли они серьезно системой указывает им, верят ли они и воспринимается обществом всерьез.

Самообследование Глава 3

Теоретические перспективы виктимологии

и критические исследования

1) Когда возникло исследование жертв преступлений и в чем была его цель?

2) Опишите происхождение термина «жертва». и эволюция его определения и коннотации?

3) Как повлияло движение за права жертв преступлений область виктимологии?

4) Кратко объясните «классическое обусловливание». и как это может повлиять на реакцию жертв на уголовное правосудие системы и поставщики услуг для жертв.

5) Определите три фактора высокого риска, связанных с вероятность виктимизации от преступления?

Ссылки

Адлер Н. Э., Бойс Т., Чесни М. А., Коэн С., Фолкман С., Кан, Р. Л., и Сайм, С. Л. (1994). Социально-экономический статус и здоровье. Американский психолог, 49, 15-24.

Агетон, С.С. (1983). Сексуальное насилие среди подростков. Лексингтон, Массачусетс: Lexington Books.

Бахман, Р.(1994). Насилие против женщин. Национальная виктимизация преступности отчет об обследовании. Министерство юстиции США, Управление программ юстиции, Бюро статистики юстиции.

Бреслау, Н., Дэвис, Г.С., Андрески, П. и Петерсон, Э. (1991). Травматические события и посттравматическое стрессовое расстройство в городе. население молодежи. Архив общей психиатрии, 48, 216-222.

Бюро статистики юстиции (1992 год). Преступная виктимизация в США, 1990 г.Вашингтон, округ Колумбия: Правительство США Типография.

Коттлер, Л. Б., Комптон, В. М., Магер, Д. Шпицнагель, Э. Л., & Янка, А. (1992). Посттравматическое стрессовое расстройство среди веществ пользователи из общей популяции. Американский журнал психиатрии, 149, 664-670.

Дембо, Р., Уильямс, Л., Шмейдлер, Дж., Берри, Э., Вотке, В., Гетреу А., Уиш Э. Д. и Кристенсен К. (1992). Структурный модель, исследующая взаимосвязь между физическим насилием над детьми, сексуальная виктимизация и употребление марихуаны / гашиша в преступных молодежь: лонгитюдное исследование.Насилие и жертвы, 7, 41-62.

Федеральное бюро расследований (1992). Единые отчеты о преступлениях: Преступность в Соединенных Штатах: 1991 год. Вашингтон, округ Колумбия: правительство США. Типография.

Геллес, Р.Дж. И Straus, M.A. (1988). Интимное насилие. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Готфредсон, М.Р. (1981). Об этиологии криминальной виктимизации. Журнал уголовного права и криминологии, 72, 714-726.

Хэнсон, Р.Ф., Фриди, Дж. Р., Килпатрик, Д. Б., & Сондерс, Б. Э. (1993, ноябрь). Гражданские беспорядки в Лос-Анджелесе: разнообразие in Сообщество, раса / этническая принадлежность и пол. Постер представлен на Ежегодном собрании Ассоциации содействия развитию Поведенческая терапия, Атланта, Джорджия.

Хэнсон, Р.Ф., Килпатрик, Д.Г., Фальсетто, С.А., и Резник, H.S. (в прессе). Насильственные преступления и психическое здоровье. В J.R. Freedy & S.E. Хобфолл (ред.), Травматический стресс: от теории к Упражняться.Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Хэнсон, Р.Ф., Килпатрик, Д.Г., Фальсетти, С.А., Резник, Х.С., И Уивер Т. (в печати). Жестокие преступления и психологическая адаптация. В J.R. Freedy & S.E. Хобфолл (ред.), Травматический стресс: Теория и практика (стр. 129–161). Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Кармен, А., (1990). Жертва преступления: Введение в виктимологию. Белмонт, Калифорния: Издательская компания Wadsworth.

Килпатрик, Д. (1986).Обращение к потребностям травмированных жертв. Практический прокурор, 15-18.

Килпатрик, Д. (1995). Проблемы психического здоровья, связанные с преступностью виктимизация. Неопубликованная статья подготовлена ​​для Национального Преступления Повестка дня жертв.

Килпатрик Д. Г., Эдмундс К. Н. и Сеймур А. К. (1992). Изнасилование в Америке: доклад нации. Арлингтон, Вирджиния: Национальный центр помощи пострадавшим и Медицинский университет Южной Каролины.

Килпатрик, Д.Г., & Отто, Р.К. (1987). Конституционно гарантированный участие в уголовном процессе для потерпевших: возможные последствия на психологическое функционирование. Обзор закона штата Уэйн, 34 (1), 7-28.

Килпатрик, Д. И Резник, H.S. (1991, ноябрь). Важность эпидемиологии: значение для изучения связанных с изнасилованием Этиология посттравматического стрессового расстройства. Документ представлен на 25-м ежегодном собрании Ассоциации по развитию поведенческой терапии, New Йорк.

Килпатрик, Д. Г., Резник, Х. С., Фриди, Дж. Р., Пелковиц, Д., Резик, П. А., Рот, С., и ван дер Колк, Б. (1994). Посттравматический полевые испытания стрессового расстройства: акцент на критерии А и в целом Диагностика посттравматического стрессового расстройства. Справочник DSM-IV. Вашингтон, округ Колумбия: американский Психиатрическая пресса.

Килпатрик Д.Г., Резник Х.С., Сондерс Б.Е. И Бест, К. (в прессе). Изнасилование, другое насилие в отношении женщин и посттравматические стрессовое расстройство: критические вопросы в оценке психопатологии неблагоприятного воздействия, стресса. отношение.В Б. Доренвенд (ред.), Невзгоды, стресс, И психопатология, Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая больница. Нажмите.

Килпатрик, Д. Г., Резник, Х. С., Сондерс, Б. Э. и Бест, К. Л. (1989). Модуль национального женского исследования посттравматического стрессового расстройства. Не опубликовано инструмент. Чарльстон, Южная Каролина: Исследование и лечение жертв преступлений Центр, Отделение психиатрии и поведенческих наук, Медицинский Университет Южной Каролины.

Килпатрик, Д., Резник, Х.С., Сондерс, Б.Е., Бест, К.Л., & Эпштейн, Дж. (Июнь 1994 г.). Жестокое нападение и алкогольная зависимость среди женщин: результаты лонгитюдного исследования. Исследовательское общество по алкоголизму, Реферат № 80, с.433.

Килпатрик Д. Г., Сеймур А. К. и Бойл Дж. (1991). Америка высказывается: Отношение граждан к правам жертв и насилию. Арлингтон, Вирджиния: Национальный центр помощи жертвам.

Килпатрик, Д. Г., Веронен, Л. Дж., И Ресик, П.А. (1982). Психологические последствия изнасилования: стратегии оценки и лечения. В Д. М. Доли, Р. И. Мередити и А. Р. Чиминеро (ред.), Поведенческая медицина: стратегии оценки и лечения. Нью-Йорк: Пленум.

Косс, М. П. и Динеро, Т. Э. (1989). Дискриминантный анализ факторов риска сексуальной виктимизации среди национальной выборки женщин колледжа. Журнал консалтинговой и клинической психологии 57: 242-250.

Лауб, Дж.Х. (1990). Модели криминальной виктимизации в Соединенные Штаты. Жертвы преступлений: проблемы, политика и программы. В A.J. Луриджио, В.Г. Скоган и Р.С. Дэвис (ред.) Sage Publications. С. 23-49.

Моуби, Р.И., Уокейт, С. (1994). Критическая виктимология. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications.

Мендельсон, Б. (1963) Происхождение виктимологии. Excerpta Criminologica, т. 3. С. 239–256.

Норрис, Ф.Х. (1992). Эпидемиология травм: частота и влияние различных потенциально травмирующих событий для разных демографических группы. Журнал консалтинговой и клинической психологии , 60 , 409-418.

Павлов, И. (1906). Научное исследование психического способности или процессы у высших животных. Наука, 24, 158–177.

Резник, Х.С., Килпатрик, Д.Г., Дански, Б.С., Сондерс, Б.Е., И Бест, К.Л. (1993). Распространенность гражданских травм и посттравматического стрессового расстройства в репрезентативной национальной выборке женщин. Журнал клинических И психология консультирования 61 (6).

Рейсс, А. Дж., И Рот, Дж. А. (1993). Понимание и предотвращение насилие. Вашингтон, округ Колумбия: National Academy Press.

Роберсон, К. (1994). Введение в уголовное правосудие. Плейсервилль, Калифорния: издательская компания Copperhouse.

Розенберг, М. И Фенли, М.А. (Ред.). (1991). Насилие в Америке: подход к общественному здравоохранению . Нью-Йорк: Оксфордский университет Нажмите.

Розенберг, М. И Мерси, Дж. (1991). Нападение с применением насилия. In Violence in America , pp 12-50, New York: Oxford University. Нажмите.

Сэмпсон, Р.Дж. И Лауритсен, Дж. Л. (1994). Насильственная виктимизация и правонарушения: на индивидуальном, ситуативном и общинном уровнях. факторы риска. В Понимание и предотвращение насилия, Vol.3 , Reiss, A.J. И Рот, Дж. А. (Ред.), Стр. 1-114, Вашингтон, ДК: Национальная академия прессы.

Страус, М.А. (1984). Семейное насилие и преступления вне семьи и насилие. В A. J. Lincoln & M. A. Straus (Eds.), Crime и семья. Спрингфилд, Иллинойс: Томас.

Фон Хентиг, Х. (1948). Преступник и его жертва. Новый Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Уитакер, К. Дж., И Бастиан, Л. Д. (1991). Подростковые жертвы: Отчет о национальном исследовании преступности.Вашингтон, округ Колумбия: США Департамент правосудия

Видом, С. С. (1989). Цикл насилия. Наука, 244, г. 160-166.

Видом, С. С. (1992). Цикл насилия. Национальный институт правосудия: Краткое исследование. Вашингтон, округ Колумбия: Департамент США правосудия.

Видом, С. С. (1994). Семейное насилие на протяжении всего жизненного цикла. Документ, представленный в Трудах Американской медицинской ассоциации Национальная конференция по семейному насилию: здоровье и справедливость, Вашингтон, ОКРУГ КОЛУМБИЯ.

Wyatt, G.E., Guthrie, D., Notgrass, C.M. (1992). Дифференциальный последствия сексуального насилия женщин над детьми и последующей повторной виктимизации. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 60, 167-173.

Завиц, М. В. (1983). Доклад народу о преступности и правосудии: Данные. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Бюро статистики правосудия, документ № NCJ-87068; Департамент США Правосудие, Бюро статистики юстиции, документ № NCJ-87068.

Вернуться к NVAA

Информация на этой странице заархивирована и предоставляется только для справки.

Глоссарий по виктимизации | Офис по делам жертв преступлений

Этот глоссарий по жертвам преступлений представляет собой сборник терминов и определений, представленных в различных ресурсах OVC, в том числе:

  • Интернет-каталог служб помощи жертвам преступлений
  • Национальная академия помощи жертвам

Список терминов, его источники и ссылки на дополнительную информацию предоставлены для удобства пользования и не должны толковаться как исчерпывающие и исчерпывающие в отношении жертв преступлений, виктимологии или криминологии.

Содержание глоссария организовано по следующим направлениям:

.
  • Тип жертвы / жертва
  • Тип предоставляемой услуги
  • Гражданские средства правовой защиты

Тип жертвы / жертва

Взрослый, подвергшийся насилию в детстве
Взрослый в возрасте 18 лет и старше, подвергшийся сексуальному насилию в детстве (см. Определение сексуального насилия над детьми ниже).

взрослых Сексуальное нападение
сексуальное преступление, включая изнасилование, инцест, лаская, эксгибиционизм, или порнографии, в зрелом возрасте 18 лет и старше.

Нападение при отягчающих обстоятельствах
Незаконное, умышленное причинение серьезных телесных повреждений со смертельным оружием или без него, или незаконное, умышленное покушение или угроза серьезного телесного повреждения или смерти с применением смертоносного или опасного оружия.

Поджог
Любой умышленный или злонамеренный поджог или попытка сжечь, с намерением или без намерения ограбить жилище, дом, общественное здание, автомобиль или самолет, или личную собственность другого лица.

Нападение
Незаконное нападение одного лица на другого с оружием или без него, которое причиняет или пытается или угрожает нанести телесные повреждения.

Ребенок
Лицо в возрасте до 18 лет или в соответствии с законодательством штата.

Физическое насилие над ребенком
Неслучайное телесное повреждение ребенка со стороны родителя или другого взрослого, которое может включать жестокие избиения, ожоги, удушение или укусы человека.

Сексуальное насилие над ребенком
Сексуальное преступление (см. Определение ниже) в отношении ребенка со стороны родителя или другого взрослого.

Насилие в семье
Насильственные действия с участием нынешнего или бывшего супруга или сожителя.

DUI / DWI Crash
Несчастный случай с участием одного или нескольких автомобилей, в котором хотя бы один водитель находился в состоянии алкогольного и / или наркотического опьянения (DUI) или находился в состоянии легального алкогольного опьянения (DWI) во время аварии.

Жестокое обращение с пожилыми
Жестокое обращение со стороны опекуна с пожилым человеком, который зависит от других в плане поддержки и помощи.

Мошенничество
Умышленный обман, совершенный с целью получения незаконной или несправедливой выгоды.

Групповое насилие
Преступные действия, совершенные группой из трех или более лиц, которые регулярно участвуют в преступной деятельности и идентифицируют себя под общим именем или знаком.

Торговля людьми
Торговля людьми с целью сексуальной эксплуатации, при которой акт коммерческого секса вызван силой, мошенничеством или принуждением, или когда лицо, побуждаемое к совершению такого действия, не достигло 18 лет; или вербовка, укрывательство, транспортировка, предоставление или получение человека для работы или оказания услуг с использованием силы, мошенничества или принуждения с целью подчинения принудительному подневольному состоянию, наркомату, долговой кабале или рабству.

Кража личных данных
Преступление, при котором злоумышленник получает ключевую личную информацию, такую ​​как номера социального страхования или водительские права, чтобы выдать себя за другое лицо.

Прочие, в отношении типов обслуживаемых жертв
Жертвы ненасильственных преступлений, таких как кража со взломом и преступления с использованием служебных обязанностей.

Другие тяжкие преступления
Прочие преступления, не перечисленные в списке, за исключением преступлений против собственности (которые представляют собой захват денег или имущества без применения силы или угрозы применения силы).

Ограбление
Изъятие или попытка отнять что-либо ценное из-под опеки, опеки или контроля человека или лиц с помощью силы или угрозы применения силы или насилия.

Сексуальное преступление
Насильственное изнасилование, попытка изнасилования, предусмотренное законом изнасилование, сексуальные домогательства, проституция или другие незаконные половые контакты и другие незаконные действия, направленные на получение сексуального удовлетворения или выгоды от сексуальной активности.

Преследование
Любой нежелательный контакт между двумя людьми, который прямо или косвенно сообщает об угрозе или вызывает страх у жертвы.

Выжившая жертва убийства
Член семьи или близкий человек жертвы убийства.

Терроризм
Использование насилия или запугивания для принуждения правительства или гражданского населения к достижению политических или социальных целей.

Жертвы с ограниченными возможностями
Жертвы преступлений с физическими или умственными недостатками.

Преступление «белых воротничков»
Ненасильственное преступление с целью получения финансовой выгоды, совершенное путем обмана лицами, обладающими специальными техническими и профессиональными знаниями в сфере бизнеса или правительства.

Тип предоставляемой услуги

Помощь в подаче исков о компенсации
Информирование потерпевших о возможности получения компенсации жертвам преступления (см. Определение ниже), помощь жертвам в заполнении необходимых форм и сбор необходимой документации.Может также включать последующий контакт с агентством компенсации жертвам от имени жертвы.

Поддержка / защита уголовного правосудия
Поддержка, помощь и защита, предоставляемые жертвам на любой стадии процесса уголовного правосудия, включая услуги и поддержку после вынесения приговора.

Кризисное консультирование
Личное кризисное вмешательство, эмоциональная поддержка, а также рекомендации и консультации, предоставляемые адвокатами, консультантами, специалистами в области психического здоровья или коллегами.Такое консультирование может происходить на месте преступления, сразу после преступления или предоставляться на постоянной основе.

Консультации по горячей линии в кризисных ситуациях
Круглосуточная телефонная служба, 7 дней в неделю, которая предоставляет консультации, рекомендации, эмоциональную поддержку, а также информацию и направления.

Экстренная финансовая помощь
Денежные средства на такие нужды, как транспорт, питание, одежда и временное жилье.

Экстренная юридическая помощь
Подача временных запретительных судебных приказов, судебных запретов и других защитных судебных приказов, петиций о жестоком обращении с пожилыми (см. Определение выше) и о жестоком обращении с детьми (см. Определение выше).Не включает уголовное преследование или наем адвокатов для таких неэкстренных целей, как споры об опеке и гражданские иски.

Контрольный контакт
Личные контакты, телефонные контакты и письменное общение с жертвами, чтобы предложить эмоциональную поддержку, обеспечить чуткое выслушивание и проверить прогресс жертвы.

Групповое лечение
Координация и обеспечение поддерживающей групповой деятельности, которая включает самопомощь, сверстников и социальную поддержку.

Информация и направления (лично)
Личный контакт с жертвой преступления для определения доступных услуг и поддержки.

Информация и направления (телефон)
Телефонный контакт с жертвой преступления для определения доступных услуг и поддержки.

Прочие, в отношении предоставленных услуг
Прочие услуги и виды деятельности, разрешенные в соответствии с Законом 1984 года о жертвах преступлений (VOCA).

Личная защита
Помощь жертвам в обеспечении прав, средств правовой защиты и услуг от других агентств; получение экстренной финансовой помощи и вмешательство в дела работодателей, кредиторов и других лиц от имени жертвы; помощь в регистрации убытков, покрываемых программами государственных и частных страховщиков, включая компенсацию работникам, пособия по безработице и государственную помощь; и сопровождение пострадавшего в больницу.

План безопасности
Рекомендации для жертв преследования, которые, в случае их реализации, могут снизить вероятность физического или эмоционального вреда от преследователя.

Убежище / Safe House
Краткосрочное и долгосрочное жилье и соответствующие услуги поддержки для жертв и семей после виктимизации.

Посещение под наблюдением
Контакт между лицом, не являющимся опекуном, и одним или несколькими детьми в присутствии третьего лица, оплачиваемого или неоплачиваемого, которое несет ответственность за наблюдение и, в максимально возможной степени, обеспечение безопасных условий для участников.

Терапия
Интенсивное профессиональное, психологическое, психиатрическое или другое лечение, связанное с консультированием, для отдельных лиц, пар и членов семей с целью оказания эмоциональной поддержки в кризисных ситуациях, возникших в результате совершения преступления. Включает оценку потребностей в области психического здоровья и проведение психотерапии.

Транспорт
Транспортные услуги в агентство по оказанию помощи жертвам или из него.

Компенсация потерпевшей
Выплата или возмещение ущерба жертве преступления.

Источники

Словарь английского языка American Heritage®. 4-е изд. 2000. Бостон, Нью-Йорк: Компания Houghton Mifflin.

Комер, Р. 1998. Аномальная психология. 3-е изд. Нью-Йорк: W.H. Фримен и компания.

Глоссарий по уголовному правосудию сегодня. Проверено 11 июля 2003 г.,

.

Глоссарий уголовного права. Проверено 11 июля 2003 г.,

.

Криминология сегодня Глоссарий. Проверено 11 июля 2003 г.,

.

Федеральное бюро расследований. Преступность в США — 2001. Единые отчеты о преступлениях. Проверено 11 июля 2003 г.,

.

Национальный центр помощи жертвам преступлений. Ресурсный центр по преследованию. Рекомендации по плану безопасности. Проверено 11 июля 2003 г.,

.

Национальная справочная служба уголовного правосудия. В центре внимания: Банды: Связанные ресурсы. Проверено 11 июля 2003 г.,

.

Специальная программа адвокатов, назначенных судом Сакраменто. Доступ к обзору программы посещений. Проверено 11 июля 2003 г.,

. Форма отчета о присуждении субгранта

, ФОРМА АДМИНИСТРАТОРА OJP 7980 / 2A (REV.11–95). Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Управление программ юстиции, Управление по делам жертв преступлений.

Государственный департамент США. Отчет о торговле людьми. Проверено 11 июля 2003 г.,

.

Новый словарь Риверсайда Вебстера II. Издание переработанное. 1996. Бостон, Нью-Йорк: Компания Houghton Mifflin.

Гражданские средства правовой защиты

Помощь и соучастие
Подобно гражданскому сговору, когда кто-то, а не фактический преступник, вносит настолько значительный вклад в преступную операцию, что считается ответственным за свои действия.

Abscond
Скрытно выйти из-под юрисдикции судов или скрыть ложь, чтобы избежать судебного разбирательства.

Ответ
Официальные письменные ответы ответчиков / правонарушителей в ответ на жалобы истца. Эти состязательные бумаги могут отрицать некоторые или все обвинения; они могут выдвигать возражения, такие как самооборона или принятие риска, или они могут утверждать, что даже если все утверждения истца верны, ответственности нет.Эти состязательные бумаги обычно сопровождаются юридическими меморандумами и записками. Названия состязательных бумаг варьируются в зависимости от юрисдикции. «Демурреры», «ходатайства о вынесении решения в порядке упрощенного судопроизводства», «ходатайства об отклонении» и «ответы» — все это описания отзывчивых ходатайств.

Нападение
Причина иска за умышленное создание у жертвы страха перед батареей в сочетании с очевидной способностью зафиксировать батарею.

Допущение риска
Правовая доктрина, которая может освободить виновных от ответственности за нанесение телесных повреждений потерпевшим, если жертва добровольно вошла в ситуацию, зная, что существует опасность предсказуемой травмы.

Автомобильное страхование
Страховые полисы, покрывающие травмы, «возникшие в результате использования, эксплуатации или технического обслуживания» транспортного средства.

Батарея
Умышленное, оскорбительное, недопустимое прикосновение к жертве со стороны преступника.

Бремя доказывания
Порог доказательств, который одна сторона должна представить, чтобы выиграть в своем деле. В уголовных делах бремя доказывания очень велико: «вне разумных сомнений» или, как правило, 99 процентов доказательств.Однако в гражданских делах бремя доказывания на потерпевшем / истце является «простым перевесом» или более чем 50% доказательств.

Причины иска
Правовая основа для гражданского иска.

Гражданские иски
Иски, поданные потерпевшими о возмещении травм и ущерба, причиненного в результате преступления преступника.

Гражданский заговор
См. «Помощь и подстрекательство».

Обеспечение Estoppel
Правовая доктрина, которая предусматривает, что в некоторых случаях осуждение виновных будет считаться доказательством юридической ответственности виновных в гражданских исках, возбужденных потерпевшими преступниками.

Собираемость
Общий термин, означающий степень, в которой ответчики / правонарушители имеют финансовые средства для выплаты судебных решений за счет имеющихся активов, активов, которые можно разумно ожидать в будущем, или финансовой помощи из таких источников, как страховое покрытие.

Сравнительная халатность
Более распространенный подход к уменьшению сумм, выплачиваемых истцам / потерпевшим, позволяющий частично небрежным истцам / потерпевшим взыскать убытки с ответчиков / правонарушителей, однако, уменьшая суммы компенсации на соответствующий процент от собственных средств истца / жертвы халатность (см. также: Соучастие в халатности).

Компенсация
Денежная компенсация, выплаченная жертвам преступления государством или правительственным учреждением для возмещения «наличных» расходов, понесенных в результате преступления.

Компенсационные убытки
Возмещение убытков, выплаченных в качестве компенсации потерпевшим за убытки, причиненные правонарушением преступника. Такие потери включают наличные расходы; потеря дохода; расходы, такие как медицинские счета, лечение и расходы на похороны; потеря способности зарабатывать в настоящем и будущем; сознательная боль и страдание; финансовая поддержка; и «консорциум», потеря любви и общества близких

Жалоба
Официальное письменное заявление, поданное в гражданский суд, в котором утверждается, что ответчик (и) причинил вред истцу (ям), и что ответчик (и) должен нести ответственность за причиненный ущерб.

Соучастие в халатности
Правовая доктрина, в настоящее время измененная в большинстве юрисдикций, гласит, что любая халатность со стороны истца / жертвы препятствует гражданским искам против ответчика / правонарушителя.

Уголовное дело
Дела, по которым государство привлекает к ответственности виновных в преступных действиях, совершенных в нарушение законов штата.

Убытки
Денежные суммы, присужденные выигравшим гражданские иски, выраженные в судебном решении.

Ответчики
Стороны, против которых возбуждены гражданские иски.

Защита
Правовые доктрины, освобождающие ответчика / виновного от ответственности за совершение деликта.

Правило об отсрочке обнаружения
Правовая доктрина, которая приостанавливает действие сроков давности на периоды времени, в течение которых потерпевшие не обнаружили или, проявив разумную осмотрительность, не могли обнаружить травмы, которые могли бы привести к их повреждению. причины иска против ответчика / правонарушителя.

Депонирование
Досудебное производство, в котором адвокаты сторон в гражданском деле имеют возможность под присягой допросить противоборствующие стороны и потенциальных свидетелей по делу. Показания под присягой сводятся к письменной форме. Стенограммы могут использоваться в качестве доказательств на судебных процессах, если свидетели больше не доступны, или для целей импичмента.

Действия первой стороны
Иски, возбужденные жертвами непосредственно против виновных.

Страхование общей ответственности
Страховые полисы, покрывающие любые убытки, перечисленные в полисе.

Страхование домовладельцев
Общий страховой полис, заключаемый для защиты застрахованного лица от перечисленных причин случайных травм другим лицам. Несчастные случаи обычно не ограничиваются действиями, которые происходят в «домашнем» помещении застрахованного, но также включают несчастные случаи, которые происходят в другом месте. Арендаторы помещений могут получить страховку Арендатора.

Застрахованный
Физическое лицо, заключившее договор на получение страхового покрытия от Страховщика, действия которого в противном случае покрываются страховым полисом.

Страховщик
Субъект хозяйственной деятельности, заключивший договор о предоставлении страхового покрытия застрахованному.

Судебные решения
Формальное изложение результатов гражданских дел. Они почти всегда сводятся к записи и записываются как часть файла.

Халатность
Правовая доктрина, предусматривающая, что один может нести ответственность перед другим, если (1) он или она несет юридические обязательства перед другим; (2) он или она существенно нарушает эту обязанность; (3) нарушение является непосредственной причиной травмы другого лица; и (4) другому лицу причинен ущерб.

Небрежное доверие
Правонарушение, при котором одно или несколько лиц дают, одалживают или позволяют кому-то использовать или должны были ожидать, что это лицо будет использовать опасное средство для нанесения вреда другому.

Родительская ответственность
Правовая доктрина, согласно которой родители несут гражданскую ответственность за правонарушения и преступления их детей.

Виновные
Лица, нанесшие уголовно наказуемые телесные повреждения.

Истец
Сторона подачи гражданского иска.В случае с гражданскими средствами защиты потерпевшего истец является потерпевшим.

Страхование профессиональной ответственности
Страхование профессиональных лиц: врачей, стоматологов, юристов, архитекторов и т. Д. Для покрытия любых убытков, вызванных злоупотреблениями в ходе оказания ими профессиональных услуг.

Провокация
Правовая доктрина, которая может освободить ответчика / правонарушителя от последствий его / ее преступления / деликта, если истец / потерпевший спровоцировал конфронтацию или иным образом вызвал или спровоцировал действия ответчика.

Предполагаемая причина
«Фактическая причина» телесных повреждений потерпевшим; «причина», без которой потерпевший не получил бы травм.

Штрафные убытки
Возмещение ущерба, присужденного потерпевшим против преступников, сверх компенсационного ущерба, с целью наказать преступников или показать их пример.

Страхование арендаторов
См. Страхование домовладельцев.

Rescue Doctrine
Правовая доктрина, позволяющая восстанавливаться после травм, полученных при спасении или помощи другим, оказавшимся в опасности.Он используется как противодействие защите предположения о риске.

Реституция
Судебный иск, требующий от правонарушителей финансовых выплат своим жертвам, обычно в качестве условия испытательного срока или снисхождения при вынесении приговора.

Самооборона
Правовая доктрина, которая освобождает обвиняемых / виновных от ответственности за правонарушения, если они действовали, исходя из разумного убеждения, что они должны были применить силу для защиты себя или других (близких и т. Д.)), от смерти или тяжких телесных повреждений.

Расчеты
Соглашение сторон иска о прекращении исков без судебного разбирательства; Обычно истец соглашается отказаться от иска в отношении фиксированной суммы денежного возмещения, выплаченной ответчиком.

Срок давности
Установленные законом сроки, по истечении которых гражданский иск не может быть предъявлен.

Действия третьих лиц
Иски, возбужденные против лиц, чья халатность или грубая небрежность способствовали совершению ответчиком деликта.

Срок давности
Действие срока давности приостановлено.

Правонарушения
Гражданские или частные правонарушения (в отличие от уголовных правонарушений), совершенные правонарушителями против потерпевших.

Незастрахованные или недостаточно застрахованные автомобилисты
Закон штата обычно обязывает водителей иметь достаточную страховку для покрытия убытков, если они или другие лица, указанные в полисах, получили травмы от автомобилистов, у которых нет страховки или недостаточно страховки для покрытия травм, которые они вызвали.

Потерпевшие
Лица, пострадавшие в результате преступных действий преступников.

Wrongful Death
Гражданский иск за убийство одного человека другим без оправдания или оправдания.

Источник

Национальная академия помощи жертвам Текст . «Глава 5: Финансовая помощь жертвам преступлений». Июнь 2002 г.

Виктимизация — IResearchNet

Виктимизация может быть определена как действие или процесс, в котором кто-то был ранен или поврежден другим лицом.Полученное в результате повреждение может быть физическим (например, ушибы, переломы костей) или психологическим (например, посттравматическое стрессовое расстройство [ПТСР], депрессия). Виктимизация — частое событие, происходящее в межличностном контексте, часто связанное со злоупотреблением властью, например, когда родитель жестоко обращается с ребенком; взрослый ребенок, который жестоко обращается со слабым престарелым родителем; или учитель, который изнасиловал ученика. Хотя прошлые исследования виктимизации имели тенденцию к разделению, необходим более комплексный подход не только из-за частой сопутствующей патологии между различными типами виктимизации, но и из-за общих психологических проблем.Общие основные психологические проблемы, распространяющиеся на разные типы виктимизации, включают в себя повреждение межличностных отношений и самого себя. Хотя виктимизация часто может включать травматический опыт, травма может не включать в себя виктимизацию. Например, сойти с бордюра, упасть и сломать лодыжку может быть травматическим событием; однако такое событие не определяет опыт виктимизации, потому что это не межличностное событие.

Чтобы понять виктимизацию, необходимо отметить несколько основных тем.Вопреки точке зрения обывателя, виктимизация — не редкое событие, которое происходит только в контексте общения незнакомца с незнакомцем. Напротив, виктимизация — чрезвычайно частое событие, которое чаще всего происходит в обычных ролях человеческой жизни и придерживается их. Хотя стереотипные представления о виктимизации действительно существуют (например, женщина, изнасилованная незнакомцем, идущим по улице ночью), наносят ущерб и требуют решения, эти типы виктимизации не являются нормой вне контекста войны.Скорее, наиболее значительными источниками виктимизации являются те, которые возникают из наших обычных повседневных ролей, таких как роли супруга, родителя, ребенка и друга. Таким образом, виктимизацию следует понимать как неотъемлемую часть человеческих отношений.

К сожалению, исследования и публикации о виктимизации часто разделены или балканизированы. Например, исследователи, изучающие сексуальное насилие над детьми, часто не учитывают совместное возникновение других форм виктимизации, таких как физическое насилие.Точно так же исследователи, изучающие физическое насилие, могут не признавать последствия наблюдения за насилием в семье. Это привело к неспособности оценить общий контекст виктимизации. Более того, такая балканизация привела к тому, что исследователи не смогли создать концептуальные модели, построенные вокруг общих концепций виктимизации. Напротив, большинство исследований и большинство моделей виктимизации ограничиваются конкретным контекстом. По мере развития этой области растет понимание того, что такая балканизация может привести к неспособности признать сходство в этом опыте.В частности, такая балканизация помешала исследователям признать общую суть опыта виктимизации: необходимость сосредоточить внимание на межличностном характере и последствиях виктимизации.

В этой статье не обсуждается виктимизация, связанная с социальными и политическими процессами, такими как война. Хотя война и геноцид — мрачные области, из которых исходит виктимизация, такие события выходят за рамки этой статьи и требуют отдельного анализа и рассмотрения.Точно так же виктимизация, которая является результатом жизни в социально дезинтегрированном или обедневшем состоянии (например, опасные районы или крайняя бедность), хотя и наносит серьезный ущерб людям, здесь не обсуждается.

Эта статья посвящена явлениям, возникающим в контексте человеческих взаимоотношений, особенно тем отношениям, которые определены как обычные отношения, в которые вовлечены люди. Опыт виктимизации определяется не просто тем, кто это сделал и что было сделано, но, вместо этого, тем, какой основной психологический процесс задействован.Такой интегративный подход является полезным этапом развития в понимании феномена виктимизации по ряду причин. Во-первых, все больше и больше исследователей обнаруживают, что уникальная, изолированная виктимизация может быть редкой, и что вместо этого более типичными являются множественные виктимизации одного и того же человека, происходящие во времени и в контексте. Короче говоря, среди пострадавших групп населения существует огромное количество совпадений в их подверженности тому, что считалось отдельными и уникальными ситуациями виктимизации.Поскольку исследователи определили этот процесс, то, что стали понимать как разновидность принципа Матфея, истинно: «Тот, кто имеет, получает; тот, кто не имеет, не получает ». То есть виктимизация с гораздо большей вероятностью будет происходить среди определенных групп и определенных людей, особенно тех, кто ранее подвергался виктимизации.

Ребенок, подвергшийся насилию, может подвергаться издевательствам в школе и, став взрослым, стать жертвой домашнего насилия. Более того, влияние этих различных виктимизаций может быть больше, чем просто сумма отдельных типов.

Наконец, потребность в интегративном подходе особенно демонстрируется общностью межличностного характера феномена виктимизации. Если ключевым аспектом опыта виктимизации, который определяет его, является межличностный характер виктимизации, то вполне вероятно, что существует общее психологическое выражение подверженности виктимизации по разным типам виктимизации. Интегративный подход позволяет исследовать это общее ядро ​​психологических характеристик, связанных с этим определением виктимизации.

Последствия виктимизации

Раннее исследование последствий виктимизации детализировало многие психологические последствия воздействия виктимизации. Как правило, исследователи идентифицируют группы населения, ранее подвергавшиеся виктимизации, и сравнивают эту популяцию с населением, не подвергавшимся виктимизации, по стандартным критериям, в первую очередь психологического расстройства. Это исследование продемонстрировало, что воздействие виктимизации является патогеном. В дополнение к возможным физическим последствиям, связанным с виктимизацией, могут быть психологические симптомы в различных областях, таких как диссоциация, депрессия, беспокойство и трудности в межличностном общении.Кроме того, конкретные формы могут иметь более конкретные результаты. Например, сексуальное насилие над детьми может быть связано с сексуальными трудностями. Мало того, что существует широкий спектр возможных симптомов, связанных с виктимизацией, но также существует широкий диапазон серьезности реакции на виктимизацию. По мере развития этой области, особенно под руководством таких исследователей, как Дэвид Финкельхор, акцент сместился с конкретных психологических симптомов и признания посттравматического стрессового расстройства на основные психологические проблемы или процессы, на которые влияет виктимизация.Эти основные психологические проблемы включают повреждение межличностных отношений и самого себя.

Одним из достижений нескольких десятилетий исследований последствий воздействия насилия и виктимизации является признание того, что посттравматическое стрессовое расстройство часто является специфическим следствием виктимизации. Это признание привлекло значительное внимание к роли травмы в жизни людей и осознание того, что воздействие травмы, особенно хронической, повторяющейся травмы, создает уникальный вид психологической реакции, которая не соответствует типичному пониманию посттравматического стрессового расстройства, а вместо этого , требует понимания не только травмы и ее реакции, но также травмы и задачи адаптации к хроническому воздействию травмы.Это побудило исследователей идентифицировать различные типы посттравматического стрессового расстройства, описываемого как сложное посттравматическое стрессовое расстройство, чтобы отличить его от диагноза посттравматического стрессового расстройства, приведенного в Диагностическом и статистическом руководстве (четвертое издание; DSM-IV).

Аналогичным образом, в жизни детей все более широко признается, что реакция детей на хронические, повторяющиеся стрессовые события не может быть отнесена к диагнозу посттравматического стрессового расстройства, который был разработан, прежде всего, в горниле военных переживаний солдат. Таким образом, в современном научном сообществе существует понимание того, что уникальные способности к адаптации и реакции детей и подростков требуют некоторых новых типов диагностической номенклатуры.В частности, понятие расстройства, связанного с травмой развития, было внесено в научное сообщество несколькими людьми и рассматривается для включения в последующие издания DSM. Однако следует подчеркнуть, что воздействие травмы является уникальным и особым патогеном, который вызывает ряд реакций у людей. Частично эти результаты могут быть зафиксированы путем диагностики посттравматического стрессового расстройства; однако диапазон ответов требует более четко сформулированного и конкретного набора диагностических категорий, чтобы иметь возможность очертить разнообразие ответов и синдромов, наблюдаемых у детей, подростков и взрослых.

Тот факт, что виктимизация обычно происходит в контексте межличностных отношений, имеет серьезные последствия для понимания последствий виктимизации. Такая виктимизация вызывает уникальные межличностные, эмоциональные проблемы и проблемы развития. Люди формируют свои рабочие модели мира в контексте отношений. Это то, как мы приходим к пониманию того, чего мы можем ожидать от других людей, и как мы учимся взаимодействовать с другими. Таким образом, последствия виктимизации, особенно виктимизации, которая происходит в контексте основных человеческих отношений, имеют далеко идущие последствия и могут повлиять на более поздние отношения.

Согласно первоначальному предложению Джона Боулби, наши основные фигуры привязанности — это линза, через которую мы развиваем наше понимание мира. Таким образом, теория мира, которую мы формируем в этих отношениях, становится шаблоном, по которому мы судим о последующем опыте и по которому мы формируем наши собственные действия в мире. Когда эти модели повреждаются или искажаются в результате виктимизации, основным последствием является то, что на все последующие взаимодействия влияют приспособления, которые жертва должна внести в свой опыт виктимизации.Например, в результате жестокого обращения со стороны родителей ребенок считает, что все отношения потенциально вредны. Затем ребенок вступает во все последующие отношения с чувством недоверия и ожиданием, что вскоре последуют отвержение и вред. Микросреда, которую создал ребенок, в свою очередь, может привести к тому, что эти ожидания оправдаются.

Таким образом, в основе опыта виктимизации лежит ущерб, нанесенный чувству доверия жертвы и ее или ее способности создавать безопасные, привязанные отношения.Предательство виктимизации считается одним из самых сложных процессов для людей, которые они могут воплотить в своих представлениях о мире как о добром или доброжелательном месте. В частности, когда виктимизация повторяется и продолжается, нет возможности для создания надежной основы в любых связанных отношениях.

Это повреждение схемы привязанности происходит вместе с изменениями в других когнитивных схемах. То, как мир воспринимается и интерпретируется, трансформируется из-за воздействия виктимизации.Когнитивные схемы, особенно с восприятием отношений, трансформируются негативным образом. Роланд Саммит был одним из первых, кто объяснил эти изменения в когнитивных схемах своим описанием синдрома аккомодации, в котором опыт виктимизации фиксирует и делает последующие жесткие интерпретации реальности.

Все основные когнитивные схемы отношений находятся под сильным влиянием опыта виктимизации. Финкельхор обобщил подход к развитию, в частности, как этот ущерб опосредуется четырьмя основными условиями: (1) происходит повторяющаяся и продолжающаяся виктимизация, (2) меняются основные отношения жертвы, (3) виктимизация добавляется к другим факторам стресса, и (4) виктимизация происходит на критической стадии развития.То есть, если виктимизация повторяется, если природа отношений жертвы с основными отношениями привязанности нарушается виктимизацией, добавляется к другим факторам стресса и происходит в критический период, то они служат модераторами, которые способствуют силе воздействия. опыт виктимизации из-за сильной деградации процессов развития.

Что касается критических задач развития, на которые может повлиять виктимизация, возможно, самая основная когнитивная схема затронута — это самость.Раннее развитие ребенка требует развития чувства собственного достоинства. Одна из основных функций этого «я» — способность управлять своими эмоциями, физиологическим возбуждением, основными повседневными жизненными задачами, а также управлять и регулировать аффекты. В частности, регулирование аффекта, возможно, является наиболее важной задачей для всех людей. Опыт виктимизации может иметь особенно решающее влияние на способность детей регулировать свои эмоциональные реакции на окружающий мир. Виктимизация, происходящая во взрослом возрасте, подрывает приобретенные способности и вызывает своего рода психологический регресс.Очень типичный опыт виктимизации взрослых состоит в том, что жертва теряет значительные достижения в психологическом развитии и возвращается к прежнему уровню зависимости. Может быть соответствующая неспособность быть эмоционально автономной и саморегулирующейся. Существуют обширные исследования, которые демонстрируют, что этот опыт, кроме того, может предотвратить будущее выполнение задачи развития из-за того, что жертвы обременены психологическими симптомами и / или приспособлены к виктимизации посредством отстранения от социального мира и неуверенность в собственной эффективности.

Как описывают Финкельхор и Анджела Браун, ущерб себе также может включать в себя чувство стигматизации и бессилия. Человек может чувствовать себя ответственным и виноватым в случившемся. Например, ребенок, подвергшийся физическому насилию, и жена, подвергшаяся насилию, могут чувствовать себя заслуживающими насилия. Более того, учитывая характер межличностных отношений, жертве может быть слишком стыдно, чтобы рассказать о пережитом. Например, пожилой человек, подвергшийся насилию со стороны взрослого ребенка, может чувствовать себя слишком стыдно, чтобы сообщить о пережитом.Виктимизация также может сопровождаться чувством бессилия. Например, жертва преследования может почувствовать потерю контроля над своей жизнью.

Как отмечалось ранее, виктимизация обычно не является изолированным событием, и это важно для понимания последствий виктимизации. Финкельхор предполагает, что существует аддитивный эффект, когда виктимизация происходит в контексте других факторов стресса. Он также отмечает, что если виктимизация происходит в критический период развития, это может помешать успешному решению задачи на стадии развития.Модель Финкельхора, определяющая смягчающие эффекты разрушающего контекста, является полезной попыткой приблизить понимание психологических процессов к конкретному пониманию эффектов виктимизации. В настоящее время появляется все больше литературы, которая действительно подтверждает большинство предположений Финкельхора, особенно те, которые имеют отношение к множественным виктимизациям и совокупному эффекту виктимизации, сочетающейся с другими факторами стресса.

Таким образом, виктимизация — частое событие с серьезными последствиями для адаптации человека.Чтобы получить более детальное психологическое понимание виктимизации, межличностный контекст этого опыта должен быть включен в наши теоретические и практические модели тех, кто подвергся виктимизации.

Артикул:

  1. Финкельхор Д. и Браун А. (1985). Травматическое воздействие сексуального насилия над детьми: концептуализация. Американский журнал ортопсихиатрии, 55, 530-541.
  2. Финкельхор Д., Ормрод Р., Тернер Х. и Хэмби С. Л. (2005). Виктимизация детей и молодежи: всестороннее национальное исследование.Жестокое обращение с детьми, 10, 5-25.
  3. Герман, Дж. Л. (1992). Травма и выздоровление. Нью-Йорк: Основные книги.
  4. Myers, J. E. B., Berliner, L., Briere, J., Hendrix, C. T., Jenny, C., & Reid, T. A. (Eds.). (2002). Справочник APSAC по жестокому обращению с детьми (2-е изд.). Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.
  5. Саммит, Р. К. (1983). Синдром аккомодации при сексуальном насилии над ребенком. Жестокое обращение с детьми и пренебрежение, 7, 177–193.

Перейти к основному содержанию Поиск