Пост синдром: ПОСТКОВИДНЫЙ СИНДРОМ

Содержание

Постковидный синдром. Какими бывают долгосрочные последствия коронавируса и как часто они встречаются

Пациенты, которые переболели коронавирусной инфекцией, собирают подписи под петицией в Минздрав России. Они просят помочь людям с постковидным синдромом – разработать стандарты по его лечению. По данным Всемирной организации здравоохранения, каждый десятый переболевший COVID-19 имеет признаки постковида. Сотни тысяч людей страдают от быстрой утомляемости, от проблем с запахами, вкусами и многими другими расстройствами – даже спустя месяцы после перенесенного.

Что это – постковидный синдром, как часто он встречается и люди каких профессий страдают от него сильнее всего, выясняла Ольга Бешлей.

«Искажение обоняния – не опухоль мозга и не шизофрения»

«Я поняла, [что лишилась обоняния], когда я жарила лук и обнаружила, что он не пахнет. Это ощущалось, как будто вот здесь сфинктер перекрыл запахи», – рассказывает Ольга Соколова. Она работает в винной индустрии. Умение слышать и распознавать ароматы – ее профессиональный навык. Коронавирус она перенесла легко. Когда болезнь сошла на нет, запахи вернулись: кофе, духи. И Ольга обрадовалась. А на работе выяснилось, что радоваться еще рано.

«Сейчас чтобы почувствовать аромат старого бургундского вина, мне надо сидеть минут пятнадцать, – описывает свое нынешнее состояние Соколова. – Такое ощущение, что у меня все, что над языком, работает, а в носу – нет».

Искаженное восприятие запахов, или паросмия – один из частых симптомов долгого COVID-19. Или, как его еще называют, постковидного синдрома (Post COVID / Long COVID). Бывшей журналистке, а сейчас дизайнеру интерьеров Юлии Власенко пришлось вернуться к прежней профессии, когда она сама столкнулась с длительным нарушением обоняния после коронавируса. Сейчас Юлия ведет блог в инстаграме, где информирует о симптомах постковида, и сообщество в телеграме, которое посвящено потере запахов и вкуса. На данный момент в сообществе Poslecovida 30 тысяч участников.

«Я этим вот год уже занимаюсь, информирую людей о том, что то, что они испытывают, – это не опухоль головного мозга, не шизофрения. Как ранее врачи говорили: что искажение запахов и вкусов – это следствие опухоли головного мозга. Именно эту информацию я в свое время нашла в интернете, и больше никакой информации об этом не было», – рассказывает Юлия.

Как часто встречается постковид

Постковид уже описан медицинскими журналами и даже внесен в Международный классификатор болезней (МКБ). По данным Всемирной организации здравоохранения, примерно один из десяти человек продолжает испытывать симптомы постковида даже спустя 12 недель после болезни.

На сегодняшний день в мире подтверждено более 170 миллионов случаев коронавируса. Это значит, что примерно 17 миллионов человек могут страдать постковидом (это, конечно, очень примерные подсчеты).

«Постковидный синдром – это не какое-то унифицированное состояние, общее для всех людей, – объясняет врач-иммунолог Николай Крючков. – Это целый комплекс разных синдромов, которые объединяются по принципу очень простому: раньше их у человека не было, возникли они после того, как он переболел острым ковидом».

Посмотрим на симптомы постковида, которые приводит ВОЗ.
Утомляемость, головные боли, боли в груди, боли в мышцах и покалывания, проблемы с памятью (забывчивость), депрессия, долгий кашель, затрудненное дыхание, учащенное сердцебиение, диарея, боли в животе, сыпь, приступы лихорадки. Список, который нельзя показывать ипохондрику.

«Условной границей здесь является, наверное, где-то месяц или три после появления первых симптомов, – говорит Николай Крючков. – Дальше выделяют подострый COVID-19 – до трех месяцев. И все что сверху – хронический COVID-19».

В авторитетном медицинском журнале The Lancet было опубликовано исследование постковида, которое проводилось на пациентах, переболевших COVID-19 относительно легко. Вирус у них подтвердили, но госпитализация не потребовалась. Изначально наблюдали почти тысячу человек (958 выздоравливающих). Спустя четыре месяца после коронавируса из них смогли опросить примерно половину (442 человека).

Почти 9% сказали, что у них сохранилась одышка. У 12% – потеря обоняния. У 11% – утрата вкуса. Почти 10% опрошенных рассказали о переутомлении.

По крайней мере один из этих симптомов присутствовал у каждого третьего переболевшего коронавирусной инфекцией (27,8% – 123 человека из 442). Примерно у такого же количества людей симптомы сохранялись и через семь месяцев (34,8% – 123 человека из 353).

«Больше года и пока не заканчивается»

Юлия Власенко, которая болела в апреле 2020 года и до сих пор с трудом различает запахи, запустила петицию в российский Минздрав, чтобы на постковид обратили внимание на государственном уровне. «У меня в июне будет год паросмии, и восстановилось [обоняние] процентов на 80, но не полностью, – говорит Власенко. – Есть люди, которые говорят, что у них уже все хорошо, но есть и люди, у которых это больше года и пока не заканчивается».

Чтобы найти героев для своего сюжета, я написала о постковиде в фейсбуке. Буквально за вечер откликнулись сорок человек, которые описали свои симптомы. Для многих постковид сказался не только на качестве жизни, но и на работе. Например, повар Александр написал мне в телеграме, что после COVID-19 «яйца сильно пахли сероводородом, мясо отдавало чем-то тухлым, лук как будто обжигал слизистую носа». Работать было тяжело. «Я не мог ничего попробовать на вкус и понять, испортился продукт или нет», – рассказал Александр.

«Есть такие люди, сомелье, которые работают в ресторанах. И есть прям профессиональные когорты [сомелье], которые участвуют во всяких конкурсах, когда [проводится ]слепая дегустация и нужно угадать не только сорт винограда, но и регион и даже конкретного производителя. Так вот, эти люди в данный момент не могут отличить один сорт от другого», – рассказывает о последствиях перенесенного коронавируса для своих коллег специалист по вину Ольга Соколова.

Как лечить постковидный синдром

В мире пока нет общих рекомендаций по лечению постковида. Российский Минздрав в прошлом году утвердил рекомендации по реабилитации пациентов, однако это временные методички. И до сих пор не все врачи и не все пациенты знают о постковиде и его симптомах.

«Когда мы будем через пару лет знать гораздо больше, вероятно, какое-то специфическое лечение появится, для отдельных типов постковидного синдрома появится. Но для этого нужно время», – говорит врач-иммунолог Николай Крючков.

А пока медики и ученые изучают постковид, врачи предлагают пациентам внимательно изучать себя. При длительных симптомах постковида нужно идти к профильному специалисту: эндокринологу, гастроэнтерологу, неврологу или психиатру, если есть признаки депрессии.

лечение и диагностика симптомов, причин в Москве

Агаркова С.А.

15 Июня 2021

Выражаю сердечную  благодарность Валерии Александровне за внимательное, профессиональное и терпеливое отношение к пациентам. Общение с вами дает надежду на выздоровление и на то, что в нашей медицине есть настоящие специалисты своей профессии. Спасибо всему консультатив…

Подробнее

Курочкина Валентина Николаевна

4 Июня 2021

Инна Юрьевна грамотный специалист. Заметно, что хочет вылечить пациента от души. Грамотный подход к работе. Я благодарна ей, что поставила правильный диагноз и подобрала схему лечения.

Подробнее

Птицына Наталья николаевна

5 Марта 2021

Хочу выразить огромную благодарность гастроэнтерологу Чуйковой Ольге , это специалист высокого уровня, при назначении мне удаления опухоли в кишечнике,проверила всю информацию по моим обследованиям в клинике,даже за 2020 и 2019, назначила анализы , не только касаемо этой ситуации…

Подробнее

Антонович Иван

17 Марта 2020

Хочу выразить благодарность Лопатиной Елене Юрьевне за профессионализм.
Очень оперативно вылечила меня от билиарного сланжа ( ранее мучился с ним 4 месяца)

Подробнее

Фейзрахманоа Ильдар Фатехович

15 Ноября 2019

Огромная благодарность Лопатиной Е.Ю. за мое спасение и грамотное лечение ЖКТ, смогла быстро вылечить и избежать резекцию желудка. Операция не понадобилась! Большое спасибо и здоровья всем нам!

Супруги Ильдар Фейзрахманоа и Зулейха Андержанова

Подробнее

Наталья Викторовна

22 Мая 2019

Добрый день! 21.05.2019 была на консультации у врача-гастроэнтеролога, к.м.н. Лопатиной Елены Юрьевны. Хочу выразить слова благодарности за такой высокий профессионализм. Очень грамотный и талантливый врач. Четко расписала схему лечения, все обьяснила. На все мои вопросы ответил…

Подробнее

Васильева Е

15 Мая 2019

Хочу выразить слова благодарности врачу-гастроэнтерологу Алешиной Т.В. за профессиональную работу и преданность профессии.Очень внимательный врач. Профессионал с огромным опытом работы!!

Подробнее

«Постковидный синдром»: в центре внимания скелетно-мышечная боль | Каратеев

1. Насонов ЕЛ. Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): размышления ревматолога. Научно-практическая ревматология. 2020;58(2):123-132. doi: 10.14412/1995-4484-2020-123-132

2. Spreeuwenberg P, Kroneman M, Paget J. Reassessing the global mortality burden of the 1918 influenza pandemic. Am J Epidemiol. 2018;187(12):2561-2567. doi: 10.1093/aje/kwy191

3. COVID-19 Dashboard by the Center for Systems Science and Engineering (CSSE) at Johns Hopkins University (JHU). URL: https://origin-coronavirus.jhu.edu/map.html. (Accessed: 18th April 2021) .

4. Darif D, Hammi I, Kihel A, El Idrissi Saik I, Guessous F, Akarid K. The pro-inflammatory cytokines in COVID-19 pathogenesis: What goes wrong? Microb Pathog. 2021;18(153):104799. doi: 10.1016/j.micpath.2021.104799

5. Capaccione KM, Yang H, West E, Patel H, Ma H, Patel S, et al. Pathophysiology and imaging findings of COVID-19 infection: An organ-system based review. Acad Radiol. 2021;28(5):595-607. doi: 10.1016/j.acra.2021.01.022

6. Oronsky B, Larson C, Hammond TC, Oronsky A, Kesari S, Lybeck M, et al. A review of persistent post-COVID syndrome (PPCS). Clin Rev Allergy Immunol. 2021;20:1-9. doi: 10.1007/s12016-021-08848-3

7. Summary of ICD coding for COVID-19. URL: http://www.whofic.org.za/SummaryICDcoding.pdf (Accessed: 18 April 2021).

8. McDonald LT. Healing after COVID-19: are survivors at risk for pulmonary fibrosis? Am J Physiol Lung Cell Mol Physiol. 2021;320(2):L257-L265. doi: 10.1152/ajplung.00238.2020

9. Zhang C, Wu Z, Li JW, Tan K, Yang W, Zhao H, et al. Discharge may not be the end of treatment: Pay attention to pulmonary fibrosis caused by severe COVID-19. J Med Virol. 2021;93(3):1378-1386. doi: 10.1002/jmv.26634

10. Budi EH, Schaub JR, Decaris M, Turner S, Derynck R. TGF-beta as a driver of fibrosis: Physiological roles and therapeutic opportunities. J Pathol. 2021;254(62). doi: 10.1002/path.5680

11. Shchendrygina A, Nagel E, Puntmann VO, Valbuena-Lopez S. COVID-19 myocarditis and prospective heart failure burden. Expert Rev Cardiovasc Ther. 2021;19(1):5-14. doi: 10.1080/14779072.2021.1844005

12. Ferrara F, Vitiello A. Scientific and pharmacological rationale for the treatment of cardiac damage caused by COVID-19. Discov Med. 2020;30(161):155-161.

13. Di Minno A, Ambrosino P, Calcaterra I, Di Minno MND. COVID-19 and venous thromboembolism: A meta-analysis of literature studies. Semin Thromb Hemost. 2020;46(7):763-771. doi: 10.1055/s-0040-1715456

14. Zuin M, Rigatelli G, Zuliani G, Roncon L. The risk of thrombosis after acute-COVID-19 infection. QJM. 2021;15:hcab054. doi: 10.1093/qjmed/hcab054

15. Higgins V, Sohaei D, Diamandis EP, Prassas I. COVID-19: from an acute to chronic disease? Potential long-term health consequences. Crit Rev Clin Lab Sci. 2020;21:1-23. doi: 10.1080/10408363.2020.1860895

16. Amann K, Boor P, Wiech T, Singh J, Vonbrunn E, Knöll A, et al. COVID-19 effects on the kidney. Pathologe. 2021;1:1-5. doi: 10.1007/s00292-020-00900-x

17. Askari H, Sanadgol N, Azarnezhad A, Tajbakhsh A, Rafiei H, Safarpour AR, et al. Kidney diseases and COVID-19 infection: causes and effect, supportive therapeutics and nutritional perspectives. Heliyon. 2021;7(1):e06008. doi: 10.1016/j.heliyon.2021.e06008

18. Lahiri D, Ardila A. COVID-19 pandemic: A neurological perspective. Cureus. 2020;29;12(4):e7889. doi: 10.7759/cureus.7889

19. Javed A. Neurological associations of SARS-CoV-2 infection: A systematic review. CNS Neurol Disord Drug Targets. 2021;16. doi: 10.2174/1871527320666210216121211

20. Bandeira IP, Schlindwein MAM, Breis LC, Peron JPS, Gonçalves MVM. Neurological complications of the COVID-19 pandemic: What have we got so far? Adv Exp Med Biol. 2021;1321:21-31. doi: 10.1007/978-3-030-59261-5_2

21. Rogers JP, Chesney E, Oliver D, Pollak TA, McGuire P, FusarPoli P, et al. Psychiatric and neuropsychiatric presentations associated with severe coronavirus infections: A systematic review and meta-analysis with comparison to the COVID-19 pandemic. Lancet Psychiatry. 2020;7(7):611-627. doi: 10.1016/S2215-0366(20)30203-0

22. Dani M, Dirksen A, Taraborrelli P, Torocastro M, Panagopoulos D, Sutton R, et al. Autonomic dysfunction in ‘long COVID’: Rationale, physiology and management strategies. Clin Med (Lond). 2021;21(1):e63-e67. doi: 10.7861/clinmed.2020-0896

23. Østergaard L. SARS CoV-2 related microvascular damage and symptoms during and after COVID-19: Consequences of capillary transit-time changes, tissue hypoxia and inflammation. Physiol Rep. 2021;9(3):e14726. doi: 10.14814/phy2.14726

24. De Giorgio MR, Di Noia S, Morciano C, Conte D. The impact of SARS-CoV-2 on skeletal muscles. Acta Myol. 2020;1;39(4):307-312. doi: 10.36185/2532-1900-034

25. Somasundaram NP, Ranathunga I, Ratnasamy V, Wijewickrama PSA, Dissanayake HA, Yogendranathan N, et al. The impact of SARS-CoV-2 virus infection on the endocrine system. J Endocr Soc. 2020;2;4(8):bvaa082. doi: 10.1210/jendso/bvaa082

26. Ehrenfeld M, Tincani A, Andreoli L, Cattalini M, Greenbaum A, Kanduc D, et al. Covid-19 and autoimmunity. Autoimmun Rev. 2020;19(8):102597. doi: 10.1016/j.autrev.2020.102597

27. Dotan A, Muller S, Kanduc D, David P, Halpert G, Shoenfeld Y. The SARS-CoV-2 as an instrumental trigger of autoimmunity. Autoimmun Rev. 2021;19:102792. doi: 10.1016/j.autrev.2021.102792

28. Weng LM, Su X, Wang XQ. Pain symptoms in patients with coronavirus disease (COVID-19): A literature review. J Pain Res. 2021;26;14:147-159. doi: 10.2147/JPR.S269206

29. Walitt B, Bartrum E. A clinical primer for the expected and potential post-COVID-19 syndromes. Pain Rep. 2021;16;6(1):e887. doi: 10.1097/PR9.0000000000000887

30. Marinangeli F, Giarratano A, Petrini F. Chronic pain and COVID-19: Pathophysiological, clinical and organizational issues. Minerva Anestesiol. 2020. doi: 10.23736/S0375-9393.20.15029-6

31. Kemp Н, Corner Е, Colvin L. Chronic pain after COVID-19: Implications for rehabilitation. Br J Anaesth. 2020;125(4):436-440. doi: 10.1016/j.bja.2020.05.021

32. Galal I, Mohamed Hussein A, Amin M, Saad MM, Zayan HEE, Abdelsayed MZ, et al. Determinants of persistent post-COVID-19 symptoms: Value of a novel COVID-19 symptom score. The Egyptian Journal of Bronchology. 2021;15:10. doi: 10.1186/s43168-020-00049-4

33. Carfì A, Bernabei R, Landi F. Persistent symptoms in patients after acute COVID-19. JAMA. 2020;11;324(6):603-605. doi: 10.1001/jama.2020.12603

34. Halpin S, McIvor C, Whyatt G, Adams A, Harvey O, McLean L, et al. Postdischarge symptoms and rehabilitation needs in survivors of COVID-19 infection: A cross-sectional evaluation. J Med Virol. 2021;93(2):1013-1022. doi: 10.1002/jmv.26368

35. Jacobs L, Paleoudis E, Bari D, Nyirenda T, Friedman T, Gupta A, et al. Persistence of symptoms and quality of life at 35 days after hospitalization for COVID-19 infection. PLoS One. 2020;11;15(12):e0243882. doi: 10.1371/journal.pone.0243882

36. Meyer-Frießem CH, Gierthmühlen J, Baron R, Sommer C, Üçeyler N, Enax-Krumova EK. Pain during and after COVID-19 in Germany and worldwide: A narrative review of current knowledge. Pain Rep. 2021;20;6(1):e893. doi: 10.1097/PR9.0000000000000893

37. Soares FHC, Kubota GT, Fernandes AM, Hojo B, Couras C, Costa BV, et al. Prevalence and characteristics of new-onset pain in COVID-19 survivors, a controlled study. Eur J Pain. 2021. doi: 10.1002/ejp.1755

38. Huang C, Huang L, Wang Y, Li X, Ren L, Gu X, et al. 6-month consequences of COVID-19 in patients discharged from hospital: A cohort study. Lancet. 2021;397(10270):220-232. doi: 10.1016/S0140-6736(20)32656-8

39. Lopez-Leon S, Wegman-Ostrosky T, Perelman C, Sepulveda R, Rebolledo P, Cuapio A, et al. More than 50 long-term effects of COVID-19: A systematic review and meta-analysis. Res Sq. 2021:rs.3.rs-266574. doi: 10.21203/rs.3.rs-266574/v1

40. Himmels JPW, Qureshi SA, Brurberg KG, Gravningen KM. COVID-19: Long-term effects of COVID-19. Rapid review. URL: https://www.fhi.no/en/publ/2021/Long-Term-Effects-ofCOVID-19 (Accessed: 18th April 2021).

41. Attal N, Martinez V, Bouhassira D. Potential for increased prevalence of neuropathic pain after the COVID-19 pandemic. Pain Rep. 2021;6(1):e884. doi: 10.1097/PR9.0000000000000884

42. Mohabbat AB, Mohabbat NML, Wight EC. Fibromyalgia and chronic fatigue syndrome in the age of COVID-19. Mayo Clin Proc Innov Qual Outcomes. 2020;4(6):764-766. doi: 10.1016/j.mayocpiqo.2020.08.002

43. Komaroff AL, Bateman L. Will COVID-19 lead to myalgic encephalomyelitis/chronic fatigue syndrome? Front Med (Lausanne). 2021;7:606824. doi: 10.3389/fmed.2020.606824

44. Wostyn P. COVID-19 and chronic fatigue syndrome: Is the worst yet to come? Med Hypotheses. 2021;146:110469. doi: 10.1016/j.mehy.2020.110469

45. Li Y, Scherer N, Felix L, Kuper H. Prevalence of depression, anxiety and post-traumatic stress disorder in health care workers during the COVID-19 pandemic: A systematic review and meta-analysis. PLoS One. 2021;16(3):e0246454. doi: 10.1371/journal.pone.0246454

46. Parisi S, Borrelli R, Bianchi S, Fusaro E. Viral arthritis and COVID-19. Lancet Rheumatol. 2020;2(11):e655-e657. doi: 10.1016/S2665-9913(20)30348-9

47. Gasparotto M, Framba V, Piovella C, Doria A, Iaccarino L. PostCOVID-19 arthritis: A case report and literature review. Clin Rheumatol. 2021:1-6. doi: 10.1007/s10067-020-05550-1

48. Nalbandian A, Sehgal K, Gupta A. Post-acute COVID-19 syndrome. Nat Med. 2021;27(4):601-615. doi: 10.1038/s41591-021-01283-z

49. Chandrashekara S, Jaladhar P, Paramshetti S, Ramachandran V, Nizar SF, Kori D. Post COVID inflammation syndrome: Different manifestations caused by the virus. J Assoc Physicians India. 2020;68(12):33-34.

50. Wong AY, MacKenna B, Morton CE, Schultze A, Walker AJ, Bhaskaran K, et al. Use of non-steroidal anti-inflammatory drugs and risk of death from COVID-19: An OpenSAFELY cohort analysis based on two cohorts. Ann Rheum Dis. 2021 Jan 21. doi: 10.1136/annrheumdis-2020-219517

51. Demeco A, Marotta N, Barletta M, Pino I, Marinaro C, Petraroli A, et al. Rehabilitation of patients post-COVID-19 infection: A literature review. J Int Med Res. 2020;48(8):300060520948382. doi: 10.1177/0300060520948382

52. Candan SA, Elibol N, Abdullahi A. Consideration of prevention and management of long-term consequences of post-acute respiratory distress syndrome in patients with COVID-19. Physiother Theory Pract. 2020;36(6):663-668. doi: 10.1080/09593985.2020.1766181

53. Yang YC, Chou CL, Kao CL. Exercise, nutrition, and medication considerations in the light of the COVID pandemic, with specific focus on geriatric population: A literature review. J Chin Med Assoc. 2020;83(11):977-980. doi: 10.1097/JCMA.0000000000000393

Постковидный синдром — Рекомендации по лечению и профилактике — Причины и признаки постковидного синдрома

13.08.2021

В настоящее время известно, что 10–30% пациентов, перенесших COVID-19, страдают так называемым постковидным синдромом. Длительность постковидного синдрома может достигать несколько недель или месяцев. При длительности более 3-х недель от начала заболевания COVID-19 говорят о постостром синдроме ковид. Если длительность симптомов составляет более 12 недель — о хроническом течении. В последнем случае, в литературе всё чаще упоминается словосочетание «Лонг-ковид синдром» (long-covid). Максимальная длительность синдрома неизвестна: в настоящее время есть предположения о том, что некоторые симптомы могут оставаться пожизненно. Наблюдение за пациентами показывает, что со временем, симптомы уменьшаются, и многие пациенты отмечают облегчение и выздоровление спустя несколько недель или месяцев от начала заболевания.

Причины проявления постковидного синдрома

Вероятность возникновения постковидного синдрома трудно спрогнозировать. Даже пациенты с легким течением COVID-19 могут давать тяжёлый постковид. Вероятность также не связана с возрастом, набором предшествующих и сопутствующих заболеваний, социальными и психологическими факторами. Возможно возникновение симптомов постковид спустя несколько недель, месяцев уже после, казалось бы, выздоровления. Возможно, это состояние чаще будет встречаться у пациентов с многообразными жалобами в период острого течения COVID-19.

Причиной развития заболевания являются вирусные и аутоиммунные механизмы повреждения различных органов и систем. При этом наличие симптомов после острого периода совсем не означает присутствие вируса в организме.

Нарушения могут возникать в центральной, вегетативной нервной системе, сердечно-сосудистой системе и органах дыхания, костно-мышечной системе.

  Отсюда многообразие признаков постковидного синдрома long-covid:

  • длительная общая слабость;
  • субфебрилитет;
  • боль в мышцах и суставах;
  • одышка;
  • боль в грудной клетке;
  • когнитивные жалобы: «мозговой туман», расстройства внимания, мышления, памяти;
  • расстройства сна и настроения;
  • появляются или усиливаются имеющиеся ранее головные боли, головокружения;
  • длительно сохраняются проблемы со вкусом или запахами.

Немало жалоб доставляет так называемый синдром постуральной тахикардии. Когда движения, любая смена положения тела, вызывают стойкую тахикардию, колебания давления, жалобы на головокружение, слабость или темноту перед глазами. Наличие жалоб и их стойкие проявления, требуют консультации врача, чтобы исключить серьезную органическую причину расстройств. Кроме того, специалист поможет определиться с тактикой ведения и лечения, даст свои рекомендации по постковидному синдрому.

Лечение постковидного синдрома

Лечение постковидного синдрома симптоматическое. В большинстве случаев это немедикаментозная реабилитация:

  • постепенное расширение двигательного режима;
  • ходьба, гимнастика, плавание;
  • дыхательные упражнения;
  • обонятельные или вкусовые тренинги.

При синдроме постуральной тахикардии — обильный питьевой режим, при отсутствии противопоказаний — солевая диета, исключение алкоголя и кофе. Если необходимо, врач назначит дополнительные лекарственные средства. При наличии расстройств сна и настроения показаны психотерапия, когнитивно-поведенческая терапия, в ряде случаев — медикаментозная коррекция.

Таким образом, лечение постковидного синдрома — это работа не только врача, но и терпение и каждодневный труд самого пациента. Работа, которая непременно принесёт свои плоды, если выполнять её правильно и добросовестно.

Профилактика: как защитить себя от постковидного синдрома

Основная профилактика осложнений COVID19 — не допустить заражения коронавирусом, то есть вакцинация. На сегодняшний день в РФ доступно несколько вакцин, выполненных по разным технологиям. В том числе есть вакцина, получившая мировую признательность и славу, используемая более чем в 60 странах мира. В условиях постоянно мутирующего вируса вакцина позволяет переносить заболевание в более лёгкой форме, сдерживает рост и распространение пандемии, критически снижает количество смертельных исходов.


Автор: врач-невролог Университетской клиники H-Clinic Ирина Владимировна Васильцова

Медицинский редактор: руководитель Университетской клиники H-Clinic, к.м.н., врач-инфекционист Данила Сергеевич Коннов.

Источники:


Возврат к списку

«Постковидный синдром ‒ это очень опасно». С какими проблемами столкнулись перенесшие коронавирус

Кроме того, есть и те, у кого нарушился кровоток, так как во время лечения COVID-19 они бесконтрольно принимали антикоагулянты (разжижающие кровь препараты).

Специалисты отмечают, что коронавирус не только вызывает обострение хронических болезней, но и сам надолго остается в организме человека, что замедляет процесс выздоровления, поэтому кроме лечения болезни таким пациентам требуется и психологическая реабилитация.

В Кыргызстане вспышка COVID-19 началась в марте. Отечественные медики на тот момент не имели полных сведений о том, как болезнь отражается на здоровье людей и каким должен быть процесс их реабилитации. После массовых случаев заражения в июне и июле Министерство здравоохранения КР решило внести в IV протокол лечения коронавируса инструкции по восстановлению здоровья людей после перенесенного заболевания.

«Одна болезнь сменяет другую»

Динара Чокоева заразилась коронавирусом в начале июля. Несмотря на то, что она выздоровела, по сей день ей приходится лечиться уже от других недугов:

‒ Когда заразилась коронавирусом, то сразу дала знать о себе старая травма головы, которую я получила в младенчестве, в момент появления на свет. У меня и раньше болела голова, но в этот раз было очень плохо. Лечение заняло около 14 дней, первую неделю получала капельницы, потом ‒ таблетки. После этого я просидела дома еще 15 дней. Врачи сказали, что «теперь вирус не страшен», и я поехала в село. Но там я опять то ли простыла, то ли что-то другое, но снова начали болеть руки и ноги, и снова три дня пришлось лежать под капельницами. После этого по всему телу у меня пошла мелкая сыпь. В общем, одна болезнь сменяет другую. Все равно вирус, оказывается, ослабляет человека – потеешь, нет сил, как раньше. И когда я уже думала, что выздоровела, у меня началась моя традиционная аллергия. Только удалось победить ее, принимая лекарства, как через два дня напомнила о себе рука, которую я сломала 2-3 года назад. В общем, специалисты, видимо, были правы, когда говорили, что последствия вируса ощущаются еще на протяжении 2-3 месяцев после выздоровления. У меня снизилась работоспособность, ничего не хочется делать. Я и раньше слабо видела, а сейчас зрение ухудшилось еще больше.

«У многих проблемы со свертываемостью крови»

Пожелавший остаться неизвестным сотрудник Службы скорой помощи города Бишкека рассказал, что в последнее время увеличилось число обращений от граждан, у которых из-за бесконтрольного приема разжижающих кровь препаратов (антикоагулянтов) появились проблемы с сосудами:

‒ Во-первых, после перенесенной коронавирусной инфекции любое ухудшение здоровья схоже с симптомами при вирусе. Во-вторых, многие граждане на волне паники в июне и июле стали самостоятельно колоть себе антикоагулянты, такие как гепарин, клексан, что повлекло разжижение крови. Стоит теперь сделать им самый простой укол — кровь на месте этой небольшой ранки не останавливается, не свертывается. Постковидный синдром ‒ это очень опасная штука, а мы, оказывается, даже не знаем, как его предотвращать.

В IV протоколе предусмотрены вопросы реабилитации

На сегодня в КР лечение от коронавируса в стационарах получают 1 тысяча 21 пациент, еще 4 тысячи 563 человека лечатся амбулаторно.

Главный инфекционист КР Айнура Кутманова говорит, что сильное ухудшение здоровья пациентов после перенесенного коронавируса стало заметно во время большой волны заражений, что прошла в июле. В связи с этим сейчас в IV протокол Минздрава по лечению коронавируса вносятся инструкции по восстановлению после COVID-19:

‒ В основном после этой болезни у многих на протяжении длительного времени сохраняется повышенная температура 37‒37,2, болит голова, наблюдаются проблемы со сном и нарушение аппетита. Кроме того, было выявлено подавленное настроение, нарушения гемодинамики. Из-за плохого снабжения крови кислородом начинают ухудшаться функции мозга, что влечет головные боли. Поэтому все, кто переболел этим вирусом, сразу после улучшения самочувствия должны начинать реабилитацию. Еще находясь в больнице можно начать делать дыхательную гимнастику. И еще один немаловажный фактор лечения этой болезни – психологическая поддержка.

Кроме того, мы заметили, что заболев, многие люди начинают испытывать страх, впадают в депрессию, а это только усиливает вирус в организме человека, и он пасует перед недугом. Поэтому надо следить за эмоциональным состоянием заболевшего, он должен быть в хорошем настроении. Также правильно питаться малыми порциями, но часто. Обычно мы ведь едим 3-4 раза в день? А после перенесенной болезни правильнее питаться 5-6 раз в день, то есть почти каждые два часа. Имеющие хронические заболевания и проблемы с сердцем, сосудами не должны прекращать прием лекарств, которые пили постоянно. Мы сейчас готовимся внести в IV протокол этот большой раздел по вопросам реабилитации после COVID-19. Потому что раньше этих сведений у нас не было.

Влияет и на нервную систему

По состоянию на 26 августа, в Кыргызстане число подтвержденных случаев COVID-19 достигло 43 тысяч 358. За последние сутки от этой инфекции излечились 292 человека. А всего за период эпидемии – 37 тысяч 217 пациентов. За минувшие сутки была зарегистрирована одна смерть от коронавируса ‒ в Бишкеке. Общее число жертв COVID-19 в КР с начала эпидемии составило 1 тысяча 58. Напомним, 18 августа Минздрав Кыргызстана пересмотрел статистику по COVID-19, после чего показатель смертности сократился почти на треть.

Медсестра из Кыргызстана, Сайрагуль Жолборсова, которая проживает в Москве, отметила последствия COVID-19 на организм человека:

‒ Самое главное ‒ нарушается работа мозга. Особенно опасен этот вирус для тех, кто имеет заболевания почек, легких, сердечно-сосудистой системы, а также хронические болезни. COVID-19 провоцирует образование тромбов, что иногда приводит к кровоизлиянию в мозге. А так как иммунная система ослаблена, то начинают появляться такие неврологические заболевания как энцефалит, инсульт, а также инфаркт и перепады кровяного давления. Все это приводит к тому, что начинают болеть мышцы, у человека нет ни на что сил, снижается его работоспособность. Поэтому имеющим хронические заболевания надо быть особенно осторожными.

Необходимо соблюдать общепринятые правила гигиены

Коронавирус практически протекает так, как острые респираторные заболевания, но отличается тем, что болезнь быстро уходит вниз, в легкие, что вызывает пневмонию. Несмотря на то, что волна заражений пошла на спад, все равно имеющим хронические болезни необходимо беречь себя, чтобы защититься от повторного заражения и вызванных этим вирусом осложнений.

Врач Уланбек Усубалиев говорит, что не надо пренебрегать элементарными нормами гигиены, считая, что вирус сошел на нет и что человек уже выздоровел:

‒ Во время компьютерной томографии ясно видно, что у переболевших коронавирусом в течение 2-3 месяцев после выздоровления сохраняются изменения в легких. Другими словами, у заразившегося COVID-19 легкие восстанавливаются на протяжении длительного времени. Это говорит о том, что нарушен кровоток, в нем мало кислорода. И самостоятельный прием различных лекарств тоже влечет негативные последствия. Поэтому после выздоровления необходимо постоянно быть на связи с врачом, не снимать маску, соблюдать социальную дистанцию и гигиену.

В Кыргызстане на сегодня в государственных больницах не предоставляют услуг по реабилитации после коронавируса, возможно, они имеются в частных клиниках. По словам медиков, из-за приема сильных антибиотиков у некоторых пациентов наблюдается стойкость к антибиотикам вообще, а также появляются проблемы с желудком и пищеварительной системой.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

Врачи рассказали, какие дети подвержены осложнениям после COVID-19

У детей после коронавируса в 30% случаев могут развиться осложнения, сообщил эпидемиолог Роспотребнадзора Александр Горелов. Опрошенные «Газетой.Ru» врачи отмечают, они проявляются в виде проблем с ЖКТ, хронической усталости и развития синдрома Mis-C. При этом предупредить постковидный синдром у детей сложно.

Постковидный синдром у детей часто вызывает проблемы, связанные с желудочно-кишечным трактом, сообщила «Газете.Ru» кандидат медицинских наук, врач-педиатр Ольга Горячева.

«Чаще у детей постковидный синдром, как и сам вирус, не поражает бронхо-легочную систему. Очень много случаев, когда дети после болезни обращаются с разжижением стула, воспалительной реакцией кишки и другими проблемами ЖКТ. Взрослые обычно путают подобные проявления с обычным энтеровирусом», — сказала она.

Также после ковида у детей может развиться Mis-C — мультивоспалительный синдром, добавляет врач-педиатр «СМ-Клиника» Татьяна Кузнецова.

«Это сильная иммунная реакция на COVID-19 или постковидные осложнения, имеющая сходство с синдромом Кавасаки. У части детей это осложнение может случиться спустя три-четыре недели после болезни. Характеризуется высокой температурой, островоспалительным изменением крови, развитием полиорганной недостаточности, септического состояния», — пояснила медик.

Синдром Mis-C может вызывать сердечно-сосудистые проблемы: формируются нарушения ритма сердца, есть риск образования аневризмы аорты.

«Также постковид у детей часто проявляется в виде хронической усталости, проблем с концентрацией внимания и памяти, бессоннице или нарушении сна. Кроме того, фиксируются проблемы с колебанием артериального давления, ортостатическая гипотензия с пресинкопальными состояниями, нарушения мочеиспускания, вкуса, обоняния и колебания температуры тела до субфебрильных цифр», — сказала Кузнецова.

При этом постковидный синдром у детей еще недостаточно изучен: скорее всего он возникает из-за токсического воздействия вируса на организм, отмечает заслуженный врач России Михаил Каган.

«Существующие гипотезы включают хроническое воспаление, вызванное инактивированными вирусными белками, или, возможно, сохраняющееся низкое количество активного вируса, или последствие возникших в острую фазу болезни повреждений на микроскопическом уровне», — сказал он.

По словам медиков, постковидный синдром может поражать детей не только после тяжелого, но и легкого или даже бессимптомного течения COVID-19. В особенности риску подвержены подростки и дети с хроническими заболеваниями.

«В группе риска – подростки 13-17 лет, дети с хроническими заболеваниями легких (бронхиальная астма, хронический обструктивный бронхит), почек (хронический гломерулонефрит, хронический пиелонефрит, тубулопатии), врожденные пороки сердца, сердечно-сосудистые заболевания (вегето-сосудистая дистония, эссенциальная артериальная гипертензия), дети с ожирением или избыточной массой тела, диабетом, онкологическими заболеваниями», — пояснила Кузнецова.

Также развитие постковидного синдрома наиболее вероятно у детей с ослабленным иммунитетом.

«Это те дети, у которых изначально снижен иммунитет. То есть дети, которые находятся на иммуносупрессивной терапии, дети с аутоиммунными заболеваниями, дети с бронхо-легочной патологией, недоношенные дети», — сказала Горячева.

Чтобы предупредить постковидный синдром и не допустить развития осложнений, необходимо при появлении характерных симптомов обращаться к врачу и не заниматься самолечением.

«Важно вовремя обращаться к врачу при первых признаках ОРВИ, проводить тест на ковид, тщательно соблюдать назначения врача, при необходимости госпитализироваться в стационар. Ежемесячно – наблюдение педиатра, гематологический контроль (клинический анализ крови, С-реактивный белок, Д-димер). При необходимости — привлечение узких специалистов и диспансерное наблюдение», — советует Кузнецова.

Однако лучшая профилактика осложнений – вакцинация, подчеркивают медики.

«Дети, которые еще пока не могут быть вакцинированы, получают определенную защиту, когда их родители и другие взрослые люди из их окружения вакцинируются. Взрослые также должны соблюдать другие меры предосторожности, такие как использование детьми масок и соблюдение социальной дистанции в условиях эпидемического неблагополучия», — заключил Каган.

Ученые назвали основные симптомы постковидного синдрома

https://ria.ru/20210512/postkovid-1731952461.html

Ученые назвали основные симптомы постковидного синдрома

Ученые назвали основные симптомы постковидного синдрома — РИА Новости, 12.05.2021

Ученые назвали основные симптомы постковидного синдрома

Американские ученые провели когортное исследование среди пациентов с постковидным синдромом. Большинство из них имели симптомы респираторных и психических… РИА Новости, 12.05.2021

2021-05-12T14:20

2021-05-12T14:20

2021-05-12T20:55

наука

сша

здоровье

биология

коронавирус covid-19

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/05/07/1571111846_0:0:3072:1728_1920x0_80_0_0_0dd2fd56eccf5c6925f91cf2a82c3789.jpg

МОСКВА, 12 мая — РИА Новости. Американские ученые провели когортное исследование среди пациентов с постковидным синдромом. Большинство из них имели симптомы респираторных и психических заболеваний, но самыми частыми признаками «долгого COVID» оказались депрессия, тревога, расстройства настроения и повышенная утомляемость. Результаты исследования опубликованы в журнале Mayo Clinic Proceedings.Постковидный синдром, также известный как «долгий COVID» или PCS-синдром (Post-COVID-19 syndrome) — это комплекс симптомов, сохраняющихся у переболевших COVID-19 в течение длительного времени — двух-трех месяцев, а иногда и больше.Исследователи из Клиники Мэйо опубликовали результаты наблюдения за первой группой пациентов, которые приняли участие в Программе реабилитации после COVID-19 (CARP), созданной для оценки и лечения пациентов с синдромом PCS. Всего за период с 1 июня по 31 декабря 2020 года авторы обследовали 100 человек — 68 женщин и 32 мужчин. Средний возраст пациентов составлял 45 лет, а их состояние оценивали в среднем через 93 дня после заражения.Наиболее частым симптомом у пациентов, обращающихся в клинику по поводу постковидного синдрома, была утомляемость (80 процентов отмечали необычную хроническую усталость), 59 процентов имели респираторные симптомы и столько же — неврологические жалобы. Более трети пациентов сообщали о когнитивных трудностях в выполнении основных повседневных действий, и только каждый третий подтвердил, что смог после болезни в полной мере вернуться к полноценной трудовой деятельности.»У большинства участников исследования до заражения COVID-19 не было сопутствующих заболеваний, и у многих болезнь не была достаточно серьезной, чтобы потребовалась госпитализация, — приводятся в пресс-релизе слова первого автора статьи, медицинского директора Клиники Мэйо и руководителя программы CARP доктора Грега Ваничкачорна (Greg Vanichkachorn). — На момент исследования у большинства пациентов, несмотря на симптомы, были нормальные анализы, и это одна из проблем, связанных с диагностикой PCS и его последующим эффективным лечением».Авторы считают, что постковидный синдром — это самостоятельное заболевание, которое требует отдельного лечения, без этого пациенты долго не смогут вернуться к работе и нормальной жизни. Клиника Мэйо разработала специальную программу реабилитации после COVID-19 и в июне 2020 года начала оказывать помощь пациентам с PCS. «Большинству пациентов, с которыми мы работали, требовалась физиотерапия, трудотерапия или реабилитация мозга для устранения предполагаемых когнитивных нарушений. Многие испытывали усталость, более половины также сообщали о проблемах с мышлением, известных как «мозговой туман», — говорит доктор Ваничкачорн. — И многие не могли вернуться к своей нормальной трудовой жизни по крайней мере в течение нескольких месяцев».По мнению авторов, пациентам, вылечившимся от острой коронавирусной инфекции и имеющим продолжительные симптомы «долгого COVID», не стоит ждать, когда «все пройдет само», а врачи должны быть готовы к приему таких больных и оказанию им прежде всего психологической помощи.»По мере того, как пандемия продолжается, мы ожидаем увидеть все больше пациентов, у которых симптомы будут проявляться спустя долгое время после заражения, и работники здравоохранения должны подготовиться к этому, знать, что искать, и знать, как наилучшим образом помочь пациентам», — отмечает ученый.

https://ria.ru/20210512/potentsiya-1731927336.html

https://ria.ru/20210511/kovid-1731803216.html

сша

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/05/07/1571111846_302:0:3033:2048_1920x0_80_0_0_d13574696059fcb19e8240fb40e870b3.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

сша, здоровье, биология, коронавирус covid-19

МОСКВА, 12 мая — РИА Новости. Американские ученые провели когортное исследование среди пациентов с постковидным синдромом. Большинство из них имели симптомы респираторных и психических заболеваний, но самыми частыми признаками «долгого COVID» оказались депрессия, тревога, расстройства настроения и повышенная утомляемость. Результаты исследования опубликованы в журнале Mayo Clinic Proceedings.

Постковидный синдром, также известный как «долгий COVID» или PCS-синдром (Post-COVID-19 syndrome) — это комплекс симптомов, сохраняющихся у переболевших COVID-19 в течение длительного времени — двух-трех месяцев, а иногда и больше.

Исследователи из Клиники Мэйо опубликовали результаты наблюдения за первой группой пациентов, которые приняли участие в Программе реабилитации после COVID-19 (CARP), созданной для оценки и лечения пациентов с синдромом PCS. Всего за период с 1 июня по 31 декабря 2020 года авторы обследовали 100 человек — 68 женщин и 32 мужчин. Средний возраст пациентов составлял 45 лет, а их состояние оценивали в среднем через 93 дня после заражения.

Наиболее частым симптомом у пациентов, обращающихся в клинику по поводу постковидного синдрома, была утомляемость (80 процентов отмечали необычную хроническую усталость), 59 процентов имели респираторные симптомы и столько же — неврологические жалобы. Более трети пациентов сообщали о когнитивных трудностях в выполнении основных повседневных действий, и только каждый третий подтвердил, что смог после болезни в полной мере вернуться к полноценной трудовой деятельности.

12 мая, 12:42НаукаУченые выяснили, как коронавирус влияет на потенцию

«У большинства участников исследования до заражения COVID-19 не было сопутствующих заболеваний, и у многих болезнь не была достаточно серьезной, чтобы потребовалась госпитализация, — приводятся в пресс-релизе слова первого автора статьи, медицинского директора Клиники Мэйо и руководителя программы CARP доктора Грега Ваничкачорна (Greg Vanichkachorn). — На момент исследования у большинства пациентов, несмотря на симптомы, были нормальные анализы, и это одна из проблем, связанных с диагностикой PCS и его последующим эффективным лечением».

Авторы считают, что постковидный синдром — это самостоятельное заболевание, которое требует отдельного лечения, без этого пациенты долго не смогут вернуться к работе и нормальной жизни. Клиника Мэйо разработала специальную программу реабилитации после COVID-19 и в июне 2020 года начала оказывать помощь пациентам с PCS.

«Большинству пациентов, с которыми мы работали, требовалась физиотерапия, трудотерапия или реабилитация мозга для устранения предполагаемых когнитивных нарушений. Многие испытывали усталость, более половины также сообщали о проблемах с мышлением, известных как «мозговой туман», — говорит доктор Ваничкачорн. — И многие не могли вернуться к своей нормальной трудовой жизни по крайней мере в течение нескольких месяцев».

По мнению авторов, пациентам, вылечившимся от острой коронавирусной инфекции и имеющим продолжительные симптомы «долгого COVID», не стоит ждать, когда «все пройдет само», а врачи должны быть готовы к приему таких больных и оказанию им прежде всего психологической помощи.

«По мере того, как пандемия продолжается, мы ожидаем увидеть все больше пациентов, у которых симптомы будут проявляться спустя долгое время после заражения, и работники здравоохранения должны подготовиться к этому, знать, что искать, и знать, как наилучшим образом помочь пациентам», — отмечает ученый.

11 мая, 18:00НаукаНазваны симптомы COVID-19, повышающие риск смерти в шесть раз

Постполиомиелитный синдром | Сидарс-Синай

Не то, что вы ищете?

Что такое постполиомиелитный синдром?

Постполиомиелитный синдром (PPS) — это расстройство нервов и мышц. Это случается у некоторых людей через много лет после того, как они имеют переболел полиомиелитом. PPS может вызвать новую мышечную слабость, которая со временем ухудшается, боль в мышцы и суставы и усталость.Люди с PPS часто чувствуют себя истощенными.

Полиомиелит — заразное заболевание, вызываемое вирусом полиомиелита. Может распространяться по телу жидкости. Чаще всего поражает маленьких детей. Тяжелая форма полиомиелита может привести к параличу и проблемы с дыханием.

В США эпидемия полиомиелита. пик пришелся на начало 1950-х годов. Вакцины против полиомиелита помогли искоренить полиомиелит в США и США. почти везде.Но полиомиелит возвращается. Были недавние вспышки вокруг света.

Симптомы полиомиелита могут варьироваться от от легкой гриппоподобной болезни до серьезного паралича мышц. Многие люди, пережившие полиомиелит находятся позже рискуете за PPS.

PPS случается у некоторых людей, у которых выздоровел от полиомиелита. Оно начинается в среднем через 35 лет после первоначального полиомиелита и мая в конечном итоге затрудняют дыхание.PPS может вызвать сокращение мышц.

Что вызывает постполиомиелитный синдром?

Причина PPS все еще не Чисто. Некоторые эксперты считают, что это может быть связано с восстановлением нервов. ветви. Это может привести к перегрузке нервных клеток после перенесенного полиомиелита. Еще одна идея под Исследования показывают, что вирус «спит» в нервной системе. Он снова активируется позже, вызывая PPS.Также возможно, что иммунная система каким-то образом перепуталась и атакует собственные нервы тела. Исследователи все еще пытаются узнать больше о возможные причины ППС.

Каковы симптомы постполиомиелитного синдрома?

PPS влияет на нервы и мышцы. Симптомы обычно появляются через 20-40 лет после первоначального полиомиелита. болезнь. Но они могут появиться от 10 до 70 лет спустя.Слабость мышц может быть главный симптом. Эта слабость может повлиять на одну сторону вашего тела больше, чем на другую. В Общие симптомы PPS могут включать:

  • Прогрессирующая слабость (обычная)
  • Усталость (утомляемость) (часто)
  • Боль в мышцах и суставах (общая)
  • Уменьшение мышечной массы
  • Проблемы с глотанием
  • Проблемы с дыханием
  • Нарушения сна
  • Чувствительность к холоду

Вы можете обнаружить, что ваши симптомы заметнее.Со временем нервы и мышцы могут продолжать сокращаться. Специально разработанные программы упражнений и физиотерапия могут помочь улучшить некоторые мышцы слабость.

Как диагностируется постполиомиелитный синдром?

PPS развивается только у людей, которые однажды переболел полиомиелитом. Ваш лечащий врач спросит о вашем анамнезе, вашем недавний симптомы и другие состояния здоровья.Поставщик обычно проводит медицинский осмотр а также проверяет вашу мышечную силу. Вам может потребоваться тестирование, которое включает:

  • Анализы крови для исключения других причин мышечной слабости
  • Электромиография (ЭМГ) _для измерения электрическая активность мышц
  • Биопсия мышцы для выявления признаков повреждение мышечных клеток
  • МРТ или КТ

Ваш лечащий врач может диагноз PPS, если у вас в прошлом был полиомиелит, появилась новая мышечная слабость и другие симптомы, которые длятся год и не имеют другой причины для ваших симптомов.

Вы можете сначала увидеть своего основного лечащего врача, а затем получить направление к специалисту, например, невролог, специализирующийся на нервно-мышечных заболеваниях.

Как лечится постполиомиелитный синдром?

Нет лекарства от PPS. Но поддерживающая терапия может помочь вам справиться с этим заболеванием. Цель лечения PPS — это чтобы уменьшить влияние этого состояния на вашу повседневную жизнь.Вы можете использовать трость или ходунки чтобы сохранить вашу энергию и мышечную силу. Возможно, вам нужно будет убедиться, что у вас много из отдыхать.

Люди с PPS, у которых появились новые мышцы слабость и усталость (утомляемость) могут улучшить мышечную силу с помощью специально разработанных, программы упражнений для укрепления мышц низкой интенсивности, известные как неутомляющие упражнения . Вы можете выполнять эти упражнения короткими циклами, в котором короткие повторения упражнений чередуются с периодами отдыха между ними.Это очень Для людей с PPS важно не слишком сильно напрягаться. Упражнения в тепле температура и вода могут улучшить ваше самочувствие.

В дополнение к упражнению программы, другие поддерживающие методы лечения, которые вы можете использовать, включают:

  • Вспомогательные устройства, например легкие подтяжки, трости, ходунки, скутеры и инвалидные коляски
  • Лекарства от боли
  • Лекарства от усталости
  • Лечебная физкультура, чтобы удержать столько же мобильность насколько это возможно
  • Трудотерапия в помощь путями адаптироваться
  • Логопедия при необходимости проблемы с глотанием
  • Вспомогательное дыхание с дыхательный аппарат с положительным давлением, если необходимо, особенно ночью
  • Эмоциональное и психическое здоровье служба поддержки

Вы можете получить помощь в различных поставщики услуг в дополнение к вашему неврологу.Сюда могут входить физиотерапевты, эрготерапевты, логопеды и респираторы. Ты вместе с вашей командой врачей разработают лучший план лечения в вашей ситуации.

Основные сведения о постполиомиелитном синдроме

  • PPS — это заболевание, которое случается почти у половины людей через много лет после того, как они переболел полиомиелитом.
  • Симптомы включают прогрессирующую мышечную слабость, боли в мышцах и суставах, и усталость.
  • Некоторые люди с PPS могут со временем нужна машина, чтобы помочь с дыханием.
  • Предписанные специальные программы упражнений, вспомогательные устройства, физиотерапия, трудотерапия и лекарства могут помочь вы справляетесь с симптомами PPS.

Следующие шаги

Советы, которые помогут вам получить максимальную пользу от визита к врачу:

  • Знайте причину вашего визита и то, что вы хотите.
  • Перед визитом запишите вопросы, на которые хотите получить ответы.
  • Возьмите с собой кого-нибудь, кто поможет вам задать вопросы и запомнить, что говорит ваш поставщик ты.
  • При посещении запишите название нового диагноза и любые новые лекарства, методы лечения, или тесты. Также запишите все новые инструкции, которые дает вам ваш провайдер.
  • Узнайте, почему прописано новое лекарство или лечение и как они вам помогут. Также знать, каковы побочные эффекты.
  • Спросите, можно ли вылечить ваше состояние другими способами.
  • Знайте, почему рекомендуется тест или процедура и что могут означать результаты.
  • Знайте, чего ожидать, если вы не примете лекарство, не пройдете тест или процедуру.
  • Если у вас назначена повторная встреча, запишите дату, время и цель для этого визит.
  • Знайте, как вы можете связаться с вашим провайдером, если у вас есть вопросы.

Медицинский обозреватель: Люк Жасмин, доктор медицины

Медицинский обозреватель: Энн Феттерман, RN BSN

Медицинский обозреватель: Раймонд Кент Терли BSN MSN RN

© 2000-2021 Компания StayWell, LLC.Все права защищены. Эта информация не предназначена для замены профессиональной медицинской помощи. Всегда следуйте инструкциям лечащего врача.

Не то, что вы ищете?

Информационный бюллетень о постполиомиелитном синдроме | Национальный институт неврологических расстройств и инсульта

Что такое постполиомиелитный синдром?

Полиомиелит или полиомиелит — это инфекционное вирусное заболевание, которое может поразить в любом возрасте и поражает нервную систему человека.Постполиомиелитный синдром (PPS) — это незаразное заболевание, которое может поражать выживших после полиомиелита обычно через 15-40 лет после выздоровления от полиомиелита. PPS может развиться только у пережившего полиомиелит, он не заразен.

Вакцина против полиомиелита уничтожила полиомиелит в Соединенных Штатах. Тем не менее, полиомиелит все еще существует в некоторых странах, и случаи заболевания PPS все еще возникают.

верх

Каковы его симптомы?

Чаще всего люди, пережившие полиомиелит, начинают испытывать новое постепенное ослабление мышц, которые ранее были поражены полиомиелитной инфекцией.Некоторые люди испытывают лишь незначительные симптомы, в то время как у других появляется видимая мышечная слабость и атрофия. Человек, который более остро пострадал от полиомиелита и который достиг большего выздоровления, может испытать более тяжелый случай PPS.

Симптомы включают:

  • медленно прогрессирующая мышечная слабость
  • усталость
  • Постепенное уменьшение размеров мышц (атрофия мышц)
  • потеря мышечной функции
  • Боль из-за дегенерации суставов и возрастающих деформаций скелета, таких как искривление позвоночника (сколиоз)

PPS редко опасен для жизни, но симптомы могут существенно повлиять на способность человека действовать независимо.Например, слабость дыхательной мускулатуры может привести к нарушению нормального дыхания, влияя на дневные функции и сон. Слабость глотательных мышц может привести к всасыванию пищи и жидкости в легкие и вызвать пневмонию.

верх

Что вызывает PPS?

Причина PPS неизвестна. Новая слабость PPS, по-видимому, связана с дегенерацией отдельных нервных окончаний в двигательных единицах. Двигательная единица образована нервной клеткой (или двигательным нейроном) в спинном мозге или стволе головного мозга и мышечными волокнами, которые она активирует.Вирус полиомиелита поражает определенные нейроны ствола головного и спинного мозга. Выжившие клетки дают новые нервные окончания и соединяются с другими мышечными волокнами. Эти новые связи могут привести к восстановлению движения и постепенному увеличению силы пораженных конечностей.

Годы интенсивного использования этих восстановленных, но чрезмерно растянутых двигательных единиц увеличивают нагрузку на двигательные нейроны, что со временем приводит к медленному разрушению нейронов и приводит к потере мышечной силы. Восстановление функции нервов может происходить в некоторых волокнах во второй раз, но в конечном итоге возникает сбой в работе нервных окончаний и постоянная слабость.Это может быть причиной того, что PPS возникает после задержки и имеет периоды относительной стабильности в сочетании с периодами спада с прогрессирующей слабостью.

верх

Как диагностируется PPS?

Не существует лабораторных или диагностических тестов, специфичных для PPS. Врачи диагностируют это состояние после завершения подробного анамнеза и физического обследования, а также путем исключения других расстройств, которые могли бы объяснить симптомы.

При диагностике ППВ врачи руководствуются следующими критериями:

  • Перенесенный паралитический полиомиелит с признаками потери двигательных нейронов .Это подтверждается анамнезом острого паралитического заболевания, признаками остаточной слабости и атрофии мышц, а также признаками потери двигательных нейронов на электромиографии (ЭМГ).
  • Период частичного или полного функционального восстановления после острого паралитического полиомиелита , за которым следует интервал (обычно 15 лет или более) стабильной нервно-мышечной функции.
  • Медленно прогрессирующая и стойкая новая мышечная слабость или снижение выносливости с или без общей усталости, мышечной атрофии или боли в мышцах и суставах .Начало может иногда возникать после травмы, хирургического вмешательства или периода бездействия и может казаться внезапным. Реже симптомы, приписываемые PPS, включают новые проблемы с дыханием или глотанием.
  • Симптомы, сохраняющиеся не менее года .
  • Исключение других нервно-мышечных, медицинских и скелетных аномалий как причин симптомов.

Диагностические тесты включают:

  • Магнитно-резонансная томография (МРТ) и компьютерная томография (КТ) спинного мозга
  • электрофизиологические исследования и другие тесты для изучения процесса снижения мышечной силы и исключения других заболеваний, которые могут вызывать или способствовать появлению новых прогрессирующих симптомов
  • Биопсия мышцы
  • Анализ спинномозговой жидкости для исключения других, возможно поддающихся лечению, состояний, имитирующих PPS

верх

Как лечится PPS?

В настоящее время не существует эффективных методов лечения, которые могли бы остановить ухудшение или обратить вспять дефицит, вызванный самим синдромом, но есть рекомендуемые стратегии управления.Лица с PPS должны проконсультироваться с врачом, имеющим опыт лечения нервно-мышечных расстройств.

Ряд исследований продемонстрировали, что не утомляющие упражнения (те, которые не вызывают боли или утомления продолжительностью более 10 минут) могут улучшить мышечную силу и уменьшить усталость. Также полезны тренировки на сердечно-легочную выносливость. Упражнения следует рассматривать под наблюдением опытного медицинского работника.

Средства передвижения, вентиляционное оборудование и изменение повседневной активности могут помочь избежать быстрого утомления мышц и полного истощения организма.

Консультации могут помочь отдельным лицам и семьям приспособиться к поздним последствиям полиомиелита. Группы поддержки, которые поощряют самопомощь, групповое участие и позитивные действия, могут быть полезны.

Врачи рекомендуют выжившим после полиомиелита хорошо выспаться, соблюдать сбалансированную диету, избегать вредных привычек, таких как курение и переедание, и выполнять предписанную программу упражнений. Изменения образа жизни, такие как контроль веса, использование вспомогательных устройств и прием определенных противовоспалительных препаратов, могут помочь с некоторыми симптомами PPS.

верх

Какие исследования проводятся?

В Национальном институте здоровья (NIH) Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний (NIAID) является ведущим спонсором исследований PPS. Национальный институт неврологических расстройств и инсульта (NINDS) является ведущим спонсором исследований нервно-мышечных расстройств. NIH — ведущий спонсор биомедицинских исследований в мире.

Ученые работают над различными исследованиями, которые однажды могут помочь людям с PPS.Некоторые фундаментальные исследователи изучают поведение двигательных нейронов через много лет после атаки полиомиелита. Другие изучают механизмы утомления и пытаются больше узнать о его возможных причинах. Исследователи также разрабатывают и совершенствуют методы лечения, которые помогут людям с хроническими заболеваниями более эффективно справляться с усталостью и нарушениями сна.

Определение наличия иммунологической связи в PPS также представляет интерес. Исследователи, обнаружившие воспаление моторных нейронов или мышц, пытаются выяснить, что вызывает этот иммунологический ответ.

верх

Где я могу получить дополнительную информацию?

Для получения дополнительной информации о неврологических расстройствах или исследовательских программах, финансируемых Национальным институтом неврологических расстройств и инсульта, свяжитесь с Институтом мозговых ресурсов и информационной сети (BRAIN) по телефону:

МОЗГ
P.O. Box 5801
Bethesda, MD 20824
800-352-9424

Информацию также можно получить в следующих организациях:

Международная организация здравоохранения после полиомиелита
info @ post-polio.орг
314-534-0475

March of Dimes
[email protected]
202-659-1800 или 888-663-4637


Обновлено 18 мая 2021 г.

«Информационный бюллетень о постполиомиелитном синдроме», NINDS, дата публикации май 2012 г.

Публикация NIH № 12-4030

Вернуться к информации о постполиомиелитном синдроме

См. Список всех расстройств NINDS


Publicaciones en Español

Síndrome de la Pospoliomielitis


Подготовлено:
Office of Neuroscience Communications and Engagement
National Institute of Neurological Disorders and Stroke
National Institutes of Health
Bethesda, MD 20892

Материалы

NINDS, связанные со здоровьем, предоставляются только в информационных целях и не обязательно представляют собой одобрение или официальную позицию Национального института неврологических расстройств и инсульта или любого другого федерального агентства.Консультации по лечению или уходу за отдельным пациентом следует получать после консультации с врачом, который обследовал этого пациента или знаком с историей болезни этого пациента.

Вся информация, подготовленная NINDS, находится в открытом доступе и может свободно копироваться. Благодарность NINDS или NIH приветствуется.

Постполиомиелитный синдром — NHS

Постполиомиелитный синдром — это плохо изученное состояние, которое может поражать людей, перенесших полиомиелит в прошлом.

Полиомиелит — это вирусная инфекция, которая раньше была распространена в Великобритании, но сейчас встречается редко.

Большинство людей, заболевших полиомиелитом, боролись бы с инфекцией, даже не подозревая, что они инфицированы.

У некоторых людей, больных полиомиелитом, был бы паралич, мышечная слабость и сокращение мышц. Но обычно эти проблемы либо исчезали в течение следующих недель или месяцев, либо оставались неизменными в течение последующих лет.

Постполиомиелитный синдром — это когда некоторые из этих симптомов возвращаются или ухудшаются через много лет или десятилетий после первоначальной полиомиелитной инфекции.

Симптомы постполиомиелитного синдрома

Постполиомиелитный синдром может включать широкий спектр симптомов, которые постепенно развиваются с течением времени, в том числе:

  • стойкая утомляемость (сильная усталость)
  • мышечная слабость
  • сокращение мышц
  • Боль в мышцах и суставах
  • апноэ сна

Состояние может существенно повлиять на повседневную жизнь, затрудняя передвижение и выполнение определенных задач и действий.

Симптомы имеют тенденцию к постепенному ухудшению в течение многих лет, но это происходит очень медленно, и лечение может помочь замедлить их дальнейшее замедление.

Постполиомиелитный синдром редко опасен для жизни, хотя у некоторых людей возникают затруднения с дыханием и глотанием, которые могут привести к серьезным проблемам, например, к инфекциям грудной клетки.

Подробнее о симптомах постполиомиелитного синдрома и диагностике постполиомиелитного синдрома.

Кто пострадал

Постполиомиелитный синдром поражает только людей, перенесших полиомиелит.Обычно он развивается через 15-40 лет после заражения.

Заболевание стало более распространенным в Великобритании в последние годы из-за большого числа случаев полиомиелита, имевших место в 1940-х и 1950-х годах, до того, как была введена плановая вакцинация.

По оценкам, около 120 000 человек, живущих в Великобритании, пережили полиомиелит, когда были моложе. У некоторых из них есть или разовьется постполиомиелитный синдром.

Точно неизвестно, сколько людей, переживших полиомиелит, страдают или будут затронуты постполиомиелитным синдромом.Оценки варьируются от 15% до 80%.

Что вызывает постполиомиелитный синдром?

Точная причина постполиомиелитного синдрома неясна. Неизвестно, можно ли что-нибудь сделать, чтобы это предотвратить.

Ведущая теория гласит, что это результат постепенного разрушения нервных клеток спинного мозга (двигательных нейронов), которые были повреждены вирусом полиомиелита. Это могло бы объяснить, почему для появления этого состояния могут потребоваться годы.

Постполиомиелитный синдром не заразен.Теория о том, что вирус полиомиелита может бездействовать в вашем теле, вызывая постполиомиелитный синдром, когда он снова активируется на более поздней стадии, была опровергнута.

Непонятно, почему только у некоторых людей, переболевших полиомиелитом, развивается постполиомиелитный синдром. Те, кто в молодости болел полиомиелитом в тяжелой форме, могут с большей вероятностью заболеть этим заболеванием.

Как лечат постполиомиелитный синдром

В настоящее время нет лекарства от постполиомиелитного синдрома, но доступна поддержка и ряд методов лечения, которые помогут справиться с симптомами и улучшить качество жизни.

Некоторые из способов лечения симптомов постполиомиелитного синдрома включают:

  • отдых и упражнения — например, обучение прекращению деятельности до истощения
  • приспособления для передвижения — например, трости или самокаты
  • Контроль веса и здоровое питание — чтобы избежать ненужной нагрузки на мышцы и суставы
  • обезболивающее — для облегчения боли в мышцах или суставах
  • психологическая поддержка — например, обсуждения с терапевтом, на онлайн-форуме или в местной группе поддержки

Подробнее о лечении постполиомиелитного синдрома.

Справка и поддержка

British Polio Fellowship — это ведущая благотворительная организация для людей, страдающих полиомиелитом и постполиомиелитным синдромом. Он предоставляет ряд полезных ресурсов, информации и услуг.

Вы можете позвонить по телефону доверия 0800 043 1935 или посетить веб-сайт British Polio Fellowship.

Последняя проверка страницы: 26 июля 2018 г.
Срок следующей проверки: 26 июля 2021 г.

Постполиомиелитный синдром — NORD (Национальная организация по редким заболеваниям)

УЧЕБНИКИ

Beers MH, Berkow R., ред. Руководство Merck, 17-е изд. Станция Уайтхаус, Нью-Джерси: Исследовательские лаборатории Мерк; 1999: 1486, 2342.

Берков Р., изд. Руководство Merck — домашнее издание, 2-е изд. Станция Уайтхаус, Нью-Джерси: Исследовательские лаборатории Мерк; 2003: 576, 1578.

Манделл Г.Л., Беннетт Дж. Э., Долан Р., ред. Принципы и практика инфекционных заболеваний Манделла, Дугласа и Беннета. 4-е изд. Черчилль Ливингстон Инк. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк; 1995: 1617-18.

Роуленд LP. Эд. Неврология Мерритта. 10-е изд. Липпинкотт Уильямс и Уилкинс.Филадельфия, Пенсильвания. 2000: 137, 712.

ОБЗОР СТАТЬИ

Trojan DA, Cashman NR. Постполиомиелитный синдром. Мышечный нерв. 2005; 31: 6-19.

Бартельс М.Н., Омура А. Старение при полиомиелите. Phys Med Rehabil Clin N Am. 2005; 16: 197-218.

Хан Ф. Реабилитация после полиомиелита. Врач Ост Фам. 2004; 33: 621-24.

Jubelt B, Agre JC. Характеристики и лечение постполиомиелитного синдрома. ДЖАМА. 2000; 284: 412-14.

СТАТЬИ ИЗ ЖУРНАЛА

Соренсон Э.Дж., Даубе-младший, Виндебанк А.Дж.15-летнее наблюдение нервно-мышечной функции у пациентов с предшествующим полиомиелитом. Неврология. 2005; 22: 1070-72.

Слива Дж. Постполиомиологический синдром и реабилитация. Am J Phys Med Rehabil. 2004; 83: 909.

Sandberg A, Stalberg E. Как интерпретировать нормальные результаты электромиографии у пациентов с предполагаемой историей полиомиелита. J Rehabil Med. 2004; 36: 169-76.

Финч Л. Е., Вентурини А., Майо Н. Э. и др. Тест ходьбы по беговой дорожке с ограниченными усилиями: надежность и валидность у субъектов с постполиомиелитным синдромом.Am J Phys Med Rehabil. 2004; 613-23.

Санберг А., Сталберг Э. Изменения макроэлектромиографии с течением времени у пациентов с полиомиелитом в анамнезе: сравнение двух мышц. Arch Phys Med Rehabil. 2004; 85: 1174-82.

Гордон Т., Хегедус Дж., Там С.Л. Адаптивное и дезадаптивное прорастание моторных аксонов при старении и болезни мотонейронов. Neurol. Res. 2004; 26: 174-85.

Юбельт Б. Постполиомиелитный синдром. Варианты лечения Curr Neurol. 2004; 6: 87-93.

Markstrom A, Sundell K, Lysdahl M, et al.Оценка качества жизни пациентов с нервно-мышечными заболеваниями и заболеваниями скелета, получавших неинвазивную и инвазивную домашнюю искусственную вентиляцию легких. Грудь. 2002; 122: 1695-700.

ИЗ ИНТЕРНЕТА

NINDS Информационная страница постполиомиелитного синдрома. NINDS. Последнее обновление: 29 марта 2005 г. 2 стр.

www.ninds.nih.gov/disorders/post_polio/post_polio_pr.htm

Постполиомиелитный синдром. MayoClinic.com. 04 марта 2005 г. 6 стр.

www.mayoclinic.com/invoke.cfm?id=DS00494

Постполиомиелитный синдром.Краткий справочник и информационные бюллетени. Марш десятицентовиков. 2005. 2с.

www.marchofdimes.com/printableArticles/681_1284.asp?printable=true

Границы | Постполиомиелитный синдром: больше, чем просто заболевание нижних моторных нейронов

Введение

Полиомиелит был одной из самых истощающих инфекций в двадцатом веке, от которой в 1940 и 1950-х годах пострадали миллионы людей, а совсем недавно в Индии во время вспышки в 1988 году (1). После внедрения вакцины против полиомиелита в середине 1950-х и начале 1960-х годов произошло резкое снижение числа новых случаев полиомиелита, и, по оценкам, сегодня эта вакцина ликвидирована на 99%.Несмотря на огромный прогресс в искоренении вируса полиомиелита, 15–20 миллионов человек во всем мире по-прежнему страдают от последствий инфекции (2). У значительной части выживших после полиомиелита появились новые неврологические симптомы, которые были описаны как постполиомиелитный синдром (PPS). Описание PPS приписывают Жан-Мартену Шарко в 1875 году, но оно было широко признано медицинским сообществом только в начале 1980-х годов (3). PPS характеризуется новым неврологическим дефицитом после длительного периода неврологической стабильности, обычно, по крайней мере, через 15 лет после первоначальной инфекции полиомиелита.ППС может проявляться как новая, стойкая и прогрессирующая мышечная слабость, атрофия, утомляемость конечностей, миалгия, артралгия и дисфагия, а также как общая усталость, которая обычно оказывает значительное влияние на качество жизни пациентов. Оценки процента пациентов с полиомиелитом, пораженных PPS, противоречивы и колеблются от 20 до 85% (4, 5) в зависимости от применяемых диагностических критериев (2). В результате, несмотря на редкость острой полиомиелитной инфекции в современном мире, PPS, вероятно, сохранится в течение следующих нескольких десятилетий.Несмотря на свою распространенность, постполиомиелитный синдром остается на удивление малоизученным и плохо охарактеризованным. Цель этого обзора — предоставить всесторонний обзор этиологических, генетических, диагностических, прогностических факторов и методов лечения ППБ с выделением ключевых пробелов, требующих дальнейших исследований.

Методы

Был проведен поиск литературы на PubMed с использованием поискового термина «постполиомиелитный синдром», «постполиомиелитный синдром» или «постполиомиелитный синдром» отдельно и в сочетании с «эпидемиологией», «патофизиологией», «клиническими особенностями», «утомляемостью». , «Нейрофизиология», «томография головного мозга», «электромиография», «воспаление», «диагностика», «лечение», «клиническое испытание», «продольное», «поперечное сечение», «история болезни», «вскрытие, »И« вскрытие.«Для обзора литературы отбирались только статьи, написанные на английском языке и опубликованные в период с января 1980 года по май 2019 года. Выявленные публикации были разделены на «академические» статьи, посвященные патофизиологии, генетической предрасположенности, биологии, и «клинические» статьи, посвященные диагностическим критериям, лечению, реабилитации и клиническим испытаниям.

Результаты

Патофизиология

Во время острого полиомиелита 95% инфицированных остаются бессимптомными или страдают только гриппоподобными симптомами, в то время как оставшиеся 5% умирают от паралитической формы болезни.Острый полиомиелит, как правило, спинномозговой, поражает конечности и респираторную мускулатуру, но также хорошо задокументированы бульбарные проявления, влияющие на речь и глотание. Полиоэнтеровирус типа 1 является основной причиной воспаления оболочек, спинного и головного мозга, поскольку он может преодолевать гематоэнцефалический барьер независимо от рецепторов полиовируса (6, 7). Последующая дегенерация переднего рога и постинфекционный апоптоз широко признаны отличительными признаками паралитического полиомиелита. После острой фазы происходит отрастание аксонов, реиннервирующее мышцы пораженных участков (8, 9).Двигательные единицы постепенно аномально увеличиваются до 7 раз по сравнению с их первоначальным размером (10), что делает их метаболически неустойчивыми (11). Этот процесс может занять до трех десятилетий от острой инфекции до развития симптомов ППС (12). Сопутствующий процесс денервации-реиннервации подтверждается данными электромиографии (ЭМГ) (13-17) и гистологии мышц, показывающих волокна с небольшими углами (18, 19) и группировку мышечных волокон (15). Считается, что метаболический стресс (11, 20), чрезмерное употребление (21, 22), физиологическое старение (20, 23) и стойкое воспаление (24) также способствуют постепенному отказу двигательных единиц.Утрата двигательных единиц последовательно коррелировала с функциональным снижением в продольных исследованиях (13, 14, 25, 26). Считается, что чрезмерное использование функционирующих мышечных единиц вызывает пагубные структурные изменения (27, 28). Клеточная адаптация в мышцах, такая как изменение волокон с типа II (быстрый) на тип I (медленный) (28), изменения сократительных свойств (29–31) и гипертрофия мышц (9), вероятно, способствуют мышечной усталости и миалгия в ППС. Существование или реактивация вируса полиомиелита у выживших после полиомиелита также предполагалось в противоречивых сообщениях.Два исследования (7, 32) выявили геномные последовательности полиовируса (PV) в спинномозговой жидкости и периферических лейкоцитах, а также высокие титры сывороточных антител IgM к PV, которые отсутствовали у стабильных выживших после полиомиелита и в других нейродегенеративных группах (33). ). Однако другие исследования не смогли подтвердить эти выводы (34). Также была предложена воспалительная или аутоиммунная причина постполиомиелитного синдрома. Эта гипотеза основана на посмертных наблюдениях за воспалительными изменениями в спинном мозге пациентов с ППС (35, 36).Роль воспаления также подтверждается данными in vivo, . Повышенные уровни провоспалительных цитокинов и пептидов, таких как TNF-α, IFN-γ в сыворотке и спинномозговой жидкости, неоднократно наблюдались при PPS (37–39). Кроме того, уровни TNF-α и IFN-γ реагируют на терапию IVIg при PPS и остаются неизменными в контроле (37, 38, 40). Однако не было обнаружено корреляций между тяжестью симптомов (38), скоростью снижения (37) и уровнями провоспалительных пептидов. Биопсия скелетных мышц также выявляет воспалительные изменения и повышенную экспрессию ферментов синтетического пути простагландина E2 (41).Существуют относительно ограниченные доказательства в поддержку аутоиммунной основы PPS. Одно исследование выявило высокие титры антител к PV одновременно с высокими уровнями регуляторных Т-клеток (42), в то время как другое исследование (43) обнаружило нормальные уровни иммунных комплексов у пациентов с PPS. Никаких специфических противомышечных или антинейрональных аутоантител не было связано с PPS (44). Генетическая предрасположенность к PPS также была исследована, но до сих пор не было выявлено окончательного профиля риска. SMN Делеция гена (45, 46), связанная со спинальной мышечной атрофией (SMA), не сообщалась при PPS, но полиморфизм рецептора Fc-gamma IIIA может играть роль в предрасположенности к PPS (47).

Невропатология и нейровизуализация

Патологоанатомические исследования противоречат друг другу в отношении церебрального поражения при постполиомиелитном синдроме. Патологоанатомические исследования (48), проведенные 50-70 лет назад, показывают, что вирус полиомиелита преимущественно поражает ретикулярную формацию, задний гипоталамус, таламус, скорлупу, хвостатую часть, coeruleus locus co-eruleus и черную субстанцию, что может быть причиной поздней усталости и дефицит внимания (49–52). Интересно, что вовлечение коры является относительно избирательным и преимущественно затрагивает прецентральную извилину и домоторные области.Более поздний отчет (53) и ретроспективный анализ фиксированной формалином ткани центральной нервной системы (ЦНС) небольшой группы пациентов (33) пришли к другому выводу. Они не выявили никакого поражения головного мозга, а только избирательную патологию спинного мозга, поражающую передние корешки с сохранением дорсального корешка. Эти исследования обнаружили РНК энтеровируса только в спинном мозге. Также были редкие сообщения о развитии БАС у пациентов с полиомиелитом с характерными гистопатологическими данными (54, 55).По сравнению с другими заболеваниями двигательных нейронов (56), существует поразительно мало исследований головного мозга (57) и изображений спинного мозга при PPS (58). Магнитно-резонансная томография (МРТ) использовалась для оценки объемных изменений (59) и для корреляции анатомических изменений с результатами вскрытия (48). Основное внимание в существующих исследованиях изображений мозга в PPS было направлено на изучение субстрата усталости. Множественная гиперинтенсивность была выявлена ​​в ретикулярной формации, скорлупе и медиальном лемниске у большинства пациентов с ППС (48), что согласуется с предыдущими патологоанатомическими исследованиями (49–52).В большом исследовании с участием 118 участников сравнивали профиль объема мозга 42 пациентов с PPS, 49 пациентов с рассеянным склерозом и 27 контрольных, и не было выявлено статистически значимого уменьшения объема в PPS (59). Связи между усталостью и объемом мозга не выявлено. Большинство существующих исследований являются поперечными, что дает ограниченное представление о прогрессирующих продольных изменениях (60). В настоящее время проводится продольное исследование случай-контроль для характеристики изменений спинного мозга при ППБ (61).

Диагноз

Постполиомиелитный синдром — это клинический диагноз, подтвержденный электрофизиологическими данными, и необходимо надежно исключить возможные имитации. Для исключения альтернативных диагнозов может потребоваться обширное обследование, включая лабораторные тесты, визуализационные исследования, забор образцов спинномозговой жидкости, подробную электрофизиологическую оценку и биопсию мышц. Диагностические критерии для PPS были впервые предложены Halstead в 1991 г. (62) и со временем эволюционировали до нынешних диагностических критериев March of Dimes (63, 64), которые включают:

1.Предыдущий паралитический полиомиелит с признаками потери двигательных нейронов, что подтверждается историей острого паралитического заболевания, признаками остаточной слабости и атрофии мышц при осмотре или признаками денервации на ЭМГ.

2. Период частичного или полного функционального восстановления после острого паралитического полиомиелита, за которым следует интервал (обычно 15 лет или более) стабильной нервно-мышечной функции.

3. Постепенное начало (редко внезапное) прогрессирующая и стойкая новая мышечная слабость или аномальная мышечная утомляемость (снижение выносливости) с или без общей усталости, мышечной атрофии или боли в мышцах и суставах.Начало может иногда наступать после травмы, хирургического вмешательства или периода бездействия. Реже возникает бульбарная дисфункция или респираторная слабость.

4. Симптомы, сохраняющиеся не менее года.

5. Исключение альтернативных нервно-мышечных, медицинских и ортопедических проблем как причин симптомов.

ПЦР-амплификация РНК полиовируса в спинномозговой жидкости указывает на предшествующий анамнез полиомиелита (6, 7, 32), также может быть обнаружено присутствие провоспалительных цитокинов (39, 65).Протеомные маркеры спинномозговой жидкости, такие как гельзолин, гемопексин, пептидилглицин-альфа-амидирующая монооксигеназа, глутатион-синтетаза и калликреин 6, были предложены в качестве диагностических маркеров, но подтверждающие данные более крупных исследований отсутствуют (4). При биопсии мышц могут наблюдаться гипертрофические мышечные волокна I типа (66, 67), свидетельствующие о компенсаторной реиннервации, и волокна с небольшими углами, указывающие на активную денервацию (19). Отбор образцов спинномозговой жидкости и биопсия мышц также позволяет исключить другие нервно-мышечные модели.Людям с PPS обычно проводят подробное исследование позвоночника, чтобы исключить альтернативные структурные, неопластические, компрессионные или воспалительные этиологии позвоночника, которые могут проявляться дисфункцией нижних мотонейронов (58, 68–70). Электромиография (ЭМГ) — бесценный инструмент для оценки случаев подозрения на постполиомиелит, поскольку она позволяет подтвердить предыдущую историю полиомиелита, исключая дифференциальный диагноз (71). В исследованиях после полиомиелита использовались различные методы ЭМГ, включая ЭМГ одного волокна (SFEMG), поверхностную ЭМГ высокой плотности (HDsEMG) (72) и макро-ЭМГ.Продолжающуюся денервацию можно обнаружить на обычной ЭМГ по наличию потенциалов фибрилляции и фасцикуляции, а также по увеличению дрожания на SFEMG во вновь ослабленных мышцах (73). Игольчатая ЭМГ также может легко обнаружить субклинически пораженные мышцы при PPS (74). Измерения ЭМГ хорошо коррелируют с мышечной силой и выносливостью (75, 76). В то время как ЭМГ дает важную информацию, измерения ЭМГ не отличаются существенно между пациентами с PPS и стабильным полиомиелитом (77), и, таким образом, EMG не рассматривается как электродиагностический инструмент для подтверждения PPS (73).Таким образом, PPS — это клинический диагноз, подтвержденный лабораторными исследованиями.

Спектр клинических проявлений

Пациенты, перенесшие полиомиелит, обычно испытывают новую мышечную слабость, снижение выносливости, мышечную атрофию, миалгию и фасцикуляции (78). Дополнительные симптомы часто включают общую усталость, непереносимость холода, дизартрию, дисфагию и респираторные нарушения (79, 80). Новые симптомы обычно возникают на ранее пораженных участках, но могут быть затронуты субклинически пораженные участки тела (74).Амбулаторные трудности часто требуют вспомогательных устройств и могут привести к повышенному риску падений (81). PPS также связан с широким спектром немоторных симптомов. Пациенты с PPS часто сообщают о явных сенсорных дефицитах и ​​парестезиях. Изменения сенсорных вызванных потенциалов были связаны с атрофией спинного мозга на МРТ (82). Постоянно поступали сообщения о когнитивных нарушениях (83) при PPS, включая трудности с поиском слов (84), плохую концентрацию, ограниченное внимание, ухудшение памяти (85) и расстройства настроения (86).Немоторные аспекты PPS часто недооцениваются, несмотря на их значительное влияние на качество жизни (87). Из-за сочетания двигательной инвалидности (88) и немоторных симптомов многие пациенты меньше занимаются социальной деятельностью (89), что может привести к социальной изоляции. Общая усталость — одно из наиболее неприятных последствий ППС, которое, вероятно, будет многофакторным из-за патологии мышечных единиц, увеличения веса, респираторной недостаточности, полипрагмазии и плохого сна (рис. 1). Выявление ключевых «факторов утомляемости» у отдельных пациентов необходимо для эффективного фармакологического и немедикаментозного лечения утомляемости.Считается, что у усталости в течение дня наблюдаются циркадные колебания (90). Нарушения сна, такие как синдром беспокойных ног (RLS) (87, 91–94), нарушения дыхания во сне (95), обструктивное апноэ во сне (OSA) (96), чрезмерная дневная сонливость (EDS) и периодические движения конечностей во сне ( PLMS) (97) не только часто встречаются при PPS, но и, вероятно, играют важную роль в патогенезе утомляемости при PPS (98, 99). Считается, что утомляемость более выражена при ППС с СБН и коррелирует с тяжестью СБН (87).Одновременное появление симптомов СБН и ППС (91) и положительный ответ на прамипексол в неконтролируемом исследовании Kumru et al. (93) были интерпретированы как патофизиологическая связь между RLS и PPS (98). Предполагаемая связь между RLS и нейроиммунологическими изменениями (100, 101) также может указывать на общие патофизиологические процессы между PPS и RLS (99). Кроме того, при PPS также сообщалось о более высокой частоте синдрома конского хвоста (102) и почечной недостаточности (103), но связь между этими синдромами еще предстоит выяснить.

Рисунок 1 . Предполагаемые факторы этиологии генерализованной усталости при постполиомиелитном синдроме. СБН — синдром беспокойных ног; PLMS — периодические движения конечностей во сне; ЦНС, Центральная нервная система.

Прогресс, оценка и мониторинг

Большинство продольных исследований (14, 25, 104–107) выявляют прогрессирующую мышечную слабость, которая способствует ухудшению походки (107) и снижению подвижности (105). Количественная оценка скорости снижения PPS является сложной задачей, и надежных функциональных предикторов не было проверено.Считается, что мужской пол является отрицательным прогностическим показателем (108), но ППС чаще встречается у женщин (12). Большинство пациентов с PPS, участвовавших в научных исследованиях, жили с PPS более 13 лет, что позволяет предположить, что PPS является относительно медленно прогрессирующим заболеванием. Однако были также единичные сообщения о быстро прогрессирующих и опасных для жизни формах PPS (109), что поднимает вопрос о случайных ошибочных диагнозах или о связи между PPS и боковым амиотрофическим склерозом (ALS) (54). Тяжесть инвалидности, связанной с ППС, обычно оценивается клинически, но был разработан и утвержден ряд рейтинговых шкал и анкет как для клинического, так и для исследовательского использования.Помимо подвижности и ловкости, эти инструменты оценивают немоторные аспекты состояния, такие как усталость, боль, нарушения сна и настроение (110). Клинические тесты, используемые для оценки двигательной инвалидности, включают тест 6-минутной ходьбы (6MWT) (111) с желаемой скоростью, тест 2-минутной ходьбы (2MWT) на максимальной скорости (112), тест Timed-Up-and-Go. (TUG) (113), тест на ходьбу на 10 метров (10MWT), тест сидя-стоя-сидеть (SSS) (114). Сила мышц обычно оценивается путем ручного тестирования мышц с использованием шкалы MRC или, более объективно, с использованием динамометра во время максимального изокинетического и изометрического произвольного сокращения.Выносливость измеряется с использованием изометрического пикового момента сокращения, изометрической выносливости, индекса времени растяжения (TTI) или восстановления крутящего момента после испытания на выносливость (76). Количественная оценка мышечной массы может быть выполнена с использованием ультразвуковых параметров, таких как интенсивность мышечного эхо-сигнала и толщина мышц, которые являются неинвазивными инструментами для мониторинга заболевания (115). Наиболее часто используемые инструменты для оценки немоторных областей включают Шкалу тяжести усталости (FSS) (116), Шкалу воздействия утомляемости (FIS), Шкалу утомляемости Пайпера (PFS), Краткий опросник усталости (SFQ), Профиль состояния здоровья в Ноттингеме (NHP). , Шкала физической активности для пожилых людей (PASE) (117), Список проблем с полиомиелитом (PPL), Визуальная аналоговая шкала (VAS) (118), Многомерный опросник утомляемости (MFI-20) (119), сокращенное обозначение качества жизни Всемирной организации здравоохранения. шкала (WHOQOL-BREF) (120), Шкала самоэффективности Вашингтонского университета (UW-SES) (121), Профиль воздействия болезни (SIP), Краткий обзор состояния здоровья из 36 пунктов (SF-36) (112).Нарушения сна (97) и респираторную функцию можно формально оценить с помощью полисомнографии и тестов функции легких (PFT) (122, 123). СБН обычно диагностируется клинически (124) и чаще всего оценивается с использованием утвержденной международной рейтинговой шкалы СБН (IRLS) (87, 93, 125). Максимальное давление вдоха и выдоха (MIP и MEP), давление вдоха через нос (SNIP) (126) и газы артериальной крови являются достоверными маркерами респираторной функции при PPS.

Немедикаментозные вмешательства

Эффективное лечение разнородных симптомов PPS требует индивидуального подхода в многопрофильной среде (127).Для удовлетворения разнообразных потребностей пациентов с PPS в уходе и поддержке необходим экспертный вклад физиотерапевтов, эрготерапевтов, логопедов, респираторных терапевтов, ортопедов, психологов, диетологов, специалистов по боли, социальных работников, медсестер и ортопедов (128). Индивидуальные изменения образа жизни и стратегии энергосбережения необходимы для эффективного лечения PPS (129). Для улучшения кардиореспираторной подготовки, сохранения энергии во время повседневной деятельности и сохранения независимости были разработаны специальные режимы тренировок для PPS, чередующиеся между активными интервалами и отдыхом (130).Считается, что изокинетические, изометрические тренировки, тренировки на сопротивление и выносливость улучшают мышечную силу и выносливость без дальнейшей дегенерации мышечных единиц (131–140). Считается, что сочетание аэробных тренировок и тренировок на гибкость улучшает качество жизни. Людям со значительной степенью инвалидности рекомендуется обучение под наблюдением (141). Тренировки в теплой среде могут иметь более продолжительный эффект, чем тренировки при более низких температурах (142). Пациентам с артралгией могут быть полезны динамические упражнения в воде (143), а также упражнения в группе (144).Нарушение кондиционирования кардиореспираторной системы (145) может ограничивать эффективность аэробных тренировок при PPS (146), поэтому режимы аэробики должны быть тщательно адаптированы к индивидуальному уровню физической подготовки (147). В то время как некоторые исследования показывают улучшение выносливости после аэробных упражнений средней и высокой интенсивности (139, 140), недавнее исследование (148) подчеркивает, что аэробные упражнения высокой интенсивности могут быть бесполезны для пациентов с ППС с утомляемостью. Из-за неоднородности профилей инвалидности в PPS особенно важны индивидуальные режимы тренировок и упражнения, которые не зависят от силы антигравитации (148–150).Например, эргометрия руки в домашних условиях является хорошо переносимой и безопасной формой аэробных упражнений (149, 150). Вибрация всего тела (WBV) была предложена в качестве альтернативы упражнениям в PPS (151), а в небольшом исследовании сообщалось об улучшении подвижности (152), но не было отмечено улучшения мышечной силы или показателей походки (153). Ортезы обычно назначают пациентам с ППС для улучшения подвижности и уменьшения боли. Новый ортез коленного сустава и голеностопного сустава с электроприводом (KAFO) предлагает ограниченные преимущества в отношении симметрии походки или скорости ходьбы, но было показано, что он улучшает опору основания, время поворота, фазу стойки и сгибание колена во время фазы качания (154).Появление новых легких материалов, таких как углеродное волокно (155), и биомеханический анализ индивидуальных моделей ходьбы помогли оптимизировать дизайн ортезов для пациентов. Например, использование тканей MIG3 Bioceramics оказало благотворное влияние на боль и периодические движения конечностей (156). Другие модификации образа жизни, такие как потеря веса, отказ от курения, повышение физической активности и изменение повседневной активности, были полезны для пациентов с PPS (22). Есть единичные сообщения о том, что анодная транскраниальная стимуляция постоянным током (tDCS) премоторных областей (157), повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция (rTMS) левой префронтальной коры (158) и статические магнитные поля (159) могут уменьшить усталость, улучшить сон, уменьшить боль и даже улучшение двигательных функций при PPS, но эти исследования не были воспроизведены.Пациентам с ППС с бульбарным поражением требуется экспертная оценка речи и глотания логопедом (160) и тщательное наблюдение. Инструментальные методы, такие как ультразвуковое исследование и видеофлюороскопия (161) и клинические инструменты (162), могут использоваться для выявления прогрессирующей бульбарной дисфункции и оценки риска аспирации. Компенсирующие методы глотания, рекомендации диетолога для изменения консистенции пищи, индивидуальная логопедия и тренировка мышц гортани могут быть полезны у пациентов с ППС с поражением бульбара (163).Пациентам с PPS, страдающим респираторной недостаточностью и нарушениями дыхания, связанными со сном, полезно использовать набор объема легких (LVR) (164) и неинвазивную вентиляцию (NIV), такую ​​как Bi-PAP (165) или носовые аппараты искусственной вентиляции с прерывистым положительным давлением (NIPPV) ( 166). Инвазивная вентиляция легких с трахеостомией редко требуется при ППС (167).

Обращение к нефизическим аспектам PPS; смягчение психологических реакций, эмоциональных реакций, разочарования и страха падения — не менее важные аспекты многопрофильной помощи (168).Несмотря на положительное влияние на самооценку (169), когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) не превосходит стандартную междисциплинарную помощь при лечении усталости (170–172). Психотерапия в первую очередь направлена ​​на снижение тревожности, улучшение депрессивных симптомов (173), облегчение боли (174, 175) и улучшение субъективного благополучия (176). Психотерапия, ориентированная на надежду, и поощрение участия в работе (177) способствуют повышению устойчивости выживших после полиомиелита и связаны с улучшением социального функционирования (178), удовлетворенностью социальными ролями, улучшением качества жизни и превосходным психическим здоровьем (179).Группы поддержки со стороны сверстников также играют важную роль в смягчении воздействия функциональных нарушений на психосоциальное благополучие (180). Кроме того, снижение физических нагрузок на работе и эргономическая адаптация на рабочем месте не только помогают пациентам с PPS поддерживать свою профессиональную деятельность, но и получать от нее удовольствие (181). Медсестры-реабилитологи также играют важную роль в постановке реалистичных целей в отношении здоровья, повышении жизнестойкости и оказании эмоциональной поддержки (182).

Фармакологические испытания

Несколько рандомизированных контролируемых клинических испытаний (РКИ) были проведены в PPS (таблица 1).Высокие дозы преднизона (183), амантадина (184) и модафинила (187, 188) не показали превосходства над плацебо в лечении утомляемости. Терапия преднизоном показала кратковременное улучшение мышечной силы, но без значимого функционального улучшения (183). Доказательства пользы терапии пиридостигмином остаются противоречивыми. Некоторые исследования (185) не выявили положительного воздействия на мышечную функцию, в то время как другие сообщили о небольшом улучшении способности ходить (186). Считается, что добавки кофермента Q10 не влияют на мышечную силу, выносливость или утомляемость при ППС (189, 190).Небольшое рандомизированное контролируемое исследование ламотриджина продемонстрировало улучшение показателей по ВАШ, NHP и FSS, что позволяет предположить, что он может быть полезен при лечении боли и усталости и улучшении качества жизни (191). Учитывая воспалительную и аутоиммунную гипотезу патогенеза PPS, внутривенный иммуноглобулин был тщательно исследован на предмет его потенциальных терапевтических эффектов. Его преимущества в отношении боли, мышечной силы, физического функционирования и качества жизни непостоянны. Улучшение контроля боли и общего жизненного тонуса (192, 196), по-видимому, является основным преимуществом лечения внутривенным иммуноглобулином (IVIg).Два небольших неконтролируемых исследования (38, 194) и два более крупных РКИ (40, 65) пришли к аналогичным выводам в отношении контроля боли и улучшения маркеров воспаления в сыворотке и спинномозговой жидкости. Основные показатели ответа на ИГВВ включают сильную боль, утомляемость, возраст <65 лет и парез, в основном поражающий нижние конечности (194, 195, 198). Исследования несколько противоречат его влиянию на мышечную силу (65, 193). Эти результаты, однако, побуждают провести дальнейшие крупные РКИ для определения целевой когорты PPS для лечения ИГВВ, интервалов лечения и оптимизации доз.Одноцентровое двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование L-цитруллина (197) в настоящее время проводится с целью изучения его влияния на метаболизм и функцию мышц. Он находится на клинической фазе IIa и оказался полезным при мышечных дистрофиях в повышении выносливости как при аэробных, так и анаэробных упражнениях. Симптоматическое лечение немоторных симптомов при ППС также значительно улучшает качество жизни. Синдром беспокойных ног при ППС часто поддается лечению агонистами дофамина, такими как прамипексол (93, 199). Использование анальгетиков и антидепрессантов, таких как амитриптилин, дулоксетин и кодеин, может уменьшить физический дискомфорт и улучшить настроение, но требует тщательного наблюдения, поскольку они могут усилить утомляемость и привести к снижению концентрации внимания.Нежелательные реакции на определенные анестетики хорошо документированы в PPS. Утомляемость, сонливость и слабость после анестезии хорошо известны, также сообщалось о летальных исходах из-за остановки дыхания (200, 201). Диагноз ППС необходимо тщательно обсудить с анестезиологами, чтобы можно было использовать соответствующие миорелаксанты и анестетики, а также предупредить пациентов о возможности продления послеоперационной фазы (202).

Таблица 1 .Фармацевтические и нефармацевтические клинические испытания при постполиомиелитном синдроме; характеристики исследования и ключевые результаты.

Выводы

Несмотря на то, что это одно из самых разрушительных нейродегенеративных состояний в мире, исследования постполиомиелитного синдрома проводятся на удивление мало. Его патогенез остается неясным, не разработаны чувствительные диагностические инструменты, отсутствуют проверенные прогностические и мониторинговые маркеры. Немоторные симптомы PPS имеют серьезные последствия для качества жизни и, как известно, с ними сложно справиться.Этиология утомляемости при ППС еще не выяснена, и необходимы успешные индивидуализированные стратегии ведения, чтобы поддерживать мобильность, независимость и автономность пациента. Поразительно мало исследований нейровизуализации в PPS, которые могли бы дать анатомическое представление о субстрате внемоторных симптомов. В конечном итоге характеристика патологии, связанной с ППС, может помочь в исследованиях других заболеваний двигательных нейронов.

Авторские взносы

Рукопись подготовлена ​​SL и PB.Рукопись была отредактирована, скорректирована и проверена на интеллектуальное содержание RC, EF, DM и OH.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Питер Беде и группа компьютерной нейровизуализации поддерживаются Советом по исследованиям в области здравоохранения (HRB – Ирландия; HRB EIA-2017-019), стипендией Эндрю Лайдона, Ирландским институтом клинической неврологии (IICN) –Ирландским исследовательским грантом Новартис, Iris Фонд О’Брайена и Фонд исследования моторных нейронов (RMN – Ирландия).

Сокращения

101-PNR, рейтинг 101 балл; 10MWT, тест на ходьбу на 10 метров; 2MWT, тест 2-минутной ходьбы; 6MWT, тест 6-минутной ходьбы; БАС, боковой амиотрофический склероз; BDI, инвентаризация депрессии Бека; BiPAP, двухуровневое положительное давление в дыхательных путях; CAS, исследование анализа цитокинов; КПТ, когнитивно-поведенческая терапия; СК, креатинкиназа; CMAP, сложный потенциал действия мышц; CMV — контролируемая искусственная вентиляция легких; CSE — Расширение клинических исследований; ЦСЖ, спинномозговая жидкость; CSF-MC, мононуклеарные клетки спинномозговой жидкости; ELISA, иммуноферментный анализ; ЭМГ, электромиография; ESS — шкала сонливости Эпворта; FIS, Шкала воздействия усталости; FSS — Шкала тяжести утомляемости; ФЖЕЛ, форсированная жизненная емкость легких; HDsEMG, Поверхностная электромиография высокой плотности; HHD, ручная динамометрия; IASP, Международная ассоциация изучения боли; IBM-FRS, функциональная шкала оценки миозита с включенными тельцами; IPAP, положительное давление в дыхательных путях на вдохе; KAFO, Ортез на колено и голеностопный сустав; LIC — инсуффляционная способность легких; LVR, набор объема легких; MAF, многомерная оценка утомляемости; MD, миотоническая дистрофия; MEP, максимальное давление выдоха; MFI-20, Многомерная функциональная инвентаризация; Шкала MFM, шкала измерения моторной функции; MIP, Максимальное давление на вдохе; MMPI, Миннесотский многофазный инвентарь личности; MRC — Шкала силы мышц Совета медицинских исследований; МРТ, магнитно-резонансная томография; MRS — Магнитно-резонансная спектроскопия; MUAP — потенциал действия моторного агрегата; МВ — Минутная вентиляция; MVA, максимальная произвольная активация; MVC, максимальное произвольное сокращение; MVIC, Максимальное изометрическое произвольное сокращение; NHP, Профиль здоровья Ноттингема; NIPPV, носовая прерывистая вентиляция с положительным давлением; NIV, неинвазивная вентиляция; OSA, обструктивное апноэ во сне; PASE, Физическая активность пожилых людей; PBMC, мононуклеарные клетки периферической крови; PCF, пиковый кашель без посторонней помощи; PFS, шкала усталости Пайпера; PFT, Тест легочной функции; PLMS, Периодические движения конечностей во время сна; PPL, Список проблем полиомиелита; PPS, постполиомиелитный синдром; PV — вирус полиомиелита; qMRI, количественная магнитно-резонансная томография; QMT, Количественный моторный тест; рКТ, рандомизированное контролируемое исследование; RDBPC, рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование; РЗЭ, расход энергии покоя; СБН — синдром беспокойных ног; РНК, рибонуклеиновая кислота; RQ, респираторный коэффициент; ЧД — частота дыхания; ОТ-ПЦР, полимеразная цепная реакция с обратной транскрипцией; rTMS, повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция; S-SFEMG, Электромиографическая стимуляция одним волокном; SF-36, краткая анкета из 36 пунктов; СФЭМГ, Одноволоконная электромиография; SFQ, Краткий опросник усталости; SIP, Профиль воздействия болезни; SIPP, Самостоятельно сообщаемые нарушения у лиц с поздними последствиями полиомиелита; ген SMN , ген двигательного нейрона выживания; СНиП «Понюхать давление на вдохе через нос»; Тест SSS, тест сидя-стоя-сидя; tDCS, транскраниальная стимуляция постоянным током; TQNE, количественное нервно-мышечное обследование Терфа; Тест TUG, тест Timed-Up-and-Go; UW-SES, шкала самоэффективности Вашингтонского университета; ВАШ, визуальная аналоговая шкала; VAS-F, Визуальная аналоговая шкала утомления; VCO 2 , производство углекислого газа; ВО 2 , потребление кислорода; WBV, вибрация всего тела; WHOQOL-BREF, сокращенная шкала качества жизни Всемирной организации здравоохранения.

Список литературы

3. Gawne AC, Halstead LS. Постполиомиелитный синдром: историческая перспектива, эпидемиология и клинические проявления. Нейрореабилитация . (1997) 8: 73–81. DOI: 10.1016 / S1053-8135 (96) 00212-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

5. Фарбу Э., Гилхус Н. Э., Барнс М. П., Борг К., де Виссер М., Дриссен А. и др. Руководство EFNS по диагностике и лечению постполиомиелитного синдрома. Отчет целевой группы EFNS. Eur J Neurol .(2006) 13: 795–801. DOI: 10.1111 / j.1468-1331.2006.01385.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

6. Бай А., Коломбо М., Хедли Дж. Л., Макфарлейн Дж. Р., Литхоф М. А., Тониоло А. Синдром постполиомиелита как возможное вирусное заболевание. Int J Infect Dis . (2015) 35: 107–16. DOI: 10.1016 / j.ijid.2015.04.018

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Леон-Монсон, штат Мэн, Далакас, М. Обнаружение антител к полиовирусу и генома полиовируса у пациентов с постполиомиелитным синдромом. Ann N Y Acad Sci. (1995) 753: 208–18. DOI: 10.1111 / j.1749-6632.1995.tb27547.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

8. Лучано К.А., Сивакумар К., Спектор С.А., Далакас М.К. Электрофизиологические и гистологические исследования клинически непораженных мышц пациентов с предшествующим паралитическим полиомиелитом. Мышечный нерв . (1996) 19: 1413–20. DOI: 10.1002 / (SICI) 1097-4598 (199611) 19:11 <1413 :: AID-MUS5> 3.0.CO; 2-F

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

9.Лучано Калифорния, Сивакумар К., Спектор С.А., Далакас МС. Реиннервация в клинически непораженные мышцы пациентов с предшествующим паралитическим полиомиелитом. Связь макроэлектромиографии и гистологии. Энн Н. И Акад. Наук . (1995) 753: 394–6. DOI: 10.1111 / j.1749-6632.1995.tb27570.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

10. Кэшман Н.Р., Троян Д.А. Корреляция электрофизиологии с патологией, патогенезом и антихолинэстеразной терапией при постполиомиелитном синдроме. Энн Н. И Акад. Наук . (1995) 753: 138–50. DOI: 10.1111 / j.1749-6632.1995.tb27540.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Бертоласи Л., Данезе А., Монако С., Турри М., Борг К., Верхаген Л. Пациенты с полиомиелитом в Северной Италии, наблюдение через 50 лет. Откройте Neurol J . (2016) 10: 77–82. DOI: 10.2174 / 1874205X01610010077

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

14. Bickerstaffe A., van Dijk JP, Beelen A., Zwarts MJ, Nollet F.Потеря размера двигательных единиц и силы четырехглавой мышцы в течение 10 лет при постполиомиелитном синдроме. Clin Neurophysiol. (2014) 125: 1255–60. DOI: 10.1016 / j.clinph.2013.11.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Маселли Р.А., Кашман Н.Р., Уоллман Р.Л., Салазар-Груезо Е.Ф., Роос Р. Нервно-мышечная передача в зависимости от размера двигательных единиц у пациентов с предшествующим полиомиелитом. Мышечный нерв . (1992) 15: 648–55. DOI: 10.1002 / mus.880150603

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

16.Сандберг А., Стальберг Э. Изменения в макро-электромиографии с течением времени у пациентов с полиомиелитом в анамнезе: сравнение двух мышц. Arch Phys Med Rehabil . (2004) 85: 1174–82. DOI: 10.1016 / j.apmr.2003.08.101

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

17. Сандберг А., Нандедкар С.Д., Сталберг Э. Макроэлектромиография и индекс числа двигательных единиц в передней большеберцовой мышце: различия и сходства в характеристике свойств двигательных единиц при перенесенном полиомиелите. Мышечный нерв . (2011) 43: 335–41. DOI: 10.1002 / mus.21878

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

18. Эмерик Б., Ровинска-Марцинска К., Рыневич Б., Хаусманова-Петрусевич И. Распад двигательной единицы при постполиомиелитном синдроме. Часть II. Электрофизиологические данные у пациентов с постполиомиелитным синдромом. Электромиогр Клин Нейрофизиол . (1990) 30: 451–8.

PubMed Аннотация | Google Scholar

19. Jubelt B, Cashman NR.Неврологические проявления постполиомиелитного синдрома. Критик Рев Нейробиол . (1987) 3: 199–220.

PubMed Аннотация | Google Scholar

21. Перри Дж., Барнс Дж., Гронли Дж. К. Постполиомиелитный синдром. Феномен чрезмерного использования. Clin Orthop Relat Res . (1988) 1988: 145–62. DOI: 10.1097 / 00003086-198808000-00018

CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. Перри Дж., Фонтейн Дж. Д., Малрой С. Результаты постполиомиелитного синдрома. Слабость мышц голени как источник поздней боли и утомления мышц бедра после полиомиелита. J Bone Joint Surg Am Vol . (1995) 77: 1148–53. DOI: 10.2106 / 00004623-199508000-00002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23. Троян Д.А., Кашман Н.Р., Шапиро С., Танси С.М., Эсдейл Дж. М.. Факторы прогнозирования постполиомиелитного синдрома. Arch Phys Med Rehabil . (1994) 75: 770–7.

PubMed Аннотация | Google Scholar

24. Dalakas MC. Патогенетические механизмы постполиомиелитного синдрома: морфологические, электрофизиологические, вирусологические и иммунологические корреляции. Энн Н. И Акад. Наук . (1995) 753: 167–85. DOI: 10.1111 / j.1749-6632.1995.tb27543.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

25. Даубе JR, Соренсон EJ, Windebank AJ. Проспективное 15-летнее исследование нервно-мышечной функции в группе пациентов с предшествующим полиомиелитом. Дополнение Клин Нейрофизиол . (2009) 60: 197–201. DOI: 10.1016 / S1567-424X (08) 00020-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

26.Соренсон EJ, Daube JR, Windebank AJ. 15-летнее наблюдение нервно-мышечной функции у пациентов с предшествующим полиомиелитом. Неврология . (2005) 64: 1070–2. DOI: 10.1212 / 01.WNL.0000154604.97992.4A

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Гримби Г., Хедберг М., Хеннинг ГБ. Изменения морфологии, силы и ферментов мышц в течение 4-5 лет наблюдения за пациентами с последствиями полиомиелита. Scand J Rehabil Med . (1994) 26: 121–30.

PubMed Аннотация | Google Scholar

28.Борг К., Борг Дж., Эдстром Л., Гримби Л. Эффекты чрезмерного использования оставшихся мышечных волокон при предшествующем полиомиелитном поражении и поражении ЛЖ. Мышечный нерв . (1988) 11: 1219–30. DOI: 10.1002 / mus.880111206

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

29. Ларссон Л., Ли Х, Толлбэк А., Гримби Л. Сократительные свойства отдельных мышечных волокон из хронически чрезмерно используемых двигательных единиц по отношению к свойствам возбуждения мотонейронов у ранее перенесенных пациентов с полиомиелитом. J Neurol Sci .(1995) 132: 182–92. DOI: 10.1016 / 0022-510X (95) 00138-R

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

30. Борг Дж., Борг К., Эдстром Л., Гримби Л., Хенрикссон Дж., Ларссон Л. и др. Свойства мотонейронов и мышечных волокон оставшихся двигательных единиц в слабых мышцах передней большеберцовой мышцы при перенесенном полиомиелите. Энн Н. И Акад. Наук . (1995) 753: 335–42. DOI: 10.1111 / j.1749-6632.1995.tb27559.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31.Борг К., Хенрикссон Дж. Предыдущий полиомиелит — снижение капиллярного снабжения и содержания метаболических ферментов в гипертрофических медленных мышечных волокнах (тип I). J Neurol Neurosurg Psychiatry . (1991) 54: 236–40. DOI: 10.1136 / jnnp.54.3.236

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

32. Жюльен Дж., Лепарк-Гоффарт И., Лина Б., Фукс Ф., Форей С., Джанатова И. и др. Постполиомиелитный синдром: в патогенезе участвует персистенция полиовируса. Дж. Нейрол . (1999) 246: 472–6.DOI: 10.1007 / s004150050386

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

33. Мьюир П., Николсон Ф., Спенсер Г. Т., Аджетунмоби Дж. Ф., Старки В. Г., Хан М. и др. Энтеровирусная инфекция центральной нервной системы человека: отсутствие связи с хроническим неврологическим заболеванием. Дж. Вирол . (1996) 77 (Pt 7): 1469–76. DOI: 10.1099 / 0022-1317-77-7-1469

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

34. Мельчерс В., де Виссер М., Йонген П., ван Лун А., Ниббелинг Р., Оствогель П. и др.Постполиомиелитный синдром: нет доказательств персистенции полиовируса. Энн Нейрол . (1992) 32: 728–32. DOI: 10.1002 / ana.410320605

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

35. Камински Х. Дж., Трессер Н., Хоган Р. Э., Мартин Э. Патологический анализ спинного мозга выживших после полиомиелита. Энн Н. И Акад. Наук . (1995) 753: 390–3. DOI: 10.1111 / j.1749-6632.1995.tb27569.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

37.Bickerstaffe A, Beelen A, Lutter R, Nollet F. Повышенные уровни воспалительных медиаторов в плазме при постполиомиелитном синдроме: нет связи с долгосрочным функциональным снижением. Дж. Нейроиммунол . (2015) 289: 162–7. DOI: 10.1016 / j.jneuroim.2015.10.019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

38. Гонсалес Х., Хадеми М., Андерссон М., Пил Ф., Уоллстром Э., Борг К. и др. Предшествующее лечение полиомиелита-ИГВ снижает выработку провоспалительных цитокинов. J Neuroimmunol. (2004) 150: 139–44. DOI: 10.1016 / j.jneuroim.2004.01.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

39. Гонсалес Х., Хадеми М., Андерссон М., Валлстром Э., Борг К., Олссон Т. Предыдущий полиомиелит — свидетельство производства цитокинов в центральной нервной системе. J Neurol Sci . (2002) 205: 9–13. DOI: 10.1016 / S0022-510X (02) 00316-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

40. Фарбу Е., Реканд Т., Вик-Мо Е., Лигрен Х., Гильхус, северо-восток, Арли Дж. А.Пациенты с постполиомиелитным синдромом, получавшие внутривенный иммуноглобулин: двойное слепое рандомизированное контролируемое пилотное исследование. Eur J Neurol . (2007) 14: 60–5. DOI: 10.1111 / j.1468-1331.2006.01552.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

41. Мелин Э., Линдроос Э., Лундберг И.Е., Борг К., Короткова М. Повышенная экспрессия синтетического пути простагландина E2 в скелетных мышцах пациентов, перенесших полиомиелит. J Rehabil Med . (2014) 46: 67–72. DOI: 10.2340 / 16501977-1230

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

44. Фарбу Е., Реканд Т., Тиснес ОБ, Аарли Дж. А., Гилхус, СВ, Веделер, Калифорния. Антитела GM1 при постполиомиелитном синдроме и ранее перенесенном паралитическом полиомиелите. Дж. Нейроиммунол . (2003) 139: 141–4. DOI: 10.1016 / S0165-5728 (03) 00123-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

46. Кверин Г., Эль Мендили М.М., Ленглет Т., Бехин А., Стойкович Т., Салахас Ф. и др. Спинальный и церебральный профиль спинально-мышечной атрофии взрослых: исследование мультимодальной визуализации. Клиника NeuroImage . (2019) 21: 101618. DOI: 10.1016 / j.nicl.2018.101618

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

48. Бруно Р.Л., Коэн Дж. М., Галски Т., Фрик Н. М.. Нейроанатомия усталости после полиомиелита. Arch Phys Med Rehabil . (1994) 75: 498–504.

PubMed Аннотация | Google Scholar

52. Luhan JA. Эпидемический полиомиелит; некоторые патологические наблюдения на человеческом материале. Арка Патол (Шик). (1946) 42: 245–60.

PubMed Аннотация | Google Scholar

54. Casula M, Steentjes K, Aronica E, van Geel BM, Troost D. Сопутствующая патология ЦНС у пациента с боковым амиотропным склерозом после полиомиелита в детстве. Clin Neuropathol . (2011) 30: 111–7. DOI: 10.5414 / NPP30111

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

55. Шимада А., Ланге Д. Д., Хейс А. П.. Боковой амиотрофический склероз у взрослых после острого паралитического полиомиелита в раннем детстве. Acta Neuropathol . (1999) 97: 317–21. DOI: 10.1007 / s004010050991

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

57. Беде П., Кверин Г., Прадат П.Ф. Меняющийся ландшафт визуализации двигательных нейронов: переход от описательных исследований к точным клиническим инструментам. Curr Opin Neurol . (2018) 31: 431–8. DOI: 10.1097 / WCO.0000000000000569

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

58. Эль Мендили М.М., Кверин Г., Беде П., Прадат П.Ф.Визуализация спинного мозга при боковом амиотрофическом склерозе: исторические концепции-новые методы. Передний Neurol . (2019) 10: 350. DOI: 10.3389 / fneur.2019.00350

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

59. Троян Д.А., Нараянан С., Фрэнсис С.Дж., Караманос З., Робинсон А., Кардосо М. и др. Объем мозга и утомляемость у пациентов с синдромом постполиомиелита. ПМР . (2014) 6: 215–20. DOI: 10.1016 / j.pmrj.2013.09.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

60.Шустер С., Эламин М., Хардиман О., Беде П. Пресимптоматическая и продольная нейровизуализация при нейродегенерации — от моментальных снимков до кинофильмов: систематический обзор. J Neurol Neurosurg Psychiatry. (2015) 86: 1089–96. DOI: 10.1136 / jnnp-2014-309888

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

62. Halstead LS. Оценка и дифференциальная диагностика постполиомиелитного синдрома. Ортопедия . (1991) 14: 1209–17.

PubMed Аннотация | Google Scholar

65.Гонсалес Х., Хадеми М., Борг К., Олссон Т. Внутривенное лечение иммуноглобулином постполиомиелитного синдрома: устойчивые эффекты на качество жизни и экспрессию цитокинов после одного года наблюдения. Дж. Нейровоспаление . (2012) 9: 167. DOI: 10.1186 / 1742-2094-9-167

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

67. Гримби Г., Эйнарссон Г., Хедберг М., Анианссон А. Изменения адаптации мышц у субъектов, перенесших полиомиелит. Scand J Rehabil Med . (1989) 21: 19–26.

PubMed Аннотация | Google Scholar

68. Беде П., Уолш Р., Фаган А. Дж., Хардиман О. Спинной мозг «Песочные часы»: случай атрофии нижнего шейного отдела спинного мозга. Дж. Нейрол . (2013) 261: 235–7. DOI: 10.1007 / s00415-013-7193-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

69. Лебуте М.В., Франк Дж., Гильевен Р., Дельмон Э., Ленглет Т., Беде П. и др. Пересмотр спектра заболеваний нижних мотонейронов с появлением змеиных глаз на магнитно-резонансной томографии. Eur J Neurol . (2014) 21: 1233–41. DOI: 10.1111 / ene.12465

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

71. Сандберг А., Сталберг Э. Как интерпретировать нормальные результаты электромиографии у пациентов с предполагаемым анамнезом полиомиелита. J Rehabil Med . (2004) 36: 169–76. DOI: 10.1080 / 16501970410025135

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

72. Ролевельд К., Сандберг А., Стальберг Е.В., Стегеман Д.Ф. Оценка размера моторных единиц увеличенных моторных единиц с помощью поверхностной электромиографии. Мышечный нерв . (1998) 21: 878–86. DOI: 10.1002 / (SICI) 1097-4598 (199807) 21: 7 <878 :: AID-MUS5> 3.0.CO; 2-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

73. Троян Д.А., Гендрон Д., Кашман Н.Р. Электрофизиология и электродиагностика постполиомиелитного двигательного аппарата. Ортопедия . (1991) 14: 1353–61.

PubMed Аннотация | Google Scholar

74. В AY, Сунгур У. Пациенты с постполиомиелитным синдромом более подвержены субклиническому поражению по сравнению с выжившими после полиомиелита без новых симптомов. Энн Индийский Академик Нейрол . (2016) 19: 44–7. DOI: 10.4103 / 0972-2327.167705

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

75. Родрикес А.А., Агре Дж.С. Электрофизиологическое исследование четырехглавой мышцы во время утомляющих упражнений и восстановления: сравнение симптоматических и бессимптомных пациентов после полиомиелита и контрольной группы. Arch Phys Med Rehabil . (1991) 72: 993–7.

PubMed Аннотация | Google Scholar

76. Родрикес А.А., Агре Дж.С., Франке Т.М.Электромиографические и нервно-мышечные переменные у нестабильных субъектов после полиомиелита, стабильных субъектов после полиомиелита и контрольных субъектов. Arch Phys Med Rehabil . (1997) 78: 986–91. DOI: 10.1016 / S0003-9993 (97)

-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

77. Кэшман Н.Р., Мазелли Р., Воллманн Р.Л., Роос Р., Саймон Р., Антел Дж. Поздняя денервация у пациентов с предшествующим паралитическим полиомиелитом. N Engl J Med . (1987) 317: 7–12. DOI: 10.1056 / NEJM198707023170102

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

78.Grabljevec K, Burger H, Kersevan K, Valencic V, Marincek C. Сила и выносливость разгибателей колена у пациентов после паралитического полиомиелита. Дезабил Рехабил . (2005) 27: 791–9. DOI: 10.1080 / 09638280400020623

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

79. Содерхольм С., Лехтинен А., Валтонен К., Илинен А. Дисфагия и дисфония у лиц с постполиомиелитным синдромом — проблема нейрореабилитации. Acta Neurol Scand . (2010) 122: 343–9.DOI: 10.1111 / j.1600-0404.2009.01315.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

80. Дрисколл Б.П., Гракко С., Коэльо К., Гольдштейн Дж., Осима К., Тирни Е. и др. Функция гортани у пациентов после полиомиелита. Ларингоскоп . (1995) 105: 35–41. DOI: 10.1288 / 00005537-199501000-00010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

81. Бертоласи Л., Аклер М., далл’Ора Е., Гайофатто А., Фрассон Е., Токко П. и др. Факторы риска постполиомиелитного синдрома среди населения Италии: исследование случай-контроль. Neurol Sci . (2012) 33: 1271–5. DOI: 10.1007 / s10072-012-0931-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

82. Прохоренко О.А., Васконселос О.М., Лупу В.Д., Кэмпбелл В.В., Джаббари Б. Сенсорная физиология, оцениваемая по вызванным потенциалам у переживших полиомиелит. Мышечный нерв . (2008) 38: 1266–71. DOI: 10.1002 / mus.21093

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

85. Hazendonk KM, Crowe SF. Нейропсихологическое исследование постполиомиелитного синдрома: поддержка депрессии без нейропсихологических нарушений. Нейропсихиатрия Neuropsychol Behav Neurol . (2000) 13: 112–8.

PubMed Аннотация | Google Scholar

86. Бруно Р.Л., Сапольски Р., Циммерман Дж. Р., Фрик Н.М. Патофизиология основной причины усталости после полиомиелита. Энн Н. И Акад. Наук . (1995) 753: 257–75. DOI: 10.1111 / j.1749-6632.1995.tb27552.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

87. Romigi A, Pierantozzi M, Placidi F, Evangelista E, Albanese M, Liguori C, et al.Синдром беспокойных ног и постполиомиелитный синдром: исследование случай-контроль. Eur J Neurol . (2015) 22: 472–8. DOI: 10.1111 / ene.12593

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

88. Мюррей Д., Хардиман О., Мелдрам Д. Оценка субъективной и двигательной усталости у переживших полиомиелит, посещение клиники постполиомиелита, сравнение со здоровыми людьми из контрольной группы и изучение клинических коррелятов. Физиотерапия Практика . (2014) 30: 229–35. DOI: 10,3109 / 09593985.2013.862890

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

90. Viana CF, Pradella-Hallinan M, Quadros AA, Marin LF, Oliveira AS. Циркадные колебания утомляемости у пациентов с паралитическим полиомиелитом и постполиомиелитным синдромом. Arq Neuropsiquiatr . (2013) 71: 442–5. DOI: 10.1590 / 0004-282X20130059

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

91. Марин Л. Ф., Карвалью ЛБК, Прадо ЛБФ, Оливейра АСБ, Прадо Г. Ф. Синдром беспокойных ног широко распространен у пациентов с постполиомиелитным синдромом. Сон Мед . (2017) 37: 147–50. DOI: 10.1016 / j.sleep.2017.06.025

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

92. Марин Л. Ф., Карвалью Л. Б., Прадо Л. Б., Куадрос А. А., Оливейра А. С., Прадо Г. Ф. Синдром беспокойных ног при постполиомиелитном синдроме: серия из 10 пациентов с демографическими, клиническими и лабораторными данными. Расстройство, связанное с паркинсонизмом . (2011) 17: 563–4. DOI: 10.1016 / j.parkreldis.2011.02.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

93.Кумру Х., Портелл Э., Баррио М., Сантамария Дж. Синдром беспокойных ног у пациентов с последствиями полиомиелита. Расстройство, связанное с паркинсонизмом . (2014) 20: 1056–8. DOI: 10.1016 / j.parkreldis.2014.06.014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

94. Де Грандис Э., Мир П., Эдвардс М.Дж., Бхатия К.П. Беспокойные ноги могут быть связаны с постполиомиелитным синдромом. Расстройство, связанное с паркинсонизмом . (2009) 15: 74–5. DOI: 10.1016 / j.parkreldis.2008.02.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

96.Dolmage TE, Avendano MA, Goldstein RS. Дыхательная функция во время бодрствования и сна у лиц, переживших респираторный и не респираторный полиомиелит. Eur Respir J . (1992) 5: 864–70.

PubMed Аннотация | Google Scholar

97. Араужо М.А., Сильва Т.М., Морейра Г.А., Праделла-Халлинан М., Туфик С., Оливейра А.С. Частота нарушений сна у пациентов с постполиомиелитным синдромом, вызванных периодическими движениями конечностей. Arq Neuropsiquiatr. (2010) 68: 35–8. DOI: 10.1590 / S0004-282X2010000100008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

99.Romigi A, Placidi F, Evangelista E, Desiato MT. Циркадные вариации утомляемости при паралитическом полиомиелите и постполиомиелитном синдроме: просто усталость или синдром замаскированных беспокойных ног? Arq Neuropsiquiatr . (2014) 72: 475–6. DOI: 10.1590 / 0004-282X20140046

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

100. Ромиджи А., Франко В., Плациди Ф., Лигуори С., Растелли Е., Витрани Г. и др. Сравнительные нарушения сна при миотонической дистрофии 1 и 2 типа. Curr Neurol Neurosci Rep .(2018) 18: 102. DOI: 10.1007 / s11910-018-0903-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

101. Вайншток Л.Б., Уолтерс А.С., Пауэксакон П. Синдром беспокойных ног — теоретические роли воспалительных и иммунных механизмов. Sleep Med Версия . (2012) 16: 341–54. DOI: 10.1016 / j.smrv.2011.09.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

102. Ценг У.С., Ву З.Ф., Ляу В.Дж., Хва С.И., Хунг Н.К. У пациента с постполиомиелитным синдромом развился синдром конского хвоста после нейроаксиальной анестезии: описание случая. J Clin Анестезия . (2017) 37: 49–51. DOI: 10.1016 / j.jclinane.2016.09.032

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

104. Виллен К., Торен-Йонссон А.Л., Гримби Г., Саннерхаген К.С. Инвалидность в последующем 4-летнем исследовании людей с постполиомиелитным синдромом. J Rehabil Med . (2007) 39: 175–80. DOI: 10.2340 / 16501977-0034

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

106. Кляйн М.Г., Уайт Дж., Кинан М.А., Эскенази А., Полански М.Изменения силы со временем среди выживших после полиомиелита. Arch Phys Med Rehabil . (2000) 81: 1059–64. DOI: 10.1053 / apmr.2000.3890

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

107. Flansbjer UB, Lexell J, Brogardh C. Предикторы изменений походки в течение четырех лет у лиц с поздними последствиями полиомиелита. Нейрореабилитация . (2017) 41: 403–11. DOI: 10.3233 / NRE-162057

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

108.Flansbjer UB, Brogardh C, Horstmann V, Lexell J. Мужчины с поздними эффектами полиомиелита сильнее, чем женщины, в мышечной силе нижних конечностей: 4-летнее продольное исследование. ПМР . (2015) 7: 1127–36. DOI: 10.1016 / j.pmrj.2015.05.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

109. Косака Т., Куроха Ю., Тада М., Хасегава А., Тани Т., Мацубара Н. и др. Смертельное нервно-мышечное заболевание у взрослого пациента после полиомиелита в раннем детстве: рассмотрение патологии постполиомиелитного синдрома. Невропатология . (2013) 33: 93–101. DOI: 10.1111 / j.1440-1789.2012.01327.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

111. Skough K, Broman L, Borg K. Тест-ретестовая надежность теста 6-минутной ходьбы у пациентов с постполиомиелитным синдромом. Int J Rehabil Res . (2013) 36: 140–5. DOI: 10.1097 / MRR.0b013e32835b669b

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

112. Stolwijk-Swuste JM, Beelen A, Lankhorst GJ, Nollet F, группа Cs.Шкала физического функционирования SF36 и тест на 2-минутную ходьбу рекомендуются в качестве основных квалификаторов для оценки физического функционирования у пациентов с поздними последствиями полиомиелита. J Rehabil Med . (2008) 40: 387–94. DOI: 10.2340 / 16501977-0188

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

113. Подсиадло Д., Ричардсон С. Время «Up & Go»: тест базовой функциональной мобильности для ослабленных пожилых людей. Дж. Ам Гериатр Соц . (1991) 39: 142–8. DOI: 10.1111 / j.1532-5415.1991.tb01616.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

114. Whitney SL, Wrisley DM, Marchetti GF, Gee MA, Redfern MS, Furman JM. Клиническое измерение эффективности сидячего положения стоя у людей с нарушениями равновесия: достоверность данных для теста «Пятикратное сидение и стоя». Физика . (2005) 85: 1034–45.

PubMed Аннотация | Google Scholar

115. Бикерстаффе А., Белен А., Звартс М.Дж., Ноллет Ф., ван Дейк Дж. П.. Количественное УЗИ мышц и сила четырехглавой мышцы у пациентов с постполиомиелитным синдромом. Мышечный нерв . (2015) 51: 24–9. DOI: 10.1002 / mus.24272

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

116. Купман Ф.С., Брем М.А., Херкенс Ю.Ф., Ноллет Ф., Белен А. Измерение утомляемости у выживших после полиомиелита: сравнение содержания и надежность шкалы степени тяжести утомляемости и контрольного списка индивидуальной силы. J Rehabil Med . (2014) 46: 761–7. DOI: 10.2340 / 16501977-1838

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

117.Вашберн Р.А., Маколи Э., Катула Дж., Михалко С.Л., Буало Р.А. Шкала физической активности для пожилых людей (PASE): доказательства валидности. Дж. Клин Эпидемиол . (1999) 52: 643–51. DOI: 10.1016 / S0895-4356 (99) 00049-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

119. Денкер А., Саннерхаген К.С., Тафт С., Лундгрен-Нильссон А. Многомерная инвентаризация усталости и постполиомиелитный синдром — анализ Раша. Health Qual Life Outcomes . (2015) 13:20. DOI: 10.1186 / s12955-015-0213-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

121. Chung H, Kim J, Park R, Bamer AM, Bocell FD, Amtmann D. Проверка измерительной инвариантности краткой формы шкалы самоэффективности Вашингтонского университета в четырех диагностических подгруппах. Качество жизни . (2016) 25: 2559–64. DOI: 10.1007 / s11136-016-1300-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

122. Сильва Т.М., Морейра Г.А., Куадрос А.А., Праделла-Халлинан М, Туфик С., Оливейра А.С.Анализ характеристик сна у пациентов с постполиомиелитным синдромом. Arq Neuropsiquiatr . (2010) 68: 535–40. DOI: 10.1590 / S0004-282X2010000400011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

123. Orsini M, Lopes AJ, Guimaraes FS, Freitas MR, Nascimento OJ, Anna Mde SJ, et al. Актуальные вопросы кардиореспираторной помощи пациентам с постполиомиелитным синдромом. Arq Neuropsiquiatr . (2016) 74: 574–9. DOI: 10.1590 / 0004-282X20160072

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

124.Аллен Р.П., Пикьетти Д.Л., Гарсия-Боррегеро Д., Ондо В.Г., Уолтерс А.С., Винкельман Дж. В. и др. Синдром беспокойных ног / диагностические критерии болезни Уиллиса-Экбома: обновленные критерии консенсуса Международной исследовательской группы по синдрому беспокойных ног (IRLSSG) — история болезни, обоснование, описание и значимость. Сон Мед . (2014) 15: 860–73. DOI: 10.1016 / j.sleep.2014.03.025

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

125. Уолтерс А.С., ЛеБрок С., Дхар А., Хенинг В., Розен Р., Аллен Р.П. и др.Валидация шкалы оценки синдрома беспокойных ног Международной группы по изучению синдрома беспокойных ног. Сон Мед . (2003) 4: 121–32. DOI: 10.1016 / S1389-9457 (02) 00258-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

126. Солиман М.Г., Хиггинс С.Е., Эль-Кабир Д.Р., Дэвидсон А.С., Уильямс А.Дж., Ховард Р.С. Неинвазивная оценка силы дыхательных мышц у пациентов с ранее перенесенным полиомиелитом. Респир Мед . (2005) 99: 1217–22. DOI: 10.1016 / j.рмед.2005.02.035

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

127. Наттерлунд Б., Альстром Г. Проблемно-ориентированное совладание и удовлетворение повседневной жизнью у людей с мышечной дистрофией и постполиомиелитным синдромом. Сканд Дж. Заботливая наука . (1999) 13: 26–32. DOI: 10.1111 / j.1471-6712.1999.tb00511.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

128. Саеки С., Такемура Дж., Мацусима Ю., Чисака Х., Хатисука К.Управление нетрудоспособностью на рабочем месте при постполиомиелитном синдроме. Дж. Оккуп Рехабил . (2001) 11: 299–307. DOI: 10.1023 / A: 1013352710035

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

129. Дэвидсон А.С., Ауеунг В., Луфф Р., Холланд М., Ходжкисс А., Вайнман Дж. Длительная польза при постполиомиелитном синдроме от комплексной реабилитации: пилотное исследование. Дезабил Рехабил . (2009) 31: 309–17. DOI: 10.1080 / 09638280801973206

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

130.Агре Дж. К., Родрикес А. А.. Прерывистая изометрическая активность: ее влияние на мышечную усталость у субъектов после полио. Arch Phys Med Rehabil . (1991) 72: 971–5.

PubMed Аннотация | Google Scholar

131. Agre JC, Родрикес А.А., Franke TM, Swiggum ER, Harmon RL, Curt JT. Низкоинтенсивные упражнения через день улучшают работу мышц без видимых побочных эффектов у пациентов, перенесших полиомиелит. Am J Phys Med Rehabil . (1996) 75: 50–8. DOI: 10.1097 / 00002060-199601000-00014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

132.Дин Э., Росс Дж. Влияние модифицированной аэробной тренировки на энергетику движений у выживших после полиомиелита. Ортопедия . (1991) 14: 1243–6.

PubMed Аннотация | Google Scholar

133. Эрнстофф Б., Веттерквист Х., Квист Х., Гримби Г. Влияние тренировки на выносливость у людей с постполиомиелитом. Arch Phys Med Rehabil . (1996) 77: 843–8. DOI: 10.1016 / S0003-9993 (96)


-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

134. Чан К.М., Амирджани Н., Сумрейн М., Кларк А., Штрохшейн Ф.Дж.Рандомизированное контролируемое испытание силовых тренировок у пациентов, перенесших полиомиелит. Мышечный нерв . (2003) 27: 332–8. DOI: 10.1002 / mus.10327

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

135. Fillyaw MJ, Badger GJ, Goodwin GD, Bradley WG, Fries TJ, Shukla A. Эффекты длительных неутомляющих упражнений с отягощениями у субъектов с постполиомиелитным синдромом. Ортопедия. (1991) 14: 1253–6.

PubMed Аннотация | Google Scholar

136.Фельдман Р.М., Соскольне КЛ. Использование неутомляющих укрепляющих упражнений при постполиомиелитном синдроме. Врожденные дефекты Оригинальная артикул Ser . (1987) 23: 335–41.

PubMed Аннотация | Google Scholar

137. Спектор С.А., Гордон П.Л., Фейерштейн И.М., Сивакумар К., Херли Б.Ф., Далакас М.К. Прирост силы без травм мышц после силовых тренировок у пациентов с постполиомышечной атрофией. Мышечный нерв . (1996) 19: 1282–90. DOI: 10.1002 / (SICI) 1097-4598 (199610) 19:10 <1282 :: AID-MUS5> 3.0.CO; 2-A

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

138. Agre JC, Родрикес А.А., Franke TM. Сила, выносливость и работоспособность после упражнений на укрепление мышц у пациентов после полио. Arch Phys Med Rehabil . (1997) 78: 681–6. DOI: 10.1016 / S0003-9993 (97)-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

139. Криз Дж. Л., Джонс Д. Р., Шпейер Дж. Л., Собачий Дж. К., Оуэн Р. Р., Серфасс Р. Кардиореспираторные реакции на аэробную тренировку верхних конечностей у испытуемых после полиомиелита. Arch Phys Med Rehabil . (1992) 73: 49–54.

PubMed Аннотация | Google Scholar

140. Джонс Д.Р., Шпейер Дж., Собачий К., Оуэн Р., Стулл Г.А. Кардиореспираторные реакции на аэробную тренировку у пациентов с последствиями постполиомиелита. ДЖАМА . (1989) 261: 3255–8. DOI: 10.1001 / jama.261.22.3255

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

141. Онку Дж., Дурмаз Б., Караполат Х. Краткосрочные эффекты аэробных упражнений на функциональные возможности, утомляемость и качество жизни у пациентов с постполиомиелитным синдромом. Clin Rehabil . (2009) 23: 155–63. DOI: 10.1177 / 0269215508098893

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

142. Штрамсе Я., Стангхелле Дж. К., Утне Л., Альвин П., Свендсби Е. К.. Лечение пациентов с постполиомиелитным синдромом в теплом климате. Дезабил Рехабил . (2003) 25: 77–84. DOI: 10.1080 / dre.25.2.77.84

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

144. Willen C, Scherman MH. Групповые тренировки в бассейне вызывают рябь на воде: опыт людей с поздними последствиями полиомиелита. J Rehabil Med . (2002) 34: 191–7. DOI: 10.1080 / 16501970213232

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

145. Стангхелле Ю.К., Фестваг Л, Акснес АК. Легочная функция и ограниченные по симптомам тесты с физической нагрузкой у субъектов с поздними последствиями полиомиелита. Scand J Rehabil Med . (1993) 25: 125–9.

PubMed Аннотация | Google Scholar

146. Килмер Д.Д. Ответ на аэробные упражнения у людей с нервно-мышечными заболеваниями. Am J Phys Med Rehabil . (2002) 81 (11 Suppl): S148–50. DOI: 10.1097 / 00002060-200211001-00015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

147. Воорн Е.Л., Герритс К.Х., Купман Ф.С., Ноллет Ф., Белен А. Определение анаэробного порога при постполиомиелитном синдроме: сравнение с текущими рекомендациями по предписанию интенсивности тренировок. Arch Phys Med Rehabil . (2014) 95: 935–40. DOI: 10.1016 / j.apmr.2014.01.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

148.Voorn EL, Koopman FS, Brehm MA, Beelen A, de Haan A, Gerrits KH, et al. Аэробные упражнения при постполиомиелитном синдроме: оценка процесса рандомизированного контролируемого исследования. PLOS ONE . (2016) 11: e0159280. DOI: 10.1371 / journal.pone.0159280

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

149. Мюррей Д., Хардиман О., Кэмпион А., Вэнс Р., Хорган Ф., Мелдрам Д. Влияние программы упражнений по эргометрии рук в домашних условиях на физическую форму, утомляемость и активность у выживших после полиомиелита: рандомизированное контролируемое исследование. Clin Rehabil . (2017) 31: 913–25. DOI: 10.1177 / 0269215516661225

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

150. Мюррей Д., Мелдрам Д., Молони Р., Кэмпион А., Хорган Ф., Хардиман О. Влияние программы упражнений по эргометрии рук в домашних условиях на физическую форму, утомляемость и активность выживших после полиомиелита: протокол рандомизированного контролируемого исследования. BMC Neurol . (2012) 12: 157. DOI: 10.1186 / 1471-2377-12-157

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

151.Да Сильва К.П., Сзот К.Л., деСа Н. Вибрация всего тела у людей с последствиями полиомиелита. Physiother Теория Прак. (2018) 2018: 1–11. DOI: 10.1080 / 09593985.2018.1454559

CrossRef Полный текст | Google Scholar

153. Brogardh C, Flansbjer UB, Lexell J. Отсутствие влияния тренировки с вибрацией всего тела на силу мышц и ходьбу у лиц с поздними эффектами полиомиелита: пилотное исследование. Arch Phys Med Rehabil . (2010) 91: 1474–7. DOI: 10.1016 / j.apmr.2010.06.024

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

154. Аразпур М., Ахмади Ф., Бахрамизаде М., Самадиан М., Мусави М.Э., Бани М.А. и др. Оценка симметрии походки у пациентов с полиомиелитом: сравнение обычного ортеза колено-голеностоп-стопа и нового электрического ортеза колено-голеностоп-стопа. Ортопедический протез Инт . (2016) 40: 689–95. DOI: 10.1177 / 0309364615596063

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

155. Хейм М., Яакоби Э., Азария М.Пилотное исследование по определению эффективности легких ортезов из углеродного волокна в лечении пациентов, страдающих синдромом постполиомиелита. Clin Rehabil . (1997) 11: 302–5. DOI: 10.1177 / 026921559701100406

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

156. Сильва Т.М., Морейра Г.А., Куадрос А.А., Праделла-Халлинан М, Туфик С., Оливейра А.С. Эффекты использования биокерамических тканей MIG3 — излучатель длинного инфракрасного диапазона — при боли, непереносимости холода и периодических движениях конечностями при постполиомиелитном синдроме. Arq Neuropsiquiatr . (2009) 67: 1049–53. DOI: 10.1590 / S0004-282X200

00016

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

157. Acler M, Bocci T, Valenti D, Turri M, Priori A, Bertolasi L. Транскраниальная стимуляция постоянного тока (tDCS) при нарушениях сна и усталости у пациентов с постполиомиелитным синдромом. Рестор Neurol Neurosci . (2013) 31: 661–8. DOI: 10.3233 / RNN-130321

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

158.Pastuszak Z, Piusinska-Macoch R, Stepien A, Czernicki Z. Повторяющаяся транскраниальная магнитная стимуляция в лечении постполиомиелитного синдрома. Neurol Neurochir Pol . (2018) 52: 281–4. DOI: 10.1016 / j.pjnns.2017.10.013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

159. Валлбона К., Хэзлвуд К.Ф., Джурида Г. Реакция боли на статические магнитные поля у пациентов после полиомиелита: двойное слепое пилотное исследование. Arch Phys Med Rehabil . (1997) 78: 1200–3. DOI: 10.1016 / S0003-9993 (97)

-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

163. Сильберглейт А.К., Уоринг В.П., Салливан М.Дж., Мейнард ФМ. Оценка, лечение и последующие результаты пациентов с дисфагией, перенесшими полиомиелит. Отоларингол Хирургия головы и шеи . (1991) 104: 333–8. DOI: 10.1177 / 01945998

00308

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

164. Каминска М, Бровман Ф., Троян Д.А., Генге А, Бенедетти А, Петроф Б.Дж.Возможность набора объема легких при ранней нервно-мышечной слабости: сравнение бокового амиотрофического склероза, миотонической дистрофии и постполио-синдрома. ПМР . (2015) 7: 677–84. DOI: 10.1016 / j.pmrj.2015.04.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

165. Gillis-Haegerstrand C, Markstrom A, Barle H. Двухуровневая вентиляция с положительным давлением в дыхательных путях поддерживает адекватную вентиляцию у пациентов с респираторной недостаточностью, перенесших полиомиелит. Acta Anaesthesiol Scand .(2006) 50: 580–5. DOI: 10.1111 / j.1399-6576.2006.001015.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

166. Бах Дж. Р., Альба А. С., Шин Д. Альтернативные методы лечения респираторной недостаточности после полиомиелита. Вспомогательная вентиляция через нос или орально-назальный интерфейс. Am J Phys Med Rehabil . (1989) 68: 264–71. DOI: 10.1097 / 00002060-198

0-00002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

167. Barle H, Soderberg P, Haegerstrand C, Markstrom A.Двухуровневая вентиляция с положительным давлением в дыхательных путях снижает затраты кислорода на дыхание у пациентов с длительным постполиомиелитом, находящихся на инвазивной домашней механической вентиляции. Acta Anaesthesiol Scand . (2005) 49: 197–202. DOI: 10.1111 / j.1399-6576.2004.00566.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

168. Brogardh C., Lexell J, Hammarlund CS. Опыт падений и стратегии управления последствиями падений у лиц с поздними последствиями полиомиелита: качественное исследование. J Rehabil Med. (2017) 49: 652–8. DOI: 10.2340 / 16501977-2262

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

169. Баккер М., Шиппер К., Купман Ф.С., Ноллет Ф., Абма Т.А. Опыт и перспективы пациентов с постполиомиелитным синдромом и терапевтов с помощью упражнений и когнитивно-поведенческой терапии. BMC Neurol . (2016) 16:23. DOI: 10.1186 / s12883-016-0544-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

170.Купман Ф.С., Белен А., Герритс К.Х., Блейенберг Г., Абма Т.А., де Виссер М. и др. ЛФК и когнитивно-поведенческая терапия для улучшения утомляемости, повседневной активности и качества жизни при постполиомиелитном синдроме: протокол исследования FACTS-2-PPS. BMC Neurol . (2010) 10: 8. DOI: 10.1186 / 1471-2377-10-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

171. Купман Ф.С., Брем М.А., Белен А., Воет Н., Блейенберг Г., Геуртс А. и др. Когнитивно-поведенческая терапия для снижения утомляемости при постполиомиелитном синдроме и фациоскапуло-плечевой дистрофии: сравнение. J Rehabil Med . (2017) 49: 585–90. DOI: 10.2340 / 16501977-2247

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

172. Купман Ф.С., Воорн Е.Л., Белен А., Блейенберг Г., де Виссер М., Брем М.А. и др. ЛФК или когнитивно-поведенческая терапия не снижает выраженную утомляемость у пациентов с постполиомиелитным синдромом: результаты рандомизированного контролируемого исследования. Neurorehabil Neural Repair . (2016) 30: 402–10. DOI: 10.1177 / 1545968315600271

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

173.Battalio SL, Glette M, Alschuler KN, Jensen MP. Тревога, депрессия и функции у людей с хроническими физическими состояниями: продольный анализ. Rehabil Psychol. (2018) 63: 532–41. DOI: 10.1037 / rep0000231

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

174. Muller R, Gertz KJ, Molton IR, Terrill AL, Bombardier CH, Ehde DM, et al. Влияние индивидуализированного вмешательства позитивной психологии на самочувствие и боль у людей с хронической болью и физическими недостатками: исследование осуществимости. Клин Дж. Боль . (2016) 32: 32–44. DOI: 10.1097 / AJP.0000000000000225

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

175. Хирш А.Т., Куппер А.Э., Картер Г.Т., Дженсен М.П. Психосоциальные факторы и адаптация к боли у людей с постполиомиелитным синдромом. Am J Phys Med Rehabil . (2010) 89: 213–24. DOI: 10.1097 / PHM.0b013e3181c9f9a1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

176. Феррер А., Мишель Г., Террилл А. Л., Дженсен М. П., Мюллер Р.Моделирование субъективного благополучия людей с хронической болью и физическими недостатками: роль контроля над болью и обезболивания. Дезабил Рехабил . (2017) 2017: 1–10. DOI: 10.1080 / 09638288.2017.13

CrossRef Полный текст | Google Scholar

178. Сильверман А.М., Молтон И.Р., Альшулер К.Н., Эде Д.М., Дженсен М.П. Устойчивость позволяет прогнозировать функциональные результаты у людей, стареющих с ограниченными возможностями: продольное исследование. Arch Phys Med Rehabil . (2015) 96: 1262–8.DOI: 10.1016 / j.apmr.2015.02.023

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

179. Батталио С.Л., Сильверман А.М., Эде Д.М., Амтманн Д., Эдвардс К.А., Дженсен М.П. Устойчивость и функция у взрослых с ограниченными физическими возможностями: обсервационное исследование. Arch Phys Med Rehabil . (2017) 98: 1158–64. DOI: 10.1016 / j.apmr.2016.11.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

180. Сильверман А.М., Молтон И.Р., Смит А.Е., Дженсен М.П., ​​Коэн Г.Л.Утешение в солидарности: дружеские сети с ограниченными возможностями служат буфером благополучия. Rehabil Psychol . (2017) 62: 525–33. DOI: 10.1037 / rep0000128

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

181. Тен Катен К., Белен А., Нолле Ф., Фрингс-Дресен М. Х., Слюитер Дж. Преодоление препятствий для участия в работе для пациентов с синдромом постполиомиелита. Дезабил Рехабил . (2011) 33: 522–9. DOI: 10.3109 / 09638288.2010.503257

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

182.Pierini D, Stuifbergen AK. Психологическая устойчивость и депрессивные симптомы у пожилых людей с диагнозом постполиомиелитный синдром. Rehabil Nurs . (2010) 35: 167–75. DOI: 10.1002 / j.2048-7940.2010.tb00043.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

183. Dinsmore S, Dambrosia J, Dalakas MC. Двойное слепое плацебо-контролируемое испытание высоких доз преднизона для лечения постполиомиелитного синдрома. Энн Н. И Акад. Наук . (1995) 753: 303–13.DOI: 10.1111 / j.1749-6632.1995.tb27556.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

184. Штайн Д.П., Дамброзия Дж. М., Далакас МС. Двойное слепое плацебо-контролируемое испытание амантадина для лечения усталости у пациентов с постполиомиелитным синдромом. Энн Н. И Акад. Наук . (1995) 753: 296–302. DOI: 10.1111 / j.1749-6632.1995.tb27555.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

185. Троян Д.А., Коллет Дж. П., Шапиро С., Джубельт Б., Миллер Р. Г., Агре Дж. С. и др.Многоцентровое рандомизированное двойное слепое исследование пиридостигмина при постполиомиелитном синдроме. Неврология . (1999) 53: 1225–33. DOI: 10.1212 / WNL.53.6.1225

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

186. Horemans HL, Nollet F, Beelen A, Drost G, Stegeman DF, Zwarts MJ, et al. Пиридостигмин при постполиомиелитном синдроме: отсутствие снижения утомляемости и ограниченное функциональное улучшение. J Neurol Neurosurg Psychiatry . (2003) 74: 1655–61. DOI: 10.1136 / jnnp.74.12.1655

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

187. Чан К.М., Штрошейн Ф.Дж., Рыдз Д., Аллидина А., Шуайб А., Вестбери С.Ф. Рандомизированное контролируемое исследование модафинила для лечения усталости у пациентов после полиомиелита. Мышечный нерв . (2006) 33: 138–41. DOI: 10.1002 / mus.20437

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

188. Васконселос О.М., Прохоренко О.А., Салайегех М.К., Келли К.Ф., Ливорнезе К., Олсен Ч. и др.Модафинил для лечения усталости при постполиомиелитном синдроме: рандомизированное контролируемое исследование. Неврология . (2007) 68: 1680–6. DOI: 10.1212 / 01.wnl.0000261912.53959.b4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

189. Скоу К., Кроссен С., Хейве С., Теорелл Х., Борг К. Эффекты силовых тренировок в сочетании с добавлением коэнзима Q10 у пациентов с постполиомиелитом: пилотное исследование. J Rehabil Med . (2008) 40: 773–5. DOI: 10.2340 / 16501977-0245

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

190.Peel MM, Cooke M, Lewis-Peel HJ, Lea RA, Moyle W. Рандомизированное контролируемое испытание коэнзима Q10 для устранения усталости при поздних последствиях полиомиелита. Комплемент Тер Мед . (2015) 23: 789–93. DOI: 10.1016 / j.ctim.2015.09.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

191. On AY, Oncu J, Uludag B, Ertekin C. Влияние ламотриджина на симптомы и качество жизни пациентов с постполиомиелитным синдромом: рандомизированное контролируемое исследование. Нейрореабилитация. (2005) 20: 245–51.

PubMed Аннотация | Google Scholar

192. Капонидес Г., Гонсалес Х., Олссон Т., Борг К. Эффект внутривенного иммуноглобулина у пациентов с постполиомиелитным синдромом — неконтролируемое пилотное исследование. J Rehabil Med . (2006) 38: 138–40. DOI: 10.1080 / 16501970500441625

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

193. Gonzalez H, Sunnerhagen KS, Sjoberg I., Kaponides G, Olsson T, Borg K. Внутривенный иммуноглобулин для лечения постполиомиелитного синдрома: рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет Нейрол . (2006) 5: 493–500. DOI: 10.1016 / S1474-4422 (06) 70447-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

196. Бертоласи Л., Фрассон Е., Турри М., Гайофатто А., Бординьон М., Занолин Е. и др. Рандомизированное контролируемое исследование внутривенного введения иммуноглобулина у пациентов с постполиомиелитным синдромом. J Neurol Sci . (2013) 330: 94–9. DOI: 10.1016 / j.jns.2013.04.016

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

197.Шмидт С., Гочева В., Зумбрунн Т., Рубино-Нахт Д., Бонати Ю., Фишер Д. и др. Лечение L-цитруллином у пациентов с постполиомиелитным синдромом: протокол исследования для одноцентрового рандомизированного плацебо-контролируемого двойного слепого исследования. Испытания . (2017) 18: 116. DOI: 10.1186 / s13063-017-1829-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

198. Остлунд Г., Броман Л., Верхаген Л., Борг К. Лечение иммуноглобулином при постполиомиелитном синдроме: идентификация ответчиков и неответчиков. J Rehabil Med . (2015) 47: 727–33. DOI: 10.2340 / 16501977-1985

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

199. Scholz H, Trenkwalder C, Kohnen R, Riemann D, Kriston L, Hornyak M. Агонисты дофамина при синдроме беспокойных ног. Кокрановская база данных Syst Rev . (2011) 2011: CD006009. DOI: 10.1002 / 14651858.CD006009.pub2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

200. Шварц А, Бош ЛМ. Анестезиологические последствия постполиомиелитного синдрома: новые опасения по поводу старого заболевания. AANA J . (2012) 80: 356–61.

PubMed Аннотация | Google Scholar

201. Спенсер Г.Т., Рейнольдс Ф. Послеоперационная остановка дыхания у пациента, перенесшего полиомиелит. Анестезия . (2003) 58: 609–10; ответ автора 10. doi: 10.1046 / j.1365-2044.2003.03207_14.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

202. Уилер Д. Анестезиологические соображения для пациентов с постполиомиелитным синдромом: описание случая. AANA J .(2011) 79: 408–10.

PubMed Аннотация | Google Scholar

COVID «дальнобойщики»: долгосрочные последствия COVID-19

Что произойдет, если симптомы COVID-19 не исчезнут? У некоторых людей, выздоравливающих от COVID-19, сохраняющиеся проблемы со здоровьем могут нанести ущерб в течение нескольких месяцев.

Tae Chung, доктор медицины, специалист в области неврологии, физической медицины и реабилитации; Меган Хози, доктор философии, специалист по реабилитационной психологии; Арун Венкатесан, доктор медицинских наук, специалист в области неврологии; Аманда Морроу, М.Н., Специалист по детской реабилитационной медицине; и Эмили Бригам, доктор медицины, магистр здравоохранения, специализирующаяся на заболеваниях легких и интенсивной терапии, обсуждают долгосрочный COVID-19, какие симптомы наиболее распространены и чего можно ожидать от них.

Long COVID: что такое пост-COVID-синдром?

Легкая или умеренная форма COVID-19 длится у большинства людей около двух недель. Но другие испытывают хронические проблемы со здоровьем даже после того, как выздоровели от острой фазы болезни.

У таких пациентов больше нет буйного коронавируса в организме.В случае тестирования у человека будет отрицательный результат на коронавирус, но, тем не менее, он может быть серьезно ослаблен.

У проблемы несколько названий. Национальные институты здравоохранения называют долговременные симптомы COVID-19 PASC, что означает пост-острые последствия SARS-CoV-2. Более распространенные термины — это пост-COVID-синдром, длительный COVID или долгосрочный COVID. Людей, живущих с пост-COVID-синдромом, иногда называют «дальнобойщиками».

Что вызывает пост-COVID-синдром?

Хотя очевидно, что люди с определенными факторами риска (включая высокое кровяное давление, курение, диабет, ожирение и другие состояния) более склонны к серьезному приступу COVID-19, нет четкой связи между этими факторами риска и долгосрочные проблемы.На самом деле, длительный COVID может случиться у людей с легкими симптомами.

Дополнительные исследования прольют свет на то, почему эти стойкие проблемы со здоровьем сохраняются у некоторых людей. Они могут быть вызваны повреждением органов, стойким воспалительным или аутоиммунным ответом или другой причиной.

Что вызывает симптомы у дальнобойщиков?

SARS-CoV-2 может поражать организм различными способами, вызывая повреждение легких, сердца, нервной системы, почек, печени и других органов. Проблемы с психическим здоровьем могут возникать из-за горя и утраты, нерешенной боли или усталости или из-за посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) после лечения в отделении интенсивной терапии (ОИТ).

Бригам говорит: «Мы наблюдаем спектр симптомов после острого COVID-19, некоторые из которых можно ожидать после других серьезных заболеваний. Некоторые из них несовершеннолетние, но другим людям может потребоваться дальнейшее лечение и даже повторная госпитализация ». Она отмечает, что подобные хронические проблемы могут повлиять на пациентов с другими серьезными заболеваниями.

Но что любопытно, похоже, что синдром пост-COVID-19 поражает не только людей, которые сильно болели коронавирусом. «Пациенты, которые никогда не были серьезно больны, приходят в клинику и говорят, что их жизнь теперь изменилась», — говорит Бригам.

Каковы долгосрочные последствия коронавирусной инфекции?

По данным CDC, наиболее частыми стойкими симптомами являются усталость, одышка, кашель, боли в суставах и грудной клетке. Другие проблемы включают когнитивные проблемы, трудности с концентрацией внимания, депрессию, мышечные боли, головную боль, учащенное сердцебиение и перемежающуюся лихорадку.

Проблемы с дыханием после COVID-19

Тяжелый случай COVID-19 может вызвать рубцы и другие необратимые проблемы в легких, но даже легкие инфекции могут вызвать стойкую одышку — легко одышку даже после легкой нагрузки.

Восстановление легких после COVID-19 возможно, но требует времени. Эксперты говорят, что для восстановления функции легких человека до уровня, существовавшего до COVID-19, могут потребоваться месяцы. Могут помочь дыхательные упражнения и респираторная терапия.

Проблемы с сердцем после COVID-19

Инфекция SARS-CoV-2 может вызвать у некоторых людей проблемы с сердцем, включая воспаление сердечной мышцы. Фактически, одно исследование показало, что 60% людей, выздоровевших от COVID-19, имели признаки продолжающегося воспаления сердца, которое могло привести к общим симптомам одышки, сердцебиения и учащенного сердцебиения.Это воспаление появилось даже у тех, кто переболел COVID-19 в легкой форме и у кого не было проблем со здоровьем до того, как они заболели.

Поражение почек от COVID-19

Если коронавирусная инфекция вызвала повреждение почек, это может повысить риск долгосрочного заболевания почек и необходимость диализа.

Потеря или искажение обоняния и вкуса после COVID-19

Чувства обоняния и вкуса связаны, и поскольку коронавирус может поражать клетки носа, наличие COVID-19 может привести к изменению или потере обоняния или вкуса.До и после того, как люди заболеют COVID-19, они могут полностью потерять обоняние или вкус или обнаружить, что знакомые вещи пахнут или имеют неприятный, странный или другой вкус.

Примерно у четверти людей с COVID-19, у которых есть один или оба этих симптома, проблема решается за пару недель. Но у большинства эти симптомы сохраняются. Длительное искажение этих чувств, хотя и не опасно для жизни, может иметь разрушительные последствия и привести к отсутствию аппетита, тревоге и депрессии. Некоторые исследования показывают, что вероятность того, что у этих людей улучшится обоняние в течение года, составляет от 60% до 80%.

Неврологические проблемы при длительном COVID

Невролог Арун Венкатесан, доктор медицины, доктор философии, говорит: «У некоторых людей после инфекции COVID развиваются среднесрочные и долгосрочные симптомы, включая туман в мозгу, усталость, головные боли и головокружение. Причина этих симптомов неясна, но активно исследуется ».

Симптомы вегетативной нервной системы после COVID-19

Синдром постуральной ортостатической тахикардии или POTS — это состояние, которое влияет на кровообращение, и люди, пережившие COVID-19, могут быть более уязвимы к нему.Доктор медицины Тэ Чунг, специализирующийся на физической медицине и реабилитации, говорит: «ГОРШКИ могут оставлять выживших с другими неврологическими симптомами, включая продолжающуюся головную боль, усталость, туман в мозгу, трудности с мышлением или концентрацией внимания, а также бессонницу.

Даже у пациентов без POTS стойкая бессонница после COVID-19 или «COVID-сомния» становится все более частой жалобой среди выживших после COVID-19.

Проблемы с психическим здоровьем после COVID-19

Пережив COVID-19, у некоторых людей сохраняется тревога, депрессия и другие проблемы с психическим здоровьем.Физические изменения, такие как боль и слабость, могут осложняться длительными периодами изоляции, стрессом из-за потери работы и финансовых трудностей, а также горя из-за смерти близких и потери хорошего здоровья.

Пациенты, которые были госпитализированы, переживают особенно трудное выздоровление. Бригам говорит: «Синдром пост-интенсивной терапии, или PICS, подвергает переживших COVID-19 и других людей, которые провели время в отделении интенсивной терапии, более высокому риску проблем с психическим здоровьем, когнитивными функциями и физическим восстановлением.”

Меган Хози, доктор философии, психолог-реабилитолог, говорит, что длительное нахождение в отделении интенсивной терапии может вызвать делирий. Странное окружение, множество лекарств, изменяющих сознание, изоляция и потеря контроля могут вызывать у пациентов длительные и повторяющиеся ощущения ужаса или страха, включая посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

«У многих пациентов появляются галлюцинации, когда они верят, что медицинские работники пытаются им навредить», — говорит Хози. «У нас были пациенты, которые рассказывали нам такие вещи, как« Я думал, что меня хоронят заживо », когда их помещали на МРТ.”

Сахарный диабет после COVID-19

Связь между COVID-19 и диабетом, особенно диабетом 2 типа, сложна. Диабет 2 типа является фактором риска серьезных случаев COVID-19, и у некоторых выживших, похоже, развиваются признаки диабета 2 типа после выздоровления от COVID-19.

Симптомы дальнобойного коронавируса у детей и подростков

Еще не известно, будут ли у детей, переболевших COVID-19, более или менее вероятно, чем у взрослых, иметь постоянные симптомы.Но возможен долгосрочный COVID-19 у детей, который проявляется в виде усталости, депрессии, одышки и других симптомов, связанных с длительным путешествием.

Аманда Морроу, доктор медицины, специалист в области физической медицины и реабилитации, входит в многопрофильную команду клиники педиатрической реабилитации после COVID-19 Института Кеннеди Кригера, которая занимается устранением хронических симптомов коронавируса у детей и подростков. По ее словам, непонятно, почему длительные симптомы COVID-19 поражают одних детей, а других — нет.

«Мы наблюдаем пациентов, которые часто являются очень хорошо функционирующими, здоровыми детьми, у которых не было каких-либо заболеваний или заболеваний», — говорит она, отмечая, что у многих детей, проходящих лечение в клинике, были только легкие приступы COVID-19. .

Воспаление сердца после COVID-19 вызывает беспокойство, особенно среди молодых спортсменов, возвращающихся к занятиям спортом после легкого или даже бессимптомного случая коронавируса. Их следует обследовать на предмет любых признаков повреждения сердца, чтобы убедиться, что они могут безопасно возобновить деятельность.

Дети, которые испытали (к счастью) очень редкое осложнение COVID-19, называемое мультисистемным воспалительным синдромом у детей, или MIS-C, могут остаться с серьезным поражением сердца, и их должен сопровождать детский кардиолог.

Долгосрочные проблемы с COVID-19 бросают вызов и здравоохранению

Бригам говорит, что огромные масштабы ухода за пациентами с сохраняющимися симптомами COVID-19 представляют собой серьезную проблему. Она отмечает, что врачи наблюдали поствирусные симптомы у пациентов, пострадавших от двух других коронавирусных заболеваний — тяжелого острого респираторного синдрома (SARS) и ближневосточного респираторного синдрома (MERS).

Но, по ее словам, вспышки этих болезней были ограниченными. COVID-19 было на миллионы больше людей, чем SARS или MERS, поэтому потенциальная проблема сохраняющихся проблем со здоровьем огромна, особенно в контексте пандемии, с изоляцией, экономическим невыгодным положением, отсутствием доступа и изменением распорядка дня, еще более усугубляющим сложности долгосрочное лечение COVID-19.

Как долго может длиться COVID-19 в долгосрочной перспективе?

Когда дело доходит до COVID-19, насколько долго это «долгосрочный»? Ответ неизвестен.Хотя кажется, что с начала пандемии прошло очень много времени, COVID-19 начал широко распространяться только в начале 2020 года, и подавляющее большинство людей, переболевших этой болезнью, выздоравливают всего через год или меньше.

Потребуется больше времени, чтобы понять, что будет дальше с пациентами, которые выздоровели от COVID-19 и все еще имеют связанные с этим проблемы со здоровьем.

Как лечить затяжной COVID-19?

Врачи и терапевты помогут вам устранить симптомы.Команда Johns Hopkins Post-Acute COVID-19 (JH PACT) — это специальная многопрофильная клиника для поддержки выздоровления людей, перенесших COVID-19, и аналогичные клиники появляются в других больницах.

Дыхательные упражнения, физиотерапия, лекарства и другие методы лечения могут помочь улучшить ваше здоровье, но будьте готовы к постепенному выздоровлению.

Как предотвратить длительный COVID-19?

Лучший способ избежать осложнений после COVID-19 — в первую очередь предотвратить заражение коронавирусом.Соблюдение мер предосторожности против коронавируса и вакцинация от COVID-19, как только она станет вам доступна, — это эффективные способы избежать заражения COVID-19.

Понимание серьезности COVID-19 и его способности к долгосрочным изнурительным симптомам является хорошей мотивацией для защиты себя и других путем постоянного и правильного ношения лицевых масок, когда вы находитесь рядом с людьми, не относящимися к вашему дому; поддержание физического расстояния не менее шести футов от людей за пределами вашего дома; и соблюдение тщательной гигиены рук.

Когда мне следует обратиться к врачу по поводу симптомов пост-COVID-19?

Долговременные симптомы COVID-19 могут быть похожи на признаки другого заболевания, поэтому важно обратиться к врачу и исключить другие проблемы, такие как проблемы с сердцем или заболевание легких.

Не игнорируйте потерю обоняния, депрессию, беспокойство или бессонницу и не списывайте их на мелочь или «все в вашей голове». Любой симптом, который мешает вашей повседневной жизни, стоит позвонить своему врачу, который поможет вам решить эти проблемы и улучшить качество вашей жизни.

Если вы почувствуете новую боль в груди, затрудненное дыхание, посинение губ или любой другой признак опасной для жизни проблемы, немедленно позвоните в службу 911 или в службу экстренной помощи.

Больше информации о долговременном COVID-19 появится

SARS-CoV-2, вирус, вызывающий COVID-19, был идентифицирован в декабре 2019 года. Нам еще многое предстоит узнать об этом, но наше понимание вируса и COVID-19 развивается день ото дня.

Исследователи узнают больше о том, как и почему коронавирус поражает разных людей таким разнообразным образом, и почему у некоторых людей не наблюдается никаких симптомов, в то время как у других есть опасное для жизни повреждение органов или длительная инвалидность.Новые идеи откроют возможности для лечения и надежды для людей, живущих с долгосрочными последствиями COVID-19.

Признаки посттромботического синдрома и лечение

Что такое посттромботический синдром?

Посттромботический синдром или ПТС — это серьезное и болезненное состояние, которое может длиться долгое время. Это происходит из-за тромбоза глубоких вен (ТГВ). В венах на ногах и руках есть маленькие клапаны, которые помогают крови течь в правильном направлении, обратно к сердцу.Если происходит ТГВ, это означает, что на пути клапана есть сгусток или закупорка, что блокирует нормальный кровоток, что приводит к серьезному повреждению клапанов.

Более чем у трети людей с ТГВ разовьется посттравматический синдром. Симптомы этого включают язвы, хроническую боль в ногах, отек и покраснение. Со временем посттравматический стресс может повлиять на подвижность человека, и лечение может быть дорогостоящим. Вот почему так важно принимать профилактические меры. ТГВ чаще всего возникает в ногах.

Население и демография и факторы риска

Посттромботический синдром — это заболевание, которым страдают около 50% людей, перенесших тромбоз глубоких вен, или ТГВ, или ног.

Факторы риска посттромботического синдрома все еще изучаются, но есть некоторые критерии, которые мы можем использовать, чтобы помочь предсказать, кто подвергается наибольшему риску. Некоторые из этих критериев включают:

  • Избыточный вес или ожирение
  • ТГВ выше колена (бедра или паха)
  • Отсутствие лечения, позднее лечение или неполное лечение ТГВ
  • ИМТ> 35
  • История нескольких DVT
  • Пожилой возраст
  • Ранее существующее заболевание вен, такое как венозная недостаточность и варикозное расширение вен

Наряду с проблемами, упомянутыми выше, это может увеличить риск развития ПИН; это также довольно часто встречается у людей старше 65 лет.Это также может случиться как у женщин, так и у мужчин.

Причины болезни

Основная причина ПТС — повреждение клапанов или стенок вен из-за ТГВ. Чтобы предотвратить это повреждение, необходимо получить своевременную диагностику и лечение ТГВ. После того, как стенки и клапаны в вене были повреждены, их невозможно отремонтировать.

Клапаны в ваших венах необходимы, чтобы кровь текла вверх, к сердцу. Однако клапаны хрупкие и могут быть легко повреждены.Если клапаны повреждены, кровь может начать течь в неправильном направлении. Это называется рефлюксом, и из-за него в венах в нижней части ног начинает накапливаться давление. Это вызывает дискомфорт и отек.

Стенки вены также могут быть поцарапаны и повреждены после ТГВ. Если вы занимаетесь какой-либо деятельностью, например ходите, кровь, движущаяся по венам, поднимается вверх. Если вены покрыты рубцами, они не будут расширяться, как обычные вены, поэтому, если поток крови увеличивается и они не могут расширяться, это может привести к отеку и пульсирующей боли в нижней части ног.

Со временем, а проблема не исчезнет, ​​это может привести к серьезным повреждениям кожи на ноге. Он может стать сухим в районе лодыжек, вызвать зуд и обесцвечивание. Если состояние не исчезнет без лечения, кожа станет жесткой и коричневой на ощупь. Если у вас есть меньший порез или ссадина в этой области, она может стать более крупной, и никогда не заживает. Это официально называется венозной язвой.

Если ваше состояние более тяжелое, вена может быть настолько повреждена, что полностью заблокирована.Если это произойдет, кровь вообще не сможет пройти через него. Это считается наиболее тяжелым типом ПИН.

Признаки и симптомы

Иногда посттромботический синдром вызывает лишь несколько незначительных симптомов. Однако в других ситуациях это может вызвать серьезные симптомы. Обычно симптомы проявляются в той же ноге, пораженной ТГВ. Некоторые из наиболее распространенных включают:

  • Покраснение или потемнение пораженной кожи на ноге
  • Ощущение тяжести в ноге
  • Отек ноги
  • Спазмы, покалывание или зуд в ноге
  • Расширение вен голени
  • Боль в ноге, усиливающаяся в положении стоя и уменьшающаяся при поднятии ноги или отдыхе в ней
  • Язвы или язвы на ногах

Если вы видите вышеуказанные симптомы, особенно если вы недавно имели дело с ТГВ, вам необходимо записаться на прием к врачу.Они могут диагностировать ПИН на основе ваших симптомов.

Диагностика

Посттромботический синдром может быть диагностирован клинически, что означает, что тестирование не требуется, если признаки, симптомы и история болезни соответствуют состоянию, однако ваш лечащий врач может порекомендовать анализ крови и / или ультразвуковое исследование ваших ног из соображений тщательности. Когда дело доходит до постановки диагноза посттромботического синдрома, ваш врач спросит вас о вашей истории болезни. В том числе, если у вас был ТГВ.Они также спросят вас о ваших симптомах и проведут медицинский осмотр. Во время осмотра врач внимательно изучит вашу историю болезни и ноги.

Также могут потребоваться дополнительные тесты. Двумя наиболее часто используемыми для диагностики ПИН являются:

  • Анализы крови на наличие проблем со свертыванием
  • УЗИ для поиска проблем в венах ног

В некоторых ситуациях ваш врач может использовать шкалу Villalta для оценки вашего PTS. Шкала оценивает тяжесть имеющихся у вас признаков и симптомов.Если у вас балл 15 или выше, это означает, что вы имеете дело с тяжелым случаем ПИН.

Лечение

Лечение посттромботического синдрома зависит от тяжести вашего состояния. Обычно лечение включает подъем пораженной ноги, использование компрессионных чулок или терапию, а также упражнения. Врачи также могут назначить вам препараты, разжижающие кровь, чтобы предотвратить появление тромбов в венах, а также обезболивающие.

Упражнения и подъем

В идеале ноги должны быть приподняты над уровнем сердца.Вы можете приобрести специальные подушки для ног, которые позволяют удобно откидываться. Необязательно спать с приподнятыми ногами и не рекомендуется проводить все время в отдыхе, но когда вы расслабляетесь дома, постарайтесь поднять их, пока отечность не улучшится.

Вы должны поднимать ногу во время сна или отдыха. Делая это, вы помогаете крови из ваших вен вернуться к сердцу благодаря силе тяжести. Некоторые упражнения, которые можно использовать, включают сгибание голеностопного сустава и занятия, которые помогают укрепить икры.

Компрессионные чулки

Правильно подогнанное, градуированное компрессионное белье — важная часть лечения посттромботического синдрома. Ваш врач или физиотерапевт обычно может порекомендовать вам одежду определенного типа, которую можно приобрести в магазине медицинских товаров или без рецепта. Правильная компрессия должна быть относительно удобной для ношения и практичной при надевании и снятии. Есть много вспомогательных приспособлений, которые помогают снимать и надевать.

Компрессионные чулки используются для лечения ПИН. Очень важно, чтобы они подходили правильно и обеспечивали надлежащую степень сжатия. Они созданы с использованием уникальной эластичной ткани и оказывают давление на лодыжку, улучшая кровоток, уменьшая отек и боль. Обычно ваш врач поможет вам выбрать чулки, подходящие для ваших нужд.

Лекарства

Иногда необходимы препараты для длительного разжижения крови, чтобы предотвратить повторное образование тромбов на ногах, но в остальном стандартные лекарства для лечения посттромботического синдрома отсутствуют.Однако недавние исследования показали улучшение таких симптомов, как отек ног и зуд, при использовании добавки под названием экстракт конского каштана .

Вмешательство

В некоторых случаях существуют процедуры, которые могут помочь облегчить симптомы посттромботического синдрома. Некоторые из вариантов включают следующее:

Тромбэктомия или тромболизис — эти процедуры можно использовать для растворения или удаления сгустка из вены.Он наиболее эффективен, когда сгусток все еще находится в острой или ранней фазе, и часто используется для больших сгустков.

Венозная абляция или склеротерапия — Эти процедуры используются для закрытия неисправных или поврежденных вен, чтобы кровоток перенаправлялся через более здоровые вены

Венопластика и венозное стентирование — Эти процедуры используются для расширения вен, которые стали суженными из-за рубцевания тромба или внешнего сдавления

Дополнительные рекомендации по вариантам лечения см. В исследовании NIH «Руководство по профилактике и лечению посттромботического синдрома».

Прогноз

Симптомы посттромботического синдрома могут сохраняться от месяцев до лет. У некоторых людей симптомы остаются легкими и стабильными. Для других состояние может прогрессировать до инвалидности. К счастью, при хорошем лечении большинство пациентов могут компенсировать свои симптомы и вести здоровый и активный образ жизни. Залогом успеха оказывается своевременное лечение и соблюдение рекомендаций.

Профилактика

Можно снизить риск ПТС, снизив риск ТГВ.Если вы не двигаетесь или не ходите в течение длительного времени, вероятность развития ТГВ возрастает. Если вы обездвижены из-за операции или заболевания, ваш врач может дать дополнительные советы, которые помогут вам предотвратить это состояние.

Некоторые из них включают:

  • Как можно быстрее ходить и двигаться
  • Использование компрессионных устройств
  • Использование компрессионных чулок по рецепту
  • Использование разжижителей крови

Лечение случаев ТГВ — лучший способ предотвратить ПТС.Обязательно принимайте разбавитель крови, если он прописан. Никогда не пропускайте контрольный тест у врача, чтобы проверить уровень в крови, пока принимаете это лекарство. Также необходимо использовать компрессионные чулки или другие рекомендованные приспособления.

Прогресс болезни

Посттромботический синдром обычно возникает после лечения ТГВ. Обычно это состояние возникает, если человек не занимается надлежащим лечением ТГВ, например принимает препараты для разжижения крови или носит компрессионные чулки.Однако это может произойти и в других ситуациях.

Когда начинается ПИН, ноги могут быть немного неудобными, красными и слегка зудящими. Однако по прошествии времени, когда состояние не исчезнет, ​​зуд, боль и изменение цвета в нижней части ног будут усиливаться. Внутри вен стенки и клапаны серьезно повреждены, и важно отметить, что возникшие рубцы и повреждения непоправимы.

Со временем, если не обращаться за лечением, состояние может привести к неподвижности и другим последствиям.

Эта статья представляет собой всесторонний обзор посттромботического синдрома. Однако это не должно заменять беседу с врачом. Если вы испытываете какие-либо из перечисленных выше симптомов или знаете кого-то, кто страдает, свяжитесь с нами сегодня, чтобы назначить консультацию.

Вы также можете просмотреть другие сосудистые заболевания ниже:

Синдром тазовой заложенности

Тромбоз глубоких вен

Заболевания периферических артерий (ЗПА)

Синдром Мэй-Тернера

Хроническая венозная недостаточность

Часто задаваемые вопросы

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.