Пресуппозиции это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Пресуппозиция — это… Что такое Пресуппозиция?

Пресуппози́ция (от лат. prae — впереди, перед и suppositio — подкладывание, заклад), тж. презу́мпция (лат. praesumptio — предположение, ожидание) — термин лингвистической семантики; необходимый семантический компонент, обеспечивающий наличие смысла в утверждении. Имплицитная информация в форме пресуппозиции — это компонент смысла текста, который не выражен словесно, это предварительное знание, дающее возможность адекватно воспринять текст. Такое предварительное знание принято называть фоновыми знаниями. Пресуппозиция может возникнуть при чтении предшествующего текста или оказаться вовсе за пределами текста как результат знания и опыта составителя текста.

Понятие пресуппозиции возникло в философской логике (Ф. Л. Г. Фреге, П. Ф. Стросон), где обозначает семантический компонент суждения, который должен быть истинным, чтобы суждение (в конкретном контексте) было либо истинным, либо ложным. При отсутствии пресуппозиции с истинным значением суждение становится либо неуместным (в конкретном контексте), либо вообще семантически аномальным.

Напр. утверждение (1) «Филипп знает, что столица США — Вашингтон» может быть либо истинным (Филипп действительно знает) либо ложным (Филипп действительно не знает). В то время как утверждение (2) «Филипп знает, что столица США — Нью-Йорк» не может быть ни истинным, ни ложным, так как его пресуппозицией является утверждение ‘столица США — Нью-Йорк’, которое ложно.

Пресуппозиции различаются по трем типам:

  1. Фактивные пресуппозиции. Напр. в случае (1) и (2).
  2. Категориальные пресуппозиции, ограничивающие семантическую сочетаемость. Напр. во фразе «про то никто не знал, а знала лишь одна // высоких тополей тенистая аллея» нарушена пресуппозиция одушевленности глагола «знать».
  3. Экзистенциальные, пресуппозиции существования и единственности, входящие в значения конкретно-референтных именных групп. Напр. во фразе «тот, кто открыл эллиптическую форму планетных орбит» присутствует пресуппозиция ‘имеется человек, который открыл эллиптическую форму планетных орбит’.

Пресуппозиции входят в значение некоторых семантических классов слов и синтаксических конструкций. Так напр. фактивные глаголы «видеть», «знать», «сожалеть» и т. п. имеют пресуппозицию истинности суждения, которая будет выражена посредством подчиненной предикации; обуславливающие глаголы «сумел», «получилось», «удалось» и т. п. имеют пресуппозицию попытки (напр. фраза «ему удалось» включает смысл ‘он прилагал усилия’).

Понятие пресуппозиции используется также при описании семантики частиц (напр. «даже», «разве», «только», «тоже»), наречий, союзов, грамматических категорий (число, вид, наклонение; напр. во фразе «Не падай!» императив несовершенного вида имеет пресуппозицию контролируемости действия, ср. «Не упади!»).

Помимо понятия пресуппозиции как условия истинности и/или конкретной осмысленности утверждения, имеется понятие прагматической пресуппозиции. Утверждение S имеет прагматическую пресуппозицию P, если при любом нейтральном (то есть не демагогическом, не ироническом и т. п.) употреблении S говорящий считает P само собой разумеющимся или просто известным слушателю.

Прагматическая пресуппозиция как правило дублирует семантическую, но может и не дублировать ее. Напр. фраза «бедный Ваня не знал, что в этом лесу водятся волки» в одном из двух пониманий не имеет прагматической пресуппозиции (в случае прямого значения слова «бедный»), в то время как семантическая пресуппозиция присутствует в случае и прямого и переносного значения слова «бедный».

Главным свойством пресуппозиций является то, что они не подвергаются отрицанию в собственно отрицательных утверждениях. Напр. утверждения «он знает, что я вернулся» и «он не знает, что я вернулся» содержат одну и ту же пресуппозицию ‘я вернулся’.

Первоначально лингвистический, термин также используется в нейролингвистическом программировании.

Литература

ПРЕСУППОЗИЦИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 27. Москва, 2015, стр. 447-448

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Е. В. Падучева

ПРЕСУППОЗИ́ЦИЯ (от лат. prae – впе­ре­ди, пе­ред и suppositio – пред­по­ло­же­ние) (пре­зумп­ция), тер­мин лин­гвис­ти­че­ской се­ман­ти­ки, обо­зна­чаю­щий не­об­хо­ди­мый се­ман­ти­че­ский ком­по­нент, обес­пе­чи­ваю­щий на­ли­чие смыс­ла в пред­ло­же­нии. Так, пред­ло­же­ние (1) «Фи­липп зна­ет, что Нью-Йорк – сто­ли­ца США» се­ман­ти­че­ски ано­маль­но, по­сколь­ку в его смысл вхо­дит в ка­че­ст­ве П. лож­ное су­ж­де­ние «Нью-Йорк – сто­ли­ца США».

По­ня­тие «П.» воз­ник­ло в фи­лос. ло­ги­ке (Г. Фре­ге, П. Стро­сон), где обо­зна­ча­ет се­ман­тич. ком­по­нент пред­ло­же­ния (су­ж­де­ния), ко­то­рый дол­жен быть ис­тин­ным, что­бы пред­ло­же­ние S име­ло в дан­ной си­туа­ции ис­тин­но­ст­ное зна­че­ние, т. е. бы­ло ли­бо ис­тин­ным, ли­бо лож­ным. Пред­ло­же­ние (2) «Фи­липп зна­ет, что сто­ли­ца США – Ва­шинг­тон» бу­дет ис­тин­ным или лож­ным в за­ви­си­мо­сти от гео­гра­фич. по­зна­ний Фи­лип­па, а пред­ло­же­ние (1), с лож­ной П., не мо­жет быть ни ис­тин­ным, ни лож­ным, по­сколь­ку оно бес­смыс­лен­но.

П. вхо­дят в зна­че­ние не­ко­то­рых се­ман­тич. клас­сов слов и син­так­сич. кон­ст­рук­ций. Так, гла­го­лы «уда­лось», «су­мел» име­ют П. по­пыт­ки: фра­за «Ему уда­лось най­ти но­вые ма­те­риа­лы» вклю­ча­ет смысл ‘Он при­ла­гал усилия’. По­ня­тие «П.» ис­поль­зу­ет­ся при опи­са­нии се­ман­ти­ки час­тиц («толь­ко», «да­же», «то­же», «раз­ве»), на­ре­чий, сою­зов и грам­ма­тич. ка­те­го­рий [чис­ла, ви­да, вре­ме­ни, на­клоне­ния­; так, во фра­зе «Не па­дай!» по­ве­лит. на­кло­не­ние не­сов. ви­да не­сёт П. кон­тро­ли­руе­мо­сти дей­ст­вия (ср. «Не упа­ди!»)].

Кро­ме П. как ус­ло­вия ос­мыс­лен­но­сти и на­ли­чия ис­тин­но­ст­но­го зна­че­ния (се­ман­ти­че­ская П.), име­ет­ся по­ня­тие «праг­ма­ти­че­ская П.»: пред­ло­же­ние S име­ет праг­ма­тич. П. Р, ес­ли при лю­бом ней­траль­ном (т. е. не де­ма­го­ги­че­ском, не иро­ни­че­ском и т. д.) упот­реб­ле­нии S в вы­ска­зы­ва­нии го­во­ря­щий счи­та­ет Р са­мо со­бой ра­зу­мею­щим­ся или про­сто из­вест­ным слу­ша­те­лю. Се­ман­тич. П. пред­ло­же­ния мо­жет не дуб­ли­ро­вать­ся со­от­вет­ст­вую­щей праг­ма­ти­че­ской. Так, пред­ло­же­ние «Бед­ный Ва­ня не знал, что в этом ле­су во­дят­ся вол­ки» в од­ном из по­ни­ма­ний не име­ет праг­ма­тич. П., со­от­вет­ст­вую­щей при­да­точ­но­му пред­ло­же­нию, хо­тя име­ет се­ман­тич. П. Праг­ма­тич. П. ис­поль­зу­ет­ся для опи­са­ния се­ман­ти­ки ак­ту­аль­но­го чле­не­ния пред­ло­же­ния.

Гл. свой­ст­во П. со­сто­ит в том, что они не под­вер­га­ют­ся от­ри­ца­нию в об­ще­от­ри­ца­тель­ных пред­ло­же­ни­ях; напр., пред­ло­же­ния «Он зна­ет, что я вер­нул­ся» и «Он не зна­ет, что я вер­нул­ся» со­дер­жат од­ну и ту же П. ‘Я вернулся’.

Психологика — Миниатюры

Пресуппозиции

Лично я это понятие для себя открыл, читая книжки по НЛП. В «Структуре магии» (основополагающей книге «нлперцев») по поводу пресуппозиций, пишется:

«Основываясь на факте высказывания индивидом того или иного предложения, носители языка могут определить, что именно должно входить в опыт этого индивида, чтобы он имел основания для данного высказывания.

Если, например, я произнесу предложение «Мой кот сбежал от меня», у вас есть все основания полагать, что в моем опыте мира истинно то, что «У меня есть кот».»

Также в НЛП можно встретить понятие «базовый пресуппозиций» — это лозунги, которыми руководствуются приверженцы НЛП. Лозунги, сами по себе, довольно спорные, но не в этом дело. Важно, то, что они принимаются как исходные принципы. В лингвистике под пресуппозицией понимается некоторое предварительно полученное знание, необходимое для дальнейших рассуждений.

Однако я хотел бы поговорить об одном неприятном свойстве пресуппозиций: они зачастую замаскированы. Они работают как скрытое высказывание, утверждение, которое полагается истинным. Скрытое оно лишь по сравнению с главным утверждением или вопросом, на котором явно и выпукло акцентируется внимание в тексте. Классический пример:

«Как давно вы перестали бить свою жену?».

Вопрос в целом, конечно, не является высказыванием, но в этом вопросе внутри спрятано еще по крайней мере три высказывания: что у вас есть жена, что вы ее били, и что вы перестали ее бить. Если хотя бы одно из этих утверждений ложно, вопрос становится некорректным. Три скрытых утверждения – это и есть три пресуппозиции. Ту же самую фразу можно немного изменить так, чтобы она стала высказыванием:

«Вы перестали бить свою жену совсем недавно».

Здесь акцент стоит на словах «совсем недавно», а три пресуппозиции считаются само собой разумеющимися.

Пресуппозиция – скрытое высказывание, которое считается истинным.

В отличие от пресуппозиции, есть какая-то часть фразы, которая выделяется по смыслу. На ней «акцентируется» внимание, поэтому далее я буду называть эту часть «акцентом».

Акцент – высказывание или вопрос, выделенное по смыслу.

Наличие пресуппозиций в тексте – вполне обычное и естественное явление до той поры, пока они в самом деле истинны. Когда это не так, возникают проблемы.

Пресуппозиции в простых фразах

«Эта маленькая птичка – воробей»    (1)

В данном случае акцент стоит на слове «воробей». Если птичка в самом деле воробей, фраза будет истинной. Если же та птица, скажем, синица, фраза будет ложной. Кроме того, здесь можно обнаружить две пресуппозиции: что существо, о котором идет речь, в самом деле птица и в самом деле маленькая (для птицы). Фактически эта фраза состоит из трех высказываний:

«Это птица»

«Это маленькое»

«Это воробей»

Пусть переменные A, B, C обозначают эти высказывания, а переменные a, b, c обозначают их истинность:

A = «Это птица», b = Tr(A)

B = «Это маленькое», b = Tr(B)

C = «Это воробей», c = Tr(C)

Обозначение Tr(X) — сокращение. Оно означает: «истинность высказывания X».

Вся фраза (1) будет истинной тогда и только тогда, когда все три высказывания истинны, то есть:

Tr(«Эта маленькая птичка – воробей») = a & b & c    (2)

Здесь a и b – истинность пресуппозиций, с – истинность акцента.

Допустим, вы оказались в какой-то другой стране, видите незнакомую маленькую птицу и спрашиваете местного жителя: что это за существо? Абориген утверждает, что это воробей, хотя воробьи, которых вы знаете, выглядят иначе. Но, возможно, это какая-то местная разновидность. Для вас несомненно, что это птица, и что она маленькая, но вы не знаете, как называется этот биологический вид. Вы не сомневаетесь в истинности пресуппозиций, но вот словам аборигена не совсем доверяете. Таким образом, для вас a = true, b = true и c – неизвестная величина, возможно, требующая проверки. Если подставить все это в формулу (1), то получим:

Tr(«Эта маленькая птичка – воробей») = true & true & c = с

Таким образом, благодаря законам поглощения, истинность всей фразы сводится к истинности акцента. То же самое относится к утверждению, содержащему любое количество пресуппозиций: для определения истинности такого утверждения достаточно определить истинность акцента. В реальной жизни это выражается в том, что мы обращаем больше внимания на акцент, а пресуппозиции зачастую считаем истинными как само собой разумеющийся факт.

Однако законы поглощения работают по такой схеме только тогда, когда все пресуппозиции истинны. Что, если хотя бы одна из них ложна? Например, существо, о котором идет речь – вовсе не птица, а ящерица. Тогда a = false. Применяя закон поглощения получим:

Tr(«Эта маленькая птичка – воробей») = false & true & c = false

Что же получается? А получается, что достаточно одной пресуппозиции оказаться ложной, чтобы все высказывание стало ложным.

Как уже говорилось, по чисто психологическим причинам на пресуппозиции обращается меньше внимания, и слушатель легче принимает их истинность. Это может использоваться для обмана: сомнительные и непроверенные вещи высказываются в тексте, но акцент делается на каком-то достаточно простом и очевидном истинном высказывании. В результате человек оценивает истинность сказанного как true, а на самом деле оно ложно или неизвестно. Один пример с «битой женой» уже рассматривался, а вот еще:

«Повстанцы освободительного движения Иксландии совершили нападение на полицейский участок.»

В этой фразе акцент – сам факт нападения. Он достаточно очевиден: шум, стрельба и все такое… множество свидетелей готовы подтвердить, что вокруг полицейского участка ночью бегали какие-то люди, обстреливали его, а полицейские вели ответный огонь. Но посмотрите на скрытые пресуппозиции.

Первая: что это были именно повстанцы. А что, если наемники или бандиты? Эта пресуппозиция вполне может быть ложной, по крайней мере, ее истинность стоит считать неизвестной переменной.

Вторая: что они принадлежали освободительному движению Иксландии. А что, если это была другая группировка? Истинность этой пресуппозиции тоже под вопросом.

Третья, что нападение было совершено именно на полицейский участок. Это достаточно очевидно, т.к. напрямую подтверждается многочисленными свидетелями. Обычная истинная пресуппозиция.

Четвертая – пресуппозиция в пресуппозиции, вложенная, как матрешка. Посмотрите на вторую пресуппозицию, которая утверждает, что нападавшие принадлежали освободительному движению Иксландии. А кто сказал, что это самое движение является освободительным? Может быть, это террористы или диверсанты? Тоже сомнительная по истинности пресуппозиция, но вдвойне замаскированная, упрятанная в другую пресуппозицию. Этот фокус, кстати, очень любим журналистами и политическими обозревателями.

Пятая – еще одна вложенная пресуппозиция: кто сказал, что указанное движение иксландское? Может быть, оно финансируется и управляется из-за рубежа, а в его составе полно иностранных наемников?

Таким образом, на этом примере видно, как пресуппозиции могут использоваться для обмана или, как минимум, для маскировки не очень надежных сведений. С другой стороны, без пресуппозиций наша речь была бы слишком многословной, длинной и неудобной, так что без них тоже нельзя. Главное, чтобы пресуппозиции были истинными, а не ложными или неизвестными – тогда все будет в порядке, и их можно будет спокойно игнорировать, рассматривая только истинность акцента.

Пресуппозиции и интонации

В русском языке существует несколько способов, с помощью которых в тексте выделяется акцент (а все остальные утверждения, содержащиеся в нем, таким образом, становятся пресуппозициями).

Первый способ связан с интонацией, когда одно слово произносится нарочито четко, громко, отделяется паузой. Например:

«- Это что за орел?»

«- Какой же это орел? Это маленькая птичка.»

Здесь голосом подчеркивается, что птичка слишком маленьких размеров, чтобы быть орлом. Акцент переносится на слово «маленькая».

Если фраза произносится ровным голосом, то акцент «по умолчанию» относится к сказуемому. Соответственно, можно выделить слово, сделав его сказуемым (это будет второй способ):

«Эта птичка маленькая.»

Третий способ выделить слово – перенести его в другое место предложения, особенно в конец:

«Это птичка маленькая.»

Четвертый способ выделить слово – добавить новое слово, которое его выделит:

«Это слишком маленькая птичка.»

В данном случае выделяющее слово – «слишком».

Особенно часто в качестве выделяющего слова служит частица «не». Она позволяет построить логическую операцию отрицания, которая относится не ко всему высказыванию, а только к его акцентированной части. Пример:

«Неправда, что я собираюсь идти на пикник.»    (1)

Эта фраза есть отрицание фразы:

«Я собираюсь идти на пикник.»    (2)

Что именно неправда в фразе (2)? То, что я могу туда пойти, но не собираюсь? Или то, что я пойду, но не на пикник, а, скажем, в кино? Или то, что на пикник собираюсь вовсе не я, а, к примеру, моя сестра? Или то, что я собираюсь туда не идти, а, допустим, ехать на велосипеде? Любое из этих обстоятельств может сделать фразу ложной. Но зачастую известно, что все обстоятельства, кроме одного, являются истинными. То есть, мы имеем дело с пресуппозициями. И только одно какое-то обстоятельство ложно, и этот факт нужно подчеркнуть. Тогда перед нужным словом ставится частица (или приставка) «не», и получается, к примеру:

«Я собираюсь идти не на пикник.» – известно, что я куда-то собираюсь идти, но не на пикник.

Высказывание (2) состоит из четырех:

A = «Речь идет именно обо мне.»

B = «Речь идет о том, чтобы идти.»

C = «Речь идет о том, чтобы именно на пикник.»

D = «Речь идет о том, что кто-то собирается.»

Высказывание (2) сводится к комбинации из четырех высказываний:

A & B & C & D        (3)

Высказывание (1) сводится к его отрицанию:

~(A & B & C & D)    (4)

Зато высказывания с частицей «не» строятся иначе, в них только одна составляющая отрицается:

«Я собираюсь идти не на пикник.» = A & B & ~C & D

– но известно, что куда-то идти я все-таки собираюсь.

«Не я собираюсь идти на пикник.» = ~A & B & C & D

– но известно, что кто-то на пикник все-таки собирается.

«Я не собираюсь идти на пикник.» = A & B & C & ~D

– но известно, что, в принципе, я мог бы туда пойти.

«Я собираюсь не идти на пикник.» = A &~ B & C & D

– но известно, что на пикнике я все-таки буду.

Подобное высказывание может быть истинным, если акцентированная составляющая ложная, а все остальные – истинные. Например:

«Не я собираюсь идти на пикник.» = ~ A & B & C & D

a = Tr(A) = false

b = Tr(B) = true (пресуппозиция)

c = Tr(C) = true (пресуппозиция)

d = Tr(D) = true (пресуппозиция)

Tr(«Не я собираюсь идти на пикник.») = ~a & b & c & d = ~false & true & true & true = true

Заключение

В целом можно сказать, что понимание того, как работают пресуппозиции, дает два бонуса. Во-первых, можно распознать распространенный прием маскировки непроверенных утверждений — это выгода чисто житейская. А вторая выгода, скорее, научного плана: анализ пресуппозиций позволяет более точно формализовать логические рассуждения.

Базовые пресуппозиции или С чего начинается НЛП

Анвар Бакиров

Предварительные замечания


Все, что здесь написано, – предельно субъективно. Субъективно по форме: в данный момент я полагаю, что лучший способ донести серьезную информацию до собеседника – рассказать ему соответствующий анекдот. Субъективно по содержанию, ибо пропущено через собственный жизненный опыт.

Я постарался придать этой статье характер непринужденной беседы, чтобы создать как можно более домашнюю атмосферу. На это есть свои причины – первоначально она предназначалась для моих близких друзей. Теперь появилась возможность поделиться ею с вами.

Особую благодарность хочу выразить тренерам ‘Московского центра НЛП в образовании’, в котором я сейчас прохожу обучение. Именно здесь я впервые познакомился с базовыми пресуппозициями НЛП. Именно здесь я увидел, услышал и почувствовал, что такое настоящее, живое НЛП. Практически все, чем я владею из мира НЛП, я получил в этом центре. Спасибо!

 

Введение


Базовые пресуппозиции. Два пока еще непонятных слова. ‘Базовые’ – потому что это основа всего НЛП, его успеха и жизнеспособности. Основа мышления каждого ‘энелпера’. ‘Пресуппозиции’ – означает предварительные постулаты, тезисы, убеждения.

Принципы, лежащие в основе наших действий. Они похожи на убеждения, но вы сами выбираете их. Вы не знаете, верны они или нет, но вы действуете так, как будто они являются верными, и смотрите на те результаты, которые получаете. (Ян Мак-Дермотт, Джозеф О’Коннор ‘НЛП и здоровье’)

Это ‘самооправдывающиеся пророчества’. Они начинают работать на вас тогда, когда вы начинаете по ним жить. . На семинарах по НЛП часто говорят: “Берите по одной базовой пресуппозиции и обращайте внимание на ее проявления в окружающем мире в течение недели. Если ваша жизнь при этом облегчилась, добавьте эту пресуппозицию в свой арсенал убеждений”.

Влияние наших убеждений на жизнь отчасти проясняется первой же пресуппозицией НЛП. __


 

Карта – это не территория


Что здесь можно сказать? Карта – это карта. А территория – это территория. А карта уж явно не является территорией. Карты бывают географические, политические, экономические… Крупномасштабные, мелкомасштабные… Точные и схематические. Большие и малые. Бывают карты в виде глобусов, но они остаются картами – более или менее верными отражениями реальности. Обобщенными, упрощенными и искаженными. А мир един. Он велик и всеобъемлющ.

Жили-были три слепых мудреца. В меру своих ограниченных возможностей познавали они мир, исследуя буквально все, что попадалось им под руку. И попался им как-то под руку слон. Обрадовались тогда мудрецы и тут же стали его исследовать.

Первый из них наткнулся на бок слона и воскликнул: ‘Слон подобен огромной стене!’ Второй, подержавшись за хобот, возразил: ‘Слон – это большая змея!’ Третий же обследовал хвост, а потому уверенно заявил: ‘Что вы, друзья? Слон мне больше напоминает веревку’.

Они бы еще долго спорили, но ведь не зря же их прозвали мудрецами. По своему, надо сказать, большому жизненному опыту мудрецы догадались, что каждый из них столкнулся лишь с малой частью реального слона. Конечно же, все трое правы. Правда, только в пределах той области, с которой они непосредственно столкнулись. Осознав это, мудрецы сложили свои представления о слоне, но даже это знание не могло быть полным.

Ограничения заложены уже в сами системы восприятия. Мы способны воспринимать механические и электромагнитные волны вполне определенных диапазонов и определенной интенсивности. Вряд ли найдется умелец, способный увидеть ультрафиолетовые лучи, услышать инфразвуковое излучение или же почувствовать удар одного единственного атома. Но даже при этих биологических фильтрах оставшееся количество информации остается огромным.

Наш мозг слишком разборчив, чтобы хватать все, что дают. Да все, в общем-то, и не надо. Чтобы узнать, как проехать на машине, достаточно воспользоваться картой автодорог или же просто схематическим рисунком – нам не нужно для этого знать каждую кочку на дороге. Чтобы уверенно добраться до нужной станции в метро, нам хватит схемы, которая явно не отражает истинного расположения станций в пространстве. Карты мира нужны, чтобы ориентироваться в нем.

В НЛП под картой мира отдельно взятого человека понимают индивидуальный набор убеждений об окружающих событиях и явлениях. Люди ходят на ногах, после дня приходит ночь, на стуле можно сидеть, горячее обжигает… Здесь не все абсолютно верно, но эти упрощенные утверждения помогают людям эффективно взаимодействовать с внешним миром. Это опоры для нашего мышления.

Здесь есть и обратная связь. Опираясь на свои убеждения, мы формируем фильтры восприятия. Мы отбираем только ту информацию, которая важна для нас в данный момент, игнорируя прочую.

– Вас уже оперировали? – спросил врач.
– Да.
– Ну и как?
– Три тысячи баксов!
– Я имею в виду, что у вас было?
– Только одна тысяча.
– Вы опять не поняли. Я спрашиваю, на что вы жалуетесь?
– Плата слишком высокая.

Два кирпича на крыше:

– Черт! Погода не летная.
– Ничего, лишь бы человек хороший попался.»

При этом мы рискуем потерять массу информации, мало-мальски противоречащей нашим убеждениям. Информации, способной значительно расширить нашу карту. ‘Все хотят меня использовать!’ Кто-то, может быть, и хочет, но ведь не все же. ‘Чайник обжигает’. Да, когда он наполнен кипятком да еще металлический. В остальных случаях…

– Вовочка, скажи, какое сейчас время года?
– Лето.
– Какое же это лето, когда снег на дворе?
– Вот такое хреновое лето!

Все в порядке, но, обмениваясь информацией с другими людьми, полезно помнить, что у каждого свои фильтры восприятия, а значит – свои представления о мире. У ученого они одни, а у священника другие. И, уж будьте уверены, у спортсмена – третьи. Эти различия полезно учитывать, иначе можем нарваться на курьезы.

Когда это было, одному Богу ведомо, да только лежал один монах под деревом и размышлял о Мире и о Боге. Погодка, надобно сказать, тогда стояла прямо-таки благодатная. Ласковое солнышко, чистое небо, свежий ветерок, да птички щебечут. Самое время для размышлений… и для сна.

Так что наверняка сказать о том, было это на самом деле или же просто приснилось нашему ленивому монаху, никто не сможет. По словам самого монаха, явился ему сам Бог. Явился и сказал своим грохочущим голосом: ‘Спрашивай, и да отвечу я тебе!’ Собрался наш монах с мыслями и выпалил: ‘О, Господь Всемогущий! Правда ли что для тебя наше тысячелетие все равно, что для нас – минута?’
– ‘Правда,’ – усмехнулся Господь.
– ‘А правда, что для тебя мешок золота, как для нас грошовый медяк?’
– ‘И это правда’.
– ‘Господи! – взмолился тогда монах, – подари мне, пожалуйста, один свой грошовый медяк!’
– ‘Ладно, – легко согласился Бог. – Только подожди минуточку’.»

Карта, используемая человеком, может многое рассказать о нем самом.

Два советских скрипача поехали на международный конкурс. На конкурсе один из скрипачей занял второе место, а другой – последнее. Первый плачет, второй спокоен.
– Боже мой! Ведь если бы я занял первое место, мне дали бы сыграть на скрипке Страдивари!..
– Ну не расстраивайся ты так. Второе место тоже призовое… Черт с ней, со Страдивари!
– Как ты не понимаешь! Страдивари! Это все равно, что тебе дать пострелять из маузера Дзержинского…»

Да… Иногда прямо-таки необходимо учитывать модель мира собеседника и использовать доступные ему слова, иначе не поймет.


 

Сознание и тело – части единой кибернетической системы


Что это значит? ‘Сознание’ – это все, что относится к нашему мышлению. ‘Тело’ – это наши эмоции, ощущения, мышечные напряжения, способы дыхания – все, что касается нашей физиологии. ‘Части единой кибернетической системы’ означает, что есть тесная взаимосвязь между нашими мыслями и нашими ощущениями.

Представьте себе на мгновение, что вы держите в руке один из своих любимых фруктов. Вообразите, что вы чувствуете его вес и кожуру. Он твердый или мягкий, когда вы его сжимаете? Какого он цвета? Произнесите про себя его название. Теперь закройте глаза и представьте, что вы нюхаете его. Какие ощущения вызывает этот запах? Сейчас вы собираетесь его попробовать. Мысленно разрежьте, если это необходимо, и медленно поднесите ко рту. Откусите кусочек, чтобы почувствовать сок у себя под языком.

Если при этом у вас не выделилось ни грамма слюны, то вы, должно быть, спите. (Ян Мак-Дермотт, Джозеф О’Коннор ‘НЛП и здоровье’)

Фрукт воображаемый, а слюна – реальная. Изменения в сознании повлекли неминуемые изменения в теле.

Сознание и тело – части единой кибернетической системы.

Что это дает? Например, то, что по внешним проявлениям можно определить внутреннее состояние человека. Какое у него настроение, какой у него характер, как он относится к тому, что происходит вокруг. В НЛП этот метод называют калибровкой. Иногда можно демонстрировать своеобразные фокусы: ‘детектор лжи’, ‘да – нет’, ‘нравится – не нравится’, ‘понимание – замешательство’. Можно узнать привычный способ мышления собеседника – мыслит ли он картинками, звуками, ощущениями или же словами. Может быть, это определенные последовательности описанных переживаний.

Секретарша своему шефу:
– К Вам посетитель.
– По какому вопросу?
– Он говорит, что хочет получить свои деньги назад.
Шеф спешно перебирает в памяти своих кредиторов.
– А как он выглядит?
– Он выглядит так, что лучше бы уж вы ему их вернули!»

По каким признакам это определяется? По позе и мимике, по цвету кожи, по ее влажности, по типу дыхания, по скорости и высоте речи, по привычным жестам, по их скорости, по движениям глаз, по способу организации речи. Нужен конкретный пример? Берите. Привожу возможный вариант списка внешних признаков, которые можно заметить, калибруя состояния ‘да – нет’.

 

Корпус подается вперед. Кисти расслабляются. Легкий кивок головой. Лицо расслабляется. Уголки губ поднимаются. Веки прикрываются.|Корпус отклоняется назад. Кисти напрягаются.
Движения из стороны в сторону. Лицо ‘застывает’. Уголки губ движутся по-разному. Дыхание сбивается. ||

Список можно существенно дополнить (за счет индивидуальных особенностей). Единственным ограничением здесь могут стать ваши собственные способности замечать, сортировать и запоминать внешнюю информацию. Эти способности постоянно развиваются и совершенствуются по мере применения этой пресуппозиции.

Хочу обратить внимание читателя еще на одну тонкость. В НЛП предпочитают рассматривать обобщения с точки зрения его полезности, а не правильности или же истинности. Приведенный список внешних проявлений полезен в том смысле, что он демонстрирует наиболее типичные признаки, по которым можно определить состояние собеседника. При этом я ни в коей мере не берусь утверждать, что этот список верен во всех отношениях. Почему?

Во-первых, мы уже обсудили, что карта – это не территория. Каждый новый собеседник продемонстрирует вам свой индивидуальный набор реакций (территорию внешних проявлений), который наверняка будет в чем-то отличаться от нашего списка (т.е. от карты).

Во-вторых, даже один и тот же человек в разных ситуациях может продемонстрировать разные территории. Например, если у него устали глаза, то моргать он будет несколько чаще обычного. Получается, что движения век в этой ситуации критерием быть уже не могут. Таких примеров, как вы понимаете, можно набрать множество.

Какой из всего этого можно сделать вывод? Когда надо точно знать внутреннее состояние конкретного собеседника, именно этого собеседника и нужно калибровать. Тогда, созданная вами, карта индивидуальных реакций будет работать гораздо лучше, нежели любой более обобщенный список. Кроме всего прочего, это дополнительно развивает соответствующие способности. Второй вывод: можно существенно повысить надежность калибровки, уделяя внимание комплексу внешних проявлений, а не какому-то одному признаку.

Что еще можно взять у нашей пресуппозиции? Возможность самоконтроля. Бытует мнение, что собственными эмоциями управлять невозможно, ибо человек – существо живое и самобытное, – влиянию извне не поддается. Конечно живое! Конечно самобытное! И именно поэтому мы вольны сами выбирать то, что и по какому поводу будем испытывать.

Как это работает? По принципу обратной связи. Вспомните какого-нибудь сильного и уверенного в себе человека. Что вспоминается? Голова посажена ровно, плечи расправлены, фигура симметричная… И еще куча всего. А теперь очень неуверенного, постоянно боящегося человечка. Весь сгорбленный, голова низко наклонена, взгляд где угодно, но только не на вас, скованные движения…

Хотите стать увереннее в себе? Отразите позу и жесты уверенного человека. Обратите внимание на его речь, дыхание, походку. Хотите войти в состояние ‘критика’ – притворитесь, что вы уже в нем. Покажите окружающим, что вы умеете конструктивно и очень точно критиковать, но только без слов – своим телом. Будьте уверены – вы войдете в это состояние.

Есть целые психотерапевтические направления, которые решают психологические проблемы, работая только с телом. Помогая вновь прочувствовать себя и обратить-таки внимание на свой организм. __


 

Весь наш жизненный опыт закодирован в нервной системе


Старушка в продовольственном магазине:

– У вас есть тамбовская колбаса?
– Нет.
– А сервелат?
– Нет.
– А краковская?
– Нет. Ну у вас и память!

Врач осматривает грудную клетку старушки.

– Что вы ощущаете при сжимании?
– Вспоминаю молодые годы.»

Мы помним все. Все, что с нами когда-либо происходило. Все, что мы видели, слышали, чувствовали или говорили себе. Все это записано где-то в нашей нервной системе. Все это составляет наш жизненный опыт. Значит, при желании мы можем получить доступ к любому переживанию, любому событию, которое с нами происходило.

В лондонском ресторане сидит старый отставной генерал. Официант приносит ему бифштекс. Генерал долго смотрит на официанта, потом говорит:
– Послушайте, у меня такое впечатление, что я вас знаю. Ага… кажется, вспомнил! Вы были знаменосцем в Девонширском полку.
– Простите, сэр, но…
– Верно, верно, я ошибся. Вы служили во время африканской кампании.
– Вы опять ошиблись, сэр.
– Я вспомнил! Вы же приносили мне сегодня суп.

Можно вспомнить все… Звучит заманчиво. Но как? Обращусь непосредственно к вашему же жизненному опыту. Вспомните свои встречи выпускников или же посиделки со старыми приятелями. На таких сборищах нередко звучат фразы типа: ‘А помнишь…?’ И тут же за разговорами вспоминаются события давно минувших дней. Начинает говорить один, эстафету подхватывает следующий, и вот уже все погружены в воспоминания. Вспоминается то, что, казалось бы, давно скрылось от наших глаз. Вспоминаются такие подробности, что просто диву даешься.

Есть и другие способы. Практически в каждом доме можно найти свою домашнюю ‘машину времени’. Что это? Это может быть шкатулка со стопочкой старых писем и открыток, или же это ваша любимая книжка, которую вам читали в детстве… И, конечно же, это наши альбомы с фотографиями.

Чтобы жизнь повторилась с начала,
Загляните в семейный альбом.

Давайте заглянем. Так приятно смотреть на фотографии и вспоминать события, пойманные объективом фотоаппарата. Выберите из них ту, что доставляет вам наибольшую радость. Приглядитесь к ней повнимательнее. Вас приятно удивит, как много неожиданных сюрпризов подарит вам она. Откуда они взялись. Практически на каждой фотографии кроме основного содержания есть масса мелких деталек, что попали на нее совершенно случайно. И чем больше замечаешь этих деталек, тем ярче и насыщеннее воспоминание, и тем полнее переживаешь прошлое событие. Осталось только обратить внимание на окружающие звуки и собственные ощущения, и тогда ‘картинка оживет’.

Как используется это знание? Почти все психотерапевтические школы считают, что у любой проблемы есть свои корни в прошлом. Значит можно вернуться туда и найти способ ее решения. В НЛП этот подход принимается как один из многих возможных вариантов, но далеко не единственный. В НЛП вообще предпочитают чаще задавать вопрос ‘Как?’, а не ‘Почему?’, а прошлое рассматривать, как источник ресурсов, а не проблем.

При желании в своей личной истории можно найти столько примеров удачного поведения, что любая проблема будет решаться просто автоматически. Если вы не знаете, как действовать в некоторой ситуации, то самое время отправиться в поход за ресурсами прошлого. Туда, где уже возникала подобная ситуация, и вы с блеском с ней справлялись. При этом из прошлого стоит заимствовать не столько конкретные действия, сколько состояния, в которых они придумывались.

Уже искали, но не нашли? Не может быть! Ну ладно. Дам еще одну подсказку. Вас никто не заставляет ограничиваться только собственными возможностями. Вокруг вас было и есть достаточно людей, у которых можно поучиться. Кстати, это могут быть даже вымышленные персонажи.


Штирлиц просыпается в явно казенном помещении: ‘Так… Сосредоточимся… Если я у них, то я штандартенфюрер Штирлиц, если я у нас, то полковник Исаев…’ Вдруг он слышит:
– Ну и нализались вы вчера, товарищ Тихонов!»

Если вы уже выбрали себе пример для подражания, то можно начать действовать так, как если бы действовал он. Скопируйте его образ мышления, мимику, жесты, позу… Мы же знаем, что сознание и тело – части единой кибернетической системы. Откуда взять информацию о нашей модели тоже понятно: весь наш жизненный опыт закодирован в нервной системе. Все это хранится в нашем мозге. Все это можно достать и использовать. Дерзайте.


Субъективный опыт определяется пятью системами восприятия: зрительной, слуховой, тактильной, вкусовой и обонятельной

Что такое пять сенсорных систем, я думаю, никому объяснять не надо. У всех есть глаза, уши, нервные рецепторы по всему телу, язык и нос. Как их использовать по прямому назначению, я полагаю, все тоже догадываются.

Тем, кто не догадывается, могу предложить следующие идеи.
Можете попробовать:

 

  • ‘Совать нос в чужие дела’;
  • ‘Чесать языком’;
  • ‘Вешать лапшу на уши’;
  • ‘Пожирать глазами’;
  • ‘Получать острые ощущения’.


Попробовав все это, вы наверняка узнаете, для чего нужны органы чувств на самом деле.

Что нового? То, что информацию, которую мы получаем из внешнего мира, можно разделить на сенсорную и на наши суждения об этой информации. Сенсорная информация поступает посредством этих самых пяти чувств. Вот пример наблюдения за внешним состоянием собеседника: ‘Уголки губ приподняты, видны зубы, глаза сужены, щеки порозовели’. Остальное – наши суждения и интерпретации: ‘Он доволен’. Сравните: ‘Чувствую, будто сосет под ложечкой’, и ‘Мне страшно!’

Ну и что? А то, что сенсорная информация объективна и проверяемая. Ее может обнаружить каждый. А вот суждения… Сколько людей, столько и мнений. В ответ на улыбку прохожего можно подумать, что: у меня плохая походка, и он надо мной смеется; он счастлив, что встретил такого красавца, как я; он вспомнил приятный случай. Особо догадливые могут решить, что когда-то в детстве ему на голову упал кирпич… А он просто идет и улыбается. И ничего более.

– Он завел кошку?
– Просто у жены острые ногти.
– Он отличник?
– Просто у него плохое зрение.
– Он готовится к марафону?
– Просто забыл дома проездной.»

Чем еще это может быть полезно? Тем, что любой опыт можно описать с помощью этих самых пяти сенсорных систем. Этот реальный опыт уже можно перенимать и передавать. Как было раньше? ‘У него талант, с этим надо родиться. Практика, практика и еще раз практика, и тогда к тебе это придет’.

Пикассо приехал в Лондон. На вокзале у него украли часы. Инспектор полиции спросил:

– Вы кого-нибудь подозреваете в краже?
– Да, я помню одного человека, который помогал мне выйти из вагона.
– Вы художник. Нарисуйте его портрет.

И к вечеру по рисунку Пикассо оперативная лондонская полиция задержала по подозрению в краже трех стариков, двух девушек, троллейбус и четыре стиральные машины.

На самом деле, самая ‘берущая за душу’ музыка – только набор звуковых колебаний определенной длительности, последовательности и интенсивности. Его можно записать на компакт-диск или еще куда, а потом воспроизвести. До изобретения нот способность играть осмысленные музыкальные произведения была сродни магии и колдовству. Сейчас этому можно научиться за вполне конечный срок.

Умение ‘наполнять музыку смыслом’ – не более чем способность технически безукоризненно, со всеми паузами, вовремя замедлив или ускорив, усилив или ослабив звучание, проиграть нотный текст. И тогда, если есть хоть один человек в мире, способный это сделать, то его талант уже можно передать множеству других музыкантов. Этому уже можно научить, это уже в терминах сенсорного опыта.

‘Сразу видно – воспитанный, образованный человек!’ ‘На него можно положиться’. ‘Она такая нежная и заботливая!’ ‘Наша девочка все диктанты пишет на пятерки!’ ‘У него великолепно развито абстрактное мышление’. Все эти лестные оценки получены благодаря вполне конкретным действиям. А уж этим действиям можно научиться и этому реально учатся.

 

Смысл сообщения в реакции, которую оно вызывает


– Мой директор хочет меня задушить, – сообщает секретарша своей подруге.
– А почему ты так решила?
– Стоит мне опоздать, как он у всех спрашивает: ‘А где наша Дездемона?’


– Вы знаете, Эйнштейн едет в Токио на конгресс рассказывать о теории относительности.
– А что это такое?
– Ну, если три волоса на голове – это мало, то три волоса в супе – это много. Если девушка идет к раввину – это хорошая девушка и хороший раввин, но если раввин идет к девушке, то сами понимаете.
– И с этой хохмой Эйнштейн едет в Токио?

В процессе передачи сообщения мы выполняем некоторые действия, чтобы добиться определенных результатов. При этом наши действия вызывают ответные реакции. Поясню на примере:

– Здравствуй, моя кошечка!
– Что?! Я кошечка? Значит, ты считаешь, что я животное? То есть, я, по-твоему, собака!? Мама, мама! Он меня сукой назвал!»

Что он сделал? Чего он хотел этим добиться? Что он получил в ответ? Это те самые вопросы, которые первыми приходят в голову, если рассматривать конфликтную ситуацию с точки зрения этой пресуппозиции.

Типичная реакция ‘нормального’ мужа: ‘В кои-то веки решил к ней ласково обратиться, а она, зараза, ничего не поняла! Нет, ну все-таки все бабы дуры!’ Дальше он пойдет выпьет с горя, и его жена еще долгое время не услышит от него ласкового слова. Мы тоже можем ему посочувствовать: ‘Хотел сделать приятное жене, а она на него ‘наехала’ да еще и тещу подключила’.

Вряд ли это самая эффективная коммуникация. Где ошибка? Вот она: ответную реакцию вызывают не наши намерения, а наши действия, и значит, чтобы получить другую реакцию, нужно просто изменять свои действия. Если то, что вы делаете, не работает, сделайте что-нибудь другое. Это становится очевидно, когда понимаешь, что смысл сообщения в реакции, которое оно вызывает.

В НЛП есть модель эффективного достижения целей. Она называется T.O.T.E.Тест- Операция- Тест-Выход ( Exit). При первом тесте мы определяем нашу цель, то чего мы хотим достичь. При втором – где мы сейчас находимся. Операции, которые мы выполняем, направлены на уменьшение разницы между первым и вторым тестом. Выход определяет условие перехода к следующей цели (при совпадении тестов, по прошествии определенного количества времени, при обнаружении более желаемой цели и т.д.).
{IMG SRC=’/img/wiki_up/bae-pic1.gif’ imalign=right}

Как ни странно, но критерии выхода имеют немалое значение. Если его не проработать, можно зациклиться очень надолго. Как здесь – тесты совпали, а выхода нет:

Пьяный мужик бьет палкой по луже. Подходит милиционер и спрашивает:
– Ты что здесь делаешь?
– Акул гоняю.
– Так их же нет нигде!
– Значит, хорошо гоняю.

Разумеется, в каждой цели есть масса подцелей, промежуточных задач. Аналогично, каждый результат является промежуточным для более глобального результата. Если вашей целью считается прочитанная и понятая глава, то подцелями здесь будут абзацы. Для абзацев – строки. Для строк – слова. Таким образом, любой T.O.T.E. можно разбить на множество более мелких промежуточных ‘тоутов’, при этом он является частью некоего более глобального ‘тоута’.

{IMG SRC=’/img/wiki_up/bae-pic2.gif’ imalign=right}

Возьмем, к примеру, переправу. Первый тест (формулируем цель) : я на противоположном берегу. Второй тест (определяем текущее положение) : я сижу в лодке возле своего берега. Операции: выбираю направление и делаю несколько гребков веслами. Второй тест: я на расстоянии трети пути от своего берега и в двух третях пути от противоположного; нос лодки сбит с нужного направления на сорок пять градусов. Операция: выравниваю положение носа лодки и делаю еще несколько гребков… Выходом здесь будет совпадение собственного местоположения с выбранной точкой на противоположном берегу.

Более мелкие ‘тоуты’ заложены в способе выбора конечной точки на противоположном берегу, в способе определения своего местоположения, в выравнивании носа лодки. Более крупный T.O.T.E. – T.O.T.E. путешествия, например.

Это то, что мы делаем постоянно при взаимоотношениях с неразумной природой. Вряд ли, приплыв куда-нибудь не туда, вы станете обвинять лодку, что она вас неправильно поняла. Вы не станете на нее обижаться. А на жену того незадачливого коммуникатора – станете? А на своих близких? А далеких?

Есть еще один вариант, как тот мужик мог бы воспользоваться ‘обратной связью’, данной его женой. Если когда-нибудь его целью будет обидеть ее, но так, чтобы никто не догадался об этой цели, то он точно знает, что для этого нужно сделать.

Между прочим: с чего вы взяли, что его целью было сделать ей приятное? Чай не первый год живут вместе. Вообще, чтобы уверенно заявить, полезную реакцию мы получили или не очень, нужно четко знать, чего мы хотим:

– Официант! Что вы мне подали – кофе или помои?
– А вы разве не можете отличить?
– Нет.
– Тогда какая вам разница?

Жена врачу:
– Доктор! Есть хоть какая-нибудь надежда?
– В зависимости от того, мадам, на что вы надеетесь.»

Для закрепления материала приведу еще пару примеров реального воплощения в жизнь этой базовой пресуппозиции. Первый пример для тех, кто хоть однажды пользовался компьютерной ‘мышкой’. Там все понятно: смысл движения руки с ‘мышкой’ в физическом пространстве заключается в перемещении стрелочки по экрану. И не более. Мы просто обращаем внимания только на внешнюю реакцию, подстраивая под нее собственные действия. Второй пример – управление автомашиной. Если водитель будет ездить, ориентируясь не на внешние события, а на собственные убеждения, каким эти события должны быть, то очень скоро он окажется в больнице.


 

Не бывает поражений, бывает только обратная связь


В конце концов, истинное знание не в том, проигрываем ли мы игру, а в том, как мы изменяемся, когда ее проигрываем, что мы уносим нового, чего раньше в нас не было.
Ричард Бах

– Лена, пойдешь за меня замуж?
– Нет.
– А я и не предлагаю – просто спрашиваю.»

У вас опять проблема, неудача, поражение и т.п.? Поздравляю! Вам удалось нащупать шикарный источник ресурсов. Вопрос только в том, сможете ли вы им воспользоваться с максимальной пользой. НЛП, как всегда, отвечает на вопрос, как это сделать.

Моделируя наиболее успешных людей, удалось заметить, они неявно пользовались уже описанной моделью T.O.T.E. В своей работе они руководствовались тремя основополагающими моментами:

 

Цель Чувствительность Гибкость

 

Они четко знали, чего хотели. Они были чувствительны к внешней обстановке. Они могли проявлять гибкость в средствах достижения своей цели. Цель – первый тест. Чувствительность – второй тест. Гибкость – операции. Полагаю, что они вдобавок ко всему четко знали, когда стоит переходить к следующей цели. Иначе…

Идет бычок, качается,
Вздыхает на ходу:
‘Ой! Доска кончается,
Сейчас я упаду!’

Кстати, до сих пор мы с вами говорили о гибкости на уровне средств (поведенческой), но ведь есть еще такая замечательная вещь, как гибкость на уровне цели. Иногда она пригождается больше.

 

Мужик долгое время живет в пустыне. Страстный инстинкт вынуждает его и так и сяк подкрадываться к антилопе. День, неделю, месяц, измученный желанием, он охотится за ней по пустыне, но каждый раз, в последний момент антилопа успевает отскочить. В один из дней он наталкивается на вертолет, упавший в песчаный бархан, вытаскивает оттуда прелестную блондинку и отпаивает ее водой. Она открывает глаза и говорит:
– Ах, вы спасли мне жизнь! Я готова выполнить любое ваше желание!
– Женщина, – измученно просит мужчина, – будь человеком, помоги поймать антилопу!»

Выбор за вами. Вы еще помните, что у вас когда-то была проблема? Давайте учиться превращать ее в ресурс.

Что же предпринять, раз вы уже ‘наступили на грабли’? Первый шаг мы уже наметили, когда признали, что смысл сообщения заключается в реакции, которую оно вызывает. Таким образом, ‘проблемная реакция’ вашего партнера по общению превращается во второй тест вашего личного ‘тоута’ (текущее положение). Хороший повод применить поведенческую гибкость для совмещения имеющегося состояния с желаемым. Если у вас не получилось одним способом, то, может быть, другой сработает. Или третий, четвертый, десятый, но все равно сработает.


Врач велел пациентке высунуть язык. Через пару минут он разрешил ей закрыть рот.
– Но, доктор, вы так ни разу и не взглянули на мой язык!
– Просто мне было нужно, чтобы вы помолчали, пока я выписывал этот рецепт.»

Использование модели T.O.T.E. помогает обойти препятствие и достигнуть-таки своей цели. Если подобной цели вам предстоит достигать неоднократно, то стоит проявить чувствительность, чтобы не биться лбом об одно и то же препятствие раз за разом.

Второй шаг – получение и анализ обратной связи – разумнее сделать ‘на трезвую голову’. Здесь мы можем спокойно <U>взглянуть со стороны на возникшие при достижении нашей цели сложности. Какие причины? Как мы попали в трудную ситуацию? Что при этом происходило? Какие были ошибки в нашем поведении? Какие меры следует принять в дальнейшем во избежание повторения проблемной ситуации? Как мы еще могли бы повести себя при ее повторении?

Между прочим: где, когда и с кем данная реакция была бы полезной и очень даже желательной? Взгляните на ситуацию с этой точки зрения, и вас там будет ждать не один сюрприз! До сих пор мы с вами говорили о гибкости на уровне средств (поведенческой), но ведь есть еще такая замечательная вещь, как гибкость на уровне цели. Иногда она пригождается больше.

 

Мужик долгое время живет в пустыне. Страстный инстинкт вынуждает его и так и сяк подкрадываться к антилопе. День, неделю, месяц, измученный желанием, он охотится за ней по пустыне, но каждый раз, в последний момент антилопа успевает отскочить. В один из дней он наталкивается на вертолет, упавший в песчаный бархан, вытаскивает оттуда прелестную блондинку и отпаивает ее водой. Она открывает глаза и говорит:
– Ах, вы спасли мне жизнь! Я готова выполнить любое ваше желание!
– Женщина, – измученно просит мужчина, – будь человеком, помоги поймать антилопу!

 

Так что выбор за вами.


Третий шаг – вырабатывание нового поведения, формулирование новой цели. Хорошо, повторения такой ситуации я не хочу. Тогда что я хочу вместо этого? Что я могу для этого сделать? Как я пойму, что я это получил? Где, когда и с кем я этого хочу? Какие эффекты это привлечет в мою жизнь? Какие ресурсы мне для этого понадобятся? Какие препятствия могут возникнуть у меня на пути? Какие первые шаги для достижения цели я уже могу сделать? Если вы решились делать этот шаг, то ответьте на все вопросы – они составляют условия хорошо сформулированного результата. Каждый из них даст вам новый взгляд на заявленную цель.

 

В основе любого поведения лежит положительное намерение, оно связано с первоначальным окружением


Весь мир насилья мы разрушим
До основанья, а затем
Мы наш, мы новый мир построим –
Кто было ничем, тот станет всем.

Для начала разберемся с первой частью пресуппозиции: в основе любого поведения лежит позитивное намерение. Да-да, даже самые ужасные и разрушительные действия совершаются с благими намерениями. В НЛП принято разделять поведение и намерение (действия и их смысл), с тем чтобы, сохраняя позитивное намерение, изменять поведение.

Послушаем объяснения самих виновников:

После операции хирург беседует с пациентом.
– Как вы себя чувствуете?
– Сейчас уже лучше, но в первое время у меня было такое ощущение, будто меня ударили поленом по голове.
– К сожалению, так оно и было. Когда вас привезли на операцию, у нас кончился наркоз.

Лорд играет свадьбу. После свадьбы гости-холостяки идут в публичный дом и застают там молодого мужа.
– Сэр, почему вы здесь, ведь у вас молодая красавица жена?
– Крошка так устала, что сразу же заснула. Стоило ли будить ее из-за каких-то нескольких фунтов?

Думаю, здесь вы легко смогли разобраться, где поведение, а где – позитивное намерение. Чуть-чуть сложнее отыскать позитив в этом анекдоте:

В ювелирный магазин вбегает парень, наставляет на продавца пистолет и говорит:
– Дай мне кольцо с драгоценным камнем и побыстрей!
Перепуганный продавец протягивает бандиту кольцо. Тот его критически осматривает и рявкает:
– Ты что мне даешь, идиот! Это же бриллиант! Дай мне что-нибудь подешевле, чтобы моя невеста поверила, что это кольцо я купил.

Еще одна классическая фраза: ‘Цель оправдывает средства’. В связи с этим, немножко черного юмора:

В Голливуде один режиссер для сцены сражения пригласил десятитысячную массовку.
– Вы разорите меня! – стал кричать на него продюсер.
– Не беспокойтесь. Я приказал во время съемок стрелять настоящими снарядами.

– Дорогой, в газете пишут, что вдовы становятся хорошими женами…
– Выходит, мне надо повеситься, чтобы ты стала хорошей женой?


Артист пришел к директору цирка с двумя большими чемоданами и продемонстрировал свой номер. Раскрыв первый чемодан с кирпичами, он положил кирпич на голову, и ассистент разбил его кувалдой. Когда были перебиты все кирпичи, директор сказал:

– Я беру Вас. А что у Вас во втором чемодане?
– Анальгин.

Откуда при всей изначальной положительности намерения может взяться негативное поведение? Ответ мы находим во второй части пресуппозиции: позитивное намерение связано с первоначальным окружением. То есть когда-то в прежнем контексте это было самым уместным поведением, непосредственно реализующим позитивное намерение.

– Что у вас есть поесть?
– К сожалению, только гуляш.
– Но в меню значится целая дюжина блюд…
– Это для пробуждения аппетита.

Буфетчик говорит официанту:
– Послушай, перестань выталкивать клиентов на улицу! Ты, наверное, забыл, что работаешь в вагоне ресторане.»

Ну и что теперь со всем этим делать? Во-первых, это хороший повод взглянуть под новым углом зрения на свои взаимоотношения с окружающими и, в особенности, со своими близкими. Какие неудобства они вам доставляют? За их действиями обязательно кроется какая-то конструктивная цель. А может быть, что-то нехорошее делаете вы? Кричите, ругаетесь, обижаетесь? Зачем? Что вам это дает? Может быть, есть более приятные способы добиться того же?

Второе применение эта идея находит во взаимоотношениях с собственным организмом. А что, если относиться ко всем внутренним событиям (ощущениям, болям, напряжениям, болезням) как к поведению нашего тела. Тогда сразу становится понятно, что все действия нашего мозга имеют позитивное намерение, он заботится о нашем благополучии. Со своим организмом не надо бороться, с ним надо сотрудничать. Возможно, ему стоит помочь найти другие способы, которыми он мог бы воспользоваться для реализации своих целей.

В психотерапевтической литературе достаточно таких примеров. Так, ночное недержание мочи у детей может являться результатом подсознательного желания ребенка привлечь внимание своих родителей. Паралич может помочь сохранить семью. Фобия (неконтролируемый страх перед чем-либо) – просто чрезмерное проявление инстинкта самосохранения.

С помощью ряда техник НЛП можно изменить ошибочное поведение организма и позволить ему достигать своих целей быстрее, легче и приятнее для вас. Вплоть до того, что привезенные на кресле-каталке пациенты, уходили домой на своих двух.

На этой же идее основано понятие вторичной выгоды. Традиционные методы лечения от зависимостей (алкогольной, наркотической, курения) зачастую терпят фиаско именно по причине игнорирования этого понятия. Зато, если учитывать…

Ребенок приходит домой с большой шишкой на лбу.
– Что с тобой случилось?
– Упал.
– Сильно плакал?
– Нет, там никого не было.

Что такое вторичная выгода? Поведение, уже изначально имевшее позитивное намерение начинает ‘обрастать’ дополнительными преимуществами. Так ‘курение’ начинает означать – интересная беседа в курилке, перерыв во время работы, успокаивание нервов, проявление мужественности, возможность начать разговор с незнакомым человеком… Все это надо учитывать, иначе, помогая бросить курить, мы рискуем помочь потерять, например, друзей.

Итак, есть поведение, а есть намерение. И в основе любого поведения лежит позитивное намерение, которое связано с первоначальным окружением.


Любое поведение представляет собой выбор наилучшего варианта из имеющихся в данный момент

Адвокат своему клиенту:
– Самое лучшее в вашем положении будет пойти к жене и помириться.
– Интересно, а что же будет самое худшее?

Не для кого не секрет, что, шествуя по жизни, мы периодически попадаем в ‘точки выбора’. В этих точках мы вынуждены принимать решения, в той или иной степени, определяющие наше будущее.

У меня растут года,
будет и семнадцать.
Где работать мне тогда
Чем заниматься?

Где работать? На кого учиться? На ком жениться? И чем дальше по жизни, тем больше приходится выбирать. Понятно, что широта выбора определяются нашими возможностями. Большие возможности – богатый выбор. Скромные возможности… В общем, выбираем из того, что есть. Лучшее из того, что доступно.

 

Мистер Браун возмущается:
– Это просто безнравственно – подыскивать подругу жизни при помощи компьютера.
– А как ты познакомился с мамой? – спрашивает его сын.
– Нормально, выиграл в покер.

Пожилая японка призналась:
– Я очень довольна, что мужа мне выбрали родители. Видите ли, я бы умерла от одной мысли, что выбрала его сама.

Но это и так понятно. На самом деле, эта пресуппозиция содержит гораздо более сильное утверждение. Она гласит, что любое поведение представляет собой выбор наилучшего варианта из имеющихся в данный момент. Это означает, что каждый раз перед тем, как что-то сделать, мы выбираем именно эти действия. Естественно, из того, что есть.

– В чем заключается особенность улицы с односторонним движением?
– В том, что в другую машину можно врезаться только сзади.»

Как мы умудряемся не сойти с ума, постоянно решая в уме задачи оптимизации с массой параметров? Очень просто. Сознательно мы решаем только очень маленький спектр задач. Остальные решает наше подсознание. Выбирает из автоматических и очень привычных реакций.

– Мама, мышка прыгнула в бидон с молоком!
– Ты вытащила ее?
– Нет, но я бросила туда кота.

Вы еще помните, что в основе любого поведения лежит позитивное намерение. Вот вам и еще один ответ на вопрос: ‘Почему при позитивном намерении возможно негативное поведение?’ Просто был выбор между плохим и очень плохим.

Как-то Вождь всех народов товарищ Сталин смотрел очередной кинофильм перед выпуском его в массы. После просмотра Сталин раскурил свою трубку, попыхтел и, наконец, изрек:
– А что это у главного злодея усы, как у товарища Сталина? Это что, заговор? Товарищ Берия, расстрелять актера, гримера, сценариста и режиссера.
– Есть!
Насмерть перепуганный режиссер:
– А может быть, мы ему просто усы сбреем?
– …Или так.

Как видите, стоит добавить новый вариант, и поведение может существенно измениться. Сразу хочу предостеречь: вместо того, чтобы бросаться в окружающих своими советами, займитесь собой. Ищите новые альтернативы для своего поведения. Развивайте собственную поведенческую гибкость. В кибернетике существует такой закон: ‘ В любой системе, состоящей из людей или машин, элемент, обладающий наибольшей вариабельностью, будет являться контролирующим’. А вот и иллюстрация.

Плывет крокодил по реке Нил. Плывет и помирает со скуки. Вдруг видит: на пальме висит обезьяна и ест банан. ‘Дай, – думает, – подшучу над ней. Спрошу, замужем ли она? Если ответит, что да, спрошу, кто ж ее обезьяну-то взял? Если нет – кто ж ее обезьяну-то замуж возьмет?’ Подплывает и спрашивает с эдакой ухмылкой:
– Обезьяна, ты замужем?
– Выйдешь тут, когда вокруг одни крокодилы плавают!

Естественно возникает вопрос: ‘Какое число вариантов будет минимально достаточным?’ Давайте разбираться. Один вариант реагирования у нас есть всегда.

Собеседование при приеме на работу.
– Что Вы можете делать?
– Могу копать.
– А еще?
– Могу не копать.

Такая ситуация называется линейный выбор и хорошо иллюстрируется классическим: ‘Быть или не быть?’ Добавив еще одну альтернативу, получим дилемму. Здесь мы опять ничего не выбираем. Отказавшись от одного варианта, тут же попадаем во власть другого.

Глава совместного предприятия вызывает служащего:
– Завтра вы выезжаете в командировку в Канаду. Как вы относитесь к канадцам?
– Я считаю, что в Канаде живут только хоккеисты и проститутки.
– Но-но, поосторожнее! Моя жена – канадка!
– Да?! И в какой команде она играет?

Только имея три независимых альтернативных варианта, мы, наконец, попадаем в ситуацию выбора. Теперь мы действительно можем выбирать. Теперь наше поведение практически невозможно предсказать.

И напоследок: для успешной адаптации уровень гибкости элемента системы должен быть пропорционален вариативности остальной части системы. В переводе на человеческий язык, это означает, что при постоянно меняющихся внешних условиях, лучше всего себя чувствует тот, кто умеет приспосабливаться к этим изменениям. Тот, кто имеет наибольшую поведенческую гибкость.

Каждый располагает всеми необходимыми ему ресурсами

Сидит уже знакомая нам обезьяна на берегу Нила и полощет веревку в воде. К ней подходит бегемот.
– Ты чего делаешь?
– Дай доллар, скажу.
Бегемот мнется, но любопытство побеждает. Обезьяна прячет доллар и отвечает:
– Крокодилов ловлю.
– Дура! Кто же ловит крокодилов на пустую веревку?
Обезьяна (про себя): ‘Может быть и дура, но штуку в месяц имею’.

В автобусе довольно упитанный мужчина обращается к мальчику:
– Уступи место дяденьке с аквариумом.
Мальчик уступает:
– А где же аквариум?
Мужчина, хлопая себя по животу:
– Пять литров пива и две воблы.

Мужик приходит наниматься в метеорологический институт. На собеседовании его спрашивают:
– Какие у вас данные для работы в нашей области?
– За последний год я трижды выигрывал в лотерею!

Полагаю, что анекдоты уже объяснили вам практически все, что необходимо. Осталось добавить лишь несколько пояснений. По всему тексту то здесь, то там мелькает понятие ‘ресурсы’. Что это такое? С хорошей степенью точности можно сказать, что ресурсы – это то, что помогает нам жить лучше. Это могут быть люди и вещи, убеждения и ценности. Ресурсом зачастую являются деньги. Ресурсом может стать время. Далее списком: информация, ценные идеи, наши таланты, способности… Все, чем мы можем воспользоваться для достижения наших целей. Все, что добавляет нам выборы. Конечно же, для ‘энелперов’ огромнейшим, ценнейшим ресурсом становится само НЛП и его техники.

А какое состояние назвать ресурсным? Ресурсное состояние – то, в котором мы обладаем наибольшим выбором. Разделение состояний на ресурсные и нересурсные несколько отличается от разделения на приятные и неприятные. Вряд ли очень приятное состояние радости будет ресурсным в тот момент, когда начальник решает сделать вам выговор или нет. Верно и обратное.

Художественная выставка в Париже. Пикассо забыл свой пригласительный билет. Его не пускают:
– Докажите, что вы Пикассо.
Он одним взмахом карандаша изобразил голубя мира, и его пропустили. Фурцева тоже забыла приглашение, и ее не пускают.
– Я министр культуры СССР!
– Чем вы это можете доказать? Вот Пикассо тоже забыл билет. И ему пришлось рисовать.
– А кто такой Пикассо?
– Все в порядке, госпожа министр культуры, можете проходить!

Кстати, в этом анекдоте содержится подсказка, где можно поискать эти самые ресурсы. В вашей личной истории. Вы еще помните, что весь наш жизненный опыт закодирован в нашей нервной системе? Ресурсы вокруг нас. Надо только научиться их находить и использовать.

Рассказывали, что где-то во времена гражданской войны произошла такая история… Жена пишет мужу на фронт: ‘Очень по тебе соскучилась, да и огород вскопать некому. Попросись на пару деньков, может, отпустят…’
Муж отвечает: ‘Просился – бесполезно. Пусть кто-нибудь поможет. Только не копайте глубоко, потому что я в огороде три ящика патронов зарыл’.
Следующее письмо: ‘Приехали какие-то люди. Перекопали весь огород, но патронов не нашли’.
‘Родная, чем мог – тем помог’.

Теперь о том, зачем такие очевидные факты выделены в отдельную пресуппозицию. Просто наличие необходимых ресурсов не всегда очевидно. В этом случае может помочь простой взгляд со стороны.

Банальная ситуация. Муж неожиданно возвращается из командировки. Любовник, спасаясь, вылезает в окно, а спрыгнуть на землю боится. Висит себе на карнизе, час висит, два. Вот уже утро настало. По улице метет дворник:
– Что, висишь?
– Вишу.
– Спрыгнуть боишься?
– Боюсь.
– Ну, виси-виси. Только подними ноги, подмести надо.

Следующая ситуация демонстрирует силу ограничивающего убеждения – гениальнейшую способность не замечать обилия ресурсов.

Тост:
Королева пожелала иметь любовником Александра Македонского. Желание королевы – закон. Что делать, если он умер много веков назад? Пригласили великого трагика Кина. Королева была в восторге.
Через некоторое время она пожелала Петра Великого, а затем Юлия Цезаря. Опять все было прекрасно. И королева узнала, наконец, великого трагика Кина.
– А теперь я хочу трагика Кина, – сказала она ему.
– Это невозможно, Ваше Величество. Я давно импотент.
Так выпьем за систему Станиславского, позволяющую творить чудеса!

Помните, чуть выше вы читали, что можно решать свои проблемы, действуя, как если бы действовал другой человек? Видите, какой это ценный ресурс!

Вселенная представляет собой дружественную нам среду, изобилующую ресурсами

Ура! Наконец-то мы добрались до самой таинственной и самой многообещающей базовой пресуппозиции. По моему мнению, она стоит несколько особняком относительно остальных. Если те имеют четкое обоснование и конкретные пути использования, то механизмы действия этой пресуппозиции не столь очевидны. Можно сказать, что если первые девять объясняют, как построить эффективную коммуникацию, то десятая – куда ее направить и зачем это нужно. Она придает НЛП направление.

Заинтригованы? Давайте разбираться. Вселенная. Масштабы воистину огромны. Чтобы осознать глобальность замысла пресуппозиции, придется разрастись до масштабов всего человечества. Надеюсь запастись там обещанными ресурсами и спуститься до наших житейских нужд.

На чем построена теория естественного отбора? Там говорят: ‘Мир жесток и опасен. Смысл жизни – выживание. Выживание индивида. Выживание стаи. Выживание вида’. Человек жил также – спасался от дикой природы. Его врагами были хищники и болезни, голод и холод. Постоянная смертельная опасность стимулировала мышление. И человек выиграл эту смертельную гонку. По крайней мере, так нам внушали в школе.

Парадокс: для всех, существовавших тогда видов, условия соревнования были примерно одинаковыми. Тогда почему же человек стал разумным, а остальные виды – нет. Посмотрим на те же процессы с точки зрения нашей пресуппозиции. Что мы видим: человек начал становиться Человеком только тогда, когда впервые доверился внешнему миру, когда начал приручать огонь. Дальше – больше. Однажды признав, что природа может быть дружественной и дарить ресурсы, человек стал учиться их использовать.

Трудно представить себе радость открытия того, кто однажды обратил внимание, что природа живет по некоторым законам: день сменяет ночь, за зимой приходит лето. Научившись делать прогнозы, человек перестал быть жертвой обстоятельств. Размеры познанной Вселенной росли. На смену охотникам неминуемо пришли животноводы. На смену собирателям – земледельцы. Человечество училось дружить с живой природой…

Экскурс в историю можно было бы продолжить, но суть, полагаю, вы уже ухватили: человечество развивалось тогда, когда искало ресурсы, а не тогда, когда бегало от опасностей. Животноводчество началось тогда, когда вместо того, чтобы убить пойманного животного, человек попробовал накормить его. Развитие стало возможным только тогда, когда люди стали исходить из дружественности и познаваемости внешнего мира.

Главный вывод сделан. Можно потихоньку начинать спускаться до более житейских масштабов. Что эта пресуппозиция дала человечеству, уже понятно. Для меня интереснее, что она может дать конкретным людям? Оказывается, польза вполне реальная и очень даже житейская. Выбросив из рук оружие, мы можем взять в них инструменты. Перестав выискивать опасности, мы начинаем замечать ресурсы. Научившись доверять людям, мы приобретаем множество новых друзей. Жизнь становится гораздо светлее, теплее и радостней.

Чтобы ответить на вопрос, как этому научиться, воспользуемся ресурсом остальных пресуппозиций. Итак:

Вселенная представляет собой дружественную нам среду, изобилующую ресурсами.


Окружающие гораздо более дружественны, чем может показаться на первый взгляд. Посмотрите повнимательнее и убедитесь, что карта – это не территория.


Лысый человек бежит по джунглям. За ним несется стая диких обезьян. Одна обезьяна спрашивает у другой:
– Почему это все обезьяны охотятся за одним человеком?
– Это не охота. Это Тарзана в армию провожают.


 

  • Дополнительно собрать информацию о состоянии собеседника вам поможет калибровка. Вы же знаете: сознание и тело – части единой кибернетической системы. Кстати, вы еще помните о том, что на собственное настроение можно влиять?

 

 

  • Память сама по себе является солидным ресурсом. И им всегда можно воспользоваться. Весь наш жизненный опыт закодирован в нашей нервной системе. Вспомните, как много разных людей заботилось о вас с самого рождения.

 

 

  • Посмотрите, как много талантливых людей в этом мире! Всему этому можно научиться, ведь субъективный опыт определяется пятью системами восприятия: зрительной, слуховой, тактильной, вкусовой и обонятельной. По секрету: экстрасенсорный – тоже. __

 

 

  • Смысл сообщения в реакции, которую оно вызывает__. Вы получили сообщение. Теперь только от вас зависит, как на него прореагировать.

 

– Алло! Это ты, любимый?
– Я! А кто говорит?


Информация – один из важнейших ресурсов. Вселенная дарит вам ее постоянно и с небывалой щедростью. Не бывает поражений, бывает только обратная связь. Воспользуйтесь ею в полной мере.

Шерлок Холмс и доктор Ватсон отправились путешествовать на воздушном шаре. Долго ли, коротко ли, но в дороге их застал ураган… Когда они вновь смогли разглядеть землю, то поняли, что не знают, где находятся. Тут они увидели пастуха, что пас овец, и решили обратиться к нему за помощью:
– Сэр! Не подскажите, где мы сейчас находимся?
– На воздушном шаре!
Шар понесло дальше. Ватсон в шоке:
– Что же делать, Шерлок? Как мы теперь узнаем, где находимся?
– Все в порядке, Ватсон. Мы в России.
– Но как вы узнали, Холмс?!
– Элементарно, Ватсон. Только математик может дать такой точный и в тоже время такой бесполезный ответ. И только в России есть математики, которые пасут овец.

Иногда окружающие доставляли вам неприятные мгновения. Но вы-то помните, что в основе любого поведения лежит позитивное намерение, оно связано с первоначальным окружением. Просто они еще не научились правильно дружить. Помогите им.

Профессор вошел в палату к своему пациенту психиатрического отделения. Тот, увидев врача, схватил стул и кинулся к нему. Профессор бросился бежать. Тот – за ним. Профессор, тяжело дыша, выскочил на садовую аллею и прибавил ходу. Преследователь, держа стул над головой, не отставал. Наконец, профессор выбился из сил и обреченно взглянул на больного. Тот поставил стул на землю и вежливо произнес:
– Садитесь, пожалуйста!


Любое поведение представляет собой выбор наилучшего варианта из имеющихся в данный момент. На самом деле, вам доступно неисчерпаемое множество вариантов. Осталось только включить их в репертуар собственных выборов.

На тротуаре у входа в пивную лежит мужчина. Возле него останавливается прохожий:
– Что с вами? – заботливо спрашивает он. – Вам помочь?
– Проходите, не нужна мне ваша помощь. Я здесь лежу в качестве рекламы нашего заведения.»

Каждый располагает всеми необходимыми ему ресурсами. Давайте прикинем. Если у каждого есть хотя бы один ресурс, то общее количество ресурсов будет равно количеству обитателей нашей планеты. А если у каждого есть все необходимые ему ресурсы, это ж сколько получается?

Собаковод выгуливает свою любимицу. К нему подходит прохожий и спрашивает:
– А у вашей собаки есть генетическое дерево?
– А зачем? Она пользуется любым.

И еще раз: Вселенная представляет собой дружественную нам среду, изобилующую ресурсами. Само наличие этой пресуппозиции изменяет положение НЛП относительно других психологических направлений. НЛП позволяет научиться гармоничному взаимодействию с собой и со Вселенной. Оно не лечит, оно учит. Открывает множество перспектив для развития, ведь самое главное уже ясно: с Вселенной можно дружить.
 

ПРЕСУППОЗИЦИОННЫЙ КОМПОНЕНТ ОБЩЕНИЯ И ЕГО ПРИКЛАДНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ

ПРЕСУППОЗИЦИОННЫЙ КОМПОНЕНТ ОБЩЕНИЯ И ЕГО ПРИКЛАДНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ

 

 

О. Е. Выборнова

Московский Государственный Лингвистический Университет

[email protected]

 

 

Ключевые слова: пресуппозиция, дискурс, коммуникативный акт

 

Настоящая работа посвящена анализу пресуппозиционных аспектов коммуникации. Обсуждается коммуникативная и лингвистическая природа пресуппозиций, приводятся языковые конструкции, являющиеся источниками пресуппозиций. Исследуются теоретические предпосылки определения способов интерпретации пресуппозиций в дискурсе. Приводится модель пресуппозиционного анализа диалогического дискурса, описываются этапы ее построения и суть ее компонентов. 

 

 

  1. Функции пресуппозиционного компонента

в естественноязыковом общении

 

Естественноязыковая межличностная коммуникация подразумевает взаимозависимость действий партнеров в рамках совместной деятельности. Дискурс – это большой совместный проект, совместно и равноправно создаваемый коммуникантами из меньших проектов; дискурс является результатом скоординированных действий его участников. В совместной деятельности партнеры действуют на основании индивидуальных мотивов и преследуют индивидуальные цели, но при этом, по крайней мере в определенной степени, их цели должны совпадать. В противном случае индивидуальные действия не смогут быть скоординированы в коллективную деятельность. Коммуникация эффективна, если достигнуты практические и коммуникативные цели участников. А это возможно только при условии четко скоординированного взаимодействия говорящего и слушающего – при адекватной вербализации реплик со стороны говорящего, при  полноте понимания со стороны слушающего, при взаимообратимости этих процессов. В языковом общении пресуппозиции играют чрезвычайно важную роль: в процессе вербализации замысла и понимания речевых произведений, в самом процессе взаимодействия коммуникантов.

Каждое последующее речевое действие коммуниканта не изолировано, а основано на предыдущем речевом действии (или действиях) его партнера (партнеров) по коммуникации, на общих знаниях коммуникантов. А пресуппозиции играют важную роль в процессе установления общности знаний коммуникантов. Пресуппозиции образуют смысловой каркас дискурса, обеспечивают его связность. Нарушение пресуппозиций является одной из причин возникновения коммуникативных неудач.

Пресуппозиции характеризуются как имплицитная информация, которую говорящий считает известной другим участникам коммуникации или которую он хочет подать как известную; при этом она является смысловым компонентом определенных языковых выражений (лексем и лексико-синтаксических конструкций) и проявляет проекционное поведение (т.е. если высказывание, содержащее пресуппозицию, становится аргументом некоторого оператора, пресуппозиция не подвергается действию этого оператора и сохраняется).

Пресуппозиция является той базой, которая дает возможность формировать мысли и выражать их различными языковыми средствами. Замысел говорящего первичен при создании высказывания. Далее в распоряжении говорящего имеется набор языковых средств (лексика и синтаксические конструкции) для вербализации этого замысла и донесения его до слушающего, который замысел распознает, декодирует его, зная нормы языка, его грамматику. Из каких соображений говорящий употребляет именно данное средство из имеющегося многообразия, почему он выражается именно так, а не иначе – все это составляет языковую и коммуникативную компетенцию говорящего, это его субъективный выбор, и уместность употребления конкретных языковых форм определяется коммуникативным заданием дискурса.

 

 

  1. Идентификация и интерпретация пресуппозиций

в диалогическом дискурсе

 

Пресуппозиционный анализ дискурса требует решения двух основных задач:

  1. Задача обнаружения: она предполагает ответ на вопрос, какие пресуппозиции содержит данное высказывание в данном контексте?
  2. Задача действия: предполагает ответ на вопрос: что должен делать слушающий, выявив пресуппозицию? (т.е. какие когнитивные действия должен совершить слушающий при интерпретации данного участка дискурса)

Для решения задачи (1) необходимо выявить конкретные синтаксические и лексические конструкции – показатели пресуппозиций, указывающие на наличие той или иной пресуппозиции в высказывании. При анализе показателей пресуппозиций должны быть сформулированы четкие правила порождения пресуппозиций каждым выявленным языковым показателем. Граница исчисления пресуппозиций в высказываниях определяется тем, что никак не соотносимых со структурой предложения и ее формами пресуппозиций не может быть.

Итак, пресуппозиции привязаны к определенным аспектам поверхностной структуры высказываний (лексем и лексико-синтаксических конструкций), и они вполне поддаются формальному описанию и моделированию. 

Теперь рассмотрим пути решения задачи (2) – проблемы описания и моделирования поведения слушающего при восприятии и интерпретации пресуппозиций говорящего.  

Предлагается следующая методика обработки пресуппозиций в дискурсе.

Основная стратегия интерпретации дискурса носит кумулятивный характер: в связном тексте происходит приращение информации с каждым новым высказыванием, вводимым говорящими, и, следовательно, интерпретация последующих высказываний будет зависеть от интерпретации предыдущих. Для интерпретации дискурса <S1,…,Sn> следует начать с построения репрезентации К1 предложенияS1, затем использовать эту репрезентацию как контекст для интерпретации S2, которое, при сопоставлении с К1, даст репрезентацию К2 для <S1, S2>; и так далее. Однако далее обработка следующего предложения Si+1 не принимает вид прямого интегрирования в контекстную репрезентацию Ki, а происходит в два этапа. Сначала создается “предварительная” репрезентация K’i+1 для предложения Si+1, в которой эксплицитно представлены пресуппозиции, порожденные в Si+1 (зная определенный набор показателей пресуппозиций и правила проекции пресуппозиций, можно идентифицировать сами пресуппозиции в <S1,…,Sn>), а затем, на втором этапе, эта предварительная репрезентация K’i+1 сопоставляется с контекстной репрезентацией Li. Это сопоставление включает выявление всех пресуппозиций, представленных в K’i+1. Если это удается, то непресуппозиционная часть K’i+1 сопоставляется с Ki, и получается новая контекстная репрезентация Ki+1 [Kamp, 2001].

В качестве теоретической основы нашей работы мы выбрали анафорическую теорию пресуппозиций, предложенную нидерландским лингвистом Р. Ван лер Сандтом [Van der Sandt, 1992]. Анафорическая теория гласит, что на уровне представления дискурса поведение пресуппозиций аналогично поведению анафорических выражений, и показатели пресуппозиций можно обрабатывать так же, как обрабатываются анафорические местоимения и другие анафорические выражения. Существует два способа интерпретации пресуппозиционной информации в дискурсе: она может быть привязана илиприспособлена.

После обнаружения показателя пресуппозиции в дискурсе первым шагом в анализе должно быть исследование предшествующего контекста дискурса с целью попытаться найти подходящий доступныйантецедент, к которому можно “привязать” пресуппозицию, то есть найти такой дискурсивный референт в предшествующем дискурсе, который является достаточно похожим на пресуппонируемую информацию, чтобы функционировать как антецедент. Если таковой найден, то эта пресуппозиция может быть привязана к антецеденту.

Если пресуппонируемая информация не дается в предыдущем контексте, то предполагается, что использование этой информации говорящим в дискурсе сигнализирует о его желании, чтобы его слушатели трактовали эту информацию как уже известную. Это приводит к процессу, называемому приспособлением, посредством которого пресуппозиция добавляется к дискурсу (т.е. в контекст дискурса добавляется новая информация, облеченная в форму пресуппозиции).

При формальном описании процессов интерпретации пресуппозиций в дискурсе используются эксплицитные репрезентации дискурса – структуры представления дискурса (СПД), моделирующие семантические отношения и действие механизмов привязывания и приспособления пресуппозиций в дискурсе. СПД состоит из множества референтов дискурса и множества условий, накладываемых на эти референты. Референты дискурса могут рассматриваться как представители объектов, вводимых в дискурсе, а условия могут рассматриваться как присваивания свойств этим объектам. Алгоритм разрешения пресуппозиций в высказываниях начинается с построения соответствующей не полностью определенной СПД, т.е. СПД, содержащей одну или более неразрешенных пресуппозиций.

Основой анафорической теории Р. Ван дер Сандта является структурное отношение между положением, в котором показатель пресуппозиции представлен в СПД, и местом расположения его антецедента.

В терминах теории Р. Ван дер Сандта приспособление – это просто добавление дискурсивных референтов и условий в СПД. Если в СПД отсутствует антецедент пресуппозиции, то анафорическая теория допускает приспособление в любом контексте дискурса, который доступен из места расположения показателя пресуппозиции. Таким образом, мы можем говорить: (1) о локальном приспособлении, имея при этом в виду приспособление в СПД, в которой располагается показатель пресуппозиции; (2) о глобальном приспособлении, подразумевающем добавление информации к основной глобальной СПД; (3) опромежуточном приспособлении, т.е. добавлении информации в любую СПД, занимающую промежуточное положение между глобальной СПД и местом расположения показателя пресуппозиции.

В течение разговора при интерпретации дискурса слушающий создает репрезентацию контекста дискурса (СПД), которую он обновляет по мере произнесения говорящим новых высказываний. Когда говорящий произносит предложение j i, слушающий модифицирует и пересматривает свою текущую СПДj i, и при этом создается новая СПД j i+1. Этот процесс модификации подчиняется некоторымограничениям, которые регулируют непротиворечивость, осмысленность и неизбыточность пресуппозиционной информации [Geurts, 2000].

С помощью понятия приспособления (т.е. добавления пресуппозиционной информации в контекст дискурса) удалось разрешить одну из главных проблем стандартной классической теории пресуппозиций и пересмотреть некоторые ее центральные теоретические понятия. Оказалось, что понятие проекции пресуппозиции просто обозначает, что лексический материал, содержащийся в “пресуппозиционной анафоре”, приспосабливается на некотором уровне структуры представления дискурса и, таким образом, создается доступный антецедент для пресуппонируемой информации. Понятие же погашения (или аннулирования) пресуппозиций, принятое в классической теории пресуппозиций, более не имеет смысла, поскольку это понятие раньше использовалось для объяснения тех случаев, когда пресуппозиция привязывалась к какому-либо антецеденту (и, следовательно, ее семантическое содержание “поглощалось” этим антецедентом), а также тех случаев, когда пресуппозиция приспосабливалась на локальном уровне, поскольку ее приспособление (проекция) на глобальном уровне привело бы к противоречию или к какому-либо другому нарушению прагматических ограничений на приспособление.

Модель процесса пресуппозиционного анализа диалогического дискурса была разработана на основе изложенных теоретических положений и на основе практического исследования поведения пресуппозиций в дискурсе. В качестве материала исследования были выбраны русскоязычные и англоязычные тексты интервью (50 русскоязычных и 50 англоязычных диалогических текстов интервью из различных источников), которые были проанализированы с пресуппозиционной точки зрения. Это были диалоги между 2-4 говорящими, они содержали от 4 до 41 реплики. Отобранные интервью содержали приблизительно 24265 словоупотреблений (в русскоязычном корпусе текстов) и 42725 словоупотреблений (в англоязычном корпусе текстов). В семи из выбранных интервью коммуниканты различались по возрасту, по своему положению в обществе, по другим прагматическим характеристикам. А остальные диалоги были “разговорами между равными”.

При анализе корпусов текстов выяснилось, что способы интерпретации пресуппозиций в дискурсе зависят от видов пресуппозиционной информации, порождаемой различными показателями пресуппозиций.

Оказалось, что глобальное приспособление оказалось наиболее частой интерпретацией. Это был во многих отношениях предсказуемый результат. Интерпретация пресуппонируемой информации на высшем уровне лучше всего соответствует традиционному представлению о пресуппозициях, как о новой информации,  которую слушающий должен воспринимать как известную. Чем выше уровень приспособления, тем сильнее связи между приспосабливаемой информацией и остальной частью дискурса. Кстати, это еще один аргумент в пользу предпочтения более высокого уровня приспособления при наличии выбора.

Одним из факторов, который, возможно, внес вклад в большую частоту глобального приспособления по сравнению с локальным приспособлением, может быть тип информации, которой коммуниканты обмениваются в беседе. Как уже говорилось, локальное приспособление может иметь место не в любых окружениях, Этот тип приспособления встречается в нефактивных, гипотетических контекстах. О таких контекстах могут сигнализировать, в частности, формы сослагательного наклонения глаголов, модальные глаголы и их заменители, условные союзы, операторы возможности и т.д. Эти типы контекста, как метод представления информации, встречаются в естественной коммуникации реже, чем конкретные ссылки на какие-либо события или факты, имеющие место в прошлом или настоящем.

Предполагается, что пресуппозиции чаще всего интерпретируются с помощью глобального приспособления особенно в жанре интервью, поскольку в интервью речь коммуникантов направлена не только друг на друга, но и на виртуальную аудиторию (читателей, телезрителей, радиослушателей). При этом, даже когда информация известна самим коммуникантам, они очень часто облекают свои высказывания в пресуппозиционную форму в фактивном контексте, чтобы таким неявным, имплицитным способом передать известную им информацию их “сторонним адресатам”, которые эту информацию, возможно, не знают.

Пресуппозиционная информация, генерируемая языковыми показателями с более богатым семантическим содержанием, чаще всего оказывается новой информацией в дискурсе и скорее всего будет просто приспособлена (добавлена) в контекст. А показатели пресуппозиций, обладающие меньшим семантическим содержанием вводят в основном информацию, уже представленную ранее в дискурсе, и такая информация больше тяготеет к привязыванию.

Подробный анализ и сопоставление языковых показателей пресуппозиций и категорий пресуппозиционной информации, порождаемой ими, вскрыл необходимость более детального исследования и описания информации, реферирующей к экстралингвистическим реалиям, выходящим за рамки данного дискурса.

В перспективе целью дальнейшей работы является разработка и реализация естественноязыковой системы, понимающей и обрабатывающей дискурс в реальном масштабе времени, основанной на созданной формальной модели пресуппозиционного анализа коммуникативных актов.

 

 

Литература

 

  1. Грайс Г.П. Логика и речевое общение. // НЗЛ. — Вып.16. – М.: Прогресс, 1985. – С. 217 – 237.
  2. Звегинцев В.А. Предложение и его отношение к языку и речи. – М.: Эдиториал УРСС, 2001. – 312 с.
  3. Beaver D.I. Presupposition. // Handbook of Logic and Language, J. van Bentham and A. ter Meulen (Eds.), — Elsevier, Oxford, London, 1997. – Р. 2-48.
  4. Geurts B. Presuppositions and Pronouns, — Elsevier Science Ltd., Oxford, London, 2000. – 270 p.
  5. Kamp H. The Importance of Presupposition // In The Computation of Presuppositions and their Justification in Discourse, Hans Kamp and Uwe Reyle (Eds.) – ESSLLI’01, 2001. – P. 1-48.
  6. Levinson S. Pragmatics. – Cambridge University Press, U.K., 1983. – P. 167-225.
  7. Van der Sandt R. Presupposition projection as anaphora resolution. // Journal of Semantics, 9, 1992. — P. 333-377.

 

 

 

Presuppositional component of communication and its applied modeling

Olga Vybornova

 

 

Key words: presupposition, discourse, communication act

 

The paper is devoted to analysis of presuppositional aspects of communication. It starts with brief consideration of the essence and functions of presuppositions in human natural language communication. Presupposition triggers are given. Theoretical issues of defining the ways of presupposition interpretation in discourse are discussed. A model of presuppositional analysis of dialogue discourse is presented and its components are described.

 

 

 

 

Ложная пресуппозиция или как манипулировать людьми: minskblog — LiveJournal

Человек, который регулярно участвует в общественных дискуссиях, не важно очно или в интернете, неизбежно сталкивается с огромных количеством манипуляторов и демагогов, которые сбивают оппонентов с толку и превращают конструктивный разговор в базарную склоку.

Я уже разбирал несколько манипулятивных приемов в своем блоге, их можно найти по тегу «манипуляции». Сегодня подробно опишу еще один прием, который называется ложная пресуппозиция. Он известен давно, еще в советское время его обыгрывали фразой: «Вы перестали пить коньяк по утрам?»

Конструкция вопроса подразумевает только ответ «да» или «нет». Но если человек не пил коньяк по утрам, любой из ответов будет ложным. Пресуппозиция — это утверждение, суть которого выдается за безусловную истину, и уже на ней строится дальнейшее рассуждение. Если пресуппозиция ложная, то и правильного ответа на нее быть не может.

Этим приемом и пользуются тролли в интернете, в реальной жизни им часто злоупотребляет женщины в общении с мужчинами и начальники в общении с подчиненными. Цель использования ложной пресуппозиции — сбить человека с толку и заставить оправдываться, то есть перехватить инициативу в споре и подмять оппонента под себя. Самый частый пример, который я встречаю в последнее время звучит так: «Вы это только сейчас придумали?». Чаще всего такой прием используется в ответ на логичное и подкрепленное фактами утверждение, которое оппонент не может опровергнуть, поэтому он пытается это утверждение представить ложным — фантазией оппонента, которую тот только что придумал.

Как и на любую другую манипуляцию на ложную пресуппозицию лучше всего не реагировать, просто игнорировать ее и продолжать дискуссию как ни в чем не бывало. Если ответить все же нужно, нельзя начинать фразу с «да» или «нет», нужно повторить свое утверждение и добавить, что это факты, а не вымысел, желательно подкрепив свой ответ ссылками на авторитетный источник.
Главное помни, дорогой читатель, переспорить демагога невозможно, поэтому лучшая стратегия поведения — это точное следование теме обсуждения. Не давай сбить себя с толку, если уверен в чем-то, защищай свою позицию 😉

Еще немного ликбеза:

01. Женские методы ведения дискуссии
02. …или вы не знали об этом?
03. Доброжелательная агрессия
04. Уверенность в СЕБЕ
05. Как понять, что женщина тобой манипулирует?
06. Как победить женщину в ванной?
07. Почему мужчины предпочитают серых мышек?
08. Эра гламурных бабушек
09. Почему государство разрушает семью?
10. О равноправии
11. Скорость доступа
12. О женщинах и деторождении
13. Педоистерия и возраст согласия
14. Ветошь или во что превратились мужчины
15. Как сохранить семью?

Подписаться на обновления

2. Понятие пресуппозиции

Теория пресуппозиций используется в современной лингвистике текста для

объяснения того, каким образом фонд внеязыковых знаний используется участниками

коммуникации при формировании содержательной связности (когерентности) текста.

Собственно говоря, в лингвистической семантике под пресуппозицией понимается

«компонент смысла предложения, который должен быть истинным для того, чтобы

предложение не воспринималось как семантически аномальное или неуместное в данном

контексте» (Лингвистический энциклопедический словарь 1990: 396). В современной

лингвистике текста принято более широкое понятие пресуппозиции, чем в лингвистической

семантике.

Свои коммуникативные намерения говорящий субъект реализует, находясь в

конкретных коммуникативных условиях. При этом он учитывает предполагаемую

коммуникативную компетенцию и меру осведомленности реципиента о предмете и

обстоятельствах речи. Такие предположения говорящего относительно фонда языковых и

неязыковых знаний слушающего называются пресуппозициями. Пресуппозиции — это

компонент общих знаний говорящего и слушающего (Kleine EnzyklopSdie Deutsche Sprache

1983: 219).

Обычно различают два типа пресуппозиций: ситуативные (gebrauchsgebundene) и

языковые (zeichengebundene).2

Ситуативные пресуппозиции связаны прежде всего с человеческим знанием о

типовых ситуациях общения, происходящего, как известно, в материальной и духовной сфе-

рах, в предметной и интеллектуальной коммуникации. Давайте представим себе ситуацию

беседы двух подруг, одна из которых (Мария) пришла в гости к другой (Анне). Анна, будучи

хозяйкой и готовя нехитрое угощение на кухне, беседует с подругой через открытую дверь

1 Наряду с понятием языковых знаний в лингвистике используется также понятие «языкового сознания»,

введенное В. Гумбольдтом. В рамках изучения языковой картины мира языковое сознание рассматривается

современными авторами как система видения, форма отражения действительного мира посредством языка (см.

(Леонтьев 1988: 105-106; Ростова 1999: 176)).

2 Данная классификация представлена в работе (Linke, Nttssbaumer, Port-mann 1994: 231-235).

кухни. В этой ситуации возможно следующее высказывание: (5ба) Анна: Я закрою на

минуточку дверь. У меня молоко убежало. Установление содержательной взаимосвязи

между двумя фразами примера (56а) основывается на следующей примерной цепи

рассуждений (что человек проделывает без особого труда): (56Ь) Когда «убегает» (т. е.

подгорает) молоко, в кухне распространяется сильный и неприятный запах. Обычно люди

стараются избежать распространения запаха подгоревшего молока по всей квартире. Для

этой цели на время закрывают дверь в кухню и открывают форточку. Именно такие, не

содержащиеся в языковых единицах, но предполагаемые текстом общие знания участников

коммуникации, полученные в процессе жизни и повседневного общения, называются

ситуативными (или прагматическими) пресуппозициями.

Во всех случаях общения партнеры ориентируются не только на свои языковые

знания, но также на общий опыт, общие оценки, общие знания об устройстве жизни и т. п.

Как правило, эти сведения представлены в тексте в виде импликации. Они вербализуются

только в том случае, если у партнера возникают проблемы с правильной интерпретацией

высказывания.

Языковые пресуппозиции, в свою очередь, делятся на референциальные (referentielle)

и семантические (semanti-sche).

Референциалъные пресуппозиции обусловлены самой формой языкового выражения

и большей частью могут быть отнесены к уровню предложения. Классическим примером

таких пресуппозиций могут быть предложения типа Король Франции лыс. Предполагается,

что при «нормальном» произнесении этого предложения, в нем содержится утверждение о

том, что существует король Франции. Такие пресуппозиции иногда называются также

экзистенциальными.

Семантические пресуппозиции связаны с семантикой отдельных слов и выражений. В

данном случае речь идет о своего рода прямо не называемого, но подразумеваемого

значения. (57) Антону удалось достать билеты на концерт Элтона Джона. В примере (57)

семантика глагола «удалось» включает в себя сему «приложить усилия», что влечет за собой

дополнительные, «скрытые» компоненты содержания. Иногда языковые пресуппозиции

выступают в роли так называемой скрытой рекурренции (скрытого повтора) и тем самым

способствуют установлению содержательной взаимосвязанности текста. Например: (58)

Спортсмен снова активно включился в игру. Пауза явно пошла ему на пользу. Семантика

слова «снова» предполагает предшествующий перерыв, поэтому слово «пауза» оказывается

весьма уместным в следующем предложении. Два предложения оказываются связанными

дополнительными (неграмматическими) средствами.

Пресуппозиции нередко оказываются средством создания комического эффекта в

тексте. Рассмотрим, например, следующий анекдот: (59) Сидят Лиса, Волк и Медведь,

играют в карты. Волк говорит: — Кто будет мухлеватъ, тот получит по рыжей морде.

Разговорный глагол «мухлевать» обозначает «ловчить, мошенничать, обманывать».

Известно, что обман в карточной игре считается одним из наиболее тяжких проступков, за

который полагается немедленное наказание. Наши знания о животных и знакомство с

русской словесной традицией подсказывают нам следующие типичные характеристики трех

персонажей: лиса — рыжая и хитрая, волк — серый и кровожадный, медведь — бурый и

сильный. Семантика глагола «мухлевать» и атрибута «рыжая» (морда) в сочетании с

нашими знаниями о мире однозначно указывают на лису как объект предупреждения волка.

Таким образом, прямой смысл волчьей фразы заключается в следующем: «Если ты, Лиса,

будешь мошенничать в игре, то получишь взбучку».

Однако анекдот — это особый жанр словесного творчества, которому не свойственна

примитивная смысловая прямолинейность. Для анекдота характерно неожиданное соедине-

ние казалось бы несоединимых вещей. Так происходит и в примере (59). Реплика Волка

представляет собой сложное «предложение с неориентированной относительной связью»

(Краткая русская грамматика 1989: 548). В предложениях с таким видом связи совмещаются

значения неопределенности, обобщенности и условности (там же: 549-550). Именно этот

случай имеет место в рассматриваемом анекдоте. Нормально такие предложения должны

иметь вид: «Кто будет мухлевать, тот получит по морде», т. е. данное правило относится ко

всем участникам игры в равной степени. Но в нашем примере обобщенный образ

гипотетического нарушителя, представленный в придаточной части, неожиданно обретает

реальные черты в главной части предложения. Возникает своеобразный «эффект обманутого

ожидания». При этом путь от гипотезы к ее разрешению идет через догадку, иницииро-

ванную обозначением только одного семантического признака лица, о котором идет речь.

Этот контраст между обобщенной перспективой первой части реплики и полной

определенностью второй части производит комический эффект.

Предпосылки — Лингвистика — Oxford Bibliographies

Введение

Пресуппозиция в широком понимании — это тип вывода, связанный с произнесением предложений на естественном языке. Пресуппозиционные умозаключения отличаются от других видов умозаключений, особенно от заключений по предмету (также известного как утвердительное содержание), тем, что они обычно передают фоновую, неоспоримую информацию относительно контекста высказывания. Например, произнесение «Джон забыл позвонить Мэри» обычно подразумевает предположение о том, что Джон должен был называть Мэри.Интуитивно ясно, что это не главное, о чем говорящий хочет донести своим высказыванием. Скорее, спорное содержание состоит в том, что Джон не звонил Мэри (несмотря на то, что он должен был звонить). Как правило, предположительные выводы высказывания уже известны как истинные и принимаются участниками разговора, или, по крайней мере, говорящий так предполагает, когда произносится высказывание. Одно предостережение заключается в том, что в некоторых случаях исходные предположения могут передавать новую информацию, хотя, возможно, они являются скорее исключением, чем правилом.Такое исключительное поведение пресуппозиции обычно называют «аккомодацией» и рассматривают как важную тему прагматики пресуппозиции. Обратите внимание, что в прагматическом смысле слова пресуппозиции включают в себя все виды допущений, которые говорящий делает при произнесении предложения. В приведенном выше примере, например, также предполагается, что слушатель понимает английский язык. Наряду с этим прагматическим смыслом термина в литературе принято говорить о пресуппозициях как о части обычных семантических свойств предложений.Чтобы четко различать эти два использования термина, первое часто называют «прагматической предпосылкой», а второе — «семантической предпосылкой». Прагматические и семантические предположения тесно связаны в том смысле, что произнесение предложения, имеющего семантическую предпосылку, связано с прагматической предпосылкой о семантической предпосылке, в то время как прагматическая предпосылка не обязательно проистекает из семантической предпосылки. Например, все предложения формы «Субъект забыл VP» порождают прагматическую предпосылку «Субъект должен был или требовался для VP».Разумно предположить, что эта прагматическая предпосылка возникает из-за использования слова «забыл» и анализа слова «забыл» как имеющего определенную семантическую предпосылку как часть своего значения. С другой стороны, прагматическое предположение о том, что слушатели понимают английский язык, не связано с семантикой выражений, используемых в этом предложении. Признание семантических предпосылок приводит к ряду теоретических вопросов: как семантическая предпосылка приводит к прагматической предпосылке? Что именно представляют собой семантические предпосылки и как они должны быть представлены? Какие выражения (слова или конструкции) имеют какие семантические предпосылки и почему? Как семантические предпосылки предложений вычисляются в композиционной семантике? Другими словами, этот последний вопрос имеет отношение к тому, как семантические предпосылки взаимодействуют с другими словами и фразами, особенно с логическими операторами.Например, рассмотрим высказывание отрицания предыдущего предложения; то есть «Джон не забыл позвонить Мэри». Примечательно, что произнесение этого предложения имеет тот же пресуппозиционный вывод, что и высказывание его положительного аналога. В более общем смысле, предположения не опровергаются словом «не». Такое поведение семантических предпосылок при различных логических операторах называется «проекцией»; проекция семантических предпосылок занимает особое место в формальной лингвистической литературе.

Общие обзоры

Существует несколько доступных обзорных статей о предположениях, таких как Horn 1997, Simons 2006 и Beaver and Geurts 2007. Chierchia and McConnell-Ginet 2000 — это общий вводный учебник по семантике естественного языка, в котором много страниц отводится пресуппозиции. Beaver 2001 и Kadmon 2001 содержат главы, которые служат всесторонним введением в проблему проекции пресуппозиций и основных теоретических взглядов. Более технические обзоры включают Soames 1989, который предлагает подробное изложение области до этого момента, и Horn 1989, который дает взгляд с высоты птичьего полета на историю пресуппозиции в философской традиции от Аристотеля до П.Ф. Стросон.

  • Бивер Д. И. 2001. Пресуппозиция и утверждение в динамической семантике . Исследования в области логики, языка и информации. Стэнфорд, Калифорния: CSLI.

    Часть 1 этой книги — это не только хорошее введение в тему пресуппозиции, но также исчерпывающий и технически подробный обзор ряда теоретических основ с критическим анализом каждой из них.

  • Beaver, D. I., and B. Geurts. 2007. Пресуппозиция.В Стэнфордская энциклопедия философии . Под редакцией Эдуарда Н. Залта. Стэнфорд, Калифорния: Stanford Univ.

    Обзорная статья двух самых известных исследователей в этой области. В нем кратко изложены основные теоретические взгляды, а также обсуждаются отдельные исследовательские проблемы, которые активно исследуются в литературе начала XXI века.

  • Chierchia, G., and S. McConnell-Ginet. 2000. Значение и грамматика: Введение в семантику .2-е изд. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Один из стандартных учебников по семантике естественного языка. Среди многих других тем он содержит доступное, но подробное обсуждение различных аспектов предпосылок.

  • Хорн, Л. Р. 1989. Естественная история отрицания . Стэнфорд, Калифорния: CSLI.

    Глава 2 (стр. 97–153) этого объемного труда представляет собой уникальный обзор взглядов выдающихся философов на пресуппозицию.

  • Рог, Л.Р. 1997. Пресуппозиция и импликатура. В г. Справочник по современной семантической теории . Под редакцией С. Лаппина, 299–320. Справочники Блэквелла по лингвистике. Оксфорд: Блэквелл.

    DOI: 10.1111 / b.9780631207498.1997.00014.x

    Первая половина этой обзорной статьи представляет собой краткое изложение основных теоретических взглядов на пресуппозицию в философской и формальной семантической литературе.

  • Кадмон, Н. 2001. Формальная прагматика: семантика, прагматика, пресуппозиция и фокус .Мальден, Массачусетс: Блэквелл.

    Часть 2 этого вводного учебника по формальной прагматике целиком посвящена проблеме проекции пресуппозиций. Это доступное и технически сложное введение в тему.

  • Саймонс, М. 2006. Основные проблемы в предположении. Философский компас 1.4: 357–372.

    DOI: 10.1111 / j.1747-9991.2006.00028.x

    В этой краткой обзорной статье представлены некоторые из текущих теоретических вопросов, касающихся пресуппозиции, и основные теоретические взгляды.

  • Сомс, С. 1989. Пресуппозиция. В Темы по философии языка . Vol. 4 из Справочник по философской логике . Под редакцией Д. Габбая и Ф. Гентнера, 553–616. Библиотека Synthese 167. Дордрехт, Нидерланды: Reidel.

    DOI: 10.1007 / 978-94-009-1171-0

    В этой статье в справочнике очень подробно рассматриваются как эмпирические, так и теоретические вопросы пресуппозиции, в первую очередь с точки зрения философа. Его подробные обсуждения ранних взглядов на исходные предположения уникальны.Последний раздел содержит важные обсуждения динамической семантики Ирен Хейм.

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Диалоговые предпосылки: пресуппозиция как оспоримый вывод

В этой статье я попытаюсь поддержать общепризнанно спорное утверждение о том, что предположения обычно являются опровержимыми выводами, взяв пример Левинсона, Стивена К.1983. Прагматика . Кембридж: КУБОК, Саймонс, Мэнди. 2013. На разговорной основе некоторых предположений. В А. Капоне, Ф. Ло Пипаро и М. Карапецца (редакторы), Перспективы лингвистической прагматики , 329–348. Дордрехт: Спрингер, Маканьо, Фабрицио и Алессандро, Капоне. 2016a. Пресуппозиции как отменяемые выводы. В K. Allan, A. Capone, I. Kecskes & Springer Dordrecht (ред.), 45–68; Маканьо, Фабрицио и Алессандро. Капоне. 2016b. Необычная земля. Межкультурная прагматика 13 (2).51–180. Попутно я еще раз оправдаю некоторые претензии, которые мы сделали в отношении Маканьо, Фабрицио и Алессандро. Капоне. 2016a. Пресуппозиции как отменяемые выводы. В K. Allan, A. Capone, I. Kecskes & Springer Dordrecht (ред.), 45–68; Маканьо, Фабрицио и Алессандро. Капоне. 2016b. Необычная земля. Межкультурная прагматика 13 (2). 51–180. Я также сделаю дальнейшую попытку пояснить эти понятия более ясно. Наиболее важно то, что я буду использовать различие между потенциальных и фактических пресуппозиций, различие, которое может быть аналогично различию между потенциальными и фактическими импликатурами разговора (см. Levinson, Stephen C.2000. Предполагаемые значения. Теория обобщенной речевой импликатуры . Кембридж, Массачусетс: MIT Press; Левинсон, Стивен С. 1983. Pragmatics . Кембридж: КУБОК; Хуанг, Ян. 1994. Синтаксис и прагматика анафоры. Исследование с особым акцентом на китайский . Кембридж: КУБОК .; Хуанг, Ян. 2014. Прагматика . Оксфорд: ОУП.). Левинсон, Стивен С. 1983. Pragmatics . Кембридж: КУБОК. понимает это различие и предполагает, что оно важно, но, на мой взгляд, он недостаточно извлекает из этого выгоду, как я хочу сделать в этой статье.Кроме того, терминология, которую он использует, не совсем соответствует этим терминам, но я думаю, что было бы разумно заимствовать различие из теории обобщенных речевых импликатур, учитывая, что это Атлас, Джей. 2004. Пресуппозиция. В L.R. Хорн и Г. Уорд (редакторы), Справочник по прагматике . Оксфорд: Блэквелл и Левинсон, Стивен К. 1983. Pragmatics . Кембридж: КУБОК. Скажем, существует множество точек соприкосновения между импликатурами разговора и предположениями разговора.

Ссылки

Abbott, Barbara. 2000. Пресуппозиции как неутверждения. Journal of Pragmatics 32. 1419–1437.10.1016 / S0378-2166 (99) 00108-3 Искать в Google Scholar

Andreasen, N.C. & W.M. Роща. 1986. Мысль, язык и общение при шизофрении: Диагностика и прогноз. Бюллетень по шизофрении 12 (3). 348–359.10.1093 / schbul / 12.3.348 Искать в Google Scholar

Ашер, Николас. 2000. События, факты, предположения и эволюционная анафора.В Джеймсе Хиггинботэме, Фабио Пианези и Акилле Варци (ред.), Говоря о событиях , 123–150. Оксфорд: ОУП. Искать в Google Scholar

Atlas, Jay. 2004. Пресуппозиция. В L.R. Хорн и Г. Уорд (ред.), Справочник по прагматике . Оксфорд: Блэквелл. Ищите в Google Scholar

Atlas, Jay & Stephen C. Levinson. 1981. Это расщелины, информативность и логическая форма. В Питере Коуле (ред.), Радикальная прагматика , 1–51. Нью-Йорк: Academic Press.Искать в Google Scholar

Bach, Kent. 1994. Разговорный подтекст. Разум и язык 9. 124–162.10.1111 / j.1468-0017.1994.tb00220.x Поиск в Google Scholar

Бах, Кент. 2001. Семантически говоря. В Иштване Кенесеи и Роберте М. Харнише (ред.), Перспективы семантики, прагматики и дискурса. Праздничный сборник для Ференца Кифера , 146–170. Амстердам: Джон Бенджаминс. Искать в Google Scholar

Barbara, Abbott. 2008. Пресуппозиции как точки соприкосновения. Языкознание и философия 21. 523–538. Искать в Google Scholar

Burton-Roberts, Noel. 2005. Робин Карстон о семантике, прагматике и «кодировании». Journal of Linguistics 41. 389–407.10.1017 / S0022226705003300 Искать в Google Scholar

Капоне, Алессандро. 1998. Модальность и дискурс. Кандидатская диссертация, Оксфордский университет. Искать в Google Scholar

Capone, Alessandro. 2000. Дилеммы и волнения: эссе о модальности, клитике и дискурсе .Мессина: Армандо Сицилиано. Искать в Google Scholar

Capone, Alessandro. 2003. О круге Грайса (дальнейшие размышления о семантике / прагматике). РАСК: Международный журнал языка и коммуникации 19. 3–32. Искать в Google Scholar

Capone, Alessandro. 2006. О кружке Грайса (теоретико-внутренняя проблема лингвистических теорий типа Грайса). Journal of Pragmatics 38. 645–669.10.1016 / j.pragma.2006.02.005 Искать в Google Scholar

Капоне, Алессандро.2009. Можно ли аннулировать экспликатуры? К теории интенциональности говорящего. Межкультурная прагматика 6 (1). 55–88. Искать в Google Scholar

Capone, Alessandro. 2010. О социальной практике косвенных отчетов. Прагматический журнал 42 (2). 377–391.10.1016 / j.pragma.2009.06.013 Искать в Google Scholar

Капоне, Алессандро. 2013a. Прагматика цитат, экспликатур и модульности мышления. Прагматика и общество 4 (3). 259–284.10.1075 / ps.4.3.01cap Искать в Google Scholar

Капоне, Алессандро. 2013b. Роль прагматики в реконструкции рационального законодателя. Прагматика и познание 21 (2). 399–414.10.1075 / pc.21.2.08cap Искать в Google Scholar

Капоне, Алессандро. 2013c. Прагматика местоименной клитики и пропозициональных установок. Межкультурная прагматика 10 (3). 459–485. Искать в Google Scholar

Capone, Alessandro. 2013г. Экспликатуры НЕ аннулируются.В А. Капоне, Ф. Ло Пипаро и М. Карапецца (ред.), Перспективы лингвистической прагматики , 131–151. Чам: Спрингер. Искать в Google Scholar

Capone, Alessandro. 2016. Прагматика косвенных отчетов. Социально-философские соображения . Дордрехт: Спрингер. Искать в Google Scholar

Capone, Alessandro. 2017. Пресуппозиции как разговорные явления. Lingua. https://doi.org/10.1016/j.lingua.2017.06.014 Поиск в Google Scholar

Cappelen, Herman & Ernie.Лепор. 1997. Разновидности цитаты. Разум 106 (423). 429–450.10.1093 / mind / 106.423.429 Искать в Google Scholar

Карстон, Робин. 2002. Мысль и высказывания: прагматика явного общения . Оксфорд: Блэквелл. Ищите в Google Scholar

Cutting, J. 1989. Psicologia dell schizophrenia . Турин: Боллати Борингьери. Искать в Google Scholar

Gazdar, Gerald. 1979. Pragmatics . Нью-Йорк: Academic Press.Искать в Google Scholar

Goffman, Erving. 1981. Формы разговора . Филадельфия: Пенсильванский университет Press. Искать в Google Scholar

Goodwin, Charles. 2007. Интерактивная подножка. В Элизабет Холт и Ребекка Клифт (ред.), 16-46 в Reporting Talk: Reported Speech in Interaction . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Искать в Google Scholar

Grice, Herbert Paul. 1989. Этюды на пути слов . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.Ищите в Google Scholar

Haugh, Michael. 2014. Im / вежливость импликатур . Берлин / Нью-Йорк: Мутон Де Грюйтер. Искать в Google Scholar

Heim, Irene. 1992. Проекция пресуппозиции и семантика глаголов отношения. Журнал семантики 9. 183–221.10.1093 / jos / 9.3.183 Поиск в Google Scholar

Хуанг, Ян. 1994. Синтаксис и прагматика анафоры. Исследование с особым акцентом на китайский . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.Искать в Google Scholar

Huang, Yan. 2014. Прагматика . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. Искать в Google Scholar

Jaszczolt, Kasia. 1999. Дискурс, верования и намерения . Оксфорд: Эльзевир. Искать в Google Scholar

Jaszczolt, Kasia. 2005. Семантика по умолчанию: основы композиционной теории актов коммуникации . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. Искать в Google Scholar

Jaszczolt, Kasia. 2016. Смысл в языковом взаимодействии: семантика, метасемантика, философия языка .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. Ищите в Google Scholar

Kempson, Ruth. 1975. Пресуппозиция и разграничение семантики . Кембридж: Кембридж. Искать в Google Scholar

Kennedy, Christopher. 2002. Nigger: Странная карьера назойливого слова . Нью-Йорк: Винтаж. Искать в Google Scholar

Levinson, Stephen C. 1983. Pragmatics . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Искать в Google Scholar

Levinson, Stephen C.2000. Предполагаемые значения. Теория обобщенной речевой импликатуры . Кембридж, Массачусетс: MIT Press. Искать в Google Scholar

Lewis, David. 1979. Счет в языковой игре. Журнал философской логики 8. 339–359. Ищите в Google Scholar

Macagno, Fabrizio & Alessandro. Капоне. 2016a. Пресуппозиции как отменяемые выводы. В К. Аллан, А. Капоне, И. Кечскес (ред.), Прагмемы и теории использования языка , 45–68.Дордрехт: поиск Springer в Google Scholar

Macagno, Fabrizio & Alessandro. Капоне. 2016b. Необычная земля. Межкультурная прагматика 13 (2). 51–180. Искать в Google Scholar

Saka, Paul. 1998. Цитата и различие между употреблением и упоминанием. Разум 107 (425). 113–135.10.1093 / mind / 107.425.113 Искать в Google Scholar

Саймонс, Мэнди. 2013. На разговорной основе некоторых предположений. В А. Капоне, Ф. Ло Пипаро и М. Карапецца (ред.), Перспективы лингвистической прагматики , 329–348. Дордрехт: Спрингер. Искать в Google Scholar

Stalnaker, R. 2008. Ответ Abbott о предпосылках и общих основаниях. Лингвистика и философия 31. 539–544.10.1007 / s10988-008-9047-9 Искать в Google Scholar

Стальнакер, Роберт. 1974. Прагматические предпосылки. В К. Муньитц и П. Унгер (ред.), Семантика и философия . Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета. Искать в Google Scholar

Stalnaker, Robert.1999. Контекст и содержание. Очерки интенциональности в речи и мышлении . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. Искать в Google Scholar

Strawson, Peter. 1993. Личное общение. Искать в Google Scholar

van der Sandt, Rob. 2012. Пресуппозиция и аккомодация в дискурсе. В К. Аллан и К. Ящолт (ред.), Кембриджский справочник по прагматике, , 329–350. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Искать в Google Scholar

Wilson, Deirdre.1975. Пресуппозиция и условная семантика неистины . Нью-Йорк: Academic Press. Искать в Google Scholar

Недоразумения. Предположения и предположения при консультациях врача и пациента по поводу хронической помощи

Прагматическая предпосылка анализируется как основанная на неявном процессе рассуждений, основанном на наборе предположений, которые могут определять культурные различия. Основное условие для предположения предложения представлено как критерий рассуждения, а именно разумность.Предположения, согласно этой точке зрения, должны быть разумными, а именно они должны быть разумными выводами из основного презумптивного рассуждения, которое не содержит или не может содержать противоречий с другими предположениями. Предположения, в свою очередь, анализируются с учетом их природы и иерархии, а именно их предмета и их возможной контекстной поддержки, что исключает некоторые из их возможных дефолтов. Этот анализ пресуппозиции выявляет взаимосвязь между недопониманием, происходящим из неудач пресуппозиций, и лежащей в основе системой презумпций.Этот подход применяется к исследованию коммуникативных проблем в медицинском контексте, а точнее — к общению между врачом и пациентом в случаях диабета.

Ссылки

Abusch, Dorit. 2002. Лексические альтернативы как источник прагматических предпосылок. В Брендане Джексоне (ред.), Proceedings of SALT (Vol. 12) , 1–19. Итака: CLC. DOI: 10.3765 / salt.v0i0.2867. Искать в Google Scholar

Allan, Keith. 2013. Что общего? В Алессандро Капоне, Франко Ло Пипаро и Марко Карапецца (ред.), Перспективы прагматики, философии и психологии Том 2 , 285–310. Чам: Спрингер. DOI: 10.1007 / 978-3-319-01014-4_11. Ищите в Google Scholar

Angelelli, Claudia. 2004. Медицинский устный перевод и межкультурное общение . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Ищите в Google Scholar

Anscombre, Jean-Claude & Oswald Ducrot. 1977 г. Deux mais en français? Lingua 43 (1). 23–40. DOI: 10.1016 / 0024–3841 (77) –8. Искать в Google Scholar

Asher, Nicholas & Alex Lascarides.1998. Семантика и прагматика пресуппозиции. Журнал семантики 15 (3). 239–300. DOI: 10.1093 / JOS / 15.3.239. Ищите в Google Scholar

Atlas, Jay David. 2008. Пресуппозиция. В Лоуренс Хорн и Грегори Уорд (ред.), Справочник по прагматике, , 29–52. Оксфорд: Blackwell Publishing Ltd. DOI: 10.1002 / 9780470756959.ch3. Ищите в Google Scholar

Atlas, Джей Дэвид и Стивен Левинсон. 1981. Оно-расщелины, информативность и логическая форма: Радикальная прагматика (новая редакция стандарта).В Питере Коуле (ред.), Радикальная прагматика , 1–62. Нью-Йорк: Academic Press. Искать в Google Scholar

Austin, John Langshaw. 1962. Как делать со словами . Оксфорд: издательство Оксфордского университета. Искать в Google Scholar

Bach, Kent. 1999. Миф об условной импликатуре. Языкознание и философия 22. 237–366. Искать в Google Scholar

Bigi, Sarah. 2011. Убедительная роль этоса во взаимодействии врача и пациента. Связь и медицина , т.8, 67–75. DOI: 10.1558 / cam.v8i1.67. Искать в Google Scholar

Bigi, Sarah. 2014a. Ключевые компоненты эффективной совместной постановки целей при оказании помощи при хронических заболеваниях. Связь и медицина 11 (21). 1–13. DOI: 10.1558 / cam.v11i2.21600. Искать в Google Scholar

Bigi, Sarah. 2014b. Здоровое обоснование: роль эффективных аргументов в повышении способности пожилых пациентов к самоуправлению при лечении хронических заболеваний. В книге Джованни Рива, Паоло Аджмоне Марсана и Клаудио Грасси (ред.), Активное старение и здоровый образ жизни: подход к исследованиям и инновациям, ориентированный на человека, как источник качества жизни , 193–203. Амстердам: IOS Press. Искать в Google Scholar

Bigi, Sarah. 2016. Общение с заботой. Лингвистический подход к изучению взаимодействия в учреждениях помощи хроническим больным . Амстердам: IOS Press. Ищите в Google Scholar

Boyd, Elizabeth & John Heritage. 2006. Изучение истории: допрос во время всестороннего сбора анамнеза.В John Heritage & Douglas Maynard (eds.), Коммуникация во взаимодействии в сфере оказания медицинской помощи между врачами первичного звена и пациентами , 151–184. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10,1017 / cbo9780511607172.008. Ищите в Google Scholar

Brennan, Patricia & Indiana Strombom. 1998. Улучшение здравоохранения путем понимания предпочтений пациентов: роль компьютерных технологий. Журнал Американской ассоциации медицинской информатики: JAMIA 5 (3). 257–62.DOI: 10.1136 / jamia.1998.0050257. Искать в Google Scholar

Burton-Roberts, Noel. 1989. О дилемме Хорна: пресуппозиция и отрицание. Журнал лингвистики 25. 95–125. DOI: 10.1017 / S0022226700012111. Искать в Google Scholar

Capone, Alessandro. 2012. Косвенные отчеты как языковые игры. Прагматика и познание 20 (3). 593–613. DOI: 10.1075 / pc.20.3.07cap. http://www.jbe-platform.com/content/journals/10.1075/pc.20.3.07cap. Искать в Google Scholar

Capone, Alessandro.2013. Прагматика косвенных сообщений и невнимательности. В Алессандро Капоне, Франко Ло Пипаро и Марко Карапецца (ред.), Перспективы лингвистической прагматики , 153–183. Гейдельберг: Springer. DOI: 10.1007 / 978-3-319-01014-4_6. Искать в Google Scholar

Chewning, Betty, Carma L. Bylund, Bupendra Shah, Neeraj K. Arora, Jennifer A. Gueguen и Gregory Makoul. 2012. Предпочтения пациентов в отношении общих решений: систематический обзор. Обучение и консультирование пациентов 86 (1).9–18. DOI: 10.1016 / j.pec.2011.02.004. Искать в Google Scholar

Coleman, Dorothy. 2001. Вероятность Бэкона и теория свидетельства Юма. Юм изучает 27 (2). 195–226. Ищите в Google Scholar

Dascal, Marcelo. 2003. Толкование и понимание . Амстердам: Издательская компания Джона Бенджамина. Искать в Google Scholar

Ducrot, Oswald. 1966. «Le roi de France est sage». Implication logique et Présupposition linguistique. Аппликационные этюды 4.39–47. Искать в Google Scholar

Ducrot, Oswald. 1968. Le structureisme en linguistique. Освальд Дюкро и Цветан Тодоров (ред.), Qu’est-ce que le структурализм? , 13–96. Париж: Сеуил. Искать в Google Scholar

Ducrot, Oswald. 1972a. Тяжелая жизнь . Пэрис: Германн. Искать в Google Scholar

Ducrot, Oswald. 1972b. De Saussure à la Философия языка. В книге Джона Сирла (ред.), Les actes de langage , 7–34. Пэрис: Германн.Ищите в Google Scholar

Elwyn, Glyn & Talya Miron-Shatz. 2010. Обсуждение, прежде чем принять решение: определение и оценка правильного принятия решений. Ожидаемое здоровье 13 (2). 139–147. DOI: 10.1111 / j.1369-7625.2009.00572.x. Ищите в Google Scholar

Epstein, Ronald & Robert Gramling. 2012. Что общего в совместном принятии решений? Сложные решения, когда доказательства неясны. Медицинские исследования и обзор 70 (1). 94–112. DOI: 10.1177/1077558712459216. Ищите в Google Scholar

Ferguson, Warren & Lucy Candib. 2002. Культура, язык и отношения между врачом и пациентом. Семейная медицина 34 (5). 53–61. Искать в Google Scholar

Fintel, Kai von. 2008. Что такое аккомодация пресуппозиции? Философские перспективы 22 (1). 137–170. DOI: 10.1111 / j.1520-8583.2008.00144.x. Искать в Google Scholar

Flores, Glenn. 2000. Культура и отношения пациента и врача: достижение культурной компетентности в области здравоохранения. Журнал педиатрии 136 (1). 14–23. http://dx.doi.org/10.1016/S0022-3476(00)

  • -X. Ищите в Google Scholar

    Giora, Rachel. 2003. В нашем уме: значимость, контекст и образный язык . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. Искать в Google Scholar

    Green, Georgia. 1996. Прагматика и понимание естественного смысла . Нью-Йорк: Эрльбаум. Искать в Google Scholar

    Grice, Paul. 1975. Логика и разговор. В Питере Коуле и Джерри Моргане (ред.), Синтаксис и семантика 3: Речевые акты , 41–58. Нью-Йорк: Academic Press. Искать в Google Scholar

    Hamblin, Charles Leonard. 1970. Заблуждения . Лондон: Метуэн. Искать в Google Scholar

    Ifantidou, Elly. 2001. Доказательства и релевантность . Амстердам: Издательская компания Джона Бенджамина. Искать в Google Scholar

    Karttunen, Lauri. 1973. Предпосылки сложных предложений. Лингвистический справочник 4 (2). 169–193. Искать в Google Scholar

    Kecskes, Istvan.2008. Дуэльные контексты: динамическая модель значения. Прагматический журнал 40 (3). 385–406. DOI: 10.1016 / j.pragma.2007.12.004. Искать в Google Scholar

    Kecskes, Istvan. 2015. Внутрикультурная коммуникация и межкультурная коммуникация: они разные? Международный обзор прагматики 7. 171–194. DOI: 10.1163 / 18773109-00702002. Ищите в Google Scholar

    Kecskes, Istvan & Fenghui Zhang. 2009. Активизация, поиск и создание точки соприкосновения: социально-когнитивный подход. Прагматика и познание 17 (2). 331–355. DOI: 10.1075 / pc.17.2.06kec. Ищите в Google Scholar

    Kecskes, Istvan & Fenghui Zhang. 2013. О динамических отношениях между общим основанием и предположением. В Алессандро Капоне, Франко Ло Пипаро и Марко Карапецца (ред.), Перспективы лингвистической прагматики, перспективы в прагматике, философии и психологии 2 , 375–395. Чам: Спрингер. DOI: 10.1007 / 978-3-319-01014-4_15. Искать в Google Scholar

    Кинан, Эдвард.1973. Пресуппозиция в естественной логике. (Ред.) Шервуд Дж. Б. Сагден. Монист 57 (3). 344–370. DOI: 10.5840 / monist197357314. Ищите в Google Scholar

    Kempson, Ruth. 1975. Пресуппозиция и разграничение семантики . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Искать в Google Scholar

    Киссин Михаил. 2012. Предложения, высказывания и речевые акты. В Кейт Аллан и Касия Ящолт (ред.), Кембриджский справочник по прагматике , 169–190.Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / cbo97811353.010. Искать в Google Scholar

    Krabbe, Erik. 2003. Метадиалоги. Франс ван Эмерен, Энтони Блэр, Чарльз Уиллард и Франциска Снок Хенкеманс (ред.), Любой, у кого есть точка зрения , 83–90. Амстердам: Springer. DOI: 10.1007 / 978-94-007-1078-8_7. Искать в Google Scholar

    Levin, Samuel. 1977. Семантика метафоры . Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса. Искать в Google Scholar

    Levinson, Stephen.1983. Прагматика . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Искать в Google Scholar

    Levinson, Stephen. 2000. Предполагаемые значения: теория обобщенной речевой импликатуры . Кембридж, Массачусетс: MIT Press. Искать в Google Scholar

    Lewis, David. 1979. Счет в языковой игре. Журнал философской логики 8 (1). 339–359. DOI: 10.1007 / BF00258436. Искать в Google Scholar

    Macagno, Fabrizio. 2011. Презумпции значения: Гамблин и двусмысленность. Неформальная логика 31 (4). 367–393. Искать в Google Scholar

    Macagno, Fabrizio. 2012. Реконструкция и оценка условий значимости: аргументативный подход к пресуппозиции. В Энрике Рибейро (ред.), Внутренние аргументы: логика и исследование аргументации , 247–268. Ньюкасл-апон-Тайн: Издательство Кембриджских ученых. Искать в Google Scholar

    Macagno, Fabrizio. 2015. Пресуппозиция как аргументативное рассуждение. В Алессандро Капоне и Джейкобе Мей (ред.), Междисциплинарные исследования в области прагматики, культуры и общества , 465–487. Чам: Спрингер. DOI: 10.1007 / 978-3-319-12616-6_18. Ищите в Google Scholar

    Macagno, Fabrizio & Sarah Bigi. 2017. Анализ прагматической структуры диалогов. Исследования дискурса 19 (3). Ищите в Google Scholar

    Macagno, Fabrizio & Alessandro Capone. 2016a. Необычная земля. Межкультурная прагматика 13 (2). 151–180. DOI: 10.1515 / IP-2016-0007. Ищите в Google Scholar

    Macagno, Fabrizio & Alessandro Capone.2016b. Споры о толковании, объяснения и аргументированные аргументы. Аргументация 30 (4). 399–422. DOI: 10.1007 / s10503-015-9347-5. Ищите в Google Scholar

    Macagno, Fabrizio & Aikaterini Konstantinidou. 2013. Что могут сказать нам аргументы студентов: Использование схем аргументации в естественнонаучном образовании. Аргументация 27 (3). 225–243. DOI: 10.1007 / s10503-012-9284-5. Ищите в Google Scholar

    Macagno, Fabrizio & Douglas Walton. 2014. Эмоциональный язык в аргументации .Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. Искать в Google Scholar

    Moeschler, Jacques. 2013. Возможна ли прагматика, основанная на спикере? Или как слушатель может сделать вывод о приверженности говорящего? Прагматический журнал 48 (1). 84–97. DOI: 10.1016 / j.pragma.2012.11.019. Искать в Google Scholar

    Naess, Arne. 1966. Связь и аргументы . Лондон: Allen & Unwin LTD. Искать в Google Scholar

    Rescher, Nicholas. 2006. Презумпция и практики предварительного познания .Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Ищите в Google Scholar

    Roberts, Celia & Srikant Sarangi. 2005. Тематически ориентированный дискурсивный анализ медицинских встреч. Медицинское образование 39 (6). 632–640. DOI: 10.1111 / j.1365-2929.2005.02171.x. Искать в Google Scholar

    Робинсон, Джеффри. 2006. Выявление проблем с пациентами. В издании John Heritage & Douglas Maynard (ред.), Коммуникация в медицинской помощи: Взаимодействие между врачами первичного звена и пациентами , 22–47.Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / cbo9780511607172.004. Ищите в Google Scholar

    Schouten, Barbara & Ludwien Meeuwesen. 2006. Культурные различия в медицинском общении: обзор литературы. Обучение и консультирование пациентов 64 (1). 21–34. DOI: 10.1016 / j.pec.2005.11.014. Ищите в Google Scholar

    Searle, John. 1976. Классификация иллокутивных актов. Язык в обществе 5 (1). 1–23. DOI: 10,1017 / s0047404500006837.Ищите в Google Scholar

    Searle, John & Daniel Vanderveken. 1985. Основы иллокутивной логики . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Искать в Google Scholar

    Simons, Mandy. 2003. Пресуппозиция и аккомодация: понимание сталакерской картины. Философские исследования 112 (3). 251–278. Искать в Google Scholar

    Simons, Mandy. 2006. Пресуппозиция без точек соприкосновения. Неопубликованная рукопись. Искать в Google Scholar

    Soames, Scott.1982. Как предпосылки наследуются: решение проблемы проекции. Лингвистический справочник 13 (3). 483–545. Искать в Google Scholar

    Stalnaker, Robert. 1973. Предположения. Журнал философской логики 2 (4). 447–457. DOI: 10.1007 / bf00262951. Искать в Google Scholar

    Stalnaker, Robert. 1974. Прагматические предпосылки. В Milton Munitz & Peter Unger (ред.), Семантика и философия , 197–214. Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.DOI: 10.1093 / 0198237073.003.0003. Искать в Google Scholar

    Stalnaker, Robert. 1984. Запрос . Кембридж, Массачусетс: MIT Press. Искать в Google Scholar

    Stalnaker, Robert. 1998. О представлении контекста. Журнал логики, языка и информации 7 (1). 3–19. DOI: 10,1023 / А: 1008254815298. Искать в Google Scholar

    Stalnaker, Robert. 2002. Точка соприкосновения. Лингвистика и философия 25. 701–721. DOI: 10,1023 / А: 1020867916902.Искать в Google Scholar

    Strawson, Peter. 1964. Определение референции и истинностных ценностей. Теория 30 (2). 96–118. DOI: 10.1111 / j.1755-2567.1964.tb00404.x. Ищите в Google Scholar

    Street, Richard, Glyn Elwyn & Ronald M. Epstein. 2012. Предпочтения пациентов и результаты лечения: экологическая перспектива. Экспертный обзор фармакоэкономических исследований и результатов исследований 12 (2). 167–180. DOI: 10.1586 / ERP.12.3. Ищите в Google Scholar

    Street, Richard & Paul Haidet.2011. Насколько хорошо врачи знают своих пациентов? Факторы, влияющие на понимание врачом убеждений пациентов в отношении здоровья. Журнал общей внутренней медицины 26 (1). 21–27. DOI: 10.1007 / s11606-010-1453-3. Искать в Google Scholar

    Thomason, Richmond. 1990. Приспособление, значение и импликатура: междисциплинарные основы прагматики. Филип Коэн, Джерри Морган и Марта Поллак (ред.), Намерения в коммуникации , 325–364. Кембридж: MIT Press. Искать в Google Scholar

    Wagner, Edward H., Брайан Т. Остин, Конни Дэвис, Майк Хиндмарш, Джудит Шефер и Эми Бономи. 2001. Улучшение лечения хронических заболеваний: преобразование доказательств в действия. Департамент здравоохранения 20 (6). 64–78. DOI: 10.1377 / hlthaff.20.6.64. Ищите в Google Scholar

    Walton, Douglas. 1996. Схемы аргументации для презумптивного рассуждения . Махва: Издательство Лоуренса Эрлбаума. Ищите в Google Scholar

    Walton, Douglas. 2007. Метадиалоги для разрешения споров о бремени доказательств. Аргументация 21 (3). 291–316. DOI: 10.1007 / s10503-007-9056-9. Ищите в Google Scholar

    Walton, Douglas. 2016. Оценка аргументов и доказательства . Чам: Спрингер. Искать в Google Scholar

    Вайншток, Чарльз, Джон Гуденаф и Ари Кляйн. 2013. Измерение уверенности с помощью вероятностей Бэкона. В: Эвен Денни, Ганеш Пай, Ибрагим Хабли, Тим Келли и Джон Найт (ред.), Труды 1-го международного семинара по случаям обеспечения уверенности для систем с интенсивным программным обеспечением , 7–11.Сан-Франциско: IEEE Press. Искать в Google Scholar

    Wilson, Deirdre. 1975. Пресуппозиция и условная семантика неистины . Лондон: Academic Press. Ищите в Google Scholar

    по прагматике вопросов и семантике ответов

    Абстрактные
    Эта работа исследует интерфейс семантика-прагматика и синтаксис-прагматика вопросительных запросов, уделяя особое внимание влиянию выражений, запускающих пресуппозицию, таких как четные и элементы отрицательной полярности (NPI).Изучая эти случаи, я стремлюсь внести новые эмпирические данные и теоретические выводы, относящиеся к общей проблеме того, как исходные предположения проецируются в среде вопросов. Хотя феномену пресуппозиций уделялось значительное внимание в предыдущей работе, очень мало известно о том, как именно пресуппозиции проецируются в области вопросов. Моя главная цель — установить, какие процессы генерируют пресуппозиции в вопросах, исходя из того, что мы знаем о семантике вопросов и о вкладе выражений, вводящих пресуппозиции в декларативы.Стратегия, которой я придерживаюсь в этом исследовании, состоит в рассмотрении случаев, когда материал пресуппозиции влияет на интерпретацию вопроса способами, выходящими за рамки простого введения пресуппозиции. Даже некоторые NPI (так называемые «минимизаторы») представляют собой богатую и ограниченную площадку для тестирования в этом смысле, поскольку их можно использовать, чтобы сигнализировать о том, что акт допроса должен быть смещен в сторону отрицательного ответа. В этом тезисе утверждается, что это загадочное свойство вопросов с минимизаторами и даже может быть понято как продукт (i) способа, которым пресуппозиции даже проецируются в вопрос и влияют на обозначение вопроса; и (ii) то, как общие прагматические принципы, определяющие, что значит задать вопрос, регулируют то, как полученное обозначение может использоваться говорящими в данном контексте.

    (продолжение) Более конкретно, я показываю, что аномальные свойства предвзятых вопросов с четностью являются продуктом предположений, даже вводимых в их возможные ответы, и удачностью этих ответов в данном контексте. Общий вывод, который позволяет мне сделать этот результат, состоит в том, что теория проекции в вопросах должна сводить свои предположения к условиям ответа на вопрос в контексте. Теория предвзятости и предпосылок вопросов, разработанная в этой диссертации, приводит к ряду интересных выводов, касающихся, с одной стороны, даже и ее вариантов в разных языках, а с другой стороны, семантики и синтаксиса составляющих вопросов.

    Описание
    Диссертация (Ph. D.) — Массачусетский технологический институт, факультет лингвистики и философии, 2003.

    Включает библиографические ссылки (стр. 241-245).

    Отдел
    Массачусетский Институт Технологий. Кафедра лингвистики и философии .; Массачусетский Институт Технологий. Кафедра лингвистики и философии

    Издатель

    Массачусетский технологический институт

    Ключевые слова

    Языкознание и философия.

    Простите меня, ваши предположения показывают

    В 2014 году News to Know освещал множество тем, но, на самом деле, нет ничего нового под солнцем, когда дело доходит до противодействия утверждениям эволюционистов.

    Каждую неделю News to Know содержит статьи о науке в новостях. Наш анализ помогает читателям различать увлекательные научные открытия и непроверяемые эволюционные предположения, открытия, которые действительно улучшают наше понимание мира, и выводы, основанные на мировоззрении, которые увековечивают образный взгляд на прошлое.

    Мы хотели бы завершить 2014 год практическим уроком о том, как отличить наблюдаемую науку от эволюционных предположений в популярной прессе. С этой целью мы начнем с изучения абзаца из недавней статьи в Wall Street Journal, Рецензия Николаса Уэйда на книгу Билла Ная Undeniable под названием «Bill Nye the Darwin Guy»: 1

    Мистер Най пишет живо и доступно. Он предпочитает короткие, лаконичные предложения. Он хорошо разбирается в геологических и ископаемых свидетельствах эволюции, что отражает его опыт работы в физических науках, но уделяет меньше внимания изменениям в ДНК, которые предоставляют наиболее прямые доказательства эволюции.Например, недавняя статья в журнале PLOS Genetics описывает семь мутаций ДНК, произошедших за последние 90 миллионов лет в гене, который определяет светочувствительный белок сетчатки. Эти мутации изменили чувствительность белка от ультрафиолета к синему, что стало первым шагом в адаптации ночного животного к дневному зрению и к созданию трехцветного зрения человеческого глаза. Такое понимание реального языка программирования природы, несомненно, является наиболее неоспоримой частью действующей эволюции.1

    Определение пресуппозиций

    В популярной или рецензируемой прессе взыскательный читатель будет искать предположения автора. Наука не так чисто объективна, как многие думают. Научный метод позволяет нам многократно проверять наблюдаемые гипотезы, но может дать представление о ненаблюдаемом прошлом только в свете того, что мы можем знать из достоверных свидетельств очевидцев прошлого. У каждого ученого есть предположения о том, какие отчеты о ненаблюдаемом сейчас непроверяемом прошлом он или она считает надежными.

    Давайте взглянем на утверждения Уэйда в процитированном абзаце. Уэйд заявляет о своей собственной вере в то, что молекулы эволюционировали в человека, когда пишет, что ДНК является «самым прямым доказательством эволюции». Является ли? Он добавляет: «Такое понимание реального языка программирования, несомненно, является наиболее неоспоримой частью действующей эволюции». Действительно ли они? Нисколько.

    ДНК

    предоставляет прямые доказательства того, как организмы кодируют наследуемую генетическую информацию , не то, как эта информация вообще появилась. Также нет метки на ДНК, сообщающей, как давно появилась генетическая вариация. Любое такое определение основывается как на знании, так и на постоянстве прошлых скоростей мутаций, фактическом знании происхождения гена и некотором способе калибровки «часов жизни», что само по себе зависит от исходной предпосылки. На бутылке вина указан урожай, но информация в ДНК не содержит этикетки с указанием ее возраста. Утверждения о том, когда возник конкретный признак или ген, основаны на круговых рассуждениях и непроверяемых предположениях, присущих датированию на молекулярных часах.Здесь достаточно сказать, что утверждения о молекулярных часах, такие как «90 миллионов лет», которые цитирует Уэйд, основаны на стопке непроверяемых предположений, в которых просто предполагается, что эволюции сложности от молекулы к человеку произошли , и даты взяты из одинакового непроверяемые даты, присвоенные летописи окаменелостей, затем используются для калибровки того, сколько времени это заняло.

    Откройте для себя Discovery

    Затем, исследуя научные утверждения, опубликованные в СМИ, взыскательный читатель будет искать открытие .Что на самом деле наблюдали ученые (если вообще что-либо)? Некоторые журналисты и некоторые ученые, опрошенные о своих исследованиях, уделяют большое внимание предполагаемому эволюционному значению работы, а не тому, что они на самом деле наблюдали.

    К сожалению, некоторые исследования не содержат вообще никаких наблюдений, только статистический анализ, пропитанный эволюционными парадигмами, которые пытаются привести эволюционное древо жизни в порядок или использовать его для более высоких целей; «Могут ли эволюционные ключи вылечить рак?» рассказал об одном из них.Исследователи в этом исследовании утверждали, что онкологи должны искать лекарство от рака в своих «знаниях» о том, как развивалась жизнь. Другие, такие как «Грызуноподобное млекопитающее трясет эволюционным древом», описывают окаменелость и выстраивают вокруг нее эволюционную историю. В этом случае Уэйд упоминает подлинные научные наблюдения, но он связывает их с эволюционными предположениями, как своими собственными, так и предположениями участвующих ученых. Давайте посмотрим на это еще раз:

    В отличие от мужа, я не дальтоник; поэтому я обычно раскрашиваю ключевые отрывки.Здесь я выделил наблюдательной науки, которую описывает Уэйд желтым цветом, части, которые может включать в себя эволюционные презумпции фиолетовым цветом, предположения эволюции длительного возраста синим и биологические эволюционные предположения зеленым. Из этого краткого анализа я вижу, что недавнее открытие выявило семь участков в гене, кодирующем зрительный пигмент, где такие различия коррелируют с длиной волны, которую определяет пигмент. Это открытие.

    Я научился с осторожностью называть различия между различными генами мутациями. Иногда это слово используется правильно: например, для описания изменений, происходящих внутри определенного вида организмов, вызывающих фенотипические вариации. Однако иногда слово мутация используется исходя из предположения, что вся жизнь произошла от общего предка, и поэтому все генетические различия являются просто результатом мутаций с течением времени. (Это предположение невозможно проверить.Это область нашего ненаблюдаемого и непроверяемого происхождения. Более того, это несовместимо с наблюдаемой биологией, потому что организмы воспроизводятся и изменяются только в пределах своих собственных видов.) Таким образом, слово мутация является ключевым словом, за которым следует следить, поскольку контекст поможет определить, взвешено ли оно с эволюционными предположениями. В случае сомнений можно смело заменять слово вариациями или отличиями , пока не соберете больше информации. Мы можем с уверенностью предположить, что автор здесь имеет в виду семь наблюдаемых вариаций в гене и связанные с ними фенотипические функциональные различия.

    Зеленым цветом я отметил предположения биологической эволюции — идею о том, что ночные животные эволюционировали, чтобы произвести на свет тех, у кого есть дневное зрение, и идею о том, что трехцветное зрение человеческого глаза должно было развиться. Уэйд считает это «неоспоримым» свидетельством эволюции от молекулы к человеку.

    Исследование исследований

    Выявление генетических различий между организмами — это наука о наблюдениях. Предположение о том, что различия являются результатом миллионов лет эволюции сложности, является чистым предположением.Взыскательный читатель заметит разницу.

    Дальнейший просмотр материалов в СМИ, по крайней мере для меня, обычно включает просмотр рецензируемой статьи, лежащей в основе репортажа популярного журналиста. Сегодня некоторые, хотя, конечно, не все, из этих статей находятся в свободном доступе в Интернете, и большинство из них, по крайней мере, имеют аннотации, размещенные для всеобщего просмотра. Жаргон, присущий любому научному отчету, конечно, может устрашать, но взгляд на первоисточник иногда дает другой взгляд на утверждения в СМИ.Иногда (хотя и не здесь) исследователи сообщают гораздо больше эволюционных утверждений в своих интервью с журналистами, чем в рецензируемых статьях. В этом случае пристальный взгляд на «Эпистатическая адаптивная эволюция цветового зрения человека» в PLOS Genetics (18 декабря 2014 г.) (доступен на www.plosgenetics.org) показывает, что исследователи сравнивали гены, соответствующие зрительному пигменту в организмах от рыб до лягушек, от канареек до коров, от мышей до обезьян и от слонов до людей. Они предположили , что эволюция произошла, а затем попытались угадать путь, по которому она пошла.

    Выявление генетических различий между организмами — это наука о наблюдениях. Предположение о том, что различия являются результатом миллионов лет эволюции сложности, является чистым предположением. И все же Николас Уэйд, научный обозреватель Wall Street Journal , считает это свидетельство ДНК лучшим доказательством биологической эволюции. Взыскательный читатель заметит разницу.

    Общие замыслы или общий предок?

    Многие читатели тогда зададутся вопросом, почему так много организмов имеют ген, кодирующий разновидности этого визуального белка.Как из библейского понимания, так и из наблюдаемой биологии мы знаем, что живые существа воспроизводятся и изменяются только в пределах своего сотворенного вида. Но мы также знаем, что Бог — Общий Создатель всего. Светочувствительная молекула, которую Бог поместил в зрительные системы большинства животных и людей, называется опсином .

    Молекулы опсина реагируют на световые волны различной длины. Поглощение фотона света вызывает изменение их формы. Мозг интерпретирует это изменение формы молекулы как свет или цвет.Незначительные структурные различия в молекулах опсина изменяют оптимальный диапазон длин волн чувствительности. Различные опсины оптимизируют видение каждого созданного вида в соответствии с окружающей средой и потребностями. В случае людей наши светочувствительные стержни сетчатки имеют опсиновый пигмент, а наши колбочки сетчатки, определяющие цвет, содержат три разных опсина, каждый из которых подходит для разной длины волны.

    Наш Создатель использовал похожие анатомические конструкции у разных организмов, поэтому мы видим, что Он использовал многие из одних и тех же видов молекул, включая белки и гены, которые их кодируют, у разных существ.Обычный дизайн — генетический или анатомический — это именно то, что мы ожидаем увидеть в мире, созданном так, как Бог описал в Своем Слове. Узнайте больше об абсурдности эволюционных утверждений о человеческом глазу в презентации доктора Томми Митчелла «Эволюция: у глаз этого нет», которая находится в свободном доступе в Интернете вместе с другими презентациями с нашей конференции дизайнеров.

    Доктор Томми Митчелл подробно останавливается на многих проблемах, утверждая, что человеческое зрение эволюционировало, и выделяет великого Конструктора наших глаз в своем онлайн-видео «Эволюция: у глаз этого нет.”

    Кошки, кофеин и четвероногие люди

    Изображение любезно предоставлено Элизабет Митчелл.

    Давайте кратко рассмотрим, как эти принципы проявились в некоторых из самых популярных отчетов News to Know за последний год. Подобные генетические сравнения были использованы для расширения наших знаний о кошках и кофеине. «Чем домашние кошки отличаются от диких и других плотоядных животных» — это недавнее сравнение генов диких и домашних кошек с генами других млекопитающих.Это исследование коррелировало некоторые черты, характерные для кошек в целом и домашних кошек в частности, с генами, которые делают их возможными. Он также коррелировал некоторые различия между кошками и собаками с генетическими различиями между кошками и собаками. Все это примеры науки о наблюдениях.

    Затем исследователи перешли к обсуждению того, как кошки приобрели некоторые из своих генетических особенностей посредством «обогащения». Здесь они предполагали без доказательств или поддающихся проверке прецедентов, что гены были добавлены к развивающемуся геному, унаследованному от менее плотоядного предка, не являющегося кошкой.Нет никаких доказательств того, что это произошло, или какого-либо известного механизма, посредством которого это могло произойти. Таким образом, на данном этапе исследование перешло от твердой наблюдательной науки к эволюционным предположениям.

    Точно так же в «Кофеин: конвергентно эволюционировавший или творчески предоставленный» мы увидели, как гены, вырабатывающие ферменты, необходимые для производства кофеина, находятся в разных местах геномов основных производителей кофеина — кофе, чая и какао. Это был пример наблюдаемой науки. Но поскольку гены, выполняющие одну и ту же функцию, расположены в таких разных местах геномов, исследователи предположили, что гены, вырабатывающие кофеин, должны эволюционировать снова и снова.Фактически, только эволюционное предположение требует эволюционного объяснения присутствия генов кофеина в разных местах.

    Биологи обнаружили, что многие растения производят кофеин, и те, которые действительно получают множество преимуществ, таких как улучшение памяти у их опылителей, которые возвращаются снова и снова, чтобы получить новый импульс. С библейской точки зрения мы можем понять, что кофеин — это молекула, полезная для многих растений, и что общий Создатель всех снабдил ею многие виды растений, устраняя необходимость в любой эволюционной истории для ее объяснения.Библейское объяснение не может быть доказано наблюдательной наукой, но, в отличие от эволюционных объяснений, оно согласуется как с наблюдаемой биологией, так и с историческими свидетельствами Бога-Создателя.

    Изображение с BBC.

    В статье «Четвероногие люди делают , а не , ходят, как шимпанзе», мы увидели, как жертвы синдрома Унер Тан рассматриваются как жертвы эволюционного возврата, потому что их умственные недостатки сочетаются с их неспособностью ходить прямо на двух ногах.Это эволюционное предположение привело к тому, что более ранние исследователи неверно истолковали четвероногую походку больных Унер Тан как обезьяноподобную. Этот ориентированный на эволюцию лейбл был увековечен в популярной продукции BBC.

    В прекрасном фрагменте наблюдательной науки антрополог Лиза Шапиро действительно наблюдала видеороликов, на которых жертвы Унер-Тана ходят, и опровергла утверждение о том, что они ходят как обезьяны. Конечно, верующий в Библию зритель видео и статей об этих людях не будет обманут, думая, что они изначально были примерами «обратной эволюции».Теперь наблюдаемые доказательства показали, что в их походке никогда не было ничего обезьяноподобного. Как жаль, что средства были потрачены на то, чтобы набрать очки эволюции с помощью этих людей, а не на поиск способов улучшить их жизнь.

    Мерило истины

    Читая колонки научных новостей, важно помнить, что критерием оценки истины является Слово Божье. Библия — это не учебник естественных наук и не учебник истории, но везде, где она затрагивает вопросы науки и истории, она истинна и надежна.Ни один хороший ученый — независимо от мировоззрения — не станет утверждать, что обладает всеми знаниями о чем-либо, поскольку наука включает в себя непрерывный процесс открытий. Но делая выводы о ненаблюдаемом, непроверенном прошлом, те, кто нарушает истину Слова Божьего, ошибаются. Доктор Дэвид ДеВитт объясняет, как применять этот принцип в статье «Делает ли модель сотворения прогнозы? Абсолютно точно! »:

    Важно отметить, что хотя моя вера в библейское повествование о сотворении мира заставила меня усомниться в выводах научного исследования [которое, казалось, показало, что неандертальцы были генетически не связаны с людьми], я не хотел останавливаться на достигнутом.Как ученый, мне нужно было иметь доказательств, которые я мог бы использовать, чтобы опровергнуть опубликованных убедительных результатов. Я не мог просто сказать: «Так как результат не соответствует Библии, он неверен». Нет, как ученый, я был вынужден выяснить , почему вывод был неправильным, основываясь на научных данных в рамках утверждений Библии. Поскольку я верил, что Библия истинна, это послужило мотивацией для продолжения исследования, чтобы показать, что неандертальцы действительно были потомками Адама и Евы, хотя это противоречило светскому научному консенсусу того времени.2

    Точно так же будут моменты, когда читатель увидит, что конкретное высказывание журналиста или ученого нарушает Писание, но не найдет правильного объяснения. Иногда необходимо дождаться дополнительной информации. Это верно как для ученых, так и для общественности. Доктор Девитт снова объясняет правильный подход к таким впечатляющим эволюционным заявлениям, которые мы почти ежедневно видим в прессе:

    Как христиане, мы должны иметь смелость и убежденность, чтобы поверить в то, что то, что Библия говорит о творении, является правдой.Затем, когда мы сталкиваемся с доказательствами, которые сначала кажутся поддерживающими эволюцию, мы не будем сомневаться в Писании. Вместо этого мы продолжим выяснять недостатки эволюционного аргумента. В моей жизни было много раз, когда я сталкивался с доказательствами эволюции, которые казались действительно убедительными, но если я боролся с ними и ждал, в конце концов я (или кто-то другой) обнаруживал недостаток. Это укрепляет мою веру в Бога, сотворившего вселенную.2

    Важно внимательно читать научные новости и быть готовым получить ответы, когда другие бросают нам вызов с небиблейскими утверждениями.И вместо того, чтобы сами делать необоснованные выводы, иногда мы должны быть готовы искать и даже ждать дополнительной информации, чтобы получить столь полные ответы, как нам хотелось бы. Тем не менее, мы находимся в безопасности, если решим твердо стоять на библейской истории, библейской науке и, прежде всего, в библейской истине о необходимости каждого человека в Иисусе Христе, чтобы спасти его или ее от греха. Пусть каждый из нас перенесет эту истину в новый год, решив подготовиться с ответами ( 1 Петра 3:15, ) для тех, кто хочет знать, почему мы должны доверять Богу-Создателю Библии и видеть необходимость знать Его Сын Иисус Христос как наш Спаситель и Господь.

    Дополнительная литература


    Помните: если вы видите новость, которая заслуживает внимания, сообщите нам об этом! (Примечание: если история исходит от Associated Press, FOX News, MSNBC, New York Times или другого крупного национального средства массовой информации, мы, скорее всего, уже слышали об этом.) И спасибо всем нашим читателям, которые отправили нам отличные советы по новостям. Если вы не слышали все последние новости News to Know, , почему бы не взглянуть на то, что вы пропустили?

    (Обратите внимание, что ссылки приведут вас прямо к источнику.Answers in Genesis не несет ответственности за содержание веб-сайтов, на которые мы ссылаемся. Для получения дополнительной информации см. Нашу Политику конфиденциальности.)

    Что такое триггер пресуппозиции

    (английский)

    Представлены как положительные, так и отрицательные формы, показывая, что предпосылки постоянны при отрицании:

    • Определенные описания
      • В Иоанн видел / не видел человека с двумя головами , определенное описание человека с двумя головами вызывает предположение «Существует человек с двумя головами».»(Невероятность предположения — вот что делает положительное высказывание невероятным, а отрицательное — странным.)
    • Фективные глаголы
      • В Джон осознал / не осознал, что он был в долгу, оба осознали, что и не осознали, что запускает предпосылку «Джон был в долгу».
      • Прочие факторы:
        • (это) быть нечетным
        • извините / горд / равнодушен / рад / грустите что
        • знают, что и
        • жалею об этом.
    • Импликативные глаголы
      • В Джону удалось / не удалось открыть дверь , обоим удалось / не удалось вызвать пресуппозицию «пытался», как в «Джон пытался открыть дверь».
      • Другие импликативные глаголы:
        • избежать (X-ing) , что предполагает «ожидалось»
        • забыл о , что предполагает «должно быть»
        • произошло с , что предполагает «не планировал / не намеревался», и
        • предназначен для .
    • Изменение глаголов состояния
      • В Киссинджер продолжал / не продолжал править миром , оба продолжали / не продолжали запускать предпосылку «было», как в «Киссинджер правил миром».
      • Другие изменения состояния глаголов:
        • прибыть
        • начало
        • приходят
        • введите
        • перейти
        • отпуск
        • стоп и
        • взять (X из Y) , что предполагает, что «X был в / в / с Y.«
    • Выражения повторения
      • В Картер вернулся / не вернулся к власти , оба вернули / не вернули запускают предпосылку «Картер держал власть раньше».
      • Другие такие выражения:
        • снова
        • в другой раз
        • больше
        • вернуться
        • повторение, и
        • реставрация.
    • Выражения временных отношений
      • В году, когда Хомский произвел революцию в лингвистике, остальная часть социальных наук спала / не спала, — клаузула, введенная , а запускает предпосылку «Хомский произвел революцию в лингвистике».
      • Другие такие союзы, запускающие предположения:
        • после
        • как
        • перед
        • во время
        • с и
        • всякий раз, когда.
    • заячьи приговоры
      • В это был / не был Генри, который поцеловал Рози. структура расщелины вызывает предположение «кто-то поцеловал Рози».
      • Псевдослева структура в . Джон потерял кошелек. вызывает предположение «Джон что-то потерял».
    • Напряженные составляющие
      • В Джон участвовал / не участвовал в Олимпиаде , подчеркнутая составляющая вызывает предположение «Джон где-то соревновался».«
    • Возвращенные действия
      • В Адольф назвал Марианну Валькирией, и она хвалила его в ответ / тоже , оба в ответ / в ответ, тоже запускает предпосылку «назвать Марианну Валькирией — значит сделать ей комплимент».
    • Сравнения
      • В Кэрол лингвист не лучше, чем Барбара , сравнение вызывает предположение «Барбара — лингвист».
    • Контрфактические условия
      • В , если бы в уведомлении говорилось только «минное поле» на английском и валлийском языках, мы бы / никогда не потеряли бы бедного Ллевеллина , форма условия вызывает предположение «В уведомлении не говорилось, что мое- поле на английском языке.«
    • Вопросы
      • Вопросы, представляющие альтернативы, как правило, вызывают предположение об истинности одной из альтернатив. Высказывание — это Ньюкасл в Англии или в Австралии? вызывает предположение «Ньюкасл находится либо в Англии, либо в Австралии».
      • Вопросы, содержащие вопросительные проформы, имеют тенденцию запускать соответствующую предпосылку, содержащую неопределенную проформу. Высказывание , кто является профессором лингвистики в Массачусетском технологическом институте? Код вызывает предположение, что «кто-то является профессором лингвистики в Массачусетском технологическом институте».«

    Гёттингенская осенняя школа лингвистики 2021: Анафора и предпосылки

    Анафора и предпосылки

    Даты: 30 августа — 3 сентября 2021 г.
    Местоположение: Геттингенский университет, Геттинген, Германия

    Справочная информация:
    Осенняя школа объединяет исследования двух обширных эмпирических явлений: анафора и предпосылки. В какой-то момент было замечено, что эти явления подчиняются схожим ограничениям и, следовательно, требуют параллельных отчетов, в частности, в литературе по DRT / динамической семантике.Эта точка зрения потеряла часть своей привлекательности с годами из-за наблюдения, что некоторые фундаментальные предположения, найденные в литературе, не являются полностью объяснительными. Из-за этих разногласий в объяснении свойств двух видов явлений упомянутые параллели между ними не получили удовлетворительного рассмотрения. В последнее время вновь всплыли споры о том, насколько тесно связаны анафоры и предположения.

    Структура:
    Четыре известных исследователя из-за пределов Геттингена каждый проводят один пятидневный курс (с понедельника по пятницу) по анафоре и предпосылкам (описание курса см. Внизу), а местные преподаватели предоставляют комментарии и материалы для обсуждения.Язык обучения — английский. Существуют как теоретические, так и экспериментальные курсы, охватывающие тему с кросс-лингвистической и кросс-модульной точек зрения. Будет две параллельные сессии. Первый с 16 до 17 часов по гёттингенскому времени, второй с 17:30 до 18:30 по гёттингенскому времени. Каждый студент выберет один курс из параллельного сеанса 1 и один из параллельного сеанса 2. Все курсы будут проводиться в режиме онлайн, и по крайней мере два курса будут включать гибридную модель. Кроме того, в осенней школе будет ограниченная социальная программа.

    Факультет:
    Корнелия Эберт (Франкфуртский университет)
    Гурмит Каур (Геттингенский университет)
    Клеменс Майр (Геттингенский университет)
    Хейзел Пирсон (Королева Мария)
    Якопо Ромоли (Ольстерский университет Штайна)
    Маркусский университет Маркус Геттинген)
    Ясутада Судо (Университетский колледж Лондона)
    Хедде Зейлстра (Геттингенский университет)

    Запросы: Любые запросы следует направлять г-же Джессике Фенске [email protected]

    Описание курса:
    Курс 1: Референты дискурса (преподаватель: Судо)
    «Референты дискурса» так или иначе необходимы для понимания местоименной анафоры в дискурсе. В этом курсе мы сначала рассмотрим простую динамическую семантическую теорию как модель референтов дискурса, а затем обсудим, как ее можно расширить для учета трех лингвистических явлений: (i) местоимения зарплаты и другие местоимения E-типа, (ii ) множественность и (iii) скалярные импликатуры.

    Курс 2: Логофоричность (преподаватель: Пирсон)
    Логофорические местоимения, дальние рефлексивы, смещенные указатели и т.п. составляют класс анафорических выражений, которые открывают окно на перспективные явления и семантику отчетов об установках. Мы рассмотрим кросс-лингвистическую выборку некоторых из этих случаев и представим теоретические инструменты, которые использовались для их анализа. Одна из целей курса будет заключаться в рассмотрении того, как эти случаи соотносятся с анализом так называемых «de se» отношений, впервые обсужденных Льюисом (1979) и Перри (1979).Таким образом, углубленное кросс-лингвистическое исследование проливает свет на классические философские дебаты, а также способствует пониманию анафорических зависимостей как основной темы на пересечении синтаксиса и семантики.

    Курс 3: Два подхода к свободному выбору (преподаватель: Romoli)
    Как хорошо известно, дизъюнкции в модальных окнах возможностей приводят к конъюнктивному выводу, обычно называемому «свободным выбором». Например, Энджи может изучать испанский язык, или «Исчисление» предполагает, что Энджи может изучать испанский язык и «Исчисление» (и, следовательно, она может «выбирать» между ними).Этот вывод проблематичен, поскольку он не подтверждается классической семантикой модальных окон в сочетании с булевым анализом дизъюнкции. Свободный выбор породил целую индустрию теорий в философии языка и формальной семантике / прагматике с семидесятых годов. Теория свободного выбора должна отвечать на такие вопросы, как: является ли свободный выбор частью семантики предложений, подобных приведенному выше, или он возникает как дополнительный вывод? И каков статус этого чтения? Как он взаимодействует с другими аспектами значения? В литературе существует два основных подхода, различающихся, в частности, тем, выводят ли они свободный выбор как часть буквального значения дизъюнкции и модалов или как дополнительную импликатуру.В этом курсе будут изложены два подхода и их разные прогнозы, а также выяснено, как они соотносятся с различными экспериментальными данными в литературе. Кроме того, будет обсуждаться взаимодействие между свободным выбором и предпосылками. Основная цель курса — дать студентам возможность провести собственное экспериментальное или теоретическое исследование по этой сложной и увлекательной теме семантики / прагматики.

    Курс 4: Жесты (инструктор: Эберт)
    В этом курсе мы более подробно рассмотрим жесты и их семантический потенциал, в частности, жесты, сопровождающие речь.Мы обсудим современные формальные семантические подходы к семантике жестов и исследуем различные типы жестов и различные способы согласования жеста и речи. В основном мы будем интересоваться текущими формальными семантическими теориями, которые стремятся зафиксировать вклад жестов, и вопросом, как эти теории могут способствовать нашему пониманию различных измерений значения. Это включает в себя обсуждение вопроса о том, как лучше всего обрабатывается семантическое воздействие жестов — как особый вид пресуппозиции (Schlenker 2018) или как традиционные импликатуры (Ebert & Ebert 2014), — а также изучение феноменов анафорического связывания между различными измерениями.

  • Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *