Психологические защитные механизмы это: Психологические защиты — Naked Science

Содержание

Психология защитных механизмов личности | Статья в журнале «Молодой ученый»

Библиографическое описание:

Заикина, А. И. Психология защитных механизмов личности / А. И. Заикина, А. Ю. Красникова, Ж. Н. Мустафинова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 11 (249). — С. 219-220. — URL: https://moluch.ru/archive/249/57307/ (дата обращения: 23.02.2021).



Целью данной статьи является выявление феноменологии психологических защит личности. Актуальность рассматриваемой проблемы связана с низкой осведомленностью современного человека о наличии у каждого из нас защитных механизмов личности, которые, в свою очередь, помогают человеку свести к минимуму его негативные эмоции и переживания, повышают адаптационные способности людей, играют важную роль в регулировке различных поведенческих аспектов, поддерживают нервно-психическую устойчивость. В этой статье приведены примеры таких защит, исторический аспект и их влияние на социальную и психологическую составляющую человека.

Ключевые слова: защитный механизм, эксквизитные ситуации, адаптация, негативные эмоции, феномен, Я-концепция.

На данном этапе развития науки понятие «психологическая защита» определяется как неосознанный психический процесс, который помогает человеку минимизировать негативные составляющие его эмоциональной сферы.

Психологическая защита, с точки зрения Э. Киршбаума: «не нормальный, а особый, необычный способ разрешения ситуации и психологической регуляции поведения в ситуациях затруднения, в ситуациях некой невозможности. Психологическая защита инициируется такими исключительными, эксквизитными ситуациями» [1, с. 182].

Впервые этот термин ввёл в 1894 году немецкий психоаналитик З. Фрейд в своем труде «Нейропсихология защиты», а в дальнейшем рассматривал данный феномен в работе «Толкование сновидений».

З.Фрейд считал, что единственным наиболее положительным и рациональным защитным механизмом является сублимация.

С. Будасси также рассматривал проблематику защитных механизмов. Он полагал, что данные механизмы в основном выполняют функцию, предохраняющую осознание человеком огромного спектра таких эмоциональных переживаний, которые могут повлиять на его общее состояние [2, с.39].

Исходя из рассуждений В. Штроо в области психологических защит следует, что данный феномен обладает и отрицательными свойствами, например, созданием помех относительно понимания своего «Я», зачастую не осознание своих реальных чувств, а их вытеснение или подавление. Но при этом В. Штроо делает акцент на позитивных влияниях защит личности: «с помощью защитных механизмов личность бессознательно оберегает свою психику от травм, которые могут причинить ей реальные жизненные ситуации, грозящие разрушить Я-концепцию личности» [3, с.54].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что большое количество авторов рассматривали проблематику психологических защит, так и не придя к общему мнению касательно их «полезности» или «вредности».

При анализе данного феномена необходимо хорошо оперировать понятиями, входящими в его специфику. Это и есть сами механизмы. Всего, таких «внутренних щитов» выделяется около 50 видов. Основными и наиболее часто появляющимися защитными механизмами личности являются:

– вытеснение;

– регрессия;

– уход в болезнь;

– уход в фантазии;

– подавление;

– соматизация;

– отрицание;

– проекция;

– реализация в действии;

– компенсация;

– гиперкомпенсация;

– рационализация;

– замещение.

Все эти механизмы можно условно поделить на следующие группы (Б. Карвасарский, 2000 г.):

1 группа. Сюда можно отнести такие защиты, которые не занимаются переработкой информации. Это вытеснение — переход травмирующего переживания из сознательного в бессознательное; подавление — избегание травмирующих состояний и отрицание — игнорирование неприятной, травмирующей для человека ситуации.

2 группа. Функция защитных механизмов второй группы: искажение хода и содержания мыслей, поведения человека и его чувств. Это

рационализация и интеллектуализация. Часто эти механизмы как бы объединяют в один, из-за их близкого механизма. Человек, склонный к рационализации, — старателен, ответствен, склонен к анализу и самоанализу, проявляет стремление к индивидуализму. Также сюда относят реактивное образование — это замена отрицательных чувств или переживаний человека на противоположные. И проекция — это склонность выделять в других людях такие свойства личности, которые человек не может признать в себе, и даже отвергает [4, с. 5].

3 группа. Это группа механизмов, способствующих значительному ослаблению эмоционального напряжения. Сюда относят соматизацию тревоги, когда происходит трансформация неосознаваемых проблем человека в какие-либо соматические заболевания; сублимацию, при которой осуществляется снятие внутреннего напряжение путем перенаправления энергии в позитивное русло, и

реализацию в действии, где происходит активация экспрессивного поведения.

4 группа. Механизмы манипулятивного типа. Регрессия, уход в болезнь, уход в фантазии. При регрессии психика прибегает к возврату в детское состояние, если ей угрожает опасность. Уход в болезнь характеризуется тем, что человек игнорирует все, что не связано с заболеванием, ставит болезнь в центр своих интересов. А если человек не может чего-то достичь, то происходит уход в фантазии, где несбывшиеся желания полностью удовлетворяются.

Резюмируя, механизмы защиты — это способ, с помощью которого мы защищаем себя от внутренних и внешних напряжений. Они формируются первоначально в межличностном отношении, затем становятся нашими внутренними характеристиками, то есть теми или иными защитными формами поведения. Следует заметить, что человек часто применяет не одну защитную стратегию для разрешения конфликта или ослабления тревоги, а несколько. Но несмотря на различия между конкретными видами защит их функции сходны: они состоят в обеспечении устойчивости и неизменности представлений личности о себе, окружающем мире и происходящих в нем явлений.

Литература:

1. Киршбаум Э. И. Психологическая защита. — М.: Смысл, 2000. — 182 с.

2. Будасси С. А. Защитные механизмы личности. Программа спецкурса. М., 1998. — 39 с.

3. Штроо В. А. Защитные механизмы: от личности к группе // Вопр. психологии. 1998. № 4. — С. 54 с.

4. Кружкова О. В., Шахматова О. Н. «Психологические защиты личности: учебное пособие». — Екатеринбург: Издательство Рос. гос. проф.- пед-унта, 2006–5 с.

Основные термины (генерируются автоматически): группа, защитный механизм личности, механизм, психологическая защита, уход.

Психологические защиты и защитные механизмы в психологии

Общее понятие о механизмах психологической защиты

Определение 1

Защитные психологические механизмы – это психическая активность особого рода, реализуемая в формах применения специфических приемов переработки полученной информации, которые имеют способность предотвращать потерю самоуважения личности и избегать разрушения «образа Я» личности.

Общие представления о механизмах психологической защиты были сформированы в рамках психоаналитического направления в психологии. Все механизмы психологической защиты обладают двумя общими характеристиками:

  1. как правило, они находятся на бессознательном уровне;
  2. все они так или иначе искажают, отрицают или фальсифицируют реальность.

Все защитные механизмы различаются по степени их зрелости. Наиболее незрелыми являются вытеснение и отрицание, промежуточное место занимают идентификация и изоляция, наиболее зрелыми защитными механизмами являются сублимация, рационализация, интеллектуализация. Рассмотрим все защитные механизмы психики человека боле подробно.

Защитные механизмы психики человека

Идентификация с агрессором.

Сущность данного защитного механизма заключается в своеобразной мимикрии: в ситуации, когда человек боится кого-либо, для того, чтобы этот страх побороть, он пытается стать похожим на потенциального агрессора.

Вытеснение.

Впервые действие данного защитного механизма было описано Зигмундом Фрейдом. По мнению исследователя, данный механизм психологической защиты заключается в произвольном вытеснении неприятных и травмирующих воспоминаний на бессознательный уровень. Тем самым человек защищает себя от чувства стыда, тревоги или вины. Следует отметить тот факт, что действие данного механизма не гарантирует полного исчезновения неприятных воспоминаний. Эти чувства все равно находят свое проявление в виде неосознаваемого чувства тревоги в той или иной ситуации.

Проекция.

Данный механизм реализуется в виде приписывания своих чувств, мыслей, эмоций, особенностей поведения другим людям. В основном человек проецирует на окружение неодобряемые в социуме поступки и проявления, такие как агрессия или ненависть. Проявляя агрессию или чувство ненависти к кому – либо человек может оправдывать подобное поведение тем, что объект его проекции также испытывает негативные чувства по отношению к нему.

Примером оправдания своих поступков также может служить известная фраза «Все равно все так делают, почему мне нельзя»

Вымещение.

Название данного защитного механизма говорит само за себя. Основой его является перенаправление агрессии, ненависти или плохого настроения на более слабого человека или предмет. Ярким примером выступает немотивированная агрессия против детей или животных со стороны более сильного члена семьи, находящегося в состоянии гнева.

Сублимация.

Механизм сублимации в чем-то схож с предыдущим защитным механизмом, однако существенную разницу здесь составляет тот факт, что эмоции в данном механизме направляются не в деструктивное русло, а в конструктивную деятельность, например, в творческую деятельность, физические нагрузки, спорт. Сублимация похожа на вымещение, однако в случае сублимации эмоции перенаправляются в конструктивное, а не в деструктивное русло, например, в творчество.

Замечание 1

По мнению Зигмунда Фрейда, именно защитный механизм сублимации является основой цивилизованной жизни, а наука и искусство представляют собой сублимированную сексуальность.

Отрицание.

Используя данный защитный механизм, человек на сознательном уровне отрицает негативные события и чувства, которые вызывают у него чувство стыда и которые он не в состоянии принять. Данный механизм, так же, как и вытеснение, не является эффективным в связи с тем, что простое отрицание реальности не меняет ее, проблемы остаются нерешенными и невозможно уклонятся от их решения постоянно. Происходит накопление негативных эмоций и трудноразрешимых задач, которое в свою очередь может привести к нервному истощению и срыву. Отрицание может действовать само по себе или в комбинации с другими защитными механизмами, которые, как правило, проявляются в более слабой форме и поддерживают отрицание.

Замещение.

Защитный механизм замещения или смещения, находит свое проявление в осуществлении своеобразной разрядки, вымещении эмоций, которые были подавлены на более слабых и беззащитных окружающих людей с осознанием того, что они не в состоянии ответить и прекратить данный процесс. При этом субъектом могут совершаться неожиданные, в ряде случаев бессмысленные действия, которые разрешают внутреннее напряжение.

Регрессия.

Данный механизм представляет собой своеобразный откат развития, возвращение на предыдущие стадии психологического развития личности, который происходит под влиянием сильного стресса. Испуг, страх, длительная фрустрация способны привести человека в подобное состояние. Примером регрессии выступают:

  • сосание пальца,
  • излишняя сентиментальность,
  • возникновение рвоты и т. д.

Рационализация.

Данный механизм характерен для ситуаций, когда человек пытается найти оправдание своим поступкам и готов для этого искажать реальные факты. С помощью подобных действий тревожащее его событие становится менее угрожающим и теряет тревожный импульс.

Замечание 2

Человек часто прибегает к этой стратегии, как на сознательном, так и на бессознательном уровне, когда пытается придумать себе оправдания.

Реактивное формирование.

Сущность данного механизма заключается в преобразовании чувств, эмоций и поведения человека в противоположные, например, проявление преувеличенной любви к ребенку и детям вообще может быть реактивным формирование совершенно противоположных чувств: раздражения и ненависти к собственному ребенку и детям вообще. Для данного типа поведения характерны активные действия на публику, во всеуслышание, и компульсивное поведение. Зачастую человек даже не понимает истоки своего поведения, так они скрыты в бессознательном.

Защитные механизмы психики — причины, диагностика и лечение

Зачем нужны защитные механизмы психики?

Эти переживания могут быть связаны с внутренними или внешними конфликтами, состояниями тревоги или дискомфорта. В конечном итоге действие защитных механизмов направлено на сохранение стабильности самооценки человека, его представлений о себе и образа мира.

Вытеснение

Это устранение из сознания неприемлемых влечений и переживаний. Это так называемое «мотивированное забывание». Например, человек, имевший негативный опыт общения с кем-то, может совершенно этого не помнить. Однако память о вытесненных событиях продолжает жить в бессознательном и периодически прорываться «наружу» в шутках, оговорках, и т.д.

Проекция

Это подсознательное приписывание другим людям собственных вытесненных мотивов, черт характера и переживаний. Этот защитный механизм является следствием вытеснения. Благодаря вытеснению влечения подавлены и загнаны вновь внутрь: но от этого они никуда не исчезают и продолжают оказывать свое влияние. Искоренять свои желания – это слишком болезненно, поэтому они проецируются на других. Так, например, бабулька-старая дева будет яростно осуждать нравы современной молодежи. Но еще суровее она будет относиться к своей соседке по лавочке – такой же старой деве. Дескать, характер у нее скверный, вот никто замуж и не взял. Проекция направлена на того, чья ситуация схожа с ситуацией проецирующего. Человек, у которого работает проекция, склонен к непорядочным поступкам, хотя находит эту непорядочность у окружающих, он склонен к зависти, к поиску негативных причин успеха окружающих.

Отрицание

Это стремление не принимать за реальность нежелательные для себя события: и настоящие, и давно прошедшие. Например, многие панически боятся серьезных заболеваний. Человек, у которого работает механизм отрицания, не будет замечать у себя наличия явных симптомов заболевания. Механизм отрицания позволяет игнорировать травмирующие проявления реальности. Отрицание часто встречается в семейных отношениях, когда один из супругов совершенно игнорирует наличие проблем с партнером.

Рационализация

Это нахождение приемлемых причин и объяснений для неприемлемых мыслей или действий. Рациональное объяснение как защитный механизм направлено на снятие напряжения при переживании внутреннего конфликта. Самым простым примером рационализации может служить оправдательные объяснения школьника, получившего двойку. Признаться себе в том, что сам виноват, не доучив урок – слишком болезненно для самолюбия. Поэтому школьник объясняет свою неудачу плохим настроением учителя.

Сублимация

Это наиболее распространенный защитный механизм, когда мы, стараясь забыть о травмирующем событии (переживании), переключаемся на различные виды деятельности, приемлемые для нас и общества. Разновидностью сублимации может быть спорт, интеллектуальный труд, творчество.

Регрессия

Это возвращение к более примитивным способам эмоционального или поведенческого реагирования, которые были у человека в более раннем возрасте. Например, надуть губки, отвернуться и молчать весь день.

Реактивные образования

Это поведение, прямо противоположное желаемому. Классический пример – мальчишеские подростковые «ухаживания» за девочками, сводящиеся к тому, чтобы побольнее стукнуть, дернуть за косичку, и т.д. Это связано с тем, что в подростковой среде нежность воспринимается как нечто постыдное. Поэтому мальчики стараются свести свое проявление чувств к действиям, по их мнению, полностью противоположным ухаживаниям.

Для разрешения внутреннего конфликта человек обычно применяет сразу несколько защитных механизмов. Но все они служат одной цели: сохранить целостность представлений о себе и о мире.

Психологические механизмы защиты

Особая ситуация повышения активности возникает в условиях внутриличностного конфликта и в сложных ситуациях обострения межличностных отношений. Здесь проявляют свое действие соответствующие психологические механизмы. Среди них вычленяется механизм психологической защиты. Последний, в сущности, создает интрапсихический механизм переформирования личности как малоосознаваемого столкновение противоречивых потребностей, мотивов и отношений.

Термин «психологические защитные механизмы» был впервые введен 3. Фрейдом в 1894 году в работе «Защитные нейропсихозы» и был использован в ряде его последующих работ для описания борьбы <Я» против болезненных или невыносимых мыслей и аффектов. В работе Зигмундта Фрейда были выделены следующие психологические механизмы защиты: вытеснение, подавление, регрессия, проекция, интроекция, рационализация, компенсация, реактивные образования, отрицание реальности.

Вытеснение. Это процесс непроизвольного устранения в бессознательно неприемлемых мыслей, побуждений или чувств. Когда действие этого механизма для уменьшения тревожности оказывается недостаточным, подключаются другие защитные механизмы, позволяющие вытесненному материалу осознаваться в искаженном виде.

Наиболее широко известны две комбинации защитных психологических механизмов:

  • вытеснение + смещение. Эта комбинация способствует возникновению фобических реакций. Например, навязчивый страх матери, что маленькая дочка заболеет тяжелой болезнью, представляет собой защиту против враждебности к ребенку, сочетающую механизмы вытеснения и смещения;
  • вытеснение + конверсия (соматическая символизация). Эта комбинация образует основу истерических реакций.

Подавление. Суть механизма — исключение из сознания смысла травмирующего события и связанных с ним эмоций. Подавление развивается для сдерживания эмоции страха, проявления которой неприемлемы для положительного самовосприятия, а также грозят попаданием в прямую зависимость от агрессора. Происходит как бы сокрытие от себя факта этого негативного опыта. Страх блокируется посредством забывания реального стимула, вызвавшего страх, а также всех объектов, фактов и обстоятельств, ассоциативно связанных с ним.

Регрессия. Возвращение в проблемной ситуации к ранним или более незрелым (детским) формам удовлетворения потребностей и поведения. Регрессия может быть частичной, полной или символической. Большинство эмоциональных проблем имеют регрессивные черты. Регрессия развивается для сдерживания чувства неуверенности в себе и страха неудачи, связанных с проявлением инициативы, и, соответственно, чувства вины за неудачу («я — малое дитя, и вы обязаны мне помочь»). Решение проблем посредством запроса о помощи. В класс «регрессии» входит также механизм «двигательная активность», предполагающий уменьшение беспокойства, вызванного запретным побуждением, путем разрешения его косвенного выражения и через непроизвольные движения без развития чувства вины. Регрессивное поведение, как правило, поощряется взрослыми, имеющими потребность в симбиотических эмоциональных отношениях.

Проекция. Это механизм отнесения к другому лицу или объекту мыслей, чувств, мотивов и желаний, которые на сознательном уровне индивид у себя отвергает. Механизм развивается для сдерживания чувства неприятия себя и окружающих как результата эмоционального отвержения с их стороны. Проекция призвана справиться со страхом самонеприятия в ответ на отвергающее поведение других. Проекция предполагает приписывание окружающим различных негативных качеств как рациональную основу для их неприятия и самоприятия на этом фоне («если плохой человек меня отвергает, значит я хороший» или «мнение плохого для меня не значимо»). Нечеткие формы проекции проявляются в повседневной жизни. Многие из нас совершенно некритичны к своим недостаткам и с легкостью замечают их только у других. Мы склонны винить окружающих в собственных бедах. Проекция бывает и вредоносной, потому что приводит к ошибочной интерпретации реальности. Этот механизм часто срабатывает у незрелых и ранимых личностей.

Интроекция. Это символическая интернализация (включение в себя) человека или объекта. Действие механизма противоположно проекции. Интроекция выполняет очень важную роль в раннем развитии личности, поскольку на ее основе усваиваются родительские ценности и идеалы. Механизм актуализируется во время траура, при потере близкого человека. С помощью интроекции устраняются различия между объектами любви и собственной личностью. Порой вместо злобленности или агрессии по отношению к другим людям унижительные побуждения превращаются в самокритику, самообесценивание, потому что произошла интроекция обвиняемого. Такое часто встречается при депрессии.

Рационализация. Это защитный механизм, нахождение правдопобных причин, оправдывающих мысли, чувства, побуждения, поведение, которые на самом деле неприемлемы. Рационализация — это распространенный механизм психологической защиты, потому что наше поведение определяется множеством факторов, и когда мы объясняем его наиболее приемлемыми для себя мотивами, то рацианализируем. Рационализация помогает сохранять самоуважение, избежать ответственности и вины.

Компенсация. Это бессознательная попытка преодоления реальных или воображаемых недостатков. Этот механизм развивается При формировании основных структур психики как самый поздний механизм защиты. Используется, как правило, сознательно и предназначен для сдерживания эмоции печали, горя по поводу утраты Или страха утраты. Реализуется через настойчивую работу над сосамосовершенствование, через стремление к достижению значительных результатов в избранных для этого видах деятельности. Компенсаторное поведение универсально, поскольку достижение статуса является важной потребностью почти всех людей. Компенсация может быть социально приемлемой (слепой становится знаменитым музыкантом) и неприемлемой (компенсация низкого роста стремлением к власти и агрессивностью: компенсация инвалидности — грубостью и конфликтностью). Еще выделяют прямую компенсацию (стремление к успеху в заведомо проигрышной области) и косвенную компенсацию (стремление утвердить себя в другой сфере).

Реактивные образования. Этот защитный механизм подменяет неприемлемые для осознания побуждения, желания и чувства (особенно сексуальные и агрессивные) путем развития и акцентирования противоположного по смыслу отношения или поведения. Развитие этого механизма защиты связывают с усвоением человеком «высших социальных (моральных) ценностей». Реактивное образование развивается для сдерживания эмоции радости обладания определенным ценным объектом (например, собственным телом) и возможностями использования его (в частности, для секса и агрессии). Этот механизм предполагает реализацию в поведении прямо противоположной установки (в частности, подчеркнутая строгость нравов, вплоть до ханжества, нарочитая скромность, подчеркнутая забота и милосердие и т. п.). Защита носит двуступенчатый характер. Сначала вытесняется неприемлемое желание, а затем усиливается его антитеза. Например, преувеличенная опека может маскировать чувство отвержения, преувеличенное слащавое и вежливое поведение может скрывать враждебность и т.п.

Отрицание реальности. Это механизм отвержения мыслей, чувств, желаний, потребностей или реальности, болезненных в случае их осознания. Отрицание развивается с целью сдерживания эмоции приятия окружающих, если они демонстрируют безразличие или отвержение. Поведение таково, словно проблемы не существует. Примитивный механизм отрицания в большей мере характерен для детей (если спрятать голову под одеялом, то реальность перестанет существовать). Взрослые часто используют отрицание в случаях кризисных ситуаций (неизлечимая болезнь, приближение смерти, потеря близкого человека и т.п.). Беззащитное восприятие факта отвержения значимыми другими подвергает серьезному испытанию ощущение своей ценности (первоначально для других, затем и для себя, может привести к самонеприятию). Отрицание подразумевает инфантильную подмену приятия окружающими вниманием с их стороны.

Сублимация (замещение). Это механизм психологических защиты способом направления эмоций от одного объекта к более приемлемой замене. Например, смещение агрессивных чувств к работодателю на членов семьи или другие объекты. Смещение проявляется при фобических реакциях, когда тревожность от скрытого в бессознательном конфликта переносится на внешний объект. В случае возникновения конфликта с более сильным старшим или значимым субъектом высвобождение своих эмоций агрессии, гнева на него становится опасным, поскольку это может привести к ответной агрессии или отвержению. Для сдерживания упомянутых эмоций гнева и агрессивности развивается специальный механизм защиты, который позволяет высвободить скрытые эмоции и направить их на предметы, животных или людей, воспринимаемых как менее опасные, чем те, которые действительно вызвали агрессивные эмоции. Человек снимает напряжение, обращая агрессию на более безопасный объект или на себя самого, происходит смещение ответственности по типу «вот, кто во всем виноват».

О защитных механизмах психики, их роли в сопротивлении природным процессам и движению

На зрелых защитах можно прожить всю жизнь, особенно не осознавая себя. Наше поведение строится на бессознательных импульсах. Если мне что-то думается, я могу заставить волевым усилием себя об этом не думать, но потребность останется неудовлетворенной. Это хорошая защита, адаптивная, зрелая, но это защита. Я за то, чтобы мы защиты выбирали.

Я понимаю, что эта защита сейчас эффективна, она не создаёт напряжения в теле. Но это целая работа по осознаванию, на основе которого я могу заключить: я могу сейчас не думать.

Защитные реакции существуют для того, чтобы обеспечить выживание в мире, в котором всегда были и есть различные виды опасностей:

  • угрозы хищных животных,
  • насилие со стороны других людей,
  • аварии,
  • техногенные катастрофы,
  • стихийные бедствия.

Для тех людей, чьи защитные реакции сохраняются десятки лет после травмирующего события, справедливо утверждение, что их инстинктивные и защитные реакции на эти опасности оказались малоадаптивными или вовсе неадаптивными (неэффективными для совладания с травматическим стрессом). Можно сказать, что эти люди попали в порочный круг вечного напряжения, и их усилия по преодолению своего такого изнуряющего состояния мало помогают им.

Для того чтобы справиться с интенсивными эмоциональными состояниями (психологи их называют аффектами), с постоянным стрессом и болезнями, подстерегающими их на каждом шагу, они тратят свои силы на то, чтобы как-то

  • абстрагироваться от своих переживаний,
  • объяснить себе, что не стоит переживать,
  • оправдаться перед собой в своём деструктивном поведении,
  • обесценить каким бы то ни было способом то, что с ними происходит и не даёт им покоя,
  • не обращать внимание на своё плохое самочувствие,
  • забыть произошедшее.

Таким образом, они не завершают жизненно важный процесс трансформации травмы, так как не приспосабливаются к изменившимся условиям жизни и не учитывают их. Более того, меняется не только среда, но и сам человек: его принципы, ценности, цели. И самым здоровым здесь будет как раз использовать все доступные ресурсы, чтобы прожить непрожитое и оставить прошлое в прошлом. Иначе это приводит всё к новым и новым проблемам.

Отгораживаясь или, точнее сказать, блокируя свои переживания, травмированные люди (те, у кого можно наблюдать признаки ПТСР – посттравматического стрессового расстройства) повторяют одни и те же паттерны (привычные виды деятельности) на уровне

  • поведения (защитных действий),
  • мышления (защитных автоматических мыслей и установок),
  • телесных блоков (мышечных зажимов),
  • неэкологичного обращения со своими чувствами и потребностями (их вытеснение и неудовлетворение).

Эти изнурительные процессы никак не соотносятся с реальностью, отгораживают человека от адекватного условиям взаимодействия с действительностью, делают его недоверчивым и закрытым.

Последствия такого мироощущения и самопредставленности в мире описаны в третьей части книги и, к сожалению, далеко не исчерпываются ими.

Такие люди в повседневных делах больше доверяют своим интеллектуальным способностям, чем всей целостности своего существования (красиво сказано, но так и есть) в лице всех своих ресурсов и частей организма. Замученные постоянным анализированием, они становятся неспособными даже представить положительного разрешения текущей ситуации, всегда наготове их старые оборонительные тенденции, активированные в момент травмы: бежать или сопротивляться опасности.

Другими словами, то, как люди защищаются, какие механизмы при этом используют, зависит от набора их убеждений и от их опыта, особенно детского и травматического.

Если воздействие травматического стрессора слишком сильно, у человека нет готовых подходящих копинг-стратегий (стратегий выживания). А это означает, что человек в данной ситуации не может полноценно защитить себя, и ему остаётся только «заморозиться». В этом случае человек теряет возможность использовать мышечную энергию на отреагирование и замирает. Причём, замирание это может сохраниться на долгие годы, поддерживаемое защитными механизмами, названными в начале главы.

То есть его защитная система организма впоследствии дезорганизуется.

Таким образом, система самозащиты человека подавляется, и он остаётся невооружённым перед лицом внешних факторов (включая физические травмы и инфекции).

Будучи блокированной «незащищающими защитами», адаптивная способность организма и саморегуляции не могут функционировать напрямую, им приходится преодолевать дамбы, воздвигнутые рационализацией, мышечными блоками, гипервозбуждением и истощением. В таком изменённом состоянии человек может находиться настолько долго, насколько это ему позволяет его генетический запас прочности.

Защитные механизмы, привычные для каждой отдельной личности, настолько настойчивы, что травма может быть неосознаваемой самим человеком на протяжении десятилетий. А организм в это время воспроизводит неадекватные ответы на обстоятельства вновь и вновь.

Собственно, остановленные реакции нашего тела суть наши заболевания и проблемы во всех сферах жизни. Любые остановки и блоки в виде рационализаций, обесценивания, отрицания и других различных вытеснений и подавлений только поддерживают симптомы травмы.

Это важно помнить при работе с любым травматическим состоянием или воспоминанием, поскольку большинство вербально-ориентированных и даже телесно-ориентированных техник зачастую предлагают «расправиться» с защитными механизмами личности, не предлагая ничего взамен для безопасности клиента. Поэтому мы столько повторяем про ресурсы, не уставая подчёркивать их непреложное значение в терапии травмы. Именно они призваны встать на место отживших механизмов защиты, превратившихся в механизмы сопротивления нормальной саморегуляции и принятия адекватных решений.

Из примера мы видим, что человеку приходится из-за воспроизводимых защитных механизмов всё время отстраняться от каких-то своих осознаваний и опыта, приходится избегать внутреннего роста и развития, подменяя последнее разными конструктами, не допускающими человека к реальности. Решения откладываются или не идут на пользу. Человек чувствует себя чужим на этом празднике жизни, болеет, попадает в дурацкие истории.

Ведь то, по сути, делают эти самые защитные механизмы? Они узурпируют защитные силы и не дают адаптивно функционировать. Вместо этого человек демонстрирует гиперготовность, гипервозбуждение, то есть постоянно мобилизует энергию для обороны или нападения. Такие люди жалуются на то, что они всё делают старательно, продуманно и внимательно, но каждый раз сталкиваются с непонятным им сопротивлением среды.

Это оттого, что среды они не видят и не принимают во внимание её факторы.

Некоторые травмированные люди открыто проявляют гнев, они поражают своей враждебностью и непримиримостью. Многие такие клиенты быстро становятся эмоционально реактивными или даже жестокими, испытывают значительные приступы ярости при минимальной провокации. Склонность к агрессии может быть объяснена незавершённой реакцией ответа на агрессию в психотравмирующей ситуации, где гнев был купирован и подавлен, и в безопасной ситуации, он вырывается наружу.

Подобного рода поведение ещё долго может возвращаться в форме нападения на близких и далёких, особенно на тех, кто слабее и не может дать отпор.

Американские авторы обычно ссылаются на опыт вьетнамской войны, нам же и нашим детям с лихвой хватило «мирных» девяностых, не говоря о раскулачивании, репрессиях и Великой отечественной войне, которые до сих пор отзываются в нас своими психотравмирующими факторами (см. главу о тех, кто подвержен травматизации), стабильно передающимися по наследству. Поэтому в нашей стране есть обширное и разнообразное поле для исследования и терапии людей, пострадавших от собственной неконтролируемой агрессии по отношению к близким и, особенно, детям.

Некоторые из моих клиентов, возраста от 40 до 80 лет, до сих пор пытаются сдерживать себя от чрезмерно яростных проявлений, находясь в подавленном состоянии самообвинения и чрезвычайно изобретательном процессе самонаказания, длящегося годы.

Понятно, что при таком положении дел, защитные реакции травмированных людей не ориентированы на действительность. Они не оставляют возможности оценки стимулов с точки зрения их потенциальной опасности для нас.

Когда стимул оценивается как угрожающий, физические и психологические защитные механизмы работают в тандеме, чтобы уменьшить опасность и повысить шансы на выживание. Защитные реакции состоят из серии последовательных сомато-поведенческих реакций, выражение которых зависит от характера раздражителя, его силы, опыта личности и условий внешней среды. Они так же связаны с социокультурными обстоятельствами доступом к ресурсам в момент встречи с травматическим стрессом.

Следовательно, скорость реакции на событие и качество бессознательного ответа на опасность зависит от множества факторов. Поэтому нам представляется неэффективным и даже опасным работать с травмой так, словно человек состоит только из головного мозга и органов восприятия.

Поведение человека в момент опасности организуется в следующем контексте: через секунду после инстинктивного двигательного импульса реагирования может включится когнитивный ответ, который может перевернуть всё с ног на голову в буквальном смысле, лишив человека возможности естественно, как то предусмотрела матушка-природа, выживать, сохраняя при этом здоровье и адекватность.

Эта адаптивность нужна нам для того, чтобы мы могли убежать или обратиться за помощью, когда силы противника превосходят, и справиться с ним, когда это возможно и необходимо. Адаптация даёт нам свободу выбора и способность вносить изменения в свои фиксированные привычные стратегии. Контакт с реальностью порождает спонтанность поведения и расширяет ролевой репертуар (Я.Морено), то есть индивид реагирует не на свои представления, воспоминания и страхи, а на стимулы, действующие извне непосредственно, не опосредовано защитными механизмами. Только в этом случае потребности человека могут быть услышаны и обслужены надлежащим образом. Это цель нашей работы с травмой – возродить и освободить хорошее творческое приспособление индивида.

Если мы ведем себя эффективно и справляемся наилучшим способом с проблемами, принимая решения и действуя в соответствии со своими жизненно важными потребностями и условиями внешнего мира, мы получаем сигнал от лимбической системы в виде положительной эмоции – удовлетворения и удовольствия, если же нет, то в виде отрицательной эмоции, сигнализирующей о непорядке в системе «организм-среда». Если выработать так называемую толерантность (нечувствительность в данном контексте) к своим «плохим» эмоциям, то непонятно, по какому критерию остаётся бедному организму обеспечивать свою безопасность и развитие.

Эти чувства (или некоторые из них) зачастую недоступны травмированным людям, поскольку, защищаясь от одних, мы делаемся нечувствительными к другим тоже.

Как отвечают травмированные клиенты на вопрос об их самочувствии: «Думаю, всё хорошо!» или «Нормально: колбасит!»

Те, кто страдает от травматических воспоминаний, не сумели проанализировать и получить удовольствие от тех своих действий, которые привели к успешному преодолению жизненных препятствий, застряв в повторяющейся тенденции к обороне, которая была необходима в ситуации первоначальной травмы, и не присвоив, таким образом, новый инструмент, предоставляющий возможность выбора стратегии.

А выбор, как известно, — это наипервейшая составляющая судьбы.

Таким образом, однажды возникнув, копинговая стратегия может «застыть» в защитный механизм, который уже не является таковым, а только сужает поле нашего зрения. Тоннельное зрение – характерный признак травматизации – предполагает ограничение ориентировочного рефлекса, при котором на соматическом уровне организм перестает реагировать на раздражитель должным образом, то есть вопросом: «Что такое?» (И. Павлов). Это, в частности, проявляется и телесными симптомами, такими как блокирование суставов и мышц, отвечающих за ориентацию (повороты и исследование).

При этом импульсы (или микродвижения) сохраняются и их можно заметить и развернуть при наличии достаточных ресурсов в осознании. Это будет шагом к трансформации травмы.

В результате полученных травм клиентам бывает трудно почувствовать себя, и у них складывается впечатление, что они не могут справиться даже с простыми повседневными задачами.

Термин «защитная реакция» изначально придуман Павловым для обозначения функции защитной реакции для немедленной самозащиты и выживания, а также для ориентировочного поведения. Там, где травмированный индивид сталкивается с напоминаниями о травмах, он производит защитную реакцию, так как привычный механизм сместился с реагирования на стрессор в ситуации травмы на повседневные стимулы, не несущие никакой угрозы, а только интерпретируемые как угрожающие. Таким образом, человек лишается возможности корректировать свои действия в зависимости от контекста.

Стратегия работы в этом случае так же строится на обнаружении подавленных импульсов движения и освоения новых моторных (двигательных) паттернов.

В исцелении травмы существенным моментом видится восстановление гибкости, причем в самом широком смысле этого слова:

  • телесной подвижности,
  • широты мышления,
  • путешествия по всей палитре чувств,
  • богатство внутренних образов,
  • разнообразие социальных и внутренних ролей,
  • многоплановость задач и ценностей,
  • свобода в отношениях.

Выдержка из книги «Шагни из прошлого. Руководство по психотерапии травмы»

Автор: Свиридкина Татьяна Леонидовна

Защитные механизмы психики — Блог Викиум

Каждый человек стремиться познать самого себя и научиться разбираться в других. Защитный механизм – это неосознаваемый процесс в психике индивида, который необходим для подавления негативных эмоций. В данной статье мы более подробно рассмотрим этот психологический процесс, каждый вид защитного механизма, позволяющего объяснить нашу манеру поведения.

Рационализация

Данная реакция подразумевает искусственное придумывание логичного объяснения промахов и неудач. Этот подход нужен, чтобы личность сохранила положительное мнение о самой себе. Пример: вам нужно позвонить, но по определенной причине вы не хотите этого, и придумываете множество отговорок.

Проекция

Суть проекции заключается в том, что индивид приписывает собственные личностные качества другому человеку. В то же время человек отрицает присутствие данных качеств у себя. Часто такая реакция подразумевает ошибку восприятия того, что внутри, как то, что снаружи. К примеру, человек думает, что ему не помогут, поэтому он помогать другим не станет.

Интроекция

Этот механизм подразумевает принятие личностью исходящих от другого человека точки зрения, установок и прочего в собственное сознание. Известный Стокгольмский синдром основывается на интроекции. Кроме того, интроекция может представать в форме, когда дети перенимают точку зрения своих родителей.

Идентификация

Под идентификацией имеется в виду уподобление индивида другому человеку или отдельной группе, нахождение продолжения самого себя в другом. Это может проявляться в виде того, что человек относит себя к определенной нации и перенимает ее стереотипы.

Аннулирование

В качестве аннулирования подразумевается подавление неприятных мыслей или деятельности индивида, способ уравновешивания определенного чувства (зачастую стыда или вины).

К примеру, в чем-то виновный человек преподносит подарок. Но стоит отметить, что у индивида должно быть желание от всего сердца что-то преподнести в подарок для заглаживания вины.

Вытеснение

Под механизмом вытеснения подразумевается процесс устранения из сознания неприятных эмоций, мыслей и прочего. Иными словами, психика начинает избавляться от того, что делает больно, стыдит или вызывает вину.

Часто данный процесс объясняет забывание определенных событий. К примеру, вам нужно встретиться с неприятным человеком, но для избавления от страданий вы на определенное время просто забываете о встрече.

Реактивное образование

Определение данного механизма заключается в том, что человек защищается от запретного желания за счет наличия в поведении и суждениях противоположных импульсов. Когда невозможно проявить другое чувство (оно может не подходить под социальные правила), то его заменяют противоположным. К примеру, мальчик дергает за косичку понравившуюся ему девочку.

Вымещение

Под данным механизмом подразумевается переориентация чувств, импульсов с основного объекта на другой, при этом сознание не понимает изначальную направленность. Яркий пример: мужчина после конфликта с шефом срывается на семье.

Самоограничение

Когда ребенок или взрослый понимает, что его успехи не настолько впечатляющие на фоне других, то он начинает прекращать свое дело. Подобный метод может относиться к переходу от решения проблем к фрустрации. Чтобы не проиграть, индивид решает отказаться от соревнований.

Расщепление

Расщепление подразумевает замещение прошлого способа мышления на черное и белое, когда все делится на «хорошее» и «плохое». Данный способ позволяет устранить неопределенность. Наша жизнь противоречива, поэтому бывает проблематично привести опыт в одно целое.

Зачастую расщепление проявляется в том, чтобы предстать как хороший человек. Мысль человека о том, что у него присутствуют положительные и отрицательные свойства, поэтому на 100% нельзя отнести его к хорошему или плохому, является не совсем подходящей. Но если ограничиться только двумя вариантами, то можно назвать себя хорошим человеком.

Изоляция аффекта

Данный механизм подразумевает устранение из сознания эмоционального слагаемого переживания, при этом остается только понимание. К примеру, хирургу нужно перестать переживать о больном, отдав все внимание работе.

Аутоагрессия

Психология под данным видом механизма подразумевает вымещение, когда агрессия переадресовывается на того, кто ее ощущает. К примеру, шеф отчитывает вас за ошибку в документе, но вы не можете проявить свои агрессивные чувства к начальнику, поэтому проявляете агрессивность к себе.

Регрессия

Защитный механизм в форме регрессии подразумевает, что индивид пытается приспособиться к ситуации, когда личность неосознанно проявляет формы поведения, которые характерны более раннему развитию. По мнению человека, они обеспечивают ему чувство защищенности и безопасности.

В роли примера можно рассмотреть девушку, которая впервые управляет автомобилем. В случае стресса ее организм проявляет сопротивление, и если она испугается, то может бросить руль и зажмуриться. Это детская манера поведения, к которой наша сущность прибегает неосознанно из-за наличия выраженного ощущения тревоги.

Сублимация

Данная форма психозащиты подразумевает переадресовку побуждений на общественно приемлемое дело. Эта компенсация не предусматривает избавление от неприятных импульсов, а направляет их на приемлемые.

Например, данный метод у личности с садистскими наклонностями подразумевает профессию хирурга.

Реверсия

Под реверсией подразумевается защита, которая предстает в воспроизведении жизненного сценария, при этом здесь меняются ролями объект и субъект. Она основана на проекции и идентификации.

К примеру, у индивида дефицит заботы о нем, по этой причине он может начать заботиться о другом, сопоставляя себя с кем-то.

Проведите анализ своего жизненного опыта и найдите, какие механизмы психозащиты свойственны вам или же окружающим. А быстро избавляться от стресса и научиться брать под контроль свои эмоции вас научит курс «Детоксикация мозга».

Центр психологического консультирования и развития

ИЗОЛЯЦИЯ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИЯ, РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ, МОРАЛИЗАЦИЯ

Продолжаем исследование высших защитных механизмов психики. В этой публикации мы подробно рассмотрим следующие защиты высшего порядка: изоляцию как базовый защитный механизм, а затем интеллектуализацию, рационализацию и морализацию, функционирующие на ее основе.

ИЗОЛЯЦИЯ

Изоляция – высший защитный механизм психики, способствующий отделению аффективной составляющей (чувства) от когнитивной составляющей (знание о событие, его вызвавшем) в общей реакции человека на стресс/дистресс (чрезмерный стресс). Этот механизм является центральной защитой в структуре характера обсессивно-компульсивного типа личности, формирующегося при определенном стиле воспитания.

Истоками изоляция уходит к описанному нами ранее, низшему защитному механизму расщепления. При любых болезненных переживаниях, например, в ситуации, вызывающей страх, при помощи данного механизма человек может «упростить» свое осознание происходящего путем отделения понимания от чувствования.

Так, моему давнему приятелю, ныне стоматологу-ортодонту, всю жизнь мечтающему стать хирургом-пластиком, не дано было использовать механизм изоляции, когда на 3 курсе студенты-медики выбирали специализацию для дальнейшего обучения. Он, мечтающий вершить судьбу страждущих при помощи скальпеля, стал терять сознание или чувствовать себя крайне дискомфортно на демонстрационных учебных операциях. И поэтому, в итоге, он выбрал специализацию, максимально далекую от нанесения телесных повреждений человеческой плоти. Ортодонтия — исправление аномалий прикуса, позволила моему приятелю прийти к внутреннему компромиссу между желанием лечить и невозможностью причинять боль. Некоторые его сокурсники все же смогли преодолеть свои чувства отвращения, страха или жалости и стали практикующими челюстно-лицевыми хирургами, использующими психологическую защиту изоляции — для них в момент операции люди являются не субъектами, а объектами.

В жизни мы также периодически сталкиваемся с таким феноменом. К примеру, знакомый или близкий может поведать нам леденящую душу историю из своего прошлого с таким невозмутимым лицом, а, возможно, и с улыбкой, что порой чувствуешь неловкость от собственной эмоциональной глубокой реакции. Между тем, человек может еще и добавить: «Да ладно, это дело давно минувших дней, ты-то что так реагируешь?!». В такие минуты невольно задумываешься, как человек, переживший такой ужас, может так спокойно об этом рассказывать? Изоляция, как адаптационный механизм в чрезвычайных ситуациях, помогает человеку пережить происходящее, не удаляя весь опыт из сознания (как при вытеснении или диссоциации), а облегчить, изолируя только эмоциональное значение.

Как уже упоминалось, изоляция как психологическая защита может стать наиболее часто используемым механизмом обсессивно-компульсивного типа личности. Если ребенок с детства воспитывался под девизом «Разум должен преобладать над чувствами», то, скорее всего, он/она изберет определенную жизненную позицию, где «мальчикам плакать воспрещается», а «женские слезы – это унижение и слабость», и как мантру будет себе повторять: «Утри нюни и соберись тряпка, а то не выживешь!», «Слезами горю не поможешь!» — превознося сдержанность и отстраненность (за счет эмоциональной «анастезированности») в любых человеческих проявлениях и отказываясь от «телячьих нежностей» в пользу логических доводов и рационального расчета.

 Известный психоаналитик Нэнси Мак-Вильямс считает, что если первичной защитой психики становится изоляция – человека склонен переоценивать значимость логики и рассуждений и принижать ценность эмоций и чувств.

Изоляция считается самой примитивной из «интеллектуальных защит» и является фундаментом таких психологических операций как интеллектуализация, рационализация и морализация.

 

ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИЯ

Интеллектуализация является наиболее сложной формой защитного механизма изоляция. Разница заключается в том, что если человек, использующий изоляцию, не осознает изолированных им чувств, то при использовании интеллектуализации он признает частично эмоции, но исключительно посредством умозрительных рассуждений о них, при этом не испытывая полноценного переживания.

Э. Фромм, представитель гуманистического направления в психологии называл современного человека «озабоченным автоматом», неспособным к открытому спонтанному выражению собственных чувств и предпочитающим быть «разумно невозмутимым». Ярким примером может служить «дамский угодник», который может восхвалять женскую красоту, воспевать любовь, но зачастую не способен к глубокому проживанию собственных чувств и сопричастности с другим человеком.

Интеллектуализация позволяет быть собранным, последовательным и рациональным, что очень приветствуется социумом. Если человек в аффективно заряженной ситуации может держать себя в руках, при этом осознавая происходящее, то это является признаком зрелости в обществе. Однако, существует большое количество людей, прочитавших большое количество «умных» книг, очень склонных к длительным самокопаниям и рефлексии, понимающих, откуда «ноги растут» у большинства их проблем. Но при этом одно такое понимание всех причинно-следственных связей не позволяет им продвигаться на пути устранения их психологических сложностей до тех пор, пока не будет «подключено» полноценное проживание эмоциональных составляющих конфликтных или травматических ситуаций, постоянно избегаемое при помощи механизма интеллектуализации.

 Как и любая защита, интеллектуализация бессознательно искажает восприятие реальности. Человек, часто прибегающий к этой защите, утрачивает способность к эффективной коммуникации, упуская возможность построения близких отношений, как дружеских, так и любовных, так как ему сложно открыто выражать истинные переживания и чувства, следовательно, он плохо ориентируется в истинных эмоциональных проявлениях своего партнера, так как воспринимает их не посредством сопереживания, а сквозь призму своих интеллектуальных интерпретаций — он «знает», что партнер «должен» чувствовать, хотеть и подразумевать своими действиями, а что с тем происходит на самом деле, оказывается несколько вторичным.

 

РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ

Рационализация — механизм психологической защиты, направленный на «фильтрование» воспринимаемой информации, приведение разумных доводов, которые помогут разумно объяснить и оправдать происходящее, благодаря чему собственное поведение человека становится оправданным им же самим, даже если истинная (бессознательная) мотивация поступка, на самом деле, гораздо более неприглядна. Так же происходящие события могут трактоваться таким образом, чтобы человеку минимизировать собственное разочарование.

Одной из главных задач рационализации является разумно обосновать свои желания и поступки, дабы не потерять самоуважение. Например, человек, проявляя открытую агрессию по отношению к другому, будет мотивировать свое поведение невозможностью донести информацию другим способом. Или же муж, жестко требующий от жены ежедневный отчет о покупках, оправдывает свое поведение бережливостью и заботой о процветании всей семьи.

Согласно исследованиям в области маркетинга и рекламы, женщины, глядя на полки супермаркета, впадают в подобие трансового состояния, покупая нередко лишние товары по «акциям» и скидкам. По дороге домой, когда транс спадает, женщина начинает рационализировать свои покупки, сделанные отнюдь не в самом «рациональном» состоянии сознания («…эти приправы впрок, эту сковородку Марина давно советовала, а мужу у них отбивные понравились, второй шампунь маме отдам, а новый крем более эффективный, к тому же больше моему типу кожи подходит…»). Известный рационализатор — Лиса из басни, которая подменила свое желание скушать «зеленый виноград» рационализацией из серии «не очень-то и хотелось».

Рационализация является отличной поддерживающей бессознательной стратегией человека, эффективно снижая переживания тревоги, вины или стыда. Однако, постоянное использование этого защитного механизма приводит человека к снижению критичности, невозможности трезво оценивать ситуацию, брать на себя ответственность и предпринимать адекватные меры.

 

МОРАЛИЗАЦИЯ

Морализация — механизм психологической защиты, сходный с рационализацией и выражающийся в бессознательном поиске способа убедить себя в моральной обоснованности и необходимости происходящего. Если рационализатор старается логически обосновать ситуацию и подвести под нее любую «подходящую» базу, то морализатор же будет искать морально-этическую правомерность своих поступков.

Морализация направлена на защиту чувства собственного достоинства, на сохранение восприятия себя как «хорошего», принимающего только «правильные» решения в жизни. На базе этого механизма продвигаются в массы и разворачиваются огромные рекламные и политические кампании. Часто политиками берутся за основу благородные морально-этические идеи, которые красной нитью проходят через всю выборочную агиткампанию и двигают миллионы людей делать нужный выбор. Существуют в истории и очень печальные примеры такой массовой приверженности, например нацистской или коммунистической идеям, приведшей к трагическим последствиям развития изначально благой, в основе своей, идеи.

Механизм морализации хорошо иллюстрирует поговорка «благими намерениями дорога в ад выстлана». Этот механизм часто свойственен людям с депрессивным или мазохистическим складом характера, которые склонны сопереживать окружающим, понимая их и оправдывая во всем (даже в ущерб себе), и имеют сложности с выражением чувств агрессивного круга и защитой своих границ (только праведный гнев, опять же исключительно морально правомерный, становится им изредка доступен для переживания).

Светлана (43 года) всю жизнь делала научную карьеру, а личную жизнь посвятила спасению мужа от пьянства, в связи с чем обратилась к религии как надежде на спасение супруга и семьи. На психотерапию она пришла для избавления от своей созависимости, когда муж начал представлять для нее и детей физическую угрозу. Она долгое время не осознавала свой страх принять ответственное решение уйти от мужа и мучительное чувство вины и бессилия в связи с невозможностью его спасти — все эти чувства были «прикрыты» рассуждениями о ее моральном долге жены, несущей «тяжелый крест»: «Мы в ответе за того, кого приручили, да и Господь дает испытание только по силам». Со временем карьера Светланы также пошла на спад, муж ревновал к ее успехам, запрещая ей выступать на конференциях, с чем Светлана соглашалась, так как с годами унижений самооценка ее неуклонно падала. «Ни к чему мне выступать, — говорила она озадаченным коллегам, — слишком много внимания там, нескромно это, лучше проявить смирение и отказаться. » На втором году терапевтической работы, осознав колоссальный ущерб, понесенный за эти годы, она впервые ощутила ярость по этому поводу (опять же, вполне морально для нее оправданную).

Все люди в той или иной степени прибегают к использованию всех вышеописанных психологических защитных механизмов. Они помогают сохранять внутренний баланс, помогают «управляться» с внешней реальностью, так как основная функция защит — снижение тревожности (как сигнала о возможных болезненных переживаниях). Однако, человеку для более эффективной жизнедеятельности необходимо точнее ориентироваться своих истинных чувствах и потребностях и особенностях отношений с другими людьми. При помощи анализа и осознания своих защит можно улучшить тестирование реальности путем повышения своей критичности и перепроверять свои реакции, которые иногда могут быть автоматическим и бессознательным защитным механизмом, искажающим реальность.

Автор: Липченко Агата

Защитные механизмы: 8 типов и примеров

Психоаналитик Зигмунд Фрейд разработал идею защитных механизмов как способа понимания человеческого поведения. Фрейд предположил, что люди неосознанно используют защитные механизмы, чтобы избежать неприятных чувств и эмоций.

Ниже приведены некоторые часто используемые защитные механизмы:

1. Отрицание

Это подразумевает, что человек не осознает реальность стрессовой ситуации, чтобы защитить себя от всепоглощающего страха или беспокойства.

Отрицание может быть полезно в ситуациях, которые человек не может контролировать. Например, сохранение оптимизма может принести пользу человеку, который пытается преодолеть серьезное заболевание.

С другой стороны, отрицание может помешать человеку иметь дело с ситуациями, требующими его внимания. Например, может быть проще игнорировать негативные последствия чрезмерного употребления алкоголя, чем сократить потребление алкоголя.

2. Искажение

Искажение предполагает, что человек верит в то, что что-то правда, а это не так.

В некоторых случаях искажение может защитить человека от неприятной реальности ситуации. Например, человек может подумать, что он провалил тест из-за сложных вопросов, а не потому, что не полностью подготовился.

В других случаях искажение может убедить человека в том, что ситуация хуже, чем она есть на самом деле. Например, человек может видеть только негатив в ситуации и игнорировать позитив.

Искаженное мышление — обычная черта тревоги и депрессии.Это также распространено среди людей со следующими расстройствами:

Люди с указанными выше состояниями часто имеют искаженное восприятие собственного образа тела.

3. Проекция

Проекция включает в себя человека, обвиняющего кого-то в том, что у него есть мысли или чувства. Это может быть способ избежать нежелательных мыслей или ответственности за определенное поведение.

Например, человек, который осознает свою агрессивность во время ссоры, может обвинить другого человека в агрессии.Это уводит критику от себя и на другого человека.

Проекция может быть вредной, поскольку она может помешать кому-либо принять и взять на себя ответственность за свои собственные мысли или поведение.

4. Диссоциация

Диссоциация включает в себя чувство оторванности от стрессового или травмирующего события или ощущение, что это событие на самом деле не происходит. Это способ заблокировать психические травмы и защитить разум от чрезмерного стресса.

Иногда диссоциация оставляет человека неспособным вспомнить травмирующие события из своего прошлого.

У человека, который диссоциирует, часто в детстве или подростковом возрасте, может развиться диссоциативное расстройство. Это особенно нездоровая форма диссоциации, при которой человек диссоциирует непроизвольно и регулярно.

5. Подавление

Подавление подразумевает избегание мыслей о чем-то, чтобы заблокировать болезненные или дискомфортные чувства, эмоции и импульсы. Подавление — это бессознательный процесс — человек не осознает, что он это делает.

Человек может бессознательно подавить болезненное или трудное воспоминание, но оно остается.Одна из целей психотерапии — побудить человека выражать подавленные мысли, чтобы справиться с ними более полезным способом.

Репрессии могут помочь объяснить корень некоторых фобий. Например, некоторые необъяснимые фобии могут быть результатом травмирующих детских переживаний, которые человек с тех пор подавлял.

Подавление похоже на подавление, но подавление — это сознательный процесс, он включает в себя намеренное избегание определенных мыслей или воспоминаний и активные попытки их забыть.

6. Формирование реакции

Формирование реакции включает в себя действия, которые противоречат неприемлемым или вызывающим тревогу мыслям или чувствам по мере их возникновения. Это способ защитить разум от неприятных мыслей или желаний.

Например, человек может испытывать обычное чувство печали или разочарования после разрыва отношений. Если они чувствуют, что эти эмоции неприемлемы, они могут публично вести себя так, как будто они счастливы или равнодушны.

Формирование реакции может быть моделью продолжающегося поведения.Например, человек, который считает неприемлемым выражение гнева или разочарования по отношению к родителю, может никогда не отреагировать отрицательно на что-либо, что его родители говорят или делают, даже если это было бы нормальной реакцией.

7. Перемещение

Перемещение предполагает, что человек чувствует, что не может выразить отрицательные эмоции по отношению к определенному человеку, поэтому он направляет эти отрицательные эмоции на кого-то другого.

Например, человек, который считает, что его начальник вел себя несправедливо, может также опасаться увольнения, если он пожалуется или выразит гнев — и в результате позже он может кричать на члена семьи.

Перемещение может иметь негативные последствия для человека и окружающих его людей.

8. Интеллектуализация

Интеллектуализация вовлекает человека, использующего разум и логику, чтобы избежать неудобных или провоцирующих тревогу эмоций.

Интеллектуализация может быть полезным способом объяснения и понимания негативных событий. Например, если человек A груб с человеком B, человек B может подумать о возможных причинах поведения человека A. Они могут объяснить, что у человека А был тяжелый день.

Однако интеллектуализация может заставить людей преуменьшать важность собственных чувств и вместо этого сосредотачиваться на том, чтобы рассматривать все сложные ситуации как проблемы, которые необходимо решить. Это может помешать человеку научиться справляться со своими трудными эмоциями.

Защитные механизмы — это психологические способы помочь человеку справиться с дискомфортными или травмирующими ситуациями или эмоциями.

Тем не менее, некоторые люди регулярно используют защитные механизмы, чтобы избежать дискомфортных эмоций или нездоровых моделей поведения.

Защитные механизмы — общая черта депрессии и тревоги. Часто люди с этими состояниями полагаются на защитные механизмы как на способ справиться с травмой или тревогой.

Хотя эти механизмы могут помочь предотвратить или уменьшить дискомфорт в краткосрочной перспективе, они не являются долгосрочным решением.

Искажение и диссоциация особенно распространены у людей с определенными психическими расстройствами. Искажение часто затрагивает людей с нарушениями образа тела, такими как нервная анорексия, нервная булимия и BDD.

Диссоциация может быть признаком посттравматического стрессового расстройства, более известного как посттравматическое стрессовое расстройство, биполярное расстройство и шизофрения.

Развитие защитных механизмов является частью нормального развития, и эти механизмы могут быть положительным способом разрешения сложных ситуаций. Однако повторное использование защитных механизмов может помешать человеку справляться со своими чувствами и эмоциями.

Некоторые люди застревают в образцах мышления, основанных на защитных механизмах.Это может негативно повлиять на человека и его отношения с другими людьми.

При правильном лечении люди могут найти положительные способы справиться с неприятными чувствами и эмоциями. Со временем использование бесполезных защитных механизмов должно уменьшиться.

Правильное лечение человека, который регулярно использует защитные механизмы, зависит от того, какие механизмы они используют, а также от наличия у него каких-либо основных психических заболеваний. Некоторые варианты включают:

Разговорная терапия

Это может помочь человеку исследовать мысли и чувства, которые могут стоять за определенным защитным механизмом. Терапия может включать индивидуальные занятия или групповые занятия.

Управление стрессом

Некоторым людям помогает изменение образа жизни, которое помогает им управлять своим уровнем стресса.

Лучшее управление стрессом может помочь снизить потребность в защитных механизмах. Некоторые полезные методы включают:

Лекарства

Человеку могут потребоваться лекарства от основного психического состояния. В зависимости от состояния, эти методы лечения могут включать:

Защитные механизмы являются естественной частью психологии человека.Они помогают уму справляться с дискомфортными или травмирующими ситуациями или эмоциями.

Однако некоторые люди обычно используют защитные механизмы как способ избежать своих чувств и эмоций или оправдать свое поведение. Это может негативно сказаться на психическом здоровье человека и отношениях.

Если человек постоянно полагается на бесполезные модели мышления, он может пожелать обратиться за поддержкой к квалифицированному терапевту.

При правильном лечении люди могут уменьшить использование защитных механизмов и научиться реагировать на свои чувства и эмоции более позитивно и конструктивно.

Защитные механизмы — специалисты по тревоге Сиэтла, PLLC

Защитные механизмы

Обзор

Защитные механизмы — это психологические стратегии, которые используются нашим подсознанием для поддержания нашего психологического благополучия. Они часто искажают или манипулируют нашим опытом, восприятием и мыслями, чтобы уменьшить чувство тревоги.

Зигмунд Фрейд впервые описал это явление в своей публикации 1894 года, The Neuro-Psychosis of Defense .Он предположил, что защитные механизмы были результатом разногласий между ID и суперэго. Фрейд и его последователи считали, что человеческая психика состоит из трех отдельных частей. Во-первых, это идентификатор, который скрывает наши бессознательные и биологические влечения. Вторым было суперэго, которое представляет социальные потребности. И, наконец, Эго, которое управляет несоответствиями между Ид и Суперэго. Фрейд предположил, что защитные механизмы использовались Эго, чтобы смягчить или заблокировать побуждения ID [1].Современные исследования (в основном) отклонили эту концептуализацию структур мозга. Тем не менее, это была первая теория, которая признала наличие нашего бессознательного, что сделало его необходимым для развития психоаналитической теории и понимания защитных механизмов.

Дочь Фрейда, Анна Фрейд, продолжила развитие идей своего отца о механизмах защиты. Она считала, что защиты использовались для маскировки трех различных типов тревоги. К ним относятся: внутренняя тревога из-за страха не удовлетворить свои инстинктивные потребности; объективная тревога, опасающаяся несоответствия требованиям социального мира; и тревога суперэго, которая боится внутренних потрясений, связанных с управлением внутренними и социальными обязательствами [2].В ответ на эту теорию Отто Фенихель утверждал, что вместо того, чтобы снимать различные типы беспокойства, психика использовала защитные механизмы для поддержания инстинктивной потребности в безопасности. Теория Фенихеля все еще принимается сегодня. Защитные механизмы делают наше понимание мира более конкретным, стабильным и безопасным. Когда это установлено, намного легче поддерживать самооценку и стабильность [3].

В 1930-е и 1940-е годы защитные механизмы были полностью отвергнуты, и многие теоретики предложили заменить защитные механизмы на понимание механизмов совладания [4].Механизмы преодоления — это сознательная реализация защитных стратегий. Нарастало недоверие к идее о том, что наш бессознательный мозг играет активную роль в том, кто мы такие как люди, и многие психологи хотели сосредоточиться на наблюдении за нашим поведением, чтобы сделать изучение психологии более «научным». Сегодня большинство психологов и исследователей признают важность поведения, бессознательных и сознательных мыслей. Таким образом, психоаналитические теоретики добавили, переопределили и классифицировали защитные механизмы в 21 веке.

Идея искажения нашей реальности может показаться неадаптивной и, возможно, даже немного экстремальной. И изначально это было распространенным мнением. В самых ранних работах Фрейда все защитные механизмы и их множество применений рассматривались как патологические факторы, способствующие психологическим расстройствам, таким как депрессия и истерия [4]. Теории, опубликованные в начале 1960-х годов, начали признавать двойственную природу защитных механизмов. В частности, эти защиты могут быть адаптивными, если они способствуют психологическому росту и мастерству, но патологическими, если их целью было отклонение тревоги и внутреннего конфликта [5].Эта теория довольно хорошо принята сегодня, когда защитные механизмы классифицируются по континууму от адаптивных до дезадаптивных. Менее адаптивные защитные механизмы чаще встречаются у детей, но у взрослых они связаны с рядом психологических расстройств и симптомов дистресса. Снижение защитных функций или чрезмерное использование защитных механизмов связано с более высокими случаями депрессии, тревоги, биполярного расстройства, злоупотребления алкоголем, расстройств пищевого поведения и расстройств личности, таких как нарциссическое, шизотипическое и пограничное расстройство личности [6], [7].Кроме того, защитные механизмы подразделяются на успешные и неудачные. Эти классификации основаны на личности, а не на самом механизме. Успешные защитные механизмы сдерживают тревогу и почти мгновенно работают в направлении личного прогресса, в то время как неэффективные защитные механизмы этого не делают [8].

Джордж Вайллант представил четырехуровневую классификацию защитных механизмов в 1986 году [9]. Его первоначальный список состоял из 18 защитных механизмов; Тем не менее, несколько источников предоставили свои защитные механизмы, всего в списке 25.Со времени первой публикации многочисленные исследования подтвердили четыре категории [3]. Обзоры этих категорий показали, что защиты действительны. Кроме того, защиты более низкого уровня связаны с плохим функционированием, а защиты более высокого уровня связаны с более адаптивным функционированием [3].

Уровень 1: Патологические защиты

Патологические защиты представляют собой наиболее опасную категорию защитных механизмов, когда их используют взрослые. Эти защиты жесткие, искажают реальность, выходящую за рамки того, что есть, и связаны с психологическими заболеваниями и стрессом.Патологические защиты были описаны другими теоретиками как нарциссические защитные механизмы, поскольку они сохраняют наиболее идеалистическую версию себя без какого-либо признания ограничений.

Эти защиты также являются первыми защитными механизмами, которые мы реализуем в детстве. Столкнувшись с ситуацией, провоцирующей тревогу, дети часто не знают, как управлять своим окружением, если взрослые не получают эффективной помощи. Пока это не произойдет, дети, скорее всего, будут использовать ранние защитные механизмы, такие как избегание, драки или замирания, чтобы справиться со стрессовыми ситуациями.В то время как замораживание и избегание присутствуют с младенчества, драки начинают происходить примерно через 2 года. Для детей «драки» включают в себя отыгрывание, истерику и гиперактивность. Эти защитные механизмы были бы (в некоторой степени) приемлемы для ребенка, но совершенно не подходили бы для взрослого [10].

Лица с нарциссическим расстройством личности часто используют патологические защиты, чтобы поддерживать строго положительный взгляд на себя [11]. С другой стороны, эти защиты также используются людьми с пограничным расстройством личности, которые дезадаптируют их негативные социальные взаимодействия [12].Эти стратегии часто не допускают вариативности, заставляя ситуацию казаться черно-белой, и трудно убедить человека в том, что его восприятие неверно.

Помимо избегания, замораживания и борьбы, другие нарциссические или патологические защитные механизмы включают:

Отрицание как защитный механизм — это неспособность принять реальность или факт и действовать так, как если бы болезненное событие, мысль или чувство не воспринимались. существовать. Это чаще всего встречается у детей и людей с тяжелыми психологическими расстройствами.Например, человек с нарциссическим расстройством личности может активно отрицать негативные аспекты себя, несмотря на то, что ему неоднократно представлялись доказательства, свидетельствующие об обратном.

Искажение (также называемое заблуждением) — это неправильная интерпретация вашего окружения, чтобы увидеть то, что вы хотите видеть. Ваш бессознательный мозг может лучше осознавать объекты в вашем окружении, которые соответствуют вашим убеждениям, и игнорировать свидетельства против них. Заблуждение определяется в психиатрии как твердое или твердое убеждение, основанное на неадекватных основаниях.Мы все делаем это понемногу. Если у нас плохой день, нам, возможно, будет легче выделить весь негатив в нашем окружении. Однако искажение и заблуждение также могут использоваться для поддержания некоторых серьезно вредных убеждений и психологических расстройств. Хотя Фрейд и Вайллант не знали об этом, пока разрабатывали свои теории, заблуждения сами по себе вносят существенный вклад в шизофрению, парафрению, нарциссическое расстройство личности, пограничное расстройство личности и биполярное расстройство.Например, кто-то с пограничным расстройством личности, скорее всего, выберет отрицательные аспекты своего социального взаимодействия, не замечая положительных. Это искажение способствует сохранению их социальной разобщенности и изоляции. С другой стороны, люди с нарциссическим расстройством личности игнорируют негативные аспекты самих себя, что поддерживает нарциссическое заблуждение.

Конечно, все искажения происходят в диапазоне от адаптивных до дезадаптивных и обычно используются хорошо приспособленными людьми для поддержания своего самосознания.Один из небольших способов, которым это происходит, — это когда мы читаем гороскопы и верим в них. Мы можем испытывать чувство изумления, когда гороскоп правильно выстраивает нашу текущую ситуацию, но игнорируем или изменяем то, что он говорит, когда он не идеален. Мы выделяем положительные аспекты окружающей среды довольно стандартным (и не очень вредным) способом.

Множество различных искажений и заблуждений способствуют определенному поведению. Причудливые заблуждения невозможно понять, и они не являются результатом типичного опыта (учитывая культурные особенности человека).Необычные заблуждения ложны в непосредственной ситуации, но вполне правдоподобны. Типичный пример этого — вера в то, что вы все время находитесь под наблюдением полиции. Бредовые идеи, соответствующие настроению — это любые иллюзии, которые соответствуют депрессивному или маниакальному состоянию. Например, человек, страдающий депрессией, может полагать, что люди, проходящие мимо него по оживленной улице, опровергают его существование, хотя на самом деле это неправда.

Vaillant также отнесен к категории бредовой проекции , которая относится исключительно к заблуждениям внешней реальности, а не только к заблуждениям о себе.Бредовая проекция возникает, когда вы замечаете в своем окружении вещи (независимо от того, присутствуют они на самом деле или нет), что приводит к конкретным предположениям о вашей реальности [13], [14].

Проекция — это приписывание нежелательных мыслей, чувств или побуждений человека другому человеку или объекту. Это происходит, когда человек считает свои идеи неприемлемыми для прямого выражения. Проекция может быть такой же простой, как замечать в других людях черты, которые вам не нравятся в себе (без сознательного осознания того, что вы делаете именно это).

Преобразование — это выражение внутрипсихического конфликта как физического симптома, такого как слепота, глухота, паралич или онемение. Симптомы не соответствуют органической причине, которую может обнаружить медицинский работник (например, повреждение мозга, дегенеративное заболевание и т. Д.). Случаи обращения редки, и их достоверность постоянно подвергается сомнению.

Уровень 2: Незрелая защита

Эти защитные механизмы наиболее распространены, когда мы пытаемся подавить нашу эмоциональную осведомленность.Хотя взрослые используют эти защитные механизмы, когда они злоупотребляют, мы можем связать их с серьезными проблемами, такими как серьезное депрессивное расстройство и расстройства личности. Исследование 2013 года показало, что использование незрелых защитных механизмов связано с другим неадаптивным поведением, подавляющим эмоции. Такое поведение включало переедание, просмотр телевизора и употребление алкоголя. Авторы не исследовали прямые механизмы этих отношений, но выдвинули гипотезу о том, что это было множество вариантов поведения, которые помогали участникам отрицать или избегать эмоционального выражения чувств [15].

Действия в качестве защитного механизма — это выражение бессознательного желания или импульса без сознательного осознания эмоции, которая движет этим поведением. Этот защитный механизм является составной частью нарушения контроля над импульсами. Расстройство контроля над импульсами — это именно то, на что это похоже: неспособность сопротивляться искушению или неуместной реакции. Такое поведение также встречается в повседневном контексте, например, когда кто-то становится физически агрессивным, вместо того, чтобы выражать свои негативные чувства словесно.

Ипохондрия (или более широко известная как ипохондрия, а теперь обозначенная в DSM-5 как расстройство соматических симптомов и болезненное тревожное расстройство) — это чрезмерная озабоченность или беспокойство по поводу тяжелого заболевания. Чаще всего это убеждение, что небольшие изменения физических симптомов субъективных ощущений свидетельствуют о серьезном заболевании. Заверения врача в безвредности их симптомов часто неутешительны и могут вызвать скептицизм в отношении медицины.Ипохондрия и соматическое симптоматическое расстройство могут существовать независимо от защитного механизма, но могут использоваться, чтобы сместить тревогу с чего-то еще более провоцирующего тревогу. Например, сосредоточение внимания на физических симптомах и их потенциальном проявлении может помочь избавиться от чувства неудовлетворенности своей жизнью.

Пассивно-агрессивное поведение : мы все знакомы с этим. Кто-то может попытаться сообщить вам, что он чувствует, косвенно, потому что он слишком беспокоится о результате прямого выражения себя.

Шизоидная фантазия — это склонность отступать в фантазию, чтобы избежать нынешней проблемы. С другой стороны, это могут быть обычные мечтания, когда вам скучно на работе, или, в крайнем случае, полная потеря чувства реальности.

Уровень 3: нейротические защитные механизмы

Невротизм — это черта личности, которая заставляет людей вести себя с тревогой, депрессией и гневом. Обычно это связано с тем, что кто-то неуравновешен, расстроен, психически нарушен или плохо приспособлен.Он также включает в себя многие психологические расстройства, такие как шизофрения, биполярное расстройство или пограничное расстройство личности. Однако эти стратегии используются рядом людей для управления негативными чувствами, мыслями или импульсами.

Смещение — это перенаправление мыслей и чувств к постороннему объекту или человеку. Типичный пример — издевательства в школе. Часто хулиганы не по своей сути злые дети. Однако у них может быть трудная семейная жизнь или основная травма, из-за которой они ведут себя грубо или набрасываются на других детей.Это действие сделано, чтобы облегчить мысли и чувства более легкой цели.

Диссоциация — это резкое изменение личности или характера во избежание эмоционального стресса. Это может варьироваться от незначительных случаев отстранения до полного отстранения от физических и эмоциональных переживаний. Представьте, что компания, в которой вы работаете, разорилась из-за мошенничества. Вы можете решить больше не видеть себя частью этой компании (а также себя, в которой вы не участвовали), чтобы управлять своей самоидентификацией.Диссоциативные расстройства, такие как диссоциативная фуга и расстройство деперсонализации, включают, соответственно, полную потерю памяти о своем прошлом или различных идентичностях внутри себя. Все это связано с тяжелой травмой в детстве. Диссоциация помогает защитить часть человека от изнурительных последствий этой травмы.

Компартментализация — это меньшая форма диссоциации, когда части себя отделены от осознания других компонентов. Две системы ценностей различны и не пересекаются.

Интеллектуализация — это процесс понимания ситуации полностью в интеллектуальных терминах, чтобы избежать переживания эмоции. Это помогает человеку избежать эмоциональных ожиданий от опыта и рационализировать, тем самым защищая себя от этого опыта.

Формирование реакции включает преобразование нежелательных или опасных мыслей, чувств или импульсов в их противоположности. Например, типичный пример в детстве — быть злым по отношению к человеку, в которого вы можете влюбиться.

Подавление — это бессознательное блокирование неприемлемых мыслей, чувств и импульсов. Подавленные воспоминания в последние годы стали очень горячей темой. Может ли кто-то забыть подробности преступления, но вспомнить их спустя годы? Есть ли травма, о которой вы не подозревали до тех пор, пока ее не сообщил терапевт? (См. Защитные механизмы и травмы)

Изоляция и отстранение как защитные механизмы включают полное отделение себя от негативных аспектов своей жизни.Это может быть что-то вроде отказа видеть любимого человека в больнице, потому что увидеть его там было бы слишком сильным эмоциональным переживанием.

Регрессия — это когда кто-то движется назад в своем развитии. Например, подросток может начать вести себя агрессивно или устраивать истерики.

Уровень 4: Зрелые защитные механизмы

Это наиболее распространенные защитные механизмы, используемые среди хорошо приспособленных, здоровых взрослых. Хотя они по-прежнему помогают человеку избежать источника беспокойства, они могут быть необходимы для того, чтобы помочь кому-то справиться с повседневными делами или поддержать сильное чувство собственного достоинства, несмотря на чувство тревоги.Использование этих защитных механизмов связано с эмоциональным интеллектом, показателями IQ и удовлетворенностью жизнью [16].

Альтруизм , как защитный механизм, предполагает выполнение дел для других для личного удовлетворения.

Предвидение как защитный механизм — это реалистичное планирование будущего дискомфорта и изучение способов смягчения этого дискомфорта.

Использование юмора для выражения негативных мыслей и чувств, а не прямого разговора о них.

Сублимация — это практика преобразования бесполезных эмоций или инстинктов в здоровые действия, поведение или чувства. Это может включать занятия контактным спортом или ведение дневника, чтобы избавиться от негативных эмоций, или использование упражнений, а не агрессии, когда вы находитесь в состоянии стресса.

Подавление — это сознательное решение не обращать внимания на мысль, эмоцию или потребность справиться с настоящей реальностью. Не следует путать с подавлением, которое является бессознательным действием.

Отмена — это попытка вернуть назад бессознательное поведение или мысль, которая является неприемлемой или оскорбительной.

Компенсация — это когда вы игнорируете кажущуюся слабость, подчеркивая свои сильные стороны в других областях, тем самым уменьшая потенциальное беспокойство, связанное с вашими недостатками.

Репрессии, ложные воспоминания и травмы

При быстром поиске репрессий вы обязательно найдете сотни новостей или личных рассказов жертв травм, восстанавливающих подавленные воспоминания спустя годы после инцидента.Исследование вытеснения началось с Зигмунда Фрейда, который отметил, что с помощью психоанализа он может восстановить травмирующие воспоминания из прошлого своего пациента [17]. Однако на сегодняшний день существует мало клинических или экспериментальных доказательств того, что у человека может быть удалена травматическая память из его разума [18]. Детали травмирующего события может быть трудно вспомнить, но это, возможно, связано с тем, как память формировалась в то время, а не подавлялась постфактум [19]. Например, если вы стали жертвой ограбления, вы можете не вспомнить, во что был одет грабитель, если бы вы были сосредоточены на том, чтобы убедиться, что с вашей семьей все в порядке.

По поводу репрессий было много споров. Утверждалось, что подавление возможно и что воспоминания вспоминаются только спустя годы, когда это безопасно. Другие говорят, что это могло быть результатом того, что терапевты побуждали пациентов преувеличивать свой травматический опыт, или люди делали это самостоятельно [20] — то, что сейчас называется гипотезой ложной памяти [21]. И, конечно же, между этими двумя гипотезами есть центристские теории. Исследование 2009 года, посвященное тому, как люди интерпретировали сексуальное насилие в детстве.Авторы обнаружили, что некоторые участники не считали этот опыт травматическим и поэтому не задумывались об этом, пока их не попросили обсудить в терапии [22]. В данном случае вопрос не в том, точна память или нет; это было переосмысление воздействия, которое событие могло оказать на их развитие. Другая теория состоит в том, что люди заполняют подробности травмирующего события с течением времени, и в конечном итоге это вспоминается как нечто совершенно иное, чем факт.Феномены ложных воспоминаний хорошо изучены и могут быть воспроизведены как в экспериментальных, так и в наблюдательных исследованиях [23]. Исследователи могут насаждать ложные воспоминания в умах своих участников просто для того, чтобы их участники вспомнили ситуацию (и поверили, что это правда!) Через несколько недель. В начале 1990-х Элизабет Лофтус разработала парадигму «затерянности в торговом центре», в которой они пытались внедрить ложное воспоминание о том, что потеряли в торговом центре во время сеанса терапии [24]. У 25% испытуемых появилось драгоценное ложное воспоминание о событии, которого никогда не было.Все это произошло в интересное время для исследования памяти. В 1990 году Джордж Франклин был обвинен в убийстве первой степени, но единственным доказательством против него было подавленное воспоминание, которое его дочь восстановила во время сеанса терапии. Лофтус (как упоминалось выше) попросили предоставить экспертные показания, предполагающие, что воспоминания могут быть имплантированы, но что она не могла окончательно сказать, так ли это в отношении этого конкретного воспоминания. Франклин был осужден, но освобожден по апелляции в 1998 году.

В то время как большинство академических исследований отрицает наличие ложных воспоминаний, существует консенсус в отношении существования ложных, фрагментированных, искаженных или неверно истолкованных воспоминаний.Однако всегда приветствуются дальнейшие исследования. Что касается прямо сейчас, если вы ищете терапию, не нужно беспокоиться о том, что ложные воспоминания возникнут или имплантируются в ваш разум. В 1990-е годы в «терапии восстановления памяти» наблюдался быстрый подъем и упадок. Этот и другие виды периферической терапии в основном были заменены когнитивно-поведенческой терапией при травмах [25].

Детская травма и защитные механизмы

Избегание как защитный механизм присутствует с рождения и может иметь долгосрочное влияние на то, как индивидуум взаимодействует в будущих отношениях [26].Взаимодействуя с опекунами, мы можем развить один из трех стилей привязанности: безопасную, тревожную или избегающую. Дети с опекунами, которые постоянно не заботятся о своих потребностях или не вызывают негативных эмоций, учатся не использовать своих матерей для утешения. Это сделано для того, чтобы адаптироваться и избежать беспокойства, которое обычно возникает без присутствия опекуна. Младенец учится полагаться на собственные силы в регулировании эмоций. В зрелом возрасте защитный механизм против разочарования во взаимодействии с другими может заставить человека избегать или пренебрегать близкими отношениями [27].

Защитные механизмы и терапия

Некоторые данные свидетельствуют о том, что тех, кто использует защитные механизмы в контексте тяжелых психологических расстройств, труднее лечить, чем тех, кто не использует защитные механизмы [28]. Лица с сильными положительными иллюзиями — одни из самых сложных пациентов для лечения, поэтому необходимо раскрыть возможности использования защитных механизмов для решения проблемы. Избегающие, зависимые и компульсивные расстройства, вероятно, связаны с пассивной агрессией и ипохондрией.Между тем, антисоциальные, нарциссические, пограничные расстройства и расстройства контроля над импульсами чаще всего вызывают расщепление, девальвацию и диссоциацию [29]. Важно уделять особое внимание управлению этими защитными механизмами, чтобы добраться до корня проблемы. Исследования показали, что защитные функции могут улучшаться во время краткой и продолжительной психотерапии, особенно среди терапевтов, которые непосредственно обращаются к происхождению защитных механизмов индивидов [29].

Кроме того, улучшение защитных функций во время лечения было связано со снижением стресса во время лечения и через 2 года наблюдения [29].Использование механизмов адаптивной защиты не защищает людей от развития психологического заболевания. Однако их использование часто предсказывает более благоприятный исход лечения как для тревожных, так и для депрессивных пациентов. Более того, прямое обращение к происхождению и цели чьих-либо неадаптивных защитных механизмов может быть использовано для установления более сильного терапевтического альянса на протяжении всего лечения.

Пол

Ранние психоаналитические теории предполагают, что женщины были биологически склонны использовать внутренние механизмы защиты, такие как отрицание и формирование реакции, в то время как мужчины были склонны использовать внешние защитные механизмы, такие как сублимация и проекция [29].Кроме того, исследования показывают, что любые наблюдаемые различия могут быть связаны в основном с социализацией. Использование защитных механизмов мужчинами и женщинами может иметь разные социальные последствия. Например, женщины, использующие проекцию, считаются относительно здоровыми, а мужчины — манипулятивными и недоверчивыми [29].

Возраст

По мере развития мы учимся использовать больше механизмов адаптивной защиты. Специфические защитные механизмы, кажется, возникают в разном возрасте.Одно исследование показало, что отрицание наиболее распространено в возрасте от 5 до 6 лет, тогда как проекция наиболее распространена в возрасте 11 лет. Предполагается, что хорошо приспособленные взрослые с меньшей вероятностью примут искаженную реальность, заставляя их перестать использовать незрелую и невротическую защиту. механизмы [29].

Защитные механизмы — это естественный способ поддержания психологического благополучия, которые проявляются в различных формах на протяжении всего нашего развития. Это тонкие и хитрые способы нашей психики заботиться о нас. Психоаналитики подчеркивают, что использование защитных механизмов является нормальной частью функции личности и само по себе не является признаком психологического расстройства.Тем не менее, некоторые расстройства можно разделить на категории по их использованию специфических или несоответствующих развитию защитных механизмов.

Прислал: Молли Рояккерс

Защитные механизмы | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


В психоаналитической теории Фрейда защитные механизмы — это психологические стратегии, задействованные отдельными людьми, группами и даже народами, чтобы справиться с реальностью и сохранить самооценку.Здоровые люди обычно используют разные защиты на протяжении всей жизни. Механизм защиты эго становится патологическим только тогда, когда его постоянное использование приводит к неадаптивному поведению, так что физическое и / или психическое здоровье человека страдает. Целью механизмов защиты эго является защита разума / себя / эго от беспокойства, социальных санкций или обеспечение убежища от ситуации, с которой человек в настоящее время не может справиться.

Их более точно называют механизмами защиты эго, и, таким образом, их можно отнести к категории возникающих, когда импульсы ид конфликтуют друг с другом, когда импульсы ид конфликтуют с ценностями и убеждениями супер-эго и когда возникает внешняя угроза. поставлен перед эго.

Термин «защитный механизм» часто используется для обозначения определенных черт личности, которые возникают из-за утраты или травматических переживаний, но более точно относится к нескольким типам реакций, которые были выявлены во время и после жизни дочери Анны Фрейд.

Концепция импульсов ид происходит от структурной модели Зигмунда Фрейда. Согласно этой теории, импульсы Оно основаны на принципе удовольствия: мгновенное удовлетворение собственных желаний и потребностей.Зигмунд Фрейд считал, что id представляет собой биологические инстинктивные импульсы в нас самих, которыми являются агрессия (Танатос или инстинкт Смерти) и сексуальность (Эрос или инстинкт Жизни). Например, когда импульсы Ид (например, желание вступить в сексуальные отношения с незнакомцем) вступают в конфликт с суперэго (например, вера в общественные обычаи не заниматься сексом с неизвестными людьми), чувство тревоги выходит на поверхность. Чтобы уменьшить эти негативные чувства, эго может использовать защитные механизмы.

Фрейд также считал, что конфликты между этими двумя структурами приводят к конфликтам, связанным с психосексуальными стадиями.

Метафора айсберга часто используется для объяснения частей психики по отношению друг к другу.

Определения индивидуальных структур психики [править | править источник]

Фрейд предложил три структуры психики или личности:

  • Id: эгоистичная, примитивная, детская, ориентированная на удовольствие часть личности, не способная откладывать удовлетворение.
  • Эго: модератор между Ид и Супер-Эго, который ищет компромиссы, чтобы умиротворить обоих.
  • Суперэго: усвоенные общественными и родительскими стандартами «хорошего» и «плохого», «правильного» и «неправильного» поведения.

Первичные и вторичные процессы [править | править источник]

В эго происходят два процесса. Во-первых, это бессознательный первичный процесс, когда мысли не организованы последовательным образом, чувства могут меняться, противоречия не находятся в конфликте или просто не воспринимаются таким образом, и возникают сгущения.Нет логики и временной шкалы. Вожделение важно для этого процесса. Напротив, есть сознательный вторичный процесс, когда устанавливаются жесткие границы и мысли должны быть организованы согласованным образом. Здесь берут начало большинство сознательных мыслей.

Принцип реальности [править | править источник]

Импульсы Id не подходят для цивилизованного общества, поэтому общество вынуждает нас изменить принцип удовольствия в пользу принципа реальности; то есть требования внешнего мира.

Формирование суперэго [править | править источник]

Суперэго формируется по мере того, как ребенок растет и узнает родительские и социальные стандарты. Суперэго состоит из двух структур: совести, которая хранит информацию о том, что «плохо» и что было наказано, и идеала эго, хранящего информацию о том, что «хорошо» и что «следует» делать или быть. (Интересно, что фрейдистское сознание стало центром внимания когнитивно-поведенческого терапевта Альберта Эллиса.)

Эго использует защитные механизмы [править | править источник]

Когда тревога становится слишком непреодолимой, именно тогда эго использует защитные механизмы для защиты человека.Чувство вины, смущения и стыда часто сопровождает чувство тревоги. В первой полной книге о защитных механизмах, Эго и механизмы защиты (1936), Анна Фрейд представила концепцию сигнальной тревоги; она заявила, что это было «не напрямую конфликтное инстинктивное напряжение, а сигнал, происходящий в эго об ожидаемом инстинктивном напряжении». Таким образом, сигнальная функция тревоги рассматривается как решающая и биологически адаптированная для предупреждения организма об опасности или угрозе его равновесию.Тревога ощущается как увеличение физического или психического напряжения, и сигнал, который организм получает таким образом, дает ему возможность предпринять защитные действия против предполагаемой опасности. Защитные механизмы работают, искажая импульсы Ид в приемлемые формы или бессознательно блокируя эти импульсы.

Категоризация защитных механизмов [править | править источник]

Защитные механизмы уровня 1 [править | править источник]

Механизмы на этом уровне, когда они преобладают, почти всегда сильно патологичны.Эти три защиты в сочетании позволяют эффективно перестраивать внешнюю реальность и устранять необходимость совладать с реальностью. Патологические пользователи этих механизмов часто кажутся другим сумасшедшими или ненормальными. Это «психотические» защиты, распространенные при явном психозе. Однако они обнаруживаются во снах и в детстве как здоровый механизм.

Сюда входят:

  • Отрицание: отказ принять внешнюю реальность, потому что она слишком опасна; возражать против раздражения, провоцирующего раздражение, заявляя, что его не существует; разрешение эмоционального конфликта и уменьшение беспокойства за счет отказа воспринимать или сознательно признавать более неприятные аспекты внешней реальности.
  • Искажение: Грубое изменение внешней реальности для удовлетворения внутренних потребностей.
  • Бредовая проекция: Совершенно откровенные заблуждения относительно внешней реальности, обычно преследующие характер.

Защитные механизмы 2-го уровня [править | править источник]

Эти механизмы часто присутствуют у взрослых и чаще проявляются в подростковом возрасте. Эти механизмы уменьшают беспокойство и беспокойство, вызванные угрозами людям или неудобной реальностью. Люди, которые чрезмерно используют такую ​​защиту, считаются социально нежелательными, поскольку они незрелы, с ними трудно иметь дело и они серьезно оторваны от реальности.Это так называемые «незрелые» защиты, и чрезмерное их использование почти всегда приводит к серьезным проблемам в способности человека эффективно справляться с ними. Эти защиты часто наблюдаются при тяжелой депрессии, расстройствах личности. В подростковом возрасте появление всех этих защит является нормальным явлением.

К ним относятся:

  • Фантазия: Склонность к фантазии для разрешения внутренних и внешних конфликтов
  • Проекция: Проекция — примитивная форма паранойи. Проекция также снижает тревогу, позволяя выражать нежелательные импульсы или желания, не осознавая их; приписывание собственных непризнанных неприемлемых / нежелательных мыслей и эмоций другому; включает в себя серьезные предрассудки, сильную ревность, чрезмерную бдительность по отношению к внешним опасностям и «несправедливое взыскание».Это перенос неприемлемых мыслей, чувств и импульсов внутри себя на кого-то другого, так что те же самые мысли, чувства, убеждения и мотивации воспринимаются как принадлежащие другому.
  • Ипохондрия: преобразование негативных чувств по отношению к другим людям в негативные чувства по отношению к себе, боли, болезни и беспокойства
  • Пассивная агрессия: Агрессия по отношению к другим, выраженная косвенно или пассивно
  • Разыгрывание: прямое выражение бессознательного желания или импульса без осознания эмоции, которая движет этим выразительным поведением.

Защитные механизмы 3-го уровня [править | править источник]

Эти механизмы считаются невротическими, но довольно часто встречаются у взрослых. Такие защиты имеют краткосрочные преимущества в преодолении трудностей, но часто могут вызывать долгосрочные проблемы в отношениях, работе и в получении удовольствия от жизни, когда они используются как основной стиль совладания с миром.

К ним относятся:

  • Смещение: Защитный механизм, который переключает сексуальные или агрессивные импульсы на более приемлемую или менее опасную цель; перенаправление эмоций на более безопасный выход; отделение эмоции от ее реального объекта и перенаправление сильной эмоции на кого-то или что-то менее оскорбительное или угрожающее, чтобы избежать непосредственного взаимодействия с тем, что пугает или угрожает
  • Диссоциация: Временное радикальное изменение личности или характера во избежание эмоционального расстройства; разделение или откладывание чувства, которое обычно сопровождает ситуацию или мысль.
  • Интеллектуализация: форма изоляции; концентрация на интеллектуальных компонентах ситуаций, чтобы дистанцироваться от связанных с ними эмоций, провоцирующих тревогу; отделение эмоций от идей; думать о желаниях формально, аффективно мягко и не действовать в соответствии с ними; избегая неприемлемых эмоций, сосредотачиваясь на интеллектуальных аспектах
  • Формирование реакции: преобразование бессознательных желаний или импульсов, которые считаются опасными, в их противоположности; поведение, полностью противоположное тому, что человек действительно хочет или чувствует; принять противоположное убеждение, потому что истинное убеждение вызывает беспокойство.Эта защита может эффективно работать в краткосрочной перспективе, но в конечном итоге сломается.
  • Подавление: процесс втягивания мыслей в бессознательное и предотвращения проникновения болезненных или опасных мыслей в сознание; на первый взгляд необъяснимая наивность, потеря памяти или неосведомленность о собственной ситуации и состоянии; эмоция осознана, но идея, стоящая за ней, отсутствует.

Защитные механизмы уровня 4 [править | править источник]

Они обычно встречаются среди эмоционально здоровых взрослых и считаются наиболее зрелыми, хотя многие из них происходят на незрелом уровне.Тем не менее, с годами они были адаптированы, чтобы оптимизировать успех в жизни и отношениях. Использование этих средств защиты увеличивает удовольствие пользователя и чувство мастерства. Эти защиты помогают пользователям интегрировать противоречивые эмоции и мысли, оставаясь при этом эффективными. Считается, что люди, использующие этот механизм, обладают добродетелями.

К ним относятся:

  • Альтруизм: конструктивное служение другим, приносящее удовольствие и личное удовлетворение
  • Ожидание: реалистичное планирование будущего дискомфорта
  • Юмор: Открытое выражение идей и чувств (особенно тех, на которых неприятно сосредоточиться или о которых слишком страшно говорить), доставляющее удовольствие другим.Юмор позволяет кому-то называть вещи своими именами, а «остроумие» — это форма вытеснения (см. Выше в разделе 3 категории)
  • Идентификация: бессознательное моделирование себя на основе характера и поведения другого человека
  • Интроекция: Отождествление с какой-то идеей или объектом настолько глубоко, что оно становится частью этого человека
  • Сублимация: преобразование отрицательных эмоций или инстинктов в положительные действия, поведение или эмоции
  • Подавление: сознательный процесс проталкивания мыслей в предсознательное; сознательное решение отложить уделение внимания эмоции или потребности, чтобы справиться с настоящей реальностью; способность позже получить доступ к дискомфортным или тревожным эмоциям и принять их

Различные теории и классификации [править | править источник]

Список конкретных защитных механизмов огромен, и нет теоретического консенсуса относительно количества защитных механизмов.Была предпринята попытка классифицировать защитные механизмы в соответствии с некоторыми из их свойств (т. Е. Лежащих в основе механизмов, сходства или связи с личностью). У разных теоретиков разные классификации и концептуальные представления защитных механизмов. Обширные обзоры теорий защитных механизмов доступны у Paulhus, Fridhandler and Hayes (1997) [1] и Cramer (1991) [2] . Также в Journal of Personality (1998) [3] есть специальный выпуск о механизмах защиты.

Отто Кернберг (1967) разработал теорию пограничной организации личности (одним из следствий которой может быть пограничное расстройство личности). Его теория основана на теории психологических объектных отношений эго. Пограничная организация личности развивается, когда ребенок не может объединить вместе положительные и отрицательные психические объекты. Кернберг считает, что использование примитивных защитных механизмов является центральным элементом этой организации личности. Примитивные психологические защиты — это проекция, отрицание, диссоциация или расщепление, и они называются пограничными защитными механизмами.Также девальвация и проективная идентификация рассматриваются как пограничные защиты. [4]

В работе Джорджа Вайланта (1977) категоризационные защиты образуют континуум относительно их психоаналитического уровня развития [5] . Уровни бывают:

  • Уровень I — психотические защиты (т.е. психотическое отрицание, бредовая проекция)
  • Уровень II — незрелая защита (т.е. фантазия, проекция, пассивная агрессия, отыгрывание)
  • Уровень III — невротические защиты (т.е. интеллектуализация, формирование реакции, диссоциация, вытеснение, вытеснение)
  • Уровень IV — зрелые защиты (то есть юмор, сублимация, подавление, альтруизм, предвкушение)

Теория Дионисии Плутчик (1979) рассматривает защиты как производные от основных эмоций. Механизмы защиты в его теории (в порядке размещения в циркумплексной модели): формирование реакции, отрицание, вытеснение, регресс, компенсация, проекция, смещение, интеллектуализация. [6]

Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-IV), опубликованное Американской психиатрической ассоциацией (1994), включает предварительную диагностическую ось для защитных механизмов [7] .Эта классификация в основном основана на рейтинговой шкале защитных механизмов Перри, но имеет некоторые модификации.

Исследования показали, что мужчины и женщины по-разному используют защитные механизмы (например, Cramer, 1991; Petraglia, 2009; Watson and Sinha, 1998). Как и почему существует эта разница, неясно.

Оценка защитных механизмов [править | править источник]

Разработан ряд инструментов для оценки структуры защитных механизмов человека.

Основная статья: Оценка защитных механизмов

Неврологические основы защитных механизмов [править | править источник]

Northoff и др. Попытались изложить концептуальную основу и методологию для исследования этого вопроса [8] .

  1. ↑ Paulhus, D.L., Fridhandler B., & Hayes S. (1997). Психологическая защита: Современные теории и исследования. В R. Hogan, J. Johnson & S.R. Бриггс (ред.), Справочник по психологии личности (543-579).Калифорния: Academic Press.
  2. ↑ Cramer, P. (1991). Развитие механизмов защиты: теория, исследования и оценка. Нью-Йорк, Спрингер-Верлаг.
  3. ↑ Спецвыпуск «Защитные механизмы». Журнал личности (1998), 66 (6)
  4. ↑ Кернберг, О. (1967). Организация пограничной личности. Журнал Американской психоаналитической ассоциации, 15: 641-685.
  5. ↑ Vaillant, G.E. (1977). Адаптация к жизни. Бостон: Маленький Браун.
  6. ↑ Плутчик Р., Келлерман Х. и Конте Х. Р. (1979). Структурная теория защит эго и эмоций. В C. E. Izard (Ed.), Эмоции в личности и психопатологии (стр. 229–257). Новый Йорк: Пленум Пресс.
  7. ↑ Американская психиатрическая ассоциация. (1994). Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств (4-е изд.). Вашингтон, округ Колумбия: Автор.
  8. ↑ Northoff G, Bermpohl F, Schoeneich F, Boeker H. (2007). Как наш мозг представляет собой защитные механизмы? Нейробиология и психоанализ от первого лица.Psychother Psychosom.76 (3): 141-53. Аннотация

Книги [править | править источник]

  • Фонаги П. и Таргет М. (2003). Психоаналитические теории: перспективы психопатологии развития. Лондон: Whurr Publishers.
  • А. Фрейд (1937). Эго и механизмы защиты. Лондон: Hogarth Press и Институт психоанализа.
  • «Полное руководство по социальной работе». Независимое исследование для экзамена ASWB
  • Vaillant, George 19__ «Адаптация к жизни» ____

статей [править | править источник]

  • Петраглиа, М.A., Thygesen, M.A, LeCours, S. & Drapeau, M.Ps (2009). Гендерные различия в самооценочных механизмах защиты: исследование с использованием опросника нового стиля защиты-60, Американский журнал психотерапии, 63,87-99
  • Гаррет Ф. (2002). Зависимость и механизмы защиты от нее.
  • Шафер, Рой (1968). Механизмы защиты. Int. J. Psycho-Anal., 49: 49-62. — для доступа требуется онлайн-подписка
  • Heffner, C.L. (2001). Психология 101.
  • Ниолон, Р.(1999). PsychPage: Защита.
  • Stanescu, C. и Morosanu, P. (2005). Невротизм, механизмы защиты эго и валорические типы: корреляционное исследование.
  • Такер-Лэдд, CE (1996–2000). Психологическая самопомощь.
  • Вагнер, К., ван (2006). Психология О.

механизмов защиты эго у пакистанских студентов-медиков: перекрестный анализ | BMC Psychiatry

Насколько нам известно, это первое исследование подобного рода, проведенное в Пакистане, изучающее распространенность механизмов защиты эго, используемых студентами-медиками.Ранее были опубликованы два крупных исследования с аналогичными целями, в которых использовался DSQ-40 [24, 25].

Три основные темы, отражающие наиболее распространенные механизмы и характерные для пакистанских студентов-медиков, были:

1. Рационализация

Рационализация, определяемая DSM как «предлагающая социально приемлемое и очевидно логичное объяснение для действие или решение, фактически вызванное бессознательными импульсами », был наиболее часто используемым механизмом защиты эго участвующими студентами-медиками.Авторы заметили, что рационализация, которая является незрелым фактором, чаще встречается среди студентов первого и второго курса, чем среди студентов, обучающихся в клинические годы. Это открытие может быть объяснено исследованием, оценивающим аспекты развития психологической защиты, которое указывает на то, что защитные механизмы имеют тенденцию созревать с увеличением возраста от подростков до молодых людей [26].

2. Ожидание

Определяемый как «предвидение последствий возможных будущих событий и рассмотрение реалистичных, альтернативных ответов или решений», было обнаружено, что это второй наиболее распространенный механизм защиты эго со средним баллом 6.34 ± 2,44. О подобном наблюдении сообщил Ла Кур [24] у датских студентов-медиков. Было обнаружено, что он не зависит от пола и года обучения. Однако существовала значительная разница между частными и государственными учреждениями, причем Anticipation чаще использовался студентами государственных колледжей. Как упоминалось выше, государственные учреждения предлагают более широкое субсидирование платы за обучение, более широко обслуживая студентов с более низким социально-экономическим статусом. Мы можем предположить, что эти студенты, возможно, будут вынуждены столкнуться с суровыми реалиями жизни раньше, чем их богатые сверстники.

3. Отмена

Перед тем, как приступить к настоящему исследованию, авторы выдвинули гипотезу, что Отмена была редко применяемой невротической защитой. Тем не менее, он оказался третьим наиболее распространенным механизмом со средним баллом 5,93 ± 2,67 и чаще использовался женщинами и студентами клинической группы. В анкете он касается искоренения агрессивного поведения (например, пункт 32: после того, как я борюсь за свои права, я склонен извиняться за свою напористость). Этот вывод может быть объяснен «иерархической» природой чрезвычайно «конкурентной» медицинской профессии, где «отмену можно рассматривать как покорную, но адаптивную стратегию в области конкуренции.«Борьба за права» — неподходящая позиция в авторитарной среде », — подытоживает Ла Кур [24].

Клинические и доклинические

В этом исследовании авторы наблюдали большую распространенность незрелых и невротических факторов среди студентов. в доклинические годы. Общая зрелость механизмов психологической защиты меняется в течение жизни [5]. Однако в этом исследовании разница в возрасте между двумя группами незначительна. Отсюда вывод о том, что механизмы защиты созревают с возрастом и дополнительной ответственностью в клинические годы могут переусердствовать.

Различия в распространенности этих защит можно объяснить повышенным уровнем стресса и общей психологической зрелостью у студентов-медиков старших курсов. Хронически стойкий высокий уровень стресса в сочетании с большей подверженностью и общим созреванием психики может отражать более активное использование зрелых стилей защиты в этой группе студентов.

Исследование, проведенное в Карачи с изучением аналогичной группы студентов-медиков, показало, что студенты четвертого и последнего курсов показали большую склонность к стрессу (95% и 98% соответственно), чем студенты других курсов [15].Предварительные данные одного конкретного исследования [27], посвященного оценке уровня дистресса у студентов-медиков в предэкзаменационной и обычной школьной обстановке, подтверждают мнение о том, что при поступлении в медицинский институт эмоциональный статус студентов соответствует таковому у населения в целом. Однако рост показателей депрессии и их стойкость с течением времени позволяют предположить, что эмоциональные расстройства во время учебы в медицинской школе носят хронический и постоянный характер, а не эпизодические.

Среди индивидуальных невротических защитных механизмов эго средние баллы по отмене, формированию реакции и идеализации были значительно выше у студентов, зачисленных в доклинические годы.Расщепление и рационализация были наиболее распространенными незрелыми защитами в этой группе. Эти результаты можно объяснить, хотя и с осторожностью, тем фактом, что пакистанские студенты-медики первого и второго курсов — это подростки в возрасте от 17 до 19 лет, когда формируются их личности, и различные жизненные события, как правило, оставляют очень сильные впечатления. Эти впечатления либо полностью положительные, либо отрицательные, и только со временем и зрелостью они учатся видеть более серые оттенки жизни.

Гендерные различия

Было обнаружено, что невротические механизмы чаще используются женщинами, тогда как использование незрелых защитных механизмов преобладает среди студентов-медиков-мужчин.

Постулирование гендерных различий в защитах на основе классической психоаналитической теории [1] в целом поддерживалось в предыдущих исследованиях, которые утверждали, что женщины склонны использовать интернализирующие защиты, такие как интроверсия, а мужчины более склонны использовать экстернализирующие [ 28–30], например, «Проекция и агрессия» [30–32].

В нашем исследовании средний балл изоляции был значительно выше у мужчин, чем у женщин. Это согласуется с выводами, сделанными Уотсоном и Синхой [25] и Ла Куром [24]. Женщины, как правило, более эмоционально лабильны по сравнению со своими коллегами-мужчинами, которые лучше отделяют эмоциональные компоненты от своих мыслей [28], как показали более высокие методы изоляции у мужчин в нашем исследовании.

Авторы заметили, что студентки чаще используют соматизацию, чем студенты мужского пола; также сообщил Ла Кур [24].Такой более высокий уровень распространенности можно объяснить большей психологической осведомленностью женщин о своих телесных функциях и реакциях. Гендерные различия были также обнаружены в защитных механизмах отмены, девальвации и идеализации; однако эти изменения не соответствовали тем, о которых сообщалось в предыдущих исследованиях.

Эндрюс и др. [33] не обнаружили никаких различий в механизме защиты эго, используемом двумя полами. Исследования Уотсона, Синхи и Ла Кура, а также наши собственные результаты не подтверждают его выводы.Авторы поддерживают предложение Уотсона и Синхи о том, что конкретные нормы DSQ-40 необходимо реконструировать с учетом пола.

Ограничения

Защитные механизмы эго — это бессознательные процессы [1, 6], и поэтому они, очевидно, не поддаются измерению с помощью опросников самооценки. Тем не менее, они проявляются как «типичное поведение» в ответ на стресс, о котором человек может сообщить [21], даже если им не хватает понимания защитной функции этого поведения [34]

Даже несмотря на то, что DSQ — это самооценка. Инструмент отчетности, предлагающий портативность, доступность и количественную оценку, сталкивается с серьезными проблемами в областях надежности и валидности в силу внутренней сложности защитных механизмов [35].DSQ-40, который использовался в ряде исследований по аналогичным темам, все еще находится в стадии исследования. Trijsburg и его коллеги [23] подчеркнули, что валидность специфических защит, как продемонстрировано в этом исследовании, является слабой, и что доказательства для классификации защит с использованием этого инструмента на незрелые, невротические и зрелые типы отсутствуют. Тем не менее, они заключают, что DSQ остается полезным инструментом для определения общей защитной функции.

Вслед за предыдущими многочисленными исправлениями [4, 23, 31, 33], недавние попытки улучшить надежность, достоверность и соответствие инструмента с DSM-IV привели к разработке DSQ-60 [36].Однако предварительные результаты показывают, что психометрические свойства шкалы остаются неадекватными для рекомендаций по широкому использованию.

Нормативные данные о механизмах защиты эго, используемых населением Карачи, отсутствуют. Поскольку наши данные были собраны из пяти различных медицинских колледжей Карачи, можно с уверенностью сказать, что наши результаты могут быть обобщены для представления всего населения студентов-медиков Карачи, если не Пакистана. Чрезмерная представленность женщин в выборке является простым отражением того факта, что все больший процент студентов-медиков во всем мире составляют женщины [37–39], и что значительную долю будущих врачей Пакистана будут женщины.Это подчеркивает важность выявления различий в механизмах психологической защиты, используемых двумя гендерными группами.

Дизайн нашего поперечного исследования был ограничен в нескольких аспектах. Хотя этот метод прост, удобен и экономически осуществим, временная или причинная связь между уровнями стресса и защитными механизмами эго не может быть установлена ​​на основе этих результатов. Кроме того, необходимо помнить, что текущее исследование ориентировано только на студентов-медиков, и, следовательно, результаты могут быть неприменимы к населению в целом.

Психологические механизмы защиты: новая перспектива

  • Александер Ф. (1948). Основы психоанализа . Нью-Йорк: W.W. Нортон и компания.

    Google ученый

  • Аллен Дж. И Лолафай К. (1995). Диссоциация и уязвимость к психотическому опыту: шкала диссоциативных переживаний и MMPI-2. Журнал нервных и психических заболеваний , 183 (10), 615–622.

    Google ученый

  • Сплав, Л., и Абрамсон, Л. (1979). Суждение о непредвиденных обстоятельствах у депрессивных и недепрессированных студентов: печальнее, но мудрее? Журнал экспериментальной психологии: общие , 108 , 441–485.

    Google ученый

  • Бек, А. (1991). Когнитивная терапия: 30-летняя ретроспектива. Американский психолог , 46 (4), 368–375.

    Google ученый

  • Бек, А., и Кларк, Д. (1997). Модель обработки информации о тревоге: автоматические и стратегические процессы. Исследование поведения и терапия , 35 (1), 49–58.

    Google ученый

  • Bowins, B., & Shugar, G. (1998). Заблуждения и чувство собственного достоинства. Канадский журнал психиатрии , 43 (2), 154–158.

    Google ученый

  • Breier, A., et al. (1997). Связь кетаминового психоза с очаговой активацией префронтальной коры у здоровых добровольцев. Американский журнал психиатрии , 154 (6), 805–812.

    Google ученый

  • Кавт, Дж. (1985). Психоактивные вещества Южных морей: бетель, кава и питури. Австралийский и новозеландский журнал психиатрии , 19 , 83–87.

    Google ученый

  • Clore, G., & Ortony, A. (2000). Познание в эмоциях: всегда, иногда или никогда? Когнитивная нейронаука эмоций . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Cohen, L., et al. (1989). Атрибуционная асимметрия по отношению к дисфории и самооценке. Журнал личности и индивидуальных различий , 10 (10), 1055–1061.

    Google ученый

  • Динер Э. и Лукас Р. (2000). Субъективное эмоциональное благополучие. В Справочник эмоций (2-е изд.). Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

    Google ученый

  • Элей Т. и Стивенсон Дж. (2000). Конкретные жизненные события и хронические переживания по-разному связаны с депрессией и тревогой у молодых близнецов. Журнал аномальной детской психологии , 28 (4), 383–394.

    Google ученый

  • Эванс, П. (1989). Мотивация и эмоции . Лондон: Рутледж.

    Google ученый

  • Финли-Джонс, Р., и Браун, Г. (1981). Типы стрессовых жизненных событий и начало тревожных и депрессивных расстройств. Психологическая медицина , 11 , 803–815.

    Google ученый

  • Французский, C., Ричардс А. и Шольфилд Е. (1996). Гипомания, тревога и эмоциональный штурм. Британский журнал клинической психологии , 35 , 617–626.

    Google ученый

  • Фрейд, С. (1964). Защитный нейропсихоз. В J. Strachey (Ed.), Стандартное издание полных психологических работ Зигмунда Фрейда ( Vol. 3 , pp. 45–61) Лондон: Hogarth Press. (Оригинальная работа опубликована в 1894 г.)

    Google ученый

  • Фрейд, С.(1949). Репрессии. В сборнике статей ( т. 4 ). Лондон: The Hogarth Press. (Оригинальная работа опубликована в 1915 г.)

    Google ученый

  • Галантер М. (1976). «Состояние опьянения сознания»: модель злоупотребления алкоголем и наркотиками. Американский журнал психиатрии , 133 (6), 635–640.

    Google ученый

  • Хорошее, м.(1989). Диссоциативные расстройства, вызванные употреблением психоактивных веществ, и психиатрическая нозология. Журнал клинической психофармакологии , 9 , 88–93.

    Google ученый

  • Грейс, А. (1993). Корковая регуляция подкорковых дофаминовых систем и ее возможное значение для шизофрении. Журнал нейронной передачи , 91 , 111–134.

    Google ученый

  • Харпендинг, Х., И Собус Дж. (1987). Социопатия как приспособление. Этология и социобиология , 8 , 63S – 72S.

    Google ученый

  • Хебб Д. (1949). Организация поведения . Нью-Йорк: Вили.

    Google ученый

  • Horger, B ,. И Рот Р. (1996). Роль мезопрефронтальных дофаминовых нейронов в стрессе. Критические обзоры в нейробиологии , 10 (3–4), 395–418.

    Google ученый

  • Intrator, J., et al. (1997). Визуализация мозга (однофотонная эмиссионная компьютерная томография) исследование семантической и эмоциональной обработки у психопатов. Биологическая психиатрия , 42 , 96–103.

    Google ученый

  • Изард, К. (1992). Основные эмоции, отношения между эмоциями и отношения эмоции и познания. Психологический бюллетень , 99 (3), 561–565.

    Google ученый

  • Каплан, Х., Сэддок, Б., и Гребб, Дж. (1994). Синопсис психиатрии: Поведенческие науки, клиническая психиатрия (7-е изд.), Балтимор: Уильямс и Уилкинс.

    Google ученый

  • Kihlstrom, J., Glisky, M., & Angiulo, M. (1994). Диссоциативные тенденции и диссоциативные расстройства. Журнал аномальной психологии , 103 (1), 117–124.

    Google ученый

  • Коннер М. (1982). Запутанное крыло: биологические ограничения человеческого духа . Нью-Йорк: Харпер и Роу.

    Google ученый

  • Лалумьер, М., и Сето, М. (1998). Что не так с психопатами? Определение причин и следствий психопатии. Раунды психиатрии: Университет Торонто , 2 (6).

  • Лэнгс Р. (1996). Ментальный дарвинизм и эволюция разума, обрабатывающего эмоции. Американский журнал психотерапии , 50 (1), 103–124.

    Google ученый

  • Лазарус Р. (1984). О первенстве познания. Американский психолог , 39 (2), 124–129.

    Google ученый

  • Лазарь, Р.(1991). Познание и эмоции в мотивации. Американский психолог , 46 (4), 352–367.

    Google ученый

  • Леонард, К., Телч, М., и Харрингтон, П. (1999). Диссоциация в лаборатории: сравнение стратегий. Поведенческие исследования и терапия , 37 (1), 49–61.

    Google ученый

  • Lewinsohn, P., et al.(1980). Социальная компетентность и депрессия: роль иллюзорного самовосприятия. Журнал аномальной психологии , 89 , 203–212.

    Google ученый

  • Маеда, Х. (1994). Теоретические и нейрофизиологические соображения о патогенезе позитивных симптомов шизофрении: последствия дофаминергической функции в эмоциональном контуре. Японский журнал психиатрии , 48 (1), 99–104.

    Google ученый

  • Мэтьюз А. и Клуг Ф. (1993). Эмоциональность и вмешательство в наименование цвета при тревоге. Поведенческие исследования и терапия , 31 (1), 57–62.

    Google ученый

  • Макпик, Дж., Кеннеди, Б., и Гордон, С. (1991). Терапия измененных состояний сознания. Журнал лечения наркозависимости , 8 , 75–82.

    Google ученый

  • Melges, F., et al. (1970). Временная дезинтеграция и деперсонализация при отравлении марихуаной. Архив общей психиатрии , 23 , 204–210.

    Google ученый

  • Merckelbach, H., Rassin, E., & Muris, P. (2000). Диссоциация, шизотипия и склонность к фантазиям у студентов бакалавриата. Журнал нервных и психических заболеваний , 188 (7), 428–431.

    Google ученый

  • Минцер, М., и Гриффитс, Р. (2002). Алкоголь и триазолам: различное влияние на память, психомоторные характеристики и субъективные оценки эффектов. Поведенческая фармакология , 13 (8), 653–658.

    Google ученый

  • Morgan, C., et al. (2001). Симптомы диссоциации у людей, испытывающих острый неконтролируемый стресс: перспективное исследование. Американский журнал психиатрии , 158 (8), 1239–1247.

    Google ученый

  • Нельсон Р. и Крейгхед В. (1977). Выборочное вспоминание положительных и отрицательных отзывов, самоконтроля и депрессии. Журнал аномальной психологии , 86 , 379–388.

    Google ученый

  • Патрик, К., Катберт, Б., & Лэнг, П. (1994). Эмоции у преступного психопата: обработка изображений страха. Журнал аномальной психологии , 103 (3), 523–534.

    Google ученый

  • Previc, F. (1999). Дофамин и происхождение человеческого интеллекта. Мозг и познание , 41 , 299–350.

    Google ученый

  • Рахман, С. (1998). Когнитивная теория навязчивых идей: разработки. Поведенческие исследования и терапия , 36 , 385–401.

    Google ученый

  • Рахман, С., и Ходжсон, Р. (1980). Навязчивые идеи и принуждения . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

    Google ученый

  • Рапи Р. (1997). Воспринимаемая угроза и воспринимаемый контроль как предикторы степени страха в физических и социальных ситуациях. Журнал тревожных расстройств , 11 (5), 455–461.

    Google ученый

  • Рю Дж. И Линн С. (1987). Предрасположенность к фантазиям и психопатология. Журнал личности и социальной психологии , 53 , 327–336.

    Google ученый

  • Росс, К., и Джоши, С. (1992). Паранормальные явления среди населения в целом. Журнал нервных и психических заболеваний , 180 (6), 357–361.

    Google ученый

  • Росс, К., Джоши, С., и Карри, Р. (1990). Диссоциативный опыт среди населения в целом. Американский журнал психиатрии , 147 (11), 1547–1552.

    Google ученый

  • Росс, К., Джоши, С., и Карри, Р. (1991). Диссоциативный опыт в общей популяции: факторный анализ. Больничная и общественная психиатрия , 42 (3), 297–301.

    Google ученый

  • Salovey, P., et al. (2000). Актуальные направления исследований эмоционального интеллекта. Справочник эмоций (2-е изд.). Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google ученый

  • Шварц, Н. (1986). Чувства как информация: Информационные и мотивационные функции аффективных состояний. Справочник по мотивации и познанию . Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google ученый

  • Shaver, P., et al. (1987). Знание эмоций: дальнейшее изучение прототипного подхода. Журнал личности и социальной психологии , 52 (6), 1091–1086.

    Google ученый

  • Shrout, P., et al. (1989). Характеристика жизненных событий как факторов риска депрессии: роль событий роковой утраты. Журнал аномальной психологии , 98 (4), 460–467.

    Google ученый

  • Сивер, Л. (1994). Биологические факторы шизотипических расстройств личности. Acta Psychiatric Scandinavia , 90 (Приложение 384), 45–50.

    Google ученый

  • Симеон Д. и др. (1997). Чувство нереального: 30 случаев расстройства деперсонализации DSM-III-R. Американский журнал психиатрии , 154 (8), 1107–1113.

    Google ученый

  • Штайнер, Х., Араужо, К., и Купман, К. (2001). Мера оценки ответа (REM-71): новый инструмент для измерения защитных сил у взрослых и подростков. Американский журнал психиатрии , 158 (3), 467–473.

    Google ученый

  • Стронгмен, К.(1996). Психология эмоций, четвертое издание, Теории эмоций в перспективе . Нью-Йорк: Джон Вили и сыновья.

    Google ученый

  • Шимански, Х. (1981). Длительная деперсонализация после употребления марихуаны. Американский журнал психиатрии , 138 , 231–233.

    Google ученый

  • Тейлор С. и Браун Дж. (1988).Иллюзия и благополучие: социально-психологическая перспектива психического здоровья. Психологический бюллетень , 103 , 193–210.

    Google ученый

  • Тигр, Л. (1979). Оптимизм: биология надежды . Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

    Google ученый

  • Trijsburg, R., et al. (2000). Измерение общего защитного функционирования с помощью опросника по стилю защиты. Журнал нервных и психических заболеваний , 188 (7), 432–439.

    Google ученый

  • Vaillant, G. (1977). Адаптация к жизни . Бостон: Литтл, Браун и компания.

    Google ученый

  • Vaillant, G. (1994). Эго-механизмы защиты и психопатология личности. Журнал аномальной психологии , 103 (1), 44–50.

    Google ученый

  • Volkow, N., et al. (1998). Связь между снижением активности дофамина в головном мозге с возрастом и когнитивными и двигательными нарушениями у здоровых людей. Американский журнал психиатрии , 155 (3), 344–349.

    Google ученый

  • Wastell, C. (1999). Оборонительный фокус и анкета стиля защиты. Журнал нервных и психических заболеваний , 187 (4), 217–223.

    Google ученый

  • Вайнбергер Д. (1990). Конструктивная обоснованность репрессивного стиля совладания. Репрессии и диссоциация . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google ученый

  • Защитные механизмы — обзор

    Влияние DM на течение болезни

    DM, по-видимому, не просто корреляты болезни, но также могут играть роль в отношении течения болезни и прогноза.Таким образом, у женщин с мигренью самовозвеличивание было связано с частотой головной боли и снижением временного кровотока (Passchier et al., 1988). У пациентов с синдромом хронической усталости улучшение было связано с навязчивыми и здоровыми уровнями невротической защиты, как оценивалось по шкале оценки защитных механизмов (Salzstein et al., 1998).

    У лиц (16-62 лет), перенесших операцию по поводу грыжи поясничного диска, наблюдение в течение 6 месяцев после операции показало, что пациенты с плохим операционным исходом использовали DM регрессии, рационализации, абстиненции и пассивной отставки (Fulde, Junge , & Аренс, 1995).

    Было замечено, что использование конкретных DM влияет на эффективность терапии. Таким образом, у пациентов с артериальной гипертензией эффективность антигипертензивной терапии была ограничена у пациентов с синдромом отказа-рационализации болезни, которые отрицают свою гипертензию и необходимость в терапии (Podell, Kent & Keller, 1976). У пациентов с хронической болью, прошедших 4-недельную программу лечения боли, репрессоры выздоравливали хуже, чем другие, что оценивалось по баллам депрессии и тяжести боли.Это открытие указывает на то, что подавление может помешать выздоровлению пациентов (Burns, 2000a).

    У пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями отказ в краткосрочной перспективе может не повлиять на прогноз отрицательно, если пациент будет следовать рекомендациям по лечению. Фактически, неспособность использовать отказ в отделении коронарной терапии оказалась связанной с ранней смертью (Froese et al., 1974; Hackett et al., 1968). Однако в конечном итоге отрицание может иметь пагубные последствия. Было показано, что стойкое отрицание связано с плохими результатами, поскольку пациенты могут игнорировать симптомы надвигающегося сердечного приступа или не искать и не соблюдать рекомендации по лечению и реабилитации (Froese et al., 1974). Соответственно, отрицание может способствовать смертности от ишемической болезни сердца. Чтобы свести к минимуму опасность сердечной смерти этих пациентов, семейным врачам настоятельно рекомендуется проверять тех, кто склонен к неуместному отрицанию, и использовать безопасные диагностические и медицинские подходы в попытке уменьшить их беспокойство (Fields, 1989).

    Сходные дезадаптивные эффекты отрицания исходов болезни наблюдались у пациентов с диабетом и гемодиализа (Farberow, 1980; Goldstein, 1980).

    В последние годы интерес был сосредоточен на влиянии отрицания на прогноз у онкологических больных. Обзор соответствующих методологически приемлемых исследований (n = 24) показал, что в 50% случаев отрицание было связано с отрицательным течением заболевания, в 16,7% — с положительным течением, в 4,2% — с неоднозначными результатами, а в 29,2% — с отрицательным результатом. не связаны с течением болезни (Kreitler, 1999).

    Частично отрицательное влияние отрицания на течение болезни может быть связано с тем, что отказ может заставить пациента отложить обращение к врачу и, таким образом, вовремя получить соответствующее лечение (Katz et al., 1970; Крейтлер, 1999).

    Есть лишь несколько исследований, посвященных влиянию других DM на прогноз рака. Что касается рака груди, мечтательные и утешительные фантазии были связаны с плохим прогнозом (Jensen, 1987), тогда как DM против агрессивных импульсов были связаны с лучшим прогнозом (Lilja et al., 1998).

    Психологические защитные механизмы у пациентов с различными формами гипертонической болезни

    Введение

    Эссенциальная гипертензия (ЭГ) — одно из наиболее распространенных заболеваний сердечно-сосудистой системы.Сегодня ученые обнаруживают все больше и больше пациентов, у которых показатели артериального давления во время работы оказываются выше, чем в свободное время. Эта форма ГГ называется «гипертония на работе».

    Цели

    Выявить механизмы психологической защиты у пациентов с «гипертонией на работе» по сравнению с «классической» ГГ и здоровыми людьми.

    Материалы и методы

    Защитные механизмы оценивались с помощью исследования «Индекс стиля жизни». Восемьдесят пять пациентов с «гипертонией на работе» (средний возраст 45 лет.9 ± 2,8) и 85 пациентов с «классической» ГГ (средний возраст 47,4 ± 4,5 года) приняли участие в исследовании.

    Результаты

    Результаты показали преобладание психологической защиты низкого уровня. Наиболее распространенными механизмами были отрицание, проекция и регресс. Более зрелые защитные процессы включали формирование реакции и рационализацию. Пациенты с «гипертонией на работе» достоверно ( P <0,05) отличаются от второй группы более частым представлением смещения, отрицания, проекции и формирования реакции.Всесторонняя интерпретация наших результатов показала, что влечение к пациентам с ЭГ (в частности, «гипертония на работе») может характеризоваться преобладанием отрицательных эмоций и агрессивных тенденций, которые будут проецироваться, отрицаться или подавляться. Такой комплекс защитных механизмов характерен для тех, кто на собственном опыте знает, что неконтролируемые негативные эмоциональные реакции могут быть небезопасными в социальной среде.

    Выводы

    Наши результаты можно рассматривать как основу для определения «группы риска» среди пациентов с ЭГ по признаку расстройства «эмоциональное благополучие» и разработки для них психологических рекомендаций.

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *