Рефлексирование в психологии: Рефлексия — что это такое и как научиться правильно рефлексировать

Содержание

Что такое рефлексия в психологии? — Блог Викиум

Рефлексия помогает человеку думать и проводить анализ. С помощью нее можно справиться со своими комплексами, а также научиться чему-то новому. Рефлексирующая личность может очень тщательно анализировать произошедшие события, благодаря чему улучшать свое будущее.


Что такое рефлексия?

Рефлексировать — значит тщательно анализировать произошедшие события, давать оценку своему поведению и реакции на окружающих. Данный психологический феномен позволяет личности осуществить самоанализ и сделать определенные выводы.

Личность, которая работает над развитием данных навыков, всегда будет выигрышно смотреться на фоне других. Она способна направлять свои мысли в правильное русло. Если говорить кратко, то человек с навыками рефлексии при просмотре фильма сможет вынести для себя определенный смысл, погружаясь в изучение характеров и поведение героев. Другой же человек просто посмотрит фильм и забудет.

Впервые о рефлексии в психологии заговорил Адольф Буземан в 1920 году. Он считал, что данное определение уместно в том случае, когда человек способен заглянуть в себя. Способность к рефлексии помогает не только проводить тщательный анализ произошедших событий, но и существенно улучшить качество жизни. Благодаря рефлексии человек может:

  • стать более решительным и начать действовать;
  • объективно смотреть на поведенческие аспекты и корректировать их в зависимости от своего видения;
  • совершенствовать свои способности и заниматься саморазвитием;
  • максимально очистить свое сознание от негатива и получать от жизни удовольствие.

Рефлексирующий человек в психологии — это личный психоаналитик, способный самостоятельно трезво оценивать происходящее вокруг, основываясь на своем жизненном опыте. Существует теория, что в большей мере рефлексия присуща женщинам, так как они являются очень чувственными натурами. Поведение рефлексирующих женщин существенно отличается, они могут найти компромисс, а также избежать конфликта.

Рефлексирующие мужчины являются целеустремленными и всегда готовы отстаивать свои интересы.

Благодаря развитию рефлексии человек способен избежать повторения определенных ситуаций в будущем.

Развитие рефлексии

Рефлексия — навык, который можно развить. Сделать это можно как самостоятельно, так и при помощи специалиста. Если вы хотите изменить свою жизнь в лучшую сторону, тогда имеет смысл начать развивать данный навык. Чтобы развить в себе рефлексию, необходимо прислушаться к следующим рекомендациям:

  1. Когда вы окончательно приняли решение, необходимо провести анализ того, насколько эффективным оно было и случились ли какие-то последствия. Нужно научиться заглядывать вперед и предполагать исход событий.
  2. Ежедневно по вечерам анализируйте, как прошел ваш день. Вспомните об отрицательных моментах, которые необходимо проанализировать, чтобы в дальнейшем подобного не допустить.
  3. В формировании мнения об окружающих, старайтесь придерживаться объективности. Тщательно анализируйте свое мнение перед тем, как его озвучивать. Наилучшим примером общения для развития эмпатии станет общение с разноплановыми личностями, которые имеют совершенно разные взгляды на жизнь.

Рефлексия — очень нужный навык, который поможет вам познать себя, а также существенно улучшить качество жизни. Чтобы его обрести, необходимо изучить собственные эмоции и научиться управлять ими. В этом поможет курс Викиум «Эмоциональный интеллект».

Как научиться правильно рефлексировать

 

 

Мнения

Редакция «Частного корреспондента»
Почему «Часкор» позеленел?

Мы долго пытались написать это редакционное заявление. Нам хотелось уместить в него 12 лет работы, 45 тысяч статей (и даже чуть больше), несколько редакций и бесконечность труда и сил. А еще – постараться объяснить нашим читателям происходящие изменения.

Виталий Куренной
Традиционные ценности и диалектика критики в обществе сингулярности

Статья Николая Патрушева по поводу российских ценностей интересна сама по себе, но также вызвала яркий отклик Григория Юдина, который разоблачает парадигму «ценностей», трактуя ее, видимо, как нечто сугубо российско-самобытное, а само понятие «ценность» характеризует как «протухшее».

Попробую выразить тут свое отношение к этой интересной реплике, а заодно и прокомментировать характер того высказывания, по поводу которого она появилась.

Иван Засурский
Пора начать публиковать все дипломы и диссертации!

Открытое письмо президента Ассоциации интернет-издателей, члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Ивана Ивановича Засурского министру науки и высшего образования Российской Федерации Валерию Николаевичу Фалькову.

Сергей Васильев, facebook.com
Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира.

Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский
Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Николай Подосокорский
Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Марат Гельман
Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin
Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev
Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне «ыыы». Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе.

Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Михаил Эпштейн
Симпсихоз. Душа — госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз — совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми — на психическом, а не биологическом уровне.

Лев Симкин
Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны.

А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов
Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс
Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Александр Головков
Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.

Формирование способности к рефлексии в ролевых играх

Репозиторий БГУИР: Формирование способности к рефлексии в ролевых играх Skip navigation

Please use this identifier to cite or link to this item: https://libeldoc.bsuir.by/handle/123456789/38049

Title: Формирование способности к рефлексии в ролевых играх
Authors: Лосик, Г. В.
Дерюгин, А. А.
Keywords: публикации ученых
рефлексия
социум
онтогенез
ролевая игра
контур обратной связи
Issue Date: 2018
Publisher: Институт психологии РАН, РФ
Citation: Лосик, Г. В. Формирование способности к рефлексии в ролевых играх / Г. В. Лосик, А. А. Дерюгин // Психология человека как субъекта познания, общения и деятельности : материалы Всероссийской научной конференции / отв. ред.: В. В. Знаков, А. Л. Журавлев. – М. : Издательство «Институт психологии РАН», 2018. – С. 2124–2130.
Abstract: С кибернетических позиций рассмотрен механизм формирования у ребенка способности к рефлексии на основе реализации у него в раннем онтогенезе уникального завуалированного контура обратной связи как канала самообучения. Через этот контур ребенок сам формирует у себя способность к рефлексии, блокируя на это время использование опыта социальной перцепции. Предлагаемая схема формирования рефлексии по-новому расставляет приоритеты важности участия взрослого и собственного «эксперимента» в деле формирования образа персоны рефлексии на разных этапах становления у ребенка навыка рефлексировать.
URI: https://libeldoc.bsuir.by/handle/123456789/38049
Appears in Collections:Публикации в изданиях других стран
Публикации в изданиях других стран

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

Психология — Ломоносов 2018 — Ломоносов

Оргкомитет секции:

Председатель – Зинченко Юрий Петрович, декан факультета психологии.

Заместитель председателя  – Тихомандрицкая Ольга Алексеевна, заместитель декана факультета психологии по научной работе.

 

Члены оргкомитета секции:

Арестова О.Н., Базаров Т.Ю., Барабанщикова В.В., Баранов А.С., Бардышевская М.К., Белинская Е.П., Битюцкая Е.В., Блинникова И.В., Бурлакова Н.С., Величковский Б.Б., Винокуров Ф.Н., Войскунский А.Е., Гасимов А.Ф., Голынчик Е.О., Григорович С.С., Гусев А.Н., Дубовская Е.М., Долгих А.Г., Емелин В.А., Ениколоповa Е.В., Жуков Ю.М., Захарова Е.И, Злоказова Т.А., Иванов М.А., Качина А.А., Кисельников А.А., Климова О.А., Ковалев А.И., Коновалова А.М., Кузнецова А. С., Леонов С.В., Леонова А.Б., Липатов С.А., Львова Е.Н., Малышева Н.Г., Матвеева Л.В., Мельникова О.Т., Меньшикова Г.Я., Микадзе Ю.В., Митина О.В., Нестик Т.А., Николаева В.В., Носкова О.Г., Нуркова В.В., Онучин А.Н., Петренко В.Ф., Печникова Л.С., Рикель А.М., Рыжов А.Л., Сагова З.А., Садовникова Т.Ю., Сиднева А.Н., Соколова Е.Т., Солдатова Г.У., Соловьева О.В., Стефаненко Т.Г., Султанова Ж.А., Султанова Ф.Р., Теперик Р.Ф., Тихомандрицкая О.А., Тхостов А.Ш., Утробина М.А., Ушаков Д.В., Фоломеева Т.В., Хорошилов Д.А., Ченцов К.А., Чигарькова С.В., Чурбанова С.М., Шлягина Е.И., Шойгу Ю.С.

 

 Тематика подсекций и руководители:

  1. Актуальные проблемы нейропсихологии (д.психол.н. Ю.В.Микадзе, к.психол.н. Е.В.Ениколопова)
  2. Актуальные проблемы психологии спорта и здорового образа жизни (к.психол.н. С.В.Леонов, к.психол.н. З.А.Сагова)
  3. Гендерная психология (к.психол.н. О.А.Тихомандрицкая)
  4. Информационные технологии (виртуальная реальность и айтрекинг) в психологическом исследовании, образовании и психологической практике (д. психол.н. Г.Я.Меньшикова, к.психол.н. А.И.Ковалёв)
  5. Качественные и количественные методы исследования в психологии (д.психол.н. О.Т.Мельникова, к.психол.н. Д.А.Хорошилов)
  6. Клиническая психология, психосоматика и психология телесности (д.психол.н. Тхостов А.Ш.,  д.психол.н. Николаева В.В.)
  7. Когнитивная психология (д.психол.н. А.Н.Гусев, д.психол.н. Б.Б.Величковский)
  8. Личность и группа: пространство влияния и взаимодействия (д.психол.н. Е.П.Белинская, к.психол.н. Е.М.Дубовская)
  9. Общая психология: познание и реальность (д.психол.н. В.В.Нуркова, к.психол.н. О.Н.Арестова)
  10. Организационная психология и организационное консультирование (к.психол.н. А.А.Качина, к.психол.н. Т.А.Злоказова, к.психол.н. С.С.Григорович, д.психол.н. А.Б.Леонова)
  11. Психологическое консультирование и психотерапия: теоретические, исследовательские и прикладные аспекты (д.психол.н. Е.Т.Соколова, к.психол.н. Н.С.Бурлакова, к.психол.н. Р.Ф.Теперик)
  12. Психология – практике (д.психол.н. Т.Ю.Базаров)
  13. Психология аномального развития (к.психол.н. Л.С.Печникова, к.психол.н. М.К.Бардышевская, к.психол.н. А.Л.Рыжов)
  14. Психология интеллекта и творчества (д.психол. н. Д.В. Ушаков)
  15. Психология интернета и киберпсихология (к.психол.н. А.Е. Войскунский)
  16. Психология личности: вызовы сложности, неопределенности и разнообразия (к.психол.н.  Е.И.Шлягина, к.психол.н. Е.Н.Львова)
  17. Психология образования (к.психол.н. А.Н.Сиднева)
  18. Психология общения и межличностных отношений (к.психол.н. О.В. Соловьева)
  19. Психология переговоров и разрешения конфликтов (д.психол.н. Г.В.Солдатова, д.психол.н. Т.А.Нестик,  к.психол.н. Е.О.Голынчик, С.В.Чигарькова)
  20. Психология развития и возрастная психология (к.психол.н. С.М. Чурбанова)
  21. Психология современной семьи (к.психол.н. Е.И.Захарова, к.психол.н. Т.Ю.Садовникова)
  22. Психология социального познания: традиции и современность (к. психол.н.  Д.А.Хорошилов, к.психол.н. О.А.Тихомандрицкая)
  23. Психология труда и инженерная психология (д.психол.н. В.В.Барабанщикова, д.психол.н. О.Г.Носкова, к.психол.н. А.С. Кузнецова, к.психол.н. И.В.Блинникова)
  24. Психофизиология — междисциплинарный прорыв в будущее (к.психол.н. А.А.Кисельников)
  25. Современные проблемы психологии (подсекция для школьников) (к.психол.н. А.М.Рикель)
  26. Сознание, бессознательное, менталитет, психосемантика (д.психол.н. В.Ф.Петренко, к.психол.н. О.В.Митина)
  27. Социальная психология организации (д.психол.н. Т.Ю.Базаров, к.психол.н. С.А.Липатов, к.психол.н. А.Н.Онучин, к.психол.н. М.А.Иванов)
  28. Человек в цифровом обществе: актуальные проблемы (д.психол.н. Л.В.Матвеева)
  29. Экономическая психология (к.психол.н. Т.В.Фоломеева, к.психол.н. Ф.Н.Винокуров)
  30. Экстремальная психология (к.психол.н. Ю.С. Шойгу; к.психол.н. Е.В.Битюцкая)
  31. Этнопсихология и психология межгрупповых отношений (к. психол.н. Н.Г.Малышева)

 

 

 

 Контактная информация:

Адрес: Россия, 125009, Москва, ул. Моховая, 11, стр. 9; ауд. 101а, Оргкомитет секции «Психология» конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2018».

Ответственный секретарь — Султанова Фания Ривалевна

Социальные сети: https://vk.com/club140500460

Электронная почта: [email protected]

 

Описание подсекций:

Актуальные проблемы психологии спорта и здорового образа жизни

Секция посвящена обсуждению основных вопросов, связанных с психологическим сопровождением профессиональных атлетов, учащихся детско-юношеских спортивных школ. В рамках секции планируется презентация и анализ основных инновационных аппаратурных методов работы со спортсменами.

 

Гендерная психология

Работа секции посвящена современным исследованиям психологии  гендера.   В работе секции  рассматривается изучение таких проблем, как  гендерные отношения, гендерная социализация,   гендерное лидерство, гендерные характеристики личности. Особое внимание уделяется   современным проблемам конструирования гендера в культуре и  в обществе. Будут обсуждаться  материалы, посвященные истории становления и методологическим основам гендерной психологии,  а так же  прикладные аспекты гендерной психологии.

 

Информационные технологии (виртуальная реальность и айтрекинг) в психологическом исследовании, образовании и психологической практике

В секции «Информационные технологии (виртуальная реальность и айтрекинг) в психологическом исследовании, образовании, психологической практике» будут обсуждаться психологические исследования, выполненные с использованием современных информационных технологий. Основное внимание предполагается уделить методическим вопросам применения таких современных технологий, как системы виртуальной реальности и айтрекинга, а также актуальным задачам их применения  в образовании и психологической практике.

 

Когнитивная психология

Работа секции посвящена исследованиям  психологических механизмов широкого круга познавательных процессов – внимания, памяти, мышления, моделированию познавательных структур.  Принимаются тезисы докладов, содержащие результаты оригинальных теоретических, обзорно-аналитических и эмпирических исследований.

 

Общая психология: познание и реальность

Работа секции посвящена современным исследованиям познавательных процессов. Материалы секции презентируют современные исследовательские подходы в исследовании познавательной деятельности — мышления, памяти, восприятия и внимания. Особое внимание в работе секции уделяется изучению познавательных процессов в контексте культурной принадлежности субъекта, а также изучению личностной регуляции познавательных процессов. К участию в данной подсекции приглашаются докладчики, исследовательские проекты которых направлены на реализацию цели, сформулированной выдающимся психологом У. Найссером «приложить усилия для понимания познавательной активности в том виде, какой она имеет в обычной среде в контексте естественной целенаправленной деятельности». В рамках секции предполагается обсуждение результатов и перспектив исследований восприятия, памяти, мышления, воображения человека, выполненные на максимально «жизненном» материале, но при этом претендующие на решение теоретически значимых проблем.

 

Организационная психология и организационное консультирование

Никто не может сказать нам, как правильно действовать в изменчивом и нестабильном мире. Для каждого это остается его личной проблемой. Однако организационному психологу важно понимать, что происходит с современным человеком. Как его можно мотивировать достигать высоких результатов в условиях дефицита информации и ресурсов? Какую цену приходится платить за продуктивность на работе? Можно ли в постоянной конкуренции удержать хрупкий баланс «работа – личная жизнь»?

В фокусе работы секции — проблемы, с которыми сталкивается сегодня каждый организационный психолог или консультант: эффективность сотрудника и организации, безопасность и надежность деятельности, стресс на рабочем месте, организационное культура и доверие, мотивация и вовлеченность, управление и лидерство в новых условиях.

 

Психология личности: вызовы, сложности, неопределенности и разнообразия

Рост разнообразия, сложности и неопределенности  стали  основными характеристиками жизни человека в двадцать первом веке. Эти вызовы современности заставляют человека не только глубоко переживать их, а ставят его перед необходимостью искать пути преодоления этих вызовов, оценивать состояние своих личностных психологических  ресурсов, рефлексировать вопросы, связанные с изменчивостью/устойчивостью его личностной идентичности, ее потенциальными и возможными Я. Именно рассмотрению проблемам » изменяющегося человека в изменяющемся мире»( А. Г. Асмолов) и будет посвящена работа подсекции.

 

Психология интернета и киберпсихология

Принимаются теоретические и эмпирические тезисы и доклады по всем разделам психологической науки (напр., общая, клиническая, социальная, педагогическая, возрастная, инженерная психология, психофизиология, психолингвистика, гендерная психология, психология маркетинга и др. ), связанные с поведением человека в Интернете. Приветствуются исследования опосредствованной Интернетом, компьютерами, гаджетами, смартфонами познавательной, коммуникативной, игровой деятельности, равно как психология применения систем виртуальной, дополненной и расширенной реальности, а также анализ совместных форм поведения членов социальных групп, сложившихся посредством Интернета. Возрастной диапазон испытуемых может простираться от младшего дошкольного до пенсионного возраста.

 

Психология интеллекта и творчества

В рамках подсекции будут обсуждаться эмпирические и теоретические исследования, посвященные проблемам общего, социального и эмоционального интеллекта, а также креативности.

 

Психология образования

Работа подсекции будет посвящена обсуждению современных проблем психологии образования на всех его ступенях – от дошкольного до высшего. Будут рассматриваться актуальные теоретические и эмпирические исследования, посвященные проблематике психологии учения и воспитания, а также прикладные аспекты работы психологов в образовании – организация психологического сопровождения учащихся в рамках школьных психологических служб, психологический мониторинг введения новых образовательных стандартов, развивающие эффекты различных программ и методов обучения.

 

Психология переговоров и разрешения конфликтов

В рамках работы секции рассматриваются теоретические и практические аспекты психологии переговоров и разрешения конфликтов, практических навыков несилового и творческого разрешения проблемных, конфликтных и кризисных ситуаций и миротворчества в целом. Вырабатываются стратегии, обеспечивающие на разных уровнях накопление согласия, рост доверия, обеспечение баланса интересов противоборствующих сторон, поддержку процессов социальной консолидации и групповой сплоченности. Одним из традиционных институтов достижения согласия является социальный институт переговоров, проявляющихся в самых разных формах и делающих фигуру «посредника» (толмача, арбитра, судьи, эксперта, консультанта, фасилитатора, переговорщика) ключевой фигурой в социальном спектакле различных исторических, этнических, религиозных и межличностных столкновений.

 

Психология развития и возрастная психология

Подсекция  включает направление исследований, выявляющих условия и механизмы формирования личности в детском, подростковом, юношеском и зрелом возрасте; развитие ценностно-смысловой сферы, самосознания личности и профессионального самоопределения, эмоциональной и интеллектуальной сферы; исследование индивидуальных вариантов психического развития в рамках пространства нормативного возрастного развития.

 

Психология современной семьи

Подсекция отражает актуальные научно-исследовательские и прикладные аспекты психологических проблем функционирования семьи в современном мире и в разных типах культур,  супружеских и родительско-детских отношений, психологии родительства, репродуктивной и перинатальной психологии; семейной психодиагностики, теории и практики семейной психотерапии и консультирования, подготовки специалистов в области психолого-педагогического сопровождения семьи.

 

Психология труда и инженерная психология

Подсекция «Психология труда и инженерная психология» посвящена проблемам профессиональной деятельности людей, где особое внимание уделяется методам и технологиям исследования трудовой деятельности, профессиональным задачам, психическим процессам работающего человека. Также к основным темам подсекции относятся инженерно-психологические исследования когнитивных процессов в труде, принятие решений в профессиональной деятельности, характеристики системы «человек-машина».

 

Психофизиология — междисциплинарный прорыв в будущее

Подсекция посвящена обсуждению широкого круга вопросов, связанных с современным состоянием нейронаук и перспективными направлениями в области психофизиологии и нейробиологии. Будут рассмотрены актуальные фундаментальные проблемы данной области, инновационные методические приемы и результаты применения классических психофизиологических методов. Не останется в стороне и тема прикладных исследований, в том числе аспекты применения бос-процедур и нейромаркетинга.

 

Социальная психология: проблемы исследования общения

На подсекцию принимаются тезисы, посвященные описанию проведенных авторами эмпирических исследований проблематики  межличностного общения. Это проблематика вербальной и невербальной коммуникации; кооперативного, конкурентного и конфликтного взаимодействия; восприятия и понимания друг друга участниками общения.  В обсуждении докладов  будет сделан акцент на рефлексии исследовательского подхода, применяемого методического аппарата, способов анализа полученных эмпирических данных, а также на перспективах дальнейших исследований в изучаемой области.

 

Экстремальная психология

Работа подсекции посвящена обсуждению широкого круга вопросов, охватывающих научную область экстремальной психологии: переживание экстремальных и трудных ситуаций, совладание с ними; деятельность специалистов экстремального профиля; влияние стресса на функционирование познавательных процессов; теоретические и практические аспекты сохранения психического здоровья в экстремальных условиях.

В рамках подсекции планируется проведение интерактивного мастер-класса «Способы реагирования в экстремальной ситуации».

 

Этнопсихология и психология межгрупповых отношений

В подсекции основное внимание будет уделено проблемам культуры и этноса в строительстве личности, межличностного и межгруппового взаимодействия и социально-психологических особенностей культур и этносов. Предпочтение будет отдаваться тезисам с эмпирическими данными. Мы заинтересованы в обсуждении таких вопросов, как этнические стереотипы, кросс-культурный анализ различных психологических явлений, культурной и / или этнической идентичности, ситуации межгрупповой напряженности и конфликтов, межгрупповых атрибутивных процессов, предрассудков и дискриминации, процессы аккультурации, межгрупповых эмоций и т. д.  

 

 

 

Страница не найдена — Региональный модельный центр дополнительного образования детей Рязанской области

Аннотация по внедрению инновационной  практики «Приобщение детей к книге и чтению через игру и элементы театрализации (театр теней)» по дополнительной общеобразовательной общеразвивающей программе «Игралочка»

 в ОГБУДО «Центр эстетического воспитания детей»

 

В настоящее время педагоги и родители обращают внимание на то, что многие дети младшего школьного возраста неохотно читают и слушают чтение, а самой любимой игрушкой ребёнка зачастую оказываются планшет, телефон, компьютер.

Как приобщить ребёнка к книге, сделать чтение не только школьной необходимостью, но и удовольствием? Над этим вопросом бьются многие поколения педагогов и родителей. Единственно верного ответа, к сожалению, пока никто не нашёл, но любая игра, связанная с чтением, в которую будет вовлечён ребёнок, заставляет его обратиться к книге.

Ведущая педагогическая идея Любая игра, связанная с чтением, в которую будет вовлечён ребёнок, заставляет его обратиться к книге.  Процесс обучения необходимо построить таким образом, чтобы игра и чтение, помогая,  дополняли друг друга. Это сформирует желание читать, сделает чтение необходимым инструментом в другой, интересной для ребёнка деятельности.

Теоретическая основа: Занятия по дополнительной общеобразовательной общеразвивающей программе «Игралочка» ( автор Звездочкина И.И.) позволяют добавить в новый сложный этап в жизни ребёнка (начало обучения в школе) то, к чему он привык с рождения — игру. Кроме того, именно знания, полученные через игру, оказываются прочнее,  помогают внести разнообразие в учебную деятельность.

Содержание курса представляют собой изучение игр, игрушек и детских забав в русской и мировой литературе. Для детей подобраны игры, связанные с литературой, рассматриваются произведения (их отрывки), где рассказывается об играх, игрушках и забавах для детей разных стран, народов и времён.

Обращение к литературному материалу позволяет поговорить с ребятами о книгах, их авторах и героях, рассказать о литературном произведении и изображённых в нём событиях как о чём-то близком к современной жизни детей, что, в свою очередь, воспитывает интерес к чтению и книге. Использование на занятиях различных игровых стихов, считалочек, закличек и т.п. позволяет тренировать память и навыки выразительного чтения.

Каждое занятие имеет логическую завершённость. Его можно провести отдельно (на внешкольном мероприятии, в лагере, в группе продлённого дня, на массовом празднике и т.п.) или выделить из программы необходимый модуль, например по русским народным сказкам.

Для занятий не требуется сложного технического оборудования: необходимо помещение, где можно провести игры малой и средней подвижности, тексты произведений, элементарный инвентарь (бумага, карандаши, мячи, скакалки и т.п.).

Результативность работы рассматривалась исходя из двух направлений: расширение читательского опыта учащихся, умения работать с текстом и развитие коммуникативных способностей детей. Результаты диагностики показали, что дети научились искать нужную информацию в тексте, пересказывать отрывок произведения, работать в команде, описывать литературного героя, умению организовать игру самостоятельно.

Адресная направленность Программа рассчитана на детей 7-10 лет. Объединения могут быть созданы на базе группы продлённого дня, целого класса, лагеря дневного пребывания и т.д. Программа прошла апробацию  и внедрена  в пяти  творческих объединениях  на базе трёх средних школ города Рязани: МБОУ «Школа №44», МБОУ «Школа №64», МБОУ «Школа №19 (25)».

Более подробно познакомиться с методическим материалом внедрения данной практики можно на сайте ОГБУДО ЦЭВД  https://www.estet-ryazan.ru в разделе «Образование».

Рефлексия: как научиться лучше понимать самого себя?

Рефлексия – особый психологический процесс, действие которого связано с изучением собственных чувств и эмоций. Значительное внимание в рефлексии уделено самопознанию и регулировке поведения. Ученые считают, что рефлексия свойственна только человеку, животные по природе лишены такой способности. В чем же заключается смысл рефлексирования?  

Что такое рефлексия?

Рассмотрим тему подробнее, а для начала попытаемся ответить на вопрос: «что такое рефлексия?». Происхождение понятия связано с латинским словом «reflectio». В переводе оно означает рассуждение, размышление с оглядкой назад.

Исследователи понимают под рефлексией процесс обращения людей внутрь себя и своего сознания, самоанализ умений, знаний, приобретенных навыков, запланированных или уже свершившихся поступков.

С помощью рефлексии можно как бы заглянуть в собственное сознание, подсознание, как бы со стороны посмотреть на шаблоны поведения, реакции и дать им объективную оценку.

Известно, что понятие рефлексии по-разному трактуется в психологии и философии. Философия считает рефлексию феноменом высшего уровня в области размышлений о бытие и месте человека в социуме. Еще Сократ говорил о рефлексии как о самом доступном способе самопознания. По его мнению, именно способность видеть себя со стороны является отличительной особенностью человека и поднимает его на высшую ступень эволюции. 

Идентичное мнение было высказано французским мыслителем Тейяром де Шарденом. Он выделил дополнительно, что рефлексия позволяет человеку увидеть и осознать эту способность. Согласно трудам немецкого философа Э. Кассирера, рефлексия помогает выделять главные моменты из большого количества информации, хранящейся в подсознании.

Но если философия склонна больше к теоретической трактовке рефлексии, то психология рассматривает ее практическую пользу. Феномен рефлексии считается определенной формой самоанализа, способной обращаться к мыслям и чувствам на подсознательном уровне.

Исследования психолога Л. Рубинштейна указывают, что рефлексия является способностью осознания собственных границ, без которой формирование полноценной личности невозможно. По его мнению, рефлексия может остановить хаотичный поток размышлений и переключить мысли на собственный внутренний мир. Именно наблюдение за собственным сознанием ведет к полному пониманию себя и своих потребностей.

Выделяют два вида рефлексии: конструктивную и деструктивную. Конструктивная направлена на выделение правильных мыслей и выводов с последующим использованием этих знаний. Это, безусловно, полезный вид рефлексии, он помогает личности развиваться и двигаться вперед, улучшая качество жизни.

Деструктивная рефлексия имеет разрушающее воздействие. В случае ее развития человек зацикливается на проблемах, которые выматывают его психологически и физически. Проблема полностью поглощает сознание и вызывает непроходящее чувство вины, сопровождающееся снижением самооценки.

Что значит «рефлексировать»?

Что значит «рефлексировать»? В процессе рефлексирования человек сосредотачивается на своем внутреннем мире, осознании собственного «я» и занимается осмыслением. Рефлексировать – значит смотреть на себя со стороны, сравнивать себя с другими людьми, давать себе и свои действиям правильную оценку. 

Умение рефлексировать дает возможность покидать пределы личного пространства, размышлять и анализировать происходящее. Во время рефлексирования важно научиться выделять главное, расставлять личные приоритеты с целью их последующего применения на практике.

Умение заниматься самоанализом и использовать на практике результаты размышлений помогает развиваться человеку как личности. Саморефлексия положительно влияет на формирование личности, постановку жизненных целей и разработку плана действий.  

Человек, умеющий рефлексировать, обладает способностью быстро приводить мысли в порядок и качественно менять собственную жизнь. Например, он в состоянии:

  1. Держать под контролем собственные мысли и заниматься постоянным самоанализом.
  2. Критически смотреть на мышление и оценивать его.
  3. Избавляться от разрушающих мыслей, переводить поток размышлений в позитивное русло.
  4. Обретать способность принятия правильного решения.
  5. Распознавать собственные ресурсы и способности.

Способность рефлексировать помогает лучше узнать себя и определить потребности, научиться контролировать мысли и эмоции, реже совершать ошибки.

Психологи во всем мире признали положительный эффект рефлексии, поэтому способ стал популярным в лечении различных поведенческих расстройств. Люди, практикующие рефлексию с психологом, научились обращаться к своему внутреннему миру, исследовать себя и выделять собственные важные жизненные качества. Планомерная работа в этом направлении помогает добиться устойчивых результатов и безболезненно находить выход из сложных ситуаций. 

Работа с психологом позволяет выделить определенные части личности индивида:

  1. Я являюсь отдельным индивидом.
  2. Я являюсь самостоятельной личностью среди других самостоятельных личностей.
  3. Я являюсь идеальным человеком.
  4. Восприятие со стороны позволяет видеть меня как отдельного индивида.  
  5. Восприятие со стороны позволяет видеть меня отдельной личностью.
  6. Восприятие со стороны позволяет видеть меня идеальным человеком. 

Чтобы эти утверждения стали понятны человеку, психолог использует следующие рефлексивные методы терапии:

  • ситуативный, который способствует осознанию главной сути произошедшего, критическое ее рассмотрение и определение основных тонкостей;
  • саногенный, способствующий управлению собственными эмоциями с попутным блокированием негативных переживаний;
  • ретроспективный, позволяющий изучить более ранний опыт, проанализировать ошибки и сделать выводы.

Рефлексия имеет различные виды и направления:

  1. Личностная. Индивид оценивает самого себя, собственные действия, поведение, мышление, рассматривает отношение к другим и к себе.
  2. Интеллектуальная. Активизируется во время решения умственной задачи. Раздумья на рефлексивном уровне позволяют найти эффективный способ решения проблемы.
  3. Коммуникативная. Познание людей через оценку и анализ поведения и поступков. Цель – выявление причин и получение объективного представления о характере и миропонимании других людей.
  4. Научная. Способствует исследованию научных решений, обоснований, законов, мнений.
  5. Социальная. Понимание эмоционального уровня окружающих посредством рефлексивных раздумий от их лица. Вхождение в ситуацию, образ другого человека.

С точки зрения теории, все это может показаться слишком сложным для восприятия, но в действительности все виды рефлексии имеют общий и относительно простой алгоритм действия. Нужно просто задать вектор и определить цель рефлексирования.

Как нужно рефлексировать?

Научиться рефлексировать можно, попрактиковавшись с помощью некоторых упражнений. Также следует взять на вооружение рекомендации, приведенные ниже:

  • Возьмите за правило анализировать каждое принятое решение, посмотрите на себя глазами другого человека, постарайтесь понять, правильно ли поступили, рассуждая от чужого имени.  
  • Вспоминайте каждый вечер о том, как прошел ваш день. Что вы делали, чем занимались, что вам понравилось, а что нет? Какие занятия были пустыми, а какие плодотворными и принесли удовлетворение? Используйте также прием просмотра собственных действий со стороны.
  • Думайте об окружающих и анализируйте собственные мысли. Старайтесь понять, как вы их воспринимаете и верный ли путь выбрали в общении.
  • Выбирайте для общения людей, являющихся вашей противоположностью. Так будет легче самосовершенствоваться и осваивать социальные навыки общения.
  • Старайтесь правильно анализировать трудности и собственные действия в решении сложных задач. Ищите в любых ситуациях положительные стороны, используйте юмор.

Саморефлексия: полезные упражнения

Саморефлексия развивается в процессе выполнения несложных психологических упражнений: 

  1. Карусель. Упражнение заключается в ежедневном знакомстве с каким-либо ранее неизвестным человеком и разговоре с ним. Помогает установить контакт, научиться реагировать на окружающих и их поведение.
  2. Без масок. Упражнение проводится при наличии нескольких участников. Каждый получает листок с началом определенной фразы. Суть в том, что полученную фразу нужно закончить искренне, сбросив с себя маски закрепощенности, стеснительности.
  3. Автопортрет. Развивает навыки самоанализа и учит быстро распознавать характер других людей. Упражнение заключается в следующем. Необходимо представить себе встречу с незнакомцем, но, чтобы она состоялась, следует точно описать себя. Говорить нужно обо всем: внешности, одежде, характере, стиле поведения на людях, походке и т.д. упражнение проводится в парах, после само-описания можно перейти к характеристике собеседника. 
  4. Качества. Возьмите лист бумаги и поделите его пополам. В каждой стороне заполните 10 пунктов: недостатки и достоинства. Оцените каждый пункт по шкале в 10 баллов и проанализируйте полученное «досье». Это упражнение способствует установлению правильной и объективной самооценки, способствует самосовершенствованию.

Эти упражнения способствуют развитию саморефлексии и позволяют научиться вырабатывать правильные привычки, узнавать собственные потребности и нужды. Критическое самовосприятие способствует выработке тактики работы над собой.

Научившись рефлексировать, человек в состоянии улучшить внешние данные и внутренний мир, изменить поведение, отношение к себе и окружающим. Рефлексия помогает преодолеть неожиданные трудности и учит принимать верные решения в сложных ситуациях.

Технологическая карта урока психологии, соответствующая требованиям ФГОC (Махмутшина Л.М., педагог-психолог МБОУ СОШ №15) — Портал системы образования города Нижневартовска

Технологическая карта урока психологии, соответствующая требованиям ФГОС

Тема

Коммуникативная успешность. Барьеры коммуникации

Цели и задачи

Образовательные: обобщить и систематизировать понятие конфликт, его виды, стадии, способы разрешения; понятия «коммуникативный барьер», «коммуникация в человеческом сообществе», «коммуникабельность как черта личности».

Воспитывать культуру общения со взрослыми, со сверстниками

Формировать УУД:

— Личностные УУД: способность к самооценке на основе критерия успешности в конфликтной ситуации, мотивация уверенного поведении, мотивация на развитие коммуникативных умений и навыков

— Регулятивные УУД: оценивать результаты коммуникации (своей – чужой), анализировать собственное поведение в конфликтных ситуациях, планировать свое действие во время общения, определять цель во взаимодействии с оппонентом, конструировать стратегии решения конфликтных ситуаций.

— Коммуникативные УУД: определять цель общения, слушать собеседника, рефлексировать, формулировать собственное мнение и позицию, с точностью и достаточной полнотой выражать свои мысли, приобрести навык эффективного поведения, преодолеть коммуникативный барьер

— Познавательные УУД: систематизировать материал, работать взаимодействовать в разных ситуациях, уметь составлять алгоритмы деятельности при решении проблемы, строить стратегии поведения, усвоить понятия коммуникативного барьера, понятия «коммуникабельность как черта личности»

Планируемый результат

Предметные:

Знать понятия «конфликт», его виды, стадии, источники, способы разрешения, положительные и отрицательные стороны; знать понятия «коммуникативный барьер», «коммуникация в человеческом сообществе», «коммуникабельность как черта личности».

Уметь распознавать конфликтные ситуации, уметь использовать конструктивные стратегии решения конфликтных ситуаций, знать способы преодоления коммуникативного барьера

Личностные:

уметь проводить самооценку на основе критерия успешности в общении, мотивация уверенного поведении, мотивация на развитие коммуникативных умений и навыков, п

Метапредметные:

Уметьоценивать результаты деятельности (своей – чужой), анализировать собственное поведение в конфликтных ситуациях, планировать свое действие во время общения, определять цель во взаимодействии с оппонентом, конструировать стратегии решения конфликтных ситуаций (Регулятивные УУД)

Уметь определять цель общения, слушать собеседника, формулировать собственное мнение и позицию, с точностью и достаточной полнотой выражать свои мысли, приобрести навык эффективного поведения, преодолевать коммуникативный барьер (Коммуникативные УУД)

Уметь систематизировать материал, полученный на предыдущих уроках, работать с разными по уровню заданиями, уметь составлять алгоритмы деятельности при решении проблемы, усвоить понятия коммуникативного барьера, понятия «коммуникабельность как черта личности» (Познавательные УУД)

Основные понятия

Коммуникативность, барьеры коммуникации, конфликт

Межпредметные связи

Обществознание, психология, профориентация

Ресурсы

— основные

-дополнительные

«Азбука профориентации XXI век» Под общей редакцией кандидата педагогических наук Богайцевой М. В.

Компьютер

Мультимедийное оборудование

Маркерная доска

Слайды

Таблички для малых групп

Картинки конфликтных ситуаций

Конспект тезисов для каждого обучающегося

Организация пространства

Фронтальная работа, индивидуальная работа, работа в малых группах, парная работа

Технология проведения

Деятельность обучающихся

Деятельность педагога-психолога

Задания для обучающихся, выполнение которых приведёт к достижению запланированных результатов

Планируемый результат

Предметный

УУД

I.Мотивация к учебной деятельности (3 мин)

Цель:

моделирование проблемы, мотивирование обучающихся на работу

Познавательные: Готовятся к восприятию информации

Коммуникативные:

индивидуальное приветствие в разных эмоциональных красках (грусть, пренебрежение, радость, удовольствие и т.д.).

Регулятивные:

принятие сигнала к

началу учебной

деятельности.

Создание атмосферы сотрудничества

Приветствие обучающихся с использованием устойчивых речевых клеше

Уточнение типа урока, моделирование проблемы

Педагог-психолог обращает внимание на ценность любого взаимодействия

Знать понятия «конфликт», его виды, стадии, источники, способы разрешения, положительные и отрицательные стороны; знать понятия «коммуникативный барьер», «коммуникация в человеческом сообществе», «коммуникабельность как черта личности»

(Коммуникативные УУД)

Уметь слушать собеседника

(Регулятивные УУД).

Психологическая

готовность к переходу

от отдыхак учебной деятельности

Взаимодейст-

вие на уровне

эмоций, эмпатия

II. Сообщение темы урока, постановка цели(3 мин)

Цель:

ознакомление с понятием коммуникация, барьеры коммуникации, конструирование развития навыка эффективного поведения в конфликтной ситуации

Вспоминают, что им известно об эмоциях и конфликтных ситуациях, вызванных эмоциональной окраской

Записывают тему в тетради

Подводит к цели урока опираясь на обсуждение эмоциональных ощущений на различные приветствия Организовывает работу с тезисным материалам в парах.

Работа с тезисами: анализ, выбор, структурирование в таблицу в тетради

Организация активной мыслительной деятельности учащихся.

(Познавательные УУД). Самостоятельно

формулируют

познавательные цели. Уметь систематизировать материал, полученный на предыдущих уроках.

(Коммуникативные УУД)

Уметь определять цель учебной деятельности, уметь слушать собеседника, формулировать собственное мнение и позицию

(Регулятивные УУД).

Уметь планировать

свою деятельность в соответствии с целевой установкой.

III.Включение системы знаний для приобретения навыка: конструирование нового способа действия.

Упражнение «Случай» (10мин)

Цель:

Содействие пониманию, что негативное эмоциональное состояние участников конфликта однозначно воспринимается всеми окружающими (и самими ребятами, которые видят конфликт, запечатленный на фото)

В презентации к занятию представлены фотографии с изображением конфликтных ситуаций, командам необходимо составить рассказ по фотографии, согласно предложенной таблицы

Организует групповую работу

Вопросы задания:

Придумайте название к фото?

Кто вовлечен в конфликт?

В чем суть изображенного конфликта?

Что чувствует участник этого конфликта?

Какие варианты выхода из конфликтной ситуации вы можете предложить?

Какой стиль поведения демонстрирует каждый участник?

Уметь распознавать конфликтные ситуации, уметь использовать конструктивные стили поведения в конфликтных ситуациях, знать способы преодоления коммуникативного барьера

(Коммуникативные УУД)

Уметь оформлять свои мысли в устной форме, слышать и понимать речь других, определять цель общения

(Личностные УУД)

мотивация уверенного поведении, мотивация на развитие коммуникативных умений и навыков

(Регулятивные УУД)

конструировать стили поведения в конфликтных ситуациях.

2)Ролевая игра «Ссора в библиотеке»

(5мин)

Цель:

закрепление умения находить конструктивные способы разрешения конфликтных ситуаций;

Сначала в паре проигрывают ситуацию «Ссора в библиотеке», далее с помощью посредника пробуют разрешить конфликт

Организует работу в парах,

Инструктирует посредников по алгоритму переговоров для эффективного разрешения конфликта

Вопросы для посредника: Что случилось?

Почему вам обоим важно получить эту книгу?

Что вы сейчас чувствуете?

В чем причина конфликта?

Какие конструктивные решения вы видите?

Минутка для здоровья (релаксация через буквопение: аааааа, иииии и т.д.)

Закрепили умение правильно определять стиль поведения в конфликте

(Познавательные УУД).

Уметь определять конфликт

(Коммуникативные УУД).

Уметь самостоятельно найти способ решения конфликтной ситуации, без посредника

(Регулятивные УУД).

Уметь оценивать результаты коммуникации (своей – чужой), анализировать собственное поведение в конфликтных ситуациях

3)Работа с пословицами (5 мин)

Цель:

конструирование стратегий поведения в конфликтной ситуации

20 пословиц распределят по пяти стратегиям (приспособление, избегание, противоборство, сотрудничество, компромисс)

Подготовить пословицы

Работа с пословицами позволяет определить эффективные стратегии поведения в конфликтных ситуация

Умение определять стратегию поведения

Воспитывать культуру общения

(Регулятивные УУД).

конструировать стратегии решения конфликтных ситуаций

(Коммуникативные УУД)

рефлексировать, формулировать собственное мнение и позицию

уметь анализировать пословицы и систематизировать их по стратегиям

4) Игра-упражнение «Туземка Чанга» (10 мин)

Цель:

освоение способов снижения коммуникативных барьеров

Пишут инструкцию в малых группах «Как напиться воды туземке, используя бутылку и чашку»

Исполняет роль туземки (незнающей и не понимающей0

При написании инструкции нельзя использовать схемы, рисунки, для успешного выполнения задания, обучающиеся должны интересоваться бытом и умениями туземки, строить аналогии с ее жизненным опытом

Уметь писать инструкции, опираясь на опыт интруктируемого

(Познавательные УУД).

Осознать важность точно передавать информацию и как точность пердачи помогает в преодолении коммуникативных барьеров

(Регулятивные УУД). Уметь оценивать результаты деятельности (своей, чужой)

(Лчностные УУД) уметь рефлексировать собственное эмоциональное состояниев процессе общения с туземкой, то есть с личностью отличной от тебя

(Коммуникативные УУД). Уметь с точностью и достаточной полнотой выражать свои мысли.

IV.Итоги урока. (2мин.)

Цель:

контроль на этапе окончания учебной темы.

Обобщают информацию.

Вопрос:

В чем цель коммуникации

В чем секреты успешного общения

Как коммуникабельность помогает стать успешным человеком

В ходе урока использовали разные задания, приобрели навыки поведения в конфликтных ситуациях

 

(Регулятивные УУД). Уметь осуществлять итоговый контроль деятельности («Что сделано?»)

VI.Рефлексия. (2мин.)

Цель:

соотнесение поставленных задач с достигнутым результатом, постановка дальнейших целей

Отвечают на предложенные учителем вопросы

Вопросы:

— Что было трудным?

— Что вызвало интерес?

Что будете делать с полученным?

— Стоило ли вам сегодня приходить на занятие с психологом?

 

(Личностные УУД)

Мотивация уверенного поведения

 

Список использованных источников.

  1. Азбука профориентации XXI века. Под общей редакцией кандидата педагогических наук Богайцевой М. В. Ханты-Мансийск, -2011г.
  2. РТ[Электронный ресурс] – Режим доступа : http://tea4er.ru.
  3. Образовательная программа основного общего образования, ФГОС ООО: основные документы.
  4. Федеральный государственный образовательный стандарт общего образования [Электронный ресурс] – Режим доступа : http://standart.edu.ru;
  5. Якушина, Е. В., канд. пед. наук, ст. науч. сотр. Лаборатории медиаобразования ФГНУ «Институт содержания и методов обучения»

Российской академии образования – Портал информационной поддержки руководителей образовательных учреждений «Менеджер образования» Справочник заместителя директора школы, – №10, – 2012 г.

 

Редактировалось Дата:

границ | Адаптивное отражение негативных эмоциональных переживаний: конвергенции и расхождения между теорией режима обработки и теорией самоудаленного отражения

Введение

Размышления о переживаниях, которые подразумевают эмоциональный дискомфорт, грусть или психологическую боль (далее «негативные эмоциональные переживания»), являются формой обычного саморефлексии и в некоторой степени почти неизбежны. Примечательно, что рефлексия обычно необходима для правильной обработки жизненного опыта (Stanton and Low, 2012).Напротив, попытки подавить или избежать размышлений о негативных эмоциональных переживаниях часто обречены на провал (Webb et al., 2012).

Многие психотерапевтические практики с доказанной эффективностью поддерживаются и способствуют отражению негативных эмоциональных переживаний (Greenberg, 2017). Написание о негативных эмоциональных переживаниях — это процесс, который подразумевает размышление и, как было показано, положительно связан с лучшей адаптацией (Frattaroli, 2006; Hoyt et al., 2016). Некоторые формы отражения (например,g., «преднамеренное размышление»), как было показано, благоприятствуют процессам обучения и «посттравматического роста» после неблагоприятных переживаний (Garcia et al., 2016). Однако различные исследования показали, что размышления о негативных эмоциональных переживаниях также могут иметь пагубные последствия и поддерживать или усиливать негативные эмоциональные состояния (Mor and Winquist, 2002; Nolen-Hoeksema et al. , 2008). Этот очевидный парадокс привел к попыткам дифференцировать формы самофокусировки и адаптивной и дезадаптивной саморефлексии без ясности до сих пор (Trapnell and Campbell, 1999; Siegle et al., 2004; Уоткинс, 2008; Кросс и Айдук, 2017; Накадзима и др., 2018).

Размышление о негативных эмоциональных переживаниях можно понимать как одну из многих форм повторяющегося мышления. Повторяющееся мышление соответствует широкому и всеобъемлющему термину, предложенному Уоткинсом (2008) для обозначения различных форм процесса длительных или повторяющихся мыслей о себе, заботах и ​​переживаниях. Для форм повторяющегося мышления доступно множество терминов, и не всегда ясно, относятся ли эти термины к разным процессам или представляют собой разные названия аналогичных процессов (Webb et al., 2012). Примеры этих терминов включают размышления (с различными восприятиями), когнитивную и эмоциональную обработку, взгляд на перспективу, моделирование и мысленные образы, озабоченность, решение проблем и переоценку. Эти термины имеют разную степень концептуального совпадения с саморефлексией.

Изучение рефлексии негативных эмоциональных переживаний с явным использованием этого термина было в основном разработано в контексте теории стилей реакции (Nolen-Hoeksema et al., 2008).Хотя эта теория сосредотачивается на размышлениях в отношении развития, она различает два компонента размышлений: компонент размышлений (размышление, размышление) и компонент более самооценки (размышление) (Treynor et al., 2003). С этой точки зрения руминация понимается как «способ реагирования на дистресс, который включает в себя повторяющееся и пассивное сосредоточение внимания на симптомах дистресса, а также на возможных причинах и последствиях этих симптомов» (Nolen-Hoeksema et al., 2008, p. 400) . Эта форма размышлений была названа «депрессивной руминацией» (Papageorgiou and Wells, 2004), и ее обычно понимают как сосредоточение внимания на переживании эмоционального дискомфорта, а также на событиях и ситуациях, связанных с этими состояниями дискомфорта (Watkins, 2004, стр. .6).

Было показано, что депрессивное размышление является предиктором различных негативных последствий для людей, увеличения эмоционального дискомфорта и выступает как фактор риска различных психических расстройств (Trick et al., 2016). Компонент обдумывания был определен как «целенаправленное обращение внутрь себя, чтобы участвовать в решении когнитивных проблем для облегчения своих депрессивных симптомов» (Treynor et al., 2003, p. 256), тогда как размышление определялось как «пассивное сравнение своей текущей ситуации. с некоторым недостигнутым стандартом »(Treynor et al., 2003, с. 256), подразумевая более самоуничижительные и сожалеющие компоненты. Разнообразные исследования показали, что явно отрицательным компонентом руминации является размышление (Joormann et al., 2006; Chan et al., 2009; Cova et al., 2009; Cox et al., 2012; Romero et al., 2014; Xavier и др., 2016).

Хотя различие между размышлением и размышлением полезно для подсказки аспектов, которые могли бы различать более адаптивные и дезадаптивные мыслительные процессы негативных эмоциональных переживаний, в литературе показано, что этого недостаточно для более широкого разъяснения этих различий. Примечательно, что размышление над размышлением не показывает взаимосвязи с позитивными адаптационными процессами, такими как посттравматический рост (García et al., 2017), а в некоторых исследованиях было показано, что это дезадаптивный процесс, но не на уровне размышлений (Miranda and Nolen-Hoeksema, 2007; Gooding et al., 2012; Hasegawa et al., 2013). Исследование этой темы было ограничено скудной концептуальной проработкой того, что представляет собой размышление (и ограничениями шкалы, используемой для его измерения) (Rude et al., 2007). Таким образом, развитие теории стилей реакции позволяет показать, что в случае, когда размышления принимают форму размышлений, они явно неадаптивны, но они не позволяют определить, существует ли другая форма мышления негативного эмоционального характера. опыт, отличный от размышлений, который может быть необходим или полезен. Таким образом, хотя термин «размышление» используется для обозначения неадаптивной формы мышления о негативных эмоциональных переживаниях, он является довольно задумчивым, и аналогичные им процессы имеют такой же профиль. Размышления и размышления могут рассматриваться как общие термины и синонимы для обозначения сосредоточения мышления на негативных событиях и эмоциональных переживаниях, когда сосуществуют процессы, которые могут быть адаптивными или неадаптивными.

Исследование типов размышлений о негативных эмоциональных переживаниях может быть помещено в более широкий контекст исследований стратегий преодоления неблагоприятных событий, эмоциональной регуляции, а также когнитивной и эмоциональной обработки. Одной из наиболее актуальных проблем была попытка дифференцировать те стратегии и процессы, которые в целом кажутся более адаптивными и менее адаптивными (Páez and Costa, 2014).Мета-анализ, представленный Webb et al. (2012) определили переоценку как стратегию эмоционального регулирования с наивысшим положительным эффектом (в частности, переоценку в форме взгляда на перспективу, хотя переоценка ответа — аналогично принятию — и переоценка эмоциональных стимулов также показали положительные эффекты). Точно так же отвлечение и подавление эмоционального выражения оказало положительное влияние. Принимая во внимание, что сосредоточение внимания на эмоции (например, «позвольте себе почувствовать событие, как если бы вы были там»), а также на причинах и последствиях событий (например,g., «подумайте, почему вы так реагируете») показали отрицательные эффекты. Другой метаанализ связи между стратегиями регуляции эмоций и психопатологией показал, что переоценка и принятие играют адаптивную роль; Напротив, размышления, подавление и избегание имеют дезадаптивный характер (Aldao et al., 2010). В этих метаанализах не рассматривались такие стратегии, как решение проблем и внимательность, которые также оказались полезными для уменьшения воздействия негативных событий (Schäfer et al., 2017; Iani et al., 2019).

К этим обобщениям адаптивной или дезадаптивной ценности стратегий совладания и регуляции эмоций следует подходить с осторожностью, поскольку это суждение зависит от различных факторов, таких как индивидуальные различия, а также момент и контекст, в котором используются стратегии (Naragon-Gainey et al. , 2017). Однако эти обобщения позволяют приблизительно понять, какие стратегии в целом более полезны для людей при столкновении с негативными событиями и эмоциями.

Цель этой статьи — провести концептуальный анализ двух интенсивных и обширных исследовательских программ, которые сосредоточены конкретно на размышлении об адаптивных и дезадаптивных процессах. Одна программа основана на теории режима обработки , PMT (главный автор — Э. Уоткинс), а другая — на теории самоудаленного анализа, теории самоудаления, SDT (основные авторы — Айдук и Кросс). Это обширные исследовательские программы, которые предоставили убедительные эмпирические данные в поддержку своих предложений (Watkins, 2008, 2016; Kross and Ayduk, 2017; Ayduk and Kross, 2018, для тщательных обзоров).Был проведен обзор публикаций, относящихся к PMT и SDT. Обзоры авторов обеих теорий были использованы в качестве исходного материала для настоящего исследования. Кроме того, литературный поиск в электронных базах данных PsycINFO, Web of Science и Scopus проводился с использованием «конкретных размышлений», «абстрактных размышлений», «режимов обработки», «самоудаления» и «самопогружения» как ключевые слова (с 2005 по 2019 год). Также учитывались статьи и интересные книги, цитируемые в рецензируемых публикациях.

В этой статье мы в основном сосредоточились на наиболее важных выводах каждой программы, а также на описании и анализе их сходств и различий. Было найдено немного публикаций о взаимосвязи между двумя направлениями исследований (Kross, Ayduk, 2008; Rude et al., 2011). Мы сочли это неожиданным из-за важности обеих программ и их взаимного влияния.

Программа Э. Уоткинса: теория режима обработки

Уоткинс (2004, 2008, 2013, 2016) приложил большие усилия, чтобы отличить адаптивные повторяющиеся мыслеформы от неадаптивных повторяющихся мыслеформ.Он предложил три фактора, которые будут иметь решающее значение для различения адаптивных и дезадаптивных форм повторяющегося мышления: (1) содержание мысли, (2) факторы внутриличностного и межличностного контекста, в которых это происходит, и (3) способ обработки. (Уоткинс, 2008). Формы повторяющихся мыслей, содержание которых является отрицательными аспектами переживаний и о самом себе, подвержены повышенному риску причинения вреда, хотя это не исключает, что определенные формы мышления о негативных эмоциональных переживаниях могут быть адаптивными. Это будет зависеть от внутриличностного и межличностного контекста, в котором они выполняются, и от режима обработки.

Внутриличностный и межличностный контексты могут влиять на мыслительные процессы. Влияние внутриличностного контекста иллюстрируется разницей между мышлением о негативных эмоциональных переживаниях и личностью с высокой или низкой самооценкой. То же самое происходит и в межличностной сфере, например, анализ жизненного опыта в жизненной ситуации высокого или низкого стресса будет отличаться.

Что касается PMT, он различает абстрактные и конкретные режимы обработки с использованием теории конструктивного уровня (Trope and Liberman, 2003). «Режим абстрактной обработки концептуализируется как сосредоточение на общих, подчиненных и деконтекстуализированных ментальных репрезентациях, которые передают существенное значение, причины и следствия целей и событий (…)» (Уоткинс, 2016, стр. 388). Хотя этот абстрактный режим обеспечивает стабильность целей и представлений, абстрактный режим делает человека менее восприимчивым к контексту и предоставляет лишь несколько конкретных указаний для действий; тогда противоположное происходит на конкретном уровне конструкции. Хотя эти два режима обработки мыслей необходимы людям, использование одного или другого для отражения негативных эмоциональных переживаний будет иметь разные последствия.

Абстрактное отражение или размышление

Эта форма повторяющегося мышления подразумевает аналитический и оценочный процесс, направленный на понимание причин события и его последствий. В случае, когда эта форма повторяющихся мыслей используется для анализа негативных эмоциональных переживаний, она будет неадекватной.Схематично эта форма повторяющегося мышления фокусируется на вопросах, связанных с «почему» (например, «Почему это произошло?»), То есть на вопросе, который направляет внимание на абстрактную оценку пережитого опыта и ситуаций и поддерживает вероятность того, что человек принимает глобальный и негативный стиль объяснения и постоянно думает о своих проблемах таким образом (Bassanini et al., 2014).

Отражение или пережевывание бетона

Эта форма повторяющегося мышления подразумевает режим обработки, сфокусированный на конкретных и контекстных деталях, непосредственном опыте в настоящий момент и процессе того, как все происходит. Мысль строится вокруг вопросов, основанных на том, «как» переживаемый опыт, а не на «почему» (Watkins et al., 2008). Будучи более конкретным и сфокусированным в процессе, он также будет больше направлен на поиск решений (Watkins and Molds, 2005). Это была бы форма адаптивного отражения. «Сосредоточьтесь на непосредственном, конкретном и контекстуализированном опыте события, а также на деталях целей, событий и действий, которые обозначают осуществимость, механику и способы выполнения действия» (Уоткинс, 2016, стр.30). «Этот функциональный аналог часто ориентирован на поиск активного, конкретного и немедленного решения» (например, «Как я могу справиться с этой проблемой?») (Bassanini et al., 2014, p. 19).

Уоткинс концептуализировал конкретное размышление, неявно объединив два разных компонента: один, более основанный на опыте, а другой более ориентированный на решение когнитивных проблем. Иногда он характеризует это как эмпирический аспект, например, когда он описывает, что это подразумевает, что человек должен «сосредоточить внимание на переживании чувств, настроения и симптомов» (Watkins et al. , 2008). Одно из утверждений, вызывающих конкретные размышления, звучит так: «Я хотел бы, чтобы вы сосредоточились на том, как это произошло, и представили в своем уме как можно более живо и конкретно« фильм »о том, как разворачивается это событие» (Watkins et al. 2008, с. 366). В другой раз автор характеризует это скорее как процесс, в котором ситуация подробно анализируется, в том числе как ею управлять (Watkins, 2016). Этот второй аспект рассматривается в одной из стандартизированных процедур, разработанных, например, для оценки конкретной руминации.В этой процедуре люди должны указать, какую связь они идентифицируют между своими собственными образами мышления, когда сталкиваются с негативным событием, и тем, которое демонстрирует персонаж из комикса. В комиксах, в которых персонаж конкретно обрабатывает, ее / его мысли: «Как мне не повезло! Как я могу справиться с этим сейчас? Какие лучшие решения я могу получить? Что, если бы G был в этой ситуации? Лучшее, что я могу сделать, — это минимизировать задержку. Какие альтернативные стратегии я могу использовать? » (Бассанини и др., 2014, стр.20). Этот комикс показывает способ понимания конкретных размышлений, очень близких к тому, что это было бы проблемно-ориентированным совладанием и без «эмпирического» компонента.

Есть две дополнительные линии доказательств в пользу ГУП. Первый — это экспериментальное исследование эффектов стимулирования двух форм мышления. Инструктаж людей участвовать в конкретных размышлениях приводил к более быстрому восстановлению от негативных эффектов и уменьшению вторжений после предыдущей негативной индукции (Watkins, 2004; Watkins et al., 2008; Ehring et al., 2009). Стимулирование конкретных размышлений у людей с диагнозом депрессивное расстройство снижает их негативное глобальное суждение (Rimes and Watkins, 2005) и повышает их навыки решения проблем (Watkins and Molds, 2005) и специфичность их воспоминаний (Watkins and Teasdale, 2001). ). Напротив, анализ причин и значений их опыта увеличивает чрезмерное обобщение, избегает решения проблем и увеличивает депрессивное настроение (Watkins, 2016).

Вторая линия доказательств — это разработка программ лечения и профилактики депрессии, ориентированных на модификацию абстрактной обработки и увеличение режима конкретной обработки.В проведенных клинических испытаниях было показано, что обучение «конкретному размышлению» эффективно в сокращении абстрактного размышления, такого как депрессивные и тревожные симптомы и расстройства (Watkins and Molds, 2007; Watkins et al., 2009, 2011, 2012; Topper и др., 2017).

Программа О. Айдука и Э. Кросса: теория самоудаления

Изначально это направление исследований было основано на различении форм холодной и горячей обработки и концепции «психологической дистанции» (Metcalfe and Mischel, 1999; Kross et al., 2005). В этом предложении горячие представления вызывают рефлексивную обработку, которая преимущественно находится под контролем стимулов, что приводит к автоматическому подходу и поведению избегания, тогда как холодные представления, когнитивно управляемые, отражают обработку, которая требует больших усилий и играет важную роль в подавлении автоматических реакций, активируемых горячими представлениями. Исходя из этих первоначальных концептуализаций, авторы предположили существование двух различных аспектов рефлексии о негативных эмоциональных переживаниях: (1) тип точки зрения на себя, с которой анализируется переживание, и (2) его содержание.Что касается типа перспективы, они сделали различие между анализом с погружением в себя и анализом с самооценкой. Под самоудалением авторы понимают способ приблизиться к своему опыту в качестве внешнего наблюдателя. Существуют разные способы, в которых это дистанцирование может быть испытано, например, визуально (видя себя со стороны) и как относиться к переживанию или самому себе (в третьем лице).

Совсем недавно авторы изучали, как временная перспектива, с которой «наблюдаются» переживания (например,g., из будущего) также может подразумевать дистанцирование (Bruehlman-Senecal and Ayduk, 2015; Kross and Ayduk, 2017; Ranney et al., 2017), тогда как анализ с погружением в себя предполагает, что человек снова переживает эмоции и события. как они происходили от первого лица. Что касается содержания мыслей, они различают ориентацию на эмоциональный опыт (фокус на «как») или на анализ опыта (на «почему»). В анализе, проведенном Айдук и Кросс, тип перспективы и содержание взаимосвязаны, потому что вопрос о том, почему этот опыт облегчил бы отстраненную перспективу, а внимание к тому, как облегчить само погружение.Согласно этой модели, адаптивное отражение дистанцируется от самого себя и сосредоточено на том, почему. В этом смысле решающим фактором является не то, обращено ли внимание на «почему» или «как», а то, является ли отражение самоудалением. Мы должны подчеркнуть, что внимание к «почему», однако, не является дополнительным: поиск объяснений негативного опыта, с точки зрения авторов, является эпистемической потребностью людей; поэтому очень важно выполнять его адаптивным образом (Ayduk and Kross, 2018).

Еще один аспект, который мы хотим выделить, — это различие, проведенное авторами между самоудалением негативных эмоциональных переживаний в чистом виде, которое может иметь различные цели и применения, и само-дистанцированным анализом, который подразумевает направление когнитивного процесса на анализ. опыта (Kross et al., 2012). В некоторых случаях чистое самоудаление может быть негативным, например, когда это хроническая форма избегания. Авторы подчеркивают, что самодистанционный анализ опыта является адаптивным, а не дистанцирование как таковое .Само-дистанцирующееся отражение позволило бы модифицировать переживания, которые перестают вспоминать раз за разом, потому что их реконструкция была разрешена, ослабляя чувство озарения и закрытия (Kross and Ayduk, 2008).

Исследования естественных паттернов использования само-погружения и самодистанцирования, а также экспериментальные исследования показали, что самоотстраненное отражение более адаптивно: меньше негативной эмоциональной активации сразу и при последующих действиях, меньше депрессивных размышлений и более положительные физиологические реакции, такие как более низкий уровень артериального давления (Ayduk and Kross, 2008, 2010; Kross and Ayduk, 2008).Исследования людей с депрессивной симптоматикой и людей с диагнозом большого депрессивного расстройства показали аналогичные результаты (Kross and Ayduk, 2009; Kross et al. , 2012). В последнее время были разработаны исследования эффективности обучения самоотстраняющейся рефлексии, с многообещающими результатами в ожидаемом направлении (Penner et al., 2016; Orvell et al., 2017). Косвенная поддержка подходов этих авторов исходит из результатов метаанализа, представленного Webb et al. (2012), где переоценка через перспективу предстает как форма регуляции эмоций с наивысшей адаптивной ценностью.Этот взгляд на переоценку очень близок к анализу на расстоянии (например, «увеличьте свое ощущение объективной дистанции, рассматривая изображенное событие с отстраненной точки зрения от третьего лица»).

Контраст между исследовательскими программами

Мы заметили, что обе исследовательские программы имеют одинаковый интерес к выявлению форм адаптивной рефлексии и различению их от того, что могло бы быть неадаптивной формой отражения. В этом контексте обе программы совпадают в определении размышлений как явно неадаптивной формы размышлений. Однако причины для этого как-то разные: для PMT причина — в абстрактной природе, высшей степени сосредоточенности мысли в негативном эмоциональном переживании, что могло бы быть дезадаптивным фактором размышлений, потому что оно ведет к отчаянию и самоуничтожению. критические обобщения событий и блокирует поиск решений. Для SDT дезадаптивный аспект размышления — это отсутствие самоудаления при размышлении о негативных эмоциональных переживаниях, потому что это способствует «эмоциональному переполнению» и позволяет избежать обработки и реконструкции переживаний.

Различия между PMT и SDT становятся еще более очевидными в момент анализа концептуализации адаптивного отражения. Термины, используемые в каждой программе, красноречивы в этом отношении: PMT идентифицирует адаптивную рефлексию с анализом «как» опыта, а не «почему», в отличие от SDT. Для SDT более абстрактный и всесторонний анализ опыта, при условии, что он самодистанцируется, является более адаптивным (хотя Айдук и Кросс первоначально описали адаптивную рефлексию как абстрактную, позже они решили избегать этого термина, потому что пришли к выводу, что будет неадаптивные, самозагружаемые и другие адаптивные, самодистанцирующиеся абстрактные режимы обработки; Kross et al. , 2012). Для PMT абстрактная обработка негативного эмоционального опыта всегда неадекватна. Для PMT риск размышления о «почему» в отношении негативных эмоциональных переживаний заключается в том, что это снизит активность и поиск решений (Watkins, 2016). Однако для SDT размышление о том, почему является фасилитатором реконструкции негативного эмоционального опыта в той степени, в которой оно способствует самоудалению, но признает, что может быть анализ причины с точки зрения погружения в себя, что было бы неадаптивным и неадекватным. типично для высиживания потомства (Kross et al., 2012).

Эти различия между обеими программами, касающиеся ценности абстракции и анализа «почему» и «как» негативных эмоциональных переживаний, отражаются в том, как обе они используют теорию конструктивного уровня. SDT (Kross and Ayduk, 2017) считает, что высокий конструктивный уровень при анализе негативных эмоциональных переживаний является положительным, поскольку способствует психологической дистанции. PMT, напротив, считает, что обработка на высоком конструктивном уровне при анализе негативных эмоциональных переживаний характерна для неадаптивных размышлений (Watkins, 2008).

Авторы обеих исследовательских программ не сопоставили свои предложения. Уоткинс (2008) заявил только, что нет никаких аналогий между концепциями PMT и SDT, потому что PMT будет относиться к различиям в конструктивных уровнях конкретного и абстрактного размышления, а SDT будет относиться к холодной и горячей обработке, что будет предметом другого анализа. уровень. Тем не менее, это наблюдение, сделанное Уоткинсом, является спорным: связь между самодистанционным анализом и холодной обработкой, а также самозагруженным анализом и горячей обработкой была всего лишь источником концептуализации Айдука и Кросса.Примечательно, что эти авторы больше не используют термины «горячий» и «холодный» для характеристики двух описанных ими режимов анализа. Самостоятельный анализ не холоден, потому что он подразумевает эмоцию, но на эту эмоцию смотрят или описывают «со стороны». Кросс и Айдук (2008) предположили, что инструкции, использованные в исследованиях Уоткинса для выявления конкретных и абстрактных размышлений, благоприятствуют самостоятельному и погруженному в себя анализу соответственно.

Только одно исследование связывает концепции обеих программ (Rude et al., 2011). В этом исследовании говорится, что то, что PMT считает дезадаптивной руминацией, нельзя охарактеризовать как абстрактную руминацию, а как отрицательную оценочную руминацию. Сравнивая конкретное размышление, оценочное абстрактное размышление и неоценочное абстрактное размышление (связанное с самоотстраняющимся размышлением), авторы отметили, что последнее было тем, которое показало наиболее адаптивные результаты.

Обсуждение

Несколько исследователей показали преобладание дезадаптивных эффектов отражения негативных эмоциональных переживаний (Mor and Winquist, 2002).В свою очередь, есть убедительные доказательства необходимости и важности размышлений о пережитых негативных эмоциях и событиях (Greenberg and Pascual-Leone, 2006). Это показывает, что форма и контекст рефлексивных процессов являются определяющими факторами того типа эффектов, которые они производят. Негативные эмоциональные переживания стимулируют процесс мысли о них, и это, вероятно, происходит как часть процессов саморегуляции для поиска решений и процессов для разработки и интеграции переживаний (Watkins, 2008; Vine et al., 2014). Этот феномен подразумевает, что негативные эмоциональные переживания могут «активировать» одновременно адаптивные и дезадаптивные формы рефлексии, которые могут быть взаимосвязаны.

Направления исследований, разработанные Уоткинсом, Айдук и Кросс, были сосредоточены на попытке различить аспекты фокусирующих форм мышления в негативных эмоциональных переживаниях, которые могли бы сделать их более адаптивными или дезадаптивными. Оба показывают положительные результаты, но по-разному характеризуют подразумеваемые процессы.Возникает интересный вопрос: как конкретные размышления и самодистанционный анализ могут иметь одинаковые положительные эффекты, если они соответствуют формам рефлексии, понимаемым по-разному и, в некоторых отношениях, как противоположные?

Можно предположить, по крайней мере, три пояснительные строки. Одна из возможностей состоит в том, что самоотстраняющееся размышление и конкретное размышление разными способами избегают склонности к размышлениям и ее пагубным последствиям. Вторая возможность состоит в том, что обе формы обработки позволяют человеку блокировать негативные эффекты подавления и эмоционального избегания и способствуют контакту с сохраненными негативными эмоциональными состояниями и развитию своего опыта.Примечательно, что обе программы дали многообещающие результаты у людей с посттравматическими стрессовыми расстройствами, что подтверждает эту возможность (Sezibera et al., 2009; Wisco et al., 2015; Penner et al., 2016). Третья возможность предполагает, что между конкретным размышлением и анализом на расстоянии друг от друга будет больше связи, чем кажется. Сосредоточение внимания на том, «как» опыта, как предлагает PMT, может привести к процессу самостоятельного анализа, в зависимости от того, как этот фокус реализуется. Примечательно, что обращение, полученное людьми в «конкретном размышлении» в исследованиях Уоткинса, могло означать, что люди учатся анализировать свой опыт более дистанцированным образом. И наоборот, самоотстраненный анализ можно понимать как форму конкретных размышлений, которые позволяют человеку контактировать со своими эмоциональными переживаниями, выявляя конкретные аспекты событий, которые он / она переживает, и открывая новые возможности для действий.

Изучение этих гипотез требует дифференциации эмпирического компонента от компонента решения проблем, связанного с «конкретным размышлением». Эмпирический компонент является наиболее сложным, поскольку его эффекты, по-видимому, сильно зависят от способа и контекста, в котором производится конкретное размышление.Фактически, с точки зрения SDT, подробный анализ эмоционального опыта может способствовать самовозгреванию и иметь дальнейшие пагубные последствия. Мета-анализ, проведенный Webb et al. (2012) поддерживает идею о том, что эмпирическая сосредоточенность на негативных событиях и эмоциях неадекватна, хотя и меньше, чем сосредоточение внимания на анализе значений и последствий опыта. Однако можно предположить, что при определенных обстоятельствах эмпирический компонент может благоприятствовать эмоциональному подходу и принятию и, таким образом, иметь положительные эффекты.

В этом отношении, в частности, PMT и SDT заявляют, что существует связь между режимом обработки, который они считают адаптивным, и внимательностью. Внимательность — это форма внимания к удаленному опыту, где, в отличие от явного предложения PMT и SDT, опыт предоставляется течению без анализа или суждения (Kross and Ayduk, 2017). Эмоциональное дистанцирование через внимательность было связано с уменьшением эмоционального истощения (Karing and Beelmann, 2019). Внимательность снижает склонность к абстрактной отрицательной оценке прошлого и позволяет переоценить положительное (Desrosiers et al., 2013). У депрессивных пациентов, получавших когнитивную терапию, основанную на внимательности (MBCT), улучшение опосредовано повышением внимательности и уменьшением дезадаптивной руминации (Shahar et al., 2010). Кластерный анализ показал, что основные процессы внимательности (описание опыта и отсутствие реакции на него) конкретно связаны с принятием и переоценкой в ​​качестве стратегий эмоциональной регуляции с положительными результатами (Iani et al. , 2019).

Еще одна возможная связь между конкретным размышлением и анализом на расстоянии — облегчение решения проблем.Решение проблем явно стимулируется в обучении конкретным размышлениям. Самостоятельный анализ также стимулирует более широкий взгляд на трудности, что позволит лучше определить доступные решения (Mori et al., 2015; Barth et al., 2016; Goldberg et al., 2019).

С нашей точки зрения, эти три поясняющие строки не являются несовместимыми. Мы думаем, что самоудаление лежит в основе эффективности конкретного размышления. Кроме того, самоудаление выступает в качестве критического элемента для дифференциации форм анализа, сфокусированных на причинах и значении переживаний, которые приводят к размышлениям и усиливают дискомфорт тех, кто выступает за переоценку и интеграцию их в повествование и личную идентичность.Однако мы не согласны с тем, что дистанционный анализ всегда должен быть сосредоточен на самых глобальных аспектах и ​​аспектах, связанных со значением пережитого опыта. В определенных контекстах и ​​моментах детальный подход к пережитым ситуациям и эмоциональным состояниям может быть удобным и необходимым. С другой стороны, теория режима обработки была бы обогащена, если бы она считала, что в определенные моменты и обстоятельства анализ причины и значения негативных эмоциональных переживаний мог бы быть полезной частью процесса их переоценки.

Требуются дальнейшие исследования, чтобы проверить высказанные гипотезы. Важным аспектом является определение того, насколько самоотстранение присутствует в конкретном размышлении и сколько конкретного размышления есть в само-дистанцированном анализе. Было бы особенно интересно сравнить эффекты отстраненного от себя эмпирического анализа с эффектами отстраненного от себя анализа причин и значений в различных ситуациях и в разных временных периодах после переживания. Другой связанный с этим аспект, представляющий интерес, заключается в том, что SDT приводит к убеждению, что каждое проявление эмоционального опыта от первого лица является негативным эмоциональным погружением, и не обязательно должно быть таким. Неясно, обязательно ли каждое эмоциональное погружение отрицательно. Это зависит от того, как это выполняется, как показано в терапевтической области, с помощью таких методов, как длительное воздействие и другие методы лечения, ориентированные на эмоции (Greenberg and Pascual-Leone, 2006; Zandberg et al., 2017). Следовательно, идентификация временных внутриличностных и межличностных, а также контекстуальных факторов, влияющих на процесс размышления, очень актуальна.

Таким образом, PMT и SDT являются исследовательскими программами, имеющими отношение к идентификации того, что характерно для адаптивной и дезадаптивной рефлексивной обработки негативных эмоциональных переживаний.Задача состоит в том, чтобы лучше разграничить сферу их основных подходов, чему может способствовать взаимный контраст между ними.

Авторские взносы

FC задумал представленную идею и написал рукопись. FG, CO, DP и LV разработали концептуальную и эмпирическую основу. CI был основным рецензентом текста. Все авторы обсудили результаты и внесли свой вклад в окончательную рукопись.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Альдао, А., Нолен-Хуксема, С., и Швейцер, С. (2010). Стратегии регуляции эмоций в психопатологии: метааналитический обзор. Clin. Psychol. Ред. 30, 217–237. DOI: 10.1016 / j.cpr.2009.11.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айдук, О., Кросс, Э. (2008). Повышение темпа выздоровления: самостоятельный анализ негативного опыта снижает реактивность артериального давления. Psychol.Sci. 19, 229–231. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2008.02073.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айдук, О., и Кросс, Э. (2010). Издалека: последствия спонтанного самоудаления для адаптивной саморефлексии. J. Pers. Soc. Psychol. 98, 809–829. DOI: 10.1037 / a0019205

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айдук, О., и Кросс, Э. (2018). «Самоотстранение от: концепций, теорий и основных проблем» в Международный справочник Routledge по самоконтролю в отношении здоровья и благополучия .ред. Д. Риддер, М. Адриансе и К. Фуджита (Нью-Йорк: Рутледж), 364–376.

Google Scholar

Barth, J., Munder, T., Gerger, H., Nüesch, E., Trelle, S., Znoj, H., et al. (2016). Сравнительная эффективность семи психотерапевтических вмешательств для пациентов с депрессией: сетевой метаанализ. Focus 14, 229–243. DOI: 10.1176 / appi.focus.140201

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бассанини, А., Казелли, Г., Фиоре, Ф., Руджеро, Г.М., Сассароли, С., Уоткинс, Э. Р. (2014). Почему «почему» кажется лучше, чем «как». Процессы, подчеркивающие повторяющееся мышление в итальянской неклинической выборке. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 64, 18–23. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.01.063

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брюльман-Сенекал, Э., Айдук, О. (2015). Это тоже пройдет: временная дистанция и регулирование эмоционального дистресса. J. Pers. Soc. Psychol. 108, 356–376. DOI: 10.1037 / a0038324

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чан, С., Миранда, Р., Сурренс, К. (2009). Подтипы размышлений в отношении негативных жизненных событий и суицидальных мыслей. Arch. Suicide Res. 13, 123–135. DOI: 10.1080 / 13811110

5015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кова, Ф., Ринкон, П., и Мелипиллан, Р. (2009). Рефлексия, негативные размышления и развитие депрессивной симптоматики у девочек-подростков. Ter. Псикол. 27, 155–160. DOI: 10.4067 / s0718-4808200

00001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кокс, С., Фунасаки К., Смит Л. и Мезулис А. Х. (2012). Перспективное исследование размышлений и размышлений как модераторов взаимосвязи между стрессом и депрессивными симптомами в подростковом возрасте. Cogn. Ther. Res. 36, 290–299. DOI: 10.1007 / s10608-011-9373-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Desrosiers, A., Vine, V., Klemanski, D., and Nolen-Hoeksema, S. (2013). Осознанность и регуляция эмоций при депрессии и тревоге: общие и различные механизмы действия. Депресс. Беспокойство 30, 654–661. DOI: 10.1002 / da.22124

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эринг, Т., Шеймис, А.К., и Шаффрик, К. (2009). Экспериментальное аналоговое исследование роли абстрактного мышления в размышлениях о травмах. Behav. Res. Ther. 47, 285–293. DOI: 10.1016 / j.brat.2008.12.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарсия, Ф. Э., Кова, Ф., Ринкон, П., Васкес, К., и Паес, Д.(2016). Копирование, размышление и посттравматический рост у людей, пострадавших от землетрясения. Псикотема 28, 59–65. DOI: 10.7334 / psicothema2015.100

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарсия, Ф. Э., Дуке, А., Кова, Ф. (2017). Четыре лица размышлений о стрессовых событиях: психометрический анализ. Psychol. Trauma Theory Res. Практик. Политика 9, 758–765. DOI: 10.1037 / tra0000289

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гольдберг, С.Б., Такер, Р. П., Грин, П. А., Дэвидсон, Р. Дж., Кирни, Д. Дж., И Симпсон, Т. Л. (2019). Когнитивная терапия, основанная на внимательности для лечения текущих депрессивных симптомов: метаанализ. Cogn. Behav. Ther. 8, 1–18. DOI: 10.1080 / 16506073.2018.1556330

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гудинг П. А., Тейлор П. Дж. И Тарриер Н. (2012). Воспринимаемая степень и эффективность размышлений и размышлений в отношении депрессивного настроения. Cogn. Ther. Res. 36, 282–289. DOI: 10.1007 / s10608-011-9367-x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гринберг, Л. С. (2017). Эмоциональная терапия депрессии. чел. Cent. Опытный психотерапевт. 16, 106–117. DOI: 10.1080 / 14779757.2017.1330702

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гринберг, Л. С., и Паскуаль-Леоне, А. (2006). Эмоции в психотерапии: обзор исследования, ориентированного на практику. J. Clin. Psychol. 62, 611–630. DOI: 10.1002 / jclp.20252

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хасегава А., Кода М., Хаттори Ю., Кондо Т. и Кавагути Дж. (2013). Продольные прогнозы подшкал размышлений и размышлений японской шкалы размышлений о депрессии. Psychol. Rep. 113, 566–585. DOI: 10.2466 / 02.15.PR0.113x24z5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хойт, М.А., Остенфельд, Дж., И Стэнтон, А.Л. (2016). Обработка методов совладания в выразительных эссе о стрессовых переживаниях: предикторы пользы для здоровья. J. Health Psychol. 21, 1183–1193. DOI: 10.1177 / 1359105314550347

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Иани, Л., Лауриола, М., Кьеза, А., и Кафаро, В. (2019). Связь между внимательностью и регуляцией эмоций: ключевая роль описания и отсутствия реакции. Внимательность 10, 366–375. DOI: 10.1007 / s12671-018-0981-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джорманн, Дж., Дкане, М., Готлиб, И. Х. (2006). Адаптивные и дезадаптивные компоненты руминации? Диагностическая специфика и отношение к депрессивным предубеждениям. Behav. Ther. 37, 269–280. DOI: 10.1016 / j.beth.2006.01.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каринг, К., Бельманн, А. (2019). Стратегии когнитивной эмоциональной регуляции: потенциальные посредники во взаимосвязи между внимательностью, эмоциональным истощением и удовлетворением? Внимательность 10, 459–468.DOI: 10.1007 / s12671-018-0987-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кросс, Э., Айдук, О. (2008). Содействие адаптивному эмоциональному анализу: отличие удаленного анализа депрессивных переживаний от погруженного анализа и отвлечения внимания. Личный. Soc. Psychol. Бык. 34, 924–938. DOI: 10.1177 / 0146167208315938

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кросс, Э., Айдук, Э. (2009). Граничные условия и буферные эффекты: снижает ли депрессивная симптоматика эффективность самоудаления для облегчения адаптивного эмоционального анализа? Дж.Res. Чел. 43, 923–927. DOI: 10.1016 / j.jrp.2009.04.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кросс, Э., Айдук, О. (2017). Самоудаление: теория, исследования и текущие направления. Adv. Exp. Soc. Psychol. 55, 81–136. DOI: 10.1016 / bs.aesp.2016.10.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кросс, Э., Айдук, О., Мишель, В. (2005). Когда вы спрашиваете «почему», не мешает отличать размышления от рефлексивной обработки отрицательных эмоций. Psychol. Sci. 16, 709–715. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2005.01600.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кросс, Э. , Гард, Д., Делдин, П., Клифтон, Дж., Айдук, О. (2012). «Спрашивать почему» на расстоянии: его когнитивные и эмоциональные последствия для людей с большим депрессивным расстройством. J. Abnorm. Psychol. 121, 559–569. DOI: 10.1037 / a0028808

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Меткалф, Дж.и Мишель В. (1999). Системный анализ задержки удовлетворения: динамика силы воли. Psychol. Ред. 106, 3–19. DOI: 10.1037 / 0033-295x.106.1.3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миранда, Р., Нолен-Хуксема, С. (2007). Размышления и размышления: размышления предсказывают суицидальные мысли при последующем наблюдении в выборке сообщества через год. Behav. Res. Ther. 45, 3088–3095. DOI: 10.1016 / j.brat.2007.07.015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мор, Н.и Винквист Дж. (2002). Сосредоточенное на себе внимание и отрицательный аффект: метаанализ. Psychol. Бык. 128, 638–662. DOI: 10.1037 // 0033-2909. 128.4.638

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мори М., Такано К. и Танно Ю. (2015). Роль самофокусировки во взаимосвязи между депрессивным настроением и решением проблем. Motiv. Эмот. 39, 827–838. DOI: 10.1007 / s11031-015-9486-x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Накадзима, М., Такано, К., Танно, Ю. (2018). Противоречивые эффекты самоанализа: самооценка может условно способствовать усилению депрессивных симптомов. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 120, 127–132. DOI: 10.1016 / j.paid.2017.08.033

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нарагон-Гейни, К., МакМахон, Т. П., и Чако, Т. П. (2017). Структура общих стратегий регуляции эмоций: метааналитический анализ. Psychol. Бык. 143, 384–427. DOI: 10.1037 / bul0000093

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Орвелл, А., Кросс, Э., Гельман, С.А. (2017). Как «ты» имеет смысл. Наука 355, 1299–1301. DOI: 10.1126 / science. aaj2014

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Паес Д. и Коста С. Д. (2014). Regulación afectiva (de emociones y estado de ánimo) en el lugar de trabajo. Rev. Psicol. Орган. Траб. 14, 190–203.

Google Scholar

Папагеоргиу К. и Уэллс А. (2004). Депрессивное размышление: природа, теория и лечение .Хобокен, Нью-Джерси: Джон Вили.

Google Scholar

Пеннер, Л. А., Геварра, Д. А., Харпер, Ф. В. К., Тауб, Дж., Фиппс, С., Альбрехт, Т. Л. и др. (2016). Само-дистанцирование предохраняет педиатрических онкологов от краткосрочных и долгосрочных переживаний. Clin. Psychol. Sci. 4, 629–640. DOI: 10.1177 / 2167702615602864

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ранни Р. М., Брюльман-Сенекал Э. и Айдук О. (2017). Сравнение влияния трех онлайн-тренингов по переоценке когнитивных функций на благополучие. J. Исследование счастья. 18, 1319–1338. DOI: 10.1007 / s10902-016-9779-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Раймс, К. А., Уоткинс, Э. (2005). Влияние сосредоточенных на себе размышлений на глобальные негативные самооценки при депрессии. Behav. Res. Ther. 43, 1673–1681. DOI: 10.1016 / j.brat.2004.12.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ромеро, Н., Васкес, К., и Санчес, А. (2014). Рюминация и специфика автобиографической памяти при дисфории. Память 22, 646–654. DOI: 10.1080 / 09658211.2013.811254

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Руд, С., Литтл, К., Нефф, К. (2007). Обращение внимания на дистресс: что не так с размышлениями? Cognit. Эмот. 21, 843–864. DOI: 10.1080 / 02699930601056732

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Руд, С. С., Маццетти, Ф. А., Пал, Х. и Стобл, М. Р. (2011). Социальное неприятие: как лучше об этом думать? Cogn. Ther.Res. 35, 209–216. DOI: 10.1007 / s10608-010-9296-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шефер Дж. Э., Науманн Э., Холмс Э. А., Тушен-Каффье Б. и Самсон А. С. (2017). Стратегии регуляции эмоций при депрессивных и тревожных симптомах в молодости: метааналитический обзор. J. Youth Adolesc. 46, 261–276. DOI: 10.1007 / s10964-016-0585-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сезибера В., Ван Брок Н. и Филиппот П.(2009). Вмешательство в стойкое посттравматическое стрессовое расстройство: когнитивная и поведенческая терапия, ориентированная на размышления (RFCBT) среди молодых людей, переживших геноцид 1994 года в Руанде. J. Cogn. Psychother. 23, 107–113. DOI: 10.1891 / 0889-8391.23.2.107

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шахар Б., Бриттон В. Б., Сбарра Д. А., Фигередо А. Дж. И Бутзин Р. Р. (2010). Механизмы изменения в когнитивной терапии депрессии, основанной на осознанности: предварительные данные рандомизированного контролируемого исследования. Внутр. J. Cogn. Ther. 3, 402–418. DOI: 10.1521 / ijct.2010.3.4.402

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зигл, Г. Дж., Мур, П. М., и Тэз, М. Е. (2004). Руминация: одна конструкция, много особенностей у здоровых людей, людей с депрессией и людей с волчанкой. Cogn. Ther. Res. 28, 645–668. DOI: 10.1023 / B: COTR.0000045570.62733.9f,

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стэнтон, А. Л., и Лоу, К. А. (2012).Выражение эмоций в стрессовых ситуациях: преимущества, модераторы и механизмы. Curr. Реж. Psychol. Sci. 21, 124–128. DOI: 10.1177 / 0963721411434978

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Топпер М., Эммелькамп П. М., Уоткинс Э. и Эринг Т. (2017). Профилактика тревожных расстройств и депрессии путем нацеливания на чрезмерное беспокойство и размышления у подростков и молодых людей: рандомизированное контролируемое исследование. Behav. Res. Ther. 90, 123–136. DOI: 10.1016 / j.brat.2016.12.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Трэпнелл, П. Д., и Кэмпбелл, Дж. Д. (1999). Частное самосознание и пятифакторная модель личности: отличие размышлений от размышлений. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 284–304. DOI: 10.1037 / 0022-3514.76.2.284

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Treynor, W., Gonzalez, R., and Nolen-Hoeksema, S. (2003). Пересмотр руминации: психометрический анализ. Cogn. Ther. Res. 27, 247–259. DOI: 10.1023 / A: 1023910315561

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уловка, Л., Уоткинс, Э., Виндетт, С., и Диккенс, К. (2016). Связь персеверативного негативного мышления с депрессией, тревогой и эмоциональным дистрессом у людей с долгосрочными заболеваниями: систематический обзор. J. Psychosom. Res. 91, 89–101. DOI: 10.1016 / j.jpsychores.2016.11.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вайн, В., Алдао, А., Нолен-Хуксема, С. (2014). Погоня за ясностью: размышления как стратегия понимания эмоций. J. Exp. Psychopathol. 5, 229–243. DOI: 10.5127 / jep.038513

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уоткинс, Э. (2013). «Повторяющиеся мысли» в Справочник по познанию и эмоциям . ред. М. Робинсон, Э. Уоткинс и Э. Яромн-Джонс (Нью-Йорк: Guildford Press), 383–400.

Google Scholar

Уоткинс, Э. (2016). Когнитивно-поведенческая терапия депрессии, ориентированная на руминацию .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Google Scholar

Уоткинс, Э., Байенс, К., Рид, Р. (2009). Тренировка конкретности уменьшает дисфорию: доказательство принципа повторного изменения когнитивных предубеждений при депрессии. J. Abnorm. Psychol. 118, 55–64. DOI: 10.1037 / a0013642

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уоткинс, Э., Моберли, Н. Дж. И Молдс, М. Л. (2008). Режим обработки причинно влияет на эмоциональную реактивность: различные эффекты абстрактного и конкретного построения на эмоциональную реакцию. Эмоция 8, 364–378. DOI: 10.1037 / 1528-3542.8.3.364

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уоткинс, Э. , и Молдс, М. (2005). Отличительные способы размышлений о себе: влияние абстрактных или конкретных размышлений на решение проблем при депрессии. Эмоция 5, 319–328. DOI: 10.1037 / 1528-3542.5.3.319

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уоткинс, Э., и Молдс, М. (2007). Снижение конкретности пережевывания при депрессии: экспериментальное исследование. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 43, 1386–1395. DOI: 10.1016 / j.paid.2007.04.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уоткинс, Э., Муллан, Э., Вингроув, Дж., Раймс, К., Штайнер, Х., Батерст, Н. и др. (2011). Когнитивно-поведенческая терапия остаточной депрессии, ориентированная на руминацию: рандомизированное контролируемое исследование II фазы. руб. J. Psychiatry 199, 317–322. DOI: 10.1192 / bjp.bp.110.0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уоткинс, Э., Taylor, R., Byng, R., Baeyens, C., Read, R., Pearson, K., et al. (2012). Тренинг по конкретным методам самопомощи как средство лечения большой депрессии в первичной медико-санитарной помощи: рандомизированное контролируемое исследование фазы II. Psychol. Med. 42, 1359–1371. DOI: 10.1017 / S0033291711002480

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уоткинс, Э., и Тисдейл, Дж. Д. (2001). Руминация и общая память при депрессии: эффекты самофокусировки и аналитического мышления. J. Abnorm. Psychol. 110, 353–357. DOI: 10.1037 / 0021-843X.110.2.333

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уэбб Т. Л., Майлз Э. и Ширан П. (2012). Работа с чувствами: метаанализ эффективности стратегий, полученных из модели процесса регуляции эмоций. Psychol. Бык. 138, 775–808. DOI: 10.1037 / a0027600

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Виско, Б. Э., Маркс, Б. П., Слоан, Д.М., Горман, К. Р., Кулиш, А. Л., Пинелес, С. Л. (2015). Самостоятельное дистанцирование от воспоминаний о травмах снижает физиологическую, но не субъективную эмоциональную реактивность у ветеранов с посттравматическим стрессовым расстройством. Clin. Psychol. Sci. 3, 956–963. DOI: 10.1177 / 2167702614560745

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Xavier, A., Cunha, M., and Pinto-Gouveia, J. (2016). Размышления в подростковом возрасте: отличительное влияние размышлений и размышлений на психопатологию. Пролет. J. Psychol. 19, 1–11. DOI: 10.1017 / sjp.2016.41

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зандберг, Л. Дж., Портер, Э., и Фоа, Э. Б. (2017). «Экспозиционная терапия» в справочниках АПА по психологии. Справочник АПА по психологии травм: Травматологическая практика . изд. С. Н. Голд (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 169–192.

Google Scholar

Саморефлексия человека | Психология вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

Саморефлексия человека — это способность человека к самоанализу и развитию самосознания.

Что значит уметь отражать? [Edit | править источник]

Клиническое использование отражения [править | править источник]

Использование отражения в образовательных целях [править | править источник]

Развивающие аспекты рефлексии [править | править источник]

Эволюционные аспекты отражения [править | править источник]

Биологические основы рефлексии [править | править источник]

Сравнение с другими видами [править | править источник]

Были предприняты различные попытки идентифицировать одну поведенческую характеристику, которая отличает человека от всех других животных, например. грамм. способность создавать и использовать инструменты, способность изменять среду, язык и развитие сложных социальных структур. Однако, если рассматривать их изолированно, эти различия не являются абсолютными, поскольку этологи зафиксировали такое поведение у многих видов. Например, обезьяны и даже птицы, как известно, «ловят рыбу» на насекомых, используя стебли травы или ветки, и даже формируют инструменты для этой цели. По этим причинам идея о том, что создание и использование инструментов является определяющей характеристикой человека, часто считается устаревшей.Точно так же у других животных часто есть методы общения, но степень, в которой люди создают и используют сложные грамматические и абстрактные концепции в языке, не наблюдалась ни у одного другого вида (см. Также универсальную грамматику).

Некоторые антропологи считают, что эти легко наблюдаемые характеристики (изготовление орудий и язык) основаны на менее легко наблюдаемых психических процессах, которые могут быть уникальными для людей: способность мыслить символически, абстрактно или логически, хотя некоторые виды продемонстрировали некоторые из них. способности в этих областях.Также неясно, в какой именно момент эволюции человека эти черты стали преобладающими. Вероятно, они не ограничиваются видом Homo sapiens , поскольку вымершие виды из рода Homo (например, Homo neanderthalensis , Homo erectus ) также были искусными мастерами в изготовлении инструментов и, возможно, также обладали лингвистическими навыками.

Существование других видов, которые формируют орудия труда или используют язык жестов, может пролить свет на эволюцию человека, но с биологической точки зрения вопрос «Какая единственная характеристика отличает человека от всех других животных?» является своеобразным: в то время как превосходная степень часто также используется для описания других видов (например,грамм. Кит, Гепард, Колибри), желание найти уникальные человеческие качества — это вопрос саморефлексии человека, а не зоологии.


Книги [править | править источник]

статей [править | править источник]

Книги [править | править источник]

статей [править | править источник]

Саморефлексия в болезни и здоровье: буквальное и метафорическое?

Можно ли проверить самооценку в объективных экспериментальных условиях? Существует ряд парадигм самооценки, которые основаны просто на том, что от участника требуется отреагировать на стимул, который может быть словом или изображением, и указать, применяется ли стимул к себе (они были хорошо рассмотрены в другом месте — см. Гиллихан и Фарах (2005); ван дер Меер и др.(2010); Northoff et al., 2006). Чаще всего в парадигме используются характерные прилагательные, и их можно разделить на положительные или отрицательные, физические или психологические или по любому другому аспекту. Фактическая реакция человека, да или нет, на слова с точки зрения того, применимы ли они к себе, может быть записана, а также другие показатели, такие как время реакции. Быстрая реакция может указывать на отсутствие разногласий по поводу ответа. Ответы можно сравнить с каким-то предполагаемым «золотым стандартом», хотя это трудно найти.Чаще сравнение проводится между самооценкой и оценочным прилагательным по отношению к другому человеку, будь то кто-то из близких ему людей или общеизвестный, например, известный человек. Дополнительный уровень контроля может заключаться в том, чтобы потребовать от участника обработать слово по орфографическому критерию или критерию низкого уровня, например, содержит ли слово конкретную букву или написано ли оно в верхнем или нижнем регистре. Экспериментальная парадигма хорошо изучена, особенно в отношении исследований нейровизуализации (Northoff et al., 2006; ван дер Меер и др., 2010; Смотри ниже).

Использование такого простого структурированного эксперимента может быть весьма показательным, особенно при сравнении групп — с точки зрения правильности по сравнению с золотым стандартом или разницы во времени реакции между более высоким и более низким уровнями обработки. Например, исследование, сравнивающее термины, связанные с психическим заболеванием, и их самооценку у здоровых субъектов и пациентов с шизофренией, которые были отнесены к категории обладающих хорошим или плохим пониманием, показало, что не все прилагательные-черты характера трактуются предсказуемым образом.Хотя в целом слова, связанные с психическим здоровьем, с меньшей вероятностью были приемлемы для пациентов с плохой проницательностью, некоторые термины, которые обозначали общее плохое самочувствие или дистресс (например, «депрессия»), были приемлемыми, на самом деле более приемлемыми в группе с плохим пониманием, чем в группе хорошего понимания. С другой стороны, более резкие термины, имевшие уничижительный смысл (например, «сумасшедший»), были особенно отвергнуты группой с плохим пониманием, в то время как принадлежали другим пациентам и здоровым людям из контрольной группы (Дэвид и др., 2012а). Следовательно, есть свидетельства того, что при самооценке используется некоторая степень предвзятости или дискриминации, которая, как правило, противоречит общей модели неосведомленности у пациентов с шизофренией с плохой проницательностью.

Сравнение самооценки и оценки других также может оказаться полезным даже в очень простых сценариях. Основанием для сравнения является то, что у меня есть привилегированный доступ к моим собственным мыслям и чувствам, поэтому я должен быть лучшим человеком, чтобы судить о себе (но см. Уилсон, 2004 г. в его книге « Strangers to Ourself »).То, что я вам сообщаю, во многом зависит от того, как я хочу, чтобы вы меня видели, следовательно, от моих собственных ценностей, и это относится к самому себе и другому обману. Но если я замечаю атрибут или качество у кого-то другого, это доказывает, что я понимаю природу этого атрибута, особенно если другие люди замечают тот же атрибут у того же самого человека. Если я не смогу овладеть этим свойством в себе, которое другие люди склонны приписывать мне, это может быть приписано неудаче в моем саморефлексии, если, конечно, я отвечаю честно.

Любое различие между самооценкой и оценкой других людей может быть легко обнаружено с помощью метода оценки виньетки. В одном из первых исследований, использовавших этот метод, McEvoy et al. (1993) представили виньетки психиатрическим пациентам с шизофренией и их психиатрам. Виньетки содержали обычные черты психотического расстройства. Психиатра спросили, похож ли человек в виньетке на конкретного пациента. Затем пациента спросили, можно ли отнести описание человека в виньетке к кому-то, страдающему психическим заболеванием.И, наконец, пациента спросили, похож ли человек в виньетке на них самих. В ответ на первый вопрос психиатр хотел подтвердить, что между пациентом перед ними и виньеткой существует сильное сходство. Интересно, что пациент был склонен согласиться с тем, что человек в виньете будет считаться страдающим психическим заболеванием, что подтверждает общее понимание природы психического заболевания и его составляющих. Однако разница во мнениях проявилась в том, что пациента спросили, признают ли они сходство между человеком (и их переживаниями) в виньетке и самими собой, что они категорически отвергли.Это убедительно свидетельствует о том, что «отсутствие понимания», которое проявляют пациенты с шизофренией, происходит не из-за непонимания правил, по которым человеку ставится диагноз психического расстройства, а, скорее, из-за неспособности или нежелания применять эти правила к себе. Дальнейшее более детальное испытание этого было проведено Бенджамином Виффеном и соавт. (2013). Он проверил суждения о виньетках, представляющих психоз, как у пациентов, так и у контрольной группы. Гипотеза заключалась в следующем: если бы пациенты имели низкое явное понимание, но сохраняли неявное понимание, они были бы склонны приписывать симптомы психического заболевания «другому», то есть виньетка, выраженная в третьем лице больше, чем они сами, то есть виньетка, выраженная в первое лицо.

Он провел исследование с 44 пациентами с первым эпизодом психоза и здоровыми людьми из контрольной группы. Четыре виньетки были составлены для краткого описания психотических переживаний. Например:

Джону 28 лет, и он считает, что на него слишком легко влияют сильные духом люди. Практически невозможно понять, что он говорит, поскольку он смешивает множество разных идей. Он часто критикует себя за ошибки, которые делает, потому что считает, что все знают, о чем он думает, потому что его мысли транслируются так же, как телевидение.

В условиях третьего лица участники оценивали сделанные утверждения по трем параметрам понимания (Дэвид, 1990), а именно: у этого человека что-то не так с ними, например, с психическим заболеванием; этому человеку нужно лечение из-за того, что с ним происходит; эти события и переживания находятся в уме этого человека. Истории и утверждения также перефразируются от первого лица, и задается вопрос, происходили ли эти события со мной, то есть не с «Джоном», другими словами, я бы подумал, что с меня что-то не так, как с психическим заболеванием ; и что мне понадобится лечение; а переживания находятся в моем сознании .

Результаты были неожиданными, поскольку они показали, что здоровых людей из контрольной группы с большей вероятностью приписали психическое заболевание третьему лицу, а не виньеткам от первого лица. Вопреки ожиданиям пациентов даже передали. Пациенты и контрольная группа в одинаковой степени восприняли описание человека от первого лица. Пациенты с психозами реже связывали психическое заболевание с виньеткой от третьего лица, чем с собой, поэтому не было никаких доказательств корыстной предвзятости, как это было видно в контрольной группе.

Парадигма самооценки, сравнивающая владение словами-признаками с самосознанием, и фонологическое суждение также может использоваться для исследования так называемого эффекта самоотнесения. Это основано на уровнях структуры обработки в рамках теории памяти. Эффект самоотнесения утверждает, что закодированный материал по отношению к себе, например, «вы такой-то и такой-то?», Имеет мнемоническое преимущество перед тем же материалом, закодированным по отношению к другому человеку или другому признаку, и это из-за организации личности. -семантическая структура (Саймонс, Джонсон, 1997).Мы использовали это для проверки гипотезы о том, что пациенты с шизофренией с плохой проницательностью будут иметь меньший эффект самореференции по сравнению с пациентами с хорошей проницательностью и контрольной группой из-за плохой саморефлексии при вспоминании слов с характеристиками психического заболевания (Bedford and David, 2014). Мы обнаружили ожидаемый эффект самоотнесения в элементах управления, т. Е. Больше слов было запомнено, когда они были закодированы относительно себя, по сравнению с другими (в данном случае Тони Блэр) или после фонологического кодирования (рифмуется ли слово с другим словом).Однако не было доказательств эффекта самоотнесения ни в одной из двух групп пациентов, как с хорошим, так и с плохим пониманием. Их общий уровень запоминания был сопоставим с контрольной группой, так что это было не из-за в целом плохой памяти. Таким образом, вопреки гипотезе, похоже, существует проблема с самоотнесением, которая, возможно, связана с менее структурированной самосемантической системой, и это относится ко всем пациентам с шизофренией независимо от их уровня понимания и, вероятно, является устойчивой чертой. .

Саморефлексия (Серия психологии производительности, часть 3)

Для наших целей в этой статье разница между установкой на фиксированное мышление и установкой на рост вступает в игру, когда мы делаем внутренне стабильную или нестабильную атрибуцию. Если кто-то постоянно смотрит на вещи с внутренней стабильной точки зрения, он или она всегда могут рассматривать свою производительность и потенциал как фиксированные. Это означает, что они вряд ли будут активно искать способы улучшения. Напротив, тот, у кого есть установка на рост, осознает, что результаты неизбежно будут колебаться, признает, что конкуренция по своей природе хаотична, и пытается найти ключи к тому, как развить свой набор навыков, независимо от того, выиграют они или проиграют.

Есть также два разных способа взглянуть на внешнюю стабильность и нестабильность. Человек с установкой на рост может определить внешнюю стабильность и признать необходимость работать усерднее или умнее, чтобы добиться положительных изменений. В то время как человек с установкой на данность может подумать, что, поскольку внешние условия никогда не изменятся, их цель недостижима. Если вы быстро не учитываете положительные моменты и просто считаете, что вам просто повезло, тогда ваши перспективы неизменны. И наоборот, если вы отмечаете свой упорный труд и развитие навыков перед тем, как вернуться к работе, то ваше мировоззрение указывает на установку на рост.Точно так же нам нужно подумать о том, как вы рассматриваете потенциальные негативы. Являются ли они обвинением вашего характера и подтверждением того, что вы никогда не будете достаточно хороши, или просто приемлемыми неровностями на дороге, которые позволяют вам удвоить ваши усилия? Все дело в перспективе.

Если вы дошли до того, что вскинули руки и спросили: «Какой смысл даже пытаться?» это может привести к чувству выученной беспомощности, которое неизбежно станет самоисполняющимся пророчеством для вашего следующего события.Если ваше мышление зафиксировано, вы с большей вероятностью будете винить внешние факторы, такие как погоду, состояние поверхности и решения судей. Но если у вас есть установка на рост, вы берете на себя ответственность за свои ошибки, учитываете уровень своих усилий и подготовку и используете результат как топливо для своей игры.

Пример бесплатного эссе, 759 слов

Психология — это курс, который не только стимулирует ум, но и помогает лучше понять свою жизнь и лучше осознавать ум других.Это дает более интеллектуальный и образовательный взгляд на человеческое поведение и причины, по которым мы поступаем определенным образом. Во время общей психологии было затронуто несколько важных тем, которые предоставили полезную информацию. Темы главы, которые были раскрыты более глубоко, касались психологии, обучения и кондиционирования, мотивации, личностных теорий и подходов к лечению и терапии. Теперь, когда этот урок завершается, я отражаю то, что мне понравилось больше всего и меньше всего, а также предоставляю обратную связь, которая может лучше помочь следующим студентам, которые пойдут на этот курс.

Хотите получить оригинальную статью по этой теме?

Просто отправьте нам запрос «Напишите мою статью». Это быстро и просто!

В ходе этого курса больше всего выделялось собственное значение психологии и то, как она разбита на букву «Т», подкрепленная данными исследований. Психология — это проведенное исследование, посвященное тому, как работает человеческий разум. Поскольку психология — это наука, она пытается исследовать причины поведения, используя систематические и объективные процедуры наблюдения, измерения и анализа, подкрепленные теоретическими интерпретациями, обобщениями, объяснениями и предсказаниями.Чтобы полностью понять, это заставляет человека использовать навыки критического мышления, чтобы смотреть на вещи иначе, чем мы обычно. Критическое мышление — один из многих жизненно важных навыков, которые должны развить учащиеся, чтобы добиться успеха в том, к чему мы стремимся. Эти курсы предназначены только для того, чтобы помочь и еще больше расширить знания каждого студента, поэтому я не могу сказать, что мне не нравилась какая-либо тема или информация, которая была предоставлена. Однако могу сказать, что на курсе просто не хватает времени, чтобы выучить все, что я хотел бы знать.Психология — это очень важная тема, и она будет большим подспорьем не только для познания себя, но и для тех, кто меня окружает.

Еще одна тема, которая мне понравилась, — это мотивация. Согласно тексту в главе 12 PowerPoint, мотивация относится к процессу внутри человека или животного, который заставляет этот организм двигаться: к цели или прочь от неприятной ситуации. Мотивация — это хорошо известное слово, к которому я не отношусь легкомысленно, потому что это именно то, что заставляет меня преодолевать трудные времена и любые препятствия на пути к моей цели.Мы очень часто используем это слово, но не знаем, какой эффект стоит за ним, чтобы правильно его использовать. Некоторое влияние мотивации на работу, как я узнал, было даже с мотивацией: чтобы добиться успеха, нужно обладать самоконтролем, уверенностью в себе, самоэффективностью и самореализацией. Все эти факторы являются частью нашего ума, потому что, если вы не верите в себя и показываете, что действительно чего-то хотите, никто другой этого не сделает.

В целом, этот курс был хорош, потому что давал полезную информацию.Поскольку психология — это тема, которой студенты будут заниматься всю оставшуюся жизнь, я мог бы предложить реализовать интерактивное задание, которое позволяет ученым взаимодействовать друг с другом, чтобы лучше стимулировать мозг. Это может быть так же просто, как обсуждение, которое заставляет использовать критическое мышление, которое дает разные точки зрения. Часто мы ходим вокруг, думая, что все это знаем и держим вместе, пока не наступит реальность. Открытость для обучения у других — ключ к успеху.Есть поговорка, которую много говорили в детстве: «ум — ужасная вещь», которую можно тратить впустую. Тогда было непонятно, почему пожилые люди говорят это так часто. Но теперь это имеет смысл, особенно после того, как вы взяли этот урок и поняли важность всего этого. В заключение, психология очень важна, потому что она имеет дело с мозгом, повседневными вещами и дает лучшее понимание того, что происходит. Для людей жизненно важно перестать думать, что они сумасшедшие и слишком «крутые», чтобы ходить к психиатру, потому что психические заболевания находятся на рекордно высоком уровне, потому что люди не получают помощи. Есть расстройства, которые серьезно влияют на жизнь человека, такие как тревога, депрессия, посттравматическое стрессовое расстройство и многие другие. Как только вы будете знать лучше, вы сможете добиться большего, приняв меры для улучшения своей жизни. Психология помогает понять, что происходит, разобраться в причинах того, почему эти вещи происходят на самом деле, а также предлагает решение и метод преодоления.

01 апреля 2020

⚠️ Помните: Это эссе было написано и загружено средним студентом.Он не отражает качество работ, выполненных нашими опытными авторами эссе. Получить кастомное эссе без плагиата кликните сюда.

Отражение моего опыта!

Вы можете читать мои мысли? Вы можете заниматься гипнозом и знать, о чем думает другой человек, верно? Это пара вопросов, которые люди задают при встрече с психологом. Психология с технической точки зрения — это научное исследование психических процессов, переживаний и поведения.Есть еще одно заблуждение о психологе , которое есть у большинства людей, что они могут просто консультировать! Однако консультирование — это один из навыков психолога. В этом блоге я собираюсь обсудить сферу психологии и свой опыт в этой сфере карьеры.

Психолог может в основном работать как клинический психолог, организационный психолог, школьный консультант, общественный психолог, спортивный психолог, психолог по вопросам развития.

Психологи занимаются исследованиями в области образования, гендера, нейробиологии и многих других областях.Они могут работать в школах, государственных учреждениях, частном секторе, больницах и клиниках, организациях социального обеспечения, исследовательских учреждениях, реабилитационных центрах, тюрьмах, консультационных центрах для детей и молодежи, в отделе маркетинга, рекламы и потребительского поведения или заниматься частной практикой.

Если вспомнить свой опыт работы с психологом , то вот уже 7 лет, как я изучаю психологию; хотя я никогда не думал, что буду преследовать его так далеко! Раньше получение 90% в 10 досках , а затем выбор направления гуманитарных наук не считалось людьми мудрым решением.

Независимо от того, что люди думают или чувствуют, меня всегда тянуло к таким предметам, как история, география и политика; однако психология как предмет была тем, о чем я в то время понятия не имел. Определенно, это было то, что я с нетерпением ждал. Итак, за 2 года в школе я изучил основы психологии — теории, методы оценки и консультирования.

Помимо теоретического аспекта, сама идея о том, что человеческое поведение может быть изучено, оценено, а также можно проконсультировать человека, если поведение не является адаптивным, была очень интригующей.После 12 -го я понял, что психологию я хотел бы изучать дальше, и просто чтобы продолжить изучение психологии в моем выпуске, я проехал весь путь от Пуны до Дели.

Три года обучения на этом курсе казались мне исследованием. Помимо изучения технических аспектов этого предмета, большинство студентов-психологов чувствуют себя связанными с этим предметом; человек проявляет большую чувствительность по отношению к другим, и вы также склонны развивать острые навыки наблюдения.Студента психолога учат быть чутким, иметь безоговорочно положительное отношение и не осуждать людей, которые нуждаются в помощи в форме консультирования.

Психология мне показалась курсом, который я хотел изучить дальше, поэтому я решил поступить в аспирантуру по этому предмету. Двухлетний послевузовский курс по психологии направлен на то, чтобы дать студентам большой практический опыт, чтобы они были хорошо подготовлены для работы в профессиональной среде. В рамках курса обязательно пройти двухмесячную стажировку в любой больнице, организации, школе или НПО; это важный шаг и значимый опыт для всех студентов.Именно тогда я и, вероятно, все студенты, подобные мне, чувствуем, что наша учеба наконец окупается, годы, которые мы потратили на учебу, наконец-то находят свое значение.

Даже после 7 лет изучения психологии моя любовь к этому предмету не закончилась! Я с нетерпением жду проведения дальнейших исследований в этой области, чтобы внести свой вклад в формирование политики нашей страны, которая, надеюсь, позже окажет влияние на общество на более широком уровне.

Психология — это исследование; чем больше вы его изучаете, тем больше вам нравится его изучать.Честно говоря, я никогда не встречал однокурсника, который занялся психологией и сожалел о своем решении. Изучив психологию, вы почувствуете себя более связанным с собой и другими. И в такие динамичные времена, когда все являются участниками крысиных бегов и отчаянно хотят быть на вершине, я считаю, что стремление к чему-то, что придает жизни значимости, является более разумным решением. Я сам испытал саморазвитие, когда оглянулся назад во времени, и, к счастью, он все еще продолжается!

Я уверен, что если вы сделаете карьеру в области психологии, вы обязательно влюбитесь в нее, как и я !! 🙂

Мона Ядав

Technology and Reflection: настроение и механизмы памяти для благополучия | Психология благополучия

Гипотеза 1

Негативное отражение в положительном или отрицательном настроении снижает кратковременное настроение

Для каждого отражения проводился анализ настроения до и после отражения. Разница между этими баллами заключалась в изменении настроения, вероятно, из-за размышлений. Была высокая степень соответствия реакции на пробы настроения; участники выполнили в среднем 87,16 (SD = 4,98) из 90 возможных тестов начального настроения. Чтобы оценить Гипотезу 1, мы провели t-тест независимых выборок, сравнив группы (неконгруэнтное отрицательное против конгруэнтно-отрицательного) по среднему изменению рейтинга настроения (с отрицательными оценками, представляющими ущерб для кратковременного настроения). Отрицательное отражение в положительном и отрицательном настроении по-разному влияет на настроение, t (62) = −5.24, p <0,001, d = 0,89 (неконгруэнтный отрицательный результат: MΔ = -,53, SD = 0,53, конгруэнтный отрицательный результат: MΔ = 0,10, SD = 0,43). Одновыборочный t-тест, сравнивающий среднее изменение настроения с 0, показал, что снижение настроения, испытанное группой неконгруэнтно-отрицательных, было значительным с большой величиной эффекта, t (33) = -5,90, p <0,001, d = 1,01 ( см. рис. 3). Напротив, не было значительных изменений настроения в группе конгруэнтно-отрицательных результатов, t (29) = 1,31, p = 0,20. Гипотеза 1 подтвердилась.Другими словами, размышление о негативных воспоминаниях в позитивном настроении снижает настроение после размышлений, тогда как те, кто находится в негативном настроении, показывают неизменное настроение.

Рис. 3

Среднее изменение настроения между тестами настроения до и после отражения для групп неконгруэнтно-отрицательных и конгруэнтно-отрицательных групп. Показывает значительное снижение настроения после размышлений для группы Incongruent Negrunt. Примечание: важные результаты отмечены звездочкой

Мы видели этот контраст между неконгруэнтным отрицанием и конгруэнтным отрицанием в лог-файлах воспоминаний и размышлений участников.Например, этот участник был в позитивном настроении, но негативные размышления вызвали чувство гнева:

Неконгруэнтный отрицательный результат — начальная память

Эта сука. Она не имеет права требовать от нас денег, если она ничего не сделала для этого дома. Она не понимает невозвратных затрат?

Неконгруэнтный негатив — отражение

Мне она очень не нравится.Так много. Она была ужасной соседкой по дому и ужасным человеком и меня злит только одна мысль о ней .

Принимая во внимание, что эта участница, которая уже была в негативном настроении, осознала, что негативное отражение не повлияло на ее настроение:

Конгруэнтная отрицательная начальная память

На обратном пути из Сан-Диего на дороге было серьезное движение.Когда мы проезжали мимо аварии, я увидел на полу тело, накрытое простыней…

Конгруэнтное отрицательное отражение

Это все еще очень грустно, но сейчас меня беспокоит драма между [L] и мной. Не думаю, что размышления об этом усугубят мои эмоции, чем они уже есть .

Гипотеза 2

Негативное отражение в положительном или отрицательном настроении улучшит общее самочувствие за счет большего дистанцирования, понимания и искупления

Сначала мы оценили эту гипотезу, измерив общие изменения самочувствия, а затем исследовали предсказанные механизмы, анализируя содержание воспоминаний и размышлений.Данные опроса были проанализированы с использованием многомерного дисперсионного анализа смешанного дизайна (MANOVA) с одним промежуточным фактором (неконгруэнтный отрицательный результат против конгруэнтного отрицательного) и одним внутренним фактором (предварительный или посттестовый). Зависимыми переменными были три шкалы благополучия (SHS, SWLS и RPWB). См. Таблицу 1 для средних и стандартных отклонений шкал благополучия по группам при предварительном и последующем тестировании. Результаты MANOVA не показали значимых основных эффектов для времени ( V, = 0,03, F (3,64) =.54, p = 0,66) или условие ( V = 0,02, F (3,64) = 0,41, p = 0,74) и отсутствие значимого взаимодействия ( V = 0,02 , F (3,64) = 0,47, p = 0,71). Поскольку эти общие эффекты не были значительными, мы не использовали однофакторный дисперсионный анализ ANOVA или конкретные субшкалы RPWB.

Таблица 1 Средние значения и стандартные отклонения для трех обследованных показателей благополучия: неконгруэнтный отрицательный и конгруэнтный отрицательный результат до и после тестирования

Однако некоторые участники редко бывали в негативном настроении, что уменьшало среднее количество отражений, завершенных для группы конгруэнтно-отрицательных, но увеличивая его для группы неконгруэнтно-отрицательных (неконгруэнтно-отрицательных: M = 12.62, SD = 2,43, конгруэнтно отрицательный: M = 6,97, SD = 4,48). Поэтому мы исследовали, повлияли ли общие различия в количестве отражений на результаты. Чтобы обеспечить большую однородность количества отражений, мы исключили участников с конгруэнтно отрицательным результатом, которые выполнили меньше отражений, чем одно стандартное отклонение от среднего. Неконгруэнтные отрицательные участники, выполнившие больше отражений, чем одно стандартное отклонение от среднего, также были удалены. Независимый t-тест, сравнивающий несовместимое отрицательное и конгруэнтное отрицательное по количеству отражений, показал, что не было различий в количестве отражений после того, как эти участники были удалены, t (40) = 1.62, p = 0,11 (неконгруэнтный отрицательный результат: M = 11,48, SD = 2,15, конгруэнтный отрицательный результат: M = 10,26, SD = 2,73). Как и выше, мы провели MANOVA по изменению результатов обследования после удаления нетипичных отражателей. Мы снова не обнаружили существенных основных эффектов или взаимодействий.

Чтобы исследовать механизмы, лежащие в основе каждого воспоминания и отражения, мы использовали подсчет слов лингвистического запроса (LIWC) для анализа слов, связанных с известными механизмами благополучия. LIWC — это широко используемый инструмент лингвистического анализа, который вычисляет процентное соотношение слов, используемых в различных лингвистических категориях (Pennebaker et al.2007). Он имеет хорошую внутреннюю надежность и внешнюю валидность (по сравнению с человеческими судьями) (Pennebaker and Francis 1996; Kahn et al. 2007; Pennebaker et al. 2007; Tausczik and Pennebaker 2010). Хотя словари LIWC могут измерять до 72 различных лингвистических категорий, мы сосредоточились здесь только на категориях, которые непосредственно касались наших гипотез и которые, как было продемонстрировано, связаны с эмоциональным благополучием в предыдущих исследованиях рефлексии. В частности, мы выбрали категории слов, которые свидетельствовали о дистанцировании, понимании и искуплении.Дистанцирование измерялось использованием личных местоимений («я», «ты», «мы») и времени (прошедшее, настоящее, будущее) (Campbell and Pennebaker 2003). Понимание измерялось использованием слов понимания («думать», «знать», «рассматривать») и когнитивных процессов («причина», «знать», «должен») (Petrie et al. 1998; Klein and Boals 2001). А искупление измерялось использованием аффективных слов («счастливый», «радость», «любовь») и показателей принятия («хорошо», «да», «согласен») (Isaacs et al. 2013).

Сначала мы сравнили группы Incongruent Negative и Congruent Negative для различий в словах, используемых в их отражении.Группа Incongruent Negative использовала больший процент слов, указывающих на искупление, таких как слова принятия, t (49) = 2,03, p = 0,048, d = 0,50, используя поправку Левена на неоднородность дисперсии (Incongruent Negative : M = 0,19, SD = 0,30, конгруэнтно отрицательный: M = 0,07, SD = 0,15). (Обратите внимание, что мы использовали поправку Левена для всех последующих t-критериев с неравными дисперсиями). Группа Incongruent Negative также использовала больший процент слов, указывающих на дистанцирование, таких как местоимения множественного числа третьего лица, t (52.24) = 3,01, p = 0,004, d = 0,74 (неконгруэнтный отрицательный результат: M = 0,73, SD = 0,71, конгруэнтный отрицательный результат: M = 0,30, SD = 0,39). Напротив, группа «Конгруэнтно-отрицательное» использовала больший процент слов, демонстрирующих неспособность дистанцироваться, таких как местоимения множественного числа от первого лица, t (43,05) = -2,07, p = 0,04, d = 0,53 ( Неконгруэнтный отрицательный результат: M = 0,43, SD = 0,56, конгруэнтный отрицательный результат: M = 0,88, SD = 1,05). Мы также вычислили оценки изменения процента слов, использованных между исходной памятью и ее отражением.Независимый t-тест изменения оценок снова показал большее процентное увеличение количества принимаемых слов для группы Incongruent Negative: t (62) = 2,08, p = 0,04, d = 0,53 (Incongruent Negative: MΔ =. 12, SD = 0,27, конгруэнтный отрицательный результат: MΔ = −.01, SD = 0,22).

В выходных интервью участники Incongruent Negruent описали, как они переживают искупление и дистанцирование. Например, эта участница обсудила ключевую особенность искупления, увидев, что она победила прошлый негативный опыт:

Неконгруэнтное отрицательное выходное интервью

Я смог оглянуться на некоторые воспоминания и увидеть , который я пропустил .

И этот участник обсуждал дистанцирование от негативных воспоминаний в результате своего позитивного настроения:

Неконгруэнтное отрицательное выходное интервью

Я думаю, что когда я нахожусь в более позитивном состоянии Я стараюсь дистанцироваться от всего негативного , чтобы оставаться в положительном состоянии.

Наконец, мы исследовали, как наши целевые категории слов, используемые в размышлениях, коррелируют с ответами на конкретные шкалы благополучия.Для группы Incongruent Negative снижение удовлетворенности жизнью коррелировало с более высоким процентом слов, передающих отрицательные эмоции («больно», «некрасиво», «противно»), r (32) = -,38, p = 0,03. В отличие от группы «Конгруэнтно-отрицательные», увеличение удовлетворенности жизнью коррелировало с процентом слов прошедшего времени, r (28) = 0,38, p = 0,04. В целом, хотя наши прогнозы относительно благополучия гипотезы 2 не подтвердились, были свидетельства двух предсказанных механизмов (искупление и дистанцирование).

Гипотеза 3

Позитивное отражение, когда в отрицательном настроении по сравнению с положительным, на мгновение улучшится настроение

Теперь перейдем к исследованию положительных воспоминаний. Гипотеза 3 была проверена таким же образом, как и гипотеза 1. Мы провели t-тест независимых выборок, сравнив группы (неконгруэнтно положительный и конгруэнтный положительный) по среднему изменению оценок настроения (с отрицательными оценками, представляющими ущерб для кратковременного настроения).Положительное отражение в отрицательном и положительном настроении по-разному влияло на настроение, t (38,7) = -5,39 , p <0,001 (неконгруэнтное положительное: MΔ = 0,75, SD = 0,65, конгруэнтное положительное: MΔ = 0,04 , SD = 0,29). Одновыборочный t-тест, сравнивающий среднее изменение настроения с 0 для каждой группы, показал, что улучшение настроения, испытанное группой неконгруэнтно-положительных результатов, было значительным с большой величиной эффекта, t (28) = 6,21, p <. 001, d = 1.15 (см. Рис. 4). Напротив, не было значительных изменений настроения в группе конгруэнтно-положительного результата, t (29) = 0,70, p = 0,49. Гипотеза 3 подтвердилась. Другими словами, люди, которые размышляли над положительными воспоминаниями, находясь в отрицательном настроении, испытывали улучшение настроения после размышлений, тогда как те, кто находился в положительном настроении, демонстрировали неизменное настроение.

Рис. 4

Среднее изменение настроения между тестами настроения до и после размышлений для групп неконгруэнтно-положительных и конгруэнтно-положительных групп.Показывает значительное повышение настроения после размышлений в группе «Неконгруэнтно-позитивный». Примечание: важные результаты отмечены звездочкой

Мы видим этот контраст в выходных интервью. Например, позитивное отражение в негативном настроении улучшило настроение этого участника:

Неконгруэнтное положительное выходное интервью

У меня было бы плохое настроение, я был бы в стрессе на работе, и вы, ребята, всплыли бы что-то, что действительно было для меня ярким пятном, а затем вместо, может быть, трех, Я бы поднял до четырех [по шкале эмоций].

В то время как этот участник заметил, что позитивные размышления редко оказывали какое-либо влияние на его позитивное настроение:

Соответствующее положительное выходное интервью

Из подсказки перед отражением и из подсказки после отражения… было очень мало раз, которые отличались .

Гипотеза 4

Позитивное отражение в негативном настроении по сравнению с позитивным ухудшает общее самочувствие из-за большего количества убийственно-радостного мышления.

Данные опроса были снова проанализированы с использованием многомерного дисперсионного анализа смешанного дизайна (MANOVA) с одним промежуточным фактором (неконгруэнтный положительный результат vs.Конгруэнтный положительный результат) и один фактор в пределах (предварительный и посттестовый). Зависимыми переменными были три шкалы благополучия (SHS, SWLS и RPWB). См. Таблицу 2, где приведены средние значения и стандартные отклонения шкал благополучия по группам при предварительном и последующем тестировании. Результаты MANOVA не показали значительных основных эффектов для времени ( V = 0,07, F (3,56) = 1,31, p = 0,28) или условий ( V = 0,01, F ( 3,56) = 0,16, p = 0,93), и никакого значительного взаимодействия ( V =.05, F (3,56) = 0,94, p = 0,43). Поскольку эти общие эффекты не были значительными, мы не использовали однофакторный дисперсионный анализ ANOVA или конкретные субшкалы RPWB.

Таблица 2 Средние значения и стандартные отклонения для трех обследованных показателей благополучия: неконгруэнтный положительный результат и конгруэнтный положительный результат при предварительном и последующем тестировании

Некоторые участники редко бывали в плохом настроении, что приводило к групповым различиям в количестве завершенных размышлений (неконгруэнтное положительное: M = 6. 17, SD = 4,25, конгруэнтно положительный результат: M = 11,87, SD = 2,98). Что касается гипотезы 2, мы удалили атипичные отражатели и выполнили последующий анализ MANOVA по изменению оценок, как указано выше. Мы снова не обнаружили существенных основных эффектов или взаимодействий.

И снова мы использовали LIWC, чтобы глубже погрузиться в механизмы, исследуя использование слов и благополучие. Сначала мы сравнили групповые различия в словах, используемых в размышлениях. Группа Incongruent Positive использовала больший процент слов, передающих отрицательные эмоции, чем группа Congruent Positive, t (40.15) = 2,53, p = 0,02, d = 0,66 (неконгруэнтный положительный результат: M = 1,90, SD = 1,42, конгруэнтный положительный результат: M = 1,16, SD = 0,69). Мы также вычислили оценки изменения процента слов, использованных в исходной памяти, по сравнению с ее отражением. Независимый t-тест этих показателей изменений выявил большее процентное увеличение количества слов с отрицательными эмоциями у тех, кто уже находится в отрицательном настроении: t (41,06) = 2,79, p = 0,01, d = 0,73 (неконгруэнтное положительное: MΔ = 1. 24, SD = 1,70, конгруэнтно положительный результат: MΔ = 0,26, SD = 0,86). Это свидетельство убийственно-радостного мышления, когда положительные воспоминания портятся из-за плохого настроения. Мы также исследовали, как язык, используемый в размышлениях, коррелирует с ответами на конкретные шкалы благополучия. Для группы Incongruent Positive сокращение RPWB коррелировало с большим процентом слов прошедшего времени, r (27) = -,45, p = 0,01. Для группы «Конгруэнтно-отрицательный» существенных корреляций выявлено не было.Наши прогнозы благополучия для гипотезы 4 не подтвердились, хотя были доказательства предсказанных механизмов убийства и радости.

В выходных интервью участники с неконгруэнтным позитивом описали, что они переживают мышление убийственно-радостной. Например, этот участник описал, как негативное настроение влияет на то, как он воспринимает позитивные воспоминания:

Неконгруэнтное положительное выходное интервью

[Существует] изначальная предвзятость, когда, если вы чувствуете себя очень подавленным, трудно вскочить и посмотреть на что-то с чистого листа или свежим взглядом.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *