Саморазрушающее поведение у подростков: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ САМОРАЗРУШАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ У ПОДРОСТКОВ

Содержание

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ САМОРАЗРУШАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ У ПОДРОСТКОВ

Статья опубликована в рамках:

 

Выходные данные сборника:

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ  АНАЛИЗ  САМОРАЗРУШАЮЩЕГО  ПОВЕДЕНИЯ  У  ПОДРОСТКОВ

Каримова  Раушан  Бейдалиевна

д.псх.н.,  профессор  Казахского  Национального 

педагогического  университета  им.  Абая,  г.  Алматы,

зав.  научно-технической  лабораторией

  превентивной  суицидологии,  г.  Алматы

Казахбаева  Гульнур  Искакбековна

магистр  психологии  и  педагогики  Казахского  Национального

педагогического  университета  им.  Абая,  г.  Алматы,

Шалабаева  Лаура  Исмаилбековна

магистр  психологии  Казахского  Национального 

педагогического  университета  им.

  Абая,  г.  Алматы,

E-mail: 

 

Состояние  проблемы  становления  подрастающего  человека  в  современном  дисгармоничном  мире  оценивается  как  кризисное.  Его  деструктивность  выступает  в  различных  формах,  но  наиболее  отчетливо  и  явно  она  проявляется  в  саморазрушительных  тенденциях,  имеющих  устойчивую  тенденцию  к  росту.  Саморазрушения  несовершеннолетних  наносят  не  только  популяционный  ущерб,  но  и  урон  вследствие  негативной  социальной  значимости  этого  явления  для  семьи,  школы  и  общества  в  целом.

В  последнее  время  растет  число  подростков,  имеющих  тенденцию  аутодеструктивного  поведения  личности.  Помочь  им  можно  лишь  только  хорошо  понимая  причины,  приводящие  к  пренебрежению  жизнью.  Лучше  всего  эти  причины  видны  на  группе  лиц  с  саморазрушением,  так  как  это  наиболее  явная,  отчетливо  заостренная  форма  аутодеструктивного  поведения.

 

Аутодеструктивное  (саморазрушительное)  поведение  —  это  поведение,  отклоняющееся  от  медицинских  и  психологических  норм,  угрожающее  целостности  и  развитию  самой  личности.  Предпосылкой  аутодеструктивного  поведения  в  частности  является  апатия,  неверие  в  личные  перспективы,  снижение  творческой  и  витальной  активности  в  результате  психической  травмы.  Однако  наличие  психотравмирующей  ситуации  –  недостаточное  условие  для  проявления  аутодеструктивного  поведения.  Вторая  составляющая  –  личностные  особенности  подростка,  многие  авторы  обнаруживают  ряд  особенностей  личности,  не  позволяющих  ей  адекватно  реагировать  на  жизненные  проблемы  и  тем  самым  предрасполагающих  к  аутодеструктивному  поведению.  К  ним  часто  относят:  напряжение  потребностей  и  желаний,  неумение  найти  способы  их  удовлетворения,  отказ  от  поиска  выхода  из  сложных  ситуаций,  низкий  уровень  самоконтроля,  неумение  ослабить  нервно-психическое  напряжение,  эмоциональная  нестабильность,  импульсивность,  повышенная  внушаемость,  бескомпромиссность  и  отсутствие  жизненного  опыта.

  Спецификой  аутодеструктивного  поведения  в  подростковом  возрасте  является  его  опосредованность  групповыми  ценностями.  Группа,  в  которую  включен  подросток,  может  порождать  следующие  формы  аутодеструкции:  наркозависимое  поведение,  самопорезы,  компьютерную  зависимость,  пищевые  аддикции,  реже  —  суицидальное  поведение  [1,  с.12]. 

У  многих  подростков  развитие  самооценки  сопровождается  постоянной  или  ситуативной  тревожностью.  Для  нормального  развития  самооценки  подростки  нуждаются  в  стабильности,  объективности  оценок  и  требований.  Самооценка  относится  к  центральным  образованиям  личности,  к  ее  ядру.  Она  в  значительной  степени  определяет  социальную  адаптацию  студента.  Самооценка  напрямую  связана  с  процессом  социально-психологической  адаптации  и  дезадаптации  личности,  так  как  условием  успешной  адаптации  является  функциональное  динамическое  единство,  где  реальный  образ  мира  и  образ  Я  уравновешиваются.   Она  позволяет  примерить  свои  силы  к  требованиям  группы  и,  в  соответствии  с  этим,  самостоятельно  ставить  перед  собой  определенные  цели  и  задачи.  Самооценка  в  значительной  степени  определяет  социальную  адаптацию  студента,  является  регулятором  поведения  и  деятельности.  Научными  исследованиями  выявлено:  каждый  индивид  намеренно  или  неосознанно  сравнивает  себя  с  окружающими  и  в  итоге  вырабатывает  довольно  устойчивое  мнение  о  своем  интеллекте,  внешности,  здоровье,  т.  е.  формирует  набор  самооценок. 

А.А.  Реан  отмечает,  что  уровень  выраженности  агрессивных  реакций  коррелирует  с  самооценкой  подростка.  Общая  тенденция  заключается  в  наличии  прямой  связи:  чем  выше  уровень  самооценки,  тем  выше  показатели  обшей  агрессии  и  различных  ее  составляющих.  Подростковый  возраст  представляет  собой  группу  повышенного  риска.  Во-первых,  сказываются  внутренние  трудности  переходного  возраста,  начиная  с  психогормональных  процессов  и  кончая  перестройкой  Я-концепции.

  Во-вторых,  пограничность  и  неопределенность  социального  положения  юношества.  В-третьих,  противоречия,  обусловленные  перестройкой  механизмов  социального  контроля:  детские  формы  контроля,  основанные  на  соблюдении  внешних  норм  и  послушании  взрослым,  уже  не  действуют,  а  взрослые  способы,  предполагающие  сознательную  дисциплину  и  самоконтроль,  еще  не  сложились  или  не  окрепли  [2,  с.389].

  Практически  все  авторы  литературы  по  возрастной  психологии  подчеркивают  эмоциональную  нестабильность,  ранимость  подростков:  «В  этот  период  крайней  ранимости  они  защищаются  от  всего  мира  либо  депрессией,  либо  негативизмом,  который  еще  больше  усиливает  их  слабость»,  –  пишет  Ф.  Дольто  [3,  с.15].  Эта  повышенная  хрупкость  связана,  во-первых,  с  физиологическими  и  гормональными  перестройками,  во-вторых,  с  новой  социальной  и  психологической  ситуацией.  К.  Фопель  подчеркивает,  что  подростки  часто  не  уверены  в  том,  справятся  ли  они  с  трудностями  взрослой  жизни  [4,  с.

7]. 

Учитывая  склонность  подростков  к  так  называемому  «черно-белому»,  бескомпромиссному  мышлению,  от  всего  этого  действительно  легко  впасть  в  депрессию  и  безысходность.  Как  отмечает  Дж.  Райкус,  многие  младшие  подростки  тяготеют  к  занятиям,  позволяющим  им  испытывать  острые  ощущения.  Они  редко  умеют  контролировать  или  сдерживать  свои  интенсивные  эмоции,  что  вместе  с  отсутствием  опыта,  неспособностью  трезво  оценивать  ситуацию  и  собственные  силы  и  склонность  к  риску  могут  иметь  тяжелые  и  даже  опасные  для  жизни  последствия  [5,  с.105].

Подростки  часто  не  умеют  обращаться  с  собственными  агрессивными  чувствами,  признавать  их,  находить  безопасные  способы  их  выражения.  Они  не  знают,  что  агрессия  в  той  или  иной  мере  присутствует  в  душе  большинства  людей,  порождаемая  многими  причинами:  ущемлением  важнейших  потребностей  личности,  невозможностью  осуществить  свои  интересы,  длительным  унижением  и  угнетением,  нерешенными  моральными  проблемами  при  общераспространенном  запрете  взрослых  на  проявление  агрессивных  чувств.   Часто  подростки  сами  пугаются  собственной  агрессии,  отрицают  и  подавляют  ее,  не  осознают,  с  чем  связано  ее  возникновение.  То  есть  такое  поведение  –  следствие  того,  что  человек  не  умеет  строить  комфортные  для  себя  отношения  с  окружающими,  разрешает  с  помощью  саморазрушительных  действий  внутриличностные  конфликты,  возникающие  от  того,  что  его  не  понимают,  не  признают  другие,  значимые  для  него  люди.  [6,  с.93].

По  мнению  А.  Е.Личко,  также  распространена  классификация  Р.Дженкинс,  которая  включает  7  видов  нарушений  поведения  в  подростковом  возрасте:  гиперкинетическая  реакция,  реакция  ухода,  реакция  аутистического  типа,  реакция  тревоги,  реакция  бегства,  «несоциализированная  агрессивность»,  групповые  правонарушения.  А.Е.  Личко  к  числу  наиболее  частых  причин  саморазрушения  среди  подростков  относит:  1)  потерю  любимого  человека;  2)  состояние  переутомления;  3)  уязвленное  чувство  собственного  достоинства;  4)  разрушение  защитных  механизмов  личности  в  результате  употребления  алкоголя,  гипногенных  психотропных  средств  и  наркотиков;  5)  отождествление  себя  с  человеком,  совершившим  самоубийство;  6)  различные  формы  страха,  гнева  и  печали  по  разным  поводам  [7,  с.

109]. 

Стремление  к  саморазрушению  /аутодеструктивное  поведение/  очевидно,  заложено  в  человека  от  природы  –  если  все  живое  вокруг  изо  всех  сил  борется  за  существование,  то  отдельные  человеческие  индивиды,  наоборот,  вкладывают  недюжинную  энергию  в  то,  чтобы  полностью  испортить  себе  жизнь,  а  иногда  и  расстаться  с  нею. 

В  1979  г.  предложено  общее  понятие,  объединяющее  различные  формы  саморазрушающего  поведения,—  «умышленное  причинение  себе  вреда»  (Morgan  H.  G.,  1975,  1979).  Изучение  саморазрушающего  поведения  в  целом  исходит  из  основных  тенденций  психологии  отклоняющегося  поведения  и  клинической  психологией,  и  определяется  следующим  понятием,  данным  американским  исследователем  Э.  Шнейдманом:  «это  действия,  направленные  на  нанесение  какого-либо  ущерба  своему  соматическому  или  психическому  здоровью».  Оно  включает  в  себя  широкий  спектр  явлений,  таких  как  социальные  нормы  поведения,  психологические  аспекты  и  проблемы  социализации  подростков,  проблема  половой  идентичности,  адаптации  и  саморегуляции,  а  также  различные  виды  социальных  патологий  [8,  с.

34]. 

А.А.  Султанов,  изучая  причины  саморазрушаещего  поведения  у  практически  здоровых  подростков  и  юношей,  выделил  три  основные  группы  факторов:  1)  дезадаптация,  связанная  с  нарушением  социализации,  когда  место  молодого  человека  в  социальной  структуре  не  соответствует  уровню  его  притязаний;  2)  конфликты  с  семьей,  чаще  всего  обусловленные  неприятием  системы  ценностей  старшего  поколения;  3)  алкоголизация  и  наркотизация  как  почва  для  возникновения  суицидальной  ситуации  и  предпосылок  для  быстрой  ее  реализации.

Д.Д.  Федотов  и  соавт.  отмечают,  что  попытки  саморазрушения  и  намерения  (по  типу  истерических  реакций)  чаще  возникают  у  подростков  в  ответ  на  систематическое  словесное  унижение,  игнорирование  их  мнения  близкими,  ущемление  самостоятельности,  в  ответ  на  конфликтные  ситуации,  связанные  со  злоупотреблением  алкоголем  и  приемом  других  наркотических  средств,  вследствие  присущих  данному  возрасту  сексуальных  проблем.

  Саморазрушение  и  покушения,  обусловленные  психическими  расстройствами  (аффективно-шоковые  и  депрессивные  реакции),  по  данным  авторов,  чаще  возникают  в  результате  незаслуженного  наказания  или  унижения,  исходящих  от  родителей  и  друзей,  оскорбления  чувства  дружбы  и  любви,  исключения  по  разным  причинам  из  учебного  заведения,  измены  [9,  с.205].

Подростков  очень  беспокоит  подозрительное  и  настороженное,  а  иногда  действительно  необъективное  и  стереотипное  отношение  к  их  увлечениям.  Ведь  в  этом  возрасте  даже  справедливая  критика  вызывает  негативную  реакцию.

Таким  образовам,  аутодеструктивное  поведение  подростков  является  следствием  социально  психологической  дезадаптации  личности  в  условиях  переживаемых  микросоциальных  конфликтов.  В  острых  кризисных  состояниях  подросток  испытывает  целую  гамму  негативно  окрашенных  эмоций  —  чувство  беспомощности,  отчаяния,  непереносимой  тоски,  личной  катастрофы.  

 

Список  литературы:

1.Берно-Беллекур  И.В.  Социально-психологические  аспекты  аутодеструктивного  поведения.  –  Санкт-Петербург,  2003.  –  197  c.

2.Реан  А.А.  Психология  подростка  —  М.:  Прайм-Еврознак,  2006.  –  480с

3.Дольто  Ф.  На  стороне  подростка.  –  Екатеринбург:  V  –  Фактория,  2004.  –  368  с.

4.Фопель  К.  На  пороге  взрослой  жизни.  Психологическая  работа  с  подростковыми  и  юношескими  проблемами.  –  М:  Генезис,  2008.  –  176  с.

5.Райкус  Дж.С.  Социально-психологическая  помощь  семьям  и  детям  групп  риска.  Том  III.  –  Москва:  Эксмо,  2009.  –  288  с. 

6.Осорина  Н.В.  Секретный  мир  детей  в  пространстве  мира  взрослых.  –  СПб:  Речь,  2007.–  276  с.

7.Личко  А.Е.  Типы  акцентуаций  характера  и  психопатий  у  подростков.  М.:  Эксмо-Пресс,  1999.  –  416  с.

8.Змановская  Е.В.  Девиантология.  –  Москва,  2003.  –  288  с. 

9. Ефремов  В.  С.  Основы  суицидологии.  —  СПб.:  «Издательство  «Диалект»,  2004.  –  480  с.

Саморазрушающее поведение подростков как скрытый суицид



В данной статье рассмотрено представление о скрытом суициде, описаны его признаки и отличительные особенности, также приведены результаты эмпирического исследования склонности подростков к отклоняющемуся поведению и представлен общий план работы по полученным рузультатам.

Ключевые слова: саморазрушающее поведение, подростки, суицид, отклонение, скрытый суицид.

Саморазрушающее поведение — это один из видов девиантного (т. е. отклоняющегося) поведения, которое имеет своим результатом смерть. При анализе литературы было выяснено, что многие авторы даже употребляют как синонимы слова «девиантное», «самаразрушающее», «отклоняющееся», «аутоагрессивное» и «аутодеструктивное», а некоторые даже подменяют их друг другом.

Изучением проблемы саморазрушающего поведения занимались и занимаются различные авторы: Дюсметова Р. , Чабан О. С., Личко, Маслоу, Амбрумова и другие.

Проблема саморазрушающего поведения в настоящее время стоит очень остро. 21 век — это век технологий (виртуальной реальности, компьютеров, интернета), век, в котором доступно практически все: начиная от иностранных вкусностей и товаров, заканчивая изобилием химии, разнообразием фильмов и сериалов различного содержания, в том числе и с пометкой «18+». Все это непосредственным образом влияет на психику людей (особенно подростков, психика которых еще не успела сформироваться).

Саморазрушающее поведение в настоящее время рассматривается как скрытая форма суицида. Особенно часто данное поведение встречается у подростков, реже у юношей и зрелых людей. Россия сегодня выходит на первое место по количеству детской смертности. По числу суицидов среди несовершеннолетних Россия занимает первое место в мире. Среди причин смертности подростков самоубийство занимает третье место сразу после тяжелых травм и неизлечимых врожденных болезней. По данным официальной статистики, от самоубийства ежегодно погибает около 2800 детей и подростков в возрасте от 5 до 19 лет, что составляет 12,7 % от общего числа умерших от неестественных причин. По данным ВОЗ, каждый год в нашей стране завершают жизнь самоубийством 200 детей и полторы тысячи подростков.

Скрытый суицид характеризуется бессознательным, неосознаваемым желанием умереть. Скрытый, или непрямой, суицид — это завуалированное самоубийство, при котором под влиянием осознаваемых и неосознаваемых страхов смерти человек находит смерть через саморазрушительное поведение или погибает от внешних сил, по большей части им же спровоцированных. По-настоящему при скрытом суициде имеет место не прямое желание умереть, а навязчивый страх перед будущей смертью, невыносимость жить с сознанием неизбежности смерти, что толкает человека к роковым случайностям или пагубным зависимостям. Часто люди, со скрытой формой суицида становятся жертвами аварий, несчастный случаев и катастроф. Их жизнь характеризуется постоянным риском и нахождением «на грани смерти» и как следствие обстоятельства складываются не лучшим образом.

При жизни люди, склонные к срытому суициду, предпочитают держать в себе свои страхи, боль, разочарования и негативные переживания (что особенно характерно для подросткового возраста, когда ребенок думает, что его никто не понимает, он никому не интересен). И, учитывая, что любое высказывание или проблему подростка списывают на возраст, часто близкие и родные не могут распознать суицидальных наклонностей, поскольку те не озвучивают проблему суицидальных мыслей и желаний напрямую, либо взрослые недооценивают всю важность слов подростка.

К сожалению, то, что проблема скрытого суицида существовала, узнают в основном только после гибели, нелепой или внезапной смерти человека. Только после смерти скрытых суицидентов выясняется, что стояло за недомолвками, фразами, дневниковыми записями, необычными поступками, странными прощаниями или творчеством человека.

И тогда делается вывод: да, погибший «предвидел» смерть или даже шел к ней. Но мало кто скажет: панически боясь смерти, он неосознанно неодолимо приближал ее.

Признаком скрытой суицидальности может быть восхищение теми, кто умер молодым. Многие скрытые суициденты давали понять при жизни окружающим, что они хотели бы умереть, если не прямо, то в дневниках, стихах или еще как-то.

По статистике, среди несовершеннолетних распространены следующие формы саморазрушающего поведения:

– токсикомания

– наркомания

– бродяжничество

– пьянство

– курение

– отказ от медицинской помощи при серьёзных заболеваниях

– пренебрежение ПДД или техникой безопасности

– экстремальный спорт без надлежащей тренировки и экипировки, когда совершающий понимает его опасность, но возможный риск ему безразличен

– аутоагрессивное поведение и т. д.

Также отличительной особенностью саморазрушающего поведения является то, что оно имеет внутренние формы, такие как: негативные мысли и переживания, которые подросток способен долгое время держать в себе, не давая окружающим понять состояние человека.

Изучая работы многих авторов, можно сделать вывод, что саморазрушающее поведение — это результат как личностных характеристик индивидов, так и физической и социальной среды, в которой человек находится.

Исходя из определений и понимания саморазразрушающего поведения, было проведено исследование, целью которого, было выяснить, какой процент подростков имеет склонность к отклоняющемуся поведению. Для исследования была взята «Методика определения склонности к отклоняющемуся поведению», автор А. Н. Орел. Выборку составили ученики 8 класса, в количестве 100 человек (из них 46 девочек и 54 мальчика).

Результаты проведенного исследования представлены ниже.

Рис. 1. Распределение склонностей респондентов по методике А. Н. Орел.

Как видно из рисунка 1 склонности к отклоняющемуся поведению нет только у 25 % испытуемых, у остальных наблюдается отклонение по одной или нескольким шкалам. Отклонение по 1 из 6 шкал выявлено у 38 % испытуемых, отклонение по 2 из 6 шкал выявлено у 13 %. У 9 % всех испытуемых выявлено отклонение по 3 из 6 шкал, у 4 % — отклонение по 4 из 6 шкал. Отклонение по 5 из 6 шкал выявлено у 5 % испытуемых. Отклонение по 6 из 6 шкал выявлено у 6 % испытуемых. То есть без малого у трети подростков есть тенденции к отклоняющемуся поведению по одной или нескольким шкалам и все они находятся в группе риска.

Существует множество причин, которыми можно объяснить полученные результаты и склонность подростков как к саморазрушающему поведению (скрытым суицидам), так и к отклоняющемуся поведению, которое может повлечь за собой гибель. Вот некоторые из них:

– Непонимание или игнорирование родителями и воспитателями особенностей подросткового возраста.

– Обвинение подростка, находящегося в конфликтной ситуации, вместо оказания ему помощи и сочувствия.

– Проекция на подростка собственных нежелательных качеств с приписыванием ему «непочтительности», «недоброжелательности», «сексуальной распущенности».

– Физические наказания, сексуальное насилие по отношению к подростку.

– Вовлечение подростка в алкогольную (наркотическую) зависимость.

– Излишнее стимулирование перфекционизма и конкуренции в образовании и социальном положении.

– Несоответствие уровня притязаний подростка его реальным возможностям.

При выявлении групп риска необходимо проведение специальной работы по предотвращению суицида. Примерный план работы выглядит следующим образом:

– Обучение социальным навыкам и умениям преодоления стресса.

– Оказание подросткам социальной поддержки с помощью включения семьи, школы, друзей.

– Проведение социально-психологического тренинга проблем — разрешающего поведения.

– Тренинг поиска социальной поддержки, ее восприятия и оказания,

– Индивидуальные и групповые психокоррекционные занятия по повышению самооценки, развитию адекватного отношения к собственной личности.

– Тренинг эмпатии.

– Психологическая коррекция пассивной стратегии избегания.

– Повышение уровня самоконтроля, замена “значимых других”.

– Выработка мотивации на достижение.

– Другие тренинги поведенческие навыки.

Таким образом, существует различное понимание саморазрушающего поведения, видна необходимость проведения подобных исследований у различных категорий людей и выявления групп риска. Исходя из полученных результатов, намечается ход дальнейшей работы по профилактике отклоняющего поведения и профилактике суицидов у выявленных подростковых групп риска.

Литература:

  1. Зарипова, Ю. Программа психологической помощи подросткам ― «Поверь в себя» / Ю. Зарипова. — М., 2007
  2. Исаев, Д. С. Психология суицидального поведения / Д. С. Исаев, К. В. Шерстнев. — Самара, 2000.
  3. Лаврикова, И. Н. Молодежь: отношение к смерти // Социологические исследования. — 2001. — № 4. — С. 134–137.
  4. Шнейдер, Л. Б. Девиантное поведение детей и подростков / Л. Б. Шнейдер. — М.: Академия, 2005.

Основные термины (генерируются автоматически): отклоняющееся поведение, поведение, скрытый суицид, отклонение, подросток, шкала, выявление групп риска, подростковый возраст, склонность подростков, социальная поддержка.

Феномен саморазрушающего поведения подростков в современных российских условиях Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

КЛИНИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ

УДК 316.624 : 316.346.32 — 053.6

А. Н. Алёхин, Н. Н. Королёва

Феномен саморазрушающего поведения подростков в современных российских условиях

В статье рассматривается проблема методологического анализа феномена саморазрушающего поведения подростков в современном обществе. Пред-расположеннсть к саморазрушающему поведению раскрывается с позиций концепции пассионарности Л. Н. Гумилева. Пассионарность понимается как энергетическое свойство, определяющее характер взаимодействия подростков с социальной средой.

In article the problem of the methodological analysis of a phenomenon of self-destroying behavior of teenagers in modern society is considered. The problem of self-destroying behavior reveals from positions of the concept of a passionarity of L.N. Gumilev. The passionarity is understood as the power property defining nature of interaction of teenagers with the social environment.

Ключевые слова: подросток, современное общество, социализация, развитие личности, саморазрушающее поведение, дезадаптация, пассионарность, субпассионарность.

Key words: The teenager, modern society, socialization, the development of the personality self-destroying behavior, disadaptation, a passionarity, a subpassionarity.

Личность современного подростка формируется в условиях перманентных социально-экономических трансформаций. Основные тенденции развития социума постиндустриального типа — мульти-культурализм, сосуществование множества принципиально различных ценностно-смысловых организованностей, возрастание роли мультимедийной среды и электронных СМИ в деятельности и коммуникациях вносят собственный, малоизученный вклад в условия формирования личности. Кроме того, внешние и внутренние вызовы новейшего периода развития российского общества, такие как фи-

© Алёхин А. Н., Королёва Н. Н., 2013

* Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 13-06-00270).

83

нансовая нестабильность, социально-экономические процессы, связанные с глобализацией, массовые потоки миграции населения, несоответствие традиционных общественных институтов складывающимся условиям, ценностный «разрыв поколений» в постсоветском пространстве, снижение роли семьи как института социализации, затронули практически все сферы личностного развития детей и подростков.

Можно констатировать, что условия становления личности современного человека изменились принципиально, соответственно, в подростковом возрасте формируются своеобразные личностные отношения к себе, к миру, к окружающим людям. По сути, подросток начала XXI столетия обладает качественно иными структурами мировосприятия по сравнению со своими сверстниками середины и конца прошлого века [8; 11]. Современных российских подростков отличает формирование личностно-смысловых структур, не присущих их сверстникам прошлых лет, которые служат «инструментами» для ориентации в окружающей действительности и себе самом, в собственных возможностях, для построения своей жизненной перспективы и образа будущего, социального и личностного самоопределения [9; 10].

Уже есть свидетельства глубинных трансформаций психического онтогенеза, в частности, показано принципиальное отличие психической организации современных подростков. По результатам сравнительного исследования ведущие специалисты в области возрастной психологии А.М. Прихожан, Н.Н. Толстых делают следующий вывод: «…отметим тенденцию последовательного снижения рефлексивности у российских подростков. Если школьники конца 50-х обладают достаточно высоким уровнем рефлексии, то у подростков 80-х она оказывается слабо выраженной, а у современных подростков практически не выявляется» [8, с. 22]. В ряде работ отмечены отчетливые сдвиги в ценностных ориентациях современных подростков по сравнению с их сверстниками 1980-х гг.

Негативным фактором формирования сознания и самосознания подростков выступает возрастающий в настоящее время дефицит воздействия различных институтов социализации — семьи, образовательно-воспитательных учреждений и т. п., что создает риск вовлечения детей в различного рода девиантные субкультуры. Присвоение подростками неадекватных моделей поведения, в том числе транслируемых рекламой и СМИ, отсутствие определенных ценностных ориентиров, формирование неконструктивных смысло-

вых систем могут стать внутренними предпосылками нарушений идентичности и эмоционально-когнитивных искажений в восприятии себя, других людей, социокультурной действительности. Подростки зачастую испытывают трудности в понимании сложного многополярного и внутренне противоречивого мира и своих социальных ролей, не находят возможности для удовлетворения потребностей, реализации мотивов, раскрытия собственных личностных ресурсов. Мир нередко воспринимается как неопределенный и непредсказуемый, что нередко блокирует способность к прогнозированию, планированию жизненных перспектив. Это, по сути, приводит к расстройствам адаптации и проявлениям различных форм само-разрушающего поведения, таких как суициды, химические и информационные зависимости, алкоголизация и т. п. [1; 2; 5 и др.].

Факторы и предпосылки различных форм отклоняющегося поведения у подростков становятся предметом междисциплинарных

V V п

исследований психологов, врачей, социологов, юристов. В то же время методологические основы психологического исследования, сформулированные в принципиально иных социокультурных условиях, оказываются несостоятельными при анализе факторов и проявлений отклоняющегося поведения, нарушений адаптации и личностного развития в современном обществе.

Следует согласиться с тем, что все разнообразие поведения современных подростков можно рассматривать в качестве своеобразных способов адаптации формирующейся личности к интенсивно меняющимся социокультурным условиям. В таком аспекте самораз-рушающее поведение — это попытка ситуативного совладания подростка со стрессом в условиях отсутствия конструктивных способов преодоления жизненных трудностей. Вместе с тем временно достигаемая посредством девиантных поведенческих актов внутренняя адаптация может приобретать устойчивый характер. В свою очередь, фиксация неадекватных копинг-стратегий, связанных с отклоняющимся поведением, которое наносит ущерб организму и личности, ведет к нарушению формирования личности и усугубляет социально-психологическую дезадаптацию, а в крайних случаях создает угрозу существованию. Саморазрушающее поведение при всём разнообразии форм (пьянство, злоупотребление психоактивными веществами, суицид) является способом прерывания взаимодействия человека со средой жизнедеятельности. Такое поведение может восприниматься подростком как возможность проявления своей активности, утверждения собственного «Я» в кризисном мире,

способ ухода от внутреннего конфликта или травмирующей ситуации, но в перспективе приводит к деформации сформированных в онтогенезе психических образований или — в пределе — уходу из жизни.

Таким образом, становление личностно-смысловых детерминант адаптации / дезадаптации подростков на современном этапе развития общества имеет качественно иной характер, в связи с этим методологические основания психологических исследований прошлых лет, сформулированные в принципиально иных социокультурных условиях, оказываются не вполне адекватными для анализа новых феноменов формирования личности. Зарубежный опыт теоретических обобщений по данной проблеме не может быть перенесён на отечественные реалии, поскольку российское общество претерпевает тотальную трансформацию социальноэкономического и общественного уклада жизни в несопоставимые с опытом иных стран сроки. Решение данных вопросов требует разработки принципиально новых моделей формирования сознания и самосознания, взаимодействия подростков с жизненной средой в современной социокультурной ситуации, что позволит определить оптимальные психолого-педагогические условия их личностного формирования, самоопределения и социальной адаптации.

В связи с этим поиск оснований для концептуального осмысления феноменов отклонений в поведении подростков в современном постоянно усложняющемся многополярном обществе выступает одной из актуальных проблем гуманитарного знания. Вероятно, феномен девиантности поведения отражает, по существу, многообразие способов психической и социальной адаптации и формирования личности в современной социо-культурной ситуации. Теоретический анализ проблемы отклоняющегося поведения в широком историческом и этнокультурном контексте, анализ феноменов человеческого поведения, вступающего в противоречие с общепринятыми традициями, выходящего за границы привычного уклада жизни сообщества, зачастую угрожающего здоровью и жизни самого индивида, обращает исследователей к концепции пассионарности Л. Н. Гумилева. Эта концепция воплощает в себе интеграцию опыта различных наук о человеке, природе и обществе и означению роли личности в процессах зарождения развития и распада этнических систем как биосоциальных целостностей [3]. Неслучайно концепт «пассионарность» используется и развивается в различных контекстах современного социогуманитарного знания: историческом, этно-

культурологическом, социологическом, педагогическом, социальнопсихологическом и др. Изначально в работах Л.Н. Гумилева этот концепт возник применительно к объяснению происхождения и развития этносов. Пассионарность представляет собой «энергетический заряд», идущий от живого вещества биосферы, которым в разной степени могут быть наделены отдельные личности, а также способность людей принимать, «поглощать» эту энергию, являющуюся избыточной для поддержания гомеостаза человека со средой. Зарождение новых этнических систем и активность этноса зависят от количества существующих в ней людей пассионарного типа. Сам Гумилев характеризовал пассионарность как «свойство подсознания человека», имеющее биологическую природу и определяющееся конституциональными и нейродинамическими особенностями человека. Данное свойство проявляется в способности человека к кардинальным преобразованиям социального уклада, ломке традиций и стереотипов, непреодолимое стремление совершать поступки, приводящие к нарушениям гомеостаза и появлению новых структур. Иными словами, пассионарность в концепции Л.Н. Гумилева может пониматься как интегративное свойство людей, воплощающие их энергетический потенциал, составляющие ядро и одновременно движущую силу активности, выходящей за рамки нормативной адаптации к географическим и социальным средовым условиям. При этом пассионарность может иметь различную выраженность в популяции, что и является основанием для выделения трех типов людей.

Первый тип — «гармоничные люди» — обладают энергией пас-сионарности, достаточной для того, чтобы реализовывать инстинкт самосохранения, удовлетворять потребности, направленные на поддержание жизни в определенных условиях, сохранение равновесия со средой и обеспечивают тем самым гомеостаз этнической системы. Второй тип — «субпассионарии» — люди энергодефицитар-ного типа, не обладающие достаточным потенциалом для того, чтобы успешно адаптироваться к среде. Они неспособны контролировать или сдерживать инстинктивные проявления, стремятся к получению сиюминутного удовольствия, удовлетворяют свои потребности за счет других людей. Третий тип — «пассионарии» — люди с избыточной энергией. Их отличает выраженная творческая активность, импульсивность, постоянное и фактически ничем не сдерживаемое стремление к преобразованиям, к достижению целей масштабного характера, трансформирующих систему и ме-

няющих цели развития всего этноса. Реализация цели является доминантой, полностью подчиняющей поведение и деятельность пассионариев, даже если ценой результата станет собственная жизнь, жизни и благополучие других людей, общества в целом.

Пассионарии обладают способностью «заражать» людей своей целеустремленностью, изменять поведение «гармоничных» людей в сторону повышенной активности. Пассионарность представляет собой интегративную характеристику личности, не связанную напрямую со способностями, ценностями и идеалами. Она не зависит от внешних воздействий и средовых влияний, и не соотносится с этическими принципами. Пассионарий может творить поступки, оцениваемые как «благо» либо как «зло», способен создавать новое и причинять ущерб. Его поведение может быть расценено обществом как героизм или преступление. Главной характеристикой пассионариев является неравнодушие, активность, имеющая неадаптивный или сверхадаптивный характер, побуждение к расходованию избыточной энергии, которое с равной вероятностью может превращаться в разрушение и созидание [6; 7]. В этом плане поведение людей с энергетическим потенциалом, недостаточным или избыточным для поддержания устойчивого равновесия, т. е. пассионариев и субпассионариев, может интерпретироваться как «саморазрушающее», т. е. отклоняющееся от «гармоничного» поведения, поддерживающего гомеостаз [4]. В соответствии с этим девиация может рассматриваться как дисбаланс между устойчивостью и изменчивостью, организацией и самоорганизацией, упорядоченностью и хаотичностью; поведение, создающее энтропию, разрушающее установленный порядок. Отклонения в поведении могут носить позитивный и негативный характер, быть как прогрессивными, так и регрессивными для общества и этносистемы. В таком понимании девиации являются неотъемлемой составляющей развития общества. Они возрастают в периоды нестабильности, кризисов и, возможно, способствуют переходу социокультуры в новое качество. Интерпретация девиантного, и в первую очередь саморазрушающего поведения подростков в условиях резких социокультурных изменений в российском обществе с позиций теории пассионарности дает возможность определить его основные размерности — континуумы проявлений личности в условиях кризиса, характеризующегося неопределенностью, противоречивостью, плюрализмом ценностей, укладов жизни, традиций, социальных систем, типов культур, взаи-мопроницаемостью их границ. Так, размерностью, определяющей

источники, движущие силы саморазрушающего поведения, выступает пассионарность — интегративная характеристика энергетического потенциала формирующейся личности подростка, которая может выражаться в дефиците энергии (субпассионарность), достаточности энергии для адаптации (гармоничность), энергетической избыточности (пассионарность). Направленность поведения, его прогрессивный или регрессивный, деструктивный характер для личности может быть представлена как ценностно-смысловая размерность, отражающая цели, ценности, смыслы подростка, его актуальные потребности и мотивы, стратегии самоутверждения и присоединения к группе, пути преодоления трудностей, способы идентификации и обособления от других. Результат поведения, его влияние на характер взаимоотношений со средой может быть описан как «гомеостаз — гетеростаз», стремление к разрушению существующего внутреннего равновесия либо к его поддержанию. Конструктивный либо деструктивный характер поведения подростка, его адаптивный или дезадаптивный смысл может быть определен как единство энергетического потенциала, ценностно-смысловой направленности личности и характера взаимодействия со средой.

В итоге в качестве внутренней причины саморазрушающего поведения современных подростков может выступать как субпасссио-нарность, так и пассионарность, проявляющиеся, в соответствии концепцией Л. Н. Гумилева, на неосознаваемом уровне. В отличие от взрослого человека, подросток еще не обладает устойчивыми структурами самосознания, мотивационно-смысловых установок и ценностных ориентаций, выступающих механизмами социализации природных энергетических характеристик. В связи с этим как недостаток, так и избыток энергии в сочетании с размытой или деструктивной ценностно-смысловой направленностью может приводить к поведению, разрушающему энергоинформационный обмен со средой, вплоть до разрушения своего физического существования. Субпассионарность может проявляться в таких формах саморазру-шающего поведения, как алкоголизм, наркомания, игровая зависимость, направленных на удовлетворение собственных потребностей за счет внешних, легкодоступных средств или других людей и т. п.

Пассионарность, сопровождающаяся необходимостью реализовать внутреннюю энергию, при отсутствии или асоциальном характере целей может трансформироваться в экстремальное поведение, аутоагрессию, а при переживании субъективной невозможности проявить свои творческие импульсы, в ситуациях блоки-

рования энергии — приводить к крайнему выражению саморазру-шающего поведения — к суицидам. Такое понимание подростковых девиаций содержит новые направления их профилактики и коррекции в современном российском обществе, выражающиеся в конструировании социальных и психолого-педагогических условий, соответствующих энергетическим характеристикам формирующейся личности и позволяющих подросткам определить те цели и смыслы, которые не создают чрезмерного напряжения во взаимодействии со средой, предполагают социальную поддержку и освоение способов восполнения внутренних ресурсов либо способствуют реализации потенциала избыточной активности в созидающей творческой деятельности.

Список литературы

1. Алёхин А.Н. Саморазрушающее поведение подростков как феномен и научная проблема // Universum: Вестн. Герценовского ун-та. — 2012. — № 2. -С. 191-198.

2. Алехин А.Н., Вертячих H.H. Социальный компонент патогенеза нарушений адаптации // Психическое здоровье. — 2010. — № 6. — С. 46-48.

3. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. — Л., 1990.

4. Давыдов Д.Г. Пассионарность как фактор отклоняющегося поведения // Материалы междисциплинарной науч.-практ. конф. «Здоровьесберегающие образовательные технологии». — М., СГА, 2007.

5. Змановская Е.В. Теоретико-методологическое обоснование общей теории девиантности и девиантного поведения // Уч. зап. Санкт-Петерб. гос. ин-та психологии и соц. работы. — 2008. — Т. 9. — № 1. — С. 133-138.

6. Коркмазов А. Ю. Идея пассионарности в творческой деятельности Л.Н. Гумилева // СевКавГТУ: сб. науч. тр. Сер. «Гуманитарные науки». — Вып. № 10. — Ставрополь, 2003.

7. Пестрецов А. Ф., Краева О. Л. Пассионарность как интегрирующий фактор национальной общности // Вестн. Нижегород. ун-та им. Н. И. Лобачевского. Сер. «Социальные науки». — Н. Новгород, 2006. — Вып. 1 (5). — С. 506512.

8. Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Подросток в учебнике и в жизни: кризис тринадцати лет // На пороге взросления: сб. науч. ст. — М.: МГППУ, 2011. -С. 14-22.

9. Сайко Э.В., Фельдштейн Д.И. Подросток на дистанции взросления и в пространстве его определения // Мир психологии. — 2007. — №4. — С. 3-10.

10. Силкина И.А., Кирьякова А.В. Становление целостного и ценностного образа Мира подростков: интеграция и преемственность: учеб.-метод. пособие для учителей инновационных школ. — Оренбург: ООО «НикОс», 2011. — 139 с.

11. Фельдштейн Д.И. Глубинные изменения современного детства и обусловленная ими актуализация психолого-педагогических проблем развития образования. — М.: МПСУ, 2011. — 16 с.

Осторожно, саморазрушающее поведение! Когда родителям подростка нужно бить тревогу

Мы часто говорим о том, что родителям не стоит чрезмерно контролировать своих детей, а тем более устраивать обыски или проверку личной переписки. Но есть ситуации, когда к ребёнку (особенно подростку) лучше присмотреться повнимамательнее. Иногда, когда ему плохо, он может начать причинять себе вред. На это есть много причин. Наталья Андрюшкова рассказывает, какие именно.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Первые признаки саморазрушающего поведения

1. Уход в себя

Стремление побыть наедине с собой естественно и нормально для каждого человека, в подростковом возрасте это желание является естественным. Взрослеющие дети тем самым выстраивают свой мир, своё пространство и не стремятся пускать туда близких родственников. Если замкнутость и обособление становятся глубокими и длительными, то это может говорить о самоизоляции, бегстве от какой-то «невыносимой ситуации».

2. Капризность, привередливость

Это состояние у подростков может быть вызвано погодой, информационной перегрузкой, влюблённостью, школьными или семейными неурядицами. Но если настроение подростка ежедневно колеблется между возбуждением и упадком, то это причины для тревоги.

3. Депрессия

Подростки становятся замкнутыми, уходят в себя, при этом могут маскировать свои чувства настолько хорошо, что окружающие долго могут не замечать перемен в их поведении. Единственный путь в таких случаях — прямой, открытый диалог, прояснение причин эмоционального упадка ребёнка.

4. Агрессивность

Часто это призыв обратить на себя внимание.

5. Раздача подарков окружающим

У детей происходит обесценивание того, что раньше было для них значимым. Это проявляется либо через раздачу вещей или через игнорирование их: ходит только в одной одежде, остальное висит в шкафу, не слушает любимую музыку, не смотрит любимые передачи. Это верный предвестник грядущего несчастья.

6. Перемены в поведении, внезапные, неожиданные изменения

Когда сдержанный, немногословный, замкнутый ребёнок неожиданно начинает много шутить, смеяться, болтать. Такая перемена иногда говорит о глубокой психологической травме, а ребёнок таким образом стремится скрыть свои переживания под маской веселья и беззаботности. Или, наоборот, активный ребёнок становится пассивным, безразличным к общению, снижается его энергетический уровень.

7. Нарушения аппетита

Отсутствующий или наоборт нездорово повышенный аппетит часто бывает связан с саморазрушающими мыслями и должен всегда рассматриваться родителями как критерий опасности.

8. Нарушения сна

Фото: Unsplash (Edu Lauton)

На консультации у психолога, границы и типы саморазрушающего поведения у детей и подростков

24.09.2011

Саморазрушающее поведение

На консультации у психолога: границы и типы саморазрушающего поведения у детей и подростков

Появление ребёнка на свет означает и зарождение ещё одного духовного мира – явления нематериального, но оказывающего наиболее существенное влияние на жизнь человека. Духовный мир из всех творений природы, видимо, наиболее непознаваем и несопоставим ни с чем другим. Диапазон его проявлений, порой фантастических, порой парадоксальных, невероятно обширен. Этот мир может вмещать глубины, сопоставимые только с бездной космоса. В истории человечества не счесть проявлений как высочайшей нравственности, силы духа, так и неподдающихся описанию коварства и низости. В течение всей жизни человека происходят изменения его духовного мира – иногда практически незаметные, а иногда в виде внезапных «откровений», «просветлений», а возможно, и «нравственных падений», меняющих всю суть человека. И всё же к концу подросткового возраста духовный мир человека приобретает достаточно чёткие и стойкие очертания, которые и определяют индивидуальность каждого человека.

Диалектическая сущность всего живого, закон единства и борьбы противоположностей предопределяют наличие не только созидательных, конструктивных сил в человеке, но и проявлений противоположного свойства. Следует учитывать и то обстоятельство, что спонтанное развитие защитных приспособлений организма, особенно формирование психологической защиты и устойчивости у подростков, а также психологические механизмы регуляции социального поведения направлены прежде всего на максимальную адаптацию подростка в данной конкретной ситуации и в данный конкретный момент. Подобная спонтанная и достаточно устойчивая адаптация, например, в среде подростков за счёт физической силы, ловкости и нередко делинквентного поведения, может обусловливать социальную дезадаптацию в последующем периоде жизни человека, когда начинают доминировать духовные и интеллектуальные характеристики.

Любое отклоняющееся поведение является таковым только в определённой системе координат. Поэтому сами по себе никакие девиации, например, поведенческие, сексуальные или в сфере политических взглядов, а также различные конфликты между индивидуумом и обществом не могут быть признаны психическими расстройствами, если они не являются симптомами дисфункции личности.

Личность – понятие динамическое. Как отдельные её проявления, так и личность в целом или претерпевает поступательное развитие, или происходит её деградация, саморазрушение. И то, и другое наиболее многообразно в подростковом возрасте, хотя, казалось бы, что процессы разрушения и не должны практически проявляться в этом периоде. И всё же в подростковом возрасте наблюдается относительный пик этих расстройств. Отчасти это связано с тем, что подростки обычно не ценят своё соматическое благополучие и здоровье. Возможные увечья, болезни, туманная перспектива нескорой смерти никогда, за исключением части подростков с повышенной склонностью к ипохондрическим состояниям, не являлись у молодёжи сколько-нибудь значительным барьером при принятии каких-либо решений и свершении действий.

В последнее время, в силу ряда причин, в том числе и из-за нестабильности общества и интенсивных социальных сдвигов, эти особенности усилились. Ещё в большей степени произошло падение субъективной ценности нравственного здоровья. Нездоровый образ жизни, охвативший практически всю страну, является тем фоном, на котором продолжают распространяться алкоголизация и никотинизация подростков. К сожалению, ещё более быстрыми темпами увеличивается употребление наркотиков и токсических веществ. Растёт и наиболее ужасное и необратимое проявление саморазрушающего поведения – суициды.

Но отклоняющееся поведение может причинять не только физический вред организму. Праздное времяпровождение, сексуальная распущенность и даже проституция, являясь в большинстве случаев в молодом возрасте транзиторными проявлениями, тем не менее, оставляют на всю дальнейшую жизнь стойкий отпечаток. Поэтому мы рассматриваем саморазрушающее поведение не только и не столько как нанесение физического ущерба организму, сколько как нарушение развития личности, трудновосполняемую утрату духовности, нравственности, приводящее, в конечном счёте, к дисфункции личности и социальной дезадаптации различной степени.

Разумеется, проявления дисфункции личности могут быть как непатологические, так и патологические, а последние носить даже психотический характер. Уровни расстройств личности при саморазрушающем поведении хорошо можно проиллюстрировать на примере приёма алкоголя. Эпизодическое его употребление без проявлений зависимости, конечно же, состояние непатологическое, хотя с этим связанное праздное времяпровождение и пребывание в компании асоциальных подростков способствует отнюдь не развитию личности, а её разрушению. Зависимость от алкоголя – уже патологический уровень, но не психотический. Появление психотических эпизодов в результате приема алкоголя или других токсических веществ означает психотический уровень саморазрушающего поведения. Но саморазрушающее поведение, например, приём алкоголя, может быть и у больного, находящегося в психотическом состоянии. Здесь следует отличать разрушительное действие болезни от саморазрушающих действий и поведения.

Классификация саморазрушающего поведения у подростков:

I. Уровень расстройства личности

а) предпатология
б) непсихотические
в) психотические

II. Тип саморазрушающего поведения

а) угроза для жизни
б) ущерб для физического здоровья
в) ущерб для духовного и нравственного развития
г) ущерб для будущего социального статуса

III. Степень социальной адаптации

а) устойчивая адаптация
б) парциальная адаптация
в) неустойчивая адаптация
г) дезадаптация

С сокращениями, полный текст печатается по изданию:
Попов Ю. В. Границы и типы разрушающего поведения у детей и подростков
// Саморазрушающее поведение у подростков. Сборник научных трудов, том 128, Л., изд. Ленинградского научно-исследовтельского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева под общей редакцией М.М. Кабанова, 1991. — 140 с. — С.5-9.


Эффективные стратегии предупреждения саморазрушающего поведения подростков

Ю.С. Агашева (Ульяновск)

Поиск эффективных стратегий предупреждения и преодоления саморазрушающего поведения среди подростков является важным компонентом профессиональной деятельности большого круга специалистов, в том числе педагогов, социальных и медицинских работников. Своевременное предупреждение таких форм саморазрушающего поведения как наркомания, рискованное половое поведение и других болезненных и рискованных форм поведения среди молодежи в наше время является решающим фактором в остановке эпидемии социальных болезней, которая является причиной преждевременной смертности и нездоровья многих граждан нашей страны. В настоящей статье дан обзор существующих профилактических стратегий, изучены свидетельства их эффективности, выявлены наиболее результативные превентивные стратегии.

На протяжении тридцати лет развития превентологии центр внимания профилактических программ перемещался от 1) информационной модели к 2) аффективным подходам, а затем – к 3) социальным навыкам и коррекции убеждений и установок [5; c. 116]. В зарубежной практике с 1960-х годов, программы просвещения по вопросам наркотиков и других видов девиантного поведения были направлены на обеспечение участников информацией о негативных последствиях саморазрушающего поведения. Эти программы часто содержали возбуждающие страх сообщения о физических и социальных последствиях такого поведения. В 1970-х годах исследователи в области профилактики начали ссылаться на внутреличностное и межличностные факторы, влияющие на детей и подростков. Корреляционные исследования выявили взаимосвязь между употреблением наркотиков и установками, взглядами, убеждениями, ценностями, так же как и другими личностными факторами, такими как самооценка и уверенность в себе. Подход к профилактике, построенный на данных исследованиях, был назван аффективным (эмоциональным) обучением. Вместо того чтобы сосредоточиться на деструктивном поведении, аффективное обучение было сфокусировано на факторах, связанных с использованием наркотиков, пытаясь ликвидировать причины их употребления путём создания воспитательной среды, поддерживающей эмоциональные потребности подростка, развитие навыков распознавания и выражения эмоций, развитие рефлексии, формирование способности принимать ответственные решения, повышение самооценки, осознание значимых ценностей. Методы обучения в рамках данных программ включают в себя: 1) Выявление ценностей; 2) Анализ последствий поведенческих выборов 3) выявление альтернативных форм поведения в соответствии с собственными ценностями и убеждениями в отношении наркотиков и других форм саморазрушающего поведения [1; c.3].

Другие подходы к профилактике, ставшие известными в 1970-х годах, были сфокусированы на поведенческой альтернативе. Сторонники данного подхода предполагали, что значимая деятельность, альтернативная наркотизации и алкоголизации, способствует уменьшению распространения случаев развития зависимости от наркотиков и алкоголя. Сформировав позитивную зависимость от среды, люди приобретают определенный тип целесообразной активности. Некоторые из этих программ стремились вовлечь молодёжь в общественные движения, в то время как другие программы обеспечивали альтернативные возможности для отдыха, социализации и неформального обучения. [Там же, с.6] Сирота Н.А. и Ялтонский В.М. выделяют четыре варианта программ, которые основываются на модели поведенческой альтернативы употреблению наркотиков: 1) предложение специфической, позитивной активности (например, путешествия с приключениями), которая вызывает сильные эмоции и предполагает преодоление различного рода препятствий; 2) комбинация специфических личностных потребностей со специфической, позитивной активностью; 3) поощрение участия во всех видах такой специфической активности; 4) создание групп поддержки молодых людей, заботящихся об активном выборе своей жизненной позиции. В развитии альтернативной потреблению наркотиков деятельности значительную роль играют молодежные, творческие, спортивные и другие общественные организации, так как физическая, творческая и развлекательная активность несет в себе профилактический компонент. Результаты внедрения этих программ не свидетельствуют о явных успехах или неудачах. Данные программы особенно эффективны для групп высокого риска употребления наркотических средств и других форм отклоняющегося поведения. [7, c.12]

По мнению Bell C.S. и Battjes R.J., наиболее значительный прорыв по отношению к профилактике впервые произошёл в сфере исследования подросткового курения в конце 70х годов. Эванс и его коллеги из университета Хьюстон описали стратегию противодействия негативным социальным влияниям [1; c.6]. Центральным элементом профилактического подхода, разработанного Эвансом, было участие студентов в просмотре фильмов, изображающих действие различных видов социального влияния на курение подростков. Подход социального влияния подчеркивает важность социальных и психологических факторов в развитии зависимости. По мнению разработчиков данного подхода, начало курения табака, употребления алкоголя и наркотиков провоцируется как средствами массовой информации, так и сверстниками, употребляющими наркотики и являющимися своеобразной ролевой моделью для детей и подростков, не употребляющих наркотики. В качестве профилактической меры авторы подхода предлагают проводить «психологическую прививку», позволяющую молодежи осознать социальное давление, способствующее началу употребления, исправить неточные представления о касающихся потребления социальных нормах. Под «психологической прививкой» понимается обучение молодежи умению противостоять давлению сверстников и средств массовой информации, способствующих началу употребления наркотиков. Разработанные в рамках этого подхода профилактические программы основываются на определении структуры сети социального влияния и состоят из следующих компонентов: 1) тренинг устойчивости к социальному давлению; 2) «прививки» против воздействия средств массовой информации; 3) информация о влиянии родителей и других взрослых; 4) коррекция нормативных ожиданий. Программы такого рода включают в себя различные компоненты, однако, не существует единой, стройной системы социального влияния, исчерпывающим образом раскрывающей механизмы, приводящие к употреблению наркотиков. Данный подход рассматривается как относительно успешный, так как он достигает цели, предотвращая или отодвигая начало употребления наркотиков. Исследователями отмечается успешное влияние указанного подхода на прекращение многими подростками курения, предотвращение либо оттягивание начала алкоголизации, подчеркивается важная роль формирования системы позитивных лидеров-сверстников [2; c.8]. Исследование Pentz и соавт. показало, что долговременные программы, направленные на противостояние негативному социальному влиянию, имеют положительный результат. Эти программы обычно начинаются в начальной и средней школе и заканчиваются в старших классахи используют следующие стратегии: 1) содействие сверстников, лидеров общественного мнения в осуществлении профилактики; 2) активное социальное обучение, включающее ролевые игры, поведенческие тренинги, групповые дискуссии; 3) привлечение родителей к профилактическим занятиям посредством выполнения участниками домашних заданий и других видов деятельности [4].

Этиологические исследования, направленные на выявление и понимание предпосылок девиантного поведения способствовали значительному вкладу в развитие нового поколения подходов к профилактике, которые были основаны на обучении социальным навыкам. Это обусловлено опорой на результаты исследований, которые свидетельствуют о взаимосвязи дефицита социальных навыков у детей с девиантным поведением [8; c.67]. В отличие от термина «социальная прививка», который используется в тех случаях, когда профилактическая стратегия направлена на обучение навыкам противостояния социальному давлению, термин «тренинг социальных навыков» обычно понимается как метод профилактики, направленный на повышение общих и социальных компетенций личности [1; c.6]. Социальные навыки представляют собой широкий круг навыков, которые стоит развить подрастающей личности с целью эффективного функционирования во взрослой жизни. В настоящее время такие программы широко распространены в США, странах Западной Европы и России.

Вместе с тем, в настоящее время, очень плодотворно развивается когнитивно–поведенческое направление. Его суть сводиться к тому, что наряду с классическими процедурами поведенческой терапии применяются техники когнитивного переструктуирования – «атаки» на иррациональные убеждения, формирования способности к осознанию сущности и последствий собственного поведения, ответственности, правильных установок и привычек [8, c.68].

Современные превентивные программы, как правило, стремятся быть всеохватывающими, обращаясь к устранению большего количества факторов риска, и включают в себя не только работу, направленную на преодоление деструктивных форм поведения, но и ставят перед собой общие задачи развития ребенка, его психического здоровья, нравственного воспитания и общего позитивного развития личности. Программы позитивного развития молодёжи направлены на достижение следующих целей: 1) обеспечение сотрудничества и объединения учащихся; 2) обеспечение устойчивости личности; 3) формирование социальной, эмоциональной, когнитивной, поведенческой, моральной компетенции; 4) самоопределение личности; 5) воспитание нравственности; 6) обеспечение самоэффективности; 7) обеспечение четкой и позитивной идентичности; 8) формирование позитивного образа будущего; 9) обеспечение признания за созидающее поведение; 10) предоставление возможности для участия просоциальной активности; 11) содействие формированию просоциальных ценностей. Действия на основе данных программ рассчитаны на длительный позитивный эффект в результате усиления ресурсов личности [3; c.102].

Систематический обзор литературы по данной проблеме, соединённый с данными собственных исследований [6] позволяет определить двенадцать превентивных стратегий, для каждой из которых существует опытное подтверждение эффективности.

 

Факторы риска

Защитные факторы

Социальные компетенции

1. Обучение навыкам отказа

2. Обучение навыкам преодоления

негативного влияния

3. обучение навыкам принятия решений

и преодоления проблем

4. Обучение навыкам построения целей

5. Обучение социальным навыкам

Информация/знания

6. Обучение негативным социальным,

юридическим, физическим последствиям

употребления алкоголя, табака и др. наркотиков

Развитие личности

7. Повышение самооценки

8. Обеспечение понимания

и разделения своих чувств

9. Обеспечение идентификации

и ценностное отношение

к своим талантам и способностям

 

 

Позитивные ценности

10. обесценивание употребления

алкоголя, табака и других наркотиков,

утверждение ценностей свободы

от химической зависимости.

11. Развитие просоциальных ценностей

12. Развитие стремления

к самосовершенствованию

Таким образом, на основании обзора исследований, а также собственного практического опыта был сделан вывод о необходимости интегративного подхода к профилактике, с опорой на эффективные стратегии предупреждения саморазрушающего поведения. В частности, эти идеи были реализованы нами при разработке, апробации и внедрении Комплексной модульной программы профилактики саморазрушающего поведения подростков, в которой органически сочетаются все приведённые выше стратегии.

Список литературы:

  1. Bell C.S., Battjes R.J. Overview of Drug Abuse Prevention Research//Prevention Research: Deterring Drug Abuse Among Children and Adolescents. 1987. №63. P. 3-6.
  2. Botvin G.J., Wills T.A. Personal and Social Skills Training: Cognitive-Behavioral Approaches to Substance Abuse Prevention//Prevention Research: Deterring Drug Abuse Among Children and Adolescents. 1987. №63. P. 8-49.
  3. Catalano R.F., Berglund M.L., Ryan A.M., Lonczak H.S., Hawkins J.D. Positive Youth Development in the United States: Research Findings on Evaluations of PositiveYouth Development //Annals of the American Academy of Political and Social Science. 2004. Vol. 591. P. 98-124
  4. Pentz M.A., MacKinnon D.P., Flay B.R., Hansen W.B., Johnson C.A., Dwyer J.H. A multicommunity trial for primary prevention of adolescent drug abuse // Journal of the American Medical Association. 1989. № 261(22). P.3259-3266.
  5. Flay B.R, Collins L.M. Historical Review of School-Based Randomized Trials for Evaluating Problem Behavior Prevention Programs // Annals of the American Academy of Political and Social Science. 2005. Vol. 599. P. 115-146
  6. Агашева Ю.С. Основные подходы к пониманию причин саморазрушающего поведения подростков //Междисциплинарность научного поиска в области гуманитарных исследований/Материалы Международной конференции с элементами научной школы для молодёжи. – Ульяновск: УлГПУ, 2010. – C. 136-139.
  7. Сирота Н.А., Ялтонский В.М. Эффективные программы профилактики зависимости от наркотиков и других форм зависимого поведения. – М.: Радуга, 2004. – 192 с.
  8. Фурманов И.А. Детская агрессивность: психодиагностика и коррекция / И.А. Фурманов. – Минск: Ильин В.П., 1996. – 192 с.

Саморазрушающее поведение или аутоагрессия

Один из вопросов, с которым обращаются родители и педагоги к психологу:
причины возникновения саморазрушающего поведения  у подростков?

Изучив достаточное количество различных источников, хочу предложить вашему вниманию ответ на этот вопрос Елены Лавровой, психолога и старшего научного сотрудника ФГБНУ «Психологический институт Российской академии образования».

То, что мы в повседневной жизни называем саморазрушением, психологи и психиатры называют аутоагрессией. Стоит отметить, что само это понятие очень многозначно. Если говорить об общем определении, то под аутоагрессией понимается причинение субъектом вреда самому себе в физической, психологической или социальной сфере. Под это описание подходит как членовредительство (нанесение себе увечий, например неглубоких порезов на ногах или руках), так и социально одобряемые формы аутоагрессии, например трудоголизм и увлечение экстремальными видами спорта. С точки зрения психоанализа, неосознанное саморанение — поведение, при котором человек всегда на что-то натыкается и весь в синяках — тоже является примером аутоагрессивного поведения. Но здесь важно понимать причину такого поведения и различать поведенческий и психологический уровни, например, не всегда трудоголизм свидетельствует об аутоагрессии. Например, если человек занимается каким-то важным проектом и сроки поджимают, то вполне естественно, что он засиживается допоздна и работает в выходные.

Чаще всего в основе аутоагрессии скрыты такие чувства, как гнев и нелюбовь к себе. По сути, аутоагрессия — это совпадение субъекта и объекта выражения гнева. Таким образом, ненависть к себе является триггером самодеструктивного поведения. Это может проявляться как в злоупотреблении алкоголем, так и в нарушении пищевого поведения и насильственном лишении себя сна. Совсем необязательно, что человек в такие моменты думает: «я плохой, и я должен себя наказать» — нет, это происходит на неосознаваемом уровне. Чаще всего с проблемами аутоагрессивных поступков к психологам обращаются родители подростков. Например, юноши могут специально провоцировать драки или увлекаться экстремальными видами досуга. У детей дошкольного возраста тоже можно заметить поведенческие симптомы аутоагрессии, но на психологическом уровне они не всегда будут продиктованы ненавистью к себе. Известны примеры, когда ребёнок ударяется специально, потому что знает — когда мне больно, меня жалеет мама.

  В недовольстве собой нет ничего ужасного, напротив, оно абсолютно естественно — ведь если мы сделали что-то неправильно, мы можем себя поругать, можем чувствовать себя виноватым. Проблемы начинаются в тот момент, когда аутоагрессия становится привычным способом реагирования на весь спектр фрустрирующих ситуаций — ситуаций, в которых субъект не может достичь желаемой цели. Если это происходит, самое время бить тревогу.

 

Где заканчивается норма и начинается патология

Важно всегда отдавать себе отчёт в том, что норма сама по себе — вещь в принципе относительная и договорная. Например, сейчас идёт активная дискуссия о включении синдрома избыточных тренировок в Международную классификацию болезней, но, согласитесь, на сегодняшний день человек, который много тренируется, вызывает скорее одобрение общества, нежели порицание. Его хвалят за силу воли, ему говорят, какой он молодец. И только сам человек (или его близкие) в какой-то момент понимает, что спорт перекрыл все остальные сферы жизни — вы перестали встречаться с друзьями из-за нежелания пропускать тренировки или начали осуждать людей, которые не ходят в зал. Таким образом, чем больше ситуаций вовлекает тот или иной стиль поведения и чем больше помех он создаёт субъекту и окружающим, тем более ненормальным такое поведение становится. Но, с другой стороны, мы же не можем обвинить профессионального спортсмена в злоупотреблении физическими нагрузками, так как это его работа, и она требует, чтобы он всегда был в идеальной форме. Или, например, бывают ситуации, когда человек усердно занимается спортом, потому что это единственная сфера, в которой он может всё контролировать — в других сферах жизни происходит что-то неладное, а здесь у него всё получается. Такое поведение также не является проявлением аутоагрессии.

  В психоанализе аутоагрессия считается защитным механизмом психики — когда человек по каким-то причинам не может направить агрессивный импульс на внешний объект, из-за которого он возник, он перенаправляет его на себя. Для подобного «поворота против себя» есть три основные причины:

 

  • Объект личностно значим: страх потерять чью-то любовь останавливает от выражения гнева.
  • Подобное выражение гнева порицается обществом: чаще всего это характерно для подростков — я не могу выразить агрессию, так как все про это узнают и меня будут осуждать.
  • Объект недоступен: субъект испытывает гнев по отношению к человеку, которого нет рядом — например, отец ушёл из семьи, и ребёнок переживает из-за этого, но не может направить свой гнев на отца, так как его нет.

 

Часто самодеструктивному поведению предшествует серьёзная травма в прошлом, например, согласно данным статистики, дети и подростки, перенёсшие сексуальное или физическое насилие, склонны к проявлению аутоагрессии. Отчасти это связано с тем, что насилие изменяет физический ответ на болевое восприятие и провоцирует различные смещения в психике. Если со мной это произошло, значит, я плохой, значит, я этого заслуживаю. Но насилие — это не единственная причина перенаправления гнева внутрь. Высказывания вроде «лучше бы тебя вообще не было» или «вот Саша из первого подъезда такой-растакой, а ты ни то ни сё» также порождают у ребёнка ненависть к себе, а родительский призыв «Ты поступил неправильно — придумай сам себе наказание» в принципе является прямой инструкцией к проявлению аутоагрессии. При этом родителям кажется, что они гуманны и дают ребёнку право выбора. Очень опасное право выбора.

По мнению Евгения Ильина, доктора психологических наук, профессора и специалиста в области общей и дифференциальной психофизиологии, для женщин больше характерна аутоагрессия, а для мужчин — гетероагрессия (агрессия, направленная вовне). Во многом это связано с тем, что девочки ещё в детстве получают запрет на выражение гнева и агрессии. Согласно проведённым тестам аутоагрессия положительно коррелирует с женственностью у женщин и отрицательно — с маскулинностью у мужчин. Мужчины более склонны к проявлениям гетероагрессии.

  Если говорить про связь аутоагрессивного поведения с особенностями нервной системы, то у меланхоликов, как у людей чувствительных, в том числе, к чувствам окружающих, аутоагрессия будет проявляться чаще, чем у холериков, которые, наоборот, склонны выносить всё вовне. Естественно, подростки чаще подвержены самодеструктивному поведению — подростковый период в принципе сам по себе конфликтный этап в жизни человека. Это возраст, когда мы восстаём против родителей и в результате отделяемся от них. Излишняя авторитарность родителей на этом этапе- прямой путь к аутоагрессии.

 

Почему так важно выражать свой гнев

В самой аутоагрессии, как и во многих других симптомах, изначально заложена положительная функция. Например, ребёнок не хочет портить отношения с родителями, поэтому подсознательно направляет весь гнев на себя. А Карл Меннингер, известный американский психиатр, считал, что, например, саморанение — это концентрация убийственного импульса на одной части тела, чтобы избежать суицида. Порезана только рука, а весь человек при этом жив. Но, так или иначе, при выраженном самодеструктивном поведении нужно обращаться к специалисту. В зависимости от того, насколько далеко зашёл человек в проявлениях аутоагрессии, он далеко не всегда может самостоятельно отследить своё состояние и остановиться.

  Правильно и проще всего выражать свой гнев вербально — признать тот факт, что вы злитесь на себя, и найти способы выплеснуть эту злобу. Согласно психоаналитическим концепциям, самым продуктивным механизмом считается сублимация — агрессивную энергию нужно перенаправлять в творчество. Можно попробовать нарисовать свой гнев на бумаге, а потом её разорвать. При этом битьё посуды и боксёрских груш не работает- Кэрол Таврис, социальный психолог, которая специализировалась на изучении гнева, проанализировав множество научных исследований, посвящённых этой проблеме, сделала вывод, что свободный выброс гнева не освобождает человека, а, наоборот, повышает злость и формирует вредную привычку.

Важно научиться воспринимать свой гнев — осознавать его, «вытаскивать» и направлять на него внутренний луч сознания. Я сейчас очень злюсь, и мне нужно посидеть одному и подышать. Найдите то, что работает именно для вас — танцы, песни, крики. Но, если дело дошло до саморанения, тут нужно скорее идти к психиатру (часто аутоагрессия сопровождает другие психические заболевания). Плюс если есть какая-то серьёзная причина для самодеструктивного поведения, например «закопанная» в глубины подсознания не проработанная травма, человек вряд ли сможет самостоятельно её «вытащить» и безопасно с ней поработать. В зависимости от степени заболевания могут быть как медикаментозные, так и немедикаментозные пути лечения. 

Аутоагрессия и гетероагрессия — не взаимоисключающие явления, которые противопоставлены друг другу. Гнев, вне зависимости от того, куда он направлен, имеет право на то, чтобы быть выраженным. Но вопрос в другом — насколько адекватен или неадекватен ситуации выбранный способ его выражения. Когда человек в порыве гнева избивает другого человека, громит всё вокруг — это неадекватное выражение гетероагрессии. Таким образом, не гетероагрессия противопоставляется аутоагрессии, а различные способы реагирования на поведенческом уровне. На психологическом уровне недовольству собой, гневу, направленному на себя (или на других), противопоставляется принятие и любовь. Нет плохих эмоций и чувств — гнев ребёнка имеет такое же право на существование, как и гнев взрослого. И подавление этого гнева запросто может привести к замыканию в себе или выплеску агрессии на более слабых людей.

 

Информационный источник: https://the-challenger.ru/soznanie/emotsionalnoe-zdorove/sindrom-samorazrusheniya-pochemu-my-sebya-ne-lyubim/

Как определить и помочь в борьбе с саморазрушительным поведением подростков

Бунт, несоответствие, своенравие или импульсивное поведение — как бы вы это ни называли, это часто нормальное (и ожидаемое) поведение подростков в подростковом возрасте. Но если вы не знаете, что случилось с вашим некогда милым ребенком, который теперь ведет себя мятежно, вы не одиноки.

По данным исследования, проведенного нейропсихологом Деборой Тодд-Юргелун, доктором наук, нейропсихологом Деборой Тодд-Юргелун, мозг подростка обрабатывает информацию иначе, чем мозг взрослого, что в большей степени соответствует биологическому объяснению, чем простое подростковое упрямство.Доктор медицинских наук, лаборатория когнитивной нейровизуализации и нейропсихологии больницы Маклина Гарвардского университета.

«Не думайте, что из-за того, что вы изложили аргумент или представили идею, подростки интерпретируют его так же, как вы его представили», — советует она. «Фронтальная кора головного мозга продолжает развиваться, и если у вас нет нейронной структуры, подросток не сможет осмыслить вещи на том же уровне, что и взрослый».

Но когда бунтарское поведение превращается в саморазрушительное поведение и на какие признаки следует обращать внимание?

Определение саморазрушающего поведения

Это тонкая грань, отделяющая бунтарское поведение от саморазрушительного поведения.Проще говоря, саморазрушительное поведение характеризуется как действия, причиненные самому себе, которые разрушительны для самого себя. Например, подросток, поддавшийся давлению сверстников и пробующий алкоголь на вечеринке, потому что все остальные пьют, является импульсивным поведением. Это вредное поведение, но также в некоторой степени нормальное поведение.

Если тот же самый подросток делает ежедневную привычку употреблять алкоголь, сознательно пьет и водит машину и игнорирует признаки того, что его пьянство мешает его школьной и семейной жизни, есть повод для беспокойства.

Возможные причины и проявления

Саморазрушительное поведение может быть вызвано рядом причин: депрессия, беспокойство, физическое, сексуальное или эмоциональное насилие, пренебрежение или, в некоторых случаях, усвоенные ранее дисфункциональные модели поведения. Где не происходит от , а то, что не является , требует внимания.

Характеристики деструктивного поведения подростков варьируются от бросания вещей через комнату до причинения вреда себе или окружающей среде.Если ваш подросток демонстрирует поведение, которое наносит серьезный вред, это может быть тревожным сигналом того, что ваш подросток борется с основным психическим расстройством, и вам следует обратиться за профессиональной помощью.

Саморазрушительное поведение проявляется в различных формах, в том числе:

  • Агрессия
  • Расстройства пищевого поведения
  • Наркомания
  • Депрессия

Получение помощи

По словам клинического социального работника и психотерапевта Лизы Ферентц: «Миллионы людей ведут себя саморазрушительно, и у них есть причины. Для них это средство выживания, потому что они не научились более сострадательным способам успокоить себя во время бедствия. Выход из порочного круга вреда — научиться новым способам разорвать несостоятельные мысли и чувства ».

Если ваш подросток демонстрирует любую форму саморазрушающего поведения, существует множество вариантов лечения. Существуют варианты лечения подростковой депрессии и программ поведенческой терапии, которые выходят за рамки простого лечения саморазрушающего поведения и сосредоточены на основных проблемах.

Садоводческая терапия — это популярное мероприятие, предлагающее ориентированный на рост и жизнеутверждающий подход к исцелению. В Pacific Quest подростки проверяют новые навыки и идеи уникальным способом. Участвуя в программах, они развивают смелость и уверенность, а также развивают новый набор ценностей, которые учат их искать ответственности за себя как выражение самоуважения и благодарности.

Если у вас есть какие-либо вопросы или вы хотите получить дополнительную информацию о наших возможностях лечения подростковой депрессии или программах поведенческой терапии, которые могут помочь, свяжитесь с нами сегодня.


Саморазрушительный подросток | Психология сегодня

Подростки, склонные к саморазрушению, немного похожи на террористов-смертников: они выражают свой гнев, взрывая себя. В процессе — и вовсе не случайно — они забирают с собой родителей. Наблюдать за самоуничтожением их любимого ребенка — жестокая пытка.

Гнев, обращенный внутрь себя, — особенно опасная форма пассивной агрессии. Когда человек не может выразить гнев напрямую, чаще всего из-за того, что гнев бессознательный, он не может легко с ним справиться.Она обречена действовать саморазрушительным образом, движимая гневом, о котором она даже не подозревает. Саморазрушение в подростковом возрасте принимает разные формы: от хаотично беспорядочной комнаты или отказа разговаривать с родителями до хронической неуспеваемости в школе или проблем с законом.

Ключом к помощи саморазрушающим подросткам является не диагностика или лекарство, а поиск корня их гнева, а затем работа по внесению соответствующих изменений в семью. Например, четырнадцатилетняя Софи получала в школе «пятерки» и «пятерки», хотя была очень способной.Каждый день она откладывала уроки до девяти или десяти вечера. Затем она без энтузиазма делала уроки, в результате чего ложилась слишком поздно и едва могла вставать по утрам в школу.

Обширное психологическое и неврологическое тестирование не дало объяснения плохой успеваемости Софи в школе. Затем родители Софи попытались вознаградить ее новой одеждой и компьютерными играми за хорошие оценки. Затем они стали отнимать время у телевизора, видеоигр и, наконец, время с ее друзьями.Ничего не помогло. Софи только стала угрюмой, упрямой и замкнутой. Психолог-педагог, с которым они работали в то время, посоветовал им попробовать лекарства, которые помогут Софи сосредоточиться. Не желая идти по пути приема психотропных препаратов, и в конце концов сообразив, родители Софи решили попробовать семейную терапию.

После нескольких месяцев семейной терапии и индивидуальных сеансов с Софи мы постепенно смогли разгадать корни гнева Софи. Она всегда чувствовала, что ее родители предпочитают ее старших братьев.Гнев и негодование Софи по этому поводу накапливались с годами — хотя она не осознавала своего гнева, пока он не проявился в терапии.

С согласия Софи мне удалось обсудить эти вопросы с ее родителями. Сначала они, по понятным причинам, защищались, но в конце концов поняли, что это правда. Они невольно благоволили своим сыновьям, потому что Софи всегда была «идеальным» ребенком, и им не нужно было беспокоиться о ней. Их сыновья, с другой стороны, имели проблемы с обучением, что требовало пристального внимания родителей.

Родители Софи были шокированы, узнав, насколько чувства гнева и негодования мотивировали школьную неудачу их дочери. Семья и я работали вместе, пока Софи не почувствовала, что ее родители больше не одобряют ее братьев. В конце концов, дома она стала чувствовать себя счастливее, и ее успеваемость в школе улучшилась.

Саморазрушительное поведение может принимать гораздо худшие формы, чем школьная неудача. Так было с семнадцатилетним Эндрю. Подсознательная ярость Эндрю по поводу развода родителей и повторного брака матери привела к двум арестам — одному за то, что он принес марихуану в школу, а другому — за уничтожение школьного имущества.Когда Эндрю проделал дыру в стене своей спальни и позже напал на своего отчима, его родители неохотно решили отправить его на 4-месячную лечебную программу в пустыне. Они считали, что это единственный способ уберечь своего сына от тюрьмы, потому что они не могли держать его под контролем дома. Из-за того, что они так сильно любили Эндрю, его родители не могли добиться наказания за его проступки.

С помощью интенсивной индивидуальной терапии в программе дикой природы, а затем с помощью семейной терапии, в ходе которой его родители научились устанавливать границы, а также уделять положительное внимание тому, что делается правильно, Эндрю смог достаточно поправиться, чтобы избежать неприятностей. и закончить среднюю школу.

Родители саморазрушающих подростков или молодых людей должны знать, что их ребенок вполне может быть мотивирован бессознательными чувствами гнева и негодования. Только тогда, когда будут обнаружены корни гнева и с ними покончено, подросток сможет встать на более продуктивный путь. Терапевтический подход, который работает лучше всего, имеет две стороны. Это предполагает, что терапевт работает с подростком, чтобы раскрыть корни гнева, и в то же время работает с семьей, чтобы гарантировать, что подросток получит постоянные последствия за свое плохое поведение.Иногда для терапевта это поход по канату, потому что он должен соблюдать границы. Если терапевт пользуется доверием и подростка, и семьи, терапия может работать хорошо.

Авторские права © Мэрилин Ведж, доктор философии.

Мэрилин Ведж — автор книги Таблетки не для дошкольников: безмедикаментозный подход для проблемных детей

Распознавание моделей поведения у саморазрушающих подростков

Большинство родителей в какой-то момент задаются вопросом, является ли поведение их подростка нормальным или опасным в долгосрочной перспективе.Любой подросток временами может вести себя очень капризно — это часть взросления. Но иногда родители просто не понимают поведенческих признаков серьезно обеспокоенного или саморазрушительного подростка.

Это «всего лишь фаза»?


Если вы задаетесь вопросом, является ли поведение вашего подростка фазой или чем-то более серьезным, вы можете обратить внимание на некоторые предупреждающие знаки. Хотя сложно представить, что ваш сын или дочь могут находиться в режиме самоуничтожения, чем раньше вы распознаете ситуацию и справитесь с ней, тем лучше им будет.Во-первых, давайте посмотрим на некоторые «нормальные» поведения подростков, которые не обязательно указывают на серьезную проблему:

  • Настроение
  • Действовать «скрытно» или проводить много времени в своей комнате
  • Отсутствие терпения или вспыльчивости
  • Переход к обороне
  • Придет поздно
  • Фразы типа «ты не понимаешь» или «ты мне не доверяешь»
  • Недовольство

Такое поведение в некоторой степени типично и вполне может быть тем, как подросток отстаивает свою идентичность и независимость от вас. Однако есть и другие варианты поведения, которые должны беспокоить родителей как предупреждающие признаки саморазрушительного подростка:

  • Не приходить домой в одночасье
  • Признаки употребления алкоголя или наркотиков
  • Оскорбление или угроза вам или своим братьям и сестрам, словесно или физически
  • Воровство
  • Уничтожение или вандализм собственности
  • Чрезмерные прогулы из школы
  • Проблемы с законом

Если ваш подросток демонстрирует любое из перечисленных выше поведений, не игнорируйте его и не ждите, пока оно пройдет.Пришло время получить помощь в виде консультирования, образовательных организаций или терапии. В целом, никто не знает вашего подростка так, как вы. Если что-то кажется неправильным, чем раньше вы вмешаетесь, тем лучше.

Почему самоуничтожение?


Саморазрушительное поведение имеет множество причин. Важно найти первопричину, чтобы вы могли устранить причины поведения, а не просто пытаться лечить симптомы.

По своей сути самоуничтожение — это форма пассивно-агрессивного поведения, когда чей-то гнев обращается внутрь себя.Часто подросток не может прямо выразить свой гнев, иногда потому, что он бессознательный. Они могут быть в ярости, но не могут объяснить почему. Таким образом, они действуют саморазрушающим образом, пытаясь справиться с этими чувствами. Они также могут чувствовать, что имеют больший контроль над вами или своей ситуацией, когда действуют, потому что привлекают внимание или результат. Например, если вы говорите своему подростку, что пора учиться или убираться в его комнате, и он набрасывается в гневе или уходит, многие родители отступают. Постепенно он начинает рассматривать свое поведение как инструмент решения проблем.

Как управлять этим поведением


Если ваш подросток ведет себя саморазрушительно, вы можете сделать несколько вещей. Всегда лучше обратиться за профессиональным советом в вашей ситуации, но вот несколько идей, с которых вы можете начать.

  • Избегайте конфронтации — Чтобы сражаться, нужны двое. Вам не нужно отвечать подростку, который заманивает вас, хлопая дверью или закатывая глаза. Попробуйте спокойно и конкретно крикнуть ему о таком поведении, а затем уйдите.
  • Не принимайте это на свой счет — Когда ваша дочь злится и топает в свою комнату, нарушает правила или отклоняет приглашение провести время вместе, не принимайте это на свой счет. Она не нападает на вас, она просто вовлечена в себя (это не то же самое, что эгоцентризм). Просто закрепите правила дома и привлеките ее к ответственности, не обвиняя ее в том, что она вас подвела.
  • Подайте пример — Нельзя ожидать, что дети будут подчиняться правилам, которым вы не следуете сами.Старая пословица гласит, что ваше поведение говорит громче, чем ваши слова могут когда-либо произойти.
  • Не переусердствуйте — Убедитесь, что наказания или выговоры соответствуют преступлению. Вытеснение личной вины контрпродуктивно. Вместо этого проведите конструктивный разговор о правонарушении, о том, как его можно избежать в следующий раз, и применить или разрешить соответствующие последствия.
  • Но ДЕЙСТВИТЕЛЬНО реагируйте. — Особенно в случаях физического насилия, злоупотребления психоактивными веществами или юридических проблем, защита подростка от внешних последствий его поведения, вероятно, принесет больше вреда в долгосрочной перспективе.Трудно смотреть, как ваш ребенок смотрит на музыку, но если школа или закон имеют последствия для взимания сборов, подумайте о том, чтобы позволить этим фишкам упасть там, где они могут. Такая подотчетность может способствовать внесению необходимых изменений.

Это всего лишь несколько полезных родительских техник саморазрушительного поведения. Однако, как уже говорилось ранее, лучшее, что вы можете сделать, — это получить квалифицированную помощь для действительно саморазрушительного подростка. При правильной помощи вы сможете найти первопричину такого поведения и избавиться от необходимости действовать.Выявление умственной, эмоциональной или физиологической причины или причин саморазрушающего поведения — ключ к прочным и значимым изменениям.

Противодействие саморазрушающему поведению подростка без применения тактики защиты

Родители каждый день борются за принятие мудрых решений, когда дело касается их ребенка, зная, что их неправильный выбор может навредить ему или ей. Ребенок может стать саморазрушительным по множеству причин, таких как развод родителей, предпочтение брата или сестры с нарушением обучаемости, трудный переезд и многое другое.Он или она могут обидеться и действовать деструктивно. Проблемный подросток может попасть в неприятности с законом, начать вредить себе или перестать заботиться о собственном будущем.

Родители пытаются защитить себя, настаивая на оправданности своего поведения, но даже в этом случае обида может подсознательно накапливаться в ребенке и создавать проблемы. Иногда время, проведенное в терапевтической школе-интернате, может принести пользу проблемному ребенку. Но родителям часто бывает сложно найти такие решения, не испытав защитных механизмов своего подростка.

Говоря о саморазрушительном поведении

Попытка поговорить с подростком с саморазрушительным поведением может быть трудной, потому что во многих случаях подросток не имеет реального представления, почему он саморазрушительный. Родители не должны обвинять своего подростка и не должны воспринимать обращение как наказание, чтобы остановить его поведение. С другой стороны, родителям также следует избегать попыток слишком вовлечься в жизнь своего ребенка, поскольку это только усугубит ситуацию.

Первый шаг к прекращению саморазрушительного поведения — это побудить вашего ребенка конструктивно рассказать о своем гневе.Вместо того, чтобы наброситься на подростка, чтобы тот занял оборонительную позицию, родителям нужно поговорить с подростками о своих чувствах и о том, что их так злит. Предоставление ребенку выхода из его гнева помогает рассеять напряжение и заставляет его говорить, что может открыть путь к настоящему исцелению.

Реформаторские школы и центры содержания несовершеннолетних

Использование исправительной школы или центра содержания под стражей для несовершеннолетних может разрушить психику обеспокоенного подростка не меньше, чем наказания и угрозы со стороны родителей.Терапевтический подход квалифицированных специалистов может сделать для вашего ребенка гораздо больше, чем телесные наказания. Посмотрите за поведение, чтобы найти причину саморазрушительных действий вашего ребенка. Терапия — в отличие от наказания — предоставляет отличный способ найти корень этих проблем, обсудить их и работать над их правильным решением.

У каждого подростка разные проблемы, и это еще одна причина того, что терапевтический подход к саморазрушающему поведению настолько эффективен. В военном лагере или исправительной школе ко всем подросткам применяются одинаковые подходы и принципы. Это не только не решает основных проблем, но может ухудшить ситуацию. Терапевтический подход ищет истинные причины подросткового гнева, а затем дает подростку практические способы избавиться от этих проблем.

Когда дело доходит до саморазрушающего подростка, слушание работает более эффективно, чем крик. В крайних случаях, например, когда подростки порезают себя или причиняют себе физический вред, родители должны понимать, что поиск помощи для своего ребенка — самый лучший подход. Родители никогда не должны позволять гордости и непониманию стоять на пути поиска помощи, в которой нуждается их подросток.

Почему ваш подросток сам саботирует? Понимание саморазрушающего поведения — Скотт Треас, Life Coaching and Therapy

Вы устали беспомощно наблюдать за деструктивным, вызывающим поведением вашего ребенка?

Многие родители чувствуют себя измученными, разочарованными и потерянными, когда их подросток продолжает оставаться злейшим врагом для них самих. Взгляд со стороны на деструктивное поведение вашего ребенка может расстроить, смутить и тревожить. В этом посте объясняется, что такое самосаботаж, как его распознать и ПОЧЕМУ подростки продолжают вредное, токсичное поведение. После прочтения этого поста вы лучше поймете мотивы и преимущества действий вашего ребенка, а также , что с этим делать .

Что такое саботаж?

Самосаботаж — это любое повторяющееся саморазрушительное поведение (действия, слова или позиционирование себя), которое создает проблемы, препятствия или препятствия на пути к счастливой, здоровой и независимой жизни. Саботаж происходит, когда мы сами мешаем нашим целям, надеждам и стремлениям.

  1. ОТКАЗАТЬСЯ : Когда ваш ребенок продолжает бросать что-то еще до того, как он когда-либо сделал это по-настоящему. «Вы упускаете 100% кадров, которые не делаете» — Уэйн Гетцки

  2. ПРОКРАСТИНАЦИЯ : Постоянно не наблюдает за проектами / инициативами или не принимает решения (например, забывает принести домашние задания, не выбирает колледж / специальность или переход на диету «завтра»).

  3. ПРОЗРАЧНОСТЬ : Больше, чем просто болезнь, когда ваш ребенок хронически опаздывает, пропускает занятия или вообще пропускает занятия (например,грамм. не просыпаться утром).

  4. ПРИМЕНЕНИЕ ВЕЩЕСТВА : Употребление марихуаны, курение в школе, алкоголь, таблетки или запрещенные наркотики.

  5. РИСКОВОЕ ПОВЕДЕНИЕ: Любое действие, которое ставит под угрозу жизнь или будущее вашего подростка (например, быстрое вождение, небезопасные сексуальные действия, воровство и т. Д.).

  6. ОТСУТСТВИЕ САМОУХОДА: Плохая гигиена или питание, отсутствие физических упражнений, недостаточный сон (например, переедание или переедание, слишком поздно ложиться спать, не принимать душ и т. Д.).

  7. ОТКАЗ: Обвинение других, отказ просить о помощи или вечернее отрицание того, что наши действия являются саботажем.

  8. ИЗБЕГАНИЕ: Избегание эмоций, избегание социальных ситуаций (особенно тех, которые могут быть неловкими) или бегство (например, чрезмерное использование технических и видеоигр, ночевка в доме друзей после драки, принятие поспешных решений, чтобы избежать неопределенность).

  9. ВРЕД ДЛЯ СЕБЯ: Участие в нанесении порезов, ожогах, царапинах или нанесении себе повреждений.

  10. РАЗРУШЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ: Взрыв или закрытие, превышение границ, предательство или нажатие кнопок (например, постоянные споры, игнорирование людей или сплетни).

Попытка понять, «почему люди делают то, что они делают?» это фундаментальный вопрос, который области психологии, человеческого поведения и экономики задают годами (ох .. и родители). Попытка понять «почему» приводит нас к теориям мотивации (или влечения), которые, по сути, предполагают, что мы ведем себя таким образом, который ведет нас к вознаграждению (выгоде) или к отказу от наказания (следствие).Другими словами, у любого поведения есть цель; главное — понять плюсы (преимущества) нашего поведения и то, как ситуация может повлиять на это действие.

Помогите! Мой подросток вышел из-под контроля!

Ваш подросток в последнее время кажется неуправляемым? Многие семьи, которые мы обслуживаем, задаются вопросом, является ли нынешнее поведение их подростков нормальным или здоровым для подростка. Изменения, которые некоторые семьи наблюдают в своем ребенке, происходят, по-видимому, в мгновение ока, в то время как в других семьях наблюдается постепенный спад с каждым днем, и во многих случаях семьи борются со своим ребенком столько, сколько они себя помнят.Родители, находящиеся в эпицентре постоянно бурлящей драмы и волнений по поводу воспитания подростка, могут легко запутаться в том, какое поведение является «нормальным» или «здоровым» для их собственного подростка, а какое нет.

Что такое «нормальное» или «здоровое» поведение подростка?

Подростки находятся на той стадии жизни, когда они учатся справляться с нашим безумным миром, своим телом и своим разумом, и им часто приходится принимать больше, чем они могут вынести за один раз. Они учатся смотреть вперед и принимать мудрые решения, как устанавливать личные границы, как справляться с разочарованием, как справляться с неопределенностью, как справляться и понимать неудачи, как управлять своим телом и справляться со своими физическими «страстями». неразрушающим образом и как правильно взаимодействовать с другими людьми, которые могут быть или не могут быть здоровыми сами, среди многих других невероятно важных жизненных уроков.

К сожалению, мы не можем научить этому наших детей, говоря им «как это есть». Мы часто забываем, что они изучают эти вещи без каких-либо предварительных знаний или опыта. Им нужно будет получить необходимые навыки, аналогичные тому, как человек изучает ремесло, такое как слесарное дело или сварка, и интегрировать эти навыки в свою повседневную жизнь. Мы, безусловно, можем направить наших подростков в правильном направлении, но выбор в конечном итоге остается за ними.

Здоровый подросток часто совершает глупости или пробует новый опыт, не задумываясь о последствиях.Для подростков нормально совершать ошибки и, надеюсь, со временем учиться на собственном опыте. Это часть взросления. В идеале подростки учатся на своих ошибках и изменяют свое мышление и, соответственно, свое поведение. Как мы все знаем, необходимые изменения не всегда происходят с первого раза!

Саморазрушительный характер нездорового поведения подростков

Ключ к пониманию текущего состояния здоровья вашего подростка начинается с того, чтобы спросить себя, является ли его поведение постоянным саморазрушающим в краткосрочной или долгосрочной перспективе. Кроме того, влияет ли это саморазрушительное поведение на других — их друзей, братьев и сестер, семью, учителей или представителей власти? Эти два вопроса должны дать вам довольно хороший барометр того, насколько все плохо на самом деле.

Саморазрушительное поведение — это «механизм преодоления», то, что помогает людям справляться со своей реальностью, когда она становится непосильной или слишком сложной. Все механизмы выживания имеют аспект глубоко укоренившегося неопознанного страха и, соответственно, высокий уровень желаемого контроля .Вот несколько примеров саморазрушительного поведения:

Злоупотребление психоактивными веществами и алкоголем
Это, вероятно, наиболее очевидное из всех видов саморазрушающего поведения. Злоупотребление психоактивными веществами или алкоголем вплоть до нанесения ущерба телу или разуму является чрезвычайно саморазрушительным. Те, у кого нет доступа к наркотикам, обезболивающим или алкоголю, обратятся к дымящейся краске, клею или бытовым чистящим средствам. Подростки часто крадут лекарства, отпускаемые по рецепту, прямо из вашей аптечки (или у своих друзей) — что угодно для временного избавления от реальности.Мы также придерживаемся мнения, что марихуана (или «марихуана») определенно является одним из таких веществ, помогающих справляться с трудностями, которые подростки часто используют, чтобы избежать высокого уровня тревоги. Такое совладающее поведение помогает подросткам временно избавиться от болезненных, часто неопознанных мыслей, эмоций или беспокойства, только чтобы выйти на другую сторону, чувствуя себя хуже и еще менее способными справляться с трудностями, с которыми им нужно бороться.
Беспорядочные половые связи или крайне опасное сексуальное поведение
Беспорядочные половые связи подразумевают поиски сексуальных контактов или предложение сексуальных услуг любому, кто желает участвовать.Родители часто рассказывают нам истории о подростках, которые вступали в чрезвычайно рискованные сексуальные отношения с людьми противоположного или того же пола, с которыми их подростки не имели никаких ранее личных знакомств. Некоторые преследуют неуместные встречи с членами семьи. Такое поведение направлено на достижение уровня связи и близости, которого эти подростки, похоже, не могут достичь в обычных повседневных отношениях. В этих столкновениях также присутствует аспект контроля, который позволяет подросткам чувствовать, что у них есть власть, и может избежать эмоциональной уязвимости.Однако такое поведение может очень быстро стать опасным, даже смертельным. Такое поведение также может негативно повлиять на других людей и часто разрушает жизни.
Нездоровое пищевое поведение
Некоторые подростки могут стремиться контролировать форму своего тела как шаткую и часто опасную замену контролю над чувством, что мы, люди, совершенно не уверены в том, как другие воспринимают нас. К сожалению, эти восприятия полностью неподконтрольны нам, и их невозможно контролировать.Эти подростки чувствуют и знают, что что-то не так и что-то должно измениться, но они не знают, что именно должно измениться. Вместо того чтобы смотреть внутрь себя на свою мысленную жизнь и на то, как они видят себя, они смотрят внешне и думают: «Если я смогу просто изменить свое тело, тогда я буду чувствовать себя лучше, люди будут любить меня, и будет гораздо меньше неопределенности. о том, как люди меня воспринимают ». Анорексия и булимия распространены среди девочек-подростков, хотя мальчики также часто борются с ними.И то и другое — крайне саморазрушительное поведение. Когда подросток идет по этому пути, он быстро укореняется в 24-часовом цикле его тела и разума. Такое поведение может стать очень трудно сломать, и в конечном итоге оно станет опасным как для их физического, так и психического здоровья.
Порезы и причинение себе вреда
Подростки, которые наносят себе увечья или причиняют себе вред, стремятся подавить и контролировать подавляющее беспокойство, которое они могут испытывать в определенных ситуациях, вызывающих неуверенность, конфликт или страх.Вы не поверите, но резка может иметь временный успокаивающий эффект для подростков, которые испытывают сильные, часто неопознанные эмоции, хотя эффект носит временный характер и со временем ослабевает. Подростки режут, потому что это «работает», и многие борются с таким поведением и во взрослой жизни. Хотя большинство подростков, которые режут, не склонны к суициду (однако, если их депрессия прогрессирует и остается без внимания в течение длительного периода времени, это может измениться очень быстро), в действительности они вредят своему телу и самоуничтожаются, что ни один здоровый человек не делает этого самостоятельно.Стрижка также обычно является индикатором других глубоко укоренившихся проблем, которые, возможно, необходимо решить.

Вот еще несколько видов нездорового поведения:

  • Срабатывание и высокая реактивность
  • Сам саботаж, как в социальном, так и в академическом плане
  • Крайняя изоляция или «отказ от запуска»
  • Компульсивное поведение, такое как ложь, обман, гнев, выдергивание кожи, выдергивание волос или ритуализация
  • Совершенно ненадлежащее использование электронных и социальных сетей
  • Чрезмерные пристрастий игр, порнографии пристрастия, и процесс
  • Чрезмерный риск и вопиющее игнорирование физического здоровья

Ключ к пониманию неконтролируемого поведения вашего подростка

Подростки, которые нашли способ справиться со своей эмоциональной, психической или физической болью, который работает для них, по крайней мере временно, будут делать абсолютно все, , чтобы гарантировать, что они могут продолжать делать это, независимо от последствий . Здесь нет никаких ограничений. Эти «механизмы преодоления» порождают вторичное поведение — самоизоляцию или замкнутость, манипуляции, ускользание, угон машины, вопиющую ложь, навязчивую потребность в контроле, обман, бегство, неповиновение, гнев, пренебрежение законом и даже насилие.

Когда родители начинают видеть проблемы, они обычно ограничивают их и устанавливают границы и правила, чтобы их дети не участвовали в таком поведении. Это часто обостряет поведение подростков, которые какое-то время были вовлечены в свой механизм выживания.Они могут ощущать непреодолимую потребность в доступе к своим механизмам выживания, что может привести к неконтролируемому поведению, гневу, лжи, вопиющему неуважению и чрезвычайно пугающей домашней обстановке — что, вероятно, привело вас сюда, на наш веб-сайт.

Достигли ли вы предела своих возможностей помогать вышедшему из-под контроля подростку дома?

Пора начать спрашивать себя, есть ли у вашей семьи все необходимое, чтобы помочь своему вышедшему из-под контроля подростку дома больше . Мы разговариваем с очень многими родителями каждый день, которые являются хорошими родителями, наблюдающими, как их ребенок выходит из-под контроля, и которые совершенно не знают, как помочь своему подростку.

К счастью, есть помощь и надежда. Терапевтические школы-интернаты, лечебные центры-интернаты и программы лечения дикой природы созданы специально, чтобы помочь семьям вернуть неконтролируемых подростков к здоровому образу жизни. Мы работаем с невероятными 12-18-месячными терапевтическими программами для школ-интернатов, лечебными центрами с интернатами и краткосрочными 60-90-дневными интенсивными программами для дикой природы по всей стране, которыми управляет опытный персонал, который может помочь вашему подростку и вашей семье.Деньги и время, безусловно, будут жертвой, но вы должны спросить себя: «Если бы мой сын или дочь умерли завтра, чего бы я хотел сделать?» К сожалению, на протяжении многих лет мы слышали несколько душераздирающих историй о том, что родители не успели вовремя помочь своему подростку.

Всегда помните, что важно задать правильных вопросов, прежде чем вы поместите своего вышедшего из-под контроля подростка в терапевтическую школу-интернат, лечебный центр или в программу лечения дикой природы.Если вы чувствуете, что не знаете, какие вопросы задавать, мы можем помочь вам задать правильные вопросы и найти лучшие варианты для вашего подростка или найти кого-то, кто знает правильные вопросы и выслушает, что они говорят — это может просто спасти жизнь вашего подростка.


ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: Эта статья не является медицинской консультацией и не должна использоваться в качестве основы для постановки диагноза. Мы никоим образом не заменяем лицензированного врача или терапевта. По поводу медицинского диагноза проконсультируйтесь с психиатром и проведите обследование вашего ребенка.Если ваш ребенок в настоящее время склонен к суициду или угрожает физическим вредом себе или окружающим, немедленно позвоните в службу 911.

Как помочь саморазрушительному подростку

Хаве было 15 лет, когда она проткнула себе руки и руки швейной иглой. «Я отчаянно пыталась отвлечься от всей печали и замешательства, которые я чувствовала», — говорит она. «Часть меня думала: Я не могу поверить, что делаю это, . Но другая часть меня была благодарна, что я смог заглушить внутреннюю боль, потому что теперь я сосредоточился на другой боли — физической боль снаружи.«

Эмоциональная боль началась, когда Хаву изнасиловали в 11 лет. «Я не знала, что делать со всей этой болью», — продолжает она. «Это просто не могло пройти. Оно продолжало расти и грызть мои внутренности».

Когда Хава повзрослела, она немного прибавила в весе, что только усилило ее беспокойство. «Я стал зацикливаться на своем весе, и меня начало рвать три раза в день. Я фактически дошел до того, что от еды что-нибудь стало физически плохо». К сожалению, Хава научилась совмещать расстройство пищевого поведения и одержимость порезанием себя.

Саморазрушительное поведение

Миллионы подростков вовлечены в саморазрушительное поведение. Большинство из них составляют женщины, но процент мужчин растет. И это не просто североамериканская трагедия. Саморазрушительные подростки живут во всех частях света.

Возможно, вы знаете одного ученика, который совершил членовредительство. Он или она может быть известен как «закройщик». Никто не начинает резать просто ради удовольствия. Кто-то, кто порезался — или совершил любое саморазрушительное поведение — пытается скрыть болезненный опыт или взывает о помощи.

«У меня есть подруга, страдающая булимией», — говорит 17-летняя Эми. «Мы вместе занимались гимнастикой несколько лет. Тренажерный зал принадлежит ее родителям, и она чувствует большое давление со стороны них, чтобы они были спортивными и выглядели [определенным образом]. Она выросла в христианской семье и участвует в церкви, но она находится под таким большим давлением, чтобы быть худой и все контролировать. Ее рвет хотя бы раз в день «.

Эми наставляет свою подругу, и они вместе изучают ложь, в которую верят некоторые молодые женщины: Бог не любит нас; у нас нет ценности; Бог плохой.«Она учится говорить и верить истине вопреки лжи сатаны», — говорит Эми. «Я пытаюсь помочь ей осознать, что ее борьба глубже, чем просто прекращение рвоты или похудание. Есть более глубокие проблемы — духовные проблемы. Пока она не поверит в тот факт, что была создана по образу Бога, она живет ложь.»

Источники боли

Люди, которые причиняют себе вред, отрицают истину о том, что они — дело рук Бога. Они считают, что они бесполезны; они чувствуют, что не имеют значения, потому что кто-то использовал их или игнорировал.Они не подозревают о большей цели, которую Бог приготовил для них.

Этот нездоровый образ мышления сопровождается нереалистичными ожиданиями мира о том, что мы сумеем совершенствоваться. Когда мы не можем этого сделать, мы предполагаем, что с нами что-то не так. Следовательно, порезы, расстройства пищевого поведения, наркотики и алкоголь становятся методами самозабвения за то, что они не «идеальны» или недостаточно хороши.

Гретхен посещает христианскую школу в Нью-Смирна-Бич, Флорида. «У меня есть подруга-христианка, — говорит она, — но она участвовала в стрижке.В течение многих лет она была убеждена, что она уродливая и что никому до нее нет дела. Денег у нее мало, поэтому девушки из нашей молодежной группы решили сделать для нее что-нибудь приятное. Мы купили ей кучу девчачьих вещей — макияж, средства по уходу за ногтями, спрей для тела, лосьоны — и подарили ей просто потому, что пытались с ней связаться. Именно тогда она открылась и сказала нам, что порезала себя «.

Этот небольшой поступок доброты побудил девушку принять участие в работе молодежной группы и церкви.«Сейчас она растет духовно», — говорит Гретхен. «Она чувствует себя любимой и заботой, и она узнает, что у Бога есть цель и план для ее жизни».

Предупреждающие знаки

Не думайте, что подросток, утверждающий, что он христианин, свободен от саморазрушительного поведения. Мировая ложь сильна. Обратите внимание на следующие предупреждающие знаки у подростков:

  • Ношение длинных рубашек, когда не холодно (чтобы скрыть шрамы от порезов или ожогов) и крайняя скромность (не переодевается на глазах у людей или носит одежду, закрывающую все участки кожи)
  • Быстро исчезает после еды (при рвоте или при приеме слабительных)
  • Внезапное отречение от друзей и семьи, чтобы пить или принимать наркотики

Как помочь

Давайте посмотрим, что можно и чего нельзя делать взрослым, чтобы помочь подросткам преодолеть такое поведение, как стрижка:

  • Люблю больного подростка. Не бойся ее утешить.
  • Посоветуйте ей обратиться за профессиональной помощью. Посоветуйтесь со своим пастором, чтобы порекомендовать вам христианских советников. (Или позвоните в Focus on the Family Canada по бесплатному телефону 1.800.661.9800 , чтобы получить направление. )
  • Спросите, можете ли вы двое собираться вместе (если вы одного пола) хотя бы раз в неделю, чтобы читать Библию. Просите Бога сказать ей слова любви и подтверждения через ваше изучение.
  • Поощряйте ее вести дневник или высвободить сдерживаемый гнев с помощью физической активности, такой как бег трусцой, удары теннисных мячей о спинку, катание на велосипеде или удары по боксерской груши.
  • Молитесь за больного подростка и вместе с ним.
  • Никогда не осуждайте ее. Она уже знает, что делает неправильно.
  • Не обращайте внимания на физические шрамы. Она знает, что они отвратительны. Помните, эти шрамы образовались от сильной боли. Она не знает, как принять себя, и ненавидит то, кем является.

Мы — родители, учителя и служители, которые переживают настоящие отношения со Христом, — взять за руку больную девочку и привести ее к истинному пониманию Божьей любви и прощения.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *