Синестетик: На вкус и цвет. Чем отличается мозг синестетов

Содержание

Людей, видящих звук и слышащих цвет, не так уж мало

Какого цвета буква «Я»? А какого оттенка цифра «2»? Понедельник окрашен в фиолетовый или коричневый тон? У флейты зелёный звук или серебристый? Если эти вопросы не кажутся вам абсурдными и у вас готов на них ответ, значит, вы попали в число избранных — людей, обладающих даром синестезии, чувством, позволяющим видеть звук и слышать цвет. Поздравляем.

Вы попали в весьма солидную компанию. Синестетиками были такие выдающиеся деятели мировой культуры, как писатели Набоков, Бальмонт, Рембо, Бодлер, художник Кандинский, композиторы Римский-Корсаков, Скрябин, Дебюсси, Мессиан, Чюрлёнис, известный не только своими работами в музыке, но и в живописи…

Само слово «синестезия» происходит от греческого synaisthesis и означает «смешенье чувств». Неординарные способности вызывают у людей, обладающих даром синестезии, богатые и весьма неожиданные ассоциации. Так рождается творческий полёт, связь между пространствами, которые обыкновенный человек не может соединить, — между нотами и красками, поэзией, прозой, музыкой и живописью. Вот почему иногда синестетики становятся известными поэтами, художниками, музыкантами.

Доктора медицинских наук, сотрудника Института нормальной физиологии РАМН Константина Анохина синестезия привлекла ещё одной интересной особенностью: «Синестетики часто обладают феноменальной памятью. Способность воспринимать ощущения от одних органов чувств через ощущения других позволяет им без проблем запоминать и сопоставлять, казалось бы, несочетаемое. Синестетики «видят» не только звуки как зрительные образы или цвета, у них и запахи сцеплены со вкусом или (!) тактильными ощущениями, либо со звуками».

На памяти профессора — история московского журналиста Ш. с ярко выраженной синестезией. Этот человек обладал уникальной памятью, позволявшей ему даже спустя годы без ошибок воспроизводить огромные таблицы цифр и букв. Каждый звук вызывал у него уникальный букет ощущений. «Какой у вас жёлтый и рассыпчатый голос», — сказал как-то Ш. одному своему собеседнику. Голос другого напоминал ему угольки. А тон в 2 кГц и 113 дБ он описывал так: «Что-то вроде фейерверка, окрашенного в розово-красный цвет, шершавая полоска, неприятный вкус, вроде пряного рассола».

Синестезия передаётся по наследству

Известно, что синестезия передаётся по наследству. В своей автобиографии Владимир Набоков пишет: «Когда мне было 7 лет, я взял кучу кубиков с буквами и случайно обмолвился своей матери, что их цвета «неправильные». Мать Набокова сама обладала синестезией и поняла, что мальчик имеет в виду несоответствие реальной окраски букв и их «внутреннего» цвета, возникающего в его сознании. Кстати, этот чудесный дар унаследовал и сын Набокова Дмитрий.

В конце XIX и в начале XX века синестезия была в большой чести, о ней много говорили, устраивали вечера цвето- и светомузыки, на которых играл особый инструмент, напоминающий орган, клавиши его извлекали не только звуки, но и цвета. Во Франции и России композиторы и поэты специально писали для таких концертов «цветную» музыку и стихи. Многие поэты, даже не будучи по природе синестетиками (среди них Брюсов и Блок), следуя модному поветрию, использовали цветовые ассоциации в качестве поэтического приёма.

Забавно, но впечатления синестетиков не совпадают. Например, каждый из тех, кто воспринимает буквы разноцветными, подбирает свою палитру: для одного буква «С» малиновая, для другого оранжевая, для третьего синяя. Лишь буква «О» для большинства людей с синестезией одинаковая — белая. Чем вызваны эти различия, никто не знает. Исследователи сравнивали ощущения от звуков музыкальных инструментов, которые испытывали поэт Бальмонт и художник Кандинский. Они оставили свои впечатления в стихах и живописи. У Бальмонта труба ассоциируется с «роем красных струй», у Кандинского — с жёлтым цветом, киноварью. Первый находил звучание скрипки похожим на «блеск алмаза», другой видел при этом зелёный цвет. Для поэта звук у виолончели словно «мёд густой и мглистый», флейты — «зорево-голубой», для художника — тёмно-синий и соответственно светло-синий…

По теме

1854

Вакцину «Спутник V» губят пропаганда и секретность

Для большинства людей понедельник чёрного цвета, а воскресенье — жёлтого

Но зачем нужна синестезия? И почему она есть лишь у избранных? Константин Анохин полагает, что «то разнообразие связей в мозге, которое закладывается у ребёнка и отмирает к взрослому возрасту, у синестетиков, возможно, остаётся. Когда обыкновенный человек слышит какие-то слова, то их воспринимает слуховая кора головного мозга, а у синестетика одновременно активизируются и другие участки коры, например зрительная. Причём если слово связано с цветом, пусть и произносят его в полной темноте, то у подобных уникумов, как показали наблюдения, активируется та область мозга, которая связана с восприятием красок».

Есть и ещё одна любопытная гипотеза. Синестезия — «психическое ископаемое», наследство, доставшееся нам от далёких предков, у которых было одно-единое чувство, а не 5 или 6, которыми познаёт окружающий мир современный человек. В доказательство своей теории учёные предлагают вам самим провести анкетирование среди своих друзей: какого цвета слова «воскресенье» и «понедельник», а результаты его берутся предугадать. «Понедельник» для большинства будет более тёмных тонов (чёрный, коричневый, синий и т.п.) по сравнению с радостным воскресеньем (белый, красный, жёлтый и т.п.). Недаром на английском языке названия этих дней недели несут в себе подобные следы синестетического «атавизма». Выходной день у англичан обозначен словом ярким и радостным, как солнце — Sunday, а начало трудовой недели связали с сумерками, когда светит луна — Monday. Как бы то ни было, синестезия — явление уникальное. И очень украшающее нашу чёрно-белую будничную жизнь.

Синестетики: люди, которые видят мир ярче и прекраснее

В обычной жизни мы постоянно используем органы чувств – вдыхаем запах свежего хлеба, любуемся красотами природы, внимаем шедеврам классических композиторов, наслаждаемся вкусом мороженого, с удовольствием трогаем мягкий шелк. Использование одного из органов чувств для изучения какого-либо предмета – это нормальное состояние человека. Да, мы можем увидеть хлеб, почувствовать его запах, потрогать и попробовать его, но кому придет в голову задуматься, как звучит свежий хлеб? Оказывается, что некоторые люди способны задействовать сразу все пять органов чувств для изучения предмета. Это явление называется синестезией.

Что такое синестезия

Эта особенность позволяет более чувственно воспринимать окружающий мир. Согласитесь, что все ощущения – слуховые, зрительные, тактильные, обонятельные или вкусовые, приносят нам удивительные эмоции. Но синестетики способны получать от чувственного восприятия гораздо больше. Они ярче ощущают действительность, могут увидеть простой предмет прекраснее, чем обычные люди. Для синестетиков открываются все двери, у них больше возможностей для развития собственного творческого потенциала.

Синестезия – это довольно новое понятие, оно появилось около трех столетий назад. Хотя сам феномен был известен еще с древних времен. Наши предки во время ритуальных танцев не разделяли звук или цвет, они не дробили предметы и явления окружающего мира на роды и виды. В конце XIX века синестезия стала популярной в культурной сфере. Творческие люди активно использовали совмещение звука и цвета, зрительного и вкусового восприятия. Но синестезия является предметом обсуждения не только писателей и музыкантов, но и медиков. Современная психология разделяет это явление на несколько категорий.

  • Цветной слух. Этот феномен часто встречается у композиторов или музыкантов. Они способны давать разным звукам свою цветовую окраску.
  • Слуховая синестезия. Явление было подробно изучено и описано учеными из Калифорнийского технологического института. Кристофер Кох и Мелисса Саэнс установили, что синестетики способны чувствовать звуковые ощущения при появлении определенных предметов. Причем даже если сами предметы не воспроизводят звук.
  • Вкусовая синестезия. Эта особенность позволяет людям определенным образом ощущать предметы на вкус. Речь идет не о тех вещах, которые действительно можно попробовать, а именно о зрительных или слуховых ощущениях. Например, при прослушивании песни может появиться конкретное вкусовое чувство.
  • Наиболее часто встречается разновидность синестезии, когда человек ассоциирует зрительные образы с цветовыми или тактильными категориями.
  • Существует проецирующая и ассоциирующаяся синестезия в психологии. Последняя связана с впечатлениями, которые закрепились на подсознательном уровне. Например, у большинства людей холодная вода будет синего цвета. Это связано с тем, что кран с холодной водой всегда помечается синим, а с горячей – красным. Однако у синестетиков проецирующего типа не будет никакой связи между предметом и чувственным восприятием. У них холодная вода может быть совершенно другого цвета.

 

Как появляются синестетики

Появление такого уникального явления вызвало множество споров в научном сообществе. Это и понятно, ведь не каждый человек решает разделять цифры по цветам, буквы по тактильным ощущениям. В XIX веке синестезию считали патологией. Однако после ряда исследований ученые пришли к выводу, что это явление нормально, просто им обладает небольшая группа людей. Изначально считалось, что только 1% всех людей на Земле являются синестетиками. Хотя сегодня эта цифра увеличилась. Исследования Джеми Уорда и Джулии Симнер показали, что один человек из 100 обладает какой-либо из разновидностей синестезии. Хотя существуют данные, что настоящим синестетикам является 1 человек из 25 000. Сложность заключается в разделении настоящей и псевдосинестезии.

Интерес ученых вызывает и то, как появился феномен синестезии. Некоторые связывают его с генетической предрасположенностью. Например, Меган Стивен, ученый из Оксфордского университета, считает, что именно гены играют важную роль при получении синестезии. Однако его исследования доказывают, что влияние могут оказать и другие факторы. Стивен провел эксперимент среди синестетиков, потерявших зрение. Из 6 человек трое получили свою особенность после слепоты. Причем испытуемые демонстрировали отличные разновидности синестезии. Один проецировал зрительные  образы при звуковых или обонятельных ощущениях, другой стал наделять буквы и другие предметы определенным цветом. Саймон Барон-Коэн из Кембриджского университета считает, что обстановка или образ жизни способствуют появлению этого феномена. Важно разделять, что является реальной синестезией, а что связано с проекциями и галлюцинациями.

Известные синестетики

Доказательством влияния генов на возникновение синестезии является сын Владимира Набокова – Дмитрий. Он, как его отец или мать, получил в наследство это уникальное явление. Также среди синестетиков присутствует множество писателей, которые освещали этот феномен в своих произведениях – Бодлер, Верлен, Рембо. Сюда же можно отнести Цветаеву, Бальмонта, Пастернака и других русских авторов. Синестезия ощущений наблюдалась у Римского-Корсакова и Скрябина, а также у норвежской певицы Иды Марии. Это явление замечено не только у творческих личностей. Например, Дэниел Таммет – одаренный молодой человек, способный производить в уме сложные математические вычисления, тоже является синестетиком. Таммет знает 11 языков, что лишний раз доказывает его гениальность. Также синестезия наблюдается у Соломона Шерешевского – журналиста, обладателя феноменальной памяти.

Как развить синестезию

Как вы уже поняли, синестетики способны лучше понимать окружающий мир, полнее чувствовать, испытывать такие ощущения, о которых обычные люди и не могли подозревать. Наличие синестезии позволяет решать творческие задачи, совершенствовать и развивать свой талант. Не зря же среди известных синестетиков так много творческих и талантливых людей. Если вы постоянно ощущаете дополнительные качества у привычных вещей, которые не связаны с подсознательными ассоциациями, если они преследуют вас с самого детства, поздравляем, вы настоящий синестетик. Но если верить ученым, и это явление вызвано не только генетической предрасположенностью, то и обычный человек в состоянии развить у себя его. Существуют даже специальные упражнения, позволяющие подключать дополнительные органы чувств, стимулирующие развитие синестезии. Выполнять их несложно, зато вы сможете ощутить уникальные эмоции.

Наиболее простой способ – это вызывать у себя ассоциации, несвойственные изучаемому предмету. Например, наделите музыку цветом или фактурой. Старайтесь думать не только в тех категориях, в которых вы привыкли, а выходите за рамки. Всегда подключайте дополнительные чувства, которые обычно не используются для изучения. Цвет должен звучать, музыка – обладать вкусом, запахи – быть осязаемыми. Так можно не только ощутить то, что вы не ощущали до этого. Наличие синестезии приводит к появлению уникальных идей, которые до этого были скрыты.

Следующее упражнение потребует существенной работы мозга. Вы должны научиться думать по-другому. Нужно попробовать представить известных людей – художников, композиторов или писателей в другом русле. Подумайте, какую музыку мог бы писать Пушкин, какие картины выходили бы из-под кисти Моцарта. Это помогает развить нетипичные для мозга ассоциации.

Отличный способ, как развить синестезию – это дыхательные практики. Также можно попробовать гимнастику для глаз. Чем лучше работают органы восприятия, тем больше чувств вы способны ощутить.

Чтобы придать зрительные характеристики запахам, можно потренироваться на сильно пахнущих предметах. Закройте глаза и поочередно подносите к носу гвоздику или апельсин, хлеб или табак, лаванду или краски. Любые предметы, обладающие специфическим запахом, подходят для развития синестезии. Придавайте им зрительные или тактильные характеристики. Что-то подобное было описано в романе Патрика Зюскинда «Парфюмер». Там запах был не только обонятельным восприятием, но цветовым и осязательным. В этом романе подробно описаны все особенности чувств синестетиков.

Для развития тактильных ощущений соберите коллекцию предметов, которые можно дифференцировать. Трогайте их, вызывайте другие ассоциации. Развитию вкусовых ощущений может поспособствовать винная книга или описание блюд. Такие произведения наиболее четко представляют вкусовое восприятие, позволяют тренировать этот орган чувств.

И, наконец, чтобы стать синестетиком, необходимо видеть глубже поверхностных чувств. Например, звук мы воспринимаем слишком грубо, не заостряя внимание на оттенках. Даже тишина в квартире неоднородна, она наполнена максимальным количеством более тонких и незаметных звуков. Старайтесь их распознать, услышать.

Явление синестезии – это не просто особенность восприятия, это новый взгляд на мир. Сегодня все больше и больше людей обнаруживают в себе этот феномен. Вероятно, что синестезия стремительно распространяется по планете, передаваясь на генетическом уровне. Либо человечество переходит на новую ступень, активно задействует все органы чувств для восприятия. Чаще задавайте себе вопросы, как пахнет звук, какого цвета понедельник, каков на ощупь запах клубничного варения. Вероятно, что вы сможете обнаружить и воспитать в себе синестетика.

 

 

 

первоисточник  http://constructorus.ru/

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

#синестетик Instagram posts (photos and videos)

Долго же я откладывала этот пост, потому что хотела показать вам, что творится в моей голове наиболее точно, но перенести всё это цветовое и пространственное сумасшествие в реальный мир оказалось совсем непросто 🔸Синестезия – это врождённая особенность восприятия действительности, когда один образ или понятие непреднамеренно дополняются другими. Например, буквы имеют определённый цвет, дни недели – запах, звуки – свои вкусы и всё в таком духе Моя синестезия имеет две формы: ① Цветовая — буквы, слова, имена, числа, цифры, часы, дни недели, месяцы и даже века имеют закреплённый за ними цвет. Причём эти цвета не простые, а с разными подтонами, особенно это касается букв и дней недели (смотрите в галерейке) Слова и имена в основном имеют цвет первой буквы. Двухзначные числа – цвета каждой цифры, а вот трёх- и более-значные числа имеют цвет какой-то доминирующей (исключительно в моём сознании) цифры со смешанным оттенком, например 1457 – желтый с серым оттенком, 5794 – синий с зелёным ② Пространственная – те же дни недели, времена года, годы и века имеют своё положение в трёхмерном пространстве, и я – относительно них тоже Например, расположение дней недели похоже на дневниковое, но оно трёхмерное: сегодня суббота, и я осознаю себя внутри этой ячейки. Чтобы подумать о прошедшем понедельнике, мне нужно развернуться к среде, и подняться к понедельнику через неё и вторник; а чтобы подумать о пятнице, я делаю шаг вверх. Из воскресенья я прыгаю чуть вверх и вбок, чтобы попасть в понедельник следующей недели 🤯🙈 С временами года всё ещё сложнее. Это опять-таки трёхмерная конструкция. Осознавая себя в текущем месяце, я нахожусь внутри его ячейки (которая ещё и свой цвет имеет), но чтобы подумать о другом месяце, я перемещаюсь в центр конструкции и разворачиваюсь к нужному мне месяцу Годы и века – вообще отвал башки, я даже не смогла перенести это на бумагу, настолько это динамичные и сложные трёхмерные модели, которые движутся и меняют свой угол обзора относительно времени, о котором я думаю 🤯 И всё это настолько гармонично живёт в моем сознании, что лет до 27-ми я думала, что у всех так 🤭 🔻Девочки, кто из вас тоже синестет? #monna_всякоеразное

Синестезия

Вера Винниченко
«Квантик» №3, 2020

Русский художник Василий Кандинский обладал удивительной способностью видеть звуки. Услышав на концерте музыку австрийского композитора Арнольда Шёнберга, он вернулся домой и под впечатлением всего за два дня написал картину «Импрессия III». Позже в своём дневнике он так описывал рождение зрительных образов: «Скрипки, басы, духовые инструменты воплощали в моём восприятии всю силу предвечернего часа, мысленно я видел все мои краски, они стояли у меня перед глазами. Бешеные, почти безумные линии рисовались передо мной».

Похожие причуды были обнаружены у многих знаменитых людей. Композитор Людвиг ван Бетховен называл тональность ре-мажор «оранжевой». Японская пианистка Хироми Уэхара никогда не говорила музыкальными терминами, она объясняла своим ученикам цветами: «Играй красный» — когда нужно сыграть ярко, «Играй синий» — когда надо было показать грусть. Физик Ричард Фейнман видел свои формулы в цвете. Патрисия Линн Даффи, написавшая книгу о синестезии, в детстве сказала отцу: «Я поняла — чтобы сделать „R“, мне нужно сначала написать „P“, а затем нарисовать линию вниз от петли. Меня так удивило, что я могу превратить жёлтую букву в оранжевую, просто добавив чёрточку». Знаменитый парфюмер Фредерик Маль всегда ощущал цвет создаваемого аромата. Парфюмеры также часто описывают ароматы через звук («он пронзительно звучит»), геометрию («у него округлая форма»), вкус («сладкий аромат»), текстуру («мягкий аромат»).

Эти странности нужно было назвать каким-то научным словом, чтобы не стыдно было их изучать. Поэтому учёные предложили серьёзный термин — синестезия (от древнегреческого син— ‘вместе’ и эстезис ‘ощущение’): это феномен, при котором активация одной воспринимающей системы (например, слуховой) ведёт к отклику другой воспринимающей системы (например, зрительной). Учёные предположили, что мозг гениев работает как-то по-особенному, устанавливает связи между неожиданными событиями и явлениями. Стали активно изучать феномен синестезии. Оказалось, этот феномен встречается не только у гениев.

Согласно последним исследованиям британского психолога Джейми Уорда, около 4% взрослых людей являются синестетиками. Самая распространённая синестезия — графемно-цветовая (когда у людей буквы вызывают цветовые ощущения, например, буква А — красная, Б — серая и т.д.). Также довольно часто встречаются синестезии, когда люди видят в цвете дни недели, цифры, времена года. Более редкие формы синестезии — когда буквы или слова вызывают вкусовые или тактильные ощущения. Например, один синестетик ощущает вкус хлеба, смоченного в томатном супе, когда слышит слово «это».

Как отличить синестетика от фантазёра? Самый распространённый метод — учёные просят испытуемых поставить в соответствие буквам (дням недели) цвета, а сами засекают, как много времени требуется человеку. Синестетикам требуется всего пара секунд. Люди без синестезии отказываются выполнять задание или делают это долго. Кроме того, учёные повторяют эксперимент через неделю, месяц, год. Взрослые синестетики выбирают те же самые цвета, взрослые без синестезии каждый раз выбирают разные цвета. Вычислить ребёнка-синестетика не так просто. В 2013 году учёные выяснили, что у шестилетних синестетиков постоянные цвета имеют только 35% букв. И только к 11 годам соответствие букв и цветов становится устойчивым.

Одна из гипотез состоит в том, что синестезия — это ассоциация (от лат. associare — ‘соединять’). Натан Витхофт и его коллеги обнаружили, что синестетики, рождённые в 1970–1985 годах, чаще всего выбирают вполне определённые цвета букв. Эти цвета соответствовали набору детских магнитных буковок фирмы «Фишер-Прайс», впервые выпущенных в 1966 году. Иначе говоря, в детстве, когда ощущения были особенно яркие, испытуемые играли с цветными буквами-магнитиками. И когда они стали взрослыми, всякий раз, как только испытуемые видели букву, её цвет невольно воспроизводился в их памяти.

Не в обиду доктору Витхофту, принцип ассоциации сформулировал ещё Аристотель, живший в 384–322 годах до н. э. Аристотель полагал, что если ощущения А и В совпали по времени, то впоследствии одно будет непроизвольно вызывать в памяти другое. Так что вряд ли Аристотель удивился бы, встретив синестетика.

Для чего нужна синестезия? Некоторые исследователи полагают, что она может облегчать распознавание похожих символов. Например, стоит такая задача: как можно быстрее отыскать двойки среди пятёрок. Синестетик справляется с задачей быстрее.

Доктор Нейр и доктор Бранг предположили, что синестезия существует в скрытом виде у всех людей. В 2019 году они спровоцировали синестетические переживания у несинестетиков с помощью простой процедуры. Они заставили своих испытуемых сидеть в кромешной темноте и подавали звуки через разные промежутки времени. Если испытуемый при этом ощущал какой-то свет, он должен был нажимать на кнопку. У 24% испытуемых звуки в темноте вызывали ощущение вспышек света, появление серо-голубых вкраплений, исчезающего белого цвета и т.п.

Автор настоящей статьи долгое время считала, что все люди на Земле являются синестетиками. В детстве мы сильно поссорились с братом, потому что он утверждал, будто буква «А» синяя, хотя мне было очевидно, что она красная. У мамы буква «А» была тоже красная, а папа авторитетно заявил, что буква «А» цвета не имеет, но пахнет персиком.

Художник Екатерина Ладатко

Набоков — синестетик — unlyrics — ЖЖ

Когда читаю произведение, обязательно заглядываю в биографию писателя, даже, если была знакома с  ним раньше) сейчас залезла в википедию и вот вычитала про синестезию..про неё я слышала раньше, но как-то не вчитывалась что ли)

Слово «синестезия» происходит от греч. Συναισθησία и означает смешанное ощущение (в противовес «анестезии» — отсутствию ощущений).

Синестезия — это явление восприятия, когда при раздражении одного органа чувств наряду со специфическими для него ощущениями возникают и ощущения, соответствующие другому органу чувств, иными словами, сигналы, исходящие от различных органов чувств, смешиваются, синтезируются. Человек не только слышит звуки, но и видит их, не только осязает предмет, но и чувствует его вкус.

Феномен синестезии известен науке на протяжении уже трех столетий. Пик интереса к ней пришёлся на рубеж ХIХ и ХХ веков. Тогда смешением чувств заинтересовались не только медики, но и люди искусства. Например, были популярны концерты «музыка + свет», в которых использовался специальный орган, чьи клавиши извлекали не только звуки, но и цвета.

Вот что писал в автобиографии Владимир Набоков: «Исповедь синэстета назовут претенциозной и скучной те, кто защищен от таких просачиваний и отцеживаний более плотными перегородками, чем защищен я. Но моей матери все это казалось вполне естественным. Мы разговорились об этом, когда мне шёл седьмой год, я строил замок из разноцветных азбучных кубиков и вскользь заметил ей, что покрашены они неправильно. Мы тут же выяснили, что некоторые мои буквы того же цвета, что её, кроме того, на неё оптически воздействовали и музыкальные ноты. Во мне они не возбуждали никаких хроматизмов».

Кроме самого Владимира, синестетиками были его мать, его жена; синестезией обладает и его сын Дмитрий Владимирович Набоков.

Среди синестетиков много известных личностей. Например, французский поэт Артюр Рембо связывал гласные звуки с определенными цветами. Композитор Александр Скрябин видел цвет музыкальных нот. Художник-абстракционист Василий Кандинский, напротив, слышал звучание красок и даже использовал для описания своих картин музыкальные термины: «композиция», «импровизация».

Часть 1, Синестетик. — ориджинал

Набросок из нескольких строк, еще не ставший полноценным произведением
Например, «тут будет первая часть» или «я пока не написала, я с телефона».

Мнения о событиях или описания своей жизни, похожие на записи в личном дневнике
Не путать с «Мэри Сью» — они мало кому нравятся, но не нарушают правил.

Конкурс, мероприятие, флешмоб, объявление, обращение к читателям
Все это автору следовало бы оставить для других мест.

Подборка цитат, изречений, анекдотов, постов, логов, переводы песен
Текст состоит из скопированных кусков и не является фанфиком или статьей.
Если текст содержит исследование, основанное на цитатах, то он не нарушает правил.

Текст не на русском языке
Вставки на иностранном языке допустимы.

Список признаков или причин, плюсы и минусы, анкета персонажей
Перечисление чего-либо не является полноценным фанфиком, ориджиналом или статьей.

Часть работы со ссылкой на продолжение на другом сайте
Пример: Вот первая глава, остальное читайте по ссылке…

Если в работе задействованы персонажи, не достигшие возраста согласия, или она написана по мотивам недавних мировых трагедий, обратитесь в службу поддержки со ссылкой на текст и цитатой проблемного фрагмента.

Художник-синестетик Джек Кольтер создал музыкальную картину

Художник–синестетик Джек Кольтер выразил свое редкое неврологическое состояние, которое позволяет ему «слышать» цвета и «видеть» звук, в поразительной картине, которую он создал для фестиваля «Гластонбери».

21-летний художник при помощи сервиса Deezer (веб-ориентированный музыкальный портал. — Прим. «365») создал смелую картину после прослушивания целого списка музыкальных произведений, которые будут представлены на фестивале этого года. «Я внимательно вслушивался в каждый отдельный звук, обладающий своей уникальной двойственностью, а также просматривал работы художников, которые, по-моему, передают характер каждой конкретной песни,»— делится замыслом картины художник. –«Я хотел выразить все самые яркие элементы, которые использовали в своих композициях исполнители, не забывая отметить и более темные оттенки тоски, также встречающиеся в музыке этого года».

Джек Кольтер «Дистимия»

Кольтер считает, что его состояние сложно объяснить тем, у кого не было такого опыта. «Внутренние сложности моей синестезии действительно непостижимы — моя жизнь, видение и артистизм погружены в четырехмерные переливы,»— говорит он. –«Я надеюсь, что моя картина может повысить осведомленность общественности о визуальной значимости загрязненной шумом атмосферы».

Кольтер не первый раз объединяет творческие формы искусства и музыки. Только в прошлом году он создал художественные работы для автора-исполнителя SOAK’s Mercury к дебютному альбому «Before We Forgot How to Dream». «Когда я слышу отрывок музыки, то активируются зрительное и слуховое восприятия, которые нуждаются в свободе. Я чувствую, что они мгновенно призывают к рождению картину, которая представляет то, что я по своей природе физически испытываю,» — отмечает художник. — «Моя визуальная интерпретация звука стимулируется, когда я одухотворен и погружен в пределы определенной музыкальной композиции или музыкальной пьесы».

Кольтер имеет более 56 тыс подписчиков в Instagram. Художник надеется, что те, кто не может присутствовать на фестивале, или страдает от нарушения слуха, оценят его творчество. «Если моя картина может вызвать визуальный слуховой опыт присутствия на фестивале «Гластонбери», это было бы очень здорово,»— говорит он. — «Я бы хотел, чтобы эта картина рассматривалась в качестве единственного визуального музыкального языка жестов».

Текст: Елена Рыбакова

взрослых могут быть обучены приобретению синестетического опыта

  • Simner, J. et al. Синестезия: распространенность нетипичных кросс-модальных переживаний. Perception 35, 1024–1033 (2006).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Маурер Д. и Мондлох К. Дж. Младенец как синестет. Внимание и исполнение XXI, 449–471 (2006).

    Google ученый

  • Вагнер, К.И Добкинс, К. Р. Уменьшение синестетических ассоциаций в младенчестве. Psychol Sci 22, 1067–1072 (2011).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Ward, J. Synesthesia. Анну Рев из Psychol 64, 49–75 (2013).

    Артикул Google ученый

  • Asher, J. E. et al. Сканирование всего генома и исследование сцепления слухово-зрительной синестезии с точным картированием выявляют доказательства сцепления с хромосомами 2q24, 5q33, 6p12 и 12p12.A Am J Hum Genetics 84, 279–285 (2009).

    CAS Статья Google ученый

  • Томсон, С. Н. и др. Генетика синестезии окрашенных последовательностей: наводящие на размышления доказательства связи с 16q и генетической гетерогенности этого состояния. Behav Brain Res 223, 48–52 (2011).

    CAS Статья ОБЪЯВЛЕНИЯ PubMed PubMed Central Google ученый

  • Уорд, Дж.И Симнер, Дж. Является ли синестезия Х-сцепленным доминантным признаком со смертельным исходом у мужчин? Perception 34, 611–623 (2005).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Джевански Дж., Симнер Дж., Дэй С. А. и Уорд Дж. Развитие научного понимания синестезии на основе ранних тематических исследований (1849–1873). J History Neurosci 20, 284–305 (2011).

    Артикул Google ученый

  • Смилек, Д., Диксон, М. Дж. И Мерикл, П. М. Синестезия: несогласные мужские монозиготные близнецы. Neurocase 11, 363–370 (2005).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Smilek, D. et al. Синестезия: тематическое исследование дискордантных монозиготных близнецов. Neurocase 8, 338–342 (2002).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • Симнер, Дж., Харролд, Дж., Крид, Х., Монро, Л. и Фоулкс, Л. Раннее обнаружение маркеров синестезии в детском возрасте. Brain 132, 57–64 (2009).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Simner, J. & Bain, A. E. Продольное исследование синестезии цвета графемы в детстве: от 6/7 до 10/11 лет. Передний. Гм. Neurosci. 7 (2013).

  • Маркс, Л. Э. и Одгаард, Э. К. Ограничения развития теорий синестезии, (Oxford University Press, Oxford, 2005).

  • Rothen, N. et al. Психофизиологические доказательства подлинности цветовой синестезии в плавании. Сознательный. Cogn. 22, 35–46 (2013).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Simner, J. et al. Неслучайные ассоциации графем с цветами в синестетических и несинестетических популяциях. Cogn. Neuropsychol. 22, 1069–1085 (2005).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Рич, А.Н., Брэдшоу, Дж. Л. и Маттингли, Дж. Б. Систематическое крупномасштабное исследование синестезии: последствия для роли раннего опыта в лексико-цветовых ассоциациях. Познание 98, 53–84 (2005).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • Виттхофт, Н. и Винавер, Дж. Обучение, память и синестезия. Psychol. Sci. 24. С. 258–265 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • Элиас, Л.Дж., Сосье, Д. М., Харди, К. и Сарти, Г. Э. Разделение семантических и перцептивных компонентов синестезии: поведенческие и функциональные нейроанатомические исследования. Brain Res Cogn Brain Res 16, 232–237 (2003).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Бранг, Д., Канаи, С., Рамачандран, В. С. и Коулсон, С. Контекстное праймирование в цветных синестетах и ​​элементах управления яркостью: 400 мс в жизни синестета.J Cogn Neurosci 23, 1681–1696 (2011).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Никколай, В., Вашер, Э. и Стериг, П. Отчетливые нейронные процессы в цветных синестетах графемы и семантические элементы управления. Eur J Neurosci 36, 3593–3601 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Коэн Кадош, Р. и др. Когда синий больше красного: цвета влияют на числовое познание в синестезии.J Cogn Neurosci 17, 1766–1773 (2005).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Колизоли, О., Мюрр, Дж. М. и Роу, Р. Псевдосинестезия через чтение книг с цветными буквами. PloS One 7, e39799 (2012).

    CAS Статья ОБЪЯВЛЕНИЯ PubMed PubMed Central Google ученый

  • Хауэллс, Т. Х. Экспериментальное развитие синестезии цветовых тонов.J Exp Psychol 34, 87–103 (1944).

    Артикул Google ученый

  • Келли, Э. Л. Экспериментальная попытка вызвать искусственную хроместезию с помощью техники условной реакции. J Exp Psychol 17, 315–341 (1934).

    Артикул Google ученый

  • Куснир, Ф. и Тут, Г. Формирование автоматических буквенно-цветовых ассоциаций у несинестетов посредством манипулирования вероятностью сочетания букв и цвета.Neuropsychologia 50, 3641–3652 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Маклауд, К. М. и Данбар, К. Тренировка и вмешательство типа Струпа: свидетельство непрерывности автоматизма. J Exp Psychol: обучение, память и познание 14, 126–135 (1988).

    CAS Google ученый

  • Мейер, Б. и Ротен, Н. Тренировка ассоциаций графема-цвет производит синестетический эффект Струпа, но не условную синестетическую реакцию.Neuropsychologia 47, 1208–1211 (2009).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Ротен, Н., Вантц, А. Л. и Мейер, Б. Тренировочная синестезия. Perception 40, 1248–1250 (2011).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Ротен, Н. и Мейер, Б. Приобретение синестезии: выводы из учебных исследований. Front Hum Neurosci 8, 109 (2014).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • Дерой, О.И Спенс К. Тренировки, гипноз и наркотики: искусственная синестезия или искусственный рай? Фронт Психол 4, 660 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • Маркс, Д. Ф. Различия в визуальных образах при воспроизведении картинок. Brit J Psychol 64, 17–24 (1973).

    CAS Статья ОБЪЯВЛЕНИЯ PubMed Google ученый

  • Рейсберг, Д., Пирсон, Д. Г. и Кослин, С. М. Интуиция и самоанализ относительно образов: роль образовательного опыта в формировании теоретических взглядов исследователя. Applied Cog Psychol 17, 147–160 (2003).

    Артикул Google ученый

  • Барнетт, К. Дж. И Ньюэлл, Ф. Н. Синестезия связана с улучшенными, самооценочными визуальными образами. Сознание 17, 1032–1039 (2008).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Мейер, Б.И Ротен, Н. Цветовая синестезия графема связана с особым когнитивным стилем. Фронт Психол 4, 632 (2013).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Уорд, Дж. И Сагив, Н. Синестезия для подсчета пальцев и схем игры в кости: случай более высокой синестезии? Neurocase 13, 86–93 (2007).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Ротен, Н., Цаканикос, Э., Мейер, Б. и Уорд, Дж. Цветные буквы и цифры (CLaN): надежный вопросник синестезии, основанный на факторном анализе. Сознательный. Cogn. 22. С. 1047–1060 (2013).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Иглман, Д. М., Каган, А. Д., Нельсон, С. С., Сагарам, Д. и Сарма, А. К. Стандартизированная батарея тестов для изучения синестезии. J. Neurosci Methods 159, 139–145 (2007).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Ротен, Н., Сет, А. К., Витцель, К. и Уорд, Дж. Диагностика синестезии с помощью онлайн-палитры цветов: максимальное повышение чувствительности и специфичности. J. Neurosci Methods 215, 156–160 (2013).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Мейер, Б. и Ротен, Н. Когда условные реакции «дают ответный огонь»: двунаправленная перекрестная активация создает возможности обучения в синестезии. Неврология 147, 569–572 (2007).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • Ротен, Н., Nyffeler, T., von Wartburg, R., Muri, R. & Meier, B. Теменно-затылочное подавление устраняет неявную двунаправленность в синестезии цвета графемы. Нейропсихология 48 (2010).

  • Бенедек М. и Кернбах К. Разложение данных по проводимости кожи с помощью неотрицательной деконволюции. Психофизиология 47, 647–658 (2010).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Simner, J. & Holenstein, E.Порядковая языковая персонификация как вариант синестезии. J Cogn Neurosci 19, 694–703 (2007).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Диксон, М. Дж., Смилек, Д. и Мерикл, П. М. Не все синестеты созданы равными: проектор против синестетов-ассоциаторов. Cogn влияет на поведение Neurosci 4, 335–343 (2004).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Уорд, Дж., Ли, Р., Салих, С. и Сагив, Н. Разновидности цветовой синестезии: новая теория феноменологических и поведенческих различий. Сознательный. Cogn. 16, 913–931 (2007).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Gobet, F. et al. Механизмы фрагментирования в человеческом обучении. Тенденции Cog Sci 5, 236–243 (2001).

    CAS Статья Google ученый

  • Гобет, Ф.Модели разделения опыта: значение для образования. Applied Cog Psychol 19, 183–204 (2005).

    Артикул Google ученый

  • Бор, Д., Камминг, Н., Скотт, К. Э. и Оуэн, А. М. Участие префронтальной коры в стратегиях вербального кодирования. Eur J Neurosci 19, 3365–3370 (2004).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Бор, Д., Дункан, Дж., Ли, А.К., Парр, А. и Оуэн, А. М. Вовлечение лобных долей в пространственный диапазон: сходящиеся исследования нормальной и нарушенной функции. Neuropsychologia 44, 229–237 (2006).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Бор, Д. и Оуэн, А. М. Общая префронтально-теменная сеть для мнемонических и математических стратегий перекодирования в рабочей памяти. Cereb Cortex 17, 778–786 (2007).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Terhune, D.Б., Вударчик, О. А., Кочупарампил, П., Кадош, Р. С. Повышенная размерно-зависимая визуальная рабочая память в синестезии графем-цвета. Познание, 129 (2013), 123–137.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • Ротен, Н. и Мейер, Б. Синестезия с использованием цвета графема дает обычное, а не экстраординарное преимущество памяти: данные группового исследования. Память 18, 258–264 (2010).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Ротен, Н., Мейер, Б. и Уорд, Дж. Улучшенная память: выводы из синестезии. Neurosci biobehavioral Rev 36, 1952–1963 (2012).

    Артикул Google ученый

  • Baron-Cohen, S. et al. Сочная память у человека с синестезией цветовой формы-числа и синдромом Аспергера. J Consciousness Studies 14, 237–251 (2007).

    Google ученый

  • Бор, Д., Биллингтон, Дж.& Барон-Коэн, С. Савант Память на цифры в случае синестезии и синдрома Аспергера связана с гиперактивностью в латеральной префронтальной коре. Neurocase 13, 311–319 (2007).

    Артикул PubMed Google ученый

  • Лурия А.Р. Разум мнемониста. (Издательство Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс, 1966).

  • Оуэн, А. М. и др. Проверяем тренировку мозга. Nature 465, 775–778 (2010).

    CAS Статья ОБЪЯВЛЕНИЯ PubMed PubMed Central Google ученый

  • Winawer, J. et al. Русский блюз показывает влияние языка на цветовую дискриминацию. Proc Natl Acad Sci U S. A 104, 7780–7785 (2007).

    CAS Статья ОБЪЯВЛЕНИЯ PubMed PubMed Central Google ученый

  • Вы синестет? Тесты на синестезию, чтобы выяснить это.

    Вам интересно, , если вы синестет? Тесты на синестезию — полезные инструменты, позволяющие прояснить ваше синестетическое путешествие.

    Тесты на синестезию являются золотым стандартом в науке . Тем не менее, не стоит относиться к результатам слишком серьезно.

    У

    тестов на синестезию есть свои плюсы и минусы. Поэтому рассматривайте их как забавный инструмент, позволяющий осознать свое синестетическое восприятие. И не как стопроцентно верный диагностический прибор.

    Быстрый тест на синестезию

    Нажмите здесь, чтобы увидеть больше тестов на синестезию

    Как это работает?

    В сенсориуме синестезии.com, вы, , найдете нашу серию тестов на синестезию . Есть 7 тестов о цветах цифр, букв, дней недели и месяцев.

    Один тест занимает от 5 до 25 минут . Эти тесты аналогичны тестам с синестезией и подтверждены научными исследованиями.

    «Научитесь медитировать, если хотите испытать синестезию».

    Тест на синестезию — это первый шаг к повышению вашего синестетического сознания. Выполните несколько упражнений по посредничеству синестезии , чтобы глубже исследовать свои чувства.Они помогают вам обнаружить и осознать свою синестезию в повседневной жизни.

    *** Если вы продолжите читать, это может повлиять на результат теста на синестезию ***

    Синестетические цвета соответствуют . Другими словами, цвет буквы «А» у синестета не меняется со временем. Этот принцип последовательности лежит в основе тестов на синестезию.

    Подход к повторному тестированию

    Спросите у кого-нибудь цвета букв, цифр, дней недели и месяцев.А затем повторить это через некоторое время . Если участник называет одинаковые (или хотя бы похожие) цвета для данной буквы, это считается типичным синестетиком.

    Эти тесты на согласованность также называются тестами на подлинность. Они проверяют, действительно ли восприятие цветов синестетично.

    Считается «золотым стандартом» диагностики синестезии. Однако это не так просто, как вы узнаете из этой статьи.

    Простая установка для проверки на синестезию

    Эта простая установка позволяет исследовать, может ли кто-то быть настоящим синестетом.
    Этот тип теста на синестезию называется тестом на согласованность из-за этого теста на согласованность цвета. Или некоторые исследователи называют это цветовым соответствием.

    Возможны разные тестовые интерфейсы

    Самое замечательное в этом тесте согласованности то, что может очень легко провести тест . Например, вы можете провести такой тест с друзьями и семьей, просто записав цвета на листе бумаги. После этого вы повторяете это и сравниваете цвета.

    В сети вы найдете различных цветовых палитр . Тот, который мы используем, включает в себя все 16 миллионов цветов для пространства RGB.

    Colorpicker теста Syneshtesia на Synesthesia.com. Вы можете выбрать цвет, который лучше всего сочетается с цифрой, буквой, днем ​​недели или месяцем.

    Пространство RGB содержит 16 миллионов цветов.

    Некоторые исследователи, например Никола Ротен, доктор философии, любят работать с оттенком, насыщенностью и легкостью.

    В других настройках таких тестов используется подмножество цветов.

    Тесты на синестезию: также работает палитра цветов с подмножеством цветов.

    В конце концов, существует множество различных возможностей проведения такого теста на непротиворечивость. Принцип тестового повторного выбора цвета остается прежним.

    Выберите наиболее подходящий цвет.

    Процедура теста на синестезию всегда аналогична. Вы видите букву, число, день недели или месяц, а затем выбираете цвет, который лучше всего подходит для вас .

    Но есть дополнительные задания, которые помогают исследовать природу таких цветов.

    У некоторых людей может быть отличная память. Таким образом, они могут запомнить цвета, которые они выбирают.

    Или некоторые люди создают определенные ассоциации. Например, если автобус номер 7 в их городе синий, они тогда назовут его синим вместо номера 7.

    Тесты реакции, также известные как Stroop Task

    Есть несколько способов отфильтровать запомненные цветовые ассоциации.

    Один из них называется Stroop task или, как мы его называем, тест на реакцию.

    Например, буква «А» для вас красная.

    Во время выполнения задачи Stroop буква «A» отображается либо синим, либо красным цветом. Вам нужно решить как можно быстрее , принадлежит ли буква «А» вашему цвету или нет.

    Тест на синестезию измеряет ваше время реакции и правильно ли вы определили, был ли это ваш цвет или нет.

    У участников, которые не резонируют с синестезией, время реакции на больше .

    Синестеты реагируют быстрее и точнее.

    Для синестетов это интуитивно . Следовательно, время реакции короче.

    Чем короче время реакции, тем более типичным является синестетик.

    Измерение времени реакции — это научная процедура. Но из-за технических ограничений в Интернете мы не можем гарантировать полные экспериментальные условия. Осторожно оценивайте время реакции.

    И да, это весело! И это также есть в нашем тесте на синестезию.

    Цветовое разнообразие: неужели все только в черном?

    Мы узнали, что если кто-то выбирает одинаковые цвета для данной буквы, это типичный синестетик. И если они проходят тест на реакцию, это подтверждается.

    Но что произойдет, если кто-то просто выберет черный для всей буквы?

    Выбор черного для всех букв — нетипичный синестетик

    Для многих это интуитивно понятно, поскольку буквы часто пишутся черным по белому.

    И если кто-то выберет черный для всех букв, то при оценке это будет означать, что они выбрали похожие цвета. И они также могли бы хорошо забить во время задания Струпа.

    Но черные буквы не обязательно типичны для синестетических переживаний .

    Есть еще одно измерение, которое мы задействуем в нашей оценке. Вы также найдете это в батарее Synesthesia.

    Это цветовая дисперсия. Или как мы это называем: цветового разнообразия.

    Какое цветовое разнообразие?

    В качестве крайнего примера:

    Все три буквы черные. Цветовое разнообразие очень низкое, потому что он просто черный.

    Эти три буквы имеют разные цвета. Таким образом, цветовое разнообразие велико .

    Такое измерение помогает гарантировать, что участники, которые выбирают только черный цвет, не классифицируются как синестеты.

    Как измерить сходство цветов.

    Мы используем некоторую арифметику, чтобы измерить сходство любых цветов.

    Цвета действуют как точки в пространстве. Если у вас два цвета, они как две точки. Вы можете измерить расстояние между этими точками, цветами соответственно.

    Если дистанция у меня большая, то это значит, что цвета очень разные. Если расстояние небольшое, цвета похожие или одинаковые.

    Батарея синестезии: стандартный тест

    Батарея синестезии Иглмана и др. это стандартный тест, который используется исследователями для проверки участников синестетиков в своих исследованиях. Они оценили этот тест и подтвердили надежность.

    Наш тест на синестезию также соответствует этим научным стандартам. Создавая тесты на синестезию на сайте synesthesia.com, мы также ориентировались на результаты и стандартные значения Synesthesia Battery.

    Однако синестетические переживания непостоянны. И хотя эти тесты на синестезию находят согласие в научном сообществе, у них есть свои плюсы и минусы.

    Мы рассмотрим эти преимущества и недостатки чуть позже. А пока подведем итог:

    Резюме: Как работает тест на синестезию?

    Повторный тест, задача Stroop и цветовое разнообразие.

    • Пользователи выбирают цвета для нескольких букв, цифр, дней недели и месяцев.
    • Повторите запрос . Если участники выбрали похожие цвета, это считается синестезией
    • .
    • Затем участники выполняют тест на реакцию . Если они быстро и правильно решают, соответствуют ли отображаемые буквы их цвету, это типичная синестезия.
    • После этого мы вычисляем цветовое разнообразие .

    Доступны все функции. Загрузите его сейчас из Play Store .

    Или вы хотите начать тест на синестезию прямо сейчас?

    Сделайте тест на синестезию

    Мы увидели, что тесты на синестезию являются ценным инструментом для понимания синестетических способностей.

    Однако есть преимущества и недостатков этих тестов на синестезию.

    Плюсы тестов на непротиворечивость

    Ценный инструмент для начала синестетического путешествия

    В общем, большой плюс в том, что может стать ценным инструментом для того, чтобы начать свое синестетическое путешествие .Будучи «вынужденными» выбирать цвет предметов, например числа, участники начинают задумываться над этим.

    И это также помогает получить оценку. Несмотря на то, что у этих оценок или диагнозов есть свои пределы, они имеют ценность.

    Не расстраивайтесь после оценки теста.

    Важно то, что эти оценки должны побудить вас изучить свои синестетические способности s. Цель — никого не обескураживать.

    Скажем; у вас низкий балл по будням -> Синестезия цвета.Эта оценка не означает, что у вас нет других типов синестезии.

    Каким бы ни был результат, продолжайте исследовать свои чувства.

    Научно одобренный метод

    С помощью такого теста на согласованность мы можем более или менее успешно отличить синестеты от контроля.

    Наука оценила тесты на согласованность , и это кажется надежным.

    Он позволяет тестировать некоторые из наиболее распространенных типов синестезии, такие как синестезия графема и цвета.

    Легко наносится

    Тесты на согласованность просты в использовании . Они либо выполняются онлайн, но вы можете сделать это просто с помощью листа бумаги.

    Минусы тестов на синестезию:

    Не работает для всех типов синестезии

    Этот тип теста на согласованность применим только для определенных типов синестезий.

    Мы можем использовать палитру цветов для определенных типов синестезий, таких как Синестезия Letter — Color.Но есть и другие типы.

    Например, было бы трудно проверить тип синестезии, вызывающей запахи, чтобы увидеть цвет. В отличие от палитры цветов, где вы можете выбирать из миллионов цветов, вы не можете (пока) сделать это для запахов.

    Не все синестеты показывают последовательность

    Хотя это догма синестезии о том, что синестетические цвета согласованы, есть голоса, которые утверждают, что это не обязательно верно для всех синестетов .Джулия Симнер называет это возможным самоисполняющимся пророчеством.

    Если мы определим синестетов как людей, которые постоянно воспринимают цвета букв, только люди, соответствующие цветам, являются синестетами.

    Так что, возможно, нам нужно открыть для себя возможность того, что цвета букв могут меняться со временем.

    Насколько постоянство достаточно постоянное? Где провести черту?

    Если у вас 100 баллов, вы синестет, если у вас 101 балл, чем нет.

    Звучит странно, правда?

    Такой порог, вероятно, не отражает истинную природу синестезии . Так что сложно сказать, насколько последовательность достаточно последовательна.

    Нет резкой линии , разделяющей синестеты и несинестеты.

    Стандартная процедура была похожа на следующую: пусть некоторые осведомленные синестеты и контроли проведут такой тест на синестезию.

    По оценкам синестетов и контрольной группы исследователи провели черту.Такой порог в виде резкой линии может не подойти.

    Неосведомленные синестеты могут не работать так же, как осведомленные синестеты

    Также может быть, что неосведомленный синестет может работать не так хорошо . Некоторые люди не знают цвета своих номеров.

    Итак, если они начнут тест на синестезию, они могут набрать меньше очков, чем синестеты с повышенной синестезией.

    О поиске баланса между «ложноположительными» и «ложноотрицательными».”

    Что это значит?

    Ложные срабатывания — это несинестеты, которые ошибочно классифицируются как синестеты.

    Ложноотрицательные являются синестетами, ошибочно классифицируемыми как несинестеты.

    Итак, между этими двумя понятиями должен быть баланс. И здесь мы боремся.

    Если мы установим порог слишком высоким , синестеты могут быть классифицированы как несинестеты.

    Если порог слишком низкий , то несинестеты могут быть классифицированы как синестеты.

    Такие дифференцированные результаты тестов имеют решающее значение, чтобы избежать путаницы в исследованиях синестетов и несинестетов. Если вы хотите узнать больше, прочтите нашу «статью».

    Как мы решаем эти проблемы в нашей оценке

    По нашему опыту, некоторым людям просто сложно дать окончательное заключение. Поэтому мы включаем в нашу оценку «нечеткий диапазон».

    Если кто-то получил оценку в «нечетком диапазоне», мы заявляем, что не можем сделать заявление о потенциальной синестезии.Таким образом мы стараемся избегать неправильной классификации.

    Какова распространенность синестезии? Мы не знаем!

    Такая неопределенность в оценке тестов является причиной того, что у нас нет точных данных о распространенности синестезии.

    Насколько распространена синестезия? Оценки и исследования сильно разнятся. И еще это зависит от типа синестезии и от того, какой метод она используется.

    С одной стороны, потому что сложно диагностировать синестезию.

    С другой стороны, существует много типов синестезии, которые мы не можем легко проверить.

    Если вы хотите узнать больше о проблемах тестов на синестезию и о том, почему трудно назвать распространенность синестезии, ознакомьтесь с нашей статьей о «распространенности синестезии».

    Если вы хотите проверить свою синестезию, попробуйте нашу серию тестов.

    7 тестов на синестезию

    Тест на зрительную синестезию — еще одна разновидность теста.Есть некоторые споры, если этот метод является полностью надежным в диагностике синестезии. Однако это весело.

    Давай попробуем!

    Вы увидите картинку с пятерками.

    Найдите двойки как можно быстрее.

    Вы готовы к этому? Прокрутить вниз!

    Где двойки?

    Найдите решение.

    Вы нашли это. Некоторые ученые утверждают, что синестеты его видят быстрее. Эти изображения взяты из Ramachandran and Hubbard, 2001.

    Заключительные слова:

    Каким бы ни был результат таких тестов, более важно, что вам интересно узнать о своих чувствах и вашем восприятии в целом.

    Конечно, полезно, если вы идентифицируете себя как синестет.Но и наклеивать ярлыки не всегда обязательно. Если вы не уверены, есть ли у вас синестезия или нет, не возражайте.

    Синестезия — это ваш опыт , а не баллы и результаты каких-либо тестов.

    «Если вы надеетесь испытать синестезию, научитесь медитировать».

    Медитация развивает синестезию. В Сенсориуме вы найдете более 150 упражнений, которые задействуют все ваши чувства. Эти осознанные и синестетические действия помогут вам обнаружить и испытать синестезию в повседневной жизни.

    Возьмите 10 минут и начните прямо сейчас бесплатно!

    Начать синестетическую медитацию

    Или посетите нашу серию тестов.

    Бесплатные тесты на синестезию

    Загрузите приложение Synesthesia Meditation в Google Play

    Определение синестезии по Merriam-Webster

    syn · es · the · sia | \ ˌSi-nəs-ˈthē-zh (ē-) ə \

    1 : сопутствующее ощущение особенно : субъективное ощущение или образ чувства (как цвета), отличного от того, которое стимулируется (как звука)

    2 : состояние, отмеченное переживанием таких ощущений

    Синестезия | Интернет-энциклопедия философии

    Слово «синестезия» или «синестезия» происходит от греческих корней: син, , означающего союз, и эстетика, , означающего ощущение: союз чувств.Многие исследователи используют термин «синестезия» для обозначения аномалии восприятия, при которой сенсорный стимул, связанный с одной модальностью восприятия, автоматически запускает другой непреодолимый сенсорный опыт, который обычно, но не всегда, связан с другой модальностью восприятия, как когда музыкальные тоны вызывают визуальное восприятие цветов («цветной слух»). Другие исследователи рассматривают дополнительные необычные соответствия в категории синестезий, включая автоматические ассоциации определенных объектов с полами, приписывание уникальных личностей числам и непроизвольное присвоение пространственного положения месяцам или дням недели.Многие синестеты испытывают более одного кросс-модального соответствия, а другие, у которых есть необычный кросс-модальный сенсорный опыт, также имеют некоторые несенсорные соответствия, такие как упомянутые выше.

    Исследователи из самых разных областей, включая неврологию, нейробиологию, психологию и эстетику, проявили интерес к феномену синестезии. Рассмотрение синестезии также пролило свет на важные вопросы философии разума и когнитивной науки. Например, одна из наиболее широко обсуждаемых проблем современной философии разума заключалась в том, чтобы определить, насколько сознание соответствует физическим описаниям мира.Сознание относится к кажущемуся несводимым субъективному ощущению продолжающегося опыта или к характеру , на что он похож . Философы пытались свести сознание к свойствам, которые в конечном итоге будут более поддающимися физическим характеристикам, таким как репрезентативные или функциональные свойства разума. Некоторые философы утверждали, что редуктивные теории, такие как репрезентационализм и функционализм, не могут объяснить синестетический опыт.

    Другой метафизический проект — дать представление о природе цвета.Есть два основных типа взглядов на природу цвета. Цветовые объективисты считают цвет реальной чертой внешнего мира. Цветовые субъективисты считают, что цвет является зависимой от разума особенностью объекта (или его опыта). Синестезия использовалась как контрпример цветному объективизму. Однако не все согласны с тем, что для этой цели можно использовать синестезию. Синестезия также обсуждалась в отношении вопроса о том, какие свойства перцептивного опыта могут представлять объекты как имеющие (например, цвета).Стандартное представление состоит в том, что восприятие цвета представляет объекты как обладающие цветовыми свойствами, но особый вид синестезии цвета графемы может показать, что восприятие цвета может означать числовое значение. Если это верно, это показывает, что переживания восприятия могут представлять так называемые «высокоуровневые» свойства.

    Synesthesia также может быть полезна при решении вопроса о том, как мысленная обработка может быть настолько эффективной, учитывая обилие мысленно сохраненной информации и широкий спектр проблем, с которыми мы сталкиваемся, каждая из которых требует очень специфических, хотя и разных, обрабатывающих решений.Модульная теория разума — это теория о ментальной архитектуре и обработке, направленная на решение этих проблем. Согласно модульной теории, по крайней мере, некоторая обработка выполняется в инкапсулированных с помощью информации субблоках, которые эволюционировали для выполнения уникальных задач обработки. Синестезия использовалась в качестве поддержки ментальной модульности несколькими способами. В то время как некоторые утверждают, что синестезия возникает из-за дополнительного модуля, другие утверждают, что синестезию лучше объяснить как нарушение барьера, который не позволяет разделить информацию между модулями.

    Эта статья начинается с обзора синестезии, за которым следует обсуждение синестезии, поскольку она была актуальна для философов и когнитивистов в их обсуждениях природы сознания, цвета, ментальной архитектуры и восприятия, а также некоторых других тем.

    Содержание

    1. Синестезия
    2. Сознание
      1. Репрезентативность
      2. Функционализм
    3. Модульность
    4. Теории цвета
    5. Необычайная особенность синестезии цветовой графемы
    6. Философская психология Витгенштейна
    7. Индивидуализация чувств
    8. Эстетика и «литературная синестезия»
    9. Синестезия и творчество
    10. Ссылки и дополнительная литература

    1.Синестезия

    Большинство считает синестезию относительно редким феноменом восприятия. Однако сообщения о распространенности варьируют от 1 из 25 000 (Cytowic, 1997) до 1 из 200 (Galton, 1880) и даже до 1 из 20 (Simner et al., 2006). Обычно это связано с интермодальным опытом, например, когда звук вызывает одновременное цветовое восприятие (фотизм), но это также может происходить внутри модальностей. Например, в синестезии цвета графемы визуальное восприятие буквенно-цифровых графем, таких как «4» или «g», вызывает цветные фотизмы.Эти цветные фотизмы могут казаться синестету локализованными внутри разума, в приличном пространстве, окружающем тело синестета (Grossenbacher & Lovelace, 2001), или проецироваться прямо там, где расположена индуцирующая графема, возможно, как если бы была помещена прозрачность. поверх графемы (Dixon, et al., 2004). Сообщаемые кросс-модальные синестезии также включают обонятельно-тактильные (когда запах вызывает тактильные ощущения, такие как гладкость), тактильно-обонятельные, вкусовые-цветные, вкусовые-тактильные и зрительно-обонятельные, среди прочего.Неясно, какой из них наиболее распространен. Некоторые исследователи сообщают, что цветной слух является наиболее часто встречающейся формой синестезии (Cytowic, 1989; Harrison & Baron-Cohen, 1997), а другие сообщают, что примерно 68% синестетов имеют разнообразие цветов графема (Day, 2005). Менее распространенные формы включают звуко-обонятельные, вкусовые и обонятельные. В последние годы исследователи синестезии все чаще обращаются к ассоциациям, которые не соответствуют типичному профилю синестезии перекрестных активаций между сенсорными модальностями, таким как ассоциации конкретных объектов с полами, приписывание уникальных личностей определенным числам и непроизвольное присвоение пространственные местоположения по месяцам или дням недели.Многие синестеты сообщают об этих необычных соответствиях в дополнение к кросс-модальным ассоциациям.

    Предполагается, что большинство изученных синестезий имеют генетическое происхождение (Asher et al., 2009). Давно замечено, что синестезия имеет тенденцию передаваться по наследству (Galton, 1883), и более высокая доля синестетических женщин заставила некоторых предположить, что она переносится X-хромосомой (Cytowic, 1997; Ward & Simner, 2005). Однако есть также сообщения о приобретенных синестезиях, вызванных лекарствами, такими как ЛСД или мескалин (Rang & Dale, 1987), или вызванными неврологическими состояниями, такими как эпилепсия, травма или другие поражения (Cytowic, 1997; Harrison & Baron-Cohen, 1997; Critchley, 1997).Недавние исследования показывают, что это может быть даже вызвано тренировкой (Meier & Rothen, 2009; Proulx, 2010) или постгипнотическим внушением (Kadosh et al., 2009). Другая гипотеза состоит в том, что синестезия может иметь как генетическое происхождение, так и происхождение, связанное с развитием. Кроме того, некоторые исследования предполагают, что синестезия может возникать у генетически предрасположенных детей в ответ на сложные учебные задачи, такие как развитие грамотности.

    До недавнего времени первичные доказательства синестезии исходили из устных отчетов, основанных на интроспективе.Согласно Харрисону и Барон-Коэну (1997), синестезия поздно стала предметом научного интереса, потому что ранее преобладающие бихевиористы отвергали важность субъективных феноменов и интроспективных отчетов. Некоторые другие исследователи продолжают преуменьшать значение синестезии, утверждая, что инициированные совпадения, скорее всего, носят идеальный, а не перцептивный характер (обсуждение и критику этой точки зрения см. В Cytowic, 1989; Harrison, 2001; Ramachandran & Hubbard, 2001a).Одна из гипотез состоит в том, что синестетические идеи возникают в результате усвоенных ассоциаций, которые настолько ярки в сознании синестетов, что субъекты ошибочно истолковывают их как перцептивные явления. Однако по мере того как психологи вернулись от физикализма к ментализму, субъективный опыт стал более приемлемым в качестве области научного исследования. В последние годы ученые начали изучать аспекты субъективности, такие как фотизмы синестетов, используя научные методы от третьего лица.

    Недавняя эмпирическая работа по синестезии предполагает ее перцептивную реальность.Например, считается, что синестезия влияет на внимание (Smilek et al., 2003). Более того, синестеты уже давно сообщают, что фотизмы могут помочь с памятью (Luria, 1968). И действительно, стандартные тесты памяти показывают, что синестеты лучше запоминают, в чем могут быть задействованы фотизмы (Cytowic 1997; Smilek et al., 2002).

    Другие исследования, направленные на подтверждение легитимности синестезии, продемонстрировали, что истинную синестезию можно отличить от других распространенных типов усвоенных ассоциаций тем, что она удивительно последовательна; с течением времени пары ощущений синестетов (например, графема 4 с синим цветом) остаются стабильными при нескольких тестах, в то время как большинство усвоенных ассоциаций — нет.Синестеты, протестированные и повторно протестированные для подтверждения согласованности пар несколько раз, с интервалом в годы и без предупреждения, демонстрируют согласованность до 90% (Baron-Cohen, et al., 1987). Несинестетические ассоциаторы далеко не так последовательны.

    Групповые эксперименты используются для различения перцептивных и неперцептивных характеристик опыта (Beck, 1966; Treisman, 1982). В обычных групповых экспериментах испытуемые рассматривают сцену, состоящую из вертикальных и наклонных линий.При восприятии наклонные и вертикальные линии кажутся сгруппированными независимо. Исследования, кажется, показывают, что некоторые синестеты цвета графемы подвержены эффектам всплывания и группирования на основе цветных фотизмов (Ramachandran & Hubbard, 2001a, b; Edquist et al ., 2006). Если массив двоек в форме треугольника скрыт внутри поля отвлекающих графем, таких как пятерки, двойки могут «выскочить» или сразу и заметно проявиться в опыте как образующие треугольник, пока цвет, приписанный Комбинации 2 несовместимы с цветом 5 (Рамачандран и Хаббард, 2001b).

    Некоторые используют эти исследования, чтобы показать, что, по крайней мере, для некоторых синестетов, совпадающие цвета являются подлинно перцептивными феноменами, возникающими на относительно ранней предсознательной стадии визуальной обработки, а не связанными идеями, которые возникнут позже в процессе обработки.

    Другое исследование, которое часто называют доказательством реальности восприятия синестетических фотизмов, показывает, что синестеты подвержены эффектам Струпа из-за цветных фотизмов. Когда синестетам была показана рука с несколькими пальцами, окрашенными в соответствии с цветным фотизмом, который синестеты обычно проецировали на предметы, обозначающие это количество, они быстрее определяли фактическое количество отображаемых пальцев, чем когда пальцы были окрашены в цвет, несовместимый с фотизмом. обычно ассоциируется с вещами, значимыми из этого количества (Ward and Sagiv, 2007).

    Наконец, Smilek et al. (2001) провели исследование с синестетом, который они называют «С», что предполагает перцептивную реальность синестезии. В исследовании значимые графемы представлены индивидуально на фоне фона, который либо конгруэнтен, либо несовместим с фотизмом, связанным с графемой. Если графемы действительно воспринимаются как цветные, то их будет труднее различить синестетами, когда они представлены на совпадающем фоне. У C действительно были трудности с распознаванием графемы при конгруэнтных, но не неконгруэнтных испытаниях.В аналогичном исследовании C была показана цифра «2» или «4», скрытая в поле других цифр. И снова фон был либо конгруэнтным, либо несовместимым с фотизмом C, связанным с целевой цифрой. C испытывал трудности с обнаружением целевой цифры, когда фон соответствовал цвету фотизма цели, но не тогда, когда он был неконгруэнтным.

    Тем не менее, другой набор недавних исследований может рассматриваться как ставящий под вопрос, действительно ли некоторые из вышеперечисленных исследований демонстрируют перцептивную реальность синестезии.Мейер и Ротен (2009) показали, что несинестеты, обученные в течение нескольких недель ассоциировать определенные числа и цвета, ведут себя аналогично синестетам в исследованиях синестетиков Струпа. Цвета, которые несинестетов учили ассоциировать с определенными графемами, мешали их способности идентифицировать целевые графемы. Более того, Кадош и др. (2009) показали, что легко внушаемые несинестеты сообщают об аномальных кросс-модальных переживаниях, подобных врожденным синестетам, и ведут себя аналогично синестету С Смилека при идентификации цели после получения постгипнотических внушений, направленных на запуск пар графема-цвет.Некоторые исследователи делают вывод из этих исследований, что подлинные синестетические переживания могут быть вызваны тренировкой или гипнозом. Но неясно, подтверждают ли доказательства такой вывод, поскольку результаты согласуются с наличием просто сильных ассоциаций, не связанных с восприятием. В случаях постгипнотического внушения участники могут просто вести себя , как если бы они испытали настоящую синестезию. Альтернативный вывод, который можно сделать из этих исследований, может заключаться в том, что Струп и исследования идентификации, проведенные с C, не демонстрируют перцептивную реальность синестезии.Тем не менее, не было установлено, что тренировка и гипноз могут воспроизвести все эффекты, такие как долговечность ассоциаций у «естественных» синестетов, и мало кто сомневается, что синестеты испытывают подлинные цветные фотизмы в присутствии индуцирующих стимулов.

    Для большинства цветных синестетов графема цветные фотизмы индуцируются формальными свойствами графемы (нижняя синестезия). В некоторых, однако, цветные фотизмы могут быть соотнесены с когнитивными представлениями высокого уровня, определяющими, что графема представляет собой (высшая синестезия).Высшую синестезию можно отличить от более низкой синестезии по нескольким тестируемым типам поведения.

    Во-первых, люди с более высокой синестезией часто имеют одинаковые синестетические переживания (например, видят одни и те же цвета) в ответ на несколько индукторов, которые имеют общее значение — например, 5, V и массив из пяти точек могут все вызывать зеленый фотизм. (Рамачандран и Хаббард, 2001b; Уорд и Сагив, 2007). Во-вторых, некоторые синестеты с высшим цветом графема будут испытывать цветные фотизмы как тогда, когда они достоверно воспринимают внешнее число, так и когда они просто воображают или думают о числовом понятии.Диксон и др. (2000) показал одному синестету уравнение «4 + 3», за которым следует цветовой участок. Их участник медленнее называл цвет пятна, когда он несовместим с фотизмом, обычно связанным с числом, которое является решением уравнения. Если размышление только о числовой концепции вызывает фотизм, тогда следует ожидать, что фотизм будет мешать идентификации цвета пятна.

    Более того, когда человек с более высокой синестезией видит неоднозначную графему, например форму, которая напоминает как 13, так и B, он или она может пометить ее разными цветами, когда она представлена ​​в разных контекстах.Например, когда графема представлена ​​в серии «12, 13 , 14», она может вызвать один фотизм, но может вызвать другой фотизм, когда он представлен в серии, A, 13 , C Это говорит о том, что не только форма графемы вызывает здесь фотизм, но и приписываемое семантическое значение (Dixon et al., 2006). Точно так же, если массив меньших «3» расположен в форме большей «5», человек с синестезией более высокого графема может пометить фигуру одноцветным фотизмом, обращаясь к нему как к массиву «3». , но отметьте его фотизмом другого цвета, когда будете обращать на него внимание одной цифрой «5» (Ramachandran & Hubbard, 2000).

    2. Сознание

    Некоторые утверждают, что синестезия представляет трудности для определенных теорий разума, когда дело доходит до сознательного опыта, таких как репрезентация (Wager, 1999, 2001; Rosenberg, 2004) и функционализм (JA Gray, 1998, 2003, 2004, JA Gray et al. ; 1997, 2002, 2006). Эти утверждения спорны и подробно обсуждаются в следующих двух разделах.

    а. Репрезентационализм

    Репрезентационализм — это точка зрения, согласно которой феноменальный характер опыта (или свойства, отвечающие за то, «каково это» пережить опыт) исчерпывается или, по крайней мере, супервентен на его репрезентативное содержание (Chalmers, 2004).Это означает, что не может быть феноменальной разницы при отсутствии репрезентативной разницы, и, если два эмпирических состояния неразличимы по отношению к репрезентативному содержанию, то они должны иметь одинаковый феноменальный характер. Редуктивные бренды репрезентационализма говорят, что качественные аспекты сознания — это просто свойства, представленные в перцептивном опыте (то есть репрезентативное содержание). Например, возможно, сознательное визуальное ощущение далекого самолета, летящего по небу, — это просто изображение серебряного объекта, движущегося по синему фону (Tye, 1995, стр.93).

    Согласно Wager (1999, 2001) и Rosenberg (2004) синестезия показывает, что феноменальный характер не всегда зависит от репрезентативного содержания, потому что ментальные состояния могут быть одинаковыми репрезентативно, но различаться, когда дело доходит до эмпирического характера. Уэйджер называет это проблемой «дополнительных квалиа» (1999, стр. 268), отмечая, что его возражение конкретно нацелено на экстерналистов версий репрезентации (стр. 276), утверждая, что феноменальное содержание зависит от того, каков мир (например, идеальные физические копии могут различаться по эмпирическому характеру, учитывая, что их окружение различается).Между тем, Розенберг (2004, с. 101) приводит примеры синестетов, которые видят цвета, когда чувствуют боль или слышат громкие звуки. Согласно Розенбергу, нет никакой разницы между репрезентативным содержанием синестета и обычного человека: в случае боли они оба могут представлять повреждение тела, предположим, определенной интенсивности, местоположения и продолжительности. Опять же, эти примеры призваны показать, что ментальные состояния с одинаковым репрезентативным содержанием могут различаться на опыте.Однако другие отвергают такой аргумент.

    Альтер (2006, стр. 4) утверждает, что анализ Розенберга не учитывает правдоподобные различия между рассматриваемым репрезентативным содержанием. Синестет, который сознательно представляет телесные повреждения, скажем, оранжевым, представляет боль иначе, чем обычный человек. Природу этого репрезентативного различия можно понять по-разному: возможно, отличается способ, которым они представляют свои интенциональные объекты, или, возможно, их интенциональные объекты различаются (или и то, и другое).Короче говоря, предполагается, что синестет и обычный человек репрезентативно не одно и то же, и то, что разные виды опыта представляют по-разному, не представляет угрозы для репрезентации. Возьмем тривиальный случай: осознанная разница между прикосновением к снежному кому и наблюдением за ним объясняется тем, что они представляются по-разному (только один из них представляет снежный ком как холодный).

    Обращаясь к пари, он рассматривает три случая, которые все касаются синестета по имени Синтия, которая испытывает дополнительные визуальные квалиа в форме красного прямоугольника, когда она слышит ноту Middle C.Случаи различаются в зависимости от рассматриваемой версии экстернализма. Случай 1 исследует простую случайную теорию ковариации феноменального содержания, случай 2 — теорию, сочетающую ковариацию и телеологию (например, Tye’s, 1995), а случай 3 касается чисто телеологического описания (например, Dretske, 1995). Эти случаи якобы показывают, что синестетический и обычный опыт могут иметь одно и то же содержание, несмотря на различия в качественном характере. Общий ответ Р. Грея (2001a, 2004, pp.68-9) состоит в том, что синестетический опыт действительно отличается репрезентативно, поскольку он искажает .

    Например, вместо того, чтобы приписывать красноту и прямоугольность среднему C, почему бы не приписать их искажению красного прямоугольника, вызванному слуховым стимулом? Может ли репрезентационализм дать правдоподобное объяснение искажения фактов — открытый вопрос, однако, возможно, его проблемы с синестезией могут быть решены, выполнив этот долг объяснений.

    Что касается случая 1, возможно, у Синтии нет дополнительного репрезентативного содержания.Если содержание определяется совместными вариациями репрезентации и содержания, которое оно отслеживает, то, поскольку во внешнем мире нет красного треугольника, возможно, ее опыт представляет только Среднюю С, как и в случае с обычным человеком ( Вейджер, 1999, с.269). Если так, то при отсутствии репрезентативного различия будет качественное различие, и эта версия репрезентативности будет опровергнута. С другой стороны, Уэйджер допускает, что возражение могло бы потерпеть неудачу, если бы Синтия в прошлом визуально ощущала красные полосы, поскольку тогда ее синестетический опыт, возможно, репрезентативно не такой, как у обычного человека, слушающего Middle C.Это связано с тем, что экстерналист может ответить, что опыт Синтии представляет собой дизъюнкцию «красная полоса или средняя точка» (с. 270), чем отличается от опыта обычного человека. Однако Вейджер затем утверждает, что синестет, который никогда не видел красных полос, потому что она врожденная слепота (Слепая Синтия), будет иметь то же репрезентативное содержание, что и обычный человек (они оба будут просто представлять Среднюю С), и, тем не менее, поскольку она также будет испытывать дополнительные qualia, возражение все-таки принимается.

    В ответ Р. Грей (2001a, стр. 342) указывает, что это ставит под вопрос экстерналист, поскольку предполагает, что синестетическое цветовое восприятие не зависит от фона обычного цветового опыта. Если это так, то не может быть врожденного слепого синестета, поскольку какие бы внутренние состояния Слепой Синтии ни были, не представляли бы цвета. Вейджер, в свою очередь, признал эту точку зрения (2001, с. 349), хотя он утверждает, что более естественно предположить, что опыт Слепой Синтии, тем не менее, был бы совсем другим.Поддержку точки зрения Вейджера можно найти в таких примерах, как дальтоники-синестеты, сообщающие о «марсианских» цветах, недоступных для обычного визуального восприятия (Ramachandran and Hubbard, 2003a).

    Вейджер также признает, что случай 1 игнорирует теории, позволяющие репрезентативному содержанию зависеть от эволюционных функций, и поэтому возможность того, что слепой синестет функционирует по-другому при обработке Middle C, должна быть исследована. Это приводит ко второму и третьему случаям.

    Случай 2 разработан на основе гибридной теории Тая, согласно которой феноменальный характер зависит от эволюционных функций для существ, которые эволюционировали, и причинной ко-вариации для существ, которые не эволюционировали, таких как Болотный человек (ваш идеальный физический дубликат, который только что появился в результате удара молнии в болотный материал).Уэйджер утверждает, что, с точки зрения Тая, Middle C запускает внутреннее состояние с телеологической функцией отслеживания красного цвета у врожденно слепого синестета. Следовательно, Тай может объяснить идею о том, что Слепая Синтия будет изображать иначе, чем обычный человек.

    Однако теперь проблема состоит в том, что кажется, что экстерналист должен неправдоподобно различать феноменальное содержание гипотетического слепого синестета и слепого болотного синеста (Слепая болотная Синтия), когда каждый из них переживает Среднюю С.Напомним, что теория Тая не позволяет использовать телеологию для объяснения репрезентативного содержания в случаях Свампперсона. Но если Тай вернется к каузальной ко-вариации, проблема, рассмотренная в первом случае, вернется. Поскольку причинно-следственная связь слепого болотного синеста со средним C не отличается от такового у обычного человека, экстернализм, кажется, стремится к тому, чтобы сказать, что их содержание и опыт не различаются — то есть, поскольку состояние Синтии в Blind Swamp надежно совпадает с средним C, а не красный, это не может быть феноменальным восприятием красного.

    Однако это еще не конец. Р. Грей мог бы попытаться переработать свой ответ о том, что не может быть слепого синестета (болотного происхождения или нет), поскольку синестезия паразитирует на обычном цветовом восприятии. Еще один ответ, предложенный от имени Тая (Gray, 2001a, стр. 343), заключается в том, что Уэджер не принимает во внимание роль, которую играют «оптимальные» условия в теории Тая. В тех случаях, когда оптимальные условия не могут быть достигнуты, ковариация составляет всего лишь или представление. Но что считается оптимальным и как мы это узнаем? Возможно, оптимальные условия не будут достигнуты, если взаимозависимые отношения являются одним-многими (то есть, если внутреннее состояние изменяется вместе со многими стимулами, или если стимул изменяется со многими внутренними состояниями, Gray, 2001a, p.343). Так может быть и в случае синестетов, и если так, то синестетический опыт будет искажен и, следовательно, будет отличаться по содержанию. С другой стороны, Уэйджер оспаривает концепцию оптимальных условий Грея (2001, стр. 349), утверждая, что сам Тай признает, что они могут быть достигнуты в ситуациях, когда ко-вариация является одним-многими. Кроме того, Уэйджер (2001, с. 349) утверждает, что сопутствующие отношения Синтии Слепого Болота не являются одним-многими, поскольку ее синестетическое состояние совпадает только с Мидл С. Что касается утверждения Грея о том, что оптимальные условия для Синтии Слепого Болота не подходят, потому что Middle-C ко-варьируется со слишком большим количеством внутренних состояний, Wager (2001, стр.349) отвечает, что оптимальные условия действительно должны быть достигнуты, поскольку вполне вероятно, что существо с резервной зрительной системой могло иметь несколько независимых состояний, совместимых с данным стимулом и несущих информацию о нем. На это, однако, можно ответить, что наличие основного и резервного состояний с содержимым ничего не говорит о том, является ли содержимое резервного состояния слуховым или визуальным; Другими словами, Синтия Слепая Болота и слышит, и синестетически видит Среднюю С, или она просто слышит его посредством множественных состояний мозга (см.Gray, 2001a, стр. 343-344)? Хотя это резюме не исчерпывает дискуссии между Уэджером и Греем, результат для случая 2, кажется, вызывает спорные вопросы об оптимальных условиях: что они собой представляют и как мы узнаем, когда они достигаются или не достигаются?

    Наконец, в случае 3 рассматривается точка зрения, согласно которой феноменальный контент всегда зависит от функции отслеживания контента в состоянии, определяемой естественным отбором. Следовательно, экстерналист, такой как Дрецке, мог бы утверждать, что слепой синестет подвергается осечке в состоянии, которое, как предполагается, указывает на присутствие красного, а не среднего C.Критика Вейджера здесь касается гипотетического случая, когда синестезия приобретает эволюционную функцию представления Среднего С, в то время как зрительное восприятие исчезло у вида, хотя слух остается нормальным. На этот раз проблема в том, что кажется правдоподобным, что два человека с разными эволюционными историями могли испытать один и тот же синестетический опыт, но, согласно экстерналисту, их содержание будет отличаться (Wager, 1999, p.273). Возможно, что еще хуже, из экстернализма следует, что член этого нового синестетического вида, слушающий Среднюю С, будет иметь то же самое содержание и опыт, что и обычный представитель нашего собственного вида.

    Р. Грей отвечает, что он не понимает, почему экстерналист должен соглашаться с тем, что синестезия приобрела эволюционную функцию только потому, что она является адаптивной (2001a, стр. 344). Возвращаясь к его точке зрения о случаях 1 и 2, синестезия вполне может быть результатом нарушения зрительной системы, и утверждение, что у нее нет функции, совместимо с утверждением, что она улучшает физическую форму. Если синестезия не имеет телеологической функции, тогда экстерналист кейса 3 может отрицать, что содержимое мутировавшего синестета неотличимо от содержимого обычного человека.

    И все же, даже если Р. Грей прав в том, что аргумент в пользу подсчета синестезии как функциональной неубедителен, кажется, по крайней мере, возможным, какое-то существо эволюционирует так, что оно имеет состояния с функцией синестетического представления Среднего C. Является ли синестезия ошибкой или особенностью, зависит от, как признает Грей, эволюционных соображений (стр. 345, см. Также Gray, 2001b), поэтому Вагеру нужно только апеллировать к возможному миру, в котором эти соображения благоприятствуют его интерпретации, и он может получить свое контрпример экстерналистскому репрезентационализму (ср.Вейджер, 2001, с.348).

    С другой стороны, и, как замечает Р. Грей, самые сильные аргументы Вейджера не взяты из реального мира — и поэтому его возражения подобным же образом обращаются к тому самому виду спорных, «мысленных экспериментов и интуиции о возможности», которые он стремится дистанцировать от себя. собственные аргументы из (Wager, 1999, с.264). Учтите, что для случая 3 экстерналистов, поскольку болотные люди не обладают эволюционными функциями, они бессознательные зомби. Любой, кто готов принять такой результат, вероятно, не будет обеспокоен воображаемыми примерами Вейджера о синестетах.В конце концов, тот, кто думает, что отсутствие истории делает человека зомби, уже верит, что разные эволюционные истории могут иметь драматическое влияние на качественный характер опыта. Короче говоря, многое зависит от того, является ли Synethesia на самом деле результатом неисправности или работы отдельного телеофункционального модуля.

    Наконец, предположение о том, что репрезентативные свойства могут объяснить «экстра-квалиа» в споре судов по синестезии, учитывая опасения по поводу того, согласуется ли это с самоотчетами синестетов (то есть будет ли дальнейшее изучение самоотчетов убедительно поддержать утверждения о дополнительных репрезентативный контент?).Существует также общая неопределенность в отношении того, какой доказательственный вес следует придавать этим отчетам. Несмотря на энтузиазм Рамачандрана и Хаббарда по поводу метода «исследования интроспективных феноменологических отчетов этих субъектов» (2001b, стр. 7, № 3), они признают скептицизм многих психологов в отношении этого подхода.

    г. Функционализм

    Синестезия может представлять трудности для функционалистской теории разума при объяснении сознательного опыта. Функционализм определяет ментальные состояния с точки зрения их функций или причинных ролей в когнитивных системах, в противоположность их внутреннему характеру (то есть независимо от того, как они реализуются или реализуются физически).Здесь психические состояния характеризуются с точки зрения их опосредования причинно-следственных связей между сенсорным входом, поведенческим выходом и друг другом. Например, зуд — это состояние, вызванное, в частности, укусами комаров, которое приводит, помимо прочего, к склонности царапать пораженный участок. В качестве теории сознания функционализм утверждает, что качественные аспекты опыта конституируются (или, по крайней мере, определяются) функциональными ролями (например, Lycan, 1987).

    В серии статей J.A. Грей утверждал, что синестезия служит контрпримером функционализму, а также конкретной гипотезе Херли и Ноэ (2003a) о том, что сенсомоторные паттерны лучше всего объясняют вариации феноменального опыта.

    В теории Херли и Ноэ проводится различие между тем, что они называют «почтением» и «господством». Сенсорное почтение возникает, когда эмпирический характер соответствует корковой роли, а не сенсорному входу, и преобладает наоборот.Иногда

    нестандартных сенсорных сигналов «подчиняются» активности коры, например, когда стимуляция щеки пациента ощущается как прикосновение к отсутствующей руке. Здесь кора головного мозга «доминирует» в том смысле, что она производит ощущение отсутствующей конечности, несмотря на необычный входной сигнал. Одно из объяснений состоит в том, что нервные импульсы, поступающие в кортикальную область, предназначенную для создания ощущения прикосновения к щеке, «перетекают», запуская соседнюю кортикальную область, предназначенную для создания ощущения руки.Но кора головного мозга также может «откладывать» на нестандартный ввод, как в случае тактильных квалиа, испытываемых читателями Брайля, соответствующих активности в коре головного мозга зрительной . J.A. Грей (2003, стр. 193) отмечает, что при функционализме ожидается корковое почтение, а не доминирование, поскольку предполагается, что характер психического состояния зависит от его роли в опосредовании входов и выходов. Если эта эфферентно-афферентная посредническая роль изменится, то вместе с ней должен измениться и сенсорный характер состояния.

    Hurley and Noë (2003a) предполагают, что области коры, вовлеченные в одну сенсорную модальность, могут переходить в другую (и, таким образом, в них доминирует входная информация), если существуют новые сенсомоторные отношения, доступные для использования. В качестве поддержки они указывают, что простая иллюзия новых сенсомоторных отношений может вызвать корковое почтение. Так обстоит дело с пациентами с фантомными конечностями, которые могут испытывать иллюзию видения и движения отсутствующей конечности с помощью правильно расположенного зеркала.Со временем фантом часто исчезает, что приводит к предположению, что восстановленная петля сенсомоторной обратной связи доминирует в коре головного мозга, заставляя ее отказаться от своей прежней роли создания ощущения отсутствующей конечности.

    Херли и Ноэ (2003a, стр. 160) затем поднимают вопрос о своей теории относительно синестезии. Перцептивные входы у синестетов «направляются по-разному», как в случае слухового входа, поступающего как в слуховую, так и в зрительную кору при цветном слухе (с.137). Это случай интермодального коркового доминирования, поскольку нестандартный слуховой вход «подчиняется» обычному производству цветового восприятия зрительной корой.Но их теория предполагает интермодальное уважение , то есть квалиа должна определяться сенсорными сигналами, а не корой головного мозга (стр. 140, 160). Казалось бы, зрительная кора не должна застревать в роли производства дополнительных цветных квалиа, если их оценка верна.

    Hurley & Noë считают, что синестезия поднимает загадку для любого описания цветового опыта, а именно, почему цветовое восприятие в одних случаях подчиняется цветам мира, а в других — нет. Например, субъекты, носящие специально тонированные очки, разработанные Колером, сначала видят одну сторону мира желтой, а другую — синей.Однако цветовой опыт адаптируется, и субъекты в конечном итоге сообщают, что мир снова выглядит нормальным (поэтому белый объект все равно будет выглядеть белым, даже когда он проходит через поле зрения из желтого в синий). С другой стороны, синестетические цвета отличаются тем, что они «сохраняются вместо того, чтобы приспосабливаться».

    J.A. Грей отмечает, что, поскольку цветной слух возникает в раннем возрасте, у синестетов должно быть много возможностей для изучения новых сенсомоторных случайностей, таких как конфликты между услышанными названиями цветов и вызванными «чужеродными» квалиа — феномен, напоминающий эффект Струпа, в котором он требуется больше времени, чтобы сказать «синий», если оно написано красными чернилами (Gray, et al., 2006; см. также Hurley and Noë, 2003a, p.164, n.27). Еще раз, почему эти сенсомоторные петли не доминируют в зрительной коре головного мозга и не заставляют ее перестать производить чужеродные цвета? Грей (2003, стр. 193) называет это «главным препятствием» теории Херли и Ноэ, поскольку зрительная кора головного мозга упорно отказывается подчиняться сенсомоторному доминированию.

    В ответ Херли и Ноэ предположили, что синестеты относительно бедны в отношении своих сенсомоторных случайностей (2003a, стр. 160, 165, n.27). Например, в отличие от нормальных субъектов, у которых бессознательно обработанные стимулы могут влиять на последующее суждение, синестетические цвета должны быть сознательно восприняты, чтобы имелись эффекты прайминга. Короче говоря, отношения ввода-вывода могут быть недостаточно устойчивыми, чтобы вызвать корковое почтение. В другом месте Ноэ и Херли (2003, p.195) предполагают, что почтение может не произойти, потому что синестетическая функция зрительной коры неразрывно зависит от нормального функционирования коры.Могут ли сенсомоторные описания опыта приспособиться к синестезии — предмет постоянных дебатов, и здесь мы не можем решить.

    J.A. Грей, как упоминалось ранее, также считает, что синестезия (в частности, цветной слух) представляет собой более широкий вызов функционализму, поскольку показывает, что функция и квалиа разделяются двумя способами (2003, с. 194). Его первый аргумент утверждает, что один quale совместим с разными функциями: зрение и слух функционально различны, и все же любая модальность может дать точно одинаковых цветовых ощущений (см. Также Gray, et al., 2002, 2006). Второй аргумент утверждает, что разные квалиа совместимы с одной и той же функцией. Слух регулируется только одним набором входных-выходных отношений, но порождает как слуховые, так и зрительные квалиа у синестетов с цветным слухом (Gray, 2003, p.194).

    Функционалист отвечает J.A. Первый аргумент Грея и др. (То есть, что могут быть функциональные различия при отсутствии различий квалиа) обсуждается Макферсоном (2007) и Р. Греем (2004). Макферсон указывает (стр.71), что единый quale, связанный с множеством функций, не представляет угрозы для «слабого» функционализма, не связанного с утверждением, что функциональные различия обязательно подразумевают различия квалиа — квалиа могут быть «многократно реализуемыми» на функциональном, а также на уровне реализации (примечание что различия квалиа все же могут означать функциональные различия). Она продолжает утверждать, что даже для «сильных» функционализмов, которые действительно утверждают, что один и тот же тип качественного состояния не может быть реализован разными функциями, контрпример все равно не работает.Обозначенные психические состояния одного и того же типа неизбежно будут различаться с точки зрения некоторых мелких причин и следствий (например, два человека могут иметь одинаковый зеленый визуальный опыт, даже если связанные функциональные роли будут несколько разными, например, так как зеленый может наводить на мысли об исламе у одного человека, Ирландии у другого, экологии у третьего или зависти и т. д.). В свете этого естественный способ интерпретировать утверждения о неразличимости функциональной роли — это ограничить индивидуализирующую функцию типа опыта «основной» или, возможно, «типичной» или даже «нормальной» ролью.Возможно, основная роль действует на определенном пояснительном уровне — вроде как MAC и ПК могут быть функционально неразличимы на уровне пользователя при запуске веб-браузера, несмотря на различия в терминах их основных операционных систем. Альтернативой является утверждение, что синестетическая «роль» на самом деле является неисправностью, и поэтому нет угрозы утверждению, что различия квалиа подразумевают нормальных ролевых различий (R. Gray 2004, pp.67-8 предлагает в целом аналогичный ответ).

    Что касается обратной стороны Дж.Проблема А. Грея, заключающаяся в том, что синестезия демонстрирует функциональную неразличимость, не подразумевает квалиа неразличимость, Макферсон задается вопросом, действительно ли существует квалиа неразличимость между нормальным и синестетическим переживанием (2007, с.77). Возможно, синестеты только воображают, а не воспринимают цвета (Macpherson, 2007, стр. 73 и далее). Она также выражает сомнения по поводу экспериментальных тестов, использующих всплывающие окна, и ставит под сомнение интерпретацию исследований изображений мозга (стр. 75) — например, активная «зрительная» кора в цветном слухе свидетельствует о визуальном опыте или свидетельствует о том, что эта часть мозга играет невизуальную роль в синестетах (ср.Hardcastle, 1997, стр.387)? Короче говоря, она утверждает, что есть основания сомневаться в том, существует ли явный случай, когда восприятие синестетического цвета подобно некоторому несинестетическому цвету.

    Наконец, хотя Макферсон не делает этого, Дж. Второй аргумент Грея уязвим для ответа, вылепленного из ее ответа на его первый аргумент. Возможно, различия квалиа не являются функционально неразличимыми, потому что основные роли не дублируются или потому, что синестетическая «роль» на самом деле является просто неисправностью.Чтобы сделать это более конкретным, рассмотрим пример Грея, в котором слышание слова «поезд» приводит как к слышимости звука, так и к восприятию цвета (2003, с.194). Он утверждает, что это показывает, что одна и та же функция может иметь расходящиеся квалиа. Но это поспешный вывод, и он объединяет локальный слуховой захват сигнала с дивергентной обработкой дальше по потоку. Возможно, на самом деле задействованы два совершенно разных набора ввода-вывода — в конце концов, слуховой сигнал подается как в слуховую, так и в зрительную кору, и поэтому, возможно, один сигнал подается в функционально различные подсистемы, одна из которых неисправна.Неисправность или нет, функционалист может, таким образом, утверждать, что Грей не предложил пример единственной функции , приводящей к расходящимся квалиа.

    3. Модульность

    Модульная теория разума, наиболее заметно выдвинутая Джерри Фодором (1983), утверждает, что разум состоит из множества подъединиц или модулей, внутри которых представления обрабатываются аналогично обработке в классическом компьютере. Обработка начинается с ввода в модуль, который преобразуется в репрезентативный вывод с помощью индуктивных или дедуктивных выводов, называемых «вычислениями».”Модули различаются по функциям, которые они выполняют. Ментальная обработка, лежащая в основе визуального восприятия, слухового восприятия и т. Д., Осуществляется в отдельных модулях, которые особенно подходят для выполнения уникальных задач обработки, относящихся к каждому из них. Считается, что одним из основных преимуществ модульности является эффективность обработки. Если бы вычисления имели доступ ко всей информации, хранящейся в уме, потребовались бы значительные временные затраты. Более того, поскольку организм сталкивается с широким спектром проблем, было бы экономично, если бы независимые системы развивались для выполнения различных задач.Некоторые утверждают, что синестезия поддерживает модульную теорию. Прежде чем обсуждать, как синестезия рассматривается как доказательство модульности, это поможет немного более точно понять важную роль, которую концепция модульности играет в психологии.

    Многие, включая Фодора, считают, что научные дисциплины раскрывают природу природных видов. Считается, что естественные виды являются независимыми от разума естественными классами явлений, которые «имеют много общих с научной точки зрения интересных свойств, помимо тех свойств, которые определяют этот класс» (Fodor, 1983, p.46). Те, кто считает, что существуют естественные виды, обычно принимают такие вещи, как вода, золото, зебры и пенициллин, как экземпляры естественных видов. Если научные дисциплины раскрывают природу естественных видов, то для того, чтобы психология была подлинной наукой, психические феномены, которые она принимает в качестве объектов изучения, также должны быть естественными. Для таких, как Фодор, кто заинтересован в категорическом отделении специальных наук, таких как психология, от более фундаментальных наук, должно быть так, что законы специальной науки не могут быть сведены к законам фундаментальной науки.Это означает, что естественные термины, используемые в конкретной науке, чтобы сформулировать, что законы науки не могут быть заменены терминами для других более фундаментальных природных явлений. С этой точки зрения очень желательно увидеть, соответствуют ли модули критериям естественных видов.

    Согласно Фодору, в дополнение к свойствам, которые определяют определенные типы модулей, все модули имеют большую часть, если не все, из следующих девяти интересных с научной точки зрения характеристик: 1. Они подчиняются специализированной нейронной архитектуре, то есть конкретному мозгу. регионы и нейронные структуры однозначно выполняют задачу каждого модуля.2. Их операции являются обязательными, как только модуль получает соответствующий ввод, субъект не может отменить или остановить его обработку. 3. Модули инкапсулированы, их обработка не может использовать информацию извне этого модуля. 4. Информация изнутри модуля недоступна для внешних областей обработки. 5. Обработка в модулях очень быстрая. 6. Выходные данные модулей неглубокие и концептуально скудные, требуя лишь ограниченных затрат вычислительных ресурсов.7. Модули имеют фиксированный образец развития, который, как и физические атрибуты, естественным образом может быть отнесен к генетическому свойству. 8. Обработка в модулях зависит от предметной области, она реагирует только на определенные типы входных данных. 9. Когда модули выходят из строя, это происходит характерным образом.

    Считается в пользу теории, если она способна учесть, предсказать и объяснить некоторые природные явления, включая аномальные явления. В этом ключе некоторые утверждают, что модульная теория особенно полезна для объяснения аномалии восприятия синестезии.Но существуют конкурирующие объяснения того, как модульность участвует в синестезии. Некоторые думают, что поскольку синестезия имеет все признаки модульности, она, вероятно, является результатом наличия дополнительного когнитивного модуля (Segal, 1997). Согласно тезису о дополнительном модуле, синестеты обладают дополнительным модулем, функция которого состоит в отображении, например, звуков или графем (вход) в цветовые представления (выход). Этот модуль цвета графемы, согласно Сигалу, обладал бы по крайней мере большей частью из девяти интересных с научной точки зрения характеристик модулей, определенных Фодором:

    1.По-видимому, существует специальная нейронная архитектура, поскольку синестезия лексических цветов уникально связана с мультимодальными областями мозга, включая заднюю нижнюю височную кору и теменно-затылочные соединения (Pausenu et al., 1995). 2. Обработка является обязательной, как только синестетам предъявляется лексический или графемный стимул, индукция цветного фотизма происходит автоматически и непреодолимо. 3. Обработка в синестезии кажется инкапсулированной, доступная субъекту информация, которая может свести на нет эффект, не влияет на обработку в модуле цветовой графемы.4. Информация и обработка в модуле не доступны вне модуля, например, синестет не знает, как система влияет на отображение. 5. Поскольку обработка в синестезии происходит предосознанно, она удовлетворяет требованию высокой скорости. 6. Результаты неглубокие, они не связаны с какими-либо теоретически предполагаемыми функциями более высокого порядка, только с цветом. 7. Поскольку синестезия передается по наследству, преобладает у женщин и субъекты сообщают, что страдали ею столько, сколько они себя помнят, синестезия, по-видимому, передается по наследству, и это предполагает, что у нее будет фиксированный паттерн развития.Признаки 8 и 9, специфичность предметной области и характерный образец разбивки — единственные две, которые Сигал не может легко приписать модулю цвета графемы. Сигал не сомневается в том, что может быть обнаружен модуль цвета графемы для обработки, специфичной для домена. Но из-за редкости синестезии он подозревает, что может быть слишком сложно найти случаи, когда лексический модуль или модуль цвета графемы не работает. Однако Harrison и Baron-Cohen (1997) и Cytowic (1997) среди других, однако, отмечают, что у некоторых синестезия исчезает с возрастом и, как сообщается, исчезает с инсультом или травмой.

    Другое объяснение синестезии, основанное на модульной структуре, состоит в том, что синестезия вызвана разрушением барьеров, которые обычно разделяют модули, их информацию и обработку (Baron-Cohen et al., 1993; Paulesu et al., 1995). Этот сбой инкапсуляции позволит передавать информацию из одного модуля другим. Возможно, в лексической синестезии или синестезии цвета графемы информация распределяется между модулем обработки речи или текста и модулем обработки цвета.Есть две гипотезы того, как это могло произойти. Одна из гипотез состоит в том, что отказ инкапсуляции происходит из-за неисправного тормозного механизма, который обычно предотвращает утечку информации из модуля (Grossenbacher & Lovelace, 2001; Harrison & Baron-Cohen, 1997). В качестве альтернативы некоторые предполагают, что мы рождаемся без модулей, но сенсорные процессы запрограммированы так, чтобы стать модульными. Таким образом, младенцы являются естественными синестетами, но в процессе нормального развития дополнительные дендритные связи соединяются в пары, что приводит к модульной инкапсуляции, типичной для познания взрослых (Maurer, 1993; Maurer and Mondloch 2004; см. Обсуждение в Baron-Cohen 1996).У синестетов нормальный процесс образования пар дополнительных дендритных связей не происходит. Кадош и др. (2009) утверждают, что тот факт, что синестезия может быть вызвана у несинестетов постгипнотически, демонстрирует, что за синестезию отвечает скорее неправильный тормозной механизм, чем чрезмерные дендритные связи; учитывая временные рамки их исследования, новые корковые связи не могли быть установлены.

    Теория модульного распада также может объяснить, почему синестезия проявляет девять интересных с научной точки зрения характеристик, которые Фодор отождествляет с ментальными модулями (Р.Серый, 2001b). Если это верно, то по какой причине следует предпочесть теорию пробоя или теорию дополнительных модулей другой? Грей (2001b) помещает эту проблему в рамки более широкой дискуссии между вычислительными и биологическими структурами в психологии; он утверждает, что концепция функции является центральной для решения вопроса о том, какую версию синестезии мы должны предпочесть. Его стратегия состоит в том, чтобы сначала определить, какой вид функции наиболее желателен. Основываясь на этом, мы можем затем использовать эмпирические средства для выбора между теорией дополнительных модулей и теорией модульного сбоя.

    Согласно классическому взгляду на модульность, разработанному Фодором, функция разрабатывается в чисто вычислительных терминах. Компьютеры — это замкнутые устройства, манипулирующие символами, которые выполняют задачи просто за счет расположения своих физических компонентов. Мы можем описать выполнение модулем задачи, обращаясь только к локальным причинным свойствам основных физических механизмов. Р. Грей считает, что функциональное описание желательно учитывать возможность поломки.Описать что-то как сломавшееся, по-видимому, означает понять, что это не удалось достичь своей цели. Чисто вычислительный / причинный взгляд на функцию, кажется, нелегко учесть возможность сбоя в обработке.

    Р. Грей продвигает альтернативную концепцию функции, которая, как ему кажется, лучше допускает возможность срыва. Альтернативное понимание Грея совместимо с традиционными местными причинными объяснениями. Но он также рассматривает роль, которую такая черта, как синестезия, может играть в облегчении способности организма процветать в его конкретной внешней среде, его пригодности.Что особенно важно, Грей считает, что разработка модулей с использованием этой теории функций совместима с требованием Фодора о том, что предикаты типа науки «должны быть такими, чьи члены являются связанными переменными соответствующих законов» (1974, стр. 506). Предполагая, что такая учетная запись, является ли синестезия результатом дополнительного модуля или нарушения модульности, в конечном итоге будет зависеть от того, как она влияет на приспособленность людей. Согласно Барону-Коэну, чтобы установить, что синестезия является результатом нарушения модульности, необходимо показать, что она ухудшает общую приспособленность.Проблема в том, что не было доказано, что синестезия ставит под угрозу носителя признака. Напротив, Грей утверждает, что бремя доказательства лежит на тех, кто предполагает, что синестезия является результатом наличия дополнительного модуля, чтобы показать, что синестезия полезна в конкретной среде. Но в настоящее время, по словам Грея, у нас нет оснований так думать. Например, одним из индикаторов того, что что-то имеет положительную пользу для приспособляемости организмов, обладающих им, является распространение этого признака в популяции.Но синестезия встречается очень редко (Gray, 2001b). Грей, однако, признает, что вопрос о том, имеет ли синестезия такую ​​пользу, является открытым эмпирическим вопросом.

    4. Теории цвета

    Визуальное восприятие, по крайней мере, дает нам информацию о цветных формах, существующих в различных пространственных местах. Таким образом, отчет о визуальном восприятии объектов должен включать некоторые сведения о природе цвета. Некоторые теоретики, работающие над вопросами, касающимися природы цвета и цветового восприятия, опираются на данные синестезии.

    Теории о природе цвета можно разделить на две категории. С одной стороны, цветовой объективизм — это представление о том, что цвета — это независимые от разума свойства, находящиеся в мире, например, в объектах, поверхностях или окружающем свете. Обычно объективисты отождествляют цвет с физическим свойством. Представление о том, что цвет является независимым от разума физическим свойством воспринимаемого мира, мотивировано как соображениями здравого смысла, так и феноменологией восприятия цвета. Это часть нашего здравого смысла или народного понимания цвета, отраженного в обычном языке, что цвет является свойством предметов.Более того, восприятие цвета прозрачно, то есть цвета кажутся субъекту принадлежащими к внешним объектам восприятия; не просто красное видишь, видишь красный пожарный гидрант или желтый зонт. Цветовой объективизм подтверждает как здравый взгляд на цвет, так и феноменологию восприятия цвета. Но некоторые считают это неудачным следствием теории о том, что цвета являются физическими свойствами объектов, поскольку, по-видимому, влечет за собой, что каждый цвет будет идентичен очень длинной дизъюнктивной цепочке физических свойств.Множественные внешние физические условия могут вызывать одно и то же цветовое восприятие как внутри, так и у разных людей. Это означает, что популярные версии объективизма не могут идентифицировать одно объединяющее свойство за всеми экземплярами одного цвета.

    Субъективистские взгляды, с другой стороны, рассматривают цвета как зависящие от ума свойства субъекта или его или ее опыта, а не как свойства дистального каузального стимула. Субъективистские теории цвета включают теорию чувственных данных, адвербиализм и некоторые разновидности репрезентативности.Основная мотивация цветового субъективизма состоит в том, чтобы приспособиться к различным типам неверного цветового опыта, когда воспринимающие имеют субъективное восприятие цвета в отсутствие внешнего дистального стимула, которому цвет мог бы быть должным образом приписан. Один из часто цитируемых примеров — это остаточное изображение. Некоторые утверждают, что фотизмы синестетов представляют собой еще один пример неверного несоответствующего цветового опыта (Fish, 2010; Lycan, 2006; Revonsuo, 2001). Но другие утверждают, что есть возможность рассматривать по крайней мере некоторые случаи синестезии как достоверные переживания восприятия, а не галлюцинации, поскольку фотизмы часто бывают: i) полезными для восприятия и познания, ii) субъективно подобны несинестетическим переживаниям, и iii) улучшают физическую форму. .

    Тем не менее, синестезия может создавать дополнительные трудности для объективизма. Рассмотрим последствия для объективизма, если бы цветовые синестезии стали правилом, а не исключением. Как тогда объективизм объяснит цветные фотизмы в тех случаях, когда они вызваны внешними звуками? Ревонсуо (2001) предполагает, что точка зрения, согласно которой цвета могут быть идентифицированы с помощью объективных дизъюнктивных наборов физических свойств, которые вызывают цветовые ощущения, должна была бы добавить изменения давления воздуха, которые производят звуки, к этой дизъюнктивной совокупности цветовых свойств.Это означает, что если бы синестезия стала правилом, несмотря на то, что в мире ничего не изменилось бы, физические свойства, которые ранее не были окрашены, внезапно стали бы окрашенными. Ревонсуо (2001) считает это нежелательным следствием теории цвета.

    Энактивизм — это теория восприятия, которая предполагает активное взаимодействие с перцептивными объектами наряду с другими контекстными отношениями, чтобы иметь большое значение для восприятия. Обычно энактивисты полагают, что восприятие состоит в прямой связи между воспринимающими и объективными свойствами.Уорд использует синестезию в качестве аргумента в пользу энактивизма в отношении цвета, предполагая, что энактивистская теория цвета на самом деле сочетает в себе элементы как объективизма, так и субъективизма, и поэтому является единственной теорией цвета, которая может объяснить различные факты об аномальных цветовых опытах, таких как синестезия.

    Например, Колер снабдил нормальных воспринимающих очками, линзы каждой из которых были разделены пополам по вертикали с желтым оттенком с одной стороны и синим с другой (Kohler, 1964). Когда наблюдатели впервые надели очки, они сообщили об аномальных цветовых ощущениях, соответствующих цветам линз; мир казался окрашенным в желтый и синий.Но после нескольких недель ношения субъекты сообщили, что ненормальный оттенок адаптировался. Уорд предполагает, что синестетические фотизмы чем-то похожи на окрашенные переживания тех, кто носит очки Колера. В обоих случаях субъект осознает тот факт, что его аномальные цветовые ощущения не являются надежным ориентиром для реальных цветов окружающих предметов. Однако эти два случая не похожи в одном важном отношении. В то время как цветовой опыт владельцев очков адаптируется, чтобы соответствовать тому, что они знают о своем цветовом опыте, опыт синестетов — нет.Эта асимметрия требует объяснения, и Уорд демонстрирует, что активная теория цвета дает элегантное объяснение этой асимметрии.

    Согласно активному представлению Уорда о цвете, «Цвет объекта — это его свойство определенным образом изменять падающий отраженный свет». Это объективное свойство. Но «мы воспринимаем это [объективное] свойство, понимая, как [субъективные] цветовые характеристики систематически меняются в зависимости от условий освещения». Эта точка зрения объясняет отмеченную выше асимметрию следующим образом.Очки Колера мешают обычному восприятию цвета. В соответствии с активным представлением о цвете тонированные очки представляют «новый сложный набор взаимосвязей между видимыми цветами, условиями просмотра и объективными цветовыми свойствами». Поэтому им необходимо адаптироваться. По мере того, как воспринимающие привыкают к тому факту, что их цветовые проявления больше не относятся к цветам, которые они указали ранее, их способность нормально воспринимать цвета возвращается. Уорд предполагает, что синестеты не воспринимают свои цветные фотизмы как приписываемые им воспринимаемым объектам, поэтому они не влияют на способность синестетов достоверно воспринимать цвет.Фотизмы синестетов не могут адаптироваться, потому что им это не нужно.

    Другая философская проблема, связанная с природой цвета, касается того, являются ли феноменальные цветовые переживания преднамеренными. Если да, то мы могли бы задаться вопросом, какие свойства они способны представлять. Популярное мнение состоит в том, что цветовое восприятие может представлять объекты только с определенными свойствами цвета или спектральной отражательной способности. Мати опирается на синестезию, чтобы поддержать точку зрения, согласно которой перцепционный опыт может представлять объекты, обладающие высокоуровневыми свойствами, такими как определенное семантическое значение (грубо говоря, как представление некоторого свойства, вещи или концепции).Утверждается, что этот аргумент в пользу высокоуровневого репрезентативного содержания синестезии выдерживает несколько возражений, которые могут быть выдвинуты против других популярных аргументов, таких как аргументы феноменального контраста. Основная идея состоит в том, что особая категория синестезии цвета графемы зависит от свойств высокого уровня. В синестезии высших цветов графемы воспринимающие отмечают с помощью определенного цвета графемы, которые имеют общее концептуальное значение, такое как свойство представления числа. Мати утверждает, что эти высокоуровневые свойства проникают в восприятие цвета и заражают его содержимое, так что восприятие цвета этими синестетами представляет объекты, на которые они проецируются, как репрезентативные для определенных чисел или букв.Мати показывает, что выводы аргумента синестезии могут быть обобщены и на обычные перцептивные переживания обычных воспринимающих.

    5. Необычайная особенность синестезии цветовой графемы

    То, что субъект говорит о своем собственном феноменальном опыте, обычно имеет большое значение. Однако в случае синестезии цветовой графемы Макферсон призывает к осторожности (2007, стр. 76). Поразительный и странный аспект синестезии цветовой графемы состоит в том, что может показаться, что она включает одновременное переживание разных цветов в одном и том же месте в одно и то же время.Рассмотрим синестетов, которые утверждают, что видят обоих цветов одновременно: каково было бы видеть графему 5, напечатанную черными чернилами, но также видеть ее красным? Как мы можем охарактеризовать их опыт? Для Макферсона эта «экстраординарная особенность» предполагает, что синестетические цвета либо радикально отличаются от обычного опыта, либо, что более вероятно, вовсе не являются переживаниями. Третья возможность — найти интерпретацию, совместимую с обычным цветовым восприятием.Например, возможно, синестетические цвета аналогичны цветной прозрачности, нанесенной на чернила (как было предложено Кимом и др., 2006, стр. 196; см. Также Cytowic 1989, стр. 41, 51 и Cytowic & Eagleman 2009, стр. 72 ). Однако эта аналогия неудовлетворительна и вызывает еще большее недоумение.

    Можно было бы ожидать, что цвета будут мешать друг другу, например, они должны увидеть более темный красный цвет, когда цифра 5 напечатана черными чернилами, и более светлый красный, когда белые. И все же синестеты склонны настаивать на том, чтобы цвета не смешивались (Ramachandran & Hubbard 2001b, p.7, п.3), хотя, если чернила «неправильного» цвета, это может привести к задержкам выполнения задачи, аналогичным эффектам теста Струпа, и даже вызвать дискомфорт (Ramachandran & Hubbard, 2003b, p.50). Другая возможность состоит в том, что перекрытие несовершенно, несмотря на отрицания, например, возможно, пятна черных чернил можно отличить от красных (как предложено Рамачандраном и Хаббардом 2001b, стр.7, №3). Или, может быть, может быть «ореол» или край, где синестетический и обычный цвета не перекрываются — это может иметь смысл утверждений некоторых о том, что синестетический цвет находится не «на» числе, а как бы « плавающий »где-то между формой и объектом.Но против этих предположений другие сообщения о том, что синестетические и обычные цвета идеально сочетаются (Macpherson, 2007, стр.76).

    Вторая аналогия из повседневного опыта — одновременно видеть то, что впереди и позади себя, наблюдая за отражением комнаты в окне. Однако это лишь повторяет проблему. Когда вы видите белую лампу, отражающуюся в окне, выходящем на голубую гладь воды, цвета смешиваются (например, отраженная лампа выглядит бледно-голубой). Более того, нельзя получить отчетливых впечатлений от лампы и области, занятой волнами, перекрывающимися с отраженным изображением (хотя, конечно, можно изменить представление, сфокусировавшись либо на лампе, либо на волнах).

    Третье объяснение основывается на утверждении, упомянутом ранее, что дополнительные квалиа могут зависеть от нисходящей обработки, появляясь только тогда, когда форма распознается как буква или как число (как в случае неоднозначной формы в FA5T по сравнению с 3456). Есть основания полагать, что синестетический цвет может «включаться» и выключаться в зависимости от того, распознается ли он и уделяется ему внимание, в отличие от появления бессмысленной формы в периферийном зрении субъекта (Ramachandran & Hubbard 2001a, 2001b).Переключение может также объяснить сообщения, в которых подчеркивается, что видит красный, в отличие от (просто?) , знающего, что чернила черные (см. Ramachandran & Hubbard, 2001b, p.7, n.3). В этом направлении Kim et al. предварительно предполагают, что феномен «двойного опыта» можно объяснить быстрым переключением, модулируемым изменениями внимания (2006, с. 202).

    Cytowic и Eagleman (2009, стр.73), в отличие от этих размышлений, отрицают, что есть что-то таинственное или концептуально сложное в двойном представлении воображаемых и реальных объектов, находящихся в одном и том же месте в физическом пространстве.Они утверждают, что феномен двойного опыта сравним с визуализацией воображаемого яблока в том же месте, что и настоящая кофейная чашка: «вы увидите, что нет ничего невозможного или даже особенно запутанного в двух объектах, одном реальном и одном воображаемом, разделяющих те же координаты ». Однако это увольнение не решает загадки. Вместо яблока попробуйте визуализировать точную копию настоящей кофейной чашки в том же месте (для тех, кто считает, что они могут это сделать, продолжайте визуализировать дополнительные кофейные чашки, пока суть не станет очевидной).Если понимать Цитовика и Иглмана буквально, это должно быть легко. Визуализация контрастного цвета также встречает концептуальное препятствие. Что вообще значит визуализировать красную поверхность в том же самом месте, что и настоящая черная поверхность, в отсутствие чередующихся представлений (как в бинокулярном соперничестве) или смешения?

    Еще одна сбивающая с толку особенность синестетического восприятия цвета — это сообщения о странных «чужих» цветах, чем-то отличающихся от обычного цветового восприятия. Эти «марсианские» цвета могут указывать, а могут и не указывать на особый вид цветовых квалиа, недоступных для несинестетов, хотя с учетом очевидных причинно-следственных различий между обычными цветами, когда речь идет о таких вещах, как «освещение, геометрия просмотра и хроматический контекст» (Noë И Херли, 2003, стр.195), это неудивительно и даже ожидаемо для широко функционалистских теорий феноменального опыта. Рамачандран и Хаббард (2001b, стр. 5, 26, 30) предлагают некоторые дискуссии и предположения о лежащих в основе нейронных процессах.

    Может ли более странное свидетельство быть объяснено одним (или несколькими) из приведенных выше предположений, или оно имеет глубокие последствия для синестезии, самооценки и природы цветового опыта, требует дальнейшего исследования философов и ученых.

    6.Философская психология Витгенштейна

    Ter Hark (2009) предлагает витгенштейновский анализ синестезии цветовой графемы, утверждая, что он не соответствует контрасту между восприятием и ментальными образами, и поэтому призывает к третьей категории, несущей лишь некоторые из логических знаков опыта. Он утверждает, что это в некоторой степени похоже на восприятие в том смысле, что оно зависит от взгляда, имеет определенное начало и конец и подвержено изменениям во внимании. С другой стороны, это также чем-то похоже на ментальные образы в том, что они произвольны и не информативны о внешнем мире.

    Хотя Тер Харк цитирует Rich et al. (2005) в поддержку, только 15% их информантов заявили, что полностью контролируют синестетический опыт (то есть вызванный мыслью, независимой от сенсорной стимуляции), и большинство (76%) охарактеризовали его как непроизвольное. Таким образом, кажется, что анализ Тер Харка применим только к части синестетов. Утверждение, что синестетические восприятия кажутся неэмпирическими, потому что они не могут представлять мир, также спорно. Визуальный опыт не всегда должен быть информативным (например, галлюцинации, «видение звезд» и т. Д.), И неспособность сообщить нам о мире совместима с стремлением сделать это, но с искажением.

    7. Индивидуализация чувств

    Синестезия может быть важна, когда дело касается вопросов о природе чувств, о том, как они взаимодействуют и сколько их существует. Например, Кили (2002) предполагает, что синестезия может опровергнуть предположение о том, что различные чувства являются «существенно отдельными и независимыми» (стр. 25, № 37), и таким образом усложнить дискуссии о том, что отличает одно чувство от другого. Аналогичное мнение высказывает Росс, который отмечает, что синестезия подрывает его «измененное состояние свойств» (2001, стр.502). Предполагается, что модифицированное условие свойства необходимо для индивидуализации чувств, и утверждает, что каждая чувственная модальность специализируется на обнаружении определенных свойств (2001, с. 500). Как обсуждалось в разделе о репрезентативности, может показаться, что синестезия указывает на то, что свойства, которые обычно считаются собственностью одного чувства, в конце концов могут быть обнаружены другими. Между тем, предложение Росс объяснить синестезию как ассоциацию памяти кажется неубедительным в свете преобладания соображений, предполагающих, что это подлинный сенсорный феномен (см. Ramachandran & Hubbard, 2001a, 2001b, 2003b; дальнейшее обсуждение Росс см. Gatzia, 2008 г.).В настоящее время философы, кажется, мало написали о значении синестезии в отношении индивидуации и взаимодействия чувств (хотя см. Macpherson, 2007, O’Callaghan 1998, p.325 и R. Gray 2011, p.253, п.17).

    8. Эстетика и «литературная синестезия»

    Использование «межсмысловой аналогии» или смысловой метафоры в качестве литературной техники давно знакомо авторам и критикам (например, острый вкус, громкая рубашка), возможно, начиная с Аристотеля, который заметил «своего рода параллелизм между тем, что есть». острый или тяжелый для слуха, а также острый или тупой на ощупь »(цитируется по O’Malley, 1957, стр.391). Межсмысловые метафоры, такие как «солнце безмолвно» (цитата Данте из O’Malley, 1957, стр. 409) и, совсем недавно, «звук, который делает наушники съедобными» (из лирики популярной рок-группы) могут быть такими: «Основная черта языка» естественна для литературы (O’Malley, 1957, с. 397) и для некоторого «существенного компонента поэтической восприимчивости» (Götlind, 1957, с. 329). Таким образом, такая «литературная» синестезия является важной частью эстетической критики, как, например, в обсуждении музыкальных стилей Хеллмана (1977, с. 287) и анализе акустических ассоциаций Массона (1953, с.222) и оценка Уэда кросс-модальных аналогий в поэзии хайку, которые привлекают внимание к «странным, но гармоничным» сочетаниям (1963, с. 428).

    Важно отметить, что «использование писателем« метафоры чувств »» (O’Malley, 1957, стр. 391) не следует путать с синестезией как сенсорным феноменом, как неоднократно отмечалось на протяжении многих лет в нескольких философских работах по поэзия и эстетика, включая Дауни (1912, с. 490), Гетлинд (1957, с. 328) и О’Мэлли (1958, с. 178). Тем не менее, существуют предположения о связи между ними (например, Smith, 1972, p.28; O’Malley, 1957, pp. 395-396), а сенсорная синестезия была выдвинута как важный творческий источник в поэзии (Downey, 1912, pp. 490-491; Rayan, 1969), музыке и кино (Brougher et al. , 2005), живопись (Tomas, 1969; Cazeaux, 1999; Ione, 2004) и художественное развитие в целом (Donnell & Duignan, 1977).

    То, что не все сенсорные совпадения работают с эстетической точки зрения — неловко говорить о громком запахе или соленом цвете — может иметь значение, предполагая связь с синестезией восприятия.Возможно, у них больше общего, чем обычно предполагают (Marks, 1982; Day 1996).

    Синестетическая метафора — это «человеческая универсальность», встречающаяся в каждой культуре, и может быть выражением нашей общей природы (Pinker, 2002, с. 439). Маурер и Мондлох (2004) предполагают, что тот факт, что кросс-модальные спаривания в синестезиях имеют тенденцию быть такими же, как сенсорные совпадения, проявляющиеся в общих метафорах, может показать, что несинестетические взрослые разделяют кросс-модальные активации с синестетами, а синестезия является одним из факторов. нормальная особенность раннего развития.Мати предполагает, что это придает достоверность точке зрения о том, что перекрестная связь, присутствующая в синестетах и ​​несинестетах, различается по степени, и поэтому мы можем сделать выводы о типах репрезентативного содержания, возможного в опыте нормального воспринимающего, на основе перцептивного содержания синестетов.

    9. Синестезия и творчество

    Рамачандран и Хаббард, среди прочих, разработали ряд гипотез об объяснительной ценности синестезии для творчества, природы метафор и даже происхождения языка (2001b, 2003a; см. Также Mulvenna, 2007; Hunt, 2005). .Как и синестезия, творчество, кажется, состоит в «соединении двух, казалось бы, не связанных между собой сфер, чтобы выявить скрытое глубокое сходство» (Ramachandran & Hubbard, 2001b, p.17). Рамачандран и Хаббард (2001b) предполагают, что большая связь (или, возможно, отсутствие тормозных процессов) между функционально дискретными областями мозга может облегчить творческое сопоставление концепций, опыта и поведения как у художников, так и у синестетов. Эти идеи противоречивы, и хотя есть некоторые свидетельства того, что синететы с большей вероятностью будут художниками (например, Ward et al., 2008; Rothen & Meier, 2010) связь между синестезией и творчеством остается условной и предположительной.

    10. Ссылки и дополнительная литература

    • Альтер Т. (2006). Подрывает ли синестезия репрезентативность? Психея , 12 (5).
    • Ашер, Дж. Э., Лэмб, Дж., Броклебанк, Д., Казье, Дж., Маэстрини, Э., Аддис, Л.,… Монако, А. (2009). Сканирование всего генома и исследование сцепления слухово-зрительной синестезии с точным картированием выявляют доказательства сцепления с хромосомами. Американский журнал генетики человека, 84, 279-285.
    • Барон-Коэн, С. (1996). Есть ли нормальная фаза развития синестезии? Психея , 2 (27).
    • Барон-Коэн, С., Вайк, М.А., и Бинни, К. (1987). Слышание слов и видение цветов: экспериментальное исследование случая синестезии. Восприятие , 16 (6), 761-767.
    • Бек, Дж. (1966). Влияние ориентации и сходства форм на перцептивную группировку. Восприятие и психофизика, 1, 300-302.
    • Барон-Коэн, С., Харрисон, Дж., Голдштейн, Л., и Вайк, М.А. (1993). Восприятие цветной речи: происходит ли синестезия, когда нарушается модульность? Восприятие, 22, 419-426.
    • Броугер К., Мэттис О., Стрик Дж., Вайзман А. и Зикцер Дж. (2005). Визуальная музыка: синестезия в искусстве и музыке с 1900 г. . Лондон: Темза и Гудзон.
    • Казо, К. (1999). Синестезия и эпистемология в абстрактной живописи. Британский журнал эстетики, 39 (3), 241-251.
    • Чалмерс Д. (2004). Репрезентативный характер опыта. В Б. Лейтере (ред.), Будущее философии (стр. 153-181). Оксфорд: Clarendon Press.
    • Critchley, E.M.R. (1997). Синестезия: возможные механизмы. В С. Барон-Коэн и Дж. Харрисон (ред.), Синестезия: Классические и современные чтения (стр. 259-268). Кембридж, Массачусетс: Blackwell
    • Cytowic, R.E.(1989). Союз чувств . Нью-Йорк: Springer-Verlag.
    • Cytowic, R.E. (1997). Синестезия: феноменология и нейропсихология: обзор современных знаний. В С. Барон-Коэн и Дж. Харрисон (ред.), Синестезия: классические и современные чтения (стр. 17–39). Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.
    • Cytowic, R.E., & Eagleman, D. (2009). Среда — синий индиго: открытие мозга синестезии . Кембридж: MIT Press.
    • Дэй, С.А. (1996). Синестезия и синестетическая метафора. Психея , 2 (32) .
    • Day, S.A. (2005). Некоторые демографические и социокультурные аспекты синестезии. В Л. Робертсон и Н. Сагив (ред.), Синестезия: перспективы когнитивной нейробиологии (стр. 11-33). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
    • Диксон, М.Дж., Смилек, Д., Кудахи, К., и Мерикл, П.М. (2000). Пять плюс два равно желтому. Природа , 406, 365.
    • Диксон, М.J., Smilek, D., & Merikle, P.M. (2004). Не все синестеты созданы равными: синестеты-проекторы против ассоциаторов. Когнитивная, аффективная и поведенческая неврология, 4 (3), 335-343.
    • Диксон М.Дж., Смилек Д., Даффи П.Л., Занна М.П. и Мерикл П.М. (2006). Роль значения в синестезии цвета графемы. Cortex, 42 (2), 243-252.
    • Доннелл, C.A., & Duignan, W. (1977). Синестезия и эстетическое воспитание. Журнал эстетического воспитания, 11, 69-85.
    • Дауни, Дж. Э. (1912). Литературная синестезия. Журнал философии, психологии и научных методов, 9 (18), 490-498.
    • Дрецке, Ф. (1995). Натурализация ума . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
    • Эдквист, Дж., Рич, А. Н., Бринкман, К., и Мэттингли, Дж. Б. (2006). Являются ли синестетические цвета уникальными особенностями визуального поиска? Cortex, 42 (2), 222-231.
    • Fish, W. (2010). Философия восприятия: современное введение .Нью-Йорк: Рутледж.
    • Фодор Дж. (1974). Специальные науки, или разобщенность науки как рабочая гипотеза. Synthese, 28, 97-115.
    • Фодор Дж. (1983). Модульность мышления: очерк факультетской психологии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
    • Гальтон, Ф. (1880). Визуализированные цифры. Nature, 22, 494-495.
    • Гальтон, Ф. (1883). Исследования о человеческих способностях и их развитии . Dent & Sons: Лондон.
    • Гация, Д.Э. (2008). Марсианские цвета. Философские сочинения , 37, 3-16.
    • Грей, J.A. (2003). Как квалиа связаны с функциями? Тенденции в когнитивных науках, 7 (5), 192-194.
    • Грей, J.A. (2004). Сознание: Подкрадывается к трудной проблеме . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
    • Грей, Дж. А., Уильямс, С. С. Р., Нанн, Дж., И Барон-Коэн, С. (1997). Возможные последствия синестезии для вопроса о сознании. В S. Baron-Cohen & J.Харрисон (ред.), Синестезия: классические и современные чтения (стр. 173-181). Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.
    • Грей, J.A. (1998). Подкрадываюсь к нелегкому вопросу сознания. В S. Hameroff, A. Kaszniak & A. Scott (Eds.), К науке о сознании II: Вторые дискуссии и дебаты в Тусоне (стр. 279-291). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
    • Грей, Дж. А., Нанн Дж. И Чоппинг С. (2002). Значение синестезии для функционализма: теория и эксперименты. Журнал исследований сознания, 9 (12), 5-31.
    • Грей, Д.А., Парслоу, Д.М., Браммер, М.Дж., Чоппинг, С.М., Вителингам, Г.Н., & Ффитче, Д.Х. (2006). Доказательства против функционализма нейровизуализации эффекта чужеродного цвета в синестезии. Cortex, 42 (2), 309-318.
    • Грей Р. (2001a). Синестезия и искажение фактов: ответ на пари. Философская психология, 14 (3), 339-346.
    • Грей Р. (2001b). Когнитивные модули, синестезия и конституция психологических естественных видов. Философская психология, 14 (1), 65-82.
    • Грей Р. (2004). Что синестезия на самом деле говорит нам о функционализме. Журнал исследований сознания, 11 (9), 64-69.
    • Грей Р. (2011). О природе чувств. В Ф. Макферсоне (ред.), Чувства: классические и современные философские перспективы , стр. 243–260. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
    • Гётлинд Э. (1957). Оценка поэзии: предложение определенных эмпирических исследований. Журнал эстетики и художественной критики, 15 (3), 322-330.
    • Grossenbacher, P.G., & Lovelace, C.T. (2001). Механизмы синестезии: когнитивные и физиологические ограничения. Trends in Cognitive Sciences, 5 (1), 36-42.
    • Хардкасл, В.Г. (1997). Когда боли нет. The Journal of Philosophy, 94 (8), 381-409.
    • Харрисон, Дж. Э. (2001). Синестезия: самая странная вещь . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
    • Харрисон, Дж. Э., и Барон-Коэн, С. (1997). Синестезия: обзор психологических теорий. В С. Барон-Коэн и Дж. Харрисон (ред.), Synaesthesia: Classic и современных чтениях (стр.109-122). Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.
    • Хеллман, Г. (1977). Системы символов и художественные стили. Журнал эстетики и художественной критики , 35 (3), 279-292.
    • Хант, Х. (2005). Синестезия, метафора и сознание: перспектива когнитивного развития. Журнал исследований сознания, 12 (12), 26-45.
    • Херли С. и Ноэ А. (2003a). Нейропластичность и сознание. Биология и философия, 18, 131-168.
    • Херли С. и Ноэ А. (2003b). Нейропластичность и сознание: ответ на блок. Тенденции в когнитивной сфере Науки, 7 (1), 342.
    • Ионе, А. (2004). Клее и Кандинский: полифоническая живопись, хроматические аккорды и синестезия. Журнал исследований сознания, 11 (3-4), 148-158.
    • Кили, Б.Л. (2002). Осмысление чувств: индивидуальные модальности у людей и других животных. The Journal of Philosophy, 99 (1), 5-28.
    • Ким, С.Ю., Блейк, Р., и Палмери, Т.Дж. (2006). Перцептивное взаимодействие между реальными и синестетическими цветами. Cortex, 42, 195-203.
    • Кадош Р.С., Хеник А., Катена А., Уолш В. и Фуэнтес Л.Дж. (2009). Вызванный кросс-модальный синестетический опыт без аномальных нейронных связей. Психологическая наука, 20 (2), 258-265.
    • Колер И. (1964). Формирование и трансформация перцептивного мира. Psychological Issues 3 (4, Monogr. No. 12), 1-173.
    • Lycan, W. (1987). Сознание. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
    • Lycan, W. (2006). Репрезентативные теории сознания. В Э. Н. Залта (ред.), Стэнфордская энциклопедия философии .
    • Лурия, А. (1968). Разум мнемониста .Нью-Йорк: Основные книги.
    • Макферсон, Ф. (2007). Синестезия, функционализм и феноменология. В М. де Каро, Ф. Ферретти и М. Марраффа (ред.), Картографии разума: Философия и психология в серии пересечений: Исследования мозга и разума (Том 4, стр.65-80). Дордрехт, Нидерланды: Springer.
    • Marks, L.E. (1982). Синестетическое восприятие и поэтическая метафора. Журнал экспериментальной психологии: Человеческое восприятие и производительность , 8 (1): 15-23.
    • Массон, Д. (1953). Образцы гласных и согласных в стихах. The Journal Aesthetics and Art Criticism, 12 (2), 213-227.
    • Маурер Д. (1993). Неонатальная синестезия: последствия для обработки речи и лиц. В B. de Boysson-Bardies, S. de Schonen, P. Jusczyk, P. Mcneilage & J. Morton (Eds.), Нейрокогнитивное развитие: обработка речи и лица в первый год жизни (стр.109-124) ). Дордрехт: Клувер.
    • Maurer, D., & Mondloch, C.(2004). Неонатальная синестезия: переоценка. В L. Robertson & N. Sagiv (Eds.), Attention on Synesthesia: Cognition, Development and Neuroscience , (pp. 193-213). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
    • Мейер, Б., и Ротен, Н. (2009). Обучение ассоциаций графема-цвет производит синестетический эффект Струпа, но не условный синестетический ответ. Neuropsychologia , 47 (4), 1208-1211.
    • Mulvenna, C.M. (2007). Синестезия, искусство и творчество: неврологическая связь. Frontiers of Neurology and Neuroscience, 22, 206-222.
    • Ноэ, А., & Херли, С. (2003). Почтительный мозг в действии. Тенденции в когнитивных науках , 7 (5), 195–196.
    • О’Каллаган, К. (1998). Видеть то, что вы слышите: кросс-модальные иллюзии и восприятие. Philosophical Issues , 18 (1), 316-338.
    • О’Мэлли, Г. (1957). Литературная синестезия. Журнал эстетики и художественной критики , 15 (4), 391-411.
    • О’Мэлли, Г. (1958). «Воздушная призма» Шелли: синестетическая схема «Аластора». Современная филология , 55 (3), 178-187.
    • Паулесу, Э., Харрисон, Дж., Барон-Коэн, С., Уотсон, Дж.Д.Г., Голдштейн, Л., Хизер, Дж.,… Фрит, К.Д. (1995). Физиология цветного слуха: исследование активации с помощью ПЭТ синестезии цветного слова, Brain 118, 661-676.
    • Петтит П. (2003). Выглядит красным. Philosophical Issues , 13 (1), 221-252.
    • Пинкер, С.(2002). Чистый лист: современное отрицание человеческой природы . Нью-Йорк: Викинг.
    • Пру, М.Дж. (2010). Синтетическая синестезия и сенсорное замещение. Сознание и познание , 19 (1), 501-503.
    • Рамачандран, В.С., и Хаббард, Э.М. (2000). Цифра-цветная синестезия возникает из-за перекрестного соединения веретенообразной извилины. Общество рефератов по неврологии , 30, 1222.
    • Рамачандран, В.С., и Хаббард, Э.М. (2001a). Психофизические исследования нейронных основ синестезии. Труды Лондонского королевского общества B, 268, 979-983.
    • Рамачандран, В.С., и Хаббард, Э.М. (2001b). Синестезия: окно в восприятие и язык. Журнал исследований сознания , 8 (12), 3-34.
    • Рамачандран, В.С., и Хаббард, Э.М. (2003a). Слушание цветов, дегустация форм. Scientific American , 52-59 апреля.
    • Рамачандран, В.С., и Хаббард, Э.М. (2003b). Феноменология синестезии. Журнал исследований сознания , 10 (8), 49-57.
    • Рэнг, H.P., & Дейл, M.M. (1987). Фармакология . Эдинбург: Черчилль Ливингстон.
    • Райан, К. (1969). Эдгар Аллан По и многозначительность. Британский журнал эстетики , 9, 73-79.
    • Revonsuo, A. (2001). Возвращаем цвет на место. Сознание и познание , 10 (1), 78-84.
    • Рич А.Н., Брэдшоу Дж. Л. и Мэттингли Дж. Б. (2005). Систематическое крупномасштабное исследование синестезии: последствия для роли раннего опыта в лексико-цветовых ассоциациях, Cognition , 98, 53-84.
    • Розенберг, Г. (2004). Место для сознания: Исследование глубинной структуры мира природы. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
    • Росс, П.В. (2001). Qualia и чувства. The Philosophical Quarterly , 51 (205), 495-511.
    • Ротен, Н., и Мейер, Б. (2010). Более высокая распространенность синестезии у студентов-искусствоведов. Восприятие , 39, 718-720.
    • Сегал, G.M.A. (1997). Синестезия: последствия для модульности ума.В С. Барон-Коэн и Дж. Харрисон (ред.), Синестезия: классические и современные чтения (стр. 211-223). Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.
    • Симнер, Дж., Сагив, Н., Малвенна, К., Цаканикос, Э., Уизерби, С., Фрейзер, К.,… Уорд, Дж. (2006). Синестезия: распространенность нетипичных кросс-модальных переживаний. Восприятие , 35, 1024-1033.
    • Смайлек Д., Диксон М.Дж., Кадахи К. и Мерикл П.М. (2001). Синестетические фотизмы влияют на зрительное восприятие. Журнал когнитивной неврологии , 13, 930-936.
    • Смилек. Д., Диксон, М.Дж., Кудахи, К., Мерикл, П.М. (2002). Синестетические цветовые ощущения влияют на память. Психологические науки , 13 (6), 548-552
    • Смайлек Д., Диксон М.Дж. и Мерикл П.М. (2003). Синестетические фотоизмы направляют внимание. Brain & Cognition , 53, 364-367.
    • Тер Харк, М. (2009). Цветные гласные: Витгенштейн о синестезии и второстепенном значении. Philosophia: Philosophical Quarterly of Israel , 37 (4), 589-604.
    • Томас В. (1969). Теория живописи Кандинского. Британский журнал эстетики , 9, 19-38.
    • Treisman, A. (1982). Перцептивная группировка и внимание при визуальном поиске функций и объектов. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность , 8 (2), 194-214.
    • Тай, М. (1995). Десять проблем сознания: репрезентативная теория феноменального разума . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
    • Уэда, М.(1963). Басё и поэтика «Хайку». Журнал эстетики и художественной критики , 21 (4), 423-431.
    • Уэйджер, А. (1999). Дополнительная проблема квалиа: синестезия и репрезентационализм. Философская психология , 12 (3), 263-281.
    • Уэйджер, А. (2001). Синестезия искажена. Философская психология , 14 (3), 347-351.
    • Уорд Дж. И Симнер Дж. (2005). Является ли синестезия Х-сцепленным доминантным признаком со смертельным исходом для мужчин? Восприятие , 34 (5), 611-623.
    • Уорд Дж. И Сагив Н. (2007). Синестезия для подсчета пальцев и игры в кости: случай повышенной синестезии? Нейрокейс , 13 (2), 86-93 .
    • Уорд, Дж., Томпсон-Лейк, Д., Эли, Р., и Камински, Ф. (2008). Синестезия, творчество и искусство: какая связь? Британский журнал психологии , 99, 127-141.
    • Витгенштейн, Л. (1958/1994). Философские исследования . Оксфорд: Блэквелл.

    Информация об авторе

    Шон Аллен-Хермансон
    Электронная почта: hermanso @ fiu.edu
    Международный университет Флориды
    США

    и

    Jennifer Matey
    Эл. Почта: [email protected]
    Международный университет Флориды
    США

    Почему у стольких художников есть синестезия? — Наука о нас

    Картина Кэрол Стин «Полный вид» — это изображение того, что она воспринимает, когда ее иглотерапевт удаляет иглы в конце сеанса. Фото: Кэрол Стин

    Для большинства людей сильная зубная боль ощущается как постоянная пульсация или острая боль.Но без посещения стоматолога невозможно определить, нужен ли корневой канал. Однако синестет может проснуться однажды утром и увидеть светящийся оранжевым зуб . Для художницы из Манхэттена и соучредителя Американской ассоциации синестезии Кэрол Стин физический дискомфорт проявляется в цвете (обычно это ярко-оранжевый хром). А в случае Стин, к большому удивлению ее дантиста, она смогла диагностировать умирающий нерв до появления каких-либо клинических признаков повреждения зубов.

    Слово синестезия означает «союз чувств», а синестеты — примерно 4 процента населения — это взрослые, чьи чувства смешиваются в своего рода перекрестном соединении мозга.На основе самоотчетов и научных тематических исследований, по-видимому, существует 80 разновидностей этих непроизвольных сенсорных восприятий. Формы и звуки могут иметь разные вкусы, а буквы или цифры могут олицетворять разные личности и пол. Если взять примеры, основанные на научной литературе, для одного синестета, звук высокой C на трубе вызывает вспышку красного цвета Ferrari. Во-вторых, поедание изюма в шоколаде вызывает ощущение в кончиках пальцев. Для синестета с «порядковой лингвистической персонификацией» число 9 может быть бородатым хипстером, в то время как кто-то другой клянется, что 9 — блондинка с высоким хвостом.Это такая идиосинкразия. Грета Берман, историк искусства из Джульярда, изучающая художников-синестетиков, объясняет, что синестеты не просто думают, что 9 — это то или это. Они знают, что это , и будут «бороться до конца», что у числа есть определенная личность или определенный оттенок. Для Steen пять — средний желтый кадмий. Хотя ее отец, тоже художник, настаивал, что пятерка была желтой охрой. И, как и большинство людей с синестезией, Стин не может вспомнить, чтобы цифра «5» когда-либо была другим оттенком или не соединяла чувства.

    В наши дни так много знаменитостей, кажется, объявляют о своей синестезии, что кажется, когда писатель-бестселлер и радиоведущий Курт Андерсен упоминает в одном из своих подкастов Studio 360 , как своего рода неврологического «скромного хвастуна». У Канье это есть. И Бейонсе тоже. И у Леди Гаги это тоже есть.

    Фактически, все больше доказательств показывает, что синестезия чаще встречается среди творческих людей, и что некоторые из самых творческих умов — Хокни, Кандинский, Набоков — действительно были синестетиками.По мнению тех, кто изучает это состояние, кросс-сенсорный опыт может дать особое художественное преимущество: большую эстетическую чувствительность, чем у остальных из нас, и, следовательно, большую вероятность тяготения к художественным областям. В конце концов, синестеты могут выражать, казалось бы, несвязанные друг с другом концепции в различных средах: числа с личностями, цвета с болью, движущиеся формы с звуком. И, в отличие от своих коллег, художники-синестетики — те, кто использует свои неврологические черты в качестве основы своей практики — интуитивно реагируют на то, что Стин называет «мультимедийными стимулами», происходящими вокруг них.«Обычный» художник либо запечатлевает пейзаж перед собой, либо то, что она воображает. Синестетический рисует то, что она на самом деле визуализирует, слушая конкретный концерт — или, как объяснил Стин, то, что она видит, когда чувствует укол от столбняка.

    «Бывают моменты, когда у меня прекрасное зрение, и мне не терпится бежать домой, чтобы нарисовать то, что я видела», — сказала Стин, известная тем, что использовала синестезию в своем искусстве. Ее абстрактная картина Full V iew — это то, что она увидела, когда ее иглотерапевт удалил иглы в конце сеанса.Тем не менее, не все, что она переживает, «синестетически замечательно». «Уверяю вас, что если я чувствую что-то действительно неприятное, — объяснила она, — это не то, что кто-то хотел бы видеть». Стин описывает реакцию как немедленную физическую реакцию. Фактически, она слушает музыку, когда идет в магазин художественных товаров, осторожно снимая крышку тюбика с краской, чтобы проверить, соответствует ли цвет звуку, который она слышит.

    Но до недавнего времени к синестезии относились скептически. В 1980 году, по словам невролога Университета Джорджа Вашингтона д-раРичард Цитович, синестетов все еще часто отвергали как «ищущих внимания» или просто «метафорически говорящих», таких как «сильный холод» или «громкий галстук». В своей книге Environment Is Indigo Blue: Discovering the Brain of Synesthesia , Cytowic вспоминает, как коллеги шутили над его объектом исследования, Майклом, который «утверждал», что почувствовал сильные ароматы, струящиеся по его руке. По их словам, Майкл был либо «сумасшедшим», либо «принимал наркотики». Синестезия не могла быть реальной, потому что она противоречила доминирующей научной парадигме, согласно которой чувства путешествуют по пяти отдельным каналам.

    С тех пор наука синестезии прошла долгий путь благодаря нейровизуализации и способности связать чье-то ощущение реальности мира с архитектурой ее мозга. Человеку больше не нужно «утверждать», что среда имеет синий цвет индиго; исследователи могут сравнивать активность ее корковых областей, когда она видит слово, с результатами сканирования мозга несинестета. Если взять несколько исследований, то теперь существует известная генетическая связь в семьях, а также неврологическая основа для наиболее распространенной формы синестезии, «цвета графемы», когда числа и буквы имеют разные цвета.Статья 2013 года в Cerebral Cortex также определила нейронную связь между чувством и слухом, показав, что в редких случаях синестезия также может быть приобретена после инсульта. Используя МРТ, нейробиологи обнаружили, что на самом деле тело может «смешивать» звук и прикосновение даже без повреждения мозга.

    «У всех нас есть немного синестезии», — сказал Тони Ро, профессор психологии Центра выпускников CUNY и ведущий автор статьи. Гвозди на классной доске заставляют нас съеживаться; жужжащий комар заставляет нас чесаться.Но сегодня, объяснил Ро, ученые понимают анатомическую основу, казалось бы, случайных реакций, и то, что у синестетов больше нейронных перекрестных помех, чем у остальных из нас. Тем не менее, для большинства людей почти невозможно понять, на что похожи переплетенные чувства; каково это жить с хроместезией — «цветным соотношением звука», которое есть у Стин, — или ее переживанием «цветной боли». Но, по крайней мере, такие художники, как Стин, обеспечивают некоторую визуальную эквивалентность несинестетам. Стин тоже работает в трех измерениях.Ее витая бронзовая и стальная синяя скульптура Cyto, передает формы и цвет первых двух слогов имени доктора Цитовича. Даже сегодня сообщество синестезии чувствует себя сплоченным. В 1993 году, услышав по радио доктора Цитовича, Стин обратилась к нему, чтобы обсудить свою синестезию, которую она скрывала десятилетиями. Вскоре они стали друзьями-коллегами, и она подарила ему Cyto в качестве благодарности за то, что он дал ей «знания» и «свободу».

    Фотограф Марсия Смилак также известна тем, что использует синестезию как краеугольный камень своего процесса.Как «рефлексионист» — ее термин в искусстве — Смилак делает странные снимки поверхности океана в тот момент, когда у нее возникает синестетическая реакция, некоторые из которых имеют качество эска Крик . И Смилак ценит это сравнение, чувствуя сверхъестественную связь с Эдвардом Мунком и «звуковыми волнами», которые она видит в его знаменитых искаженных изображениях. (Между прочим, Берман считает, что Мунк тоже мог быть синестетом.) «Я думаю о своей работе как о рисовании на камеру», — объяснил Смилак. «Цвета, которые я вижу, больше похожи на цветной свет, чем на пигмент краски.Например, «Музыка для виолончели» иллюстрирует слуховое восприятие Смилака отражений однажды ночью от движущейся воды. «Я направила камеру на источник и щелкнула затвором в тот момент, когда почувствовала атлас на своей коже», — сказала она.

    В то же время синестезия может сбить художников с толку. Шон Дэй — музыкант, который видит формы, движения и цвета, когда слышит тембры. В течение 20 лет он руководил Synesthesia List, онлайн-форумом, на который регулярно ссылаются эксперты и ученые по синестезии.Дэй начал заниматься музыкой в ​​раннем подростковом возрасте, сочиняя музыку по тем цветам, которые он хотел видеть, и находя вдохновение в коллеге-синестете Дьюке Эллингтоне. Однако в колледже Дэй понял, что синестезия на самом деле вредит его творчеству. «Я слишком много внимания уделял своим синестетическим цветам», — писал он в эссе для Oxford’s Handbook of Synesthesia . «Я игнорировал то, что узнал о балансировке оркестровки, — объяснил Дэй, — и моя музыка иногда была смехотворной, как мандолины и волынки.”

    Итак, к середине 30-х годов, сочиняя музыку, Дэй начал либо полностью игнорировать свою синестезию, либо, если пьеса требовала соло, сосредотачиваться только на этом одном цвете или текстуре, не пытаясь комбинировать инструменты. «Синестезия не делает из вас лучшего художника», — сказал он (много раз решительно). Синестеты с такой же вероятностью будут «паршивыми бездарными музыкантами», как и все остальные. Совершенство в любом виде искусства происходит от таланта, практики и мастерства, а не от различных ощущений, как у большинства людей.Но, пояснил он, если музыка заставляет вас видеть цвета и формы, вы, возможно, в первую очередь возьмете гитару или сядете за пианино — поскольку музыка кажется такой многослойной.

    Опрос 358 студентов изящных искусств в трех крупных университетах, опубликованный Creativity Research Journal в 1989 году, показывает, что синестеты чаще встречаются на художественной территории. Двадцать три процента респондентов испытали синестезию в «спонтанном и последовательном состоянии» — более чем в пять раз, чем ожидалось в общей популяции.Исследование также показало, что синестеты получили значительно более высокие баллы по четырем стандартизированным критериям креативности. Например, они получили средний балл 38,4 (40 — золотой стандарт творчества, 20 — норма) по Уэльской художественной шкале Бэррона, по которой респондентам предлагается «нравится» или «не нравится» 86 дизайнов, специально отобранных, чтобы различать типичные. суждения художников и нехудожников. Как описывает доктор Цитович, синестеты видят сходное в несхожем (музыка и цвет; боль и цвет; слоги и формы), а люди, которые преуспевают в создании метафор, обычно более креативны.«Но гораздо больше, чем известных художников, которые оказываются синестетиками, — сказал он, — это обычные синестеты, обладающие навыками литературного искусства, рисования или игры на музыкальном инструменте».

    И у творчества много обличий. Маркос Лютьенс — передовой художник, который проводит «перцептивные вмешательства» в таких музеях, как Парижский Центр Помпиду и Музей искусств округа Лос-Анджелес. Он использует гипноз и перформанс, чтобы бросить вызов тому, как зрители реагируют на стимулы, и работал с синестетами, особенно, чтобы изучить, как они воспринимают реальность.В Сан-Франциско Лютьенс отправил группу людей с синестезией в Макдональдс — самое вездесущее место в Америке, которое он мог себе представить. Один участник, который воспринимает слова как цвет, сказал, что символ «Золотые арки» «неправильный», потому что он должен быть «красным». Во-вторых, звуки кухонного оборудования «содрогнулись [ее] шею и спину от более мягкого, неописуемого шока». «То, что мы относим к артистам, — сказал Лютьенс, — для них просто нормально». И артисты с синестезией тоже работают за пределами традиционных площадок.Например, Лютьенс описывает, как отмеченный наградами миксолог, синестет из Манчестера, Англия, Джоди Монтейт, смешивает цвета ароматов напитков, чтобы «получить идеальный вкус».

    «Есть ли у художников-синестетиков общий способ видения, даже если они сознательно не используют синестезию в своем процессе?» — спросила Грета Берман, которая была одним из кураторов (со Стин) выставки 2008 года, Synesthesia: Art and the Mind , в Художественном музее Макмастера в Гамильтоне, Онтарио. Согласно каталогу шоу, она (и Стин) впервые собрала вместе четырех признанных «настоящих» синестетов: Дэвида Хокни, Джоан Митчелл, Марсию Смилак и Кэрол Стин.На основании личного письма и его произведений Берман подозревает, что Ван Гог тоже был синестетом.

    «Вот в чем разница, — сказал Берман. «Я не думаю, что у Моне была синестезия. Он пытается отразить физическую сцену, глядя прямо на пейзаж, а не чувственное видение, которое у него было ». В качестве признака синестезии Берман часто ищет в произведениях искусства «константы формы Клювера» — геометрические узоры (часто решетчатые или паутинообразные), открытые психологом Генрихом Клювером в 1920-х годах, которые регулярно появлялись во время галлюцинаций пейота и синестетического восприятия.«Любой, кто смотрит на картины Ван Гога, Чарльза Берчфилда, Василия Кандинского и Дэвида Хокни, например, обязательно будет неоднократно наблюдать эти константы формы», — говорится в эссе Бермана и Стина в Oxford’s Handbook on Synesthesia .

    Однако истинная сила синестетического искусства может заключаться в том, что 96 процентов из нас, не являющихся синестетами, могут получить от него. «Синестезия показывает, насколько разным может быть сенсорное восприятие у всех», — сказал Дэй. Он называет это уроком «нейронного разнообразия» и того, что синестетическое искусство «стремится к новому пониманию» того, что «нормально» для человеческого мозга.Нормально, поясняет он, — это разнообразных. С гуманистической стороны, как сказал доктор Цитович в электронном письме, синестетические исследования подтверждают субъективные точки зрения: как два человека могут видеть одну и ту же «объективную» вещь совершенно по-разному — каждый в равной степени действителен — в то время, «когда граждане становятся все более поляризованными. «

    Большинство из нас никогда не услышит цвета или не попробует формы. Но для несинестетов довольно часто бывает озноб во время оперного крещендо, высоких нот «Усеянного звездами знамени» или стоя в Сикстинской капелле.Это двойные сенсорные переживания — слуховая, визуальная, физическая стимуляция и — но, что более важно, способ более глубокого обитания момента во времени и более богатого мира, что, в конечном итоге, и означает иметь подлинное связь с искусством.

    Случай сопутствующей синестезии, аутизма, огромного таланта и сильной структурной связи мозга | BMC Psychiatry

  • 1.

    Грей Б.Ф., Симнер Дж. Синестезия и феномены высвобождения в сенсорном и моторном заземлении.Случаи расторможенного воплощения? Front Psychol. 2015; 6: 54.

  • 2.

    Уорд Дж. Синестезия. Анну Рев Психол. 2013; 64: 49–75.

    PubMed Google ученый

  • 3.

    Синке С., Халперн Дж. Х., Зедлер М., Нойфельд Дж., Эмрих Х. М., Пасси Т. Подлинная и лекарственная синестезия: сравнение. Сознательное познание. 2012. 21 (3): 1419–34.

    PubMed Google ученый

  • 4.

    Барон-Коэн С., Вайк М.А., Бинни С. Слышать слова и видеть цвета: экспериментальное исследование случая синестезии. Восприятие. 1987. 16 (6): 761–7.

    CAS PubMed Google ученый

  • 5.

    Иглман Д.М., Каган А.Д., Нельсон С.С., Сагарам Д., Сарма А.К. Стандартизированная батарея тестов для изучения синестезии. J Neurosci Methods. 2007. 159 (1): 139–45.

    PubMed Google ученый

  • 6.

    Rothen N, Seth AK, Witzel C, Ward J. Диагностика синестезии с помощью онлайн-палитры цветов: максимальная чувствительность и специфичность. J Neurosci Methods. 2013. 215 (1): 156–60.

    PubMed Google ученый

  • 7.

    Симнер Дж., Малвенна С., Сагив Н., Цаканикос Е., Уизерби С.А., Фрейзер С. и др. Синестезия: преобладание атипичных кросс-модальных переживаний. Восприятие. 2006. 35 (8): 1024–33.

    PubMed Google ученый

  • 8.

    Барнетт К.Дж., Финукейн С., Ашер Дж. Э., Баргари Дж., Корвин А. П., Ньюэлл Ф. Н. и др. Семейные паттерны и происхождение индивидуальных различий в синестезии. Познание. 2008; 106 (2): 871–93.

    PubMed Google ученый

  • 9.

    Барон-Коэн С., Берт Л., Смит-Лайттан Ф., Харрисон Дж., Болтон П. Синестезия: распространенность и семейность. Восприятие. 1996. 25 (9): 1073–9.

    CAS PubMed Google ученый

  • 10.

    Bosley HG, Eagleman DM. Синестезия у близнецов: неполная конкордантность у монозигот предполагает наличие экстрагенных факторов. Behav Brain Res. 2015; 286: 93–6.

    PubMed Google ученый

  • 11.

    Asher JE, Lamb JA, Brocklebank D, Cazier J-B, Maestrini E, Addis L, et al. Сканирование всего генома и исследование сцепления слухово-зрительной синестезии с точным картированием выявляют доказательства сцепления с хромосомами 2q24, 5q33, 6p12 и 12p12. Am J Hum Genet.2009. 84 (2): 279–85.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 12.

    Томсон С.Н., Авидан Н., Ли К., Сарма А.К., Туше Р., Милевич Д.М. и др. Генетика синестезии окрашенных последовательностей: наводящие на размышления доказательства связи с 16q и генетической гетерогенности этого состояния. Behav Brain Res. 2011. 223 (1): 48–52.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 13.

    Тилот А., Кучера К.С., Вино А., Ашер Дж., Барон-Коэн С., Фишер С. Редкие варианты генов аксоногенеза связывают три семейства со звуко-цветовой синестезией. PNAS. 2018; 223 (1): 48–52.

    Google ученый

  • 14.

    Grossenbacher PG, Lovelace CT. Механизмы синестезии: когнитивные и физиологические ограничения. Trends Cogn Sci. 2001. 5 (1): 36–41.

    PubMed Google ученый

  • 15.

    Rouw R, Scholte HS, Colizoli O. Области мозга, участвующие в синестезии: обзор. J Neuropsychol. 2011; 5 (2): 214–42.

    PubMed Google ученый

  • 16.

    Neufeld J, Sinke C, Zedler M, Dillo W., Emrich HM, Bleich S, et al. Подавленная обратная связь как причина синестезии: данные исследования функциональной связи слухово-зрительных синестетов. Нейропсихология. 2012; 50 (7): 1471–7.

    CAS PubMed Google ученый

  • 17.

    Sinke C, Neufeld J, Emrich HM, Dillo W., Bleich S, Zedler M, et al. В голове синестета: функциональный анализ связности с помощью синестетов графема и цвета. Нейропсихология. 2012. 50 (14): 3363–9.

    CAS PubMed Google ученый

  • 18.

    Van Leeuwen TM, Den Ouden HE, Hagoort P. Эффективная связь определяет природу субъективного опыта в синестезии цвета графемы. J Neurosci. 2011. 31 (27): 9879–84.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 19.

    Dovern A, Fink GR, Fromme ACB, Wohlschläger AM, Weiss PH, Riedl V. Внутреннее сетевое соединение отражает последовательность синестетических переживаний. J Neurosci. 2012. 32 (22): 7614–21.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 20.

    Хенгги Дж., Вотруба Д., Янке Л. Глобально измененная топология структурной сети мозга в синестезии цвета графемы. J Neurosci. 2011. 31 (15): 5816–28.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 21.

    Rouw R, Scholte HS. Нейронная основа индивидуальных различий в синестетических переживаниях. J Neurosci. 2010. 30 (18): 6205–13.

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 22.

    Cohen MX, Weidacker K, Tankink J, Scholte HS, Rouw R. Подтипы синестезии графемного цвета: стабильные индивидуальные различия, отраженные в задних колебаниях альфа-диапазона. Cogn Neurosci. 2015; 6 (2–3): 56–67.

    PubMed Google ученый

  • 23.

    Hupé J-M, Dojat M. Критический обзор литературы по нейровизуализации по синестезии. Front Hum Neurosci. 2015; 9: 103.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 24.

    Барон-Коэн С., Джонсон Д., Ашер Дж., Уилрайт С., Фишер С.Е., Грегерсен П.К. и др. Синестезия чаще встречается при аутизме? Молочный аутизм. 2013; 4 (1): 40.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 25.

    Neufeld J, Roy M, Zapf A, Sinke C, Emrich HM, Prox-Vagedes V и др. Синестезия чаще встречается у пациентов с синдромом Аспергера? Front Hum Neurosci. 2013; 7: 847.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 26.

    Хьюз Дж. Э., Симнер Дж., Барон-Коэн С., Трефферт Д. А., Уорд Дж. Является ли синестезия более распространенной в условиях аутистического спектра? Только там, где есть колоссальный талант. Multisens Res. 2017; 30 (3–5): 391–408.

    PubMed Google ученый

  • 27.

    Байо Дж., Виггинс Л., Кристенсен Д.Л., Меннер М.Дж., Дэниэлс Дж., Уоррен З. и др. Распространенность расстройств аутистического спектра среди детей в возрасте 8 лет — сеть мониторинга аутизма и нарушений развития, 11 сайтов, США, 2014 г. Morb Mortal Wkly Rep Surveill Summ Wash DC 2002. 2018; 67 (6): 1-23.

    Google ученый

  • 28.

    Lundström S, Reichenberg A, Anckarsäter H, Lichtenstein P, Gillberg C. Фенотип аутизма в сравнении с зарегистрированным диагнозом у шведских детей: тенденции распространенности за 10 лет в общих выборках населения.BMJ. 2015; 350: ч2961.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 29.

    Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-5®). Арлингтон: Американский психиатрический паб; 2013.

  • 30.

    Хейзен Е.П., Сторнелли Дж. Л., О’Рурк Дж. А., Кёстерер К., Макдугл С.Дж. Сенсорные симптомы при расстройствах аутистического спектра. Harv Rev Psychiatry. 2014; 22 (2): 112–24.

    PubMed Google ученый

  • 31.

    Тальковски М.Э., Миникель Е.В., Гуселла Дж.Ф. Генетика расстройств аутистического спектра: разнообразные гены с разными клиническими исходами. Harv Rev Psychiatry. 2014; 22 (2): 65–75.

    PubMed Google ученый

  • 32.

    Хаар С., Берман С., Берманн М., Динштейн И. Анатомические аномалии при аутизме? Cereb Cortex. 2014; 26 (4): 1440–52.

    PubMed Google ученый

  • 33.

    Барон-Коэн С., Бор Д., Биллингтон Дж., Ашер Дж., Уилрайт С., Эшвин К.Сочная память у человека с синестезией цветовой формы-числа и аспергером. J Сознательный Стад. 2007. 14 (9–1): 237–51.

    Google ученый

  • 34.

    Буве Л., Доннадье С., Валдуа С., Карон С., Доусон М., Моттрон Л. Подтвержденное картирование способностей саванта, абсолютного слуха и синестезии: исследование случая аутизма. Front Psychol. 2014; 5: 106.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 35.

    Барон-Коэн С., Эшвин Э., Эшвин С., Тавассоли Т., Чакрабарти Б. Талант в аутизме: гиперсистематизация, повышенное внимание к деталям и сенсорная гиперчувствительность. Philos Trans R Soc B Biol Sci. 2009. 364 (1522): 1377–83.

    Google ученый

  • 36.

    Mottron L, Bouvet L, Bonnel A, Samson F, Burack JA, Dawson M, et al. Верное картирование в развитии исключительных способностей аутистов. Neurosci Biobehav Rev.2013; 37 (2): 209–28.

    PubMed Google ученый

  • 37.

    Ward J, Field AP, Chin T. Мета-анализ способности памяти в синестезии. Объем памяти. 2019; 27 (9): 1299–312.

    PubMed Google ученый

  • 38.

    Банисси М.Дж., Уолш В., Уорд Дж. Повышенное сенсорное восприятие при синестезии. Exp Brain Res. 2009. 196 (4): 565–71.

    PubMed Google ученый

  • 39.

    Банисси М.Дж., Тестер V, Магглетон Н.Г., Яник А.Б., Давенпорт А., Франклин А. и др.Синестезия цвета связана с улучшением восприятия цвета, но снижением восприятия движения. Psychol Sci. 2013. 24 (12): 2390–7.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 40.

    Уорд Дж., Браун П., Шервуд Дж., Симнер Дж. Аутичный профиль внимания и восприятия в синестезии. Cortex. 2017; 107: 121–30.

    PubMed Google ученый

  • 41.

    Уорд Дж., Ходли С., Хьюз Дж. Э., Смит П., Эллисон С., Барон-Коэн С. и др.Атипичная сенсорная чувствительность как общая черта синестезии и аутизма. Научный доклад 2017; 7: 41155.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 42.

    Ван Левен Т.М., Ван Петерсен Э., Бургхорн Ф., Дингеманс М., Ван Лиер Р. Аутистические черты синестезии: атипичная сенсорная чувствительность и повышенное восприятие деталей. Philos Trans Biol Sci. 2019; 374: 201

    .

    Google ученый

  • 43.

    Робинсон Дж. Австралийская шкала для синдрома Аспергера. В: Volkmar FR, редактор. Энциклопедия расстройств аутистического спектра. Нью-Йорк: Спрингер; 2013. с. 338–41.

    Google ученый

  • 44.

    Константино Дж. Н., Грубер С. П.. Шкала социальной реакции (SRS). Лос-Анджелес: западные психологические службы; 2005.

    Google ученый

  • 45.

    Rouw R, Scholte HS. Повышенная структурная связность в синестезии цвета графема.Nat Neurosci. 2007. 10 (6): 792–7.

    CAS PubMed Google ученый

  • 46.

    Рейсерт М., Мадер И., Анастасопулос К., Вейгель М., Шнелл С., Киселев В. Глобальная реконструкция волокна становится практичной. Нейроизображение. 2011. 54 (2): 955–62.

    PubMed Google ученый

  • 47.

    Шаттук Д.В., Мирза М., Адисетио В., Ходжаткашани С., Саламон Г., Нарр К.Л. и др. Построение трехмерного вероятностного атласа корковых структур человека.NeuroImage. 2008. 39 (3): 1064–80.

    PubMed Google ученый

  • 48.

    Hughes JEA, Gruffydd E, Simner J, Ward J. Synaesthetes демонстрируют преимущества в приобретении навыков саванта: расчет календаря обучения в синестезии пространства последовательностей. Cortex. 2019; 113: 67–82.

    PubMed Google ученый

  • 49.

    Трефферт Д.А. Синдром саванта: исключительное состояние. Синопсис: прошлое, настоящее, будущее.Philos Trans R Soc B Biol Sci. 2009. 364 (1522): 1351–7.

    Google ученый

  • 50.

    Корриган Н.М., Ричардс Т.Л., Трефферт Д.А., Дагер С.Р. К лучшему пониманию мозга ученого. Компр Психиатрия. 2012. 53 (6): 706–17.

    PubMed Google ученый

  • 51.

    Weiss PH, Zilles K, Fink GR. Когда визуальное восприятие вызывает чувство: улучшенная кросс-модальная обработка в синестезии цвета графемы.NeuroImage. 2005. 28 (4): 859–68.

    PubMed Google ученый

  • 52.

    Рамачандран В.С., Хаббард Э.М. Феноменология синестезии. J Сознательный Стад. 2003. 10 (8): 49–57.

    Google ученый

  • 53.

    Каванна А.Е., Trimble MR. Предклинье: обзор его функциональной анатомии и поведенческих коррелятов. Brain J Neurol. 2006. 129 (Pt 3): 564–83.

    Google ученый

  • 54.

    Джонс К.Л., Грей М.А., Минати Л., Симнер Дж., Кричли HD, Уорд Дж. Нейронная основа иллюзорных вкусовых ощущений: два редких случая лексико-вкусовой синестезии. J Neuropsychol. 2011; 5 (2): 243–54.

    CAS PubMed Google ученый

  • 55.

    Нанн Дж. А., Грегори Л. Дж., Браммер М., Уильямс С. К., Парслоу Д. М., Морган М. Дж., Моррис Р. Г., Баллмор И. Т., Барон-Коэн С., Грей Дж. А.. Функциональная магнитно-резонансная томография синестезии: активация V4 / V8 произнесенными словами.Nat Neurosci. 2002. 5 (4): 371–5.

    CAS PubMed Google ученый

  • 56.

    Стивен М.С., Хансен П.С., Блейкмор С. Активация цветоселективных областей зрительной коры у слепого синестета. Cortex. 2006. 42 (2): 304–8.

    PubMed Google ученый

  • 57.

    Weiss PH, Shah NJ, Toni I, Zilles K, Fink GR. Ассоциирование цветов с людьми: случай хроматико-лексической синестезии.Cortex. 2001. 37 (5): 750–3.

    CAS PubMed Google ученый

  • 58.

    Raichle ME, MacLeod AM, Snyder AZ, Powers WJ, Gusnard DA, Shulman GL. Режим работы мозга по умолчанию. Proc Natl Acad Sci. 2001. 98 (2): 676–82.

    CAS PubMed Google ученый

  • Открывая двери восприятия — Дартмутский научный журнал для студентов

    Однажды он попробовал ромашковый чай и отправил его обратно, сказав только: «У этого напитка вкус окна.И она, и слуги были удивлены, потому что они никогда не слышали о ком-нибудь, кто пил промасленное окно, но когда они попробовали чай, пытаясь понять, они поняли: это был привкус окна.
    — Габриэль Гарсиа Маркес

    Хотя эта цитата, возможно, не является самым научным или точным описанием синестезии, она дает легкую интуицию несинестету о том, на что может быть похоже это состояние. Синестеты описали, как слышать определенную музыкальную ноту в форме конуса, пробовать имя «Ричард» как теплую тающую плитку шоколада, воспринимать звук женского голоса как тонкий лист металла и слышать щебетание сверчка как белое.Синестезия, согласно консенсусному определению, — это когда представление определенного сенсорного стимула вызывает восприятие во второй сенсорной модальности без прямого запуска этой второй модальности (1). Это может проявляться как определенные буквы, вызывающие цвета, звуки, имеющие вкус, и так далее. Поскольку большая часть исследований синестезии продолжается в настоящее время, а многие теории все еще подвергаются сомнению, я использую эту статью для изучения последствий исследований синестезии, а не обязательно определенных выводов, которые можно сделать.Моя главная цель — изучить, какие явления происходят в синестетическом мозге, которые приводят к синестетическому опыту, и что эта причина может рассказать нам о механизмах восприятия в целом, используя синестезию в качестве окна того, как мозг обрабатывает все типы информации и стимулы. Вторичный вопрос, поднятый в дополнение к части «как» в процессе развития синестезии, — это «почему» — существует основная эволюционная выгода от несинестезии, и что это говорит о том, какая часть внешней реальности полезна для человека. способен воспринимать? Это будет предоставлено читателю для рассмотрения после представления основанных на мозге доказательств механизмов синестезии, но поучительно, чтобы держать их в памяти.Тем не менее, я постараюсь представить как можно более полное обсуждение имеющихся данных и теорий, касающихся корней и природы синестезии.

    Синестетическая реальность
    Сенсорная перекрестная активация у синестетов может быть вызвана множеством различных индукторов, приводящих к различным типам вторичных сенсорных переживаний.

    Наиболее распространенным типом синестезии является синестезия «цвета графемы», в которой определенные буквы рассматриваются как определенные цвета.Было проведено много исследований, чтобы показать, что синестезия отделена от простой усвоенной ассоциации между стимулами, например, ребенок учится ассоциировать синий цвет с буквой D из-за магнитов на холодильник или книжек-раскрасок. Например, когда синестетов спросили, какие цвета они ассоциируют с буквами, при повторном тестировании через год у них было 93% согласованности в ответах. Однако у несинестетов консистенция была менее 38% при тестировании всего через неделю, хотя им было сказано ожидать повторного тестирования (2).

    Установление синестетической способности

    Были использованы различные методы, чтобы определить, кто именно является синестетиком и в какой степени. Самая известная модель — это тест Струпа, проверяющий степень интерференции, когда испытуемым показывают буквы в цветах, несовместимых с их синестетическими ожиданиями. Подобно тому, как нормальные испытуемые испытывают трудности с чтением цветного слова, которое представлено отдельным цветом, чем значение, у синестетов более медленное время реакции, когда их просят назвать цвет буквы или цифры, если цвет несовместим с цветом, который обычно ассоциируется с ними.Несовместимость вызывает не только более длительное время реакции, но и измеримое расширение зрачков у синестетов, когда они исследуют цветные графемы. Подобно тому, как те, кто проходит тест Струпа, не могут остановить свою обработку значения слова, субъекты-синестетики сообщают о своей неспособности обуздать свой несовместимый цвет, возникающий при просмотре графемы. Еще более интересно то, что интерференция Струпа наиболее значительна, когда ожидаемый цвет синестета для графемы является дополнением цвета, который фактически появляется перед ним.Это открытие предполагает, что синестетический цвет возникает из тех же дополнительных цветовых процессов в первичной зрительной коре, которые способствуют нормальному цветовому зрению.

    Synthesthetes могут смешивать цифровые и буквенные реплики разных цветов, как показано выше.

    Другой метод, используемый для проверки синестетической способности, был разработан Рамачандраном и Хаббардом. Они разработали своего рода изображение «буквенного супа», состоящее из разбросанных графем, содержащих скрытую встроенную форму (3).

    Изображение было отображено на одну секунду перед испытуемыми, которых затем спросили, какая форма присутствовала.Синестеты справлялись с задачей значительно лучше, чем несинестеты, и имели гораздо лучшую способность испытывать эффект «всплывающего окна» встроенной формы графемы из-за цветных различий между буквами, которые им представлялись (4). Тесты также позволяют различать высшие и низшие синестеты, что я рассмотрю позже в статье.

    В синестетическом мозге
    В большинстве недавних исследований использовались различные методы визуализации мозга для наблюдения за мозговой активностью синестетов.Как упоминалось ранее, визуализация показала, что обе отдельные области мозга, используемые для обработки определенного смысла, активируются в синестете, например, у человека, который слышит окрашенные слова, как слуховая кора, так и экстрастриальная зрительная кора активируются при прослушивании кто-то говорит. Активность мозга, по-видимому, количественно связана с уровнем синестетической способности, поскольку те синестеты, которые набрали наибольшее количество баллов во «всплывающих» визуальных тестах, показали наибольшую нейронную активность в цветовой области при просмотре сенсорных индукторов.

    Данные визуализации мозга подтверждают мнение о том, что нейромеханизмы, способствующие синестезии, аналогичны тем, которые способствуют нормальному восприятию. Значение этих данных мозговой активности связано с центральной идеей о том, что корень синестезии лежит в необычной коммуникации в мозге, особенно через связи, которые обычно отсутствуют, или пути, которые обычно не используются. Во время исследования синестезии цвета графема Рамачандран и Хаббард обнаружили, что цветовая область V4 и визуальная область, которая способствовала идентификации графемы, находились в веретенообразной извилине, и поэтому они предположили, что если нейроны из двух областей начнут общаться, результат будет одновременное восприятие цветов при просмотре графем.Согласно аналогичной гипотезе, если связи между обычно отдельными областями коры были созданы или активированы, это могло бы указывать на аналогичный механизм, как у пациентов с ампутированными конечностями с ощущениями фантомных конечностей. У пациентов с ампутированными конечностями реорганизация коры головного мозга приводит к тактильным ощущениям на конечности, которая больше не существует, поэтому, возможно, аналогичная модель локальной перекрестной активации (Рамачандран и Хаббард) могла бы объяснить синестезию. Таким образом, изображения мозга обеспечивают как отправную точку, с которой можно начать размышления о корнях синестезии, так и точку отсчета, к которой можно вернуться, чтобы проверить существующие гипотезы.

    Причины и развитие синестезии

    Известные споры в попытках выяснить причину синестезии можно свести к двум основным гипотезам. Во-первых, синестезия возникает из-за перекрестного соединения между смежными областями мозга либо из-за недостатка надлежащей синаптической отсечения, которая разделяла бы области, либо из-за избытка связей по другим причинам. Вторая гипотеза продвигает теорию расторможенной обратной связи, идею о том, что существует избыточная активность между уровнями сенсорной иерархии или параллельных путей из-за растормаживания сигналов обратной связи, которые обычно возникают.Таким образом, эти различия могут сводиться к структурной причине, то есть к дополнительным связям первой гипотезы, или к функциональной причине, то есть к растормаживанию обычно существующих связей. Убедительные доказательства обеих теорий делают спор между ними гораздо более интригующим.

    Перекрестная активация из-за отсутствия обрезки
    Гипотеза перекрестной связи основана на идее, что соседние области мозга не разделяются из-за мутации в гене, который обычно регулирует процесс синаптического отсечения.Таким образом, перекрестная активация происходит из-за «лишних проводов», нейронных связей, которые не были отсечены. Эти перекрещенные провода затем привели бы к одновременному ощущению ощущения при возникновении отдельного индуктора. Существует множество доказательств того, что молодые люди и другие организмы имеют недолговечные синаптические связи, которые в конечном итоге обрезаются по мере созревания. У младенца из-за множества связей кора головного мозга едва ли может функционировать, что подтверждается низким уровнем кровотока и плохими результатами при выполнении поведенческих маркеров (5).Обрезка — это необходимый процесс, позволяющий нормально функционировать в мире, не обязательно ограничивающий способности.

    В мозге взрослого человека каждая сенсорная область ориентирована на обработку информации из разных сенсорных модальностей. Как указывалось ранее, исследования показали, что синестеты активируются в обеих областях коры головного мозга, которые вызывают реакцию, например, у тех, кто слышит окрашенные слова, слуховая кора и зрительная кора активируются при прослушивании чьей-либо речи.Основа теории перекрестной активации состоит в том, что эти сенсорные области коры изначально не так специализированы, как они становятся позже в жизни. Синапсы обрезаются по мере созревания в зависимости от опыта, а избыточная проводка у младенцев, которая приводит к временным связям между соседними областями мозга, предполагает, что эти связи фактически функционируют до того, как они будут обрезаны.

    Генетические данные могут подтвердить гипотезу обрезки. Было продемонстрировано, что синестезия протекает в семьях, а также чаще встречается у женщин, чем у мужчин.Эти данные позволяют предположить, что в синестезии есть хромосомный компонент и что он связан с Х-хромосомой из-за его распространенности у женщин. Генетическая основа аккуратно объяснила бы гипотезу обреза, поскольку мутация гена, запускающего нормальный процесс обрезки, будет прямым результатом дополнительных синапсов между корковыми областями. Было установлено, что соотношение женщин и мужчин составляет 6: 1, хотя недавние данные оспаривают это. Тем не менее, убедительные доказательства семейных тенденций синестезии являются убедительным признаком ее фактора наследственности (6,7).

    Растормаживание обратной связи

    Теория растормаживания предполагает функциональное различие синестетов в противоположность структурному; то есть растормаживание нормальных связей является корнем синестезии. Эта гипотеза утверждает, что у синестетов происходит сбой в ингибировании между соседними областями коры, которые обычно изолированы друг от друга, и этот сбой в ингибировании вызывает активацию параллельных сенсорных путей вместе с нормальными индукторными.

    Рисунок 1: Модель нейронной сети

    В этом случае нет аномальных горизонтальных нейронных связей, как это было бы при отсутствии отсечения, а вместо этого отсутствует подавление нисходящей передачи сигналов через соединения обратной связи. Как показано на рисунке 1, соединения с прямой связью и обратной связью обычно разделены и различаются в зависимости от того, где они возникают и заканчиваются. Однако отказ от ингибирования может привести к активации другого пути, который обычно остается независимым.

    У несинестетического взрослого человека обратная связь от верхних областей коры к нижним сенсорным областям остается иерархически организованной через модули, как показано на рисунке 1. Сенсорный стимул в нижнем левом углу стимулирует путь индуктора, который в конечном итоге приводит к результирующей мысли. Ожидаемый стимул у типичного взрослого человека будет возбуждать нейроны в соответствии с конечной мыслью, обычно вызываемой индуктором, в то же время подавляя возбуждение других нейронов, которые не являются частью пути индуктора.Однако теория растормаживания предполагает, что у синестетов некоторая тормозная обратная связь растормаживается, что позволяет одновременным путям активироваться вместе с индукционным путем и, таким образом, приводит к активации другой области мозга под воздействием «неправильного» ощущения. Как отмечают Спектор и Маурер, эта теория основывается на предположении, что смежные области коры всегда связаны друг с другом, но эти связи обычно функционально запрещены.

    Все ли мы синестеты в младенчестве? Есть ли у нас еще такой потенциал?

    Неонатальные синестетические реакции
    Существует теория, что все мы могли иметь способности, подобные синестезии, в младенчестве, но терять их с возрастом.По сути, модель неонатальной синестезии и теории гипотезы кросс-модального переноса предполагают, что новорожденные младенцы неспособны различать данные, поступающие от их различных органов чувств, и имеют много перекрестных связей между диффузными сенсорными областями. Большая часть недавних доказательств объединяет данные о пластичности развития и нейронной активности как синестетов человека, так и новорожденных других видов.

    Существует много свидетельств того, что молодые организмы всех видов имеют избыток синаптических связей между корковыми областями, которые будут сокращаться по мере созревания.Данные также подразумевают, что кора новорожденного ребенка практически не функционирует по сравнению с корой взрослого, поскольку было обнаружено низкий уровень кровотока, анатомическая незрелость и низкая производительность при выполнении задач развития. С другой стороны, лимбическая система младенца, по-видимому, развивается и функционирует намного раньше, чем кора головного мозга, вероятно, даже при рождении. Таким образом, у младенцев есть несколько возможностей для синестетической способности; некоторые временные связи между корковыми областями, которые в конечном итоге будут обрезаны, могут все еще работать, лимбическая система функционирует с небольшим входом от коры, и / или, возможно, из-за незрелой коры ребенок не различает стимулы от различных модальностей ( 8).

    Есть интригующие доказательства отсутствия разделения чувств у младенцев. В 2001 году Молина и Джоуэн провели исследование, связавшее восприятие младенцами текстуры с их реакцией на представленный визуальный сигнал. Сначала они обнаружили, что младенцы предпочитают сжимать гладкие предметы, а не гранулированные, а затем предъявили младенцам визуальные стимулы, когда они сжимали предметы. Визуальные стимулы будут либо соответствовать текстуре объекта (например, текстурированный объект и текстурированные визуальные стимулы), либо будут отличаться.Они обнаружили, что при предъявлении соответствующего зрительного стимула скорость сдавливания у младенцев оставалась той же, но когда они представляли несогласованный визуальный образ, частота сдавливания младенцев внезапно изменялась. Это соответствует описанным ранее открытиям о расширении зрачка у синестетов цвета графемы, о том, как испытуемые показали увеличенное расширение зрачка, когда им представили изображение буквы противоположного цвета, чем они обычно воспринимали бы. По этой причине Маурер и Мондлах утверждают, что результаты у младенцев означают слияние чувств у новорожденных и предпочтительное отображение одной сенсорной модальности в другую (9).

    Синестетический потенциал у всех нас?

    Фигуры, использованные для тестирования эффекта Кики-Буба

    Данные о возможности синестетической способности у младенцев приводят к следующему вопросу — существует ли в таком случае фундаментальная способность синестезии у всех нас, только явно проявляющаяся у синестетов?
    Вы можете сказать, кто такой Кики, а кто Буба? Когда это изображение показывают несинестетам, почти 100 процентов из них идентифицируют того, что слева, как Кики, и того, что справа, как Буба.Тогда возникает вопрос, является ли это демонстрацией глубоко укоренившихся синестетических тенденций у всех взрослых, способных связывать зрительные стимулы со слуховыми коррелятами, или это просто культурная или какая-то другая тенденция развития, выраженная в этом примере. Уорд заключает, что это демонстрирует врожденную способность, встроенную в наш мозг, распознавать ассоциации, которые воспринимают синестеты. Что касается связи между синестезией и повышением креативности, Уорд далее расширяет эти выводы, чтобы предположить, «что они могут сказать нам о том, как мы ценим искусство, и почему некоторые формы искусства привлекательны.Мы начинаем использовать принципы нейробиологии, чтобы понять, чем художники занимались веками »(10,11). Цитовик, ведущий исследователь синестезии, однажды утверждал: «Синестезия на самом деле является нормальной функцией мозга у каждого из нас, но ее работа достигает сознательного осознания лишь в некоторых случаях» (12). Действительно ли синестезия отражает основное свойство мозга? Это было бы больше подтверждено теорией растормаживания, поскольку в этом случае у всех нас была бы необходимая структурная проводка, но это больше было бы связано с активацией путей, которые обычно ингибируются.

    Заключение
    Робертсон и Сагив лаконично освещают более широкие последствия синестезии: это может даже поставить под сомнение фундаментальные предположения о природе биологических систем … философские вопросы функционализма … это научная загадка, и она поднимает фундаментальные вопросы о том, как это может быть относятся к «нормальному» восприятию и к тому, как мозг должен работать так, чтобы он мог генерировать такие явления. (13)

    Synesthesia — это увлекательная головоломка, освещающая многие аспекты современных исследований мозга.От механизмов восприятия до процессов развития младенцев, изучение того, как синестеты взаимодействуют со своей повседневной реальностью, говорит нам больше о тех из нас, кто не обладает способностями. Глядя на связь между синестезией и творческими способностями, особенно благодаря ее распространенности в литературном и художественном профессиональном мире, можно удивиться расширенным возможностям, полученным от видения через синестетическую линзу, и результатам восприятия, если бы мы смогли намеренно культивировать синестезию.

    Подчеркивая функциональные процессы и процессы развития мозга, процесс синестезии проливает новый свет на тонкости восприятия и нейропластичности. Пересечение этих двух областей является подходящим местом для дальнейших исследований и побуждает исследовать способность мозга управлять чувствами, восстанавливать поврежденные чувства и, возможно, даже продвигать новые. В конечном счете, синестезия также выводит на первый план вечные дебаты о том, какая часть того, что мы воспринимаем как реальность, является уникальным восприятием, основанным на наших индивидуальных способностях, или насколько стабильной сущностью, которая сохраняет свою сущностную идентичность независимо от того, каким образом она воспринимается.В этом смысле синестезию можно рассматривать как ценную линзу, через которую можно далее объяснить природу нашего мозга, окружающую среду и то, как наше восприятие формирует нас самих.

    Список литературы

    1. S. Baron-Cohen, J. Harrison, in Neurodevelopmental Disorders, H. Tager-Flusberg, Ed. (MIT Press, Кембридж, Массачусетс, 1999).
    2. Ф. Спектор, Д. Маурер, Синестезия: новый подход к пониманию развития восприятия. Dev. Psychol. 45.1, 175-89 (2009).
    3.. ПРОТИВ. Рамачандран, Э.М. Хаббард. Журнал исследований сознания, 8 (12), 3-34 (декабрь 2001 г.).
    4. M. Hochel, E.G. Милан, Синестезия: существующее положение дел. Когнитивная нейропсихология. 25 (1), 93-117 (февраль 2008 г.).
    5. Д. Маурер, К. Дж. Мондлох, в книге «Внимание на синестезию: познание, развитие и нейробиология», под ред. Л. Робертсон, Н. Сагив, (Oxford: Oxford University Press, 1998), 193-213.
    6. G. Bargary, K.J. Митчелл, Trends Neurosci. 31 (11), (ноябрь 2008 г.):
    7. Э.М. Хаббард, В.С. Рамачандран, Журнал исследований сознания. 10 (3), 77-84 (март 2003 г.).
    8. R.C. Кадош, А. Хеник, В. Уолш, Наука о развитии, 12 (3), 484-91 (май 2009 г.).
    9. С. Барон-Коэн, Психология, 2 (27), (июнь 1996 г.).
    10. В. Хьюз, Самая красивая картина, которую вы когда-либо слышали. Seed Magazine. 13 декабря 2006 г.
    11. Дж. Уорд, Дж. Б. Мэттингли. Cortex, 42 (2), 129-36 (февраль 2006 г.).
    12. Р. Уолш, Журнал исследований сознания.

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *