Скептика это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

это кто такой? Что такое скептицизм?

Обновлено 20 июля 2021 Просмотров: 73 888 Автор: Дмитрий Петров
  1. Скептицизм простыми словами
  2. Классический скептицизм в философии
  3. Современные скептики — это хорошо или нет?
  4. Бытовой скепсис
  5. Вместо заключения

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Едва родившись, человек с жадностью поглощает и «переваривает» знания об окружающем мире, и делает это, руководствуясь принципами абсолютно доверия.

Но со временем приходит понимание, что многие вещи на деле оказываются вовсе не такими, как представлялось раньше, а иногда являются полной противоположностью этих представлений.

Еще чаще бывает, что усвоенные благодаря родителям и наставникам догмы в большинстве своем имеют еще один – потайной либо двойственный – смысл. Вот тогда и зарождается сомнение в истинности множества вещей и явлений.

Это трезвое и достаточно критичное отношение к реалиям бытия и есть здоровый скептицизм. Но как сформировался такой подход и почему он столь ощутимо влияет на нашу повседневную жизнь?

Скептицизм простыми словами

Оригинальное понятие восходит корнями к определенной части хорошо проработанной философской концепции, одной из трех доминирующих в античном мире. Морфологически это слово – калькированная вариация французского существительного «scepticisme», которое эволюционировало из греческого термина «σκεπτικός».

Непосредственная характеристика античного скептика трактовалось как:

  1. ищущий;
  2. рассматривающий;
  3. рассуждающий;
  4. исследующий.

Скептицизм (от др. -греч. σκεπτικός — рассматривающий, исследующий) — философское направление, выдвигающее сомнение в качестве принципа мышления, особенно сомнение в надёжности истины.

Эти определения подразумевают всестороннее изучение некоего объекта ради выявления каждой из его характеристик.

Таким образом, в античности долгое время считалось, что скептики – это своего рода искатели, исследователи и критически мыслящие люди, выражавшие свое недоверие к догматическим концепциям.

Примечательно, что представители античного скептицизма, в отличие от философов других направлений, только критиковали догмы, постулаты и метафизические положения, но при этом ничего не утверждали и не проповедовали открытые ими истины.

Классический скептицизм в философии

Говоря о философии скептиков, отмечают ее ключевую особенность и основную миссию – сомневаться. Причем сомневаться не только в методах аргументации, но и:

  1. в истинности выводов;
  2. в надежности критериев мышления;
  3. в достоверности исходных сведений, утверждений, данных.

Каждый элемент должен подвергаться детальному анализу, результаты анализа – это реальные знания, а знания дают человеку спокойствие. Ну а в спокойствии, как считал «прародитель» скептицизма Пиррон из Элиды, и заключается счастье.

Эта этическая концепция, провозгласившая скептицизм одним из самых действенных средств для обретения внутренней гармонии и душевного покоя, и легла затем в основу нового философского направления, сформировавшегося к концу IV века до нашей эры.

Как полагал Пиррон, несмотря на результаты анализа, истинные знания о природе вещей остаются недостижимыми по той простой причине, что человеческие ощущения практически всегда ненадежны.

При этом целью своего учения он по-прежнему считал счастье, которое человек получает через достижение спокойствия. Но путь к безмятежности лежит через отказ от постулатов и догматизма и воздержание от всевозможных суждений.

Скептическую философию трактовал как «лекарство от страданий и страстей» и один из последователей пирронизма Секст Эмпирик, систематизировавший ключевые идеи античного скептицизма в своем компиляционном трактате «Пирроновы положения».

Формулируя принципы построения системы скептицизма, Эмпирик также выделил основополагающее начало скептической философии – надежду на счастье и стремление к достижению невозмутимости духа.

Современные скептики — это хорошо или нет?

Достигнута ли цель? Делает ли нас счастливыми скептическое отношение к чему бы то ни было? Зародившись и получив достаточное развитие в античную эпоху, философия скептицизма к Новому времени разделилась на пять равноценных направлений:

  1. обыденное;
  2. философское;
  3. методологическое;
  4. научное;
  5. религиозное.

И хотя они существуют в различных сферах жизни, но объединены общей идеей отсеивания сомнительных тезисов и противоборства с догматизмом. Иногда это приводит к тому, что скептики умудряются начать оспаривать собственную позицию, как это было с Рене Декартом.

Именитый французский математик подверг сомнениям саму концепцию скептической методологии, но построил фундамент новой научной философии, основываясь на принципах радикального сомнения.

Сегодня довольно яростные стычки между научными и религиозными скептиками – отнюдь не редкость, хотя сферы их деятельности практически не пересекаются. При этом большинство представителей научного скептицизма – откровенные сциентисты, то есть люди, относящиеся к научным знаниям как к религии.

Сциентисты, загоняющие науку в рамки догмы, последовательно борются с любыми учениями, действенность которых нельзя продемонстрировать эмпирически или при помощи неоспоримых доказательств. Из-за этого то и дело возникают столкновения с адептами эзотерических учений и псевдонаучных движений.

Однако и внутри религиозных организаций полным-полно сомневающихся. Их задача – не опровергнуть религию как таковую, но акцентировать внимание сообщества на банальных махинациях. В таких случаях скептики задаются вопросами о правомерности определенных догматов, обличают «чудеса» или иные признанные церковью события.

Примечательно, что именно благодаря скептицизму сформировался институт причисления какого-либо человека к лику святых, а также набор критериев для признания чудес.

Бытовой скепсис

Касательно скептицизма в повседневной жизни базовым можно считать сугубо философский подход, который рекомендует сомневаться в достоверности знания. Даже того, что было признано авторитетными научными кругами! Однако речь не идет о полном отрицании или нежелании признавать достижения ученых.

Наоборот, концепция позволяет в «полностью изученных», как некогда казалось, областях проводить уникальные исследования и добиваться новых результатов. Это очень ценное свойство скептицизма – способность к самоанализу и самосовершенствованию, помогающая избежать стагнации.

К сожалению, на обывательском уровне скептицизм нередко превращается в самодовольное неверие. Человек принимает позицию неверующего и отказывается принимать любые аргументы, называя свое поведение «расширением познавательного опыта». Но разве сомнение в истинности любых суждений не противоречит само себе?

Вместо заключения

Парадокс в том, что скептицизм – это очень зловредная и одновременно крайне полезная философия. С одной стороны, регулярные сомнения и перепроверка фактов позволяют в любом деле найти лучшее решение из множества возможных, но с другой – очень велик риск скатиться в нигилистическую позицию сплошного отрицания всего подряд.

Однако, если исключить перегибы в виде категорического несогласия со всяким суждением, можно считать, что в здоровом критическом мышлении – абсолютно ничего плохого. Главное – знать предел для этого «критического». А он наступает там, где начинаются пути новых возможностей, новых перспектив или новых отношений…

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Эта статья относится к рубрикам:

Выбор IVI: 10 классных сериалов, которые любого скептика превратят в сериаломана — Что посмотреть

Наверное, каждый из нас хотя бы раз сталкивался с человеком, который до сих пор уверен в том, что сериалы — это не искусство, а впустую потраченное время, что на самом деле надо смотреть кино: вот где гнездятся общечеловеческие ценности, высоты мысли и эстетики. Сегодня мы собрали обязательный минимум классных сериалов, которые должен посмотреть такой скептик, и уверены, что они просто неотразимы и дают богатую пищу для ума.

Черное зеркало

Black Mirror, 2016−2019

Channel 4 Television Corporation

«Черное зеркало» состоит из отдельных историй, объединенных общей темой: технологии меняют нас, и порой мы не замечаем, насколько кардинально. Плохо это или хорошо, решать зрителям, но у создателей сериала, похоже, нет сомнений в том, что в нашем будущем есть что-то ненормальное.

Острые козырьки

Peaky Blinders, 2013−2017

BBC Television Centre

Сериал BBC о преступном мире 20-х годов прошлого века и о криминальной семейке Шелби. Она стала одной из самых влиятельных гангстерских банд Бирмингема в свое время, а фирменным знаком их были зашитые в козырьки лезвия. Интересные истории и безупречный визуальный ряд.

Мир Дикого Запада

WestWorld, 2016−2018

Bad Robot

История об очень своеобразном парке развлечений: вы попадаете в реальность, очень похожую на мир Дикого Запада. Там все как положено — ковбои, салуны, веселые девицы. И вы можете творить в этом мире все, что взбредет в голову — никаких моральных ограничений, кроме тех, которые вы сами себе поставите. А все потому, что населяют этот парк роботы. Неотличимые от людей, но все же роботы. Их вроде как не жалко. И вот упс — однажды в них просыпается разум. Очень сильный и сложно устроенный сериал с кучей тяжелых вопросов, которые только может человек задать себе.

Табу

Taboo, 2017

Hardy, Son & Baker

1814 год. Джеймс Кезайя Делейни возвращается домой после многих лет, проведенных в Африке, и обнаруживает, что Ост-Индская компания планирует наложить руки на его наследство — остров Нутку в Северной Америке. Делейни терять остров не собирается, так как понимает, что владелец этой земли будет иметь преимущества в торговле с Новым Светом. Так что конфликт с могущественной компанией закручивается серьезный и грозит перерасти в настоящие боевые действия. Если вас не пугает мрачная и депрессивная атмосфера, то на это стоит глянуть.

Молодой Папа

The Young Pope, 2016

HBO

Кардиналы в Ватикане совершают серьезный просчет, выбрав в Папы слишком молодого человека: они надеются, что он будет легкоуправляемым, но не тут-то было. Папа быстро прибирает всех к ногтю и шокирует публику эпатажными выходками. Сериал гипнотизирует сюжетом, в котором сочетаются провокация и жажда чуда, ирония и любование людьми.

Продолжение: Новый Папа

Миссис Америка

2020

FX Productions

США, 1970-е. Феминистки требуют внести в Конституцию страны поправку о равноправии. Предвыборные штабы гудят, и кандидаты в президенты вынуждены серьезно думать о том, например, поддерживать право женщин на аборты или нет. В это же время активизируются леди, выступающие за консервативные идеалы. Миссис Филлис Шлэфли организует кампанию против поправки о равноправии, собирая вокруг себя женщин, которые боятся потерять привилегии быть домохозяйками и матерями. Филлис — серьезный противник: она умна, образованна и обладает мощной харизмой.

Рассказ служанки

The Handmaid’s Tale, 2017−2019

MGM Television

В жестокой реальности «Рассказа служанки» у человечества проблемы с деторождением. Очень немногие женщины способны дать потомство, поэтому новое правительство изымает из общества фертильных гражданок и распределяет между семьями высокопоставленных чинов в качестве рабынь. В маленьком, очень ограниченном аду им предстоит провести всю жизнь. Клаустрофобичный сериал, наталкивающий на тяжелые размышления.

Во все тяжкие

Breaking Bad, 2008−2012

AMC

История о постепенном превращении школьного учителя химии в преступника открыла собой эпоху сюжетных сериалов, которые по глубине содержания соревнуются с большим кино. Сюжет здесь отточен настолько филигранно, что сериал затягивает намертво.

Карточный домик

House of Cards, 2013−2018

NetFlix

Интриги, шантаж, подкуп, манипуляции, насилие. Все, что скрывает большая политика от своих избирателей — это уютный плавательный бассейн для ушлого Фрэнка Андервуда и его хитрой жены, их трудовые будни.

Безумцы

Mad Men, 2007−2014

AMC

Главной особенностью сериала о буднях рекламщиков с Мэдисон-авеню стала дотошная и стильная реконструкция жизни Нью-Йорка в 60-е годы. Внимание к деталям, вещам, к нормам поведения, даже аутентичные методы съемки — все это сделало проект уникальным, непохожим ни на что, выходившее прежде. Он показал то время честнее, чем это делали многие фильмы, снятые, собственно, в 60-е. Плюс, разумеется, интересные истории довольно беспринципных карьеристов.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

значение слова, как стать скептиком

Скептик – это человек, не доверяющий слухам, распространённой информации, сомнительным идеям, которые сам не проверил на правдивость. Значение слова скептик походит от греческого «skeptikos». Греческие скептики представляли философское направление, согласно которому выдвигали сомнения в реальных возможностях мышления и сомнения касательно надёжности истины. Античные философы скептицизма умели найти слабую сторону в теориях познания и логики разных философских направлений, а также отыскать уязвимые места данных учений и критиковать их.

Что значит скептик в нынешнем понимании? Значение слова скептик в современной трактовке говорит о человеке, который постоянно сомневается в надёжности всего окружающего, поэтому его отношение пронизано недоверием.

Скептик это человек, который никогда не скажет, что точно знает правильный ответ на что-либо. Он ничего никогда не отвергает и не принимает сразу на веру. Он сначала исследует возникший вопрос, проверяет поступающую информацию, ищет доводы, и только проанализировав всё это, высказывает собственное суждение и выводы.

Естественно, невозможно одному человеку полностью изучить всю информацию, постигнуть все обстоятельства и аспекты, однако это ему не нужно. Требуется запас знаний ровно такой, что позволит прийти к единому предварительному мнению. До тех пор, пока суждение будет соответствовать фактам, оно будет оставаться в силе. Но вместе с поступлением новых доводов и дополнительной информации суждение сможет поменяться.

На мнение скептически настроенного человека достаточно тяжело повлиять. Он всё время исследует новые убеждения и не слишком новые принципы, которые у него есть, размышляет, перепроверяет и оценивает на правильность. Таким образом, проводит «ревизию» собственных жизненных установок.

Человек, которому присущ здоровый скептицизм, может правильно и без эмоций оценить практически любое явление. Дать оценку текущим событиям, поступкам, сделанным в прошлом, отношениям, различным теориям.

Скептик всегда использует в своих поступках взвешенный подход, не поддаётся всплывающим эмоциям, поэтому он способен контролировать свою жизнь.

Кто такой скептик

Там, где все будут неудержимо радоваться приятной новости, скептически настроенный человек будет серьезным, потому что не поверит в эту новость, пока не найдёт соответствующие доказательства, чтобы радоваться ей

Что значит скептик? О скептике говорят, как о человеке, который отличается от других тем, что не доверяет первой услышанной информации, особенно, если она приносит положительный настрой и обещает что-то позитивное или вознаграждающее. Или наоборот, он не станет сразу предаваться печали, когда услышит грустную новость. Следовательно, скептик это человек, который не подчиняется первой эмоции, а реагирует нейтрально, пока не станет убежденным в правдивости информации.

Его иногда путают с пессимистом через характерную мрачность. Однако пессимист априори настроен на негативный результат, а скептик пытается отыскать истинное значение, не ожидая ни плохого, ни хорошего результата.

Скептики утверждают, что истина, которая не подкреплена убедительными свидетельствами в виде отрицательного или положительного опыта, не может считаться истиной.

Значение слова скептик в философии античности определяет приверженцев скептицизма. Философия скептицизма отрицала стремление доверять истинам без доказательств.

Философский скептицизм является понятием, суть которого в невозможности постижения объективной реальности, основанного на умозрительных заключениях.

Скептики античного времени утверждали, что постижение чувственной стороны мира не бывает объективным, поскольку каждый, кто пытается объяснить мир со своей стороны является индивидуальностью, которая имеет субъективное восприятие, из-за чего такие объяснения зачастую бывают противоречивыми.

Философские скептики считали нормальным критиковать философские взгляды других, используя только собственные суждения и субъективные доводы в пользу скептицизма. Собственно они отыграли стержневую роль в истории, поскольку подвергали сомнению теорию теологов, подготовляя этим предпосылки для создания материализма. Отрицая значение разума в глубинном познании мира, скептики поспособствовали развитию религиозных верований.

Значение слова скептик на сегодняшний день понимается в качестве компонента поведения, а не философского учения, которое вводит в сомнение истинность определенного убеждения или любой теории без стопроцентных убедительных доказательств. Существование такого человека в коллективе оценивается вполне неоднозначно. Им восхищаются за независимость его взглядов от мнения других, и не любят за скептицизм, который временами кажется занудством.

Скептиками часто являются придирчивые бюрократы, которые требуют к одной справке сразу ещё десять дополнительных, подтверждающих её. Благодаря такой особенности своего характера они не пропускают никакой непроверенной информации. Они утверждают новые законы и проекты, которые рассматривают во всех аспектах и проявлениях, учитывая все возникающие проблемы и вопросы. Это может повлиять на процесс, сделает его продолжительнее, притормаживая введение новых технологий, но повышает надежность.

Зачастую скептиками являются педанты, которые являясь руководителями, требуют от подчиненных высокой четкости выполнения назначенной задачи. Они в стремлении докопаться до истины часто находят убедительные доказательства определенного мотива, которые иногда лежат очень глубоко, настолько, что часто кажутся нереальными даже в своём существовании.

Скептицизм является вспомогательным свойством во многих профессиях, но в творческой области его требуется меньше, только в виде самокритики. Такие личности в силу своего консерватизма не могут так просто позволить себе творческие полёты фантазии, поскольку с трудом могут примириться с новыми взглядами и веяниями.

Самыми истинными скептиками являются дети. Ведь очень тяжело заставить их поверить в правдивость определенных явлений, они всё равно должны сами убедиться. Например, ребенка влечёт яркий огонь, и, сколько не говорили бы, что пламя горячее, он сам сунет в него руку, чтобы убедиться. Это наглядный пример основного положения скептицизма – всякое утверждение должно проверяться на правдивость опытным путём.

Из вышеописанного становится ясным, что скептик это человек, который не недоверчивый, а скорее – не доверяющий теориям и идеям, не имеющим убедительного подтверждения.

Как стать скептиком

Скептик всегда добирается до непосредственного источника поступающей информации. Чтобы стать скептиком необходимо вести себя соответственно и придерживаться определенных правил. Ведь скептик — это человек, который всегда критически анализирует информацию, что поступает к нему, соответственно, чтобы научиться этому, необходимо проверять всевозможные доводы, перепроверять материал. Многие люди любят присочинить в разговоре, мало кто может запомнить все факты. Необходимо всегда задавать уточняющие вопросы, требуя точных и правильных ответов. Например, если знакомый говорит, что услышал удивительную информацию или прочёл её, тогда стоит спросить, когда именно он услышал и откуда узнал.

Если сомнительный индивид пытается сильно навязать определенную информацию, нужно постараться абстрагироваться от неё и от этого человека, но уловить саму её суть. Необходимо обследовать надежные источники. Исследовать данный вопрос в интернете, расспросить в проверенных людей, к которым испытываете доверие.

Скептики редко обращают внимание на розыгрыши, акции и не ведутся на «халяву». Часто в интернете можно увидеть всплывающую информацию о скидках, которые делают товар практически бесплатным. Большинство людей всё-таки скептически к ней относятся, однако есть люди, что ведутся на это, а потом сожалеют. Желательно изучать все новости из различных источников.

Как стать скептиком? Нужно развивать скептическое мышление. Даже не все научные теории всегда являются достоверными. Есть множество случаев, когда со временем они признаются нелепыми.

Скептик всегда слушает, проверяет и анализирует – это помогает ему держать глаза шире. Скептическое мышление позволят увидеть мифы и проследить дезинформацию. Необходимо проверять доказательства даже против своей воли, чтобы не остаться обманутым. Нужно слушать и обдумывать, всё, что слышите.

Если кто-нибудь говорит очень уверенно, скорей всего ему удастся убедить настолько, что человек примет это за правду, если услышит ещё где-то. Когда человек не мыслит объективно, не проверяет факты, его аргументы могут быть восприняты другими, как ошибочные, если они также исследовали этот вопрос.

Проверять идеи на достоверность самостоятельно стоит, только когда это имеет смысл. Если знакомый сказал, что выпрыгнуть с машины на ходу и запрыгнуть обратно невозможно, тогда не следует ему доказывать, что это возможно сделать. В мире есть масса подобных идей, множество которых опасные и странные, они появляются настолько стремительно, что люди не успевают себя обезопасить от них. Скептическое мышление поможет хоть немного уберечь свою жизнь от отрицательных влияний.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

ВЫГОДА СКЕПТИЦИЗМА. Вселенная философа

ВЫГОДА СКЕПТИЦИЗМА

«Философия и психология, — отмечает философ Э. Ильенков, — давно установили, что скептик — всегда разочаровавшийся догматик, что скепсис — оборотная сторона догматизма. Скепсис и догматизм — две взаимопровоцирующие позиции, две мертвые и нежизнеспособные половинки, на которые глупым воспитанием разрезается живой человеческий ум». В отрывке очень хорошо показана диалектика скептицизма и догматизма. Не могу только согласиться с излишне оптимистическим заявлением об их нежизнеспособности. Еще как жизнеспособны!

Поведение

Жизнеспособность этих «половинок» объясняется тем, что обе они — формы конформизма. Догматик приспосабливается примитивно. Зачем ему думать, когда можно взять напрокат набор готовых установок и демонстрировать свою преданность им? Зачем брать на себя ответственность, когда можно спрятаться за широкую спину высшей воли (вождя, государства, нации, религии и т. д.)? И тогда — «как славно быть ни в чем не виноватым»… Позиция догматика очень надежна, пока избранные им догмы господствуют.

Но вот эти догмы потерпели крах. Неумный догматик не успевает развернуться на 180 градусов и гибнет (или сходит со сцены) вместе со своим идолом. Более умный переориентируется. Теперь он демонстрирует уже не фанатизм, а разочарованность: ах, во что можно верить? Он «устал от борьбы» и, потеряв поводырей, не имея собственных внутренних убеждений, остается без руля и без ветрил. Однако показывать растерянность опасно. Удобнее скрыть ее под «мудрой» усмешкой опытного человека. Вместо слепой веры во что-то одно — сомнение во всем. Догматик превратился в скептика.

Что в них общего? И тот и другой лишены внутреннего стержня, у них нет собственных продуманных и выстраданных взглядов на жизнь. Что в них различного? Догматик — рычаг в руках одной какой-то силы. Скептик по видимости не служит никому, болтаясь «между небом и землей». Но только по видимости. На самом деле он служит кому угодно, только бы обеспечить себе жизненный комфорт: скептическая усмешка должна быть сытой. Не имея твердого взгляда и ясного направления в своей общественной деятельности, скептик дезориентирует, сбивает с толку других. А в это время выгодно обделывает свои личные делишки: здесь у него нюх отличный.

Скептик изворотливее и, главное, «обаятельнее» догматика, а потому — опаснее. И вообще это более модная фигура. Вот почему в этой главе Философ намерен дать бой Скептику на его собственной территории.

Но прежде чем заняться этим, отметим два обстоятельства. Во-первых, не каждый скептик обязательно был догматиком. Противопоставляя скептицизм и догматизм как две метафизические крайности, Э. Ильенков стремится в то же время показать, что это две стороны одной и той же медали. Действительно, догматик легко может стать скептиком, а скептик, устав от безверия, уткнуться носом и душой в какой-нибудь «цитатник». В этом плане, продолжая мысль Ильенкова, можно сказать, что догматик — это отчаявшийся скептик, что догма — последнее прибежище безверия. Но возможность такого взаимопревращения не означает, разумеется, что это единственный способ появления догматиков и скептиков.

Можно, так сказать, целеустремленно идти к одному из этих полюсов. Мне, например, как преподавателю и пропагандисту не раз приходилось встречать в молодежной аудитории наряду с людьми живой пытливой мысли догматические и скептические «вкрапления».

Молодой догматик стремится записать слово в слово и сдать (зачет, экзамен и т. п.). Вопросы, размышления — зачем?

Молодой скептик заранее ни во что не верит. Его интересует не получение знаний, а возможность демонстрации своего «тонкого» нигилизма: а ну-ка я «припру» лектора ехидным вопросиком.

Однажды после прочтения курса марксистско-ленинской этики я распространил среди студентов анкеты, в которых они (не называя себя) должны были высказать свое мнение о прослушанных лекциях. Недовольные отчетливо разделились на две группы. Смысл одних претензий сводился к тому, что в лекциях слишком много дискуссионного материала и «общих рассуждений» (так были квалифицированы мои попытки обосновать нравственные нормы и связать их друг с другом). Слушатели этого рода надеялись получить не столько знание этики (науки о нравственности), сколько этикета (списка правил «приличного» поведения). Им неинтересно, почему надо придерживаться того или иного правила, — принято в «приличном» обществе, следовательно, выучим наизусть — и баста. Другие товарищи наоборот были недовольны категоричностью моих выводов: уж слишком все просто получается, реальная жизнь сложнее.

Конечно, жизнь сложна. Но можно довольствоваться сознанием этой сложности и оправдывать этим свое бездействие: «Где уж нам тут разобраться». Можно стремиться найти в этой сложности простые и ясные ориентиры. В последнем я вижу задачу науки. Скептика такой подход не устраивает, ибо обязывает его к определенному («слишком категоричному») выбору.

Во-вторых, Э. Ильенков, говоря о нежизнеспособности «половинок», все же — в более глубоком смысле — прав. Эти проявления конформизма живучи и выгодны для сохранения чисто биологического существования. Но они, как способы поведения людей, совершенно негодны для организации оптимальной жизни общества. Это сорняки — наследия предыстории; для них не бу дет питательной среды в обществе, построенном на разумных началах. Следовательно, вопрос стоит так: как сделать нежизнеспособным то, что упорно мешает оптимизации жизни общества? Теоретическое развенчание скептицизма должно способствовать решению этого вопроса.

Рассмотрим некоторые характерные черты скептицизма и покажем их внутреннюю противоречивость и опасность тех следствий, которые из них вытекают.

Широта взглядов. Скептик гордится этим своим качеством. Он будто бы непредвзято смотрит на любые жизненные позиции, с усталой снисходительностью отмечая их неизбежные слабости: такова жизнь.

Что ж, догматик «узко» примостился на одном стуле. Скептик пытается «широко» сесть между двумя стульями. Понятно, что он не торопится приземляться (определять свою позицию). «Если догматик упорствует, защищая одну «половинку» истины против другой, не умея найти «синтез противоположностей», «конкретную истину», то скептик, также не умея осуществить конкретный синтез, по крайней мере видит обе половинки, понимая, что обе они имеют основание… И колеблется между ними» (Э. Ильенков).

Что за бессильная «широта»! Однако не спешите сочувствовать. Бессилие это вредно для борющихся сторон («Кто не с нами, тот против нас») и выгодно уклоняющемуся от битвы. Выгодно и физически и морально. Скептик бережет свои силы, но не из вульгарной тру- сости («Как можно!»), а вследствие… широты своих взглядов.

Хитроумная широта!

Свобода выбора. «Не упрощайте, возразит скептик, — широта взглядов предохраняет меня от скороспелых решений, она дает свободу выбора, которой лишены люди, мыслящие слишком категорично».

Да, скептик видит много возможностей. Но поскольку широта его эклектична (он не имеет определенных взглядов), то и выбор его может быть любым и, следовательно, случайным. А скептику это кажется даже красивым: «Ах, я не верю в жизнь». Но жить-то надо! «Ну что ж, бросим кости». И может быть, случай принесет ему удачу, а может быть, гибель.

Это опасная свобода!

Полно, так ли уж случаен этот свободный выбор? Например, основатель теории скептицизма как определенного типа мировоззрения греческий философ Пиррон

(IV век до н. э.) уклонялся от ответа: есть ли бог или нет (как умный человек он, надо полагать, сомневался в этом). «Но ведь, кто его знает, — учил Пиррон, — мир слишком сложен, чтобы приходить к определенным выводам. Лучше, — продолжал он, — придерживаться взглядов большинства». И, не имея определенного ответа на вопрос о бытии бога, наш философ исправно служил… верховным жрецом.

Выбор скептика действительно случаен по отношению к нуждам общества. И он свободен от тех требований, которые выдвигает борьба за лучшее будущее человечества. Но он с железной необходимостью определен отнюдь не джентльменским мотивом, а мещанским лозунгом: жить-то надо, и по возможности лучше.

Не так ли и современный скептик, заканчивая, допустим, институт, говорит о свободе выбора своего жизненного пути. Я что-то не встречал скептиков, которые свободно выбрали бы путь из центра на периферию.

Выгодная свобода!

Снисходительность. «Все мы люди, кто без греха», — любит говорить скептик.

Милая снисходительность!

Он очень приятный либерал, пока не наступишь на его любимую мозоль. За его всепрощением стоит очень простая мысль: прощу твои грехи, и ты когда-нибудь простишь мои. Но он никогда не допускает сей вульгарный мотив до своего сознания. Что вы! Он снисходителен потому, что «жизнь сложна», и опять-таки — кто его знает — не будем «слишком категоричными». Но попробуйте заставить милого скептика выйти из состояния «личный покой — прежде всего», он без всякой снисходительности применит против вас весь свой богатый арсенал: от грубых локтей до тонкого нашептывания.

Иезуитская снисходительность!

Сомнение. «Все подвергай сомнению!» — призывал философ Декарт, боровшийся с догматизмом средневековой схоластики. Этот девиз высоко ценил Маркс. И здесь скептицизм как «крупинка соли», разъедающая застывшую самоуверенность, полезен. Без сомнения, без способности к критическому суждению, без смелого отрицания всего, не выдержавшего этой проверки, нет движения мысли вперед.

Однако между сомнением как элементом диалектики и скептицизмом есть существенное различие. Для скептика сомнение — самоцель, для диалектика — средство. «Не голое отрицание, — писал Ленин, — не зряшное отрицание, не скептическое отрицание, колебание, сомнение характерно и существенно в диалектике, которая, несомненно, содержит в себе элемент отрицания и притом как важнейший свой элемент, — нет, а отрицание Как момент связи, как момент развития, с удержанием положительного, т. е. без всяких колебаний, без всякой эклектики».

Скептик играет роль Мефистофеля. Кислота его сомнения разъедает все. Не удерживается ничего положительного, не остается никаких связей, все расползается на глазах.

Горькое сомнение!

Впрочем, остаются колебания и эклектика. А они, как мы уже знаем, выступают отличным средством для воздержания от рискованных решений. Следовательно, скептическое сомнение не является средством только для общественнозначимых целей. Но это же великолепное средство для ухода от служения этим целям: «А стоит ли… умирать за идеалы? Нет, мы не туда попали, лучше усомниться в них».

Спасительное сомнение!

Сложность. Скептик — убежденный антипримитивист. Как пренебрежительно звучит в его устах: «Слишком просто это у вас получается». Да, когда человек выступает против схематизма и упрощения, за многогранность и неисчерпаемость, он всегда как-то интеллигентнее выглядит.

Богатая сложность!

Однако вследствие своей интеллектуальной близорукости скептик не различает неразвитой простоты от простоты, подытоживающей сложность развития. Представьте себе, что вы уткнулись носом в географическую карту и нос ваш пришелся как раз против какой-то прямой линии. Сможете ли вы решить, что означает эта линия, если не сопоставите ее с другими элементами карты, если не будете воспринимать карту в целом? Очевидно, что нет. Если эта линия заменяет собой извилистую речку, вы вправе сказать, что карта этого масштаба слишком упрощает действительность и ею будет трудно руководствоваться в туристском походе. Если же линия прочерчивает маршрут вашего похода, тогда все в порядке, она служит простым и ясным указанием пути к цели. Конечно, на пути будут и овраги и болота, но зная общее направление, указанное этой простой линией, вы за обходными маневрами не потеряете из виду главную цель.

Скептику же не нравится такая «упрощенность» прямых путей, да и только! На извилистых дорожках его индивидуальность полнее проявляется. Точно так же не нравится ему и прозрачная вода, ибо в мутной воде рыбка лучше ловится. «Люди очень сложны, — писал М. Горький, — к сожалению, многие уверены, что это украшает их. Но сложность — это пестрота, конечно, очень удобная… в целях мимикрии».

Содержательная, богатая сложность обязательно конденсируется в мудрой простоте. Разве не затем нужен сложный путь поиска, чтобы прийти к максимально простому решению? Пестрая усложненность только имитирует эту стремящуюся к простоте сложность. Усложненность скептика никуда не стремится, она лишь помогает избегать простых и однозначных решений, простой и ясной ответственности за порученное дело, прямых — и трудных в этой своей прямоте — путей.

Маскирующая сложность!

Трагичность. До подлинной трагедии, требующей смелости и упорства духа, скептик никогда не возвысится. Но элементы трагического восприятия жизни у него есть. Он не прочь возвести в ранг «трагической диалектики» обыкновеннейшее: «Среда заела». Ему чужды слова поэта: «Я слаб, но я не раб судьбы своей» (Н. Бараташвили). Уж если у скептика появился хоть намек на слабость, будьте спокойны, он выжмет из нее все возможное: и сочувствие, и поблажки, и внеочередной отпуск, и бесплатную путевку и т. д. и т. п. Он предпочитает жить «по обстоятельствам», то есть приспосабливаться к ним, а не преодолевать их. Но когда обстоятельства бьют по носу, он усматривает в этом трагичность, роковое несовершенство мироздания: «Такова жизнь, и не нам ее переделывать».

Трагикомичность!

Итак, позиция скептика — это хитрая, выгодная и нечестная позиция. Я могу простить ошибающегося врага, но трудно простить того, кто, не вмешиваясь в борьбу, с ухмылкой наблюдает за чужими ошибками. Догматик прет напролом, и его «состав преступления» всегда налицо. Скептик предпочитает не оставлять улик. По видимости он «как все», а на самом деле всегда себе на уме, его хата всегда с краю. Поэтому и переубедить скептика очень трудно. Еще Гегель говорил: «Человека, который непременно желает быть скептиком, нельзя переубедить или заставить принять положительную философию — точно так же, как нельзя заставить стоять человека, парализованного с ног до головы». Это сравнение можно уточнить: паралич еще поддается лечению, но скепсис — это симуляция паралича.

Не сгустил ли я, однако, краски, рисуя портрет скептика? Ставлю этот вопрос сам, ибо хорошо знаю, что недоумения такого рода всегда возникают при неправильном понимании соотношения философских обобщений с реальностью. В самом деле, не часто встретишь такую концентрацию скептических черт в одном человеке. Они разбросаны среди других свойств людских характеров, смешаны с ними, часто затушеваны и ослаблены этими другими чертами. Я же пытался показать квинтэссенцию скептицизма, дать портрет скептика в чистом виде, без «замутняющих» его примесей.

Для чего? Для того, чтобы ясно показать, что скептицизм не может быть основой для оптимальной организации человеческого поведения. Он расслабляет, демобилизует человека и в то же время маскирует эту расслабленность демонстрацией снисходительной иронии. Он является удобным средством для того, чтобы усыпить окружающих, влить в них яд недееспособности, а самому в нужный момент урвать жирный кусок. Скептицизм — это позиция нецельного человека, скрывающего свою нецельность за эклектической пестротой усложненности, сомнения, кажущейся широты взглядов и т. д. В общем, для скептика все средства хороши, только бы уйти от ясного выбора пути, от решений, от ответственности.

Скептицизм несовместим с коммунистическим идеалом гармонично развивающейся личности. Нигилистическая усмешка противна духу смелых и простых созидательных решений. И только господство этого духа способно понизить курс монеты скептицизма.

почему мы не можем во всём сомневаться — Нож

«Я ни в коей мере не вступлю в противоречие с разумом, если предпочту, чтобы весь мир был разрушен, тому, чтобы я поцарапал палец», — писал в XVIII веке философ Дэвид Юм.

Нет никаких разумных причин выбрать синюю, а не черную ручку, рубашку в клетку, а не в полоску. Разум может бесконечно перебирать аргументы в пользу того или иного решения. Но само решение, как показывает случай Эллиота, он может принять только вместе с телом и эмоциями.

Разум не может устранить всех сомнений — он лишь дает им новую пищу.

Задолго до современной нейробиологии этот факт хорошо поняли античные философы-скептики. Они утверждали, что познавательные способности человека несовершенны и ограниченны. Мы не можем доказать даже того, что мир существует — и уж тем более, что он обладает какими-то определенными характеристиками. Как бы странно это ни звучало, скептики сделали метод радикального сомнения способом достижения счастья. Ради счастья эпикурейцы предлагали уклониться от мира, стоики — войти в согласие с ним. Скептики отвергли и то и другое, сомневаясь во всем.

Скептицизм сделает вас счастливым (или нет)

Основоположник школы скептицизма Пиррон советовал всем, кто стремится к счастью, обратить внимание на три обстоятельства: во-первых, какова природа вещей; во-вторых, как следует к ним относиться; и в-третьих, к чему это должно привести.

Вещи сами по себе, пишет Секст Эмпирик, «безразличны, неопределенны и неподсудны». Мы не знаем, что они собой представляют, потому что видим не вещи, а лишь явления вещей.

Мед кажется сладким, а соль — соленой. Но каковы они сами по себе? Этого мы знать не можем. Следовательно, стоит воздержаться от суждений, следовать за ощущениями и не приписывать вещам дополнительных оценок.

Воздерживаясь от суждений, скептик достигает желанной невозмутимости — а для греков это и есть главное условие счастья.

Греческий культ невозмутимости кажется прямой противоположностью современных представлений о счастье. Но на самом деле скептики пытаются сообщить нам одну важную вещь: жить можно как угодно, но к философии и науке это не имеет никакого отношения.

Античный скептик может жить, как все остальные люди: есть, когда захочется; спать, когда возникнет потребность; надевать клетчатые рубашки, если ему нравится именно этот узор. Ни одно из этих действий невозможно обосновать, основываясь лишь на разуме. Теоретически можно доказать, что движения не существует, как это сделал Зенон в знаменитом парадоксе об Ахиллесе и черепахе. Но люди, пишет Секст Эмпирик, «предпринимают путешествия пешком и морем, строят корабли и дома и рожают детей, не обращая внимания на рассуждения против движения и возникновения».

Теоретически мы можем сомневаться во всем. Но на практике сделать это невозможно.

Антонио Дамасио называет чувства, которые направляют наши мысли и решения в ту или иную сторону, соматическими маркерами. Предвкушение удовольствия от хороших выходных, чувство голода, разочарования, гнева или удовлетворения — всё это выражается в определенных состояниях тела.

Человек следует не за вещами, а за феноменами, отражениями вещей, утверждают скептики. Он руководствуется не знаниями, а соматическими маркерами, мог бы добавить Дамасио.

В своем крайнем виде скептицизм всегда приводит к иррационализму. Если ничего нельзя доказать, то все абсурдно. А если все абсурдно, в реальность можно только верить. Неудивительно, что аргументы скептиков охотно использовали Отцы Церкви в полемике против древней философии и языческих верований.

В XVI веке в Европе впервые опубликовали немногие сохранившиеся сочинения скептиков. С этого началась мода на пирронизм, которая могла приобретать самые разные формы. Автор знаменитых «Опытов» Мишель Монтень, признавая слабость человеческих познаний, вовсе не отвергает веру. Не делает этого и Рене Декарт, который строит основу научной философии, пользуясь методом радикального сомнения.

Декарт говорит: предположим, что мир создан злым демоном, который контролирует все мои впечатления. Если даже у меня нет тела, даже если каждое мое воспоминание и ощущение — ложь и обман, я все-таки не могу усомниться в том, что тот, кто сомневается, действительно существует.

Немногие способны довести свой скептицизм так далеко, как Декарт. Но процедура радикального сомнения встречается даже в примитивных культурах, которым мы обычно отказываем в рациональности.

Индонезийцы с острова Були, которых исследовал антрополог Нильс Бубанд, приписывают все свои тяжелые несчастья ведьмам. Но нельзя сказать, что они верят в существование ведьм — скорее, они постоянно в этом сомневаются. Ведьмы могут принять любую форму и обитают где-то на границах познания, оставаясь неразрешимым противоречием. Никто не знает, верить в них или нет. В начале XX века индонезийцы приняли христианство — с помощью новой религии они надеялись раз и навсегда избавиться от злых духов. Но если тот, кто сомневается в существовании ведьм, может сам оказаться ведьмой, сделать это не так уж просто.

Всё не то, чем кажется

К 1939 году гипотеза о том, что мир действительно существует, всё еще оставалась недоказанной: в конце концов, всегда можно было предположить, что существует только Рене Декарт.

В этом году британский философ Джордж Эдвард Мур представил свою скандальную работу «Доказательство внешнего мира».

Вот одна рука, а вот другая, рассуждает Мур. Я знаю, что мои руки существуют — это эмпирически очевидный факт. А если существуют руки, то существует и вся Вселенная.

Людвига Витгенштейна, как и многих других, это доказательство не убедило. Когда мы говорим «я знаю», это утверждение можно подтвердить или опровергнуть. Но как мы можем подтвердить или опровергнуть существование рук Джорджа Эдварда Мура? Мы можем их потрогать, но это ничего не докажет: может быть, мы просто спим или бредим. В качестве обоснования того, что его руки (а, следовательно, и Вселенная) действительно существуют, Мур предлагает только одну причину — собственную убежденность в том, что его знание достоверно. Но эта убежденность и сама нуждается в обосновании.

На философском уровне радикальный скептицизм был опровергнут только в феноменологии восприятия Мориса Мерло-Понти. Если всё, что мы воспринимаем, — иллюзия, тогда должен быть некий неиллюзорный мир, хотя бы для сравнения. Иллюзия — это лишь эффект восприятия, она не может заменить его целиком. Если я — мозг в банке, на который воздействуют электрохимическими импульсами, то у меня нет возможности поделить восприятия на истинные (электрохимические импульсы) и ложные (весь мир и моя жизнь). Мир — это и есть то, что мы воспринимаем.

Научный скептицизм не претендует на открытие абсолютно достоверного знания. Наука стремится не к истине, а к согласованным, эффективным и функционально простым объяснениям.

Любая теория может оказаться неверной, если ее опровергнет лишь единственное доказательство. Если ученые найдут одного летающего единорога, многие физические и биологические законы придется подвергнуть ревизии. Но пока этого не произошло, разумнее считать существующие теории верными, а существование единорогов — маловероятным.

Как показал историк Стив Шейпин, ценности экспериментальной науки во многом были позаимствованы из джентльменской культуры XVII столетия. Джентльмен в отличие от купца или придворного обладает высоким статусом и материальной независимостью, и потому может себе позволить говорить правду. Пускай некоторые джентльмены и ученые лгут и прелюбодействуют, но честность остается идеалом и для тех, и для других. Поскольку джентльменская честь тесно соприкасалась с научной честностью, обвинения в подтасовке данных в некоторых случаях могли привести к вызову на дуэль.

Современный скептицизм имеет мало общего с античной традицией. Люди, которые сегодня называют себя скептиками, руководствуются познавательными принципами, которые еще не были знакомы древним грекам. Если античный скептик ничего не утверждал, то сегодня скептики постоянно занимаются опровержением популярных заблуждений. Они критикуют веру в телепатию и астрологию, веру в бесов и колдовство, в действенность гомеопатии и альтернативной медицины, новую хронологию и теорию плоской Земли. В то же время, как и в античности, скептики не ограничиваются теорией и порой претендуют на создание определенного образа жизни.

Скептик должен беспристрастно рассматривать доказательства в пользу той или иной теории, избавляться от когнитивных ошибок и руководствоваться в первую очередь фактами.

Принципы современного скептицизма хорошо суммировал Бертран Рассел:

1) если эксперты пришли к согласию, противоположное мнение не может считаться верным;
2) если они не пришли к согласию, не-эксперты не должны считать верным никакое мнение;
3) когда все эксперты решили, что нет достаточных оснований для определенного мнения, обычному человеку лучше всего воздержаться от суждения.

Как ни странно, ближе всего к радикальному скептицизму сегодня находится не наука, а теории заговора. Как пишут исследователи Майк Вуд и Карен Дуглас, все конспирологические теории отталкиваются от предпосылки, что «существует два мира: один настоящий и в основном невидимый, а другой — вредная иллюзия, которая направлена на сокрытие правды». Какова эта правда — до конца остается неясным. Заговоры всегда что-то утаивают, окончательная истина всегда остается нераскрытой. Какие-то крайне могущественные силы управляют этим миром. Они не дадут нам выяснить всю правду.

Официальные объяснения событий и научные аргументы — всего лишь часть этого глобального господства. Поэтому теории заговоров зачастую оказываются сложнее реальности, которую они объясняют.

Психологам хорошо известен феномен избирательного скептицизма: мы чаще применяем критическое мышление к тем утверждениям, которые нам интуитивно не нравятся.

Как показали эксперименты Рольфа Ребера, чем короче и яснее изложена информация, тем чаще ее считают верной. Чем она сложнее и запутаннее, тем больше вызывает недоверия. В одном эксперименте участникам давали прочесть описание конспирологической теории, набранное двумя шрифтами: четким и неразборчивым. Люди, которые читали разборчивый шрифт, склонны были сильнее верить в написанное. Конечно, они при этом не думали: «Хм, это красивый шрифт, наверное, то, что здесь написано, — правда». Даже если само сомнение рационально, его основа находится за пределами сознания.

О чем бы мы ни говорили, у нас всегда останется почва для сомнений. Большинство из нас не сомневается в существовании внешнего мира, но в рамках философского спора это сомнение может оказаться вполне оправданным.

В теории Ахиллес никогда не догонит черепаху, а Джордж Эдвард Мур никогда не докажет существование Вселенной, указывая на свои руки. Но радикальный скептицизм сегодня можно реализовать только в стенах психиатрической клиники или на страницах философских журналов. В обыденной жизни нам остается довольствоваться умеренным сомнением.

В чем бы мы ни сомневались, мы не можем сомневаться во всем — это противоречит нашей врожденной склонности хотеть и верить. Без нее мы не смогли бы даже подняться с кровати. Действительно, есть ли для этого разумные основания?

кто это такой, плюсы и минусы

Автор материала:

Инна Трофимова

писатель, психолог, гештальт-терапевт

По непонятным причинам общественное мнение рисует скептика как странное, вечно сомневающееся существо без устойчивой точки зрения. А скептицизм воспринимается как форма пессимизма или уныния. Но ведь страсть получить исчерпывающее доказательство может быть очень полезной. Без скептической оценки невозможно здраво рассуждать об информации из интернета, защититься от аферистов, фильтровать сплетни и противостоять уловкам маркетологов.

В статье расскажем о гранях скептицизма, пользе критического мышления и стратегиях для тех, кто хочет научиться доверять здравому смыслу.

Кто такой скептик?

Скептик – это тип личности, склонный подвергать сомнению как чужие умозаключения, так и свои собственные, способный увидеть слабость в любом аргументе и стремящийся проверять и подтверждать каждую деталь в картине мира. На мнение скептика сложно повлиять необоснованными утверждениями без неоспоримых доказательств.

Мыслительный процесс в голове скептика не прекращается. Он постоянно размышляет о вещах, которые считает важными, рассуждает и спорит сам с собой, пересматривая жизненные установки. А ещё он регулярно переосмысливает собственные поступки и ошибки прошлого. Возможно, именно этим объясняется известное утверждение Оноре де Бальзака «Скептики – люди самые совестливые».

Интересно, что скептики и сами не склонны утверждать, что обладают точной или достаточно полной информацией. Они всё тщательно проверяют, ищут доводы и доказательства, и только после детального собственноручно проведенного расследования высказывают собственное мнение. Разумеется, одному человеку сложно изучить всю необходимую информацию. Скептик понимает это, поэтому не видит проблемы в том, чтобы поменять точку зрения после получения новых значимых фактов.

Как научиться критическому мышлению?

Мыслить критически – значит анализировать информацию, уметь отличать правду высшей пробы от лжи, учитывать все аргументы, бесстрастно рассуждать и выходить из ситуаций с выгодой для себя. С чего начать?

Признать проблемы в своем мышлении.

Начальная точка тренировки – самопознание. Нужно научиться наблюдать за собой со стороны, анализировать свои решения. Для начала можно разобрать неприятные ситуации, которые случаются регулярно: не просто описать ход мыслей, но выявить логику, роль эмоций в принятии решения.

Одновременно понадобится тренировка памяти. Плохая память может искажать события до неузнаваемости, выдавать полученную информацию за событие, пережитое на самом деле. Зато тренированная память дает все материалы для того, чтобы сравнить полученные данные с пережитым опытом.

Обязательно нужно учесть преграды на пути критического мышления. Это страх высказывать собственное суждение, нежелание размышлять над полученной информацией. Это неуверенность в себе, чересчур быстрая критика своих идей. Сюда же относится недостаток знаний, отсутствие нужного опыта.

Пройти тест на уверенность в себе

Применить руководство по критическому мышлению для решения проблем.

Выработайте привычку переосмысливать одну проблему в неделю. Можно использовать примерный формат:

  • Проблема. Убедитесь, что она существует.
  • Ситуация. Опишите проблему с разных сторон: хронологической, логической, эмоциональной.
  • Анализ. Подумайте, что произошло на самом деле, докопайтесь до сути.
  • Мозговой штурм. Составьте список возможных решений, пусть самых рискованных и невероятных.
  • Решение. Принимайте решение взвешенно, выбирайте то, что сработает в конкретном случае.
  • Действие. Действуйте четко по плану, хотя бы ля того, чтобы проверить критическое мышление в действии.
  • Оценка. Оцените результат, свои ошибки, приобретенный опыт.

Развивать качества, необходимые для критического мышления.

  1. Наблюдательность – значит подмечать детали, собирать информацию.
  2. Скепсис – подвергать здоровому сомнению любую информацию, даже из самого надежного источника.
  3. Объективность – ограничивать влияние эмоций там, где нужен холодный ум.
  4. Любопытство – проявлять интерес к миру, к людям.
  5. Точность – оценивать, насколько точным получился вывод или все же остаются слабые места.
  6. Аналитическое мышление – принимать решения на основании наблюдений, сборе и оценке доказательств.
  7. Эмпатия – учитывать человеческий фактор.
  8. Открытость всему новому – непредвзято относиться к альтернативным трактовкам.
  9. Беспристрастность – принимать во внимание все доказательства, точки мнения, сведения.
  10. Коммуникация – следить за ходом мыслей собеседника.

Читать книги, которые помогут развить критическое мышление.

Книги по критическому мышлению пишут лауреаты Нобелевской премии, известные психологи, биологи, научные журналисты, бизнес-тренеры и ученые университетов. Выбор книг тоже впечатляет. Такое чтение – это возможность освоить новый навык и реальный шанс изменить жизнь.

Выводы:

  • Скептицизм – искусство сомневаться в недоказанном.
  • Скепсис – это не самоцель, а способ обрести душевный покой.
  • Последователи учения скептиков призывали следовать утверждениям разума, своим природным инстинктам, читать книги, заниматься наукой и познавать мир.
  • Научиться мыслить критически нужно для того, чтобы найти истину.

Пройти тест на эмпатию

Как появился термин?

Изначально скептицизм появился в качестве учения в древнегреческой философии. Одним из его создателей был Ксенофан, значительный вклад в учение сделали Пиррон, Энесидем, Агриппа, Аркесилай и Секст Эмпирик. Философский скептицизм подразумевает сомнение в возможности достоверного знания. Последователи данного учения придерживались мысли, что необходимо руководствоваться «разумной вероятностью», а не стремиться к поиску истины. В любой ситуации следует опираться на здравый смысл, формирующийся в повседневной жизни.

В эпоху Возрождения возник новый интерес к древнегреческим философским учениям, и философы снова заинтересовались античным скептицизмом. Это был период, когда знания множились с невиданной ранее скоростью. Поэтому скептическое отношение было необходимо для подтверждения знаний и взвешенного подхода к их интерпретации и систематизации.

На рубеже XIX-XX веков началась научно-техническая революция, и это способствовало новому усилению интереса к философскому скептицизму. Если раньше данное течение использовалось преимущественно в философии, то теперь оно распространилось на все научные исследования, поскольку возникла острая потребность в достоверных знаниях.

В 1970-х годах сформировался научный скептицизм, который был необходим в связи с возросшим интересом к паранормальным явлениям. Примерно тогда же понимание того, кто такой скептик, приобрело современный вид. Этим словом стали называть не только сторонников философского скептицизма, но и всех людей, считающих, что любая информация должна быть проверена и подтверждена, чтобы считаться достоверной.

В 1992 году было образовано международное Общество скептиков, занимающееся опровержением различных антинаучных и псевдонаучных теорий. Они выпускают собственный журнал «Skeptic», проводят конференции, ведут активную деятельность в сети Интернет. Их основная задача – разоблачение астрологов, уфологов, гомеопатов и прочих сторонников нетрадиционных направлений в науке.

Грани скептицизма.

Яркое, богатое явление скептицизма напрямую связано с человеческой природой. Это мощное древнее философское направление, метод научного познания и часть жизни человека. В XXI веке сложилось несколько подходов к классификации форм скептицизма. Вот одна из классификаций по характеристикам мыслительного процесса:

Философский скептицизм не подразумевает сомнения ради сомнения. Изначальной целью нового направления было воздержание от решительных и окончательных высказываний. Поэтому скептицизм – именно поиск истины, а не ее отрицание, как зачастую интерпретируется это философское направление.

Научный скептицизм нужен для того, чтобы проверять и критиковать удобные, но не обоснованные псевдонаучные теории. Сложный и многогранный феномен научного скептицизма содержит две составляющие научного исследования: с одной стороны стремление к доказательству, с другой – сомнение.

Хотите принимать лучшие решения, найти идеальную карьеру, реализовать потенциал по максимуму и получить инструкцию индивидуального развития

? Все это можно сделать при помощи системы
Дизайн Человека
. Постройте свою карту и получите базовые разшифровки бесплатно.

Религиозные скептицизм – сомнение в истинности религиозных учений или по отношению к религиозным деятелям, не связанное с отрицанием религии в целом. Религиозными скептиками становятся по разным причинам. Одни в прошлом переживали неприятный опыт, связанный с религиозными учениями. Вторые скептически относятся к бездоказательным духовным истинам. Третьи изучают все догмы и остаются в недоумении от противоречивых вероучений.

Нейтральный скептицизм ничего не утверждает и ничего не опровергает. Он просто высказывает свою точку зрения, не дожидаясь, пока другие согласятся или не согласятся с аргументами. Если сказать иначе – он предпочитает молчать, а не говорить.

Здоровый скепсис – это скорее стиль мышления или мировоззрение человека. Это вовлеченность и активность разума. Так что быть скептиком – мудрый выбор. Если хотите построить карьеру, заслужить уважение, сделать мир более безопасным и разумным – критическое мышление вам в помощь.

Как распознать скептика?

Люди со скептическим мышлением не особо эмоциональны. Они специально подавляют эмоции, чтобы те не мешали здраво анализировать информацию. На лице скептика обычно держится спокойное и серьезное выражение. Улыбается он довольно редко, поскольку склонен более тщательно обдумывать услышанное и увиденное. В общении скептик бывает достаточно резок. Он не боится обидеть собеседника, поскольку считает, что честность и прямота важнее эмоций. По типу личности скептик является, в большинстве случаев флегматиком, или же меланхоликом.

Некоторые исследователи утверждают, что людям со скептическим мышлением свойственны характерные особенности внешности: они худощавы, их лица имеют заостренные черты. Не следует рассматривать эти признаки всерьез, но учитывать можно.

Иногда скептику приписывают черты, характерные для пессимиста. Это ошибочное суждение, поскольку пессимист с недоверием относится к хорошим новостям и охотно верит плохим. Скептик же склонен сомневаться в любой поступающей извне информации. Его цель – определить истину, тогда как пессимист просто ищет во всём негатив.

Скептики обычно отрицают религиозные верования, поскольку им никто не может предоставить рациональных аргументов, подтверждающих предлагаемые религией догматы. Также они отрицают все сверхъестественные и потусторонние явления, которые невозможно доказать при помощи материальных свидетельств.

Существует также понятие «религиозный скептицизм». Оно подразумевает сомнение в отдельных утверждениях, но не отрицает религию в целом.

Скептик принимает только те аргументы, подлинность которых не вызывает у него сомнений. Он способен принять факт существования инопланетян или других сверхъестественных существ и явлений, но только после того, как получит исчерпывающие доказательства. Также он никогда не ориентируется на собственную интуицию и при принятии решений тщательно взвешивает все аргументы. Это приводит к некоторой медлительности даже в экстренных ситуациях.

Что такое скептицизм?

Скептицизм — это склонность воздерживаться от категорических суждений, критически-недоверчивое отношение к любому общепринятому феномену или навязанной извне информации, которая не подтверждена и не доказана. Слово происходит от греческих слов «Scepsis» – «сомнение» и «Scepticos» – «разглядывающий, наблюдающий». То есть скептицизм побуждает не столько сомневаться, сколько изучать и расследовать. Быть скептиком – значит, иметь здоровую долю недоверия и здравого смысла, чтобы отличить истинное от поддельного.

Скептицизм начался с учение древнегреческого философа Пиррона, основанное в первом веке до нашей эры. Учение базируется на утверждении: «Думать – значит, сомневаться. Человеку несвойственно быть уверенным в чем-либо». Скептик как раз идет по пути сомнения: он осмысливает все варианты ответов, потом приходит к выводу, что все варианты являются равносильными. В итоге скептик воздерживается от суждения, ведь не знает, какое утверждение истинно. По словам современных ученых это самое терпимое учение, которое не отрицает правоты других идеологий.

Скептицизм имеет свои достоинства и недостатки. В нем одновременно уживаются консерватизм и жажда истины. С одной стороны это некое силовое поле, которое оберегает людей от псевдофактов, плохих идей, чрезмерной доверчивости, манипуляций. Но скептический взгляд может быть проявлением пассивности, цинизма, подозрительности, страха утратить свою точку зрения.

Так что главный минус в крайностях. Отсутствие критичности делает человека легкой мишенью для мошенников. Нездоровый скептицизм ничему не доверяет без доказательства. Поэтому он не верит в Бога, любовь, дружбу.

Пройти тест на тип личности

Плюсы скептика

Критическое мышление скептика даёт ему определенные преимущества. Им практически невозможно манипулировать, ему невозможно навязать неправильные взгляды. Скептики практически никогда не становятся жертвами мошенников, они не доверяют рекламе и быстро раскрывают плохо замаскированные аферы и обманы. Они постоянно пребывают в поиске истины и готовы потратить немало сил на её нахождение. Эти качества часто помогают им добиться успеха в жизни.

Скептик мыслит логически, стараясь подчинить каждое действие здравому смыслу, поэтому ему не свойственны импульсивные поступки и решения. Он не стремится «быть как все», ему чуждо всеобщее стремление соответствовать модным тенденциям. Именно скептики обычно в одиночку плывут против течения, сопротивляются устоявшимся стереотипам и стремятся открыть глаза окружающим. Благодаря умению глубоко анализировать информацию скептики становятся отличными ревизорами, инспекторами, следователями, юристами и, конечно же, учеными.

Минусы скептика

Наиболее проблемная сфера скептиков – межличностные отношения. Они подозрительны и недоверчивы, не стесняются открыто высказывать сомнения. Их дотошность часто раздражает собеседников. Услышав сомнительное утверждение, они переспрашивают «Где ты это прочёл?». Подобные вопросы вызывают негативную реакцию, поскольку люди не готовы на них отвечать и воспринимают их как признак недоверия.

Сам скептик прекрасно понимает, что его дотошность портит отношения с людьми, но поделать с этим ничего не может. Также он осознает свою медлительность при принятии важных решений и иногда завидует импульсивным людям, которые не тратят времени на размышления. Скепсис полезен при составлении долгосрочных планов на будущее, но при принятии срочных решений он мешает.

Современные скептики — это хорошо или нет?

Достигнута ли цель? Делает ли нас счастливыми скептическое отношение к чему бы то ни было? Зародившись и получив достаточное развитие в античную эпоху, философия скептицизма к Новому времени разделилась на пять равноценных направлений:

  1. обыденное;
  2. философское;
  3. методологическое;
  4. научное;
  5. религиозное.

И хотя они существуют в различных сферах жизни, но объединены общей идеей отсеивания сомнительных тезисов и противоборства с догматизмом. Иногда это приводит к тому, что скептики умудряются начать оспаривать собственную позицию, как это было с Рене Декартом.

Именитый французский математик подверг сомнениям саму концепцию скептической методологии, но построил фундамент новой научной философии, основываясь на принципах радикального сомнения.

Сегодня довольно яростные стычки между научными и религиозными скептиками – отнюдь не редкость, хотя сферы их деятельности практически не пересекаются. При этом большинство представителей научного скептицизма – откровенные сциентисты, то есть люди, относящиеся к научным знаниям как к религии.

Сциентисты, загоняющие науку в рамки догмы, последовательно борются с любыми учениями, действенность которых нельзя продемонстрировать эмпирически или при помощи неоспоримых доказательств. Из-за этого то и дело возникают столкновения с адептами эзотерических учений и псевдонаучных движений.

Однако и внутри религиозных организаций полным-полно сомневающихся. Их задача – не опровергнуть религию как таковую, но акцентировать внимание сообщества на банальных махинациях. В таких случаях скептики задаются вопросами о правомерности определенных догматов, обличают «чудеса» или иные признанные церковью события.

Примечательно, что именно благодаря скептицизму сформировался институт причисления какого-либо человека к лику святых, а также набор критериев для признания чудес.

Как общаться со скептиком?

Если вы хорошо понимаете, кто такой скептик, наладить общение с ним несложно. Помните, что собеседник, готовый содержательно спорить и отстаивать собственную точку зрения с доводами и фактами, всегда интересен для скептика. Ему нравятся однозначные аргументы и обоснования, не вызывающие сомнений. Прежде чем озвучить ему определенное предложение, тщательно обдумайте его на предмет наличия «подводных камней».

Наличие скептика в команде всегда полезно. Он просчитывает все возможные варианты развития событий, поэтому попасть в неприятности с ним гораздо сложнее. Романтикам и идеалистам в вашей команде может быть обидно от того, как резко он их осаждает. Но это рациональный подход, позволяющий избежать неблагоприятного развития событий.

Скептицизм в Энциклопедическом словаре:

Скептицизм — (от греч. skeptikos — разглядывающий — расследующий),философская позиция, характеризующаяся сомнением в существованиикакого-либо надежного критерия истины. Крайняя форма скептицизма -агностицизм. Направление древнегреческой философии: ранний скептицизм(Пиррон), скептицизм Академии платоновской (Аркесилай, Карнеад), позднийскептицизм (Энесидем, Секст-Эмпирик и др.). В новое время (16-18 вв.)синоним свободомыслия, критики религиозных и философских догм (М. Монтень,П. Бейль и др.).

Скептицизм: что это такое и кто такие скептики?

Скептицизм (от греч. σκεπτικός — исследующий, задумывающийся) — это направление в философии, которое утверждает, что человек не может ничего знать о мире с уверенностью, нужно ставить под сомнение всё, даже то, что индивидуум изучал или испытывал в прошлом.

Скептически — значит недоверчиво, подозрительно, сомнительно.

Синонимы слова скептицизм — скепсис, пирронизм, подозрительность.

Кто такой скептик?

Скептик — это приверженец древнегреческого учения, суть которого в том, что следует сомневаться в возможности существования реальных знаний.

Ещё скептиками называют людей, которые сомневаются в том, что другие принимают за неоспоримую истину. Им обязательно требуются неопровержимые доказательства.

Скептицизм в философии

Скептицизм появился в философии около 5 в. до н. э. Однако считается, что его создал древнегреческий философ Пиррон из Элиды (ок. 360 – ок. 270 г. до н. э.).

С древних времён философия скептиков создавала аргументы против догматических утверждений философов, учёных и др. Таким образом, по ходу развития древней философии и науки появлялись сомнения по поводу правдивости основных мировоззрений того периода.

Скептицизм считается одной из самых главных философских школ эпохи эллинизма. Одновременно были очень важны эпикурейство и стоицизм.

Читайте больше про Эллинизм

Представители скептицизма

Среди знаменитых философов скептиков можно увидеть такие имена, как:

  • Пиррон из Элиды;
  • Тимон из Флиунта;
  • Рене Декарт;
  • Марк Туллий Цицерон;
  • Энесидем;
  • Карнеад;
  • Секст Эмпирик;
  • Аркесилай.

Скептицизм и агностицизм

Связь между скептицизмом и агностицизмом состоит в том, что агностицизм — это будто скептицизм по отношению ко всему, что связано с религией.

Агностицизм — это в основном мировоззрение о том, что знание о существовании или несуществовании Бога (богов) не может быть возможным; на это можно смотреть, как на что-то среднее между теизмом и атеизмом.

Агностицизм защищает мировоззрение, что наше познание ограничено физическим миром, и что оно неспособно познать ничего сверхъестественного.

Узнайте больше про Агностицизм

Скептицизм Юма

Шотландский философ Дэвид Юм (1711 – 1776) оставил свой след в истории философии своим довольно смелым скептическим подходом ко множеству философских тем. Например, в эпистемологии он усомнился в признанных мировоззрениях о личности. По словам Юма, постоянного «я», которое не меняется со временем, не существует.

Дэвид Юм не принимал обычные объяснения причинности, он уверял, что наши идеи причинно-следственных связей построены не на восприятии причинных сил в самом внешнем мире, а на наших стандартах мышления.

Скептицизм Монтеня

В XVI веке французский писатель и философ Мишель де Монтень (1533 – 1592) содействовал возрождению скептицизма. Он оказал огромное влияние на таких важных фигур в философии, как Рене Декарт и Блез Паскаль.

В своих работах о познании человека Монтень замечает, что «различными способами человек достигает одной и той же цели»:

  1. одно и то же поведение человека может дать противоположные результаты;
  2. противоположное поведение может дать одинаковый результат.

Он также считал, что поведением и мыслями человека всегда руководит эгоизм. Ещё Монтень утверждал, что главные цели существования любого человека — достичь гармонию и счастье.

Смотрите также, что такое Софистика.

Skeptic »О нас» A Skeptic Manifesto

Скептический манифест

Ниже приводится отрывок из книги «Почему люди верят в странные вещи: лженаука, суеверия и другие заблуждения нашего времени» Майкла Шермера, 1997, У. Х. Фриман.

На первой странице великолепной маленькой книжки To Know a Fly биолог Винсент Детье делает это юмористическое наблюдение о том, как дети вырастают и становятся учеными:

Хотя у маленьких детей есть табу на наступление на муравьев, потому что такие действия, как говорят, вызывают дождь, никогда не существовало табу на отрывание лап или крыльев у мух.Большинство детей со временем перерастают такое поведение. Те, кто не кончили плохо и не стали биологами (1962, с. 2) .

То же можно сказать и о скептицизме. В раннем возрасте дети увлекаются знаниями, ставят под сомнение все, что они думают, хотя и не проявляют особого скептицизма. Большинство так и не научится различать любознательность и доверчивость. Те, кто плохо кончают, или становятся профессиональными скептиками.

Но что значит быть скептиком? Скептицизм имеет давнюю историческую традицию, восходящую к Древней Греции, когда Сократ заметил: «Все, что я знаю, это то, что я ничего не знаю.Но это не практическая позиция. Современный скептицизм воплощен в научном методе, который включает сбор данных для формулирования и проверки натуралистических объяснений природных явлений. Претензия становится фактической, когда она подтверждается до такой степени, что было бы разумно предложить временное соглашение. Но все факты в науке являются предварительными и могут быть оспорены, и поэтому скептицизм — это метод, ведущий к предварительным выводам. Некоторые утверждения, такие как лозоходство на воде, экстрасенсорное восприятие и креационизм, проверялись (и не проходили испытания) достаточно часто, поэтому мы можем сделать предварительный вывод о том, что они ложны.Другие утверждения, такие как гипноз и теория хаоса, были проверены, но результаты неубедительны, поэтому мы должны продолжать формулировать и проверять гипотезы и теории, пока не сможем прийти к предварительному заключению. Ключ к скептицизму состоит в том, чтобы постоянно и энергично применять научные методы для преодоления предательского противоречия между скептицизмом «ничего не знаю» и легковерием «все идет». Этот манифест — своего рода заявление о цели — исследует эти темы более подробно.

История, значение и пределы скептицизма

Современное скептическое движение — довольно недавнее явление, восходящее к классике Мартина Гарднера 1952 года, Во имя науки .Обильные очерки и книги Гарднера за последние четыре десятилетия, опровергающие всевозможные причудливые утверждения, в сочетании с бесчисленными психическими проблемами Джеймса «Удивительного» Рэнди и выступлениями в СМИ в 1970-х и 1980-х годах (в том числе 36 появлений на The Tonight Show ), подтолкнули к успеху. скептическое движение на передний план общественного сознания. Философ Пол Курц помог создать десятки групп скептиков по всей территории Соединенных Штатов и за рубежом, а его Комитет по научному исследованию утверждений о паранормальных явлениях (CSICOP) вдохновил меня на создание Общества скептиков и журнала Skeptic , теперь выходящего как на национальном, так и на национальном уровне. международное членство и распространение.Сегодня растет группа людей, называющих себя скептиками — ученые, инженеры, врачи, юристы, профессора и учителя, а также любознательные люди из всех слоев общества — которые проводят расследования, проводят ежемесячные собрания и ежегодные конференции, а также предоставляют средства массовой информации и широкая публика с естественными объяснениями явно сверхъестественных явлений.

Но скептицизм как образ мышления имеет давнюю историческую традицию, насчитывающую не менее 2500 лет.Выдающийся историк скептицизма Ричард Попкин говорит нам (1979, стр. Xiii): «Академический скептицизм, названный так потому, что он был сформулирован в Платоновской Академии в третьем веке до нашей эры, развился на основе наблюдения Сократа« Все, что я сделал ». знаю, это то, что я ничего не знаю ». Сегодня многие люди принимают два популярных значения этого слова: скептик ничему не верит или ограничен определенными убеждениями. Для восприятия первого значения есть веская причина. Оксфордский словарь английского языка (OED) дает такое обычное использование слова «скептик»:

Тот, кто, подобно Пиррону и его последователям в древнегреческой древности, сомневается в возможности реального знания любого рода; тот, кто считает, что нет достаточных оснований для уверенности в истинности любого предложения (т.2, стр. 2663) .

Поскольку эта позиция бесплодна и непродуктивна, и ее практически никто не придерживается (за исключением нескольких сбитых с толку солипсистов, сомневающихся даже в собственном существовании), неудивительно, что стольких людей скептицизм беспокоит. Более продуктивное значение слова «скептик» — это второе употребление, данное OED:

Тот, кто сомневается в достоверности того, что претендует на звание знания в какой-то конкретной области исследования; тот, кто сохраняет сомневающееся отношение к какому-то конкретному вопросу или утверждению.

История слов «скептик» и «скептицизм» интересна и часто забавна. В 1672 году, например, в «Философских трудах » VII записан такой отрывок:

Здесь он пользуется случаем исследовать пирронизм или скептицизм, исповедуемые сектой людей, которые говорят иначе, чем они думают.

Обвинение верно. Самые ярые скептики наслаждаются своим скептицизмом до тех пор, пока он не посягает на их собственные заветные убеждения.Затем недоверие вылетает в окно. Однажды мне позвонил джентльмен, который выдавал себя скептиком, хотел поддержать организацию и соглашался с нашим скептицизмом во всем, кроме способности витаминов восстанавливать здоровье и ослаблять болезни. Он надеялся, что я не буду организовывать скептические лекции или статьи в этой области, которая, как он объяснил, теперь научно доказана как эффективная. «Ваша область не была бы витаминной терапией, не так ли?» — поинтересовался я. «Вы уверены, что это так!» он ответил.

Легко и даже весело бросать вызов убеждениям других, когда мы самодовольны своей уверенностью. Но когда нам бросают вызов, требуется большое терпение и сила эго, чтобы слушать чистым ухом. Но в чистом скептицизме есть более глубокий изъян. В крайнем случае позиция сама по себе не выдерживает. OED дает нам следующий литературный пример 1674 года (Tucker Lt. Nat. II):

Во всяком скептицизме присутствует атмосфера позитивности, безоговорочная уверенность в силе тех аргументов, которые якобы опровергают все знания человечества.

Скептицизм сам по себе является положительным утверждением о знании и, таким образом, не может быть обращен на себя. Если вы ко всему относитесь скептически, вам придется скептически относиться к собственному скептицизму. Подобно распадающейся субатомной частице, чистый скептицизм разворачивается и раскручивается на экране нашей интеллектуальной камеры Вильсона.

Скептицизм также не приводит к прогрессу. Недостаточно просто отвергнуть иррациональное. Скептицизм должен сопровождаться чем-то рациональным или чем-то, что действительно приводит к прогрессу.Как предупреждал австрийский экономист Людвиг фон Мизес против тех антикоммунистов, которые не представили рациональной альтернативы системе, к которой они так скептически относились (1956, с. 112):

Движение против чего-то демонстрирует чисто отрицательное отношение. У него нет никаких шансов на успех. Это страстные обличения фактически рекламируют программу, которую они атакуют. Люди должны бороться за то, чего они хотят достичь, а не просто отвергать зло, каким бы плохим оно ни было.

Карл Саган высказал подобное предупреждение скептикам:

Вы можете выработать привычку думать, что вам нравится высмеивать всех тех людей, которые не видят вещи так же ясно, как вы.Мы должны тщательно оберегать его Василий , 1988, стр. 366) .

Рациональный скептик

Второе популярное мнение о том, что скептики ограничены определенными убеждениями, исходит из неправильного понимания скептицизма и науки. Скептики и ученые не обязательно «ограничены во взглядах» (хотя они могут быть таковыми, поскольку они люди). Возможно, когда-то они были открыты для веры, но когда доказательства оказались недостаточными, они отвергли ее. Во Вселенной уже есть достаточно законных загадок, свидетельства которых дают ученым пищу для исследований.Тратить время на рассмотрение «невидимых» или «неизвестных» загадок не всегда практично. Когда не-скептик говорит: «Вы просто ограничены во взглядах на неизвестные силы Вселенной», скептик отвечает: «Мы все еще пытаемся понять известные силы Вселенной».

По этим причинам было бы полезно заменить слово «скептик» словом «рациональный». Опять же, полезно изучить использование и историю этого часто употребляемого слова. OED определяет рациональное как: «Обладающий способностью к рассуждению; наделен разумом »(стр.2420). И разум как «утверждение некоторого факта, используемое в качестве аргумента для оправдания или осуждения какого-либо действия, доказательства или опровержения какого-либо утверждения, идеи или убеждения» (стр. 2431). Копаться в словаре и вытаскивать загадочные употребления слов и истории могут показаться довольно педантичными. Но важно знать, как слово должно было использоваться и что оно стало означать. Они часто не совпадают, и чаще всего они используются по-разному, так что, когда два человека общаются, они часто говорят с противоположными целями.Скептицизм одного человека может быть доверчивостью другого. И кто не думает, что они рациональны, когда дело касается их собственных убеждений и идеологий?

Также важно помнить, что словари не дают определений; они дают обычаи. Чтобы слушатель понимал говорящего, а читатель следовал за писателем, важные слова должны быть определены с семантической точностью, чтобы общение было успешным. Под «скептиком» я подразумеваю второе употребление, приведенное выше: «Тот, кто сомневается в достоверности того, что претендует на знание в какой-то конкретной области исследования.И под рациональным: «Заявление о некотором факте, используемое в качестве аргумента, чтобы оправдать или осудить какое-либо действие, доказать или опровергнуть какое-то утверждение, идею или убеждение». Но эти обычаи не учитывают один важный компонент: цель разума и рациональности. Конечная цель мышления — понять причинно-следственные связи в окружающем нас мире. Цель — познать вселенную, мир и самих себя. Поскольку рациональность — самый надежный способ мышления, рационального скептика можно определить как:

Тот, кто ставит под сомнение обоснованность конкретных заявлений о знании, используя или призывая констатировать факт, чтобы доказать или опровергнуть утверждения, как инструмент для понимания причинности.

Другими словами, скептики из Миссури — штата «покажи мне». Когда мы слышим фантастическое заявление, мы говорим: «Это хорошо, докажите это».

Позвольте мне предложить пример того, как рациональный скептик может проанализировать заявление. В течение многих лет я слышал истории о так называемом «феномене сотой обезьяны» и был очарован возможностью того, что может существовать какое-то коллективное сознание, к которому мы можем подключиться, чтобы уменьшить преступность, ликвидировать войны и в целом объединиться как единое целое. одиночный вид.Фактически, на последних президентских выборах один кандидат — доктор Джон Хагелин от Партии естественного закона — утверждал, что в случае избрания у него будет план решения проблем наших внутренних городов — медитация. Хагелин и другие (особенно сторонники Трансцендентальной Медитации) считают, что мысль может каким-то образом передаваться между людьми, особенно в медитативном состоянии; если достаточно сделать это одновременно, будет достигнута некоторая критическая масса, что вызовет значительные планетарные изменения. Феномен сотой обезьяны обычно цитируется как эмпирическое доказательство этого удивительного утверждения.Согласно легенде, в 1950-х годах японские ученые кормили обезьян на острове Косима картофелем. Однажды одна из обезьян научилась мыть картошку, а затем научила этому навыку других. Когда около 100 обезьян научились этому навыку — так называемой критической массе — внезапно все обезьяны автоматически узнали об этом, даже те, что находились на других островах за сотни миль от них. Эта вера широко распространена в кругах Нью Эйдж: например, « Lifetide » (1979) Лайалла Уотсона и «Сотая обезьяна » Кена Киза (1982) были многократно отпечатаны и проданы миллионами экземпляров; Эльда Хартли сняла фильм «Сотая обезьяна».

Чтобы проявить скептицизм, мы должны начать с вопроса, действительно ли эти события произошли так, как было сообщено. Они не. В 1952 году приматологи начали снабжать японских макак сладким картофелем, чтобы они не совершали набегов на местные фермы. Один из них научился смывать грязь с картофеля в ручье или в океане, а другие обезьяны научились моделировать поведение (моделирование — нормальная часть поведения приматов — «обезьяны видят, обезьяны делают» еще до Нового века). А теперь давайте более внимательно рассмотрим утверждение Ватсона.Он признает, что «остальную часть истории нужно собирать из личных анекдотов и фрагментов фольклора среди исследователей приматов, потому что большинство из них все еще не совсем уверены в том, что произошло. Так что я вынужден импровизировать с деталями ». Затем Уотсон предполагает, что «неустановленное количество обезьян на Косиме мыли сладкий картофель в море», что вряд ли соответствует уровню точности, необходимому для оправдания столь далеко идущего вывода. Затем он делает это удивительное заявление:

Допустим, для аргументации, что число было 99 и это в 11:00.м. во вторник обычным способом в группу добавили еще одного обращенного. Но добавление сотой обезьяны, по-видимому, перешло число через какой-то порог, подтолкнув его к своего рода критической массе.

На данный момент, говорит Уотсон, эта привычка «кажется, преодолела естественные препятствия и спонтанно возникла на других островах».

Дальше идти не нужно. Ученые не «импровизируют» детали и не делают безумных предположений из «анекдотов» и «фрагментов фольклора».Но это еще не все. Фактически, некоторые настоящие ученые записали, что именно произошло. Отряд начался с 20 обезьян в 1952 году и достиг 59 к 1962 году, и за каждой обезьяной на острове внимательно наблюдали. К марту 1958 года из 30 обезьян ровно 17; и к 1962 году 36 из 49 обезьян смоделировали поведение при мытье. «Внезапное» приобретение такого поведения на самом деле заняло четыре года, и «100 обезьян» было всего 17 в 1958 году и 36 в 1962 году. И хотя есть некоторые сообщения о подобном поведении на других островах, наблюдения проводились между 1953 и 1967 г.Это не было внезапным и никоим образом не связано с Косимой. Обезьяны на других островах могли сами открыть это простое умение; или научили их исследователи или жители островов; или туда могли попасть обезьяны из Косимы. В любом случае, нет никаких доказательств, необходимых для подтверждения этого экстраординарного утверждения. Нет даже никакого реального явления, которое можно было бы объяснить.

Наука и скептицизм

Таким образом, скептицизм — жизненно важная часть науки.Обзор использования и истории слова «наука» был бы здесь неуместно длинным (см. Главу 2). Для ясности под наукой будем понимать:

набор ментальных и поведенческих методов, предназначенных для описания и интерпретации наблюдаемых или предполагаемых явлений, прошлых или настоящих, направленных на создание проверяемой совокупности знаний, открытых для отказа или подтверждения.

Другими словами, наука — это особый образ мышления и действий — инструмент для понимания информации, которая воспринимается прямо или косвенно («наблюдаемая или предполагаемая»).«Прошлое или настоящее» относится как к историческим, так и к экспериментальным наукам. Психические методы включают догадки, догадки, идеи, гипотезы, теории и парадигмы; поведенческие методы включают фоновые исследования, сбор данных, организацию данных, сотрудничество и общение с коллегами, эксперименты, корреляцию результатов, статистический анализ, подготовку рукописей, презентации на конференциях и публикации. Что же тогда такое научный метод? Одно из наиболее проницательных и забавных наблюдений было сделано нобелевским лауреатом и философом науки сэром Питером Медаваром (1969, стр.11):

Спросите ученого, что он думает о научном методе, и он примет выражение одновременно торжественное и настороженное: торжественное, потому что он чувствует, что должен высказать свое мнение; лукавый, потому что ему интересно, как скрыть тот факт, что у него нет своего мнения, которое он мог бы озвучить.

По научному методу существует значительный объем литературы, и между авторами нет единого мнения. Это не значит, что ученые не знают, что делают.Делать и объяснять — это две разные вещи. С целью обрисовать в общих чертах методологию, которую рациональный скептик может применить к сомнительным утверждениям, следующий четырехэтапный процесс может представлять, на простейшем из уровней, нечто, что можно было бы назвать «научным методом»:

Наблюдение:
Сбор данных с помощью органов чувств или сенсорных технологий.
Индукция:
Делаем общие выводы из данных. Формирование гипотезы.
Удержание:
Делаем конкретные прогнозы из общих выводов.
Проверка:
Сверка прогнозов с дальнейшими наблюдениями.

Наука, конечно, не такая уж жесткая; и ни один ученый сознательно не делает такие «шаги». Этот процесс представляет собой постоянно интерактивный процесс между наблюдениями, выводами, прогнозами и их проверкой на соответствие дальнейшим свидетельствам. Этот процесс составляет основу того, что философы науки называют гипотетико-дедуктивным методом, который включает:

  1. выдвигая гипотезу,
  2. соединяя это с формулировкой «начальных условий»,
  3. вывод из двух предсказаний, и
  4. определение того, выполняется ли предсказание

    (Байнум, Браун, Портер, 1981, стр.196)

Невозможно сказать, что появилось раньше, наблюдение или гипотеза, поскольку мы делаем это с детства, в школе, в колледже, в аспирантуре и на работе в качестве ученых. Но наблюдения — это то, что конкретизирует гипотетико-дедуктивный процесс и служит окончательным арбитром для обоснованности прогнозов, как заметил сэр Артур Стэнли Эддингтон: «Для истинности выводов науки наблюдение является высшей апелляционной инстанцией» ( 1958, стр.9). Используя научный метод, мы можем сделать следующие обобщения:

Гипотеза:
Проверяемое утверждение для учета набора наблюдений.
Теория:
Хорошо обоснованное проверяемое утверждение для учета набора наблюдений.
Факт:
Данные или выводы подтверждены до такой степени, что было бы разумно предложить временное соглашение.

Гипотезу и теорию можно противопоставить конструкции: утверждению, не подлежащему проверке, для учета набора наблюдений.Наблюдение за живыми организмами на Земле может быть объяснено Богом или эволюцией. Первое утверждение — это конструкция, второе — теория. Большинство биологов даже назвали бы эволюцию фактом согласно приведенному выше определению.

С помощью научного метода мы стремимся к объективности: выводы основываются на внешнем подтверждении. И мы избегаем мистицизма: выводы делаются на основе личных взглядов, не имеющих внешнего подтверждения. Нет ничего плохого в личном понимании. Многие великие ученые приписывали важные идеи интуиции, интуиции и другим, столь же трудно поддающимся определению понятиям.Альфред Уоллес сказал, что идея естественного отбора «внезапно мелькнула» во время приступа малярии. Тимоти Феррис называл Эйнштейна «великим интуитивным художником науки». Но проницательные и интуитивные идеи не получают признания до тех пор, пока они не будут подтверждены извне, как объяснил Ричард Хардисон (1988, стр. 259-260):

Мистические «истины» по своей природе должны быть исключительно личными и не могут иметь никакого внешнего подтверждения. Каждый имеет равные права на истину. Чтение на чайных листах, астрология и буддизм; каждый из них одинаково обоснован или необоснован, если судить по отсутствию соответствующих доказательств.Это не предназначено для того, чтобы умалить какую-либо одну из религий; просто отметить невозможность проверки их правильности. Мистик находится в парадоксальном положении. Когда он ищет внешней поддержки своих взглядов, он должен обратиться к внешним аргументам, отрицая при этом мистицизм. Внешнее подтверждение для мистика по определению невозможно.

Наука ведет нас к рационализму: основанию выводов на научном методе. Например, как мы узнаем, что Земля круглая ?:

  1. Тень на Луне круглая.
  2. Мачта корабля — последнее, что можно увидеть, когда он плывет за горизонт.
  3. Горизонт изогнутый.
  4. Фотографии из космоса.

А наука помогает нам избежать догматизма: делать выводы на основании авторитетов, а не науки. Например, как мы узнаем, что Земля круглая ?:

  1. Наши родители сказали нам.
  2. Наши учителя сказали нам.
  3. Наш министр сказал нам.
  4. Об этом нам рассказал наш учебник.

Догматические выводы не обязательно недействительны, но они ставят другой вопрос: как власти пришли к своим выводам? Использовали ли они науку или какие-то другие средства?

Основное напряжение

Между скептицизмом и доверчивостью

Важно, чтобы мы осознавали ошибочность науки и научного метода.Но в этой возможности ошибок кроется его величайшая сила: самокоррекция. Независимо от того, были ли ошибки совершены честно или нечестно, было ли мошенничество совершено неосознанно или сознательно, со временем оно будет удалено из системы из-за отсутствия внешней проверки. Фиаско холодного синтеза — классический пример быстрых последствий для системы в случае ошибки и поспешной публикации.

Из-за важности этой функции самокоррекции в профессии существует то, что Ричард Фейнман называет «принципом научного мышления, который соответствует своего рода абсолютной честности — своего рода наклону назад.Фейнман говорит:

Если вы проводите эксперимент, вы должны сообщать обо всем, что, по вашему мнению, может сделать его недействительным, — не только о том, что вы считаете правильным: о других причинах, которые могли бы объяснить ваши результаты (1988, стр. 247) .

Несмотря на эти встроенные механизмы, наука по-прежнему подвержена ряду проблем и заблуждений, которые, как известно даже самым осторожным ученым и рациональным скептикам, могут доставлять неудобства. Однако мы можем черпать вдохновение в тех, кто преодолел их, чтобы внести огромный вклад в наше понимание мира.Чарльз Дарвин — безупречный пример ученого, который нашел правильный баланс в том, что Томас Кун назвал «существенным противоречием» в науке между полным принятием и приверженностью статус-кво и открытой готовностью исследовать и принимать новые идеи (1962, 1977). Этот хрупкий баланс составляет основу всей концепции смены парадигм в истории науки. Когда достаточное количество научного сообщества (особенно тех, кто находится у власти) желают отказаться от старой ортодоксии в пользу (ранее) радикальной новой теории, тогда и только тогда может произойти смена парадигмы.

Это обобщение изменений в науке обычно делается в отношении парадигмы как системы, но мы должны признать, что парадигма — это всего лишь ментальная модель в сознании людей. Историк науки Фрэнк Саллоуэй выделяет три характеристики интеллекта и личности Дарвина, которые отмечают его как одного из немногих гигантов в истории науки, обнаруживших существенное противоречие между скептицизмом и доверчивостью (1991, стр. 28): «Во-первых, Хотя Дарвин действительно испытывал необычайное почтение к мнению других, он, очевидно, был вполне способен бросить вызов авторитету и думать самостоятельно.Во-вторых, «Дарвин также был необычным ученым в своем крайнем уважении и внимании к отрицательным свидетельствам». Дарвин включил, например, главу «Трудности теории» в книгу Происхождение видов ; в результате его противники редко могли бросить ему вызов, с которым он еще не столкнулся или не обратился. В-третьих, способность Дарвина «задействовать коллективные ресурсы научного сообщества и привлекать других ученых в качестве коллег к своим собственным исследовательским проектам.Собранные Дарвином номера корреспонденции превышают 16 000 дошедших до нас писем, большинство из которых связано с длительными обсуждениями и последовательностями вопросов и ответов о научных проблемах. Он постоянно задавал вопросы, всегда учился, был достаточно уверен в себе, чтобы формулировать оригинальные идеи, но в то же время достаточно скромным, чтобы признать свою склонность к ошибкам.

Четвертая характеристика, которую можно добавить, заключается в том, что Дарвин сохранял изрядную долю скромности и осторожности, которую Саллоуэй считает «ценным атрибутом», который помогает «предотвратить переоценку собственных теорий.В этой связи из «Автобиографии» Дарвина можно многому научиться. Дарвин признается, что у него «нет большой сообразительности или остроумия, которые столь замечательны у некоторых умных людей», отсутствие которых делает его «плохим критиком: статья или книга при первом чтении обычно вызывают у меня восхищение, и это только после долгих размышлений я вижу слабые места ». К сожалению, многие критики Дарвина выборочно цитировали такие отрывки против него, не видя преимущества, которое Дарвин видел в терпеливом избегании прискорбных ошибок, сделанных в спешке (1892, стр.55):

Я думаю, что стал немного более искусным в угадывании правильных объяснений и в разработке экспериментальных тестов; но это, вероятно, может быть результатом простой практики и большего запаса знаний. Мне как никогда трудно выразить себя ясно и лаконично; и это затруднение причинило мне очень большую потерю времени; но у него было компенсирующее преимущество, заставившее меня долго и внимательно обдумывать каждое предложение, и поэтому я часто приходил к тому, чтобы видеть ошибки в рассуждениях и в моих собственных наблюдениях или наблюдениях других.

Это урок науки, который стоит выучить. Что Саллоуэй считает особенно особенным в Дарвине, так это его способность разрешить внутреннее внутреннее напряжение. «Обычно это существенное противоречие между традицией и изменениями демонстрирует научное сообщество в целом», — отмечает Саллоуэй.

поскольку большинство людей предпочитают тот или иной образ мышления. Что относительно редко в истории науки, так это то, что эти противоречивые качества объединены таким успешным образом в одном человеке (стр.32) .

Карл Саган резюмировал это существенное противоречие (Basil, 1988, стр. 366):

Мне кажется, что требуется изысканный баланс между двумя противоречащими друг другу потребностями: наиболее скептическое рассмотрение всех выдвигаемых нам гипотез и в то же время большая открытость для новых идей. Если вы настроены только скептически, то никакие новые идеи не дойдут до вас. Вы никогда не узнаете ничего нового. Вы становитесь чокнутым стариком, убежденным, что миром правит ерунда.(Конечно, есть много данных, которые могут вас поддержать.) С другой стороны, если вы открыты до легковерия и не имеете в себе ни капли скептического чутья, тогда вы не сможете отличить полезные идеи от бесполезных. . Если все идеи имеют одинаковую ценность, тогда вы потеряны, потому что тогда, как мне кажется, никакие идеи не имеют вообще никакой ценности.

Есть некоторая надежда, что рациональный скептицизм и энергичное применение научного метода могут помочь нам найти баланс между чистым скептицизмом и безоговорочной доверчивостью.

Инструмент разума

Наука — лучший метод, изобретенный человечеством для понимания причинности. Следовательно, научный метод — наш самый эффективный инструмент для понимания причин последствий, с которыми мы сталкиваемся в нашей личной жизни, а также в природе. Есть несколько человеческих качеств, которые большинство наблюдателей назвали бы по-настоящему универсальными. Однако большинство согласится с тем, что выживание вида в целом и достижение большего счастья отдельных людей в частности — это универсалии, к которым стремится большинство людей.Мы увидели взаимосвязь между наукой, рациональностью и рациональным скептицизмом. Таким образом, мы можем пойти еще дальше и сказать, что выживание человеческого вида и достижение большего счастья для людей зависят от способности мыслить научно, рационально и скептически.

Предполагается, что люди рождаются со способностью воспринимать причинно-следственные связи. Когда мы рождаемся, у нас нет никакого культурного опыта. Но мы не приходим в этот мир в полном неведении.Мы знаем много вещей — как видеть, слышать, переваривать пищу, отслеживать движущийся объект в поле зрения, моргать при приближении объектов, испытывать тревогу, когда мы кладемся на выступ, развивать отвращение к ядовитой пище и так далее. Мы также наследуем черты, которые наши предки развили в мире, полном хищников и стихийных бедствий, ядов и опасностей, а также рисков со всех сторон. Мы произошли от самых успешных предков в понимании причинности.

Наш мозг — естественная машина для объединения событий, которые могут быть связаны, и для решения проблем, требующих нашего внимания.Можно представить себе древнего гоминида из Африки, рубящего, измельчающего и превращающего камень в острый инструмент для вырезания большого туша млекопитающего. Или, возможно, мы можем представить себе первого человека, который обнаружил, что стучащий кремень будет создавать искру, чтобы зажечь огонь. Колесо, рычаг, лук и стрела, плуг — изобретения, предназначенные для того, чтобы позволить нам формировать нашу окружающую среду, а не формироваться ею, — положили начало цивилизации на пути, который привел к нашему современному научному и технологическому миру.

Винсент Детье, слова которого открыли этот манифест, в своем обсуждении наград науки, перечисляет пантеон очевидных — денег, безопасности, чести — а также трансцендентного:

паспорт в мир, чувство принадлежности к одной расе, чувство, выходящее за пределы политических границ и идеологий, религий и языков.

Но он отмахивается от них ради одного «более возвышенного и более тонкого». Это естественное любопытство людей в их стремлении понять мир (стр.118-119):

Одна из характеристик, которая отличает человека от всех других животных (и животных, которыми он, несомненно, является), — это потребность в знаниях как таковых. Многие животные любопытны, но для них любопытство — это аспект адаптации. Человек жаждет знать. И для многих людей, наделенных способностью знать, он обязан знать. Все знания, какими бы маленькими они ни были, какими бы незначительными они ни были для прогресса и благополучия, являются частью целого. Ученый принимает в этом участие.Знать муху — значит немного приобщиться к возвышенности Знания. Это вызов и радость науки.

Дети от природы любопытны и любознательны и любят исследовать окружающую их среду. Это нормально — хотеть знать, как все устроено и почему мир такой, какой он есть. На самом базовом уровне это и есть наука. Как заметил Ричард Фейнман:

Меня, так сказать, поймали — как того, кому подарили что-то чудесное, когда он был ребенком, и он все время ищет это снова.Я всегда, как ребенок, ищу чудеса, которые я знаю, что найду — может, не каждый раз, но время от времени (1988, стр. 16) .

Таким образом, самый важный вопрос в образовании заключается в следующем: какие инструменты даются детям для понимания мира? На самом базовом уровне мы должны думать или умереть. Те, кто живы, в большей или меньшей степени думают и используют разум. Те, кто использует больше разума и рациональный скептицизм, достигнут большего удовлетворения, потому что они понимают причину своего удовлетворения.Иначе и быть не может. Как заключает Айн Рэнд в своем главном опусе «Атлас расправил плечи» (1957, стр. 1012):

Человек не может выжить, кроме как обретая знания, а разум — его единственное средство обрести их … Ум человека — его основной инструмент выживания. Ему дана жизнь, а выживание — нет. Его тело отдано ему, а его пропитание — нет. Его разум отдан ему, а его содержание — нет. Чтобы остаться в живых, он должен действовать, и прежде чем он сможет действовать, он должен знать природу и цель своего действия. Он не может получить свою еду, не зная о еде и способах ее получения.Он не может выкопать канаву или построить циклотрон, не зная своей цели и средств ее достижения. Чтобы остаться в живых, он должен думать.

Более трех веков назад французский философ и скептик Рене Декарт после одной из самых тщательных скептических чисток в интеллектуальной истории пришел к выводу, что одно он знает наверняка: « Cogito ergo sum » — «Я думаю, значит, я есть». Согласно аналогичному анализу, быть человеком — значит думать. Поэтому, перефразируя Декарта:

Сумма Эрго Когито —
Я, следовательно, думаю

Скептицизм и концепции: может ли мыслить скептик?

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (Оксфорд.Universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 29 ноября 2021 г.

Глава:
(стр.140) 6 Скептицизм и концепции: может ли мыслить скептик?
Источник:
Вера и правда
Автор (ы):

Катя Мария Фогт

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780199916818.003.0007

Утверждается, что среди древних антискептических возражений одно обвинение особенно осуждает скептическую философию: без формирования убеждений скептик не может думать . В частности, обвинение гласит, что концептуальное мышление включает в себя представление о вещах определенным образом, то есть в нем есть то, чего, по словам скептиков, они не придерживаются. Это обвинение недостаточно изучено, и Секст почти скрывает его, возможно, прекрасно понимая, что на него особенно трудно ответить.Конечно, если скептик не может думать, что скептик не может исследовать, а это значит, что скептик не скептик. Я утверждаю, что PH 2 и M 8 предлагают разные стратегии, и что PH 2 успешно предлагает ответ — ответ, который также объясняет важный отрывок из PH 1, согласно которому скептик может воспринимать и думать, руководствуясь природой (1.23 –4).

Ключевые слова: исследование, концепции, верования, скептицизм, относительная хронология сочинений Секста, мысли, предубеждения

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка.Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста связаться с нами .

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более чем

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказывает: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Скептик против скептика — Правописание — Грамматика

Мои комплименты: совершенно джентльменский и внимательный ответ!

[1] Мне известно о предполагаемом входе в английский язык «скептик» через греческий → латинский → французский → английский маршрут, где κ → c в преобразовании греч.

Я хочу сказать, что по большей части , английский — это гибрид «вспомнить прошлое», «склоняться к исходным корням» и «упорядочить орфографию до прозрачных, но менее амбивалентно интерпретируемых идеалов». Я воспользуюсь этой идеей, будьте осторожны!

[2] Я не знал о соединении с французским cedule , но вот вам. Проблема сегодня в том, что расхождение в произношении и теперь действительно должно сохранять принятую орфографию.У американцев есть «sk», тогда как у британцев есть склонность к «sh». Это безнадежный беспорядок.

[3] Принимая во внимание объективность вашего Содружества, мы можем согласиться с тем, что «наш» хвост — это бледная уловка, претензия на сохранение явно орфографического происхождения галльского слова. Осмелюсь сказать, что немногие американские деревенщины будут сбиты с толку вставленным «u»; Точно так же вы отметили, что пропущенная буква «u» в американской орфографии на самом деле не сбивает вас с толку при чтении.

Тем не менее, мы не согласимся с системой «-ize» и «-ise», поскольку основа -ise почти произвольно является гетереофонической. Поймите (осознайте), что мы узнаем по обе стороны Атлантики со звуком «z» в конце, как и для большинства из них.

Еще есть эти чертовы лягушачьи слова, которые нарушают основное правило:

AniseCamiseCeriseChamiseChemiseConcise ← обычное слово… EboniseExpertise ← еще одно общее… GriseParadisePromise ← еще одноПредставление ←… SiseTortoise (я не включал другие слова с гласными-и-и-е…) TurquoiseTreatise ← раньше было обычным явлением! Теперь не так много, поэтому ValiseVise ← общий инструмент

Теперь… когда я провел ограниченный поиск, я обнаружил 1077 слов, в которых нетривиально используется окончание «ise».Этот список, приведенный выше, явно в меньшинстве (за исключением того, что там есть несколько общих слов, досадно).

OED по какой-то причине принял идею, что окончание «-ize», возможно, легче объяснить изучающим язык. Возможно, я больше на вашей стороне этого, хотя, опять же, я думаю, что некоторые слова, номинально способные нести окончание -ise … могут выглядеть немного надуманными по сравнению с формой -ize :

вулканизировать… вулканизировать тилизировать… использовать терроризировать… терроризировать социализировать… социализировать ревитализировать… оживлять

Опять же — я, конечно, могу «прочесть их» по обе стороны аргумента.Единственное, что эти довольно старые американские глаза привыкли к конструкции размера , поскольку буква «z» определенно предполагает, что ее следует произносить как «z», а не «s».

Спасибо за то, что выслушали этот старый пустозвон, который хрипит, выдвигая спорную мышь. Я замечаю, что даже OED коварно не может определиться с бесконечной последовательностью орфографических новаций, связанных со словами, которые настаивают на том, чтобы в конце была одна из многих вариаций -ough или -augh .

Хотя, район, сука, прорыв, кашель, кашель, тесто, хватит, икота, смех, смех, пахать, грубый, резкий, шум, тщательный, сквозь, хотя, жесткий, корыто, соу, во, фу, хох,…

А мы, , даже не добавили Т в конце!

Я действительно люблю наш английский язык — и в защиту наличия двух вполне приемлемых орфографий (и некоторые сказали бы, 3 или 4, если включить вариации, которые быстро приходят к нам со всего мира в виде идиотий в текстовых сообщениях) Я бы сказал, что только это делает английский таким замечательным и чрезвычайно успешным языком.

Твое, Коза Парень

Иисус Скептик | Бейкер Паблишинг Груп

Около

Можем ли мы узнать, жил ли Иисус на самом деле? Как одна фигура так сильно повлияла на наш мир? Уважаемый журналист задался целью найти ответы — не на основе мнений, а на основе артефактов. Доказательства привели его к неожиданному выводу.

Первая в своем роде книга для нового поколения, Jesus Skeptic , ничего не принимает как должное, поскольку она исследует, жил ли Иисус на самом деле и как его история изменила наш мир.На этих страницах мы исследуем, как христианство повлияло на нашу культуру и сформировало ее, в том числе как последователи Иисуса помогли отменить рабство, наладить общественное образование, основать современные больницы, поддержать права женщин, способствовать расовому примирению и бороться за справедливость и прогресс в мире. множество арен. В поколении, которое хочет сделать мир лучше, мы можем обнаружить то, что было общего у величайших защитников человечества: христианскую веру.

« Иисус Скептик — это книга другого типа.В нем исследуется положительное социальное влияние тех, кто верит в Иисуса. Это влияние широко распространено и намного сильнее, чем думает большинство людей. Это увлекательное чтение, которое может вас просто удивить »- Доктор Даррелл Л. Бок , New York Times автор бестселлеров и старший профессор исследований Нового Завета в Далласской теологической семинарии

« Это поколение не Я не просто спрашиваю: «Истинно ли христианство?» Они хотят знать: «Христианство — хорошее ?» В книге Jesus Skeptic Джон Дикерсон дает убедительный ответ на эти насущные вопросы.»- Дрю Дайк , пишущий редактор CTPastors.com и автор книги Your Future Self Will Thank You

Джон С. Дикерсон — отмеченный наградами журналист, миллениал и автор бестселлеров. Его сочинения появился в New York Times, и USA Today, и др. Том Брокоу (NBC News) и Кристиан Аманпур (CNN и ABC News) назвали его лауреатом премии Ливингстона для молодых журналистов. Теперь убеждены, что Иисус начал это величайшее движение за общественное благо, Джон отдал свою жизнь, чтобы присоединиться к этому делу.Сегодня он служит ведущим пастором христианской церкви Connection Pointe в Индианаполисе. Узнайте больше на JohnSDickerson.com.


Подтверждения

« Иисус Скептик — это книга другого типа. В ней исследуется положительное социальное влияние тех, кто верит в Иисуса. Это влияние широко распространено и намного сильнее, чем думает большинство людей. Переходя из одной области в другую, Дикерсон документирует это влияние и затем глубже изучает, что и кто за этим стоит.Это увлекательное чтение, которое может вас просто удивить ».

Доктор Даррелл Л. Бок , New York Times Автор бестселлеров и старший профессор исследований Нового Завета в Далласской духовной семинарии

«Мой родной город Портленд, штат Орегон, наполнен замечательными людьми, особенно миллениалами, которые серьезно не понимают, кто такой Иисус, и плохо понимают, как его последователи делают наш город и мир лучше.Мой друг Джон С. Дикерсон написал столь необходимую книгу, чтобы облегчить это! История церкви, сообщества людей, исполненных Духом Иисуса на протяжении более двух тысяч лет, — это история радикальной любви и справедливости, которая сформировала образование и здравоохранение, катапультировала научные исследования, помогла отменить рабство и привела способ защиты прав человека. Понимание этого воздействия может воодушевить колеблющихся верующих и смягчить сердца многих скептиков ».

Кевин Палау , президент Ассоциации Луиса Палау

«Как и другие его работы, слова Дикерсона чрезвычайно проницательны и актуальны.«

Д-р Джим Денисон , генеральный директор Denison Forum и автор книги Как видит Бог Америку?

«Это поколение не просто спрашивает:« Истинно ли христианство? » Они хотят знать: «Является ли христианство хорошим, ? Действительно ли вера способствует соблюдению прав человека, облегчает страдания и позволяет человечеству процветать?» В книге Jesus Skeptic Джон Дикерсон дает убедительный ответ на эти насущные вопросы.Он ведет читателей в увлекательное путешествие по древнему миру, демонстрируя положительное влияние христианства в ключевые моменты истории.Эта книга — замечательное достижение. Это широкий размах, но в то же время глубоко личный. Дикерсон, репортер и пастор, раскрывает влияние христианства на историю, а затем увеличивает масштаб, чтобы исследовать, что Христос означает для каждого человека. Доказательства, которые предлагает Дикерсон, просветят как верующих, так и неверующих. Во введении он пишет, что скептики «здесь в безопасности». Это правда, но их скептицизм определенно в опасности ».

Дрю Дайк , пишущий редактор CTPastors.com и автор книги Your Future Self Will Thank You

«Только Джон Дикерсон мог так искусно вплетать историю, политику, поп-культуру и личные истории в познавательную и развлекательную манеру.Как набожный агностик, мне очень понравилось узнавать о другой точке зрения, представленной вдумчиво, увлекательно и поучительно ».

Эми Сильверман , отмеченный наградами журналист, редактор и автор книги My Heart Can’t Even Believe It

«Многие научные работы содержат аргументы и аргументы в пользу Христа и христианства, аналогичные тем, которые здесь делает Джон Дикерсон; однако его книга кажется более читаемой и интересной, чем большинство других. Объем кажется идеальным для целевой аудитории книги — не настолько коротким, чтобы показаться несущественный, но не настолько длинный, чтобы быть непривлекательным.Это стоит прочитать! «

Д-р Хью Росс , астроном, пастор и президент Reasons to Believe

«Мой хороший друг Джон С. Дикерсон раскопал свою самую большую историю за всю свою историю в качестве репортера-расследователя. Jesus Skeptic — открывающий глаза и отчаянно необходимый ресурс в мире ревизионистской истории. Честные скептики, а также родители и пасторы найдут факты, а не мнения, чтобы ответить на самые сложные вопросы о жизни, учении и влиянии Иисуса на историю.Я очень рекомендую эту книгу ».

Чип Ингрэм , автор книги Почему я верю, и обучающий пастора в Living on the Edge

«Более чем когда-либо нам необходимо четко и подробно изучить важность и влияние христианской веры, которая не заряжена эмоциями, но наполнена доказательствами. Я рад рекомендовать вам работу Джона, зная, что она вас удивит и вовлечь вас в более масштабное повествование о развертывающейся миссии Бога в истории.Если вы скептик, эта книга специально для вас, и аргументы и исследования Джона заинтригуют вас и пригласят к дальнейшему диалогу с самым значительным человеком в истории, Иисусом ».

Эд Стетцер , исполнительный директор Центра Билли Грэма


Автор

  1. © Кристиан Баррено

    Джон С. Дикерсон

    Джон С. Дикерсон — пастор, прошедший обучение в семинарии, и автор бестселлеров.Миллениал с библейскими убеждениями, он стремится донести неизменную истину Священного Писания до нового поколения. Он является ведущим пастором христианской церкви Connection Pointe в …

    продолжить чтение о Джоне С. Дикерсоне

Искусство позитивного скептицизма

Источник: общественное достояние через Wikimedia Commons

В конце 1500-х годов все верили утверждению Аристотеля о том, что тяжелые предметы падают быстрее легких.То есть все, кроме Галилея. Чтобы проверить утверждение Аристотеля, Галилей уронил два шара разного веса из Пизанской башни. И угадай что? Они оба одновременно упали на землю! За то, что он бросил вызов авторитету Аристотеля, Галилей был уволен с работы. Но, занимая свое место в истории, он показал нам, что проверка человеческих утверждений должна быть посредником всей истины.

Перенесемся в современность. Бросая вызов общепринятым представлениям о компьютерах и человеческом поведении, Стив Джобс потерял работу в Apple в 1985 году.Вернувшись 12 лет спустя, он изменил способ использования людьми технологий, проверяя истинность утверждений других людей. В результате история считает Джобса одним из самых новаторских умов 21 века.

Галилей и Джобс были скептиками. У них выработались привычки мышления, которые ставили под сомнение то, что казалось достоверными фактами. Они поняли, что проверка предположений о человеческом авторитете ведет к большему пониманию, инновациям и творчеству.

Легко спутать скептика с циником .Итак, давайте определимся с терминами.

Циник не доверяет большей части информации, которую они видят или слышат, особенно когда она бросает вызов их собственной системе убеждений. Чаще всего циники придерживаются взглядов, которые нельзя изменить с помощью свидетельств противного. Таким образом, они часто становятся нетерпимыми к идеям других людей. Нетрудно найти циников повсюду в нашем обществе, от залов Конгресса до наших семейных обеденных столов. Люди, движимые непоколебимыми убеждениями, редко думают, как Галилей или Джобс.

Скептицизм, с другой стороны, является ключевой частью критического мышления — целью образования. Термин скептик происходит от греческого skeptikos , что означает «спрашивать» или «осматриваться». Скептикам требуются дополнительные доказательства, прежде чем принимать чьи-то утверждения как истинные. Они готовы бросить вызов статус-кво, непредвзято и глубоко поставив под сомнение власть.

В современном сложном мире скептиков и циников часто трудно отличить. Хотя способность бросать вызов человеческому авторитету привела к важным инновациям и реформам, она также дала возможность за определенную плату доказать нашу «правоту».«Часто то, что кажется законным, исследованиями манипулируют, чтобы поддержать конкретную идею или результат, которые компания, частное лицо или правительство считают правдой.

И в этом заключается дилемма нашего современного стремления к достоверности. Когда мы больше не можем быть объективными «исследователями», потому что мы уже определились с истиной, тогда мы создаем культуру цинизма вместо скептицизма. Такой ли мир мы хотим для себя и своих детей?

Если мы будем моделировать скептицизм вместо цинизма, наши дети унаследуют мир, который будет меньше зависеть от власти и авторитета и больше зависит от критического мышления и здравого смысла.Подростки и молодые люди будут способны сомневаться в достоверности того, что они думают или слышат. Они научатся верить в свои природные способности способствовать позитивным изменениям посредством интеллектуального исследования. Они станут проницательными потребителями идей, а не пассивными приверженцами представлений о достоверности других людей.

То, как мы, взрослые, моделируем искусство позитивного скептицизма, не только помогает нам принимать более обоснованные решения, но и показывает нашим детям, как думать самостоятельно.И если дети научатся думать самостоятельно, они научатся верить в себя!

Пять способов моделирования позитивного скептицизма

Будьте детектором обмана

Люди постоянно предъявляют претензии, которые влияют на нашу повседневную жизнь. От тех, кто продает продукты и услуги до кандидатов, баллотирующихся на политические посты, мы сталкиваемся с решениями, которые требуют от нас действий. Томас Кида в своей книге Не верьте всему, что думаете , показывает, как легко нас можно обмануть и почему мы должны научиться думать как ученые.

Оспаривайте претензии, запрашивая доказательства. Задавайте такие вопросы, как: «Что заставляет вас так думать?» «На каких предположениях вы основываете свое утверждение?» «Какие факты или исследования подтверждают ваши идеи?» «Есть ли факты или исследования, которые опровергают ваше утверждение?»

Сомнение

Постоянные потоки коммерческих сообщений, телевизионных новостей и рекламных объявлений пытаются научить нас думать. Когда мы позволяем другим думать за нас, мы становимся уязвимыми для идеологической обработки, пропаганды и сильных эмоциональных призывов.В своей книге «Метод сомнения Декарта » Джанет Бротон исследовала важную роль сомнения в нашем поиске истины.

Признайте пределы чьих-либо заявлений об истине! Загляните под поверхность, а не принимайте идеи за чистую монету. Задайте себе такие вопросы: «Какова логика этого аргумента?» Слушайте себя, когда что-то не так!

Play Devil’s Advocate

Часть хорошего скептика — это научиться играть роль защитника дьявола.Займите позицию, с которой вы не обязательно согласны, просто ради аргумента. Это не обязательно должно быть боевым. Вы можете просто сказать: «Чтобы лучше понять эту идею; позволь мне сыграть адвоката дьявола ». Если вы заставите свой ум работать над тем, что, по вашему мнению, может быть хорошей идеей, это может привести к лучшему пониманию проблемы. Игра в адвоката дьявола — отличный способ научить детей видеть точку зрения другого человека.

Используйте логику и интуицию

Нас убеждают сомневаться или верить утверждениям других людей с помощью логики и интуиции, и большинство из нас склонно в значительной степени полагаться на тот или иной тип мышления.Независимо от того, мыслите ли вы логически или интуитивно, полезно чередовать эти два качества ума. В своей книге « Принятие противоположностей » Питер Элбоу говорит: «Сомнение и вера — одни из самых сильных коренных действий, которые мы можем совершить с помощью нашего разума». Мы станем лучше мыслителями, если будем более осознанно сомневаться и верить, используя логику и интуицию, а не случайно.

Детектор смещения

Одна из важнейших задач настоящего скептика — определить, являются ли источники информации и анализа беспристрастными.Это черта, которая нам хорошо помогает, когда мы включаем телевизор. Если мы будем слушать только один канал или нашего любимого комментатора новостей, нас, скорее всего, убедят предвзятые или эмоциональные призывы. Спросите себя: «Какова другая сторона этой истории?» «Это история одного человека или она применима к тысячам людей?» «Есть ли основополагающее убеждение или предположение, которое отражает идеологию этого репортера?»

Р.М. В своей книге « Повседневная иррациональность: как псевдоученые, сумасшедшие и все остальные систематически не могут мыслить рационально » Доус отмечает, что эмоциональные призывы и основанное на историях мышление часто приводят к ошибочным рассуждениям.Смысл выявления предвзятости заключается в том, чтобы иметь возможность идентифицировать сообщения, которые предназначены для убеждения, а не для информирования нас.

Положительный скептицизм ведет к лучшему решению проблем, инновациям и творчеству! Это также помогает развить наши способности критически относиться к окружающему миру! Ты согласен? Не стесняйтесь проделывать дыры в моем мышлении!

Мэрилин Прайс-Митчелл, доктор философии, — психолог по вопросам развития, работающий на стыке развития молодежи, лидерства, образования и гражданской активности.

Подпишитесь на обновления на Roots of Action, чтобы получать по электронной почте уведомления о статьях Мэрилин.

Следуйте за Мэрилин по телефону Roots of Action , Twitter или Facebook .

Фотография предоставлена ​​Тойлмасом Лизером; Дэвид Геринг

© Мэрилин Прайс-Митчелл, 2012 г. Все права защищены. Пожалуйста, свяжитесь с нами для получения разрешения на перепечатку.

Skeptic vs.Скептик

Между американским и британским английским языком существует много различий в написании. В некоторых случаях одно и то же слово будет написано одним и тем же способом в американском английском и другим — в британском. Бывают случаи, когда это несоответствие очень сбивает с толку. Скептик и скептик попадают в одну категорию, и если вам нужно знать разницу между двумя вариантами написания, продолжайте читать.

Происхождение:

Skeptic возник в конце 16 века (в смысле 2 существительного): от французского sceptique или через латынь от греческого skeptikos, от skepsis «вопрос, сомнение».

Скептик, как существительное:

Skeptic используется как существительное в английском языке, где это означает человека, склонного подвергать сомнению общепринятые мнения или сомневаться в них.

Она скептик, она никогда не может выбрать точку зрения.

В философии скептиком также называют древнего или современного философа, который отрицает возможность знания или даже рациональной веры в какой-либо сфере.

Скептик как прилагательное:

Skeptic также используется как прилагательное для описания человека-скептика.

Использование скептиков:

Skeptic предпочитается в основных вариантах английского языка за пределами Северной Америки, в Англии, Австралии, Новой Зеландии и т. Д. Поэтому, если ваша аудитория — неамериканцы, вам следует использовать эти варианты написания.

Примеры :

Ведущий климатический скептик, покровительствуемый нефтяными миллиардерами братьями Кох, сегодня столкнулся с потенциальным расследованием. [Хранитель]

Дни, когда вы могли правдоподобно называть себя скептиком, отказываясь поддерживать выход из ЕС, прошли.[Телеграф]

Но когда дело доходит до «Фермер хочет жену», очень трудно поддерживать огонь скептиков. [Sydney Morning Herald]

Использование скептиков:

Skeptic — предпочтительное написание в американском и канадском английском. Если вы пишете для американской или канадской аудитории, вам следует использовать эти варианты написания в своей статье.

Примеры:

Известный канадский ученый-климатолог подал в суд на ведущего климатического скептика за клевету.[New York Times]

Скептик двуязычия Джим Кугл утверждает, что слушания должны быть публичными. [CBC]

Глаз, конечно, долгое время был излюбленным примером как сторонников Дарвина, так и скептиков из-за его сложности. [Forbes]

Скептик или скептик:

В большинстве их смыслов нет разницы между скептиком и скептиком. Skeptic — это предпочтительное написание в американском и канадском английском, а в основных вариантах английского языка за пределами Северной Америки предпочитают скептик.Это распространяется на все производные, включая скептицизм / скептицизм и скептицизм / скептицизм.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.