Соц роль: Социальная роль — это… Что такое Социальная роль?

Содержание

Социальная роль — это… Что такое Социальная роль?

Социа́льная роль — модель поведения человека, объективно заданная социальной позицией личности в системе социальных, общественных и личных отношений. Социальная роль — это не что-то внешне связанное с социальным статусом, а выражение в действии социальной позиции агента. Другими словами, социальная роль — «поведение, которое ожидается от человека, занимающего определенный статус»[1].

История термина

Понятие «социальная роль» было предложено независимо друг от друга американскими социологами Р. Линтоном и Дж. Мидом в 1930-х гг., причём первый трактовал понятие «социальная роль» как единицу общественной структуры, описываемой в виде заданной человеку системы норм, второй — в плане непосредственного взаимодействия людей, «ролевой игры», в ходе которой, благодаря тому, что человек представляет себя в роли другого, происходит усвоение социальных норм и формируется социальное в личности. Линтоновское определение «социальная роль» как «динамического аспекта статуса» закрепилось в структурном функционализме и разрабатывалось Т. Парсонсом, А. Радклифф-Брауном, Р. Мертоном. Идеи Мида получили развитие в интеракционистской социологии и психологии. При всех различиях оба этих подхода объединяет представление о «социальная роль» как об узловой точке, в которой смыкаются индивид и общество, индивидуальное поведение превращается в социальное, а индивидуальные свойства и наклонности людей сопоставляются с бытующими в обществе нормативными установками, в зависимости от чего происходит отбор людей на те или иные социальные роли. Разумеется, в действительности ролевые ожидания никогда не бывают однозначными. Кроме того, человек часто попадает в ситуацию ролевого конфликта, когда его разные «социальная роль» оказываются плохо совместимыми. Современное общество требует от индивида постоянной смены модели поведения для выполнения конкретных ролей. В связи с этим, такие неомарксисты и неофрейдисты, как Т. Адорно, К. Хорни и другие в своих работах сделали парадоксальный вывод: «нормальная» личность современного общества — это невротик. Более того, в современном обществе широкое распространение получили ролевые конфликты, возникающие в ситуациях, когда от индивида требуется одновременное выполнение нескольких ролей с противоречивыми требованиями. Ирвин Гофман в своих исследованиях ритуалов взаимодействия, принимая и развивая базовую театральную метафору, обращал внимание не столько на ролевые предписания и пассивное следование им, сколько на сами процессы активного конструирования и поддержания «внешнего вида» в ходе коммуникации, на зоны неопределенности и двусмысленности во взаимодействии, ошибки в поведении партнеров.

Определение понятия

Социальная роль — динамическая характеристика социальной позиции, выражающаяся в наборе моделей поведения, согласующихся с социальными ожиданиями (ролевыми экспектациями) и задающихся специальными нормами (социальными предписаниями), обращенными от соответствующей группы (или нескольких групп) к обладателю определенной социальной позиции. Обладатели социальной позиции ожидают, что исполнение специальных предписаний (норм) дает в итоге регулярное и потому предсказуемое поведение, на которое может ориентироваться поведение других людей. Благодаря этому возможна регулярная и непрерывно поддающаяся планированию социальная интеракция (коммуникативное взаимодействие).

Виды социальных ролей

Виды социальных ролей определяются разнообразием социальных групп, видов деятельности и отношений, в которые включена личность. В зависимости от общественных отношений выделяют социальные и межличностные социальные роли.

  • Социальные роли обусловлены социальным статусом, профессией или видом деятельности (учитель, ученик, студент, продавец). Это стандартизированные безличные роли, строящиеся на основе прав и обязанностей, независимо от того, кто эти роли исполняет. Выделяют социально-демографические роли: муж, жена, дочь, сын, внук… Мужчина и женщина — это не только биологически предопределенный пол, но и гендер («социальный пол»), который создается (конструируется) обществом как социальная модель ролевого поведения, закрепленная общественными нормами, обычаями. Если биологически можно различить два пола — мужской и женский, то набор гендеров бывает гораздо шире. Гендер не обязательно совпадает с полом индивида. Биологический пол, так же как и гендер, фактически является социальным конструктом – продуктом устойчивых интерпретативных практик, возникающих на основе когнитивных схем восприятия. В психологическом и социальном плане биологический пол всегда существует для личности в виде условной системы объяснений (интерпретаций).
    [2]
  • Межличностные роли опосредованны межличностными отношениями, которые регулируются на эмоциональном уровне (лидер, обиженный, пренебрегаемый, кумир семьи, любимый и т. д.).

В жизни, в межличностных отношениях, каждый человек выступает в какой-то доминирующей социальной роли, своеобразном социальном амплуа как наиболее типичном индивидуальном образе, привычном для окружающих. Изменить привычный образ крайне трудно как для самого человека, так и для восприятия окружающих его людей. Чем более длительный период времени существует группа, тем привычнее становятся для окружающих доминирующие социальные роли каждого участника группы и тем сложнее изменить привычный для окружающих стереотип поведения.

Характеристики социальной роли

Основные характеристики социальной роли выделены американским социологом Толкоттом Парсонсом. Он предложил следующие четыре характеристики любой роли:

  • По масштабу. Часть ролей может быть строго ограничена, в то время как другая — размыта.
  • По способу получения. Роли делятся на предписанные и завоеванные (еще их называют достигаемыми).
  • По степени формализации. Деятельность может протекать как в строго установленных рамках, так и произвольно.
  • По видам мотивации. В качестве мотивации могут выступать личная прибыль, общественное благо и т. д.

Масштаб роли

зависит от диапазона межличностных отношений. Чем больше диапазон, тем больше масштаб. Так, например, социальные роли супругов имеют очень большой масштаб, поскольку между мужем и женой устанавливается широчайший диапазон отношений. С одной стороны, это отношения межличностные, базирующиеся на многообразии чувств и эмоций; с другой — отношения регулируются нормативными актами и в определенном смысле являются формальными. Участники данного социального взаимодействия интересуются самыми разными сторонами жизни друг друга, их отношения практически не ограничены. В других случаях, когда отношения строго определяются социальными ролями (например, отношения продавца и покупателя), взаимодействие может осуществляться только по конкретному поводу (в данном случае — покупки). Здесь масштаб роли сводится к узкому кругу специфических вопросов и является небольшим.

Способ получения роли зависит от того, насколько неизбежной является данная роль для человека. Так, роли молодого человека, старика, мужчины, женщины автоматически определяются возрастом и полом человека и не требуют особых усилий для их приобретения. Здесь может быть только проблема соответствия своей роли, которая уже существует как данность. Другие роли достигаются или даже завоевываются в процессе жизни человека и в результате целенаправленных специальных усилий. Например, роль студента, научного сотрудника, профессора и т. д. Это практически все роли, связанные с профессией и любыми достижениями человека.

Формализация как описательная характеристика социальной роли определяется спецификой межличностных отношений носителя данной роли. Одни роли предполагают установление только формальных отношений между людьми с жесткой регламентацией правил поведения; другие, напротив, — только неформальных; третьи могут сочетать в себе как формальные, так и неформальные отношения. Очевидно, что отношения представителя ГИБДД с нарушителем правил дорожного движения должны определяться формальными правилами, а отношения между близкими людьми — чувствами. Формальные отношения часто сопровождаются неформальными, в которых проявляется эмоциональность, ведь человек, воспринимая и оценивая другого, проявляет к нему симпатию либо антипатию. Это происходит, когда люди взаимодействуют некоторое время и отношения становятся относительно устойчивыми.

Мотивация зависит от потребностей и мотивов человека. Разные роли обусловлены различными мотивами. Родители, заботясь о благе своего ребенка, руководствуются прежде всего чувством любви и заботы; руководитель трудится во имя дела и т. д.

Ролевые конфликты

Ролевые конфликты возникают при невыполнении обязанностей роли в силу субъективных причин (нежелание, неумение).

См. также

Библиография

  • «Игры, в которые играют люди» Э. Берн

Примечания

  1. Громов И. А., Мацкевич И. А., Семёнов В. А. Западная социология. — СПб.: ООО «Издательство ДНК», 2003. — С. 537.
  2. Практикум по гендерной психологии / Под ред. И. С. Клециной. — СПб.: Питер, 2003. C.27—35.

Ссылки

Общий курс: Учебное пособие для вузов. Кравченко А. И.

Социальная роль гражданина

Каждый участник общества обладает определенным социальным статусом, которым он наделяется в социальной группе или структуре. Социальный статус закрепляет за своим обладателем определенные права и обязанности перед своей социальной группой. Социальному статусу присущи определенные социальные роли.

[Определение] Социальной ролью называется определенное состояние члена общества, присущее его социальному статусу. Окружение индивида имеет определенные представления, какую роль он должен исполнять в том или ином социальном статусе, и ожидает от него соответствующее поведение [/Определение]

Социальный ролевой набор

Так как социальная роль является определенной моделью поведения, присущей социальному статусу, один индивид обладает множеством социальных ролей одновременно. По отношению к членам семьи это роль ребенка, супруга, родителя. По отношению к коллективу это роль подчиненного, начальника. Определяется социальная роль ожиданиями окружающих. Так, роль родителя представляется как забота о ребенке, роль работника – как добросовестное исполнение своих обязанностей. Совокупность принадлежащих одному социальному статусу ролей называется ролевым набором. На рисунке ниже отображена схема ролевого набора:

Социальный ролевой набор разделяет типичные (или основные) роли, присущие индивиду на постоянной основе, и ситуационные, которые исполняются личностью в короткий временной промежуток (пешеход, пациент, зритель). К типичным социальным ролям можно отнести следующие:

  • Член семьи;
  • Собственник;
  • Гражданин;
  • Мужчина, женщина;
  • Работник, и т.д.

Проявление, развитие и созревание личности происходит именно через исполнение социальных ролей. Помимо социальной роли существует такое понятие, как ролевое поведение. Его отличие заключается в том, что это не предписанные обществом ожидания, а фактическое поведение, полностью зависящее от индивидуальных особенностей конкретной личности, его установок и убеждений.

Готовые работы на аналогичную тему

Замечание 1

При выполнении двух или нескольких социальных ролей, несущих в себе противоречивые требования по отношению друг к другу, возникает ролевой конфликт личности. Разрешается ролевой конфликт в пользу приоритетной для человека роли. В этом заключается мотивирующая функция социальных ролей.

Особенности социальной роли гражданина

Овладение личности социальной ролью гражданина позволяет интегрироваться в социум, усвоить принятые в обществе установки, ценности и нормы. Ключевые взаимоотношения со значимыми объектами социальной среды формируются через данную роль.

Основным механизмом, позволяющим индивиду усвоить роль гражданина, является лояльность. Лояльность имеет и социальное, и индивидуальное значение. Это высшая степень соотношения индивида со своей социальной группой. С ее помощью адекватно усваивается гражданская культура, формируется позитивное отношение к государству как к социальной структуре, к имеющимся ценностям, символам, целям и задачам.

Посредством взаимодействия личностей, овладевших ролью гражданина, формируется гражданское общество. Это сложная многоэлементная система, которая создает все необходимые условия для удовлетворения потребностей, и реализации интересов всех своих участников. Нужно отметить, что граждане и гражданское общество вполне могут существовать и функционировать обособленно от политической функции института государства. Это обусловлено тем, что отдельные индивиды, выстраивая отношения друг с другом, выполняя различного рода общественную деятельность, объединив свои усилия, добиваются прогрессивного развития гражданского общества.

Социальные позиции и социальные роли ученого Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

ПЕРВЫЕ ШАГИ В НАУКЕ ПРЕДСТАВЛЯЕМ РАБОТЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

Филиппова Надежда Константиновна

аспирантка кафедры социологии и социальной работы ИрГТУ,

Иркутск, Россия e-mail: [email protected], [email protected]

Социальные позиции и социальные роли ученого

Статья посвящена выявлению социальных ролей и социальных позиций ученого. На основе анкетного опроса выделены те роли, которые выполняют ученые в соответствии со своим статусом и позицией, занимаемой в обществе. Процесс освоения индивидом социальных ролей осуществляется в ходе социализации личности. Социальная роль определяется как совокупность ожиданий и требований, предъявляемых социальной группой и обществом к лицам, занимающим определенные статусные позиции. Выявляется, какие роли выполняет ученый, являясь частью научного сообщества, какая позиция ему определена обществом.

Ключевые слова: социальная роль, социальная позиция, статус, ученый, норма.

Структура общества, неоднородность выполняемых людьми функций предопределяет неравнозначность их социальных позиций. Каждый человек занимает определенную социальную нишу в зависимости от пола, возраста, образования, жизненного опыта, образа жизни. Все эти характеристики определяют его статус.

Взаимоотношения и связи людей в социальной структуре описываются при помощи понятий «роль» и «статус». Социальная роль и социальный статус являются очень близкими понятиями. Но если понятие «роль» применяется к поведению человека, то термин «статус» соотносится с тем положением, которое занимает в социальной системе человек.

Статус — определенное положение человека в обществе. Обычно у человека несколько статусов, которые характеризуют его с разных сторон. Главным статусом, определяющим положение человека в обществе, является его профессия, а также занимаемая им должность.

Все статусы человека находятся в определенной иерархии по степени важности социального института, в рамках которого сформирован этот статус. Чаще всего

особое значение имеет статус, связанный с профессией и работой. Иерархия статусов представляет собой основу социальной стратификации общества. Ранжирование статусов связано с социальным престижем функций, закрепленных за тем или иным статусом. Престиж представляет собой иерархию статусов, разделяемую обществом и закрепленную в культуре и общественном мнении. Социальный престиж статуса притягивает людей активных, амбициозных, от которых общество ожидает осуществления типичного набора действий, типичного набора качеств для исполнения определенных функций.

Ожидаемое поведение, норма поведения личности определенного статуса представляет собой социальную роль. Роль задает типовые образцы действия и закрепляет определенную идентичность. Вступая во взаимодействие, каждый индивид имеет представление о том, как должно протекать это взаимодействие. Роль, будучи независимым от личности образцом поведения, является основным средством обеспечения эффективного функционирования первоосновы социальной жизни — социальных институтов.

Понятие «социальная роль» трактуется в словарях как социальная функция личности; соответствующий принятым нормам способ поведения людей в зависимости от их статуса или позиции в обществе, в системе межличностных отношений.

«Социальная позиция» определяется двояко: во-первых, как место, положение индивида или группы в системе отношений в обществе, определяемое по ряду специфических признаков и регламентирующее стиль поведения. Во-вторых, как взгляды, представления, установки и диспозиции личности относительно условий собственной жизнедеятельности, реализуемые и отстаиваемые ею в референтных группах (Эфендиев, 2007: 526).

Впервые определение социальной роли было дано американским социологом Р. Линтоном в 1936 году. Он рассматривал социальную роль как динамическую сторону социального статуса, его функцию, связанную с набором норм, в соответствии с которыми должна вести себя в определенных ситуациях личность. Эти нормы определяют те виды поведения, которые человек, обладающий данным социальным статусом, может осуществлять по отношению к лицу с другим статусом и, наоборот, поступки второго лица по отношению к первому. Понятие социальной роли, таким образом, относится к таким ситуациям социального взаимодействия, когда регулярно и на протяжении длительного времени личность воспроизводит в определенных обстоятельствах устоявшиеся черты поведения, то есть его определенные стереотипы, соответствующие ожиданиям других людей. Поэтому социальную роль можно определить и как совокупность ожиданий и требований, предъявляемых социальной группой, обществом в целом к лицам, занимающим определенные статусные позиции (Эфендиев, 2007: 429).

Следовательно, социальная роль, возникая в связи с конкретной социальной позицией (статусом), занимаемой данной личностью в социальной структуре общества, выступает вместе с тем в качестве конкретного, нормативно одобряемого способа поведения, обязательного для данной личности. Поэтому социальные роли, выполняемые тем или иным индивидом, становятся решающей характеристикой его личности, не теряя, однако, своего социально-производного и в этом смысле объективно-необходимого характера. А это означает, что социальные роли, выполняемые людьми в их взаимодействиях друг с другом, персонифицируют господствующие общественные отношения, являются социально обусловленными.

Человек в своей жизнедеятельности выполняет не одну, а множество ролей, ассоциируемых со свойственным ему социальным статусом. Р. Мертон ввел в социологию понятие «ролевой набор», обозначающее совокупность ролей, характерных для данного конкретного индивида в определенных ситуациях. Однако любая из ролей, выполняемых человеком, может возникнуть и осуществиться только во взаимодействии (реальном или мысленном) с другими людьми. Поэтому, отмечал выдающийся российско-американский социолог П. Сорокин, вне драмы не может быть роли: ведь роль возможна лишь в контексте всех ролей. Что бы ни делал изолированный индивид, никакое из его действий не представляет собой социального явления. Роль может стать социальной лишь при наличии матрицы. А такой социальной матрицей может быть только социально значимое взаимодействие двух или более индивидов (Сорокин, 1993: 200).

Если исходить из матричного понимания значимости социальных ролей, то в их функционировании следует выделить три основных блока:

1) представляемая роль — система определенных ожиданий индивидов и социальных групп, ориентированная на субъекты ролевого поведения;

2) субъективно воспринимаемая роль — совокупность тех специфических экс-пектаций (ожиданий), которые приписывает самому себе человек, обладающий определенным статусом, то есть его субъективное представление о том, как он должен поступать во взаимодействии с лицами других социальных статусов;

3) играемая роль — реальное, воплощаемое в конкретных поступках поведение данной личности, обладающей этим статусом, по отношению к другому лицу (другим лицам) с другим или одинаковым статусом.

Процесс усвоения индивидом социальных ролей, осуществляющийся в ходе социализации личности, включает в себя, считает Т. Парсонс, три основных компонента. Первый из них заключается в интернализации (т. е. глубоком внутреннем усвоении) индивидом мотиваций, конкретизируемых в виде приемлемых для данного общества и данной совокупности ролей в этом обществе ориентиров поведения. Вторым компонентом этого процесса является предоставление обществом индивиду благоприятных для него условий деятельности в соответствии с предписываемыми ему (или избираемыми им самим) ролями. Наконец, поскольку индивид взаимодействует с другими людьми в системе коллективов, основным условием их солидарности является соблюдение выполняющими свои роли индивидами надлежащих уровней лояльности по отношению к коллективным интересам и потребностям (Парсонс, 2002: 273).

Социальные по своему происхождению и характеру требования роли становятся структурными компонентами человеческой личности в процессе ее социализации и интериоризации ею норм и правил, характеризующих содержание и сущность данной социальной роли. Интериоризировать определенную роль, интегрировать ее в свой поведенческий блок, — значит придать ей собственную, индивидуальную окраску, оценить и выработать определенное отношение к социальной позиции (статусу), формирующей соответствующую социальную роль. В ходе ин-териоризации роли личностью социально выработанные нормы воплощаются в ее поведении, проходя сквозь призму личностных установок, убеждений, принципов, идеалов. Именно через социальную роль, через усвоение и воплощение в своих поступках, в своей деятельности правил и норм, индивид включается в свойственную обществу социодинамику культуры. Поэтому, если позиция характеризует

включенность личности в социальную структуру общества, то социальная роль воплощает в себе скорее включенность личности в культуру, меру индивидуального культурного развития данного человека.

Социальную роль можно определить и как совокупность ожиданий и требований, предъявляемых социальной группой, обществом в целом к лицам, занимающим определенные статусные позиции. Эти ожидания, пожелания, требования воплощаются в конкретных социальных нормах.

Следовательно, социальная роль, возникая в связи с конкретным социальным статусом, выступает вместе с тем в качестве конкретного, нормативно одобряемого способа поведения, обязательного для данной личности. Если статус — это позиция в обществе, то роль — модель поведения в соответствии с этой позицией. Из этого следует, что роль — это динамическая характеристика статуса.

Человек в своем повседневном взаимодействии с другими людьми обычно выполняет не одну, а несколько ролей. Например, профессор университета может и должен выполнять такие роли, как преподаватель, исследователь, воспитатель молодежи, консультант государственного учреждения или фирмы, руководитель кафедры, автор научных статей и книг. Каждая роль, выполняемая им, требует определенного содержания деятельности, манеры поведения и общения с людьми, каждая сопровождается определенными ожиданиями со стороны других людей.

Нами было проведено исследование «Изучение социальной позиции и социальных ролей ученых на примере Иркутского государственного технического университета», основная цель которого — выявление установки ученых на выполнение определенных ролей в коллективе.

Реализация поставленных задач потребовала применения таких методов, как теоретический анализ документальных источников, экспертный опрос. Для опроса было отобрано 52 научных руководителя из 108 работающих на факультете послевузовского образования. В исследовании приняли участие 3 эксперта в возрасте от 31 до 40 лет, 26 — в возрасте от 41 до 55 лет, 14 — в возрасте от 56 до 60 лет и 9 — от 60 лет и старше, среди них 43 респондента мужского пола и 9 респондентов женского. Обработка полученных данных производилась в программе SPSS.

С позиций современной социологии, в профессии ученого можно выделить ряд особых черт, которые отличают ее от других видов интеллектуальной деятельности. На вопрос «Какими отличительными чертами обладает ученый?» большинство респондентов ответили следующим образом: ученый — человек, имеющий специальную профессиональную подготовку и владеющий специальными навыками и приемами исследовательской деятельности (теоретической или эмпирической) (39 % опрошенных). По мнению экспертов, ученый является не только носителем определенных знаний, но и активно использует их с целью дальнейшего расширения сферы научного познания. 35 % респондентов считают, что в своей деятельности ученый руководствуется «научным этосом» и социальными ценностно-нормативными установками, обеспечивающими прирост научного знания. Он обязательно должен следовать научно-методологической традиции, или парадигме, благодаря которой способен получать объективное и достоверное знание. Далее респонденты выделили из предложенных вариантов ответа: «желание получить профессиональное признание своих коллег». Это, по Р. Мертону, основной мотив деятельности ученого, так как только они в состоянии оценить вклад, который данный ученый сделал в приумножении суммы знаний. Так полагают 32 %

опрошенных. 25 % экспертов считают: результаты ученого являются творческими и уникальными. Ученому присуща широкая гамма психологических переживаний — радость открытия нового, неизведанного, переживание удовольствия и других эмоций, которые укрепляют его в профессиональном призвании. Эта черта свойственна и другим интеллектуальным профессиям, например композитору, создавшему новую симфонию, или писателю, написавшему новое произведение. Но, в отличие от последних, в интеллектуальной деятельности ученого присутствует изрядная доля рациональных действий, поскольку само научное знание есть рациональная система. Следующее существенное отличие профессии ученого (в первую очередь в области фундаментальных исследований) состоит в том, что результаты его труда, в отличие от результатов деятельности других интеллектуальных профессий, не могут быть объектом купли-продажи (24 % опрошенных). Решение проблемы вознаграждения труда ученого явилось итогом длительного процесса институционализации науки, когда она превратилась в относительно независимый социальный институт. В то же время признание обществом высокой ценности научного знания послужило основой для обмена между наукой и обществом, «позволяющим, как минимум, членам научной профессии обеспечивать свою жизнь только за счет своих профессиональных занятий». Конкретно это означает, что ученый, занимающийся фундаментальной наукой, получает вознаграждение со стороны общества в соответствии с имеющейся у него научной квалификацией. В вузах для поощрения научно-исследовательской деятельности педагогов полагаются специальные надбавки к зарплате за степени и звания (Козлова, 2003: 82).

Говоря о личности ученого и особенностях его профессиональной деятельности, нельзя обойти вопрос о тех социальных ролях, которые он выполняет. Ученый работает в определенной организации, в реальном коллективе и никак не может игнорировать сложившиеся в них социальные нормы и требования. По мнению отечественных и зарубежных социологов и психологов, ученый, работающий в организации, выполняет примерно 4—5 взаимосвязанных социальных ролей: ученый профессионал, служащий, член коллектива, руководитель (администратор). Отвечая на вопрос «Какую роль Вы выполняете, находясь в позиции ученого», большинство респондентов выделили несколько ролей, некоторые отметили все предложенные варианты ответа. Эксперты не могут определить какую-то одну роль в качестве основной, так как профессия ученого включает в себя сразу несколько ролей. Тем не менее первая и основополагающая социальная роль ученого заключается в том, что, выступая в качестве профессионала, ученый выполняет определенные исследовательские операции, теоретические или экспериментальные, в соответствии с научной методологией (традицией, парадигмой), обеспечивающей получение истинного, достоверного знания (56 % опрошенных). В этом своем качестве ученый идентифицирует себя с научным сообществом и, конечно же, принимает требования научного этоса. Главная его задача состоит в том, чтобы получать новые знания, решать «головоломки», систематизировать полученное научное знание.

Работая в НИИ или университете, ученый трудится на основе контракта, является работником по найму, хотя работа в научных учреждениях и вузах значительно отличается от деятельности на производственных предприятиях, в банках и др. (49 % опрошенных). Тем не менее, как работник учреждения, он выполняет определенные обязанности, распоряжения руководителей. Одно из самых важных

формальных требований — регулярный отчет о проделанной научной работе. Здесь уместно отметить, что в нашей стране, особенно в вузовской среде, до сих пор довольно сильны старые бюрократические традиции, согласно которым профессор и доцент являются, в первую очередь, служащими и должны следовать распоряжениям министерств и ведомств, хотя эти распоряжения могут тормозить развитие его творческого потенциала.

По мнению 43 % опрошенных, работая в конкретном коллективе (кафедра, лаборатория), ученый не может не принимать тех норм, ценностей и традиций межличностных отношений, которые здесь сложились. Особенно важен организационно-психологический климат, психологическая среда коллектива.

В научных коллективах чрезвычайно высоко ценится роль экспертного знания, и поэтому наиболее продуктивные в научном плане ученые обладают, как правило, высоким авторитетом, являются неформальными лидерами.

Административная роль руководителя связана с тем, что управлять научным коллективом может только ученый профессионал, одних способностей и талантов руководителя здесь недостаточно (35 % респондентов). Администраторы, как правило, выделяются из научной среды, но они должны обладать при этом определенными организаторскими навыками и способностями, уметь решать возникающие проблемы. В советские годы (и эта традиция осталась до сего дня) ученый-администратор должен был уметь справляться со множеством хозяйственных и материальных задач: доставать необходимое оборудование, «пробивать» дополнительные ставки, осуществлять ремонтные работы и т. п.

Очевидно, что из всех социальных ролей, выполняемых ученым в организации, наиболее значительна роль профессионала-исследователя, поскольку именно она обеспечивает получение новых научных результатов и, следовательно, прогресс науки в целом. Неудивительно поэтому внимание к этой фигуре социологов и психологов. Специальные исследования показали, что ученый-исследователь, занятый реализацией определенной научно-исследовательской программы, имеет в научном коллективе своеобразный «ролевой профиль». Это означает, что ученый-исследователь как некая усредненная личность концентрирует в себе ряд доминантных свойств. Среди них особенно выделяются такие, как «генератор идей», «эрудит» и «критик». Исследования обнаружили, что в творческих научных коллективах действительно можно выделить эти три типа личности ученого, дополняющие друг друга. «Генератор идей» — это автор многих интеллектуальных начинаний, продуцирующий новые оригинальные идеи. Генерирование нового знания он склонен рассматривать как доминанту своего поведения в коллективе. Его характеризуют также некая отрешенность и глубокая погруженность в предмет исследования. «Эрудит» — разносторонне образованный ученый, к которому коллеги часто обращаются за научной информацией. Он умеет находить и обобщать нужную информацию, анализировать ее и систематизировать. Он свободно ориентируется в информационном поле науки и постоянно стремится к обогащению своих знаний. «Критик» — это тип ученого, проявляющего повышенную требовательность к качеству научных исследований, строгость в оценках и выводах. В научном коллективе он ориентирован в большей мере на оценочную деятельность. «Критик» выполняет функции пристрастного и заинтересованного судьи, помогающего своим коллегам избегать ошибок и скороспелых выводов. В указанном исследовании было обнаружено,

что в эффективных группах имеет место «активный ролевой профиль», то есть существуют более или менее ярко выраженные носители этих ролей. В группах с пассивным ролевым профилем, где нет подобной ролевой специализации, научная эффективность ниже.

Понаблюдаем также за поведением членов Ученого совета. Когда они выполняют «ритуальные действия», полагающиеся им по статусу — опускают бюллетень в урну, расписываются в ведомости — они похожи друг на друга. Но стоит обратить внимание на то, как они понимают роль члена Ученого совета и как ведут себя в соответствии с этим пониманием, и личностные особенности выступят на первый план. Так, на вопрос «Какую роль вы выполняете, являясь членом Ученого совета?» 47 % опрошенных респондентов считают, что их роль, как эксперта, состоит в критике любых недостатков диссертанта; 42 % полагают, что их роль, как старшего товарища, заключается в помощи и поддержке молодого ученого, делающего в науке первые шаги; только 11 % пришли на заседание отбыть время и формально выполнить свои обязанности (Резник, 2003: 107).

От человека, исполняющего определенную роль, окружающие ждут вполне конкретных поступков и не ждут других, которые не вяжутся с их представлением о данном статусе. Однако и сам обладатель статуса знает, чего от него ждут окружающие. Он понимает, что окружающие будут относиться к нему так, как им видится исполнение роли. Окружающие строят с носителем статуса такие отношения, которые соответствуют правильному исполнению статусной роли. С нарушителем они стараются не встречаться, не общаться, не поддерживать отношения. Ученый, произносящий доклад по бумажке, выносящий на обсуждение уже известные всем истины не вызовет у людей доверия и вряд ли будет восприниматься ими как заслуживающий уважения специалист.

В межличностных отношениях, каждый человек выступает в какой-то доминирующей социальной роли, своеобразном социальном амплуа как наиболее типичном индивидуальном образе, привычном для окружающих. Изменить привычный образ крайне трудно как для самого человека, так и для окружающих его людей. Чем более длительный период времени существует группа, тем привычнее становятся для окружающих доминирующие социальные роли каждого участника группы и тем сложнее изменить привычный для окружающих стереотип поведения.

В условиях стабильной, или «нормальной», науки господствующее положение парадигмы обусловливает существование единого научного сообщества. Многочисленные исследования позволили установить, что неформальные контакты и объединения ученых, которые иногда называют «невидимым колледжем», играют чрезвычайно важную роль на переднем фронте научных исследований. Поэтому еще на начальном этапе необходимо определить, какие роли выполняет ученый, являясь частью научного сообщества, какая позиция ему определена обществом (Аллахвердян, Юревич, 2003: 107).

Таким образом, индивид, занимающий высокую позицию в обществе, если измерять эту высоту, или ранг, с точки зрения доступных ему власти, дохода, образования и престижа, в наибольшей мере стремится соответствовать своему статусу и вести себя должным образом. Сегодня ученые, работники вузов, занимая верхний слой среднего класса в социально-экономических преобразованиях, выполняют важную роль в процветании страны. От развития науки зависят не только материальные условия существования общества, но и само представление о мире.

Наука не может успешно развиваться без поддержки общества, а общество не может существовать без освоения научных достижений.

Ученый сегодня — это человек, выполняющий несколько ролей, способный быстро реагировать на изменения в технике и науке; ему нужны базовые знания, проблемное, аналитическое мышление, социально-психологическая компетентность, интеллектуальная культура. Способность не только ориентироваться в своей области, но и углублять знания, полученные предшественниками, создавая основу для дальнейших открытий, свойственна ученым, занимающим высокое положение в обществе и выполняющим те роли, которые предписывает им данное общество.

Литература

Аллахвердян А. Г., Юревич А. В. Конференция «Наука и науковедение в условиях социально-экономических реформ» // Науковедение. 2002. № 4. С. 195—197.

Козлова О. Н. Личность — граница и безграничность социального // Социально-гуманитарные знания. 2003. Filippova

Postgraduate Student,

Department of Sociology and Social Work, Irkutsk State Technical University,

Irkutsk, Russia

This article is devoted to the social position and social roles of the scientist. On the basis of the interview, the author emphasizes the roles that scientists perform in accordance with their status, their positions in society. The process of assimilation of individual social roles performed in the course of socialization. Social role can be defined as a set of expectations and requirements of a social group, society to those who hold certain status positions. Today science belongs to a leading role in the development of the country, so even at the initial stage it is necessary to determine what role the scientist performs, what position he occupies in society.

Keywords: Social role, social position, status, scientist, norm.

Социальная роль представляет собой. Социальная роль: примеры и классификация

Понятие социальной роли тесно связано с той функцией, которую человек выполняет в обществе, с его правами и обязанностями перед окружающими. Обществознание за всё время своего существования обогатилось несколькими определениями. Одни соотносят эту концепцию с общественным положением, что сближает со статусом. Другие предполагают, что это ожидаемое поведение.

Приведём примеры социальных ролей, так будет легче понять, о чём именно идёт речь. Допустим, есть школа. Кто в ней находится? Учитель, ученики, директор. В общественном понимании преподаватель должен хорошо знать свой предмет, уметь его объяснять, готовиться к каждому уроку, быть требовательным. У него есть определённые задачи, и он выполняет свою функцию. И от того, насколько хорошо у него это получается, зависит социальный статус и социальная роль личности.

Вместе с тем учитель может быть более требовательным, жёстким или же мягким, добродушным. Одни ограничиваются исключительно преподаванием своего предмета, другие начинают более активно участвовать в жизни своих подопечных. Кто-то принимает подарки от родителей, другие – категорически нет. Всё это оттенки одной и той же роли.

Что входит в понятие социальная роль?

Социальные роли необходимы обществу, поскольку они позволяют взаимодействовать нам с большим количеством людей без получения огромной массы информации о том, кто они такие. Когда мы видим перед собой врача, почтальона, полицейского, то у нас возникают определённые ожидания. И когда они оправдываются, это способствует порядку.

При этом у одного и того же человека может быть большое количество разных ролей: в семье – отца, мужа, в дружеской компании – рубахи-парня, на работе – начальника отдела охраны и т. п. Причём чем больше у индивидуума возможности переключиться, тем богаче и разнообразнее у него жизнь.

Особенно заметно многообразие социальных ролей в подростковом возрасте, когда человек пытается понять, что ему близко. Он может довольно долго разбираться в том, как связаны они друг с другом, со статусом, престижем, с реакцией общества, с семейным комфортом и т. д. По мере того, как у подростка формируется более зрелое и отчётливое осознание того, что ему нужно, он начинает взрослеть.

И при этом в юношеском возрасте происходит переход от одной роли к другой. А в определённом промежутке он как бы застывает на грани. Тинейджер успевает выйти из состояния ребёнка, но не войти ещё полностью в жизнь взрослого. Что часто воспринимается довольно негативно.

Теория социальных ролей

Известный исследователь в социологии, американец Мертон первым обратил внимание на то, что любой социальный статус предполагает не одну, а целый набор социальных ролей. Это и легло в основу соответствующей теории.

Сейчас в науке такая совокупность получила название ролевого набора. Считается, что чем он богаче, тем лучше для реализации самого человека. А вот если у того небольшое количество ролей или же лишь одна, то в этом случае речь идёт о патологии. Или, как минимум, о сильной изоляции от общества.

Чем ролевой набор отличается от множества ролей? Тем, что первый относится только к одному социальному статусу. А вот второе более разрозненно. Вообще социологическими фокус-группами до сих пор проводятся исследования на тему того, как изменение одной позиции влияет на статус в семье, насколько, почему.

Учёные сейчас активно проверяют, верны ли следующие суждения: социальная роль мужчины на работе никак не сказывается на его положении в семье. Как можно догадаться, полученные ответы тоже тщательно анализируют, чтобы разобраться в причинах.

Виды социальных ролей

Итак, какие виды социальных ролей вообще бывают? Существует деление, связанное с представлениями. Это ожидаемая роль, то есть то, на что настроились в семье, на работе и т. п. Второй тип – субъективная социальная роль личности. Грубо говоря, то, что каждый ждёт от себя самого, внутренние установки. И, наконец, играемая роль, характеристика того, что получилось.

Однако классификация социальных ролей этим не ограничивается. Они делятся на предписанные (женщина, дочь, русская) и на достигаемые (студентка, юрист, профессор). Также различают типы социальных формальных и неформальных ролей. В первом случае всё строго регламентировано: военный, чиновник, судья. Во втором – душа компании, волк-одиночка, лучший друг – очень много негласного, причём часто возникает стихийно.

Стоит учитывать, что на каждую роль влияет социальная установка и то, как носитель понимает поставленные перед ним задачи. Продавец в Великобритании и в Иране на рынке – это две большие разницы.

Понятие социальной роли в развитии

Учтите, что сегодня многое довольно активно меняется. Так, социальная роль женщины в современном обществе в семье, на работе и т. п. стала совершенно другой по сравнению с тем, что было ещё 100 лет назад. И это же касается мужчин, подростков, представителей самых разных групп. То, что в наши дни относят к разрешённым вариантам поведения, ещё несколько десятков лет тому назад могло бы жестоко оскорбить окружающих.

Зачем нужно отслеживать эту динамику? Чтобы понимать, в каком мире мы живём, куда движемся, с какими типами социальных ролей придётся иметь дело в будущем. Учёные уже сейчас собирают мнения, например, верны ли следующие суждения: брак как институт отжил своё, детей физически нельзя наказывать, животные имеют права на уголовную защиту от насилия.

Что показывают такие тенденции? Анализируя мнение многих, можно увидеть потребности социума. И понять, куда именно мы придём, потому что существующий социальный запрос рано или поздно будет удовлетворён. В настоящем обществоведы констатируют возрастающее значение права в жизни большинства.

К примеру, многие молодожёны, заполняя анкету, верны ли следующие суждения, указали что они действительно подписали брачный контракт. То, что ещё лет 15 тому назад казалось шокирующей подробностью из мира олигархов, теперь коснулось представителей среднего класса.

Разновидности социальных статусов

Поскольку вопрос социальной роли очень тесно связан со статусом, нужно хотя бы кратко разобраться с этим понятием. И верны ли следующие суждения: роль и статус – это одно и то же или очень близкие понятия? Как вы сможете увидеть в ближайшее время, речь о разных понятиях.

Итак, рассматривают личный статус, тот, который человек получает в первичной группе, и социальный, он приобретает его позднее, добиваясь чего-то своим умом, поведением, работой. Также социологи выделяют основной, базовый статус, с которым многие люди себя ассоциируют в первую очередь, и временные, побочные. Они возникают на короткие сроки ситуативно.

Необходимо отметить, что роли и статусы в обществе неравнозначны друг другу. Существует определённая иерархия, обусловленная системой ценностей и значимостью обладателя того или иного статуса, тем, насколько он важен для социума, на сколько и на что способен повлиять.

Всё это непосредственное касается вопроса престижа. И чем большее значение имеет тот или иной статус, тем сильнее старается человек при выполнении определённой роли, как правило.

Социальная роль

Социа́льная роль — модель поведения человека , объективно заданная социальной позицией личности в системе социальных, общественных и личных отношений. Социальная роль — это не что-то внешне связанное с социальным статусом, а выражение в действии социальной позиции агента. Другими словами, социальная роль — «поведение, которое ожидается от человека, занимающего определенный статус» .

История термина

Понятие «социальная роль» было предложено независимо друг от друга американскими социологами Р. Линтоном и Дж. Мидом в 1930-х гг., причём первый трактовал понятие «социальная роль» как единицу общественной структуры, описываемой в виде заданной человеку системы норм, второй — в плане непосредственного взаимодействия людей, «ролевой игры», в ходе которой, благодаря тому, что человек представляет себя в роли другого, происходит усвоение социальных норм и формируется социальное в личности. Линтоновское определение «социальная роль» как «динамического аспекта статуса» закрепилось в структурном функционализме и разрабатывалось Т. Парсонсом, А. Радклифф-Брауном, Р. Мертоном. Идеи Мида получили развитие в интеракционистской социологии и психологии. При всех различиях оба этих подхода объединяет представление о «социальная роль» как об узловой точке, в которой смыкаются индивид и общество, индивидуальное поведение превращается в социальное, а индивидуальные свойства и наклонности людей сопоставляются с бытующими в обществе нормативными установками, в зависимости от чего происходит отбор людей на те или иные социальные роли. Разумеется, в действительности ролевые ожидания никогда не бывают однозначными. Кроме того, человек часто попадает в ситуацию ролевого конфликта, когда его разные «социальная роль» оказываются плохо совместимыми. Современное общество требует от индивида постоянной смены модели поведения для выполнения конкретных ролей. В связи с этим, такие неомарксисты и неофрейдисты, как Т. Адорно , К. Хорни и другие в своих работах сделали парадоксальный вывод: «нормальная» личность современного общества — это невротик . Более того, в современном обществе широкое распространение получили ролевые конфликты, возникающие в ситуациях, когда от индивида требуется одновременное выполнение нескольких ролей с противоречивыми требованиями. Ирвин Гофман в своих исследованиях ритуалов взаимодействия, принимая и развивая базовую театральную метафору, обращал внимание не столько на ролевые предписания и пассивное следование им, сколько на сами процессы активного конструирования и поддержания «внешнего вида» в ходе коммуникации, на зоны неопределенности и двусмысленности во взаимодействии, ошибки в поведении партнеров.

Определение понятия

Социальная роль — динамическая характеристика социальной позиции, выражающаяся в наборе моделей поведения, согласующихся с социальными ожиданиями (ролевыми экспектациями) и задающихся специальными нормами (социальными предписаниями), обращенными от соответствующей группы (или нескольких групп) к обладателю определенной социальной позиции. Обладатели социальной позиции ожидают, что исполнение специальных предписаний (норм) дает в итоге регулярное и потому предсказуемое поведение, на которое может ориентироваться поведение других людей. Благодаря этому возможна регулярная и непрерывно поддающаяся планированию социальная интеракция (коммуникативное взаимодействие).

Виды социальных ролей

Виды социальных ролей определяются разнообразием социальных групп, видов деятельности и отношений, в которые включена личность. В зависимости от общественных отношений выделяют социальные и межличностные социальные роли.

В жизни, в межличностных отношениях, каждый человек выступает в какой-то доминирующей социальной роли, своеобразном социальном амплуа как наиболее типичном индивидуальном образе, привычном для окружающих. Изменить привычный образ крайне трудно как для самого человека, так и для восприятия окружающих его людей. Чем более длительный период времени существует группа, тем привычнее становятся для окружающих доминирующие социальные роли каждого участника группы и тем сложнее изменить привычный для окружающих стереотип поведения.

Характеристики социальной роли

Основные характеристики социальной роли выделены американским социологом Толкоттом Парсонсом . Он предложил следующие четыре характеристики любой роли:

  • По масштабу . Часть ролей может быть строго ограничена, в то время как другая — размыта.
  • По способу получения . Роли делятся на предписанные и завоеванные (еще их называют достигаемыми).
  • По степени формализации . Деятельность может протекать как в строго установленных рамках, так и произвольно.
  • По видам мотивации . В качестве мотивации могут выступать личная прибыль, общественное благо и т. д.

Масштаб роли зависит от диапазона межличностных отношений. Чем больше диапазон, тем больше масштаб. Так, например, социальные роли супругов имеют очень большой масштаб, поскольку между мужем и женой устанавливается широчайший диапазон отношений. С одной стороны, это отношения межличностные, базирующиеся на многообразии чувств и эмоций; с другой — отношения регулируются нормативными актами и в определенном смысле являются формальными. Участники данного социального взаимодействия интересуются самыми разными сторонами жизни друг друга, их отношения практически не ограничены. В других случаях, когда отношения строго определяются социальными ролями (например, отношения продавца и покупателя), взаимодействие может осуществляться только по конкретному поводу (в данном случае — покупки). Здесь масштаб роли сводится к узкому кругу специфических вопросов и является небольшим.

Способ получения роли зависит от того, насколько неизбежной является данная роль для человека. Так, роли молодого человека, старика, мужчины, женщины автоматически определяются возрастом и полом человека и не требуют особых усилий для их приобретения. Здесь может быть только проблема соответствия своей роли, которая уже существует как данность. Другие роли достигаются или даже завоевываются в процессе жизни человека и в результате целенаправленных специальных усилий. Например, роль студента, научного сотрудника, профессора и т. д. Это практически все роли, связанные с профессией и любыми достижениями человека.

Формализация как описательная характеристика социальной роли определяется спецификой межличностных отношений носителя данной роли. Одни роли предполагают установление только формальных отношений между людьми с жесткой регламентацией правил поведения; другие, напротив, — только неформальных; третьи могут сочетать в себе как формальные, так и неформальные отношения. Очевидно, что отношения представителя ГИБДД с нарушителем правил дорожного движения должны определяться формальными правилами, а отношения между близкими людьми — чувствами. Формальные отношения часто сопровождаются неформальными, в которых проявляется эмоциональность, ведь человек, воспринимая и оценивая другого, проявляет к нему симпатию либо антипатию. Это происходит, когда люди взаимодействуют некоторое время и отношения становятся относительно устойчивыми.

Мотивация зависит от потребностей и мотивов человека. Разные роли обусловлены различными мотивами. Родители, заботясь о благе своего ребенка, руководствуются прежде всего чувством любви и заботы; руководитель трудится во имя дела и т. д.

Ролевые конфликты

Ролевые конфликты возникают при невыполнении обязанностей роли в силу субъективных причин (нежелание, неумение).

См. также

Библиография

  • «Игры, в которые играют люди» Э. Берн

Примечания

Ссылки

Wikimedia Foundation . 2010 .

  • Чачба, Александр Константинович
  • Фантоцци (фильм)

Смотреть что такое «Социальная роль» в других словарях:

    СОЦИАЛЬНАЯ РОЛЬ — нормативно одобренный, относительно устойчивый образец поведения (включая действия, мысли и чувства), воспроизводимый индивидом в зависимости от социального статуса или позиции в обществе. Понятие «роль» было введено независимо друг от друга… … Новейший философский словарь

    Социальная роль — стереотипная модель поведения человека, объективно заданная социальной позицией личности в системе общественных или личных отношений. Роль определяется: названием; позицией индивида; выполняемой функцией в системе социальных отношений; и… … Словарь бизнес-терминов

    социальная роль — socialinis vaidmuo statusas T sritis švietimas apibrėžtis Žmogaus elgesio būdų visuma, būdinga kuriai nors veiklos sričiai. Visuomeninis individo statusas (užimama vieta, pareigos ir atsakomybė) sukelia lūkestį, kad vaidmuo bus atliktas pagal… … Enciklopedinis edukologijos žodynas

    социальная роль — socialinis vaidmuo statusas T sritis Kūno kultūra ir sportas apibrėžtis Laikymasis normų, nustatančių, kaip turi elgtis tam tikros socialinės padėties žmogus. atitikmenys: angl. social role mode vok. soziale Rolle, f rus. амплуа; социальная роль … Sporto terminų žodynas

    социальная роль — socialinis vaidmuo statusas T sritis Kūno kultūra ir sportas apibrėžtis Socialinio elgesio modelis, tam tikras elgesio pavyzdys, kurio tikimasi iš atitinkamą socialinę padėtį užimančio žmogaus. atitikmenys: angl. social role mode vok. soziale… … Sporto terminų žodynas

    Социальная роль — (см. Роль социальная) … Экология человека

    Социальная роль — Нормативно одобренный обществом образ поведения, ожидаемый от каждого, занимающего данную социальную позицию. Социальные роли, типичные для данного общества, усваиваются человеком в процессе его социализации. С.р. напрямую связана с… … Словарь социолингвистических терминов

    СОЦИАЛЬНАЯ РОЛЬ — См. роль … Толковый словарь по психологии

Характеризуют различные отношения и определяют поведение людей определенные социальные роли и статусы.

Социальная роль — соответствующий принятым нормам способ поведения людей в зависимости от их статуса или позиции в обществе, в системе межличностных отношений. Всякое человеческое поведение чем-то и кем-то побуждается, имеет свою направленность, сопровождается какими-то действиями (физическими, мыслительными, словесными и др.).

Освоение социальных ролей — часть процесса социализации личности, непременное условие “врастания” человека в общество себе подобных. Социализацией называется процесс и результат усвоения и активного воспроизведения индивидом социального опыта, осуществляемый в общении и деятельности. Усваивая социальные роли, человек усваивает социальные стандарты поведения, учится оценивать себя со стороны и осуществлять самоконтроль. Таким образом, развитая личность может использовать ролевое поведение как инструмент адаптации к определенным социальным ситуациям, в тоже время не сливаясь, не идентифицируясь с ролью.

Социальные роли подразделяются на институционализированные, т.е. институт брака, семьи;соц. роли матери, дочери;жены и конвенциональные:принимаемые по соглашению,хотя человек может и не принимать их.

Описывая ролевое социотипическое поведение личности, социологи и социальные психологи характеризуют личность именно как представителя той или иной группы, профессии, нации, класса, того или иного социального целого.В зависимости от того, как выступает для личности группа, насколько личность вовлечена в те или иные отношения с группой, что значат для неё цели и задачи совместной деятельности группы, проявляются различные качества личности.

Социальные роли многообразны, и чем больше их набор, тем сложнее общество. Однако роли не являются простым нагромождением, лишенным внутренней гармонии. Они организованы, соединены между собой бесчисленными нитями. Существуют два основных уровня организованности, упорядоченности ролей: институты и общности. Благодаря этим социальным образованиям роли связываются между собой, обеспечивается их воспроизводство, создаются гарантии их устойчивости, складываются специфические нормы, регулирующие ролевые взаимодействия, вырабатываются санкции, возникают сложные системы социального контроля.

Социальная роль «концентрирует внимание на универсальных, всеобщих требованиях, предъявляемых к поведению человека, находящегося в определенной социальной позиции». При этом эти два понятия описывают одно и то же явление с разных точек зрения. Статус описывает положение человека в социальной структуре, а роль определяет его динамический аспект. Роль – динамический аспект статуса. Образование, как сложившая система предлагает набор готовых статусов и ролей, которые могут колебаться в определенной шкале допустимых инвариантов.

В отношении социальной стратификации образование выполняет двойственную роль. Социальная стратификация описывает социальное неравенство людей, фиксирует структурное неравенство людей, «условий, при которых социальные группы имеют неравный доступ к таким социальным благам, как деньги, власть, престиж, образование, информация, профессиональная карьера, самореализация и т.п.». Таким образом, образование как синоним слова «диплом» выступает одним из критериев выстраивания социальной стратификации конкретного общества. По степени доступности отдельных членов общества к образованию можно говорить о качественной характеристике неравенства, господствующего в конкретном обществе. С другой стороны, образование выступает отдельной стратой общества. Социальный слой обладает определенной качественной однородностью. Он представляет собой совокупность людей, занимающих в иерархии близкое положение и ведущих сходный образ жизни. Принадлежность к слою имеет две составляющие – объективную (наличие объективных показателей, характерных для данного социального слоя) и субъективную (идентификация себя с определенным слоем).

Социальный статус как элемент социальной организации общества сложно скоординирован и ранжирован относительно господствующей системы ценностей, что придает им особую значимость в общественном мнении.Социальная мобильность характеризует «изменение социального статуса, т.е. перемещение индивида (или социальной группы) между различными позициями в системе социальной стратификации. Ряд исследователей считают институты образования основным средством стимулирования и закрепления социального неравенства. Тем не менее не вызывает сомнения, что в современных условиях развития общества (ускорение научного прогресса, интенсификация скорости обновления знания, увеличение объемов поступающей информации) требуется наличие качественного образования.

Данные категории позволяют описывать движение отдельного человека по вертикали. Но образование предстает на всех уровнях: мировом, национальном, региональном. Такое рассмотрение позволяет выявить наличие дополнительных функций, выполняемых образованием.

Однако данная модель образования как социального института оказывается достаточно схематичной, поскольку не отражает условий, в которых конкретный институт находится. К тому же она выстраивается синхронно и не позволяет выявить динамику развития образования во временной перспективе.

Современный социальный, экономический, политический, культурный контекст, в котором находится образование, характеризуется с точки зрения двух процессов: регионализации и глобализации. Принято их рассматривать как разнонаправленные и приводящие к разным результатам. Однако данное мнение также можно обвинить в схематизме.

Социальная роль — это статусно-ролевая концепция, которая является одной из самых популярных теорий в социологии. Любой человек является частью общества, социума и в соответствии с ним выполняет ряд функций, в связи с чем в данной концепции личность является субъектом. Известные американские социологи положили основы концепции личности, ими были Р. Минтон, Дж. Мид и Т. Парсон, конечно же, каждый имеет отдельные заслуги за вклад своих усилий и потенциала в развитие статусно-ролевой концепции.

Социальный статус и социальная роль — это основные два понятия, которые описывают человека. Индивид, занимая определенное место в обществе, закрепляется общественной позицией и имеет определенные права и обязанности. Именно эта позиция и определяет человека. Одновременно человек обладает несколькими статусами, один из которых основной или базисный, то есть основной статус — это профессия или должность человека.

Социальная роль — это которые он исполняет в рамках своего социального статуса в конкретной социальной системе. И учитывая, что у одного человека несколько статусов, то, соответственно, он выполняет несколько ролей. Общая совокупность в рамках одного социального статуса — это есть социальный набор. Человек выполняет больше социальных ролей, если у него намного выше статус и положение в обществе.

Социальная роль человека, работающего в охранном агентстве, кардинально отличается от ролевого набора Президента страны, это все понятно и легко. Вообще впервые систематизировал роли американский социолог Т. Парсон, благодаря которому было выделено пять основных категорий, позволяющих квалифицировать отдельные социальные роли:

  1. Социальная роль — это то, что в некоторых случаях регламентировано. Например, социальная роль государственного служащего — строго очерчена в рамки, а роль того, что этот служащий — мужчина, сильно размыта и индивидуальна.
  2. Некоторые роли чрезвычайно эмоциональны, а другие требуют строгости и сдержанности.
  3. Социальные роли могут отличаться способом получения. Это зависит от социального статуса, который предписывается или же достигается человеком самостоятельно.
  4. Масштаб и объем полномочий в рамках одной социальной роли четко определен, а в других даже не установлен.
  5. Выполнение роли мотивируется личными интересами или же ради общественного долга.

Важно помнить, что социальная роль — это модель поведения, сбалансированная между ролевым ожиданием и характером человека. То есть, это не точный механизм и схема, как ожидается от конкретной социальной роли, а ролевое поведение специфично в зависимости от индивидуальных особенностей человека. Еще раз закрепим, что социальная роль человека обусловлена конкретным социальным статусом, выраженной определенной профессией, сферой деятельности. Например, преподаватель, музыкант, студент, продавец, директор, бухгалтер, политик. Социальной роли личности всегда дается оценка со стороны общества, одобряется или же осуждается. Например, роль преступника или проститутки имеет общественное порицание.

Социальная роль — это поведение, ожидаемое от того, кто имеет определенный социальный статус. Социальные роли — это совокупность требований, предъявляемых индивиду обществом, а также действий, которые должен выполнить человек, занимающий данный статус в социальной системе. У человека может быть множество ролей.

Статус детей обычно подчинен взрослым, и от детей ожидается почтительность по отношению к последним. Статус солдат отличен от статуса штатских; роль солдат связана с риском и выполнением присяги, чего нельзя сказать о других группах населения. Статус женщин отличается от статуса мужчин, и потому от них ожидают иного поведения, чем от мужчин. Каждый индивид может иметь большое число статусов, и окружающие вправе ожидать от него исполнения ролей в соответствии с данными статусами. В этом смысле статус и роль — это две стороны одного феномена: если статус является совокупностью прав, привилегий и обязанностей, то роль — действием в рамках этой совокупности прав и обязанностей. Социальная роль состоит: из ролевого ожидания (экспектации) и исполнения этой роли (игры).

Социальные роли могут быть институционализированными и конвенциональными.

Институционализированные: институт брака, семьи (социальные роли матери, дочери, жены)

Конвенциональные: принимаются по соглашению (человек может отказаться принять их)

Нормы культуры усваиваются в основном через обучение ролям. Например, человек, осваивающий роль военного, приобщается к обычаям, нравственным нормам и законам, характерным для статуса данной роли. Только немногие нормы принимаются всеми членами общества, принятие большинства норм зависит от статуса той или иной личности. То, что приемлемо для одного статуса, оказывается неприемлемым для другого. Таким образом, социализация как процесс обучения общепринятым способам и методам действий и взаимодействий является важнейшим процессом обучения ролевому поведению, в результате чего индивид действительно становится частью общества.

Виды социальных ролей определяются разнообразием социальных групп, видов деятельности и отношений, в которые включена личность. В зависимости от общественных отношений выделяют социальные и межличностные социальные роли.

Социальные роли связаны с социальным статусом, профессией или видом деятельности (учитель, ученик, студент, продавец). Это стандартизированные безличные роли, строящиеся на основе прав и обязанностей, независимо от того, кто эти роли исполняет. Выделяют социально-демографические роли: муж, жена, дочь, сын, внук… Мужчина и женщина — это тоже социальные роли, биологически предопределенные и предполагающие специфические способы поведения, закрепленные общественными нормами, обычаями.

Межличностные роли связаны с межличностными отношениями, которые регулируются на эмоциональном уровне (лидер, обиженный, пренебрегаемый, кумир семьи, любимый и т.д.).

В жизни, в межличностных отношениях, каждый человек выступает в какой-то доминирующей социальной роли, своеобразном социальном амплуа как наиболее типичном индивидуальном образе, привычном для окружающих. Изменить привычный образ крайне трудно как для самого человека, так и для восприятия окружающих его людей. Чем более длительный период времени существует группа, тем привычнее становятся для окружающих доминирующие социальные роли каждого участника группы и тем сложнее изменить привычный для окружающих стереотип поведения.

Основные характеристики социальной роли

Основные характеристики социальной роли выделены американским социологом Толкотом Парсонсом. Он предложил следующие четыре характеристики любой роли.

По масштабу. Часть ролей может быть строго ограничена, в то время как другая — размыта.

По способу получения. Роли делятся на предписанные и завоеванные (еще их называют достигаемыми).

По степени формализации. Деятельность может протекать как в строго установленных рамках, так и произвольно.

По видам мотивации. В качестве мотивации могут выступать личная прибыль, общественное благо и т.д.

Масштаб роли зависит от диапазона межличностных отношений. Чем больше диапазон, тем больше масштаб. Так, например, социальные роли супругов имеют очень большой масштаб, поскольку между мужем и женой устанавливается широчайший диапазон отношений. С одной стороны, это отношения межличностные, базирующиеся на многообразии чувств и эмоций; с другой — отношения регулируются нормативными актами и в определенном смысле являются формальными. Участники данного социального взаимодействия интересуются самыми разными сторонами жизни друг друга, их отношения практически не ограничены. В других случаях, когда отношения строго определяются социальными ролями (например, отношения продавца и покупателя), взаимодействие может осуществляться только по конкретному поводу (в данном случае — покупки). Здесь масштаб роли сводится к узкому кругу специфических вопросов и является небольшим.

Способ получения роли зависит от того, насколько неизбежной является данная роль для человека. Так, роли молодого человека, старика, мужчины, женщины автоматически определяются возрастом и полом человека и не требуют особых усилий для их приобретения. Здесь может быть только проблема соответствия своей роли, которая уже существует как данность. Другие роли достигаются или даже завоевываются в процессе жизни человека и в результате целенаправленных специальных усилий. Например, роль студента, научного сотрудника, профессора и т.д. Это практически все роли, связанные с профессией и любыми достижениями человека.

Формализация как описательная характеристика социальной роли определяется спецификой межличностных отношений носителя данной роли. Одни роли предполагают установление только формальных отношений между людьми с жесткой регламентацией правил поведения; другие, напротив, — только неформальных; третьи могут сочетать в себе как формальные, так и неформальные отношения. Очевидно, что отношения представителя ГИБДД с нарушителем правил дорожного движения должны определяться формальными правилами, а отношения между близкими людьми — чувствами. Формальные отношения часто сопровождаются неформальными, в которых проявляется эмоциональность, ведь человек, воспринимая и оценивая другого, проявляет к нему симпатию либо антипатию. Это происходит, когда люди взаимодействуют некоторое время и отношения становятся относительно устойчивыми.

Мотивация зависит от потребностей и мотивов человека. Разные роли обусловлены различными мотивами. Родители, заботясь о благе своего ребенка, руководствуются прежде всего чувством любви и заботы; руководитель трудится во имя дела и т.д.

РОЛЬ ВИРТУАЛЬНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ В ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОГО ШКОЛЬНИКА

%PDF-1.5 % 1 0 obj > /Metadata 2 0 R /Pages 3 0 R /StructTreeRoot 4 0 R /Type /Catalog /OpenAction 5 0 R >> endobj 6 0 obj /CreationDate (D:20150121154137+03’00’) /Creator /ModDate (D:20150121171336+03’00’) /Producer /Title >> endobj 2 0 obj > stream application/pdf

  • Гуркина О.А., Новикова Е.М., Мальцева Д.В.
  • РОЛЬ ВИРТУАЛЬНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ В ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОГО ШКОЛЬНИКА
  • 2015-01-21T15:41:37+03:00Microsoft® Word 20102015-01-21T17:13:36+03:002015-01-21T17:13:36+03:00Microsoft® Word 2010uuid:77b9e8bb-f045-41b0-b37a-fd8388ae7a51uuid:11e07b38-cf8a-406b-9490-877be7bc2f5e endstream endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 7 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 0 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 8 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 1 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 9 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 45 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 10 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 46 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 11 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 47 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 12 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 48 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 13 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 49 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 14 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 50 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 15 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 51 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 16 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 85 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 17 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 87 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 18 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 88 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 19 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 89 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 20 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 90 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 21 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 91 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 22 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 92 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 23 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 93 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 24 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 94 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 25 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 95 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 26 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 96 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 27 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 97 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 28 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 98 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 29 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 102 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 30 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 103 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 31 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 104 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 32 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 2 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 33 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 3 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 34 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 105 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 35 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 4 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 36 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 5 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 37 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 106 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 38 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 6 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 39 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 7 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 40 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 8 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 41 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 107 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 42 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 109 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 43 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 110 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 44 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 111 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 45 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 9 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 46 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 10 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 47 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 11 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 48 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 113 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 49 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 12 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 50 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 114 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 51 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 13 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 52 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 14 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 53 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 115 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 54 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 15 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 55 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 116 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 56 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 16 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 57 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 17 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 58 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 117 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 59 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 18 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 60 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 118 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 61 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 119 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 62 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 120 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 63 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 19 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 64 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 121 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 65 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 122 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 66 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 123 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 67 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 20 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 68 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 21 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 69 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 124 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 70 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 125 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 71 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 126 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 72 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 127 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 73 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 128 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 74 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 22 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 75 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 23 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 76 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 24 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 77 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 129 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 78 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 130 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 79 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 25 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 80 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 26 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 81 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 131 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 82 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 27 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 83 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 28 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 84 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 29 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 85 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 30 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 86 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 31 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 87 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 132 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 88 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 32 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 89 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 33 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 90 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 34 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 91 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 35 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 92 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 36 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 93 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 37 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 94 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 38 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 95 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 39 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 96 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 40 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 97 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 133 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 98 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 41 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 99 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 42 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 100 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 43 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 101 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 44 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 102 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 134 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 103 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 135 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 104 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 136 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 105 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 137 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 106 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 138 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 107 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 139 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 108 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 140 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 109 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /Font > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 141 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 110 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 159 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 111 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 164 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 112 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 172 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 113 0 obj > /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Parent 3 0 R /Resources > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Rotate 0 /StructParents 180 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 114 0 obj > endobj 115 0 obj > endobj 116 0 obj > endobj 117 0 obj > stream xXKH %K N!Y&sʄRk3#9Wj՟b^kn*QodΆ*?$b0′-09J/~g_ߔ(cI;,ݻF`2pVƜ:)»~x#A}KXX c8b^,sw_3-~

    Чем отличается социальная роль от социального статуса

    В гуманитарных науках большое внимание уделяется изучению социальных ролей и социальных статусов. В чем особенности тех и других?

    Что представляет собой социальный статус?

    Для современного общества характерно постоянное взаимодействие людей. Человек при этом может находиться в разных социальных группах — в своей семье, на работе, на учебе. В каждой из них у него есть определенное положение, предполагающее выполнение им различных задач и функций, а также пользование установленными правами. Данное положение соответствует социальному статусу человека.

    Например, если речь идет о такой социальной группе, как трудовой коллектив, то социальный статус человека в нем будет характеризоваться занимаемой им должностью, спецификой прав и обязанностей по контракту, уровнем полномочий, привилегий, зарплаты. Он может быть выше или ниже статусов одних коллег по работе либо равным соответствующей социальной характеристике других сотрудников фирмы.

    Люди могут иметь социальный статус и применительно ко всему обществу. В этом случае он будет выражаться в совокупности личностных и профессиональных качеств гражданина, уровня его образования, доходов, известности среди других людей.

    Может быть и так, что человек, имеющий высокий социальный статус в одной группе, будет обладать низким в других сообществах. Например, когда гражданин имеет отличную успеваемость в вузе, но в своей спортивной команде, в которой он играет после занятий, выступает на вторых ролях.

    Аналогичная особенность характеризует соотношение социальных статусов в разных гражданских обществах. Так, достигнув успеха и соответствующих регалий в своей стране, человек, решивший, условно говоря, эмигрировать, может оказаться в нижней части социальной лестницы в другом государстве.

    Социальные статусы классифицируются на предписанные и приобретенные.

    Первые являются атрибутом личности человека вне его желания — например, если рядовой сотрудник фирмы назначается на высокую должность по протекции родственника, хотя объективно не заслуживает своего повышения. Коллеги данного сотрудника в этом случае могут не разделить мнения руководства по поводу соответствующего назначения человека.

    Приобретенные статусы, наоборот, отражают значительный вклад человека в свой личный и профессиональный рост. Обычно они выше котируются участниками сообщества, с которым человек взаимодействует.

    к содержанию ↑

    Что представляет собой социальная роль?

    Под социальной ролью понимается совокупность поведенческих признаков человека, обусловленных его социальным статусом (но не только) и характерных для сообщества, с представителями которого он взаимодействует. Те люди, с которыми он общается, рассматривают данную социальную роль как адекватную положению человека в соответствующей группе. Более того, эта роль формируется, как правило, под влиянием мнения окружающих людей.

    В чем может выражаться выполнение человеком своей социальной роли?

    Например, если он — член спортивной команды, то может быть ее капитаном (это будет его социальный статус) — как один из лучших и самых опытных игроков. Данная роль предполагает регулярное проявление человеком своих личных и профессиональных качеств — и это будет уже его социальная роль. При этом назначение игрока капитаном может быть осуществлено по решению всех других членов спортивного коллектива — и они же будут оценивать то, насколько он соответствует полученной роли. Если человек не справится — на его место могут поставить другого атлета.

    Выше мы отметили, что не только социальный статус предопределяет появление соответствующей роли. Фактором ее формирования могут быть исключительные личностные и профессиональные качества человека в тех аспектах, что не предполагают возникновения у него социального статуса, но влияют на повышение его авторитета в глазах представителей сообщества.

    Например, если в спортивную команду приходит совсем молодой, но крайне обученный и квалифицированный игрок, капитаном сразу же его, скорее всего, не назначат. Но отведут значимую социальную роль — стабильного игрока основного состава, способного регулярно проявлять свои личные и профессиональные качества.

    к содержанию ↑

    Сравнение

    Главное отличие социальной роли от социального статуса в том, что первая характеристика личности человека является ее безусловным, неоспоримым, но неустойчивым атрибутом — требующим со стороны носителя постоянного поддержания правомерности обладания им. В свою очередь, социальный статус, как мы отметили выше, иногда бывает получен человеком и не вполне заслуженно — однако он не должен подвергаться сомнению.

    Человек может начать играть социальную роль в силу полученного статуса — и наоборот. Но это не всегда так. Поэтому социальную роль и статус можно рассматривать как тесно связанные между собой признаки, но не всегда взаимозависимые.

    Социальную роль человек практически всегда приобретает с учетом мнения участников сообщества, в котором он ведет регулярную деятельность, выполняет какие-либо действия, решает задачи, имеет обязанности и права. Социальный статус человек может получить и без учета мнения своего сообщества — например, если кем-то из сторонних лиц, влияющих на соответствующую группу, будет принято решение о наделении его особыми привилегиями.

    Определив, в чем разница между социальной ролью и социальным статусом, зафиксируем выводы в таблице.

    к содержанию ↑

    Таблица

    Социальная рольСоциальный статус
    Что общего между ними?
    Человек может начать играть социальную роль в силу приобретения социального статуса — и наоборот
    В чем разница между ними?
    Является неоспоримо заслуженным атрибутом личности человека — но требующим от носителя подтверждения правомерности обладания имМожет быть случайно приобретенным атрибутом, не требующим подтверждения правомерности обладания им
    Бывает, что человек играет социальную роль, не имея соответствующего статусаЧеловек, обладающий социальным статусом, необязательно может играть значимую социальную роль
    Как правило, приобретается с одобрения участников сообщества, с которым взаимодействует человекМожет приобретаться без учета мнения участников сообщества, с которым взаимодействует человек

    Социальная роль журналистики в контексте современных дискуссий

    Раздел: Теория журналистики и СМИ

    Работа посвящена выявлению причин, вызывающих в журналистике противоречие между должным и реальным, что осознается профессиональным сообществом как вытеснение журналистики пропагандой. В статье излагаются положения, выработанные в процессе осуществляемого на факультете журналистики МГУ исследования информационного поля России. В контексте идущих сегодня дискуссий о месте в СМИ журналистики и пропаганды автор предлагает свое прочтение данных понятий и затем на основе кибернетического подхода предпринимает шаги для выявления одной из ключевых особенностей системы функций журналистики. Новизна статьи — в том, что здесь раскрывается эта важная для современной ситуации особенность: журналистика одновременно участвует в двух контурах регулирования общественной жизни, предопределяющих ее двойную социальную роль. Противоречие между должным и реальным возникает, когда власть игнорирует это обстоятельство, что характерно для государств тоталитарных и авторитарных режимов. Привлекая данные исследовательского проекта, автор комментирует состояние информационного поля России. Основная идея статьи состоит в следующем: разрешение обострившегося противоречия между должным и реальным представляется возможным, если журналистика будет признана общественным благом и станет патронироваться всем обществом.

    Ключевые слова: журналистика, пропаганда, система функций, социальная роль, контуры регулирования, власть, общественное благо

    В последнее время противопоставление пропаганды и журна­листики в профессиональной среде стало общим местом, своего рода демаркационной линией, по которой проходит граница меж­ду официально заданным отражением действительности и чест­ным словом о ней. Накал дискуссий, посвященных этой пробле­ме, нередко доходит до градуса, при котором раздаются утверждения о том, что профессиональная журналистика отжила свое. Вытеснение журналистского текста из информационного поля страны, действительно, имеет место, что представляет собой определенную опасность для общества. Однако причины этого од­ним только противопоставлением журналистики и пропаганды не исчерпываются. Постараемся понять, почему.

    1. К размышлениям о понятии «пропаганда»

    Скажем сразу: термин «пропаганда» по отношению к явлению, которое мы наблюдаем сегодня в российском информационном поле, представляется не вполне уместным. Что это за явление — вопрос архиважный, однако суть его связана с другими обстоя­тельствами, и нам предстоит далее остановиться на том специаль­но. А пока попытаемся реабилитировать пропаганду как вид деятельности, предназначенный естественным ходом развития че­ловечества быть для него добром, а не злом.

    Как известно, понятие «пропаганда» появилось в XVIII в., и первое его толкование было связано с религиозными целями, на­правленными на распространение веры (напомним, Ватикан со­здал для этого специальный орган — конгрегацию пропаганды).

    К нашему времени смысл понятия существенно расширился, что выразилось в появлении ряда трактовок, зависящих от намерений субъектов деятельности, которые прибегают к использованию пропаганды. В сфере политической деятельности пропаганда тол­куется как распространение политических идей и взглядов партий или движений с целью завоевания сторонников и вовлечения их в соответствующие практические действия. В сфере неполитиче­ской деятельности пропаганду понимают как распространение знаний научного, технического, культурного содержания с целью просвещения общества.

    Ключевым в обеих трактовках является слово «распростране­ние». Оно восходит к латинской первооснове: рropaganda — подле­жащее распространению, от propago — распространяю, и несет в себе важный общественный смысл. И можно было бы обойтись без каких-либо уточнений на этот счет, если б не одно обстоятельство. Дело в том, что свойством распространять заключенную в нем ин­формацию обладает любой из информационных продуктов, с про­изводством которых связан человек. Социальная информация как особая форма информационного сигнала потому и родилась, что у возникающего человечества появилась потребность в средствах об­щения, способных улавливать и сколько угодно хранить информа­цию, предназначенную для распространения. Представляя собой результат переработки естественных информационных сигналов в своеобразные «информационные консервы» с помощью знаков, со­циальная информация ориентирована на передачу сообщения в условиях возникновения коммуникативной ситуации, т.е. когда по­является субъект деятельности, способный расшифровать знаки и выступить как адресат послания. Таким образом, распространение произведенных человеком смыслов — эффект, общий для всей со­циальной информации, состоящей на сегодняшний день из массы разных информационных продуктов — текстов. Поэтому представ­ляется неправомерным связывать специфику пропаганды как вида деятельности именно с ним. А в чем же тогда ее специфика?

    Поиск ответа на этот вопрос сосредоточился на осмыслении управляющего воздействия пропагандистского текста. Появились трактовки пропаганды, главным в которых стало следующее обо­значение ее целевой установки: распространение взглядов и идей для внедрения их в сознание человека, хотел бы он этого или нет. Фактически имелось в виду интеллектуальное принуждение лично­сти разделять эти взгляды, насильственное принуждение общества подчиняться поступающим информационным сигналам. Опыт пропагандистской машины, созданной в пору формирования фа­шистского режима в Германии Йозефом Геббельсом, показал, что при использовании специальных правил и специальных техник ре­зультаты такого информационного воздействия могут быть впечат­ляющими. Во властных структурах государств с тоталитарным или авторитарным режимом правления начала формироваться осоз­нанная ориентация на манипулятивный вариант общения с масса­ми, рассчитанный на достижение их безусловного подчинения. По типу ватиканской конгрегации пропаганды стали создаваться специальные подразделения исполнительной власти, в обязанности которых входило руководство «пропагандистским процессом». С точки зрения объективного развития общества, подобный тип управления общественным сознанием давал и отрицательные, и по­ложительные эффекты — в зависимости от того, на решение каких задач направлялись усилия масс.

    Это можно проследить и на истории нашей страны. В различ­ные ее периоды власти не раз добивались цели, которую ставили перед собой и перед средствами массовой информации и пропа­ганды, как назывались в советские времена российские массмедиа. В зависимости от характера цели, результаты имели либо по­ложительное, либо отрицательное значение. Скажем, советской власти удалось успешно провести целый ряд хозяйственных кам­паний, направленных на развитие страны. Определенную роль в достижении таких успехов играла и сама организация пропаган­дистского воздействия: оно высвечивало желательный для всех результат, отличалось систематичностью и напористостью, опи­ралось на положительные примеры. Манипулятивные техники — основа принудительного воздействия на сознание человека — в известной степени теряли свою вредоносную силу, когда их включали в процесс позитивных преобразований действитель­ности. Однако при всем при том они оставались манипуляцией, т.е. представляли собой намеренное вмешательство в естествен­ный процесс отражения объективного мира в сознании человека с помощью искусственно созданных информационных образова­ний и влекли за собой интеллектуальное рабство. Уже одно это означает, что понимание пропаганды как внедрения созданных кем-то идей и представлений в сознание человека вопреки его воле есть признание правомерности насилия и потому не может считаться объективным отражением предназначенности этого вида деятельности. Естественный ход развития человечества ори­ентирован на расцвет творческих возможностей человека, реали­зуемых на основе свободы воли. Должное для пропаганды, т.е. ее объективное предназначение, формируется в этих условиях. Фак­тором, определяющим его, являются конкретные потребности общества, которые дают о себе знать в процессе общественного разделения труда.

    Украинский философ В.Д. Пихорович в одной из своих работ заметил: «Пропаганда по своей природе есть не что иное, как ин­струмент преодоления разделения труда» (2015). Думается, что это очень важная констатация: исследователь имеет в виду и общест­венные потребности, вызвавшие к жизни пропаганду, и те фун­кции, которые она стала выполнять. Анализ процесса обществен­ного разделения труда показывает, что на определенном этапе человечество, у которого постепенно складывались специализиро­ванные виды деятельности (наука, искусство, идеология, полити­ка и т.д.), должно было оказаться в проблемной ситуации. Дело в том, что результаты этих видов деятельности — идеи, взгляды, представления, заключения, принимавшие форму разного рода произведений, — воплощались в особых языках, что делало их не­доступными для широких кругов общества. Между тем нужда в их распространении существовала: они несли в себе отражение зна­ний, норм, ценностей, в том числе новых, которые массовому со­знанию необходимо осваивать, иначе в обществе может нару­шиться взаимопонимание и остановиться процесс развития. Это означало, что возникла потребность в деятельности, которая бы переводила на язык массовой аудитории содержание произведе­ний, созданных на специализированных языках. Так и определи­лась объективная предназначенность пропаганды — ее должное. Получается, что функции пропаганды изначально оказались срод­ни функциям переводчика. Они состоят в том, чтобы делать до­ступным для массовой аудитории недоступное, превращая его в но­вый продукт с помощью средств популяризации — общепринятого языка, понятной массам системы образов и ассоциаций. Подчер­кнем специально: пропаганда не просто распространяет идеи и взгляды — она создает новые произведения на основе переработки специализированных продуктов разных видов, предназначая свое творчество всем. И этим она отличается от тех видов деятельнос­ти, которые тоже работают на распространение идей и взглядов, но другими способами: они организуют передачу культурного до­стояния общества через многочисленные каналы коммуникации и разные ее формы, используя в качестве посредника и пропаганду. Так формируется развернутая система образования и просвещения членов общества, вбирающая в себя компоненты, ориентирован­ные на все возрастные группы — от детей (детсады, школы, допол­нительные учебные заведения) до пожилых людей, не желающих «отстать от века» (культурно-просветительные учреждения, дома просвещения, «открытые университеты» и т.п.)

    Наука фиксирует: сегодня в распоряжении человечества доста­точно много разновидностей пропаганды, и они хорошо известны. Естественно-научная пропаганда служит освоению знаний, про­изводимых наукой, и тем улучшает качество массового сознания общества. Эстетическая пропаганда повышает ступень эстетиче­ского развития людей, привнося в их внутренний мир новый уро­вень понимания произведений искусства. Идеологическая пропа­ганда знакомит с доктринами и концепциями общественного развития, отлитыми в форму идеологем, и обогащает тем самым мировоззрение человека. Политическая пропаганда превращает в практические руководства программы действий, производимые политическими организациями, и будит в человеке осознанную субъектность. Религиозная пропаганда доносит до людей постула­ты мировых религий, облегчая выбор веры и следование ее заве­там, когда наука еще не нашла ответов на возникающие вопросы. Но все эти разновидности объединяет общее назначение пропа­ганды — преодолевать в обществе разобщенность, вызываемую разделением труда. Вот почему придавать данному виду деятель­ности отрицательный для человеческого общежития смысл глубо­ко ошибочно, а если говорить в терминах этики, то и несправед­ливо. А именно это происходит, когда мы употребляем понятие «пропаганда» для обозначения аномалий информационного поля и фактически приравниваем его к понятию «ложь».

    Исследование механизмов пропаганды, предпринятое Г. Лассуэлом, затем У. Липпманом, было направлено на изучение путей влияния на сознание общества, т.е. они рассматривали пропагандистскую деятельность прежде всего в системе управления обще­ственной жизнью. Это задало определенную область применения их выводов, прочертило ее рамки. Трактовать созданную ими мо­дель как идеальную модель пропаганды в целом, т.е. придавать ей деонтологическое значение, представляется не вполне обоснован­ным. Управляющее воздействие информации, действительно, яв­ляется ее сущностным свойством. Но, во-первых, оно относится ко всем ее видам, т.е. является ее общим качеством. Во-вторых, оно обнаруживает себя, т.е. дает устойчивые функциональные эф­фекты, только в том случае, если естественные информационные сигналы не вытесняются «шумами» — случайными или искусственно созданными сигналами, искажающими происходящее. Ма­нипулирование общественным сознанием есть попытка подчи­нить его манипуляторам с помощью специально создаваемых «шумов» и потому для общественного развития она по определе­нию оказывается негодной. Должное пропаганды в другом: она помогает людям понимать друг друга и стимулирует их развитие.

    2. К размышлениям о понятии «журналистика»

    Не все так просто и с понятием «журналистика». Конечно, как особый вид деятельности журналистика родилась для оповещения об­щества о событиях — тех изменениях привычного хода дел, которые имеют общественно значимый характер и ориентироваться в кото­рых человеку необходимо. Но очень скоро свойства журналистского текста и каналов его распространения побудили общество к тому, чтобы использовать журналистику как деятельность многофункцио­нальную, возложив на нее целый ряд новых обязанностей. Все эти обязанности связаны с переработкой информации и производством информационных продуктов и потому как особые функции были осознаны далеко не сразу. Однако это не помешало тому, чтобы в ре­зультате их выполнения журналистика незаметно превратилась из производства отдельных текстов особого вида в производство массо­вых информационных потоков, состоящих из актуальных текстов раз­ных видов. В структуре массовых информационных потоков, помимо журналистских произведений, оказались материалы совсем другого характера, в том числе, например, официальные сообщения, сводки погоды, рекламные объявления. Журналистика стала организатором многофункционального информационного производства, его субъ­ектом — возник новый, широкий смысл ее наименования, бытую­щий сегодня наряду с узким смыслом, сложившимся первоначально и доминирующим до сих пор. В новом, широком своем значении по­нятие «журналистика» приблизилось к возникшим в ХХ в. понятиям «массмедиа», «система СМИ», хотя и не стало их синонимом (они относятся не только к производству, но и к распространению массо­вых информационных потоков).

    Самое примечательное состоит в том, что в таких условиях и журналистский текст расширил свои функции. Он стал брать на себя некоторые обязанности других видов текста. Возникла доста­точно разветвленная система жанров журналистского творчества с ярко выраженными различиями функциональной предназначен­ности текстов, зависящей и от предметной области, отображение которой им выпало осуществлять. Многие жанровые модели в журналистике родились в результате синтеза законов журналист­ского творчества с законами других видов деятельности, один из которых, между прочим, пропаганда. Так появились научно-попу­лярная журналистика, культурно-просветительская журналисти­ка, политическая журналистика, социальная журналистика, дело­вая журналистика, развлекательная журналистика. Этот ряд обещает расти по мере того, как заявляют о себе новые общест­венные потребности. В такой ситуации противопоставлять журна­листику и пропаганду бессмысленно: их свойства, по законам жанровой дифференциации, неизбежно синтезируются в той сте­пени, которой требует жанр.

    Однако стремниной массовых информационных потоков, определяющей их течение, остается журналистика в узком смы­сле, журналистика новостей, и главное ее свойство — сообщать людям правду о быстро меняющейся действительности — автома­тически передается всем жанровым разновидностям журналист­ского творчества, какие бы другие виды творчества они в себя ни вобрали. Только при этом условии журналистика может оправдать свое исходное предназначение — обеспечивать обществу надеж­ную ориентацию в действительности — и справиться с теми обя­занностями, которые сложились в процессе ее развития. А обязан­ности эти в совокупности представляют собой сложное системное образование, отмеченное рядом особенностей.

    3. Особенности системы функций журналистики

    А теперь обратимся к тому явлению, с упоминания о котором началась статья и которое привлекает сегодня общественное вни­мание как угрожающее существованию журналистики. Оно дейст­вительно вполне отчетливо обнаруживает себя, вызывая деформа­цию информационного поля, так как заполняет его «шумами» и делает неадекватным реальным процессам. Однако природа этого явления намного сложнее, чем осознается в данный момент. Она несет в себе сущностное противоречие журналистской профессии, обусловленное особенностями системы ее функций.

    Взглянув на общество как на саморегулирующееся образова­ние, немецкий философ Георг Клаус обнаружил, что жизнеобеспе­чение его осуществляется посредством перекрестных контуров ре­гулирования (Клаус, 1967). Не будем углубляться в подробное описание кибернетических механизмов общества. Остановимся на основном: что такое эти контуры регулирования и как они дей­ствуют. Один из них — назовем его контуром саморегуляции обще­ственной жизни — представляет собой взаимодействие по принци­пу прямой и обратной связи сознания и поведения человека, сознания и поведения человечества. Как это происходит, каждый может проследить на себе. Вы собрались идти на работу, а на ули­це ливень. Глянули в окно — и рука потянулась к зонтику. На уров­не общества такое взаимодействие проследить сложнее, но прин­цип его тот же самый. Упрощенно это можно описать следующим образом: в массовое сознание общества поступает информация о происходящем, к ней определяется отношение и вырабатывается программа ответа — формируется общественное мнение, за кото­рым следует поведенческая реакция в виде тех или иных — согла­сованных или не согласованных — действий.

    Второй контур — назовем его контуром управления общественной жизнью — тоже представляет собой взаимодействие по принципу прямой и обратной связи, но — других участков. Участок управле­ния здесь — институты власти, создаваемые в обществе для обеспе­чения согласованных действий. А управляемый участок — народ, массы, состоящие из индивидов. Если опять же упростить ситуа­цию, взаимодействие между ними выглядит так. В институты влас­ти поступает информация (скажем, о лесных пожарах, начавшихся в регионе). Оперативно разрабатывается программа, выделяются средства, отдаются команды, побуждающие массы к необходимым действиям, подкрепляются определенными стимулирующими ме­рами — и начинаются массовые действия, информация о которых стекается в органы власти. Далее все по кругу: корректируется про­грамма, отдаются новые команды, применяются новые стимулиру­ющие меры, нарастает — или не нарастает — поведенческая актив­ность масс.

    Журналистика, в силу закономерностей общественного разви­тия, оказалась включена в оба контура регулирования. В контуре саморегуляции общественной жизни функции ее состоят в том, чтобы своими произведениями обеспечивать бесперебойную работу ос­новных звеньев механизма саморегуляции, к которым относятся, в частности, массовое сознание и общественное мнение. Для этого ее информационные продукты должны нести в себе точную информа­цию, давать адекватное отображение происходящего. Только в та­ком случае она сможет оправдывать свое назначение. Отсюда необ­ходимость ее независимого положения в общественной структуре, которое позволяло бы ей функционировать автономно от сил влия­ния. Иначе говоря, — необходимость свободы, понимаемой как воз­можность реализовать внутренние закономерности данного вида деятельности. Это не требование каких-то конкретных лиц или структур, это объективная потребность общественного организма.

    В контуре же управления функции журналистики состоят в том, чтобы своими информационными продуктами способствовать осуществлению целей и задач, разрабатываемых властными струк­турами. Это предполагает иерархию отношений, ставит журнали­стику в подчиненное положение: она выступает в качестве инстру­мента управления, при помощи которого власть осуществляет стоящие перед ней цели и задачи. Соответственно власть в данном случае выступает как фактор влияния, что несет в себе опасность для независимой позиции журналистики.

    Такое двоякое положение журналистики в общественной си­стеме означает, что она играет двойную роль и на нее ложится двойная нагрузка. Чтобы справляться с этим грузом обязанностей, для журналистской деятельности необходимы особые условия. Как показывают разработки отечественных исследователей (Ива­ницкий, 2010), главное из них — в том, что журналистика должна быть признана общественным благом и патронироваться общест­вом. Если это условие не соблюдается, неизбежны ситуации, когда между должным для журналистской деятельности и ее реальными результатами возникают противоречия. В качестве важнейшей ха­рактеристики должного, как следует из деонтологии журналисти­ки, следует понимать адекватность отражения в ее продуктах ре­ально происходящих событий — то, что мы называем обычно правдой жизни. Правда жизни — закон профессии, декларируе­мый в этических документах международного журналистского со­общества (Казаков, сост., 2004: 19). Это внутренняя закономер­ность журналистской деятельности, нарушение которой приводит к сбоям в функционировании общества. В принципе погрешности в отображении действительности происходить могут, они даже не­избежны, учитывая особенности процесса работы журналиста, — от случайных ошибок не застрахован никто. Но тенденция состо­ит в том, чтобы их обязательно исправлять, постоянно уточняя картину мира. Критическая же точка в нарушении адекватности отображения событий наступает в случае, когда в обществе начи­нает игнорироваться двойная природа функционирования журна­листики. История свидетельствует: это происходит в периоды, когда к власти в том или ином государстве приходят тоталитарные или авторитарные режимы. Они создают обстоятельства, при ко­торых журналистика теряет свою двойную функциональную на­правленность и превращается исключительно в инструмент реали­зации политических программ властных структур. Когда же реальные процессы не согласуются с такими программами, правда жизни осознанно или неосознанно начинает приноситься им в жертву. Факты действительности начинают восприниматься чле­нами общества, в том числе и журналистами, под заданным углом зрения, определяемым властью. В основу интерпретации происхо­дящего ложатся уже не объективные закономерности развития, не причинно-следственные связи и зависимости, а субъективные представления властных лиц, задающих программы. При этом расхождения между объективными закономерностями и субъек­тивными представлениями могут быть столь значительны, что вмешательство субъективного фактора в объективные процессы развития становится вредоносным, поскольку категорически ме­няет социальную роль прессы (вспомним, во что превратилась журналистика в фашистской Германии). Гомеостазис общества, его устойчивость как системы оказывается в опасности, даже если это не осознается. Причем причины тут могут быть разными — от эгоистических интересов экономического или психологического характера у властных лиц до особенностей их менталитета, сло­жившегося в силу тех или иных обстоятельств: шлейф семейных традиций, пресс профессиональных стереотипов и т.д., и т.п.

    Похоже, что Россия сегодня вступила именно в такой период. Мы столкнулись с тем, что пренебрежение властных структур к двойной функциональной направленности журналистики достигло степени, при которой стало очевидным намерение превратить дея­тельность журналиста исключительно в инструмент реализации по­литических программ власти, причем — каково бы ни было их каче­ство. Это проявляется по-разному: и в репликах властных лиц, и в предпочтительных действиях тех или иных властных структур.

    После выступления обозревателя «Новой газеты» Леонида Ни­китинского на встрече членов Совета по правам человека с прези­дентом страны между оратором и Владимиром Путиным состоял­ся диалог, о котором Никитинский рассказывает так: «Когда я закончил, Путин задал вопрос: «Значит, вы хотите, чтобы вы нас ругали, а мы вам платили деньги?» Последнее слово все-таки оста­лось за мной — я нажал микрофон и говорю: «Владимир Владими­рович, именно так. Я хочу, чтобы мы вас критиковали, а вы нам платили деньги»» (Никитинский, 2016). В сущности, в этой пози­ции журналиста отразились те особые условия, которые необходи­мы для оптимального функционирования журналистики в силу ее места в механизме регулирования общественной жизни. А в сло­вах президента проявился тот факт, что властью объективная не­обходимость таких особых условий не осознана.

    Еще одно подтверждение этому, уже из области научных дан­ных. В процессе реализации научно-исследовательского проекта «Журналистика в информационном поле России: должное и ре­альное» группа сотрудников факультета журналистики МГУ про­водила экспертный анализ продуктов деятельности разных участ­ников массовых информационных процессов. Итоги экспертного анализа документов уважаемой государственной структуры «Роскомнадзор» — предупреждений редакциям и учредителям СМИ, вынесенных в 2011-2015 гг., оказались весьма информативными. Они показали, что СМИ рассматриваются Роскомнадзором, в со­ответствии с его задачами надзорной службы, прежде всего, как субъект исполнения закона — и это естественно. Но интересно, что и понимание функций СМИ ограничивается положениями за­конодательства, причем приоритетными для надзора оказываются те из них, которые носят запретительный для СМИ характер. Пре­дупреждений в адрес нарушителей тех положений закона, которые провозглашают ответственность за воспрепятствование професси­ональной деятельности журналистов, не обнаружено, хотя в ре­альности таких эпизодов немало. Соответственно не обнаружены и представления о функциях СМИ, отраженных в этих положени­ях. Зато отчетливо просматривается, что отношения с властью по­нимаются аппаратом службы однозначно: СМИ должны быть подконтрольны власти, призванной руководить ими (Лазутина, Узунова, 2016). Именно так в большинстве своем видят отноше­ния властных структур со СМИ представители не только исполни­тельной, но и законодательной власти.

    В результате сложившегося положения противоречие между должным и реальным в российской журналистике достигло такой стадии, что в профессиональном сознании журналистов вполне определенно обозначились два альтернативных сценария его воз­можного разрешения. Согласно одному из них сегодня неизбежен слом профессии, отступление журналистики как особого типа де­ятельности с легального информационного поля страны в зону «подполья». Правда, по сравнению с прошедшими временами, эта зона несколько расширилась за счет «социальных сетей». Однако с влиянием структурированных, организованных каналов массовой коммуникации ее влияние несопоставимо, да и свобода высказы­ваний в «социальных сетях» не безусловна. А структурированные, организованные каналы уже начали заполняться продуктами дру­гого вида деятельности — его-то и обозначают чаще всего словом «пропаганда», хотя правильнее было бы сказать, что это промоушн политики государства — ее продвижение в массы.

    Реализация данного сценария опасна для общества, поскольку несет в себе возможность потери им надежной ориентации в дей­ствительности из-за массовых фейков и произвольной интерпре­тации событий, из-за мифологизации представлений, продуциру­емых сегодняшними СМИ. Это создает невиданные риски для общественного развития.

    Второй сценарий предполагает резкую интенсификацию раз­вития гражданского общества и столь же стремительный рост ме­диаграмотности всех общественных сил за счет освоения опыта, накопленного человечеством, за счет усиления глобализационных процессов. Он требует времени, высокообразованных лидеров, новаторских организационных решений. Но он обещает для жур­налистской деятельности возможность признания ее обществен­ным благом, забота о котором должна быть делом всего общества.

    К сожалению, на сегодняшний день этот сценарий выглядит не­реалистичным, мы пока к такому пути не готовы. Остается рассчи­тывать на то, что в очередной раз проявят свою силу законы само­регуляции общества как системы — объективные законы развития. Уже не однажды в истории человечества они спасали его, выводя из тупиковых ситуаций, создаваемых человеческим фактором.

    Библиография

    Иваницкий В.Л. Модернизация журналистики. Методологический этюд. М.: Изд-во Моск. ун-та; Фак. журн. МГУ, 2010.

    Клаус Г. Кибернетика и общество. М.: Прогресс, 1967.

    Лазутина Г.В., Узунова Т.Е. Исполнительная власть и СМИ: представ­ления о должном и реальном // Меди@альманах. 2016 (в производстве). Цитируется по рукописи.

    Международная федерация журналистов. Декларация принципов по­ведения журналистов // Профессиональная этика журналиста. Докумен­ты и справочные материалы. Сост. Казаков Ю.В. 4-е изд. М., 2004.

    Никитинский Л.В. Апология журналистики. Лекция в лондонском клубе «Открытая Россия» 9 мая 2016 года. Электронный ресурс: Openrussia.org.

    Пихорович В.Д. О природе пропаганды. Часть 1. Электронный ресурс: propaganda-journal.net.

    Поступила в редакцию 31.05.2016

    свидетельств поведенческих лабораторных экспериментов

    Copyright © 2015, автор (ы). Публикуется здесь по лицензии The Resilience Alliance.
    Перейти к версии этой статьи в формате pdf

    Ниже приведен установленный формат ссылки на эту статью:
    Perez, I., D. J. Yu, M. A. Janssen, and J. M. Anderies. 2015. Социальные роли и производительность социально-экологических систем: данные поведенческих лабораторных экспериментов. Экология и общество 20 (3): 23.
    http: // dx.doi.org/10.5751/ES-07493-200323

    Исследование, часть специальной статьи о продвижении понимания поведения в социально-экологических системах: результаты лабораторных и полевых экспериментов

    1 Центр поведения, институтов и окружающей среды, Университет штата Аризона, 2 Школа гражданского строительства Лайлса, Университет Пердью, 3 Департамент политологии, Университет Пердью, 4 Школа устойчивого развития, Университет штата Аризона , 5 Школа эволюции человека и социальных изменений, Университет штата Аризона

    РЕФЕРАТ

    Считается, что социальные роли играют важную роль в определении способности сообщества к коллективным действиям в отношении использования общих ресурсов.Здесь мы сообщаем о результатах исследования с использованием поведенческого экспериментального подхода в отношении взаимосвязи между социальными ролями и функционированием социально-экологических систем. Компьютерный эксперимент по ирригации, который был основой этого исследования, имитирует решения, с которыми сталкиваются фермеры в небольших ирригационных системах. В каждом из 20 раундов, аналогичных сезонам вегетации, участники сталкиваются с двухэтапной дилеммой общего пользования. Сначала они должны решить, сколько инвестировать в общественную инфраструктуру, т.е.г., каналы и водозаборные сооружения. Во-вторых, они должны решить, сколько извлечь из воды, предоставляемой этой общественной инфраструктурой. Каждый раунд начинается с 60-секундного периода общения, прежде чем игроки примут решение об инвестициях и добыче. Анализируя сообщения в чате, которыми обмениваются участники на этапе общения в эксперименте, мы закодировали до трех ролей для каждого участника, используя схему из семи ролей, которые, как известно, являются важными в литературе: лидер, генератор знаний, соединитель, последователь, моралист, силовик. , и наблюдатель.Наше исследование подтверждает важность определенных социальных ролей (например, соединителя), ранее отмеченных в нескольких анализах тематических исследований. Однако с помощью качественного сравнительного анализа мы обнаружили, что ни одна из индивидуальных ролей не была достаточной для успеха групп, то есть для достижения определенного уровня группового производства. Вместо этого мы обнаружили, что для успеха необходимо сочетание как минимум пяти ролей. Кроме того, в контексте асимметрии «вверх-вниз» мы наблюдали закономерность, в которой социальные роли, принимаемые участниками, имели тенденцию различаться в зависимости от их положения.Хотя наша работа привела к некоторым интересным выводам, необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, насколько наши выводы устойчивы к различным ситуациям действий, таким как биофизический контекст, социальная сеть и неопределенность ресурсов.

    Ключевые слова: поведенческие эксперименты; коммуникация; системы орошения; лабораторные эксперименты; качественный сравнительный анализ; социально-экологические сети; социально-экологические системы; социальные роли

    ВВЕДЕНИЕ

    Наличие определенных социальных ролей считается решающим для успешного управления ресурсами общего пула.За последние несколько лет ученые изучали, как наличие и функция определенных социальных ролей, таких как лидеры и связующие звенья, влияют на производительность социально-экологических систем. Например, работа Gutiérrez et al. (2011) предполагает, что наличие сильного руководства может быть наиболее важным фактором, объясняющим успех в контексте совместного управления рыболовством во всем мире. Другие роли, такие как последователи, связующие или создатели чувств, рассматриваются некоторыми авторами как ключевые для управления социально-экологическими системами, особенно с точки зрения способности сообщества адаптироваться к новым условиям (Folke et al.2003, 2005, Olsson et al. 2004 г.). Несмотря на признанную важность социальных ролей в управлении ресурсами из общего пула, проблемы со сбором данных затрудняют сбор эмпирических данных. В этой статье мы вносим свой вклад в эту появляющуюся литературу, используя поведенческие лабораторные эксперименты для изучения связи между социальными ролями и коллективными действиями. Участники типичного поведенческого эксперимента сталкиваются с социальной дилеммой и должны решить, каким будет их уровень сотрудничества. Мы использовали общение между участниками компьютерного эксперимента по орошению, чтобы определить социальные роли, которые появляются в ходе экспериментальных обработок, а затем определили те роли, которые могут быть необходимы для успешных коллективных действий по управлению общим пулом ресурсов.

    В соответствии со структурой институционального анализа и развития (Ostrom 2005) поведенческий эксперимент представляет собой арену действия, где экспериментальный план генерирует ситуацию действия, в которой случайно выбранная группа участников приглашается для принятия решений. Ситуация действия относится к социальному пространству, где участники взаимодействуют, обмениваются информацией и решают проблемы. Поведенческие эксперименты позволяют исследователям воспроизводить ситуации действия, определяя варианты выбора и информацию, доступную участникам, а также вознаграждения, связанные с различными результатами решений участников.Хотя эксперименты, обсуждаемые в этой статье, проводились со студентами бакалавриата в крупном университете США, один и тот же экспериментальный план, т. Е. Ситуация действия, может использоваться с разными типами участников, такими как фермеры или рыбаки в развивающихся странах (Харрисон и Список 2004). Более ранние ирригационные эксперименты, проведенные с такими разными группами участников, показали, что различия в доверии были более важной объясняющей переменной для различий в результатах, чем тип группы пользователей, т.е.грамм. рыбаки, фермеры, студенты в эксперименте (Janssen et al. 2012). В нашем исследовании наличие различных социальных ролей в сообществе дало мотивацию проверить, могут ли эти социальные роли помочь объяснить групповую динамику в экспериментальных исследованиях. В контексте многометодной исследовательской программы мы использовали разные методы для решения различных исследовательских вопросов, касающихся социально-экологических систем (Poteete et al. 2010). Таким образом, наше исследование дополняет предыдущие исследования, в которых использовались другие методы, такие как тематические исследования (например,г., Olsson et al. 2004) и метаанализ (например, Gutiérrez et al. 2011)

    Ситуация действий в компьютерном эксперименте, проведенном в этом исследовании, представляет собой маломасштабную ирригационную систему, в которой участники в разных положениях (от верхнего до нижнего) взаимодействуют для поддержания ирригационной инфраструктуры и совместного использования воды, генерируемой этой инфраструктурой, для орошения. свои поля. В нашем эксперименте участники столкнулись с двумя типами социальных дилемм (Остром и Гарднер, 1993).Во-первых, они должны были коллективно внести достаточно инвестиций в общественную инфраструктуру, чтобы обеспечить доступ к воде: водозаборные сооружения, такие как плотины, должны были ремонтироваться, а каналы — очищаться каждый год. Во-вторых, они должны были координировать свои действия для справедливого распределения воды, что могло быть подорвано асимметрией позиций участников выше и ниже по течению. Однако участники восходящего потока не могли должным образом поддерживать инфраструктуру без помощи нижестоящих участников. Эта взаимозависимость, таким образом, удерживала участников верхнего течения от чрезмерного присвоения воды, поскольку участники нижнего течения, которые не получали достаточно воды, могли уменьшить свой вклад в инфраструктуру (Ostrom and Gardner 1993, Janssen et al.2012). Предыдущие исследования с использованием аналогичных экспериментальных условий показали, что участники восходящего потока инвестируют и извлекают больше, чем участники нижестоящего, и что вклад в общественную инфраструктуру можно объяснить комбинированным эффектом наблюдаемого неравенства в предыдущем раунде и асимметричных привилегий доступа (Janssen et al. 2011 a , 2001 b , 2012, Pérez et al.2013). Основываясь на этих результатах, мы попытались проанализировать, могут ли социальные роли помочь в дальнейшем объяснении различий в производительности групп с точки зрения добычи воды.

    До этапов инвестирования и добычи в игре участники нашего эксперимента могли общаться с помощью текстовых сообщений на этапе коммуникации, чтобы обсудить все, что они пожелают, прежде чем они примут решение об инвестициях и добыче. Мы записали все эти текстовые сообщения, которые затем использовали для определения социальных ролей, которые естественно приняли на себя участники нашего эксперимента. Хотя лежащие в основе причинные процессы все еще обсуждаются, хорошо известно, что общение улучшает результаты при решении социальных дилемм (Ostrom et al.1992, Салли 1995, Янссен и др. 2010). Предыдущие исследования пришли к выводу, что для улучшения результатов необходимы возможности и объем общения, а не его содержание (Pavitt et al. 2005, Janssen 2010, но см. Pavitt 2011). Мы проанализировали общение, связав содержание общения между участниками с социальными ролями. Наша цель состояла в том, чтобы исследовать, как социальные роли на уровне группы и роли, взятые на себя различными позициями, влияют на производительность групп.Мы знали, что может возникнуть несоответствие между тем, что игроки сказали, что они собираются делать (то есть ролью, которую они, казалось бы, приняли на себя), и тем, что они действительно делали во время игры. Более того, может быть разница между социальной ролью, которую мы определили на основе данных чата, и тем, что участники могли на самом деле испытать. Обратите внимание, что большинство ролей, которые мы выделили из данных чата, нельзя выделить в данных об инвестициях и решениях о присвоении.

    Мы рассмотрели семь типов ролей: лидер, генератор знаний, соединитель, последователь, моралист, силовик и наблюдатель.(Определение каждой социальной роли см. В Таблице 1.) Эти роли часто считаются важными функциональными группами действующих лиц, которые связаны с адаптивным управлением социально-экологическими системами (Ostrom 1990, Folke et al. 2005). Хотя эти роли не составляют исчерпывающий список всех возможных ролей, они могут в достаточной степени представлять спектр ключевых ролей в нашем эксперименте по ирригации. Все больше исследований подтверждают важность этих семи ролей для успешных коллективных действий.Например, многочисленные исследования показывают, что определенные люди часто действуют, чтобы обеспечить лидерство и знание социальных проблем (Olsson et al. 2004, Pavitt et al. 2007, Gutiérrez et al. 2011). Эти источники утверждают, что присутствие лидеров и их знания могут повысить вероятность того, что люди решат проблемы коллективных действий. Исследования также показывают, что наличие соединителей, людей, которые связываются с другими людьми в рамках своих социальных сетей и за их пределами, может повысить способность местных сообществ адаптироваться к новым условиям (Stubbs and Lemon 2001, Tompkins et al.2002, Эрнстсон и др. 2010). Утверждается, что, привнося новые идеи и облегчая обмен информацией между сетями, соединители помогают местным сообществам находить совместные решения более эффективно. Некоторые исследования также подтверждают важность роли моралистов (Pavitt et al. 2005, Janssen 2010, Poteete et al. 2010). Предполагается, что люди, оказавшиеся перед социальными дилеммами, часто заявляют о нормах справедливости и постоянно пытаются обеспечить свою взаимную приверженность таким социальным нормам. Наконец, роли наблюдателя и исполнителя широко наблюдаются в полевых и поведенческих исследованиях (Ostrom et al.1992, Fehr and Gachter 2000, Henrich et al. 2006, Рустаги и др. 2010). Эти функции укрепляют нормы и соответствие правилам и считаются решающими для успеха коллективных действий (Ostrom 1990).

    Вместо того, чтобы исследовать влияние конкретной роли, мы больше сосредоточились на различении комбинаций ролей, которые увеличивают вероятность самоорганизации пользователей и успешного решения дилемм общего пользования, с которыми они сталкиваются. Одним из примеров является возможная связь между генераторами знаний и соединителями.Распространение знаний будет затруднено, если генераторы знаний не будут связаны с другими через соединители. Чтобы ответить на этот вопрос о том, как комбинации ролей влияют на коллективные действия, мы использовали качественный сравнительный анализ (QCA; Ragin 1987). Используя QCA, исследователи могут определять комбинации условий (в нашем случае, принятые социальные роли), которые связаны с определенными результатами (в нашем случае успех группы, измеряемый общим количеством отборов воды группой). Мы провели КСА на уровне группы (роли, принятые любым из игроков в группе) и позиционном (роли, принятые участниками на разных позициях [вверх, вниз по течению] в каждой группе), чтобы проанализировать, как различные комбинации ролей (уровень группы ) и роли, взятые на себя участниками на разных должностях (позиционный уровень), влияют на работу группы.

    QCA на уровне группы позволил нам понять, какая роль или комбинация ролей могут быть необходимы группе для достижения успеха. Например, нужны ли наблюдатели? Решающее значение имеет сочетание лидеров и моралистов? На позиционном уровне QCA позволил нам изучить, где рождаются роли в успешных группах. Например, группы с лидирующей ролью, принятой игроками на позициях, наиболее удаленных вверх или вниз по течению (A и E на рис. 1), работают лучше, чем группы с ролью лидера, принятой игроком в средней позиции (C на рис.1)? Какие комбинации ролей с большей вероятностью будут приняты игроком на позиции А в успешных группах? Наши результаты показывают, что для успеха необходима не конкретная роль, а комбинация минимум пяти ролей. Например, мы обнаружили, что хотя бы один участник, взявший на себя роль лидера, был необходим, но не достаточным для успеха. В одной из комбинаций ролей, представленных в успешных группах, лидера сопровождали по крайней мере по одному: последователь, генератор знаний, соединитель и моралист.На позиционном уровне мы обнаружили разнородные комбинации ролей, связанные с позициями участников. Например, в успешных группах игроки, занимающие средние позиции, чаще берут на себя роль лидеров, чем игроки, находящиеся выше или ниже по течению.

    МЕТОДЫ

    Мы использовали сообщения чата, которыми обменивались участники на этапе коммуникации компьютерного эксперимента по орошению, чтобы кодировать социальные роли, которые участники приняли. Выявленные социальные роли использовались в качестве условий в QCA для получения комбинаций социальных ролей, которые могли бы привести к более высокой результативности группы.Мы не кодировали фактическое поведение игроков, а скорее социальные роли, которые игроки, казалось, принимали на себя, основываясь на их сообщениях во время коммуникативной стадии игры. На рисунке 2 графически представлены методы и основные результаты, полученные с помощью QCA.

    Лабораторные опыты по ирригации

    Эксперимент проводился в форме ирригационной игры для пяти участников. Участники занимали разные позиции, A, B, C, D и E, в зависимости от их положения вдоль ирригационного канала (A — головной конец, E — задний конец).

    Вся экспериментальная обработка, которая занимает около 75 минут, состоит из 2 тренировочных раундов до начала реального эксперимента, за которыми следуют 20 фактических раундов. Каждый раунд проходит в следующей последовательности: этапы коммуникации, инвестирования и присвоения.

    Коммуникационная ступень

    В начале каждого раунда участникам разрешается общаться с помощью текстовых сообщений, используя интерфейс чата в течение 60 секунд. Участникам разрешается обсуждать все, что они хотят, с обычными оговорками, такими как надлежащий язык, отсутствие угроз и никаких обещаний дополнительных выплат.

    Инвестиционная стадия

    Участники должны принять решение о том, сколько инвестировать в обеспечение общественной инфраструктуры, такой как каналы и водозаборные сооружения. В начале каждого раунда участникам выдается 10 жетонов. Затем участники могут инвестировать все, ноль или часть своего капитала в поддержание общественной инфраструктуры. Каждый токен стоит 0,05 доллара США. Производство общественной инфраструктуры линейно зависит от общего объема инвестиций, сделанных группой: каждый вложенный токен увеличивает запас инфраструктуры на одну единицу.Однако после каждого раунда фонд инфраструктуры обесценивается на постоянный процент. Взаимосвязь между мощностью подачи воды и инфраструктурой демонстрирует нелинейную S-образную зависимость. Ниже определенного порога инфраструктура не производит продукции, то есть воды. После того, как этот порог превышен, дополнительные инвестиции увеличивают предельную отдачу от водоснабжения. При превышении определенного уровня запасов дополнительные инвестиции приводят к уменьшению маржинальной прибыли. В ходе экспериментов мы выбрали масштабирование, которое не позволяло одному человеку создать достаточный запас инфраструктуры для доставки воды без помощи других.Например, если достаточно большая группа фермеров не работала вместе в одно и то же время над ремонтом затворов и каналов каждый год, система перестала функционировать и подавала мало воды или вообще не подавала ее. Следовательно, необходимо сотрудничество для создания адекватного уровня общественной инфраструктуры.

    Скорость подачи воды как функция эффективности инфраструктуры показана в Таблице 2. Максимальная подача воды составляет 30 кубических футов в секунду (кубических футов / с) в случае по умолчанию. На этапе инвестирования каждого раунда участникам отображается экран с таблицей 2.Участникам напоминают, каким был запас инфраструктуры в предыдущем раунде, и сообщают, что он уменьшился на определенную величину. Затем их просят принять решение об инвестициях. Например, если запас инфраструктуры в предыдущем раунде составлял 75 и уменьшился на 25, игрокам сообщается, что запас инфраструктуры в начале раунда составлял 50 (75-25 = 50). Предположим, что каждый игрок инвестирует 7 жетонов (7 x 5 = 35 общих вложений). Тогда запас инфраструктуры 50 + 35 = 85.Согласно Таблице 2, система способна выдавать максимум 40 кубических футов в секунду на этапе ассигнования. После того, как участники принимают инвестиционные решения, им показывают экран, на котором резюмируется следующая информация: сколько инвестировали их соседи, уровень эффективности инфраструктуры, пропускная способность воды и подача воды в ирригационную систему. Поскольку запас инфраструктуры обесценивается на 25 единиц в каждом раунде, каждый участник должен инвестировать в среднем пять токенов, чтобы поддерживать инфраструктуру на том же уровне.

    Этап присвоения

    Участники принимают решения относительно открытия и закрытия своих оросительных ворот в течение 50 секунд, когда они пытались отвести воду на свое поле и вырастить урожай. Участникам представлена ​​информационная панель, показанная на Рисунке 1. Участникам показана емкость подачи воды (вверху слева), сколько воды было доступно в реке (вверху справа) и сколько времени осталось в раунде (вверху в центре). Участники видят течение воды (движение белых точек для имитации потока воды) и их ворота открываются и закрываются в режиме реального времени.Взаимодействие в реальном времени было специально выбрано с учетом необходимости координации в реальном времени для решения проблемы асимметричного общего пользования. То есть участники реализуют стратегию (если таковая имеется), которую они разработали на этапе коммуникации раунда. Открывая ворота, участники накапливают воду на своих полях. В таблице 3 показаны доходы от выращивания сельскохозяйственных культур в зависимости от общего количества воды, доставленной на поля участников. Если на их поле отведено менее 150 кубических футов воды, участник не зарабатывает жетоны.Максимальное количество жетонов зарабатывается, когда на поле было доставлено от 500 до 549 кубических футов воды. Внесение более 549 кубических футов вредно для растениеводства (заболачивание) и соответственно снижаются доходы.

    Максимальная пропускная способность ворот каждого игрока — 25 кубических футов в секунду. Если участник открыл свои ворота и в основном канале доступно 25 кубических футов в секунду, для достижения максимально возможного заработка требуется 20 секунд. При 5 участниках, пытающихся максимизировать свой заработок, спрос составляет 5 x 500 = 2500 ср.Поскольку максимальный запас воды составляет 30 кубических футов в секунду x 50 = 1500 кубических футов воды, возникает ситуация нехватки ресурсов. Если участники остановятся на 300 CF, каждый может заработать 15 токенов. Однако, если участники верхнего течения, которые первыми получили доступ к воде, максимизируют свои доходы, два участника нижнего течения не получат достаточно воды для получения каких-либо доходов от выращивания сельскохозяйственных культур. Например, участник A может открывать свои ворота в течение первых 20 секунд, участник B в течение первых 36 секунд и участники C, D и E в течение всего периода, генерируя доход в 20 (500 кубических футов) токенов каждый для участников A и B, 19 (430 см) для участника C, 0 (70 см) для участника D и 0 (0 см) для участника E.Эта структура выплат ставит перед нами дилемму асимметричного достояния.

    Этот эксперимент представляет собой модификацию лечения, описанного Anderies et al. (2013). В исследовании Anderies et al. Участники имели полную информацию о поведении других участников и могли общаться со всеми участниками своей группы. В описанном здесь эксперименте мы ограничили общение, установив линейно связанную сеть, в которой участники могли общаться только со своими непосредственными соседями.Используя эту сетевую структуру, мы попытались имитировать проблемы коммуникации, мониторинга и санкций, с которыми могут столкнуться фермеры в небольших ирригационных системах. Вид каждого участника на арену действий (информационная панель) показан на рисунке 1. Участник видела свое собственное поле зеленым цветом. Структура социальной сети в этом эксперименте была разработана таким образом, чтобы участники могли общаться и наблюдать за действиями только своих ближайших соседей; например, участник B мог только общаться и наблюдать за инвестициями и добычей участников A и C.Обратите внимание, что на рисунке 1 игрок C может видеть, что ворота игрока B и игрока D закрыты, но не может наблюдать за игроками A и E. Точно так же игрок B может видеть, что ворота игрока C открыты, а ворота игрока A закрыты, но не может наблюдать за игроками D и E.

    Каждая группа начинает раунд 1 эксперимента с начальным запасом инфраструктуры, равным 75 (эффективность 75%), а коэффициент износа инфраструктуры составляет 25 для первых 10 раундов эксперимента. В первые 10 раундов уровень износа инфраструктуры и количество речной воды остаются неизменными.Однако после 10 раунда эти два условия начинают меняться. Для целей настоящего исследования мы рассмотрели первые 10 раундов, в которых не было неопределенности в отношении водоснабжения и нормы износа инфраструктуры. Дополнительную информацию об условиях эксперимента, а также о влиянии изменчивости на результативность группы можно найти в Anderies et al. (2013).

    Равновесие по Нэшу и социальное равновесие для этого экспериментального плана можно рассчитать, если предположить, что участники имеют нулевое время реакции и пытаются открывать и закрывать ворота, чтобы максимизировать количество своих жетонов.В первом раунде нет необходимости инвестировать в общественную инфраструктуру, потому что пропускная способность (35 куб. Футов / с) уже выше, чем подача (30 куб. Футов / с) воды. Anderies et al. (2013) показали, что равновесие по Нэшу для эгоистичных рациональных субъектов привело к инвестициям только в течение первых трех раундов со стороны участников восходящего потока. Если была положительная пропускная способность воды (запас инфраструктуры был выше 45) и участник не набрал 500 кубических футов воды, участник оставил свои ворота открытыми.Участники инвестировали в общественную инфраструктуру только в том случае, если они могли рассчитывать на положительную окупаемость инвестиций. Участники A, B и C вложили скромные суммы во 2 раунд, чтобы достичь уровня инфраструктуры 66. В раунде 3 инвестировал только участник A. После раунда 3 инфраструктура ухудшилась до уровня, который не поддерживал доставку воды. В этом некооперативном равновесии участники заработали 575 жетонов как группа в первых 10 раундах. Напротив, участники, которые следовали стратегии сотрудничества, поддерживали запас инфраструктуры на уровне 66 (производительность доставки = 30 кубических футов в секунду) и инвестировали 25 токенов каждый раунд в инфраструктуру, чтобы поддерживать ее на этом уровне.Кооперативная стратегия привела к получению 978 токенов для группы за 10 раундов. Примером одной из возможных кооперативных стратегий было четыре участника A-D, инвестирующих шесть токенов, и один участник E, инвестирующий только один токен. Если участники координируют свои ворота, выращивание урожая может дать 15 жетонов для участников от A до D и 10 жетонов для E. Следовательно, стратегия сотрудничества может привести к результату, в котором каждый участник зарабатывает 19 жетонов за раунд.

    Участие в эксперименте

    Эксперименты проводились в Университете штата Аризона в весеннем семестре 2012 г.Участники были случайным образом набраны из базы данных студентов всех специальностей, которые указали, что они готовы участвовать в нашем эксперименте на человеке. Приглашения были разосланы случайной выборке из всего населения, когда был запланирован сеанс нашего эксперимента. По результатам опросов на выходе, из 115 студентов (23 группы по 5 игроков), которые участвовали в экспериментах, описанных в этой статье, 49% составляли женщины, а средний возраст составлял 20 лет. Средний заработок составлял 22 доллара, включая бонус за показ в размере 5 долларов плюс платежи за их игру (в частном порядке) для экспериментов со средней продолжительностью 75 минут.Индивидуальный минимальный и максимальный заработок составлял 12,20 доллара и 34,70 доллара соответственно. Окончательная прибыль, общие инвестиции и добыча по каждой группе показаны в Приложении 1.

    Кодирование различных ролей

    В соответствии с литературой мы определили семь социальных ролей, которые могли принять участники эксперимента по орошению: соединитель (C), исполнитель (E), последователь (F), генератор знаний (K), лидер (L), моралист (M). ) и наблюдатель (O). См. Определения в таблице 1. Участники могут одновременно выполнять несколько ролей (например,g. лидеры могут быть моралистами, силовики могут одновременно наблюдать за действиями других и т. д.). Мы закодировали до трех ролей для каждого участника в каждом из двух временных отрезков: раунды 1–5 и 6–10. Мы рассмотрели две группы раундов, потому что требовалось более одного раунда для определения роли или ролей, которые принимает каждый участник, и в то же время, роли, взятые на себя участниками, меняются по ходу игры. Количество ролей, занимаемых участниками, варьировалось; некоторые игроки играли только одну роль (например,g., послушный последователь), тогда как другие брали на себя несколько ролей. В среднем участники выполняли две роли в каждом из двух временных отрезков. Мы ограничили количество закодированных ролей на участника до трех, чтобы учесть наиболее важные роли, взятые на себя каждым игроком, а также потому, что в большинстве случаев игроки брали на себя менее четырех ролей одновременно. В тех немногих случаях, когда было выявлено более трех роликов, кодировщики выбирали более подходящие роли, подсчитывая количество сообщений чата, представляющих каждую роль.После 10-го раунда в эксперимент вводится экологическая неопределенность. Мы не включили эти более поздние этапы (11-20) в наше текущее кодирование, потому что нашей целью было изучить влияние социальных ролей на производительность социально-экологических систем в стабильной среде. В будущих исследованиях будет проанализировано, как на социальные роли, принятые участниками эксперимента по ирригации, влияет экологическая неопределенность, а также как социальные роли могут развиваться во время игры.

    Кодирование

    основывалось на текстовых сообщениях, которыми участники обменивались на этапе общения (таблица 1), а не на реальном поведении игроков.Роли были написаны независимо двумя авторами (Пересом и Ю). Каждый кодировщик использовал реплики из фраз и слов, найденных в текстовых сообщениях, чтобы определить наиболее подходящие роли, как это определено в наших рекомендациях (Таблица 1). Например, если участник отправлял сообщения, в которых высказывались опасения по поводу неравного использования воды, этот участник был закодирован как моралист. Мы не пытались раскрыть реальные механизмы, которые могли бы связать состав группы с результатами. Кроме того, мы признаем потенциальную важность взаимосвязи между социальными ролями и реальными действиями во время игры (Cardenas 2003).Эти вопросы выходят за рамки данной статьи и станут предметом будущих исследований. При этом работа, о которой мы сообщаем здесь, рассматривая только корреляции между сообщениями мысленного чата, обнаруженными составом группы, и результатами, является первым шагом и уже привела к нескольким интересным выводам.

    После того, как оба кодировщика завершили кодирование, результаты сравнивались на предмет несовпадений. Два кодировщика пришли к своим окончательным решениям по кодированию, обсуждая эти несовпадающие роли, пока не был достигнут консенсус.Для оценки надежности межкодера мы использовали простейший доступный показатель: процентное соответствие между двумя кодировщиками. Мы предпочли процентное соответствие более сложным критериям (например, коэффициент Коэна Каппа и альфа Криппендорфа), которые учитывают случайные соглашения о кодировании. Причина в том, что в нашей схеме кодирования было 64 возможности комбинирования ролей для каждого игрока (т. Е. Кодирование до 3 ролей на игрока из 7 возможных ролей и ни одной роли). При таком большом количестве возможностей кодирования вероятность того, что соглашения о кодировании возникли случайно, в нашем исследовании была очень низкой.Процентное согласие было получено следующим образом. Для каждого случая (каждый временной интервал для каждого участника) подсчитывалось количество идентифицированных ролей и пробелов (без ролей), сопоставленных двумя кодировщиками, а затем делилось на три, поскольку на одного игрока было возможно три роли. Это число представляет степень согласия по каждому делу. Затем это число было суммировано для всего набора случаев и разделено на общее количество случаев, чтобы получить меру согласия в процентах. В результате процентное согласие составило 76%.Минимальный порог приемлемого уровня надежности интеркодера для поисковых исследований часто считается около 70% (Lombard et al. 2002, Riffe et al. 2005). Основываясь на этом рисунке и исследовательском характере нашей работы, мы предполагаем, что наша работа по кодированию демонстрирует разумную надежность межкодирования.

    Качественный сравнительный анализ

    Мы провели QCA (Ragin 1987, 2000) для изучения различных комбинаций условий, то есть социальных ролей, которые связаны с улучшением работы группы.QCA — это подход к анализу наборов данных с небольшими размерами выборки, который опирается на булеву алгебру для сравнений между случаями, чтобы уменьшить причинную сложность до минимального набора условий, необходимых для получения результата (Ragin 1987). QCA устанавливает условия необходимости и достаточности. Условие необходимо, если оно должно присутствовать для достижения определенного результата. Условие является достаточным, если само по себе может привести к определенному результату (Ragin 1987). Условие одновременно необходимо и достаточно, если оно является единственной причиной результата.Если различные условия могут дать результат сами по себе, то это достаточные, но не обязательные причины. Наконец, если причина появляется только в подмножестве комбинаций, которые приводят к результату, то это причинное условие не является ни необходимым, ни достаточным. Результаты теста на достаточность суммированы в так называемой таблице истинности, в которой перечислены все возможные комбинации условий и результатов и показано, как часто они появляются в рассматриваемом наборе случаев, т.е. согласованность. Чем выше значение согласованности, тем больше обращений или оценок членства в строке имеют одинаковый результат.Результаты таблицы истинности упрощаются с помощью алгоритма Куайна-Маккласки, обычно используемого в КСА (Куайн, 1955, Маккласки, 1956). Например, если некоторые выражения отличаются только одним причинным условием для получения одного и того же результата, то это причинное условие может считаться несущественным и может быть удалено для создания более простого комбинированного выражения (Ragin 1987). Дополнительную информацию о методологии QCA можно найти у Рагина (1987 и 2000) или посетив веб-сайт COMPASS (http: //www.compasss.org).

    На рисунке 2 графически представлен процесс, с помощью которого QCA использовался в этом исследовании. На уровне группы наши условия относились к тому, присутствовали или отсутствовали роли в разных группах. В этом случае нас не интересовало, выполнялась ли конкретная роль в позиции A, B, C и т. Д. На позиционном уровне, с другой стороны, наши условия относились к ролям, которые каждый участник взял на себя в каждой группе. В этом случае нас интересовало, где встречаются роли; QCA на позиционном уровне помог нам понять, насколько позиция (т.д., позиция A, B, C, D или E) игрока, который взял на себя данную роль, имела отношение к объяснению успеха группы.

    Анализ на уровне группы

    Два основных варианта QCA, QCA с четким набором (csQCA) для дихотомических переменных и QCA с нечетким набором (fsQCA) для значений от нуля до единицы, были проведены на уровне группы. В csQCA нашими условиями были наличие или отсутствие ролей в разных группах. В fsQCA мы использовали частоту каждой роли в группах как условия возникновения группового успеха.Нашей мотивацией была идея о том, что частота ролей лучше объясняет успех группы, чем наличие определенной роли или ее отсутствие. Результаты QCA на уровне группы с использованием csQCA и fsQCA могут дать нам дополнительную информацию о взаимосвязях между социальными ролями и коллективными действиями.

    Для csQCA условие, то есть наличие социальной роли, считалось 0, если роль отсутствовала, и 1, если она присутствовала во время любого из 2 снимков (т. Е. Раундов 1-5 и 6-10) в каждой группе. Например, если один игрок взял на себя роль лидера во время одного снимка, он кодировался как 1.Для fsQCA наши необработанные данные включали значения от 0 (ни один из игроков не брал на себя роль во время любого из снимков) до 5 (роль присутствовала во время обоих снимков более чем у одного игрока). Например, если роль лидера отсутствовала, ей было присвоено значение 0, если она была принята одним игроком во время одного снимка, ей было присвоено значение 0,6, и если роль лидера сохранялась во время двух снимков, даже если это предполагалось разными игроками, давалось значение 1. Обратите внимание, что 0,5 в fsQCA — это точка пересечения при оценке того, является ли кейс более «входящим», чем «выходящим» из набора; набрал меньше 0.5, но больше 0 указывает на то, что объекты больше не входят в набор, а оценка, близкая к 1, указывает на сильную принадлежность. Когда игроки брали на себя более одной социальной роли одновременно, мы рассматривали эти социальные роли как независимые наблюдения.

    Анализ на уровне позиции

    Мы проанализировали два случая на позиционном уровне с помощью csQCA: каждая позиция отдельно и все позиции и роли вместе. В первом случае нашей целью было проанализировать комбинации ролей, принятые каждой позицией для достижения успеха.Например, какие роли занимала позиция А в успешных группах? Во втором случае мы определили сочетания ролей, принятые в каждой группе по каждой позиции. То есть были ли группы с лидерами в позиции A и E лучше, чем группы с лидерами в позиции C? Важно ли, чтобы генератор знаний находился в позиции A, а моралист — в позиции C? Так же, как и в анализе на уровне группы, условие, то есть наличие социальной роли, считалось нулевым, если роль отсутствовала, и одним, если присутствовала во время любого из двух снимков в каждой позиции.

    Показатель эффективности группы

    Мы выбрали общий групповой водозабор ( Ext ) в качестве индикатора эффективности группы. Количество воды, добытой в одном раунде, не влияет на воду, доступную для следующего раунда, и это количество зависит только от уровней сотрудничества. Забор воды сильно коррелировал (корреляция Спирмена = 0,6) с другими важными показателями: инвестициями в общественную инфраструктуру, прибылью и эффективностью общественной инфраструктуры, а также коэффициентами Джини инвестиций и водозаборов между членами каждой группы (Таблица 4 ).Например, если неравенство в добыче увеличивалось, игроки, добывающие меньше воды, обычно реагировали уменьшением своих инвестиций в общественную инфраструктуру. Эта ситуация привела к падению уровня воды и, как следствие, уровня забора воды. Фактически, мы можем рассматривать общее количество извлеченной воды как индикатор групповой добычи. Таким образом, увеличение добычи воды коррелировало с увеличением сотрудничества в этом эксперименте. В Приложении 2 показаны результаты КСА с использованием процента от максимального заработка в качестве показателя эффективности группы.

    Для csQCA группа считалась успешной, если групповое извлечение было выше медианного извлечения всех групп. Использование медианы в качестве порога успеха группы было сочтено адекватным, потому что способ выделения группы совпал с медианной, а медиана была единственным порогом в наших данных (рис. 3). Для результата в fsQCA мы рассмотрели перерывы в уровне извлечения между группами, чтобы определить пороговые значения (рис. 3). В Приложении 1 показаны результаты экспериментов и в Таблице A3.1 в Приложении 3 показаны необработанные данные, используемые в csQCA и fsQCA.

    Все анализы проводились с использованием пакета R Project for Statistical Computing (R Development Core Team 2008), в частности, с применением пакета QCA (Thiem and Dusa 2013). В разделе «Результаты» мы представляем исчерпывающее описание результатов QCA. Более подробные результаты, то есть таблицы истинности и тесты необходимости, можно найти в Приложении 3.

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Как показано на рисунке 2, используя КСА на уровне группы, мы обнаружили, что успех группы проявляется в четырех комбинациях ролей.Все они включали в себя роли лидера, последователя и генератора знаний. При использовании csQCA одна результирующая комбинация включала роли соединителя и наблюдателя, а другая комбинация включала роли соединителя и моралиста. При использовании fsQCA одна комбинация включала роли моралиста, силовика и наблюдателя, а другая включала роли соединителя, исполнителя и моралиста. На позиционном уровне мы обнаружили, что некоторые участники некоторых позиций с большей вероятностью берут на себя определенные социальные роли.Рассматривая каждую позицию независимо, мы получили из 3-6 решений на позицию и 12 решений, когда мы проанализировали все позиции вместе (рис. 2).

    Результаты на уровне группы

    Как показано на рисунке 4, все 23 закодированные группы имели по крайней мере 1 последователя, 1 генератор знаний и 1 лидера. Остальные роли — соединитель, силовик, моралист и наблюдатель — отсутствовали в некоторых группах. Мы обнаружили, что наиболее частой ролью был последователь, за которым следовали генератор знаний, моралист, наблюдатель, соединитель и исполнитель (рис.4А).

    На рисунке 4B показано распределение ролей по успешным и неуспешным группам. Используя csQCA, мы обнаружили, что успех группы проявляется в двух комбинациях ролей. Комбинациями были соединитель и наблюдатель, соединитель и моралист (рис. 2). Обратите внимание, что в обеих комбинациях необходимым условием для успеха групп было наличие хотя бы одного игрока, выполняющего роль связующего. Интересно, что ни в том, ни в другом случае не было необходимости, чтобы игрок брал на себя роль силовика.В дополнение к этим условиям успешным группам также требовалось, чтобы один игрок принимал на себя роль моралиста или наблюдателя. Обратите внимание, что, поскольку все группы выполняли роли лидера, последователя и генератора знаний, мы не включали их в этот анализ. Хотя все успешные комбинации ролей включали по крайней мере один соединитель, но не включали средства обеспечения соблюдения, 67% неудачных комбинаций ролей включали одну из этих двух ролей. Кроме того, роли моралиста и наблюдателя, присутствующие в 50% успешных комбинаций, также присутствовали в 83% неудачных комбинаций.

    fsQCA для частоты каждой роли во время двух снимков (рис. 4C) выявили две комбинации ролей для успешных групп. Им необходимо было иметь лидера, генератора знаний, последователя, моралиста и силовика, а также наблюдателя или связующего звена. Было всего две неудачных комбинации ролей. Одна комбинация включала в себя все роли, кроме моралиста, а другая комбинация не включала роли силовика и наблюдателя.

    Результат на позиционном уровне

    Наши результаты показывают, что распределение ролей по должностям было неоднородным (рис.5). Роль лидера редко принималась игроками в позиции E, но часто принималась игроками в позиции C. Игроки в позиции A часто были генераторами знаний, и соединители часто находились в позиции D. Роль последователя часто принималась игроками. в позициях B и D и реже игроками в позиции E. Игроки в позиции E редко бывали моралистами и часто применяли силы. Игроки на верхних и средних позициях (A, B и C) редко брали на себя роль силовиков.Роль наблюдателя часто брали на себя игроки на позициях B, C и D.

    На рисунке 6 показано распределение ролей по каждой позиции в успешных и неудачных группах. Рассматривая каждую позицию независимо, csQCA генерировал до шести возможных комбинаций ролей на позицию (Таблица 4). Эти комбинации включали от одной до шести социальных ролей. Таблица 4 показывает, что во всех комбинациях по крайней мере один игрок на позициях выше или ниже (A, B, C) взял на себя роль ведомого (для игрока B все успешные комбинации включали роль ведомого), тогда как 50% и 60 В% комбинаций были игроки, которые взяли на себя ту же роль для позиций D и E, соответственно.Интересно, что ни один игрок не взял на себя роль исполнителя в любой из комбинаций, за исключением двух случаев, когда игрок в позиции D взял на себя роль исполнителя. Для позиций C и D 50% или более успешных комбинаций включали роль лидера; по остальным позициям эта доля снизилась до 20%. В удачных комбинациях роль коннектора чаще всего встречалась в позиции C. Роль моралиста присутствовала более чем в 30% удачных комбинаций по всем позициям.Наконец, позиция E не включала роль наблюдателя в успешных комбинациях, тогда как более половины успешных комбинаций включали эту роль для позиций A, C и D.

    Кроме того, мы провели CSQCA для всех позиций вместе. Поскольку эффективное использование csQCA зависит от соотношения случаев и причинных условий (т.е. должно быть такое же или меньше условий, чем случаев), мы выбрали роли лидера, моралиста, исполнителя и наблюдателя для анализа комбинаций ролей и позиции.В этом анализе мы опустили роль ведомого, потому что она коррелировала с ролью лидера (т. Е. Если был ведомый, был лидер, и наоборот), ролью соединителя, потому что только позиции B, C, и D мог бы иметь эту роль, а также роль генератора знаний, потому что мы считали, что наличие этой роли могло бы улучшить работу групп, независимо от того, какая должность принимала на себя эту роль. CSQCA привел к 12 комбинациям ролей для успешных групп (таблица 5).Несмотря на то, что только один случай, то есть успешная группа, был включен в каждую конкретную комбинацию ролей на позицию (таблица 5), мы выделяем некоторые интересные результаты, полученные из частотного распределения каждой ролевой позиции в 12 успешных комбинациях.

    Позиции с ролями

    Почти во всех успешных комбинациях (92%) игроки на позициях B и C брали на себя хотя бы одну роль. После этих позиций наиболее частой позицией с ролью в успешных группах была позиция D (75%), за которой следовала позиция E (67%).Позиция А была наименее частой позицией с ролью в успешных группах (58%). Напротив, в неудачных комбинациях позиция C была наименее частой позицией с ролью (55%), за ней следовали позиции A (64%), E (73%), а также B и D (82%) (см. Таблицу П3.8 в Приложении 3).

    Частота ролей на позицию

    Игроки в позиции C взяли на себя наибольшее количество ролей в результирующих комбинациях (50% из 48 возможных; т. Е. 48 означает, что 1 позиция имеет 4 роли в 12 комбинациях csQCA), за которыми следуют позиции B и D (33%), А (25%) и Е (17%).В неудачных комбинациях игроки на позициях B и D брали на себя относительно больше ролей (36% из 44 возможных; т. Е. 44 означает, что 1 позиция имеет 4 роли в 11 неудачных комбинациях csQCA), за которыми следуют позиции C и E (32 %) и А (30%).

    Роли, которые принимают на себя игроки на разных должностях

    Что касается ролей, занимаемых игроками на разных позициях, рисунок 7A показывает, что игроки в позиции C чаще берут на себя роль лидера, а игроки в позиции E редко берут на себя эту роль в успешных комбинациях ролей.Силовики обычно находились на нижних позициях; наблюдатели находились на позициях B, C и D; а моралисты занимали промежуточные и верхние позиции (A, B и C). Что касается роли лидера, другой интересной закономерностью было то, что в четырех комбинациях, в которых лидер существовал в позиции A, были также другие лидеры на разных позициях в той же группе. Этой модели не было, когда игрок на позиции B, C или D был лидером. В неудачных комбинациях (рис. 7Б) игроки позиций B и E чаще брали на себя роль лидера.В неудачных комбинациях роль силовика проявлялась на всех позициях, но чаще — на позициях нижестоящих. Кроме того, роли наблюдателя и моралиста были более равномерно распределены в неудачных комбинациях по сравнению с успешными комбинациями, но чаще в позициях нижестоящих (рис. 7).

    ОБСУЖДЕНИЕ

    В этом исследовании мы использовали коммуникационные данные в поведенческом лабораторном эксперименте в качестве прокси для определения социальных ролей участников и выявления комбинаций ролей, которые могли повлиять на производительность групп.Наши результаты подтверждают предыдущие исследования, основанные на анализе тематических исследований, в которых утверждается, что такие роли, как лидер, генератор знаний или соединитель, являются ключевыми для объяснения успеха в управлении социально-экологическими системами (например, Olsson et al. 2004). Из семи ролей, рассмотренных в этом исследовании (лидер, генератор знаний, соединитель, последователь, моралист, исполнитель и наблюдатель), наши результаты показывают, что ни одна из них не была достаточной для улучшения работы группы. Скорее, для улучшения результатов было необходимо сочетание по крайней мере пяти ролей.Поскольку все группы выполняли роль лидера, генератора знаний и ведомого, это были необходимые условия, но недостаточные. В дополнение к этим ролям успешные группы также включали в себя одно из следующих подмножеств: (1) соединитель и наблюдатель, (2) соединитель и моралист, (3) моралист, силовик и наблюдатель, или (4) моралист, соединитель. , и enforcer. Наши результаты также подчеркивают важность должностей и ролей. Асимметрия и сетевая структура, представленные в нашем эксперименте, привели к тому, что игроки на некоторых позициях с большей вероятностью примут на себя определенные социальные роли.Мы не учитывали фактическое поведение участников, чтобы кодировать социальные роли, которые принимали на себя игроки. Например, игрок был закодирован как лидер, если он / она предложил стратегию / правило в отношении инвестиций или сбора урожая, и хотя бы один другой игрок сказал, что он / она будет следовать предложенной стратегии / правилу, но не в том случае, если этот игрок действительно будет следовать предложенной стратегии . Точно так же игрок считался моралистом, если игрок проявлял беспокойство по поводу нижестоящих игроков или искал справедливых долей для всей группы, но не в том случае, если игрок фактически взял изрядное количество ресурса.Однако результаты уже дают очень интересное понимание того, как социальные роли могут влиять на управление ресурсами общего пула.

    Мы пытаемся объяснить наши результаты, связывая некоторые детали того, что произошло в некоторых группах, с их возникающими ролевыми комбинациями. Считается, что группа 3 успешно сочетает роли с помощью csQCA и fsQCA (см. Таблицы A3.2 и A3.4 в Приложении 3). В этой группе участники на позициях B, C и D были соединителями, тогда как участники на позициях A и E были лидерами.Благодаря роли соединителя B, C и D, между участниками нисходящего и восходящего потока была очень активная связь. Кроме того, игроки A и B взяли на себя роль моралистов, проявив сочувствие к игрокам, находящимся ниже по течению, и делились с ними водой. В ответ нижестоящие игроки продолжили инвестировать в инфраструктуру, которая помогает поддерживать эффективность инфраструктуры и доступность воды на высоком уровне. В результате уровень группового отбора воды остался на высоком уровне. В группе с наихудшими результатами (группа 18, рис.3) игроки выше по течению (позиции A и B) не делили воду с игроками ниже по течению (D и E). Игроки D и E пытались предупредить вышестоящих игроков об угрозе отказа от инвестиций, но игрок C практически не общался и не подключал вышестоящих и нижестоящих игроков. Как следствие, все игроки перестали вкладывать средства, а эффективность инфраструктуры и доступность воды упали до низкого уровня. В этой группе мы обнаружили силовиков на позициях A, D и E и наблюдателей на позициях A, B, D и E, но не моралистов.Аналогичное развитие событий наблюдалось в группах 2 и 9 (см. Таблицы A3.2 и A3.4 в Приложении 3).

    Эта последовательность событий и комбинации ролей показывают, что структура социальной сети, использованной в этом исследовании, в которой участники могли наблюдать и общаться со своими ближайшими соседями, сделала соединитель необходимой ролью в большинстве комбинаций, которые привели к появлению группового успеха. Эта критически важная роль соединителей подчеркивает важность коммуникации и мониторинга для успешного управления (Ostrom et al.1992, Салли 1995, Янссен и др. 2010). Кроме того, в структуре социальных сетей нашего эксперимента соединители были необходимы для того, чтобы другие роли могли эффективно способствовать успеху группы. Этот вывод подчеркивает важность передачи информации о поведении других людей в сети и поддерживает предыдущие тематические исследования, в которых утверждается, что соединители являются ключом к объяснению успеха в управлении социально-экологическими системами (например, Stubbs and Lemon 2001, Tompkins et al. al.2002). Однако в экспериментальных условиях роль соединителя не проявлялась, когда участники были организованы в полностью подключенную сеть ( неопубликованных данных, ).Таким образом, контекст ситуации действия существенно влияет на то, какие социальные роли могут появиться и стать решающими для повышения производительности. Когда одна из наших удачных комбинаций ролей не включала соединителя, она включала роль наблюдателя. Роль наблюдателя была необходима в половине наиболее эффективных комбинаций ролей. Этот паттерн подчеркивает важность передачи информации о поведении других людей в сети и согласуется с эмпирическими данными о том, что мониторинг оппортунистического поведения имеет решающее значение для надежного управления ресурсами общего пула (Ostrom 1990, Cox et al.2010).

    Присутствие силовика приводило к повышению производительности группы, если оно сопровождалось либо коннектором (эта роль распространяет угрозу исполнителя по социальной сети), либо наблюдателем и моралистом (первый следит за действиями других, а второй реагирует на жалобы силовика). Наши результаты также показывают, что большинство неудачных комбинаций играли роль исполнителя, что не соответствует предполагаемой важности постепенных санкций (Ostrom 1990, Cox et al.2010) в литературе. В нашем эксперименте была доступна возможность принуждения, но эта роль обычно активировалась, когда уже было много несправедливого распределения воды между участниками. Таким образом, эта закономерность предполагает, что появление насильника в группе может указывать на незначительные коллективные действия или их отсутствие. Аналогичная картина наблюдалась и с ролями наблюдателя и моралиста в некоторых группах.

    Роль лидера считается ключом к успеху (например, Gutiérrez et al.2011), присутствовал во всех группах, как успешных, так и неуспешных. Эффективность группы может быть связана с расположением роли лидера в социальной сети. Игроки на позициях A и E редко брали на себя роль лидера в успешных комбинациях, в отличие от игроков в позиции C, которые брали на себя эту роль чаще, тогда как в неудачных комбинациях лидер был распределен более равномерно. Кроме того, роль лидера была назначена в зависимости от типа сообщений (т.д., предлагая стратегию / правило в отношении инвестиций или сбора урожая), а не тип предлагаемой стратегии / правила. Может случиться так, что лидер предложил «неправильную» стратегию, вызвав недостаточные инвестиции или чрезмерный сбор урожая. Кроме того, поскольку мы закодировали игроков как лидеров на основе информации, содержащейся в сообщениях чата, о том, что, по крайней мере, один игрок сказал, что он / она собирается следовать предложенной стратегии / правилу (т.е. без учета фактического поведения игроков), это возможно, что ни один игрок на самом деле не следовал стратегии / правилу, предложенным закодированным лидером.Также роль лидера сопровождалась ролью моралиста в половине удачных комбинаций. Таким образом, успех может больше зависеть от типа присутствующего лидера, например, лидер-моралист, чем от стратегий, которые он защищает, и от того, что другие признают этого игрока лидером, а не просто от его присутствия. Еще один момент, который следует учитывать, — это динамика ролей во время эксперимента. Копельман и др. (2002) приводят некоторые примеры лидеров, возникающих, когда опыт сотрудничества терпит неудачу.Будущие исследования определят, изменится ли роль лидера по мере оценки результатов выполненных стратегий.

    Сетевая структура эксперимента также привела к тому, что определенные социальные роли чаще занимали определенные позиции. В целом, игроки на позициях B, C и D более активно брали на себя роли по сравнению с игроками на позициях A и E. Причина такой модели в том, что позиции B, C и D более связаны по сравнению с позициями A и E. , и действовать как связующее звено между наиболее и наименее привилегированными позициями с точки зрения доступа к ресурсам.Игроки, находящиеся ниже по течению, понимая, что они заблокированы структурным неравенством, с большей вероятностью примут несправедливые результаты (Dayton-Johnson, 2000). Как следствие, люди в позиции E, которые не получали достаточного количества воды и осознавали свой структурный недостаток, часто не жаловались (т. Е. Не принимали на себя роли охранника или наблюдателя) и не пытались изменить стратегию игры (т. Е. Взять на себя роль лидера). . Поскольку у них есть привилегированный доступ к воде, игрокам в позиции A не нужно брать на себя многие роли (например,g., enforcer) для получения воды.

    ВЫВОДЫ

    Это исследование помогает нам понять, как социальные роли могут влиять на управление маломасштабными системами общих ресурсов. Кроме того, наши результаты показывают, что кодирование социальных ролей посредством сообщений, отправляемых во время игры, может быть полезно для понимания роли, которую играет общение в улучшении результатов социальных дилемм в поведенческих экспериментах. Важным вопросом для будущих исследований является возможное несоответствие между действиями, предлагаемыми в сообщениях чата, и реальным поведением во время игры.Это исследование дополняет предыдущие тематические исследования социальных ролей с использованием поведенческих лабораторных экспериментов. Наше исследование подтверждает важность определенных социальных ролей, например, соединителя, как подчеркивается в существующих исследованиях. Однако мы обнаружили, что не индивидуальная роль, а определенные комбинации социальных ролей составляют необходимые условия для объяснения коллективных действий в социально-экологических системах. Мы также обнаружили, что комбинации ролей, которые мы определили, сильно ограничены асимметрией в возможностях доступа участников к ресурсам.Насколько надежны наши выводы для различных ситуаций действия (например, различных биофизических и социальных контекстов), остается открытым вопросом. Мы предполагаем, что этот вопрос представляет собой захватывающую и многообещающую область исследовательского исследования, чтобы лучше понять условия для успешного управления ресурсами общего пула.

    БЛАГОДАРНОСТИ

    Мы признательны за финансовую поддержку Национальному научному фонду, номер гранта GEO-1115054.

    ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

    Андерис Дж.М., М. А. Янссен, А. Ли и Х. Вассерман. 2013. Изменчивость окружающей среды и коллективные действия: экспериментальные выводы из ирригационной игры. Экологическая экономика 93: 166-176. http://dx.doi.org/10.1016/j.ecolecon.2013.04.010

    Cardenas, J.-C. 2003. Настоящее богатство и экспериментальное сотрудничество: эксперименты в полевой лаборатории. Журнал экономики развития 7: 263-289. http://dx.doi.org/10.1016/S0304-3878(02)00098-6

    Кокс, М., Дж. Арнольд и С. Вильямайор Томас.2010. Обзор принципов проектирования для общинного управления природными ресурсами. Экология и общество 15 (4): 38. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol15/iss4/art38/

    Дейтон-Джонсон, Дж. 2000. Детерминанты коллективных действий в отношении местных общин: модель с данными из Мексики. Журнал экономики развития 62 (1): 181-208. http://dx.doi.org/10.1016/s0304-3878(00)00080-8

    Эрнстсон, Х., С. Бартель, Э. Андерссон и С. Т.Боргстрём. 2010. Брокеры, пересекающие масштаб, и сетевое управление услугами городских экосистем: пример Стокгольма. Экология и общество 15 (4): 28. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol15/iss4/art28/

    Фер, Э. и С. Гахтер. 2000. Сотрудничество и наказание в экспериментах с общественными благами. Американский экономический обзор 90: 980-994. http://dx.doi.org/10.1257/aer.90.4.980

    Фолке, К., Т. Хан, П. Олссон и Дж. Норберг. 2005. Адаптивное управление социально-экологическими системами. Ежегодный обзор окружающей среды и ресурсов 30: 441-473. http://dx.doi.org/10.1146/annurev.energy.30.050504.144511

    Гутьеррес, Н. Л., Р. Хилборн и О. Дефео. 2011. Лидерство, социальный капитал и стимулы способствуют успешному рыболовству. Природа 470: 386-389. http://dx.doi.org/10.1038/nature09689

    Харрисон, Г. У. и Дж. А. Лист. 2004. Полевые эксперименты. Журнал экономической литературы 42: 1009-1055. http://dx.doi.org/10.1257/0022051043004577

    Генрих, Дж., R. McElreath, A. Barr, J. Ensminger, C. Barrett, A. Bolyanatz, JC Cardenas, M. Gurven, E. Gwako, N. Henrich, C. Lesorogol, F. Marlowe, D. Tracer, and J. Зикер. 2006. Дорогостоящее наказание в человеческих обществах. Наука 312: 1767-1770. http://dx.doi.org/10.1126/science.1127333

    Янссен, М. А. 2010. Введение экологической динамики в эксперименты с общим пулом ресурсов. Экология и общество 15 (2): 7. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol15/iss2/art7/

    Янссен М.А., Дж. М. Андерис и Ж.-К. Карденас. 2011 а . Головорезы как неподвижные бандиты в асимметричном сообществе: сравнение экспериментов по орошению в лаборатории и в поле. Экологическая экономика 70: 1590-1598. http://dx.doi.org/10.1016/j.ecolecon.2011.01.006

    Янссен, М.А., Дж. М. Андерис и С. Р. Джоши. 2011 b . Координация и сотрудничество в дилеммах асимметричного общего пользования. Экспериментальная экономика 14: 547-566. http://dx.doi.org/10.1007/s10683-011-9281-9

    Янссен, М.А., Ф. Буске, Ж.-К. Карденас, Д. Кастильо и К. Воррапимпонг. 2012. Полевые эксперименты по ирригационным дилеммам. Сельскохозяйственные системы 109: 65-75. http://dx.doi.org/10.1016/j.agsy.2012.03.004

    Янссен, М. А., Р. Холахан, А. Ли и Э. Остром. 2010. Лабораторные эксперименты по изучению социально-экологических систем. Наука 328: 613-617. http://dx.doi.org/10.1126/science.1183532

    Копельман С., Дж. М. Вебер и Д. М. Мессик. 2002. Факторы, влияющие на сотрудничество в дилеммах общего пользования: обзор экспериментальных психологических исследований.Страницы 113-156 в Э. Остром, Т. Диц, Н. Долшак, П. К. Стерн, С. Стонич и Э. У. Вебер, редакторы. Драма общественного достояния . National Academy Press, Вашингтон, округ Колумбия, США.

    Ломбард М., Дж. Снайдер-Дач и К. К. Бракен. 2002. Контент-анализ в массовых коммуникациях: оценка и отчетность надежности межкодера. Исследования человеческого общения 28: 587-604. http://dx.doi.org/10.1111/j.1468-2958.2002.tb00826.x

    Маккласки, Э. Дж.1956. Минимизация булевых функций. Bell System Technical Journa 35 (6): 1417-1444. http://dx.doi.org/10.1002/j.1538-7305.1956.tb03835.x

    Олссон П., К. Фолке и Т. Хан. 2004. Социально-экологические преобразования для управления экосистемами: развитие адаптивного совместного управления ландшафтом водно-болотных угодий на юге Швеции. Экология и общество 9 (4): 2. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol9/iss4/art2/

    Остром Э. 1990. Управление общим достоянием: эволюция институтов коллективных действий .Издательство Кембриджского университета, Кембридж, Массачусетс, США. http://dx.doi.org/10.1017/cbo9780511807763

    Остром, Э. 2005. Понимание институционального разнообразия. Princeton University Press, Принстон, Нью-Джерси, США.

    Э. Остром и Р. Гарднер. 1993. Преодоление асимметрии в сфере общего пользования: самоуправляемые ирригационные системы могут работать. Журнал экономических перспектив 7: 93-112. http://dx.doi.org/10.1257/jep.7.4.93

    Остром Э., Уокер Дж. И Р.Гарднер. 1992. Заветы с мечом и без: самоуправление возможно. Обзор американской политической науки 86: 404-417. http://dx.doi.org/10.2307/1964229

    Павитт, C. 2011. Коммуникация, производительность и восприятие в экспериментальном моделировании ресурсных дилемм. Исследования малых групп 42 (3): 283-308. http://dx.doi.org/10.1177/1046496411399782

    Павит, К., А. К. Хай, К. Э. Тресслер и Дж. К. Уинслоу. 2007. Коммуникация лидерства во время групповых ресурсных дилемм. Исследования малых групп 38 (4): 509-531. http://dx.doi.org/10.1177/1046496407304333

    Павитт, К., К. Макфитерс, Э. Тоуи и В. Зингерман. 2005. Коммуникация во время ресурсных дилемм: 1. Влияние разной скорости пополнения запасов. Коммуникационные монографии 72 (3): 345-363. http://dx.doi.org/10.1080/03637750500206482

    Перес И., Дж. А. Баджо, Н. Д. Роллинз и М. А. Янссен. 2013. Сотрудничество в решении дилемм асимметричного общего пользования . Серия рабочих документов CSID.CSID-2012-012. Центр изучения институционального разнообразия, Университет штата Аризона, Темпе, Аризона, США.

    Poteete, A. R., M. A. Janssen, and E. Ostrom. 2010. Совместная работа: коллективные действия, общие ресурсы и множественные методы на практике. Princeton University Press, Принстон, Нью-Джерси, США. http://dx.doi.org/10.1515/9781400835157

    Куайн, В. В. 1955. Способ упрощения функций истинности. Американский математический ежемесячник 62: 627-631. http: // dx.doi.org/10.2307/2307285

    R Основная группа разработчиков. 2008. R: язык и среда для статистических вычислений . Проект R для статистических вычислений, Вена, Австрия. [онлайн] URL: http://www.R-project.org/

    Рагин, К. С. 1987. Сравнительный метод: выход за рамки качественных и количественных стратегий . Калифорнийский университет Press, Беркли, Калифорния, США.

    Рэгин, К. С. 2000. Социальные науки с нечеткими множествами . Издательство Чикагского университета, Чикаго, Иллинойс, США.

    Рифф, Д., С. Лейси и Ф. Г. Фико. 2005. Анализ сообщений СМИ: использование количественного анализа содержания в исследованиях . Erlbaum Associates, Махва, Нью-Джерси, США.

    Рустаги Д., С. Энгель и М. Косфельд. 2010. Условное сотрудничество и дорогостоящий мониторинг объясняют успех в управлении лесными ресурсами. Наука 330 (6006): 961-965. http://dx.doi.org/10.1126/science.1193649

    Салли, Д. 1995. Разговор и сотрудничество в социальных дилеммах: метаанализ экспериментов с 1958 по 1992 год. Рациональность и общество 7: 58-92. http://dx.doi.org/10.1177/1043463195007001004

    Стаббс М. и М. Лемон. 2001. Обучение сетям и создание сетей для обучения: содействие процессу адаптивного управления в местных ответах на национальную стратегию Великобритании в области качества воздуха. Экологический менеджмент 27: 321-334. http://dx.doi.org/10.1007/s002670010152

    Тим, А., и А. Дуса. 2013. Качественный сравнительный анализ с R: руководство пользователя .SpringerBriefs по политологии. Спрингер, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США. http://dx.doi.org/10.1007/978-1-4614-4584-5

    Томпкинс, Э., У. Н. Адгер и К. Браун. 2002 г. Институциональные сети для инклюзивного управления прибрежными районами в Тринидаде и Тобаго. Окружающая среда и планирование A 34: 1095-1111. http://dx.doi.org/10.1068/a34213

    Адрес корреспондента:
    Ирен Перес
    Мэтьюз Холл
    925 S. Forest Mall
    Темпе, AZ
    85281 США
    iperezib @ asu.edu

    определение роли | Социологический словарь открытого образования

    Определение роли

    ( существительное ) Позиция, содержащая набор социально определенных атрибутов и ожиданий, которые определяют соответствующее поведение человека или группы в зависимости от их статуса по отношению к другим людям или группам.

    Пример роли

    Роль Произношение

    Руководство по использованию произношения

    Силлабификация: роль

    Аудио произношение

    Фонетическое правописание

    • Американский английский — / rOHl /
    • Британский английский — / rOHl /

    • Фонетический алфавит

      • Американский английский — / roʊl /
      • Британский английский — / rəʊl /

      Замечания по использованию

      • Множественное число: роли
      • Термины «роль» и «социальная роль» взаимозаменяемы в социологическом контекст.
      • Человек одновременно занимает несколько ролей.
      • Роли дополняют друг друга, динамичны и взаимосвязаны.
      • Разница между ролью и статусом заключается в том, что роль — это то, что вы «делаете», а статус — это то, чем вы «являетесь». Быть кормильцем для ребенка — это роль, быть родителем — это статус.

      Связанные цитаты

      • «Семьи ориентации, деторождения и сожительства обеспечивают нам некоторые из самых важных ролей, которые мы возьмем на себя в жизни. Роли нуклеарной семьи (например, родитель, ребенок, муж, жена и сестра) сочетаются с ролями в расширенной семье (например, дедушка, бабушка, тетя, дядя, двоюродный брат и зять), чтобы сформировать систему родства »(Стронг, Деволт, и Коэн 2011: 19).
      • «В американском обществе основная система родства состоит из родителей и детей, но может включать и других родственников, особенно бабушек и дедушек. Каждый человек в этой системе имеет определенные права и обязанности в силу своего положения в семейной структуре. Более того, человек может одновременно занимать несколько должностей. Например, 18-летняя женщина может одновременно быть дочерью, сестрой, двоюродной сестрой, тетей и внучкой. Каждая роль влечет за собой разные права и обязанности.Будучи дочерью, молодой женщине, возможно, придется подчиняться определенным решениям своих родителей; как сестра, чтобы разделить ее спальню; двоюродным братом на свадьбу; и как внучка, чтобы навестить бабушку и дедушку во время каникул »(Стронг, Деволт и Коэн 2011: 19).
      • «Социологи взяли понятие роли из театра. Актеры исполняют свои роли в соответствии со сценарием (аналогично культуре), тем, что говорят и делают другие актеры, и реакцией аудитории. Но у аналогии с театром есть свои слабые места.В отличие от актеров, мы редко осознаем, что «играем» по сценарию, когда занимаемся повседневными делами. А в жизни мы должны много импровизировать, постоянно проверять и изменять свои действия в соответствии с поведением других людей »(Hughes and Kroehler 2008: 58–59).

      Видео по теме

      Дополнительная информация

      Связанные термины


      Ссылки

      Хьюз, Майкл и Кэролайн Дж.Крёлер. 2008. Социология: ядро ​​. 8-е изд. Бостон: Макгроу-Хилл.

      Стронг, Брайан, Кристин ДеВо и Теодор Ф. Коэн. 2011. Брак и семейный опыт: интимные отношения в меняющемся обществе . 11-е изд. Бостон: Cengage Learning.

      Консультации с работниками

      Аберкромби, Николас, Стивен Хилл и Брайан Тернер. 2006. Социологический словарь «Пингвин» . 5-е изд. Лондон: Пингвин.

      Андерсен, Маргарет Л., и Говард Фрэнсис Тейлор. 2011. Социология: основы . 6-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

      Бранскомб, Нила Р. и Роберт А. Барон. 2017. Социальная психология . 14-е изд. Харлоу, Англия: Пирсон.

      Бринкерхофф, Дэвид, Линн Уайт, Сюзанна Ортега и Роуз Вайц. 2011. Основы социологии . 8-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

      Брюс, Стив и Стивен Йирли. 2006. Социологический словарь SAGE .Таузенд-Оукс, Калифорния: SAGE.

      Брим, Роберт Дж. И Джон Ли. 2007. Социология: ваш компас нового мира . 3-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

      Клинард, Маршалл Бэррон и Роберт Франк Майер. 2011. Социология девиантного поведения . 14-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

      Делани, Тим и Тим Мэдиган. 2015. Социология спорта: введение . 2-е изд. Джефферсон, Северная Каролина: МакФарланд.

      Диллон, Микеле. 2014. Введение в социологическую теорию: теоретики, концепции и их применимость к XXI веку .2-е изд. Молден, Массачусетс: Wiley-Blackwell.

      Ферранте, Жанна. 2011a. Видение социологии: введение . Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

      Ферранте, Жанна. 2011b. Социология: глобальная перспектива . 7-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

      Феррис, Керри и Джилл Стайн. 2010. Реальный мир: Введение в социологию . 2-е изд. Нью-Йорк: Нортон.

      Гриффитс, Хизер, Натан Кейрнс, Эрик Страйер, Сьюзен Коди-Ридзевски, Гейл Скарамуццо, Томми Сэдлер, Салли Вайан, Джефф Брай, Фэй Джонс.2016. Введение в социологию 2e . Хьюстон, Техас: OpenStax.

      Хенслин, Джеймс М. 2012. Социология: практический подход . 10-е изд. Бостон: Аллин и Бэкон.

      Джэри, Дэвид и Джулия Джэри. 2000. Социологический словарь Коллинза . 3-е изд. Глазго, Шотландия: HarperCollins.

      Кендалл, Диана. 2011. Социология в наше время . 8-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

      Киммел, Майкл С. и Эми Аронсон. 2012. Социология сегодня .Бостон: Аллин и Бэкон.

      Корнблюм, Уильям. 2008. Социология в меняющемся мире . 8-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

      Macionis, John. 2012. Социология . 14-е изд. Бостон: Пирсон.

      О’Лири, Зина. 2007. Разрушитель жаргона социальных наук: ключевые термины, которые вам необходимо знать . Таузенд-Оукс, Калифорния: SAGE.

      Шефер, Ричард. 2013. Социология: краткое введение . 10-е изд. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

      Скотт, Джон и Гордон Маршаллы.2005. Социологический словарь . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

      Шепард, Джон М. 2010. Социология . 11-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

      Шепард, Джон М. и Роберт В. Грин. 2003. Социология и вы . Нью-Йорк: Гленко.

      Стюарт, Пол и Йохан Заайман, ред. 2015. Социология: краткое введение в Южную Африку . Кейптаун: Джута.

      Столли, Кэти С. 2005. Основы социологии . Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.

      Томпсон, Уильям Э. и Джозеф В. Хики. 2012. Общество в фокусе: введение в социологию . 7-е изд. Бостон: Аллин и Бэкон.

      Торп, Кристофер, Крис Юилл, Митчелл Хоббс, Сара Томли и Маркус Уикс. 2015. Книга по социологии: простое объяснение больших идей . Лондон: Дорлинг Киндерсли.

      Тернер, Брайан С., изд. 2006. Кембриджский социологический словарь . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

      Авторы Википедии.(N.d.) Википедия, Бесплатная энциклопедия . Фонд Викимедиа. (https://en.wikipedia.org/).

      Авторы Википедии. (Нет данных) Викисловарь, Бесплатный словарь . Фонд Викимедиа. (http://en.wiktionary.org).

      Приведите определение роли

      ASA — Американская социологическая ассоциация (5-е издание)

      Bell, Kenton, ed. 2013. «Роль». В Социологический словарь открытого образования . Проверено 25 октября 2021 г. (https: // sociologydictionary.org / role /).

      APA — Американская психологическая ассоциация (6-е издание)

      роль. (2013). В К. Белл (ред.), Словарь социологии открытого образования . Получено с https://sociologydictionary.org/role/

      Chicago / Turabian: Author-Date — Chicago Manual of Style (16-е издание)

      Bell, Kenton, ed. 2013. «Роль». В Социологический словарь открытого образования . По состоянию на 25 октября 2021 г. https://sociologydictionary.org/role/.

      MLA — Ассоциация современного языка (7-е издание)

      «роль.» Социологический словарь открытого образования . Эд. Кентон Белл. 2013. Интернет. 25 октября 2021 г. .

      Повышение социальной роли »Семейная защита

      Как мы помогаем людям с ограниченными возможностями раскрыть свой потенциал? Как мы понимаем тот опыт, который сформировал их жизнь на сегодняшний день? Какие идеи мы можем использовать, чтобы двигаться вперед? В этом разделе нашего веб-сайта представлены некоторые ресурсы о социальной оценке роли (SRV) и о том, как семьи могут использовать ее для улучшения жизни члена своей семьи с ограниченными возможностями.

      Люди — сложные существа. Мы обрабатываем информацию об окружающей среде и людях в ней быстро и непрерывно, и большая часть этого делается неосознанно. Часть этого процесса включает в себя оценку различных объектов, идей или людей. Мы часто ценим или забираем ценность, даже не задумываясь об этом.

      Это основа SRV, основы социальных наук для понимания человеческих взаимоотношений и жизненного опыта маргинализированных людей, сформулированная доктором Вольфом Вольфенсбергером в начале 1980-х годов.Вольфенсбергер и его сотрудники из Сиракузского университета в Нью-Йорке разработали концепцию SRV, основываясь на идее, что в любом данном обществе некоторые атрибуты и по ассоциации некоторые люди ценятся выше, чем другие.

      Роли, которые занимают люди, тоже оцениваются по-разному. У всех нас есть роли — рабочие роли (учитель, офисный работник), роли в отношениях (мать, брат), гражданские роли (налогоплательщик, избиратель) и роли в свободное время (болельщик футбола, танцор). Большинство людей в течение своей жизни выбирают множество ролей случайным образом без особых усилий и размышлений.Многие из ролей людей ценятся, потому что они связаны с такими атрибутами, как богатство, компетентность, независимость и т. Д. Но у людей с ограниченными возможностями обычно меньше ролей или меньше ролей, которые имеют положительную ценность. Люди с ограниченными возможностями могут выполнять роли пациента, получателя пенсии или клиента — роли, которые наше общество не ценит. Люди, у которых много ролей и ролей, связанных с богатством, компетентностью и т. Д., Вероятно, будут более ценными, чем люди с меньшим количеством ролей, связанных с зависимостью и бедностью.Людям, не имеющим важных ролей, будет труднее получить доступ к тем вещам, которые общество называет «хорошими вещами в жизни», например, к дому, значимой работе, возможностям встречаться с людьми и налаживать отношения, иметь положительную репутацию и многое другое. . Ценные роли открывают дверь к новым возможностям и возможностям.

      SRV часто воспринимается как академическая концепция, но в ее основе лежат идеи, с которыми мы все знакомы. Ниже мы собрали список ресурсов по SRV, которые помогли семьям задуматься о хорошей жизни для члена их семьи с ограниченными возможностями.

      Статьи

      На пути к лучшей жизни: переосмысление мыслей и действий — весна 2008 г. Семейная защита

      Ценные роли для всех — ключи к хорошей жизни Руководство Проект лучшей практики

      Некоторые причины важности SRV Майкл Кендрик

      Принятие и принадлежность — полезность от исполнения важных ролей Джейн Шервин

      Путешествие в повседневность: содействие применению SRV Джейн Шервин

      Желание дружбы приходит быстро, а дружба — нет: исследование ценных ролей и отношений Джейн Шервин

      Чему социальная значимость ролей должна научить нас о том, как лучше всего поддерживать людей с ограниченными возможностями? Джон Армстронг

      Теория оценки социальной роли как ресурс для «личностно-ориентированного планирования» Джейн Шервин

      Обзор теории SRV Джо Осберн

      Передышка перед переосмыслением Джон Армстронг и Линда Шевеллар

      Некоторые полезные моменты, о которых следует помнить в Присутствие людей, которые не могут или не разговаривают Джо Осберн и Джо Массарелли

      Цель жизни — жизнь с целью: создание значимого будущего с помощью ценных ролей Джейн Шервин и Мег Суини

      Видео

      Ссылки на веб-сайты для дальнейшего чтения, семинаров и мероприятий

      Foundations Forum NSW SRV Training group: www.foundationsforum.info
      Социальная оценка роли — www.socialrolevalorisation.com
      Проект внедрения социальной оценки роли — www.srvip.org
      Блог социальной оценки роли — www.blog.srvip.org

      На протяжении многих лет было много теорий которые пытаются объяснить, почему некоторые люди в обществе находятся в невыгодном положении. У всех этих теорий есть свои сильные стороны, но со временем SRV доказала, что при правильном понимании и применении люди действительно получают доступ к хорошему в жизни.

      Если вы хотите посетить семинар по SRV и теории, пожалуйста, свяжитесь с нами для получения дополнительной информации.

      социальных ролей и обязанностей | Encyclopedia.com

      Источники

      Семья . Образование подготовило мужчин и женщин к выполнению социальных ролей и обязанностей, которые они берут на себя в своих семьях и общинах. Ожидания от их поведения и их вклада в семейную и общественную жизнь варьировались в зависимости от возраста, пола и класса.Как и в случае с большинством других аспектов жизни в средневековый период, ученые больше всего знают о жизни в городских районах, и было бы неправильно предполагать, что социальные роли и обязанности сельских жителей обязательно были такими же, как и у урбанизированного населения. Семья, самая основная и важная социальная ячейка, в первую очередь формирует социальную жизнь. Мужья и жены были связаны законами и общественными ожиданиями, которые определяли мужа как кормильца, а жену как послушного хранителя домашнего хозяйства.Власть и авторитет мужа и отца по большей части не подвергались сомнению. В идеальной мусульманской семье отец обеспечивал всех членов семьи и осуществлял абсолютный контроль над своей женой и детьми, которые были обязаны ему послушанием и почтением. Его власть была изменена в принципе определенными правами его жены и детей на справедливое обращение и независимую собственность, но закон и общественные обычаи, казалось, наделяли главу семьи мужчиной почти неограниченной властью. Тем не менее, невозможно судить, в какой степени существовала эта идеальная семья на самом деле или существовал ли разрыв между идеалом и реальностью многих семей в тот период.Ученые действительно знают, что высокий уровень смертности и легкость развода сделали брак нестабильным. Вдовы или разведенные женщины могли получить право опеки над своими детьми и, вероятно, снова выйти замуж в какой-то момент в будущем. В элитных кругах мамлюков Египта XIII – XV веков, например, женщины часто заключали серию браков, отчасти потому, что их мужья имели тенденцию умирать в частых конфликтах внутри правящей группы.

      Серийные браки . Немногочисленные записи, относящиеся к обычным людям, позволяют предположить, что среди них нередки были и множественные браки.Непостоянство брака сделало семьи текучими. И мужчины, и женщины могли иметь несколько последовательных браков, а дети могли переходить из одной семьи в другую после смерти или развода. Законы и обычаи, которые возлагали роль исключительного кормильца и правителя семьи на отца и мужа, без сомнения, часто изменялись реальными событиями, которые могли сделать женщину главой семьи и нести ответственность за своих детей.

      Расширенная семья . Хотя исламское право сосредоточено на правах и обязанностях членов нуклеарной семьи (жены, мужа и детей), другие семейные отношения были важны в жизни людей.В эпоху, предшествовавшую возникновению государственных систем социального обеспечения, большая семья играла центральную роль в обеспечении материальной безопасности. Братья и сестры, тети, дяди и двоюродные братья разделяли чувство взаимной ответственности. Братья часто играли важную роль в жизни своих сестер. В ходе одного судебного разбирательства в Иерусалиме XIV века брат выступил в качестве законного распорядителя имущества покойного мужа своей сестры, гарантируя, что она получила причитающуюся ей часть наследства. Этот же брат также отвечал за имущество их покойного отца; он был тем, кто занимался финансовыми делами семьи, в том числе и его сестры.Отношения женщины с братом длились всю жизнь, и она, несомненно, находила поддержку и убежище в его доме, если ее брак не удался. Связи с тетями, дядями и двоюродными братьями подчеркивались и укреплялись практикой двоюродных браков. Исламский закон разрешал браки двоюродных братьев и сестер, и есть некоторые свидетельства того, что это было частым явлением. Женитьба двоюродных братьев и сестер помогала сплотить семьи, сохранить семейную собственность, которая могла быть потеряна, если бы женщина унесла свое наследство вне семьи, и гарантировать, что у невесты будет свекровь, которая будет предрасположена относиться к ней по-доброму. .

      Карьерный путь . Помимо основных вопросов взаимной поддержки и распределения ресурсов, семьи также определяли карьерный рост своих членов. Большинство занятий, как правило, передавались по наследству. Будь то ученые, торговцы или мясники, многие мужчины пошли по стопам отца или дяди. Периоды обучения или ученичества обычно проходили внутри семьи, поэтому социальная мобильность была низкой. В мире ученых — профессии, о которой имеется больше всего информации — определенные семьи со временем установили виртуальные монополии на преподавательские и судебные должности в разных городах.Однако практика найма правящей элиты во времена мамлюков представляла собой резкий отход от этой системы наследственных занятий. Мамлюкские «семьи» состояли из мужских воинских дружин и их наложниц и слуг, которые были импортированы в качестве рабов из-за пределов территории мамлюков. Биологические дети правителей мамлюков имели тенденцию покидать правящую группу и сливаться с местным обществом, в то время как недавно завезенные рекруты становились следующим поколением элиты.Однако даже в этом случае люди ощущали потребность в фиктивном родстве. Глава семьи мамлюков называл свою свиту «моими сыновьями», а с женщинами рабского происхождения обращались как с дочерьми, для которых были тщательно организованы подходящие браки с мужчинами из элитного класса. Узы лояльности и зависимости между членами семьи мамлюков неизменно выражались в терминах крови и родства, столь знакомых обществу в целом.

      Общественное пространство . Подобно тому, как роли в семье были строго определены по признаку пола в том смысле, что мужчинам и женщинам были возложены разные обязанности, жизнь вне семьи была окрашена взглядами на то, что подходит мужчинам и женщинам.Вопрос о доступе женщин к общественному пространству в средневековый период является одним из самых сложных для оценки из-за довольно противоречивых данных о практике женского уединения. Во времена Пророка Мухаммеда только его жены были изолированы в соответствии с адресованным им откровением (Коран, 33:32). Другие мусульманские женщины, по-видимому, довольно свободно передвигались на публике, участвуя в войнах и суде. Однако в периоды Омейядов

      ,

      и Аббасидов, практика женского покрывания и уединения, которая долгое время была частью городской культуры Ближнего Востока в доисламский период, вновь утвердилась.Правители Аббасидов были первыми, кто учредил гарем, отдельные женские кварталы, где женщины в доме могли быть полностью изолированы и лишены всяких контактов с посторонними мужчинами. Идеал женщины, которая никогда не покидала свой дом, кроме как для того, чтобы выйти замуж или похоронить, стал мощным образом «чистоты», который просачивался от правящих групп. Покрывало распространялось как форма портативного уединения, позволяющая женщинам, вынужденным покидать дом по практическим причинам, скрывать свое тело и лицо от глаз незнакомых мужчин.Такие обычаи стали настолько распространенными, что путешественник XIV века Ибн Баттута мог утверждать, что во время своих путешествий по мусульманскому миру, от Марокко до Китая, он встречал женщин без покрова только дважды: на Мальдивах и среди туарегов в Западной Африке. Тем не менее, другие источники оспаривают идею о том, что общественное пространство было исключительной прерогативой мужчин, а женщины присутствовали только за вуалью и с осторожностью. Другой обозреватель XIV века, Ибн аль-Хадж, религиозный ученый из Каира, сетовал на то, насколько женщины могут смешиваться с мужчинами на рынке, на религиозных праздниках и на рабочем месте: «Некоторые из наших достойных предков [al -салаф] да будет доволен ими Бог, сказал: «Женщине разрешено три выхода: один в дом своего мужа, когда она замужем за ним; один, когда умирают ее родители; и один, когда ее несут в могилу.«Ей-богу, прислушайтесь к совету салафитов и обратите внимание на хаос и коррупцию, вызванные частыми уходами женщин в наши дни». Далее он посоветовал владельцу магазина

      быть осторожным, когда женщина приходит, чтобы что-то купить, следить за ее поведением, потому что, если бы она была одной из тех женщин, одетых в деликатную одежду, обнажающих запястья или некоторые из своих украшений. , и говоря нежным и мягким голосом, он должен прекратить сделку по продаже и вернуть ей свою спину, пока она мирно не покинет магазин…. Это большое бедствие в наши дни, потому что редко можно увидеть лавку торговца тканями без присутствия женщин, одетых в изящные одежды, обнажающих свои украшения, и ведущих себя так, как если бы они были со своими мужьями или членами своей семьи.

      В своем длинном трактате аль-Мадхал ила танмият аль-амаль би тахсин ан-нийят Ибн аль-Хадж рассматривает множество способов, которыми женщины нарушали границы личного и общественного пространства в его дни, описывая женщин, которые обычно ходили в магазин и флиртовали с лавочниками или братались с разносчиками-мужчинами, которые приходили к ним домой.Религиозные ритуалы стали еще одним поводом для несанкционированного поведения. Женщины были заядлыми посетителями кладбищ, где они могли разбить лагерь на ночь или две и участвовать вместе с мужчинами в египетских ритуалах пения и разговоров с умершим святым или родственником. На суфийских праздниках женщины танцевали на улицах Каира, участвуя с мужчинами в духовных танцах, песнопениях и песнях. Даже в обычные дни отдыха женщины вместе с мужчинами и детьми стекались к берегам Нила, где они гуляли, катались на лодке или плавали, очевидно, не обращая внимания на понятия уединения и скромности, дорогие Ибн аль-Хаджу. .Кроме того, по словам Ибн аль-Хаджа, если муж возражал против нескромного поведения своей жены в публичном месте, она могла угрожать ему прекращением ее сексуальных услуг.

      Государственные женщины . То, что женское уединение было далеко не абсолютным, подтверждается и тем, чем занимались женщины. Известно, что женщины Каира в XIII и XIV веках занимались примерно двумя дюжинами профессий. Во многих случаях женщины из среднего и низшего классов были заняты работой, которая отвечала потребностям более изолированного высшего класса.Разносчики женского пола, специализирующиеся на поставках товаров гаремам высшего сословия, или работницы бань, которые в свое время работали косметологами, оказывали услуги, необходимые для образа жизни высшего сословия. Акушерки и женщины-врачи, гувернантки, домашние прислуги, кормилицы, гробовщики, профессиональные скорбящие и сваты нашли работу, помогая другим женщинам пережить некоторые из наиболее значительных событий в жизни — замужество, роды, воспитание детей и смерть. Однако другие женские занятия должны были приводить женщин к контакту с мужчинами.Некоторые женщины, работавшие торговцами, были менеджерами в междугородной торговле. Другие женщины работали в сфере развлечений в качестве музыкантов, певиц, танцовщиц или проституток. Некоторые высокообразованные женщины могли получить репутацию учителей, и есть записи о религиозных женщинах с мистическими наклонностями, которые достигли статуса шейха , или адептов, в суфийских орденах. Однако женщины присутствуют не во всех профессиях. Существовал широкий спектр городских ремесел и услуг, включая металлообработку, крашение, разделку мяса и транспортировку ослов, из которых женщины, по-видимому, были полностью исключены.Способности женщин заниматься некоторыми общественными занятиями, несмотря на неоднозначность их роли в публичном пространстве, способствовал их правовой статус в отношении собственности. В отличие от женщин в Европе, которые в значительной степени не получали полных прав на независимое владение собственностью до двадцатого века, мусульманские женщины, достигшие законного совершеннолетия, имели по закону возможность владеть и управлять собственностью без вмешательства со стороны мужей, отцов или других лиц. Любая унаследованная или заработанная собственность или доход принадлежали самой женщине, и она могла распоряжаться им по своему желанию.Эта правовая база позволяла женщинам покупать и продавать недвижимость, инвестировать в торговые предприятия или отдавать вакфов объектов недвижимости. Таким образом, многие женщины из высшего сословия приобрели закулисную власть, занимаясь бизнесом и благотворительностью, нанимая агентов, представляющих их на публике. Женщины из среднего и низшего класса с более скромными доходами все еще могли сохранять контроль над своей собственностью. Хотя информации о том, что бедные женщины сделали со своим имуществом, не так много, они, вероятно, дали этим женщинам рычаги влияния в своих семьях и общинах.Еще меньше информации о сельских женщинах. Путешественники в течение этого периода отмечали, в какой степени сельские женщины выполняли полевые работы, поэтому они, вероятно, составляли важную часть рабочей силы в семейных хозяйствах. По-видимому, существовало некоторое разделение сельскохозяйственного труда по признаку пола: мужчины работали с плугом, чтобы подготовить почву, а женщины сажали семена и участвовали в сборе урожая. Во многих местах женщины несли особую ответственность за выпас домашних животных, таких как коровы, овцы, козы или верблюды, а также за переработку их молока и волос для семейного потребления и для продажи на рынке.Спрос на рабочую силу в сельской местности, в свете того, что, по всей видимости, было хроническим дефицитом сельскохозяйственной рабочей силы в этот период, вероятно, обеспечил, чтобы женщины работали вместе со своими мужчинами в большинстве сельских районов.

      Духовное равенство . Разделение социальных ролей по половому признаку также было изменено идеологической приверженностью духовному равенству мужчин и женщин. В Коране совершенно ясно сказано, что мужчины и женщины имеют одинаковые религиозные обязанности и религиозные награды. К мужчинам и женщинам обращаются одинаково, и их призывают быть верующими, набожными, правдивыми, смиренными, милосердными и целомудренными, молиться и соблюдать пост.Награда за такую ​​добродетель обещана как мужчинам, так и женщинам (Коран 33: 35–36). Социальные роли мужчин и женщин были, пожалуй, наиболее похожими в области религиозных ритуалов и духовных поисков. Женщины, как и мужчины, должны были молиться пять раз в день, будь то дома или в мечети. Большинство мечетей было предназначено для мужчин, хотя некоторые мечети того периода были построены со специальными секциями, предназначенными для женщин. И женщины, и мужчины должны были совершить паломничество в Мекку, если у них были для этого возможности и ресурсы.Например, многие женщины из элиты мамлюков совершили паломничество из Каира по крайней мере один раз в своей жизни, и их отъезд в Мекку был поводом для большой помпезности и торжественности. Они ехали процессией в огромных паланкинах на спинах верблюдов в сопровождении меньших князей, евнухов, слуг, рабов и барабанщиков. Их отъезд и возвращение были публичными зрелищами: женщины и сопровождающие их лица, одетые в лучшие шелка и парчу, маршировали по Каиру, к большому огорчению консервативных улемов.Помимо молитвы и паломничества, как мужчины, так и женщины также должны были соблюдать пост в Рамадан и подавать милостыню. Различия в мужских и женских ролях были наименее заметны в сфере духовных поисков. Мистический, или суфийский, путь был важным элементом религиозной практики того времени, и женщины были хорошо приспособлены к суфийским орденам. У женщин был убедительный прецедент следования суфийскому пути в лице Рабиа аль-Адавийя, суфийского святого восьмого века, который стал одним из самых почитаемых за все время.В своей абсолютной преданности единению с Богом Рабиа превзошла представления о мужском и женском началах и достигла духовной чистоты. Ее наследие, без сомнения, помогло сделать суфийские ордена восприимчивыми к идее женщин-адептов, и, действительно, многие женщины были активны в суфийских орденах в средневековый период, полностью участвуя в общественных ритуалах и даже принимая на себя руководящие роли.

      Женщины как правители . Королевские жены могли играть значительную роль в управлении мусульманскими государствами и иногда, хотя и редко, даже добиваться власти самостоятельно.В двух из этих случаев, когда мужчины-наблюдатели столкнулись с женщинами, которые играли мужскую роль правителя, они размышляли о том, что сделало мужчину мужчиной, а женщину — женщиной, вместо того, чтобы критиковать это изменение обычного порядка вещей. Их комментарии многое говорят о том, как люди того времени думали о социальных ролях и о мужчине и женщине. В первом случае мусульманский ученый с иронией размышлял о Радийе бинт Илтутмиш, который правил как султан Дели в течение трех лет в XIII веке: «Султан Радийя — да упокоится она — был великим правителем, мудрым, справедливым, и благодетельный, покровитель образованных, отправитель правосудия, лелеющий своих подданных и воинственных навыков, и был наделен всеми замечательными атрибутами и качествами, требуемыми от королей; но, поскольку в своем творении она не достигла своего предназначения — быть вычисленной среди людей, какие преимущества были для нее все эти превосходные качества? » Во втором случае османский поэт четырнадцатого века написал панегирик принцессе Ильханидов Сати Бег:

       Хотя она была женщиной, она была мудрой, 
      Она была опытной и рассудительной.
       Какую бы задачу она ни выполняла, она выполнила 
      Она преуспела в осуществлении суверенитета.
       Есть много женщин, которые превосходят мужчин, 
      Есть много мужчин, которые ниже женщин.
       Что такое мужественность? Щедрость, ум и благочестие 
      . Кто обладает этими тремя качествами, несомненно, мужчина.

      Лейла Ахмед, Женщины и гендер в исламе: исторические корни современных дебатов (Нью-Хейвен: издательство Йельского университета, 1992).

      Маулана Мухаммед Али, пер., Руководство по хадисам (Гилфорд, Великобритания: Curzon Press, 1983).

      Ибн Баттута, Путешествия по Азии и Африке, 1325–1354 , 3 тома, перевод Х. А. Р. Гибба (Лондон: Рутледж, 1929).

      Гэвин Хэмбли, изд., Женщины в средневековом мусульманском мире (Нью-Йорк: издательство St. Martin’s Press, 1998).

      Никки Р. Кедди и Бет Барон, ред., Женщины в истории Ближнего Востока: смещение границ в сексе и гендере (Нью-Хейвен: издательство Йельского университета, 1991).

      Гити Нашат и Джудит Такер, Женщины на Ближнем Востоке и в Северной Африке: возвращение женщин к истории (Блумингтон: издательство Индианского университета, 1998).

      Лесли Пирс, Императорский гарем: женщины и суверенитет в Османской империи (Нью-Йорк: Oxford University Press, 1993).

      Маргарет Смит, Рабиа Мистик и ее единомышленники в исламе (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1928).

      Сила социальных ролей

      9 января 2017 г.

      Сила социальных ролей

      Брайан Крейг

      Все мы хотим хорошего в жизни.Закон об американцах с ограниченными возможностями ясно дает понять, что людям с ограниченными возможностями должна быть предоставлена ​​возможность жить полноценной и равной жизнью. Исторически люди с ограниченными возможностями были помещены в учреждения, изолированы от общества и жили в условиях скопления людей. Некоторые мало общаются с людьми без инвалидности. В результате люди с ограниченными возможностями иногда рассматриваются как «менее чем». Хотя интеграция — это то, что можно решить с помощью закона, отношение к людям с ограниченными возможностями играет не менее важную роль.

      Д-р Вольф Вольфенсбергер предложил теорию, известную как «Социальная оценка роли» («SRV»), которая помогает нам не только понять, каким образом общество причиняет людям с ограниченными возможностями здоровья, но также дает рекомендации о том, как продвигать полностью инклюзивный образ жизни. Теория Вольфенсбергера фокусируется на способах, которыми люди либо оцениваются, либо обесцениваются. Неприятность, бремя, неспособность, неразумность — все это негативные ярлыки или роли, которые общество может приписывать людям с ограниченными возможностями. Люди с ограниченными возможностями часто не получают равных возможностей из-за этих отрицательных ролей.Хуже того, эти бесчеловечные социальные роли могут привести к жестокому обращению, пренебрежению или даже смерти.

      Люди с ценными социальными ролями, такими как служащий, родитель, домовладелец, сосед и т. Д., Меньше подвержены риску жестокого обращения или пренебрежения, чем те, кто не имеет социальных ролей или обладает отрицательными социальными ролями. Это также означает, что люди, играющие важные социальные роли, имеют больше возможностей испытать на себе все хорошее в жизни — здоровье, безопасность, дружбу, любовь, свободу и уважение, и это лишь некоторые из них. Чтобы взять на себя важные социальные роли, необходимо улучшить имидж человека и его компетенции.

      Например, человек, который не работал из-за своей инвалидности, может иметь ограниченные финансовые ресурсы. Общество может рассматривать его или ее как бремя или объект жалости. Ему также, скорее всего, не хватает навыков, которыми обладает человек, который работал. Чтобы улучшить свой имидж и, таким образом, ценить социальные роли, он мог бы стать волонтером или работать на работе, которая соответствует его потребностям. Точно так же, чтобы повысить свою компетентность, ему может потребоваться обучение или образование, чтобы получить навыки, которые могут ему понадобиться для работы или волонтерства.То же самое можно сказать и о людях с множеством других обесцененных статусов, основанных на этнической принадлежности, поле, возрасте и т. Д.

      Людям с ограниченными возможностями должна быть предоставлена ​​возможность примерить ряд важных социальных ролей так же, как и все мы. Развитие личных отношений с этим человеком имеет первостепенное значение. Только в этот момент адвокат может помочь этому человеку изучить его интересы, чтобы определить, какие важные социальные роли он может захотеть взять на себя.

      Все мы хотим хорошего в жизни.Они не отличаются от одного человека к другому. Вместо того, чтобы создавать отдельные места и услуги для людей с ограниченными возможностями, мы должны приветствовать и поощрять включение всех людей в ткань сообщества.

      *********************************************** *****************************************
      Брайан Д. Крейг Поверенный штата Небраска по правам инвалидов, где он представляет интересы людей с ограниченными возможностями в делах, связанных с жестоким обращением и пренебрежением, нарушениями прав и дискриминацией по инвалидности.Он получил степень бакалавра искусств. Имеет степень доктора психологии и философии Университета Небраски в Омахе и степень доктора юридических наук юридического колледжа Университета Небраски. Во время учебы в юридической школе он был членом Совета Учебного Суда Небраски и был избран в Орден Барристеров. Он является членом Американской гостиницы суда Роберта Ван Пелта, Образовательной коалиции на основе ценностей Небраски, а также является председателем Секции права общественных интересов Ассоциации адвокатов штата Небраска.

      Теория SRV — Повышение социальной значимости

      Описание теории SRV

      Социальная валоризация роли, или сокращенно SRV, — это динамичный набор идей, полезных для позитивных изменений в жизни людей, находящихся в неблагоприятном положении из-за их статуса в обществе.SRV используется в основном для обслуживания детей и взрослых с ограниченными возможностями, а также пожилых людей, но может быть полезным для улучшения социального положения любого человека или группы.

      Основным принципом усилий по оценке ролей является представление о том, что хорошие вещи, которые может предложить любое общество, легче доступны для людей, которые ценили социальные роли. И наоборот, людям, которые обесценили социальные роли, или очень мало, или мало ценили их, гораздо труднее получить то хорошее, что есть в жизни, доступное тем, кто имеет ценный социальный статус.Поэтому ценные социальные роли и положительный статус, который обычно сопровождает их, являются ключом к получению преимуществ, присущих любой данной культуре.

      SRV легко понять и может легко внедрить мотивированный человек, включая членов семьи и обслуживающий персонал на всех уровнях. В сфере социальных услуг в целом он использует существующую практику, глубоко укоренившуюся в исследованиях в области социальных наук.

      «ОЦЕНКА СОЦИАЛЬНОЙ РОЛИ» (SRV) — это название, данное концепции взаимодействия между людьми и человеческому служению, сформулированной в 1983 г. Вольфом Вольфенсбергером, доктором наук.Д., как преемник его более ранней формулировки принципа нормализации (Lemay, 1995; Wolfensberger, 1972; Wolfensberger, 1983). Его последнее определение социальной оценки роли таково: «Применение эмпирических знаний к формированию текущих или потенциальных социальных ролей партии (т. Е. Человека, группы или класса) — в первую очередь посредством повышения компетенций партии и имидж — чтобы они были в максимально возможной степени положительно оценены в глазах воспринимающих »(Wolfensberger & Thomas, 2005).

      Читать полностью статью Джо Осберна

      От нормализации к SRV

      В 1991 году группа из 178 экспертов в области умственной отсталости, используя технику Дельфи, определила книгу Вольфа Вольфенсбергера 1972 года «Принцип нормализации в социальных службах» как наиболее важную «классическую» работу по умственной отсталости из возможных 11 300 статей и книги, опубликованные в этой области примерно за 50 лет (Heller et al., 1991). Большинство профессионалов в сфере социальных услуг слышали о принципе нормализации или, по крайней мере, имеют некоторое представление о том, что он предлагает.Однако их взгляды на нормализацию часто основаны на недопонимании, а не на фактическом чтении базовой литературы по нормализации (Wolfensberger, 1980).

      Прочитать всю статью Раймонда Лемея

      Изучение SRV

      Есть много способов узнать о SRV, включая поиск в Интернете по оценке социальной роли.

      Этот веб-сайт предоставляет в разделе ресурсов серию статей о SRV и ссылку на журнал SRV, , а также доступ к книжному магазину , где можно найти публикации о SRV и связанных темах.

      За прошедшие годы буквально тысячи людей узнали о SRV через обучающие мероприятия, и некоторые из текущих мероприятий перечислены в Training & Events.

      Учебные мероприятия по PASSING , инструменту оценки программ, — это еще один способ для людей узнать о применении SRV в сфере обслуживания людей. Более подробная информация о ПРОХОДИТ включена в пункт меню ПРОХОДИТ .

      Узнайте об истории SRV

      Четыре социальные роли

      Пояснения> Значения > Четыре социальные роли

      Соответствие | Ролевой уровень | Четыре роли | Также

      Социальные нормы неписаны правила, по которым общества и группы ведут себя последовательно и предсказуемо манера.Соблюдение правил важно, и существуют правила того, как вы должны действовать как в поощрении использования правил, так и в наказании за нарушение правил.

      Вот два измерения и четыре дополнительных измерения каждого измерения, которые укажите четыре различные социальные роли для обеспечения соблюдения правил.

      Соответствие

      Соответствие любого действия или роли — это оценка того, насколько хорошо (или нет) какое-либо индивидуальное правило соблюдается.

      Положительно

      Положительное соответствие — это соблюдение правил. Это указывает на то, что человек поступают так, как должны, и действуют в рамках утвержденных ролей.

      Теоретически должно быть вознаграждение за все положительные акты соответствия. В практика, награда часто — ненаказание и просто продолжение статус «одобренное лицо».

      Отрицательный

      Когда человек не соответствует социальным нормам, он действует отрицательно, и требуется какая-то форма наказания.

      Ролевой уровень

      Есть два уровня, на которых люди могут действовать, в зависимости от их участия. или не в соответствии с правилом.

      Основная роль

      В главной роли человек находится в позиции «первого лица», разыгрывая правило или нарушение правила.

      Основное правило для основных ролей состоит в том, что положительное соответствие вознаграждается и (отрицательное) несоответствие наказывается.

      Дополнительная роль

      Вторичную роль берут на себя все люди, не участвующие в первичной роль.Важным аспектом культуры является то, что вам не разрешается сидеть на изгородь. Вы должны реагировать на ситуации, и отсутствие ответа считается само собой как проступок.

      Таким образом, основное правило для второстепенных ролей состоит в том, что все должны участвовать. в поощрении позитивного соответствия и наказании негативного соответствия.

      Четыре роли

      Исходя из указанных выше размеров и дополнительных размеров.

      Четыре социальные роли

      Соответствие
      Положительно отрицательный

      Ролевой уровень

      Первичная
      Вторичный

      Герой

      Злодей

      Поддерживающий

      Каратель

      Герой

      Герой — это человек, подчиняющийся социальным правилам.Первое преимущество этого в том, что их не наказывают как злодеев.

      Также, если их действия особенно самоотверженны, поддерживая группу на рискуют или дорого обходятся сами себе, тогда они считаются заслуживающими вознаграждения. Герои следовательно, они служат образцом для подражания для других.

      Это может стать внешним мотивация, поскольку люди сознательно действуют героически, чтобы получить признание и признание. Это не обязательно плохо для группы, так как приводит к соблюдению правил.

      Риск героизма возникает там, где стремление к уважению и статус приводит к манипулированию и глупый героизм, когда люди создают ложные ситуации и рискуют, что подвергать опасности других. Если будет обнаружено, что человек делает это, его можно переформулировать как злодей.

      Злодей

      Злодеи — это те, кто нарушает социальные правила. Должны быть последствия за такие действия, как бездействие, это может побудить других также нарушить правила.

      Реакция на подлость может быть пропорциональна действию, а также индивидуальная история. Первоначально ответ может быть корректирующим, особенно для относительно незначительные проступки. Человеку напоминают о правилах и обучены тому, как вести себя правильно. Повторные нарушители и те, кто ломается к более серьезным правилам относятся все более жестко, с открытой критикой и, в итоге исключение из группы.

      Каратель

      Важное правило относительно второстепенных ролей состоит в том, что каждый , кто не в первичная роль должна быть активной во вторичной роли.Следовательно, если кто-то злодейский, крайне важно, чтобы все остальные участвовали в ответе, будь то это простая критика или более активное наказание.

      Если человек не занимается наказанием, то он сам становится злодеи. Отсюда, например, в обществе, где внебрачный секс наказывается. забрасывая камнями, другие люди вынуждены участвовать в акте побивания камнями, даже если они лично находят это отвратительным. Невыполнение этого требования может привести к самим по себе также побиваются камнями.

      Сторонник

      Когда герой совершает самоотверженный поступок, он считается заслуживающим награды. право на похвалы других участников группы. Это роль сторонник, чтобы ободрить, поддержать и чествовать героев.

      Как и в случае с карателем, активная поддержка является обязательством для всех, кто не участвует в героических поступках. Например, во время войн социальным императивом является некомбатанты должны устно и активно поддерживать людей в вооруженных силах.Сидеть на заборе — значит выказывать неодобрение и вызывать критику.

      Если вы хотите, чтобы вас приняли в социальной группе, вы должны не только подчиняться правила, но вы также должны участвовать в критике злодеев и поддержке героев, даже если вы не одобряете методы, с помощью которых такие действия предпринято.

      См. Также

      Внешняя мотивация

      .

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.