Современная субкультура молодежи: Косплееры как субкультура, косплей как социальное явление

Содержание

Косплееры как субкультура, косплей как социальное явление

История и определение

Коспле́й (от яп. コスプレ косупурэ, и от англ. costume play — «костюмированная игра») — переодевание в костюмы известных персонажей и изготовление таких костюмов.

Изначально косплей был исключительно японским явлением, однако в конце 1980-ых начал распространятся за пределами Японии, и сейчас такое понятие как «косплей» известно по всему миру.

Восток и запад

Стоит заметить, что азиатский и западный косплей сильно разнятся по своей сущности. Пропасть между азиатской и европейской культурами не исчезала никогда, а потому это отразилось и на творчестве фан-сообществ. Если в Европе, Австралии, странах Северной и Южной Америки косплееры могут перевоплощаться в литературных и кино — героев, реальных людей, актеров, исполнителей и других деятелей искусства, помимо как в персонажей игр, аниме, комиксов, персонажей западной мультипликации, то в странах Восточной Азии, в особенности в Японии, Китае и Южной Корее, это почти всегда персонажи вторичной реальности, а также сценичные образы участников visual kei групп, где за макияжем и костюмом самого человека увидеть невозможно.

Это связано со степенью персонификации персонажа. Намного легче изобразить героя, не имеющего воплощения, чем героя, у которого уже есть «живое лицо» в виде актера или актрисы. К примеру, когда мы произносим имя «Черная вдова», то перед нами появляется образ Скарлетт Йоханссон, а не образ из комиксов вселенной Марвел. В Японии же наоборот, нарисованный образ закреплен в общественном сознании во много прочнее, нежели экранизации какого-либо аниме или манги.

Более того, в Японии косплей уже давно вступил в права национальной культуры и стал более массовым. Именно здесь косплей стоит на самом профессиональном уровне: помимо любительского переодевания, здесь есть люди, зарабатывающие этим на жизнь; косплей просочился в рекламу, литературу, другие области искусства, в общественное сознание.

Косплей в России

Более любопытно это явление в контексте российского пространства. По сравнению с иными западными фан-сообществами, российский косплей один из самых «профессиональных». Несомненно, всегда есть те, кто не доводит свой образ до совершенства, но некоторые апологеты косплейного перфекционизма достойны восхищения. И на самом деле, все не так просто, как кажется на первый взгляд. Для того, чтобы подобрать нужный парик, некоторые косплееры могут перебрать порядка нескольких десятков (в виду неточности изображения в интернет-магазинах), могут шить костюмы от нескольких недель до продолжительных месяцев, огромный труд подобрать подходящие линзы, а также аксессуары, которые приходится делать самостоятельно

. Приготовление может затянуться даже на несколько лет, если какая-то важная деталь не может быть найдена.

Косплей – это не просто производство костюма, которое вторично по своей важности, а именно процесс вживания в роль персонажа. Этим косплей очень похож на театральное искусство и кинематограф.

Можно считать, что косплей как явление так распространено, и более того, так профессионально и качественно в России и странах СНГ по причине скудности и однообразности жизни и быта россиян, вековой закрепощенности мысли и невозможности выразить себя. Именно фрустрация наталкивает на бегство из мира, в котором набор ролей чрезвычайно беден. Косплей популярен в виду универсальной для всего человечества неудовлетворенностью границами своей биографии и стремлением к познанию альтернативного Я, обреченного на постоянную нереализованность. Во вторичной реальности можно найти любого персонажа, которому ты будешь симпатизировать, материализовать его внешний облик и стать этим нарисованным героем во плоти. И теперь ты – это он.

Это можно рассматривать как некоторую терапию. На востоке, в особенности в индийской литературе, человеческая личность понимается как нечто нецельное, а значит любые разносторонние проявления различных черт – естественное явление. Косплей и актерское мастерство и выполняют эту работу развития потаенных уголков личности и помогают стать человеку свободнее, понять, что он не прикреплен к одним единственным маске и телу.

Где и что

Косплейные костюмы демонстрируются на различных фестивалях, а также на сериях фотографий и видеозаписях, а могут и вовсе никому не показываться и висеть в шкафу.

В последние несколько лет в Петербурге ежегодно проходят различные фестивали: AniCon, BigFest, AVAexpo, AnimeDay, Старкон, MAniFest, Comic Con Saint Petersburg. В Москве: Тогучи, Тя-но-ю, Ichiharu, Hinode, Деткон, AniMatrix, РОСКОН, STARFANS. В мире: World Cosplay Summit, Cosplay Festa TDC, Anime Expo, San Diego Comic-Con International.

На фестивалях проходят конкурсы сценичного косплея, танцевального, альтернативного, одиночного и группового косплей-дефиле, конкурсы арта и фанарта, караоке, AMV, фото- и видео-косплея.

В реальной жизни косплееры могут ничем не отличаться от общей массы: они не носят париков, средневековых плащей, картонных мечей, линзы – чрезвычайно редко. Они могут иметь самую обыкновенную работу, ходить в университет или колледж, у них такие же банальные проблемы, и их ничто не сможет выдать, разве что нечаянно пророненное «десу».

Видео косплееров

Субкультура эмо – музыка, внешний вид, особенности

Эмо в переводе с английского обозначает эмоциональный. Сейчас субкультура эмо на слуху у каждого подростка и молодежи. Это движение распространено в разных странах.

Молодежная субкультура эмо появилось сравнительно недавно. Иногда на улице или в общественном транспорте можно встретить интересных молодых людей, одетых во все черное, говорящих о совершенно загадочных вещах. Течение также имеет своеобразные символы и отличительные особенности, отличающих данное движение от других субкультур.

Внешний вид эмо-кидов

Одежда представителей субкультуры эмо характеризуется темными и розовыми оттенками. Многочисленный пирсинг, большие гриндерсы, извечная тема смерти и суицида. В этом субкультура эмо чем-то напоминает готов. Но здесь есть и свои отличия. Эмо отличаются повышенной чувствительностью, эмоциональностью. Некоторые эмо-киды также предпочитают розовый цвет в компании с черным.

Представители данной субкультуры одеваются достаточно своеобразно для обычных горожан. Это подростки и молодые люди с черными волосами, спадающими на лоб. Девушки предпочитают носить зачастую смешные, детские прически, яркие заколки, несколько хвостиков.

И девочки, и мальчики красят губы в светлый цвет, используют различные пудры и тональные крема, чтобы придать коже мертвенно-бледный вид. Глаза они предпочитают красить темными тенями, подводкой. Зауженные джинсы с различными заплатками, майка с изображением любимой группы, яркий макияж, а также челка набок — все это атрибуты данной субкультуры

Футболки с детскими рисунками в сочетании с одеждой черного цвета смотрятся довольно забавно. На ногах они носят кеды, на руках присутствуют разнообразные браслеты, выполненные из бисера разных оттенков. На ногтях обычно присутствует розовый или черный лак, в ушах наушники со включенной музыкой в стиле эмо. У подростков данного течения зачастую есть суицидальные наклонности.

Особенности субкультуры эмо

Достаточно распространенное явление среди эмо — бисексуальность. Подростки зачастую образуют пары с однополыми партнерами.

Что часто подвергает общество в шок. Но они живут по своим особым правилам.

Эмо-киды зачастую придерживаются принципов течения под названием стрейтэдж. Это движение, которое пропагандирует здоровый образ жизни. Многие из представителей данной субкультуры достаточно тревожные и ранимые люди, которые обычно живут в своем выдуманном мире. Они страдают депрессией, отгораживаются от внешнего мира и его агрессии, прячут лица под длинными челками. Иногда вы можете встретить большое скопление эмо-кидов. Обычно это бывает перед выступлением какой-нибудь известной музыкальной группы.

Субкультура моды: «опрятные хулиганы»

В начале 60-х годов на улицах Лондона стали появляться странно одетые молодые люди. Они носили аккуратные причёски, отбеленные джинсы с красными подтяжками, тяжёлые красные ботинки со стальными носками, иногда голубые мохеровые костюмы и очки в голубой оправе. Они пьют тёмное пиво или безалкогольные напитки и передвигаются на мотороллерах марок «Веспа» и «Ламбретта».

Это – моды, противоречивая и не до конца определённая субкультура 60-х, подростки, которые отчаянно пытаются определить себя.

«Умеренность и аккуратность»: основы стиля

Великобритания в «пёстрых» 60-х – это целый букет различных субкультур. По улицам ходят не только моды, но и рокеры, психоделисты, хиппи и рудиз. У всех различные причины возникновения и различна идеология. Моды (от modern – современный) – дети из семей профессиональных рабочих; после «экономического бума» у них появились свободные деньги – и их конвертировали в стиль. От своих предшественников, «тедди-боев», моды унаследовали маниакальные интерес к мельчайшим деталям внешности. Строго регулировалось, в зависимости от ширины брюк, расстояние между ними и ботинками – пол дюйма или дюйм. Носки должны были быть белыми, костюм – итальянским, туфли – «Челси» или лоферы. Всё продумано до мелочей, и любая оплошность делает тебя посмешищем.

Эту одержимость модов быстро заметили производители одежды и музыкальные. Культура, так гордившаяся своей независимостью и индивидуальностью, стала поддерживаться извне и скоро сошла на нет, а бывшие моды разбрелись по другим субкультурам. А кто-то даже организовал новую – скинхэдов (которые изначально не придерживались никаких расистских взглядов). «Мод – короткое слово, обозначающие моду, красоту и глупость. Мы все через это прошли», – говорил впоследствии Пит Таунсен из «The Who».

Главное средство передвижения – мопед. Он доступен круглые сутки (в отличие от закрытого на ночь общественного транспорта) и защищает нарядную одежду от грязи. Этой же цели служат длинные парки цвета хаки.

«Absolute beginners»: ценности и установки

Моды – гедонисты, и их цель жизни – развлекать себя как можно изощрённей и разнообразней. Они напоминают героев Уальда – возможно, поэтому их называют «денди XX века». То, что они так пристально следили за модными новинками (и часто тратили на них последние деньги) – это обратная сторона главной составляющей их мировоззрения: крайней эгоцентричности. «Когда все в Англии запели о свободной любви, что было весьма неоднозначно, моды тоже оказались возмутителями спокойствия – но по причине абсолютно противоположной. Ощущение было такое, будто эта проблема им глубоко безразлична. Я думаю, моды по натуре своей были слишком эгоцентричны, чтобы создать пару», – писал Кевин Пирс.

Библия мода – книга Колина Маккинеса «Абсолютные новички», повествующая о молодом фэшн-фотографе Колине и его любви к модельерше Креп Сазетт. Их история открывает целую панораму жизни рубежа пятидесятых-шестидесятых. «Боюсь, что это единственная книга, написанная действительно о «модах» того времени, и если вам скажут, что есть какие-то ещё, – не верьте», – говорит Олег Миронов. В 1986 по книге был снят одноимённый фильм, поначалу отвергнутый критиками, но впоследствии ставший культовым благодаря прекрасному саундтреку.

Но за внешним прожиганием жизни скрывается трагический поиск себя – и этим моды похожи на подростков всех эпох. Крис Уэлч написал в 1969 году в статье для Melody Marker: «Моды »делают свое дело» в беспомощном стремлении найти свое «я» в обществе, где единственный официальный альтернативный путь – жениться на Покупке В Рассрочку и закончить парализованной жизнью перед телевизором».

Музыка и одежда: наследие модов

Моды с их культом индивидуальности и образом «опрятного хулигана» оказали огромное влияние на последующую массовую культуру. Главным образом это коснулось модной индустрии: это они придумали мужской макияж, большинству существующих уличных стилей, это благодаря им существует одежда унисекс. Очень многие современные бренды открыто копируют элементы стиля модов.

Кадр из фильма «Квадрофения»: моды первыми сказали, что мужчины тоже могут краситься

Коснулось их влияние и музыки. Моды привели в Британию «чёрную музыку»: джаз и соул. А ещё именно благодаря модам появились The Beatles. Хотя Крис Уэлч был уверен, что особых музыкальных предпочтений у модов нет – «важно, чтобы было видно, как топаешь ботинками под эти ритмы», на самом деле это не так. Моды слушали в основном американцев, исполняющих блу-бит, рэгги, рокстеди и ска. Олег Миронов рассказывает: «Всё шло замечательно до тех пор, пока где-то в 1962 году большие люди из крупных компаний не заинтересовались: а на что, собственно, уходят у подростков такие сумасшедшие деньги? Выяснилось, что молодёжь тратит свои кровные на совершенно непотребные вещи – продукты американской промышленности! Боссы решили, что надо приложить максимум усилий, чтобы перенаправить этот денежный поток в свои карманы или, по крайней мере, вернуть в лоно матери Британии. Замечательным примером этому может служить выход первого альбома группы »The Beatles», с которым, как принято считать, закончилась эпоха настоящих «модов» и началась эпоха »британского вторжения»».

Social Suicide – лондонская марка одежды, основывающая свою дизайн на стиле британских субкультур. Моды первыми стали использовать в одежде так популярный сейчас британский флаг, а своим символом сделали эмблему британских ВВС

Что может быть печальнее для контркультуры, чем превратиться в мэйнстрим? Судьба модов трагична. Но их растворение в массовой культуре обогатило её и стало вдохновляющим толчком. В конце концов, свою функцию движение модов выполнило: молодые люди нашли своё неповторимое лицо.

(PDF) ОБЗОР СОВРЕМЕННЫХ МОЛОДЕЖНЫХ СУБКУЛЬТУР В ЭПОХУ МЕДИЙНОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

— 40 —

© Современные исследования социальных проблем

2018, Том 9, № 6 • http://ej.soc-journal.ru

доминируют оттенки синего и зелёного, украшения из раковин и

символы: дельфины и рыбы [9].

Рассматривая современные сетевые течения можно заключить,

что они не обладают тем набором характеристик, которые определя-

ли субкультуры конца XX века. Некоторые исследователи выражают

точку зрения о том, что на смену субкультур пришли некие «куль-

турные миксы». Так, субкультуры становятся менее локализирован-

ными, онлайн сообщества растут, а молодым людям становится все

легче получить доступ к участию в них [8, с. 129]. Если ранее местом

локализации участников субкультурных течений являлись «засекре-

ченные», но легкодостижимые места (окраины, подвалы …), то сей-

час таким местом является глобальная сеть интернета. Субкультура

глобализируется, поскольку чтобы стать ее виртуальным участни-

ком достаточно иметь доступ к Интернету. Доктор Рут Адамс из

Королевского колледжа Лондона пишет о том, что современные

подростки более заинтересованы в построении онлайн идентич-

ности. В виртуальном пространстве сейчас гораздо проще создать

свой неповторимый имидж, используя доступную информацию о

стилистике и атрибутике той или иной субкультуры [9].

В настоящее время информационные технологии лишают мо-

лодежные субкультуры автономности, упрощают их содержание и

ориентируют на массового пользователя. Это происходит под вли-

янием виртуальных фэнзинов (журналов), онлайн форумов и мага-

зинов, способствующих коммерциализации субкультуры. Любой

молодой человека без особых усилий и быстро может перевопло-

титься в представителя того или иного субкультурного течения, не

владея информацией о его идеологическом и ценностном наполне-

нии. Субкультура постепенно лишается функции «эзотеричности»

(входа в субкультуру только узкого круга «посвященных» людей),

приобретает такие характеристики как открытость и доступность

для каждого, что разрушает ее отличность и уникальность от го-

сподствующей культуры. Субкультура уже не контркультурна:

странно выглядеть и вести себя стало почти нормально. Доктор

Рут Адамс связывает эти изменения со скоростью, с которой любая

Молодежные неформальные субкультуры и проблема наркотизации молодежи в современном обществе Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

КУЛЬТУРОЛОГИЯ

УДК 316. 723

Е.В. Биятто, В.Л. Правда

МОЛОДЕЖНЫЕ НЕФОРМАЛЬНЫЕ СУБКУЛЬТУРЫ И ПРОБЛЕМА НАРКОТИЗАЦИИ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Современному обществу в динамике своего развития все чаще приходится сталкиваться с новыми проявлениями молодежной культуры — неформальными субкультурами (рэперы, хиппи, панки, анимэ и другие), которые всё чаще противопоставляют себя обществу. Особость субкультуры определяется отличием образующих ее ценностей от принятых в общей культуре. В современной России действует огромное множество неформальных молодежных течений, которые имеют свои цели, способы времяпрепровождения, стиль одежды, речь, манеры и другие признаки, отделяющие субкультуры от простых людей. Именно подростки и молодежь, как наиболее чуткая и восприимчивая группа в обществе, первыми воспринимают новые формы в сфере досуга со всеми позитивными и негативными явлениями [16].

Одним из возможных аспектов этих «негативных явлений» выступает наркотизация молодежи в субкультурах. К сожалению, во многих современных субкультурах употребление психоактивных веществ является в большей или меньшей степени значимым атрибутом (элементом), который может выступать как ритуал приобщения к субкультуре, способ идентификации, достижения аутентичности, формой протеста по отношению к остальной культуре и др. [1]. Отсюда предмет нашего анализа — молодежная субкультура как фактор наркотизации. Проблемой наркотизации молодежи занимаются такие науки как педагогика, психология, социология, правоведение. Чтобы понять суть термина «наркогенная субкультура» разберемся с его значением. Наркогенная субкультура — субкультура потребителей наркотиков [11].

Противники неформальных субкультур отмечают негативное значение субкультуры потребления наркотических веществ на общество, выражающееся в вовлечении в потребление аддиктив-ных веществ посредством прямого контакта с этой субкультурой. Подобная субкультура интегрирует в себе опыт их потребления, особую систему взглядов, убеждений, ценностных ориентаций, специфическую практику распространения и пропаганды своих взглядов и ценностей, включает свой фольклор, технологии вовлечения новых лиц

в потребление аддиктивных веществ, систему защиты своих взглядов и убеждений от критики [6].

«Отношение к наркотикам в молодежных субкультурах современного города» — одна из важных и актуальных тем на сегодняшний день потому, что в молодёжной среде существуют проблемы молодёжной преступности, безработицы, расовой дискриминации, положения молодых мигрантов, но накал данных проблем сравнительно ниже, чем проблема потребления наркотиков молодыми людьми. По данным социологических исследований, проведенных Федеральной службой РФ по контролю за оборотом наркотиков, до 60% всех наркоманов — это люди студенческого возраста. Причем подавляющее большинство из них — студенты дневных отделений высших учебных заведений. Кроме того, основным местом употребления наркотиков для 29% наркоманов являются помещения вузов. Состояние здоровья студенчества определяет качество подготовки молодых специалистов, поскольку овладение науками на современном этапе развития учебных заведений требует от студентов больших умственных, эмоциональных и физических затрат. Кроме того, учащаяся молодежь, студенчество относится к возрасту, стоящему на пороге репродуктивного периода. Поэтому от состояния здоровья этой категории населения во многом зависит здоровье будущего поколения [17]. Ухудшается состояние здоровья молодежи, что является существенным фактором риска возникновения наркотизации. В среднем в России лишь 10 процентов выпускников школ могут считаться абсолютно здоровыми, а 45-50 процентов имеют серьезные отклонения в физическом и психическом развитии. По данным МВД РФ подростки и молодежь составляют 70% от всех употребляющих наркотики в стране [7]. Вызывает тревогу, прежде всего, то, что наркотики становятся все более и более доступными для молодежи. Так, среди школьников, а также в студенческой среде, наркомания увеличилась в 6-8 раз за несколько последних лет [8]. Сейчас в России около 8,5 миллионов человек употребляют наркотики. Большая часть наркоманов — это молодежь в возрасте от 13 до 24 лет [9]. Наркомания -это кричащая проблема общества. В контексте сказанного важной представляется проблема ис-

следования отношения молодежных субкультур к наркотикам.

Определяя субкультуру как совокупность специфических социально-психологических признаков, влияющих на стиль жизни и мышление определённых номинальных и реальных групп людей и позволяющих им осознать и утвердить себя в качестве «мы», отличного от «они» (остальных представителей социума), А.В.Мудрик рассматривает влияние субкультуры на социализацию детей как специфический механизм социализации, называемый им «стилизованный механизм» [4, с. 123].

Молодежная идентичность, соответствующая определенной субкультуре, предполагает обязательность соблюдения «правильного» вида (стиля) — «прикида» (одежда, обувь, стиль прически, аксессуары), а также разделения общих групповых вкусов (музыкальных, литературных, кинематографических). Соблюдение этих правил невероятно значимо и служит реальным пропуском в субкультуру, не допуская никаких подделок, фальши.

Исследователи выделяют характерный стиль наркогенной субкультуры. Так, существование «наркоманического» стиля в одежде отмечается на рубеже Х1Х-ХХ веков, в период увлечения кокаином. «Свободные, напоминающие греческие туники одежды, определенный грим — темные «набухшие» веки — все это стало внешним атрибутом поклонников одурманивания» — пишет А.Макеева [3, с. 24]. Этот стиль получил довольно широкое распространение в среде богемы и просуществовал до начала 20 г.г.». Сегодня фиксируются новые попытки создания модельерами «наркоманического имиджа»: «на подиум выходят тонкие и бесплотные модели, загримированные под наркомана (бледная кожа, синие круги под глазами, длинные, спутанные волосы, хаос в одежде)». Отмечаются и тенденции возникновения «наркоманического стиля» в одежде. В некоторых городах использующие наркотики носят определенную форму одежды — широкие брюки, белые кепки, светлые рубашки и т. п. [1, с. 11-12].

Особенностью нынешней ситуации является то, что наркомания приобрела новое качество как социальное явление, ей стало присуще внутреннее движение. Это движение обусловлено развитием наркобизнеса. Теперь уже не потребитель определяет предложение, а предложение активно формирует спрос. Существует целая криминальная индустрия, обеспечивающая рост потребления. Так как рост потребления наркотиков осуществляется за счет молодежи, значит, молодежные субкультуры выступают в роли отправного пункта. Люди употребляют наркотические вещества, чтобы расслабиться, забыться, набраться смелости, чтобы не уснуть или, наоборот, чтобы погрузиться в причудливый мир видений. И часто употребление того или иного наркотика зависит от субкультуры, к которой принадлежит тот или иной человек.

Рассмотрим некоторые направления молодежных субкультур и роль наркотиков в них.

Нами было проведено интервьюирование 4 представителей некоторых субкультур г. Кемерово (готы, панки, хип-хоп, растаманы).

• Субкультура «Готы»

Одной из разновидностей молодёжной субкультуры являются готы — это представители общности, которая зародилась во второй половине ХХ-го века на фоне пост-панка; готическая субкультура довольно неоднородна и разнообразна, однако для нее в той или иной степени характерны следующие черты: мрачный имидж, может проявляться интерес к мистицизму и эзотерике, декадансу, любовь к хоррор-литературе и фильмам, любовь к готической культуре. То, что все готы пьют или принимают наркотики, довольно старый и закоренелый стереотип о готах. [18]

Субкультура готов достаточно распространена в г. Кемерово. Официальные фестивали готической музыки не проводятся в нашем городе, они обычно устраиваются подпольно представителями готической субкультуры. Также готы нашего города ходят на кладбища, где ищут вдохновение и успокоение. Они утверждают, что на кладбищах думается свободнее. В данной субкультуре есть традиции посвящения, и они в разных компаниях разные: у кого-то невинные, у кого-то с членовредительством и кровью. Раньше, когда готов было еще больше, чем сейчас, они собирались у Театра драмы и устраивали сходки.

Екатерине (представительнице субкультуры «Готы», 19 лет) был задан

Вопрос: Многие люди считают, что субкультура — это наркотики. Что ты думаешь по этому поводу?

Ответ: Я считаю, что любой человек, и не важно, принадлежит ли он к какой-нибудь субкультуре или нет, сам решает принимать или отказаться от наркотиков. Это дело выбора каждого из нас. Нельзя обвинять в этом идеалы и мировоззрения неформальных субкультур. Субкультуре готов достаточно сходить на кладбище или прочитать очередные мысли Ницше и никаких наркотиков!

• Субкультура «Хип-хоп»

Отдельное место среди субкультур принадлежит хип-хоп движению Хип-хоп зародился в афроамериканской и латиноамериканской среде Бронкса в первой половине 1970-х гг[18]. Хип-хоп субкультура довольно парадоксальна. И один из таких парадоксов связан с взаимоотношением хип-хопа и наркотиков. С одной стороны, уже в 70-е годы хип-хоп стал основой для борьбы с наркоманией среди чёрного населения гетто. Однако позднее, в 90-е — наркоторговля стала одной из самых распространённых тем в рэпе. Однако сейчас большинство течений хип-хоп культуры выступаю против употребления наркотических веществ.

В нашем городе достаточно большое число

представителей данной субкультуры. Кемеровские рэперы поддерживают стиль одежды хип-хоп культуры, слушают хип-хоп музыку, а также сами пишут рэп и исполняют его на фестивале молодежных субкультур «Город Ultra» (организатором которого является КузГТУ), а также на рэп-баттлах, которые часто проводятся в Домах культуры г. Кемерово.

Станиславу (респонденту субкультуры хип-хоп, 21 год) был задан вопрос:

Вопрос: Как ты относишься к тому, что многие говорят: «неформалы — наркоманы»?

Ответ: Это полная ерунда. Независимо от того, какие у человека интересы, слушает ли он рэп или рок, какую динамику жизни выбирает, наркотики — личный выбор каждого. Человек сам выбирает свою дорогу, по которой он будет идти всю жизнь.

• Субкультура «Панки».

Свойственный в принципе молодежной субкультуре протест против общепринятых норм и ценностей «панки» выразили, пожалуй, наиболее демонстративно и агрессивно. Все элементы панковской субкультуры: поведение, имидж, сленг носили вызывающий характер и были призваны эпатировать, раздражать, возмущать взрослых. Нарочитое нарушение норм поведения в общественных местах панки объясняют тем, что они просто сумасшедшие. Это считается хорошей чертой характера, потому что таким способом они реализуют себя вне контроля. Обращение панков к наркотикам так же стало одним из инструментов для выражения презрения, ненависти к окружающей действительности. «Дети технологического общества» панки предпочитают синтетические ПАВ (психоактивные вещества): амфетамины, ингалян-ты, не оставляя без внимания все иные виды [19].

Панк-культура менее распространена в г. Кемерово, но представителей этой субкультуры достаточно легко обнаружить в нашем городе по оригинальной внешности. Яркая одежда, ирокезы, рваные джинсы, изношенные бутсы — все это атрибуты панков. В Кемерове представители данной субкультуры собираются небольшими группами и тусуются на улицах. Достаточно часто панки ста-

новятся причинами общественных беспорядков. Своим нестандартным поведением они эпатируют общество и привлекают к себе большое внимание.

Представителю субкультуры «Панки» Александру (18 лет) был задан

Вопрос: Твое отношение к наркотикам?

Ответ: Это было давно, когда я щеголял с ирокезами на голове и рваными штанами, а сейчас я стараюсь вести серьезную жизнь, и у меня есть работа и девушка, а наркотики — важная часть в жизни молодежи. Хотя, по крайней мере говорю за себя! За Панков!

• Субкультура «Растаманы».

Субкультура, возникшая на Ямайке и уходящая корнями в синкретические культы стран Карибского бассейна, на Российской почве выглядит весьма экзотичным растением. Красно-желтозеленые (цвета флага Ямайки) береты, волосы, заплетенные в косички (дрэды) — вот наиболее броские черты внешнего вида «растаманов». Употребление марихуаны — значимый атрибут субкультуры растаманов. Марихуана (гандж) -выступает как священное растение, дарованное свыше, средство вхождения в особые экстатические состояния [20].

Представителей субкультуры растаманов еще меньше чем каких-либо из ранее перечисленных. Их сложно отличить от панков, так как внешность типичного растамана такая же яркая, как у панка. В основном данная субкультура в нашем городе существует как фан-клуб поклонников Боба Марли и Децла. Но нельзя оставить без внимания то, что все кемеровские растаманы — ярые потребители ПАВ. У респондента субкультуры «Растаманы» Дмитрия (23 года), спросили:

Вопрос: Как ты относишься к употреблению наркотиков?

Ответ: Прежде чем использовать наркотик, я всегда провожу исследование. Я хочу знать все: положительные и отрицательные стороны его применения, побочные эффекты и опасности, связанные с ним. Начиная с возраста 17 лет, я попробовал все: траву, грибы, один раз — ЛСД, и почти полгода примерно раз в месяц употреблял экстази. Сейчас я экстази почти не использую. И не пото-

Рис. 2. Отношение учащихся (девушек) КузГТУ Рис. 2. Отношение учащихся (юношей) КузГТУ к

к потребителям наркотиков потребителям наркотиков

му, что мне от него плохо, а потому что я его немного опасаюсь».

Несмотря на большое разнообразие субкультур, которые употребляют наркотики, в г. Кемерово есть также субкультура «Straight edge»- политико-мировоззренческое движение, характерными чертами которого являются полный отказ от наркотиков (включая законные алкоголь и табак) [21].

В процессе изучения особенностей некоторых молодёжных субкультур, мы выяснили, что в нашем городе имеются субкультуры, которые не приемлют наркотики, и наоборот.

Подготовка профессионалов в области профилактики употребления наркотических веществ, на наш взгляд, предполагает особенно серьезное изучение молодежных субкультур. Для специалистов по профилактике зависимости от ПАВ знание культуры и субкультуры молодежи выступает не только важным инструментом понимания представителей иного поколения и установления контакта с ними. Как показывает анализ, молодежная субкультура в целом ряде своих аспектов выступает непосредственным фактором наркотизации. С другой стороны, расширяющееся распространение наркотиков привело к возникновению нарко-генной субкультуры как особой формы субкультуры, со своими ценностями, ритуалами, стилем, сленгом. Игнорирование или недооценка данного факта может существенно сказаться на эффективности профилактической работы [1, с. 12].

В описанной ситуации, знание содержания и механизмов влияния субкультур может выступить значимым средством: групповой и индивидуальной диагностики, анализа ситуации, организации конкретных видов профилактических мероприятий.

В 2012 году мы провели опрос среди студентов КузГТУ разных специальностей, выясняя их субъективное эмоциональное отношение потребителям наркотиков. Число опрошенных респондентов: 30 — 15 девушек и 15 юношей.

Разница в эмоциональных оценках к потребителям наркотиков между студентами юношами и девушками в таблице (рис. 1, 2), из которой видно, что девушки испытывают более негативные эмоции в отношении потребителей наркотиков, чем юноши.

Проблема наркомании молодежи все больше приобретает глобальный характер. Один наркоман за полгода сажает на иглу до 15 подростков. Если учитывать темпы наркотизации, ее последствия для здоровья, то возможно, что через несколько лет не только в Российской Федерации, но и во всем мире не останется здоровой молодежи, спо-

собной производить на свет жизнестойкое потомство с нормальным иммунитетом. Все больше сфер общества охватывают наркотики, наркобизнес процветает. Перед государством стоит наиважнейшая задача создания приемлемой системы мер превенции и лечения наркомании.

Чтобы предотвратить распространение наркотизации молодежи, применительно к вузам разрабатываются определенные программы и мероприятия. Одним из таких ВУЗов является Ур-ГУПС (Уральский Государственный Университет путей сообщения), где уже внедряется подобная программа [22]. На ее основе применительно к любому вузу можно предложить следующие мероприятия.

Создание координационной группы, которая будет принимать решения о проведении мероприятий, направленных против наркотиков, об организации кампаний, митингов, конференций, рекламы и т. п. Все стратегические решения координационной группы должны приниматься преподавателями и ректором университета совместно, но конкретная реализация отдельных мероприятий должна проводиться самими студентами.

Создание информационного центра, где собирается вся информация о наркомании. Этот центр должен снабжать студентов информацией о номерах телефонов и других ссылках по проблеме наркотиков, а также распространять брошюры и листовки.

Ротационные программы. Они предполагают поочередную работу факультетов (?) в течение определенного времени над темой, имеющей отношение к наркотикам. Эта ротация позволит продлить акции-кампании: мероприятия типа театрализованных представлений, музыкальных концертов, дискуссий на тему наркомании, развешивание плакатов и рисунков соответствующего содержания. Можно устраивать соревнования между разными факультетами, а по окончании года проводить заключительный фестиваль.

Студенческие кафе. Создание молодежного кафе — места встречи и общения. Студенты являются при этом арт-разработчиками, обслуживающим персоналом, организаторами акций и программ для кафе. Кафе должны быть зоной, свободной от наркотиков, в идеале — приятным и желанным местом студенческого досуга.

Борьба с наркотиками — это не просто важный аспект проблемы воспитания, а составляющая часть генетической и социальной безопасности общества. Вузы могли бы и, наверное, должны стать важным звеном противостояния наркотизации молодежи.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Косарецкий С.Г. Егорышева С.В. Разработка региональной системы профилактики злоупотребления ПАВ детьми и молодежью.- Москва: Институт педагогических инновация РАО, 2009. — 65 с.

2. Леви В.Л. Нестандартный ребенок. — Москва: Знание, 1989.-258с.

3. Макеева А.Г. Педагогическая профилактика наркомании в школе. — Москва: І999. — З4 с.

4. МудрикА.В. Социальная педагогика.-Москва: Академия, 2000.-2Іб с.

З. Омельченко Е.Л. Молодежные культуры и субкультуры. -Москва: Институт социологии РАН, 2000. -2бІ с.

6. Соболев В.А. Рущенко И.П. Отчет по результатам исследования проблем незаконного употребления наркотических веществ среди молодежи г. Харькова.-Харьков, 200З.-І03с.

7. Статистика^^ Статистические данные по наркомании URL:http://statistika. млн наркоманов/ URL: http://www.kp.ru/online/news/ І27949З (дата обращения: ІІ ноября 20І2г.)

10. Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков. Данные международного исследования URL: http://www.fskn.gov.ru/includes/periodics/news all/2012/0725/150919771/ detail.shtml (дата обращения: 29 ноября 20І2 г.)

11. Википедия. Наркотическая субкультура / URL:http://ru.wikipedia.org/wiki/%CD%E0%F0%

EA%EE%F2%E8%F7%E5%F1%FA%E0%FF %FІ%F3%EІ%EA%F3%EB%FC%F2%F3%F0%E0 (дата

обращения: 27 декабря 20І2 г.).

12. Косарецкий С.Г. Субкультура и наркотики / Институт системных исследований и координации социальных процессов / URL: http://www.isiksp.ru/library/kosarecky_sg/kosarecky-00000Lhtml (дата обращения: 23 октября 20І2 г. )

13. Лисецкий К.С. Наркоманская субкультура как фактор приобщения к наркотикам / Психологические основы профилактики наркомании в семье. / URL: http://www.psichology.vuzlib.

org/book_o326_page_7.html (дата обращения: 3 декабря 20І2 г.)

14. Сорокин В.М. Наркотики и подростковая субкультура / URL: http://www.bestreferat.ru/referat-76840.html (дата обращения: 4 октября 20І2 г.)

ІЗ. Отношение к наркотикам в молодежных субкультурах современного города / URL: http://www.rosdiplom.ru/library/prosmotr.aspx?id=49920S (дата обращения: S декабря 20І2 г.)

16. Субкультуры. Неформальные движения молодежи. / URL: http://www.subcult.ru/ (дата обращения: 23 января 20І3 г.)

17. Проект «Охрана и укрепление здоровья студентов» URL: http://zdravo-russia. (дата обращения: 20 января 20І3 г.)

22. Концептуальная программа профилактики наркомании в высшем учебном заведении / URL: http://www.narcom.ru/parents/agit/10.html (дата обращения: І2 января 20І3 г.)

□ Авторы статьи”

Биятто

Елена Вениаминовна, студ. группы ЭПб-Ш КузГТУ Email: [email protected]

Правда Вера Леонидовна, канд. истор. наук до цент каф. отечественной истории, теории и истории культуры КузГТУ Email:: [email protected]

Где та молодая шпана? Почему ЗОЖ и велосипеды для молодежи важнее политики и этничности

Все большие города похожи друг на друга, хотя каждый уникален по–своему. Идентичность для молодого жителя мегаполиса зачастую оказывается сильнее этнических корней и религиозных канонов. А ЗОЖ интереснее, чем политика. К таким выводам пришли социологи НИУ «Высшая школа экономики в Санкт–Петербурге» (НИУ ВШЭ), на протяжении 4 лет изучавшие, чем живет современная российская молодежь и по какому принципу она объединяется в сообщества.

Приключения феминизма в России. Когда в нашей стране появились первые феминистки Общество

Приключения феминизма в России. Когда в нашей стране появились первые феминистки

Смотр субкультур

Проект «Созидательные поля межэтнического взаимодействия и молодежные культурные сцены российских городов» реализовывается с 2015 года, хотя первые «пристрелочные» опросы проводились годом ранее.

«Изначально была задача — провести некий смотр всего, что у нас есть с молодежными культурами, — рассказывает участник проекта, аспирант НИУ ВШЭ в Санкт–Петербурге Святослав Поляков. — Какие культурные активности лежат в основе создания молодежных компаний, объединений, тусовок. Но, поскольку Россия — многонациональная страна, мы решили посмотреть, какую роль в этом играет этничность. И как молодежь разных национальностей выстраивает отношения. Найти какие–то позитивные поля, в которых люди разной этнической принадлежности каким–то образом взаимодействуют на основании совместного культурного опыта или увлечений».

В процессе работы фокус постепенно сместился с вопросов этничности на религиозную составляющую. Впрочем, эти вопросы в некоторых регионах настолько тесно переплетены, что разделить их практически невозможно.

География проекта сначала включала в себя Санкт–Петербург, Казань, Ульяновск и Махачкалу. Города подбирались так, чтобы они отражали этническое и религиозное разнообразие современной России. Заодно появлялась возможность и взглянуть на то, как отличается молодежь мегаполисов от своих сверстников из небольших городов, пусть и являющихся столицами субъектов. На поздних стадиях к этому списку прибавились буддийские регионы — Калмыкия и Бурятия.

Работа везде строилась по единому принципу. Сначала организовывали массовое анкетирование в городских вузах и ссузах, чтобы составить общее представление о том, какие культурные общности наиболее популярны у местной молодежи. Затем при помощи 20 глубинных интервью определяли наиболее интересные для изучения кейсы. Критерии при этом могли быть разными: например, самая популярная субкультура в городе или, наоборот, то, чего здесь никак не ожидали встретить. Один из самых ярких примеров последнего — сообщество любителей аниме в столице Дагестана. В ноябре 2018 года они попали на ленты агентств новостей, когда вынуждены были отменить проведение традиционного фестиваля из–за угроз от «ревнителей морали».

По двум самым интересным кейсам социологи работали методом включенного наблюдения. То есть на месяц–полтора погружались в жизнь сообщества с головой. Исследователь при этом не только задает вопросы, но и сам участвует в практиках.

Уже не стыдно, но еще страшно. Почему образ бизнесмена так и не стал положительным Бизнес

Уже не стыдно, но еще страшно. Почему образ бизнесмена так и не стал положительным

Смешать, но не взбалтывать

«Общий вывод, конечно, в том, что прежние, традиционные субкультуры ушли в тень и потерялись, — констатирует Святослав Поляков. — Сейчас основной стиль — это casual. Самые популярные активности — велосипедисты, настольные игры и различные варианты ЗОЖ, от воркаута, паркура и фитнеса до практик правильного питания и веганства. Это нельзя назвать субкультурами: у них нет общего стиля одежды, музыки и так далее».

Те, чья молодость пришлась на конец 1980–х и 1990–е, помнят «холодную войну» между «неформалами» и «нормальной молодежью». Она нередко перерастала и в настоящие боевые действия, как знаменитые рейды «люберов» по Москве.

Зачастую немирно жили субкультуры и друг с другом: памятные массовые драки рэперов с рокерами тому подтверждение. В этой войне можно было не принимать участие, но ее сложно было не замечать.

По неформальным субкультурам написаны горы исследований, и везде, как правило, отмечается важность внешней атрибутики, стиля одежды и причесок. Узнать, кем считает себя человек — панком или хиппи, эмо или готом, — можно было с расстояния в десятки метров. Так же и «нормальные пацаны» тщательно избегали в своем внешнем виде любых элементов, которые можно было бы вольно или невольно интерпретировать как «нефорские».

Осколки этого сохранились до сих пор, и даже слово «неформалы» все еще в ходу. Хотя грань между ними и «формалами» истончилась до предела. Попробуйте, глядя на современного молодого человека или девушку, разобрать под слоем брендов, татуировок, пирсинга и коммерческой символики, кто перед вами: рокер, рейвер, вейпер, брейк–дансер, ролевик или просто хипстер (про которых, кажется, так никто и не понял, кто это такие). Впрочем, социологи подчеркивают, что современный молодой человек хоть и включен, как правило, в несколько сообществ (в отличие от тех же 1990–х, когда было принято хранить верность единожды выбранному направлению), но выбирает их из более или менее одного кластера.

Словом, все смешалось в молодежных субкультурах. Но и у «правильных пацанов», даже в Махачкале, уже нет постоянной озабоченности тем, чтобы соответствовать строгим нормам поведения «по понятиям». Исключение касается разве что сообществ, связанных с криминалом. К нашумевшей теме движения АУЕ («Арестантский уклад един»), которая довольно сильна в Забайкалье, петербургские социологи пока еще присматриваются.

Огни большого города

«Независимо от религии или национальности большие города похожи на большие города, а маленькие — на маленькие. То есть Казань больше похожа на Питер, а Махачкала — на Ульяновск. Городской опыт сильнее, чем некоторые этнические вещи. Хотя Махачкала все–таки выбивается», — говорит Святослав Поляков.

Особенности Махачкалы связаны с более жесткими границами. Нетерпимое отношение к тем же фанатам аниме и очень серьезные разговоры о том, можно ли красить волосы дагестанским девушкам (не говоря уж о юношах), — это повседневная реальность. Интересно при этом, что уровень агрессии значительно ниже, чем раньше. Неодобрение не обязательно перерастает в охоту и травлю. Но все же махачкалинские анимешники остаются скорее одним из оплотов традиционных субкультур, как их понимали в 1990–е: «нефоры» во враждебном окружении «нормальных».

В целом религиозная принадлежность в молодежных сообществах оказывается значимее этнической. Но здесь тоже определяющее значение имеют регион и масштаб города. В Петербурге, чтобы избегать конфликтов, достаточно придерживаться простой схемы «не спрашивай — не говори». В Махачкале или Ульяновске консенсус возможен только при признании доминирующей роли одной из религий, соответственно ислама или православия. Демонстрировать свое неприятие «главной» религии или публично заявлять об атеистических взглядах — значит провоцировать напряженность. В Калмыкии же наблюдается полный синкретизм. Молодежь рассматривает буддизм не как религию, а, скорее, как жизненную философию или традицию.

Стиль жизни мегаполиса проявляется и в том, что здесь дифференциация молодежных сообществ заметнее. Хотя принцип причастности одновременно к нескольким сообществам никуда не девается, но ограничить круг «своих» проще.

«Возьмем, например, рэп–кластер, так как рэп у нас сейчас главная музыка всех времен и народов. В Казани или Петербурге мы, скорее всего, найдем, что собственно рэп будет сам по себе, брейк–данс — сам по себе, граффити — сами по себе, скейтеры — сами по себе. Хотя все это исторически одно направление. Но теперь это разные тусовки, прежние коалиции распались. В небольших же городах типа Ульяновска субкультурщики предпочитают держаться все вместе: это вопрос выживания», — поясняет Святослав Поляков.

«Политика lifestyle»

Вопреки расхожему мнению о сверхполитизированности современной молодежи, социологи НИУ ВШЭ в Петербурге подтверждений этому не нашли. Согласно опросам, численность молодых людей, которые действительно стремятся разобраться в политической жизни и готовы регулярно ходить на митинги, колеблется в пределах процента.

«Молодежь предпочитает конвертировать политику в какие–то частные жизненные проекты, она хочет реализма, — говорит Поляков. — Хочет красить скамеечки, заниматься ЗОЖ. Это тоже воспринимается как политическая деятельность. Такая «политика lifestyle». Ведь даже «Наши» раскололись на какие–то частные проекты, где результат можно потрогать руками: «Хрюши против», «Стопхам».

Не подтвердился в ходе исследования и еще один популярный тезис — о заброшенности молодежи со стороны государства. Во всех регионах социологи обнаружили довольно много активностей, как правило связанных с волонтерской деятельностью, инициированных именно органами власти. Направленность совершенно разная — от культурной до экологической. В небольших городах, типа того же Ульяновска или Элисты, это не только поддерживает молодежные сообщества, но и создает их.

Несколько интересных особенностей выявили исследователи конкретно в Петербурге.

Первая из них напрямую связана с главной темой проекта. На фоне общего высокого уровня толерантности и спокойного восприятия любой «инаковости» среди петербургской молодежи удивительно популярна ксенофобия по отношению к мигрантам. Как к сверстникам, происходящим из этой среды, так и к явлению вообще. Вполне вероятно, что на это существенно влияет новостная повестка, неустанно эксплуатирующая образ страдающей от нашествия мигрантов Европы.

Вторая особенность относится к религии. Неожиданно выяснилось, что многие представители петербургской православной молодежи входят в сообщества поклонников музыки straight edge. Этот агрессивный стиль откололся от хардкор–панка во второй половине 1980–х. Считается, что он возник как реакция на сексуальную революцию, торжество идеологии гедонизма и неумеренности в потреблении алкоголя и наркотиков, которые захлестнули молодежь. Жесткие тексты, переполненные ненормативной лексикой, сочетаются в идеологии straight edge с полным отказом от употребления алкогольных напитков, табака и наркотиков, а также крайней строгостью в половой жизни. Самые радикальные представители отказываются также от мяса, кофе и даже медикаментов, как нарушающих естественную чистоту человека.

В остальном же в Петербурге, как и во всех других городах, над всеми доминируют велосипедисты, роллеры и прочие представители физических активностей в городской среде. Правда, социологи отмечают, что на берегах Невы пользование городской инфраструктурой значительно более осознанно. В круг интересов молодежных сообществ входят не только совместные «покатушки», но и борьба за создание велосипедных дорожек (та самая политика, которую можно потрогать).

Разумеется, авторы проекта не претендуют на то, что изучили, поняли и описали всю российскую молодежь. Неохваченным остается еще очень многое.

Сейчас социологи размышляют о том, куда может быть смещен фокус следующих исследований. Не исключено, что теперь они сконцентрируются на молодежи, живущей в приграничных регионах, или на том, чем живут молодые люди индустриальных городов, где сильны многие модели поведения и жизненные принципы, не изменившиеся с советских времен.

Тренд, который сейчас пронизывает все формы молодежного участия, — культ здорового образа жизни. Он проявляется по–разному. В том числе и через сетевые формы вовлечения — присоединение к онлайн–тренингам, подписка на инстаграм–блогеров и так далее. Также у молодежи нами зафиксирован более высокий уровень экологического сознания, осознанного потребления. Он проявляется через практики питания, волонтерские практики, заботу о животных. На этом фоне мы видим новые формы гражданского участия, которые не связаны с политикой, а реализуются через прямое вовлечение, через повседневные близкие вещи, которые имеют практический смысл. Совместные культурные практики снижают уровень напряженности и конфликтности в сфере этничности. Культурные интересы в музыке, спорте, гражданских волонтерских практиках оказываются более значимы для молодежи, чем этническая или религиозная идентичность. Этничность и религия могут своеобразно переплетаться и, конечно, влияют на жизнь молодых людей. Но самое главное — они не провоцируют конфликты в контексте молодежных сообществ по интересам.

Елена Омельченко

директор Центра молодежных исследований НИУ ВШЭ в Санкт–Петербурге

Мобильность общества стала больше, и возможностей для поиска информации у молодежи тоже стало больше. Поэтому они легко перетекают из одной группы по увлечениям в другую. Коммуникация через социальные сети меняет виды взаимодействия молодых людей друг с другом. Они могут состоять в одном сообществе и общаться, вообще не видя друг друга. Сейчас людей объединяют в сообщества различные вещи, которых просто технически не существовало 20 лет назад. Те же популярные видеоблогеры, стримеры, проходящие игры, и так далее. Соответственно, и смена сообщества не является каким–то предательством или крахом, это лишь этап на пути. При этом они не отрицают прежние увлечения, а просто начинают заниматься еще чем–то. Ведь одна из отличительных особенностей поколения Z — это как раз многозадачность. Благодаря доступности информации (в том числе и сомнительной, непроверенной) им очень легко найти авторитеты среди своих же ровесников и отказаться от авторитетов взрослых в чем бы то ни было. Сейчас ты можешь учиться чему угодно у своих же сверстников, которые тебе на YouTube ролик записали о том, как запрограммировать какой–нибудь коптер. Не обязательно для этого ходить в кружок робототехники. Это в том числе меняет отношение к тому, что такое обучение. Теперь это не обязательно передача знаний от старшего к младшему, а может быть, от равного к равному или даже от младшего к старшему. Просто от того, кто умеет, тому, кто не умеет.

Анна Коноваленко

ученый секретарь Инфраструктурного центра общественного объединения «Кружковое движение»

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Чем хипстеры похожи на денди, а современная оппозиция — на диссидентов? Артемий Троицкий — о молодежных субкультурах в России

В издательстве «Белое яблоко» вышла книга Артемия Троицкого «Субкультура. История сопротивления российской молодежи 1815–2018». В ней музыкальный критик исследует субкультуры последних 200 лет — от декабристов и денди до хиппи и стиляг.

Какие субкультуры существовали в царской России, как денди возродились в Серебряном веке и Советском Союзе и чем современная протестная молодежь напоминает советских диссидентов? «Бумага» публикует отрывки лекции Троицкого с презентации книги в магазине «Подписные издания».

— Я решил писать про субкультуры, потому что для одного американского университета мне надо было придумать что-то более свежее, чем история рок-музыки в Советском Союзе. Я подумал: замахнусь-ка я на субкультуры. Пришлось мне заняться исследованиями.

Эти исследования привели меня к тому, что в XVIII веке молодежных субкультур в России не было. Был Петр Первый, довольно-таки субкультурный тип. Страну он изменил очень серьезно, но не теми методами, как это обычно делает субкультурная молодежь.

Были в XVIII веке щеголи, их еще называли петиметры. В Петербурге были такие дворянские ребята, которые в XVIII веке очень даже кудряво одевались. Самый известный из них — князь Куракин. Есть его портреты, где он увешан всякими рюшечками. При этом был прелестнейший, добрейший человек, настоящий щеголь. Но он был не молод, и сама эта субкультура не была молодежной.

Первая осознанная, идеологически подкованная субкультура [в России] — денди. С одной стороны, они всё подсмотрели у англичан, но это всё же были русские денди. От английских они отличались не только тем, что использовали натуральный мех в своих пижонских одежках, но и тем, что многие из них потом стали декабристами. Им посвящена моя вторая глава.

Декабристы уже пытались выразить свое отношение к действительности и изменить ее не только своими манерами и стилем одежды. Когда говорят о декабристах, всегда почему-то остается за скобками то, что они были очень молоды. Это было чисто молодежное движение. Единственный возрастной декабрист — князь Сергей Волконский, герой войны 1812 года. К моменту восстания ему было 36 лет, остальным декабристам — от 18 до 27. Причем там могли бы быть и 15-летние. Но их там не было, потому что декабристы — в первую очередь офицерское движение. В армию в детском возрасте не брали. Иначе декабристами были бы тинейджеры — тогда и восстание, может быть, закончилось бы более удачно.

Карикатура на модников начала XIX века

Я сам был представителем субкультуры, и не одной. Я был представителем субкультуры октябрят и юных пионеров, если это можно считать субкультурой. С восьми лет я был битломаном. Потом я был хиппарем, и потом я был панком. Хиппарем я был не первым в Москве, а панком, пожалуй, первым.

Если бы этих субкультур не было, то я бы их придумал, потому что беспокойные, пытливые молодые люди не могут без того, чтобы что-то ни придумать. Именно поэтому и возникают субкультуры, молодежные подпольные общества, движения. Молодежи не нравится окружающий мир и хочется его каким-то образом преобразовать. А если не преобразовать, то хотя бы свою жизнь в этом противном бездарном мире сделать ярче. Это законное желание любого правильного молодого человека. А неправильные пьют пиво и лузгают семечки. Это тоже своего рода субкультура. Но самая скучная.

— Российская оппозиция очень разнородна. Я бы не сказал, что она выработала какой-то собственный культурный или субкультурный код. Очень разные люди разного возраста, с разными убеждениями.

В моей книге есть глава о молодых советских диссидентах. Они скорее напоминают субкультуру, поскольку они, хоть и были разные, были в большей степени спрессованы советской властью. И у них была четко сформулированная идеология. У нынешней оппозиции идеологии нет. Единственный лозунг — это «Свобода!» Но «Свобода!» — это лозунг любой субкультуры.

Если говорить о нынешней протестной молодежи, то я думаю, что это сейчас субкультура in-the-making. То есть она вырабатывается. Есть, с одной стороны, какие-то общие черты так называемого поколения Z. Само поколение Z уже представляется как размытая субкультура. Когда на него еще накладываются какие-то политические запросы, то это уже может стать субкультурой.

Совсем хорошо, если эта субкультура имеет свою культурную составляющую: музыкальную, книжную, визуальную. Это тоже сейчас начинает происходить, и, думаю, в субкультуру сформируется чуть позже. Я так думаю, что этот режим, не дай бог, пару лет продержится. Но за эту пару лет, я думаю, эта субкультура сформируется окончательно и будет более заострена, чем теперь.

— Существует очевидная диалектика культуры и субкультуры, причем на самых разных уровнях. Можно начать с того, что некоторые вещи, которые я квалифицирую как субкультуру, являются изобретениями большой культуры.

Я изобрел собственный термин — виртуальная субкультура. Первой из них идет такая история, как «лишние люди». Это не была какая-то сформулированная субкультура или какое-то движение. Само это словосочетание придумали культурные писатели для обозначения определенного явления, которое, в общем-то, можно считать субкультурой. При этом представители этой субкультуры, может быть, никогда бы в жизни не согласились с тем, что они «лишние люди».

Или митьки. Их придумал Володя Шинкарев, прекрасный художник. Написал книгу «Митьки», в которой описал своего друга Митю Шагина и его компашку. Много всего напридумывал. И из этой книги вылупилась целая субкультура.

По поводу растворения субкультуры в большой культуре. Это происходит сплошь и рядом, потому что субкультура — как бы пограничное место. Она всегда находится на острие, а культура — это уже все тылы, весь мейнстрим и так далее. И поэтому то, что имеется субкультурного, но вдруг начинает иметь большой успех, становится частью мейнстрима.

Скажем, поначалу в Бразилии в конце 60-х — начале 70-х годов тропикалисты представляли собой типичную субкультуру. Это были молодые, отвязные, пропитанные вредными веществами интеллектуалы, которые сочиняли совершенно нетипичные для Бразилии музыку и песни. Но они оказались настолько талантливыми, что многие из них стали абсолютно попсовыми персонажами, классиками бразильской поэзии. И это случается сплошь и рядом.

Тропикалисты. Фото: vk.com

— Хиппи фактически изменили мир. Может быть, они этого не хотели. Может быть, они хотели слушать музыку, курить и заниматься сексом, но на самом деле субкультура хиппи совершенно перевернула многие общемировые устоявшиеся понятия. Это хиппи свалили в Америке Никсона. Это хиппи свалили в Советском Союзе Брежнева. Никакие не ЦРУ и не Пентагон, и даже не академик Сахаров. Нет. Это были миллионы молодых людей, язычников, которые повернули весь мир так, как им нравилось. И мир их послушался и пошел за ними.

70-е годы были застойными, но для власти, а не для молодежи. Молодежь, наоборот, вся бродила в это время. И я считаю, что эти молодежные неполитизированные движения изнутри эмоционально развалили к черту всю советскую идеологию. То есть была страна, всё молодое поколение которой в гробу видало то, что им внушали взрослые. Страна не могла выжить.

— Субкультуры похожи на живые организмы. Они возникают, переживают период бурной юности, потом они выходят на плато, на такой ровный участок, потом потихонечку сходят на нет.

При этом есть какие-то мегасубкультуры, которые действительно имеют свойство возрождаться. Но в ином виде, в иной форме, часто с совершенно непохожим содержанием. Идеальный пример — дендизм. Историю русского дендизма можно легко отследить на протяжении всех этих двух веков. Были классические денди типа Евгения Онегина, декабриста Лунина или философа Чаадаева. Они были в начале XIX века, в золотой век русской литературы. Потом их не стало, другие люди заняли эти места. Уже были радикальные молодые товарищи, которые, наоборот, терпеть не могли красиво одеваться: нигилисты, революционеры-демократы, народники, народовольцы и так далее.

В Серебряном веке опять появились денди: Гиппиус, Маяковский, Михаил Кузмин. Все эти желтые кофты, шейные платки. Потом опять их не стало. Совок, все дела. Потом опять денди под именем стиляг. Потом опять это ушло немного в песок. Зато сейчас мы можем сказать, что хипстеры — это в некоторой степени реинкарнация денди, хотя, на мой взгляд, самая скучная. Они в основном у вас в Питере.

Я знал, по крайней мере, двух гениальных денди тут, в Питере: [это] мой близкий друг Владик Мамышев-Монро и барабанщик группы «Кино» Георгий Гурьянов. Они были суперденди. «Американцу» Федору Толстому до них далеко. Это пример субкультуры, которая то теряется, то возрождается.

— Сейчас субкультур очень много. Раньше субкультуры были большие и всеохватные. Хиппи, например. Их были миллионы, и все только и говорили про хиппи. Потом всякие панки, митьки — все знали, что в Питере водятся такие толстые бородатые митьки. А сейчас субкультур сотни. Моя дочь написала в последней главе очерк про всякие субкультуры молодежные. Я и половины тех слов не понял: какие-то гики, фрики и так далее.

На мой вкус, большинство из этих субкультур, точнее даже почти все, особого интереса не представляют. Мне интересны те субкультуры, те молодежные движения, которые как-то меняют жизнь. А эти субкультуры, с одной стороны, чисто гедонистические, а с другой стороны — имитационные. То есть это не то, что мы сами придумали по причине своеобразия нашей действительности, а просто посмотрели в интернете, например, японские мультяшки или корейские бойзбенды. Мне эти субкультуры неинтересны. Пусть их в Южной Корее и изучают. Было бы неправильно, если бы я это вообще проигнорировал, — и я это поручил младшему поколению. В моей книге эти субкультуры и чем они увлекаются [перечислены] через запятую.

Субкультуры возникают всё время. И я уже жду такого процесса, как оформление, доведение до ума определенного пазла современной политизированной субкультуры. Есть, например, группа IC3PEAK, моя любимая питерская группа Shortparis и так далее. Они работают на то, чтобы как-то оформить эту новую протестную субкультуру. Я думаю, что у них всё получится. Эти ребята талантливы, энергичны, а главное — власти дают такие импульсы, так вдохновляют на то, чтобы им сопротивляться. Таких гнусных, неаппетитных властей в стране не было уже давно. И это должно вдохновлять молодых людей.

Молодежных субкультур: какие они сейчас? | Музыка

По телефону Хелина объясняет мне, что такое девушка-грузчик. «Обычно вы ходите в магазин за одеждой или косметическими товарами, — говорит она, — затем вы снимаете рекламное видео и показываете зрителям на YouTube, что у вас есть. Вы просматриваете предметы одежды один за другим. Я думаю, что люди выбирают. из них не хвастаться, типа, сколько у тебя денег или что-то в этом роде, а стиль жизни: ты можешь увидеть, как живет один человек, каков его вкус »

Если вы склонны насмехаться над молодежным культом, который включает создание видеороликов о ваших покупках, то у Хелины есть довольно интригующий контраргумент. «Дело не только в том, чтобы показать то, что у вас есть», — говорит она. «Это также целый творческий процесс, стоящий за видео, и это то, что мне нравится в нем. Выбор правильной музыки, переход от съемок к монтажу. Иногда я даже раскадровываю вещи, потому что мне нужны определенные кадры, как я могу представить разные предметы и тому подобное «. Кроме того, говорит она, это настоящее сообщество. Она думает, что многие девушки-перевозчики «включают камеру, потому что это способ поговорить с людьми, не выходя на улицу и не сталкиваясь с их страхами».Я знаю, что это было со мной: я включил камеру, потому что был дома, подписал с работы, болен и мне очень скучно. И это в какой-то мере помогло мне в уверенности. Есть это сообщество, где вы можете поговорить с единомышленниками ».

В итоге я поговорил с Хелиной, потому что девушки-перевозчики и их видео в настоящее время очень важны — на YouTube есть множество вещей, и я попытаться исследовать состояние молодежных субкультур в 2014 году. Это кажется стоящим делом. Вам не нужна степень по социологии, чтобы понять, что за последние пару десятилетий с ними произошло что-то довольно драматическое; вам просто нужна работающая пара глаза.Когда я пришел в среднюю школу в середине 80-х, пятый и шестой классы, где требования к униформе были смягчены, выглядели как масса разных племен, все они определялись музыкой, которая им нравилась, все они более или менее носили свои вкусы на рукавах. Были готы. Были металлисты. Были панки. Были и душевные парни, по крайней мере один из которых принял роковое решение попытаться завершить свой образ, отрастив усы, и этот вздор был в высшей степени жалким. Были помощники Моррисси и даже пара эрзац-хиппи, один из которых украсил свою сумку Adidas рисунком сложной передней обложки альбома Гонга 1971 года Camembert Electrique: довольно дерзкий ход, учитывая насмешки, которые хиппи перенесли во время панка. , и в руках сценаристов «Юных».

Как это было: панки, 1983 год. Фотография: Нильс Йоргенсен / Rex Features

И я, кажется, припоминаю, что были десятки психобиллов, смутно запоминающийся молодежный культ 80-х, который выбрал карикатурный союз панка и рокабилли. Это может быть моя память, предполагающая, что их было больше, чем на самом деле, просто потому, что они выглядели так поразительно, ваш средний сайкобилли умудрился достичь взгляда, который одновременно был совершенно нелепым и тревожно жестким и угрожающим. Я определенно помню, как один из них появился в нестандартный день в костюме гигантского банана и в костюме Дока Мартенса, вероятно, в дань уважения сайкобилли-героям короля Курта, недавно выпущенному синглом Banana Banana.Было довольно очевидно, кто есть кто и что есть что. Необязательно быть экспертом в тонко тонкой семиотике подросткового дресс-кода, чтобы понять, что парень с головокружительной крашеной челкой, разгуливающий, одетый как банан, вероятно, не из той же субкультурной ткани, что и кардиган в очках. владелец, несущий копию Полного собрания сочинений Оскара Уайльда. И это была просто моя школа. За его воротами журналы о стилях всегда писали о более странных, более загадочных молодежных культах: в какой-то момент в 80-х Face опубликовал несколько скептически настроенную статью о «психоделической паршивости», подстрекая случайных людей с любовью к курению наркотиков и Фрэнку Заппе. В конце 80-х — начале 90-х годов музыкальные еженедельники всегда обвиняли в попытках изобрести молодежные культы в своих гнусных целях: гребо, ромос, фрагглз, подростковый си.

В 2014 году, однако, единственные настоящие подростковые культы, видимые для постороннего человека, демонстрирующие свою приверженность манерой одежды, — это металлисты и эмо. Первое чувствует себя самым бессмертным молодежным движением из всех, все еще набирая новых молодых людей еще долгое время после того, как мод или скинхед стал почти исключительно провинцией среднего возраста.Последний, кажется, объединил элементы большинства других впечатляющих субкультур — готики, металла, панка и инди — под одним универсальным термином. В середине нулевых он даже сумел спровоцировать вспышку гнева старомодного народного дьявола, когда Daily Mail провозгласила его опасным культом подросткового самоубийства. Но это все.

Что-то явно изменилось, и за последнюю неделю я выслушал множество гипотез разной степени правдоподобия относительно того, почему. Социолог из Университета Сассекса доктор Кевин Уайт сказал мне, что он думает, что это как-то связано с изменяющейся классовой структурой Великобритании.Elswehere, существует довольно сварливая теория «тк-дети-сегодня», согласно которой подростки сейчас настолько пресыщены изобилием предлагаемых развлечений, что не чувствуют необходимости бунтовать через одежду или ритуалы — и глубоко угнетает то, что люди слишком обеспокоены своим будущим в нынешнем финансовом климате, чтобы проявлять творческий подход. И у меня был долгий и увлекательный разговор с историком Дэвидом Фаулером, автором известной книги «Молодежная культура в современной Британии», у которого есть интригующая, хотя и спорная теория о том, что такие субкультуры, как хиппи и панк, имеют очень мало общего с реальным миром. участвовавшие в них подростки — «они были потребителями… они были своего рода марионетками» — а вместо этого были информированы и контролировались немного старшим поколением с университетским образованием. «Молодежная культура как своего рода трансформирующая, контркультурная философия должна формироваться пожилыми людьми и неизменно студентами», — говорит он. Сегодня отсутствие чего-либо эквивалентного радикальным студенческим движениям 60-х годов, которые подпитывали как движение хиппи, так и панк, означает отсутствие идей, проникающих в поп-культуру.

Тащите девушек. Фотография: YouTube

Между тем доктор Рут Адамс из Королевского колледжа Лондона считает, что это может быть связано со скоростью, с которой сейчас движется «цикл производства и потребления».«Мода и музыка сегодня намного дешевле и намного быстрее», — говорит она. «Я думаю, что с субкультурной точки зрения гораздо проще вести беспорядочные половые связи. Когда я был подростком, вам приходилось уделять больше внимания музыке и моде, потому что это требовало больших финансовых вложений. У меня была пара готических ботинок на шпильке, длилось у меня годами: я должен был взять на себя своего рода обязательство выглядеть так, потому что в ближайшее время я не собирался покупать другую пару альтернативной обуви, поэтому мне пришлось подумать, какие из них я хочу. Теперь все стало немного более расплывчатым, семиотические знаки не так уж жестки, как раньше ».

Но самая прямая и прозаическая теория состоит в том, что, как и практически во всех сферах массовой культуры, она радикально изменилась. изменилось с появлением Интернета: теперь мы живем в мире, где подростки больше заинтересованы в построении идентичности в Интернете, чем в демонстрации своей приверженности и интересов.

«Это не обязательно происходит на улицах. больше, но это, безусловно, происходит в Интернете », — говорит Адамс.«Гораздо проще найти в сети персонажей, которые абсолютно ничего не стоят, кроме демонстрации определенных видов тайных знаний, которые Сара Торнтон назвала субкультурным капиталом. Вам не нужно вкладывать деньги в драпированный костюм плюшевого мальчика или футболку от Seditionaries. . »

Как только вы начинаете изучать субкультуры в Интернете, все становится нечетким и запутанным, что усугубляется тем фактом, что многие онлайн-субкультуры, похоже, окутаны слоями познающей иронии. В поисках новейших молодежных субкультур разные люди указывают на меня в разных направлениях, но я неизменно не могу понять, серьезно ли то, на что я смотрю, или шутку: это никогда не было проблемой в те дни, когда члены разных молодежных культов были готовы бить друг друга.Есть много вещей, которые кажутся странными, яркими и креативными, но в этом есть что-то странно застенчивое и ни к чему не обязывающее: возможно, это результат жизни в мире, в котором доминируют социальные сети, где за вами постоянно наблюдают ваши сверстники.

Azealia Banks занимается морским панком.

В любом случае, я буквально понятия не имею, происходит ли видео рэперов Serious Thugs — комментарии YouTube: «ЭТО БУДУЩЕЕ», «Чаввы встречает хипстера!» — это искренняя попытка вернуть себе оскорбленный имидж «чавов», который может в конечном итоге иметь более широкое влияние, или это просто ужасная ироничная насмешка над тем, как одеваются дети из рабочего класса.Является ли Tumblr звезды, такие как Молли Сода — американский 24-летний с крашеными волосами и перегородки пирсинг, чей сайт является любопытная смесь ностальгических образов с первых дней в Интернете, блестящем My Little Pony китч, эротика порно и фотографии, на которых она корчит рожи и иногда обнажается, и которая недавно, кажется, превратила свою онлайн-известность в карьеру в визуальном искусстве (восьмичасовое видео, где она читает содержимое своего почтового ящика, было недавно продано Phillips в Нью-Йорке) — во главе субкультуры? С одной стороны, немного сложно понять, что она делает или за что стоит. С другой стороны, у нее определенно есть помощники, которые одеваются, как она, и подражают эстетике ее Tumblr (на самом деле, у нее их так много, что они пародируются на другом Tumblr под названием Molly Soda Try-Hards). Кроме того, ее влияние, похоже, влияет на господствующую культуру: сеть магазинов одежды Urban Outfitters недавно разместила в блоге сообщение, в котором клиентам рассказывается, как добиться образа девушки из Tumblr, вдохновленного Молли Содой, хотя и как — о боже! .

А еще есть seapunk, движение, которое началось как шутка в Твиттере, превратилось в страницу в Facebook, а затем набрало обороты до такой степени, что превратилось в реальную сцену с «взглядом» морского панка, который включал окрашивание волос. бирюза, клубные вечера в стиле сипанк и музыка в стиле сипанк.«Seapunk — это название клубного движения на Среднем Западе, созданного группой двадцатилетних людей с бирюзовыми волосами, которые любят топить складские паузы в потоке суббасовых и водянистых сэмплов Wu-Tang», — гласила статья в стильном журнале Dazed And Смущенный. «Изначально термин был придуман Lil ‘Internet в психоделической гифке, но продюсер Fire For Effect был ответственен за то, чтобы превратить его в полноценный образ жизни». Прежде чем вы отвергнете это, как будто это звучит как что-то, придуманное Чарли Брукером для предстоящей серии Натана Барли, возможно, стоит отметить, что seapunk действительно оказал влияние на мейнстримную поп-музыку: внешний вид seapunk был по-разному использован рэпером Азилией Бэнкс, Леди Гагой , Рианна и Тейлор Свифт.В любом случае я опоздал. Один из предполагаемых основных участников сипанка, Зомбель, по-видимому, объявил движение мертвым, когда поп-звезды начали зацикливаться на нем, что, возможно, говорит вам кое-что о субкультурах в 2014 году. Они захватывают воображение людей, попадают в традиционную культуру, а затем исчезают: это было таким образом, но теперь это происходит с большой скоростью. Путь Панка от первого появления Ramones и Ричарда Хелла в Нью-Йорке до первых полос британских таблоидов занял пару лет, за это время он изменился, развился и мутировал. Путешествие Seapunk от интернет-шутки до Рианны с использованием изображений в Saturday Night Live заняло несколько месяцев.

Они хиппи, но знают почему? Вудсток, 1969. Фотография: Билл Эппридж

Трудно не удивиться ощущению, что, если не считать эмо и металлистов, то, что вы могли бы назвать идеей 20-го века о молодежной субкультуре, теперь просто устарело. Интернет не порождает массовые движения, связанные вместе общим вкусом в музыке, моде и владением субкультурным капиталом: он порождает краткие, микрокосмические.Фактически, самое близкое к старой модели субкультуры, с которой мне приходилось сталкиваться, — это Хелена и девчонки. Их видео — о демонстративном потреблении: публичная демонстрация их хорошего вкуса, тщательно собранная с особым вниманием к деталям. Когда вы говорите так — и рискуете навлечь на себя фатву от поклонников Пола Веллера среднего возраста — они звучат замечательно, как моды.

10 самых влиятельных субкультур десятилетия

В течение 2010-х годов субкультуры достигли пика. Конечно, это случалось раньше, с панком и «Новой волной» в 70-х и 80-х, с гранжем в 90-х и, черт возьми, с хиппи-бумером в 60-х.Но 2010-е были другими: когда-то нишевые группы, такие как сникерхеды и скейтбордисты, влияли на все, от влиятельных лиц в социальных сетях до высокой моды, всеобъемлющим образом, который казался новым. Как сказал основатель Highsnobiety Дэвид Фишер Digiday в 2017 году: «Субкультура — это новая поп-культура».

И он прав.

В то же время в 2010-е годы влиятельные люди стали утверждать, что субкультуры умерли. Еще в 2016 году стилист Vetements Лотта Волкова сказала журналу Business of Fashion: «Субкультуры больше не открываются, по крайней мере, в западном мире.Это больше о ремиксе информации ».

Но заявление Волковой — это неправильное толкование субкультур. С самого начала молодежные субкультуры были в постоянном разговоре с господствующим обществом, присваивая и переделывая его продукты для своих собственных целей. приписывать субкультурам политические цели, они не всегда необходимы. Субкультуры могут и существуют без явных политических идентичностей. Им не нужно что-то отстаивать или даже противостоять чему-то.Им просто нужно обособиться, отделить себя от мейнстрима, взяв аспекты этой культуры и разрушив их способами, которые создают смысл для участников и членов.

Вот почему, например, сникерхеды — такая же субкультура, как и панк-рокеры. Сникерхеды берут что-то с конкретным предполагаемым использованием и перенаправляют его для своих нужд, ниспровергая его первоначальное значение без политических намерений. Возьмем, к примеру, кроссовки Jordan 11s, предназначенные для баскетбола.Это спортивная обувь, вплоть до полноразмерных пластин из углеродного волокна в подошве. Итак, когда кроссовки превращают Jordan 11 в модное заявление, символ товарной фетишизации и маркер общественной идентичности, это первоначальное спортивное намерение было ниспровергнуто. Мейнстрим носит кроссовки Jordan 11 для баскетбола, но кроссовки носят их как эмблему, создавая вокруг себя целую сеть смыслов, которая существует за пределами легкой атлетики. В этом суть субкультуры.

Имея в виду эту динамику, мы собрали десять самых влиятельных субкультур 2010-х годов, показав, как такие разрозненные группы, как фигуристы и ковбои, готы и скумбро, оказали огромное влияние на культурные разговоры и модные тенденции в это самое странное десятилетие.

Sneakerheads + Hypebeasts

Когда основатель Highsnobiety Дэвид Фишер упомянул в Digiday о субкультурах, он имел в виду кроссовки и хайп-бесты, две разные, но взаимосвязанные субкультуры, объединенные любовью к ограниченному количеству дропов и редким каплям. И хотя и кроссовки, и хайпбисты относятся к 1990-м и 2000-м годам, десятилетия, когда они выстраивались вдоль улиц центра Нью-Йорка в надежде справиться с Pigeon Dunks или редкими коллаборациями с Supreme, они действительно взяли верх в 2010-х.

В течение этого десятилетия сникерхеды и хайпбисты изменили не только молодежную культуру, но и высокую моду, оказав влияние на такие солидные европейские лейблы, как Gucci, чтобы они начали использовать одежду с ярким рисунком, активную одежду и ограниченные выпуски, при этом отправив Вирджила Абло, одного из своих на вершину успеха в качестве первого чернокожего художественного руководителя Louis Vuitton. Помимо этого, кроссовки и хайпбисты первыми начали перепродажу через Интернет, сделав идею покупки редких вещей для получения прибыли более распространенной.

Флиппинг стал настолько популярным и прибыльным в 2010-е годы, что вдохновил совершенно новый сектор бизнеса, стимулировав создание платформы для перепродажи кроссовок StockX и растущих приложений, таких как DePop, в международном явлении, при этом внедрив сникерхед и хайп-сленг в основные разговоры. Теперь, в последние месяцы 2019 года, чья-то мать средних лет так же вероятно знает, что означает «Грааль» в этом контексте, как и ваш 14-летний двоюродный брат. И это огромно. Ясно, что за последнее десятилетие сникерхеды и хайпберы сделали мир своим.

Скейтеры

Нравится вам это или нет, но хайпбисты и сникерхеды также ответственны за популярное влияние скейтбордистов на моду в 2010-х годах, показывая, что в мире существует рынок обуви и одежды для скейтбординга далеко от местного выступа. пятно или площадь. Хотя настоящие фигуристы придерживались сути, глядя на интерес моды к их культуре настороженными глазами, некоторые не могли не распространять скейт-культуру и одежду по всему миру через свои другие интересы.

Введите рэп-супергруппу Odd Future и Тайлер Создатель, их номинальный лидер в скейтбординге, который появился в 2011 году, представив в массы Supreme, Vans Old-Skools, толстовки Thrasher, носки Huf weed и, наконец, свою собственную линию Golf Wang. Их успех, а также огромные ролики о скейтбординге, такие как «Cherry» от Supreme и стремление Лил Уэйна к скейтбордингу в возрасте 30 лет, вдохновили как поклонников высокой моды, так и других исполнителей хип-хопа перенимать и производить скейт-снаряжение. Особой популярностью пользовались толстовки с капюшоном Thrasher, которые появлялись в Vogue и на спинах таких знаменитостей, как Риханна.

Это насыщение рынка заставило ныне покойного редактора Thrasher Джейка Фелпса объявить, что его журнал не отправлял коробки с оборудованием таким знаменитостям, как Джастин Бибер. В течение 2010-х Канье Уэст также одевал свою дочь Норт-Уэст в скейт-одежду, такую ​​как Thrasher и Supreme, прежде чем выпустить Yeezy 500, бегунок adidas, который выглядел точно так же, как éS Scheme, символ пухлой обуви, впервые появившийся в 2001 году. Чтобы вызвать безумие кайф в стиле старых скейт-ботинок, A $ AP Rocky работал с Under Armour над созданием SRLo, высококонцептуальных кроссовок, явно вдохновленных скейт-ботинками Osiris D3.

И к концу десятилетия этот цикл тенденций, похоже, замкнулся, и в этом месяце появился оригинальный скейт-скейтер 2010-х Тайлер Создатель, который представил GOLF le FLEUR * x Converse Gianno, пухлые кроссовки, которые также напоминают фанаты скейтбординга конца 90-х, включая D3.

Normcore

Ах да, normcore. Вы, наверное, это помните. Хотя сатирическое прогнозирование тенденций K-Hole придумало термин для обозначения новой концепции восстания через приспособление, normcore не взорвался до тех пор, пока в New York Magazine 2014 года не вышла статья, в которой подробно описывалось, как сценаристы центра Нью-Йорка одевались, как пригородные мамы и папы. Оттуда это вызвало бурю, поскольку основная пресса и настоящие норманны не могли даже представить себе что-то настолько кажущееся глупым на самом деле, в то время как крутые ребята — настоящие приверженцы нормкора — отвергли этот термин, почти смущенный тем, что их называют изгибом в их словах. белые бегуны, водолазки, Crocs и светлые джинсы.

Молодые и модные никогда не любят, когда их называют таковыми, с таким добрым вниманием, пронизывающим их тщательно продуманный отчужденный бунт. И хотя термин «нормкор» быстро распространился, его влияние было огромным, влияя на моду и стиль на протяжении 2010-х годов.Вслед за нормкором джинсы для мамы и дадкор стали огромными трендами, причем последняя эстетика господствовала на обширных территориях культурной жизни, от фигуристов до подиумов высокой моды, где Демна Гвасалия из Balenciaga сделала их одной из своих отличительных черт. Гвасалия всю свою весну 2018 года посвятил дадкору, продав кучу коренастых, искусно размазанных бегунов Triple S. Но это не все. Интуитивно понятный нормкор-стиль Шайа Лабафа также сделал его звездой уличного стиля и неожиданной музой Канье, подготовив почву для таких субкультур в стиле нормкор, как «scumbro», которые возникнут позже в этом десятилетии.

Seapunk

В прошлом большинство субкультур формировалось на улицах. Сейчас много онлайн. И seapunk был лидером в этой сфере как одна из первых онлайн-субкультур, которая добилась успеха. Но прежде чем он появился в сети, он появился во сне. В 2011 году видеорежиссер Lil Internet мечтал о кожаной куртке, покрытой ракушками вместо металлических заклепок, и написал об этом в Твиттере, как только проснулся. Оттуда художник, интернет-партнер Lil и личность Твиттера Lil Government написал в Твиттере #seapunk в мир, подмигнув и кивнув, где его подхватили нью-йоркские арт-шутники из журнала Dis и подростки на Tumblr, прежде чем взорваться. в более широкий мир.

В конце концов эстетика морского панка, которая включала множество аква-, зеленых и океанических икон, таких как ракушки и дельфины, появилась у всех, от Рианны до Леди Гаги, от Ники Минаж до Кэти Перри и, конечно же, самого Фрэнка Оушена. В конце концов эстетика сипанка и связанные с ней музыкальные жанры, такие как паровая волна, стали настолько популярными, что даже такие культурные привратники, как The New York Times, обратили на это внимание, охватывая субкультуру и в конечном итоге сжигая ее и, ну, потопив. Но сипанк остается культовым как одна из первых онлайн-субкультур, появившихся за десятилетие социальных сетей, управляемых смартфонами.

Roadmen

Британский грайм впервые появился в 2000-х, когда такие артисты, как лондонский Dizze Rascal, впервые подарили миру по-настоящему оригинальный британский хип-хоп. С его минималистскими электронными битами и просторечными рифмами никто не мог принять грайм за плохую имитацию американского хип-хопа. Он был уникальным и полностью английским. Тем не менее, казалось, что грайм исчез с мировой сцены на десять лет, бурлил в Великобритании, а затем вновь появился на мировой арене в 2015 году благодаря таким артистам, как Skepta и Stormzy.Субкультура нового стиля также стала глобальной вместе с ренессансом грайма. Наряду с грязью, британский дорожник в спортивных костюмах, технической верхней одежде, низкопрофильных кепках, бегунах Air Max и вездесущей сумке через плечо станет всемирной модной навязчивой идеей.

Roadman, английский сленг молодых парней, которые тусуются на «дорогах», сродни американскому «угловому парню», но у него есть свой собственный стиль, обновляющий традиционный спортивный британский футбольный повседневный стиль 21 века.Ни один момент не запечатлел пересечение британского грайма и стиля роудмена, как это было в видео Skepta «Shutdown» 2015 года, в котором ведущий и его команда были одеты в минималистскую спортивную одежду, достаточную для размещения целого бутика. Несмотря на то, что в 2019 году внешний вид дорожника остается влиятельным, ни один предмет не был больше, чем боковая сумка, небольшая перевязь или переделанная поясная сумка, которую носили через плечо, что также было принято скейтбордистами и модными линиями высокой моды, такими как Cottweiler и Y-3.

Drillers

На протяжении всей истории хип-хопа Средний Запад находился вне мейнстрима, занимаясь своим делом, в то время как Восточное побережье вступало в борьбу с Западом, а Юг достигал мирового господства. Конечно, были и такие выбросы, как Bone-Thugs-n-Harmony и Kanye West, но даже они сделали себе имя благодаря партнерству с прибрежными суперзвездами, такими как Eazy-E и Jay Z. Возможно, именно поэтому музыка для бурения в Чикаго стала такой неожиданной, когда она появилась примерно в 2011 году Выступая непосредственно из беднейших кварталов южной части города, бурение распространилось по мере того, как талантливые новаторы, такие как Король Луи, Шеф Киф и Янг Чоп, размещали свои работы прямо на Youtube.

С такими программами, как Fruity Loops и камерами с высоким разрешением, которые становятся все более доступными для всех, Чикагская тренировка стала настоящим движением DIY, вернув хип-хопу подлинную гангстерскую чувствительность, невиданную с момента появления Schooly D и N.W.A в конце 80-х. Как и трэп, другой великий жанр хип-хопа 2010-х годов, тренировка основывалась на цифровых битах, синтезаторах и характерных звуках малого барабана, но была сосредоточена на более холодном и безжалостном звуке, часто с акцентом на темные театральные струны и колокольчики, перекликающиеся с более старым мемфисским ленточным рэпом.

Бурильщики, такие как Шеф Киф и Фредо Сантана, также хвастались своим собственным уникальным стилем, отдавая предпочтение узким джинсам True Religion с низкой посадкой, джинсам, цепочкам, ярким дизайнерским ремням и тонким футболкам и худи, в то время как другие субкультуры перешли на более широкие. одежда.Звук и эстетика Drill также оказались влиятельными во всем мире, переехав из Чикаго в Бруклин и даже в Лондон, где подростковые уличные банды использовали музыку и сопутствующие ей видео на Youtube, чтобы хвастаться и насмехаться над «противниками», что в конечном итоге привело к моральной панике в Великобритании, где пытались запретить жанр. К сожалению, за аутентичность дрели пришлось расплачиваться: такие рэперы, как Lil Jojo и L’A Capone, гибли в результате применения огнестрельного оружия, в то время как другие, такие как Фредо Сантана, скончались из-за злоупотребления наркотиками. Несмотря на эти смерти, тренировка остается одной из самых важных и экологически чистых молодежных культур в мире в 2019 году.

Готы

Рожденные в 1970-х годах, готы никогда не уходят. Возможно, это связано с тем, что его угрюмый, романтичный вид идеально отражает тоску подростка. А может потому, что черный всем хорошо смотрится. В любом случае, готика была популярна в 2010-е, вдохновляя на всевозможные спин-оффы и обновления, от «уличных готов» до «оздоровительных гот» и т. Д. Цветные готы стимулировали большую часть этого творческого расширения, поскольку такие артисты, как DJ Venus X, превратили свои вечеринки GHE20G0Th2K из местного нью-йоркского феномена в глобальный бренд, вдохновив таких рэперов, как A $ AP Rocky, отправиться в путь.Модельеры, как новые, так и старые, также сыграли огромную роль в готическом взрыве 2010-х годов.

Hood by Air Шейн Оливер заставлял рэперов, клубных ребят и знаменитостей окунуться в одежду неоготического хип-хопа, в то время как старейшины высокой моды, такие как Рик Оуэнс, увидели, как его карьера поднимается на новый уровень. Попутно готические фигуристы и даже рэперы хотят красить ногти, вдохновляя при этом широкий жанр мемов о «девушках-готах» и размышления в Интернете. И, как свидетельство стойкости и важности готики в 2010-х, никто иной, как Highsnobiety, недавно предсказал еще одно возвращение готики.

YeeHaw Agenda

Поклонники истории знают, что чернокожие с самого начала жили и работали на американском Западе. Многие из них были ковбоями, и этот ассортимент предлагал афроамериканцам уровень свободы и достойную оплату, недоступный на востоке Юга. До недавнего времени эта история была в значительной степени забыта в массовой культуре, хотя черные ковбои никогда полностью не исчезали. Примите участие в «YeeHaw Agenda» — словосочетании, придуманном техасцем Бри Маландро в конце 2010-х годов для обозначения возобновившейся популярности западной одежды и ковбойского шика среди афроамериканцев.

Несмотря на то, что Маландро назвал этот ковбойский образ, на мгновение он вспыхнул среди афроамериканцев: дизайнер Керби Жан-Реймонд выбрал Compton Cowboys и Cowgirls of Color в своей осенней кампании 2018 Pyer Moss «American Также». Позже в том же году Lil Nas X из Атланты представил YeeHaw Agenda тематическую песню, выпустив свой мега-кантри-хип-хоп «Old Town Road», мелодию, которая стала вирусной благодаря #YeeHawChallenge на TikTok.

Списанная некоторыми как новинка, «Old Town Road» оказалась одновременно невероятно прочной и противоречивой: Billboard решил убрать ее из чартов Hot Country Songs, несмотря на огромную популярность.Это не остановило Lil Nas X или песню, так как защитники, такие как Билли Рэй Сайрус, ухватились за ремиксы, которые помогли «Old Town Road» стать бриллиантом быстрее, чем любая песня в истории, переместив более десяти миллионов единиц в США один. В то же время такие знаменитости, как Бейонсе, Соланж и Меган Жеребец, помогли продвинуть программу YeeHaw, приняв ковбойский образ в том, что некоторые расценили как отрицание движения Трампа MAGA.

Scumbros

Субкультура scumbro возникла в 2018 году на слиянии нормкора и скейт-стиля Шайи ЛаБафа, поскольку такие стилисты, как Карла Уэлч, помогли создать образ для клиента Джастина Бибера, а также другие приверженцы, такие как Джона Хилл, Пит Дэвидсон и Джона Майера видели на улицах, одетым точно так же. Стиль Scumbro прост, это сочетание толстовок для скейтбординга, тай-дай, редких кроссовок и спортивных штанов, которые носят с небрежностью. Приверженцы получали бонусные баллы, если могли отрастить тонкие усы.

Стиль scumbro помог сделать Джона Хилла неожиданной иконой уличного стиля, поскольку поклонники мужской одежды хвалили его за его новый независимый вид, в котором смешались тай-дай и кепки для папы с дворцовым снаряжением и новыми татуировками, так же, как его скейт-ролик Mid90s получил признание как директор. Scumbro также сделал Пита Дэвидсона иконой стиля, так как он использовал свой образ scumbro и громкие отношения с Арианой Гранде прямо на модельном концерте на показе коллекции Alexander Wang’s Collection 1 2020.Хотя в некоторых публикациях говорится, что скумбро умер в 2018 году, его неряшливый уход, рубашки с принтом тай-дай и нечеткие папинские кепки по-прежнему популярны у начинающих мешков с грязью.

Eboys и Egirls

Несмотря на их недавнее огромное влияние на поп-культуру и господствующую моду, субкультуры по-прежнему остаются в основном проблемами подростков. Поэтому вполне уместно, что подростки создали последнюю субкультуру в этом списке. В 2019 году Eboys и Egirls появились в китайском приложении для социальных сетей TikTok, где поколение Z собралось, чтобы участвовать в соревнованиях с хэштегами и глупых видео с синхронизацией губ.Хотя эта тенденция направлена ​​на молодежь, она восходит к субкультурам прошлого, сочетая элементы гранжа 90-х со стилем скейтера 2000-х, детской яркостью MySpace и даже готическим мраком торгового центра Hot Topic.

Среди «E» оба пола красят ногти, предпочитая полосатые футболки с длинными рукавами, которые носят под черными футболками с графическим рисунком, все заправленные в джинсы с множеством цепочек для кошельков. Девушки также носят характерный макияж глаз, часто добавляя сердечки или другие маленькие символы на щеки. В целом, внешний вид напоминает зрителям, что даже среди новейших субкультур элементы прошлого остаются важными, когда молодые люди смешивают и сопоставляют их, чтобы соответствовать текущему духу времени, в петле обратной связи, которая вряд ли когда-либо закончится.

Субкультуры сегодня | Журнал Verve

Боганы, хипстеры, эмо, готы, байкеры — чем это закончится? Сегодняшние субкультуры шире, чем когда-либо, и за ними становится трудно угнаться. Прежде чем вы это узнаете, ваша дочь-подросток — девочка-перевозчик, а ваш племянник — брони, но что именно определяет эти группы людей?

Боган

В словарном определении говорится, что боган — это «грубый или неискушенный человек, имеющий низкий социальный статус.«Ой, звучит не совсем так, как хотелось бы, и такие шоу, как« Охотники за Боганом », вероятно, лишь усиливают стереотип. Тем не менее, если вы считаете, что быть боганом — это ваше призвание, просто найдите себе фланелевую рубашку и шесть упаковок Woodstock — и вот оно.

Хипстер

Если вы цените независимое мышление, противодействие культуре, прогрессивную политику и цените искусство и инди-рок, то мне жаль, что приходится вам говорить, но вы хипстер.Хотя «хипстеризм» часто ассоциируется с определенным состоянием ума, он также переплетается с определенными модными чувствами. Чтобы достичь статуса хипстера, нельзя поддаваться тому, что является мейнстримом. Если ваш лучший друг носит слишком тесные кожаные джеггинсы, как и все остальные, вы должны сопротивляться желанию соответствовать и раскачивать эти подтяжки, как в 1840-х годах.

эмо

Эта субкультура состоит из подростков, которые отказываются улыбаться, поэтому вместо этого они проводят время, молча раскачиваясь под мягкую панк-музыку, которая, как правило, состоит из пронзительных перетянутых текстов и неслышных гитарных трещин.Эмо можно легко определить по ограниченному ассортименту нарядов, который просто состоит из узких шерстяных свитеров, даже более узких джинсов, зудящих шарфов и рваных патронов. Затем образ завершается легкими жирными немытыми волосами, которые должны покрывать не менее трех пятых лица, и большим количеством подводки.

Гот

Обладая стилем, похожим на эмо, готы обычно наслаждаются более темной стороной вещей, слушают дэт-метал и смеются в необычных случаях. Вопреки распространенному мнению, готы не склонны ни к депрессии, ни к суициду, и хотя они могут выглядеть угрожающе, они не поклоняются сатане. Готы — очень индивидуальные люди, и они предпочли бы оставаться верными себе и быть «уродами», чем быть такими, как все.

байки

Если у вас есть Harley Davidson или любой другой крейсерский байк, то вы, скорее всего, получили ярлык байкера. Однако эту субкультуру не следует путать с байкерами, поскольку это люди, которые ездят на любом виде велосипеда и также известны как мотоциклисты, но, очевидно, этот термин обычно считается некрутым.Байкеров легко отличить по чрезмерному количеству черной кожи, которые они носят, а также по длинным волосам и бородам. Да, и татуировки, конечно, невозможно быть «крутым» и «крутым» без чернил.

Девушка-тащилка

Выходить на улицу, покупать много вещей и показывать своим друзьям не делает вас привлекательной девушкой, а вот выходить, покупать много вещей и размещать это в Интернете, чтобы мир увидел. Девушка-перевозчик — это субкультура, которая начинает появляться все чаще и чаще в наши дни, и включает в себя девочек-подростков, демонстрирующих все предметы, которые они только что купили во время своей двухнедельной поездки в торговый центр.Очевидно, это не считается формой хвастовства, а просто дает представление о стиле другого человека.

Броны

Это, пожалуй, одна из самых странных субкультур, с которыми мне приходилось сталкиваться. Брони — мужчина, фанат сериала «Мой маленький пони: Дружба — это чудо». Они не поддаются шумихе о том, что мужчинам не разрешается наслаждаться вещами, предназначенными для женщин, что, я полагаю, достаточно справедливо, но тот факт, что My Little Pony создан для девочек в возрасте от пяти до восьми лет, подталкивает это немного.Субкультура брони настолько важна, что у них даже есть условности, песни, танцы и костюмы, посвященные оценке шоу.

Слова: Рианна Осборн

Ода электронной девушке: разделение субкультур в моде

Подобно тому, как банановый хлеб, тренировки Хлои Тинг и взбитый кофе стали основными продуктами карантина, так и во внешнем виде, особенно в волосах, происходят кардинальные изменения. Из всех этих разнообразных тенденций в окрашивании волос повсеместно стали применяться печально известные «волосы электронной девушки», состоящие в обесцвечивании или окрашивании двух передних прядей волос.

Сопутствующая тенденция среди их коллег, электронных мальчиков, — это средняя часть с заметно мягкими волосами, ниспадающими вниз с каждой стороны. Однако ярлык e-girl или e-boy на самом деле символизирует тенденцию, выходящую далеко за рамки 15-секундных видео на TikTok: они оба свидетельствуют о новой субкультуре в моде, сравнимой с панком, гранджем и хип-хопом. .

Согласно «Клубу одежды», термин «субкультура» относится к группам с «особым набором особенностей внешнего вида, костюмов и украшений, которые делают их членов достаточно самобытными, чтобы быть явной частью более широкой культуры». В контексте моды субкультуры часто олицетворяют собой пересечение социальных, культурных и политических аспектов, которые охватывают контекст того времени. Эта теория была впервые популяризирована Диком Хебиджем в его книге 1979 года «Субкультура : значение стиля ».



В своем исследовании различных субкультур, в частности, таких как Teddy Boys, мода и панк-мода в Лондоне, Хебидж обнаружил, что их стиль был механизмом воплощения «тревог относительно класса и сексуальности, противоречий между конформизмом и девиантностью, семьей и школой». , работа и отдых «, тем самым превращая социально-культурную напряженность в моду. Этот стиль также выступал в качестве голоса для обездоленной молодежи Лондона, «метафорически передавая рабочий класс в цепях и впалых щеках,« грязной »одежде (запачканные пиджаки, терпкие прозрачные блузки) и грубой и готовой лексике.«

Фото любезно предоставлено Джульетт Лассер / Getty Images

Сегодняшние молодежные онлайн-субкультуры, такие как VSCO girls, soft girls и Tumblr girls, появляются так же быстро, как и кажутся исчезающими. Эстетика электронной девушки, популяризируемая в первую очередь с помощью TikTok, представляет собой смесь элементов из скейт-культуры, аниме, косплееров и готики. Основными элементами этого образа являются красочные заколки для волос, крылатая подводка для глаз, серебряные ожерелья с подвеской-замком и сетчатые рубашки, большинство из которых либо экономят, либо покупают в популярных магазинах Instagram.В образе электронного мальчика много схожих элементов: брюки с завышенной талией, серебряные цепочки и футболки оверсайз. Субкультура выходит за рамки гендерных норм, разделяя многочисленные черты между нормативным женским и мужским стилями.



фото любезно предоставлено Eve Fraser / Dazed

В своей первоначальной теории Хебидж утверждал, что стиль неразрывно связан с музыкальным и политическим влиянием. Большая часть дискурса по этому поводу разделяет эту постмодернистскую марксистскую концепцию, утверждая, что субкультуры действуют как форма классического восстания, как средство «выражать и разрешать противоречия, которые остаются скрытыми или неразрешенными в родительской культуре». «

Тем не менее, в обществе, где доминируют средства массовой информации, которые появляются и рассеиваются вместе с плавными волнами, падающими на береговую линию, становится все труднее установить связь между стилем одежды группы, музыкой, которую они слушают, и их социально-экономическим статусом.

Те, кто критически относятся к современным приложениям теории Хебиджа к современным субкультурам, также постулируют, что «подростки больше заинтересованы в построении идентичности в Интернете, чем в том, чтобы открыто продемонстрировать свою приверженность и интересы.»Подразумевается, что Интернет дает возможность присоединиться к субкультуре из глубины вашей спальни, без реального подтверждения какого-либо политического или социального контекста, который может его окружать. В сочетании с мимолетной скоростью, с которой эти тенденции выигрывают и проигрывают популярность, то легко отклонить субкультуры, такие как e – girl / boy, как бойкие тенденции, которые не имеют реальной глубины за пределами эстетики, которую они продвигают.

Однако это похоже на внутренне редуктивный аргумент.Хотя верно то, что эпоха социальных сетей может не породить те же массовые движения, связанные общими интересами в музыке, моде и политических взглядах, как это было в прошлом, микрокосмические движения, которые она порождает, по-прежнему имеют большое значение.

Определенные элементы культуры электронных девочек / мальчиков по своей сути являются политическими — например, отказ от гендерных норм в рамках стиля свидетельствует о растущем понимании среди молодежи текучести и гибкости гендерных конструкций и норм.

По сути, он напоминает боуиитов, о которых говорил Хебидж, которые противостояли шовинизму пола и сексуальности. На этом конкретном примере Хебидж обсудил, как Боуи бросили вызов на символическом уровне естественности как классовых, так и гендерных стереотипов. Эти настроения находят отклик в культуре электронных девочек и мальчиков в их отрицании неизбежности или жесткости пола, когда и мальчики, и девочки перенимают одинаковые стили и элементы одежды.

Еще одним важным аспектом является понятие расширения прав и возможностей женщин, при этом некоторые утверждают, что эстетика мягких девушек в TikTok, которую часто пренебрегают за извлечение выгоды из ретроградной, «котеночной трансляции редуктивных тропов», действует как средство, с помощью которого девушки могут иронизировать весь вопрос о власти. .

Подразумеваемое девичье и игривое настроение мягких девушек маскирует, сколько власти они имеют или хотят, бросая вызов объективу, через который мы рассматриваем расширение прав и возможностей. Точно так же эстетика электронной девушки, критикуемая за продвижение гиперсексуализированной эстетики аниме, могла бы выполнять ту же функцию: оспаривать, почему мы воспринимаем расширение прав и возможностей женщин с помощью определенной эстетики, когда цель вышеупомянутого расширения прав и возможностей кажется антагонистической самому этому предположению.

В целом, цифровая эпоха способствует изменчивости субкультур и, следовательно, идентичности — нет необходимости придерживаться какой-то одной эстетики или архетипа. Пользователь TikTok, например, может принять множество персонажей в разных субкультурах: сегодня она может быть электронной девушкой, завтра — девушкой со слабостью, а днем ​​позже — девушкой VSCO. Ограниченная временность, с которой эти движения набирают обороты, не обязательно уменьшает их ценность или их связь с социальным или культурным влиянием. Более того, критиковать некоторых за то, что они не имеют никакой ценности, как в случае с девушками VSCO, на самом деле еще более проблематично. В наше время субкультура должна иметь возможность существовать ради самого стиля, не вызывая негативной реакции.

Следовательно, даже если электронные девушки и электронные мальчики, как утверждают некоторые критики, существуют без какой-либо конкретной связи с политической и культурной значимостью, какое это имеет значение?

Существование множества субкультур и способность пользователей перемещаться между ними само по себе является свидетельством технологического общества, в котором мы живем. Более того, мы должны позволить людям наслаждаться и самовыражаться, в какой бы форме они ни были принимает, является одним из признаков принятия и открытости, которых многие поощряют в современную эпоху.Критиковать или высмеивать группу невероятно легко. Попытки понять влияния и контекст очень часто являются менее избранным путем, но тем не менее, мы должны стараться идти по нему чаще.


Комментарии

Все комментарии могут быть опубликованы в публикациях Daily Pennsylvanian, Inc.

Молодежная культура — обзор

Племенные молодежные субкультуры и сопротивление

Исследования молодежных культур появились в 1960-х и 1970-х годах. В контексте Великобритании исследования молодежных культур были главной задачей влиятельного Центра исследований современной культуры (CCCS) при Университете Бирмингема.Действительно, исследования молодежных культур прямо и косвенно вдохновили новые культурные географии. Ранние исследования молодежных банд в США такими учеными, как Джеймс Дункан и Дэвид Лей, наряду с работой CCCS, были ключевыми стимулами для развития новых культурных географических регионов. В отличие от более ранних типов культурной географии, «новые» видения, связанные с «культурным поворотом», утверждают, что места содержат множество культур, которые часто конфликтуют, а не определяются одной «целостной» культурой.Акцент также делается на индивидах как на агентах культурного воспроизводства, в отличие от структуралистских надорганических взглядов, которые концептуализируют культуру как уже существовавших индивидов и конкретных социальных взаимодействий. Географы подчеркивают конфликты и различия между основной и молодежной субкультурами, тем самым критикуя причинную связь отдельного места с определенной, идентифицируемой культурой. Центральная роль исследований молодежи в возникновении социальной и культурной географии в последние годы несколько упускалась из виду и / или игнорировалась.

Ранние исследования молодежных культур, проведенные в 1960-х и 1970-х годах, возможно, непреднамеренно воспроизводили идею о том, что молодые люди являются отдельной социальной группой, доставляющей беспокойство обществу. Эти исследования были сознательно противопоставлены первоначальным исследованиям молодежи, которые можно проследить до криминологии после Второй мировой войны и опасений по поводу общественных беспорядков. Однако ранние исследования молодежной культуры, взяв за отправную точку эти ранние исследования проблемной молодежи, непреднамеренно воспроизвели аспекты этого самого раннего исследования.Новые культурологические исследования молодежи основывались на этнографических методах изучения жизненного опыта молодых людей, а не объективизации молодых людей с внешней точки зрения, как это делалось в более ранних криминологических исследованиях. Однако в этих новаторских исследованиях молодежных культур основное внимание уделялось контркультурным и субкультурным практикам как форме сопротивления господствующему течению и воспроизводилось понятие молодежных культур как «племенных», отличных от основных культур. Как следует из названия, исследования «племенных» молодежных культур подразумевают, что социальные и культурные обычаи молодых людей представляют собой культуру отдельно от остального общества. В исследовании в этом ключе были изучены различные субкультурные группы, включая модников, панков и жестокие банды, и сосредоточено внимание на том, как их нормы, ценности и практики отличаются от общепринятых. Таким образом, такие исследования подчеркивали самобытность молодежных культур. Роль субкультур как форм сопротивления рабочего класса была важной темой в этом исследовании, которое часто отдавало приоритет классовой борьбе за власть.

Сосредоточение внимания на альтернативных, а не на основных молодежных культурах неявно воспроизводит восприятие молодых людей как отличных от других для общества в целом и как серьезную угрозу для него.В конечном итоге такие ранние исследования можно рассматривать как эссенциалистские, подчеркивающие сплоченность молодежных субкультур, а не отражающие различия внутри них. Оглядываясь назад, легко определить эти ограничения. Эта критика связана с критикой радикальных ученых 1970-х годов. Однако не следует забывать, что эти новаторские исследования молодежной культуры оказали большое влияние, как на формирование новых областей исследовательского интереса, так и на поворот к культурному и социальному в социальных науках и географии.

Традиция исследования молодежных субкультурных практик продолжается в рамках географии и социальных наук в целом. Недавние исследования включали этнографии отдельных субкультурных групп, таких как готы, клабберы и студенты. Эти более поздние исследования более чувствительны к взаимосвязи между субкультурами и более широкими социальными и культурными процессами в обществе. Тем не менее, они продолжают сосредотачиваться на отличии субкультурной группы от мейнстрима. Существует опасность того, что эти исследования будут склоняться к эссенциализму, подчеркивая разницу между субкультурами и мейнстримом, а не полностью отражая различия внутри этих молодежных культур.Эту опасность можно преодолеть путем внимательного рассмотрения различий «внутри» и между субкультурными группами.

Исследования «племенных» молодежных культур, которые подчеркивают самобытность этих субкультурных групп, контекстуализируются в контексте большего внимания, уделяемого силе культур с момента появления новых культурных географических регионов. Идея контркультур предполагает, что доминирующие культуры можно оспаривать и, возможно, даже трансформировать. В ранних исследованиях власть часто выражалась через концепции гегемонии и контргегемонии.Несмотря на то, что идеи гегемонии и контргегемонии часто связаны и имеют свои корни внутри, вдохновляемые марксизмом представления о культуре как подкрепленные надстройкой капиталистической политической экономии, они не требуют марксистского, экономически редукционистского взгляда на культуру. Однако по сравнению с современными дебатами о власти гегемония и контргегемония могут показаться несколько упрощенными и основанными на очевидной дихотомии между «угнетателем» и «угнетенным». Несмотря на эту критику, усилия выходят за рамки этого дуализма, который связан с более сложными идеями власти и создает политические проблемы, связанные с построением сопротивляющихся союзов.В конечном итоге этот тупик бросает вызов даже самым постструктуралистским ученым. Акцент на властных отношениях и сопротивляемом потенциале молодежных субкультурных группировок повлиял на исследования новых социальных движений (NSM). Несмотря на разнообразие, НСМ часто ассоциируются с молодежью.

Тенденция исследований к изображению молодежных субкультур в отличие от общества в целом, вероятно, связана с преобладанием этнографических подходов. Действительно, этнографические исследования могут быть более чувствительными к «жизненным мирам» участников исследования, чем к более широкому контексту.Если допустить, что «структуры» воспроизводятся индивидами, среди прочего, посредством нерефлексивных повседневных социопространственных практик, индивиды могут не полностью осознавать структурные ограничения и возможности, в рамках которых контекстуализируется их жизнь. Тем не менее, можно найти примеры критических этнографий молодых людей, которые исследуют, как повседневные практики воспроизводят более широкие социально-пространственные модели и процессы, с ключевыми работами Уиллиса и Каца, примечательными в этой традиции. Остается проблема, как провести этнографическое исследование, которое исследует сложные отношения между субкультурами и более широкими культурами и социопространственными отношениями, не будучи ни структурно редуктивным, ни навязывающим исследователям априорное восприятие структурных ограничений.

Список субкультур | Современная культура США вики

Это список субкультур.

А

  • Афрофутуризм
  • Зрение самолетов
  • амишей
  • Анархо-панк
  • Aspie
  • Спортсмен
  • Academia

B

С

D

E

F

G

H

я

  • Интернет-культура
  • Влияния

Дж

л

M

N

O

Q

R

S

Т

Z

См. Также

Список литературы

  1. ↑ Шаблон: См. Стр. 295.Глава 27 «Представление … угроз, нанесение ударов … позы. Молодежь, наблюдение и демонстрация (1983)» Дика Хебдиге.
  2. Джеральд В. МакФарланд (2001). в Массачусетском университете: Внутри Гринвич-Виллидж: район Нью-Йорка, 1898-1918 гг. , 4. ISBN 9781558492998.
  3. ↑ Источники по бодибилдингу:
  4. Иоахим Керстен (2003). «Уличная молодежь, босодзоку и якудза: формирование субкультуры и реакция общества в Японии». Преступность и правонарушение 39 (3): 277-295.DOI: 10.1177 / 001112879303

    02.

  5. 5,0 5,1 Исаак Ганье (июнь 2008 г.). «Городские принцессы: перформанс и« женский язык »в субкультуре японской готики / лолиты». Журнал лингвистической антропологии 18 (1). DOI: 10.1111 / j.1548-1395.2008.00006.x.
  6. ↑ Источники по субкультуре эмо:
    • Ширли Р. Стейнберг, Прия Пармар, Биргит Ричард (2006). в Greenwood Press: Современная молодежная культура: Международная энциклопедия .ISBN 0313337292. Проверено 20 августа 2008 г.
    • Лидия Скотт, Анна Кур-Хансен (02.06.2008). «Психологическая грамотность сельских подростков: эмо-субкультура и SMS-сообщения». Австралазийская психиатрия . DOI: 10.1080 / 10398560802027328.
    • Микеле Кирш. «Эмоциональный вызов», The Times , 2008-07-06. Проверено 20 августа 2008.
    • Крис Хоули. «Столкновение субкультур среди молодежи Мексики», USA Today , 2008-04-18. Проверено 20 августа 2008.
    • Мартин, Г. (2006). «От редакции. О самоубийствах и субкультурах». Австралийский электронный журнал по улучшению психического здоровья 5 (3): 1-5.
    • Янто Уэр (август 2008 г.). «Эндрю Кин против эмо: молодежь, издательское дело и транслитерация». M / C Journal 11 (4).
  7. Харрис, Шерил; Александр, Элисон (1998). в Hampton Press: Теоретические фэндомы: фанаты, субкультура и идентичность . ISBN 1572731141 157273115X 157273115X (PBK.) 157273115X.
  8. Кэтрин Спунер, Эмма МакЭвой (2007). in Routledge: The Routledge Companion to Gothic , 195–196, 263–264. ISBN 0415398436.
  9. Мэри Джейн Кехили, Открытый университет (2007). в публикациях Sage: Понимание молодежи: перспективы, идентичности и практики , иллюстрировано. ISBN 1412930642.
  10. ↑ Шаблон: см. Стр. 91 из главы «Субкультурный конфликт» Фила Коэна.
  11. ↑ Источники гламура:
    • Джон Стрэттон (июнь 2006 г.).«Почему никто не пишет о глэм-роке». Австралийский журнал культурных исследований 4 (1).
    • Джина Маркетти (декабрь 1998 г.). «Бахромные культуры». Прыжок (42).
    • Питер Чайлдс, Майк Сторри (1999). в Taylor & Francis: Энциклопедия современной британской культуры , 229. ISBN 0415147263, 9780415147262.
    • Лорен М. Э. Гудлад, Майкл Бибби (2007). в Duke University Press: Goth .ISBN 0822339218, 9780822339212. Страницы: 6, 19-20, 34-35, 66, 78, 92, 259,
  12. ↑ Шаблон: Ссылки:
    • 23 глава «Введение в первую часть» Кена Гелдера
    • 91 из главы «Субкультурный конфликт» Фила Коэна
    • 106, 110–111 из главы «Девушки и субкультуры (1977)» Анджелы МакРобби и Дженни Гарбер;
    • 127 из главы «Значение стиля» Дика Хебдиге
    • 136-137 из главы Анджелы МакРобби «Секонд-хенд и роль уличного тряпья (1989)»
    • 304 из главы «Черные волосы / политика стиля» Кобены Мерсер
  13. ↑ Билли Бейкер. «По подсчетам, жонглеры могут появиться на улицах этой весной, но настоящие события происходят в процветающей субкультуре Hub», The Boston Globe , 2007-03-05. Проверено 4 августа 2008.
  14. ↑ Шаблон: Ссылки:
    • 84, 91, из главы «Субкультурный конфликт» Фила Коэна;
    • 94, 101, из главы «Культуры, субкультуры и классы» Джона Кларка и др.
  15. Джеффри Арнетт (декабрь 1993). «Три профиля фанатов хэви-метала: вкус к сенсациям и субкультура отчуждения». Качественная социология : 423-443. DOI: 10.1007 / BF00989973. ISSN 1573-7837.
  16. Джонатон С. Эпштейн (1998). в издании Blackwell Publishing: Молодежная культура: идентичность в постмодернистском мире , viii, 13, 265. ISBN 1557868514.
  17. Джон Стрэттон (1986). «Почему никто ничего не пишет о Глан Роке?». Австралийский журнал культурных исследований 4 (1): 15-38.
  18. ↑ Источники нудизма:
  19. ↑ Шаблон: См. Страницы: 516, 550
  20. Сандра Бакли (2002). Энциклопедия современной японской культуры , 380 ISBN 0415143446.
  21. ↑ Шаблон: Ссылки:
    • 84 из главы «Введение во вторую часть» Кена Гелдера
    • 121-124, 127-128 из главы 10 «Значение стиля» Дика Хебдиге
    • 138 из главы «Секонд-хенд платья и роль тряпичного рынка (1989)» Анджелы МакРобби
  22. 22,0 22,1 Дэвид Магглетон (2002). in Berg Publishers: Внутри субкультуры: постмодернистское значение стиля , 721 728.ISBN 1859733522, 9781859733523.
  23. ↑ Шаблон: Ссылки:
    • 94, 109-110 из главы «Девочки и субкультуры (1977)» Анджелы МакРобби и Дженни Гарбер
    • 295 из главы 27 «Представление … угроз, нанесение ударов … позы. Молодежь, наблюдение и демонстрация (1983)» Дика Хебдиге
  24. Гэри Алан Файн (1983). в University of Chicago Press: Shared Fantasy , 25–38 236 — ???. ISBN 0226249441, 9780226249445.
  25. Стэнли У.Билер, Стэн Билер, Лиза Диксон (2006). в I.B.Tauris: Чтение Звездных врат SG-1 . ISBN 1845111834, 9781845111830.
  26. Джонатон С. Эпштейн (1998). в издании Blackwell Publishing: Молодежная культура . ISBN 1557868514, 9781557868510.
  27. ↑ Шаблон: См. Стр. 103 из главы «Культуры, субкультуры и классы» Джона Кларка и др. (rudies = грубые мальчики)
  28. ↑ Шаблон: Ссылки:
    • 90, из главы «Субкультурный конфликт» Фила Коэна
    • 131 из главы 10 «Значение стиля» Дика Хебдиджа
  29. 29.0 29,1 Шаблон: Ссылочные страницы:
    • 294, из главы 27 «Представление … угроз, нанесение ударов … позы. Молодежь, наблюдение и демонстрация (1983)» Дика Хебдиге
    • 339, из главы «Любители татуировок. Субкультура или фигурация? (2003)» Майкла Аткинсона
    • 370-381, из главы «Настоящие мужчины, фаллизм и фашизм (1996)» Мюррея Хили
    • 471, глава «Сообщества и сцены в популярной музыке (1991)» Уилла Стро
  30. ↑ «Скинхеды», Time , 1970-06-08. Проверено 27 сентября 2008.
  31. ↑ Источники для раскачивания:
  32. ↑ Шаблон: Ссылки:
    • 84 из главы «Введение во вторую часть» Кена Гелдера
    • 111-112 из главы «Девочки и субкультуры (1977)» Анджелы МакРобби и Дженни Гарбер
  33. Майк Брейк (1980). in Routledge: Социология молодежной культуры и молодежных субкультур , 143. ISBN 0710003641.
  34. ↑ Шаблон: Ссылки:
    • 98, 101, 102 из главы «Культуры, субкультуры и классы» Джона Кларка и др.
    • 105, 107 из главы «Девочки и субкультуры (1977)» Анджелы МакРобби и Дженни Гарбер
    • 126 из главы 10 «Значение стиля» Дика Хебдиге
    • 161-162 из главы Стэнли Коэна «Символы неприятностей»
    • 273 из главы «Введение в пятую часть» Кена Гелдера
    • 284-287 из главы Т. Р. Файвела «Мода и восстание (1963)»
    • 309 из главы «Черные волосы / политика стиля» Кобены Мерсер
    • 367, 372 из главы «Настоящие мужчины, фаллизм и фашизм (1996)» Мюррея Хили
  35. ↑ Чемберлен, Дэниел Люк; Александр, Малкольм Лоуренс (2005). Персональные сети и социальный мир обычных фанатов Star Trek: метод и первые результаты. Труды конференции TASA 2005 . Социологическая ассоциация Австралии. «Поклонники научно-фантастической франшизы« Звездный путь »известны как« Trekkies »и являются единственной фанатской субкультурой, которая внесена в OED».
  36. Дэвид Белл (автор конкретной главы — Уильям Гибсон) (2001). «Киберсубкультуры», в Рутледж: Введение в киберкультуры , 167–169 isbn = 0415246598, 9780415246590.
  37. Роберт В. Козинец (июнь 2001 г.). «Утопическое предприятие: формулировка смысла культуры потребления Star Trek». Журнал потребительских исследований 28. DOI: 10.1086 / 321948.
  38. Ларри Портис (2004). в Virtualbookworm Publishing: French Frenzies: A Social History of Pop Music in France , 103. ISBN 1589395476.
  39. Дайана Крейн (2001). в University of Chicago Press: Fashion and its Social Agendas: Class, Gender, and Identity in Clothing , illustrated, 183. ISBN 0226117995.
  40. Энтони Ульманн (1999). в Cambridge University Press: Беккет и постструктурализм , 56-57. ISBN 0521640768.

Банкноты

(PDF) Современные молодежные субкультуры: Сопротивление или корпорация

Кабас / Современные молодежные субкультуры

Аудитория музыкальной индустрии. Панк в основном противостоит коммерции (Gottdiener 2005). Это движение

выделяется среди молодежных субкультур, организованных вокруг музыки, и, несмотря на то, что оно характеризуется как

более значимым, чем коммерческая поп-музыка как проявление восстания, согласно Хебдиге (2004), эти

молодых людей общаются посредством динамики потребления в конечном итоге (Blair 1993).

Кроме того, Hebdige (2004) делает ссылку на концепцию «бриколаж», чтобы наглядно изобразить, как

эта новая музыка эклектически повлияла на стиль одежды людей и как это, в свою очередь, способствовало трансформации

панк-отношения в полностью сконфигурированная субкультура. Bricolage указывает на творческие процессы, которые

снабжены субкультурными целями, которые противоречат основным функциям медиа и культурных продуктов. Субкультурам потребовалось

торговых значений для использования в своих целях и значениях в процессе бриколажа.Продукты объединяются или

преобразуются в форму, не желаемую производителем, а коммерческие товары пересматриваются для получения противоположных значений

. Например, когда панки используют собачьи ошейники в качестве аксессуара, они достигают указанного преимущества. Когда гомо-

генов и бриколаж рассматриваются вместе, они характеризуют силу сопротивления субкультур, которые формируют

коллективную оппозицию вещам, имеющим все конформистские и коммерческие права и авторские права, против прикрытия «мейнстрима». СМИ и другие доминирующие социальные силы (Laughey 2010).Субкультура молодежи устанавливает

символическую форму соперничества как против культуры гегемона, так и против родительской культуры таким образом и посредством

определенных моделей поведения, стилей речи, музыкального вкуса и т. д. идеологическая безвредность с коммерческим партнерством, исходящая от оригинальности и оппозиции, потому что индустрии культуры

в конечном итоге удается продавать субкультурное восстание для целей потребления и прибыли.Как отмечал Хебдиге (2004)

, «культурные стили молодежи могут начинаться с символической борьбы, однако они завершаются установлением новых ценностей и стилей, новых продуктов и отраслей или возрождением прежних».

Пост-субкультурная теория и ее ключевые концепции. подходы.Эти новые подходы, сформированные серией концепций, включая «пост-субкультуру»

(Muggleton 2002), «посткультуру» (Bennett and Kahn-Harris 2007), «за пределами субкультуры» (Huq 2007), началось с

. обращаются к концепции субкультуры, особенно на уровне, который обычно игнорируется CCCS.

Исследования социальных теоретиков, таких как Макс Вебер, Жан Бодрийяр и Мишель Маффезоли, должны быть подвергнуты

критическому анализу, чтобы лучше понять прогресс пост-субкультурной теории. Постмодернисты основывают

дискуссионную площадку против «теоретической ортодоксии» CCCS на этих теоретиках и, начиная с этой точки зрения

, вместо концепции субкультуры они создают новые термины, включая «нео-племя», «образ жизни» и «сцена». ‘. Re-

молчание постмодернизма о сосредоточении внимания на социальной структуре ведет к личному социальному пониманию (Blackman 2005).

Посткультурная мысль, помимо создания основы для различных антологий, создает множество новых аналитических инструментов и концептуальных подходов и формирует значительный критический подход для многих исследований, проведенных на

молодежи в течение последних десяти лет, особенно .Пост-субкультурная теория также играет важную роль в понимании

функции культурной индустрии по формированию идентичности и образа жизни молодежи (Bennett 2011).

Акцент, сделанный на субкультурных различиях, является одним из основных критических замечаний теоретиков пост-субкультуры

в отношении Хебдиге (2004) и CCCS; отсюда начала формироваться критическая точка зрения, утверждающая, что исследователи CCCS

таким образом игнорируют рутинные образы повседневной жизни. Например, согласно Кларку (1993), поскольку Хебдиге (2004) и

, другие исследователи CCCS сосредотачиваются на необычных взглядах субкультур, особенно в контексте символов, стилей

и знаков, они фактически поворачиваются спиной к повседневной жизни.В то время как Хебдиге (2004) утверждает, что культуры и субкультуры

должны защищаться от грубых атак массовой культуры, Кларк (1993) предполагает, что стили массовой культуры

переплетаются, а не имеют антагонистические отношения (Gelder 2007).

Анджела МакРобби подчеркнула, что, несмотря на то, что в исследованиях субкультур CCCS

проводится грань между поп-культурой и молодежной культурой, молодежная культура описывается как форма символической классовой реальности, а поп-культура рассматривается как

Признаком культуры потребления, на самом деле, эти две культуры интегрированы отношениями, которые всегда

прогрессируют (Storey 2000).

Магглетон (2002), с другой стороны, считает, что, несмотря на то, что субкультурные стили, пересекающиеся с постмодовыми,

эрнистские мысли в целом нестабильны и многоаспектны, он считает, что они состоят из индивидуальных идентичностей в пределах

56

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *