Стереотип мышления: Стереотипное мышление и его влияние на человека Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Содержание

Стереотипное мышление и его влияние на человека Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

2. Асланов Я.А. Формирование патриотизма в процессе социализации российской студенческой молодежи (на примере Ростовской области): автореф. дис.. канд. социол. наук. Ростов н/Д., 2016. 38 с.

3. Барков Ф.А., Сериков A.B., Черноус В.В. Патриотическое сознание молодежи Ростовской области//Гуманитарий Юга России, 2013. № 2. С. 58-76.

4. Верещагина A.B. Ресурсный потенциал патриотизма и особенности его реализации в современной России//ПОИСК: Политика. Обществоведение. Искусство. Социология. Культура, 2017. № 1 (60). С. 21-31.

5. Глебов А.А. Воспитание патриотизма, толерантности и культуры межнационального общения / А.А. Глебов. Волгоград: Перемена, 2004. 251 с.

6. Коколина Л.В. Структура работы классного руководителя по патриотическому воспитанию / Л.В. Коколина // Классный руководитель, 2005. № 3. С. 15-16.

7. Мусс Г.Н. Теория и практика патриотического воспитания / Г.Н. Мусс. Москва; Берлин: Директ-Медиа, 2015. 183 с.: ил. [Электронный ресурс]. Режим доступа: по подписке: http://bibHoclub.ru/index.php?page=book&id=279327 (дата обращения: 21.10.2019). Библиогр. в кн. ISBN 978-5-4475-3984-9. — DOI 10.23681/279327. Текст: электронный.

8. Специализированный образовательный портал «Инновации в образовании». [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://sinncom.ru/content/reforma/index5.htm/ (дата обращения: 18.10.2019). Текст: электронный.

STEREOTYPICAL THINKING AND ITS INFLUENCE ON A PERSON Ryseva A.S.1, Antropova I.Yu.2 (Russian Federation) Email: [email protected]

‘Ryseva Anastasia Sergeevna — Student, DIRECTION OF TRAINING: PEDAGOGICAL EDUCATION, PROFILES: MATHEMATICS, PHYSICS, DEPARTMENT OF MATHEMATICS, PHYSICS AND INFORMATICS; 2Antropova Irina Yurievna — Student, DIRECTION OF TRAINING: PEDAGOGICAL EDUCATION, PROFILES: HISTORY, SOCIAL STUDIES, DEPARTMENT OF SOCIO-ECONOMIC AND HUMANITARIAN DISCIPLINES,

BRANCH

BRYANSK STATE UNIVERSITY ACADEMICIAN I. G. PETROVSKY, NOVOZYBKOV

Abstract: the relevance of this topic is obvious: idols, standards, and they do not always carry a benefit. In modern conditions, stereotypical thinking is quite dangerous for a person. In this article, under the stereotype, we will understand a certain pattern that is not reflexively applied at the unconscious level. Stereotypical thinking allows the stronger to control the weaker, and that’s not always a good thing. Therefore, in this article we analyze the question of stereotypical thinking, its impact on human life and behavior. We examine the goals that «drive» them and lead to standard types of thinking, consider methods in the fight against stereotypes.

Keywords: thinking, stereotype, stereotypical thinking, template thinking, opinion, template, personality, person.

СТЕРЕОТИПНОЕ МЫШЛЕНИЕ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ЧЕЛОВЕКА Рысева А. С.1, Антропова И.Ю.2 (Российская Федерация)

‘Рысева Анастасия Сергеевна — студент, направление подготовки: педагогическое образование, профили: математика, физика, кафедра математики, физики и информатики; 2Антропова Ирина Юрьевна — студент, направление подготовки: педагогическое образование, профили: история, обществознание, кафедра социально-экономических и гуманитарных дисциплин, филиал

Брянский государственный университет им. академика И.Г. Петровского, г. Новозыбков

Аннотация: актуальность данной темы очевидна: кумиры, стандарты, а они не всегда несут в себе пользу. В современных условиях стереотипное мышление довольно опасно для человека. В данной статье под стереотипом мы будем понимать определенный шаблон, который не рефлекторно применяется на бессознательном уровне. Стереотипное мышление позволяет более сильным управлять слабыми, а это не

всегда хорошо. Поэтому в данной статье мы анализируем вопрос о стереотипном мышлении, его влиянии на жизнь и поведение человека. Исследуем цели, которые им «движут» и приводят к стандартным типам мышления, рассматриваем методы в борьбе со стереотипами.

Ключевые слова: мышление, стереотип, стереотипное мышление, шаблонное мышление, мнение, шаблон, личность, человек.

В психологии под понятием «стереотип» понимается вариант личностной установки, через которую в определенных условиях или по отношению к определенному объекту, человек воспринимает мир и ведет себя таким образом. То есть стереотип — это определенный шаблон, который не рефлекторно применятся на бессознательном уровне. У каждого человека есть «свои» определенные стереотипы и от них никуда не избавиться. Они могут приносить как пользу, так и вред.

Стереотип — это укоренившееся мнение на определенное явление, событие, которое вырабатывается на основании сравнения с индивидуальным, внутренним идеалом.

В социуме каждый индивид оглядывается на мнение большинства. Боязнь быть отвергнутым, не принятым и создаёт стандартные типы мышления. Этим пытаются достигаться одни из целей:

• формирование простого мнения о событиях, объектах;

• создание очевидных действий окружающих;

• избежание излишней утомляемости и др.

Все цели, естественным образом, вытекают в упрощение мышления. Организм человека направлен на «самосохранение», т.е. его задача сохранить не только физическую энергию, но и мыслительную.

Психолог Н. Козлов пишет: «Привычки — это то, как привыкли вы. Стереотипы — это то, как привыкли все. А вы вслед за ними. Потому что вас так воспитали». Действительно, стереотипы начинают работать намного раньше, чем включается разум. Поэтому любое событие оценивается через призму предубеждений.

Зарождения любого стереотипа основывается на прошлом, которое передается из поколения в поколение, укореняясь в обществе, то есть, опыт и есть механизм зарождения шаблонов.

Он строится из разнообразных знаний об объекте, наших эмоциях и готовностью поступать определенным образом. Стереотип очень тесно связан с социумом, недостатком знаний и «ошибочном мышлении». Стереотип ограничивает себя очень тесными рамками, человек ставит себя в позицию «нет, я так думаю, и это правильно». Идет ограничение мировоззрения личности, которое препятствует раскрытию его потенциала. Кому-то такой способ помогает экономить время, силы и энергию на «лишнего» человека. Но «ожидание» и «реальность» во многом помогают увидеть ситуацию с другой стороны и, если выйти из своей зоны комфорта, избавится от стандартного типа мышления, проявить оригинальность, то можно разрушить мифы [1].

Психологи считают, что «шаблонное мышление — это такой вид умственной деятельности, который отличается однообразностью мыслей и вариантов поведений при похожих ситуациях». Люди могут выделять большое количество вариантов стереотипных мнений и даже видеть их со стороны, то есть понимать, как они влияют на другого человека и на весь социум в целом. Важно одно, опираясь на свой опыт и всестороннее развитие можно бороться со стереотипами. Поэтому не поддаваться слухам и советам других, выходить из зоны комфорта, слушать себя и делать то, что приносит удовольствие и пользу, есть ключик от стереотипов [2].

Разве кто-нибудь хочет жить по заготовленному ранее шаблону? Все вокруг привыкли себе упрощать жизнь и не тратить время и силы на что-либо, будь это человек или быт. А кто тогда виноват в том, что стереотипы существуют и могут вызывать привычку у человека. Ответ один, сам человек и его мышление.

Да нас миллионы, но мы все чаще не хотим что-то делать, не хотим общаться с тем, кто тебе не нравится при первом взгляде и надумывать себе «плохого человека». Лень — один из «близких друзей» стереотипов.

Нужно искать вдохновение, создавать приятную атмосферу вокруг себя самим, никто вам не поможет, если вы не поможете в первую очередь себе. Не зря говорят, «каждый индивид должен полагаться и прислушиваться в первую очередь к себе», «спаси себя сам». Все в нашей голове, мы такие разные, но вынуждены придумывать чушь, лгать друг другу, не доверять, делать хуже друг другу. Все это связано с человеком и его формирующимися стереотипами.

Создавая себе кумиров или слушая того, кто имеет большую власть над вашим разумом, вовсе не означает, что Вы такой же, как и он. Копируя другого человека на себя, мы производим не только стереотипы, но и другие как положительные, так и отрицательные стороны в характере личности, его изменения в психике и мышлении [4].

Так всё-таки почему люди используют стереотип и какую роль играет в жизни? С одной стороны у человека появляется защитная реакция, с другой — это повод выделиться, разрушить некие устои и правила.

Как гласит один из интернет-источников: «Так уж исторически сложилось, что у каждого человека есть своя роль в обществе. И поскольку социальные роли предполагают определенные схемы поведения, на их базе формируются довольно устойчивые ментальные конструкции, которым люди следуют, чаще всего, неосознанно. Самое главное, что следует выделить, это то, что все происходит и складывается исторически, это можно проследить и проанализировать.

«Стереотипы также возникают и в качестве сравнения. Например, розовый цвет в конце ХХ века начали считать цветом гламура и сексуальных меньшинств, то есть, на него навесили определённый ярлык, под который могут попасть все любители этого цвета. А в связи с распространением движения эмо в конце первого десятилетия XXI века, сочетание розового и чёрного стало исключительно знаком этого движения, впрочем, как и косая чёлка» [4].

Сравнение для человека это тоже один из самоанализов, который порождает стереотипы. Нельзя ответить на вопрос хорошо это или плохо.

Несомненно, от стереотипного мышления человек получает большой вред. Рассмотрим, какое влияние оно оказывает на каждого отдельного человека.

1. Потеря индивидуальности.

2. Возникновение необоснованного страха.

3. Заниженный (завышенный) уровень самооценки.

Существует масса способов в борьбе со стереотипами. Один из них, это медитация. Она позволяет проверить себя на возникновение шаблонных мыслей. Самый эффективный способ, на наш взгляд, это умение контролировать свои мысли (наблюдать) и активно задавать вопросы, например: «Почему я поступаю именно так, а не по-другому?», «Почему я должен это сделать?» и др. Данные способы помогут приостановить уровень «автоматизма».

Итак, коренное избавление от стереотипов влечет за собой конфликты и разногласия в социуме. Но все же на современном этапе их можно сократить и перестать «усложнять» жизнь [3].

Список литературы / References

1. Абрамова Г.С. Практическая психология: учебное пособие / Г.С. Абрамова. Москва: Прометей, 2018. 538 с.

2. Гримак Л.П. Психология активности человека: психологические механизмы и приемы саморегуляции / Л.П. Гримак. Москва: URSS, Либроком, 2018. 366 с.

3. ГришинаН. Психология конфликта: учебное пособие / Наталия Гришина. Санкт-Петербург [и др.]: Питер, Питер пресс, 2018. 574 с.

4. Чалдини Р. Психология влияния: [перевод с английского] / Роберт Чалдини. 5-е изд. Санкт-Петербург [и др.]: Питер, Прогресс книга, 2018. 475 с.

Есть проблема… Как бороться со стереотипами? — Блог Викиум

Время от времени каждый из нас попадает под влияние стереотипов. Кто-то менее подвержен стереотипному мышлению, а для кого-то определенные шаблоны становятся основой мыслительного процесса. Общество создает определенный образ мысли, который человек использует в жизни, не имея опыта в каких-то вопросах. В то время как используемые шаблоны являются чаще всего бесполезными и не дают возможности верно воспринимать ситуации, решать конкретные задачи. Как избавиться от стереотипного мышления? С этим вопросом попробуем разобраться в этой статье.

Типы стереотипов

Наверняка вы часто слышали такие фразы: «Мужчины хотят от женщин только секса», «Каждая женщина мечтает о богатом муже», «Все блондинки глупые». Это и есть примеры стереотипного мышления. И таких очень много. Обобщение происходит по какому-то признаку. Это может быть половая принадлежность, возрастная группа, национальность, профессия, внешние качества. Шаблоны создаются без учета индивидуальных особенностей человека.

Можно выделить несколько видов:

  •       Хорошее и плохое. Стереотипное мышление такого типа еще называют полярным, черно-белым. При его проявлениях человек бескомпромиссно разделят всё на плохое и хорошее.
  •       Негативные прогнозы. Такие проявления называют катастрофизацией мышления. Заглядывая в будущее, человек видит только негатив.
  •       Неудачи в приоритете. Позитивные события остаются без внимания, тогда как неудачи выходят на первый план.
  •       Крепкая вера в стереотипы. Наблюдается искреннее доверие обобщенным шаблонам.
  •       Навешивание ярлыков. Здесь речь идет об определенных группах людей, когда их наделяют ярлыками.
  •       Минимум позитива. Человек воспринимает всё настолько негативно, что не может испытывать радость при позитивном событии.
  •       Первое впечатление всегда верное. Уверенность в  умении читать мысли не позволяет понять, что очень часто первое впечатление может быть обманчивым.
  •       Чрезмерное обобщение. Когда-то получив  негативный опыт в какой-либо ситуации, человек убежден, что в следующий раз в подобных ситуациях будет также.
  •       Обвинение себя. В этом случае человек уверен, что именно он — причина негативных проявлений со стороны окружающих, в любых событиях.
  •       Правила есть правила. Человек уверен, что все должны действовать по определенному шаблону.
  •       Туннельное мышление. Даже  если есть плюсы, воспринимаются только минусы.

Опасность следования шаблонам

Если человек мыслит стереотипами, он приносит вред как себе, так и окружающим. Насколько сильно он подвержен плохому воздействию обобщений, зависит от типа, которые рассматриваются выше.

При использовании стереотипов человек теряет индивидуальность. Ему присваивается определённая модель поведения, и при общении с ним воспринимаются лишь стереотипы. В формировании его образа не фигурируют индивидуальные черты и навыки. Получается, что при таком мышлении люди становятся безликими, не имеющими особенностей.

Самооценка на нуле

Люди со стереотипным мышлением обладают заниженной самооценкой. Они чувствуют себя несовершенными, перестают любить себя, так как чувствуют, что не могут отвечать идеалам общества. У таких людей быстро образуются и развиваются комплексы. Пропадает вера в себя. Человек замечает, что общество им недовольно, и по причине этого у него возникает отвращение к себе. Он начинает пытаться всем понравиться, но это приносит, как правило, вред. В любом случае находятся недовольные, открыто выражающие свое неодобрение. Концентрируясь на своей неидеальности, человек неосознанно заменяет веру в себя массой комплексов касательно внешности, характера, достижений, финансового состояния. И все это в конечном итоге никак не может пророчить счастливую жизнь, успех, благополучие. Поэтому такие люди с рано или поздно становятся глубоко несчастными, а также агрессивными по отношению к окружающим.

Боритесь со стереотипами

Когда на нас влияют стереотипы, шаблоны поведения, авторитетные мнения, негативные эмоции, мы перестаем верить в себя, ставить и достигать цели, двигаться к успеху. Мы убиваем время в пустых переживаниях, перестаем выделяться из толпы,  реализовывать собственные мечты. Именно поэтому необходимо избавляться от шаблонов. В этом поможет курс Викиум под названием «Критическое мышление». Он учит не зависеть от чужого мнения, не поддаваться манипулированию, формировать собственные, правильные суждения в различных жизненных ситуациях. Вы научитесь достигать своих целей, рационально распределять время и ресурсы, не поддаваться влиянию негативных эмоций.

Как изменить стереотип мышления? | Personal

Постольку, поскольку стереотипы мышления и поведения – это один из самых глубоких и автоматических механизмов нашего сознания, их изменение, обычно, представляет собой сложный и длительный процесс. Главной его целью является развитие и закрепление в сознании новых, более полезных связей, вместо тех, которые нам мешают. Например: убеждение ссуда=падение можно заменить убеждением ссуда=рост и продвижение.

Процесс изменения стереотипа включает в себя несколько обязательных этапов.

1. Для начала определим, какая область нашей деятельности тормозит рост и продвижение, и, соответственно, требует усовершенствования.

2. После этого, идентифицируем тот стереотип мышления, который мы хотим изменить.

3. Затем, выберем новое, полезное, альтернативное убеждение и начнем сознательно и целенаправленно искать и собирать доказательства, подтверждающие и укрепляющие это новое убеждение, факты.

4. На следующем этапе, распознаем, какие чувства пробуждает в нас это новое убеждение, и сфокусируемся на них, строя новую связь: событие – мысль – чувства – поведение – убеждение.

5. Следующий, наиболее длительный этап – это интенсивная тренировка нового поведения, связанного с новым убеждением. Различные исследования доказали, что для закрепления новой привычки, требуется постоянная тренировка на протяжении 21 дня.

В итоге, после достаточно долгой тренировки, старое убеждение заменяется новым, и, соответственно, мы закрепляем и совершенствуем новый, прогрессивный стереотип мышления и поведения.

Сложно? Долго? Можно и проще, и быстрее! Практика игры Freshbiz показывает, что все этапы, кроме тренировочного, можно пройти за одну игру. Для этого всего лишь нужно перед началом игры разрешить себе делать то, чего не стал бы делать в обычной жизни, и дать установку на самонаблюдение без критики (это важно!). Тогда если игрок, опасающийся давать или брать в долг, позволит себе сделать это во время игры и погрузиться в эту ситуацию с головой, то уже к концу игры откроет для себя множество возможностей, позволяющих обойти или отвергнуть его опасения.

Не пропустите шанс принять участие в игре FreshBiz – получите свой личный опыт!

Почему мы подвержены стереотипам?

Каждая женщина мечтает выйти замуж, в российских деревнях все пьют, в интернете все любят котиков, блондинки – не очень сообразительные, а мужчины всегда должны быть сильными. Все мы в той или иной степени подвержены стереотипам, ведь формирование стереотипного мышления – один из важнейших когнитивных механизмов, который помогает нам оптимизировать ресурсы нашего мозга. Стереотипы отражают ту социальную реальность, в которой мы живем, ведь их формирует именно окружающая среда. Стереотипные мнения могут помогать нам в решении каких-то вопросов, а могут очень мешать и даже приводить к негативным последствиям. Если стереотипы становятся для человека проблемой и мешают ему жить, лучше всего воспользоваться услугами психолога.

Как появляются стереотипы?

Формирование стереотипов – это нормальный здоровый когнитивный механизм, который присутствует во всех обществах и культурах. Стереотипы – это особенность когнитивной деятельности человечества, их находили даже в примитивных племенах древних людей. Без стереотипов мы бы не выжили, они помогают нам обрабатывать информацию и сокращать пути в мышлении. То есть вместо того, чтобы вести долгую цепочку умозаключений, наш мозг выбирает следовать определенному заложенному в нем шаблону. Стереотипы формируются у человека под воздействием окружающей среды. Например, мама говорит дочке, которая пришла перепачканная с прогулки: “Почему ты такая чумазая? Ты же девочка!”. И у дочки формируется стереотип, что все девочки должны быть чистые и умытые, то есть складывается некое обобщение относительно девочек.

Все стереотипы делятся на положительные и негативные. Например, у вас может быть положительный стереотип, согласно которому по утрам следует выпить чашечку кофе, иначе вы будете долго просыпаться.

Чтобы стереотип основательно укоренился в нашем восприятии, мы должны его услышать от человека, которому мы доверяем, и желательно услышать много раз. Но это вовсе не означает, что родителям при воспитании детей нужно контролировать каждое свое слово – ведь мир, в котором живет ребенок, не ограничивается домом и семьей, и стереотипы будут формироваться в любом случае. Однако семья может серьезно повлиять на их укоренение, и родители могут снизить количество негативных стереотипов в голове ребенка.

Читайте также

Болезненные эмоции  

Негативные и положительные стереотипы

Все стереотипы делятся на положительные и негативные. Например, у вас может быть положительный стереотип, согласно которому по утрам следует выпить чашечку кофе, иначе вы будете долго просыпаться. В этом стереотипе нет ничего плохого, только если кофе вам не противопоказан. А есть негативные стереотипы, например, такой: “Те, кто подрезают меня на дороге – ужасные люди”. Этот стереотип является негативным, потому что такое обобщение может привести к неправильной интерпретации ситуации или к негативным последствиям. Ведь человек, который вас подрезал, может куда-то спешить, например, в больницу, и сделать это не намеренно. Если вы уверены, что все такие люди – ужасные, это может спровоцировать вас к тому, чтобы догнать человека и устроить скандал. По сути, негативный стереотип подталкивает вас к созданию опасной ситуации на дороге.

Как формируются гендерные стереотипы?

Исследования показывают, что если маленьким детям дать разные игрушки, они никак не будут их разделять по гендерному признаку во время игры друг с другом. Но только до тех пор, пока они играют одни, без взрослых. Если взрослые присутствуют во время игры, дети сразу стараются играть в игрушки, соответствующие их гендеру: мальчики – в машинки, а девочки – в куклы. Общество осознанно и неосознанно создает гендерные стереотипы. Девушка идет в магазин и покупает розовую коляску, потому что знает, что беременна девочкой. Другая будущая мама красит комнату в голубой цвет, потому что ждет мальчика.

Есть люди, которым стереотипное мышление мешает, вызывает когнитивный диссонанс.

В данном случае гендерные стереотипы не оказывают ни негативного, ни позитивного влияния на ребенка. В действительности для психики и развития ребенка совершенно неважно, какую коляску выберет мама – розовую или голубую. Главное, чтобы во время беременности будущая мама была спокойна и передавала это спокойствие ребенку.

Читайте также

Мифы о психотерапии  

Как поменять свои стереотипы?

Есть люди, которым стереотипное мышление мешает, вызывает когнитивный диссонанс. Тем, для кого это становится серьезной проблемой, лучше обратиться к психотерапевту. Ведь стереотипы могут неосознанно приводить к трудностям на работе и в личной жизни. К примеру, у молодого человека не получается построить отношения, хотя он уже встречался с несколькими девушками. В каждой из них его что-то не устраивало, и он был уверен, что ему просто не везет. Он обращается к психотерапевту за помощью в поисках подходящей пары, и в процессе терапии оказывается, что его предыдущие девушки были не такими уж и плохими. Просто у него есть четкие стереотипы, которые мешают ему выстроить здоровые отношения.

Психотерапия помогает найти такие когнитивные искажения и скорректировать их. Специалист проводит комплексную работу над проблемой и выявляет, какие факторы повлияли на мышление пациента, а также помогает пациенту понять механизм возникновения “мыслей-сорняков”, развивает критику к собственному состоянию, учит пациента выявлять когнитивные ошибки и правильно на них реагировать.

Социальный стереотип в жизнедеятельности людей

Деятельность людей в тех или иных привычных условиях их жизни нередко основана на социальных стереотипах – схематизированных, упрощенных образах того или иного явления действительности, помогающих им ориентироваться среди множества одобряемых обществом моделей мышления и поведения.

Понятие «социальный стереотип» впервые встречается у У. Липпмана. Он определил стереотипы как «упорядоченные, схематичные, детерминированные культурой “картинки” мира “в голове” человека, которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и защищают его ценности, позиции и права»[1]. Данное определение является достаточно широким, ибо охватывает не столько функции стереотипа в сфере социального, сколько его общемировоззренческую роль. Сродни предыдущему определение И. С. Кона, который называет стереотипом «предвзятое, то есть не основанное на свежей, непосредственной оценке каждого явления, а выведенное из стандартизованных суждений и ожиданий мнение о свойствах людей и явлений»[2]. Действительно, в общении с другими людьми человек пользуется стереотипами как «представлениями и парадигмами, которые сформировались как результат обобщения ранее накопленного опыта»[3]. В этом смысле стереотипы как бы освобождают человека от принятия индивидуальных решений в типовых ситуациях. Ведь ни один человек не в состоянии самостоятельно, творчески реагировать на все встречающиеся ему в жизни ситуации. Что было бы, если бы каждый раз предмет или явление мы начинали постигать заново? Более того, люди чаще всего полагаются на стереотипы в условиях дефицита времени и чрезмерной занятости, усталости, при эмоциональном возбуждении и в незрелые годы, когда человек не научился еще хорошо разбираться в людях[4]. Стереотипы, аккумулирующие стандартизованный коллективный опыт и внушенные индивиду в процессе обучения и общения с другими людьми, помогают ему ориентироваться в жизни и освобождают от принятия индивидуальных решений в типовых ситуациях. Они являются средством организации опыта людей и одновременно «клеткой», не выпускающей за рамки привычного образа их мыслей и действий[5]. А поскольку человек воспринимает действительность и осваивает новые для него сферы деятельности при помощи воспроизводства старого опыта[6], выйти из такой «клетки» представляется затруднительным или нежелательным вовсе. Человек полагается на стереотипы из экономии мышления: сначала автоматически оценивает источник воздействия и только затем раскрывает содержание информации, то есть уже заранее положительно или отрицательно относится к сообщению. По этой причине, из-за узости взгляда на сложившуюся ситуацию, возможны ошибки и промахи в наших практических действиях[7].

В исследовании социального стереотипа важно учитывать психологическую и социальную стороны. При этом оба этих аспекта исследования должны взаимодополнять друг друга. Стереотип – это сложный психологический и одновременно социальный механизм усвоения и переработки информации, а вместе с тем и регулирующее начало человеческой деятельности. Утверждать, что его образование есть сугубо психологический процесс, который будто бы не всегда отражает реалии общественного существования индивида, – ошибка, психологизирование социальной реальности. Также ошибочно рассматривать стереотипы как только ложные представления о реальных свойствах вещей и упрекать их носителей в зашоренности. Как идеальный конструкт общественной деятельности человека, стереотипы являются элементами его сознания, но они вовсе не сводятся к «совокупности мифических представлений», а имеют материальное выражение – знаковый характер (являются знаками отношений, в первую очередь социальных) – и всегда отражают некоторую объективную реальность, пусть в искаженном и трансформированном виде, моделируют и организуют ее. Стереотипы срабатывают как «маркеры» социальной дифференциации между группами и интеграции внутри них, ибо они защищают и охраняют интересы группы, регулируют поведение людей.

В структуре социального стереотипа можно выделить несколько составляющих его уровней:

1) когнитивный уровень – это получаемая человеком информация об объективных феноменах действительности. Эта информация преобразуется в стереотипное суждение, если представлена «схематизированным и генерализированным содержанием»[8]. Ведь когнитивным источником стереотипов почти всегда является наше естественное стремление сводить сложные взаимосвязи к простым. Упрощение, схематизация социальной реальности, а порой и ее искажение являются существенной чертой стереотипов. Механизм стереотипизации включается всякий раз, когда в общем потоке поступающей информации люди встречают явления или ситуации, не требующие подробного и глубокого анализа. Человеческая психика устроена таким образом, чтобы максимально облегчить наше существование;

2) ценностный уровень выражает отношение субъекта к отражаемой действительности и обычно включает в себя эмоции, чувства симпатии или антипатии к реальному или символическому объекту. Зачастую в стереотипах акцентирована именно эта составляющая. Поэтому иногда делается вывод о том, что в стереотипе якобы минуется процесс рационального осознания, что стереотип представляет собой «образование, предшествующее разуму»[9], которое не осознается индивидом и не артикулируется им. Это не совсем так. Любой стереотип, даже если он не артикулируется, имеет когнитивную основу, ибо возникает благодаря знанию (или распознаванию) объекта, с которым человек имеет дело.

Социальному стереотипу присущи определенные свойства. Из них наиболее ярко и конкретно проявляется предвзятость. Люди часто готовы оценивать поступающую информацию предвзято и не всегда сознают это. Они пребывают в уверенности, что их негативное отношение к человеку, группе или явлению вызвано их дурными свойствами или плохим поведением. Также и прошлый отрицательный опыт взаимодействия с кем-либо из группы может в дальнейшем проецироваться на всех членов этой группы. когда личный опыт противоречит стереотипу, такой факт воспринимается как исключение.

Другим свойством социального стереотипа является его ригидность. Стереотипы отличаются стабильностью и консервативностью в течение порой долгого времени. Люди со стереотипным мышлением и поведением успешно сопротивляются рациональным доводам, любой информации, направленной на их изменение. Однако абсолютизировать ригидность стереотипов нельзя, так как им свойственна и определенная гибкость. Люди вынуждены приспосабливаться к изменению общественных реалий, поэтому социальный стереотип может меняться в зависимости от объективных социальных, политических, экономических перемен, однако происходит это, как правило, не очень быстро. Пластичность стереотипов проявляется в изменении ценностей, установок мотивационной структуры их носителей. Если человек открыт для восприятия информации, не стыкующейся с его стереотипным представлением о происходящем, разрушающей его же собственную привычку судить, основываясь на стереотипах, происходит «ломка» мышления. Человек не может мгновенно поменять фокус уже сложившегося мнения и оценок, ему сложно выйти за рамки своего обыденного кругозора.

Могут ли социальные стереотипы исчезать вовсе? Скорее можно утверждать, что стереотип с течением времени видоизменяет свое содержание. Однако сам по себе он исчезнуть не может, ибо является инструментом сознания и деятельности. Важно понимать, что не бывает абсолютно одинаковых ситуаций, в которых востребуются те или иные социальные стереотипы, поэтому их содержание вариативно. Отметим, что даже в условиях активного общения и пополнения информации друг о друге между стереотипизирующей и стереотипизируемой сторонами стереотипы не исчезают. Так, например, совместное существование мужчины и женщины отнюдь не разрушает гендерные стереотипы.

Конечно, осознанно изменяя любой стереотип поведения, можно гармонизировать свою жизнь и отношения с окружающим миром. Для этого нужны желание и практическая потребность в этом изменении, должна быть соответствующая цель, поскольку нормальное (что может не значить «приемлемое» для конкретного человека) поведение – это зависимое поведение. В общении человек вынужден благоразумно не выходить за рамки, которые позволяют ему видеть в людях только то, что важно для обслуживания его зависимости. Для нормального человека всегда гораздо большее значение имеет Я идеальное, чем Я возможное. Возможное Я – это тот образ индивида, каким он мог бы стать, освободившись от стереотипных суждений.

Оценочная окрашенность – также одно из ярчайших свойств социального стереотипа, проявляется внешним образом в его выраженности, в реальных действиях и чувствах людей. Скажем, стереотип враждебности в отношении каких-либо индивидов или их групп влечет за собой напряжение между ними со всеми вытекающими отсюда последствиями – от оскорблений до физического насилия.

Таким образом, социальные стереотипы не являются «аксиологически нейтральными». Стереотипизация любого явления всегда сопряжена с его оценкой, а оценка, в свою очередь, зависит от того, кто оценивает и с какой точки зрения, так как «оценка относится к числу собственно человеческих категорий. .. она задает его мышление и деятельность. Она предназначена для того, чтобы упорядочивать, облегчать и регулировать эту деятельность»[10]. Из-за разницы условий деятельности людей их оценки любого социального явления подвергаются критике за их необъективный характер, ибо все понимают, что они часто зависят именно от стереотипов тех, кто оценивает. Ведь оценивающий только со своих позиций неизбежно упускает из виду многие объективные признаки оцениваемого, что нагружает его стереотипное суждение ошибочными представлениями.

Социальный стереотип подчиняется строгим логическим законам мышления. Он обладает свойством однозначности. Это свидетельствует о том, что логически не может быть вынесено одновременно двух противоречащих друг другу суждений по поводу одного и того же объекта.

Отметим еще одно свойство социального стереотипа – его репрезентативность. Стереотипизация понимается как упрощенный способ представления другого: несколько характеристик «сплющиваются» в один, весьма упрощенный образ, который призван сжато представить и выразить сущность всей группы.

Можно выделить много разновидностей социальных стереотипов: гендерные, этнические, конфессиональные, профессиональные, политические, эстетические, этические, бытовые и многие другие. Все они так или иначе проявляются в жизнедеятельности людей современного общества как стереотипы их социальной идентификации. Нередко в каждом отдельном случае имеет место комплексное сочетание нескольких видов стереотипов.

Механизм стереотипизации (то есть механизм образования стереотипа) не является прирожденным инвариантом человеческого сознания. Стереотипы редко бывают плодом нашего личного опыта. С того момента, как ребенок начинает идентифицировать себя с группой и осознавать себя ее членом, он в процессе социализации, инкультурации усваивает готовые социальные (этические, эстетические и т. д.) стереотипы поведения той группы, к которой принадлежит, в первую очередь наиболее близких к нему людей. Поэтому можно с определенной долей уверенности говорить о том, что социальные стереотипы, прививаемые обществом индивиду через социализацию, становятся и личностными. Следовательно, персональные стереотипы (автостереотипы) являются «подтипом» социальных, сфера их действия – самые разные ситуации, в которых индивид обладает свободой решать, как относиться к тому или иному явлению. Это не означает, что человек не может иметь своих собственных выработанных стереотипов. Вместе с тем даже эти якобы самостоятельно выработанные человеком стереотипы формируются им в его совместной жизнедеятельности с другими людьми, а потому они не могут не иметь общественного характера.

Сущность социального стереотипа не может быть понята без выяснения вопроса о том, какова его роль и каким образом происходит «моделирование» (конструирование) реальности с его помощью. Всякий субъект для осуществления акта самоидентификации, для того чтобы сформировать образ самого себя и самооценку, обеспечивающие его психологическую устойчивость, нуждается в Другом. Благодаря инаковости Другого даруется смысл тому, что индивид собой представляет для себя. Иначе говоря, он определяет себя в терминах подобия и отличия от другого человека. Всякое общество, коллектив или группа и даже отдельный индивид начинают сознавать свою тождественность только через выделение своих отличий посредством их закрепления в образцах поведения по отношению к другим, чужим. Такие различия служат границей, где заканчиваются «я» или «мы» и начинается чужой внешний мир – «они». В качестве другого человеку может противостоять все общество, к которому он принадлежит, «мы», отделившее себя от «они», огромное количество людей, связанных в одно целое сложной системой отношений.

Человеку свойственно, сознавая свою принадлежность к определенной группе, приписывать ей более благоприятную оценку, чем чужой. Такое предпочтение характеризуется двумя важными аспектами. Во-первых, элементы собственной культуры (норм, ролей, ценностей) воспринимаются им как естественные и правильные, а элементы других культур – негативно, как неестественные и неправильные. Происходит позитивная самоидентификация: мы – хорошие, они – плохие. Люди склонны рассматривать явления и факты чужой культуры, чужого народа, группы или семьи и т. д. сквозь призму своих культурных традиций и ценностей. Различия могут быть воображаемыми, но настоящая проблема возникает тогда, когда эти действительные или воображаемые различия возводятся в ранг главного качества и превращаются во враждебную психологическую установку по отношению к какой-то другой группе. Такая установка психологически разобщает отдельных людей или их общности, а затем теоретически обосновывает дискриминацию, которая проистекает больше из внутренних процессов своего носителя, чем из фактических свойств группы, о которой идет речь. Это имеет последствие в том, что малые по численности группы, в особенности дискриминируемые, обнаруживают очень высокую степень сплоченности. Сама дискриминация (острое ощущение своей исключительности, отличия) служит фактором, способствующим цементированию внутригрупповой солидарности. Во-вторых, с самого начала наиболее характерными особенностями популяций предков человека и человеческих групп, по замечанию П. Ван ден Берге[11], явились два альтруистических качества – «непотизм» (поведение, направленное не только на собственное выживание, но и на заботу о родственниках) и «реципрокность» (поведение, при котором особи внутри популяции тесно сотрудничают по принципу «добро за добро»). Для человека естественно сотрудничать с членами своей группы, оказывать им помощь, предпочитать свою группу, гордиться ею и даже враждовать с членами других групп. В кризисных условиях он ищет опору и поддержку и зачастую находит их именно у представителей своего окружения. Таким образом удовлетворяется потребность человека в чувстве психологического комфорта, в безопасности и защищенности. Во имя сохранения внутренней сплоченности каждая социальная группа максимизирует межгрупповые различия и одновременно минимизирует различия между членами своей группы и закрепляет их в форме автостереотипов и гетеростереотипов – шаблонов восприятия, позволяющих «быстро, просто и достаточно надежно категоризировать, упрощать, схематизировать ближайшее и более отдаленное социальное окружение»[12]. Социальный автостереотип описывает самосознание группы, ее представление о себе, а содержанием социального гетеростереотипа является сложившийся образ другого социального образования. Сам по себе этот процесс межгрупповой стереотипизации не плох и не хорош, он лишь выполняет объективно необходимую функцию, являясь инструментом восприятия социальной действительности, особым социальным языком.

Стереотипы хороши, когда они работают на человека, а не подавляют его индивидуальность. Каждый человек прежде всего является личностью со своими особенностями мышления, характера и поведения. «Человек сознает, что он существует. Что он – это он; ничто не заменит его, и сам он не может заменить других»[13]. И если мы все-таки приходим к выводу, что определенный стереотип должен быть развенчан, необходимо иметь в виду, что его развенчание всегда сопровождается довольно острыми межличностными, внутриличностными и межгрупповыми конфликтами. В обществе всегда имеет место «глубокое противоречие, кажущееся непреодолимой пропастью между индивидуальными потребностями и склонностями и потребностями существования общества»[14], где каждый индивид является изолированным в своей внутренней жизни, а во внешней – «функционером», винтиком общественной системы. Человек нуждается в определенных реакциях со стороны других людей для поддержания самоуважения и целостности Я и в стабильном общественном порядке.

Все это говорит об устойчивости и поляризованности социальных стереотипов людей. Ведь степень истинности оценок, которые выводят люди из стереотипизированных образов, пропорциональна их познанию общественных реалий, на основе которых только и может сформироваться стереотип.

[1] Lippman, W. Public Opinion. – N. Y., 1966. – P. 66.

[2] Кон, И. С. Психология предрассудка (о социально-психологических корнях этнических предубеждений) // Новый мир. – 1996. – № 9. – С. 26.

[3] Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество. – М., 1999. – С. 407.

[4] См.: Майерс, Д. Социальная психология. Интенсивный курс. – СПб. – М., 2002. – С. 311.

[5] Интересно, что на этом основании стереотип расценивается П. Штомпкой, например, как патологическое явление: «Стереотип – это упрощенный, односторонний, крайне утрированный образ определенной группы, трактующий всех членов этой группы недифференцированно, независимо от их индивидуальных особенностей» (Штомпка, П. Социология. – М., 2005. – С. 316).

[6] См.: Кон, И. С. Указ. соч. – С. 26.

[7] Именно поэтому стереотипы являются основной мишенью «программистов» поведения. Апелляция к укоренившимся стереотипам людей гарантированно помогает «подтолкнуть» их умы в желательном направлении.

[8] Шихирев, П. Н. Современная социальная психология в Западной Европе. – М., 1985. – С. 170.

[9] Allport, G. W. The Nature of Prejudice. – N. Y., 1958. – P. 32.

[10] Арутюнова, Н. Д. Проблемы структурной лингвистики. – М., 1984. – С. 5.

[11] Van den Berghe, P. L. Race and Ethnicity: A Sociobiological Perspective // Ethnic and Racial Studies. – 1978. – Vol. 1. – № 4. – P. 401–411; idem. The Ethnic Phenomenon. – N. Y., 1981.

[12] Агеев, B. C. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопросы психологии. – 1986. – № 1. – С. 95–101.

[13] de Carvalho Jr., M. J. La conscience n’existe pas sans la liberte // Jaime, J. Historia da filosofia no Brasil. – Vol. 3. – São Paulo, 2001. – P. 409.

[14] Escaprit, R. La societe des individus. – Paris, 1984. – P. 43.

Хватит учиться: почему важно разучиваться и как это делать

Устаревшие знания, шаблонное мышление и стереотипы вредят больше, чем недостаток информации. Почему нужно уметь разучиваться и как это делать эффективно, рассказала ИТ-предприниматель Оксана Селендеева

Об эксперте: Оксана Селендеева — IT-предприниматель и идейный вдохновитель Школы программирования для детей CODDY. Соорганизатор благотворительного проекта помощи детям Donate-Codding. Основательница групп Sell Your Head в соцсетях. Ex-Head of Marketing Московского банка и Сбербанка.

Многие выбирают пассивную позицию в обучении — запасают слои «информационного жира», превращая образование в еще один способ развлечения и прокрастинации. Но в модели lifelong learning гораздо важнее не накапливать новые знания, а избавляться от бесполезных старых.

Что такое unlearning

Разучивание или unlearning — процесс энергозатратный. Это активный пересмотр имеющихся знаний, способов мышления, привычек и формирование новых — более эффективных. Разучивание всегда начинается с критического взгляда на уже сформировавшееся мышление.

Марк Бончек, основатель компании Shift Thinking, которая помогает лидерам обновлять способы мышления в цифровую эпоху, в статье на Harvard Business Review акцентирует внимание на различиях накопительного обучения и разучивания.

«Когда мы учимся, то добавляем новые навыки или знания к тому, что мы уже знаем. Когда разучиваемся — выходим за пределы ментальной модели, чтобы выбрать другую», — объясняет Марк.

Соответственно, чтобы разучиться, нам нужно решить три последовательные задачи: распознать неэффективный подход, создать лучший, и укрепить его.

Почему нам сложно разучиваться

Чтобы разобраться в трудностях разучивания, сначала нужно понять, как мы учимся. Если описать процесс максимально просто: когда мы повторяем определенные действия несколько раз, в мозгу формируются нейронные связи. Чем больше повторений — тем они прочнее. Так умение переходит в навык. Финальная точка процесса обучения — переход знания на уровень подсознания, а навыка — на автомат. Например, во время ходьбы мы не задумываемся о том, куда ставить ногу, потому что в результате осознанных усилий освоили этот навык в раннем детстве. Так же формируются ментальные установки и стереотипы, которые определяют наше поведение.

Интересное начинается, когда мы хотим изменить устоявшиеся нейронные связи. С эволюционной точки зрения они помогали адаптироваться к изменениям в жизни. Нейронаука считает, что изменения — это угроза к существованию, мозг переходит в защитный режим.

В 2016 году журнал Scientific Reports опубликовал исследование реакции людей на контраргументы. Результаты показали, что когда человека заставляют менять свои убеждения, он воспринимает это, как физическую опасность — реагирует тревогой и беспокойством. Особенно, если речь об установках, которые успели стать ядром личности.

Так же и наш мозг сопротивляется изменениям. Для перехода в осознанный режим, ему нужно потратить больше энергии, чем на автоматическую неосознанную реакцию.

Нейробиологи условно делят мозг на две системы: реактивную и рефлексивную. Профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Мэтт Либерман объясняет, что первая энергоэффективна, работает автоматически и быстро. Вторая — управляет мышлением более высокого порядка, постоянно корректируя первую. Она работает медленно и потребляет много энергии.

Чтобы изменить устоявшиеся нейронные связи, требуется даже больше времени и усилий, чем для освоения нового навыка. При малейшем отвлечении мозг сразу перейдет с осознанного режима на энергоэффективный автопилот. Это особенно заметно в эксперименте с велосипедом с перевернутым рулем.

Эксперимент с перевернутым рулем наглядно показывает, как выглядит формирование диаметрально противоположного навыка

Переучивание езде на «обратном велосипеде» заняло восемь месяцев. Это гораздо дольше, чем обучение езде на велосипеде с нуля. Этот эксперимент подтверждает трудоемкий процесс разрушения устоявшихся нейронных связей. Нужно быть уверенным в том, что вы учитесь полезным вещам. Иногда выгоднее не учиться совсем, чем учиться неправильно или ненужному.

Как эффективно разучиваться

Главное в разучивании — отказаться от мышления с позиции «кто прав». В такой позиции человек концентрируется на защите своего убеждения, а не на эффективных действиях. Например, использует устаревшую программу для работы и воспринимает критику как личное оскорбление, ставит цель переспорить оппонента, а не извлечь пользу.

Знания — это инструменты, которые помогают достигать конкретных целей, а не способ самоидентификации. Такой подход избавит вас от внутреннего протеста против изменений и мотивирует искать лучшие решения.

Выключите автопилот

Утилизировать убеждения помогает размышление о том, о чем вы думаете (метакогниция) и обращение внимания на то, на что вы обращаете внимание (метаосознанность). Результаты МРТ это подтверждают. Привычка, закрепленная в древних отделах мозга, ослабевает из-за наблюдения за собственным мышлением — мозг активирует префронтальную кору, которая не позволяет реагировать на происходящее автоматически.

Включение «независимого наблюдателя» помогает даже при лечении обсессивно-компульсивного расстройства. Например, когда человек хочет избавиться от привычки постоянно мыть руки.

Практика. Наблюдайте за собственным мышлением в сфере, в которой вы осознали необходимость изменений, и следуйте принципу «question everything» — сомневайтесь во всем. Задавайте себе вопросы, которые помогают лучше понять механизмы мышления и переосмыслить задачу:

  • «Как я думаю об этом?»
  • «Как еще можно думать об этом?»
  • «Как я понимаю задачу?»
  • «Какая потребность стоит за задачей, которую я обдумываю?»
  • «Как еще ее можно закрыть?»

На конкретном примере это может выглядеть так: вы владеете магазином и хотите повысить качество сервиса, чтобы увеличить продажи. Вы просмотрели десятки видео и прочитали несколько книг по клиентоориентированности, но это не помогло. Тогда задайтесь вопросом: «Как я думаю о решении этой задачи?» Возможно, дело не в сервисе, а в закрытии человеческих потребностей из пирамиды Маслоу. Тогда можно придумать лаконичное решение — предложить посетителям напитки, которые задержат их лучше скидок и обойдутся дешевле рекламы.

Не консервируйте ментальные модели

Американский ученый, старший преподаватель Массачусетского технологического университета Питер Сенге в книге «Пятая дисциплина» определяет ментальные модели так: «Глубоко укоренившиеся убеждения, обобщения или даже представления и картины, которые влияют на понимание мира и наши действия». То есть, ментальная модель дает упрощенное понимание устройства мира.

Люди взаимодействуют с миром с помощью «прозрачных» для самих себя шаблонов, выработанных в течение жизни. Например, по опыту общения вы можете не сомневаться в том, что всем нравятся комплименты внешности. Чтобы расположить к себе людей, будете часто делать их не к месту, не задумываясь над другими способами влияния. Поэтому ментальные модели важно корректировать.

Шотландский философ и психолог Кеннет Крейк писал: «Если у каждого есть своя мелкомасштабная модель внешней реальности и способы действия в ней, то возможно выбирать из различных альтернатив и понимать, какие из них лучше».

Но ментальные модели — это не обычные убеждения, а скорее «фреймворки» мышления, рамочные системы. Поэтому сразу распознать и подвергнуть их критике может быть довольно трудно.

Практика. Исследовать и исправлять то, что под капотом мышления, эффективнее с помощью обладателей других ментальных моделей. Попробуйте три метода:

  1. Открытый диалог. Озвучивайте все до мельчайших деталей, которые вы можете считать недостойными внимания. Ведь то, что «очевидно» для одного, будет инсайтом или явным заблуждением для другого.
  2. Техника железного человека. Приводите лучшие аргументы для той стороны дискуссии, которая занимает отличную от вашей позицию. Например, если вы коммунист, попробуйте создать сильный аргумент в пользу капитализма.
  3. Метод левой колонки. Техника помогает исследовать глубокие ментальные установки, из которых вы исходите. Разделите лист бумаги на две колонки, вспомните важный для себя диалог. В правую выпишите то, что сказали вы, в левую — что в этот момент думали. Теперь проанализируйте убеждения и выберите более рациональные.

Обозначьте триггеры нежелательного мышления

«Тенденция возвращаться к старому образу мышления и старому образу действий останется», — уверен основатель Shift Thinking Марк Бончек. Полезно создавать триггеры, которые предупредят вас о том, с какой мыслительной моделью вы работаете. Например, это могут быть характерные слова или выражения.

Практика. Например, вы менеджер и осознали важность win-win подхода для мотивации коллектива. Отслеживайте моменты, когда вы думаете о сотрудниках как о «подчиненных». Пускай это будет триггером для переключения на образ мышления, который учитывает интересы членов команды и помогает поддерживать их внутреннюю мотивацию.

Еще в 2008 году средний американец потреблял 34 Гб информации в день. Такой объем невозможно обработать без когнитивных искажений. При этом мир меняется очень быстро — от необходимости разучиваться не застрахует ничего. Поэтому следует скорее начать пользоваться научным подходом по отношению к собственному мышлению. Иначе оно будет работать в чужих интересах или просто расходовать ресурсы впустую.


Больше информации и новостей о трендах образования в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь.

Корпоративная философия | КАРЬЕРА В FAST RETAILING

«Наши принципы работы (Principle)» — это установки, определяющие то, чем в первую очередь должны руководствоваться в своей ежедневной работе все сотрудники, имеющие отношение к Fast Retailing Group.

Делать все возможное для наших покупателей

Мы работаем для покупателей. Это касается не только магазинов, где непосредственно работают с покупателями, но тех случаев, когда работа не предполагает прямого общения с покупателями. Всё так или иначе имеет отношение к покупателям.

Мы действуем, всегда думая о том, каким образом взятая нами на себя работа служит главной задаче – доставить радость и удовлетворить нужды покупателей.

Наша судьба зависит от покупателей. Все, что мы делаем, мы делаем для покупателей.

Стремиться к совершенству и к самым высоким достижениям

Мы всегда стремимся к совершенству в своей работе. Поэтому мы ставим себе самые высокие цели и стремимся достичь наивысших результатов. Даже если не всегда удается достичь высокой цели, но все старания и усилия, направленные на ее достижение, могут многому научить и служат прогрессу.

Ставить низкую цель – значит, ограничивать свои возможности расти и учиться.

А если продолжать всеми силами стремиться к высокой цели, то когда-нибудь мы обязательно сможем ее достичь.

Достигать хороших результатов за счет командной работы, за счет разнообразия

В состав Fast Retailing Group входит несколько различных по виду деятельности компаний. И в каждой компании есть департаменты и отделы, которые выполняют разные виды работ. Кроме того, у нас работает множество людей разных национальностей, пола, возраста, на разных условиях найма и т.д., каждый из которых выполняет свою важную роль. Fast Retailing Group – это организация, которая объединяет разные компании, разные департаменты и разных людей ради общей цели. Работа организации ради общей цели заключается в том, что все компании, все отделы и все сотрудники, выполняя разные функции и роли, взаимодействуют друг с другом, сотрудничают и работают согласовано. Если вся организация объединяет свои силы и демонстрирует слаженную работу в команде, то невозможное становится возможным.

Мы активно стремимся развивать эффективную работу в команде, чтобы каждый сотрудник понимал, что он выполняет важную роль как член коллектива, и строил доброжелательные доверительные отношения с коллегами. Мы достигаем высоких результатов и оптимизируем нашу деятельность в целом за счет синергетического эффекта, возникающего благодаря разнообразию, благодаря тому, что у нас работают такие разные люди.

Всегда и во всем действовать быстро и решительно

Скорость в бизнесе – это ключевой фактор для получения добавочной стоимости. Для нас понятие «скорость» прежде всего имеет два значения: «делать быстрее других» и «быстро работать». Вовремя и быстро поставляя покупателям нужные им товары и услуги, мы сделали скорость отличительной особенностью нашего бизнеса.

Для того, чтобы Fast Retailing Group быстро приспосабливалась к изменениям в обществе и оставалась лидером на рынке, необходимо ускорить работу в целом всей компании. Ключ к победе в бизнесе именно в том, чтобы быстрее всех действовать и повышать эффективность работы. Поэтому мы всегда стараемся повысить скорость работы во всех видах нашей деятельности, не боясь при этом ошибиться, быстро оцениваем ситуацию, быстро принимаем решения и немедленно действуем.

Мы действуем, всегда помня, что название «Fast Retailing» означает «быстрая розничная торговля».

Вести бизнес с учетом реального положения дел, знать ситуацию на местах, в магазинах, знать товары, знать факты

Бизнес Fast Retailing Group заключается в том, чтобы продавать товары покупателям. Потому самое важное – это место и время продажи. Поэтому наш стиль ведения бизнеса подразумевает то, что мы всегда стремимся изучать ситуацию на месте, в торговом зале, знать реальное положение дел с товарами, имеющимися в наличии, знать факты в целом.

Какова сейчас ситуация в торговом зале? Как обстоят дела с товарами? Какова реакция покупателей? Нет ли проблем? Какие существуют возможности? Как можно решить проблемы? Мы действуем и оцениваем ситуацию реально, прежде всего стараясь удостовериться лично, самим во всем разобраться на месте, увидеть своими глазами торговый зал, товары, покупателей. Мы стремимся непрерывно улучшать реальную ситуацию, наши магазины и товары.

Вести себя как граждане мира, обладающие высокими моральными принципами.

Миссия Fast Retailing — создавать по-настоящему хорошую одежду, чтобы люди во всем мире могли испытать радость, счастье и удовольствие носить такую одежду. Мы верим, что каждый из нас как сотрудник транснациональной компании, должен быть замечательным бизнесменом, а также иметь высокие моральные принципы.

В каждой стране и у каждого народа своя культура, обычаи и социальные нормы. Мы стремимся хорошо понимать местную культуру и уважать обычаи тех стран, где работаем и живем. Мы также стараемся принимать во внимание проблемы, стоящие перед международным сообществом и вопросы охраны окружающей среды, и действовать, как граждане мира, чтобы люди могли нам доверять.

Неявные стереотипы и прогнозирующий мозг: познание и культура в «предвзятом» восприятии человека

Взгляд на стереотип как на фиксированный набор атрибутов, связанных с социальной группой, исходит из основополагающего исследования экспериментальной психологии, проведенного Кацем и Брэйли (1933). Сто студентов Принстонского университета попросили выбрать атрибуты, которые они ассоциируют с десятью конкретными национальностями, этническими и религиозными группами, из списка, состоящего из 84 характеристик. Затем исследователи собрали атрибуты, наиболее часто связанные с каждой группой.Кац и Брэйли (1933: 289) назвали эти ассоциации «групповой ошибочной установкой», подразумевающей ошибочное мнение (или отношение) от имени участников. Исследование было повторено в Принстоне Gilbert (1951) и Karlins et al. (1969), и подобные атрибуты, как правило, становились наиболее частыми для групп. Стойкость этих ассоциаций, таких как англичане как приверженцы традиций и консервативность, на протяжении более 35 лет часто узко истолковывалась как свидетельство фиксированной природы стереотипов.Тем не менее, более пристальный взгляд на данные показывает контрдоказательства. Редко был выбран атрибут более чем половиной участников: у англичан только «спортивный» в 1933 году, а «консервативный» в 1969 году достиг этого показателя. Также со временем менялись и проценты, и выбранные атрибуты. К 1969 году «спортивность» англичан упала до 22%. К 1969 г. количество атрибутов в первой пятерке некоторых групп упало до менее 10%. Кроме того, стереотипы в целом имели тенденцию становиться более позитивными с течением времени.Однако то, что исследования действительно установили, было методологическим подходом к стереотипам как экспериментальному исследованию атрибутов «характера», связанных с социальными группами в сознании человека.

Понятие неявных стереотипов основано на двух ключевых теоретических концепциях: ассоциативных сетях в семантической (знания) памяти и автоматической активации. Предполагается, что понятия в семантической памяти связаны вместе в терминах ассоциативной сети, при этом связанные концепции имеют более сильные связи или находятся ближе друг к другу, чем несвязанные концепции (Collins and Loftus, 1975).Таким образом, «доктор» имеет более сильную связь с «медсестрой» (или считается более близкой в ​​сети), чем с не связанными понятиями, такими как «корабль» или «дерево». Связанные понятия группируются вместе, например больница, врач, медсестра, пациент, палата, санитар, операционная и т. Д., В локальной сети (Payne and Cameron, 2013), которую иногда называют схемой (Ghosh and Gilboa, 2014; см. Hinton, 2016). Активация одного понятия (например, чтение слова «врач») распространяется на связанные понятия в сети (например, «медсестра»), делая их более доступными в период активации.Свидетельством существования модели ассоциативной сети является время отклика в ряде исследовательских парадигм, таких как распознавание слов, лексическое решение и предварительные задачи: например, Нили (1977) показал, что слово «медсестра» распознается быстрее в задаче на время реакции. после слова «доктор», чем когда перед ним стоит нейтральный штрих (например, ряд X) или несвязанное простое слово (например, «таблица»). Был проведен значительный объем исследований природы семантической ассоциации, которая отражает субъективный опыт, а также лингвистическое сходство, хотя люди, похоже, организуют свои семантические знания таким же образом, как и другие.Слабо связанные концепции могут быть активированы путем распространения активации на основе тематической ассоциации, а сложность структуры ассоциаций развивается с течением времени и опыта (De Deyne et al., 2016).

Распространение активации одной концепции на другую рассматривалось как происходящее бессознательно или автоматически. В середине 1970-х годов было проведено различие между двумя формами умственной обработки: сознательной (или контролируемой) обработкой и автоматической обработкой (Shiffrin and Schneider, 1977).Сознательная обработка требует ресурсов внимания и может использоваться гибко и справляться с новизной. Однако для этого требуется мотивация и время, что может привести к относительно медленной последовательной обработке информации. Автоматическая обработка работает вне пределов внимания, происходит быстро и включает параллельную обработку. Однако он, как правило, негибкий и (в значительной степени) неконтролируемый. Канеман (2011) называет их Системой 2 и Системой 1 соответственно. Шиффрин и Шнайдер (1977) обнаружили, что обнаружение буквы среди чисел может быть выполнено быстро и без усилий, что подразумевает автоматическое обнаружение категориальных различий букв и цифр.Обнаружение элементов из группы целевых букв среди второй группы фоновых букв потребовало времени и концентрации, требуя (сознательной) обработки внимания. Однако новые ассоциации (определенные буквы как цели и другие буквы как фон) можно было усвоить путем обширной практики, пока ассоциации были последовательными (цели никогда не использовались в качестве фоновых букв). После многих тысяч испытаний время обнаружения значительно сократилось: участники сообщали, что цели «выскакивают» из фоновых букв, подразумевая, что практика привела к автоматической активации целевых букв (на основе новых категорий букв-мишеней).Таким образом, последовательность опыта (практики) может привести к новым автоматически активируемым заученным ассоциациям. Однако, когда Шиффрин и Шнайдер (1977) поменяли местами цели и фоновые буквы после тысяч последовательных испытаний, производительность упала намного ниже начального уровня — время обнаружения было чрезвычайно медленным, требуя сознательного внимания, поскольку участники боролись с автоматической активацией старого, но -сейчас неверные цели. Медленно и с дополнительной практикой в ​​виде тысяч испытаний производительность постепенно улучшалась с новой конфигурацией целевых и фоновых букв.Таким образом, хорошо отработанные семантические ассоциации, согласующиеся с опытом человека, могут автоматически активироваться при обнаружении категории, но однажды усвоенные, их чрезвычайно трудно отучить.

Используя эти теоретические идеи, стереотипная ассоциация (например, «черный» и «агрессивность») может храниться в семантической памяти и автоматически активироваться, создавая неявный стереотипный эффект. Это было продемонстрировано Дивайном (1989). Белых участников попросили воспроизвести черты стереотипа чернокожих, а также заполнить анкету для определения предубеждений.Девайн обнаружил, что люди с низкими и высокими предрассудками знали характеристики стереотипа черных. На следующем этапе исследования участники оценили враждебность человека, которого называли только Дональдом, описанного в абзаце из 12 предложений, как вызывающего неоднозначно враждебное поведение, например, требующего возврата денег за то, что он только что купил в магазине. Перед описанием слова, относящиеся к стереотипу Блэка, быстро отображались на экране, но слишком быстро, чтобы их можно было распознать сознательно.Было показано, что эта автоматическая активация стереотипа влияет на суждение о враждебности Дональда участниками как с низким, так и с высоким уровнем предубеждений. Наконец, участников попросили анонимно перечислить свои взгляды на чернокожих. Люди с низким уровнем предубеждений дали больше положительных утверждений и больше убеждений (например, «все люди равны»), чем черт характера, тогда как участники с высоким уровнем предубеждений указали больше негативных высказываний и больше черт (таких как «агрессивность»).

Дивайн объяснил эти результаты, утверждая, что в процессе социализации члены культуры изучают существующие в этой культуре верования в отношении различных социальных групп.Благодаря своей частоте возникновения стереотипные ассоциации о людях из стереотипной группы прочно закрепляются в памяти. Из-за их широкого распространения в обществе более или менее каждый в культуре, даже непредвзятый человек, имеет неявные стереотипные ассоциации, доступные в семантической памяти. Следовательно, стереотип автоматически активируется в присутствии члена стереотипной группы и может влиять на мысли и поведение воспринимающего.Однако люди, чьи личные убеждения отвергают предрассудки и дискриминацию, могут сознательно подавлять влияние стереотипа в своих мыслях и поведении. К сожалению, как описано выше, сознательная обработка требует выделения ресурсов внимания, и поэтому влияние автоматически активируемого стереотипа может быть подавлено только в том случае, если человек осознает его потенциальную предвзятость в отношении активации и мотивирован на выделение времени и усилий для подавления это и заменить его в принятии решений преднамеренным нестереотипным суждением.Дивайн (1989: 15) рассматривал процесс утверждения сознательного контроля как «отказ от дурной привычки».

Утверждалось, что ресурсы сознательного внимания используются только в случае необходимости, когда воспринимающий действует как «когнитивный скряга» (Fiske and Taylor, 1991): в результате Macrae et al. (1994) утверждали, что стереотипы можно рассматривать как эффективные «инструменты» обработки, позволяющие избежать необходимости «расходовать» ценные сознательные ресурсы обработки. Тем не менее, Девайн и Монтейт (1999) утверждали, что они могут быть сознательно подавлены, когда ищется непредвзятое восприятие.Кроме того, неявный стереотип автоматически активируется только тогда, когда член группы воспринимается с точки зрения определенного социального значения (Macrae et al., 1997), поэтому автоматическая активация не гарантируется при представлении члена группы (Devine and Sharp, 2009). Дивайн и Шарп (2009) утверждали, что сознательная и автоматическая активация не исключают друг друга, но в социальном восприятии существует взаимодействие между двумя процессами. Социальный контекст также может влиять на автоматическую активацию, так что в контексте «заключенных» существует стереотипное предубеждение к черным (по сравнению с белыми), но не в контексте «юристов» (Wittenbrink et al., 2001). Действительно, Дивайн и Шарп (2009) утверждали, что ряд ситуационных факторов и индивидуальных различий может влиять на автоматическую активацию стереотипов, а сознательный контроль может подавлять их влияние на социальное восприятие. Однако Барг (1999) был менее оптимистичен, чем Девайн в отношении способности индивидуального сознательного контроля подавлять автоматически активируемые стереотипы, и предположил, что единственный способ остановить влияние имплицитного стереотипа — это «искоренение самого культурного стереотипа» (Барг (1999) : 378).Вместо модели когнитивно-скупой обработки когнитивной информации Барг предложил «когнитивного монстра», утверждая, что у нас нет той степени сознательного контроля, которую предлагает Дивайн, чтобы смягчить влияние неявных стереотипов (Bargh and Williams, 2006; Bargh, 2011).

Гринвальд и Банаджи (1995) призвали к более широкому использованию косвенных мер имплицитного познания, чтобы продемонстрировать эффект активации вне сознательного контроля воспринимающего. Они были особенно обеспокоены неявными стереотипами, утверждая, что «автоматическое действие стереотипов обеспечивает основу для неявных стереотипов», цитируя такие исследования, как исследование Гертнера и Маклафлина (1983).В этом последнем исследовании, несмотря на низкие баллы участников по прямому самоотчету о предубеждениях, они по-прежнему достоверно быстрее реагировали на связь между «белым» и положительными качествами, такими как «умный», по сравнению с сочетанием «черного» и «черного». те же положительные качества. Таким образом, они пришли к выводу, что косвенная мера времени реакции выявляла неявный стереотипный эффект. Следовательно, Greenwald et al. (1998) разработали тест неявной ассоциации (или IAT). Этот тест на время реакции ассоциации слов представляет пары слов в последовательности испытаний на пяти этапах, при этом на каждом этапе проверяется время реакции на различные комбинации пар слов.По результатам на разных этапах можно проверить время реакции на различные словесные ассоциации. Например, полюса концепции возраста, «молодой» и «старый», можно последовательно соединить с «хорошим» и «плохим», чтобы увидеть, соответствует ли время реакции на пару молодой-хороший и / или старый-плохой. достоверно быстрее, чем альтернативные пары, что свидетельствует о неявном стереотипе возраста. В качестве метода IAT может применяться к любой комбинации пар слов и, как результат, может использоваться для изучения ряда неявных стереотипов, таких как «белый» и «черный» для этнических стереотипов или «мужчины» и «женщины» для гендерные стереотипы в сочетании с любыми словами, связанными со стереотипными атрибутами, такими как агрессия или зависимость.Результаты были весьма впечатляющими. Последующее использование IAT последовательно демонстрирует неявные стереотипы для ряда различных социальных категорий, в частности, пола и этнической принадлежности (Greenwald et al., 2015). Неявные стереотипы теперь рассматриваются как один из аспектов неявного социального познания, который участвует в ряде социальных суждений (Payne and Gawronski, 2010).

Критика результатов IAT поставила под сомнение, действительно ли он идентифицирует конкретное бессознательное предубеждение, не связанное с сознательным суждением (Oswald et al., 2013) или, как предположил Дивайн (1989), просто знание культурной ассоциации, которая может быть управляемой и запрещенной при принятии решений (Payne and Gawronski, 2010). В поддержку IAT, Greenwald et al. (2009) метаанализ 184 исследований IAT показал, что существует прогностическая достоверность неявных ассоциаций с поведенческими результатами в целом ряде предметных областей, а Greenwald et al. (2015) утверждают, что это может иметь значительные социальные последствия. Как следствие, если неявные стереотипы указывают на потенциально неконтролируемое когнитивное предубеждение, тогда возникает вопрос, как справиться с его результатами при принятии решений, особенно для человека, искренне стремящегося к непредвзятому суждению.С явными предубеждениями борются с помощью ряда социально-политических мер — от антидискриминационных законов до обучения интервьюеров, но вмешательства в основном направлены на то, чтобы убедить или заставить людей действовать сознательно и без предубеждений. Lai et al. (2016) исследовали ряд методов вмешательства для уменьшения скрытых расовых предрассудков, таких как знакомство с контр-стереотипными образцами или поощрение мультикультурализма, но выводы были несколько пессимистичными. Различные вмешательства по-разному влияли на неявный стереотип (по данным IAT).Например, яркий контр-стереотипный пример (который участники читали) — вообразить, как идете в одиночестве ночью и подвергаться жестокому нападению со стороны белого и спасаемому чернокожим — оказался весьма эффективным. Однако из девяти вмешательств, рассмотренных Lai et al. (2016), все в какой-то степени были эффективны, но последующее тестирование показало, что положительный эффект исчез в течение дня или около того. Авторы пришли к выводу, что, хотя неявные ассоциации были податливыми в краткосрочной перспективе, эти (краткие) вмешательства не имели долгосрочного эффекта.Это может указывать на то, что неявные стереотипы прочно укоренились и могут реагировать только на интенсивные и долгосрочные вмешательства (Devine et al., 2012). Lai et al. (2016) также предполагают, что дети могут быть более восприимчивы к неявному изменению стереотипов, чем взрослые.

Проблема в том, что если люди не способны сознательно изменить свои неявные «предубеждения», в какой степени они несут ответственность за действия, основанные на этих неявных стереотипах? Профессор права Кригер (1995) утверждал, что законодатели и юристы должны принимать во внимание психологические объяснения неявной предвзятости в своих суждениях.Например, в исследовании Cameron et al. (2010) участники оценили ответственность белого работодателя, который иногда дискриминировал афроамериканцев, несмотря на сознательное желание быть справедливым. Когда эта дискриминация была представлена ​​как результат неосознанной предвзятости, о которой работодатель не подозревал, тогда участники сочли, что личная ответственность за дискриминацию ниже. Однако, когда ему сказали, что скрытая предвзятость была автоматическим «внутренним ощущением», о котором работодатель знал, но который трудно контролировать, не привело к такому же снижению моральной ответственности.Это также имеет потенциальное юридическое значение (Krieger and Fiske, 2006), поскольку закон традиционно предполагал, что ответственность за дискриминационный акт лежит на индивидуальном предприятии, совершающем это действие, с допущением о лежащей в основе дискриминационной мотивации (намерении). Эффектом неявной стереотипной предвзятости может быть дискриминационное действие, которое человек не планировал и не осознавал.

Неявная стереотипная предвзятость бросает вызов человеку как единственному источнику и причине его мыслей и действий.В огромном исследовании, в котором приняли участие более двухсот тысяч участников, все граждане США, Axt et al. (2014) использовали MC-IAT, вариант IAT, для изучения неявной предвзятости в суждениях об этнических, религиозных и возрастных группах. В то время как участники демонстрировали фаворитизм внутри группы, во время их ответа возникла последовательная иерархия социальных групп. Что касается этнической принадлежности, с точки зрения положительности оценки, белые были самыми высокими, за ними следовали азиаты, чернокожие и латиноамериканцы, причем такой же порядок был получен от участников из каждой из этнических групп.В отношении религии был создан последовательный порядок христианства, иудаизма, индуизма и ислама. Что касается возрастного исследования, положительные оценки были связаны с молодежью, с постоянным порядком детей, молодых людей, взрослых среднего возраста и пожилых людей среди участников всех возрастов, от подростков до шестидесяти лет. Axt et al. утверждал, что последовательные неявные оценки отражают культурные иерархии социальной власти (и социальных структур), «глубоко укоренившиеся в социальных умах» (Axt et al., 2014: 1812). Они также предполагают, что эти неявные предубеждения могут «не поддерживаться и даже противоречить сознательным убеждениям и ценностям» (Axt et al., 2014: 1812). Сосредоточение внимания на когнитивной предвзятости с ее следствием предвзятого суждения человека имеет тенденцию игнорировать важность культуры в познании. Именно этот вопрос сейчас и рассматривается здесь.

Стереотипное мышление в действии — разработано

вместе

Люди в thyssenkrupp | Мы часто судим о тех, кто нас окружает, за доли секунды.Это психологическое явление называется «бессознательной предвзятостью».

27 мая. 2016 | Барбара Столке

Люди с избыточным весом? Ленивый.
Женщины? Понятия не имею о технологиях.

Мы часто судим за доли секунды об окружающих, позволяем себе руководствоваться поверхностными впечатлениями и не можем сформировать взвешенное мнение. Это психологическое явление называется «бессознательной предвзятостью».Стереотипное мышление влияет на нас в повседневной жизни и на работе, и это то, что я уже испытал. Фактически, это было довольно очевидно во время тренинга по повышению осведомленности, который мы проводили по всему миру в thyssenkrupp, в ходе которого мы показали участникам, какие бессознательные предубеждения у всех нас есть, даже если они совершенно непреднамеренные. Например, после выступления темнокожего коллеги другой коллега сказал: «Ух ты, у тебя действительно хороший немецкий, где ты его выучил?» Но темнокожий коллега на самом деле родился и вырос из Германии.

И поскольку опыт показывает, что все мы несем в себе эти предрассудки в той или иной форме и что они влияют на наши действия на работе, мы сделали это темой нашего первого Дня разнообразия thyssenkrupp и спросили сотрудников в Германии, как они видят проблему. Результаты: 89% немецких сотрудников считают, что нашими действиями руководствуется неосознанная предвзятость. Каждый пятый чувствует, что уже столкнулся с дискриминацией из-за предубеждений со стороны других. Тем не менее, 53% считают, что разнообразие сотрудников положительно влияет на успех бизнеса компании.Это не совсем так.

Вот почему мы в thyssenkrupp продолжаем наши усилия по повышению осведомленности о том, какие стереотипы мы используем в наших отношениях с другими, и в попытке противостоять таким предрассудкам. Я считаю, что лучший способ сделать это — поговорить друг с другом — обсудить проблему открыто, а не замалчивать ее под ковер. И посредством целенаправленной работы с персоналом для создания инструментов, которые гарантируют, что люди не будут сдерживаться профессиональными предрассудками. Например, сделав стандартной процедурой собеседование с разными кандидатами в процессе отбора или при заполнении определенных позиций.Или предлагая стажировку беженцам. Или создавая программы, в которых молодые и пожилые сотрудники обмениваются опытом. Я искренне верю, что разнообразие делает компанию более успешной, а трудовую жизнь интереснее.

Когда стереотипы влияют на наше мышление

Почему-то существуют стереотипы относительно того, какими должны быть типичные женщина и мужчина. Более формально сексуальные стереотипы определяются как «формирование или продвижение фиксированной общей идеи или образа поведения мужчин и женщин» в Словаре Коллинза (http: // www.collinsdictionary.com/dictionary/english/sexual-stereotyping).

Есть много веб-сайтов, которые могут дать вам свое собственное определение и примеры сексуальных стереотипов и сделать свое собственное суждение о том, чего они стоят. Фактически, поиск в Google с «сексуальными стереотипами» произвел 119 000 посещений. Однако я не собираюсь исследовать все возможные сексуальные стереотипы, поскольку этот пост фокусируется только на одном хорошо известном стереотипе.

В частности, если вы спросите любого на улице, кто из мужчин и женщин лучше справляется с математикой, большинство людей ответят «мужчины».Это стереотип, который существует уже давно. Его также обвиняют в том, что меньше женщин, чем мужчин, делают карьеру в областях науки, технологий, инженерии и математики (STEM) (см., Например, http://gender.stanford.edu/news/2011/negativemathstereotypestoo-few -женщины-0).

На мой взгляд, обвинение сексуальных стереотипов исключительно в выводах STEM является несколько редукционистским (см. Мою запись в блоге «Женщины в науке: почему так мало» — https://www.psychologytoday.com/blog/perceptual-asymmetries/201508/women -в-науке-почему-так-мало).В частности, феномен угрозы стереотипов, предполагающий, что на успеваемость женщин в тестах по математике негативно влияет их страх подтвердить стереотип, не может сам по себе объяснять более низкое число женщин, поступающих на программы STEM. В конце концов, женщины получают более высокие оценки по математике, чем мужчины (Voyer & Voyer, 2014), и это должно считаться значительной частью требований для поступления в большинство школ. Однако даже этот вопрос выходит за рамки этого сообщения в блоге.

Источник: Исаак Круикшанк — через Wikimedia Commons (CC BY 4.0)

Что действительно начало раздражать моего ученика Рэнди Дойла и меня, когда обозреватели журналов начали предполагать, что половой стереотип существует также для пространственных способностей, утверждая, что стереотип состоит в том, что у мужчин пространственные способности лучше, чем у женщин. В результате такой точки зрения для по крайней мере одного рецензента стало почти рутиной просить нас упомянуть о возможности того, что наш вывод о ментальном вращении можно объяснить угрозой стереотипа. По нашему мнению, это придавало слишком большое значение одной из многих возможных переменных, которые могут влиять на пространственные характеристики, и это заставило нас задуматься, являются ли сексуальные стереотипы относительно пространственных способностей столь же распространенными, как и в отношении математики.Интересно, что ни в одной опубликованной литературе этот вопрос не рассматривался (у Рэнди есть кое-что в работах по этому вопросу).

Мы также начали задаваться вопросом, настолько ли велики эффекты угрозы стереотипов для математических и пространственных тестов, как кажется некоторым людям. По сути, идея состоит в том, что манипулирование инструкцией по выполнению задания, чтобы напомнить людям о стереотипе, может иметь два возможных эффекта для участников. Если стереотип в их пользу, то следует повысить результативность в сложной задаче, показав подъем стереотипов.Например, мужчинам, которым напомнили об их предполагаемом преимуществе в математике, следовало бы добиться большего успеха, чем мужчинам, которым об этом не напоминали. Другая возможность — это, как мы уже говорили, эффект угрозы стереотипа, когда группа, для которой стереотип является уничижительным, работает хуже, как и следовало ожидать от женщин, которым напомнили о предполагаемом мужском преимуществе в математике.

Чтобы определить величину влияния стереотипов и угрозы в математике и пространственных способностях, а также факторы, которые могут на них повлиять, Рэнди и я провели всесторонний метаанализ.Конечно, были и другие метаанализы по этому вопросу для математики (например, Ngyuen & Ryan, 2008; Stoet & Geary, 2012; Walton & Cohen, 2003). Однако включение пространственных задач было новым. Кроме того, мы выбрали только те исследования, которые мы сочли методологически строгими. Например, исследования, которые не включали контрольную группу, или исследования, в которых использовалось внутрисубъектное тестирование манипуляции со стереотипами, были исключены. Отсутствие контрольной группы — очевидная методологическая ошибка, о которой мы предупреждаем студентов, обучающихся вводным методам исследования.Кроме того, внутрипредметное тестирование, скорее всего, создаст характеристики требований (например, кто поверит вам, что в математике нет половых различий после того, как они уже прошли тест в соответствии с такими инструкциями, и наоборот).

На завершение и публикацию этого исследования у нас ушло более трех лет. Фактически, публикация была особенно сложной, поскольку рецензенты не хотели принимать наши выводы. По сути, они предположили, что мы сделали что-то неправильно (часто игнорируя компоненты, которые были четко изложены в документе в этом процессе), поскольку наши результаты, похоже, не соответствовали их предвзятым идеям.Фактически, когда я обсуждал наши трудности с публикацией этой статьи с очень уважаемым исследователем в этой области, ее первой мыслью было «Вы, должно быть, получили непопулярные открытия». Что ж, ты можешь судить.

Наш метаанализ 224 величин эффекта из 86 исследований, охватывающих угрозу стереотипов и эффекты подъема у мужчин и женщин для математических и пространственных тестов, показал, что угроза стереотипа и подъем не так широко распространены (Doyle & Voyer, 2016). В частности, единственный значительный эффект для угрозы был среди женщин, со средним значением d Коэна, равным 0.32 (что отражает небольшое снижение производительности в соответствии с инструкциями по угрозам только для женщин). Что касается подъемной силы, улучшение показателей было обнаружено только в двух исследованиях, где женщины подвергались воздействию очень специфического типа контрольной группы, в которой угроза была сведена на нет и только с пространственными задачами (d = -0,39). Мужчины вообще не проявляли угрозы или подъемного эффекта. Другой интересный результат показал, что вопреки представлению о том, что пол экспериментатора может вызвать стереотип, экспериментаторы мужского и женского пола производили очень похожие эффекты.

Что мы можем сделать из этих выводов? Эффекты угрозы стереотипам, кажется, ограничиваются женщинами в математике. Теоретически это должно дать воду массе исследователей, которые считают, что один только этот фактор объясняет нехватку женщин в областях STEM. Однако размер этого эффекта слишком мал, чтобы утверждать, что это единственный действующий фактор. Конечно, также совершенно очевидно, что манипуляции со стереотипами угроз не работают для пространственных задач. Наши данные не могут сказать нам, связано ли это с недостаточной распространенностью стереотипа о пространственных способностях.Однако интересно, что эффект угрозы сработал только для женщин и в математике, поскольку он соответствует популярному стереотипу. Таким образом, можно предположить, что стереотип должен глубоко укорениться, чтобы повлиять на когнитивные способности.

Что все это значит? В действительности, как отдельные люди, родители и преподаватели, наша работа заключается в том, чтобы информировать всех, чтобы они знали, что стереотипы никогда не должны быть препятствием для потенциальных достижений. Итак, я оставлю вас с новым девизом на будущее: Долой стереотипы! Талант всегда должен преобладать!

Список литературы

Дойл, Р.А., и Войер Д. (2016). Влияние манипулирования стереотипами на выполнение математических и пространственных тестов: метаанализ. Обучение и индивидуальные различия, 43, 103-116. DOI: 10.1016 / j.lindif.2015.12.018

Нгуен, Х. Х. Д., и Райан, А. М. (2008). Влияет ли угроза стереотипов на результаты тестов представителей меньшинств и женщин? Метаанализ экспериментальных данных. Журнал прикладной психологии, 93, 1314–1334. DOI: 10.1037 / a0012702.

Стут, Г., и Гири, Д. К. (2012). Может ли угроза стереотипа объяснить гендерный разрыв в успеваемости и успеваемости по математике? Обзор общей психологии, 16, 93–102.DOI: 10.1037 / a0026617.

Войер, Д., и Войер, С. Д. (2014). Гендерные различия в успеваемости: метаанализ. Психологический бюллетень, 140, 1174–1204. DOI: 10.1037 / a0036620

Уолтон, Г. М., и Коэн, Г. Л. (2003). Подъем стереотипов. Журнал экспериментальной социальной психологии, 39, 456–467. DOI: 10.1016 / S0022-1031 (03) 00019–2.

Как гендерные стереотипы убивают уверенность женщин в себе

Женщины составляют более половины рабочей силы в Соединенных Штатах и ​​получают почти 60 процентов ученых степеней, но при этом они приносят меньше заработной платы и занимают меньше мест в высшем учебном заведении чем мужчины, особенно в профессиях, где преобладают мужчины, таких как финансы и технологии.

Этот гендерный разрыв частично связан с «сортировкой по профессиям», когда мужчины выбирают профессию, за которую платят более высокую заработную плату, чем женщины, говорят экономисты по труду. Например, по данным Министерства труда, женщины составляют лишь 26 процентов американских рабочих, занятых на компьютерах и в математике.

Новое исследование определяет одну причину, по которой женщины могут уклоняться от определенных профессий: они не уверены в своей способности конкурировать в областях, в которых мужчины, как стереотипно полагают, имеют более высокие результаты, таких как наука, математика и технологии.

Женщины также неохотно делятся своими идеями в групповых обсуждениях по этим темам. И даже когда у них есть талант — и им на самом деле говорят, что они преуспевают в этих предметах, — женщины с большей вероятностью, чем мужчины, не обращают внимания на похвалу и занижают свои способности.

Эта слабая уверенность в себе может сдерживать некоторых женщин, поскольку они считают себя лишенными престижных должностей в профессиях, в которых, по их мнению, они не преуспеют, несмотря на наличие навыков для достижения успеха, говорит доцент Гарвардской школы бизнеса Кэтрин Б.Коффман.

«Наши представления о самих себе важны при принятии всевозможных важных решений, например, в какие колледжи мы поступаем, какие карьерные пути выбираем, и готовы ли мы вносить свои идеи на рабочем месте или пытаться конкурировать за продвижение по службе», Коффман говорит. «Если талантливые женщины в STEM не уверены в себе, они могут даже не смотреть в эти области. Все дело в том, насколько мы хороши, особенно когда мы спрашиваем себя: «Что для меня имеет смысл преследовать?» »

Коффман недавно стал соавтором статьи в American Economic Review, а также двух рабочих документов, направленных на изучение убеждений мужчин и женщин относительно своих способностей.

«Женщины чаще, чем мужчины, не обращают внимания на похвалу и преуменьшают свои способности».

По сути, она обнаружила, что гендерные стереотипы искажают наши взгляды как на самих себя, так и на других — и это может быть особенно тревожным для женщин, поскольку принятие этих стереотипов может создать унылое представление о себе, которое отбрасывает их в профессиональном плане.

Вот краткий обзор результатов всех трех исследований:

Женщины менее уверены, чем мужчины, в некоторых предметах, таких как математика

В исследовании для статьи журнала Beliefs about Gender Коффман и ее коллеги попросили участников ответить на мелкие вопросы с несколькими вариантами ответов в нескольких категориях, с которыми, как считается, женщины лучше справляются, например, Кардашьян, фильмы Диснея, кулинария, искусство и т. Д. литература и словесные навыки.Затем их опрашивали по категориям, которые считались благоприятными для мужчин, например, бизнес, математика, видеоигры, автомобили и спорт.

Респондентов попросили оценить, на сколько вопросов они правильно ответили на тестах, и угадать результативность случайного партнера, пол которого был выявлен. И мужчины, и женщины в среднем преувеличивали фактический разрыв в гендерных показателях, преувеличивая преимущество мужчин в областях с мужским типом, а также преувеличивая преимущество женщин в вопросах с женским типом.А в прогнозировании своих способностей женщины гораздо меньше доверяли своим оценкам на тестах, в которых, по их мнению, мужчины имели преимущество.

«Гендерные стереотипы определяют представления людей о себе и других», — говорит Коффман. «Если я возьму женщину, которая обладает одинаковыми способностями в двух разных категориях — вербальной и математической, — только тот факт, что среднее преимущество мужчины в математике, формирует ее веру в то, что ее собственные способности в математике ниже».

Женщины скидывают положительные отзывы о своих способностях

В эксперименте для рабочего документа Коффмана «Стереотипы и обновление убеждений» участники выполнили рассчитанный на время тест когнитивных способностей в пяти областях: общие науки, арифметические рассуждения, математические знания, механическое понимание и сборка предметов.Их попросили угадать общее количество правильных ответов, а также их результаты по сравнению с другими. Женщина, которая на самом деле имела такой же балл, как и мужчина, оценила свой результат на 0,58 балла ниже, что является статистически значимым разрывом. Еще более удивительно, что даже после того, как участникам были предоставлены отзывы о том, как они справились, этот гендерный разрыв в том, насколько хорошо они себя воспринимали, сохранялся.

Во втором исследовании участников попросили угадать, как они справились с тестом по случайно назначенному предмету, и спрогнозировать свой собственный рейтинг по сравнению с другими участниками, выполняющими тот же тест.Затем исследователи предоставили участникам отзывы об их работе. Они обнаружили, что и мужчины, и женщины не принимают во внимание хорошие новости о своих оценках по предметам, по которым их пол считался более проблемным.

Стереотипы настолько сильно влияют на наши умы, что становится все труднее убедить людей в их таланте в областях, где, по их мнению, их пол является слабым, говорит Коффман.

«Политический рецепт для устранения разрыва в уверенности женщин может быть следующим: давайте найдем талантливых женщин и скажем им:« Эй, вы хорошо разбираетесь в математике.Вы получили действительно хороший результат на этом тесте по математике, — говорит она. — Но наши результаты показывают, что эта обратная связь менее эффективна для устранения гендерного разрыва, чем мы могли бы надеяться. Убедить женщин в областях с мужским типом труднее, чем мы думали. что они хорошо зарекомендовали себя в этих областях ».

Неясно, почувствовали бы себя женщины лучше в отношении своих способностей, если бы они получали неоднократные положительные отзывы, а не одну хорошую новость. «Мне было бы интересно узнать, уменьшится ли гендерная предвзятость со временем, когда женщина снова и снова слышит, что она хороша в математике», — говорит Коффман.«Возможно, вам придется несколько раз подбодрить женщин, если вы хотите закрыть эти пробелы».

«Наша работа предполагает необходимость структурирования группового принятия решений таким образом, чтобы гарантировать, что наиболее талантливые члены будут добровольно работать и получать признание за свой вклад, несмотря на гендерные стереотипы».

Важно отметить, говорит Коффман, что эти исследования также показывают, что мужчины меньше, чем женщины, уверены в своей способности сиять на полях, где преобладают женщины. «Дело не в том, что женщины просто менее уверены в себе; мы постоянно обнаруживаем, что люди менее уверены в сферах, которые более стереотипно выходят за рамки их гендерной области », — говорит Коффман.

Женщины воздерживаются от выражения идей на «мужские темы»

В третьей статье «Гендерные стереотипы при обсуждении и коллективных решениях» Коффман и его коллеги изучали, как команды обсуждают, принимают решения и награждают идеи в группе.

Исследовательская группа сравнила поведение двух групп, которые вели дискуссии в свободной форме в ответ на вопросы, которые различались по степени «мужественности» темы. В одной группе пол каждого участника был известен, а в другой группе пол говорящих не был определен.Они обнаружили, что мужчины и женщины имеют одинаковые способности отвечать на вопросы, но опять же, гендерные стереотипы искажают ответы людей.

По мере того, как «мужественность» вопроса увеличивалась, женщины стали значительно реже, чем мужчины, продвигать свои идеи внутри группы, когда их пол был известен, особенно в тех случаях, когда только одна женщина разговаривала с группой мужчин. Но в группах, где пол был неизвестен, не было обнаружено гендерных различий в том, насколько женщины и мужчины высказывали свои идеи или были признаны другими за их вклад.

Исследователи даже обнаружили, что стереотипы, по-видимому, играли роль в том, как сторонние оценщики оценивали вклад каждого члена группы после прочтения стенограмм разговоров. Не зная пола говорящих, эти оценщики с гораздо большей вероятностью предполагали, что участники, которые в расшифровке стенограммы были «теплыми» или дружелюбными, были женщинами, а отрицательным или критически настроенным участником были мужчины, хотя исследователи не обнаружили фактических различий в том, как общались мужчины и женщины в группе.Мужчины-оценщики также значительно реже считали, что ораторы, признанные «компетентными», были женщинами. Кроме того, более теплые участники, особенно более теплые женщины, с меньшей вероятностью были вознаграждены за их вклад в обсуждения.

Говорите об успехе

Чтобы добиться профессионального успеха, люди должны высказывать свое мнение и отстаивать свои идеи, работая в командах, принимающих решения, поэтому проблема, если женщины молчат, когда речь идет о предметах мужского типа, и если их идеи меньше ценятся, когда они — выражайте их, — говорит Коффман.

«Наша работа предполагает необходимость структурирования группового принятия решений таким образом, чтобы гарантировать, что наиболее талантливые члены будут добровольно работать и получать признание за свой вклад, несмотря на гендерные стереотипы», — говорится в документе.

Также важно, чтобы менеджеры знали, как нехватка уверенности может повлиять на рабочее место, особенно в профессиях, в которых долгое время доминируют мужчины, и осознавать, что женщинам может потребоваться дополнительная поддержка, чтобы выразить свои идеи или бросить шляпу на ринг для продвижения по службе. — говорит Коффман.

«Я бы посоветовал бизнес-лидерам задуматься о том, как [уровень доверия работников] влияет на процессы в их организациях», — говорит Коффман. «Я бы сказал, что предоставление дополнительных отзывов — хорошее начало. Если вы, как работодатель, где-то видите талант, попытка убедиться, что этого человека поощряют, признают и награждают — не один раз, а неоднократно, — это может быть полезным делом ».

Обладая этими новыми данными о гендерных стереотипах, Коффман и ее коллеги надеются, что их работа будет полезна для будущих исследований, чтобы собрать воедино ответы на некоторые загадочные вопросы, например, почему мужчины и женщины одинаково верят, что мужчины будут работать лучше женщин в некоторых областях и какие меры вмешательства можно рассматривать как устранение гендерного разрыва в самооценке.

«Стереотипы — это широко распространенные взгляды, которые формируют представления о наших собственных и чужих способностях, вероятно, с самого раннего возраста», — говорит Коффман. «Пока мы не сможем изменить эти стереотипы, важно подумать о том, как лучше избавить людей от предубеждений, вызванных стереотипами, и помочь людям сделать успешную карьеру в тех областях, где лежат их увлечения и таланты».

Дина Гердеман — старший редактор Harvard Business School Working Knowledge.

Изображение: Willbrasil21

Связанное чтение:

Женщины получают более суровое наказание на работе, чем мужчины
Спонсорские программы могут фактически расширить гендерный разрыв
Гендерные компании процветают только там, где присутствует разнообразие

Что вы думаете об этом исследовании?

Насколько интуитивно вы принимаете решения? Поделитесь своими мыслями ниже.

Почему мы создаем стереотипы? : NPR

ПАРЕНЬ РАЗ, ВЕДУЩИЙ:

Итак, до этого момента мы слышали о стереотипах, о том, как все мы судим о людях, основываясь на том, как они выглядят или разговаривают, и предполагаем, что все это плохо.

ПОЛ БЛУМ: Я думаю, что это понятный вывод, но это неправильный.

RAZ: Это Пол Блум. Он преподает психологию в Йельском университете.

БЛУМ: И я думаю, что если вы думаете о стереотипах как о недостатке нашего разума, какой-то патологии или жестокости, вы на самом деле не очень хорошо их поймете. Вы не будете знать, как с ними бороться.

RAZ: Пол изучает человеческое поведение, в частности, почему мы все быстро судим о других людях.

БЛУМ: Знаете, вы не спрашиваете у малыша дорогу, вы не просите очень старого человека помочь вам передвинуть диван, и это потому, что вы стереотипны.Итак, стереотипы затем идут наперекосяк во всех смыслах и вызывают ужасные моральные проблемы и ужасные рациональные проблемы, но это потому, что система, которая была разработана для обобщения в определенных обстоятельствах, может пойти не так в других обстоятельствах.

RAZ: Итак, когда Пол объяснил эту идею на сцене TED, он объяснил, как это делает разум (ЗВУК ТЕДОВОГО РАЗГОВОРА).

БЛУМ: Итак, вы смотрите на меня. Вы знаете мое имя, вы знаете определенные факты обо мне и можете делать определенные суждения.Вы могли предположить мою этническую принадлежность, мою политическую принадлежность, мои религиозные убеждения, и дело в том, что эти суждения обычно бывают точными. Мы очень хороши в таких вещах, и мы очень хороши в таких вещах, потому что наша способность стереотипировать людей — это не какая-то произвольная причуда, а, скорее, это конкретный пример более общего процесса, это то, что у нас есть опыт работы с вещами и людьми в мире, которые попадают в категории, и мы можем использовать наш опыт для обобщения новых примеров этих категорий.Итак, у всех здесь есть большой опыт работы со стульями, яблоками и собаками, и, основываясь на этом, вы могли видеть эти незнакомые примеры и догадываться: вы можете сесть на стул, вы можете съесть яблоко, собака будет лаять.

Теперь мы можем ошибаться. Если вы сядете на стул, он может рухнуть, яблоко может быть отравлено, собака может не лаять, но по большей части у нас это хорошо получается. По большей части мы делаем правильные предположения как в социальной, так и в несоциальной сфере, и если бы мы не могли этого сделать — мы не могли бы делать предположений о новых встречах, с которыми мы сталкиваемся, мы бы не сделали этого. т выжить.

RAZ: Какие предположения мы делаем практически сразу, когда встречаем кого-то?

БЛУМ: Большая тройка, о которой говорят социальные психологи, — это возраст, пол и раса, поэтому, когда вы смотрите на кого-то, за доли секунды вы фиксируете ребенка, взрослого, старика, мужчину, женщину, китайца, американца. , черный, белый, что угодно. Вы делаете это за доли секунды. Это бессознательно. Это очень мощно. И эти обобщения проявляются, как только вы можете их протестировать, поэтому младенцам нравится слышать свой собственный язык вместо других языков, им нравится смотреть на знакомые лица, а не на незнакомые, и на самом деле им нравится смотреть на знакомые расы на незнакомые расы.Таким образом, белый ребенок, воспитанный белыми людьми, предпочитает смотреть на белые лица, чем на черные. Хотя это не собственная раса ребенка, поэтому, если ребенок белый, но воспитан многонациональной группой, ребенок не будет показывать предпочтений.

RAZ: Хорошо, я имею в виду, я получаю возраст, я получаю пол, но почему мы запрограммированы на то, чтобы видеть расу так по-разному, когда — я имею в виду, разве мы все не выглядели одинаково в Восточной Африке, как 40 000 лет назад?

БЛУМ: Я думаю, что это отличный момент, и я упомянул три обобщения: пол, возраст и расу, но многие теоретики эволюции указывают на это, что раса — это странный человек по причинам, которые вы указали.Пол и возраст всегда будут иметь значение для любого приматы, но раса — это в новинку. Это современное явление, появившееся только в недавней истории, поэтому наше внимание к расе менее определенно, чем наше внимание к полу и возрасту, и это очень хорошо согласуется с данными, полученными от детей. Так что не было ни одного эксперимента, который бы показал, что дети не заботятся о поле и возрасте при принятии решений. Они всегда чувствительны к этому, но когда дети обращают внимание на расу, это происходит не потому, что они биологически созданы, чтобы быть интуитивными расистами, а потому, что они узнали, что раса имеет значение в мире, в котором мы живем.

RAZ: И Пол говорит, что проблема в том, что расовые стереотипы часто абсолютно неверны.

(ЗВУК TED TALK)

БЛУМ: Перед выборами 2008 года было проведено увлекательное исследование, в котором социальные психологи изучали степень, в которой кандидаты были связаны с Америкой, как в бессознательной ассоциации с американским флагом, и в одном из своих исследований они сравнили Обаму и Маккейна и они обнаружили, что Маккейна больше считают американцем, чем Обаму.И в некоторой степени люди не так уж удивлены, услышав это — Маккейн — знаменитый герой войны, и многие люди прямо скажут, что у него больше американской истории, чем у Обамы, но они также сравнили Обаму с британским премьер-министром Тони Блэром и они обнаружили, что Блэра также считали более американским, чем Обама, хотя испытуемые явно понимали, что он вовсе не американец.

(СМЕХ)

БЛУМ: Но они, конечно, реагировали на цвет его кожи.

RAZ: Это удивительно для меня, что люди говорят это, и вы думаете об этом, и вы думаете: ну, я бы так не сказал, но потом вы думаете: ну, может быть, я бы сказал.

БЛУМ: Итак, верно — так что существует так много экспериментов по социальной психологии — и это действительно пагубная сторона стереотипов — что даже в тех случаях, когда мы знаем, что стереотип неприменим или мы знаем, что он ошибочен, мы руководствуемся так или иначе, и это делается по большей части, я думаю, людьми с благими намерениями, которые никогда не могли бы мечтать о том, что они будут расистами, но на нас влияют факторы, о которых мы не знаем.

RAZ: Вы знаете, раньше Джамила Лайскотт говорила о языке как о конвейере стереотипов, да, о том, как, например, называться артикулировать — это код.

БЛУМ: Да, я думаю, что Джо Байден ошибся и призвал Обаму озвучивать свои мысли на праймериз.

RAZ: Ага. Я имею в виду, это имеет реальные последствия. Я имею в виду, что это реальная вещь, которая происходит везде, постоянно, каждый день, каждую секунду дня.

БЛУМ: Это как если бы вы назвали здравомыслящего пожилого родственника, понимаете? Спасибо, большое спасибо.

Итак, вы правы, язык часто показывает ваши ожидания. Призывать кого-то артикулировать в некотором роде отражает интуицию о том, что это удивительный факт. Или сказать, что кто-то чистый, сдержанный или, знаете, неагрессивный, было бы странно сказать, если только вы не поверили или не имели каких-либо оснований полагать, что это не так.

БЛУМ: Итак, теперь, когда мы знаем об этом, как нам с этим бороться?

И есть разные проспекты. Один из способов — обратиться к эмоциональным реакциям людей, вызвать сочувствие людей, и мы часто делаем это с помощью историй.Истории могут превратить анонимных незнакомцев в людей, которые имеют значение, и идея о том, что мы заботимся о людях, когда мы сосредотачиваемся на них как на личностях, — это идея, которая проявлялась на протяжении всей истории. Психологи исследовали это. Например, в одном исследовании людям давали список фактов о кризисе, и было видно, сколько они пожертвуют, а другой группе вообще не сообщали никаких фактов, но им рассказывали о человеке, давали имя и давали лицо. И оказалось, что дали гораздо больше. Возможно, что, распространив наши симпатии на отдельного человека, они могут распространиться на группу, к которой он принадлежит.

RAZ: Я имею в виду, это почти — это как случай, когда нужно сделать осознанный выбор и принять решение обратиться к людям, которые отличаются от вас.

БЛУМ: Это действительно так — так что вы не можете изменить неявные предубеждения, просто сидя в своей комнате, концентрируясь и говоря: «Я не собираюсь быть расистом, я не собираюсь быть расистом, но то, что вы можете сделать, это вы могли бы активно открывать себя для реальных случаев, которые, возможно, дадут вам более точное и справедливое представление об этих группах.

(ЗВУК TED TALK)

БЛУМ: Я думаю, что предрассудки и предубеждения иллюстрируют фундаментальную двойственность человеческой природы. У нас есть инстинкты, инстинкты, эмоции, и они влияют на наши суждения и действия в пользу добра и зла, но мы также способны к рациональному обдумыванию и разумному планированию, и мы можем использовать их в некоторых случаях для ускорения и подпитки наших эмоций и другие случаи останавливают их, и таким образом разум помогает нам создать лучший мир.

Спасибо.

(АПЛОДИСМЕНТЫ)

RAZ: Пол Блум — профессор психологии Йельского университета. У него два увлекательных разговора на ted.com.

(ЗВУК ПЕСНИ «МЫ ВСЕ АЛИКИ»)

ДЖЕФФ БАРТЛИ: (Поет) Мы все похожи, мы все похожи. Все мы знаем разницу между правильным и неправильным. Мы все кладем ребенка в колыбель на ночь. Нам всем нужна любовь, и это нормально. Мы все похожи.

RAZ: Привет, спасибо, что послушали наше шоу на этой неделе Playing With Perceptions.Я Гай Раз. Вы слушали «Идеи, которые стоит распространять» в радиочасе TED от NPR.

(ЗВУК ПЕСНИ «МЫ ВСЕ АЛИКИ»)

БАРТЛИ: (Поет) Мы все похожи, мы все похожи.

ДЖЕК УИЛЬЯМС: (Поет) Мы все похожи, мы все похожи.

Авторские права © 2014 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR созданы в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчик NPR, и произведен с использованием запатентованного процесса транскрипции, разработанного с NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

умных людей более склонны к стереотипу

Позже испытуемых попросили выбрать из группы, какой инопланетянин совершил данное поведение:

Пример группы пришельцев (Журнал экспериментальной психологии: Общие)

Затем участники прошли тест называется Advanced Progressive Matrices Raven, экзамен на основе шаблонов, который является общим показателем человеческого интеллекта.

Участники, которые лучше разбирались в детекторах образов, с большей вероятностью допускали стереотипные ошибки: они склонны приписывать дружеское поведение неправильному желтому инопланетянину, а недружелюбное поведение — неправильному синему инопланетянину. Между тем, они с меньшей вероятностью приписали такое поведение инопланетянам другого цвета.

Второе исследование показало аналогичные результаты, но для показателей неявной систематической ошибки. То есть более умные участники быстрее создавали стереотипы об инопланетянах в процессе сортировки слов, даже если они не осознавали, что делают это.

Затем исследователи попробовали это с человеческими лицами, показав новой группе участников серию компьютерных изображений мужчин с широкой или узкой перемычкой носа:

Лица, сгенерированные компьютером (Journal of Experimental Psychology: General)

Здесь Кроме того, 80 процентов мужчин с узкой переносицей были настроены дружелюбно, в то время как 80 процентов мужчин с широкой переносицей были якобы недружелюбны. Затем участникам был предоставлен новый набор фотографий мужчин для доверительной игры с использованием фальшивых денег.Опять же, превосходные детекторы образов давали больше денег персонажам с узкими перемычками, предполагая, что они усвоили стереотип о дружелюбии и использовали его при оценке новых мужчин.

Эти удручающие результаты говорят о том, что у умного человека есть обратная сторона — вы рискуете слишком много вникать в ситуацию и делать неправильные выводы. Но есть надежда. Во второй части исследования исследователи показали, что, хотя умные люди более усердно изучают и применяют стереотипы, они также быстро избавляются от этих стереотипов перед лицом новой информации.

Когда умные участники получили новую, противоречивую информацию о людях с переносицей, например, они перестали занижать их в игре доверия. Тем временем худшие детекторы шаблонов не обновили свое мышление таким же образом. То же самое произошло, когда исследователи пытались заставить участников избавиться от некоторых гендерных стереотипов.

Сторонники Jeopardy и аспиранты могут (разумно) быть немного обижены этим исследованием. В конце концов, образование — один из лучших бастионов против невежества, который у нас есть.Знакомство с историями и информацией, противоречащими стереотипам, — зачастую из тех, которые вы получаете в школе, — это один из лучших способов преодолеть расовые предубеждения. На самом деле, другие исследования показали прямо противоположное: более низкий интеллект связан с более серьезными предрассудками. Например, в одном исследовании 2012 года американцы, получившие более низкие баллы по показателю абстрактного мышления, также более предвзято относились к геям.

Вредные психологические последствия расовых стереотипов

Расовые стереотипы включают в себя фиксированное, чрезмерно обобщенное представление об определенной группе людей, основанное на их расе.И хотя некоторые люди говорят что-то вроде: «Я никого не создаю стереотипов на основе их внешности», правда в том, что так поступают все.

Ваш мозг создает мысленные ярлыки, чтобы помочь вам быстро реагировать на ситуации, основанные на прошлом опыте, что приводит к стереотипам. Но эти ярлыки являются обобщениями и редко являются точной оценкой отдельного человека или группы. Это так называемая «когнитивная предвзятость».

Как только вы утвердитесь в этих убеждениях, вам будет трудно изменить свой образ мышления.Это потому, что вы непреднамеренно будете искать доказательства, подтверждающие ваши убеждения, и не принимать во внимание любые доказательства обратного.

Если оставить стереотипы без внимания, они могут привести к дискриминационному поведению. Однако признание стереотипов и психологического воздействия, которое они могут оказать, — это первый шаг к разрушению этих убеждений.

Как формируются стереотипы

Встречая кого-то, вы судите за доли секунды, основываясь на его внешности.В мгновение ока ваш мозг пытается помочь вам определить, заслуживает ли человек доверия и находится в безопасности, или же он может представлять собой какой-то эмоциональный, социальный или физический риск. И эти суждения повлияют на то, как вы себя чувствуете и как вы действуете.

Многие из ваших стереотипов сформировались, когда вы были ребенком. Вот как можно сделать некоторые обобщения о расе:

  • Когда ваши учителя показывали вам известных ученых и исторических личностей, какая раса использовалась чаще всего?
  • Когда вы смотрели криминальные истории в новостях, какую расу вы видели чаще всего?
  • Как ваши родители разговаривали и взаимодействовали с людьми других рас?
  • Как ваша семья относилась к людям одной с ними расы?
  • Кто были героями вашего детства?
  • Какая гонка была вашей любимой спортивной фигурой?
  • Были ли вам больше всего понравились предприниматели, знаменитости и музыканты определенной расы?
  • Как рекламодатели изображают определенные расы?
  • Кто склонен фигурировать в журналах или в рекламе как идеальный эталон красоты?
  • Вы видите, что определенные типы людей изображаются умными? Богатый? Здоровый?

Сообщения СМИ, которые вы получаете, а также ваше взаимодействие с другими людьми влияют на то, как вы смотрите на людей в зависимости от их расы.

Стереотипы расового подтипа

Когда большинство людей думают о расовых стереотипах, они думают, что целая раса сгруппирована вместе. Но исследования показывают, что мы склонны классифицировать людей по их подтипу.

Например, у кого-то может быть совсем другой стереотип «чернокожих мужчин» и «черных женщин». Другие подтипы могут включать «черных спортсменов» или «белых бизнесменов».

Людям важно подумать о том, как они делят людей на подтипы и какие стереотипы они могут придерживаться об этих группах в целом.

Как стереотипы влияют на эмоции

То, как вы думаете о других людях, влияет на то, как вы себя чувствуете и как ведете себя.

Раса человека может повлиять на вашу эмоциональную реакцию, когда этот человек:

  • Проходит мимо
  • Сидит рядом с вами
  • Подходит к вам
  • Завязывает с вами разговор

Ваши эмоциональные реакции могут варьироваться от беспокойства и опасений до облегчения или жалости.

Как стереотипы влияют на ваше поведение

Ваши стереотипы также влияют на ваше поведение. Вот некоторые примеры:

  • Когда вы просматриваете резюме, имена кандидатов могут повлиять на то, будете ли вы с ними связываться. Имена, которые заставляют вас думать, что кто-то принадлежит к определенной группе или расе, могут привлекать вас, в то время как другие имена могут вас отпугивать.
  • Вы можете перейти на другую сторону улицы, когда увидите приближающихся к вам людей из определенной группы.
  • Вы можете выбрать место в классе или в общественном транспорте в зависимости от того, как люди выглядят.

Микроагрессии

Стереотипы также могут привести к микроагрессиям. Вот некоторые примеры:

  • Спросить кого-нибудь из другой расы, откуда он, как будто подразумевая, что он не должен быть американцем.
  • Сказать: «Вы так красноречивы», потому что вы стереотипно заставили людей определенной расы быть невнятными.
  • Предположим, что кто-то из определенной расы имеет определенное занятие.

Стереотипность влияет на принятие решений

Лица, на которых распространяются стереотипы, также подвержены эмоциональному и поведенческому воздействию.

Исследование 2010 года, проведенное учеными из Университета Торонто в Скарборо, показало, что стереотипы могут иметь длительное негативное влияние на тех, кто их испытывает.

В одном исследовании участникам пришлось выполнить задание перед лицом негативных стереотипов. После того, как участников удалили из ситуации, исследователи измерили их способность контролировать свою агрессию, есть необходимое количество, принимать рациональные решения и сохранять концентрацию.

Результаты показали, что люди более склонны к агрессии после того, как о них навязывают стереотипы. У них также было больше шансов не хватать самоконтроля и им было трудно принимать правильные решения. И они даже чаще злоупотребляли нездоровой пищей.

Стереотипы могут привести к самостереотипам

Исследования также показали, что люди со стереотипами могут начать действовать стереотипно, потому что они хотят быть более включенными в свою группу.Взаимодействие с другими людьми

Стереотипы могут быть способом для отдельных лиц в определенной группе объединиться, когда они чувствуют, что находятся в «низком статусе». Это может помочь им почувствовать некоторую сплоченность.

Следовательно, негативные стереотипы могут стать самоисполняющимся пророчеством. Например, ребенок, который вырос, которого учат, что люди его расы занимаются незаконной деятельностью, с большей вероятностью будет заниматься этим при жизни.

Повышение осведомленности

Признание своих стереотипов и потенциального ущерба, который они наносят, — это первый шаг к переменам.К счастью, вы можете предпринять шаги, чтобы изменить вредные стереотипы.

  • Сострадай к себе . Вы не виноваты в том, что у вас есть стереотипы — они, вероятно, сформировались в контексте общества и социальных сетей, которые вы не могли контролировать в ранние годы.
  • Самообразование . Возьмите на себя постоянное обязательство изучать различные типы предубеждений и расизма.
  • Обратите внимание на стереотипы, которые вы видите в СМИ . Если вы станете более осведомленным о них, вам откроется глаза на то, как часто эти убеждения укрепляются. При этом также важно делать перерывы, поскольку постоянное воздействие стереотипов в новостях и в социальных сетях может быть вредным.
  • Разрушьте свои стереотипы . Следите за мыслями, чувствами и поведением, которые укрепляют ваши убеждения, и выбирайте поиск правды о людях.
  • Работайте над уменьшением стереотипов, которые вы представляете другим . Будьте внимательны к сообщениям, которые вы публикуете в социальных сетях, и к разговорам, которые вы ведете с другими.Старайтесь избегать закрепления негативных стереотипов.
  • Общайтесь с «безопасными людьми». Наличие сети поддержки из семьи, друзей или наставников может помочь вам справиться со своими эмоциями и лучше справиться с любыми результатами.
  • Остаться в заземлении . Включите в свою повседневную жизнь такие занятия, как йога и лечение
  • Решите, что лучше для вас . Если вы принимаете стереотип, осознайте, как он на вас влияет. Это может означать высказывание или просто признание этого самому себе.
  • Обратиться за поддержкой . Специалист в области психического здоровья может помочь вам определить и разработать стратегии, позволяющие лучше справляться с негативными стереотипами / предубеждениями.
.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *