Стокгольмский синдром что это в психологии: Стокгольмский синдром — Википедия – «Что такое «Стокгольмский синдром»? Почему он так называется?» – Яндекс.Знатоки

Содержание

Стокгольмский синдром — Википедия

Заложница-террорист Патрисия Хёрст (справа) во время ограбления банка «Хиберния» (Сан-Франциско). Патрисию похитила 4 февраля 1974 группа «Симбионистская армия освобождения» (англ. Symbionese Liberation Army). Террористы получили от её семьи 4 млн долларов, но девушка освобождена не была. Позже выяснилось, что она вступила в ряды С. А. О. под угрозой убийства.

Стокго́льмский синдро́м (англ. Stockholm Syndrome) — термин, популярный в психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь[1], взаимную или одностороннюю симпатию[2], возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения и/или применения угрозы или насилия. Под воздействием сильного переживания заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия и в конечном счёте отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой

для достижения «общей» цели.

Вследствие видимой парадоксальности психологического феномена термин «стокгольмский синдром» стал широко популярен и приобрёл много синонимов: известны такие наименования, как «синдром идентификации заложника» (англ. Hostage Identification Syndrome), «синдром здравого смысла» (англ. Common Sense Syndrome)[3], «стокгольмский фактор» (англ. Stockholm Factor), «синдром выживания заложника» (англ. Hostage Survival Syndrome)[4] и др. Авторство термина «стокгольмский синдром» приписывают криминалисту Нильсу Бейероту, который ввёл его во время анализа ситуации, возникшей в Стокгольме во время захвата заложников в августе 1973 года. Заложники защищали своих похитителей после освобождения и не соглашались давать показания против них в суде[5]. Механизм психологической защиты, лежащий в основе стокгольмского синдрома, был впервые описан Анной Фрейд в 1936 году, когда и получил название «идентификация с агрессором».

Исследователи полагают, что стокгольмский синдром является не психологическим парадоксом, не расстройством или синдромом, а скорее нормальной реакцией человека на сильно травмирующее психику событие[3][4]. Так, стокгольмский синдром не включён ни в одну международную систему классификации психиатрических заболеваний[6].

Согласно данным ФБР о более чем 1200 случаев захвата заложников с баррикадированием захвативших в здании, стокгольмский синдром отмечен всего в 8 % случаев[7][8][9].

Захват заложников в Стокгольме в 1973 году[править | править код]

Здание Коммерческого банка в Стокгольме, Швеция, в котором в 1973 году произошла попытка ограбления и захват заложников.

23 августа 1973 года освобожденный из тюрьмы Ян-Эрик Олссон в одиночку захватил банк «Kreditbanken» (Стокгольм, Швеция)[10], ранив одного полицейского и взяв в заложники четверых работников банка: трёх женщин (Биргитту Лундблад, Кристин Энмарк, Элисабет Ольдгрен) и мужчину (Свена Сефстрёма). По требованию Олссона полиция доставила в банк его сокамерника Кларка Улофссона (Clark Olofsson). Заложники звонили премьер-министру Улофу Пальме и требовали выполнить все условия преступников.

26 августа полицейские просверлили отверстие в потолке и сфотографировали заложников и Улофссона, однако Олссон заметил приготовления, начал стрелять и пообещал убить заложников в случае газовой атаки. 28 августа газовая атака всё-таки состоялась. Через полчаса захватчики сдались, а заложников вывели целыми и невредимыми. Бывшие заложники заявили, что боялись не захватчиков, которые ничего плохого им не сделали, а полиции. По некоторым данным, они за свои деньги наняли адвокатов Олссону и Улофссону

[5].

В ходе судебного разбирательства Улофссону удалось доказать, что он не помогал Олссону, а, напротив, пытался спасти заложников. С него сняли все обвинения и отпустили. На свободе он встретился с Кристин Энмарк, и они стали дружить семьями. Олссон был приговорён к 10 годам тюремного заключения, где впоследствии получал много восхищённых писем от женщин.

Опасность стокгольмского синдрома заключается в действиях заложника против собственных интересов, как, например, воспрепятствование своему освобождению. Известны случаи, когда во время антитеррористической операции заложники предупреждали террористов о появлении спецназовца, и даже заслоняли террориста своим телом

[11]. В других случаях террорист прятался среди заложников и никто его не разоблачал. Как правило, стокгольмский синдром проходит после того, как террористы убивают первого заложника.

Факторы, влияющие на формирование стокгольмского синдрома[править | править код]

Стокгольмский синдром может получить развитие при:

Механизм психологической защиты основан на надежде жертвы, что агрессор проявит снисхождение при условии безоговорочного выполнения всех его требований. Поэтому пленник старается продемонстрировать послушание, логически оправдать действия захватчика, вызвать его одобрение и покровительство.

Гуманизация отношений между захватчиком и жертвой является ключевой при формировании стокгольмского синдрома и обусловливается следующими факторами:

  • возможностью и качеством социального взаимодействия. Чтобы затруднить развитие эмоциональных отношений, пленникам могут завязывать глаза, затыкать рот кляпом. С этой же целью охранники могут часто меняться местами
    [3]
    [4];
  • возможностью рационального объяснения проявленной жестокости. Необъяснимая, нерациональная жестокость убивает развитие симпатии между сторонами. В обратном случае, если, например, один из заложников погибает в результате сопротивления террористам, то выжившие стараются оправдать вспышку жестокости провокативным (опасным для остальных) поведением самого погибшего[3];
  • языковым барьером. Запрет переговариваться и (или) незнание языка сильно затрудняет формирование симпатии между заложниками и террористами[3];
  • психологической грамотностью, знанием приёмов выживания[3]. Психологически грамотный заложник и (или) террорист имеют больше шансов повлиять друг на друга;
  • личностными качествами обеих сторон, их способностью к дипломатическому общению
    . Заложник, обладающий дипломатическими качествами, способен переубедить противника, сместить его точку зрения[3];
  • системой культурных стереотипов. Расовые, этнические, религиозные и идеологические разногласия оказывают жёсткое негативное влияние на развитие симпатии между захватчиком и его жертвой. Они с трудом поддаются изменению за такой короткий промежуток времени[3] и могут спровоцировать неприязнь, вспышку жестокости и даже гибель заложников;
  • длительностью пребывания в плену[3]. Стокгольмский синдром формируется после 3—4 дней лишения свободы и усиливается в случае изоляции пленников. При долгом нахождении в плену заложник общается с захватчиком, узнаёт его как человека, понимает причины захвата, чего захватчик хочет добиться и каким способом; особенно это проявляется при терактах, имеющих политическую подоплёку — заложник узнаёт претензии захватчика к власти, проникается ими и может убедить себя, что позиция захватчика — единственно правильная.

Зная, что террористы хорошо понимают, что до тех пор, пока живы заложники, живы и сами террористы, заложники занимают пассивную позицию, у них нет никаких средств самозащиты ни против террористов, ни в случае штурма. Единственной защитой для них может быть терпимое отношение со стороны террористов. В результате заложники психологически привязываются к террористам и начинают толковать их действия в свою пользу. Известны случаи, когда жертвы и захватчики месяцами находились вместе, ожидая выполнения требований террориста[12].

В случаях особо жестокого обращения заложники психологически дистанцируются от ситуации; убеждают себя, что это происходит не с ними, что с ними такое произойти не могло, и вытесняют из памяти травмирующее событие, занимаясь конкретной деятельностью

[13].

Если никакого вреда жертве не причиняется, некоторые люди, будучи менее подвержены синдрому в процессе адаптации к данной ситуации и почувствовав потенциальную неспособность захватчиков причинить им вред, начинают их провоцировать[14].

После освобождения выжившие заложники могут активно поддерживать идеи захватчиков, ходатайствовать о смягчении приговора, посещать их в местах заключения и т. д.

Бытовой стокгольмский синдром, возникающий в доминантных семейно-бытовых отношениях, является второй наиболее известной разновидностью стокгольмского синдрома. Действия и отношения, подобные тем, кто испытывает стокгольмский синдром, также были обнаружены у жертв сексуального насилия, торговли людьми, террора, а также политического и религиозного угнетения[5].

Существуют свидетельства того, что некоторые жертвы сексуального насилия в детстве чувствуют связь со своим обидчиком. Они часто чувствуют себя польщенными вниманием взрослых или боятся, что раскрытие приведёт к разрушению семьи. В зрелом возрасте они сопротивляются раскрытию по эмоциональным и личным причинам[15].

Есть необычная разновидность Стокгольмского синдрома, называемая «корпоративной». Она проявляется во время диктатуры на работе и подчинения человека своему «руководителю»[16][17].

Профилактика при ведении переговоров и дебрифинг[править | править код]

В ведении переговоров при захвате заложников одной из психологических задач медиатора является поощрение развития взаимной симпатии (стокгольмского синдрома) между заложниками и захватчиками с целью увеличения шансов заложников на выживание. Директор исследовательских программ Центра предотвращения международных преступлений д. н. Адам Дольник сообщил по этому поводу в интервью «Новой газете»

[2]:

Переговорщик просто обязан провоцировать, поощрять формирование этого синдрома любыми способами. Потому что если террористы и заложники будут нравиться друг другу, то тогда меньше шансов, что заложники сделают что-то глупое, что повлекло бы жёсткие действия террористов. А террористам, в свою очередь, будет крайне трудно решиться на убийство заложников, к которым они испытывают симпатию.

Методики проведения дебрифинга (психологической консультации) выживших заложников в случае их удачного освобождения разнятся в зависимости от характера ситуации, сформировавшей стокгольмский синдром. Например, дебрифинг освобождённых военнопленных отличается по своей структуре от дебрифинга заложников политических терактов[3].

Захват резиденции японского посла в Лиме[править | править код]

Захват резиденции японского посла в Лиме 17 декабря 1996 года — это самый крупный за всю историю захват такого большого числа высокопоставленных заложников из разных стран мира, неприкосновенность которых установлена международными актами.

Террористы (члены перуанской экстремистской группировки «Революционное движение имени Тупака Амару»), появившиеся под видом официантов с подносами в руках, захватили резиденцию посла вместе с 500 гостями во время приёма по случаю дня рождения императора Японии Акихито и потребовали, чтобы власти освободили около 500 их сторонников, находящихся в тюрьмах[18].

Сразу после этого захвата заложников общественность стала обвинять президента Перу Альберто Фухимори в бездействии и в том, что он не обеспечил надёжной охраны посольства, лидеры западных стран, чьи граждане оказались в числе заложников, оказывали на него давление и требовали, чтобы безопасность заложников была приоритетной целью при их освобождении. В таких условиях ни о каком штурме посольства, ни о каких других силовых мерах освобождения заложников речи не шло.

Через две недели террористы освободили 220 заложников, сократив число своих пленников, чтобы их легче было контролировать. Освобождённые заложники своим поведением озадачили перуанские власти. Они выступали с неожиданными заявлениями о правоте и справедливости борьбы террористов. Находясь долгое время в плену, они стали испытывать одновременно и симпатию к своим захватчикам, и ненависть и страх по отношению к тем, кто попытается насильственным способом их освободить.

По мнению перуанских властей, главарь террористов Нестор Картолини, бывший текстильный рабочий, был исключительно жестоким и хладнокровным фанатиком. С именем Картолини была связана целая серия похищений крупных перуанских предпринимателей, от которых революционер требовал денег и других ценностей под угрозой смерти. Однако на заложников он произвёл совершенно иное впечатление. Крупный канадский бизнесмен Кьеран Мэткелф сказал после своего освобождения, что Нестор Картолини — вежливый и образованный человек, преданный своему делу.

Описанный случай дал название «лимскому синдрому» (англ. Lima syndrome)[19]. Ситуация, при которой террористы испытывают настолько сильную симпатию к заложникам, что отпускают их, является обратным примером (частным случаем) стокгольмского синдрома.

  1. ↑ Стокгольмский синдром: История, причины, ориентация
  2. 1 2 На переговоры идет сильный. Как подчинить террористов своей воле, не выводя танки и огнеметы на прямую наводку. Елена Милашина. Интервью с Адамом Дольником. — «Новая газета», 29.08.2007.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Factors Influencing the Development of the Hostage Identification Syndrome. (недоступная ссылка) James T. Turner. Political Psychology, Vol.6, No.4, 1985, pp.705—711
  4. 1 2 3 The Stockholm Syndrome Revisited. Arthur Slatkin. The Police Chief Magazine, Vol.LXXV, No.12, December 2008.
  5. 1 2 3 Adorjan, Michael; Christensen, Tony; Kelly, Benjamin; Pawluch, Dorothy. Stockholm Syndrome As Vernacular Resource (англ.) // The Sociological Quarterly (англ.)русск. : journal. — 2012. — Vol. 53, no. 3. — P. 454—474. — doi:10.1111/j.1533-8525.2012.01241.x.
  6. ↑ ‘Stockholm syndrome’: psychiatric diagnosis or urban myth?. M. Namnyak, N. Tufton, R. Szekely, M. Toal, S. Worboys, E. L. Sampson — Acta Psychiatrica Scandinavica, Volume 117, Issue 1, pages 4-11, January 2008.
  7. Курт Бартол. Психология криминального поведения. — 7. — Olma Media Group, 2004. — С. 289. — 352 с. — (Психологическая энциклопедия). — ISBN 9785938781054.
  8. Sundaram, Chandar S. Stockholm Syndrome (неопр.) // Salem Press Encyclopedia. — 2013.
  9. Fuselier, G. Dwayne. Placing the Stockholm Syndrome in Perspective (неопр.) // FBI Law Enforcement Bulletin (англ.)русск.. — 1999. — July (т. 68). — С. 22. Архивировано 15 февраля 2019 года.
  10. ↑ См. подробнее Norrmalmstorg Robbery в англовики.
  11. ↑ Стокгольмский синдром
  12. ↑ Стокгольмский синдром. В кн: «Социальная психология толпы». Л. Г. Почебут, Сп-Б., 2004.
  13. ↑ Психология взаимодействия террористов с заложниками. В кн: «Социальная психология толпы». Л. Г. Почебут, Сп-Б., 2004.
  14. ↑ Стокгольмский синдром: дружбе заложников и террористов 30 лет Архивная копия от 18 июня 2007 на Wayback Machine.
  15. Jülich, Shirley. Stockholm Syndrome and Child Sexual Abuse (англ.) // Journal of Child Sexual Abuse (англ.)русск. : journal. — 2005. — Vol. 14, no. 3. — P. 107—129. — doi:10.1300/J070v14n03_06. — PMID 16203697.
  16. ↑ Корпоративный стокгольмский синдром (неопр.) (недоступная ссылка). wi-fi.ru. Дата обращения 25 февраля 2018. Архивировано 3 марта 2018 года.
  17. ↑ Корпоративный стокгольмский синдром (рус.). Дата обращения 25 февраля 2018.
  18. Kato N., Kawata M., Pitman R. K. PTSD (неопр.). — Springer Science & Business Media, 2006. — ISBN 978-4-431-29566-2.
  19. ↑ PERU: Tale of a Kidnapping — from Stockholm to Lima Syndrome | Inter Press Service (неопр.). www.ipsnews.net. Дата обращения 23 февраля 2019.
на русском языке
на других языках

что это простыми словами в психологии

Доброго времени суток, дорогие читатели. В этой статье вы узнаете, что означает стокгольмский синдром простыми словами. Вам станет известно, откуда пошло такое название. Поговорим о вариантах развития данного синдрома. Вам станет известно, как он проявляется. Выясните, какими способами можно противодействовать подобному явлению.

Общие сведения

Мужчина схватил женщину, угрожает ей оружеемМужчина схватил женщину, угрожает ей оружеем

Психология про Стокгольмский синдром говорит, как про состояние, возникающее при длительном совместном пребывании жертвы и преступника. Это период, при котором они сближаются, общаются откровенно. Заложник ощущает на себе чувства захватчика, начинает его понимать, осознает его мечты и желания. Как правило, преступник, общаясь со своей жертвой, жалуется на неудачную жизнь, обвиняет власть, людей, которые мешали ему нормально существовать. В какой-то момент жертва принимает сторону преступника, начинает ему помогать по своей инициативе. Бывают ситуации, когда заложник отказывается, чтоб его освобождали, так как считает, что истинная угроза исходит от правоохранительных органов, а не от того, кто ее удерживает. Даже после того, как человек был освобожден, он продолжает ощущать свою связь с тем, кто его поневолил.

Данный синдром развивается в ситуации, когда нарушитель лояльно относится к своей жертве. Если же он проявляет агрессивное настроение, угрожает расправой, то у заложника возникает только страх за свою жизнь, отвращение к преступнику. Стокгольмский синдром определяется довольно редко, всего в восьми процентах случаев.

История синдрома берет свои истоки с семидесятых годов прошлого столетия, когда в одном из банков Стокгольма произошло громкое ограбление. Данный случай был непохожим на другие. Заложники, которые находились в заточении на протяжении шести дней, встали на сторону собственных похитителей. Одна из пленниц даже решила обручиться с бандитом. Так как нестандартная реакция на стресс впервые была замечена в банке Стокгольм, вот почему так называется данный синдром. Хоть, на самом деле, подобное явление заметили еще в тридцатых годах, когда Анна Фрейд завершила дело своего отца, представив концепцию защиты индивида в нестандартной ситуации, объясняющую подобное поведение.

Данное расстройство встречается не только в ситуациях, когда кто-то кого-то захватил или похитил, но и в обычной жизни, даже в семейных отношениях. Может проявляться между детьми и родителями. Причем в роли жертвы способен оказаться, как ребенок, так и мама с папой.

Различают три типа данного синдрома.

  1. Корпоративный. Работа является местом, где один индивид может проявлять себя в качестве диктатора. Тут речь идет о деспотичном начальстве. Чаще всего руководители придерживаются правила кнута и пряника, могут мотивировать сотрудников различными выгодами, однако, редко выполняют свои обещания. Известны случаи, когда начальник оскорбляет своего подчиненного, угрожает ему увольнением. Если сотрудник имеет Стокгольмский синдром, то будет стараться проявить себя в работе. При этом сильно снижается самооценка.
  2. Покупательский. Зависимость человека от товаров потребления. Данное состояние имеет название шопоголизм. Индивид пытается оправдать свои действия тем, что в данный момент на этот товар была акция или скидка.
  3. Бытовой, его также называют социальным синдромом. Ситуация, когда один из членов семьи становится на защиту домашнего обидчика. Чаще всего агрессором выступает муж, в роли жертвы оказывается супруга и дети, если они имеются.

Что способствует

Темнота. Один человек прислоняется к другомуТемнота. Один человек прислоняется к другому

Определенные факторы влияют на развитие данного синдрома:

  • нормальные отношения преступника к пленнику;
  • вынужденное продолжительное пребывание агрессора и жертвы в одном помещении;
  • настоящая угроза жизни, демонстрируемая агрессором;
  • понимание того, что альтернатива отсутствует, результат будет напрямую зависеть от желания захватчика.

Формирование синдрома в себя включает четыре этапа:

  • налаживание близких отношений в виду совместной изоляции;
  • готовность выполнять любые приказы агрессора, чтоб только выжить;
  • сближение с захватчиком через общение, понимание его;
  • по отношению к захватчику рождается зависимость эмоционального характера, благодарность за жизнь, которая была сохранена, желание ему помочь.

Варианты развития

Мужчина стоит сзади слегка испуганной женщиныМужчина стоит сзади слегка испуганной женщины

  1. Отождествление себя с захватчиком. Жертва на подсознательном уровне выбирает для себя роль послушного человека, так как рассчитывает, что преступник будет великодушен, позволит остаться в живых. С течением времени жертва начинает понимать, сочувствовать, иногда и одобрять действия своего мучителя. Именно из-за этого бывают ситуации, в которых пострадавшие оправдывают, защищают похитителя, так же, как и люди, пострадавшие от насилия в семье, оправдывают агрессивного домочадца.
  2. Искажение реальности. При долгом контакте с преступником или агрессором дома у человека начинает изменяться его сознание, он перестает правильно видеть происходящее вокруг. Пленник может проникнуться взглядами и идеями преступника. Вследствие чего, она занимает позицию бандита. Такая же ситуация имеет место при бытовом насилии. В данном случае идет принятие того, что агрессор стал таким, из-за того, что у него было тяжелое детство или сложности на работе, алкогольная зависимость. Это вызывает жалость со стороны жертвы.
  3. Переосмысление. Человек вследствие происходящего может находиться в таком стрессе, что он не сумеет нормально оценить попытки помочь ему со стороны. Появляется убежденность в том, что только преступник даст шанс на жизнь. Если попытаются спасти, то этот шанс будет уничтожен. Ведь неизвестно, каким будет результат спасательных мероприятий: человека могут освободить, он может погибнуть от рук преступников или спасателей. Рассматривая бытовые случаи, можно видеть те же черты у жертвы бытового насилия. Она отказывается от развода или обращения в полицию, потому как боится еще большей агрессии. Жертва полностью отдается тирану, удовлетворяет его потребности.

Особенности бытового синдрома

Мужчина с сжатой в кулак рукой приближается к женщине, которая сидит на полу под стенойМужчина с сжатой в кулак рукой приближается к женщине, которая сидит на полу под стеной

Развивается под воздействием трех основных факторов.

  1. Особенности характера. Женщина уверена, что не заслужила на нормального мужа, также она может быть убеждена в том, что подобные действия супруга указывает на то, что он ее любит. Кроме того, она может терпеть такое отношение по причине того, что боится остаться одна.
  2. Ошибки в процессе воспитания. Родители нередко неосознанно превращают собственного малыша в потенциальную жертву, когда выбирают неправильные способы воспитания, критику, унижение, не интересуются жизнью ребенка, тем самым развивают в нем комплекс ненужности. Тираны тоже могут вырасти по причине неправильного воспитания, когда в семье имела место агрессия, угнетение, постоянные оскорбления со стороны родных. Ребенок растет с уверенностью, что такая модель поведения является нормальной.
  3. Последствия травматической ситуации. Смирение, терпеливость формируются, как защитный механизм. Женщина убеждена, что подчинение требованиям супруга минимизируют проявление его агрессии. Если в семье имеются детки, то ситуация еще больше осложняется, потому как мама не хочет оставлять их без отца, не понимает, что наличие такого человека только навредит их психологическому здоровью. Мужчина может стать агрессором по причине того, что в прошлом был на месте жертвы, например, был опозорен, его угнетали сверстники. Когда он вырос, стал вымещать свою озлобленность на близких.

Как правило, подобные отношения идут по замкнутому кругу. После совершения насилия, человек раскаивается, просит прощения, однако, потом снова прибегает к насилию. Слабость жертвы, нежелание противостоять проблеме дают обидчику возможность и в дальнейшем вести себя подобным образом.

Женщина может прибегать к следующим тактикам касательно выживания при отношениях с мужем деспотом:

  • утрата собственного «Я» — девушка ставит потребности своего мужа на первое место, полностью про себя забывает, происходит полная концентрация на положительных эмоциях и отрицание всего негативного, улыбка, хорошее настроение агрессора указывают на возможность того, что отношения еще будут нормальными;
  • скрытность — барышня не хочет распространяться о том, какие у нее сложные отношения с супругом, она отрицает их ущербность, ограничивает круг общения, отмахивается, говоря, что все в порядке;
  • гипертрофированное чувство вины — женщина не только прощает своего обидчика, она и винит себя в происходящем, уверена, что всему виной ее плохой характер, неприглядный внешний вид, недостаточные интеллектуальные способности.

Как побороть

Психотерапевт общается с женщинойПсихотерапевт общается с женщиной

  1. Необходимо понимать, что жертва препятствует собственному высвобождению. Важно, чтоб пришло понимание того, что ее поведение является неправильным и нужно от него отрешиться.
  2. Своими силами справиться со Стокгольмским синдромом практически невозможно. Стоит обратиться за помощью к психотерапевту. Он поможет выявить истинные причины, повлекшие за собой развитие подобного синдрома.
  3. Если имеет место бытовой синдром, то очень важно понять, что агрессор не изменится, что он и дальше будет так себя вести и пришло время с ним расстаться. Работа достаточно сложная и, например, женщине будет очень непросто противостоять мужу, которому она долгое время подчинялась. В такой ситуации лучше также обратиться за помощью к специалисту.
  4. Покупательский синдром довольно-таки легко корректируется. Важно, чтоб человек осознал, что купленные им вещи не использовались. Надо понять, что за эти деньги можно было приобрести что-то более важное и ценное.
  5. Если синдром развился в рабочей среде, то лучшим способом борьбы с данным состоянием является смена работы. Однако, необходимо понимать, что не исключен вариант наличия руководителя тирана и на новом месте трудовой деятельности. Поэтому человек должен заняться повышением собственной самооценки, расставлением жизненных приоритетов, научиться ценить свои взгляды, потребности.

Теперь вы знаете Стокгольмский синдром, что это в психологии. Любой из его видов нуждается в работе над внутренним миром человека, повышением его самоуважения. Необходимо понимать, что данный синдром имеет определенные предпосылки, человек должен быть уверенной в себе, сильной личностью, чтоб не сломиться под влиянием обидчика.

«Бытовой» стокгольмский синдром: что это и как разорвать связь с тираном

кадр из фильма

кадр из фильма «Пираты Карибского моря»/kinopoisk.ru

Стокгольмский синдром — термин, которым обозначают позитивные эмоциональные отношения между жертвой и агрессором. Еще десятилетие назад этот психологический феномен рассматривался лишь в призме взаимоотношений преступников и их заложников. В наши дни данный термин широко распространен и в контексте семейных взаимоотношений, именно он объясняет поведение женщин, которые терпят физическое насилие от мужей. В чем суть «бытового» стокгольмского синдрома, и как разорвать тесную связь с супругом-тираном?

Тесная связь

Феномен стокгольмского синдрома несложен и сводится к тому, что жертва начинает испытывать к агрессору некую симпатию, чувствует от него эмоционально-психологическую зависимость, а также защищает его в глазах окружающих. К сожалению, подобные взаимоотношения встречаются и в семейной жизни. В них, как правило, жена является жертвой, а муж — «преступником». Однако нередко стокгольмский синдром проявляется и в отношениях родители-дети. При этом данным психологическим расстройством может страдать как ребенок, так и родители, находящиеся под гнетом властных детей.

Причины формирования

Психологи отмечают, что в 80% случаях «бытовой» стокгольмский синдром возникает у людей с определенным типом мышления. Большинство женщин со стокгольмским синдромом находятся в так называемой позиции жертвы. Они ощущают себя магнитом, притягивающим неприятности, видят мир в негативных тонах. При этом, если другие женщины пытаются бороться за свое счастье, то в данном случае представительницы слабого пола уверены, что большего они не заслуживают. Их участь — быть смиренными и терпеть агрессию мужа. В 90% подобное мироощущение — результат поведения родителей. Они были либо чрезмерно критичны к ребенку, даже в том случае, когда он явно старался угодить им, либо уделяли ему мало внимания и заставляли чувствовать себя ненужным. Причиной для формирования «бытового» стокгольмского синдрома может быть и психологический механизм защиты, который включается у женщины в момент гендерного насилия. Он основан на идее, что если жертва не будет противоречить агрессору, его вспышки гнева будут либо менее частыми и критическими, либо они будут направлены на иной объект. Кроме этого, большинство случаев гендерного насилия имеет два периода: сами унижения и издевательства и последующие за ними раскаянья. Эмоционально слабая женщина не выдерживает натиска и прощает агрессора. Спустя определенный временной промежуток схема повторяется. При этом нередко «бытовой» стокгольмский синдром основывается на общественных стереотипах, утверждающих, что одинокая женщина не может быть счастливой и состоявшейся. Представительницы слабого пола, идущие на поводу этих мнений, годами терпят физическое и психологическое насилие, не найдя в себе мужества разорвать «больные» взаимоотношения.

Борьба с синдромом

Истории известно много случаев, когда заложники закрывали своим телом преступников от пули, и даже сбегали вместе с ними. В семейных взаимоотношениях стокгольмский синдром сводится к тому, что искалеченная женщина либо оправдывает поведение мужа, ища причину его агрессии в себе, либо тщательно скрывает от окружающих его поступки. Большинство женщин со стокгольмским синдромом до конца жизни пытаются приспособиться к своему обидчику. И даже если к ним на помощь приходят родные люди, продолжают действовать вопреки собственным интересам и всячески мешают своему «освобождению» от мужа-тирана. Женщина должна сама осознать безрассудность своего поведения. И в этом ей может помочь психолог. Он проведет терапию, поможет заглянуть внутрь себя, чтобы найти и вырвать корни жертвенности. Зачастую, женщины терпящие насилие своих мужей, также несчастливы в других сферах жизни. Они играют, как говорят в простонародье, роль «подушки для битья», а это далеко не самая правильная жизненная позиция.

Текст: Сергей Шевцов-Ланг

что это такое, виды и особенности лечения

Стокгольмский синдром — термин, популярный в психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения и (или) применения угрозы или насилия. Под воздействием сильного переживания заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия и в конечном счёте отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели. Бытово́й стокгольмский синдром, возникающий в доминантных семейно-бытовых отношениях, является второй наиболее известной разновидностью стокгольмского синдрома.

Вследствие видимой парадоксальности психологического феномена термин «стокгольмский синдром» стал широко популярен и приобрёл много синонимов: известны такие наименования, как «синдром идентификации заложника», «синдром здравого смысла», «стокгольмский фактор», «синдром выживания заложника» и др.

Исследователи полагают, что стокгольмский синдром является не психологическим парадоксом, не расстройством или синдромом, а скорее нормальной реакцией человека на сильно травмирующее психику событие. Так, стокгольмский синдром не включён ни в одну международную систему классификации психиатрических заболеваний.

Согласно данным ФБР о более чем 1200 случаев захвата заложников с баррикадированием захвативших в здании, стокгольмский синдром отмечен лишь в 8 % случаев.

История синдрома

Это патологическое состояние получило свое название, благодаря печально известному ограблению банка в Стокгольме, Швеция. Ограбление произошло в банке Kreditbanken в 1973 году, двумя вооруженными мужчинами с фамилиями Олссон и Олофссон, которые продержали четырех сотрудников банка в качестве заложников, в течение шести дней. Когда спасательные попытки были успешно проведены в конце шестого дня, похищенные люди встали на сторону своих похитителей. Бывшие заложники активно пытались помешать попыткам спасения.

Бытовое насилие

Даже после того, когда похитители сдались и были приговорены к лишению свободы, похитители пытались освободить их. Они собирали деньги для судебного разбирательства, пытались оформить залог и сберечь своих обидчиков от сурового приговора. Было также отмечено, что одна из пленниц тайно обручилась с одним из похитителей. Уникальный психологический феномен, основанный на положительных чувствах и эмоциях заложников к своим похитителям, был назван как «стокгольмский синдром».

Причины

Основная причина, которая вызывает алогичное стремление помогать собственному похитителю, проста. Находясь в заложниках, жертва вынуждена длительное время тесно общаться со своим захватчиком, отчего начинает понимать его. Постепенно их беседы становятся все более личностными, люди начинают выходить из тесных рамок отношений «похититель – жертва», воспринимают друг друга именно как личности, которые могут нравиться друг другу.

Простейшая аналогия – захватчик и заложник видят друг в друге родственные души. Жертва постепенно начинает понимать мотивы преступника, сочувствовать ему, возможно – соглашаться с его убеждениями и идеями, политической позицией. Еще одна возможная причина – жертва пытается помочь преступнику из опасения за собственную жизнь, поскольку действия сотрудников полиции и штурмовых бригад так же опасны для заложников, как и для захватчиков.

Основные виды

Бытовой стокгольмский синдром

Отдельно выделяют Бытовой Стокгольмский синдром. Несложно догадаться, что им страдают преимущественно женщины. Однако мужчины, позиционирующие себя как «жертву» сложившейся ситуации, тоже встречаются.

Кто рискует заработать себе стокгольмский синдром? Это, прежде всего, люди, которые считают, что они никак не способны влиять на собственную жизнь и окружение. И раз случается так, что над ними проявляют насилие, то они должны лишь смиренно принимать все происходящее с ними. Про то, как муж издевается над своей женой, а она раз за разом прощает и оправдывает его, наверное, снят не один десяток фильмов. Такие женщины на самом деле страдают заниженной самооценкой. Они отклоняют самое логичное решение проблемы – разрыв отношений – поскольку боятся, что не встретят более достойного спутника жизни, или же вообще считают, что не достойны лучшей жизни. Это является ошибочным утверждением, которое легко «сломать» на приеме у опытного психолога.

Корпоративный стокгольмский синдром

Корпоративный стокгольмский синдром

Работа — еще один «фронт», где человек может проявлять свои диктаторские наклонности. Неудивительно, что жесткие требования начальства в отношении объемов, сроков работы, дисциплины, корпоративной культуры формируют у многих работников патологическое чувство вины, беспомощности и собственной некомпетентности.

Часто работодатели используют общеизвестный принцип кнута и пряника, стимулируя работу специалиста мнимыми компенсациями — премиями, отгулами, повышением и другими привилегиями. Однако, когда работник, уставший выполнять сверхурочную или не свою работу, все-таки насмелится потребовать обещанное — начальник-тиран покажет свои «зубы», найдя сотню причин, чтобы отказать. Вплоть до оскорблений, обвинения в некомпетентности и даже угрозы увольнения. И если у человека развился стокгольмский синдром в отношениях с начальником, он безропотно (или тихо ропща) пойдет работать дальше.

Примечательно, что действительно продуктивного работника увольняют очень редко. Поэтому иногда для снятия напряжения ему все-таки подкидывают «конфетку» в виде благожелательных откликов, похвалы или материальных выгод (бонусов, премии и т.п.).

«Сломленный» такими условиями работы сотрудник со временем настолько свыкается с перегрузкой и неблагодарным отношением, что воспринимает это как должное. Его самооценка снижается, а желание что-либо изменить вызывает внутреннее сопротивление. При этом страх увольнения или боязнь не оправдать ожидания начальства становятся одними из самых главных движущих сил. А сама мысль о смене работы не допустима.

Симптомы стокгольмского синдрома

  • Жертвы пытаются отождествлять себя с агрессорами. В принципе, сначала этот процесс представляет собой своеобразный иммунитет, защитную реакцию, которая чаще всего основана на самостоятельно внушаемой мысли, что бандит не сможет навредить заложнику, если тот станет поддерживать его и помогать ему. Жертва целенаправленно жаждет получить снисхождение и покровительство преступника.
  • Пострадавшее лицо в большинстве случаев понимает, что мероприятия, которые предпринимаются для его спасения, в итоге могут представлять опасность и для него самого. Попытки освободить заложника могут закончиться не по плану, что-то может пойти не так и жизнь пленника окажется в опасности. Поэтому часто жертва выбирает, по её мнению, более безопасный путь – встать на сторону агрессора.
  • Длительное нахождение в качестве пленника может привести к тому, что преступник представляется пострадавшему уже не как лицо, нарушившее закон, а как обычный человек, со своими проблемами, мечтами и стремлениями. Особенно четко такая ситуация выражается в политическом и идеологическом аспекте, когда присутствует несправедливость со стороны власти или окружающих людей. В результате пострадавший может обрести уверенность в том, что точка зрения захватчика – безусловно правильная и логичная.
  • Захваченное лицо мысленно отодвигается от действительности – возникают мысли, что всё, что происходит – сон, который вскоре благополучно закончится.

Особенности лечения

Синдром заложника — это проблема психологического характера, поэтому она требует, в первую очередь, помощи психолога. Лечение в этом случае будет направлено на решение следующих задач:

  • Осознание своего положения жертвы и ущербности ситуации.
  • Понимание нелогичности своего поведения и поступков.
  • Оценка бесперспективности и иллюзорности своих надежд.

Наиболее сложный для коррекции вид стокгольмского синдрома — бытовой, поскольку очень сложно убедить жертву домашнего насилия в том, что единственным выходом из ситуации является уход от насильника. И все надежды на то, что он изменится — тщетны. Наименее опасный в плане лечения покупательский синдром — его коррекция занимает меньше времени и дает более эффективные результаты.

Самый лучший способ, как избавиться от стокгольмского синдрома на работе — смена этой самой работы. Однако, если на данный момент это не совсем подходящий вариант, есть несколько советов, как, по крайней мере, немного смягчить рабочую атмосферу:

  1. Найдите самый удобный для вас способ поднять свою самооценку (самовнушение, советы психологов, психологические практики и т.д.).
  2. Правильно расставьте жизненные приоритеты и помните, что работа — это всего лишь работа.
  3. Храните и цените свою индивидуальность, ваши интересы и предпочтения не должны в обязательном порядке совпадать с интересами и предпочтениями руководства.
  4. Не зацикливайтесь, даже если вы пока что не можете решиться сменить работу, ничто вам не мешает находиться в курсе рынка труда — просматривайте вакансии, посещайте «нужные» для карьеры мероприятия, участвуйте в проектах и т.п.

Отношения жертвы и агрессора всегда ущербны и выгодны только последнему. Это важно осознать и быть готовым к кардинальному изменению ситуации. Точно так же важно понимать, что именно кардинальный подход к решению проблемы будет самым эффективным, поскольку изменить взрослого, уже сложившегося человека, невозможно. Самоуважение и реальный взгляд на вещи — лучшие «фильтры» для формирования здоровых, продуктивных отношений.

 

Корпоративный стокгольмский синдром Загрузка…

Стокгольмский синдром — что это такое, причины возникновения

Стокгольмский синдром – это словосочетание описывает необычный психологический феномен, проявляющийся в неадекватном реагировании объекта нападения на своего обидчика. Иначе говоря, это бессознательная защитная связь, возникающая при травмирующем событии (похищении, угрозе насилия, захвате заложников) между захватчиком и обороняющейся стороной. Подобная связь может быть взаимной симпатией либо односторонней. Вследствие сильного эмоционального переживания у жертвы зарождается чувство сочувствия по направлению к агрессору. Они пытаются отыскать оправдание деяниям захватчиков. Нередко это приводит к перениманию заложником идей агрессора.

Что это такое

Описываемый феномен являет собой психологическое состояние, зарождающееся при переживании индивидом травмирующего прецедента быть заложником. Возникает он, когда у жертв просыпается симпатия в отношении захватчиков. Нередко заложники отождествляют себя с «оккупантами».

При длительном взаимодействии объектов атаки и нападающей стороны в психике и поведенческом реагировании заложников наблюдается переориентация, именуемая стокгольмским синдромом, который являет собой инструмент психологической защиты, формируемый бессознательно. При этом он часто осознается самой жертвой. Рассматриваемый синдром разворачивается на двух ярусах – психическом и поведенческом. На уровне психических процессов данный механизм реализуется при помощи идентификации, обеления преступника и его деяний, прощения. Это позволяет сберечь цельность «Я» в качестве структуры личности, включающей волю, любовь к собственной персоне и самоуважение. На поведенческом ярусе заложник проявляет принятие, покорность, оказание помощи захватчику, выполнение требований, приумножает шанс возникновения положительной реакции, проявляемой сокращением насильственных деяний, отказом от смертоубийства, готовностью к переговорам. Это повышает вероятность выживания, сохранения здоровья для объекта насилия.

Таким образом, простыми словами стокгольмский синдром является необычным психологическим феноменом, обозначающим возникновение у жертвы симпатии к ее мучителям.

Описываемое явление примечательно не только непонятной симпатией к агрессорам, возникающей у похищенных индивидов, но и их особым поведенческим реагированием – нередки случаи, когда жертвы собственноручно препятствуют собственному освобождению.

Научные деятели, исследовавшие анализируемый феномен, полагают, что данный синдром – это не парадокс психики, не расстройство в традиционном понимании, а нормальная реакция человеческого организма на серьезное травмирующее события.

Для зарождения этого феномена психики необходимо соблюдение следующих условий:

– наличие мучителя и жертвы;

– благожелательное отношение мучителя к пленнику;

– возникновение у похищенного субъекта особого настроя в отношении агрессора – оправдание и понимание его деяний;

– постепенное замещение страха у заложника привязанностью и состраданием, усиление таких эмоций по мере роста атмосферы риска, когда ни захватчик, ни его жертва не ощущают безопасность (совместное перенесение опасности роднит их).

Главная опасность рассматриваемого феномена заключается в трансформации поведенческого реагирования заложника. Жертва совершает действия, направленные против собственных интересов, например, препятствует правоохранительным органам задержать захватчиков. Известны прецеденты, когда при осуществлении антитеррористических мероприятий специальными подразделениями захваченные субъекты предупреждали агрессоров о появлении освободителей, нередко даже загораживали террориста собственным телом. В иных случаях, террористы могли скрываться среди потерпевших и их инкогнито никто не разоблачал. Как правило, подобное наваждение, именуемое стокгольмским синдромом, исчезает после лишения жизни террористами первой жертвы.

Причины возникновения

Ключевым условием формирования описываемого синдрома является наличие ситуации взаимодействия индивида либо группы субъектов с агрессорами, ограничивающими их свободу, способными содеять насилие. Противоречивое поведенческое реагирование жертвы проявляется при политических или криминальных террористических актах, военных операциях, похищении, семейной или религиозной диктатуре.

Гуманизация взаимодействия между агрессором и обороняющейся стороной обусловлена ниже перечисленными причинами.

Людям, подвергнутым физическому насилию, наблюдающим принуждение со стороны, присуще проявление человечного отношения. Боязнь смерти, увечий, боли делается стимулом, мотивирующим поведение.

Языковая преграда либо культурный барьер могут увеличивать вероятность зарождения данного синдрома или, наоборот, препятствовать формированию описываемой болезненной привязанности. Иная культура, речь, религия подсознательно воспринимаются заложниками в качестве оправдывающих факторов жестокости террористов.

Психологическая грамотность, выраженная в знании приемов выживания обоими участниками ситуации, приумножает гуманизацию отношения. Активно включаются механизмы психологического воздействия, направленные на выживание.

Анализируемый синдром чаще отмечается у коммуникативных субъектов, обладающих умением сопереживать. Дипломатическое взаимодействие часто меняет поступки захватчиков, повышая этим шансы на выживание у их заложников.

Продолжительность травмирующей ситуации также является условием зарождения этой пагубной связи. Стокгольмский синдром зарождается в течение пары суток с момента активных действий захватчика. Длительное взаимодействие дает возможность лучше узнать мучителя, постигнуть причины насильственных деяний и оправдать их.

Выделяют такие симптомы стокгольмского синдрома, как:

– непритворное восхищение захватчиками;

– сопротивление спасательным мероприятиям;

– защита похитителя;

– стремление угодить преступникам;

– несогласие на дачу показаний, направленных против террористов;

– отказ сбежать от мучителей при появлении такого шанса.

Рассматриваемая роковая зависимость зарождается, когда объект атаки не обладает средствами дабы защитить себя, он занимает инертную позицию. Поведение похитителя обусловлено определенной целью, вследствие чего зачастую воплощается в соответствии с намеченным планом либо согласно привычному сценарию, результат которого зависит именно от мучения, угнетения, принижения заложников.

Желание гуманизировать взаимоотношения обнаруживается в попытках жертвы установить плодотворный контакт. Поэтому такой субъект начинает оказывать медицинскую либо бытовую помощь захватчику, инициировать беседу личного характера, например, на тему семейных взаимоотношений, причин, побудивших стать на преступную стезю.

История происхождения термина

Творцом данного термина считается криминалист Н. Бейерт. Он оказывал помощь в освобождении четверых банковских работников в 1973 году, захваченных сбежавшим заключенным в городе Стокгольм. Пять дней заключения конторских служащих послужили посылом для возникновения данного термина, обозначающего психологический феномен роковых взаимоотношений объекта атаки и агрессора.

После описанного случая все симпатии потерпевших к их мучителям относят к проявлениям данного синдрома.

Летом 73-го года беглый уголовник Ульссон захватил Стокгольмский банк. Захват он совершил самостоятельно, ранив одного охранника. В его владении оказались три служащих женского пола и один мужчина. Требование Ульссона было доставить в банк соседа по каземату Олофссона. При этом сами жертвы звонили действующему премьер-министру с требованием выполнить поставленное преступником условие.

Между злоумышленниками и потерпевшими довольно быстро завязалось общение. Они делились личными подробностями насущного бытия. Когда одна из служащих замерзла, Олофссон поделился с ней собственной курткой. Он утешал другую работницу, занятую безуспешными попытками дозвониться близким.

По прошествии нескольких суток правоохранительные органы в потолке проделали отверстие, сфотографировав Олофссона и захваченных граждан. Ульссон заметил эти действия, пригрозив лишить жизни работников банка при совершении газовой атаки.

На пятые сутки полисмены провели газовую атаку, вследствие которой злоумышленники решили сдаться. Захваченные служащие были вызволены. Освобожденные заложники сообщили, что захватчики их не страшили, они опасались полицейского штурма.

Инструмент защиты психики, именуемый после описанных выше событий стокгольмским синдромом, базируется на зарождении надежды захваченного субъекта, что при условии беспрекословного выполнения требований преступников, они проявят снисхождение. Вследствие этого, пленники стремятся демонстрировать, дабы проще было мириться с возникшим положением, они стараются логически оправдать деяния захватчиков, спровоцировать у них одобрение.

Бытовой стокгольмский синдром

Анализируемый феномен также может реализовываться и на бытовом уровне, являясь второй наиболее распространённой разновидностью описываемого синдрома. Появляется он обычно в доминантных семейных взаимоотношениях. Когда внутри ячейки общества один партнер совершает неподобающие деяния в отношении второго (постоянное унижение, насмешки, издевки, насилие), зарождается стокгольмский синдром. Невзирая на страдания по причине издевательств, объект нападок привыкает к неизменным унижениям и постепенно начинает оправдывать поступки любимого.

Часто подобную ситуацию можно встретить в семьях, где супруг страдает чрезмерными алкогольными возлияниями, вследствие чего регулярно избивает благоверную. Супруга, в свой черед, неистово защищает садиста, мотивируя его деяния тем, что у него временные трудности, он устал. Нередко такие барышни могут даже отыскивать причину насилия в собственной персоне. Ведь благоверный унижает и поколачивает супругу лишь потому, что борщ слегка пересолен, а свинина жирновата.

Особенность проявления данной вариации синдрома обнаруживается в том, что потерпевшая сторона не просто защищает своего мучителя, но и в последующем скучает по тирану при разрыве взаимоотношений.

Этот феномен объясняется включением защитного механизма, основывающегося на смирении и принятии существующего положения при невозможности устранить фактор, причиняющий боль.

Если индивид, подвергающийся насилию, сразу не покидает своего мучителя, например, вследствие отсутствия такой возможности, не разрывает всяческий контакт с ним, то психика пытается отыскать иные варианты спасения. Если избежать стрессовой ситуации не удалось, значит, придется научиться сосуществовать и ладить с тираном, причиняющим боль. Вследствие этого жертва постепенно начинает узнавать причины поступков собственного мучителя. Она интересуется, старается понять тирана, проникается сочувствием к палачу. После чего даже предельно иррациональное делается рациональным. Посторонний субъект вряд ли уразумеет, почему страдалец не покинет дом, где его унижают, издеваются над ним. Все просто, жертва прониклась сочувствием к истязателю, пониманием, вследствие чего стремится его спасти, обелить, помочь.

Лечение стокгольмского синдрома преимущественно заключается в психотерапевтической помощи. При легком течении описываемого явления применяются методы смысловой трансформации установок и убеждения. Психотерапевт поясняет механизмы, обуславливающие возникновение приспособительного поведенческого реагирования, рассказывает о неразумности подобного отношения.

Успешно применяются когнитивно-поведенческая психотерапевтическая методика (изменяются представления о мучителе в сочетании с выработкой и последующим внедрением поведенческих паттернов, позволяющих оставить позицию жертвы) и психодрама (направлена на восстановление критического отношения пострадавшего к собственному поведенческому реагированию и к деяниям похитителя).

Примеры из жизни

История криминалистики может насчитать множество случаев проявления стокгольмского синдрома среди похищенных субъектов или в бытовых взаимоотношениях.

Наиболее известным прецедентом стал виновник возникновения рассматриваемого термина – захват банковских служащих в городе Стокгольм.

Не менее знаменито еще одно происшествие, связанное с похищением в 74-м году радикально настроенными террористами наследницы газетного капиталиста Патрисии Херст. Описываемый случай знаменит тем, что после освобождения Патрисия вступила в ряды, ответственного за ее похищение, леворадикального партизанского формирования. Кроме того жертва стокгольмского синдрома даже участвовала в банковских ограблениях совместно с «коллегами» по организации.

Еще одним выдающимся эпизодом является захват Наташи Кампуш. Десятилетнюю девочку похитил бывший техник В. Приклопиль и удерживал насильно более восьми лет. Благодаря удачному стечению обстоятельств заложнице удалось сбежать, после чего Приклопиль, преследуемый полицией, совершил суицид. Наташа призналась, что сочувствовала собственному мучителю и расстроилась от известия о его кончине. Помимо того она описывала своего истязателя, как отзывчивого и хорошего человека, рассказывала, что он холил ее больше, нежели родители.

Известным случаем, вошедшим в анналы криминалистики, является захват самопровозглашенным священником пятнадцатилетней Элизабет Смарт. Похищенная девушка возвратилась домой спустя 9 месяцев заточения. Психологи утверждают, что у жертвы было множество шансов сбежать, которыми она не воспользовалась по причине влюбленности в похитителя.

Одиннадцатилетняя Джейси была поймана супружеской парой Гарридо, когда направлялась к школьному автобусу. Эта пара удерживала ребенка в течение восемнадцати лет. В четырнадцатилетнем возрасте Джейси Дьюгард родила от истязателя дочь, по прошествии трех лет – еще одну. После ареста четы маньяков, девушка пыталась сокрыть преступление, утаивала собственное имя, придумывала легенды, объясняющие происхождение дочерей.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Феномен Стокгольмского синдрома

Стокго́льмский синдро́м (англ. Stockholm Syndrome) — феномен психологической защиты, который описывается, как бессознательная травматическая связь, взаимная или же односторонняя симпатия, возникающая между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения. Это своеобразный способ выживания, который включается в ответ на угрозу жизни или угрозу насилия.

К сожалению, жертвой может стать каждый. Механизмы человеческой психики крайне гибкие, человек способен приспосабливаться практически к любым условиям, что и происходит при подобном синдроме.

Вследствие сильного переживания и стресса заложники после первоначальных чувств ужаса и злобы, начинают сочувствовать своим захватчикам, а похищенные люди собственноручно препятствуют своему освобождению, оправдывая действия агрессора, и в конечном счёте отождествляют себя с ними, могут перенимать их идеи, считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели.

Автором термина выступил шведский психиатр криминалист – Нильс Бейерут (Nils Bejerot). Синдром так назвали после нестандартного события, произошедшего в 1973 году в центре Стокгольма, когда во время ограбления банка были захвачены заложники. И после того, как заложники провели с грабителями несколько дней в замкнутом помещении, у них развилось сопереживание и привязанность к преступникам, что тогда шокировало жителей Швеции.

Данное явление не изучено в полной мере, но исследователи полагают, что стокгольмский синдром не стоит считать психологическим расстройством или синдромом, так как это скорее нормальная реакция человека на аномальное для него событие, сильно травмирующее психику. В современной психологии эта тема активно исследуется.

Изначально стокгольмский синдром рассматривался исключительно в отношениях между преступниками и их жертвами. На сегодняшний день этот синдром приобрёл новые грани, проявляясь и в семейных отношениях, в отношениях «жертва-абьюзер».

Почему жертвы начинают симпатизировать преступнику?

Точные причины данной реакции не изучены до конца, но такой механизм психологической защиты может основываться на надежде жертвы, когда человек надеется, что, если выполнять все требования агрессора, то он впоследствии со своей стороны проявит снисхождение. В таких условиях человек всячески старается выражать послушание, при этом пытаясь логически оправдать действия преступника, получить от него одобрение и даже покровительство. Естественно, что эта реакция индивидуальна, и не все люди так реагируют. Многие из-за страха за собственную жизнь испытывают к агрессору колоссальную ненависть и всячески пытаются защититься или обмануть агрессора. Также следует понимать, что покорность по отношению к похитителям ещё не свидетельствует о симпатии к ним.

Существует точка зрения, которая связывает работу зеркальных нейронов головного мозга и эмпатию. Из-за общего стрессового напряжения, человек как бы ловит эмоциональную волну преступника, сближаясь с ним, подсознательно надеется, что тогда ему не причинят вреда. Это позволяет избежать развития посттравматического стресса, который крайне негативно сказывается на психике.

Стокгольмский синдром крайне тяжело преодолевается человеком, это длительный и сложный процесс. Это особая и очень сильная связь, которую очень тяжело разорвать. Так как человек эмоционально привязывается к своему агрессору.

«Необходимо учитывать, что похититель, кроме всего прочего, становится вашим кормильцем, — поясняет детский психолог Артур Бранд. — Он, конечно, насильник, но, в то же самое время, это единственный человек, который в создавшейся ситуации может о вас позаботиться и не дать вам умереть».

Подобные явления можно наблюдать, когда у жертвы перенёсшей насилие, находясь под влиянием агрессора, завязываются отношения с агрессором, перерастающие в симпатию к нему. Руководители, преподаватели, главы семейств демонстрируют свою власть, а слабая сторона — послушание, одобрение и повиновение. Так формируется аномальная симпатия жертвы к абьюзеру, который угрожает физической расправой или уничтожает морально. Зафиксировано много случаев, когда жертва становилась сообщником преступника или влюблялась в него.

Patricia Campbell Hearst

Человеку со Стокгольмским синдромом обязательно показана психотерапия, направленная на возвращение личности к внутреннему благополучию, на достижение целей и преодоление депрессии, страхов, уныния, паники и тревоги, на эффективное использование своих возможностей, и на восстановление связи с социумом. Человек зачастую заново учится выстраивать здоровые коммуникации.

Часто люди с данным синдромом отказываются от лечения, не считая себя больными, обрывают связи с близкими, не желают возвращаться в семью, откуда их, например, могли похитить в раннем возрасте. Многие жертвы отказываются бороться с данной проблемой.

Один из самых известных случаев Стокгольмского синдрома произошёл с Наташей Кампуш (Natascha Maria Kampusch). Её в 10‑летнем возрасте похитил маньяк, 3096 дней он удерживал её под землёй в пятиметровой комнате без окон, используя в качестве сексуальной рабыни. Вольфганг Приклопиль — тот самый преступник, из рук которого Наташа в итоге чудом сбежала. Когда Вольфганг совершил суицид, Наташа плакала, и зажгла свечу в его память, она вообще отзывалась о нём с теплотой. А позже она поселилась в доме, в котором он её удерживал, отказалась общаться со своим отцом, и налаживала связь с матерью Вольфганга.

«Хорошо это или плохо, но это был мой дом. Если я когда-либо решусь продать его, сначала я засыплю подвал…Мне не хотелось, чтобы этот дом разграбили вандалы или другие хозяева свили там, где пролито столько слёз, уютное гнёздышко».

При каких условиях возможно развитие стокгольмского синдрома?

Современные психиатры и криминологи изучают разные случаи, но пока затрудняются определить основные факторы, приводящие к развитию подобных изменений в поведении людей.

Известно несколько факторов и ситуаций, которые иногда могут приводить к развитию Стокгольмского синдрома:

  • Присутствие двух сторон – агрессор и жертва (это может происходить в сектах, в семьях, это может быть теракт или сексуальное рабство, это могут быть совершенно незнакомые люди или же близкие).
  • Полная изоляция от посторонних лиц и постоянное общение лишь с агрессором, например, когда человек попадает в заложники или в рабство.
  • Лояльное отношение похитителя/террориста к пленнику.
  • Понимание действий агрессора и оправдание его действий, чувство жалости к мучителю.
  • Разобщение большой группы заложников.
  • Замещение презрения у жертвы одобрением и симпатией, отождествление себя с агрессором.
  • Совместное достижение цели в условиях опасности и риска смерти.
  • Когда заложники понимают, что похитителям небезразлична их жизнь.
  • Когда жертве даётся возможность реализовывать свои желания.
  • При психофизической привязанности к агрессору.
  • Когда агрессор полностью подавляет волю жертвы.
  • Считается, что люди с нарушенными привязанностями и с недостатком родительской любви, а также пессимисты с постоянным чувством вины могут быть подвержены Стокгольмскому синдрому.
  • Возможна привязанность к похитителю в условиях, когда жертву похитили в раннем возрасте, и она не помнит и не знает другой жизни, в итоге привязывается к своему мучителю, считая, что заслужила своё наказание.

Проявления Стокгольмского синдрома:

  • Заложник бросает попытки побега, даже, когда появляется такая возможность. Жертва смиряется с происходящим.
  • Жертва отказывается давать обвинительные показания против своего обидчика или против группы лиц, и иногда даже пытается встать на его защиту.
  • Жертва возвращается на место, где её удерживали даже после освобождения. Известны случаи, когда жертва выкупала дом, в котором её насильно удерживали многие годы.
  • В случаях бытового насилия жертва, несмотря на обиды, насилие, ежедневные побои и оскорбления, испытывают привязанность к своему тирану.
  • Идеализация обидчика, даже, когда жертву лишают свободной воли, морально и физически угнетают и не дают полноценного развития. Такое можно часто наблюдать у детей по отношению к родителям-тиранам.
  • Так, когда человек долгое время находится в плену, то он может испытывать одновременно и симпатию к своим захватчикам, и ненависть и страх по отношению к тем, кто попытается насильственным способом его освободить. После резкого освобождения человек может испытывать ещё более страшный стресс.

Диагностировать наличие стокгольмского синдрома и степень его осложнений, а также подбирать терапию, должен квалифицированный врач-психотерапевт.

Фильмы, в которых показывается развитие Стокгольмского синдрома:

  1. «Берлинский синдром», 2017 год
  2. «Баффало-66», 1998 год
  3. «Патти Хёрст», 1988 год
  4. «Стокгольм. Пенсильвания», 2015 год
  5. «Комната», 2015 год
  6. «3096 дней», 2013 год
  7. «Закрытые пространства», 2008 год

Берегите себя!

В статье использована информация из открытых источников и научных публикаций. Информация, предоставляемая на сайте, носит исключительно ознакомительный характер.

Хотите дополнить информацию в статье или возразить? Мы приветствуем комментарии, предложения или возражения.

Феномен Стокгольмского синдрома — ZDRAVBUD.NET ZDRAVBUD.NET

Стокгольмский синдром — что это в психологии?

К числу аномальных явлений в психологии относится стокгольмский синдром, суть которого состоит в следующем: жертва похищения начинает необъяснимо симпатизировать своему мучителю. Простейшим проявлением является помощь бандитам, которую начинают добровольно оказывать захваченные ими заложники. Нередко столь уникальное явление приводит к тому, что похищенные сами препятствуют собственному освобождению. Рассмотрим, в чем причины и каковы проявления стокгольмского синдрома, и приведем несколько примеров из реальной жизни.

Причины

Основная причина, которая вызывает алогичное стремление помогать собственному похитителю, проста. Находясь в заложниках, жертва вынуждена длительное время тесно общаться со своим захватчиком, отчего начинает понимать его. Постепенно их беседы становятся все более личностными, люди начинают выходить из тесных рамок отношений «похититель – жертва», воспринимают друг друга именно как личности, которые могут нравиться друг другу.

Стокгольмский синдром в психологии

Простейшая аналогия – захватчик и заложник видят друг в друге родственные души. Жертва постепенно начинает понимать мотивы преступника, сочувствовать ему, возможно – соглашаться с его убеждениями и идеями, политической позицией.

Еще одна возможная причина – жертва пытается помочь преступнику из опасения за собственную жизнь, поскольку действия сотрудников полиции и штурмовых бригад так же опасны для заложников, как и для захватчиков.

Суть

Рассмотрим, что такое стокгольмский синдром простыми словами. Для этого психологического явления необходимо несколько условий:

  • Наличие похитителя и жертвы.
  • Доброжелательное отношение захватчика к своему пленнику.
  • Появление у заложника особого отношения к своему агрессору – понимание его действий, оправдание их. Страх у жертвы постепенно замещается симпатией и сочувствием.
  • Эти ощущения еще более усиливаются в атмосфере риска, когда и преступник, и его жертва не могут ощущать себя в безопасности. Совместное переживание опасности по-своему роднит их.

Подобное психологическое явление относится к разряду очень редких.

Девушки, ставшие заложницами

История термина

Мы познакомились с сущностью понятия «стокгольмский синдром». Что это в психологии, мы также узнали. Теперь рассмотрим, как именно появился сам термин. История его ведется с 1973 года, когда произошел захват заложников в крупном банке шведского города Стокгольма. Суть ситуации, с одной стороны, стандартна:

  • Преступник-рецидивист взял в заложники четырех банковских служащих, угрожая убить их, если власти откажутся выполнять его требования.
  • К числу пожеланий захватчика относилось освобождение из камеры его друга, крупная сумма денег и гарантия безопасности и свободы.

Интересно, что среди захваченных служащих были люди обоих полов – мужчина и три женщины. Полицейские, которым приходилось вести переговоры с рецидивистом, оказались в непростой ситуации – до этого случая захвата и удерживания людей в городе не было никогда, возможно поэтому одно из требований было выполнено – из тюрьмы был освобожден очень опасный преступник.

Первый случай стокгольмского синдрома

Преступники удерживали людей в течение 5 дней, за которые они из обычных жертв превратились в нестандартных: начали проявлять симпатию к захватчикам, а когда были освобождены, даже наняли адвокатов для своих недавних мучителей. Это был первый случай, получивший официальное наименование «стокгольмский синдром». Создателем термина является криминалист Нильс Бейерт, который принимал непосредственное участие в спасении заложников.

Бытовая вариация

Конечно, данное психологическое явление относится к числу редких, поскольку само явление захвата и удерживания заложников террористами не относится к повседневным. Однако выделяют и так называемый бытовой стокгольмский синдром, суть которого в следующем:

  • Женщина испытывает к собственному супругу-тирану чувство искренней привязанности и прощает ему все проявления домашнего насилия и унижение.
  • Нередко подобная картина наблюдается при патологической привязанности к родителям-деспотам – ребенок обожествляет мать или отца, которые сознательно лишают его воли, не дают возможности нормального полноценного развития.

Иное название отклонения, которое можно встретить в специализированной литературе, – синдром заложника. Жертвы воспринимают свои мучения как нечто само собой разумеющееся, готовы терпеть насилие, поскольку полагают, что ничего лучшего они не заслужили.

Конкретный случай

Рассмотрим классический пример бытового стокгольмского синдрома. Это поведение некоторых жертв изнасилования, которые начинают искренне оправдывать своего мучителя, обвинять в случившемся себя. Именно так находит проявление полученная травма.

Стокгольмский синдром - механизм самозащиты

Реальные случаи из жизни

Приведем примеры стокгольмского синдрома, многие из этих историй в свое время наделали немало шума:

  • Внучка миллионера Патрисия (Патти Херст) была похищена группой террористов с целью получения выкупа. Нельзя сказать, что с девушкой обращались хорошо: практически 2 месяца она провела в небольшом шкафу, была подвержена эмоциональному и сексуальному насилию. Однако после освобождения девушка домой не вернулась, а вступила в ряды той самой организации, что издевалась над ней, и даже совершила в ее составе несколько вооруженных ограблений.
  • Случай в японском посольстве в 1998 году. Во время приема, на котором присутствовало более 500 гостей из высших слоев общества, произошел террористический захват, все эти люди, включая посла, оказались заложниками. Требование захватчиков было абсурдным и невыполнимым – освобождение из тюрем всех их сторонников. Через 14 дней часть заложников была освобождена, при этом спасшиеся люди с большой теплотой отзывались о своих мучителях. Опасение же у них вызывали власти, которые могли решиться на штурм.
  • Наташа Кампуш. История этой девочки шокировала все мировое сообщество – очаровательная школьница была похищена, все попытки ее найти не увенчались успехом. Спустя 8 лет девушке удалось бежать, она рассказала, что похититель удерживал ее в комнате под землей, морил голодом и жестоко избивал. Несмотря на это, Наташа расстроилась из-за его самоубийства. Сама девушка отрицала, что имеет какое-либо отношение к стокгольмскому синдрому, и в интервью прямо говорила о своем мучителе как о преступнике.

Это всего лишь несколько примеров, иллюстрирующих странные отношения похитителя и жертвы.

Патти Херст - похищенная девушка

Интересные факты

Познакомимся с подборкой интересных фактов о стокгольмском синдроме и его жертвах:

  • Патрисия Херст, о которое речь шла ранее, после ареста пыталась убедить суд, что над ней были совершены насильственные действия, что преступное поведение – не что иное, как ответ на тот ужас, который ей пришлось пережить. Судебная экспертиза доказала, что у Патти расстроена психика. Однако девушка все равно была осуждена на 7 лет, но из-за агитационной деятельности комитета по ее освобождению приговор вскоре был отменен.
  • Чаще всего такой синдром возникает у тех пленников, которые находились в контакте с захватчиками не менее 72 часов, когда жертва имеет время на то, чтобы получше узнать личность преступника.
  • Избавиться от синдрома довольно сложно, его проявления будут наблюдаться у бывшего заложника длительное время.
  • Знания о данном синдроме используется при ведении переговоров с террористами: считается, что если заложники будут испытывать сочувствие к захватчикам, те начнут лучше относиться к своим жертвам.

Согласно позиции психологов, стокгольмский синдром не относится к числу личностных расстройств, а скорее представляет собой реакцию человека на нестандартные жизненные обстоятельства, вследствие которых происходит травма психики. Некоторые считают его даже механизмом самозащиты.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *