Структура невербальной коммуникации: 5.3. Невербальная коммуникация

Содержание

Структура невербального общения Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

УДК 008 КРЮКОВА С.

СТРУКТУРА НЕВЕРБАЛЬНОГО ОБЩЕНИЯ

Крюкова Светлана — студентка Тамбовского государственного университета им.Г.Р. Державина

Аннотация: Невербальное общение часто возникает бессознательно. Оно может либо

дополнять и усиливать словесное общение, либо ему противоречить и ослаблять. Хотя невербальное общение и является часто бессознательным процессом, в настоящее время оно достаточно тщательно изучается и может контролироваться. Это- наиболее древняя и базисная форма коммуникации. Наши предки общались между собой при помощи наклона тела, мимики, тембра и интонации голоса, частоты дыхания, взгляда. Мы и сейчас часто понимаем друг друга без слов.

Ключевые слова: невербальное общение, жесты, мимика, взгляд, тембр и интонация голоса.

Общение без слов -самое емкое и достоверное.

Общаясь, мы слушаем не только словесную информацию, но и смотрим в глаза друг другу, воспринимаем тембр голоса, интонацию, мимику, жесты. Слова передают нам логическую информацию, а жесты, мимика, голос эту информацию дополняют.

Коммуникация невербальная — система невербальных символов, знаков, кодов, использующихся для передачи сообщения с большой степенью точности, которая в той или иной степени отчуждена и независима от психологических и социально-психологических качеств личности. К. н. имеет достаточно четкий круг значений и может быть описана как лингвистическая знаковая система. Конвенциальные, интенциональные, произвольные жесты, телодвижения, позы, выражения лица кодируются и декодируются, выступают в роли знаков, имеющих ограниченный круг значений, и выполняют функции сообщений.

Общение — многоаспектный и многоплановый процесс формирования, обеспечения и реализации межличностного и межгруппового контакта, который обусловлен необходимостью организации осуществления и поддержания совместной деятельности людей.

Язык — сложная развивающаяся семиотическая система, являющаяся специфическим и универсальным средством объективации содержания как индивидуального сознания, так и культурной традиции, обеспечивая возможность его интерсубъективности, процессуального разворачивания в пространственно-временных формах и рефлексивного осмысления.

Язык тела — совокупность телесных проявлений (особенностей внешнего облика, движений, мимики и жестов, внутренних ощущений людей), отражающая душевное состояние человека, его мотивы и особенности взаимоотношений с окружающим миром.

Невербальное общение — общение без помощи слов часто возникает бессознательно. Оно может либо дополнять и усиливать словесное общение, либо ему противоречить и ослаблять. Хотя невербальное общение и является часто бессознательным процессом, в настоящее время оно достаточно хорошо изучено и для достижения нужного эффекта с успехом может контролироваться.

Невербальное общение — наиболее древняя и базисная форма коммуникации. Наши предки общались между собой при помощи наклона тела, мимики, тембра и интонации голоса, частоты дыхания, взгляда. Мы и сейчас часто понимаем друг друга без слов.

Невербальный язык настолько мощный и общий, что часто мы без труда понимаем собаку, что она хочет. Собака же предугадывает многие наши поступки, например, заранее знает, когда мы идем с ней гулять, а когда отправляемся на улицу без нее.

Невербальное общение — не так сильно структурировано, как вербальное. Не существуют общепринятые словари и правила компоновки (грамматика) жестов, мимики, интонации, при помощи которых мы в состоянии однозначно передать свои чувства.

Такая передача зависит от очень многих факторов и часто происходит неоднозначно. Намеренная передача — творческий процесс, которым профессионально занимаются артисты кино и театра. При этом каждый артист передает одну и ту же роль по-разному. Мы не раз видели одни и те же роли в исполнении разных артистов, одни и те же фильмы, снятые разными режиссерами.

Преднамеренная передача чувств, которых у нас нет — трудный, если вообще возможный процесс. Именно поэтому артисты во время съемок пытаются вжиться в образ и испытывать те же самые чувства, которые они пытаются передать. Часто мы такую неудачную игру замечаем и

говорим, что фильм — неудачный: актеры играют неестественно, например, переигрывают. И все-таки при помощи невербального языка мы выражаем свои чувства: любви и ненависти, превосходства и зависимости, уважения и презрения.

Часть невербального языка универсальна: все младенцы одинаково плачут и смеются. Другая часть, например жесты, различается от культуры к культуре. Невербальное общение обычно возникает спонтанно. Мы обычно формулируем свои мысли в виде слов, наши же поза, мимика и жесты возникают непроизвольно, помимо нашего сознания1.

Слова хорошо подходят для передачи логической информации. В то же время чувства лучше передаются не вербально. Согласно оценкам ученых 93% информации, передающейся при эмоциональном общении, проходит по невербальным каналам коммуникации.

Невербальное общение трудно контролируется даже профессиональными артистами. Им для этого необходимо входить в образ, что является сложным творческим процессом, не всегда получается и требует репетиций. Поэтому невербальное общение является существенно более надежным, чем вербальное. Мы можем контролировать часть параметров невербального общения. Но мы никогда не будем в состоянии контролировать все параметры, так как человек может держать в голове одновременно не более 5-7 факторов.

Невербальное общение, как правило, спонтанно и непреднамеренно. Его нам подарила природа как продукт многих тысячелетий естественного отбора. Поэтому невербальное общение — очень емко и компактно. Овладевая языком невербального общения, мы приобретаем эффективный и экономичный язык. Моргнув глазом, кивнув головой, помахав рукой, мы передаем свои чувства быстрее и лучше, чем сделали бы это при помощи слов.

Свои чувства и эмоции мы можем передавать без слов. Невербальный язык используется и при словесном общении. При его помощи мы:

• подтверждаем, поясняем или опровергаем передаваемую словесным путем информацию;

• передаем информацию сознательно или бессознательно;

• выражаем свои эмоции и чувства;

• регулируем ход разговора;

• контролируем и воздействуем на других лиц;

• восполняем недостаток слов, например, при обучении езде на велосипеде.

Разговаривая с партнером, мы видим его мимику, жесты, которые нам говорят, что действительно думает и чувствует наш собеседник. Так, сидящий собеседник, подавшись вперед, сообщает нам, что хочет говорить сам. Отклонившись же назад, он уже сам хочет нас слушать. Наклоненный вперед подбородок свидетельствует о волевом напоре, желании жестко отслеживать свои интересы. Если же подбородок приподнят, а голова прямая, то партнер считает себя в позиции силы.

Управляя своим невербальным языком, мы можем вызывать желаемый для нас образ. Выступая перед аудиторией в качестве эксперта, нам следует вызвать образ компетентного, уверенного в себе специалиста. В противном случае нашему мнению никто не поверит. Более того, свое впечатление о нас аудитория составит в первые несколько секунд нашего выступления.

Если мы выйдем на трибуну с сутулой спиной, голос будет звучать вяло, а слова окажутся скомканными, то нам вряд ли удастся убедить присутствующих принять наши предложения, если только аудитория не будет нас считать заранее первоклассным специалистом и непререкаемым авторитетом.

Невербальный язык помогает нам составить более четкое и адекватное мнение о партнере. Постукивание пальцами по рукоятке кресла свидетельствуем о нервном напряжении. Сжатые в замок руки — о закрытости. Преобладание согласных в речи — о преобладании логики над чувствами: собеседник, скорее, “физик”, чем “лирик”.

Общение включает в себя вербальные и невербальные каналы передачи информации. При этом информация, поступающая по невербальным каналам, может, как подкреплять, так и противоречить сообщению, передаваемому при помощи слов. Невербальный язык менее контролируем сознанием, чем вербальный, а потому и более достоверен. Если информацию, поступающая по невербальному каналу, противоречит информации, полученной по вербальному, то верить следует невербальной.

Понимание тонкостей языка жестов может улучшить и упростить ваши отношения с окружающими людьми. При любом взаимодействии с другим человеком цель состоит в общении, однако слишком часто наши жесты при этом неясны в лучшем случае и противоречивы в худшем.

Как бы хорошо вы ни знали кого-то, никто из нас не может читать мысли другого, так что все, что улучшило бы общение, представляется ценным. Однако перед тем как применить ваше новое знание в повседневной жизни, подумайте о том, чего вы хотите достичь.

Можно использовать язык жестов, для того чтобы вводить людей в заблуждение и манипулировать ими. Бывают случаи, когда это необходимо.

Все это вместе позволяет сказать, что невербальное общение — один из самых сложных и информативных языков, изучение которого всегда будет актуальным.

129978 (Невербальная коммуникация, ее структура и основные элементы) — документ

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«МАРИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(МарГУ)

ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Кафедра иностранных языков № 1

КУРСОВАЯ РАБОТА

НЕВЕРБАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ…

Обозначение КР-02069585-030800-06 Группа ЛП-32

Специальность 022900- Перевод и переводоведение

Автор___________________________Лукичева К. К.

подпись, дата

Руководитель________________________Фазылзянова Э.М.

подпись, дата

Йошкар-Ола 2006

Содержание.

Введение

1. Невербальная коммуникация

2. Специфика невербальной коммуникации

3. Физиологические и культурно-специфические основы невербальной коммуникации

4. Невербальные элементы коммуникации

4.1. Кинесика

4.2. Тактильное поведение

4.3. Сенсорика

4.4. Проксемика

4.5. Хронемика

5. Паравербальная коммуникация

Заключение

Литература

Введение.

Человек ведет социальный образ жизни, т.е. его невозможно представить вне общества. Для каждого важно наладить контакт с собеседником, ведь назначение любого акта коммуникации состоит в достижении какой-либо цели (получение информации, удовлетворение психической потребности в общении, побуждение собеседника к действию и т.д.). Коммуникация — в широком смысле — обмен информацией между индивидами через посредство общей системы символов. Без сомнения знание законов эффективного общения облегчает взаимодействие между людьми. Но не следует забывать, что на долю общения посредством слов приходится всего лишь 35% передаваемой информации. Остальные 65% составляют т.н. невербальные сообщения, то есть происходящие без использования слов. Невербальная коммуникация (от лат. verbalis — устный и лат. communicatio — общаться) — поведение, сигнализирующее о характере взаимодействия и эмоциональных состояниях общающихся индивидов. Это жесты, мимика, поза, одежда, прическа, окружающие предметы. Прочтение подобного рода элементов поведения способствует достижению высокой степени взаимопонимания. Отслеживание такой информации дает собеседникам сведения о морально-личностных качествах друг друга, о настроении, чувствах, переживаниях, намерениях, ожиданиях и т.д.

Актуальность выбранной темы данной курсовой работы «Невербальная коммуникация, ее специфика и основные элементы» определяется тем, что она направлена на пополнение знаний о невербальном взаимодействии между людьми, недостаток которых возник из-за недостаточного внимания к данной проблеме. А для профессии переводчика это важно вдвойне, так как мы должны не только переводить иностранную речь, но так же должны уметь понимать чувства и эмоции людей, чтобы правильно и в полной мере перевести их слова.

Цель данной курсовой работы – раскрытие сущности и проблем невербального общения в процессе межкультурной коммуникации и коммуникации между людьми в одной культурной группе.

Объект работы – процесс невербального общения между людьми разных культурных групп или в рамках одной культурной группы.

Предмет курсовой работы – содержание, виды, основные элементы, специфика невербальной коммуникации.

Исходя из цели данной курсовой работы, можно выделить следующие задачи:

  1. ознакомиться с некоторыми трудами ученых, занимающихся данной проблемой;

  2. проанализировать и объяснить значение основных элементов невербальной коммуникации;

  3. выделить сущность процесса невербальной коммуникации;

  4. раскрыть актуальность данной темы.

Методы исследования проблемы данной курсовой работы – теоретический анализ литературы, где освещается современное виденье исследуемой проблемы; анализ опыта ученых, работавших в данной области науки; сопоставление различных приемов и элементов невербальной коммуникации в различных странах.

Практическая ценность данной работы заключается в том, что она представляет научно обоснованные рекомендации по формированию навыков невербального общения

Многие ученые занимаются решением проблемы невербальной коммуникации. В данной курсовой работе рассмотрены труды таких следующих ученых:

  1. Биркенбил В.;

  2. Бороздина Г.В.;

  3. Винокур Т. Г.,;

  4. Горелов И. Н.;

  5. Кнапп М.Л.;

  6. Конецкая В.П.;

  7. Лабунская В. А.;

  8. Леонтьев А. А.;

  9. Морозов В. П.;

  10. Холл. Э.

  1. Структура данной курсовой работы отражает логику исследования, состоит из введения, пяти глав, пяти параграфов, заключения и списка использованной литературы.

1. Невербальная коммуникация

Специалистами по общению подсчитано, что современный че­ловек произносит за день около 30 тысяч слов или примерно 3 тысячи слов в час [3, 59 с.]. Речевое общение, как правило, сопровождается несловесными действиями, помогающими понять и осмыслить речевой текст.

Эффективность любых коммуникационных контак­тов определяется не только тем, насколько понятны собеседнику слова и другие элементы вербальной коммуникации, но и умени­ем правильно интерпретировать визуальную информацию, то есть взгляд партнера, его мимику и жесты, телодвижения, позу, дис­танцию, темп и тембр речи. Ведь даже если язык является самым эффективным и продуктивным инструментом человеческого об­щения, все же он не является единственным инструментом. Уче­ные установили, что с помощью языка мы передаем не более 35% информации своим собеседникам. Наряду с языком существует довольно большое число способов общения, которые также слу­жат средством сообщения информации, и эти формы общения ученые объединили понятием «невербальная коммуникация». Жесты, мимика, позы, одежда, прически, окружающие нас пред­меты, привычные для нас действия — все они представляют собой определенный вид сообщений, получивших название невербаль­ных сообщений, то есть происходящих без использования слов. На их долю приходятся оставшиеся 65% информации, передаю­щейся в процессе коммуникации [3, 86 с.].

Прочтение подобного рода элементов поведения собеседника способствует достижению высокой степени взаимопонимания. Отслеживание такой информации в ходе любого коммуникацион­ного акта дает нам сведения о морально-личностном потенциале партнера, о его внутреннем мире, настроении, чувствах и пережи­ваниях, намерениях и ожиданиях, степени решительности или отсутствии таковой.

Невербальная коммуникация представляет собой обмен невербальными сообщениями между людьми, а также их интерпрета­цию. Она возможна потому, что за всеми этими знаками и симво­лами в каждой культуре закреплено определенное значение, по­нятное окружающим. Правда, в случае необходимости им легко придать смысл, понятный лишь нескольким посвященным (обыч­ный кашель может легко стать сигналом, предупреждающим о появлении начальства) [10, 23 с.].

Невербальные сообщения способны передавать обширную информацию. Прежде всего, это информация о личности комму­никатора. Мы можем узнать о его темпераменте, эмоциональном состоянии в момент коммуникации, выяснить его личностные свойства и качества, коммуникативную компетентность, социальный статус, получить представление о его лице и самооценке.

Также через невербальные средства мы узнаем об отношении коммуникантов друг к другу, их близости или отдаленности, типе их отношений (доминирование — зависимость, расположенность — нерасположенность), а также динамике их взаимоотношений.

И, наконец, это информация об отношениях участников ком­муникации к самой ситуации: насколько они комфортно чувствуют себя в ней, интересно ли им общение или они хотят поскорее выйти из нее [3, 43 с.].

В процессе межкультурной коммуникации невербальное обще­ние является ее составной частью и взаимосвязано с вербальным общением. Элементы вербальной и невербальной коммуникации могут дополнять, опровергать и замещать друг друга. На практике эта взаимосвязь может проявляться в нескольких вариантах. Рассмотрим их:

1) Невербальное общение может дополнять вербальное сооб­щение.

Если вы улыбаетесь и говорите: «Привет, как дела?», то эти два действия дополняют друг друга. Дополнение означает, что невербальные элементы делают речь более выразительной, уточняют и разъясняют ее. Ваша улыбка при встрече с другом, когда вы говорите ему, что очень рады увидеться с ним, дополняет рече­вое сообщение. Речь лучше понимается, если она сопровождается жестами. Так, для привлечения внимания к какому-то сообще­нию можно поднять вверх указательный палец [6, 148 с.].

  1. Невербальное поведение может противоречить вербальным сообщениям.

Если вы не смотрите в глаза своему собеседнику и говорите: «С вами очень приятно беседовать», то такое невербаль­ное действие опровергает ваше позитивное вербальное сообще­ние. Опровержение означает, что невербальная информация про­тиворечит словам человека. Если вы говорите, что рады кого-то видеть, но при этом хмуритесь, говорите сухо и холодно, ваш со­беседник наверняка усомнится в вашей искренности. Из-за нео­сознанности и спонтанности невербального поведения, которое плохо контролируется сознанием, оно может опровергать сказан­ное. Даже если человек контролирует свою первую реакцию, спу­стя некоторое время обнаруживается его подлинное состояние.

  1. Невербальные поступки могут заменять вербальные сообще­ния. Ребенок может указать на игрушку вместо того, чтобы сказать: «Хочу эту игрушку». Замещение означает использование невербаль­ного сообщения вместо вербального. Вы вполне можете, находясь в Шумной аудитории, жестами показать своему приятелю, что вы при­глашаете его выйти и поговорить. В магазине вы также можете же­стом указать продавцу на интересующий вас товар.

  2. Невербальные действия могут служить регуляторами вербального общения.

Регулирование представляет собой использование невербальных знаков для координации взаимодействия между людьми. Для поддержания беседы часто используют знаки, замещающие слова: жесты, изменение позы, прикосновение к кому-то и др. Например, по кивку головы, взгляду, по интонации или наклону туловища мы можем понять, что пришла наша очередь вступить в разговор.

  1. Невербальное действие может повторять вербальное сообщение: просьба говорить тише, сопровождаемая приложением указательного пальца к губам.

Люди используют невербальное общение для того, чтобы полнее, точнее и понятнее выразить свои мысли, чувства, эмоции. Это является общим для всех культур, хотя тем или иным знакам в различных культурах придаётся разное значение. Следовательно, для общения с представителями других культур необходимо знать и понимать невербальные формы общения, присущие данной культуре [7, 159 с.]

2. Специфика невербальной коммуникации

Не вызывает сомнений, что с помощью слов мы получаем са­мую разнообразную информацию, в том числе и ту, которая сви­детельствует о культуре собеседника. В то же время информацию о том, какой это человек, что он собой представляет, мы получаем через мимику, жесты, интонации. С помощью мимики, жестов, поз выражаются душевная энергия человека, движения, симпто­мы (например, побледнение или покраснение лица). Тот, кто хо­чет правильно понимать своих партнеров по общению, должен, прежде всего, изучить различные средства выражения и уметь их корректно и адекватно интерпретировать [4, 159 с.].

Характер и формы выражения различных средств общения позволяют нам говорить о существенных отличиях вербальной и невербальной коммуникации. Невербальные сообщения всегда ситуативны, по ним можно понять нынешнее состояние участни­ков коммуникации, но нельзя получить информацию об отсут­ствующих предметах или происшедших в другом месте явлениях, что можно сделать в вербальном сообщении.

Невербальные сообщения являются синтетичными, их с трудом можно разложить на отдельные составляющие. Вербальные же элементы коммуникации (слова, предложения, фразы) четко отделены друг от друга.

Невербальные сообщения обычно непроизвольны и спонтанны. Даже если люди хотят скрыть свои намерения, они могут хо­рошо контролировать свою речь, но невербальное поведение кон­тролю практически не поддается. Поэтому очень часто в реальной практике коммуникации возникают ошибки из-за обобщения на основании лишь одного невербального действия. Например, один из партнеров во время общения почесал свои нос, а заметивший это другой партнер делает вывод, что его собеседник врет, хотя у того на самом деле чесался нос.

Презентация на тему: Невербальная коммуникация. Сущность, структура, функции

1

Первый слайд презентации: Невербальная коммуникация. Сущность, структура, функции

Татьяна Постникова 1 курс, группа Б-10

Изображение слайда

2

Слайд 2: Передача информации человеком (по Альберту Мейерабиану )

Изображение слайда

3

Слайд 3: Передача информации человеком (по Бердвисслу )

Изображение слайда

4

Слайд 4: Невербальная коммуникация

Это общий термин, охватывающий все аспекты коммуникации, которые выражаются без использования внешнего, произносимого языка. Жесты, положения тела, выражения лица, факторы контекста, предвосхищение и т.п., все это попадает в сферу компонентов коммуникационной системы, которая передает информацию без использования того, что является специфически лингвистическим.

Изображение слайда

5

Слайд 5: Функции невербальной коммуникации

Дублирующая Регулирующая Разоблачающая Замещающая

Изображение слайда

6

Слайд 6: Типы невербальной коммуникации:

Поведенческие знаки – имеют физиологические реакции; Ненамеренные знаки – использование подобных знаков связано непосредственно с привычками человека; Собственно коммуникативные знаки – представляют собой конкретные сигналы, способные передавать конкретную информацию о событиях, объектах или состоянии человека.

Изображение слайда

7

Слайд 7: Виды невербальной коммуникации:

Кинесика – совокупность телодвижений, жестов и поз, применяющийся для дополнения выразительных средств коммуникации; Хаптика ( такесика ) – разнообразные типы прикосновений к тем собеседникам, которые находятся в непосредственной близости ; Сенсорика – восприятие всеми органами чувств; Проксемика – использование пространственных отношений ; Хронемика – использование времени при невербальной коммуникации; Вокалика (паралингвистика ) – смысл коммуникации зависит от проявления уровня ритма, интонации и тембра голоса.

Изображение слайда

8

Последний слайд презентации: Невербальная коммуникация. Сущность, структура, функции: Источники:

1. Толковый словарь по психологии. 2013 2. А.Пиз «Язык телодвижений» 3. https :// studfiles.net/preview/1635951 / 4. http ://fb.ru/article/8932/neverbalnoe-obschenie— o-chem-ono-govorit

Изображение слайда

Место жестовой коммуникации в структуре невербального поведения


Please use this identifier to cite or link to this item: https://elib.bsu.by/handle/123456789/189642

Title: Место жестовой коммуникации в структуре невербального поведения
Other Titles: Role of gesture communication in the structure of nonverbal behavior / K. E. Stroganova
Authors: Строганова, Кристина Евгеньевна
Keywords: ЭБ БГУ::ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ::Языкознание
Issue Date: 2018
Publisher: Минск : Изд. центр БГУ
Citation: Языковая личность и эффективная коммуникация в современном поликультурном мире : сб. ст. по итогам III Междунар. науч.-практ. конф., Минск, 26—27 окт. 2017 г. : в 2 ч. Ч. 2 / БГУ, ФСК; редкол. : О. И. Уланович (отв. ред.) [и др.]. — Минск : Изд. центр БГУ, 2018. — С. 197-202.
Abstract: В статье анализируется содержание понятий «невербальная коммуникация», «невербальное общение» и «невербальное поведение» с целью выявления содержательных характеристик данных категорий и определения места в них жестов как кинесического компонента невербальной коммуникации = The author analyzes the content of concepts “nonverbal communication” and “nonverbal behavior” for the purpose of revealing characteristic features of these notions and identifying the role of gestures as a kinesiс component of nonverbal communication
Description: Раздел 3. Лингводидактические технологии формирования готовности к межкультурному общению
URI: http://elib.bsu.by/handle/123456789/189642
ISBN: 978-985-553-489-2; 978-985-553-491-5 (ч. 2)
Appears in Collections:2017. Языковая личность и эффективная коммуникация в современном поликультурном мире

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

СРЕДСТВА НЕВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ В НЕФОРМАЛЬНОМ ИНТЕРНЕТ-ОБЩЕНИИ

Byadmin

СРЕДСТВА НЕВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ В НЕФОРМАЛЬНОМ ИНТЕРНЕТ-ОБЩЕНИИ

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2017

Стюкова Маргарита Алексеевна
студентка 4 курса Института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону, Россия)

 

Меликян Анна Васильевна
доцент кафедры МКК и МПИЯ Института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону, Россия)

 

СРЕДСТВА НЕВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ В НЕФОРМАЛЬНОМ ИНТЕРНЕТ-ОБЩЕНИИ

В условиях современного общества коммуникация имеет множество средств для реализации. Объясняется это тем, что благодаря научно-техническому прогрессу с каждым годом появляются новые средства для передачи информации. Ключевой момент в определении коммуникации остается неизменным: коммуникация – это обмен информацией между людьми, осуществляемый посредством общей системы символов (https://dic.academic.ru/dic.nsf/fin_enc/24002). Символы, в свою очередь, достаточно продуктивны и могут интерпретироваться по-разному каждым участником беседы. Символ многозначен и способен вызывать в мышлении человека новые ассоциации, поскольку каждый оппонент является уникальным носителем своей культуры, а также обладает специальными знаниями благодаря сообществам, в которых он состоит (Мартьянов, 2001, 197). Из этого следует, что каждый символ, используемый в коммуникации, нуждается в интерпретации и уточнении.

Непосредственное участие в беседе всех субъектов предполагает возможность реализовать свободный информационный обмен, позволяющий корректно интерпретировать примененные в ходе общения символы и знаки. Коммуникация на современном этапе сталкивается с проблемой, что, во-первых, человек не всегда способен точно интерпретировать ту информацию, которую получает, во-вторых, возможны ситуации, когда собеседник передает некий смысл, изначально не подразумевавшийся в речи. Происходит и то, и другое по причине того, что не все субъекты коммуникации обладают достаточными знаниями о том, какую семантику могут носить используемые ими в общении символы и знаки. Для успешного обмена информацией необходимо обладать знаниями, способными предотвратить непонимание в общении.

Прежде всего, стоит различать типы коммуникации, каждый из которых обладает своей целью и ожидаемыми результатами. А.П. Панфилова, исследуя психологические аспекты общения, выделила пять типов коммуникации:

  • познавательную;
  • убеждающую;
  • экспрессивную;
  • суггестивную;
  • ритуальную (Панфилова, 2013)

Познавательная коммуникация ставит перед собой цель расширять информационный фонд собеседника, а результатом такого общения является усвоение полученных знаний. Данный тип коммуникации не требует понимания психологии человека, не подразумевает сложной интерпретации, поскольку в простом процессе передачи-усвоения информации не должно быть двусмысленности. Однако остальные типы коммуникации наделены более сложными механизмами. Так, убеждающая коммуникация необходима, чтобы вызвать у собеседника определенные чувства и эмоции, сформировать ценностные ориентации и сделать своим единомышленником. Экспрессивная коммуникация вызывает у человека психологический и эмоциональный настрой, передает чувства, побуждает к действиям. Суггестивная коммуникация оказывает внушение и воздействие на партнера, провоцирует на изменение установок и поведения. Наконец, ритуальная коммуникация способна закрепить определенные отношения между субъектами, сохранить сложившиеся традиции и создать новые ритуалы (https://studme.org/12041005/menedzhment/tipy_kommunikatsii).

Коммуникацию можно классифицировать по нескольким признакам:

  • по каналам коммуникации;
  • по способу установления контакта;
  • по форме общения.

Рассматривая коммуникацию с точки зрения каналов передачи информации, можно выделить формальную и неформальную коммуникации (https://studme.org/60901/psihologiya/formalnye_neformalnye_kanaly_kommunikatsiy) . Формальная коммуникация является регламентированной, осуществляется в рамках организации и вызвана ее потребностями, направлена не на организацию в целом, а на ее конкретных членов. Неформальная же коммуникация осуществляется без каких-либо регламентов и ограничений, ей не присущи четкие каналы и модели, а потому она сложна по своей структуре; как правило, это живое общение между людьми, где каждый собеседник вправе выражать свои чувства и эмоции, которые являются дополнительными источниками информации.

По способу установления контакта выделяют прямую (непосредственную) и косвенную (опосредованную). Непосредственная коммуникация осуществляется в форме беседы или публичного выступления, обеспечивающие эмоциональное воздействие, поскольку происходит обмен информацией с одновременным использованием вербальных и невербальных средств общения. Напротив, опосредованная коммуникация, как правило, носит односторонний характер и реализуется в современном мире при помощи средств массовой информации и технических средств (Конецкая, 1997, 304). Однако не менее распространена сегодня и двусторонняя опосредованная коммуникация, которая предполагает взаимодействие участников общения. Причем двустороннее взаимодействие на сегодняшний день может реализоваться мгновенно посредством отправления сообщений в различных мэссенджерах, форумах и социальных сетях, что максимально приближает косвенное общение к прямому, за исключением личного присутствия участников коммуникации.

Наконец, по форме общения коммуникация делится на: 1) вербальную, 2) невербальную. Вербальная коммуникация осуществляется при помощи языка, иными словами, это сама речь. Под речью понимается естественный звуковой язык, который, являясь универсальным средством коммуникации, позволяет максимально сохранить смысл общения (Вишнякова, 1999). Именно вербальная коммуникация является универсальным средством общения, кодирования и передачи информации (ttp://vjanetta.narod.ru/lekcia8.html). Однако больший интерес для нашего исследования представляет невербальная коммуникация, которая, в свою очередь, является поведением, сигнализирующем о характере взаимодействия и эмоционального состояния собеседников (Кондаков, 2000). Невербальное общение вызывает значительные затруднения при интерпретации, а значит, его изучение является актуальным на сегодняшний день.

В данном исследовании мы ставим перед собой цель узнать, способна ли опосредованная неформальная коммуникация обладать невербальными средствами общения, и если да, то с помощью чего они выражаются.

Для этого обратимся к определению невербальной коммуникации в узком и широком смыслах. В узком смысле невербальная коммуникация подразумевает средства общения, систему невербальных символов, знаков, кодов, использующихся для передачи информации (Лабунская, 1999, 16). В широком же понимании невербальная коммуникация отождествляется с термином «невербальное поведение», и в ее структуре основополагающее место занимают неосознаваемые комплексы движений, которые выражают личную неповторимость человека.

Таким образом, мы изучили понятие коммуникации, охарактеризовали ее типы и виды, что позволило нам выделить именно те аспекты коммуникации, которые интересуют нас в дальнейшем исследовании.

Проблема изучения невербальной коммуникации в опосредованном общении является актуальной для лингвистов. Неоднократно в качестве средства невербальной коммуникации исследователи отмечали эмотиконы, или «смайлики» (http://www.meteor-city.top/neverbalnie-sredstva-internet). Под смайликами понимается стилизованное графическое изображение улыбающегося человеческого лица. Традиционно изображается в виде желтого круга с двумя черными точками, которые представляют глаза, и черной дугой, символизирующей рот. Слово смайлик часто используют как общий термин для любого эмотикона (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BC%D0%B0%D0%B9%D0%BB%D0%B8%D0%BA). Эмотикон, в свою очередь, является пиктограммой, изображающей эмоцию. Чаще всего эмотиконы составляются при помощи типографских знаков (Лебедев, 2017)

Рассмотрим в качестве примера смайлы, являющиеся средством невербальной коммуникации в опосредованном общении.

  • Смайл «улыбка». Имеет различное графическое изображение в социальных сетях и мэссенджерах, однако его значение остается неизменным.

Приведенный ниже смайл является первым в мире, был изобретен Харви Бэллом в 1963 году и изначально задумывался как логотип для страховой компании «State Mutual Life Assurance Company of America». Через несколько месяцев улыбающуюся рожицу можно было встретить повсюду.

 

Узнаваемое обозначение для улыбки было изобретено, однако в интернете первый смайлик появился 19 сентября 1982 года. Профессор частного Университета Карнеги-Меллона в Питсбурге штата Пенсильвания в США по имени Скотт Эллиот Фалман предложил использовать сочетания символов (двоеточие, тире и закрывающую скобку) для обозначения улыбки. Так выглядело сообщение Скотта Фалмана:

19-Sep-82 11:44 Scott E Fahlman  «:-)»

From: Scott E Fahlman

I propose that the following character sequence for joke markers:  «:-)»

Предлагаю использовать вот такую последовательность символов для обозначения шутливых сообщений:

 «:-)»

Смайл «улыбка» не нуждается в пояснении, поскольку прост для интерпретации и воспринимается участниками коммуникации одинаково. Его использование многофункционально: «улыбка» помогает поделиться хорошим настроением, смягчить серьезный разговор или показать собеседнику свою расположенность. Это доказал доктор Оуэн Чёрчез, учёный из школы психологии Университета Флиндерса в Аделаиде, который исследовал восприятие смайлов. В результате исследования было установлено, что у человека, который сморит на улыбающийся смайл, активируются те же участки мозга, как если бы он видел реальное улыбающееся лицо (https://blog.bufferapp.com/7-reasons-use-emoticons-writing-social-media-according-science).

Обратимся теперь к самому популярному смайлу на момент 21 марта 2016 года, когда одна из популярных социальный сетей Twitter праздновала десятилетие и привела некоторые статистики. Так, смайлик «слезы радости» напечатали в Twitter 14,5 миллиарда раз, что позволило выделить его как наиболее употребляемый (https://meduza.io/shapito/2016/03/21/15-milliardov). Важно добавить, что этот же смайл стал словом 2015 года по версии Оксфордского словаря. Хотя у смайла было много «соперников» из различных областей, именно он был выбран как «слово», которое лучше всех отражает дух, настроение и заботы 2015 года.  (https://meduza.io/shapito/2015/11/17/oksfordskiy-slovar-nazval-slovom-goda-smaylik-ne-slovo-smaylik-a-imenno-smaylik)

 

«Слезы радости» могут употреблять для изображения наивысшей степени проявления смеха в качестве ответной реакции на шутку:

Помимо этого смайл может иметь коннотацию иронии и самоиронии:

Существуют также смайлики, вызывающие трудности для понимания. К примеру, три смайла с изображением обезьян, что является отсылкой к буддийской идее недеяния зла и отрешенности от неистинного (Трубникова, 2017). Очевидно, что в прямом значении приведенные ниже смайлы используются не так часто, как в переносных значениях.

 

Чтобы убедиться в этом, достаточно рассмотреть в качестве примеров несколько речевых ситуаций, где отсутствует отсылка к буддийской идее:

 

Что же подразумевают пользователи интернета, используя смайл «обезьянка с закрытыми глазами»? Мы находим целесообразным узнать ответ на этот вопрос у самих пользователей:

 

Был получен ответ, с помощью которого можно сделать вывод, что данный смайл используют для передачи чувства стыда, неловкости, смущения. Действительно, смайл отображает стыд и неловкость:

Однако такая интерпретация не отображает действительности в полной мере, так как пользователи зачастую испытывают трудности в установлении значения смайла:

 

Проанализировав использование смайлов в социальных сетях, мы приходим к выводу, что смайлы являются универсальным средством невербальной коммуникации, поскольку их возрастающее количество и повсеместность использования позволяют применять их в качестве выражения эмоций во множестве речевых ситуаций.

Существуют также «стикеры» – графически изображения, позволяющие выразить эмоции и передавать настроение. Считается, что стикеры – это логическое продолжение смайлов, но с более красочной реализацией.

Стикеры выражают сложные эмоции, которые способны заметить слова и даже действия в рамках опосредованной коммуникации.

Кроме смайликов и стикеров существует такое средство невербальной коммуникации, как «мем». Концепция мема была предложена еще в 1976 году эволюционным биологом Ричардом Докинзом, который рассматривал мем как единицу культурной информации, которая может выражаться в качестве любой идеи, символа, манеры или образа действия, осознанно и неосознанно передаваемых людьми посредством речи, письма, видео, ритуалов и жестов. Докинз сравнил всю культурную информацию, состоящую, по его мнению, из мемов, с биологической информацией, которая состоит из генов, следовательно, мемы, как и гены, подвержены естественному отбору, мутации и искусственной селекции (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B5%D0%BC#cite_note-:1-1).

В настоящий момент мемы стали неотъемлемой частью массовой культуры. Следует уточнить, что говоря о мемах, или, как их стали называть пользователи интернета, «мемасы», «мемчики», подразумевается не столько культурный код, сколько смешные изображения с какой-либо припиской. Использование мемов на данный момент носит развлекательный характер. Рассматривая мемы в качестве средства невербального общения, мы подразумеваем те речевые ситуации, когда участник коммуникации делится графическим изображением (мемом), выражающим какую-либо эмоцию, вместо того, чтобы сформулировать то же при помощи речи. Также мемы способны заменять некоторые реплики.

Последний, наиболее интересный, на наш взгляд, способ невербальной коммуникации – пунктуация и графическое оформление текста. Сразу отметим, что рассматриваем данный способ коммуникации в исключительно рамках неформально общения. Это уточнение важно, поскольку деловая переписка существует для других целей и ставит перед собой иные задачи; неформальное же общение, в отличие от формального, не имеет строго регламента, служит для личного общения, в котором допустимо выражение чувств и эмоций, а значит, именно в неформальном общении возможно существование невербальной коммуникации.

Пунктуацией в языкознании называется его раздел, изучающий, во-первых, знаки препинания, а во-вторых, их расстановку на письме. История русской пунктуации по вопросу назначении и основах пунктуации выделяет три основополагающих направления:

  • логическое;
  • синтаксическое;
  • интонационное.

Изучением логического направления пунктуации занимался академик Ф. И. Буслаев, по мнению которого знаки препинания имеют двоякое значение:

  • способствуют ясности в изложении мыслей, отделяя одно предложение от другого или одну его часть от другой;
  • выражают ощущения лица говорящего и его отношение к слушающему.

В современности логическим пониманием основ русской пунктуации занимались С. И. Абакумов и А. Б. Шапиро. Абакумов считал, что назначение пунктуации заключается в расчленении речи на части, которые значимы для выражения мысли при письме. Он полагал, что хотя употребление знаков препинания в русском письме регулируется синтаксическими правилами, в основе все же лежит смысл высказывания. А. Б. Шапиро находил, что «основная роль пунктуации — обозначение тех смысловых отношений и оттенков, которые, будучи важны для понимания письменного текста, не могут быть выражены лексическими и синтаксическими средствами» (Шапиро, 1955).

Синтаксическое направление в изучении пунктуации стало известным благодаря практике преподавания русского языка. Представитель данного направления, Я. К. Грот считал, что знаки препинания иллюстрируют связь между предложениями и частями речи, благодаря чему упрощается устное понимание письменной речи.

Последователи интонационной теории Л. В. Щерба и А. М. Пешковский полагали, что пунктуация служит для передачи ритмики и мелодики фразы, что в большинстве случаев выражает не грамматическое, а декламационно-психологическое расчленение речи.

Рассматривая все направления в изучении русской пунктуации, можно установить, что знаки препинания способны быть средством выражения невербальной коммуникации. Это доказывает мнение лингвиста Б. А. Шапиро. Действительно, при помощи знаков препинания на сегодняшний день возможно придание письменному тексту дополнительных коннотаций.

Интересными для анализа мы выделяем следующие :

  • знаки конца предложения;
  • избыточность восклицательных и вопросительных знаков.

Под точкой понимают знак пунктуации, отделяющий законченную часть текста, а также употребляющийся при сокращённом написании слов. В современном интернет-общении значение точки переосмыслено пользователями. В русскоязычном виртуальном пространстве существует традиция использовать смайлы в конце предложения с целью продемонстрировать свою расположенность к общению. Эту же функцию смайлов чаще всего заменяют скобки, также знак пунктуации, являющийся упрощенной версией улыбки.

Использование скобки как изображения улыбки стало узуальным, поэтому отсутствие таковой вызывает у пользователей сложности для восприятия. Сообщения, лишенные скобки, воспринимаются как нейтральные, однако присутствие точки вместо скобки или смайла способно придать высказыванию коннотации агрессии, обиды, нежелания вести разговор.

Изучение точки как средства невербальной коммуникации является необходимым, поскольку часть пользователей видит в ней негативное значение, тогда как остальные участники переписки используют точку согласно правилам пунктуации русского языка. Это и является причиной неверной интерпретации письменной речи.

 

Что касается восклицательных и вопросительных знаков, в случае их избыточного употребления, можно сказать о том, что они используются ради:

  • привлечения внимания
  • дополнительной эмоциальной окраски
  • акцентирования на содержании

 

Кроме пунктуации средством невербальной пунктуацией является графическое оформление текста. Под оформлением текста мы подразумеваем дополнительные средства, способные преобразовать текст, в частности, применение верхнего регистра клавиатуры. Верхний регистр выглядит как написание всех букв строчными. Применение написания верхним регистром всех букв возможно благодаря нажатию на клавишу «Caps Lock». Многие современные авторы используют верхний регистр в оформлении художественных текстов, что, безусловно, помогает акцентировать внимание читателя на определенных словах. То же происходит и в опосредованном общении, верхний регистр широко распространен в личных интернет-переписках.

Верхний регистр используют, как правило, в двух случаях: для привлечения внимания:

Для имитации крика во время конфликта:

Изучив актуальные средства невербальной коммуникации в опосредованном общении, мы можем сделать вывод о том, что с течением времени они трансформируются, приобретают новые значения; их значения во многих случаях известны каждому участнику беседы, однако благодаря рассмотренным примерам мы установили, что не всегда те или иные средства невербальной коммуникации однозначны и зачастую нуждаются в уточнении.

 

Список литературы

 

  1. 7 Reasons to Use Emoticons in Your Writing and Social Media, According to Science [Электронный ресурс] – Статья под ред. Courtney Seiter – язык публикации – английский, свободный доступ: https://blog.bufferapp.com/7-reasons-use-emoticons-writing-social-media-according-science – Загл. с экрана
  2. Виды коммуникации. Коммуникация как языковая проблема [Электронный ресурс] – Лекция – Режим доступа: свободный http://vjanetta.narod.ru/lekcia8.html – Загл. с экрана
  3. Вишнякова С. М. Профессиональное образование. Словарь. Ключевые понятия, термины,  актуальная лексика. – М.: НМЦ СПО. 1999.
  4. Коммуникация [Электронный ресурс] : словари и энциклопедии – Электр. словарь – Режим доступа: свободный https://dic.academic.ru/dic.nsf/fin_enc/24002. – Загл. с экрана
  5. Кондаков И. М. Психология-2000: Иллюстрированный справочник: Электрон. ресурс/ И. М. Кондаков; Столичн. гуманитарн. ин-т. – М., 2000.
  6. Конецкая В.П. Социология коммуникации: Учеб. — М.: Междунар. ун-т Бизнеса и Управления, 1997. – 304 с.
  7. Лабунская В.А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание. Ростов н/Д, 1999. С. 16
  8. Лебедев А. Ководство — § 143. Знаки препинания в нестандартных ситуациях
  9. Мартьянов В.С. Символ как основание коммуникации в культуре // Культура и цивилизация. Материалы Всероссийской научной конференции. Екатеринбург, 17-18 апр. 2001.: В 2 ч.- Екатеринбург, 2001 — Ч2. С. 197-199.
  10. Мем [Электронный ресурс] – Материал из Википедии – свободной энциклопедии – Доступ свободный:  https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B5%D0%BC#cite_note-:1-1 – Загл. С экрана
  11. Миллиарды эмодзи, миллионы хэштегов. Все самое популярное в Twitter — к 10-летию сервиса [Электронный ресурс] – Электр. Журнал «Meduza» – Март 2016 – Свободный доступ: https://meduza.io/shapito/2016/03/21/15-milliardov – Загл. с экрана
  12. Невербальные способы воздейственности в интернет-коммуникации [Электронный ресурс] – Электр. Статья – Журнал «Метеор-Сити» – Научно-популярный журнал о развитии человека – под ред. Смагина Е. С. – 2017 Научно-популярный журнал о развитии человека – Доступ свободный: http://www.meteor-city.top/neverbalnie-sredstva-internet – Загл. с экрана
  13. Оксфордский словарь назвал словом года смайлик. Не слово «смайлик», а именно смайлик [Электронный ресурс] – Электр. Журнал «Meduza» – Ноябрь 2015 – Свободный доступ: https://meduza.io/shapito/2015/11/17/oksfordskiy-slovar-nazval-slovom-goda-smaylik-ne-slovo-smaylik-a-imenno-smaylik – Загл. с экрана
  14. Панфилова А. П. Психология общения : учебник для студ. учреждений сред. проф.образования / А. П. Панфилова. — М. : Издательский центр «Академия», 2013. – 368 с
  15. Смайлик [Электронный ресурс] – Материал из Википедии – свободной энциклопедии – Доступ свободный: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BC%D0%B0%D0%B9%D0%BB%D0%B8%D0%BA – Загл. С экрана
  16. Собрание песка и камней (Сясэкисю) / Перевод со старояпонского Надежды Трубниковой. — М., СПб.: — ЦГИ, 2017. — 656 с
  17. Типы коммуникации [Электронный ресурс] : Портал Студми. Учебные материалы для студентов – Электрон. текстовые дан. 2013-2017 – Режим доступа: свободный https://studme.org/12041005/menedzhment/tipy_kommunikatsii – Загл. с экрана
  18. Формальные и неформальные каналы коммуникаций [Электронный ресурс] – Портал Студми. Учебные материалы для студентов – Электрон. текстовые дан. 2013-2017 – Режим доступа: свободный: https://studme.org/60901/psihologiya/formalnye_neformalnye_kanaly_kommunikatsiy – Загл. с экрана
  19. Шапиро А. Б.: Современный русский язык. Пунктуация — АН СССР, М, 1955

Межкультурный менеджмент: Невербальная коммуникация: межкультурный аспект


 

Предметом нашего исследования является феномен невербальной коммуникации, который мы рассматриваем, акцентируя его межкультурный аспект. Процессы межкультурной коммуникации осуществляются между индивидами, которые являются носителями различных культурных ценностей. Другими словами, межкультурная коммуникация проявляется в форме межличностной коммуникации. Межличностная коммуникация может осуществляться в различных формах, которые определяются количеством участников, их социальным статусом и прочими факторами. Людей, которые легко могут начать общение, легко приобретают знакомых и комфортно чувствуют себя в любой компании, принято называть коммуникабельными. Всем известно, что информация может передаваться за счет вербальных (т.е. слов) и невербальных (т.е. жестов, мимики) средств. В процессе общения самое главное не только то, что мы говорим, но и то, как мы говорим и как ведем себя при разговоре. При невербальном общении наша речь либо не используется в качестве средства коммуникации вообще, либо её роль в данном процессе существенно снижена. Невербальные средства общения выступают или как дополнительный канал обмена информацией, или приобретают в процессе общения ведущую роль. Особенно ярко данный аспект проявляется в структуре профессиональной компетенции специалистов, чья деятельность связана с общением, особенно в рамках межкультурной коммуникации [3]. 

Невербальная коммуникация – это такая форма общения, которая осуществляется через: контакт глаз, способ сидения и передвижения, жесты, мимику, прикосновения и т.д. [1]. Такие сообщения делают нашу речь более выразительной, ясной и точной.

Невербальная коммуникация реализуется в рамках следующих систем: визуальная, акустическая, тактильная и ольфакторная [2].

Визуальная система включает в себя: жесты, мимику, визуальный контакт, кожные реакции (покраснение, потоотделение).

Акустическая система включает в себя следующие аспекты: экстралингвистическая система (паузы в разговоре, покашливание), паралингвистическая система (темп голоса, его тональность).

Тактильная система — пожатие рук, объятия, поцелуи. 

Ольфакторная система — запахи окружающей среды, человека.

Так же можно выделить основные функции невербального общения: выражение чувств и эмоций, выражение межличностных отношений, управление процессом вербального общения, обмен ритуалами. Знание языка невербального общения позволяет не только лучше понять собеседника, но и увидеть его реакцию на услышанное сообщение. Невербальная коммуникация позволяет показать, как вы поняли своего собеседника.

Очень важно знать, что в разных странах существует свой невербальный язык, и его приходится учить так же, как и словесный. Какой-либо жест в одной стране может иметь позитивное значение, а в другой – означать нечто, обладающее негативной или попросту абсурдной коннотацией. Очень важно учитывать данный факт. Например, такой жест, как кольцо из пальцев, в англоязычных странах означает «все в порядке», во Франции – «ноль», в Японии – «деньги». Во многих странах не придают значения левой или правой руке. Но на Востоке, например, преподнося подарок левой рукой, вы нанесете оскорбление своему собеседнику, а в исламе левая рука считается «нечистой».

Лабунская В.А. классифицирует невербальную коммуникацию так:

1. Кинесика;

2. Просодика и экстралингвистика;

3. Такесика;

4. Проксемика;

Рассмотрим содержание данных средств невербального общения.

Самые значимые средства невербального общения – это кинесические средства – зрительно воспринимаемые движения собеседника, которые выполняют выразительно-регулятивную функцию в общении. К таким средствам движения относятся движения в позе, мимике, жесте и взгляде. При неправильном толковании этих средств могут возникнуть неблагоприятные обстоятельства.

К просодическим и экстралингвистическим явлениям относятся характеристики голоса. 

Просодика – это название ритмико-интонационных сторон речи, таких как высота, громкость и темп голоса.

Экстралингвистика — это введение в речь пауз, а также психофизических явлений, таких как плач, смех.

Данными средствами дополняют, замещают и предвосхищают речевые высказывания, выражают эмоциональные состояния.

Радость и недоверие обычно передаются высоким голосом, гнев и страх – тоже довольно высоким голосом, но в более широком диапазоне тональности, силы и высоты звуков. Горе, печаль, усталость обычно передают мягким и приглушённым голосом, с понижением интонации к концу фразы.

Скорость нашей речи тоже отражает чувства: быстрая речь – взволнованность или обеспокоенность; медленная речь выражает угнетённое состояние, горе или усталость. Поэтому необходимо не только слышать, но и слушать своего собеседника, так как по речи можно понять его эмоции.

К такесическим средствам общения относятся прикосновения в виде рукопожатия, похлопывания. Такесические средства выполняют функции показателя статусно-ролевых отношений, степени близости собеседников. Неадекватно пользование данными средствами общения может привести к конфликту.

Проксемика исследует расположение человека в пространстве. Это понятие ввел американский антрополог Э.Холл в начале 1960-х годов [2].

Он описал нормы приближения собеседников друг к другу. Эти нормы определены расстояниями: 

1. Интимное расстояние (до 50 см) — общение только с близкими людьми;

2. Личное или персональное расстояние (50-120 см) — общение со знакомыми людьми;

3. Социальное расстояние (120-400 см) — общение с малознакомыми или незнакомыми людьми;

4. Публичное расстояние (свыше 400 см) — общение с большим количеством людей;

У разных народов свои нормы приближения. Так, например, у североамериканцев интимное расстояние больше, чем у латиноамериканцев или японцев. Нарушение какого-либо расстояния воспринимается негативно.

Знание оптимальных расстояний представителей разных культур способствует эффективному деловому общению. Например, можно определить на каком уровне готов разговаривать ваш собеседник. Для этого нужно подойти ближе к собеседнику, если он не отходит, значит, в принципе он готов к более дружескому общению.

Также для проведения переговоров полезно учитывать представления о комфортных расстояниях. Известно, что каждый человек сохраняет свою территорию, свое личное пространство во время коммуникации. В случае нарушения границ человек становится эмоциональным и агрессивным. Самое главное во время переговоров – избегать некомфортно малого расстояния между людьми, так как у разных народов присутствуют разные представления об использовании пространства.

Даже вне сферы межкультурной коммуникации внимательное отношение к данному аспекту невербальной информации может дать полезные результаты. Например, если во время проведения переговоров человек расставляет далеко от себя свои вещи, значит, он защищает свое пространство. И можно предположить, что он не готов вести переговоры и настороженно относится к вам.

Все приведенные примеры показывают, как важны невербальные средства коммуникации в процессе общения, в том числе и в деловом общении. Мимика, выражение лица, жесты и многое другое дает дополнительную информацию о собеседнике. 

Когда два человека вступают в разговор, то они оба рассматривают особенности внешнего вида и поведения. Поведение собеседника может вызвать восхищение или тревогу, или какие-либо иные эмоции. Каждому человеку необходимо понимать, что для успешных взаимоотношений нужно знать особенности не только вербальной коммуникации, но и невербальной.

То, как мы слушаем, наблюдаем, двигаемся и реагируем на слова нашего собеседника, говорит о том, насколько мы правдивы и как хорошо его слушаем. Если наши невербальные сигналы совпадают с нашими словами, то они повышают взаимопонимание и ясность. И, конечно, если не происходит такого совпадения, то появляется напряженность и растерянность у собеседника. Если мы хотим стать хорошим коммуникатором, то должны стать более чувствительны не только к языку тела других людей, но и к своим собственным средствам невербальной коммуникации [5].

Также нужно уважать чужие культуры, относиться с пониманием к поведению представителей других стран. Успешное сотрудничество зависит от того, насколько хорошо человек знает культуру других стран и как правильно он умеет общаться. У каждой культуры свои особенности, которые требуют адаптации и учета. Экстралингвистический (невербальный) этикет важен не только в обществе представителей одного и того же этноса, но и сохраняет высокую степень актуальности в общении между представителями разных культур.

Список литературы

1. Ерёменко М.С., Пушных В.А. Межкультурный менеджмент: учебное пособие / М.С. Ерёменко – 2-е. изд., перераб.; Национальный исследовательский Томский политехнический университет. −Томск: Изд-во Томского политехнического университета, 2011.

2. Кибанов А.Я. Этика деловых отношений: Учебник / А.Я. Кибанов – 2-е изд., перераб. — М.: ИНФРА-М, 2013.

3. Кравченко И. А. Профессиональный стандарт как неотъемлемая составляющая трудового законодательства // Экономика нового времени: теоретические аспекты и практическая реализация. Сборник статей и тезисов докладов XIX Всероссийской научно-практической конференции, 2015. С. 190-193. 

4. Лавриненко В.Н. Психология и этика делового общения: Учебник для вузов / В.Н. Лавриненко – 4-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003.

5. Письменный Е. В. Актуальность мифологического в современном социокультурном пространстве / Е. В. Письменный // LIV Международной научно-технической конференции «Достижения науки – агропромышленному производству». – Челябинск: Челябинская государственная агроинженерная академия, 2015. – Стр. 48-53.

6. Садохин А.П. Основы межкультурной коммуникации: Учебник для вузов / А.П. Садохин – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003.

Невербальная коммуникация | Encyclopedia.com

Невербальная коммуникация упоминается как «язык тела» в массовой культуре с момента публикации одноименной книги Джулиуса Фаста в 1970 году. Однако исследователи Марк Кнапп и Джудит Холл (1997, стр. 5) невербальное общение определяется следующим образом: «Невербальное общение — это общение, осуществляемое с помощью иных средств, чем слова». Это определение не исключает многих форм общения, но подразумевает, что невербальное общение — это нечто большее, чем язык тела.Однако определение точных границ области является предметом разногласий среди ученых.

Невербальная коммуникация — это область изучения, охватывающая многие дисциплины: социологию, психологию, антропологию, коммуникацию и даже искусство и уголовное правосудие. Каждое из этих полей имеет тенденцию фокусироваться на немного другом аспекте невербального общения. Например, психология может сосредоточиться на невербальном выражении эмоций; антропология может сосредоточиться на использовании межличностного пространства в разных культурах; и общение может быть сосредоточено на содержании сообщения.Однако между этими полями больше совпадения, чем расхождения.

История

Похоже, что все культуры имеют письменные или устные традиции, выражающие важность невербального общения для понимания людей. За тысячи лет китайская культура разработала набор правил о том, как судить о характере и личности человека по наблюдение за размером, формой и относительным положением носа, глаз, бровей, подбородка, щек и лба. Кто-то с широко расставленными глазами был бы человеком с широким кругозором, а кто-то с высоким лбом — «умным» человеком.Хотя кажется, что нет большого количества научных доказательств того, что черты лица предопределяют личность, современные люди все же верят в это.

Древнегреческая культура также полагалась на невербальное общение для понимания людей. Драматург Теофраст составил список из «31 типа людей», который он предоставил другим драматургам, чтобы они помогали им в создании персонажей для своих пьес. Теофраст полагался на идеи, почерпнутые из невербального общения, чтобы описать эти личности; нищий человек не носит сандалий до полудня, а у сангвиника опущены плечи.Люди по-прежнему полагаются на подобные невербальные инсайты, чтобы судить о личности и эмоциях других людей.

В Индии священные индуистские тексты под названием Veda , написанные около 1000 г. до н.э., описывают лжеца как человека, который, когда его спрашивают, трет большим пальцем ноги по земле, смотрит вниз, не смотрит в глаза и т. Д. . Исследования конца двадцатого века, основанные на североамериканцах, показывают, что люди все еще согласны с Veda в этом описании лжеца.

Исследование африканской истории показало, что одной из характеристик эффективного вождя племени была его способность двигать подданных силой его речей, особенно сильной из-за интенсивного использования невербальной коммуникации.Это наследие очевидно в традициях афроамериканской церкви в Америке. Те же самые принципы сильного языка тела и тона голоса, сопровождающего речи, теперь были приняты в различных формах остальной частью американского общества и политики из-за их способности убеждать помимо хорошо продуманных слов.

Функция невербальной коммуникации

Невербальная коммуникация выполняет ряд функций. Он может определять общение, создавая фон для общения — тихая, тускло освещенная комната подсказывает людям, что общение, происходящее в этой среде, также должно быть тихим и беззвучным (как в религиозном месте).Ярко освещенные комнаты с активными цветами, такими как желтый и оранжевый, говорят об активных, веселых занятиях. Невербальное общение также может быть связано с поведением или одеждой других людей в комнате. Если другие двигаются спокойно, плачут и носят строгую одежду, это посылает невербальный сигнал, совершенно отличный от комнаты, полной людей, движущихся с рывками, смеющихся и одетых в рубашки с гавайским принтом.

Невербальное общение также может регулировать вербальное общение.Многие разговоры людей регулируются невербальными сигналами, настолько тонкими, что средний человек их не замечает. Люди кивают и улыбаются в определенные моменты личного разговора. Это сигнализирует говорящему, что слушатель понимает и что говорящий должен продолжать говорить. Когда говорящий закончит, он или она снизит тон и громкость своего голоса, чтобы слушатель знал об этом. Если говорящий желает продолжить разговор, он или она заполняет возникающие паузы более громким голосом, множеством «ммм, ах» и так далее.Люди настолько хорошо усвоили эти правила, что придерживаются их почти бессознательно. Использование этих тонких подсказок объясняет, почему люди могут разговаривать без постоянного разговора друг с другом или без необходимости произносить слово «за» — как космонавты — чтобы дать другому человеку знать, когда он закончит говорить. Это правило можно проверить, нарушив его. Если человек пытается оставаться неподвижным во время разговора с другом, этот человек обнаружит, что это не только трудно сделать, но и вызовет у друга большой ужас.

Наконец, невербальная коммуникация может быть самим сообщением. Хмурый взгляд указывает на несчастье. Взмах руки означает «до свидания». Дрожь в голосе означает бедствие. Подъем указательного пальца к губам означает «шшш» или «молчи», но поднятие указательного пальца вверх с толчком может означать «мы номер один». Для отправки этих сообщений не нужно слов. Обратите внимание, что большинство этих значений определяется культурой (что подробно обсуждается ниже).

Связь между вербальным и невербальным общением

Пол Экман предположил, что существует шесть способов связи вербального и невербального общения.Он предположил, что невербальное общение может заменять вербальное общение, а также повторять, противоречить, дополнять, акцентировать и регулировать вербальное общение.

Экман имел в виду под заменой невербальное общение. словесное общение. Если его спросят, нужна ли еще порция чудесной пасты матери, человек может покачать головой вверх и вниз, чтобы показать «да», вместо того, чтобы пытаться произнести слово «да» через полный рот спагетти.

Невербальное общение также может повторять вербальное общение. Люди могут одновременно сказать слово «нет» и покачать головой из стороны в сторону. Повторение и замена кажутся одной и той же идеей, но замена означает, что кто-то не произносит слово или фразу, представленную невербальным жестом, тогда как повтор означает, что он или она произносит слово или фразу.

Иногда эти одновременные вербальные и невербальные сигналы противоречат друг другу. Кто-то может произнести фразу «это будет весело», но при этом проявит отвращение на лице, произнося эти слова.Это сарказм; слова кажутся положительными, но выражение лица отрицательным.

Невербальное общение также может дополнять вербальное общение. Кто-то может сказать фразу «У меня был тяжелый день», опустив плечи и волоча ноги. Обратите внимание, что опущенные плечи и волочение ног могут выражать множество вещей (например, грусть, усталость, травму, мечтания), но в сочетании со словесным сообщением «У меня был тяжелый день» они обогащают и фокусируют сообщение.

Иногда невербальное общение просто акцентирует внимание на определенной части устного вербального общения.Кто-то может сказать: «Важно акцентировать свою речь невербальными жестами», ритмично двигая одной рукой вверх и вниз на каждом слоге в слове «пунктуация». В этой ситуации жесты движущейся руки для слова «пунктуация» будут акцентировать это слово, тем самым давая слушателю понять, что это понятие важно.

Наконец, Экман предполагает, что невербальное общение может регулировать вербальное общение. Как обсуждалось выше, существуют различные негласные правила, регулирующие разговоры.Слушатели обеспечивают обратную связь (например, кивают, слегка улыбаются, говорят «ага») в определенные моменты разговора, чтобы дать своим партнерам понять, что они понимают и что партнеры могут продолжать говорить.

Структуры и свойства невербальной коммуникации

Джуди Бургун и другие ученые предположили, что невербальные сообщения соответствуют многим тех же свойств, что и вербальное общение — таких свойств, как структурированные правила, интенциональность, осведомленность, скрытность и открытость, контроль и приватность / публичность, — но немного по-другому.

Для передачи смысла невербальные сообщения должны быть связаны с правилами, как и речь. Предложение «Floats otter the on sea the» не имеет особого смысла, потому что оно не соответствует определенным правилам, применимым к порядку слов. «Выдра плывет по морю» действительно следует этим правилам, и поэтому имеет смысл. Невербальное общение имеет похожие свойства, и когда правила нарушаются, они меняют значения. В Северной Америке существуют правила, определяющие, насколько близко люди стоят рядом друг с другом во время разговора — обычно от восемнадцати до четырех футов.Когда один человек стоит слишком близко к другому во время разговора, другой чувствует необходимость отодвинуться, чтобы восстановить то, что, по его мнению, является комфортным расстоянием. Нарушение этого правила заставляет одного человека чувствовать, что другой слишком напористый или агрессивный, а другому человеку кажется, что другой слишком недружелюбен или сдержан.

Люди предполагают, что подавляющее большинство разговоров носит намеренный характер; они выбирают слова, которые говорят. Точно так же невербальное общение в большинстве случаев носит преднамеренный характер.Люди намеренно машут другим руками или оскорбительно жестикулируют пальцами. Однако такие ученые, как Питер Андерсен и Джозеф Капелла, утверждали, что большая часть невербального общения носит непреднамеренный характер. Например, некоторые люди могут намереваться сообщить спокойствие и зрелость о смерти своей кошки, и все же они часто непреднамеренно выражают грусть тоном голоса и выражением лица.

Точно так же люди менее осведомлены о своем невербальном общении по сравнению с вербальным общением.За исключением необычных обстоятельств, люди могут слышать все, что они говорят. Люди обычно осознают свое невербальное общение (например, одежду, которую они носят, жесты, которые они используют, и выражения, которые они показывают), но не всегда. Например, когда человек лжет, он может бояться, но при этом чувствовать, что ему удалось скрыть этот страх. Как показала ученая Белла ДеПауло, несмотря на свои убеждения, лжецы часто не осознают, что на самом деле они выражают явные признаки страха на своем лице, позе или речи.

Вербальное общение более открыто, а невербальное поведение — более скрыто.В школах людей формально обучают вербальному поведению. Невербальная коммуникация менее очевидна, как в тонких выражениях лица и едва уловимых изменениях тона голоса, и люди обычно формально не обучены невербальному общению. Детям не часто преподают уроки о том, как близко стоять к другим во время разговора или как выражать гнев выражением лица.

Невербальное общение также менее управляемо, чем вербальное общение. Вербальное общение легко подавить или выразить, и люди выбирают слова, которые используют.Хотя большая часть невербального общения следует той же схеме (например, люди предпочитают показывать жест рукой), невербальное общение с гораздо большей вероятностью будет иметь непредсказуемый характер. Это улыбка, которая появляется на лице, когда человек знает, что смеяться не следует.

Наконец, вербальное общение более публично, чем невербальное. Для разговора обычно требуется звуковое или видимое сообщение, которое могут услышать или увидеть другие, а не только предполагаемая цель общения.Когда это общение станет общедоступным, оно также станет пищей для общественного обсуждения. Напротив, невербальное общение больше подходит для частного разговора. Когда политические кандидаты выступают, люди публично обсуждают и обсуждают их политику, а не обувь или жесты. Эта тенденция меняется, и больше внимания уделяется тому, как кандидат передает сообщение, а не самому сообщению.

Истоки невербального общения

Невербальное общение происходит как из культуры, так и из биологии.В большинстве случаев невербальное общение изучается так же, как и язык, по одному слову или жесту. Слова имеют разное значение в разных языках и культурах, равно как и жесты могут иметь разное значение в разных культурах. В Северной Америке поднятый указательный и средний пальцы обычно означают «мир» или «победу», независимо от того, повернута ладонь внутрь или наружу. В Австралии или Соединенном Королевстве этот же жест с ладонью, повернутой наружу, означает «победа», но с повернутой ладонью внутрь — это оскорбление («пошли вы к черту»).Люди учатся скрещивать ноги, складывать руки, сколько жестов руками во время разговора, сколько выражать лицами, насколько близко стоять к другим и так далее.

Однако невербальное общение отличается от вербального тем, что некоторая невербальная коммуникация не усваивается; это врожденное. Чарльз Дарвин утверждал, что выражение лица, которое люди демонстрируют для определенных эмоций, таких как гнев, отвращение, дистресс (печаль), страх, счастье и удивление (некоторые ученые также приводят доводы в пользу презрения, смущения и / или интереса), являются частью эволюционное наследие человека.Эти эмоции помогли людям (и другим животным) выжить, и поэтому они передаются от одного поколения к другому. Человек, испытывающий эмоциональную реакцию страха на опасность, с большей вероятностью избежит этой опасности и, таким образом, выживет и воспроизведет потомство. Человек без такой реакции не выживет и, следовательно, не передаст свои гены следующему поколению.

Дарвин и другие, в том числе Кэррол Изард и Экман, утверждали, что эти эмоции заставляют людей или животных действовать определенным образом (например,g., нанести удар в гневе или убежать, когда испуган). Это поведенческое намерение необходимо сообщить другим в группе. Таким образом, выражение лица становится визуальным сигналом этого намерения, что позволяет другим избегать этого человека и его или ее гнева, что предотвращает драку. Это общение позволяет всем социальным животным поддерживать гармонию и сотрудничество. Даже животные, не владеющие разговорным языком, будут сообщать о своих эмоциональных намерениях (например, вилять хвостом, взъерошенный мех, внимательный> уши), но они общаются своим телом, а не столько лицом.Другие животные точно интерпретируют эти сигналы, не получая никакого формального обучения.

Дарвин, Экман и Изард утверждают, что эти выражения лица являются такой же частью эмоциональной реакции, как учащенное сердцебиение или потоотделение, и приводят пять источников доказательств, подтверждающих их точку зрения. Во-первых, такие ученые, как Ирен Эйбл-Эйбесфельдт, показали, что дети, рожденные слепыми, будут улыбаться, когда счастливы, или делать обеспокоенное лицо, когда грустно — подобно детям, рожденным со зрением, — даже если они не могут видеть, как было создано это выражение.Во-вторых, самые близкие биологически родственники человека, шимпанзе, по-видимому, также обладают выражением лица, похожим на человеческое. В-третьих, когда Экман и его коллеги попросили людей изобразить эти выражения эмоций на лице, описанные выше, а затем показали фотографии этих выражений людям из других культур, люди из других культур не только смогли распознать выражения, но и твердо согласились, какое выражение гнев, отвращение и так далее. Точно так же все культуры спонтанно создают эти выражения одинаково (т.Т. е. все люди проявляют гнев с нахмуренной бровью и сжатыми губами, а счастье — с улыбкой и т. д.). Исследование Экмана включало культуры Папуа-Новой Гвинеи, в которых в то время не было книг, электричества и почти не было контакта с западной культурой, поэтому они не могли усвоить выражения из фильмов, телевидения или посторонних. Изард отмечает, что во время путешествия по Европе невербальные жесты для определенных слов или понятий резко меняются при переходе из деревни в деревню, но выражение лица этих эмоций не меняется.В-четвертых, Экман и его коллеги показали, что, позируя и удерживая эти выражения эмоций на лице, можно испытать эмоции, отображаемые в выражении лица. Наконец, данные свидетельствуют о том, что в человеческом мозгу есть центры, которые конкретно реагируют на выражение страха на лице и, возможно, на другие выражения эмоций на лице, что свидетельствует о жестком восприятии этих выражений.

Однако Экман и Изард утверждали, что эти выражения лица не являются простыми рефлексами.Люди могут научиться контролировать эти выражения в зависимости от правил конкретной культуры или субкультуры человека. Мальчики в Северной Америке учатся не плакать в стрессовых ситуациях, тогда как девочки обычно не усваивают этого правила. В Японии люди учатся не проявлять гнев или отвращение к людям с высоким статусом или в общественных местах, тогда как североамериканцы не усваивают такое правило. Исследования показали, что и японцы, и американцы в одиночестве проявляют отвращение на лице при просмотре кровавого фильма.Однако в присутствии высокопоставленного человека японцы будут улыбаться во время кровавого фильма, тогда как американцы по-прежнему демонстрируют выражение отвращения. Экман при ближайшем рассмотрении обнаружил, что японцы все еще проявляли отвращение, но они пытались замаскировать его улыбкой. Экман назвал эти культурные правила, которые диктуют, как и когда люди должны проявлять эти выражения эмоций на лице, «правилами отображения».

Источники невербальной коммуникации

Невербальная коммуникация — это часть поведения людей, а также результаты их поведения.Одним из источников сообщений является окружающая среда. Разные дома посылают разные сообщения о своих жителях. Это достигается за счет использования цвета, освещения, тепла, текстуры ткани, фотографий и так далее. Рестораны будут извлекать выгоду из сообщений, посылаемых этими факторами окружающей среды, чтобы влиять на поведение и впечатления посетителей. В ресторанах быстрого питания используются активные, яркие цвета, такие как оранжевый, желтый и красный, в хорошо освещенной среде с жесткими пластиковыми сиденьями. Эти сообщения тонко побуждают посетителей быстрее есть больше и не бездельничать.Таким образом, рестораны быстрого питания имеют быструю смену, чтобы максимизировать прибыль. Напротив, элегантные рестораны используют более тусклое освещение, более мягкие и темные цвета и более удобные стулья, чтобы передать более интимное впечатление, тонко побуждая посетителей чувствовать себя комфортно и оставаться дома, чтобы выпить десерт и кофе, и так далее. Это заставит посетителей тратить больше денег за одно посещение, а также обеспечит рост бизнеса благодаря положительной сарафанному радио. Таким образом, невербальные сообщения, посылаемые средой, могут помочь управлять поведением, происходящим в этой среде.

Другой источник невербальных сообщений — это физические характеристики и внешний вид. Физические характеристики — это статический внешний вид или запах человека. Это включает в себя рост и вес, цвет кожи, волосы, брови, щеки, подбородок, пропорции глаз, носа и размер подбородка, так как а также запахи. Уильям Шелдон считал, что разные типы телосложения предопределяют личность: эндоморфы (более тяжелые, полные, округлые, более мягкие) были общительными и приятными, мезоморфы (угловатые, мускулистые, более жесткие) были лидерами и волевыми, а эктоморфы (худые, хрупкие) , хрупкий) были замкнутыми, умными и нервными.СМИ извлекают выгоду из этой ассоциации, подбирая актеров и актрис соответственно; обратите внимание, что главный герой почти всегда является динамичным мезоморфом, комедийный рельеф — почти всегда общительным эндоморфом, а умный человек — почти всегда ботаническим эктоморфом. Хотя эти убеждения сохраняются, нет убедительных доказательств того, что типы телосложения предопределяют личность.

Более того, люди исторически судили о личности по внешнему виду. Это сделали не только древние китайцы; в конце 1800-х годов европейцы во главе с Цезарем Ломброзо почувствовали, что могут характеризовать криминальных личностей по тяжести бровей и челюсти.Как и в случае с исследованием тела, не было никаких доказательств того, что можно точно идентифицировать преступников по их внешнему виду. Исследование, проведенное Дайан Берри и Лесли Макартур в 1980-х годах, показало, что взрослые люди с более детскими лицами, определяемыми более высоким лбом, пропорционально большими глазами и меньшим носом, считаются более наивными, честными и с меньшей вероятностью будут выбраны в качестве лидер. Исследование Пола Секорда в 1950-х годах показало, что, хотя люди надежно приписывали личности определенным лицам, их назначения не были точными.Возможно, это лучше всего резюмирует результаты в этой области.

Запахи также отправляют сообщения, как на сознательном, так и на бессознательном уровне. На сознательном уровне духи, лосьоны после бритья и отсутствие запаха тела являются сигналом о гигиене в Северной Америке, но в других культурах такие сообщения не так однозначны. Люди подсознательно посылают феромоны — вещества, которые, будучи помещены женщине под нос, заставляют ее считать мужчину более привлекательным. Младенцы также могут распознавать запах своей матери и будут проявлять сильное предпочтение к вещам, несущим этот запах.Многие взрослые также заметят, как их утешает запах близких.

Признаки внешнего вида также включают в себя так называемые артефактические ключи, такие как украшения, одежда, очки и так далее. Люди в очках считаются умнее. Ювелирные изделия посылают сообщения о социально-экономическом или семейном положении. Североамериканцы сигнализируют о своем семейном статусе, нося сплошную золотую полосу на левом «безымянном» пальце, тогда как европейцы часто носят этот сигнал на безымянном пальце правой руки.Одежда также посылает сообщения о доходах, членстве в группах и даже уважении к другим. Люди, которые носят джинсы по официальному случаю, передают сообщение о том, что они думают по этому поводу, хотя, как и в предыдущих случаях, это сообщение может быть неточным.

Важным источником невербальных сообщений является проксемика, или изучение использования пространства во время взаимодействия. Эдвард Холл отметил, что люди, кажется, имеют серию из четырех концентрических зон, которые окружают их, как передвижную территорию, в которую они позволяют другим входить в зависимости от случая и степени знакомства между вовлеченными людьми.Холл назвал зону от прикосновения к телу до 18 дюймов (45 см) «интимной зоной», областью, в которую обычно могут войти только любовники, дети и другие близкие люди. Следующая зона, расположенная в диапазоне от 18 дюймов (45 см) до 4 футов (1,22 м), называлась «случайно-личной зоной» — расстоянием, на котором происходит большинство случайных разговоров. Следующая зона, варьирующаяся от 4 футов (1,22 м) до 12 футов (3,67 м), была названа «социально-консультативной зоной» — расстоянием, на котором происходят самые формальные разговоры, такие как деловые встречи с незнакомцами.Последняя зона, 12 футов (3,67 м) и выше, называлась «общественной зоной», где проходят публичные выступления и другие мероприятия. Обратите внимание, что эти расстояния типичны для жителей Северной Америки; в других культурах может быть такая же серия концентрических территорий, но расстояния могут быть разными. В некоторых странах Средиземноморья незнакомцы обычно разговаривают друг с другом, стоя на расстоянии менее 30 см друг от друга. Для североамериканца это нарушит его или ее интимную зону, и североамериканец будет чувствовать себя крайне неудобно и предпримет шаги, чтобы восстановить более комфортную дистанцию, отступив.Конечно, средиземноморскому человеку будет неудобно разговаривать с кем-то так далеко, и он подойдет ближе. Это еще один пример того, как культурные различия в невербальном общении могут вызывать непонимание и дискомфорт у обоих людей. Обратите внимание, что ни одно из расстояний не является «правильным»; они просто разные. Конечно, на расстояние, на котором люди общаются, могут влиять и другие переменные, помимо культуры. Эти переменные включают в себя, насколько личные или отрицательные тема есть, возраст лиц (люди стоят ближе к детям и старикам) и тд.

Люди также используют невербальные сигналы для обозначения своей территории или владений. Если положить книги на парту в классе или положить куртку на стул, это обычно означает, что этот стол или стул временно принадлежат этому человеку, то есть часть его или ее территории.

Люди отправляют различные невербальные сообщения своим телом. Рэй Бердвистелл называл область исследований, посвященную изучению телесных сообщений, «кинезикой». Кинезика включает в себя позы тела, такие как угол наклона или напряжения, а также жесты, прикосновение, мимику, поведение глаз и даже параллельный язык (например,g., голосовые тоны).

Позы тела, безусловно, могут сообщать о многом. Человек на собеседовании, который сутулится на стуле, не будет выглядеть внимательным и будет сочтен незаинтересованным в работе. Еще один способ общения позы — это непосредственность; человек, который наклоняется к другому, смотрит в глаза и модулирует свой голос (т. е. не говорит монотонно), воспринимается как очень непосредственный. Данные исследований показывают, что люди, которые ведут себя более непосредственным образом, считаются более заслуживающими доверия, а учителя, которые более непосредственны, нравятся больше, и дети, кажется, учатся у них большему.

Есть много невербальных жестов, которые люди демонстрируют при общении. В 1940-х годах Дэвид Эфрон предположил, что вместо слова используется один тип жестов, называемый эмблемой. Знак «большой палец вверх» в Северной Америке означает «хорошо» или «хорошо». Люди могут сказать слово или показать жест. Зажать нос — значит, что-то воняет. В Северной Америке насчитывается около сотни эмблем. Эфрон показал, что эти эмблемы заучены. Он заметил, что эмблемы, используемые еврейскими и сицилийскими иммигрантами, были разными, и все же эмблемы, используемые их детьми, рожденными в Америке, были идентичными.

Десмонд Моррис предположил, что эти эмблемы могут возникать различными способами, и определил мимические, схематические, символические, технические, кодовые, гибридные, реликтовые и интерактивные эмблемы. Например, Моррис предложил некоторые эмблемы, схематично имитирующие объект, на котором изображена эмблема; прижатие обеих рук к голове и вытягивание указательных пальцев, напоминающих рога коровы, — это символ коровы. Другие символичны, например, скрещивание пальцев на удачу; скрещенные пальцы представляют собой распятие или «знамение креста», которое, как считали ранние христиане, отразит зло или неудачу.Эмблемы реликвий происходят из древних обычаев, таких как греческая эмблема «moutza». Эта эмблема включает в себя поднятие руки к другому в знак презрения или пренебрежения; оно возникло из древней практики, когда граждане бросали мусор в преступников, когда они маршировали по улицам. Таким образом, эмблема имитирует бросание в кого-то мусора. Моррис считает, что некоторые эмблемы представляют собой универсальный человеческий социальный опыт, например эмблема для слова «нет», которое является движением головы из стороны в сторону.Он предполагает, что это происходит из-за движения головы из стороны в сторону, которое ребенок демонстрирует, чтобы отвергнуть грудь своей матери, когда он не голоден. Все люди во всем мире испытывают это, и поэтому практически во всех культурах горизонтальное рукопожатие используется для обозначения «нет».

Второй тип жеста — иллюстратор. Иллюстраторы не заменяют слова, но они помогают облегчить речь, будучи тесно привязанными к содержанию и потоку речи. Таким образом, когда люди двигают руками во время разговора, они демонстрируют.Иногда эти иллюстраторы используются, чтобы помочь подобрать слово; иногда их используют для сохранения ритма речи; иногда они рисуют картины того, о чем говорит говорящий; а иногда они показывают движение. Иллюстраторы не ограничиваются руками; люди могут иллюстрировать своими бровями, приподнимая их, когда они подчеркивают важный момент.

Третий тип жеста — манипулятор или адаптер (слова используются как синонимы). Манипуляторы возникают, когда человек манипулирует предметом или другой частью своего тела.Таким образом, прикосновение к носу, потирание подбородка или уха, завивка волос, игра в очках, жевание карандаша и прикусывание губ — все это примеры манипуляторов. Есть некоторые свидетельства того, что количество манипуляторов увеличивается, когда люди нервничают.

Поведение при прикосновении — еще одна форма невербального сообщения, связанного с правилами. В Северной Америке гетеросексуальные мужчины не трогают других мужчин. Если они и касаются друг друга, то обычно в верхней части руки, причем очень сильно. Гетеросексуальные женщины больше касаются друг друга и другими частями тела, кроме плеча.Однако в контексте спортивного мероприятия товарищи по команде мужчины будут похлопывать друг друга по заднице — прикосновение, которое не будет социально санкционировано. в любое другое время и в любом месте. Конечно, щипок или удар — это форма прикосновения, которая посылает совсем другое сообщение, чем нежная ласка.

Выражение лица обеспечивает некоторые из наиболее очевидных форм невербального общения. Помимо шести-девяти универсальных выражений лица, описанных выше, люди также выучили выражения. Подмигивание может означать разные вещи в разных культурах.Одна приподнятая бровь может быть иллюстратором. Люди могут даже изображать выражения, чтобы сообщить, что они думают (опущены брови, приподнята нижняя губа) или раздражены (слегка приподнимают брови, надувают щеки, а затем выдыхают воздух) и т. Д.

Люди отправляют невербальные сообщения через поведение глаз. Поведение глаз обычно связано с пристальным взглядом или пристальным взглядом, но оно также включает расширение зрачка (когда зрачок увеличивается в размере). Когда гетеросексуальные пары тянутся друг к другу, они дольше смотрят друг другу в глаза, а их зрачки расширяются.Исследователи отмечают, что женщины с расширенными зрачками считаются более привлекательными. Когда люди собираются драться, они смотрят друг на друга. Существуют также большие культурные различия в зрительном контакте: представители некоторых культур дольше смотрят на незнакомцев, чем представители других культур. Говоря, представители некоторых культур выражают свое уважение к другим людям, глядя им в глаза; представители других культур демонстрируют свое уважение, не глядя другим людям в глаза.

Наконец, невербальные сообщения отправляются на параллельном языке других.Параязык включает тон голоса, высоту звука, паузы и т. Д. Это привело к пословице: «Дело не в том, что вы говорите, а в том, как вы это говорите». Люди могут сказать положительное утверждение и, используя тон своего голоса, придать ему саркастический вид, тем самым создавая два очень разных значения одного и того же предложения.

Заключение

Повседневные решения принимаются на основе того, как люди воспринимают невербальную коммуникацию. Невербальное общение влияет на межличностные контакты, начиная от допросов в полиции и заканчивая первыми свиданиями, визитами к врачу, собеседованиями при приеме на работу и рекламой.По большей части люди хорошо интерпретируют эти невербальные коммуникации, хотя некоторые люди справляются с этим лучше, чем другие, несмотря на то, что отправляемое невербальное сообщение часто не совпадает с полученным, и наоборот. Люди не только полагаются на невербальное общение, чтобы прояснить общение и сделать повседневные взаимодействия более гладкими, но и как индикатор истинной сущности человека. Как подчеркивал тысячи лет назад китайский философ Конфуций, можно лучше понять других, глядя им в глаза, а не слушая их слова.

См. Также: Связь с животными; Межкультурная коммуникация, адаптация и; Межличностное общение; Межличностное общение, разговор и; Межличностное общение, слушание и; Овладение языком; Язык и общение; Языковая структура; Модели общения; Символы.

Библиография

Андерсен, Питер. (1999). Невербальная коммуникация: формы и функции. Маунтин-Вью, Калифорния: Мэйфилд.

Аргайл, Майкл.(1988). Телесное общение. Лондон: Метуэн.

Берри, Дайан С. и МакАртур, Лесли З. (1986). «Восприятие характера в лицах: влияние возрастных черепно-лицевых изменений на социальное восприятие». Психологический бюллетень 100: 3-18.

Бердвистелл, Раймонд Л. (1970). Кинезика и контекст. Филадельфия: Университет Пенсильвании Press.

Burgoon, Judee K .; Буллер, Дэвид Б .; и Woodall, W. Gill. (1996). Невербальная коммуникация: невысказанный диалог. Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Капелла, Джозеф Н. (1991). «Биологическое происхождение автоматизированных моделей взаимодействия человека». Теория коммуникации 1: 4-35.

Дарвин, Чарльз. (1872 г.). Выражение эмоций у человека и животных. Лондон: Джон Мюррей.

ДеПауло, Белла М., и Фридман, Ховард С. (1996). «Невербальная коммуникация.» В Справочник по социальной психологии , 4-е издание, ред. Дэниел Т. Гилберт, Сьюзен Т. Фиске и Гарднер Линдзи.Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Ефрон, Давид. (1941). Жесты и окружающая среда. Нью-Йорк: King’s Crown Press.

Eibl-Eibesfeldt, Irene. (1979). «Универсалии в экспрессивном поведении человека». В Невербальное поведение, приложения и культурные последствия , изд. Аарон Вольфганг. Нью-Йорк: Academic Press.

Экман, Пол. (1982). Эмоции в человеческом лице. Кембридж, англ .: Cambridge University Press.

Экман, Пол. (1992). Ложь. Нью-Йорк: У. В. Нортон.

Экман, Пол и Фризен, Уоллес В. (1969). «Репертуар невербального поведения: категории, происхождение, использование и кодирование». Семиотика 1: 49-98.

Пост, Юлий. (1970). Язык тела. Нью-Йорк: М. Эванс.

Холл, Эдвард Т. (1959). Безмолвный язык. Гарден-Сити, Нью-Йорк: Даблдей.

Холл, Эдвард Т. (1966). Скрытое измерение. Гарден-Сити, Нью-Йорк: Даблдей.

Изард, Кэррол Э.(1971). Лицо эмоций. Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.

Кнапп, Марк Л., и Холл, Джудит А. (1997). Невербальная коммуникация в человеческом взаимодействии , 4-е издание. Нью-Йорк: Харкорт Брейс.

Моррис, Десмонд. (1977). Manwatching: Полевое руководство по человеческому поведению. Нью-Йорк: Гарри Н. Адамс.

Моррис, Десмонд. (1985). Бодивотчинг. Нью-Йорк: Корона.

Secord, Paul F .; Герцоги, Уильям Ф .; и Беван, Уильям.(1954). «Личности в лицах: I. Эксперимент в социальном восприятии». Монографии по генетической психологии 49: 231-270.

Марк Г. Франк

Невербальная коммуникация в психотерапии

Психиатрия (Эдгмонт). 2010 июн; 7 (6): 38–44.

Опубликовано онлайн 2010 Июнь

, MD и, MD

Гретхен Н. Фоули

Доктор Фоули — четвертый курс ординатора Медицинской школы Буншофта государственного университета Райта, Департамент психиатрии, Дейтон, Огайо

Джули П. .Джентиле

Д-р Джентиле — адъюнкт-профессор психиатрии и директор службы психического здоровья студентов-медиков в Государственном университете Райта и медицинский директор Программы охраны психического здоровья Совета округа Монтгомери.

Полетт М. Гиллиг, доктор медицинских наук, редактор серии

Полетт М. Гиллиг, профессор психиатрии, факультет психиатрии, Медицинская школа Буншофт, Государственный университет Райта, Дейтон, Огайо;

Гретхен Н. Фоули, доктор Фоули, четвертый курс ординатора медицинского факультета Буншофт государственного университета Райта, факультет психиатрии, Дейтон, Огайо;

Автор, ответственный за переписку. АДРЕС ДЛЯ ПЕРЕПИСКИ: Гретхен Н. Фоли, доктор медицины, отделение психиатрии, первый этаж, East Medical Plaza, 627 S. Edwin C. Moses Blvd., Dayton, OH 45408-1461; Телефон: (937) 223-8840. Факс: (937) 223-0758; Электронная почта: [email protected]

ФИНАНСИРОВАНИЕ: Не было финансирования для разработки и написания этой статьи.

РАСКРЫТИЕ ФИНАНСОВОЙ ИНФОРМАЦИИ: У авторов нет конфликта интересов в отношении содержания этой статьи.

ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКТОРА: Примеры, представленные здесь, являются вымышленными и созданы исключительно для иллюстрации практических моментов.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Обследование психического статуса является объективной частью любого комплексного психиатрического обследования и имеет ключевое значение для диагностики и лечения. Сюда входят такие элементы, как исходный общий вид и поведение пациента, аффект, зрительный контакт и психомоторное функционирование. Изменения этих параметров от сеанса к сеансу позволяют психиатру собрать важную информацию о пациенте. В психиатрии большое внимание уделяется не только слушанию того, что пациенты говорят устно, но и наблюдению за их взаимодействием с окружающей средой и психиатром.В качестве комплимента психиатры должны осознавать свое невербальное поведение и общение, поскольку они могут способствовать или препятствовать взаимодействию пациента с врачом. В этой статье клинические эпизоды будут использоваться для иллюстрации различных аспектов невербальной коммуникации, которые могут возникать в рамках психотерапии. Осведомленность об этих невысказанных тонкостях может дать психиатру ценную информацию, которую пациент может не пожелать или не сможет выразить словами.

Ключевые слова: невербальное общение, психотерапия, отношения пациента и врача

Введение

По оценкам, от 60 до 65 процентов межличностного общения передается через невербальное поведение. 1 К сожалению, в клинических условиях непропорционально большое внимание уделяется вербальному взаимодействию. 2 Многие невербальные формы поведения являются бессознательными и могут более точно отражать отношение и эмоциональное состояние пациента. 2 Они могут опровергнуть беспокойство пациента по поводу конкретной темы, обсуждаемой в терапии, несмотря на словесные утверждения, что эта тема несущественна и не вызывает дистресс. Критически важно учитывать невербальное поведение пациента при оценке риска причинения вреда себе или другим людям.С другой стороны, невербальное поведение может пролить свет на чувства переноса и контрпереноса между пациентом и врачом.

Невербальное общение

Все невербальное поведение должно интерпретироваться в контексте. Кнапп и Холл специально обращаются к проблеме ограниченной подготовки врачей невербальной коммуникации. 3 «Очевидно, что врачи могут использовать такие знания. Однако очень важно, чтобы врачи не только замечали сигналы, но и делали из них соответствующие интерпретации. 3 Невербальные сигналы нельзя интерпретировать в вакууме. Ни одно поведение или жест не означает одно и то же во всех мыслимых контекстах. Например, представьте себе жест руки, когда вы вытягиваете только указательный и средний пальцы, разводите их в стороны в форме буквы V, при этом смыкая остальную руку. Это может означать число, два. В Соединенных Штатах, если ладонь обращена к человеку, использующему этот жест, это означает «победу», а если ладонь обращена к другим, это идентифицируется как символ, означающий «мир».В Англии, однако, американский знак «V» означает победу — это оскорбление с сексуальным подтекстом. В Лондоне демонстрация американского знака мира означает победу.

Необходимо учитывать несколько уровней контекста. Во-первых, психиатр должен учитывать среду, в которой происходит взаимодействие. Во время первоначального собеседования пациенты могут казаться озабоченными разговором с совершенно незнакомым человеком о своих проблемах или казаться отвлеченными, поскольку они воспринимают новизну кабинета психотерапевта.Скрещивание рук на груди может означать, что пациент не открыт для исследования определенного пути; однако в другом случае это может просто указывать на то, что температура в офисе слишком низкая для комфорта. Во-вторых, психиатры должны учитывать типичное состояние конкретного человека и обычное обследование психического статуса. Некоторые люди от природы более выразительны с точки зрения общей анимации, жестов и аффекта. Другие могут тщательно контролировать свои чувства и изменять их.В некоторых культурах действуют разные правила относительно того, когда и в какой степени допустимо выражать определенные эмоции. В-третьих, полезно смотреть на невербальное поведение глобально, а не сосредотачиваться на мелочах. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на каком-то одном жесте, более эффективно и полезно точно интерпретировать несколько действий, которые происходят одновременно. Наконец, психиатр должен размышлять о взаимодействии, происходящем между пациентом и врачом в режиме реального времени. Собственные невербальные действия психиатра могут, в свою очередь, повлиять на поведение пациента.

Clinical Vignette

Миссис Джонс, 44-летняя замужняя женщина, изначально беспокоилась об усилении тревожности в течение последних нескольких месяцев.

Миссис Джонс сообщила, что ее беспокоит усиление беспокойства, плохой сон, чувство усталости и снижение способности сосредотачиваться. Ее симптомы были особенно острыми в ее профессиональной обстановке, когда она работала секретарем в загруженном медицинском кабинете. Она решила обратиться за лечением после ссоры с пациентом, с которым она была «очень грубовата», в результате чего одна из практикующих врачей отвела ее в сторону, чтобы спросить, все ли в порядке.Миссис Джонс была искренне удивлена, когда этот врач упомянул, что в последнее время она казалась «раздражительной». Позже, когда она подумала об этом комментарии, она поняла, что она увеличила курение с половины пачки в день до почти полной пачки в день. Она сообщила, что «всегда беспокоила», но никогда раньше не получала психиатрических услуг. Единственным ее опытом применения психотропных препаратов был золпидем (Амбиен®), прописанный ее лечащим врачом после того, как в начале года она пожаловалась на бессонницу.Она признала, что испытывает дискомфорт при посещении психиатра, потому что «вы можете подумать, что я сошла с ума». Во время первой консультации миссис Джонс зрительный контакт был мимолетным, а ее ладонь вспотела после рукопожатия с психиатром. Она выбрала место на кушетке, как можно дальше от психиатра, и положила подушку себе на колени. Ее речь была мягкой и несколько быстрой. Она выглядела нервной, суетливой и продолжала тереть шею сзади. Когда психиатр обратил ее внимание на этот повторяющийся жест, она сообщила о частых головных болях и боли в шее.

Практическое задание: обследование психического статуса

Установление исходного психического статуса. Первоначальное обследование психического статуса может предоставить ценную информацию о пациенте и начинается, когда новый пациент впервые появляется в зоне ожидания. Однако требуется время, чтобы точно определить исходный уровень конкретного человека. На первое впечатление может повлиять тревога по поводу посещения психиатра. Какая осанка у пациента? Пациент нервничает и ерзает или выглядит спокойным и расслабленным? Пациент выглядит подавленным или легко напуганным, например, когда дверь захлопывается? Есть ли нарушение походки, когда пациент входит в офис?

Попав в комнату для интервью, можно наблюдать ряд наблюдаемых невербальных форм поведения, которые позволяют получить информацию о пациенте.Следует обращать внимание на то, где пациент выбирает сесть, позу во время интервью, поддерживается ли зрительный контакт и как пациент реагирует на интерпретации помимо простого словесного подтверждения. Со временем психиатр привыкает к исходному внешнему виду, отношению и поведению пациента. Некоторые из этих невербальных форм поведения могут указать психиатру на постановку конкретного диагноза (). 4

Таблица 1

Примеры невербального поведения в качестве диагностических критериев

2
Аутистическое расстройство Заметное нарушение взгляда между глазами, выражения лица и положения тела; жесты стереотипны; повторяющиеся моторные манеры
Синдром дефицита внимания и гиперактивности Кажется, что не слушает, когда говорят, легко отвлекается, ерзает, не может оставаться в сидячем положении
Состояние интоксикации или отмены психоактивных веществ Конъюнктивальная инъекция с каннабисом; миоз при опиатной интоксикации; слезотечение, ринорея и зевота при отмене опиатов
Шизофрения Плоский аффект, плохой зрительный контакт, аволиция (негативные симптомы), растрепанный внешний вид, непредсказуемое возбуждение, ригидные или странные позы (крайне дезорганизованное или кататоническое поведение) 5
Большое депрессивное расстройство Психомоторное возбуждение или заторможенность ограничены или притуплены, дисфорический аффект, плаксивость
Посттравматическое стрессовое расстройство Повышенная бдительность, чрезмерная реакция испуга, ограниченный диапазон аффекта 5 характеризует основные принципы невербального поведения в трех областях: проксемика, кинезика и параязык.Проксемика относится к тому, как межличностные отношения и поведение меняются расстоянием между двумя людьми. Кинезика включает в себя то, как тело движется. Сюда входят такие элементы, как поза, движения тела, жесты, поведение глаз и мимика. Каждый из них относится к элементам экзамена на психическое состояние в различной форме (например, общий внешний вид и поведение, психомоторное функционирование, зрительный контакт и аффект). Параязык включает в себя другие элементы психического статуса, такие как просодия, темп, ритм, громкость, тон и высота речи. 5

Кнапп и Холл 4 концептуализируют эти базовые элементы аналогичным образом, имея в виду среду общения, которая включает в себя как физические, так и пространственные элементы, физические характеристики человека, а также движения и положение тела. Они также подразделяют последний элемент на жесты, позу, поведение при прикосновении, мимику, поведение глаз и голосовое поведение. Прикосновение к прикосновениям включает простые «нервные привычки», в том числе игру тканью или предметами на столе во время сеанса или сцепление рук вместе, а также поведение, предназначенное для уменьшения беспокойства или служащих самоуспокаивающими методами, включая потирание лба, перекрещивание рук. руки по телу или проведите ладонями по коленям.

В клиническом эпизоде ​​поведение миссис Джонс ясно указывало на то, что она беспокоилась о встрече. Она установила максимальное физическое расстояние между собой и психиатром. Более того, она «спряталась» за подушкой как своего рода защитным барьером и с трудом выдерживала зрительный контакт.

Было бы благоразумно посмотреть, изменится ли поведение, подобное тому, которое проиллюстрировано на примере случая, после того, как пациенту станет более комфортно с психиатром.Если они не исчезнут с течением времени, психиатр может заключить, что этот уровень тревоги на самом деле является исходным психическим состоянием пациента. Комментарии к поведению миссис Джонс, когда она трет шею, вызвали отчет о мышечном напряжении и дополнительно подтвердили предварительную оценку психиатра.

Продолжение клинической картины

Поначалу миссис Джонс не могла определить причину ухудшения своего беспокойства. «Я не знаю, почему я так взволнована», — ответила она, когда ее спросили. Когда психиатр спросил о серьезных жизненных изменениях или факторах стресса, она настояла на том, что ничего особенного не беспокоит ее, и скрестила руки на груди, застегивая при этом кардиган.Миссис Джонс описала свое детство как «нормальное» и «хорошее» и отрицала любые случаи жестокого обращения, травм или пренебрежения. Она сообщила об относительно стабильном браке в течение последних 24 лет и сказала, что в последнее время не наблюдалось увеличения числа семейных конфликтов. Она охарактеризовала своего мужа как «благосклонного» и не жаловалась на их отношения, но избегала зрительного контакта, когда ее брак был темой обсуждения. У нее было двое детей: 17-летний сын, который готовился к выпуску из средней школы в течение нескольких месяцев, и 24-летняя дочь, которую зачислили в аспирантуру, расположенную в нескольких штатах.Миссис Джонс сообщила о близких и неконфликтных отношениях с ними обоими. Психиатр отметил, что почти каждый раз, когда ее сын поднимал вопрос, миссис Джонс вынимала из кармана зажигалку и крутила ее в руке. Дальнейшие исследования показали, что он планировал поступить в армию после окончания учебы, и миссис Джонс не поддержала это решение.

Практическое задание: экзамен по изменению психического статуса

Когда аспекты экзамена по психическому статусу меняются, важно, чтобы психиатр исследовал это глубже, чтобы определить значимость отклонения от исходного уровня.Всегда следует отмечать отклонение от нормального исходного внешнего вида и поведения пациента. Именно потому, что невербальное общение часто бывает бессознательным, такое поведение может быть более точным отражением внутреннего эмоционального состояния пациента. 2 Изменения невербального поведения, которые происходят во время терапевтического взаимодействия, могут предупредить психиатра о том, что пациент еще не может терпеть обсуждение конкретной проблемы.

В случае с миссис Джонс всякий раз, когда упоминались ее супружеские отношения, возникала сильная невербальная реакция.Уменьшение зрительного контакта миссис Джонс, скрещивание рук и застегнутая молния свитера буквально служат тому, чтобы отгородиться от психиатра. Несмотря на отрицание каких-либо опасений по поводу ее брака, психиатр на основании ее поведения пришел к выводу, что в этой теме было что-то угрожающее пациенту. Возможно, миссис Джонс будет более открыта для обсуждения этого в будущем. В других случаях невербальное поведение может помочь психиатру обратиться к проблеме, требующей дальнейшего изучения, даже если пациент заявляет, что затронутая тема не важна или неуместна.

В этом эпизоде ​​прикосновение к зажигалке было индикатором дискомфорта, поскольку курение — один из способов, которыми миссис Джонс пыталась справиться со своим беспокойством.

Настроение и влияние: конгруэнтно или неконгруэнтно

Другой аспект исследования психического статуса включает сравнение заявленного настроения пациента с его или ее воспринимаемым аффектом. Если пациент заявляет, что он или она чувствует себя «подавленным», выглядит грустным, плачущим и не заинтересованным в поддержании личного ухода, а также демонстрирует психомоторную отсталость, психиатр приходит к выводу, что аффект соответствует заявленному настроению.И наоборот, если человек заявляет, что чувствует себя «подавленным», но выглядит нормальным, улыбающимся, смеющимся и восторженно интерактивным, можно сделать вывод, что аффект несовместим с заявленным настроением. Это не обязательно означает, что рассматриваемый пациент не чувствует себя подавленным, но психиатр должен принять во внимание несоответствие и продолжить исследование посредством интервью и постоянного наблюдения за пациентом.

Невербальное поведение очень похоже. Иногда выражение лица, внешний вид, зрительный контакт и движения тела соответствуют словесному выражению пациента.С другой стороны, невербальное поведение может посылать противоположное или неконгруэнтное сообщение относительно вербального общения пациента. Эти несоответствия могут отражать бессознательные чувства или невысказанные мысли пациента и требуют дальнейшего изучения для проведения эффективной психотерапии. Неуместные или притупленные аффекты и дезорганизованное поведение, часто наблюдаемые у пациентов с шизофренией, затрудняют для психиатра точное понимание внутренних эмоциональных переживаний пациента.

Невербальное поведение может иметь решающее значение для выявления и оценки риска опасности для себя или других. Пациент, который отрицает факт самоповреждения в анамнезе, но имеет множественные линейные шрамы на предплечьях, считается подверженным повышенному риску самоповреждения в будущем или случайного самоубийства. Пациент, который расстроен из-за того, что его принудительно положили в больницу, может проявить свой гнев невербальным поведением. Он или она может повысить громкость голоса, сжать челюсти и сжать руки в кулаки.Психиатр может распознать это как признаки возбуждения и предпринять упреждающие действия, чтобы предотвратить обострение ситуации. Если у пациента также расширены зрачки и наблюдается потливость, это может дополнительно предупредить психиатра о повышенном риске импульсивного или агрессивного поведения.

Клиническая виньетка (продолжение)

В ходе психотерапии миссис Джонс стала более комфортно проводить сеансы. Ее зрительный контакт улучшился, а нервозность уменьшилась. Она стала сидеть на краю кушетки поближе к психиатру.Во время одной встречи миссис Джонс спонтанно рассказала больше о своей ситуации с работой. Она много лет проработала в одном медицинском кабинете. Это была напряженная практика, и она получала огромное удовольствие от своей работы до последних нескольких месяцев. Описывая свою работу, она выглядела счастливой и взволнованной, пока не заявила, что недавно к персоналу присоединился новый врач-мужчина. В этот момент выражение лица миссис Джонс изменилось, и она казалась подавленной. Психиатр также отметил, что она вернулась к своим тревожным манерам, которые наблюдались при первом обращении, поэтому психиатр пригласил г-жуДжонс, чтобы обсудить то, чем ей удобно делиться.

Миссис Джонс указала, что новый врач флиртовал с ней, и это доставляло ей дискомфорт. В одном случае врач сделал ей незапрошенный массаж шеи. Она сообщила, что в то время чувствовала себя «замороженной и запертой». Миссис Джонс не ответила взаимностью на чувства этого врача, но не знала, как справиться с нежелательным вниманием, не создавая проблем в офисе. Однажды она сказала врачу, что ей это неинтересно, но он пошутил и, похоже, не воспринял ее опасения всерьез.Когда миссис Джонс делилась этой информацией с психиатром, ее голос стал мягким и кротким. Миссис Джонс приложила руку к брови, прикрыла одну сторону лица, посмотрела в пол и замолчала нехарактерно. Психиатр поинтересовался, не стыдно ли ей общаться с этим врачом. Миссис Джонс сразу же заплакала и призналась, что никогда никому не рассказывала о флирте. Она чувствовала себя очень виноватой за то, что не рассказала мужу о взаимодействиях на работе.Вдобавок миссис Джонс чувствовала, что она, должно быть, сделала что-то, чтобы «навести его», поскольку врач продолжал такое поведение, несмотря на ее неинтересность. Она сообщила, что проблемы на ее работе напомнили ей об инциденте в подростковом возрасте, когда она подверглась сексуальному насилию со стороны бойфренда после попытки разорвать отношения. «Тогда это была моя вина, и теперь это моя вина».

Практическое занятие: важная информация, раскрываемая посредством невербального поведения

Невербальное поведение, в частности мимика и параязык, могут раскрыть важную информацию, относящуюся к аффективному состоянию пациента.

Выражение лица. Выражение лица — одно из самых простых невербальных форм поведения для идентификации и интерпретации, а также один из наиболее изученных элементов невербального общения. Экман и Фризен 6 определили несколько выражений эмоций на лице, которые относительно схожи и легко распознаются в разных культурах. Шесть классических эмоций, которые признаются и понимаются представителями большинства культур, — это удивление, страх, отвращение, гнев, счастье и печаль. 7 Экман и Фризен позже разработали атлас лица, в котором перечислены все мускулы лица и их роль в каждом из этих эмоциональных состояний (). Эта информация является основой системы кодирования, используемой для классификации выражений лица в исследовательских целях. 8 В клинической практике способность распознавать и различать похожие выражения (например, страх и печаль или отвращение и гнев) важна при лечении алекситимических пациентов, которым трудно выразить свое эмоциональное состояние.Изучение выражения лица было дополнительно усовершенствовано с целью обнаружения эмоциональной «утечки» с помощью очень тонких «микровыражений» или мимолетных, непроизвольных, невербальных лицевых индикаторов эмоции, которую кто-то пытается скрыть, добровольно демонстрируя другое аффективное состояние. 8

Таблица 2

Универсальные выражения эмоций на лице

Сюрприз Челюсть опускается, рот открывается без напряжения; глаза широко открываются; брови приподняты, высокие и изогнутые; морщины на лбу по всей длине
Страх Губы напрягаются, растягиваются и отводятся назад; глаза открыты, нижнее веко напряжено, а верхнее — поднято; брови приподняты, сдвинуты близко друг к другу; морщины на лбу только по центру по горизонтали
Отвращение Поднятие верхней губы и морщины на носу; нижнее веко движется вверх; брови опущены
Злость Губы плотно сомкнуты; веки напряжены; брови опущены и сближены; между бровями вертикально появляются морщинки
Счастье Углы губ подтягиваются вверх, а носогубные складки становятся заметными; нижнее веко приподнимается, вокруг глаз появляются морщинки
Печаль Губы дрожат или уголки глаз опускаются вниз; глаза могут слезиться; внутренние брови приподняты и часто сближены

Параноязычный. Параязык тоже показателен. Так же, как есть выражения лица, которые кажутся понятными всем, так и выраженные голосом эмоции также легко идентифицируются представителями разных культур. 9 Фактически, человек часто может различать соответствующее эмоциональное состояние говорящего, когда произносимые слова не имеют контекстуальной связи с выражаемой эмоцией, даже если слова произносятся на иностранном языке. 10 В исследовании Пелла 10 испаноязычных (и одноязычных) слушателей из Аргентины точно определили эмоцию радости в 89 процентах случаев и чувство гнева в 81 процентах случаев, когда произносились «псевдо-высказываниями», которые представляют собой бессмысленные слова, смоделированные на основе испанских лингвистических свойств, которые удаляют любое содержание или контекстные подсказки, с помощью которых можно идентифицировать эмоцию. 10 Более того, те же слушатели также довольно успешно распознавали эмоции говорящих на других языках. Фактически, 77 процентов слушателей правильно определили чувство гнева, когда слова были сказаны на немецком языке, 74 процента точно определили печаль, сказанную на английском языке, и 77 процентов правильно определили печаль, когда говорили на арабском языке. 10

Психиатр может полагаться как на визуальный (т.Однако бывают случаи, когда та или иная переменная отсутствует в уравнении. Например, невербальный пациент по-прежнему сможет выразить состояние чувств с помощью мимики или жестов рук. Также существуют взаимодействия между пациентом и врачом, при которых отсутствует возможность увидеть пациента. Если пациент заявляет, что он не злится во время телефонного разговора с психиатром, но его голос становится громче и становится более резким, врач может обоснованно сделать вывод, что пациент чем-то злится, но не может или не желает его распознать. эмоциональное состояние или не хочет делиться своими истинными чувствами в этот момент.

В эпизоде ​​миссис Джонс продемонстрировала значительный и быстрый сдвиг в выражении лица от счастливого к грустному, когда возникла тема нового врача-мужчины в ее кабинете. Психиатр заметил это, а также возвращение ее беспокойства и мягко посоветовал миссис Джонс поделиться тем, что у нее на уме. Миссис Джонс тогда выглядела пристыженной и смущенной, на что указали ее опущенные глаза и то, что она закрыла лицо, однако она не могла свободно говорить об этом эмоциональном состоянии, о чем свидетельствовало ее молчание.И снова психиатр распознал изменение ее невербального поведения и сделал интерпретацию, касающуюся видимого аффекта пациентки. Это помогло миссис Джонс поделиться более подробной информацией о ситуации на работе, а также о травмирующем прошлом событии, которое, вероятно, оказало значительное влияние на то, как она чувствовала себя и как справлялась с трудным положением, с которым она столкнулась.

Невербальное поведение психиатра и ценность видеозаписей и записей процесса. В случае виньетки миссис.Джонс, когда лечащий психиатр рассмотрел детали предыдущего приема, обратившись к протоколам процесса и видеозаписи этого сеанса, она пришла к выводу, что психотерапия застопорилась. Когда миссис Джонс упомянула тему сексуального насилия в прошлом, лечащий психиатр заметил, что ей самой было неудобно, слегка откинулся на спинку стула и скрестил руки и ноги. Сразу после этого миссис Джонс резко сменила тему, заявив: «Но вы не хотите слышать обо всем этом.

Размышляя о собственном поведении, лечащий психиатр поняла, что она не комментирует это, и впоследствии миссис Джонс обсуждала более поверхностные темы. Она отметила, что миссис Джонс выглядела значительно менее оживленной и вовлеченной в сеанс после того, как тема перешла к более приземленным событиям.

Психиатр размышляла о том, что она чувствовала во время этого конкретного сеанса. Она поняла, что не знала, как исследовать сексуальное насилие в тот момент, потому что пациентка казалась неудобной.Она подумала, не проецировала ли она свои собственные опасения и дискомфорт по поводу обращения к такой вызывающей беспокойство теме на миссис Джонс. Психиатр осознал, что она не ответила устно на комментарий миссис Джонс о нежелании слышать дополнительную информацию о сексуальном насилии, но невербально сообщила о своей тревоге. Психиатр не осознавал, что пациент реагировал на собственный дискомфорт психиатра и соответствующее невербальное поведение.

Практический совет: невербальное поведение психиатра

Невербальное поведение психиатра сильно влияет на диалог в психотерапии.Подобно тому, как психиатр наблюдает за пациентом в офисе, пациент наблюдает за психиатром. Невербальное поведение играет важную роль в установлении терапевтического альянса при любом взаимодействии пациента и врача. В условиях психотерапии критически важно наладить взаимопонимание между пациентом и психиатром. Взаимопонимание — это важная основа, которая должна быть заложена между обеими сторонами, чтобы они продолжали строить прочный терапевтический альянс, в котором они будут работать вместе для достижения общих целей.На раппорт влияют три невербальных элемента поведения: внимательность, позитивно-негативность и координация. 11

Внимательность. Внимательность означает способность каждого человека фокусировать внимание на взаимодействии, происходящем между пациентом и психиатром здесь и сейчас. 11 Очевидно, если пациент чувствует, что психиатр отвлекается или не интересуется тем, что он говорит, это подрывает взаимопонимание. Психиатр может проявлять интерес к пациенту, уделяя пристальное внимание разговору и поощряя дальнейшее общение с помощью невербального поведения, такого как зрительный контакт и кивание.

Положительность-отрицательность. Позитивность-негативность относится к тому, как взаимодействующие люди реагируют друг на друга. 11 Наслаждаются ли они обществом друг друга и демонстрируют ли это невербальным поведением, таким как улыбка, смех, наклоны вперед в креслах и открытые позы? Или они чувствуют себя некомфортно друг с другом, демонстрируют безразличие или враждебность и создают между собой физическую дистанцию ​​или барьеры?

Координация. Координация означает сходство невербального поведения пациента и психиатра. 11 Это можно концептуализировать, подумав о том, как один человек отражает поведение другого. Примеры включают установление зрительного контакта в один и тот же момент, ответную улыбку или принятие и изменение положения в тандеме с пациентом.

В клиническом эпизоде ​​психиатр бессознательно показал сигналы дискомфорта, которые опознала миссис Джонс, даже несмотря на то, что не было сказано ни одного слова по этому поводу.Хотя пациент, читавший невербальную коммуникацию психиатра, мог быть сознательным или бессознательным, это, вероятно, способствовало комментарию пациента о том, что психиатр не хочет больше слышать о прошлом сексуальном насилии. Более того, психиатр упустил эмпатическую возможность перегруппироваться и заверить пациентку в том, что она открыта для того, чтобы выслушать все, чем миссис Джонс хотела бы поделиться. Благодаря тщательному просмотру записей процесса и видеозаписи лечащий психиатр узнал об этом и смог использовать эту информацию в последующих сессиях, облегчая пациенту изучение прошлого жестокого обращения при следующей подходящей возможности.

Заключение

Невербальное поведение вносит значительный вклад во все межличностное общение, но, к сожалению, часто является лишь периферийной областью внимания в психотерапевтической среде. Хотя внимательное слушание пациента, очевидно, является фундаментальным аспектом психотерапии, можно получить дополнительную диагностическую и терапевтическую информацию, наблюдая за невербальным поведением пациента. Невербальные сигналы могут предупредить психиатра о важных аффективных состояниях, которые в противном случае можно было бы упустить из виду или отрицать.Они также могут помочь определить, насколько пациенту комфортно с данной темой обсуждения. Затем эту информацию можно использовать для проведения психотерапии, чтобы она была терпимой и терапевтической для пациента. Осознание нашего собственного невербального поведения и того, как оно может повлиять на взаимодействие с пациентами, имеет ключевое значение для улучшения нашей способности устанавливать взаимопонимание и поддерживать прочный терапевтический альянс.

Информация для авторов

Гретхен Н. Фоули, доктор Фоули, четвертый год проживает в Медицинской школе Буншофта государственного университета Райта, факультет психиатрии, Дейтон, Огайо.

Джули П. Джентиле, доктор Джентиле, адъюнкт-профессор психиатрии и директор службы психического здоровья студентов-медиков в Государственном университете Райта, а также медицинский директор Программы психического здоровья Совета по проблемам развития в округе Монтгомери.

Ссылки

1. Бургун Дж. К., Герреро Л. К., Флойд К. Невербальная коммуникация. Бостон, Массачусетс: Аллин и Бэкон; 2009. [Google Scholar] 2. Филиппот П., Фельдман Р., Коутс Э. Роль невербального поведения в клинических условиях.В: Филиппот П., Фельдман Р., Коутс Э., редакторы. Невербальное поведение в клинических условиях. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2003. С. 3–13. [Google Scholar] 3. Кнапп М.Л., зал JA. Невербальная коммуникация в человеческом взаимодействии, седьмое издание. Уодсворт, Канада: Cengage Learning; 2010. [Google Scholar] 4. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, четвертое издание, редакция текста. Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press Inc; 2000. [Google Scholar] 5.Shea SC. Психиатрическое интервьюирование: искусство понимания, второе издание. Филадельфия, Пенсильвания: Сандерс; 1998. [Google Scholar] 6. Экман П., Фризен В.В. Константы в разных культурах в лице и эмоциях. J Personal Soc Psychol. 1971. 17 (2): 124–129. [PubMed] [Google Scholar] 7. Экман П., Фризен В.В. Разоблачение лица. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл Инк .; 1975. [Google Scholar] 9. Шерер К.Р., Банс Р., Уолкботт Х. Эмоциональные помехи от вокального выражения коррелируют между языками и культурами.J Cross-Cultur Psychol. 2001; 32: 76–92. [Google Scholar] 10. Пелл, доктор медицины, Монетта Л., Паульманн С., Коц С. Распознавание эмоций на иностранном языке. J Негласное поведение. 2009; 33: 107–120. [Google Scholar] 11. Tickle-Degnen L, Gavett E. Изменения невербального поведения во время развития терапевтических отношений. В: Филиппот П., Фельдман Р., Коутс Э., редакторы. Невербальное поведение в клинических условиях. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2003. С. 75–110. [Google Scholar]

границ | Тренинг невербальной эмоциональной коммуникации вызывает определенные изменения в функции и структуре мозга

Введение

Восприятие и правильная интерпретация невербальных эмоциональных сигналов по голосу и лицу необходимы для неповрежденного социального взаимодействия и социального функционирования.Обычно эта способность приобретается в детстве и юности довольно неявно, как часть нашего воспитания. Тем не менее, эти навыки восприятия можно тренировать в явном виде. Было показано, что такое обучение здоровых людей улучшает как их уверенность в себе, так и их способность декодировать (Constanzo, 1992), их социальные и межличностные навыки (Matsumoto and Hwang, 2011) и усиливает их невербальную восприимчивость и чувствительность (Klinzing and Jackson, 1987).

Было обнаружено, что обработка невербальных эмоциональных сигналов изменяется при различных психических состояниях, включая депрессию, тревожные расстройства, биполярное расстройство, шизофрению, психопатию и пограничное расстройство личности (например,г., Domes et al., 2009; Деменеску и др., 2010; Колер и др., 2010, 2011; Dawel et al., 2012; Samame et al., 2012). Как следствие, тренировки по восприятию эмоций могут также выступать в качестве средства уменьшения этого дефицита и улучшения социальной коммуникации и функционирования психиатрических пациентов. В этом отношении было обнаружено, что структурированные поведенческие тренинги эффективны для улучшения распознавания лицевых эмоций и социального функционирования при шизофрении (Kurtz and Richardson, 2012). Однако о нейронных основах таких тренировок эмоционального общения известно гораздо меньше, как у здоровых людей, так и у психиатрических пациентов.В то время как недавнее исследование функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ) у больных шизофренией описало изменения в паттернах церебральной активации после тренировки по распознаванию эмоций лица (Habel et al., 2010), у здоровых людей, насколько нам известно, не было исследований, описывающих нейронные эффекты на сегодняшний день опубликован тренинг эмоциональной коммуникации.

С помощью фМРТ у здоровых людей было продемонстрировано, что обработка невербальных эмоциональных лицевых и голосовых сигналов (т.е., мимика и тон голоса) связаны с повышенной активацией сенсорной коры, специализирующейся на обработке человеческих (эмоциональных) голосов (например, Belin et al., 2000; Wildgruber et al., 2006; Ethofer et al., 2012) и лица (например, Kanwisher et al., 1997; Posamentier and Abdi, 2003) и лимбические области мозга (например, Posamentier and Abdi, 2003; Wildgruber et al., 2006; Brück et al., 2011b). Комбинированное восприятие и интеграция этих сигналов связано с дальнейшим усилением активации в задней височной борозде (pSTS), таламусе, области обработки лица в веретенообразной извилине (FFA) и миндалевидном теле (например.г., Pourtois et al., 2005; Kreifelts et al., 2007, 2009, 2010; Робинс и др., 2009; Klasen et al., 2011, обзор см. Klasen et al., 2012). Независимо от сенсорной модальности предъявления невербальных сигналов, латеральная префронтальная и дополнительная моторная кора участвуют в оценке этих сигналов и выборе ответа (например, Schirmer and Kotz, 2006; Brück et al., 2011b; Ethofer et al., 2013).

В настоящем исследовании нашей целью было определить влияние тренировки невербальной эмоциональной коммуникации (NECT) на нейронную обработку невербальных сигналов от голоса и лица у здоровых людей в качестве технико-экономического обоснования для дальнейших исследований на пациентах. с психическими расстройствами.

С этой целью здоровые участники либо прошли четырехнедельный NECT, либо прошли столь же интенсивную, но практически не коммуникативную подготовку по судоку в качестве контрольного условия. NECT проводился в форме группового обучения с центральными элементами обучения, вращающимися вокруг настольной игры, дополненной невербальными упражнениями. Судоку, напротив, является популярным японским развлечением в виде числовых загадок, которые нужно разгадывать с помощью чистой логики. До и после интервала обучения участники приняли участие в трех экспериментах с фМРТ: В первом эксперименте участники должны были оценить значимость коротких видеопоследовательностей, на которых изображались лица, говорящие короткие предложения с различными (счастливыми, нейтральными, злыми) голосами и выражениями лиц.Оценки валентности и церебральные реакции рассматривались как переменные результата. Два дополнительных эксперимента с фМРТ были стандартными экспериментами с локализатором для определения областей мозга, избирательных по голосу и лицу.

Во-первых, поведенческие и церебральные данные были проанализированы в рамках дисперсионного анализа (ANOVA) с моментами времени факторов [до (T0) и после (T1) обучения], типом обучения (NECT против SUDOKU) и не- вербальные эмоции (эмоциональные или нейтральные сигналы). Оценивались как общие, так и специфические для эмоций эффекты.

Что касается результатов обучения, мы ожидали, что церебральные эффекты NECT будут проявляться, прежде всего, в тех областях мозга, которые участвуют в обработке невербальных эмоциональных сигналов, а также в кортикальном слое, избирательном по лицу и голосу.

Во-вторых, поскольку было показано, что определенные личностные факторы, такие как невротизм, с одной стороны, влияют на обработку невербальных эмоциональных сигналов (например, Stein et al., 2007; Cremers et al., 2010; Suslow et al. ., 2010; Brück et al., 2011a; Kehoe et al., 2012), а с другой стороны, связаны с повышенным риском развития психического состояния (например, связь невротизма с депрессией и тревогой; Brandes and Bienvenu, 2006; Klein et al., 2011), мы исследовали, есть ли личностные факторы модулируют поведенческие или церебральные эффекты NECT. С этой целью все участники завершили опросник NEO-Five Factor Inventory (NEO-FFI; Borkenau and Ostendorf, 2008), в котором учитывались нейротизм, экстраверсия, открытость опыту, добросовестность и добросовестность.Затем индивидуальные оценки личности использовались в качестве объяснительных переменных для наблюдаемых эффектов NECT.

В-третьих, связанные с NECT изменения поведенческой и церебральной чувствительности к невербальным эмоциональным сигналам были коррелированы, чтобы идентифицировать поведенчески значимые церебральные корреляты NECT.

Наконец, церебральные корреляты тренировки наблюдались не только на функциональном, но и на структурном уровне (например, Draganski et al., 2004). Таким образом, мы дополнительно проверили, увеличивает ли NECT объем серого вещества (GM) в кортикальном слое коры головного мозга, избирательной к лицу и голосу, и в других областях мозга с вызванными NECT изменениями в их нейронных ответах.

Материалы и методы

Участники

Первоначально в исследование были включены шестнадцать здоровых и правшей (Edinburgh Handedness Inventory; Oldfield, 1971). Ни один из участников не сообщил о каких-либо текущих или прошлых проблемах со злоупотреблением психоактивными веществами, неврологическими или психическими заболеваниями, а также не указал на какие-либо проблемы со слухом или неисправленные нарушения зрения. Более того, ни один из участников не сообщил о приеме каких-либо лекарств. Из 16 участников восемь были рандомизированы в группу NECT [4 женщины; средний возраст = 24 года.88 лет, стандартное отклонение (SD) = ± 1,89 года] и восемь были рандомизированы в группу обучения SUDOKU. Из этих восьми двух участников пришлось исключить из исследования (т. Е. Один участник не присутствовал на тренинге, а один был исключен из-за структурной аномалии головного мозга). Таким образом, шесть человек остались в группе обучения судоку (2 женщины; средний возраст = 25,33 года, SD = ± 1,51 года) и 14 человек (6 женщин; средний возраст = 25,07 года, SD = ± 1,69 года) были включены в анализы.

В начале исследования все участники заполнили немецкую версию NEO-FFI (Боркенау и Остендорф, 2008), основанную на работах Коста и МакКрэ. NEO-FFI — это многомерный личностный инвентарь самооценки с 60 пунктами, который оценивает следующие пять личностных факторов: невротизм (N), экстраверсия (E), открытость (O) к опыту, уступчивость (A) и добросовестность (C). . Группа NECT получила следующие баллы (среднее ± SD ): N: 1,21 ± 0,33; Э: 2.57 ± 0,31; О: 2,68 ± 0,22; А: 2,55 ± 0,71; С: 2,47 ± 0,5. Результаты группы СУДОКУ: N: 1,74 ± 0,71; E: 2,33 ± 0,43; О: 2,82 ± 0,39; А: 2,67 ± 0,4; С: 2,44 ± 0,32.

Заявление об этике

Исследование было проведено в соответствии с принципами этического кодекса Всемирной медицинской ассоциации (Хельсинкская декларация) и с одобрения наблюдательного совета по этике Тюбингенского университета. Перед включением в исследование все участники дали письменное информированное согласие.Участникам была выплачена денежная компенсация за участие в исследовании.

Стимулирующий материал, задачи и процедура

Стимулирующий материал представлял собой набор из 120 видеофильмов с 10 профессиональными актерами (5 женщин), говорящими короткими предложениями. Стимулы содержали вербальную (то есть шесть коротких немецких предложений с самореференциальным содержанием), а также невербальную информацию (то есть выражение лица и тон голоса) об эмоциональном состоянии соответствующих говорящих. Невербальные выражения различались по своей валентности: одна треть (40) видеопоследовательностей изображала гневное выражение, одна треть — счастливое выражение и одна треть — эмоционально нейтральное выражение.Стимулирующий материал был сбалансирован по значимости словесного стимула, который включал отрицательные, положительные и нейтральные предложения. Стимулы имели среднюю продолжительность 1459 мс ( SD = 317 мс). Для получения дополнительной информации о создании, редактировании, проверке и выборе стимулов, пожалуйста, обратитесь к Jacob et al. (2013).

Для эксперимента использовалось программное обеспечение Presentation (Neurobehavioral Systems Inc., Олбани, Калифорния, США). Видеофильмы проецировались на экран в сканере, расположенном примерно в 50 см позади головы участника.Участники смотрели на экран через систему зеркал, установленную на катушке для головы. Для передачи звука использовались наушники, совместимые с магнитным резонансом (Sennheiser electronic GmbH & Co. KG, Wedemark-Wennebostel, Германия; внутренние модификации).

120 видеофильмов, использованных для исследования, были разделены на два равных блока, сбалансированных по невербальной и вербальной валентности стимула, а также по полу говорящего. Порядок предъявления стимулов был рандомизирован внутри блоков, а последовательность двух блоков стимула была сбалансирована для участников.В каждом блоке в последовательность стимулов случайным образом вставляли 10 нулевых событий длительностью 10 с. Блоки стимулов были представлены в рамках отдельных прогонов визуализации. Начало стимула колебалось относительно начала сканирования с шагом 1/4 времени повторения (TR). Задачей участника было оценить эмоциональное состояние говорящего по 4-балльной шкале валентности («-» = крайне отрицательно, «-» = отрицательно, «+» = положительно, «++» = очень положительно). и как можно быстрее. Для половины участников использовалась горизонтально перевернутая шкала.Ответы участников передавались посредством нажатия кнопок на четырехкнопочной оптоволоконной панели ответа (LUMItouch, Photon Control Inc., Бернаби, Британская Колумбия, Канада). Окно ответа было установлено на 5 секунд и было привязано по времени к началу видео. После смещения видео была представлена ​​4-балльная шкала валентности. Участники были ознакомлены с условиями эксперимента во время короткого тренинга вне сканера. Стимулы, использованные на тренировке, не входили в набор стимулов, использованных в основном эксперименте.

После основного эксперимента были проведены два стандартных эксперимента с функциональными локализаторами для определения областей мозга, избирательных по лицу и голосу. Локализатор лиц был адаптирован из предыдущих исследований обработки лиц (Kanwisher et al., 1997; Epstein et al., 1999) и включал изображения из четырех различных категорий (лица, дома, объекты и природные сцены), представленные с использованием блочного дизайна. . Данные голосового локализатора были получены с помощью эксперимента по проектированию блоков, подтвержденного в предыдущих исследованиях (Belin et al., 2000; Kreifelts et al., 2009). Используемые стимулы включали человеческие голоса (например, речь, вздохи, смех), звуки животных (крики различных животных) и звуки окружающей среды (например, двери, телефоны, автомобили). Подробнее об экспериментах с локализаторами см. Kreifelts et al. (2010).

Все участники принимали участие в экспериментах фМРТ один раз до обучения (T0) и один раз после обучения (T1). Рандомизация для различных типов обучения проводилась непосредственно после первого сеанса измерения перед анализом каких-либо данных.

Тренинг невербальной эмоциональной коммуникации (NECT)

NECT — это четырехнедельная программа группового обучения (18 дней, 1 час в день), состоящая из игры, теоретических дискуссий и дополнительных упражнений, проводимых в групповой обстановке с восемью участниками.

Игра невербального общения

Центральной частью тренинга была невербальная коммуникационная игра в форме настольной игры. Игра включает в себя обширную практику выражения эмоций, а также понимание эмоций, когда игроки по очереди выражают эмоции и воспринимают эмоции у других игроков.Основные правила можно резюмировать следующим образом: карточки с предложениями (т. Е. Карточки, каждая из которых содержит одно предложение) кладутся лицевой стороной вниз на отведенное для них место на доске. Карты эмоций (то есть карты, на каждой из которых есть метка эмоции) помещаются в середину поля. Затем шесть карт эмоций кладутся лицевой стороной вверх на отведенные им места на доске, пронумерованные от 1 до 6. Каждая команда игроков выбирает один из шести жетонов, чтобы обозначить свою позицию на поле. Каждая команда также получает набор карточек с номерами от 1 до 6.Команда, выбранная для начала, тянет одну из своих шести числовых карт, относящихся к одной из шести карт эмоций. Каждый из двух игроков в команде должен вытянуть карточку приговора и прочитать предложение соответствующим эмоциональным тоном голоса и соответствующим выражением лица. Остальные команды должны угадать, какая эмоция была передана по тону голоса и выражению лица. В первом раунде каждой команде разрешается обсудить свое решение невербально (то есть, указывая на соответствующие числовые карточки, относящиеся к различным эмоциям).После того, как все команды викторины приняли решение, они одновременно показывают свои карточки. В случае правильного ответа соответствующая команда викторины может переместить свой жетон на один шаг в направлении цели. Команде, которая выполнила эмоциональные выражения, разрешается переместить свой жетон в направлении цели на количество пробелов, обозначенное количеством правильных ответов других команд в зависимости от их результатов. Во втором раунде процедура аналогична, но каждой команде дается два набора карточек с номерами, по одной на каждого игрока команды.Теперь каждой команде-викторине разрешено молча обсудить свое решение, но не указывая на карточки, а используя средства невербальной коммуникации (например, используя мимику или жесты соответствующей эмоции). Команды викторины могут переместить свои жетоны в направлении цели на один шаг в случае правильных И совпадающих ответов. В третьем туре командам-викторинам не разрешается общаться внутри команд. Каждый командный игрок должен принимать собственное решение. Команде викторины разрешается переместить свой жетон в направлении цели на один шаг в случае правильных И совпадающих ответов.Чтобы разнообразить игру и повысить ее обучающий эффект, в ходе обучения были внесены некоторые изменения (например, чтобы избежать имитаций и расширить диапазон выражений, одному из двух действующих игроков приходилось ждать за пределами комнаты, пока его / ее товарищ по команде завершил свое выступление).

Невербальное общение — дополнительные упражнения

Дополнительные упражнения были основаны на игровом подходе для улучшения невербальных коммуникативных навыков. Упражнения были предоставлены в книге, написанной (Funcke 2006), в которой описаны различные упражнения, тренирующие способность выражать и воспринимать невербальные эмоциональные сигналы.В тренинг входили следующие упражнения:

а. Körpersprachespiel (т.е. игра языка тела; страницы 203–204)

г. Der Ton macht die Musik (т.е. это не то, что вы говорите, это то, как вы это говорите; страницы 139–140)

г. Mimische Kette (т. Е. Цепочка выражений лица; страницы 169–170)

г. Audienz beim Papst (т. Е. Аудиенция у папы; страницы 187–188)

e. Menschen-Memory (т.е. игра на человеческую память; страницы 59–60)

ф. Aus der Zeitung lesen (я.е., чтение из газеты; страницы 137–138)

г. Briefe lesen (т. Е. Чтение писем; страницы 189–190)

ч. Texte rezitieren (т.е. чтение текстов; страницы 127–130)

Невербальное общение — теория

Краткие теоретические блоки, направленные на повышение чувствительности участников к невербальным подсказкам в повседневной жизни, были дополнительной частью тренинга. Участникам было предложено обсудить собственное внимание к невербальным сигналам в повседневной жизни (например, мимикам, жестам, тону голоса) в зависимости от социального контекста.

Обучение судоку

Судоку (яп. s u˙doku, сокращенно от s u˙ji wa dokushin ni kagiru, что означает «цифры должны оставаться одиночными») — это японское развлечение, где числа должны быть помещены в сетку в соответствии с определенными правилами. Обычно сетка имеет ширину и высоту из девяти полей, каждое из которых дает общее количество 81 поля. Некоторые поля предварительно заполнены числами от 1 до 9. Игрок должен заполнить оставшиеся поля, соблюдая следующие правила: Каждое число от 1 до 9 должно быть заполнено ровно один раз в каждой строке и каждом столбце таблицы. сетка.Более того, каждое из этих чисел должно появиться ровно один раз в каждой из девяти подсеток 3 на 3 основной сетки. Решение каждой головоломки судоку можно найти, логически применив правила игры. Сложность определяется количеством предварительно заполненных полей и уже указанными числами.

Тренинг СУДОКУ состоял из четырехнедельной программы тренировок (19 дней по 1 часу в день). Участники рассаживались за одни парты, ориентированные в одном направлении. Каждый участник получил карандаш, несколько листов бумаги для заметок и копию книги судоку (Rossa, 2009).Эта книга включает в себя различные типы головоломок судоку, а степень сложности варьируется от очень простой (первая глава) до сложной (последняя глава). Участникам было предложено решать головоломки судоку по одной. Участникам было разрешено использовать листы бумаги для заметок, но использование любых других вспомогательных средств, а также разговоры друг с другом или копирование друг друга было запрещено. Экзаменатор постоянно контролировал обучение. После каждой тренировки решенные головоломки судоку проверялись, и ошибки отмечались.В следующем сеансе обучения головоломки судоку с ошибками нужно было повторить, прежде чем можно было приступить к новой.

Получение изображения

Структурные T1-взвешенные изображения с высоким разрешением [176 срезов, толщина среза 1 мм, без промежутка, TR = 2300 мс, время эхо-сигнала (TE) = 2,96 мс, время до инверсии (TI) = 1100 мс, размер вокселя: 1 × 1 × 1 мм 3 , поле зрения (FoV) = 256 × 256 мм 2 , последовательность градиентного эхо-сигнала (MPRAGE), подготовленная намагничиванием] и функциональные изображения [30 аксиальных срезов, полученных в чередующемся порядке убывания, толщина среза 4 мм + зазор 1 мм, TR = 1.7 с, TE = 30 мс, размер вокселя: 3 × 3 × 5 мм 3 , FoV = 192 × 192 мм 2 , последовательность эхопланарного изображения (EPI)] были записаны с помощью 3 Т сканера (Siemens TIM TRIO, Эрланген, Германия). Карта поля [36 срезов, толщина среза 3 мм + зазор 1 мм, TR = 400 мс, TE (1) = 5,19 мс, TE (2) = 7,65 мс, размер вокселя: 3 × 3 × 4 мм 3 ] был приобретен для исправления искажений изображения.

Анализ поведенческих данных

Рейтинги валентности и время отклика рассматривали как переменные исхода поведения.Сначала рейтинги валентности были преобразованы из символических в числовые значения (- = 1, — = 2, + = 3, ++ = 4). Затем были рассчитаны средние оценки абсолютной валентности для нейтральных и эмоциональных (т.е. положительных и отрицательных) невербальных сигналов по вышеуказанной произвольной шкале, где значение 2,5 указывает на «нейтральную» валентность. Эти абсолютные рейтинги валентности и время отклика затем были проанализированы с использованием IBM SPSS Statistics Version 19 (IBM Corp., Армонк, Нью-Йорк, США) в рамках трехфакторного дисперсионного анализа для повторных измерений невербальных эмоций (эмоциональных, нейтральных). и момент времени (T0, T1) как внутрисубъектные факторы и тип обучения (NECT, SUDOKU) как межсубъектный фактор.Чтобы прояснить потенциальные взаимодействия между личностью участников и экспериментальными факторами, были выполнены дополнительные ANOVA с отдельными личностными факторами NEO-FFI в качестве ковариант. Для корреляции индивидуальных связанных с тренировкой изменений поведенческой чувствительности к невербальным эмоциональным сигналам с соответствующими паттернами церебральной активации, член взаимодействия T0 [EMO — NEU] −T1 [EMO — NEU] также рассчитывался из оценок валентности. по времени отклика каждого участника.

Анализ данных фМРТ

Данные изображений были проанализированы с помощью программного обеспечения для статистического параметрического картирования (SPM5, Wellcome Department of Imaging Neuroscience, Лондон, Великобритания). Предварительная обработка изображений включала перестройку, устранение искажений для коррекции искажений поля и удаления остаточной дисперсии, связанной с движением, из-за взаимодействия между движением и искажениями поля (Andersson et al., 2001), сопоставление с анатомическими данными, нормализацию в пространстве MNI (Монреаль). Неврологический институт, размер передискретизированного вокселя: 3 × 3 × 3 мм ( 3 ) и сглаживание с помощью фильтра Гаусса [полная ширина 8 мм на половине максимума (FWHM)].Первые пять изображений EPI были отброшены, чтобы исключить измерения, предшествующие T1-равновесию.

Ответы на стимулы основного эксперимента были смоделированы отдельно для каждого испытания как связанные с событием ответы с использованием функции ручки, привязанной по времени к началу стимула, свернутой с функцией гемодинамических ответов (HRF). Для экспериментов с локализатором лиц и голоса ответы на отдельные категории (лица, дома, объекты и сцены в локализаторе лиц и человеческие голоса, звуки животных и звуки окружающей среды в локализаторе голоса) были смоделированы отдельно с использованием функции коробчатого вагона. соответствует длительности соответствующих блоков стимулов, свернутых с HRF.Фильтр высоких частот с частотой среза 1/128 Гц был применен для уменьшения низкочастотных компонентов в данных. Последовательные автокорреляции в данных были учтены путем моделирования члена ошибки как авторегрессионного процесса (Friston et al., 2002).

Для основного эксперимента и экспериментов с локализатором данные отдельных общих линейных моделей первого уровня использовались для создания контрастных изображений для каждого испытуемого. Затем они были представлены на второй уровень анализа случайных эффектов, чтобы сделать вывод о населении.

В основном эксперименте области мозга, показывающие более сильные ответы во время выполнения задания, чем во время отдыха, были идентифицированы с помощью основного контраста, где все события были контрастированы с неявным исходным уровнем в состоянии покоя. Области мозга, демонстрирующие более сильные ответы на невербальные эмоциональные стимулы (т.е. положительно и отрицательно валентные выражения), чем на невербальные нейтральные стимулы, были идентифицированы с помощью контраста EMO> NEU.

Общие и специфические для эмоций эффекты NECT

Чтобы сделать вывод об общих тренировочных эффектах для обработки невербальных выражений и дифференциальных тренировочных эффектах для обработки невербальных эмоциональных и нейтральных выражений, соответственно, оба упомянутых выше индивидуальных контрастов интереса были представлены в отдельное двухфакторное целое. -мозговой дисперсионный анализ с временной точкой (T0, T1) в качестве внутрисубъектного фактора и типом обучения (NECT, SUDOKU) в качестве межсубъектного фактора.Результаты анализа всего мозга сообщаются при пороговом значении высоты p <0,001, без коррекции и пороговом значении протяженности k = 50 вокселей, соответствующих p <0,05, семейная ошибка (FWE) с поправкой на множественные сравнения всего мозга на кластерном уровне.

Источник любых наблюдаемых эффектов взаимодействия был определен путем применения однократных t -тестов к оценкам средних параметров, извлеченных из кластеров со значительными эффектами взаимодействия для контраста T0 – T1 для обоих типов обучения (NECT, SUDOKU).

Корреляция мозговых ответов с личностью (NEO-FFI)

Для дальнейшего изучения взаимосвязи между личностными чертами участников и наблюдаемыми церебральными коррелятами NECT, средние оценки контрастности были извлечены из всех областей мозга со значительными эффектами NECT и коррелированы с пятью факторами NEO-FFI в группе NECT. Чтобы установить специфичность потенциальных корреляций, эквивалентный анализ был также проведен в группе SUDOKU.Все полученные значения p являются двусторонними и были скорректированы по Бонферони на количество факторов NEO-FFI ( n = 5).

Корреляция мозговых ответов с NECT-связанными поведенческими изменениями чувствительности к невербальным эмоциональным сигналам

В качестве окончательного дополнительного анализа, специфическая для NECT линейная взаимосвязь изменений поведенческих коррелятов чувствительности к невербальным эмоциональным сигналам [то есть следующий контраст в оценках валентности и времени реакции: NECT T0 [EMO — NEU] — T1 [EMO — NEU] vs.SUDOKU T0 [EMO — NEU] — T1 [EMO — NEU]] были протестированы путем выполнения корреляционного анализа между соответствующими поведенческими и церебральными контрастами активации на уровне популяции. Статистический анализ проводился с порогом p <0,001, нескорректированным, на уровне вокселей для анализа всего мозга. Результаты были скорректированы на FWE на уровне кластера ( p <0,05). Более чувствительный порог p <0,01, нескорректированный на уровне вокселей, использовался для анализа областей интереса (ROI) в областях, избирательных по лицу и голосу, а также в областях с общими изменениями в церебральной активации, связанными с NECT.Здесь была применена поправка на небольшой объем (SVC; Worsley et al., 1996) для размера соответствующей области интереса вместе с поправкой FWE ( p <0,05) на уровне кластера. Наблюдаемые эффекты были дополнительно исследованы постфактум путем извлечения оценок среднего контраста из значимых кластеров для обеих обучающих групп (NECT, SUDOKU) и выполнения отдельных двумерных корреляционных анализов (Pearson).

Эксперименты с функциональным локализатором для областей мозга, избирательных по голосу и лицу

В эксперименте с локализатором лиц ответы на лица сравнивались с реакциями на дома, объекты и естественные сцены, в то время как в эксперименте с локализатором голоса ответы на человеческие голоса сравнивались со звуками животных и окружающей среды.

Результаты группового анализа всего мозга представлены при пороговом значении высоты p <0,0001, без коррекции и пороговом значении протяженности k = 10 вокселов, соответствующих p <0,05, FWE с поправкой на множественные сравнения по весь мозг на уровне кластера. Строгий статистический порог на уровне вокселей позволяет не перекрывать локализацию участков мозга, избирательных по лицу и голосу. Затем области выбора лица и голоса использовались в качестве области интереса для дополнительного анализа эффектов NECT с контрастами, описанными выше, с использованием SVC и FWE-коррекции.

Набор инструментов «Автоматическая анатомическая маркировка» (AAL), реализованный в SPM (Tzourio-Mazoyer et al., 2002), использовался для маркировки анатомических кластеров.

Анализ структурных данных МРТ

Целью морфометрического анализа на основе вокселей было выявление областей мозга с изменениями в объеме GM, связанными с NECT. Набор инструментов морфометрии на основе вокселей (VBM8), реализованный в программной среде SPM8, использовался для предварительной обработки структурных изображений T1 высокого разрешения.Предварительная обработка выполнялась с использованием конвейера по умолчанию VBM8, рекомендованного для продольных данных, и включала перестройку, коррекцию смещения, сегментацию на GM, белое вещество и спинномозговую жидкость, а также нормализацию. Размер вокселей был изменен до 1,5 × 1,5 × 1,5 мм 3 во время предварительной обработки. VBM8 по умолчанию создает модулированные изображения. Это означает, что значения вокселей GM-изображений умножаются на нелинейные компоненты процедуры нормализации, тем самым корректируя данные для индивидуальных размеров мозга перед установкой статистической модели и позволяя анализировать относительные различия в региональном GM-объеме.Изображения GM были сглажены с помощью 8-миллиметрового гауссова ядра по полуширине, а затем проанализированы в рамках двухфакторного дисперсионного анализа с временной точкой как внутрисубъектным фактором и типом обучения как межсубъектным фактором. Термин взаимодействия между моментом времени и типом тренировки был определен как контраст интересов. Первичными областями интереса для анализа VBM были те области, которые имели значительный эффект NECT на уровне церебральной активации (фМРТ) и участки мозга, избирательные по лицу и голосу. Эти анализы были дополнены анализом всего мозга, чтобы исключить неспецифические структурные изменения, связанные с NECT.Результаты представлены при пороге высоты p, <0,001, без коррекции, и p, <0,05 с SVC для соответствующей области интереса с использованием FWE-коррекции на уровне кластера. Для анализа всего мозга использовалась FWE-коррекция на кластерном уровне таким же образом. Для областей со значительным взаимодействием между временной точкой и типом тренировки были извлечены средние значения GM, и результаты были подтверждены путем тестирования временной точки с помощью термина взаимодействия типа тренировки после корректировки различий в объеме GM в T0.

Результаты

Поведенческие реакции

Оценки валентности

2 × 2 × 2-факторный дисперсионный анализ показал, что эмоциональные стимулы получили более высокие оценки валентности, чем нейтральные стимулы [ F (1, 12) = 35,6, p <0,001; см. рисунок 1]. Однако не наблюдалось никаких значительных эффектов для момента времени факторов, типа тренировки или взаимодействия между тремя экспериментальными факторами [все F (1, 12) ≤ 3.0, все p ≥ 0,11]. Дополнительные ANOVA с отдельными личностными факторами NEO-FFI в качестве ковариант не дали каких-либо значимых взаимодействий ни с одним из экспериментальных факторов [все F (1, 12) = 1,5, все p = 0,24].

Рис. 1. Поведенческие реакции: более экстремальные абсолютные оценки валентности для эмоциональных стимулов, чем для нейтральных стимулов, но отсутствие систематического влияния типа тренировки или временной точки на оценки валентности или соответствующие взаимодействия. Примечание: Начальная шкала оценок: [- — + ++] преобразована в числовые значения (1–4). Нейтральный = 2,5; Абсолютная валентность по отношению к «нейтральной» дается для эмоциональных стимулов.

Время ответа

Ответы на эмоциональные стимулы были быстрее, чем на нейтральные стимулы [ F (1, 12) = 38,8, p <0,001; эмоциональные стимулы: среднее ± SEM : 1639 ± 32 мс, нейтральные стимулы: 1800 ± 42 мс]. Для остальных факторов, временной точки, типа тренировки или взаимодействия между всеми тремя экспериментальными факторами значимых эффектов не наблюдалось [все F (1, 12) ≤ 3.4, все p ≥ 0,09]. Кроме того, не наблюдалось никаких значительных взаимодействий между факторами NEO-FFI и какими-либо экспериментальными факторами [все F (1, 12) ≤ 4,3, все p ≥ 0,06].

Церебральные реакции

Общие и специфические для эмоций эффекты NECT

NECT-специфических сокращений мозговой активности было выявлено как взаимодействие между моментом времени и типом тренировки в рамках ANOVA всего мозга в распределенном наборе областей мозга, включая области зрительной и слуховой коры, избирательные по лицу и голосу, STS, нижняя лобная кора, двигательные области и мозжечок (см. Рисунки 2A – C; таблицы 1, 2).Апостериорный анализ средних оценок параметров из кластеров со значительными эффектами взаимодействия показал, что взаимодействие было однородным из-за NECT-ассоциированного снижения церебральной активации (все T ≥ 5,5, все p ≤ 0,001), в то время как значимого изменение паттернов церебральной активации произошло в группе СУДОКУ (все T ≤ 2,2, p ≥ 0,08). Дополнительное исследование эффектов NECT, характерных для эмоциональных невербальных сигналов, по сравнению с нейтральными невербальными стимулами, оформленное как взаимодействие второго порядка между временной точкой, типом тренировки и содержанием невербального эмоционального стимула (т.е., эмоциональное против нейтрального), не дало каких-либо значимых для всего мозга результатов. Применение более чувствительного порога p <0,01 без коррекции, однако, продемонстрировало несколько кластеров в нижнебоковых и дорсолатеральных областях префронтальной коры, а также передней и средней цингулюме, простирающейся в заднюю поясную извилину и предклинье (см. Таблицу 3). Обратите внимание, что эти результаты представлены только в целях полноты и являются чисто описательными.

Рисунок 2.Области мозга со значительными функциональными и структурными эффектами NECT. фМРТ: взаимодействие обучающего типа с временной точкой измерения (красный; A – C ), p <0,001, без коррекции, k > 47 вокселей, что соответствует p <0,05, FWE скорректировано на уровне кластера . Голосовые выборочные области (синие) и селективные по лицу (зеленые), p <0,0001, без коррекции, p <0,05 FWE с коррекцией всего мозга на уровне кластера. (D) Линейная взаимосвязь между изменениями нервной активности, связанными с тренировкой, и невротизмом в группе NECT в правой mSTG.VBM: (E) взаимодействие тренировочного типа с временной точкой измерения в правой FFA (фиолетовый; C ), p <0,001, без коррекции, p <0,05 скорректированный FWE малого объема (правый FFA) со значительным увеличением группы NECT. * p <0,05.

Таблица 1. Области мозга с обучением (NECT) специфические изменения в их ответах на невербальные сигналы от голоса и лица, как определено с помощью анализа взаимодействия всего мозга между моментом времени (T0, T1) и типом тренировки (NECT, SUDOKU) ) .

Таблица 2. Области мозга, избирательные по голосу и лицу, с определенными для тренировки (NECT) изменениями в их ответах на невербальные сигналы от голоса и лица .

Таблица 3. Области мозга с дифференциальной тренировкой (NECT) специфические изменения в их реакциях на эмоциональные и нейтральные невербальные сигналы от голоса и лица .

Корреляция мозговых ответов с личностью (NEO-FFI)

Не было значительных различий в отношении отдельных личностных факторов NEO-FFI или возраста между тренировочными группами [все абс ( t (12) ) ≤ 1.9, все p ≥ 0,09].

Из пяти исследованных личностных факторов только невротизм продемонстрировал значительную линейную взаимосвязь с размером связанного с NECT снижения церебральной активации во время обработки невербальных сигналов от голоса и лица в трех областях, а именно в правой средней / задней верхней височной извилине. (STG; r = -0,88, p = 0,004; см. Рисунки 2B, D), левый STS ( r = -0,78, p = 0,024; см. Рисунок 2B) и средний мозг / таламус ( r = -0.71, p = 0,048; см. рисунок 2B). Только линейная взаимосвязь в правом среднем / заднем STG выдержала поправку на количество тестируемых личностных факторов ( p = 0,018). Никаких эквивалентных значимых линейных зависимостей между эффектами тренировки SUDOKU и какими-либо личностными факторами не наблюдалось.

Корреляция мозговых ответов с NECT-связанными поведенческими изменениями чувствительности к невербальным эмоциональным сигналам

Рейтинги валентности. Анализ ROI избирательных по голосу и лицу областей мозга и областей мозга со значительными NECT-эффектами показал, что правая область лица STS (STS-FA; координаты пикового вокселя: 48x, -57y, 15z; Z ) значение пикового воксела: 3,7; размер кластера: 34 вокселя; см. рисунки 3A, B) и правый FFA (координаты пикового вокселя: 42x, -42y, ​​-24z; Z значение пикового вокселя: 3,0; размер кластера: 2 вокселя; см. Рисунки 3A, C, D) продемонстрировали положительную линейную взаимосвязь между NECT-связанными изменениями чувствительности к эмоциональным невербальным сигналам и связанным с NECT повышением чувствительности к таким сигналам.На уровне всего мозга такой взаимосвязи не наблюдалось.

Рис. 3. Области мозга со специфической ассоциацией NECT между изменениями поведенческих оценок и церебральными реакциями (A, C). p <0,01 (A) , p <0,05 (B) , без коррекции, k ≥ 20 вокселей (A) . Значимая положительная ассоциация изменений поведенческой эмоциональной чувствительности (T0 [EMO — NEU] — T1 [EMO — NEU]) и изменений церебральных ответов в группе NECT и незначительная ассоциация в группе SUDOKU в правой области лица STS. (A, B) и справа FFA (C, D) .Голосовые выборочные области (синие) и селективные по лицу (зеленые), p <0,0001, без коррекции, p <0,05 FWE с коррекцией всего мозга на уровне кластера.

Время ответа . На уровне всего мозга значимые специфические для тренировки (например, NECT против SUDOKU) ассоциации между изменениями поведенческой эмоциональной чувствительности и церебральных реакций наблюдались в левом височном полюсе и правой нижней лобной извилине (см. Таблицу 4 и Рисунок 4A). .При анализе ROI избирательных по голосу и лицу областей мозга и областей мозга со значительными NECT-эффектами с более чувствительным порогом вокселей p <0,01, этот эффект также был обнаружен в ROI среднего мозга / таламуса (координаты пикового воксела: -6x, -24y, -6z; значение Z пикового вокселя: 3,9; размер кластера: 65 вокселей; см. рисунок 4B). Апостериорный анализ показал, что наблюдаемые эффекты были однородно обусловлены разницей между существенной отрицательной линейной зависимостью между изменениями коррелята времени отклика эмоциональной чувствительности T0 [EMO - NEU] −T1 [EMO - NEU] и ее церебральным аналогом в группа СУДОКУ [ r (6) ≥ 0.89, p ≤ 0,02], с одной стороны, и обратная (т.е. положительная) линейная зависимость в группе NECT (см. Рисунок 4C). Эта взаимосвязь в группе NECT была значимой в левом височном полюсе [ r (4) = 0,72; p = 0,046] и незначительно в правой нижней лобной извилине [ r (4) = 0,58, p = 0,13] и ROI среднего мозга / таламуса [ r (4) = 0,45, p = 0,26]. Другими словами, увеличение разницы во времени реакции между невербальными эмоциональными и нейтральными сигналами сопровождалось увеличением различий в активации между этими типами сигналов в группе NECT.В группе СУДОКУ тот же поведенческий паттерн был связан с уменьшением различий в активации между эмоциональными и нейтральными сигналами.

Таблица 4. Области мозга с обучением (NECT против SUDOKU) — специфические ассоциации между вызванными тренировкой изменениями поведенческой чувствительности к невербальным эмоциональным сигналам, измеренными по времени реакции, и соответствующими паттернами церебральной активации (интересующий контраст: T0 [ EMO — NEU] -T1 [EMO — NEU]) .

Рисунок 4.Области мозга с тренировкой (NECT против SUDOKU), специфические ассоциации между изменениями времени реакции и церебральными реакциями (A, B). p <0,001 (A) , p <0,01 (B) , без коррекции, k ≥ 20 вокселей (A) . Существенная негативная ассоциация изменений поведенческой чувствительности к эмоциям (измеряется по контрасту времени реакции: T0 [EMO — NEU] — T1 [EMO — NEU]; примечание: обычно из-за более длительного времени реакции на нейтральные, чем на эмоциональные сигналы a положительное значение этого взаимодействия соответствует увеличению эмоциональной чувствительности), а изменения церебральных ответов в группе SUDOKU обращены вспять в группе NECT (C) ; здесь проиллюстрирован на основе извлеченных оценок среднего контраста из значимого кластера всего мозга в правой нижней лобной извилине.* p <0,05.

Изменения в сером веществе, связанные с NECT, Том

Только в правом FFA наблюдалось взаимодействие между моментом времени и типом обучения в отношении объема GM (координаты пикового вокселя: 40x, -42y, ​​-18z; Z значение пикового вокселя: 3,5; размер кластера: 24 вокселя. ; см. рисунки 2C, E). Ни в других избирательных участках лица или голоса, ни в областях мозга со снижением NECT-ассоциированной активации, ни на уровне всего мозга такого эффекта не наблюдалось.Эффект взаимодействия в правой FFA был вызван значительным увеличением объема GM в группе NECT [ t (7) = 2,2 , p = 0,03], в то время как не было различий между двумя тренировочными группами в T0. [ t (12) = 1,5, p = 0,148]. После устранения вариации объема GM в момент T0, связанное с NECT увеличение объема GM оставалось значительным [ т (7) = 3,0, p = 0,005].

Обсуждение

Насколько нам известно, это первое комбинированное исследование фМРТ и структурной визуализации головного мозга, в котором сообщается о специфических эффектах четырехнедельного НЭКТ у здоровых людей.Наши результаты позволяют впервые взглянуть на нейронную основу невербальных тренировок, которые — реализованные в различных формах — продемонстрировали свою эффективность в улучшении навыков невербального декодирования и чувствительности (например, Klinzing and Jackson, 1987; Constanzo, 1992; Мацумото и Хван, 2011).

Общие эффекты NECT на паттерны церебральной активации

В соответствии с нашими ожиданиями, специфические для NECT изменения мозговой активности наблюдались в распределенном наборе областей мозга, включая области зрительной и слуховой коры, выборочные для лица и голоса, STS, нижнюю лобную часть коры головного мозга, островок и таламус, которые имеют все они участвуют в обработке аудиовизуальных невербальных эмоциональных сигналов (обзоры см. в Campanella and Belin, 2007; Brück et al., 2011b; Kreifelts et al., 2013). Более того, NECT индуцировал измененные паттерны активации в связанных с двигателем областях, мозжечке и теменной коре. Все области мозга со специфическими изменениями активации NECT показали однородный паттерн со сниженной активацией во время восприятия и оценки невербальных сигналов от голоса и лица, что хорошо согласуется с более ранними сообщениями об уменьшении церебральной активации после процедуры (Friston et al., 1992 ; Steele and Penhune, 2010) и перцептивным (Schiltz et al., 1999) обучение. Это снижение может быть коррелятом индуцированного обучением ознакомления с оценкой стимулов лица / голоса, включая менее трудоемкую обработку восприятия, а также облегчение внимания, направленного на стимулы, принятия решений и выбора ответа. Стоит отметить, что наблюдаемое снижение активации похоже на эффект так называемого «подавления повторения», явления, возникающего после повторного предъявления идентичных стимулов. Эффекты подавления повторения предположительно отражают усиление нейронных ответов снизу вверх (Larsson and Smith, 2012), но также и опосредованные сверху вниз ожидания восприятия (Summerfield et al., 2008). Хотя в настоящем исследовании «простое» подавление повторения может быть исключено как источник наблюдаемых эффектов из-за того, что каждый стимул был показан ровно дважды в ходе исследования в обеих группах обучения, тем не менее, NECT может использовать аналогичные процессы нейрональной настройки снизу вверх и сверху вниз, не через повторение идентичных стимулов, а через сходство между задачами и стимулами обучения и во время эксперимента фМРТ.

Снижение церебральных ответов через NECT у здоровых людей также контрастирует с наблюдением увеличения церебральной активации, наблюдаемого у пациентов с шизофренией после тренировки по распознаванию эмоций (Habel et al., 2010). Учитывая скудность данных о нейронных коррелятах таких невербальных тренировок, необходимы дальнейшие исследования, которые напрямую сравнивают тренировочные эффекты в психиатрических группах и у здоровых людей в качестве условия активного контроля, чтобы определить, действительно ли существуют фундаментальные различия в нейронных коррелятах. невербальных эмоциональных тренировок между этими группами.

Что касается дифференциальных обучающих эффектов NECT для эмоциональных и нейтральных невербальных сигналов, результаты нашего исследования были отрицательными: наблюдалась незначительная тенденция к большей разнице в абсолютной валентности эмоциональных и нейтральных стимулов после NECT на поведенческом уровне ( см. рисунок 1) и несколько областей мозга в правой орбитофронтальной коре, правой боковой префронтальной коре, а также в областях передней и средней поясной коры, простирающихся в предклинье, где различные обучающие эффекты НЭКТ для эмоциональных и нейтральных невербальных стимулов не удавались на весь мозг значение.Следует рассмотреть две возможные причины этого отрицательного вывода: во-первых, отрицательный результат может быть связан с недостатком мощности. Это представление подтверждается предполагаемым соответствием между поведенческой тенденцией к более чувствительному различению эмоциональных и нейтральных стимулов и подпороговыми паттернами церебральной активации, возникающими в областях мозга, ранее связанных с оценкой эмоциональных стимулов, ментализацией (т. состояний и намерений) и надмодальной обработки эмоций (Amodio, Frith, 2006; Brück et al., 2011b; Класен и др., 2011, 2012).

Вторая причина может заключаться в том, что в контексте задания на оценку валентности «нейтральные» и «эмоциональные» стимулы обрабатываются одинаково, поскольку оба типа стимулов оцениваются с точки зрения их эмоциональной валентности. Предлагая прямой поведенческий коррелят эмоциональной оценки, этот экспериментальный контекст мог уменьшить различия в активации для «эмоциональных» и «нейтральных» стимулов по сравнению, например, с неявным дизайном обработки эмоций с заданием на гендерную дискриминацию, как показано в предыдущих исследованиях (Харири и другие., 2000; Lange et al., 2003).

Личностно-зависимые нейронные эффекты NECT

Средний и задний аспекты правого STG и, в меньшей степени, также левого STS и заднего таламуса / среднего мозга демонстрировали специфическую характеристику, заключающуюся в том, что здесь нейрональные эффекты NECT были сильно и положительно коррелированы с личностной чертой невротизма. В свете известной связи между невротизмом и депрессией, а также тревожными расстройствами (Brandes and Bienvenu, 2006; Klein et al., 2011) с высоким уровнем невротизма в выборках тревожных и депрессивных пациентов, эта связь может оказаться актуальной для будущих исследований в отношении силы наблюдаемых нейронных эффектов NECT в клинических выборках тревожных и депрессивных пациентов. Настоящий набор данных предполагает, что нынешний экспериментальный план может быть даже более чувствительным при обнаружении церебральных коррелятов NECT в клинических группах с сильными невротическими чертами личности.

NECT-индуцированные изменения чувствительности к эмоциональным сигналам: корреляция между поведением и церебральной активацией

Для обоих, рейтинг валентности коррелирует, а также время отклика коррелирует с изменениями эмоциональной чувствительности, наблюдались соответствующие паттерны церебральной активации:

Оценки валентности

Исключительно в областях выборки лица в правой pSTS и правой веретенообразной извилине наблюдалась специфическая для NECT корреляция между изменениями в поведенческой чувствительности к невербальным эмоциональным сигналам от голоса и лица и соответствующими паттернами активации.Степень, в которой люди после NECT воспринимали большие различия абсолютной валентности между нейтральными и эмоциональными стимулами, коррелировала с увеличением церебральной чувствительности к эмоциональным по сравнению с нейтральными невербальными стимулами. Исключительное наблюдение таких ассоциаций в избирательной коре коры лица подтверждает гипотезу о том, что сенсорная настройка при декодировании выражений лица лежит в нейронной основе вызванных NECT поведенческих изменений в чувствительности к невербальным эмоциональным сигналам.Остается открытым вопрос, является ли отсутствие такой корреляции в голосо-избирательной сенсорной коре результатом врожденного предпочтения людей основывать оценку социальных сигналов на компонентах визуальных стимулов (например, DePaulo et al., 1978), или если сенсорная кора, избирательная к лицу, более чувствительна к тренировкам в отношении пластичности своих нейронных ответов, чем избирательные по голосу области. В-третьих, несмотря на аудиовизуальную природу NECT, потенциальная тенденция участников к использованию визуальных невербальных сигналов во время NECT может объяснить наблюдаемые закономерности ассоциации между поведенческими данными и церебральной активацией.Более того, наблюдение корреляций между эмоциональной чувствительностью и паттернами церебральной активации как в STS-FA, так и в FFA, оправдывает очень осторожные возражения против точки зрения строгой функциональной сегрегации этих двух модулей обработки лица (Haxby et al., 2000). где FFA обрабатывает инвариантные аспекты лиц (например, пол или идентичность), а STS-FA обрабатывает динамические аспекты лиц (например, выражения лица или взгляд).

Наконец, самый крупный корковый кластер с корреляцией между индуцированным тренировкой увеличением распознавания лицевых эмоций у больных шизофренией и соответствующим увеличением церебральных реакций (Habel et al., 2010) наблюдалась в pSTS в очень похожем месте, что и ассоциация между поведенческими и церебральными коррелятами NECT. Это указывает на STS-FA как на центральный корковый модуль, связывающий поведенческие и нейронные эффекты невербального эмоционального распознавания и коммуникативных тренировок.

Время ответа

Для изменения поведенческой меры эмоциональной чувствительности, основанной на времени реакции, были выявлены корреляты нейронной активации в левом височном полюсе, правой нижней лобной извилине и среднем мозге / таламусе.В то время как индивидуальная повышенная поведенческая чувствительность к эмоциональным сигналам коррелировала со снижением церебральной чувствительности к этим сигналам в группе SUDOKU, NECT привела к обратному паттерну с параллельными изменениями в поведенческих и церебральных коррелятах эмоциональной чувствительности.

Наряду с ассоциацией изменений валентного рейтинга и паттернов церебральной активации, интерпретации вышеуказанных результатов в довольно небольшом исследовании, таком как настоящее, следует формулировать с осторожностью и рассматривать как предварительные.

Наиболее поразительной особенностью представленных здесь анализов является то, что NECT вызвала качественное изменение ассоциации поведенческих и церебральных коррелятов эмоциональной чувствительности. Это открытие указывает на левый височный полюс, правую нижнюю лобную извилину и средний мозг / таламус как церебральные структуры, которые реализуют обучающие эффекты, управляемые NECT, как интерфейсы между оценкой невербальных сигналов и выбором ответов на эти сигналы. Предположение, что правая нижняя лобная извилина вовлечена в этот процесс, согласуется с выводами о том, что боковая префронтальная кора головного мозга активируется во время оценки содержания невербальных эмоциональных стимулов (например,г., Ширмер и Коц, 2006; Брюк и др., 2011b; Ethofer et al., 2013) и структурно связаны с корой, избирательной по голосу и лицу, областью интеграции лица / голоса в STS, а также с дополнительной моторной областью (Ethofer et al., 2013). Кроме того, височный полюс участвует в обработке эмоций (Olson et al., 2007) и мультимодальной интеграции аудиовизуального эмоционального сигнала (Kreifelts et al., 2007), хотя его специфические функциональные свойства остаются, по крайней мере, частично нерешенными. Olson et al.(2007) предположили, что висцеральный полюс связывает сложные перцепционные входные данные с висцеральными эмоциональными реакциями. Настоящие результаты предполагают дополнительную роль височного полюса в связывании сложных эмоциональных восприятий с произвольными двигательными реакциями. Что касается кластера среднего мозга / таламуса, сравнение с координатами активации предыдущих исследований аудиовизуальной интеграции и супрамодального представления эмоциональных сигналов (Kreifelts et al., 2007, 2010; Klasen et al., 2011) подтверждает гипотезу о том, что расположение этот кластер перекрывается с областью мозга в задней части таламуса, которая, как было продемонстрировано, участвует не только в аудиовизуальной интеграции эмоциональных сигналов (Kreifelts et al., 2007, 2010; Klasen et al., 2011), но также для демонстрации линейной зависимости гемодинамики от поведенческих реакций (то есть скорости распознавания эмоций; Kreifelts et al., 2007).

Структурная пластичность, вызванная NECT

Увеличение объема GM после NECT в правой FFA представляет, насколько нам известно, первую демонстрацию специфической структурной пластичности, вызванной сложным тренингом эмоциональной коммуникации. Эти результаты хорошо согласуются с растущим объемом исследований, изучающих структурные эффекты различных тренировок, связанных с моторикой (Driemeyer et al., 2008; Тауберт и др., 2010; Granert et al., 2011), но также и тренировку зрительного восприятия (Ditye et al., 2013). Это одновременно указывает на динамическое увеличение объема GM в областях, функционально связанных с обучаемыми задачами. С этой точки зрения, настоящие структурные данные подтверждают центральное положение правой FFA в церебральной сети, демонстрируя динамические функциональные и структурные изменения как нейронные корреляты NECT. Тем не менее, можно спросить, не увеличивает ли небольшой размер FFA как функционального кортикального модуля чувствительность для обнаружения еще меньших эффектов.

Ограничения и перспективы

Ограничением на последствия настоящего исследования является его небольшой размер выборки, который позволяет обнаруживать только большие (то есть в отношении размера эффекта) эффекты NECT. Таким образом, тренировочное исследование с большим размером выборки может отображать более сложную и детализированную картину церебральных изменений, вызванных NECT. Тем не менее, значительная сила наблюдаемых эффектов дает первое впечатление о функциональных и структурных церебральных изменениях, вызванных NECT, и может служить хорошей отправной точкой для будущих исследований, включающих большие выборки здоровых людей и пациентов с психическими расстройствами.Второй важный момент касается конкретно нейрофункциональных коррелятов NECT: в настоящем исследовании они по своей сути связаны с когнитивным контекстом задачи оценки валентности. В зависимости от психиатрических состояний, изучаемых в будущих исследованиях, было бы разумно приспособить специфические для расстройства нейропсихологические и поведенческие изменения при обработке невербальных эмоциональных сигналов в рамках экспериментальной установки (то есть как материала стимула, так и задачи), чтобы уловить оптимизированная оценка связанных с заболеванием поведенческих изменений и их нейрональных коррелятов.

Заключение

Здесь мы продемонстрировали у здоровых участников связь вызванных NECT изменений функции и структуры мозга с изменениями в оценке содержания невербальных эмоциональных стимулов и невротизма. На основании этих результатов мы заключаем, что настоящий экспериментальный план может быть очень ценным нейровизуализационным зондом не только для исследования нейронных основ измененной обработки невербальных эмоциональных сигналов при психических расстройствах, но и для оценки влияния терапевтических вмешательств. на функции и структуру мозга.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Хери Ли за разработку макета невербальной коммуникативной игры. Кроме того, мы благодарим Deutsche Forschungsgemeinschaft и Фонд публикаций открытого доступа Тюбингенского университета за поддержку.

Список литературы

Андерссон, Дж. Л., Хаттон, К., Эшбернер, Дж., Тернер, Р. и Фристон, К. (2001). Моделирование геометрических деформаций во временных рядах EPI. Нейроизображение 13, 903–919. DOI: 10.1006 / nimg.2001.0746

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Белин П., Заторре Р. Дж., Лафай П., Ахад П. и Пайк Б. (2000). Голососелективные области в слуховой коре человека. Природа 403, 309–312. DOI: 10.1038 / 35002078

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Боркенау, П.и Остендорф Ф. (2008). NEO-FFI NEO-Fünf-Faktoren-Inventar Nach Costa und McCrae. 2. Neu Normierte und Vollständig Überarbeitet Auflage . Геттинген: Hogrefe.

Брюк К., Крайфельтс Б., Каза Э., Лотце М. и Вильдгрубер Д. (2011a). Влияние личности на мозговую обработку эмоциональной просодии. Нейроизображение 58, 259–268. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2011.06.005

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Брюк, К., Крайфельц Б. и Вильдгрубер Д. (2011b). Эмоциональные голоса в контексте: нейробиологическая модель мультимодальной обработки аффективной информации. Phys. Жизнь Ред. . 8, 383–403. DOI: 10.1016 / j.plrev.2011.10.002

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Констанцо, М. (1992). Обучение студентов декодированию вербальных и невербальных сигналов: влияние на уверенность и производительность. J. Educ. Психол . 84, 308–313. DOI: 10.1037 / 0022-0663.84.3.308

CrossRef Полный текст

Кремерс, Х.Р., Деменеску, Л. Р., Алеман, А., Ренкен, Р., Ван Тол, М. Дж., Ван Дер Ви, Н. Дж. И др. (2010). Невротизм модулирует связь миндалины с префронтальной частью в ответ на негативные эмоциональные выражения лица. Neuroimage 49, 963–970. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2009.08.023

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Давел А., О’Керни Р., МакКоун Э. и Палермо Р. (2012). Не только страх и печаль: метааналитическое свидетельство повсеместного дефицита распознавания эмоций для мимики и голоса при психопатии. Neurosci. Biobehav. Ред. . 36, 2288–2304. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2012.08.006

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Деменеску, Л. Р., Кортекаас, Р., Ден Боер, Дж. А. и Алеман, А. (2010). Нарушение приписывания эмоций выражению лица при тревоге и большой депрессии. PLoS ONE 5: e15058. DOI: 10.1371 / journal.pone.0015058

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

ДеПауло, Б.М., Розенталь, Р., Эйзенстат, Р. А., Роджерс, П. Л., и Финкельштейн, С. (1978). Расшифровка противоречивых невербальных сигналов. J. Pers. Soc. Психол . 36, 313–323. DOI: 10.1037 / 0022-3514.36.3.313

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Дитие, Т., Канаи, Р., Бахрами, Б., Магглетон, Н. Г., Рис, Г., и Уолш, В. (2013). Быстрые изменения в структуре мозга предсказывают улучшения, вызванные перцептивным обучением. Нейроизображение 81, 205–212. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2013.05.058

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Domes, G., Schulze, L., и Herpertz, S.C. (2009). Распознавание эмоций при пограничном расстройстве личности — обзор литературы. J. Pers. Дисорд . 23, 6–19. DOI: 10.1521 / pedi.2009.23.1.6

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Драганский Б., Газер К., Буш В., Шуерер Г., Богдан У. и Мэй А. (2004). Нейропластичность: изменения серого вещества, вызванные тренировкой. Природа 427, 311–312. DOI: 10.1038 / 427311a

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Эпштейн Р., Харрис А., Стэнли Д. и Канвишер Н. (1999). Область парагиппокампа: распознавание, навигация или кодирование. Neuron 23, 115–125. DOI: 10.1016 / S0896-6273 (00) 80758-8

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Ethofer, T., Bretscher, J., Gschwind, M., Kreifelts, B., Wildgruber, D., и Вюйомье, П. (2012). Эмоциональные области голоса: анатомическое расположение, функциональные свойства и структурные связи, выявленные комбинированным фМРТ / DTI. Cereb. Cortex 22, 191–200. DOI: 10.1093 / cercor / bhr113

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Ethofer, T., Bretscher, J., Wiethoff, S., Bisch, J., Schlipf, S., Wildgruber, D., et al. (2013). Функциональные реакции и структурные связи корковых областей для обработки лиц и голосов в верхней височной борозде. Нейроизображение 76C, 45–56. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2013.02.064

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Фристон К. Дж., Фрит К. Д., Пассингем Р. Э., Лиддл П. Ф. и Фраковяк Р. С. (1992). Двигательная практика и нейрофизиологическая адаптация в мозжечке: исследование позитронной томографии. Proc. Биол. Sci . 248, 223–228. DOI: 10.1098 / rspb.1992.0065

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Фристон, К.Дж., Глейзер Д. Э., Хенсон Р. Н., Кибель С., Филлипс К. и Эшбернер Дж. (2002). Классический и байесовский вывод в нейровизуализации: приложения. Нейроизображение 16, 484–512. DOI: 10.1006 / nimg.2002.1091

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Funcke, A. (2006). Vorstellbar: Methoden von Schauspielern und Regisseuren für den ganz normalen Trainer . Бонн: менеджер Seminare Verlags GmbH.

Гранерт, О., Пеллер, М., Гасер, К., Groppa, S., Hallett, M., Knutzen, A., et al. (2011). Ручная деятельность формирует структуру и функцию противоположной двигательной области руки человека. Нейроизображение 54, 32–41. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2010.08.013

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Habel, U., Koch, K., Kellermann, T., Reske, M., Frommann, N., Wolwer, W., et al. (2010). Тренировка распознавания аффектов при шизофрении: нейробиологические корреляты. Soc. Neurosci . 5, 92–104.DOI: 10.1080 / 17470910

0269

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Харири А. Р., Букхаймер С. Ю. и Мацциотта Дж. К. (2000). Модуляция эмоциональных реакций: влияние неокортикальной сети на лимбическую систему. Нейроотчет 11, 43–48. DOI: 10.1097 / 00001756-200001170-00009

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Якоб, Х., Крайфельтс, Б., Брюк, К., Низельски, С., Шютц, А., и Вильдгрубер, Д.(2013). Говорят невербальные сигналы: связь между перцептивным невербальным преобладанием и эмоциональным интеллектом. Cogn. Эмот . 27, 783–799. DOI: 10.1080 / 02699931.2012.739999

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Канвишер, Н., Макдермотт, Дж., И Чун, М. М. (1997). Веретенообразная область лица: модуль в экстрастриальной коре головного мозга человека, специализирующийся на восприятии лица. J. Neurosci . 17, 4302–4311.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

Кехо, Э.Г., Туми, Дж. М., Балстерс, Дж. Х., Бокде, А. Л. (2012). Личность модулирует влияние эмоционального возбуждения и валентности на активацию мозга. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci . 7, 858–870. DOI: 10.1093 / сканирование / nsr059

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Класен, М., Кенуорти, К. А., Матиак, К. А., Кирчер, Т. Т., и Матьяк, К. (2011). Супрамодальное представление эмоций. J. Neurosci . 31, 13635–13643. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.2833-11.2011

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Класен, М., Чен, Ю. Х., и Матьяк, К. (2012). Мультисенсорные эмоции: восприятие, сочетание и лежащие в основе нейронные процессы. Ред. Neurosci . 23, 381–392. DOI: 10.1515 / revneuro-2012-0040

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Клейн, Д. Н., Котов, Р., Бафферд, С. Дж. (2011). Личность и депрессия: объяснительные модели и обзор доказательств. Annu. Преподобный Clin. Психол . 7, 269–295. DOI: 10.1146 / annurev-Clinpsy-032210-104540

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Клинцинг, Х. Г., и Джексон, И. (1987). Обучение учителей невербальной чувствительности и невербальному поведению. Внутр. J. Educ. Res . 11, 589–600. DOI: 10.1016 / 0883-0355 (87)

-8

CrossRef Полный текст

Колер, К. Г., Хоффман, Л. Дж., Истман, Л. Б., Хили, К., и Моберг, П. Дж. (2011).Восприятие эмоций лица при депрессии и биполярном расстройстве: количественный обзор. Резолюция о психиатрии . 188, 303–309. DOI: 10.1016 / j.psychres.2011.04.019

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Колер, К. Г., Уокер, Дж. Б., Мартин, Э. А., Хили, К. М., и Моберг, П. Дж. (2010). Восприятие эмоций на лице при шизофрении: метааналитический обзор. Schizophr. Бык . 36, 1009–1019. DOI: 10.1093 / schbul / sbn192

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Крайфельц, Б., Этофер Т., Гродд В., Эрб М. и Вильдгрубер Д. (2007). Аудиовизуальная интеграция эмоциональных сигналов в голосе и лице: исследование фМРТ, связанное с событием. Нейроизображение 37, 1445–1456. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2007.06.020

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Крайфельтс, Б., Этофер, Т., Хуберле, Э., Гродд, В., и Вильдгрубер, Д. (2010). Ассоциация черты эмоционального интеллекта и индивидуальных паттернов активации фМРТ при восприятии социальных сигналов от голоса и лица. Хум. Мозговой картограф . 31, 979–991. DOI: 10.1002 / hbm.20913

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Крайфельц, Б., Этофер, Т., Сиозава, Т., Гродд, В., и Вильдгрубер, Д. (2009). Церебральная репрезентация невербального эмоционального восприятия: фМРТ выявляет аудиовизуальную зону интеграции между голосовыми и чувствительными к лицу областями в верхней височной борозде. Neuropsychologia 47, 3059–3066. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2009.07.001

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Крайфельц, Б., Вильдгрубер Д., Этофер Т. (2013). «Аудиовизуальная интеграция эмоциональной информации от голоса и лица», в Объединение лица и голоса в восприятии человека , ред. П. Белин, С. Кампанелла и Т. Этофер (Нью-Йорк; Гейдельберг; Дордрехт; Лондон: Springer), 225. –252.

Курц М. М. и Ричардсон К. Л. (2012). Социальный когнитивный тренинг для шизофрении: метааналитическое исследование контролируемых исследований. Schizophr. Бык . 38, 1092–1104. DOI: 10.1093 / schbul / sbr036

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Ланге, К., Уильямс, Л. М., Янг, А. В., Буллмор, Э. Т., Браммер, М. Дж., Уильямс, С. С. и др. (2003). Инструкции по заданию модулируют нейронные реакции на испуганные выражения лица. Biol. Психиатрия 53, 226–232. DOI: 10.1016 / S0006-3223 (02) 01455-5

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Мацумото Д. и Хван Х. С. (2011). Доказательства для тренировки способности читать микровыражения эмоций. Motiv. Эмот . 35, 181–191. DOI: 10.1007 / s11031-011-9212-2

CrossRef Полный текст

Пуртуа, Г., Де Гельдер, Б., Бол, А., и Кроммелинк, М. (2005). Восприятие мимики и голоса и их сочетания в мозгу человека. Cortex 41, 49–59. DOI: 10.1016 / S0010-9452 (08) 70177-1

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Робинс, Д. Л., Хуньяди, Э., и Шульц, Р. Т. (2009). Превосходная временная активация в ответ на динамические аудиовизуальные эмоциональные сигналы. Мозг . 69, 269–278. DOI: 10.1016 / j.bandc.2008.08.007

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Росса, W.(2009). Sudoku für die Ferien: 400 Zahlenrätsel von leicht bis schwer . München: Goldmann Verlag.

Самаме К., Мартино Д. Дж. И Стрейилевич С. А. (2012). Социальное познание при эутимическом биполярном расстройстве: систематический обзор и метааналитический подход. Acta Psychiatr. Сканд . 125, 266–280. DOI: 10.1111 / j.1600-0447.2011.01808.x

CrossRef Полный текст

Schiltz, C., Bodart, J. M., Dubois, S., Dejardin, S., Michel, C., Roucoux, A., et al.(1999). Нейронные механизмы перцептивного обучения: изменения активности мозга человека при обучении распознаванию ориентации. Neuroimage 9, 46–62. DOI: 10.1006 / nimg.1998.0394

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Стил, К. Дж., И Пенхьюн, В. Б. (2010). Конкретные увеличения в пределах глобального снижения: исследование с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии пяти дней обучения двигательной последовательности. J. Neurosci . 30, 8332–8341.DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.5569-09.2010

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Штейн, М. Б., Симмонс, А. Н., Файнштейн, Дж. С., и Паулюс, М. П. (2007). Повышенная активация миндалины и островка во время обработки эмоций у подверженных тревоге субъектов. Am. J. Psychiatry 164, 318–327. DOI: 10.1176 / appi.ajp.164.2.318

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Саммерфилд, К., Тритчух, Э. Х., Монти, Дж. М., Месулам, М., и Эгнер, Т. (2008). Подавление нейронного повторения отражает выполненные ожидания восприятия. Nat. Neurosci . 11, 1004–1006. DOI: 10.1038 / nn.2163

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Suslow, T., Kugel, H., Reber, H., Bauer, J., Dannlowski, U., Kersting, A., et al. (2010). Автоматическая реакция мозга на эмоции лица как функция явно и неявно измеренной экстраверсии. Неврология 167, 111–123.DOI: 10.1016 / j.neuroscience.2010.01.038

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Тауберт М., Ломанн Г., Маргулис Д. С., Виллринджер А. и Рагерт П. (2010). Долгосрочные эффекты двигательной тренировки на сети состояния покоя и основную структуру мозга. Нейроизображение 57, 1492–1498. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2011.05.078

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Tzourio-Mazoyer, N., Landeau, B., Papathanassiou, D., Crivello, F., Etard, O., Delcroix, N., et al. (2002). Автоматическая анатомическая маркировка активаций в SPM с использованием макроскопической анатомической парцелляции головного мозга одного пациента MNI MRI. Neuroimage 15, 273–289. DOI: 10.1006 / nimg.2001.0978

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Вильдгрубер, Д., Акерманн, Х., Крайфельц, Б., и Этофер, Т. (2006). Церебральная обработка лингвистической и эмоциональной просодии: исследования фМРТ. Прог. Мозг Res .156, 249–268. DOI: 10.1016 / S0079-6123 (06) 56013-3

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Уорсли К., Марретт С., Нилин П., Вандал А. К., Фристон К. Дж. И Эванс А. (1996). Единый статистический подход для определения значимых сигналов в изображениях активации мозга. Хум. Мозговой картограф . 4, 74–90.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

Страница не найдена — Khoury College Development

В мире, где информатика (CS) присутствует повсюду, CS для всех.CS пересекает все дисциплины и отрасли.

Колледж компьютерных наук Хури стремится к созданию и развитию разнообразной инклюзивной среды.

Первый в стране колледж компьютерных наук, основанный в 1982 году, Khoury College вырос в размерах, разнообразии, образовательных программах и передовых исследовательских достижениях.

В наших региональных кампусах, расположенных в промышленных и технологических центрах, Khoury College предлагает сильные академические программы в ярких городах для жизни, работы и учебы.

Колледж Хури — это сообщество людей, посвятивших себя обучению, наставничеству, консультированию и поддержке студентов по каждой программе.

Программы награждения колледжей и университетов проливают свет на выдающихся преподавателей, студентов, выпускников и партнеров по отрасли.

Наши исследования в реальном мире, выдающиеся преподаватели, выдающиеся спикеры, динамичные выпускники и разнообразные студенты рассказывают свои истории и попадают в новости.

В колледже Хури обучение происходит в классе и за его пределами. Мероприятия в нашей сети кампусов обогащают образовательный опыт.

Информатика повсюду.Студенты колледжа Хури занимаются соответствующей работой, исследованиями, глобальными исследованиями и опытом оказания услуг, которые помогают им расти.

Студенты магистратуры углубляют свои знания благодаря проектной работе, профессиональному опыту работы и исследовательской работе.

Работа над исследованиями с преподавателями занимает центральное место в опыте докторантуры.Докторанты колледжа Хури также могут заниматься исследованиями вместе с партнерами по отрасли.

Преподаватели и студенты колледжа Хури проводят эффективную работу по различным дисциплинам. Обладая широтой областей исследований, мы каждый день решаем новые проблемы в сфере технологий.

Наши институты и исследовательские центры объединяют ведущих академических, промышленных и государственных партнеров, чтобы использовать мощь вычислений.

Исследовательские проекты, разработанные и возглавляемые преподавателями мирового класса Khoury College, привлекают студентов и других исследователей к получению новых знаний.

Исследовательские лаборатории и группы сосредотачиваются на наборе проблем в конкретном контексте, предлагая исследования и сотрудничество.

Эта новая инициатива направлена ​​на устранение рисков для конфиденциальности и личных данных коллективными усилиями на низовом уровне с упором на прозрачность и подотчетность.

Современные помещения, бесшовные системы, инновационные лаборатории и помещения позволяют нашим преподавателям и студентам проводить передовые исследования.

Колледж Хури гордится нашим коллективным и инклюзивным сообществом. Каждый день мы стремимся создавать программы, которые приветствуют самых разных студентов в CS.

Более 20 компьютерных клубов в колледже Хури и Северо-Востоке предлагают что-то для каждого студента.Мы всегда рады новым членам на всех уровнях.

Студенты учатся в современных классах, конференц-залах для совместной работы, а также в ультрасовременных лабораториях и исследовательских центрах.

Сети обеспечивают безопасную и бесперебойную работу кода, современное и надежное оборудование, а наша квалифицированная системная команда управляет поддержкой и обновлениями.

Заинтригованы колледжем Хури и высшим образованием на северо-востоке? Начните здесь, чтобы увидеть общую картину — академические науки, экспериментальное обучение, студенческую жизнь и многое другое.

Готовы сделать следующий шаг в технической карьере? Наши магистерские программы сочетают академическую строгость, высокое качество исследований и значимые возможности для получения опыта.

Добро пожаловать в магистерскую программу Align, предназначенную для людей, готовых добавить информатику (CS) к своим навыкам или переключиться на новую карьеру в сфере технологий.

Будучи докторантом Хури, вы погрузитесь в строгий учебный план, будете сотрудничать с известными преподавателями и окажете влияние в выбранной вами области исследования.

Где бы вы ни находились на пути бакалавриата Хури, у нас есть консультанты, ресурсы и возможности, которые помогут вам добиться успеха и сделать информатику для всех.

Где бы вы ни находились в аспирантуре Хури, наши консультанты, информационные ресурсы и возможности помогут вам выработать индивидуальный путь.

На любом этапе пути Align — и в любом из наших университетских городков — консультанты, ресурсы и возможности Khoury поддержат ваш путь к карьере в сфере технологий.

Консультанты и преподаватели помогут вам сориентироваться в аспирантуре в колледже Хури — от исследовательских пространств и междисциплинарных проектов до студенческой жизни и ресурсов.

Преподаватели и сотрудники вносят исключительный вклад в Колледж Хури — и в будущее информатики. Мы здесь, чтобы поддержать вас на каждом шагу.

Тестирование на

баллов

Точечная распространенность ADPKD от 1/400 до 1/1000 часто связана с основополагающей работой Dalgaard, который фактически не установил точечную распространенность ADPKD.Прививки. Сопровождение посещений. Департамент здравоохранения штата Индиана в сотрудничестве со Школой общественного здравоохранения им. Ричарда М. Фэрбенкса Университета Индианы при IUPUI проводит научное исследование для измерения распространения COVID-19 по всему штату. Полное освещение вспышки COVID-19 можно найти на сайтах WTVR.com и CBS 6 News. SARS-CoV-2, вызывающие озабоченность варианты: результаты исследования точечной распространенности, 12 февраля 2021 г. 2 • Распространенность была выше у женщин для образцов, связанных со вспышкой, и аналогична для мужчин и женщин для образцов, не связанных со вспышкой • Распространенность была выше в старших возрастных группах (> 60 лет) для выборок, связанных с обследованием точечной распространенности? Тест на антитела выявляет прошлые инфекции на COVID-19.Недавнее исследование серологической распространенности среди населения показало, что этот показатель составляет 4%. Это включает в себя наличие письменных политик и процедур, согласованных с любым сектором … Широкое распространение тестирования на коронавирус в школах — плохая идея. Обследования точечной распространенности были проведены в 33 из 215 домов престарелых в Коннектикуте. Участники набирались с помощью многостороннего подхода к отбору выборки и самоуправления с помощью электронного… Ожидается, что глобальный рынок диагностики инфекционных заболеваний достигнет стоимости в 2 доллара США.2 миллиарда к 2025 году, при росте в CAGR… На основе анализа образцов крови на антитела, серологическая распространенность составила 1,7% в течение этого периода времени. Население домов престарелых очень уязвимо к коронавирусу. Если в учреждении проводится тестирование на вспышку, жители, у которых не было положительного результата теста на COVID-19 в течение последних 90 дней, должны проходить тестирование еженедельно. Корректировка распространенности по расе / этнической принадлежности и полу показывает, что в 2016-2018 гг. В целом 111 на миллион детей в возрасте от 0 до 21 года получали лечение от ТПН.Обследования точечной распространенности (PPS) используются в медицинских учреждениях для определения количества людей с заболеванием или состоянием в определенный момент времени, независимо от того, у кого проявляются симптомы. Тестирование распространенности сообщает нам количество случаев COVID-19 в популяции в определенный момент времени. Ожидается, что к 2025 году глобальный рынок тестирования на месте (POCT) составит около 44,60 млрд долларов США при среднегодовом темпе роста 9% в данный прогнозный период. Точечное тестирование на распространенность. Тестирование в местах оказания медицинской помощи поддерживается в определенных сценариях Британской ассоциацией по борьбе с ВИЧ (BHIVA) и Национальным институтом здравоохранения и качества ухода (NICE).Руководство NCDHHS по обследованиям точечной распространенности (PPS) в учреждениях квалифицированного сестринского ухода 27 июля 2020 г. В связи с большим влиянием COVID-19 на учреждения квалифицированного сестринского ухода, учреждения должны провести обследование точечной распространенности (PPS) в соответствии с руководством CDC. Обследования точечной распространенности (PPS) используются в медицинских учреждениях для определения количества людей с заболеванием или состоянием в определенный момент времени. Что такое точечное обследование распространенности? оценка распространенности случаев заражения SARS-CoV-2 с помощью кросс-секционного исследования, основанного на объединенной выборке для тестирования RT-PCR на случайной выборке населения.Департамент здравоохранения добавил еще один уровень профилактики инфекций для учреждений длительного ухода в соответствии с рекомендациями Департамента здравоохранения Вирджинии и новой доступностью ресурсов для тестирования. Методы В 2017 г. было проведено перекрестное исследование среди 400 ВИЧ-отрицательных китайских МСМ. В определенный момент времени точечную распространенность можно интерпретировать как количество людей, имеющих заболевание, по сравнению с общим количеством людей в популяции. Внедрение точечного обследования распространенности (PPS) на инфекции SARS-CoV-2 в 34 домах престарелых в Коннектикуте было связано со снижением заболеваемости в домах престарелых на 41-80%.Разнообразие, равенство и вовлеченность. Значение P

Delta Millworks Accoya, Каковы принципы теории маркировки ?, Центральный вокзал в Surry Hills, Xbox Remote Play Android TV, Лучшие моменты Баварии Мюнхен против Байера Леверкузена, Бренды одежды Serena Van Der Woodsen, Состав Colorado Rockies 2014,

MIVS2: невербальное общение

Раздел 2: Невербальное общение

После заполнения этого раздела студенты должны уметь:

  1. объясняют четыре функции невербального поведения.
  2. иллюстрируют шесть категорий невербального поведения.
  3. различают вербальное и невербальное общение.
  4. объясняют конкретные невербальные каналы, используемые для общения.

Хотя вербальное общение, то, что мы говорим друг другу, чаще всего является тем, о чем мы думаем при обсуждении того, как люди взаимодействуют, в действительности подавляющее большинство сообщений, которые мы отправляем, передаются невербально.Как упоминалось ранее, Альберт Мехрабиан: 7% вербальных и 93% невербальных. См. Модуль I, раздел 1. невербальное общение составляет более 93% нашего пакета коммуникаций. Наше использование выражений, жестов, языка тела, пространства и времени намного перевешивает словесное общение в чистом количестве. Более того, хотя мы знаем, что солгать легко, гораздо труднее показать ложь; таким образом, невербальное общение более правдоподобно, чем вербальное.

Невербальное общение — важное и мощное средство общения.Это большая, всеобъемлющая область, и, соответственно, определение невербальности довольно широкое. Невербальное общение — это любая нелингвистическая переменная, стимулирующая значение в приемнике . Любой коммуникативный компонент, кроме языка, стимулирующий какое-то сообщение в сознании получателя, является частью невербального общения.

Четыре функции невербального поведения

Невербальное поведение выполняет четыре важные коммуникативные функции:

  • Регулировать: Функция невербального управления — контролировать поток общения.Нам необходимо контролировать компромиссное взаимодействие, чтобы понять смысл того, о чем мы говорим; нам нужен способ по очереди. Без этого возникнет бедлам, и мы не сможем участвовать в каком-либо организованном обмене.
  • Заменить: Невербальная функция — заменить словесную. Часто мы не можем использовать словесные выражения из-за расстояния, шума или окружающих нас людей. Иногда невербальное просто более мощно и интенсивно, чем вербальное, поэтому мы предпочитаем использовать невербальное в качестве замены.
  • Чтобы проиллюстрировать: Функция невербального состоит в том, чтобы сопровождать и акцентировать вербальное. Вербальное общение довольно бесплодно и не всегда помогает продемонстрировать глубину или широту эмоций. Невербальное общение иллюстрирует вербальное сообщение, дающее гораздо более глубокое и богатое представление о том, что на самом деле подразумевается под сказанным.
  • Противоречие: Функция невербального — противоречить вербальному. Иногда мы делаем это вполне целенаправленно.Например, если у нас довольно плохой день, и к нам подходит друг и спрашивает: «Как дела?» мы, скорее всего, ответим чем-то вроде «Я в порядке», что вербально говорит о том, что у нас все хорошо. Однако мы доставляем его таким образом, чтобы предполагать обратное. Мы делаем это в надежде, что наш друг спросит: «Что случилось?» давая нам разрешение говорить то, что мы действительно хотим сказать. В других случаях мы не обязательно имеем в виду противоречие.

Шесть категорий невербального поведения

Для выполнения этих функций существует шесть основных категорий невербального поведения.

  • Регуляторы: Регуляторы — это невербальные формы поведения, которые управляют потоком коммуникации ; они выполняют регулирующую функцию. Регуляторы — это действия, которые помогают нам узнать, когда настала наша очередь выступить или когда другой желает выступить. Самым классическим регулятором будет способ, которым нас учили делать поворот, поднимать руку. Любая невербальная переменная, такая как жест, голосовой фактор или взгляд, может функционировать как регулятор. Даже планировка офиса или комнаты может поощрять и / или препятствовать определенным типам общения, выполняя регулирующую функцию.
  • Эмблемы: Эмблемы — это невербальных форм поведения, которые заменяют словесные ; они выполняют замещающую функцию. Эмблемы используются, когда невозможно использовать вербальное или невербальное значение. Не все жесты являются эмблемами. Чтобы считаться эмблемой, значение жеста должно быть достаточно ясным и широко понимаемым группой людей. Например, знак мира является эмблемой, как и «палец». Значения этих эмблем довольно широко понимаются в нашей культуре и действуют вместо словесного сообщения.

  • Иллюстраторы: Иллюстраторы — это невербальные формы поведения, которые сопровождают и подчеркивают вербальные сообщения ; они выполняют иллюстративную функцию. Иллюстраторы добавляют к словесному сообщению более богатое ощущение смысла и смысла. Все мы знаем, что то, как что-то сказано, может быть не менее или более важным, чем слова. Возьмите такую ​​фразу, как «Я злюсь», и подумайте, сколько разных способов ее можно сказать, от мягкой, спокойной версии, указывающей на очень контролируемое недовольство, до кричащего, интенсивного, покрасневшего заявления.Хотя вербальное сообщение не меняется, невербальное сообщение меняется кардинально, существенно меняя все сообщение.

  • Отображение аффекта: Отображение аффекта — это невербальных форм поведения, передающих природу отношений . Дисплеи Affect выполняют разные функции. Когда у друга плохой день, мы можем обнять его или положить руку на плечо в качестве символа, выражающего привязанность к нашему другу.Более мягкий голос, который любители используют друг для друга, — это демонстрация аффекта, иллюстрирующая их привязанность друг к другу. Свадебный подарок, подарок на выпускной или другие подобные подарки являются невербальным проявлением связи и заботы о получателях. Большинство из нас может идентифицировать друзей, пары и незнакомых людей просто на основе невербального поведения, такого как прикосновение, физическое расстояние, зрительный контакт и другие неязыковые переменные.
  • Двойное связывание: Двойное связывание — это , когда невербальные и вербальные сообщения противостоят друг другу ; они выполняют противоречивую функцию.Мы отправляем одно сообщение через язык, вербально, но невербально отправляем противоположное сообщение. Сарказм — это особый тип сообщения с двойным связыванием, в котором вербальное сообщение может звучать поддерживающе, но невербальная доставка противоречива и оскорбительна. В этом случае мы практически всегда считаем невербальное сообщение верным. Концепция «двойного связывания» возникает из-за дилеммы, которая может возникнуть в отношении того, на какое сообщение отвечать, вербальное или невербальное. Часто ни то, ни другое не является хорошим вариантом, потому что человек застрял в двойных узах.
  • Адаптеры: Адаптеры немного отличаются от остальных. Адаптеры — это невербальное поведение, используемое для удовлетворения личных потребностей и не предназначенное для общения с другими . Это действия, которые мы предпринимаем для решения личных проблем, таких как почесывание зудящего носа, которое мы не собираемся использовать в качестве коммуникативного акта, но при этом можем отправлять сообщения. Поскольку все в нас общается, даже если мы не стремимся к тому, чтобы жест или движение имели коммуникативную ценность, наблюдатель часто придает значение этим действиям.В публичных выступлениях мы часто видим много адаптеров, особенно среди начинающих ораторов. Мы видим нервные действия, такие как игра с карточкой, осмотр и ерзание. Действия используются, чтобы удовлетворить личную тревогу. Оратор пытается справиться с выбросом адреналина, вызванным тревогой, и не пытается намеренно сообщить о своем нервном состоянии. Тем не менее тревога передается.

Различия между вербальным общением


и невербальным общением

Вербальное и невербальное поведение взаимодействуют друг с другом в рамках нашего коммуникационного пакета взаимодополняющими способами, но каждое из них имеет характеристики, не разделяемые друг с другом.

  • Невербальное общение более неоднозначное ; таким образом, это больше зависит от контекста. Поскольку большинство невербальных жестов и действий менее четко определены, чем слова, мы получаем представление о том, что означают эти переменные, только в более широком контексте других невербальных подсказок и вербального общения. Хотя слова могут существовать сами по себе, мы не можем брать невербальные подсказки изолированно; скорее, мы должны рассматривать их как часть всего пакета, и мы должны использовать все входящие стимулы для создания более точной интерпретации.
  • Невербальный непрерывный и неизбежный . Из-за невербального общения «мы не можем не общаться. См. Модуль I, Раздел 1». Хотя мы можем перестать посылать вербальные сообщения, мы никогда не прекращаем посылать невербальные сообщения, такие как внешний вид, поза или поведение в целом. Даже если мы совершенно не подозреваем, что за нами наблюдают, мы отправляем сообщения. Наше отсутствие может иметь даже коммуникативную ценность. Если человек заметно отсутствует на встрече или вечеринке, другие могут размышлять об отсутствии и о том, что происходит; другими словами, отсутствие присутствия также отправляет сообщения.Отсутствие ответа на текст может стимулировать появление всевозможных сообщений.
  • Невербальный более многоканальный . У нас есть пять чувств, и все чувства можно использовать для получения невербальных подсказок. Вербальное общение в первую очередь зависит от слуха (при устном общении) или зрения (при чтении). Подсказки невербального общения можно понюхать, попробовать, потрогать, увидеть или услышать.
  • Невербальный эмоционально раскрывает . Хотя такие фразы, как «Я злюсь», могут дать слушателю широкое представление о том, что имеет в виду говорящий, именно добавление невербального общения, вокальных характеристик, осанки и зрительного контакта действительно дает нам чувство справедливости. насколько злой человек.Устное общение указывает слушателю направление мыслей говорящего, а невербальное «рисует картину», добавляя богатства и нюансов тому, что они означают.
  • Невербальный правдоподобнее . На самом деле, сказать ложь устно довольно легко; однако продемонстрировать ложь со всеми нашими невербальными чертами намного труднее. Следовательно, мы склонны предполагать, что когда мы получаем смешанное сообщение, невербальная коммуникация является истинным или точным сообщением.Невербальное общение составляет более 93% нашего пакета коммуникаций, поэтому огромное количество невербального может подавить вербальное.
  • Изображение 1
    Невербальный культурно специфический . Языки могут меняться от культуры к культуре, но невербальное общение меняется в еще большей степени. То, как произносятся слова, модели голоса, жесты, расстояние и другие факторы в разных культурах различаются в гораздо большей степени.Например, на Ближнем Востоке гетеросексуальные мужчины чаще проявляют поведение, которое мы считаем гомосексуальным, например держание за руки и поцелуи. Знаменитая фотография президента Буша и наследного принца Саудовской Аравии Абдуллы, держащихся за руки, показывает, насколько важным может быть знание этих культурных различий для успешного взаимодействия (Graham, 2007).
    Изображение 2
    От Вердербера, Interact, 14-е изд., 2016.
    На изображении 2 жест «хорошо» в США означает разные вещи в разных странах:

    США — «хорошо»
    Франция — «ноль» или «никчемный
    » Япония — «деньги»
    Германия и Бразилия — пошлость

    Изображение 2 (щелкните изображение, чтобы увеличить его)
    Даже такая простая вещь, как улыбка, может варьироваться в зависимости от культуры.В статье Марины Краковски (2009 г.) «Глобальная психика: национальное покерное лицо» она сообщает о том, что в России к улыбке относятся иначе, чем в США. Она заявляет: «Подобно тому, как американцы принимают сдержанность русских за угрюмость, русские считают дружеские американские улыбки фальшивыми. «(пункт 5). В The Prague Visitor , 2017, июль (изображение 2) американцам рекомендуется изменить улыбку, чтобы лучше вписаться в чешскую культуру (стр. 11).

    Восприятие времени также зависит от культуры По словам Рика Веккио (2007), в стране Перу движение «La Hora sin Demora» пыталось перейти от полихронического мышления к более монохронному.Однако такое восприятие времени «может быть слишком укоренившимся, чтобы его можно было изменить» (пункт 3).

    Конкретные невербальные каналы

    Невербальное общение — это очень обширная область, гораздо более обширная, чем вербальное общение. Учитывая вводный характер этого курса, мы коснемся некоторых наиболее распространенных и интересных компонентов.

    Кинезика

    Kinesics относится к языку тела .Подумайте, сколько внимания мы уделяем внешности в американской культуре. Форма тела, поза, зрительный контакт и одежда сильно влияют на первое впечатление, которое мы получаем о других. Есть разные кинезики:

    • Выражение лица: Наши лица чрезвычайно выразительны, и только на наши лица приходится примерно 55% нашего коммуникационного пакета, поэтому ясно, что выражение лица является важным источником сообщений. Наши выражения лица работают с комбинацией трех областей лица: лба; структуры вокруг глаз; и структуры вокруг рта.Мы меняем расположение этих трех областей, чтобы выразить широкий спектр эмоций. Хотя практически вся невербальная коммуникация носит культурный характер, существует шесть выражений лица, которые известны как универсальные: гнев, страх, отвращение, печаль, счастье и удивление (Matsumoto & Hwang, 2011).
      Изображение 3

    • Зрительный контакт: В американской культуре зрительный контакт во время разговора является ожидаемым, а отсутствие зрительного контакта в западной культуре несет негативный оттенок застенчивости, лжи или неуверенности.Мы также используем зрительный контакт, чтобы психологически уменьшить расстояние. Поймав взгляд человека даже через комнату, мы на мгновение уменьшили физическое пространство и заменили его психологической связью. Вот почему так важен зрительный контакт в публичных выступлениях; он сближает аудиторию и говорящего. Глаза и структуры вокруг глаз довольно эмоционально выразительны. Если глаза человека кажутся полуоткрытыми, мы можем видеть их усталыми, грустными или подавленными. Если они широко открыты, мы можем видеть их энергичными, возбужденными или уверенными в себе.
    • Жесты руками: Многие из нас «разговаривают руками». Это нормально и типично — двигать руками во время разговора. Мы используем целый ряд жестов, от простого поднятия руки до очень специфических знаковых жестов. . Во время публичных выступлений начинающие ораторы часто стараются избегать жестов рук; однако, поскольку жесты настолько обычны, такое усилие только заставляет оратора выглядеть еще более неудобно и неестественно.
    • Поза тела: Мы склонны соотносить позу тела с степенью уверенности.Как правило, мы предполагаем, что люди, которые стоят прямо, расправив плечи, более уверены в себе, чем те, кто стоит согнувшись. То же самое и в сидячем положении. Учителя регулярно видят, как ученики откидываются на свои стулья, и склонны считать, что ученики из-за такой позы не так внимательны и вовлечены, как другие.
    • Артефакты тела: Украшаем наши тела. Мы видим специальных предложений National Geographic о примитивных культурах и можем быть очарованы тем, как они используют краски или встроенные предметы для украшения себя. Американцы поступают точно так же, но в самих себе увидеть это труднее. Всегда легче наблюдать и судить других. Артефакты тела — это предметы, которые мы используем для украшения нашего тела различными способами, в зависимости от ситуации . Это включает:
      Изображение 4
      • одежда
      • волосы
      • украшения / пирсинг / татуировки
      • аромат
      • макияж

    Хотя каждый из этих предметов может показаться незначительным, на самом деле они могут потреблять значительную часть наших ресурсов и времени.Подумайте, сколько человек, мужчина или женщина, с полной шевелюрой может ежегодно тратить на шампуни, кондиционеры, стрижки и краску для волос. Инвестиции могут быть весьма значительными. Одежда может быть очень дорогой, особенно если вы хотите носить одежду известных марок. Многие студенты после окончания учебы испытывают некоторый шок, поскольку для новой работы требуются определенные типы одежды, а стоимость может быть довольно пугающей.

    Мы манипулируем и изменяем артефакты в зависимости от ситуации.Мы смотрим на ситуацию, определяем, как мы хотим, чтобы нас воспринимали, а затем выбираем / изменяем артефакты, пытаясь вызвать желаемую реакцию. Для некоторых мы гораздо менее рефлексивны (осознаем, что делаем). Проведение дня дома в свободную субботу не требует особого внимания к артефактам. Однако в других ситуациях, таких как собеседование или важное свидание, мы очень рефлексивны и тщательно планируем, как себя подать.

    Параязычный

    Вербальное общение касается только динамики самого языка.Факторы, относящиеся к нашему голосу, высоте тона, скорости и громкости, являются частью параллельного языка. Параязык относится к голосовым характеристикам . Необходимо учитывать множество вокальных факторов.

    • Высота: Высота , насколько высокий или низкий голос . Как мы знаем, у мужчин, как правило, ниже слух, а у женщин — выше. У большинства из нас немного проблем с подачей. Однако проблема может возникнуть, когда слух выходит за пределы нормы, например, если у мужчины высокий слух, а у женщины низкий.Другие могут делать предположения о человеке, основываясь на своей презентации.
    • Оценка: Оценка относится к , насколько быстро мы говорим . Средняя скорость разговора составляет 125–150 слов в минуту (Sprague, 2014), и у большинства из нас редко возникают проблемы со скоростью. Однако, если человек говорит намного быстрее, мы часто предполагаем, что он нервничает или ему не хватает уверенности. С другой стороны, те, кто говорит очень медленно, могут казаться умственно медленными, скучными или тупыми.
    • Громкость: Громкость насколько громко говорим . У большинства из нас нет проблем с объемом. Однако человек, который говорит слишком тихо, может показаться неуверенным или менее уверенным в себе. Человек, говорящий слишком громко, может показаться властным и неприятным. Как ораторы, мы должны научиться одному навыку — как адаптировать свою громкость к конкретному физическому контексту, говоря достаточно громко, чтобы слышала вся аудитория, не подавляя при этом передний ряд.
    • Качество: Качество нашего голоса означает , насколько ровно или резко мы звучим . Как и в случае с большинством переменных, в большинстве случаев у нас не возникает никаких проблем. Однако человека с очень резким голосом может быть трудно понять, или кого-то с очень ровным голосом могут посчитать ненадежным.
    • Артикуляция: Артикуляция — это наша способность произносить звуки языка .Каждый язык имеет фонетический алфавит . Фонетический алфавит — это набор звуков, которые человек должен использовать, чтобы говорить на этом языке . Американский английский имеет около 40 звуков в своем фонетическом алфавите (не имеет отношения к письменному алфавиту) (University of Oregon, 2013). Хотя некоторые звуки для английского языка могут также использоваться в других языках, есть различия в фонетических алфавитах, когда мы переходим с одного языка на другой.
    Изображение 5

    В младенчестве мы постоянно слышим звуки родного языка; таким образом, мы учимся произносить эти звуки совершенно естественно. По мере роста мы также теряем способность воспроизводить другие звуки, как носители языка. Когда мы говорим на иностранном языке, у многих из нас будет заметный акцент; мы не можем артикулировать все звуки, как аборигены.

    Тренер по акценту, Эми Уокер, демонстрирует, что акценты — это просто различия в артикуляции.

    Для артикуляции мы используем артикуляторы. Мы выталкиваем воздух из легких через гортань, голосовой ящик, в котором регулируется высота звука. Когда звук проникает в наши головы, он резонирует (эхом) в наших носовых пазухах и верхней части грудной клетки.Вот почему во время болезни мы звучим так ровно: наши носовые пазухи закупорены, наш голос не может резонировать и не дает более богатого звука. Когда звук проходит через наш рот, мы используем губы, язык, зубы, твердое и мягкое небо, чтобы формировать звук. Мы учимся быстро и неосознанно настраивать наши артикуляторы для формирования необходимых звуков.

    • Благовещение : Слово относится к тому, насколько ясно мы говорим . Артикуляция — это способность издавать звуки; изложение — это то, насколько хорошо мы это делаем.У человека, который бормочет, вероятно, нет проблем с артикуляцией, но он не выбирает четкую формулировку. Чтобы другие могли нас понять, мы должны правильно излагать слова, чтобы отправлять четкие и ясные сообщения.
    • Произношение : Произношение означает , издающее правильные звуки для слова . Мы должны произносить слова правильно, иначе другие могут сделать вывод, что мы не уверены в том, что говорим. Правильное произношение важно для публичного оратора для поддержания высокого уровня доверия.К счастью, с помощью Интернета мы можем получить доступ к источникам, таким как Merriam Webster в Интернете, где мы можем прочитать о слове, а также услышать правильное произношение.

    Помимо этих переменных, особенно проблематичными для ораторов являются отклонений . Ошибки — это слов или звуков, которые прерывают плавный поток символов . Это классические звуки, такие как «ээ», «эм» и «ах». Неисправности также включают идентифицируемые слова, когда они не используются для их значения.Общие включают «нравится», «вы знаете», «я имею в виду», «хорошо», «что угодно» и так далее. Мы пользуемся этими недостатками, потому что в нашей культуре молчание обычно воспринимается довольно негативно. Мы заполняем тишину нежеланием, чтобы указать, что мы думаем, чтобы сохранить контроль над беседой или дать нам время подумать, что сказать.

    Учитывая, что они встречаются в нашем разговоре вполне естественно, полностью их искоренить — сомнительный подход. Человек без каких-либо недостатков может показаться слишком «консервативным» или слишком «ловким».Скорее, цель должна состоять в том, чтобы как можно лучше их минимизировать. Слишком большое внимание к их искоренению может иметь неприятные последствия, заставляя человека слишком стесняться своего вокального стиля, что на самом деле ведет к увеличению количества неудобств. ситуация важна, отслеживайте неполадки и работайте, чтобы использовать как можно меньше.

    Космос

    Мы используем пространство вокруг нас для отправки множества сообщений, которые могут существенно повлиять на тип и качество происходящего общения.Следует учитывать две переменные: территориальность и проксемию.

    Люди — территориальные существа, потому что нам нравится чувствовать, что мы контролируем свое пространство. Территория , относится к нашей собственности на пространство . То, владеем ли мы на самом деле пространством с юридической или финансовой точки зрения, не так важно, как чувство собственности. Понятно, что домовладельцы имеют сильное чувство собственности на свой дом и очень защищают его. У преподавателей есть чувство собственности на свой офис, даже если он действительно принадлежит колледжу или университету.Наши территории могут быть большими, такими как акры земли, или такими маленькими, как край кровати или комод. Одна из распространенных ситуаций, с которыми сталкиваются учащиеся, связана с их сидением в классе. Большинство студентов будут сидеть на одном и том же месте весь семестр, если их не заставят переодеться. Даже если они знают, что могут сесть в другом месте в комнате, они могут испытать момент неуверенности, войдя в класс и увидев кого-то на своем стуле. Сила территориальности довольно сильна.

    Изображение 6

    Мы, как и другие животные, помечаем свою территорию.Однако мы используем несколько более чистые методы для этого. Центральные маркеры — это , размещенные в пространстве, чтобы другие знали, что мы заявляем, что пространство принадлежит нам . Натан входит в класс на несколько минут раньше, кладет книги на стол и уходит в туалет. Его книги — это маркер, утверждающий, что этот стол принадлежит ему. Вероятность того, что кто-нибудь переместит маркер Натана, довольно низка. Пограничные знаки обозначают границы территории .Заборы и живые изгороди служат пограничными знаками для чьей-либо собственности. Если несколько человек сидят за столом, у них будут воображаемые отметки границ, разделяющие пространство для всеобщего обозрения. Наконец, ушных маркеров маркируют наше пространство . Таблички с именами на дверях или адрес дома служат маркерами для ушей. Подростки могут иметь табличку на двери спальни, подчеркивающую, что это их пространство, и к нему следует относиться с уважением.

    Природа нашей территории может передавать важные сообщения о нас самих.В игру вступают несколько переменных:

    • Размер : Обычно мы ассоциируем большую территорию с большей властью, а меньшую территорию — с меньшей властью. Подумайте, что нужно для большой территории: деньги. В культуре США деньги и власть практически синонимы. В корпорациях могут происходить битвы за то, кто получит больший офис, потому что мы четко связываем размер территории и власть.
    • Местоположение : Местоположение территории может иметь значение.В большинстве сообществ есть «богатые» части города и «бедные» части, пресловутая «обратная сторона дороги». Родители могут спросить, где живут друзья их ребенка, чтобы использовать их как ключ к пониманию того, на что может быть похожа семья. Кроме того, мы обычно предполагаем, что те, кто работает на верхних этажах офисного здания, обладают большей властью.
    • Контроль доступа : Чем больше у нас контроля над тем, кто может получить доступ к нашей территории, и когда они могут получить к ней доступ, это может показать, что у нас больше власти.Люди, у которых есть собственный дом, имеют больший контроль доступа, чем люди, которые живут в одной квартире с соседями по комнате. Руководители крупных корпораций могут иметь двух или трех помощников, которые контролируют, кто назначит встречу, или могут иметь офис на этаже, доступный только для специального лифта или кода.
    • Композиция / Артефакты : Так же, как мы используем артефакты для изменения нашего внешнего вида, мы также украшаем наше пространство артефактами, такими как мебель, настенные ковры, ковры, краски и безделушки.Типы артефактов, которые мы выбираем, и то, как мы располагаем артефакты, отправляют сообщения о том, кто живет в космосе. Это многомиллиардная отрасль в США; Каждый магазин мебели, красок, драпировок и напольных покрытий удовлетворяет нашу потребность в создании собственных пространств. Мы также читаем эти артефакты. Подумайте, что человек может подумать о ком-то, просто взглянув на его спальню. Что они подумают о человеке, живущем в этом пространстве?

    Помимо территориальности и желания чувствовать, что мы «владеем» пространством, мы также используем пространство другим способом, называемым проксемиками .Проксемикс относится к расстоянию между людьми . Все мы сталкивались с тем, что кто-то стоял слишком близко к нам, заставляя нас чувствовать себя некомфортно, потому что они «вторглись в наше пространство». По словам Эдварда Холла (Griffin, 2013), в американской культуре США есть четыре «зоны», с которыми мы работаем.

    Изображение 7

    1. Внутренняя зона находится в диапазоне от касания до примерно 18 дюймов .Мы оставляем этот уровень физической близости для тех, с кем у нас сильные эмоциональные отношения, и для тех, с кем мы испытываем высокий уровень доверия. За исключением случайных рукопожатий и объятий, немногим мы позволяем оставаться в интимной зоне надолго.

    2. Личная зона варьируется от примерно 18 дюймов до примерно 4 футов . Это зона, которую мы используем для друзей и для тех, с кем мы регулярно общаемся, но с кем у нас нет близких, эмоциональных отношения, и для кого прикосновение не является типичной частью отношений.

    3. Социальная зона колеблется от примерно 4 футов до примерно 12 футов (хотя расстояния здесь гораздо более неопределенны). Наша «нейтральная» зона используется для тех, с кем нам приходится взаимодействовать, но с которыми у нас нет установленных отношений. Это наш бизнес или более формальная дистанция.

    4. Общая площадь составляет 12 футов и больше. Мы держим дистанцию ​​между собой и всеми, кто или чем-либо, что доставляет нам дискомфорт.Мы хотим держаться на максимально возможной дистанции.

    Изображение 8

    Все зоны связаны с эмоциональной близостью и доверием. По мере того, как растет доверие, увеличивается и комфорт в физической близости. Мы не чувствуем опасности, поэтому позволяем им приблизиться к нам.

    Хотя зоны были нарисованы круглыми, на самом деле их форма будет меняться в зависимости от ситуации.Например, когда мы сидим рядом с кем-то в кинотеатре, перед нами остается пространство, которое может служить нашей зоной безопасности. Размеры зон также меняются в зависимости от доступного пространства. На многолюдной вечеринке или в полном вагоне метро мы можем трогать незнакомых людей не из-за того, что с ними комфортно, а просто потому, что у нас нет выбора. Мы не поддерживаем эти точные дистанции с каждым человеком в этих конкретных типах отношений. Например, мы стоим ближе, чем на четыре фута, когда заказываем еду в ресторане быстрого питания, поэтому кажется, что это нарушает правила проксемии.Однако это изменение фактического расстояния меняется, потому что мы можем использовать заменители фактического расстояния. Мы можем держать перед собой такие предметы, как книги или напитки, которые заменяют расстояние. Мы используем столы, парты, стулья и ориентацию тела в качестве других замен. В ресторане быстрого питания между нами и официантом стоит большая стойка, которая заменяет фактическое расстояние, давая нам ощущение безопасного пространства.

    Если наше пространство нарушается, что происходит часто, мы определенно замечаем это.Это мощный вид внешнего шума. Это настолько мощно, что нарушение обычно смещает акцент с разговора на нарушение, и до тех пор, пока нарушение не будет исправлено, нам очень трудно снова сосредоточиться на разговоре. Это не означает, что мы перестаем разговаривать, чтобы двигаться; скорее, мы обычно пытаемся продолжать говорить, но проксемическое нарушение серьезно мешает нам сосредоточиться на разговоре. Мы попытаемся переместиться или использовать замену, чтобы восстановить комфортную дистанцию, но до тех пор, пока проксемическое нарушение не будет исправлено, это в первую очередь в наших умах.

    Проксемики очень культурны. В то время как наша «личная» зона в США составляет 18–4 дюйма, на Ближнем Востоке она составляет 8–12 дюймов, что намного меньше, чем мы привыкли (Changing Minds, 2013). Для людей, участвующих в межкультурном обмене, таких как политики, бизнесмены или даже просто туристы, важно осознавать эти различия, чтобы избежать потенциально неловких или оскорбительных ситуаций.

    Хронемика
    Изображение 9

    Хронемика относится к нашему восприятию и использованию времени .Хронемика — это не само время; скорее, это то, как мы смотрим и взаимодействуем со временем. Восприятие времени сильно различается среди людей и культур. Общеизвестно, что американцы зациклены на времени. Мы рассматриваем время как товар, как деньги, на что-то, что нужно тратить с умом. В других культурах время гораздо спокойнее.

    Американцы считают время монохромным. Обратитесь к обсуждению монохронии и полихронии как культурных измерений в Модуле III, Раздел 1.Мы видим, что время идет линейной прогрессией, и как только время прошло, оно исчезло. Обычно мы очень заботимся о тщательном планировании своего времени, поскольку мы время как ресурс, который нужно тратить с умом. Мы стали свидетелями бурного роста использования планировщиков дня, приложений-календарей и других инструментов для управления временем. Как и при использовании программ составления домашнего бюджета за деньги, мы используем инструменты, чтобы распределять свое время.


    Многие другие культуры по-другому смотрят на время. Они видят время как полихронию . Обратитесь к обсуждению монохронности и полихронии как культурных измерений в Модуле III, Раздел 1. В этих культурах время гораздо более подвижно, гибко и менее абсолютно. Одновременно можно «запланировать» несколько мероприятий, но человек посещает то, что кажется наиболее важным. Меньше внимания уделяется пунктуальности и больше уделяется внимания тем событиям и потребностям, которые являются наиболее важными. В монохронных культурах люди имеют тенденцию позволять планировать действия по управлению, в то время как в полихронной культуре люди управляют действиями.Они не руководствуются календарем или расписанием.

    Есть три переменных хронемики, которые иллюстрируют, как мы по-разному воспринимаем время:

    • Пунктуальность — это наше восприятие того, что значит быть «вовремя». Все мы сталкивались с отдельными людьми и ситуациями, когда различия в пунктуальности могли стать причиной конфликта.
    • Продолжительность — это наше восприятие того, как долго что-то должно длиться .Мы учимся ожидать, что события будут иметь определенную продолжительность. Фильмы, встречи, занятия и т. Д. Имеют продолжительность, которую мы привыкли ожидать как обычно. Когда мы чувствуем, что продолжительность превышена, мы начинаем волноваться и готовы к завершению мероприятия.
    • Activity — это наше восприятие того, что происходит в какое время суток и сколько должно произойти в заданный период времени . Большинство из нас считает, что в 3 часа ночи мы спим.Мы связываем это время с определенной деятельностью. Конечно, эти ассоциации будут разными. Для некоторых в 22:00. — подходящее время для сна, в то время как другие смеются над тем, чтобы ложиться спать так рано. Некоторые считают, что вставать с постели в 10 утра — это ужасно поздно и безответственно. Некоторые из нас очень активны; нам нравится видеть, как многое происходит. Некоторые из них имеют низкую активность; нам нравятся вещи в более медленном темпе. Классы — хорошие примеры. Учителя, которые упаковывают огромное количество материала, быстро изучают его в короткие сроки, отличаются высокой активностью.Напротив, учителя более низкоактивны, охватывая очень мало времени; прорабатывая материал более сознательно и медленно. Еще один классический пример этой разницы — отдых. Человек с высокой активностью, отдыхающий с человеком с низкой активностью, часто является рецептом для конфликта. Отдыхающий с высокой активностью встанет рано, у него будет запланированный и запланированный день, и он будет стремиться сделать как можно больше. В то время как человек с низкой активностью захочет поспать, делайте то, что кажется интересным в данный момент, и просто «плывите по течению».»

    Конфликт может возникнуть, если у людей разное хронемическое мышление. Предположения и ожидания различаются, поэтому у нас есть разногласия по поводу того, что должно произойти. Мы делаем предположения о других, основываясь на том, как они используют время. Учитель с низкой активностью может показаться одним «скучным» и «скучным», в то время как другим может понравиться темп. Одни считают высокоактивного учителя «неистовым» и «гиперактивным», в то время как другим нравится более быстрый темп. Людей, обладающих сильным чувством пунктуальности, можно рассматривать как «встревоженных» или «ответственных», в зависимости от точки зрения другого человека.

    Тактильные ощущения
    Изображение 10

    Тактильные ощущения относится к касанию . Прикосновение — самая мощная и основная форма общения. Ничто не заменит силы прикосновения.

    Преступление грубого комментария бледнеет по сравнению с преступлением неуместного прикосновения.Прикосновение — такая большая проблема, что у нас есть законы, определяющие некоторые прикосновения как незаконные; Есть несколько законов, регулирующих личные комментарии. Ирония заключается в том, что мы, люди, нуждаемся в прикосновении. У нас бывали моменты, когда объятие или прикосновение говорили гораздо больше, чем любой язык. Близость, которую испытывает любящая пара в сексе, не может быть воспроизведена никаким языком.

    То, где мы можем прикоснуться к другому человеку, и когда мы можем прикоснуться к нему, напрямую связано с характером отношений.Большинство из нас испытали рост и развитие физического аспекта интимных отношений. Путем проб и ошибок, экспериментов и даже разговоров мы определяем уровень комфорта прикосновения для каждых отношений. Уровень прикосновения будет меняться по мере изменения отношений, но обычно мы считаем, что развитие правил прикосновения в меру соответствует развитию эмоциональных отношений.

    Как и в случае с проксемиками, нарушение правил прикосновения смещает акцент на это нарушение, часто в гораздо большей степени, чем с проксемиками.Пока нарушение не будет устранено каким-либо образом, трудно, если не невозможно, продолжить разговор с каким-либо реальным чувством концентрации. В случае незначительных нарушений простое отступление, увеличение расстояния и / или извинения могут решить проблему. В случае серьезных нарушений отношения могут быть прекращены, могут быть задействованы правоохранительные органы или могут быть потеряны рабочие места.

    Термины и концепции, с которыми студенты должны быть знакомы из этого раздела, включают:

    Невербальное общение

    Четыре функции невербального поведения

    Шесть категорий невербального поведения

    Различия между вербальным и невербальным

    Конкретные невербальные каналы

    Меняющиеся умы (2013). Проксемическая связь . Changing Minds.org. Проверено 06.09.2013 из http://changingminds.org/explanations/behaviors/body_language/proxemics.htm

    Грэм, Дж. (2007). Глобальная психика: практический подход. Психология сегодня . Полученное из http://www.psychologytoday.com/articles/200711/global-psyche-hands-approach

    Гриффен, Э. (2013). «Проксемическая теория Эдварда Холла «. Первый взгляд на теорию коммуникации . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу Хилл. Получено 6 сентября 2013 г. с веб-сайта http://www.afirstlook.com/docs/proxemic.pdf

    .

    Джонс, Э.Дж. (2009). Стойка для остановки Westlake [Фотография]. Проверено 05.07.2017 с https://www.flickr.com/photos/elijuicyjones/3660476090/in/photolist-6zsU1JG3LCiH- 9CcHWx-nh87Uv-9tK1gk-dt3uzB-92EKR5-79h381-bo145F-d1K1vE-HpoQfY-Pz32Yy- e8yymB-fnugw-oC7uat- aTnANR-9nVyx3-diRLiq-Khf2c-8UQjUb-o2Vhwc-shrTqh-e4FUu8-7Xsh3E-aDr7rL-r1GJpg- fR3b7A-85RnLP-71cyhh-nHBVcu-rC8THu-tNvZ64-ToDZqE-p82nbh-TbTBYz-VBJ6Cg- UBawBm-ckvEZQ-boiqnH-bo21iM-boPGxH-SrKzMp-bnwUaH-9qbqFD-qnHakS-S79trT- U2LWwQ-9qm1cc-pFA8Ys-SacvYG

    Краковский, М.(2009). Мировая психика: национальное покерное лицо. Психология сегодня . Получено с http://www.psychologytoday.com/print/20211.

    Мацумото, Д., и Хван, Х.С. (2011). Чтение выражений эмоций на лице. Американский Психологическая ассоциация. Получено с http://www.apa.org/science/about/psa/2011/05/facial-expressions.aspx

    Робинсон, Т. (2010). Календарь Google [Фотография]. Проверено 05.07.2017 с https: // www.flickr.com/photos/stargardener/4860207086/in/photolist-yAWQd-4wNpAp- 5NVk6J-7xhje-iLRQfU-5RzApz-8U4eLG-7enwc-8U1aoR-4ikLU-7uzWio-8ptQeU-94PxfL- 5SYLq3-94jK2e-8WwN2q-5RL7UJ-eRogS-rXQJ3-aKR6N-8WwN7j-7FTiDe-ooBwT- 4hAA66-wwN3Z-8U4exu-dy6Es5-x97EQ-5uw7Rk-4hAzWe-4hEDYd-4hEDRm-96fg9t-HJbRf -4ikLS-7AfyJu-5Ut4eU-wwMXu-92iCQV-3TGGXK-ddy4us-8YvoyY-kvCVA-pSuPX-3JF3Bk- 4hEEFo-33BNJy-oyF1G-4jZJgh-b37Sqe

    Спраг Дж., Стюарт Д. и Бодари Д. (2014). Компактный справочник докладчика (4-е изд.). Бостон, Массачусетс: Обучение Wadsworth Cengage.

    Центр преподавания и обучения Университета Орегона (2013 г.). Фонематическая осведомленность . Получено 06.09.2013 из http://reading.uoregon.edu/big_ideas/pa/pa_what.php

    Веккьо, Р. (2007). Мировая психика: в свое время. Психология сегодня . Полученное из http://www.psychologytoday.com/print/23962

    Уокер, А. (16 января 2008 г.). 21 Акценты. Получено 9 января 2018 г. с сайта https: // www.youtube.com/embed/3UgpfSp2t6k

Невербальное общение

Краткое содержание главы

Глава 1

Эта глава закладывает основу для изучения кодов, процессов и функций невербальной коммуникации. Невербальное поведение — центральная и важная часть процесса общения. Они вносят значительный вклад в смысл, извлекаемый из коммуникативных эпизодов, и влияют на результаты общения.Возможные причины этого мощного воздействия включают в себя вездесущность невербальных сигналов, образующих своего рода универсальную языковую систему, усугубляющую непонимание, а также понимание, выражение того, что вербальное общение не может или не должно, имея примат филогенетики, онтогенеза и взаимодействия, и являясь надежной системой общения.

Прежде чем приступить к детальному изучению невербального общения, необходимо сначала выяснить, из чего оно состоит. Возможен широкий спектр определений, некоторые из которых используют понятия информации, поведения и коммуникации как взаимозаменяемые.В этом тексте мы проводим различие между этими тремя. Также возможно генерировать различные определения в зависимости от того, берется ли ориентация источника, получателя или сообщения. В этом тексте акцент делается на втором подходе, который рассматривает как общение те виды поведения, которые регулярно используются социальным сообществом, обычно кодируются намеренно и обычно декодируются как преднамеренные. Анализируя эти точки зрения, мы рассмотрели ряд вопросов, связанных с интенциональностью, осознанием, пропозициональностью и смыслом, включая вопрос о том, является ли невербальное поведение знаками или символами.Выдвинутая здесь позиция состоит в том, что полная невербальная коммуникационная система включает сочетание знаков и символов с разной степенью осознания, воли и пропозициональности. Некоторые проистекают из нашего биологического наследия. Другие — результат действия социальных сил. Вместе они создают сложный набор влияний на то, как мы общаемся невербально.

Комбинация сигналов происходит из различных невербальных кодов, которые работают вместе, чтобы произвести широкий спектр коммуникационных функций. Чтобы получить наиболее полное представление о том, как эти коды координируются друг с другом и с вербальным кодом для достижения желаемых результатов, невербальное общение следует изучать как динамическую систему, которая сильно интегрирована с вербальным общением и должна учитывать культурные, контекстные и индивидуальные различия.Это подход, который будет использоваться на протяжении всего текста.

Глава 2

Культуры различаются по широкому спектру характеристик, включая коллективизм против индивидуализма, непосредственность, дистанцию ​​власти, низкий или высокий контекст и гендерную ориентацию. Эти характеристики частично объясняют некоторые различия и сходства, обнаруженные при сравнении невербального поведения в разных культурах. В литературе упоминаются некоторые глобальные модели культурных различий.Например, азиатские страны можно отличить от других стран тонкостью выражения и относительно низким уровнем непосредственности, особенно при общении в публичных контекстах. Средиземноморские регионы Европы и Африки, Ближнего Востока, Мексики, Центральной Америки и Южной Америки выделяются своей выразительностью и непосредственностью, тогда как Соединенные Штаты выделяются как наиболее индивидуалистичные. Конечно, важно помнить, что эти широкие культурные сравнения игнорируют разнообразие, которое происходит внутри культур.Тем не менее, мы надеемся, что эта глава помогла вам оценить культурные различия в невербальном поведении и учесть их, чтобы вы могли отойти от собственных культурных стереотипов при общении с людьми из других культурных и со-культурных групп.

Глава 3

Биоэволюционная перспектива объясняет тенденцию разыгрывать данное поведение, во-первых, исследуя, почему это поведение может способствовать выживанию и / или размножению, а во-вторых, исследуя физиологические корреляты поведения, посредством которого этот вклад осуществляется. .Мы видели, например, что плач в конечном итоге может способствовать нашему выживанию, не давая нам обездвижить страдание, и что химический состав эмоциональных слез может быть ответственным за успокаивающий эффект, который часто оказывает на нас плач. Мы видели, как привязанность к любимому человеку может помочь связать нас с этим человеком эмоционально, повышая нашу безопасность и наши репродуктивные возможности, и как гормон окситоцин играет роль в создании чувства привязанности и привязанности, которые сопровождаются привязанностью.И мы увидели, что наша оценка запаха чьего-то тела предсказывает наше физическое влечение к этому человеку, что мешает нам спариваться с людьми, чья генетическая информация слишком похожа на нашу.

Однако тот факт, что на эти и другие виды поведения влияют биоэволюционные силы, не означает, что они также не подвержены влиянию культуры. Вовлечение в ласковое поведение полезно для вас и ваших отношений, но в разных культурах все еще различаются, как они проявляют привязанность.Когда вы рассматриваете влияние культуры и биологии на невербальное поведение, мы хотим призвать вас не принимать точку зрения или / или , как если бы причиной данного поведения была культура или биология. Люди не так уж и просты. По мере того, как вы узнаете больше о невербальном общении из этого текста, имейте в виду, что большинство видов поведения может быть вызвано несколькими причинами. Таким образом, цель исследования не в том, чтобы точно определить, какая причина является истинной, а в том, чтобы определить, насколько важна каждая из причин.Например, насколько вариативность данного поведения можно отнести к культуре? Сколько на биологию? Насколько важны их взаимодействия? Все это интригующие и постоянные вопросы для исследователей невербальной коммуникации.

У всех объяснений есть свои сильные и слабые стороны, и биоэволюционная перспектива не исключение. Одна из его самых важных сильных сторон — это способность учитывать поведение, которое согласовано в разных культурах и в разные периоды времени.Если поведение не отличается от культуры к культуре, нельзя сказать, что оно определяется культурой, а это значит, что есть большая вероятность, что оно основано на чем-то более широком, чем культура, например, на биологическом влечении. В самом деле, некоторые из поведений, которые мы обсуждали в этой главе — например, предпочтение симметрии — наблюдаются в разных культурах, на протяжении веков и даже между видами (фактически, почти все виды привлекают симметрию). Социокультурное объяснение может объяснить, почему люди в данной культуре предпочитают симметрию, но оно не может адекватно объяснить универсальность этого предпочтения, тогда как биоэволюционная перспектива может.

Одно из ограничений биоэволюционного подхода состоит в том, что он имеет дело с причинами, которые иногда трудно увидеть и оценить. Например, рассмотрим тот факт, что агрессивные родители обычно воспитывают агрессивных детей. Если бы вы видели это, то легко было бы указать на агрессивную среду в домашнем хозяйстве как на причину детской агрессии. Родители всегда ссорились, они жестоко обращались друг с другом, они смотрели много жестоких телепередач — неудивительно, что дети выросли агрессивными.Очевидно, они узнали это от своих родителей. В этом случае социализация является очевидной причиной детской агрессии, но является ли это самой большой причиной? Возможно, гены родителей предрасполагают их к агрессивности, а дети агрессивны, потому что они унаследовали эти гены. Это не такая очевидная причина, как социализация или окружающая среда, но на самом деле она может быть более влиятельной, и у ученых были бы способы определить, так ли это. Таким образом, один из ключей к использованию биоэволюционной точки зрения — помнить, что причинно-следственные связи не всегда очевидны — иногда нам нужно копать глубже, чем окружающая среда, культура, СМИ или политика, чтобы действительно понимать человеческое поведение.

Глава 4

В большинстве взаимодействий внешний вид и украшения являются первыми невербальными сигналами, которые люди замечают. Из-за этого внешний вид и украшения играют решающую роль в формировании первого впечатления. Люди часто судят о других по внешнему виду. Физически привлекательных людей часто оценивают в соответствии с гипотезой «что красиво, то хорошо», которая указывает, что внешняя красота связана с множеством положительных внутренних качеств, от симпатии до интеллекта.Однако физически привлекательные люди также считаются тщеславными и материалистичными, как предполагает гипотеза «то, что красиво, эгоцентрично». Таким образом, красота имеет как преимущества, так и недостатки. Красота также универсальна и в глазах смотрящего. Признанные универсально привлекательными черты включают койнофилию, неотентность лица в сочетании с сексуальной зрелостью, симметрию лица и тела, золотое сечение и соотношение талии к бедрам, равное 0,70 для женщин и 0,90 к 1,0 для мужчин. Предпочтения в отношении типа телосложения и окраски более разнообразны в культурном и индивидуальном плане, и люди склонны оценивать людей, которые им нравятся, и людей, которые хорошо умеют общаться, как более физически привлекательных.Люди осознают важность внешнего вида, что побуждает их вкладывать средства в образ тела, такие как диета и косметические процедуры. Знаки украшения, такие как макияж, одежда и духи, также используются для намеренного проецирования определенных изображений. Наконец, другие обонятельные сигналы, такие как феромоны, могут влиять на процессы, связанные с влечением, даже если они испускаются непреднамеренно.

Глава 5

Кинезика и вокализация относятся к зрительным и слуховым ощущениям для кодирования и декодирования сообщений.Каждый основан на сильной природе и воспитании подчиненных, и каждый имеет решающее значение для развития коммуникативных способностей детей. Века трактатов о методах и особенностях публичного ораторского искусства в сочетании с современными научными подходами к анализу невербального поведения привели к появлению множества способов категоризации или группировки почти безграничных возможностей выражения в более управляемые единицы анализа. Основные подходы идентифицируют либо (1) определенные структуры — движения или голосовые особенности, которые являются частью экспрессивного «оборудования» человека, (2) конкретные коммуникативные функции, которые выполняют кинезические и голосовые выражения, либо (3) конкретные значения, которые совокупности поведений передавать.Эти базовые системы кодирования вводят необходимый словарь для изучения невербальной коммуникации и строительные блоки, из которых создаются или понимаются невербальные выражения. Большое количество структурных, функциональных и смысловых подходов свидетельствует о важности этих двух систем кодирования. Каждый подход имеет свои достоинства в том, что показывает, сколько функций доступно для использования в нашем кинезическом и вокальном репертуарах и как их можно использовать для общения.

Несмотря на прочную врожденную основу, кодексы в значительной степени регулируются культурными, культурными, контекстными и личностными нормами, которые усваиваются в раннем возрасте.Зрительный и слуховой коды играют важную роль в выполнении всех коммуникативных функций, которые мы обсуждаем в третьей части.

Глава 6

Касание и расстояние — важные формы невербального общения. Тактильное поведение чрезвычайно мощно. На протяжении всей жизни позитивные формы прикосновения ассоциируются со здоровьем и социальным развитием. Прикосновение может показать любовь и привязанность или ненависть и насилие. Мы используем прикосновения, чтобы утешать и поздравлять других, приветствовать других и уходить от них, а также помогать нам выполнять инструментальные задачи.Проксемические сигналы также очень сильны. Фактически, эти сигналы вездесущи, поскольку между коммуникаторами всегда есть какое-то пространство (или его нет). Даже во время разговора по телефону коммуникаторы осознают, что партнер отделен от них пространством, и это меняет способ общения. Люди защищают свои частные территории и личное пространство, и когда они приветствуют людей в этих местах, такое доброжелательное поведение часто сигнализирует о некотором уровне дружбы, доверия и / или близости.В самом деле, невербальные сигналы осязания и проксемики помогают людям справляться со своими двойными потребностями в уединении и близости. Бывают моменты, когда мы хотим установить как можно больше дистанции между собой и другим человеком, а в других случаях может показаться невозможным подобраться достаточно близко. Эти два невербальных кода помогают нам достичь обеих этих целей.

Глава 7

Код окружающей среды и хронемический код играют важную роль в человеческом общении.Элементы из этих кодов часто используются в коммуникативной манере, а также могут предоставлять много ситуационной и контекстной информации. Элементы кода окружающей среды действуют как коммуникативные сигналы, передавая значение непосредственно в символической форме, обеспечивая контекст для взаимодействия или управляя поведением, подсказывая правила взаимодействия. Элементы среды и код артефактов можно классифицировать как элементы с фиксированными характеристиками, которые относительно постоянны и медленно изменяются, и элементы с полуфиксированными характеристиками, которые мобильны и легко изменяются.В целом люди в нашей культуре имеют гораздо большую степень контроля над полуфиксированными функциями, чем над фиксированными. В других культурах есть большая степень контроля над функциями в обеих категориях. Наконец, недавний анализ показывает, что некоторые культуры более ориентированы на использование элементов этого кода в коммуникативных целях (культуры с высоким контекстом), тогда как в других культурах это менее вероятно (культуры с низким контекстом). Хотя культура США квалифицируется как культура с низким уровнем контекста, эта глава показала, что мы по-прежнему широко используем эти элементы кода как часть коммуникации.

Мы все еще открываем важность элементов хронемического кода, но уже очевидно, что они очень актуальны для всех культур. Физические и биологические циклы, по-видимому, обеспечивают фундаментальную основу для восприятия времени. Более того, люди и группы различаются по своим психологическим и когнитивным конструкциям времени. Учитывая, что элементы хронемического кода часто изучаются на неявной основе и что существуют большие культурные и культурные различия в их использовании и значении, многие коммуникативные трудности можно объяснить с помощью анализа хронемических элементов.Об этом интересном и тонком коде еще предстоит многое узнать, особенно в контексте межличностных отношений и отношений.

Глава 8

На протяжении всей главы мы повторяли, что невербальные и вербальные коды являются частью неделимой системы коммуникации. Оба потока имеют много общих лингвистических свойств. Оба обладают семиотическими способностями, то есть способностью передавать репрезентативную информацию, но невербальные коды также обладают иконическими и образными свойствами, которые добавляют дополнительные, а иногда и конкурирующие значения.

Различия в лингвистических характеристиках сопровождаются нейрофизиологическими различиями в производстве и обработке невербальных сообщений. Многие части мозга специализируются на различных аспектах коммуникации. Лимбическая система и R-комплекс особенно важны для эмоций и рефлексивных действий. Однако новые исследования подтверждают высокую степень интеграции и координации вербальных и невербальных процессов, особенно между двумя полушариями неокортекса.

Таким образом, производство устной коммуникации зависит от невербальных сигналов для генерации значения, извлечения лексических элементов, сегментации дискурса на фонематические фрагменты и увеличения значения. Другие невербальные сигналы сигнализируют о трудностях говорящего в процессе построения сообщения. На принимающей стороне невербальные сигналы также играют важную роль в восприятии, понимании и запоминании полученных сообщений. Хотя вербальный поток несет важную, а иногда и преобладающую информацию для многих функций и приемников, невербальная информация преобладает над вербальной информацией для большей части нашей интерпретации значения социальных ситуаций.Несмотря на эти различия, вербальный и невербальный коды хорошо интегрированы для достижения множества коммуникативных функций. Поэтому рассматривать их как независимые системы — искусственное и контрпродуктивное различие.

Преобладает более широкое использование невербальных кодов значений, чем вербальных, но также зависит от возраста, пола, поставленной на карту коммуникативной функции, степени совпадения значений каналов и индивидуальных предубеждений. Среди невербальных кодов зрительные коды часто имеют больший вес, чем слуховые и другие, но за многими исключениями.Причины, предлагаемые для этих моделей зависимости от канала, включают в себя врожденные тенденции, разделение труда, структурные свойства, которые подходят для мозговой обработки, единицы значения за время, способность оповещения, управляемость и параллельную, а не последовательную обработку.

Глава 9

Процесс восприятия человека включает в себя выбор, организацию и интерпретацию доступной информации, которая часто приходит в форме невербальных сигналов. Некоторые когнитивные эвристики и предубеждения влияют на восприятие того, что невербальные сигналы приводят нас к формированию других, включая первенство, подтверждение, новизну, визуальное восприятие, стереотипность, эгоцентризм, позитивность и негативность.Было показано, что невербальные сигналы из ряда кодов влияют на впечатления на физическом, социокультурном и психологическом уровнях. Факты показывают, что впечатления более согласованные и менее точные, когда они имеют объективные характеристики, но недавние исследования показывают, что первые впечатления от некоторых внутренних характеристик (таких как экстраверсия) могут быть точными. Наконец, широкий спектр сигналов влияет на формирование впечатления на всех трех уровнях суждения, а сигналы, влияющие на формирование впечатления, широко распространены в поведенческом потоке взаимодействия.«Не суди о книге по обложке» остается разумным правилом для социального поведения, но большая часть общественной жизни, тем не менее, руководствуется WYSIWYG: «То, что ты видишь, то и получаешь».

Глава 10

Процесс управления изображениями относится к тому, как мы изображаем себя другим. Как мы видели в этой главе, это непрерывный процесс, основанный на нашем знании того, как невербальное поведение и характеристики будут интерпретироваться другими. Невербальное поведение играет центральную роль в способах передачи сообщений о нашем поле, поле, возрасте и личности окружающим.Часто можно услышать совет «просто будь собой», но, как вы видели, управление имиджем — это сложная задача, в которой задействованы несколько элементов невербального общения.

Глава 11

Эмоции сильны. Они мотивируют людей действовать, связывают людей вместе, а иногда и побуждают людей действовать иррационально. Эмоции адаптивны, потому что они помогают людям справляться с изменяющейся средой. Внутреннее переживание эмоции характеризуется аффектами, познанием и физиологическими изменениями; в то время как внешнее выражение эмоций формируется врожденными склонностями к действию, а также усвоенными правилами отображения.Исследователи имеют разные точки зрения на связь между эмоциональным переживанием и эмоциональным выражением. Они расходятся во мнениях относительно того, в какой степени выражения лица универсальны и обеспечивают прямое считывание внутреннего эмоционального состояния человека. Некоторые исследователи рассматривают эмоциональное выражение как сочетание ощущаемых и симулированных эмоций. Другие исследователи полагают, что эмоциональные выражения формируются социальными мотивами и эмоциями, сопровождающими эти мотивы. Наиболее важными невербальными каналами для выражения эмоций являются голос и лицо, хотя люди также передают эмоции невербально, используя телесные сигналы, сигналы активности и физиологические сигналы.Умение выражать эмоции и управлять ими — важный коммуникативный навык. Эмоционально интеллигентные люди способны распознавать, понимать и управлять своими эмоциями, а также эмоциями других людей.

Похоже, что женщины имеют преимущество перед мужчинами в расшифровке эмоциональной информации и выражении положительных эмоций; Похоже, что мужчины имеют небольшое преимущество перед женщинами в том, что касается выражения гнева и сдерживания эмоций. Как у женщин, так и у мужчин способность кодирования и декодирования возрастает с детства до юношеского возраста.Умение выражать и интерпретировать эмоции — ценный навык на протяжении всей жизни.

Глава 12

Реляционное общение — одна из основных функций невербального общения. Посредством невербальных сообщений люди определяют и поддерживают свои межличностные отношения. Из многогранных тем общения в отношениях, близость и доминирование — две главные.

Среди невербальных сигналов, которые сигнализируют, есть ли у людей интимные или неинтимные отношения, есть сигналы непосредственности.Ключевые признаки непосредственности включают позитивные формы прикосновения, близкое проксемическое дистанцирование, прямую ориентацию тела, взгляд, кинезическую и вокальную выразительность, а также совместное времяпрепровождение. Многие из этих сигналов непосредственности также используются, когда люди флиртуют друг с другом, хотя они, как правило, более двусмысленны и покорны во время ухаживания. Люди также сообщают о близости, проявляя привязанность друг к другу, как прямо, так и косвенно, участвуя в аналогичном поведении и отвечая взаимностью.Наконец, среда готовит почву для интимного общения. Такие факторы, как освещение, температура и расположение мебели, могут влиять на социальное взаимодействие, как и эмоции, которые люди испытывают в данной среде. Очевидно, что невербальное общение богато своей способностью создавать интимные взаимодействия и способствовать установлению близких отношений. Точно так же невербальные сообщения о взаимоотношениях могут выражать враждебность, неприязнь, исключение или недоверие. Таким образом, невербальные выражения реляционных сообщений являются мощным средством, с помощью которого люди оценивают свои отношения и отношения других.

Глава 13

Сила-бессилие и доминирование-подчинение — фундаментальные компоненты, лежащие в основе общения. Принципы пространства и доступа, центральности, возвышения, прерогативы, интерактивного контроля и запугивания / угрозы помогают объяснить, почему определенные невербальные сигналы воспринимаются как мощные или доминирующие. Доверие также может способствовать впечатлению о власти и проложить путь к убеждению. Ученые определили пять аспектов доверия: (1) компетентность и авторитет; (2) характер и надежность; (3) самообладание и уравновешенность; (4) симпатия; и (5) динамизм или харизма.Признаки внешнего вида, такие как униформа и официальная одежда, связаны с авторитетом. Люди считаются более заслуживающими доверия и симпатичными, когда они используют зрительный контакт, они приятны в речи и на лице и говорят в разговорном стиле. Самообладание и уравновешенность передаются через поведение, демонстрирующее приятность, беглость и отсутствие тревожности. Наконец, динамичные или харизматичные люди передают энергию, энтузиазм, выразительность и уверенность в себе. Многие из тех же невербальных форм поведения, которые связаны с властью и доверием, также связаны с социальным влиянием.К ним относятся ухоженная внешность, кинезическая и вокальная выразительность, улыбка, соответствующие формы прикосновений и вокальное сходство. Несколько факторов влияют на то, могут ли различные невербальные формы поведения убедить других. Эти факторы включают в себя законность запроса, ожидаемое поведение и способ обработки информации. После прочтения этой главы должно быть очевидно, что существует тонкая грань между силой, полученной путем запугивания, и властью, полученной с помощью социальных навыков.Люди, которые получают власть с помощью умелого невербального общения, обычно со временем становятся более влиятельными, чем те, кто прибегает к запугиванию или угрозам.

Глава 14

Невербальное поведение играет важную роль в управлении разговором на всех этапах и на всех уровнях. Они играют важную роль в начале и завершении разговора. В сочетании с вербальным поведением они сигнализируют о доступности (во время приветствия) или ожидающей недоступности (во время завершения), выражают поддержку и подтверждают определение межличностных отношений.Во время прощания они также поддерживают вербальное поведение, которое подводит итог и завершает общение.

В самом разговоре невербальные сигналы регулируют очередность. Ораторы используют их, чтобы сигнализировать о своем намерении остаться или отказаться от выступления. Слушатели используют их, чтобы запросить или отклонить поворот и предоставить говорящему поддержку по обратному каналу. То, как коммуникаторы используют эти сигналы, определяет, будет ли обмен чередом плавным, перекрывающимся или прерывистым.Существует несколько моделей того, как работает процесс обмена чередом, одной из наиболее многообещающих из которых является ресурсная модель.

Невербальные подсказки также помогают переключать темы. Проксемические сдвиги, действия вне взаимодействия, молчание и паралингвистические сигналы используются для обозначения изменений в разговорных темах. Это важно не только для подготовки слушателей к представлению новой информации, но и как показатель компетентности говорящего.

Наконец, разговоры координируются с помощью последовательностей и паттернов диадических взаимодействий.Существенные доказательства подтверждают, что люди адаптируются друг к другу, производя синхронность, конвергенцию, соответствие, зеркальное отображение и взаимность или несинхронность, расхождение, взаимодополняемость и компенсацию. Многие из этих закономерностей, по-видимому, имеют биологическую основу или приобретены в раннем возрасте, когда младенцы и дети впервые взаимодействуют с опекунами. Было выдвинуто несколько теорий для объяснения и предсказания этих паттернов взаимодействия; Среди них — теория аффилиативного конфликта, теория маркировки возбуждения, последовательная функциональная модель, теория нарушения ожидания, теория возбуждения несоответствия, теория адаптации к общению и теория адаптации взаимодействия.Недавно начались исследования, чтобы проверить влияние адаптации на такие результаты взаимодействия, как удовлетворенность отношениями и оценки коммуникаторов. Ясно, что модели адаптации имеют долгосрочные последствия для успешных человеческих взаимоотношений.

Глава 15

Обман — это частая, важная и адаптивная стратегия в человеческом общении. Он принимает множество обличий — от откровенной лжи до выдумок и уклонений и двусмысленностей до сокрытия важной информации.Он мотивируется потребностями в ресурсах, аффилиативными желаниями, соображениями взаимоотношений и самозащитой, и именно эти мотивы определяют его нравственность и приемлемость.

Гора исследований демонстрации обмана еще предстоит найти устойчивый профиль невербального поведения, сигнализирующего об обмане. Обманщики участвуют в сочетании стратегических и нестратегических действий, первая из которых предназначена для управления информационным содержанием, поведением и общим имиджем; последние — как непреднамеренные признаки эмоционального стресса, когнитивных усилий, проблем с памятью, речевых помех или попытки подавления утечки информации.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *