Тест на вранье: Умеете ли вы отличать ложь от правды?

Содержание

насколько вы склонны ко лжи?

и, конечно, ждет от вас соответствующей реакции. Как вы отреагируете?

а) громко и продолжительно рассмеюсь; мне жаль людей, когда они нелепо выглядят в глазах окружающих;

б) улыбнусь и постараюсь быстро сменить тему, чтобы этот анекдот поскорее забылся;

в) честно скажу рассказчику в глаза, что смеяться тут не над чем, чтобы он больше никому не пытался повторить этот анекдот.

  1. Человек, который вам неприятен, пытается завязать с вами дружеские отношения. Для этого он подчеркнуто вежливо общается с вами. Как вы ему ответите?

а) сделаю вид, что мы можем пообщаться, но потом расскажу об этом друзьям, и мы вместе посмеемся над ним;

б) сведу общение к минимуму и намекну, что это ни к чему хорошему не приведет;

в) открыто ему заявлю, что у нас не может быть общих тем, поэтому не стоит тратить время, желая установить контакт.

  1. Коллеги наперебой рассказывают, как весело провели отпуск. Вам с ними поделиться совершенно нечем. Вы промолчите или придумаете увлекательную историю?

а) что-нибудь придумаю, никому это не повредит, а я не буду выглядеть белой вороной;

б) вспомню что-то из старых историй и выдам за свежую, я же ничего не придумываю специально;

в) скажу все как есть; когда появится что-то интересное, тогда и расскажу увлекательную историю.

  1. Вы оказались главным действующим лицом в глупой ситуации, свидетелями которой стали ваши знакомые. Будете оправдываться?

а) да, обязательно придумаю аргументы, которые помогут мне выкрутиться;

б) разряжу обстановку с помощью шутки, типа – с кем не бывает;

в) что случилось, то случилось, не вижу смысла врать и придумывать отговорки.

  1. Вы опоздали на работу несколько раз подряд, и вас попросили написать объяснительную. Напишете правду или сочините душещипательную историю?

а) придется придумывать веские причины, поскольку опоздания связаны с банальным просыпанием;

б) если есть вероятность штрафа, то придется придумать хотя бы одну объективную причину моего опоздания;

в) напишу все как есть; если причины моего опоздания банальны, то врать не стану.

А теперь подведем итоги:

Если у вас больше ответов А, то вы любитель приукрасить жизнь с помощью придуманных историй. Не забывайте, что при помощи лжи вы вводите людей в заблуждение. Кроме того, чтобы не попасть в нелепую ситуацию, вам надо хорошо помнить то, что вы соврали тому или иному собеседнику; в противном случае, выбравшись из некрасивой ситуации, вы рискуете попасть в нее вновь. Старайтесь меньше придумывать, это снимет внутреннее напряжение, в котором вы постоянно пребываете.

Если среди ваших ответов больше вариантов Б, вы тяготитесь ложью, но все же иногда вынуждены к ней прибегать. Вы стараетесь не обманывать в серьезных вещах, лукавя в мелочах. С одной стороны, это не вредит окружающим, но с другой – всегда существует вероятность того, что вы решите обмануть человека и в серьезном вопросе. Поэтому как можно реже прибегайте ко лжи, старайтесь говорить правду.

Если среди ваших ответов больше вариантов В, то ложь чужда вам на инстинктивном уровне. Причем вы настолько серьезно относитесь к правде, что готовы говорить ее даже в тех случаях, когда можно было бы смягчить реальное состояние вещей. Впадать в крайности тоже не стоит, бывают случаи, когда можно промолчать или пустить в ход фантазию. Не забывайте об этом.

Детектор лжи: тест на ложь, вранье, обман: врет ли человек

Вашему вниманию, уважаемые посетители сайта Психоаналитик-Матвеев.РФ, предлагается пройти детектор лжи онлайн. Если быть точнее, то по сути это тест на ложь, вранье или обман, по которому Вы сможете определить: врет ли человек или говорит правду.

В межличностных отношениях, особенно в современном мире, порой очень сложно определить вранье. Собственно для этого создан тест на определение лжи в отношениях мужа и жены, парня и девушки…

Этот уникальный тест на ложь покажет Вам: врет ли вам человек (муж, жена, девушка или парень) в ваших отношениях или нет, на основе соответствия (конгруэнтности) вербальных и невербальных информационных сигналов.

Инструкция теста на вранье:
Как и на обычном детекторе лжи, виртуальный тест на вранье проходят добровольно, вдвоем: Проверяющий («полиграфолог») и тот, кого проверяют на предполагаемую ложь. Только в данном случае нет специального устройства (полиграфа) и контактов на теле проверяемого.

«Полиграфолог» сидит за компьютером и задает данные здесь вопросы теста проверяемому, который сидит или стоит напротив. В это же время он слушает его ответы и наблюдает за невербальными реакциями (взгляд, мимика и жесты, поза и тон голоса, а также, эмоциональный фон и вегетативные проявления — дыхание, изменение кожных покровов и др.).

Задавайте указанные вопросы и сравнивайте реакции обследуемого на ложь с предложенными ответами.
Будьте внимательны. При хорошем наблюдении — точность теста 80-90%

1. Ты будешь сейчас говорить только правду?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

2. Ты всегда говоришь только правду?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

3. Ты всегда говоришь мне правду?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

4. Ты обманывал своих родителей когда-нибудь?

НЕТ — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

НЕТ — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

НЕТ — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

ДА — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

5. Ты обманывал учителей в школе?

НЕТ — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

НЕТ — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

НЕТ — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

ДА — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

6. Ты врал (ла) мне когда-нибудь?

НЕТ — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

НЕТ — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

НЕТ — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

ДА — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

7. Ты сейчас врешь?

НЕТ — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

НЕТ — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

НЕТ — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

ДА — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

8. Ты честный человек?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

9. Ты всегда честен (честна) со мной?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

10. Ты меня любишь?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

11. Ты говоришь правду?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

12. У тебя есть кто-то?

НЕТ — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

НЕТ — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

НЕТ — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

ДА — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

13. Ты меня обманываешь?

НЕТ — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

НЕТ — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

НЕТ — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

ДА — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

14. Я у тебя первая (ый)?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

15. Ты на мне женишься (выйдешь замуж)?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

16. Ты мне всегда врешь?

НЕТ — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

НЕТ — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

НЕТ — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

ДА — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

17. Ты мне изменял (ла)?

НЕТ — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

НЕТ — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

НЕТ — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

ДА — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

18. Ты кого-то любишь? (другую женщину, мужчину)

НЕТ — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

НЕТ — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

НЕТ — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

ДА — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

19. Ты меня не бросишь?

НЕТ — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

НЕТ — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

НЕТ — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

ДА — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

20. Ты говоришь честно?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

21. Я тебя удовлетворяю?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

22. Ты доволен(а) мной?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

23. Ты хочешь меня?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

24. Я тебе не нравлюсь?

НЕТ — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

НЕТ — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

НЕТ — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

ДА — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

25. Ты всегда был мне верен (верна)?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

26. Ты меня часто обманываешь?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

27. Ты меня не любишь?

НЕТ — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

НЕТ — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

НЕТ — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

ДА — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

28. Ты любишь врать?

НЕТ — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

НЕТ — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

НЕТ — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

ДА — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

29. Если бы спасти мою жизнь могла твоя измена — ты бы изменил (а)?

ДА — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

ДА — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

ДА — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

Нет — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

30. Ты изменяешь мне в мыслях?

НЕТ — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

НЕТ — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

НЕТ — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

ДА — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

31. Мы никогда не расстанемся?

НЕТ — Смотрит в глаза, спокоен, голос ровный, не скован, руки открыты, поза свободная, дыхание обычное, мимика ровная, тело несколько наклонено к Вам

НЕТ — Отводит взгляд, несколько взволнован, голос не совсем ровный, руки закрыты, поза несколько в сторону от Вас, дыхание глубже обычного или поверхостное, на лице не очень естественная улыбка или гримаса, возможны сглатывания слюны

НЕТ — Опускает глаза или отводит в сторону, взволнован, неровный голос, руки закрыты, или что-то делает руками, теле напряжено, или несколько подвижно, дыхание не естественно, нервничает

ДА или НЕТ — Нет контакта глаз с Вашими глазами, голос детский или басит — неестественный, кривляется, показывает глупый смех, юморит не по-делу, перебивает, задает встречные вопросы, уходит от темы и вопроса, заметно нервничает или показывает агрессию или обиду, пытается манипулировать Вами и т.п.

Ответы: Не знаю, посмотрим, как получится и т.п. — не подходят. Только «ДА» или «НЕТ». Если настаивает — отмечайте

ДА — спокойный, естественный тон, не скован — засчитывается за ответ. Если не естественное поведение и реакция, то задаем заново вопрос

Профайлинг тест (узнайте, умеете ли определять профиль личности)

Детектор невроза: что отличает хороший психологический тест и можно ли его обмануть

История психологических тестов началась во Франции, когда по заказу Министерства народного образования исследователи Теодор Симон и Альфред Бине начали разработку теста на IQ в 1900-х. Изначально он использовался для распределения школьников по классам с обычной или упрощенной общеобразовательной программой. «Школьный» тест на IQ стал первым среди многих: психологи поняли, что людей можно сравнивать не только по уровню интеллекта, но и по другим параметрам.

Как и любая наука, психология строит свои теории на основании данных, полученных в исследовании. Но так как психология изучает людей, данные для изучения тоже предоставляют люди. Главная проблема состоит в том, что люди не способны предоставлять объективные данные. Или, скажем так, не всегда в этом заинтересованы. Только психофизиологи фиксируют в своих экспериментах объективные физиологические показатели, например электрическую активность мозга или кожно-гальваническую реакцию. Почти все остальные области психологии анализируют субъективные данные, которые они получают при прямом или косвенном разговоре с человеком. Поэтому появились психологические тесты — они позволяют получить от людей данные, которые интересуют исследователя, и структурировать их.

Тесты на способности или знания составляют на основе набора предлагаемых задач. В них включаются разные типы заданий с вариативными формулировками. Это исключает возможность получения высокого балла случайным образом: испытуемый не может несколько раз отметить правильный ответ, если не понимает алгоритма решения задачи. Следовательно, тесты дают более точный результат, чем данные, полученные в личной неструктурированной беседе.

Реклама на Forbes

Как и хороший друг, психологический тест должен быть надежным. Это означает, что тест выдает устойчивые результаты при повторном применении. Например, тест сегодня показал, что у вас хорошо развито творческое мышление, значит, он должен выдать такой же результат и завтра, и через год.

Сбитые с толку. Почему наши интуитивные представления о мире ошибочны

V значит валидность

Валидность показывает, насколько тест измеряет то, что должен измерять. Согласитесь, будет странно, если тест на IQ на самом деле будет измерять лидерские способности человека. Валидность бывает высокая и низкая: чем она выше, тем точнее и лучше тест справляется с поставленной задачей.

Дополнительно выделяют критериальную валидность. Она отражает, насколько результаты, полученные в тесте, согласуются с результатами других тестов, измеряющими то же самое.  Например, если два разных графических теста на определение самооценки покажут примерно одинаковый результат, то это будет свидетельствовать об их высокой критериальной валидности.

А вот многочисленные популярные короткие тесты на IQ — как раз пример тестов с низкой критериальной валидностью. Все они измеряют один и тот же показатель — коэффициент интеллекта. Но если один и тот же человек пройдет за день пять быстрых тестов на IQ, скорее всего, он получит пять значительно отличающихся результатов. Причина кроется в неточном определении измеряемого параметра и случайном подборе заданий. Получается, что каждый тест измеряет какой-то один из аспектов этой характеристики, а не всю ее целиком.

Никогда не оглядывайся назад: какие ошибки мы постоянно совершаем, принимая важные решения

Everybody lies, или Шкала лжи в психологических тестах

А ведь доктор Хаус был прав: максима «все лгут» абсолютно верна для людей, когда они проходят психологические тесты. Каждый хотя бы раз отмечал желаемый ответ на вопрос. Именно поэтому во многих психологических тест-опросниках есть дополнительная шкала лжи. Она строится на основании нескольких вопросов из опросника и, сопоставляя ответы, показывает, насколько испытуемый искренен в ответах. Более того, часто в первый раз испытуемый отвечает на вопрос, руководствуясь принципом социальной желательности. Да, мы так устроены: люди обычно стремятся давать ответы, которые соответствуют моральным нормам и ценностям общества. Нередко такое искажение даже сам испытуемый не вполне осознает.

Mission: Impossible, или Почему хороший тест нельзя обмануть

Во-первых, в тестах есть шкала лжи. Она опирается на множество параметров: от среднего времени ответа до соответствия (или несоответствия) ответов на аналогичные вопросы. Во-вторых, каждый тест проверяется на обширной выборке испытуемых.  Если результаты не совпадают с показаниями других психологических исследований или тест обладает низкой валидностью или надежностью, то он считается недоработанным и не используется в профессиональной практике. То есть тест на финальном этапе — это отлаженная и «умная» система, в которой практически нельзя скрыть ложный ответ.

Google it, или Почему тесты быстро устаревают

В век диджитализации соблазн проводить тесты на компьютере возрастает: это значительно облегчает обработку полученных данных. Однако онлайн-тесты быстро устаревают, и их приходится полностью менять.

В интернете множество сайтов, на которых за 5 минут предлагают узнать степень выраженности лидерских качеств или насколько вы интроверт или экстраверт. Постепенно тесты становятся очень известными: люди знают примерные вопросы и что нужно ответить, чтобы получить определенный результат.

Типична ситуация, когда на компьютере человека, который проходит опросник, открыты две вкладки: с заданиями и подробной статьей в Википедии о трактовке результатов. Или же тест был придуман давно и стал настолько всем известен, что просто перестал работать. Например, есть точка зрения, что цветовой тест Люшера больше не показывает валидный результат. Люди знают, что светлые и теплые цвета — это хорошо, а темные и холодные — плохо.

Бич цифрового общества: как нас всех поразил страх упущенных возможностей и что с этим делать 

Cultural references, или Почему тест нельзя просто перевести

По причине информационной глобализации опросники, разработанные в странах с развитой традицией тестового формата, переводят на русский язык и применяют в России.

Есть два принципиально разных подхода к тому, как именно тесты можно приспособить для применения в другой стране. Первый вариант — это локализация. Все исходные вопросы переводятся на иностранный язык в стране, где тест разработан, а валидность проверяется на небольшой выборке носителей языка (например, студентах, приехавших обучаться в чужую страну). Таким образом, локализация — это экспорт теста. Она предоставляет возможность составить базу ответов на опросник по всему миру, так как вопросы везде одинаковы. Локализация применима для многих графических (невербальных) тестов. Например, матрицы Равена могут применяться на любой выборке независимо от языка — переводят лишь инструкцию.

Однако для многих вербальных опросников локализация дает некорректные результаты, потому что вопросы требуют адаптации в соответствии с культурными нормами общества. Причем необходимо не только изменить формулировки, но и «обкатать» тест на широкой выборке, пересчитать ключи к каждому ответу и т.п. Неадаптированные вопросы ставят испытуемых в тупик: для них описанные ситуации слишком умозрительны и непонятны. Например, сколько раз в жизни вам назначали курс антидепрессантов? В США и Европе их назначают довольно часто, а в остальных странах такая практика лечения не очень распространена.

Реклама на Forbes

Второй вариант — это адаптация, или интеллектуальный импорт. Над адаптацией теста работает группа специалистов из страны-импортера, урожденных носителей языка. Они не только переводят вопросы теста, но и пересматривают ключи — соответствие вопросов, ответов и измеряющих шкал. На основании культурных норм специалисты перерабатывают тест так, чтобы он был понятен носителям языка. Иногда в результате адаптации появляется новый тест, который является аналогом исходного для применения в конкретной стране. Такой процесс называется модификацией. К сожалению, часто встречается ситуация, когда тест еще не адаптирован до конца, но уже начинается применяться в таком «сыром» виде. Так у многих западных тестов складывается плохая репутация среди специалистов-пользователей, хотя на самом деле истинная проблема не в качестве теста, а в незаконченной адаптации.

Возможно, у вас возник вопрос, зачем вообще проходить психологические тесты. Как бы банально ни звучало, качественный тест действительно поможет узнать о себе что-то новое или разобраться в том, в чем вы не отдаете себе отчет. Вследствие социального давления люди часто не готовы признать те свои особенности, которые относятся к числу табуированных или кажутся не очень приятными. Тест поможет лучше понять себя и более объективно отнестись к ситуации. 

Но результаты некачественного теста, наоборот, не смогут предоставить вам новую и полезную информацию. Помните, что многие популярные в интернете тесты не имеют научно-доказательной базы. Поэтому тест тесту рознь: на тесты надейся, а сам не плошай.

И себе, и людям: как и сколько зарабатывают российские онлайн-сервисы психотерапии

5 фото

Тест: умеете ли вы врать?

В последний раз я врала:

• В школе, когда прогуляла уроки и придумала себе несуществующий диагноз.

♥ В понедельник. У меня было похмелье, а я сказала, что отравилась овсяным печеньем.

♦ Когда я уехала на длинный уик-энд с бойфрендом, а на работе сообщила, что вызывала водопроводчика.

2. В графе «личная информация» на «одноклассниках» или «в контакте» я написала, что моя должность…

• Соответствует той, которая значится на моей визитке.

♥ Соответствует той, которая значится на визитке, вот только слово «младший» я убрала. 

♦ Соответствует той, которая значится на моей визитке, вот только к ней я прибавила «старший». 

3. В своем резюме я никогда не указываю:

• Свою девичью фамилию.

♥ Тот факт, что меня уволили с работы пару лет назад.

♦ Точное название моей специально­сти, указанное в дипломе.

4. Когда начальник хвалит меня за ту работу, которую на самом деле выполнил мой коллега, я..

• Признаюсь в том, что заслуга не моя.

♥ Смущенно улыбаюсь и ничего не говорю. Молчать – это же не значит врать?

♦ Отвечаю: «Да, это было непросто сделать, и без помощи всей команды я бы не справилась».

5. После десяти мохито, выпитых накануне, я опаздываю на сорок минут на работу и…

• Честно рассказываю о перипетиях вчерашней ночи и прошу у коллег таблетку от головы.

♥ Говорю, что попала в пробку. 

♦ Утверждаю, что путь мне перегородила похоронная процессия.

6. На собеседовании я преувеличиваю свою предыдущую зар­плату на…

• 0 %. Ложь всегда бывает наказана.

♥ 10–15 %. Получается похоже на правду, но все же лучше.

♦ 100 %. Сумма должна соответствовать той, которой я хвастаюсь перед друзьями. 

7. Сплетни, которыми коллеги обмениваются во время обеда, вызывают у вас:

• Говорю им, что буду гладить, сидеть на диване в одних трусах и смотреть телик, ведь это действительно то, что я собираюсь делать.

♥  Рассказываю им, что возьму кое-какую работу на дом, а когда покончу с делами, схожу с подружкой на выставку. Ну и что, что на самом деле я собираюсь полдня ходить по магазинам, а потом тусить всю ночь в клубе?

♦ Утверждаю, что буду читать ранее не публиковавшиеся работы Солженицына, затем схожу на благотворительный концерт Башмета, ну и, наконец, купив продуктов в «Глобус Гурмэ», организую поэтический вечер. 

Тесты масел на машинке трения. Правда или ложь.

Самый популярный вид развода потребителей на новейшие «суперформулы» моторных масел или присадок – работа двигателя без масла и со снятым поддоном картера. А может ли двигатель работать без масла? Как показывают реальные испытания журнала «За Рулем» и некоторых известных блоггеров – может, и никакого волшебства здесь нет. Обычный, без специальной подготовки или обработки чудо-составами двигатель классических Жигулей проходил по трассе не напрягаясь порядка 40 км без масла. Так что не следует восхищенно открывать рот у стенда очередных волшебников на автовыставке, увидев висящий на подъемнике автомобиль со снятым картером. Тем более, что тут в ход идут уже откровенно нечистые уловки, типа закладки твердых смазок или использование композитных самосмазывающихся вкладышей и периодическая подпитка работающего мотора небольшими порциями масла непосредственно через маслоприемник. На просьбу прокатиться на таком автомобиле всегда следовал отказ.

Набрал обороты и активно используется другой, уже не законный, метод публичного сравнения антизадирных свойств масла, «своего» и конкурентного, при помощи машин трения. Причем, используют самую простую машинку, похожую по принципу работы на машину трения Тимкена, предназначенную для оценки свойств «трансмиссионки».  На рисунке представлена схема машины трения Тимкена в том виде, в котором была задумана. Испытания каждого образца на износ идут при постоянно увеличиваемой нагрузке и длятся 10 минут. Оценка смазочного материала происходит по возникновению задира между роликом 2 и пластиной 1. Это довольно точный прибор.


А теперь сравните оригинал с ярмарочными поделками, На фото: 

Конечно, знающие люди меня поправят, на фото не машинка Тимкена, а машина SAE, используемая для тестирования масел, работающих при высоких давлениях (трансмиссионных) и консистентных смазок. Но тестирующие упорно называют её машинкой Тимкена и используют для «моторки». И тут, ВНИМАНИЕ: машина должна работать с нагрузкой на рычаг в 15 кг в течение 2— 6 час. Кольцо и блок (трущиеся детали) взвешивают до испытания и после него. Общая потеря веса в миллиграммах, является мерой износа. Не писк, не заклинивание ролика, не показания амперметра, а взвешивание.  Кто-нибудь видел такую демонстрацию на выставке или в интернете?

В качестве образцов для тестирования неизменно выступает одна баночка масла малоизвестного бренда и две-три канистры самых известных марок масла с неизвестным содержимым. Баночка малоизвестного бренда неизменно выигрывает…  И зачем существуют самые современные методики и лаборатории по разработке и тестированию моторного масла? Тут и на пальцах все ясно! Покупаем – заливаем.

Еще одна методика тестирования не для выставок, а для недалеких и небогатых блоггеров, которые не могут потратиться на услуги специализированных лабораторий, а хайпа хочется! Тест «прожарка». Для кликабельной публикации достаточно несколько образцов масла, столько же химических стаканов или колб и электроплитка. Да, фотоаппарат тоже нужен, а термометр не обязателен. Берем порцию масла, греем несколько минут, часов, суток, кто сколько выдержит. Результат фотографируется, выкладывается и сопровождается выводами. Вот тут-то и разгуливается фантазия автора.

Аналогичным образом строятся многочисленные тесты на низкотемпературные свойства моторных масел. Оказывается, чтобы сделать исчерпывающие выводы, тестерам достаточно просто низких температур. И совершенно не нужны имитаторы холодного пуска, криостатные камеры и прочая дорогущая аппаратура.

А как надо испытывать моторные масла? 


Существуют специально разработанные и регламентированные методы лабораторных испытаний, причем в Европе, в США и Японии, в России используются в основном одни и те же стандарты DOT, DIN, ISO, ASTM. В каждой стране существуют как независимые лаборатории, так и лаборатории самих производителей смазочных материалов, а также сертифицирующие организации. Самый важный для потребителей вопрос об антиизносных свойствах масел, решается путем испытаний на SRV- машине трения, которая практически полностью имитирует работу масла в реальном двигателе. Кстати, именно эта машина фигурирует в современном российском ГОСТе 33252-2015. Более того, этот тест обязателен при разработке любого товарного масла, его результаты обязательно должны укладываться в требования производителей автомобилей и являются основанием для получения как допуска, так и международных спецификаций масла. Наличия подходящей международной спецификации и\или допуска производителя авто достаточно для правильного выбора масла к конкретному автомобилю.

Выводы: не следует доверять тестам на самопальных машинках трения. Условия трения в двигателе совершенно не отвечают условиям теста, предназначенного для трансмиссионных масел. Естественно, что самые лучшие результаты покажут густые минеральные масла для мостов, типа нигрола, совершенно неприменимые в современных ДВС. Естественно, что купившие с этой точки зрения лучший продукт будут радоваться недолго. Дело в том, что современные двигатели в большинстве сопрягаемых деталей и пар трения реализуют гидродинамический режим трения (даже в цилиндро-поршневой группе), поэтому противозадирные свойства присадок, оцениваемые самопальной машиной трения, являются маловажным, а более востребована способность масла к реализации гидродинамического режима, когда поверхности деталей надежно разделены слоем масла и контакт металл\металл не происходит. Профессиональное лабораторное оборудование комплексно оценивает работу масла в двигателе и этому оборудованию нет разумной альтернативы. Остальные доморощенные и ярморочные тесты служат только для обогащения недобросовестных продавцов.   

Доп. Материалы:

http://www.oilchoice.ru/viewtopic.php?t=1000

https://www.oil-club.ru/forum/topic/22557-testy-masel-na-ruchnoy-mashinke-treniya/


Проверка на полиграфе в Киеве от 750 грн

Проверка полиграфом для собственного спокойствия

Полиграф – это не игрушка и не развлечение. Это прибор, который замеряет пульс, давление, частоту сердцебиения, дыхания и электропроводность кожи. Человек с машиной работают в связке и трудно определить, кто более важен.

Полиграфолог задает испытуемому приятные и не очень вопросы, прибор замеряет параметры организма. Программа выводит замеры в виде графиков на экран компьютера. На основе параметров специалист готовит отчет. Именно человек принимает окончательное решение: говорит испытуемый правду или обманывает. Советы о том, как обмануть полиграф не помогут, если за дело берется профессионал с богатым опытом работы. Не по силам обман даже профессиональным актерам.

Что можно проверить на детекторе лжи?

Человек потеет и волнуется даже при упоминании самого факта проверки на полиграфе, который часто называют детектором лжи. Вопрос не в том, чтобы держать эмоции под контролем, а отвечать правдиво. Что решает такая проверка?

  1. При приеме на работу полиграф поможет выявить правдивость слов совсем незнакомого человека. А заодно – узнать, правду ли он говорит о причинах увольнения с предыдущего места и о возможных пагубных пристрастиях вроде азартных игр или наркотиков.
  2. Дисциплинирует работников сама возможность повторно пройти детектор лжи.
  3. Возможность подтвердить или опровергнуть причастность к краже, утечки закрытой коммерческой информации, работы на стороне в рабочее время.
  4. Тест на полиграфе для супруга, который подозревается в измене, принесет много неприятных минут, но поможет при разводе в суде.
  5. У вас возникли подозрения в отношении домашнего персонала? Однозначно нужна его проверка. Детектор лжи поможет выявить их проступки, проверить няню, горничную, репетитора, повара и т.д.

Конечно, тестирование на полиграфе – процесс добровольный. От него можно отказаться даже во время теста. Как это будет расценено работодателем или супругом – другой вопрос.

Где пройти тест на полиграфе (детекторе лжи)

Наш центр детекции лжи предоставляет возможность пройти полиграф. Тест поможет решить многие проблемы и принять правильные решения по их устранению. Эксперты центра «polygraph-kiev.com» имеют специальное психофизиологическое образование. Они – практики с опытом работы в сфере психофизиологической экспертизы. Полиграфологи регулярно проходят курсы и тренинги с подтверждением о сдаче экзаменов. Отлично знают как работает детектор лжи. Тест будет проходить в конфиденциальной и удобной обстановке. Для этого мы проверяем испытуемых в специально оборудованном помещении с хорошей изоляцией. Предварительно обсуждаем возможные вопросы и делаем все, чтобы человек чувствовал себя комфортно. Зачем это нужно? Чтобы гарантировано получить точные данные.

Мы не обещаем низких цен. Мы предлагаем качественные услуги за разумную цену.

Тест на враньё

Каждого хоть раз в жизни посещало желание научиться с ходу отличать правду от лжи. Итак, как же можно определить, что с вами, мягко говоря, лукавят?

1. Темп и интонации речи собеседника…
а) ровный, с небольшим эмоциональным подъемом в конце некоторых фраз – 0 баллов.
б) медленный, как бы размышляющий либо ленивый – 2 балла.
в) быстрый, с неровными паузами – 5 баллов.
Количество баллов:
2. Вы договаривались с человеком о важном разговоре заранее, и вот что происходит…
а) он перезванивает заранее и сообщает, что очень занят, в ближайшее время поговорить с вами не сможет – 0 баллов.
б) в ответ на ваш звонок ссылается на занятость, предлагает перенести беседу на другой день – 4 балла.
в) присылает смс-сообщение c просьбой перенести разговор – 5 баллов.
Количество баллов:
3. Куда направлен взгляд вашего собеседника?
а) Движение глаз медленное, то они устремлены прямо на вас, то блуждают вокруг, возвращаясь к вашему лицу в конце фразы, – 0 баллов.
б) Куда угодно, только не вам в глаза, чаще всего глаза собеседника смотрят чуть влево или поверх ваших глаз – 4 балла.
в) Упрямые или чуть встревоженные глаза широко раскрыты, они четко и цепко удерживают ваш взгляд – 5 баллов.
Количество баллов:
4. Вам непонятно что-то из услышанного – и вы задаете вопрос. Какова реакция вашего собеседника?
а) Отвечает коротко, но четко, стараясь разъяснить, – 0 баллов.
б) Закатывает глаза, живописуя всю вашу недалекость, монотонно начинает рассказ с начала, добавляет подробностей – 3 балла.
в) Не отвечая впрямую, засыпает вас кучей незначительных подробностей – 5 баллов.
Количество баллов:
5. Речь вашего собеседника сопровождается жестами?
а) Очень редко, движения рук волнообразные, плавные – 0 баллов.
б) Часто, движения рук – от себя, зигзагообразные – 2 балла.
в) Человек как бы помогает себе руками, причем жесты направлены внутрь, к себе, и образуют в основном острые углы – 5 баллов.
Количество баллов:
6. Проходит некоторое время – и вы просите человека повторить рассказанное. Как он это делает?
а) Неохотно, сжато, но в целом не искажает суть – 0 баллов.
б) Вы как бы слышите от него новую версию на заданную тему, рассказ сильно окрашен его эмоциональным отношением и размышлениями – 4 балла.
в) Вы узнаете массу новых подробностей, при этом суть рассказа невозможно уловить, человек не повторяет, что собственно произошло, а запутывается в бесконечных уточнениях – 5 баллов.
Количество баллов:
S.

От 20 до 30 баллов. Это значит, что вам лгут. Причем лгут уверенно, потому что уже прониклись сами этой ложью настолько, что… поверили в нее! Это не ложь, а весьма неплохая актерская игра. Вряд ли этого актера мучает совесть. Девиз в отношениях с ним: не доверяйте и не расслабляйтесь!
От 9 до 19 баллов. Человек довольно сильно запутался во лжи. Причем его неумелая ложь, которую он пытается оправдать обстоятельствами и склонен считать ложью во спасение, будет нарастать подобно снежному кому. В отношениях с ним добивайтесь правды и всегда проверяйте информацию!
8 и менее набранных баллов. Вас не обманывают либо слегка искажают факты. Это может касаться сравнительно безобидной дружеской лести или даже неумелой попыткой заботы. Девиз в отношениях с ним: наблюдать, внимательно слушать, демонстрировать свое дружелюбие.

Сумма:

Верховный суд проходит проверку на детекторе лжи в деле об аборте, которое будет рассмотрено на следующей неделе

Судьи чувствуют себя неуверенно.

Четыре члена Верховного суда — судьи Кларенс Томас, Стивен Брейер, Сэмюэл Алито и Эми Кони Барретт — все выступали за последние несколько месяцев, жалуясь, что их часто воспринимают, как выразился Барретт, как «кучку партизанских хакеров. . »

Судья Томас резюмировал жалобы этих судей в своем выступлении в середине сентября в Университете Нотр-Дам: «Средства массовой информации создают впечатление, будто вы всегда идете прямо в соответствии со своими личными предпочтениями.Поэтому, если они думают, что вы против абортов или чего-то в этом роде лично, они думают, что так вы всегда будете выступать ».

Как выяснилось, во вторник суд рассмотрит дело Кэмерон против женского хирургического центра EMW , которое проверяет гипотезу о том, что судьи «всегда следуют [своим] личным предпочтениям» в делах об абортах.

С одной стороны, Кэмерон включает в себя закон штата Кентукки, который ограничивает определенные виды абортов, а также включает в себя попытку генерального прокурора-республиканца Кентукки Дэниела Кэмерона свести на нет работу своего предшественника-демократа, ныне ставшего демократом, в поддержку абортов. нынешний губернатор Энди Бешир.Это классический пристрастный спор по поводу репродуктивных прав, в котором высокопоставленные чиновники обеих сторон маневрируют, чтобы добиться желаемого ими политического результата.

С другой стороны, конкретный юридический вопрос перед судьями имеет мало общего с абортом. Это сверхтехнологичное процедурное дело, в котором спрашивается, может ли Кэмерон напрямую обжаловать конкретное судебное постановление или вместо этого он должен подать ходатайство о «освобождении от судебного решения или постановления» в федеральный суд первой инстанции. (Дело Cameron не следует путать с другим делом, слушавшимся в декабре, Dobbs v.Организация по охране здоровья женщин Джексона , что является реальной угрозой для дела Роу против Уэйда .)

Другими словами, если смотреть через призму партийности, можно было бы ожидать, что Кэмерон закончится решением 6: 3, когда все шесть назначенцев-республиканцев встанут на сторону Кэмерона, а все три кандидата от демократов проголосуют против него. В конце концов, это случай аборта. Мы знаем, какова позиция каждой стороны по поводу абортов.

Но если смотреть глазами беспартийного судьи, Кэмерон — это именно тот случай, когда голосование судей трудно предсказать, и где окончательное голосование может разойтись по нестандартным линиям.Даже в эпоху крайней поляризации национальное руководство любой из сторон не имеет сильных чувств по поводу того, является ли Кэмерон подходящим средством для обращения за помощью: петиция о повторном слушании в банке или ходатайство, поданное в соответствии с Федеральным правилом гражданского судопроизводства 60 ( б) (5).

Каждому судье нужно будет принять решение о том, как он подойдет к этому делу. Будут ли они анализировать процедурный вопрос, представленный Cameron , с той же объективной нейтральностью, которую большинство судей применили бы к аналогичному делу, которое не затрагивало политически мотивированный вопрос, такой как аборт? Или их личные предпочтения превзойдут их юридический анализ?

Есть серьезные основания опасаться, что по крайней мере пять судей не пройдут этот тест.Только в прошлом месяце в деле Whole Woman’s Health v. Jackson Верховный суд рассмотрел запрет Техаса на аборты после шести недель беременности, который был разработан специально для того, чтобы избежать судебного надзора.

Трудно представить, чтобы Суд допустил подобные попытки подорвать авторитет судебной власти, если бы на карту было поставлено другое право, такое как право владеть оружием или право критиковать президента Джо Байдена. И все же пять членов Суда позволили этому закону Техаса вступить в силу.Теперь закон Техаса, который, несомненно, нарушает решения, такие как Роу против Уэйда , запрещает подавляющее большинство абортов в этом штате.

В Cameron ставки намного ниже. Никто не сомневается в том, что генеральному прокурору Кэмерону разрешено настаивать на своих аргументах против абортов в суде, даже несмотря на то, что стороны в деле Cameron расходятся во мнениях относительно того, какой суд должен рассматривать эти аргументы.

Но это дело, тем не менее, заслуживает внимания не потому, что оно, вероятно, закончится знаменательным решением, коренным образом изменяющим права на аборт, а потому, что оно может многое сказать нам о том, способны ли судьи мыслить беспартийным образом всякий раз, когда им противостоят со случаем аборта.

Какова реальная юридическая проблема в

Cameron ?

Истцы в деле Cameron оспаривают закон штата Кентукки, который запрещает врачам использовать стандартный метод для проведения абортов с «расширением и эвакуацией». Коллегия Апелляционного суда шестого округа США, придерживающаяся левых взглядов, отменила этот закон. Они постановили, что это нарушает решение Верховного суда по делу Whole Woman’s Health v. Hellerstedt (2016), которое требовало от судов уравновешивать «бремя, которое закон накладывает на доступ к аборту, с преимуществами, которые эти законы предоставляют» при определении того, является ли ограничение на доступ к абортам. аборт неконституционен.

Согласно Шестому округу, закон штата Кентукки фактически требовал, чтобы многие пациенты с абортами подвергались медицинской процедуре, которая подвергает их «дополнительным рискам и трудностям» без каких-либо доказательств того, что эта процедура «необходима или обеспечивает какую-либо медицинскую пользу пациенту. ” (Раскрытие информации: мнение Шестого округа было составлено судьей Эриком Клэем, которого я работал секретарем в 2007-2008 гг.)

Тем не менее, примерно через месяц после вынесения решения Шестым округом Верховный суд вынес новое решение по делу June Medical Services v.Руссо (2020). В контрольном заключении главного судьи Джона Робертса от June Medical отклоняется тест на балансировку Hellerstedt , что ставит под сомнение решение Шестого округа.

У Кэмерона, другими словами, есть веские аргументы в пользу того, что решение Шестого округа, отменяющее закон Кентукки, должно быть пересмотрено, поскольку оно противоречит новому правилу, объявленному Робертсом в June Medical .

Это подводит нас к конкретному, исключительно техническому процессуальному вопросу, рассматриваемому Верховным судом в деле Cameron .Обычно, если генеральный прокурор штата не согласен с решением суда низшей инстанции об отмене закона штата, он просто подает апелляцию в суд высшей инстанции (или, возможно, просит тот же суд, который отменил закон, повторно рассмотреть дело) . Но неясно, может ли Кэмерон обжаловать решение Шестого округа из-за действий, предпринятых предшественником Кэмерона от Демократической партии.

Закон против абортов, о котором идет речь в Cameron , был подписан в 2018 году тогдашним правительством. Мэтт Бевин, республиканец.В следующем году Бевин проиграл свою заявку на переизбрание нынешнему губернатору Кентукки Энди Беширу, демократу, который был генеральным прокурором штата большую часть срока Бевина на посту губернатора. Тем не менее, в то время как выборы 2019 года изменили статус губернатора Кентукки с красного на синий, на этих же выборах Кэмерон стал генеральным прокурором, а это означает, что офис генерального прокурора изменился с синего на красный.

Все это имеет значение, потому что истцы по иску Cameron первоначально подали в суд на четырех государственных чиновников, пытающихся заблокировать закон Кентукки, включая тогдашнего генерального прокурора Бешира и тогдашнего временного министра здравоохранения Скотта Бринкмана.(Действительно, когда дело было первоначально подано в федеральный окружной суд, оно называлось EMW Women’s Surgical Center v. Beshear .)

Вскоре после начала судебного процесса Бешир успешно добился исключения из судебного процесса в качестве ответчика — и он согласился, что «любое окончательное решение по этому делу. . . будет иметь обязательную силу для Канцелярии Генерального прокурора с учетом любых изменений, отмены или отмены решения по апелляции ». Это соглашение изначально имело небольшое практическое влияние, потому что республиканский секретарь по здравоохранению оставался ответчиком, а его офис продолжал защищать закон штата в суде после того, как Бешира отстранили от дела.

Но согласие Бешира отказаться от этого дела приобрело новое значение после выборов 2019 года. Вскоре после того, как Бешир стал губернатором, Бешир назначил нынешнего министра здравоохранения Эрика Фридлендера, и Фридлендер, который к тому моменту был единственным обвиняемым, остававшимся стороной в деле, решил не обжаловать решение Шестого округа об отмене закона против абортов.

Кэмерон, тем временем, попросил Шестой Округ предоставить ему статус «вмешивающегося», что позволило бы ему обжаловать решение Шестого Округа без предварительного разрешения Фридлендера.Сейчас перед Верховным судом стоит вопрос, действовал ли Шестой округ должным образом, отклонив просьбу Кэмерона о вмешательстве. Против Кэмерона выступают первоначальные истцы по делу, клиника абортов и два провайдера абортов.

Следует отметить, что, даже если Кэмерон не может напрямую обжаловать решение Шестого округа, это решение вряд ли станет последним словом в определении конституционности закона Кентукки. В соответствии с решением Верховного суда по делу Хорн против Флорес (2009), Кентукки может обратиться в суд первой инстанции с просьбой отменить предыдущее постановление, блокирующее закон против абортов, если «существенное изменение фактических условий или закона» означает продолжение правоприменение ‘наносит ущерб общественным интересам.’”

Таким образом, Кэмерон может подать ходатайство в соответствующий федеральный суд первой инстанции в любое время, утверждая, что решение Верховного суда от June Medical внесло «существенное изменение» в закон, регулирующий права на аборт, и, следовательно, постановление суда, блокирующее Закон Кентукки должен быть отменен.

Тем не менее, вместо того, чтобы пойти на этот шаг, который даже истцы в деле Cameron признают, что Кэмерон мог это сделать, генеральный прокурор решил передать дело в Верховный суд, чтобы побороться за свою способность вмешаться.

Есть веские аргументы с обеих сторон узкого процессуального вопроса, представленного в деле

Cameron

Приказ Шестого округа об отказе Кэмерон в статусе вмешивающегося лица убедителен, но не полностью защищен действующим законодательством. Он винит Кэмерона в том, что он дождался последнего возможного момента, чтобы подать ходатайство о вмешательстве — через девять дней после того, как Шестой округ уже вынес решение, отменяющее закон Кентукки.

Как поясняет Шестой округ, если лицам, не участвующим в судебном процессе, разрешено вмешиваться на столь позднем этапе процесса — после того, как суд первой инстанции и апелляционный суд вынесли решение по делу, — такие лица могут играть в систему.«Потенциальные нарушители, — предупреждает Шестой округ, будут иметь« все стимулы для того, чтобы отсрочить судебное разбирательство, пока мы не вынесем решение, противоречащее их предпочтениям, после чего они могут приступить к действиям ».

Что не менее важно, хотя Верховный суд еще не взвесил вопрос о том, может ли лицо, не участвующее в судебном процессе, вмешиваться на столь позднем этапе процесса, Кэмерон признает в своей записке, что Верховный суд «очень мало сказал о том, как судить о своевременности судебного разбирательства. ходатайство о вмешательстве после вынесения приговора, особенно поданное в апелляционный суд »- подавляющее большинство решений суда низшей инстанции указывает на то, что очень запоздалые ходатайства о вмешательстве не приветствуются.

Шестой округ — не единственный суд, который взвешивает этот вопрос. Несколько других апелляционных судов согласны с Шестым, в том числе Десятым округом, который постановил, что «только в исключительном случае по настоятельным причинам» апелляционный суд может разрешить вмешательство, если в районном суде не было запрошено ни одно »» — в мнение нынешнего судьи Верховного суда Нила Горсуча.

В этих решениях нет ничего удивительного. Судьи всех политических убеждений понимают, что судебная экономия является важной ценностью.В какой-то момент судебный процесс должен закончиться. И этого может не произойти, если лица, не являющиеся участниками, могут подключиться к делу на очень поздней стадии и настаивать на том, чтобы дело слушала новая коллегия судей.

Между тем, лучший аргумент в пользу позиции Кэмерона был сформулирован девятым округом в деле Day v. Apoliona (2007), в котором штат Гавайи ждал, пока окружной суд вынес решение по делу до его подачи. движение вмешаться. Хотя День обвинил Гавайи в том, что они так долго ждали, когда они могли вмешаться «в этот вопрос в любое время в ходе этого разбирательства, как в окружном суде, так и в этом апелляционном суде», в конечном итоге он решил оправдать задержку Гавайев из-за того, что суд «Дискомфорт от того, что произойдет на этой стадии разбирательства, если его ходатайство не будет удовлетворено.”

Если Гавайям не будет предоставлен статус посредника в день , Девятый округ объяснил, что «в этот суд не может быть подано прошение о повторном слушании, и у Верховного суда не будет возможности рассматривать вопрос о« слушании дела ». Таким образом, День предоставил Гавайям статус вмешивающейся стороны, чтобы «не исключать возможность дальнейшего рассмотрения важного вопроса».

День также отражает важную судебную ценность, которую разделяют многие судьи, находящиеся на разных политических позициях.По возможности, судебный процесс следует разрешать на основе лучшего прочтения закона. И федеральный суд не должен постоянно подчинять свои законы штатам из-за технических процедурных ошибок, допущенных юристами штата.

Здесь я сделаю паузу, чтобы отметить, что, если бы я был судьей, я бы проголосовал за то, чтобы подтвердить решение Шестого округа об отказе Кэмерон в статусе посредника. Хотя я согласен с Day , что законы штата не должны подвергаться не подлежащим обжалованию постоянным судебным запретам, потому что их адвокаты подали ходатайство слишком поздно, этой проблемы не существует в деле Cameron .Под номером Horne Кэмерон все еще может оспорить постановление суда, блокирующее закон Кентукки, подав соответствующее ходатайство в федеральный окружной суд.

Но разумный судья может также сделать вывод, что заинтересованность государства в возможности напрямую обжаловать неблагоприятный судебный приказ превосходит обычное правило, согласно которому ходатайства о вмешательстве должны быть отклонены, если они поданы слишком поздно.

Все это — длинный путь к тому, чтобы сказать, что, если игнорировать тот факт, что Cameron связано с законом против абортов, конкретный правовой вопрос, представленный в этом деле, является одновременно довольно сложным и не особенно политическим.По-настоящему беспартийный Верховный суд мог бы пойти в любом случае в этом случае, когда либеральные судьи потенциально встанут на сторону Кэмерона, а консервативные судьи — против него.

Кэмерон, другими словами, это своего рода тест на детекторе лжи для Верховного суда. Судьи говорят нам, что они способны решать политически мотивированные дела беспристрастно. Но если это дело закончится тем, что все шесть консерваторов проголосуют за генерального прокурора, выступающего против абортов, а все трое либералов проголосуют против него, мы узнаем, что они говорят неправду.

Amazon.com: Обновите микроэлектрошоковый детектор лжи, Funtoy Tricky Novelty Тест на полиграфе Игра «Правда или действие» Консоли для анализатора вечеринок Подарки: игрушки и игры


Ориентировочная общая стоимость: 35 долларов США.97 , включая залог за доставку и импорт в Российскую Федерацию Подробности
  • Убедитесь, что это подходит введя номер вашей модели.
  • Ложь, которую вы говорите, больше, больше света. Когда все 5 индикаторов загорятся, вы будете сильно наказаны электрическим током.
  • Если вы говорите правду, то не шокируете и можете спокойно вытащить руку. Но если вы солгаете, вы будете поражены электрическим током.
  • Игрушки для ваших друзей, День дурака, подарки для розыгрышей, розыгрыши на Хэллоуин, рождественский подарок.
  • Это была бы отличная разминка на вечеринке.
  • ПРЯМАЯ ДОСТАВКА В США: Обеспечивает беззаботный возврат в пределах штатов! Пожизненная гарантия на этот товар от дефектов производителя! Если наш продукт не работает или существует какая-либо проблема.Пожалуйста, свяжитесь со службой поддержки клиентов.

50 Cent проходит тест на детекторе лжи, признается, что солгал на некоторых своих песнях

Администратор теста на детекторе лжи вызвал 50 Cent за то, что он приукрашивал правду в своих музыкальных произведениях.Недавно рэпер встретился с Vanity Fair , который взял интервью у телезвезды по-другому. Во время сеанса вопросов и ответов Фифу было задано множество вопросов на полиграфе. Вопросы касались всего, начиная с его жизни в Техасе, его дискографии, Канье Уэста и многого другого.

Говоря о своей музыке, дирижер усомнился в достоверности своей песни «Все время под кайфом», подчеркнув тот факт, что ведущий не курит. «Вы всегда врете в своих песнях?» — спросила она, на что он ответил: «Ну, я все время был под кайфом, но все остальные курили вокруг меня.”

Затем интервью разбило лирику на «In Da Club», сосредоточив внимание главным образом на вводной фразе: «Вы можете найти меня в da club / Bottle full of bub». «Бутылка полна шампанского?» — спросила женщина. «Когда он открывается впервые, да», — откровенно ответил 50. Позже он признался, что «наполнял бутылки шампанского имбирным элем».

После признания звезды «BMF» интервьюер захотел узнать, не смог ли он быть правдивым в каких-либо других своих записях. «Есть ли еще какие-нибудь следы, в которых ты солгал?» спросила она.Затем 50 Cent признался, что все его тексты не соответствуют действительности. «Да, дело в том, что вы говорите что-то, проявляете творческий подход и творите», — объяснил он.

Хотя Фиф был открыт для обсуждения некоторых песен из своего каталога, он отверг идею исполнения своих хитов на Verzuz. Толстый Джо приписывает отсутствие интереса к 50-м своей карьерой в Голливуде.

«Это не потому, что он напуган или он не один из величайших людей, которые когда-либо жили, он просто не трахается с [Верзузом]», — сказал Джо. «Я говорю вам, что 50 Cent собирается быть миллиардером, настоящим миллиардером.Вы должны понимать, у 50 Cent есть куча телешоу. ТЕЛЕВИДЕНИЕ. Это не рэп. Это другой вид денег «.

Посмотрите ниже, чтобы увидеть, как 50 Cent проходит девятиминутный тест на детекторе лжи.

границ | Повышение эффективности обнаружения лжи путем создания когнитивной нагрузки на лжецов: обзор соответствующих теорий и методов, основанный на уроках, извлеченных из полиграфических подходов

На первый взгляд несопоставимые области «обнаружения лжи на основе полиграфа» и «исследований и теории социально-когнитивных аспектов обмана» редко взаимодействуют между собой.Тем не менее, уроки первого могут быть полезны при попытках второго взгляда обнаружить ложь. Цель этого критического обзора — продвинуть новую область исследования социально-когнитивной точки зрения, «обнаружение лжи путем выборочного стимулирования когнитивной нагрузки на лжецов», чтобы развить веские теоретические основания и избежать других ловушек, затрудняющих использование техники контролируемых вопросов (CQT). ), парадигма вопросов, используемая с полиграфом. С этой целью CQT резюмируется, и Национальным исследовательским советом (2003) разделяется основная критика его.Некоторые из них заключаются в том, что они не основаны на действующей теории и очень уязвимы для контрмер. Также резюмируется более успешный тест на знание виновности на полиграфе (GKT, также известный как Тест скрытых знаний), который преодолевает многие из этих проблем (Lykken, 1998). С учетом этих уроков и для того, чтобы помочь вызывающим нагрузку усилиям по обнаружению лжи развиваться на достоверных теоретических основаниях, критический обзор начинается с обсуждения моделей и теорий, относящихся к познанию обмана, для их понимания сигналов к обману.Затем мы рассматриваем конкретные предложения, появляющиеся в литературе, которые пытаются усложнить когнитивную ложь, чем сказать правду, особенно из-за их восприимчивости к контрмерам. Затем представлена ​​систематика вызывающих нагрузку детекторов лжи, чтобы систематизировать эти предложения и открыть новые возможности для исследований. Пройдя полный круг, мы завершаем четыре рекомендации для исследователей и практиков, чтобы избежать соответствующих проблем с CQT.

Краткое изложение метода обнаружения лжи с помощью полиграфа: его применение, подводные камни и успехи

Этот раздел не является частью обзора.Скорее, это краткое изложение некоторых аспектов детекции лжи на полиграфе. Критические обзоры в этой области доступны в других источниках (например, Lykken, 1998; Национальный исследовательский совет, 2003). Полиграф — это устройство, которое непрерывно регистрирует психофизиологическое возбуждение, оцениваемое по частоте пульса, артериальному давлению, частоте дыхания и проводимости кожи, которое применяется для выявления обмана. Наиболее распространенная парадигма вопросов, используемая с ним для обнаружения лжи, — это CQT. В типичном тесте экзаменуемому дается предварительное собеседование для сбора информации, которая может служить основой для контрольных вопросов.После того, как вопросы выбраны, экзаменатор предварительно просматривает их с экзаменуемым, чтобы убедиться, что вопросы понятны и не удивят экзаменуемого, когда его зададут позже. Во время экзамена задаются не относящиеся к делу вопросы, например: «Как вас зовут?» наряду с контрольными вопросами, которые большинство людей склонны лгать. Например, «Вы когда-нибудь крали что-нибудь с рабочего места?» Наконец, соответствующие вопросы исследуют центральную проблему экзамена (например, «Ты убил…?»). Вопросы обычно требуют кратких ответов.Предполагается, что лжец проявляет большее возбуждение к соответствующим вопросам, чем к контрольным вопросам, тогда как невиновный человек (рассказчик правды) должен проявлять большее возбуждение к контрольным вопросам, чем к соответствующим вопросам (Lykken, 1998). Правоохранительные и федеральные агентства США используют CQT как средство проверки для найма и удержания сотрудников, а также как инструмент для уголовных расследований. CQT использовался для проверки заявлений потерпевших, оценки правдивости свидетелей и оправдания подозреваемых.Тем не менее, в залах судебных заседаний США результаты тестов в основном недопустимы (Национальный исследовательский совет, 2003 г.).

Достоверность CQT была поставлена ​​под сомнение в отчете за 2003 год выдающейся группой ученых Национального исследовательского совета, которая рассмотрела все доступные научные исследования и предложила несколько критических замечаний. Среди наиболее серьезных — не стандартизированы процедуры администрирования CQT. Эта парадигма имеет высокий уровень ложных срабатываний (честные люди ошибочно классифицируются как лжецы), очень восприимчива к контрмерам, а результаты экзаменов оцениваются субъективно.Самая уместная критика здесь состоит в том, что CQT не основан на теории обмана, которая была подтверждена . Например, центральное для CQT предположение о том, что ложь вызывает большее возбуждение симпатической нервной системы, чем высказывание правды, является необоснованным. Группа призвала исследовать альтернативы. Многие из этих критических замечаний переводятся далее в этой статье в конкретные рекомендации по развитию методов обнаружения лжи, вызывающих когнитивную нагрузку, таким образом, чтобы преодолеть эту критику.

Частично в ответ на озабоченность по поводу достоверности CQT, GKT был предложен. Это парадигма вопрошания, которую можно использовать с полиграфом для выявления ложных отказов испытуемых путем выявления того, обладают ли они «осведомленностью о виновности», предположительно в результате их участия в преступлении (Lykken, 1998). Во время GKT испытуемому предлагают вопросы с несколькими вариантами ответов, каждый из которых имеет одну релевантную альтернативу (правильный ответ) и несколько нейтральных альтернатив (правдоподобные отвлекающие факторы).Последний должен быть выбран таким образом, чтобы невиновный человек не мог отличить его от соответствующей альтернативы (Lykken, 1998). Пример соответствующего вопроса: «Как была убита жертва?» с вариантами ответа «выстрелил», «зарезал», «ударил», «задушил» или «отравлен». Этот вопрос можно было задавать повторно несколько раз вместе с другими вопросами, касающимися различных аспектов места преступления. Изучаемому даже не нужно отвечать. Если повышенное возбуждение происходит постоянно в ответ на соответствующие реакции, то испытуемый может скрывать свои знания как преступник.GKT предполагает, что невиновные испытуемые не могли получить информацию о виновности косвенно и что виновные испытуемые закодировали информацию о виновности и сохранили ее (Elaad, 1990).

Некоторые проблемы достоверности CQT были решены в GKT, включая большую стандартизацию процедуры, более подходящие альтернативы контроля, меньше ложных срабатываний и более сильную теоретическую основу (Lykken, 1998; Carmel et al., 2003). Кроме того, помимо психофизиологических измерений полиграфа, виновное знание было продемонстрировано с помощью различных сигналов времени отклика (Seymour et al., 2000; Сеймур и Керлин, 2008; Seymour and Fraynt, 2009), потенциалы, связанные с событием (Rosenfeld et al., 1988, 2006), и расширение зрачка (Dionisio et al., 2001) и другие. Относительный успех GKT также предлагает уроки для разработки вызывающих нагрузку методов обнаружения лжи, особенно в том, что они должны основываться на действующей теории. Тем не менее, GKT ограничен в обмане, который он может раскрыть ложным отрицанием тех, кто обладает виновными знаниями.

Модели / теории, способствующие пониманию понимания обмана

Напомнив, что CQT не основан на проверенной теории обмана, мы в следующий раз рассмотрим модели и теории, предлагающие понимание познания обмана, чтобы помочь новым методам обнаружения лжи, вызывающим нагрузку, продвинуться на твердой теоретической основе.Как будет показано ниже, у большинства из них такой основы нет. Некоторые версии были предложены для объяснения социальных аспектов обмана, но предлагают важные познавательные идеи.

Выбранные учетные записи, прошедшие тест на наличие виновных

Были предложены различные теоретические объяснения того, как работает GKT. Два из них особенно важны для познания обмана. Первая, теория ориентировочной реакции, фокусируется на процессах внимания. Согласно ему, люди склонны ориентироваться и внимательно относиться к стимулам окружающей среды, которые являются новыми или эмоционально значимыми для них, тем самым подготавливая себя к адаптивному реагированию по мере необходимости (Соколов, 1963).Применительно к GKT ориентировочная реакция естественным образом возникает у виновных испытуемых при знакомстве с соответствующими знаниями, о чем свидетельствует, например, снижение частоты сердечных сокращений, но не нейтральные альтернативы (Verschuere et al., 2010). Поведенческое поведение может проявляться в более длительной реакции на стимул (Seymour et al., 2000) и другими способами. Защитный ответ на соответствующий вариант также возможен, если испытуемый чувствует угрозу, характеризуется учащением пульса и другими признаками возбуждения.Предполагается, что ориентировочная реакция на виновное знание является автоматическим и трудно подавляемым (Lykken, 1998).

Сеймур (2001) предложил основанную на памяти альтернативу теории ориентации ответов, названную моделью параллельного набора задач (PTS), которая объясняет «эффект знания виновности» через конкуренцию ответов. PTS считает, что ответы экзаменуемого на варианты вопроса GKT состоят из следующего: процессы запоминания, выбор ответа, подготовка ответа и двигательное выполнение.Эти четыре компонента составляют набор задач. Предполагается, что два набора задач выполняются независимо и параллельно для каждого вопроса. Набор задач ознакомления с выполняется быстро и включает в себя механизмы автоматической загрузки. Задача вспоминания , установленная , с другой стороны, выполняется медленнее, находится под сознательным контролем и использует когнитивные ресурсы. В случае соответствующей альтернативы, два несовместимых запроса ответа могут быть получены конкретным процессором ответа (например,г., управляющие словесными высказываниями). В этом случае ответ, полученный из знакомого набора задач, предназначен для правдивого ответа, а другой из набора задач по вспоминанию — для обманчивого ответа. Один ответ также может быть получен, пока другой ответ находится в процессе. В обоих случаях возникает конфликт ответов. Постулируется, что сокрытие сведений о виновности активирует разрешение конфликта, при котором испытуемый отвергает знакомый ответ и выполняет намеченный ответ отрицания осведомленности о виновности.Эта модель объясняет более длительное время отклика, необходимое для этого, как результат дополнительных этапов обработки набора задач по вспоминанию и разрешения конфликта ответов. Общие идеи, которые предлагает модель PTS для обнаружения лжи, заключаются в том, чтобы подчеркнуть центральную роль процессов памяти в обмане и сообщении правды, а также тот факт, что подавление привычной реакции часто является частью обмана. Обе версии GKT подразумевают, что обладание виновным знанием проявляется в неявных мерах памяти, которые трудно уловить и скрыть (Anderson, 2000).

Четырехфакторная теория

Zuckerman et al. (1981) предложил влиятельную четырехфакторную теорию обмана. Он постулирует, что обман включает в себя (а) общее возбуждение, (б) тревогу, вину и другие эмоции, сопровождающие обман, (в) когнитивные компоненты, и (г) попытки лжецов контролировать вербальные и невербальные сигналы, чтобы казаться честными. Хотя эти авторы предполагают, что ложь создает большую когнитивную нагрузку, чем рассказ правды, что может привести к более длительному времени реакции, большему расширению зрачков и другим признакам нагрузки, теория не детализирует когнитивные механизмы лжи.Тем не менее, он подчеркивает сложную, многомерную природу обмана и множество типов поведения (например, когнитивное, физиологическое, эмоциональное), которые являются потенциальными сигналами.

Теория межличностного обмана

Теория межличностного обмана (Buller and Burgoon, 1996; Burgoon and Buller, 2008) фокусируется на динамической, взаимозависимой природе вербального и невербального обмена между лжецом и целью (предполагаемым получателем обмана). В частности, он описывает обман как связанный с (а) взаимодействием, в котором каждая сторона коммуникативной диады отслеживает поведение и реагирует на сигналы другой стороны.(б) Использование стратегического обмана постулируется для наложения когнитивной нагрузки на лжецов, которых нет в рассказчиках правды. Обманщики должны сознательно манипулировать информацией, чтобы создать правдоподобное сообщение, казаться честным, когда делятся им, отслеживать реакции целей и выполнять другие умственные задачи. (c) Слишком много одновременных задач приводит к «когнитивной перегрузке», в результате чего некоторое поведение становится неконтролируемым. (d) Признаки обмана включают неопределенность, и неясность, деталей ложного повествования, нерезультатность, ответов, которые включают частые паузы, и отказ , сидя в стороне от целей.Лжецы используют диссоциации , чтобы дистанцироваться от актов обмана, например, описывая свои действия в ложном повествовании как действия группы, а не как результат личного выбора.

Теория четырех факторов и теория межличностного обмана утверждают, что утечка сигналов может сопровождать стратегический контроль лжецов над поведением, особенно при высокой когнитивной нагрузке. В своем обзоре Zuckerman et al. (1981) обнаружили, что наиболее надежными сигналами утечки были использование самоадаптеров (суетливые движения рук), учащенное моргание и расширение зрачков, повышенная высота голоса и речевые ошибки (грамматические ошибки, оговорки), паузы и другие речевые ошибки. колебания и расхождения между вербальными и невербальными каналами.Некоторые методы создания когнитивной нагрузки, которые мы рассматриваем, используют тот факт, что при высокой когнитивной нагрузке испытуемым трудно отслеживать и контролировать определенные каналы поведения, что в результате может максимизировать утечку невербальных сигналов.

Модель тайны озабоченности

Когнитивная нагрузка лжи о бездействии занимает центральное место в модели секретности озабоченности Лейна и Вегнера (1995). Он постулирует, что, когда люди хранят секреты, например, один от супруга о неверности, (а) наиболее часто используется стратегия подавление мыслей .(«Я перестану думать о том, что я обманул, чтобы случайно не выпалить это».) (Б) Со временем это продолжающееся подавление может привести к тому, что секрет вторгнется в мысли человека. («Я не могу перестать думать о том, что я сделал».) (В) Навязчивые мысли возобновляют попытки подавления мысли. («Я буду изо всех сил стараться заблокировать память».) (Г) Этот цикл может разрастаться до такой степени, что человек зацикливается на памяти еще долгое время после того, как секрет был раскрыт. Как и в модели PTS, в этом отчете отмечается сложность, часто связанная с сокрытием «виновных знаний».”

В четырех исследованиях Лейн и Вегнер (1995) нашли поддержку шагов с a по d и свидетельства того, что сохранение секрета с течением времени, по иронии судьбы, увеличивает его доступность по сравнению с другими воспоминаниями. Хотя эта модель фокусируется на лжи упущения, она имеет отношение к обману в целом. Поскольку большая часть лжи включает в себя сохранение секрета путем утаивания некоторой правды, это может помочь объяснить тот факт, что часто требуется распределение когнитивных ресурсов, чтобы помешать правдивому ответу (Pennebaker and Chew, 1985; Johnson et al., 2004; Kozel et al., 2004; Osman et al., 2009), точно так же, как это происходит при подавлении мысли. Расширение этой учетной записи, например, путем ее интеграции с моделью PTS, должно улучшить понимание того, когда ложь требует когнитивных ресурсов, чтобы подавить правду и, таким образом, помочь точно определить, когда индексы когнитивной нагрузки являются наиболее надежными сигналами обмана. Кроме того, если со временем секретные истины станут более доступными, они могут быть непреднамеренно выплывшими из-за высокой когнитивной нагрузки, что является следствием этой модели для обнаружения лжи.Наконец, как и модель PTS, модель озабоченности подчеркивает процессы памяти при обмане, который в данном случае предназначен для активного подавления истины.

Теория самопрезентации

ДеПауло (1992) предложил теорию самопрезентации индивидуального контроля над своим невербальным поведением для создания определенных впечатлений в умах других, в том числе обманчивых. Считается, что происходят три когнитивные фазы. (а) Во-первых, формируется намерение регулировать свое поведение, чтобы произвести желаемое впечатление.(б) Затем предполагаемая самопрезентация переводится в невербальное поведение. (c) Наконец, производительность оценивается индивидуумом, если это возможно, и извлекаются уроки для улучшения результатов в будущем. На шагах (b) и (c) есть препятствия. Отметим несколько: многие невербальные формы поведения трудно контролировать, контролировать или подавлять постоянно, например, выражение основных эмоций на лице или тон голоса (Ekman, 2001). Более того, испускаемые невербальные формы поведения часто более доступны для наблюдателей, чем для тех, кто их вызывает, что затрудняет самооценку (DePaulo, 1992).

Хотя не все самопрезентации обманчивы, это описание можно рассматривать как теорию невербального обмана. Это согласуется с другими утверждениями о том, что обман включает намерение ввести в заблуждение (Ekman, 2001). Также, как и теория четырех факторов и теория межличностного обмана, она утверждает, что просочившиеся невербальные сигналы могут сигнализировать об обмане. Этот рассказ предлагает больше, чем другие идеи, о мыслительных процессах, связанных с рассмотрением потенциальной лжи с точки зрения цели.

Модель обмана с рабочей памятью

Спорер и Швандт (2006, 2007) недавно предложили модель обмана рабочей памяти, которая основана на влиятельной теории рабочей памяти Баддели (1992, 2000). Он также утверждает, что ложь создает большую нагрузку, чем сообщение правды, из-за более высоких требований к обработке. Говорить правду — это извлекать и восстанавливать воспоминания. Лгая, обманщики должны придумывать новые истории или изменять те, которые доступны из прошлого опыта или сценариев.Обманчивое повествование должно быть правдоподобным и не противоречить самому себе или тому, что знает цель. Когда нет личных воспоминаний или сценариев для построения лжи, рабочие воспоминания лжецов будут сильно загружены, что снизит способность воспроизводить речь. Лжецы также должны следить за слушателями на предмет подозрительности.

Самая уникальная идея этой модели касается источников информации, которые используют лжецы для создания обманчивых повествований. Это также предполагает, что индексы когнитивной нагрузки могут давать надежные сигналы, когда испытуемые удивляются, когда тестовые задания исследуют детали, которые, вероятно, будут частью памяти о правдивом опыте, но не обманчивым повествованием.

Модель обманного ответа «активация-решение-построение»

Модель активации-решения-построения (ADCM; Walczyk et al., 2003, 2005, 2009) описывает вводящие в заблуждение ответы на вопросы, которые теоретически включают вопросы с множественным выбором GKT. Модель анализирует действие на три компонента. Во-первых, услышанный или прочитанный вопрос активирует истину из долговременной памяти, обычно автоматически. Во-вторых, на основе активированной правды и социального контекста может быть принято решение солгать, обычно в интересах лжецов.В этом случае правдивый ответ будет активно подавляться, особенно в отношении хорошо отработанных истин, которые могут активно препятствовать лжи. Такая конкуренция ответов элегантно описывается моделью PTS. В-третьих, создается соответствующая контексту ложь, которая должна быть последовательной и правдоподобной. Когда это возможно, воспоминания об истине слегка изменяются ради правдоподобия лжи и для минимизации когнитивной нагрузки построения лжи. Наконец, ложь распространена.

Walczyk et al. (2009) расширил ADCM, чтобы учесть репетицию обманчивых ответов.«Решение солгать» превращается в «не забывай солгать» с соответствующими вопросами и социальным контекстом, которые служат подсказками для воспоминаний. «Конструирование лжи» превращается в «напоминание лжи», за которым следует корректировка обманчивых ответов, чтобы они соответствовали преобладающему социальному контексту, и то и другое влечет за собой меньшую нагрузку, чем спонтанная ложь. Ответы на вопросы с использованием CQT обычно даются менее чем за секунду (Lykken, 1998). Расширенный ADCM может легко учесть это следующим образом. Либо перед экзаменом, либо во время предварительного просмотра вопросов испытуемый, вводящий в заблуждение, решает, на какие вопросы он / она будет лгать, и построит обманные ответы.Доставка их во время экзамена включает в себя повторное воспроизведение, которое обычно происходит автоматически и быстро (Anderson, 2000).

Поддерживаются несколько элементов ADCM. Walczyk et al. (2003) обнаружили, согласно самоотчетам, когда участники обманчиво отвечали на вопросы, что правда вошла в рабочую память автоматически и мешала лжи, что согласуется с компонентами активации и принятия решения. Walczyk et al. (2009) продемонстрировали, что люди, лгавшие о хорошо отработанных истинах, испытывали наибольшие трудности из-за вмешательства типа Струпа.Предлагая участникам ответить на вопросы о различных аспектах их жизни либо обманчиво, либо правдиво, Walczyk et al. (2005) показали, что необходимость решиться солгать увеличивает когнитивную нагрузку, а построение лжи вызывает большую нагрузку, чем сообщение правды. Одно из значений ADCM для обнаружения лжи заключается в том, что, когда истина может быть предварительно активирована у испытуемых и задаются вопросы, которые испытуемые не ожидают, процессы принятия решения лгать и построения лжи будут проявляться как более высокая когнитивная нагрузка только у лжецов.

Общая оценка моделей / теорий

Приведенный выше ряд моделей и теорий иллюстрирует многообразие обмана. Ни одна теория не могла объяснить всю ее когнитивную сложность. Как правило, эти рассказы больше всего относятся к спонтанной (необдуманной) лжи. В таких случаях признаки обмана, как правило, самые богатые, включая более длительное время отклика и большее расширение зрачков (DePaulo et al., 2003). Чтобы иметь отношение к вызывающей нагрузку детекции лжи, они должны быть расширены, чтобы учесть отрепетированный обман , что является вероятной контрмерой.Например, теория межличностного обмана утверждает, что лжецы активно следят за своим поведением и поведением жертв. Это может не относиться к высококвалифицированным или опытным лжецам. Как было предложено расширенным ADCM, процессы кодирования и извлечения памяти будут центральными в этих расширениях и станут в высшей степени автоматизированными с практикой (Anderson, 2000).

Обнаружение лжи с помощью индукции когнитивной нагрузки

Недавно появился инновационный общий подход к обнаружению лжи: техники, вызывающие когнитивную нагрузку, призванные вызвать у лжецов больше умственных усилий, чем у рассказчиков правды (Walczyk et al., 2005; Vrij et al., 2008a). В то время как парадигмы опроса на основе полиграфа полагаются на повышение физиологического возбуждения для определения обмана, они используют повышение показателей когнитивной нагрузки в качестве основных сигналов. Другой контраст: несмотря на то, что удивление испытуемых с помощью вопросов не приветствуется в CQT, учитывая высокий уровень ложноположительных результатов, которые могут привести (Lykken, 1998), удивить (не шокировать) испытуемых вопросами или задача, используемая для получения истины, является центральной для многих. методы, вызывающие нагрузку, чтобы было трудно лгать.Некоторые методы, приведенные ниже, вызывают краткие ответы, как и CQT и GKT. Другие вызывают более открытую реакцию, например, повествования.

Приведенные выше модели и теории могут продвигать эти методы, показывая, когда и почему индексы нагрузки дают надежные сигналы (Vrij et al., 2008a). Вместо того, чтобы рассматривать все опубликованные варианты по общей теме, обычно обсуждаются только отдельные предложения, основанные на исследованиях, вместе с их подводными камнями и ограничениями. Результаты экспериментов по их проверке показывают, что лжецов и рассказчиков правды можно классифицировать без всякой случайности.Однако мы НЕ обсуждаем частоту ложноположительных или ложноотрицательных результатов для этих методов, потому что еще слишком рано в их разработке точно оценивать такие параметры. Это особенно верно с учетом того, что большинство исследований основано на студентах колледжа, а не на подозреваемых на допросе в полиции или на других подлинных образцах. Таким образом, такие оценки могут ввести в заблуждение.

Подтверждение целостности с ограничением по времени

Walczyk et al. (2005) предложили метод создания нагрузки под названием Подтверждение целостности с ограничением по времени (TRI-Con).Он явно основан на теоретическом учете различий в ментальных состояниях лжецов и рассказчиков правды, ADCM. TRI-Con выборочно увеличивает нагрузку на лжецов, удивляя испытуемых неожиданными вопросами и требуя быстрых ответов. Эти конкретные рекомендации применимы к экзаменам (Walczyk et al., 2005, 2009). (a) Экзаменуемым подсказывают, в чем суть следующего набора вопросов (например, «Следующие 11 вопросов касаются вашей деятельности во время совершения преступления»). Подбирая соответствующие эпизодические «истины», подсказки уменьшают потребность испытуемых в поиске в памяти, чтобы ответить честно, делая индексы когнитивной нагрузки менее двусмысленными репликами, которые показывают, когда было принято решение солгать и построить ложь.Подсказка также снижает эмоциональное удивление, которое может быть вызвано ослеплением испытуемых вопросами, касающимися деликатных вопросов или компрометирующей информацией. (б) Тем не менее, конкретные вопросы не раскрываются до тех пор, пока их не задают во время экзамена, что удивляет испытуемых когнитивно и сокращает повторение лжи. (c) Вопросы пишутся по возможности так, чтобы не было ясности относительно того, какие истины преследуются до тех пор, пока они не будут полностью заданы. Это снижает вероятность того, что испытуемые подготовят ложь. (d) Чтобы получить четкую оценку когнитивной нагрузки, необходимой для полного ответа, вопросы составляются так, чтобы на них можно было ответить одним или несколькими словами.e) экзаменуемые должны отвечать как можно быстрее, чтобы в дальнейшем ограничить их возможность обмана. Высокая когнитивная нагрузка, связанная с быстрым ответом на неожиданные вопросы, может увеличить утечку сигналов в виде повышения высоты голоса, расширения зрачка, уменьшения моргания и длительного времени отклика из-за ограниченной возможности лжецов для самоконтроля и контроля (Zuckerman et al. , 1981; Buller and Burgoon, 1996; Burgoon and Buller, 2008) и может усилить случайное выпаливание истины (Lane and Wegner, 1995).f) без надлежащей подготовки ложные отчеты лжецов должны быть неполными. Вопросы задаются, а затем повторно задаются вместе с логически взаимосвязанными вопросами, чтобы увеличить когнитивную нагрузку лжецов. Противоречия должны возникать с лжецами (Granhag, Hartwig, 2008). (g) Базовые параметры поведения для достоверных ответов устанавливаются для всех индексов когнитивной нагрузки для сравнения с уровнями этих реплик ответов, подозреваемых в обмане. Эта практика позволяет контролировать индивидуальные различия в базовых показателях поведения и повышает точность обнаружения лжи (Walters, 1996; Bond and DePaulo, 2006).

Исследования показали эффективность TRI-Con для раскрытия обмана. Следуя этим рекомендациям, Walczyk et al. (2005) проинструктировали взрослых лгать или говорить правду на вопросы о различных аспектах их жизни (например, трудовой стаж, успеваемость по стандартным тестам). Используя время отклика в качестве подсказки, дискриминантный анализ позволил классифицировать лжецов и рассказчиков правды намного выше случайности. Walczyk et al. (2009) снова протестировали TRI-Con, попросив участников солгать или рассказать правду о своей жизни, и включили условие репетиции, в котором участники готовили обманчивые ответы.Последовательность ответов на взаимосвязанные вопросы была добавлена ​​в качестве подсказки. Лжецы и рассказчики правды были классифицированы с точностью до 89%. Анализ показал, что отрепетированный обман поддается обнаружению. Наконец, Walczyk et al. (2012) протестировали TRI-Con в криминалистическом контексте. «Свидетели» наблюдали за видеозаписями реальных преступлений, а затем говорили правду или лгали, репетируя или не репетируя о них во время допроса. Когнитивными сигналами были время отклика, последовательность ответов, движения глаз и расширение зрачка.Дискриминантный анализ позволил классифицировать три состояния с точностью 69%, ожидаемой случайно на 33%.

Несмотря на эти многообещающие результаты, TRI-Con имеет ограничения. Например, расширенные рассказы испытуемых дают ценные вербальные сигналы обмана (Buller and Burgoon, 1996; Sporer and Schwandt, 2007), которые вряд ли удастся выявить в коротких ответах TRI-Con. Более того, расширение зрачка, частота моргания, повышение высоты голоса и другие надежные индикаторы не только измеряют когнитивную нагрузку, но также и эмоциональные реакции (DePaulo et al., 2003). TRI-Con и описываемые методы могут вызывать у испытуемых не только когнитивную нагрузку, но и тревогу. Этот факт не вызывает проблем, если предположить, что и тревога, и когнитивная нагрузка зависят от обмана (Vrij et al., 2010b). Наконец, TRI-Con не позволяет участникам уточнять свои ответы во время экзамена, в отличие от открытых ответов. Однако эти ограничения можно преодолеть, комбинируя различные методы, что будет обсуждаться позже.

Контрмеры

После внедрения новых методов обнаружения лжи, распространяется информация о них и разрабатываются меры противодействия.Это произошло с полиграфом (Lykken, 1998; Национальный исследовательский совет, 2003) и с передовыми подходами, такими как функциональная магнитно-резонансная томография (Simpson, 2008; Ganis et al., 2011). Отметив это, Walczyk et al. (2005, 2009, 2012) утверждали, что вероятной контрмерой против вызывающей нагрузку детекции лжи является репетиция лжи, стратегия снижения нагрузки (O’Hair et al., 1981; Greene et al., 1985). Все исследования и теории в этой области должны рассматриваться как репетиции. Для TRI-Con другие возможные контрмеры включают намеренное невыполнение экзаменуемыми инструкций о быстром ответе (например,g., попросите повторить вопрос). Вероятные меры противодействия другим предложениям по увеличению нагрузки обсуждаются по мере их представления.

Задавать неожиданные вопросы и собирать рисунки-сюрпризы

Задавание вопросов, которых испытуемые не ожидают, может увеличить когнитивную нагрузку. Vrij et al. (2009) проинструктировали пары участников солгать или сказать правду о том, что они вместе обедали. Затем все пары подготовились к интервью, которое включало в себя возможные вопросы.Позднее были заданы общие и непредвиденные вопросы, последний касался таких мелких деталей. Какого цвета рубашка была надета? Кто прибыл первым? Кто сидел ближе всех к двери? Несоответствия в ответах на такие вопросы позволили наблюдателям безошибочно классифицировать лжецов и рассказчиков правды, равно как и несоответствия в неожиданных фотографиях, которые парам было предложено нарисовать на макете ресторана. Хотя исследователи не измеряли когнитивные нагрузки, вызванные удивлением участников неожиданными вопросами или заданием рисования, мы считаем, что оба метода вызывают нагрузку, потому что респондентам, вероятно, приходилось много думать при ответе или рисовании, чтобы обеспечить правдоподобие и последовательность, поскольку они отвечали на оба не были отрепетированы (DePaulo et al., 2003). Недавно Vrij et al. (2012b) заметили, что рисунки своих рабочих мест правдоподобными людьми содержат больше правдоподобных деталей, особенно с участием их коллег, чем лжецы, делающие то же самое.

Эти результаты обнадеживают. Тем не менее, у задания непредвиденных вопросов есть ограничения. Напомним, что как только знания об этой технике распространяются, лжецы могут включать пространственные и другие неясные детали в свои обманчивые рассказы в ожидании таких вопросов. Во-вторых, запоминание мелких деталей может легко остаться незамеченным рассказчиками правды (Loftus, 2007), в результате чего они ответят: «Я не могу вспомнить.«Правдоподобно, когда говорят лжецы. То же самое и с рисованием картинок. Лжецы могут потренироваться в их рисовании заранее или правдоподобно отрицать, что заметили пространственные детали. Тем не менее, усовершенствование этих методов может преодолеть такие опасения.

Поддержание зрительного контакта с экзаменатором

Необходимость поддерживать зрительный контакт с другим человеком может повысить когнитивную нагрузку и тревогу у лжецов. В поддержку Vrij et al. (2010b) попросил некоторых участников солгать, чтобы ответить на вопросы интервью; другие сказали правду.Некоторым в дальнейшем было поручено поддерживать постоянный зрительный контакт с интервьюером. Наблюдатели видеозаписей интервью лучше отличали лжецов от рассказчиков правды при сохранении зрительного контакта, что позволяет предположить, что это увеличивает когнитивную нагрузку и тревожность лжецов.

Одна из возможных контрмер — практиковать лгать, сохраняя зрительный контакт с другим, что может уменьшить различия между лжецом и рассказчиком правды. Кроме того, поддержание зрительного контакта может оказаться неэффективным с японцами и представителями других незападных культур, для которых такое поведение противоречит общественным нормам.Это может вызвать чрезмерно высокий уровень беспокойства и отвлекать даже тех, кто говорит правду (McCarthy et al., 2006). Таким образом, неясно, насколько эффективным может быть это предложение в качестве общей методики, способствующей выявлению лжецов и рассказчиков правды.

Пересчет событий в обратном хронологическом порядке

Временной порядок, в котором вспоминаются события, может усилить признаки обмана. Vrij et al. (2008b) заставили половину участников солгать, а другую половину рассказать правду о том, что произошло во время инсценировки.Некоторым участникам каждого состояния было предложено сообщать о событиях в обратном хронологическом порядке. Остальные представлены только в хронологическом порядке. Появились новые признаки обмана, которые наблюдатели заметили в обратном порядке. Авторы отметили, что воспроизведение в обратном порядке противоречит типичному прямому хронологическому кодированию событий и, таким образом, накладывает большую нагрузку, особенно на лжецов. Vrij et al. (2012a) расширили эту технику, попросив людей солгать или рассказать правду о маршруте, который они выбрали, в хронологическом и обратном хронологическом порядке.Снова появились новые признаки обмана, которые наблюдатели заметили в обратном пересказе.

Если лжецы практикуют ложь в обратном хронологическом порядке, будут ли признаки обмана такими же богатыми? Еще одна вероятная контрмера для прикрытия своей причастности к преступлениям, умные преступники могут основывать свое ложное алиби на эпизодических воспоминаниях о реальных событиях, при необходимости изменяя детали (Sporer and Schwandt, 2007; Leins et al., 2012). В таком случае обратный хронологический пересказ этих лжецов может быть аналогичен по когнитивной нагрузке тому, что делают те, кто говорит правду.

Двухзадачность (одновременное выполнение двух задач)

Предложение испытуемых выполнить параллельное задание во время допроса было новым подходом к индукции нагрузки, протестированным Паттерсоном (2010). Если ложь больше привлекает внимание и рабочую память, чем рассказ правды, то двойная задача может больше мешать первому. В этом исследовании рассказчики правды следовали письменным инструкциям, чтобы пойти в университетский книжный магазин, выполнить определенные задания, а затем честно описать и ответить на вопросы о том, что они сделали.Лжецам показали эти инструкции, но они подготовили обманчивые рассказы, как если бы они были соблюдены, которые они позже передали и ответили на вопросы. На этапе собеседования все участники должны были одновременно выполнить математическое задание. Время отклика по математике и точность были зависимыми показателями. Что касается результатов, вмешательство двойной задачи было минимальным. Не было обнаружено различий между лжецом и рассказчиком правды о времени ответа по математике, но у рассказчиков правды была немного более высокая точность. Позже наблюдателям были показаны видеозаписи избранных интервью.Когда интервьюируемые были заняты второстепенным заданием, наблюдатели были немного более точными в оценке правдивости ответов и приписывали более высокие нагрузки лжецам. Этот метод является новаторским, и необходимы дополнительные исследования. Однако не было дано теоретического обоснования выбора параллельной задачи, что может частично объяснить слабые результаты, тема которых будет раскрыта позже.

Общая оценка предложений по индуцированию нагрузки

Наше общее впечатление о подходах к увеличению нагрузки на сегодняшний день таково, что они новаторские и многообещающие.Тем не менее, еще слишком рано в их разработке, чтобы точно оценить их применимость к судебно-медицинским установкам и другим контекстам реального мира, где обнаружение обмана имеет жизненно важное значение. И снова необходимы дополнительные исследования их восприимчивости к репетициям и другим контрмерам, а также возможности обнаружения использования таких контрмер. Также напомним, что в большинстве вышеперечисленных исследований участвовали студенты колледжей, которым в обмен на участие были предложены дополнительные кредиты. Их мотивация преуспеть в своей лжи была низкой по сравнению с тем, что настоящие преступники пытались убедить детективов своими ложными алиби или невиновными подозреваемыми, пытающимися убедить детективов в своей невиновности.Когнитивные нагрузки виновных лжецов и невиновных рассказчиков правды могут быть настолько высокими, что вызывающие нагрузку вмешательства не различаются между ними хорошо (Van Koppen, 2012; Vrij and Granhag, 2012a, b). Совершенно очевидно, что необходимы исследования, проверяющие эти методы на подлинных образцах.

Теоретическая таксономия обнаружения лжи, вызывающей когнитивную нагрузку

Было опубликовано достаточно многообещающих результатов по обнаружению лжи, вызывающим нагрузку (см. Vrij et al., 2010a), чтобы оправдать предложение теоретической таксономии, которая может помочь организовать, направить и продвигать будущую проверку, уточнение и инновации.Он основан на важных различиях типа когнитивной нагрузки, которую вызывает каждое предложение, внутренней и внешней, и того, насколько открытыми являются ответы, которые каждое разрешает у испытуемых: закрытые (например, короткие ответы, нажатия клавиш) по сравнению с открытыми. (например, рассказы, рисунки).

Сначала определяются два ключевых термина, оба адаптированы из теории когнитивной нагрузки (Merrienboer and Sweller, 2005). «Внутренняя когнитивная нагрузка» относится к внутренним требованиям к когнитивным ресурсам внимания и рабочей памяти, необходимым для хорошей лжи.Пункты с 1 по 9 таблицы 1 указывают на некоторые важные факторы, увеличивающие внутреннюю нагрузку лжи, в зависимости от того, связаны ли они с подготовкой вводящего сообщения или доставкой сообщения цели. «Посторонняя когнитивная нагрузка» означает любую потребность в когнитивных ресурсах или их потерю из-за задач или факторов, внешних по отношению к акту лжи, которые усложняют его. Например, крайняя тревожность у испытуемого может снизить доступные когнитивные ресурсы, эффективно увеличивая когнитивную нагрузку (см. Пункт 10 таблицы 1).

Таблица 1 . Когнитивная нагрузка лжи по сравнению с правдой .

Степень, в которой пункты с 1 по 10 таблицы 1 применимы к случаю лжи, зависит от сложности его социального контекста (DePaulo et al., 2004). Повседневная ложь рассказывается без чрезмерных когнитивных нагрузок. Лжецы обычно мало беспокоятся о том, чтобы их поймали, и редко следят за своим поведением или за жертвами »(DePaulo et al., 1996). Таким образом, применимы несколько пунктов. Однако серьезная ложь имеет более серьезные межличностные последствия и влечет за собой более тяжелую нагрузку (DePaulo et al., 2004; Burgoon and Buller, 2008). Будет применяться больше предметов, особенно когда ложь спонтанная. С другой стороны, опытным или хорошо отрепетированным лжецам, говорящим серьезную ложь, возможно, не нужно следить за своим поведением или за жертвами (пункты 6 и 7), вместо этого полагаясь на их беглую речь, чтобы довести их до конца (DePaulo, 1992).

Для успешного распознавания лжи, вызывающего когнитивную нагрузку, важно отметить, когда сообщение правды накладывает большую когнитивную нагрузку, чем соответствующая ложь.Например, Walczyk et al. (2005) обнаружили, что студентам требуется больше времени, чтобы вспомнить свои фактические результаты стандартизированных тестов, чем лгать о них. Внизу таблицы 1 перечислены пять факторов, увеличивающих когнитивную нагрузку на честность. Только тогда, когда их можно не учитывать во время обследования, ложь с большей вероятностью проявится в повышенных индексах нагрузки. Например, вопросы, задаваемые на вызывающих нагрузку экзаменах на обнаружение лжи, должны быть написаны с учетом пунктов с 11 по 15, чтобы когнитивная нагрузка лжи была выше, чем при установлении правды.

В Таблице 2 представлена ​​полная Таксономия обнаружения лжи, вызывающей нагрузку, и показано, к чему относятся приведенные выше и другие предложения, которые предстоит обсудить. Несмотря на серьезные ограничения некоторых из них, все предложения включены для полноты картины. Вопрос, которым следует руководствоваться при их уточнении, звучит так: « При каких условиях тестирования индексы когнитивной нагрузки однозначно указывают на обман? ». Чтобы проиллюстрировать, такое состояние возникает, когда возникает« подсказка », которая делает индексы когнитивной нагрузки более четкими сигналами, уменьшая потребность всех испытуемых в поиске истины в памяти и уменьшая эмоциональное удивление до вопросов во время экзамена (Walczyk et al. ., 2005).

Таблица 2 . Таксономия детекции лжи, вызывающей нагрузку: тип индуцированной когнитивной нагрузки и разрешенная открытость ответа .

Внутренние когнитивные методы индукции нагрузки

Предложения под этим заголовком стремятся усложнить лгать, удивляя испытуемых когнитивно с помощью тестовых заданий, с помощью задания на память, используемого для доступа к истине, или требуя быстрых ответов.TRI-Con, который вызывает закрытые ответы, попадает в эту категорию. Когда испытуемые не предвидели вопросы, они должны решить, на какие из них солгать, и на лету генерировать обманчивые ответы, что увеличивает когнитивную нагрузку (Walczyk et al., 2005, 2009). Предложение Vrij et al. (2008b) о том, чтобы испытуемые передавали рассказы в обратном хронологическом порядке, подходит здесь, так же как и неожиданное указание им рисовать картинки (Vrij et al., 2009). Воспоминания, связанные с правдой, исследуются необычным образом, чего лжецы, возможно, не ожидали.Поскольку повествования и рисунки могут быть настолько сложными, насколько решит экзаменующийся, мы считаем их неограниченными. Испытуемые могут задавать темп, отслеживать и контролировать свое поведение, что, как мы надеемся, вызывает появление связанных сигналов (DePaulo et al., 2003).

Хотя это специально не предлагается в качестве метода создания нагрузки, Seymour et al. (2000) протестировали вариант GKT со временем отклика как сигналом к ​​обману, Response Time GKT , который квалифицируется как один. Участники участвовали в инсценировке преступления с использованием компьютера.Они также выучили двухсловные фразы, связанные с преступлением, а также другие двухсловные фразы позже в эксперименте. Во время последующей задачи классификации фраз с инструкциями по ответу как можно быстрее участников просили нажать клавишу указательным пальцем правой руки, если элемент был в списке, который был изучен позже. Все остальные предметы требовали нажатия клавиши левым указательным пальцем, некоторые из которых были взяты из инсценировки преступления. Последние ответы были равносильны необходимости сокрытия виновных сведений.Ответ на вопросы о виноватых знаниях занял около 300 мс. дольше, чем отвечать на нейтральные вопросы. Дискриминантный анализ правильно классифицировал виновные и невиновные процессы с точностью 95%.

Самооценка личности и отношения (например, к представителям групп меньшинств) очень восприимчива к обману, поскольку некоторые испытуемые реагируют на тестовые задания, чтобы создать ложноположительный имидж для получения работы и других вознаграждений. Даже в этом случае их настоящие личности и отношения репетируются с помощью повторяющихся способов мышления и действий в их повседневной жизни, которые формируют сильные ассоциации между мыслями и эмоциями в памяти (Banse and Greenwald, 2007).Хотя это и не предлагается в качестве метода, вызывающего нагрузку, в качестве альтернативы самоотчетам тест неявных тестов личности и отношения также подходит. Они подвергают испытуемых нехватке времени при ответе (Banse and Greenwald, 2007). Это увеличивает внутреннюю когнитивную нагрузку, затрудняя обман. Для нечестных испытуемых проактивное вмешательство может происходить, когда их истинные взгляды и характеры противоречат впечатлениям, которые они хотят произвести, что обычно проявляется в более медленном времени отклика на лживые вопросы.Более того, ответы обычно являются закрытыми, ограниченными принудительным выбором между двумя вариантами. То, как быстро люди реагируют, например, когда их инструктируют связать слово «хороший» с лицами людей с темным цветом лица, совместно представленными на экране компьютера среди множества пар стимулов, может выявить расизм в тех, кто реагирует медленно. Этот метод успешно использовался при отборе сотрудников (Banse and Greenwald, 2007). Его вариант, автобиографический тест на неявную ассоциацию (aIAT), был предложен и исследован Sartori et al.(2008). Он требует от испытуемых быстро реагировать на тестовые предложения, по одному на экране компьютера, описывающие автобиографические события, которые для них либо истинны, либо ложны. В шести экспериментах aIAT продемонстрировал точность до 91% в раскрытии скрытых знаний об истинных автобиографических событиях. Тем не менее, когда испытуемые используют контрмеру стратегического замедления, когда отвечают правдиво, эта точность резко падает (Verschuere et al., 2009).

Теперь мы предлагаем другой способ доступа к истине, который может наложить более высокую внутреннюю нагрузку на лжецов и может вдохновить других на разработку подобных предложений.Он основан на гипотезе специфичности кодирования (см. Anderson, 2000) и является частью «Когнитивного интервью», хорошо проверенного набора из четырех стратегий памяти для помощи людям в точном и полном вспоминании предшествующих событий, не вызывая искажений памяти (Fisher and Гейзельман, 1992; Гейзельман, Фишер, 1997). Сначала интервьюер пытается восстановить физическое и психическое состояние наблюдаемого события, например, прося респондента сформировать мысленную картину контекста события и вспомнить, что он / она чувствовал.Во-вторых, респонденту предлагается вспомнить каждую деталь события, которое он / она может, даже, казалось бы, незначительные фрагменты воспоминаний. Согласно третьему принципу, респонденту предлагается вспоминать в различных временных порядках. Напомним, что вариант этого принципа был применен к детекции лжи Vrij et al. (2008b), особенно в обратном хронологическом порядке. В-четвертых, респонденту предлагается вспомнить из различных физических мест, например, как все выглядело бы, «если бы вы смотрели на комнату, где произошло преступление, сверху» или «если бы вы смотрели на комната с точки зрения преступника.Последний принцип тоже может быть применен к детекции лжи. Если их просят вспомнить с разных точек зрения, рассказчики правды должны иметь рассказы, более богатые реалистичными деталями, которые представлены с меньшими колебаниями, чем лжецы (Sporer and Schwandt, 2007).

Методы, вызывающие постороннюю когнитивную нагрузку

Методы под этим заголовком направлены на то, чтобы избирательно вызвать когнитивную нагрузку на лжецов, не усложняя ложь, а изменяя другие аспекты процедуры или контекста экзамена.«Двухзадачность» была одним из таких предложений, рассмотренных ранее, но теперь обсуждаемого более глубоко. Когнитивные ученые давно использовали эту исследовательскую парадигму, чтобы определить, когда разные задачи используют общую систему или пул ресурсов (Pashler, 1994; Baddeley, 1996). В качестве метода обнаружения лжи его можно использовать с тестовыми заданиями, требующими закрытых или открытых ответов (Patterson, 2010). Vrij et al. (2008a) предположили, что испытуемые могли «вспоминать свои истории, одновременно выполняя компьютерную симуляцию вождения» (стр.41). Если обман создает большую нагрузку, тогда симуляция может больше мешать лжецам, усиливая когнитивные сигналы. Насколько нам известно, это исследование еще не проводилось, но его стоит проверить.

Meyer and Kieras (1997) оценили различные теоретические объяснения многозадачного взаимодействия. Из них унитарная теория ресурсов — это та теория, которую Паттерсон (2010) и Вридж и др. (2008a) неявно подписываются под их предложениями. Его основные предположения заключаются в том, что (а) способность внимания — это ограниченный общий ресурс, который может быть назначен на несколько задач.(б) Количество выделяемого внимания зависит от требований текущей деятельности. (c) При низком уровне нагрузки, внимание можно легко разделить между задачами, а не когда одна или обе задачи трудны. (d) Наконец, внимание можно контролировать и распределять динамически. Мейер и Киерас (1997) также рассматривают основные критические замечания по этому поводу. Тот, который наиболее проблематичен для приведенных выше предложений, касается «нечувствительности к трудностям». Изменение сложности основной задачи часто не влияет на выполнение параллельной задачи, что должно происходить, если обе задачи зависят от центрального ограниченного ресурса.Например, нечувствительность к трудностям, по-видимому, была в случае с Паттерсоном (2010), который обнаружил, что ложь минимально мешает параллельной математической задаче.

Мощная основа для понимания многозадачных эффектов интерференции, которую мы поддерживаем, — это Adaptive Executive Control (AEC; Meyer and Kieras, 1997; Meyer et al., 2002). Он преодолевает критику унитарной теории ресурсов, поучителен относительно того, какие параллельные задачи теоретически должны мешать лжи больше, чем говорить правду, и хорошо поддерживается.В основе каркаса лежат пять компонентов. (а) Он основан на комплексной архитектуре обработки информации, которая включает в себя все известные характеристики человеческого познания. (b) Он также основан на формализме производственной системы, который выражает действия как правила «если-то», которые кратко фиксируют процедурные знания. Часть «Если» определяет условия, при которых выполняются действия. Часть «Затем» определяет действия в их правильном порядке. (c) Важно отметить, что не делается никаких предположений об ограниченных общих когнитивных ресурсах или возможностях.(d) Скорее, AEC приписывает вмешательство двойной задачи гибким стратегиям, которые люди применяют для выполнения своих приоритетных задач в соответствии с надзорными исполнительными процессами. Фактически, одна задача приостанавливается, в то время как другая задача с более высоким приоритетом имеет приоритет и выполняется. (e) Наконец, AEC явно учитывает ограничения в обработке, налагаемые перцептивными и двигательными системами во время выполнения нескольких задач. Например, одновременные задачи, требующие устных ответов, естественно, будут мешать.Выражение с более высоким приоритетом будет предшествовать высказыванию с более низким приоритетом. Тех, кто интересуется AEC, отсылают к Meyer and Kieras (1997), а также к Meyer et al. (2002). Подводя итог, можно сказать, что основными источниками помех являются конкуренция между параллельными задачами для одних и тех же систем восприятия или двигательной реакции или исполнительный процесс, выполняющий одну задачу перед другой из-за его более высокого приоритета с учетом целей исполнителя. Если структура AEC действительна, то предложенные выше предложения по двойной задаче, вызывающим нагрузку, вряд ли будут эффективными, потому что конкуренция за ограниченный центральный ресурс, как они предполагают, не является основанием для вмешательства.

Теперь мы предлагаем потенциально мешающую задачу, предложенную моделью обмана рабочей памяти (Sporer and Schwandt, 2006, 2007). Это не предполагает конкуренции за ограниченное внимание. Скорее, он не дает лжецам использовать специализированное хранилище рабочей памяти, необходимое для лжи. В исследовании фонологической петли рабочей памяти подавление артикуляции предотвращает репетицию элементов памяти (Baddeley, 1996), например, инструктируя участников постоянно повторять простое слово, такое как «один.Однако повторение одного знакомого слога может быстро стать автоматическим и минимально нарушить ложь. Повторение последовательности незнакомых слогов, таких как «Ба-Бей-Бу-Би», уменьшило бы эту проблему (Гордон и Мейер, 1987). Будет ли постоянное повторение такой последовательности больше мешать лжи? Чтобы проверить, можно ли провести исследование, в котором записанные вопросы задаются через наушники, а ответы, да или нет, даются невербально в виде нажатия клавиш, чтобы не нарушать артикуляционное подавление.Таким образом, ответ является закрытым. Согласно модели рабочей памяти, ложь требует большего доступа, чем сообщение правды, к свободному фонологическому циклу языкового производства. Если это так, то при добавлении артикуляционного подавления ложь повлечет за собой более длительное время отклика, большее расширение зрачков и меньше морганий, чем при рассказе правды, из-за помех, вызванных конкуренцией за это специализированное хранилище рабочей памяти. Другая теоретически обоснованная двойная задача была протестирована Ambach et al. (2011) с помощью GKT: процедура n-back (определение того, был ли стимул предъявлен в n попытках ранее).Предполагалось, что обе задачи будут конкурировать за главного исполнительного органа рабочей памяти. Задача n-back улучшила обнаружение скрытых знаний, измеренных по электродермальной активности. Исследователям предлагается последовать этим двум примерам и разработать другие теоретически обоснованные предложения двойного задания.

Требование от испытуемых поддерживать зрительный контакт с экзаменатором может вызвать постороннюю когнитивную нагрузку на лжецов, возможно, провоцируя тревогу и выделяя когнитивные ресурсы для наблюдения за собой и целью (Vrij et al., 2010b). Как отмечалось ранее, этот метод создания нагрузки может не работать с представителями некоторых культур и, возможно, с другими сегментами населения, для которых поддержание зрительного контакта противоречит социальной норме (McCarthy et al., 2006). Когда это уместно, его можно использовать с закрытыми и открытыми ответами. Еще один способ вызвать постороннюю когнитивную нагрузку на лжецов может заключаться в том, чтобы испытуемые отвечали на вопросы, сидя перед зеркалом, что могло бы усилить их самоконтроль и появление связанных сигналов (Buller and Burgoon, 1996).Экзаменатор по-прежнему будет нужен в комнате. Это предложение не проверялось.

Сочетание внутренних и внешних методов; Открытый и закрытый ответ

В экзамене можно комбинировать методы внутреннего и внешнего воздействия на нагрузку, что позволяет получить преимущества каждого из них. Например, испытуемые могут быть протестированы в условиях TRI-Con, вызывающих внутреннюю нагрузку, при соблюдении инструкций по поддержанию зрительного контакта с допрашивающим (Vrij et al., 2010b).Могут быть заданы непредвиденные вопросы о пространственной информации и других деталях. Испытуемых также можно попросить нарисовать физическое изображение (Vrij et al., 2009).

Закрытые и открытые элементы также могут дополнять друг друга (Toris and DePaulo, 1984). Напомним, что TRI-Con предназначен для оценки правдивости коротких ответов на закрытые вопросы, что позволяет однозначно оценить когнитивную нагрузку, необходимую для ответа, с использованием времени ответа, расширения зрачка и других показателей нагрузки.Более того, нехватка времени на ответ может увеличить утечку невербальных сигналов, которые проявляются в первую очередь при высокой когнитивной нагрузке (Buller and Burgoon, 1996; Burgoon and Buller, 2008), и может увеличить вероятность того, что правда будет случайно выпалита (Lane and Wegner, 1995). С другой стороны, открытые вопросы, вызывающие повествование, могут быть богаты вербальными сигналами, такими как неясность и диссоциация (Buller and Burgoon, 1996; Burgoon and Buller, 2008), а также признаками попытки лжецов контролировать поведение (DePaulo et al. ., 2003; Спорер и Швандт, 2006; Vrij et al., 2010a). Например, следователи могут попросить подозреваемого изложить алиби на момент совершения преступления, а затем пройти экзамен TRI-Con с вопросами, уточняющими детали алиби. Если вербальные и контрольные сигналы из открытой части и индексы когнитивной нагрузки закрытого опроса указывают на обман, будут существовать убедительные сходящиеся доказательства. Кроме того, чем более надежные признаки обмана используются, тем точнее его обнаружение (DePaulo et al., 2003). Возможно, стоит объединить психофизиологические и когнитивные сигналы нагрузки, чтобы улучшить обнаружение лжи.

Улучшение когнитивного обнаружения лжи путем избежания ловушек CQT

Четыре рекомендации для исследователей и практиков и их обоснования приводятся ниже, чтобы помочь развивающейся области когнитивной детекции лжи предотвратить четыре основных слабых места CQT (National Research Council, 2003) и извлечь выгоду из сильных сторон GKT. Напомню критику: CQT не основан на проверенной теории и легко поддается контрмерам.Его администрирование не стандартизировано, и оценка результатов в значительной степени субъективна.

1. Методы обнаружения лжи, вызывающие когнитивную нагрузку, должны основываться на четко сформулированных, четко определенных и проверенных когнитивных моделях обмана (см. McCornack, 1997). Для многих читателей эта рекомендация может быть очевидна. Однако на сегодняшний день, , немногие методы создания нагрузки основаны на моделях или теориях, которые были четко изложены в исследовательских отчетах . Возможно, в некоторых случаях модели были неявными, но это не поможет читателям, желающим понять причины, по которым манипуляции, вызывающие нагрузку, работают или когда экспериментальные результаты применимы к аутентичным настройкам.Фактически, исторически многие исследователи искали надежные ключи к обману с минимальным учетом их теоретической основы (DePaulo et al., 2003). Это рискует повторить эту ошибку CQT с обнаружением лжи, вызывающим нагрузку. Напомним, что уточненные когнитивные модели, подкрепленные данными, могут выявить условия, при которых вмешательства, вызывающие нагрузку, могут оказаться успешными, что необходимо для обобщения результатов экспериментов в полевых условиях (Vrij et al., 2008a). Поскольку обман разнообразен (например,, вербальный, невербальный, ложь упущения) и движется многими мотивами (например, защищать другого, скрывать проступки, эксплуатировать других; DePaulo et al., 2004), ни одно когнитивное объяснение не может объяснить все его формы (Ekman, 2001; ДеПауло и др., 2003).

Рассмотренные нами учетные записи могут служить строительными блоками для узконаправленных моделей, непосредственно применимых к конкретным аутентичным контекстам, таким как комната для допросов полицейского управления. Подводя итог тем, которые мы считаем наиболее применимыми, модель PTS определяет конкуренцию ответов, которая возникает, когда испытуемые ложно отрицают наличие виновных знаний.Соревнование в ответах также, вероятно, лежит в основе лжи, особенно когда обманывают хорошо отработанные истины. Теория межличностного обмана (Buller and Burgoon, 1996; Burgoon and Buller, 2008) подчеркивает когнитивную нагрузку, связанную с необходимостью контролировать поведение себя и цели, и постулирует утечку сигналов при высокой когнитивной нагрузке. Теория самопрезентации ДеПауло (1992) постулирует утечку сигналов и разграничивает невербальное поведение, которое легко контролировать, и поведение, которое нельзя контролировать, причем последнее дает лучшие подсказки.Модель рабочей памяти Спорера и Швандта (2006, 2007) подробно описывает источники информации (например, сценарии, личные воспоминания), используемые при построении лжи. ADCM информативен о процессах кодирования и поиска, связанных с сообщением правды, решением лгать и построением лжи, а также предлагает идеи относительно репетиции обмана (Walczyk et al., 2009, 2012). Модель секретности озабоченности способствует пониманию того, почему часто необходимы когнитивные ресурсы, чтобы помешать правдивому ответу.Тем не менее, эти когнитивные отчеты должны быть расширены, чтобы устранить мотивацию лжи, репетиции и других важных модераторов сигналов обмана, чтобы они были максимально релевантными для обнаружения лжи (DePaulo et al., 2003).

2. Обманчивые экзаменуемые будут изобретать контрмеры для избиения любого нового метода обнаружения лжи по мере распространения информации о нем, и это не может быть полностью предотвращено (Lykken, 1998; National Research Council, 2003; Rosenfeld et al., 2004; Simpson, 2008; Verschuere et al., 2009; Ганис и др., 2011). Исследователи и практики, занимающиеся обнаружением лжи, вызывающим когнитивную нагрузку, должны отметить, что репетиция обмана является серьезной контрмерой, и продолжать искать способы минимизировать его, а также способы разоблачить репетицию, когда она происходит. Также необходимо раскрыть другие контрмеры. Если эта рекомендация также кажется очевидной, примечательно, что нескольких исследований, тестирующих методы индукции нагрузки, серьезно рассматривали репетицию или включали условие репетиции в исследование .Мы обсудили несколько предложений по снижению нагрузки, таких как удивление испытуемых с помощью тестовых заданий, с заданиями на память или быстрое реагирование испытуемых. Но полностью предотвратить репетицию невозможно. Создание обманчивых повествований перед экзаменом, а также предвосхищение вопросов и подготовка обманчивых ответов, вероятно, характерны для умных, мотивированных лжецов (Vrij and Mann, 2001; Vrij et al., 2010a).

Контрмера репетиции обмана можно преодолеть, если исследование сможет выявить «поведенческие сигнатуры» того, что это произошло.Необходимы дополнительные исследования воздействия этой меры противодействия на расширение зрачка, высоту голоса, время отклика, частоту моргания и другие корреляты когнитивной нагрузки. Некоторые обнадеживающие результаты заключаются в том, что время отклика отрепетированных лжецов может быть ниже, чем у неподготовленных лжецов и рассказчиков правды (O’Hair et al., 1981; Greene et al., 1985), а также уменьшены движения глаз, чтобы они могли сосредоточиться на памяти. поиск, не отвлекаемый визуальной средой (Walczyk et al., 2012). У отрепетированных лжецов также есть паттерны активации мозга, отличные от таковых у неподготовленных лжецов и рассказчиков правды (Ganis et al., 2003). Чем больше отличительных сигналов можно будет выявить, тем точнее будет выявлен отрепетированный обман (DePaulo et al., 2003). Исследование эффектов других контрмер, таких как намеренное невыполнение инструкций по поддержанию контекста взгляда или быстрому ответу (Verschuere et al., 2009), также может выявить отличительные когнитивно-поведенческие сигнатуры.

3. Исследования показывают, что даже сотрудники правоохранительных органов, в числе других людей-наблюдателей, обычно делают плохие детекторы лжи (Экман и О’Салливан, 1991; Гарридо и др., 2004; Бонд и ДеПауло, 2006, 2008). Отчасти это связано с тем, что люди склонны сосредотачиваться на ненадежных сигналах, таких как отвращение взгляда или нервозность, и упускать подлинные сигналы, которые часто неуловимы (DePaulo et al., 2003). От полицейских детективов, допрашивающих свидетелей до федеральных агентов, допрашивающих подозреваемых в терроризме, человеческие детективы лжи будут актуальны в обозримом будущем. Большинство исследований по индукции когнитивной нагрузки, которые мы рассмотрели, были разумно стремились повысить точность наблюдений-людей, но все же сообщали о довольно низких показателях обнаружения (Vrij et al., 2010а).

Обнаружение лжи, вызывающее когнитивную нагрузку, включающее закрытое реагирование, предлагает альтернативу как CQT, так и использованию человеческих детекторов лжи. Напомним, что администрирование CQT не стандартизировано. Чтобы разработать,

большинство процедур тестирования на полиграфе допускают неконтролируемые изменения в проведении тестирования (например, создание эмоционального климата, выбор вопросов), что, как можно ожидать, приведет к вариациям в точности и ограничит уровень точности, который может быть постоянно достигнут (Национальный исследовательский совет, 2003, стр.213).

Руководящие принципы TRI-Con и те, которые могут возникнуть в результате доработки других закрытых, вызывающих нагрузку предложений, таких как aIAT и Response Time GKT, могут помочь стандартизировать обнаружение лжи. Это не означает навязывания «предсказуемости», на которую лжецы могут рассчитывать, чтобы помешать экзаменам. Например, все еще можно задать непредвиденные вопросы. Скорее, стандартизация означает следование процедурам, устраняющим неоднозначность индексов когнитивной нагрузки как сигналов к обману. TRI-Con, например, может быть реализован на портативном компьютере.Чтение и навыки работы с компьютером не требуются. Испытуемые носят микрофон-гарнитуру, подключенный к компьютеру. Вопросы можно заранее записать в цифровом виде. Оценка времени ответа, расширения зрачка, высоты голоса и других сигналов может быть автоматизирована с помощью доступных технологий (Walczyk et al., 2012). Соответственно, мы рекомендуем разработать или доработать экзамены на обнаружение лжи, чтобы они соответствовали стандартным процедурам, вызывающим когнитивную нагрузку, и чтобы они были максимально автоматизированы, чтобы обойти серьезные ограничения человеческих детекторов лжи.Эксперты-люди должны по-прежнему присутствовать для наблюдения за администрацией. Их присутствие также может избирательно вызывать нагрузку на лжецов, поскольку вводящие в заблуждение испытуемые могут чувствовать себя обязанными следить за ними на предмет подозрительности (Burgoon and Buller, 2008).

4. Для определения «обманчивости» или «честности» ответов следует использовать соответствующие автоматизированные аналитические процедуры. Преимущество стандартизации и автоматизации обнаружения лжи и оценки изменений когнитивной нагрузки между известными правдивыми ответами и ответами, подозреваемыми в обмане, заключается в том, что статистические или другие аналитические процедуры могут использоваться для «определения» того, лгут ли испытуемые или говорят правду.Это позволяет избежать субъективной оценки на полиграфе (Iacono and Lykken, 1997; Lykken, 1998; Национальный исследовательский совет, 2003). Конечно, данные должны быть собраны на подлинных образцах лжецов и рассказчиков правды, у которых есть сильная мотивация убеждать власти.

Заключение

CQT на основе полиграфа не имеет прочной научной основы (Iacono and Lykken, 1997; Lykken, 1998; National Research Council, 2003), в отличие от более успешного GKT. Мы считаем, что методы, вызывающие когнитивную нагрузку, являются многообещающей альтернативой CQT, особенно если из последнего можно извлечь уроки.Чтобы помочь им развиваться, мы рассмотрели множество моделей и теорий, относящихся к познанию обмана, их значениям для обнаружения лжи, а также оценили конкретные предложения по выборочному наведению когнитивной нагрузки на лжецов, особенно их восприимчивость к репетициям и другим контрмерам. Предлагаемая таксономия классифицирует эти предложения в соответствии с типом индуцированной когнитивной нагрузки и широтой разрешенных ответов, что может помочь организовать и продвинуть область, открывая новые области исследований.В этом же ключе были предложены и новые предложения. Наконец, были представлены четыре рекомендации, которые помогут этому многообещающему общему подходу избежать соответствующих ловушек CQT. На сегодняшний день исследователи в этой области часто не прислушиваются к предупреждению, содержащемуся в отчете Национального исследовательского совета (2003 г.).

Еще одним вкладом этой статьи является ее скромная попытка объединить, казалось бы, несопоставимые области «детекции лжи на основе полиграфа», с одной стороны, и «социально-когнитивных перспектив обмана», с другой.Как мы утверждали, первая имеет долгую историю (Lykken, 1998), в которой есть много ценных уроков для понимания обмана и развития детекции лжи. Ученым с каждой точки зрения предлагается рассмотреть исследования и теорию с другой точки зрения, чтобы получить полезные идеи и возможности для взаимного обогащения.

Наконец, есть несколько препятствий на пути принятия обществом новых инструментов судебной экспертизы, таких как эти предложения по обнаружению лжи, вызывающие когнитивную нагрузку. Примут ли их судьи, адвокаты, солиситоры, полицейские, потерпевшие, подозреваемые или свидетели? Вызов событий в обратном хронологическом порядке, рисование изображений, рекомендации TRI-Con, поддержание зрительного контакта или ответы на вопросы при выполнении параллельной задачи могут быть отклонены из-за недостаточной достоверности лица.Наиболее серьезные препятствия возникают с юридическими проверками, такими как решение Верховного суда США 1993 г. по делу «Дауберт против Merrill Dow Pharmaceuticals» о допустимости научных доказательств в зале суда. Новый метод, который дает такие доказательства, должен (а) быть эмпирически протестирован в применимой области, как описано в публикациях в рецензируемых изданиях, (б) иметь известную потенциальную частоту ошибок, (в) иметь установленные стандарты и гарантии для его использование, и (d) получить широкое признание в научном сообществе (Solomon and Hackett, 1996).Чтобы соответствовать этим стандартам, потребуется много доработки и проверки. Если методы создания нагрузки могут сделать это, их принятие заинтересованными сторонами, скорее всего, последует.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Исследование финансировалось грантом № 648375 Национального научного фонда.Любые высказанные мнения, выводы, заключения или рекомендации принадлежат авторам, а не NSF. Авторы выражают благодарность рецензентам за комментарии, которые значительно улучшили эту рукопись.

Список литературы

Амбах В., Старк Р. и Дитер В. (2011). Мешающая задача n-back облегчает обнаружение скрытой информации с помощью EDA, но препятствует этому с помощью сердечно-легочной физиологии. Внутр. J. Psychophysiol. 80, 217–226.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Андерсон, Дж. Р. (2000). Обучение и память . Нью-Йорк: Уайли и сыновья.

Баддели, А. (1996). Изучение центральной исполнительной власти. Q. J. Exp. Psychol. 49, 5–28.

Банс Р., Гринвальд А. Г. (2007). Исследование личности и неявного социального познания: прошлое, настоящее и будущее. Eur. J. Pers. 21, 371–382.

CrossRef Полный текст

Буллер Д. Б. и Бургун Дж. К. (1996). Теория межличностного обмана. Commun. Теория 6, 203–242.

CrossRef Полный текст

Бургун, Дж. К., и Буллер, Д. Б. (2008). «Теория межличностного обмана», в Engaging Theories in Interpersonal Communication: Multiple Perspectives , eds L. A. Baxter and D. O. Braithewaite (Thousand Oaks, CA: Sage Publications), 227–239.

Кармель Д., Даян Э., Навех А., Раве О. и Бен-Шахар Г. (2003). Оценка достоверности проверки осведомленности о виновности на основе смоделированных экспериментов: внешняя достоверность имитированных исследований преступлений. J. Exp. Psychol. Прил. 9, 261–269.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

ДеПауло, Б. М., Ансфилд, М. Э., Киркендол, С. Е., и Боден, Дж. М. (2004). Серьезная ложь. Basic Appl. Soc. Психология. 26, 147–167.

CrossRef Полный текст

ДеПауло, Б. М., Каши, Д. А., Киркендол, С. Е., Вайер, М. М., и Эпштейн, Дж. А. (1996). Лежа в повседневной жизни. J. Pers. Soc. Psychol. 70, 979–995.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

ДеПауло, Б. М., Линдси, Дж. Дж., Мэлоун, Б. Э., Мюленбрук, Л., Чарльтон, К., и Харрис, К. (2003). Подсказки к обману. Psychol. Бык. 129, 74–112.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Дионисио Д. П., Гранхольм Э., Хилликс В. А. и Перрин В. Ф. (2001). Дифференциация обмана с использованием реакции зрачка как показателя когнитивной обработки. Психофизиология 38, 205–211.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Экман П. (2001). Ложь: ключи к обману на рынке, политике и браке .Нью-Йорк: Нортон.

Элаад, Э. (1990). Выявление виновных в реальных уголовных расследованиях. J. Appl. Psychol. 75, 521–529.

CrossRef Полный текст

Айзенк, М. В. (1992). Беспокойство: когнитивная перспектива . Хоув: Эрльбаум.

Фишер Р. П. и Гейзельман Р. Э. (1992). Методы улучшения памяти для следственного интервью: Когнитивное интервью .Спрингфилд, Иллинойс: Томас.

Ганис, Г., Косслин, С. М., Стос, С., Томпсон, В. Л., и Юргелун-Тодд, Д. А. (2003). Нейронные корреляты различных типов обмана: исследование фМРТ. Cereb. Cortex 13, 830–836.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Ганис, Г., Розенфельд, Дж. П., Мейкснер, Дж., Киевит, Р. А., и Шендан, Х. Э. (2011). Лежа в сканере: скрытые контрмеры препятствуют обнаружению обмана с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии. Neuroimage 55, 312–319.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Гарридо Э., Масип Дж. И Эрреро К. (2004). Суждения сотрудников полиции о достоверности: точность и оценочные способности. Внутр. J. Psychol. 39, 254–275.

CrossRef Полный текст

Гейзельман Р. Э. и Фишер Р. П. (1997). «Десять лет когнитивного интервьюирования», в Intersections in Basic and Applied Memory Research , ред.У. Пейн и Дж. С. Кэрролл (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум), 291–310.

Гордон П. К. и Мейер Д. Э. (1987). Контроль последовательного порядка в быстро произносимых последовательностях слогов. J. Mem. Lang. 26, 300–321.

CrossRef Полный текст

Гранхаг П. А. и Хартвиг ​​М. (2008). Новый теоретический взгляд на обнаружение обмана: на психологию инструментального чтения мыслей. Psychol. Закон о преступности 14, 189–200.

CrossRef Полный текст

Грин, Дж.О., О’Хэр, Х. Д., Коди, Дж. Дж., И Йен, К. (1985). Планирование и контроль поведения во время обмана. Hum. Commun. Res. 11, 335–364.

CrossRef Полный текст

Яконо, В. Г., Ликкен, Д. Т. (1997). Действительность детектора лжи: два опроса научного мнения. J. Appl. Psychol. 82, 426–433.

CrossRef Полный текст

Козел, Ф. А., Паджетт, Т. М., и Джордж, М. С. (2004). Репликационное исследование нейронных коррелятов обмана. Behav. Neurosci. 118, 252–256.

CrossRef Полный текст

Лейн, Дж. Д., и Вегнер, Д. М. (1995). Познавательные последствия секретности. J. Pers. Soc. Psychol. 69, 237–253.

CrossRef Полный текст

Лейнс, Д. А., Фишер, Р. П., и Росс, С. Дж. (2012). Изучение стратегий лжецов для создания ложных отчетов. Legal Criminol. Псих . DOI: 10.1111 / j.2044-8333.2011.02041.x

CrossRef Полный текст

Лофтус, Э.Ф. (2007). «Искажения памяти: проблемы решенные и нерешенные», в книге Do Justice and Let the Sky Fall: Элизабет Лофтус и ее вклад в науку, право и академическую свободу , ред. М. Гарри и Х. Хейн (Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум) Associates Publishers), 1–14.

Ликкен, Д. Т. (1998). Тремор в крови: использование детектора лжи и злоупотребления . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Маккорнак, С. А. (1997). «Генерация обманчивых сообщений: закладывает основу для жизнеспособной теории межличностного обмана», в Message Production: Advances in Communication Theory , ed.Дж. О. Грин (Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум), 91–126.

Merrienboer, J. и Sweller, J. (2005). Теория когнитивной нагрузки и комплексное обучение: последние разработки и направления на будущее. Educ. Psychol. Ред. 17, 147–177.

CrossRef Полный текст

Мейер, Д. Э., Кирас, Д. Э., Лаубер, Э., Шумахер, Э. Х., Гласс, Дж., Цурбригген, Э. и др. (2002). «Адаптивное исполнительное управление: гибкое выполнение нескольких задач без повсеместных неизменных узких мест при выборе ответа», в Cognitive Modeling , под ред. Т.А. Полк, А. Тад и К. М. Зайферт (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 101–128.

Национальный исследовательский совет. (2003). Полиграф и обнаружение лжи. Комитет по рассмотрению научных данных о полиграфе . Вашингтон, округ Колумбия: The National Academies Press.

О’Хэр, Х. Д., Коди, М. Дж., И Маклафлин, М. Л. (1981). Подготовленная ложь, спонтанная ложь, макиавеллизм и невербальное общение. Hum. Commun. Res. 7, 325–339.

CrossRef Полный текст

Паттерсон, Т. (2010). Влияние познавательной нагрузки на обман. Диссертационные работы International: Раздел B: Наука и техника 71, 1364.

Розенфельд, Дж. П., Бирощак, Дж. Р., и Фуреди, Дж. Дж. (2006). Обнаружение на основе P300 скрытой автобиографической информации по сравнению с случайно полученной в целевой и нецелевой парадигмах. Внутр. J. Psychophysiol. 60, 251–259.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Розенфельд, Дж. П., Кантуэлл, Б., Насман, В. Т., Войдац, В., Иванова, С., и Маццери, Л. (1988). Модифицированный, связанный с событием тест на знание потенциальной вины. Внутр. J. Neurosci. 24, 157–161.

CrossRef Полный текст

Сартори, Г., Агоста, С., Зогмайстер, К., Феррара, С. Д., и Кастиелло, У. (2008). Как точно определять автобиографические события. Psychol. Sci. 19, 772–780.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Сеймур, Т. Л. (2001). ЭПИЧЕСКАЯ модель «эффекта виновного знания»: стратегические и автоматические процессы распознавания. Диссертационные работы International: Раздел B: Наука и техника 61, 5591.

Сеймур, Т. Л., и Керлин, Дж. Р. (2008). Успешное обнаружение вербальных и визуальных скрытых знаний с использованием парадигмы на основе RT. Заявл. Cogn. Psychol. 22, 475–490.

CrossRef Полный текст

Соколов Е. Н. (1963). Восприятие и условный рефлекс . Нью-Йорк: Макмиллан.

Соломон, С. М., и Хакетт, Э. Дж. (1996). Установление границ между наукой и законом: уроки дела Дауберт против Merrell Dow Pharmaceuticals, Inc. Sci. Technol. Гм. Значения 21, 131–156.

CrossRef Полный текст

Спорер, С.Л. и Швандт Б. (2006). Паравербальные индикаторы обмана: метааналитический синтез. Заявл. Cogn. Psychol. 20, 421–446.

CrossRef Полный текст

Sporer, S. L., and Schwandt, B. (2007). Модераторы невербальных индикаторов обмана: метааналитический синтез. Psychol. Закон о государственной политике 13, 1–34.

CrossRef Полный текст

Торис К. и ДеПауло Б. М. (1984). Влияние фактического обмана и подозрительности обмана на межличностное восприятие. J. Pers. Soc. Psychol. 47, 1063–1073.

CrossRef Полный текст

Ван Коппен, П. Дж. (2012). Обнаружение обмана при допросах в полиции: завершение уголовного расследования. J. Appl. Res. Mem. Cogn. 1, 124–125.

CrossRef Полный текст

Verschuere, B., Meijer, E., and De Clercq, A. (2010). Скрытая информация в условиях стресса: проверка ориентировочной теории в реальных полицейских допросах. Legal Criminol. Психология. 16, 348–356.

Вридж А., Фишер Р., Манн С. и Лил С. (2008a). Подход с когнитивной нагрузкой к детекции лжи. J. Investig. Psychol. Преступник Профиль. 5, 39–43.

CrossRef Полный текст

Врай А., Манн С., Фишер Р., Лил С., Милн Б. и Булл Р. (2008b). Повышение когнитивной нагрузки для облегчения обнаружения лжи: преимущество вспоминания события в обратном порядке. Law Hum.Behav. 32, 253–265.

CrossRef Полный текст

Вридж А. и Гранхаг П. А. (2012a). Выявление сигналов обмана и правды: задаваемые вопросы имеют значение. J. Appl. Res. Mem. Cogn. 1, 119–117.

Вридж А. и Гранхаг П. А. (2012b). Звук критики: новые мелодии, старые мелодии и сопротивление игре. J. Appl. Res. Mem. Cogn. 1, 139–143.

CrossRef Полный текст

Врий, А., Гранхаг П. А. и Портер С. (2010a). Подводные камни и возможности невербальной и вербальной детекции лжи. Psychol. Sci. Общественный интерес 11, 89–121.

CrossRef Полный текст

Вридж А., Манн С., Лил С. и Фишер Р. (2010b). «Посмотри мне в глаза»: может ли инструкция по поддержанию глазного контракта облегчить обнаружение лжи? Psychol. Закон о преступности 16, 327–348.

CrossRef Полный текст

Vrij, A., Leal, S., Granhag, P.А., Манн, С., Фишер, Р. П., Хиллман, Дж. И др. (2009). Перехитрить лжецов: преимущества задавать неожиданные вопросы. Law Hum. Behav. 33, 159–166.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Вридж А., Лил С., Манн С. и Фишер Р. (2012a). Создание когнитивной нагрузки для выявления сигналов для обмана: естественное использование техники обратного порядка. Psychol. Закон о преступности 18, 579–594.

CrossRef Полный текст

Врий, А., Манн, С., Лил, С., и Фишер, Р. (2012b). Кто-то там? Рисунки как инструмент выявления обмана в профессиональных интервью. Psychol. Закон о преступности 18, 377–388.

CrossRef Полный текст

Vrij, A., and Mann, S. (2001). Выявление и обнаружение лжи в ситуации с высокими ставками: дело осужденного убийцы. Заявл. Cogn. Psychol. 15, 187–203.

CrossRef Полный текст

Валчик, Дж. Дж., Махони, К. Т., Доверспайк, Д., и Гриффит-Росс, Д.А. (2009). Когнитивное обнаружение лжи: время отклика и последовательность ответов как признаки обмана. J. Bus. Psychol. 24, 33–49.

CrossRef Полный текст

Валчик Дж. Дж., Ропер К., Земанн Э. и Хамфри А. М. (2003). Когнитивные механизмы, лежащие в основе лжи на вопросы: время ответа как признак обмана. Заявл. Cogn. Psychol. 17, 755–774.

CrossRef Полный текст

Валчик, Я.Дж., Шварц, Дж. П., Клифтон, Р., Адамс, Б., Вэй, М., и Чжа, П. (2005). Лгать человеку о жизненных событиях: когнитивная основа для обнаружения лжи. чел. Psychol. 58, 141–170.

CrossRef Полный текст

Валчик, Дж. Дж., Гриффит, Д. А., Йейтс, Р., Висконте, С. Р., Симоно, Б., и Харрис, Л. Л. (2012). Обнаружение лжи путем индукции когнитивной нагрузки: движения глаз и другие сигналы ложных ответов или ложных ответов «свидетелей» о преступлениях. Crim.Правосудие поведение. 39, 887–909.

CrossRef Полный текст

Уолтерс, С. Б. (1996). Принципы кинезического интервью и допроса . Нью-Йорк: CRC Press.

Цукерман М., ДеПауло Б. М. и Розенталь Р. (1981). «Вербальная и невербальная коммуникация обмана», в Advances in Experimental Social Psychology , Vol. 14, изд. Л. Берковиц (Нью-Йорк: Academic Press), 1–59.

Лакмусовая бумажка большой лжи Трампа

У Дональда Трампа было две цели, когда он отправился в Аризону на митинг «Защитим наши выборы» в субботу: продвигать большую ложь о выборах, которая привела к восстанию 6 января, и использовать свою задиристую кафедру, чтобы сыграть в короля и исполнителя на предстоящих праймериз Республиканской партии.

Хотя выборы 2020 года прошли почти девять месяцев назад, а Джо Байден был президентом более шести месяцев, Аризона является эпицентром предвыборных заговоров Трампа 2020 года, поскольку пара республиканцев в сенате штата Аризона воспользовалась своим правом вызова в суд для изъятия бюллетеней и оборудование из округа Марикопа для проведения «аудита», несмотря на то, что три профессиональных аудитора ранее установили, что выборы были надежными и безопасными.

«Мы должны задержать тех, кто виноват в афере президентских выборов 2020 года», — сказал Трамп собравшимся.«Это была афера, величайшее преступление в истории, и мы должны привлечь этих людей к ответственности».

На протяжении всего выступления бывший президент хвалил республиканцев, которые помогали ему в его усилиях по отмене выборов 2020 года, таких как Джим Джордан, Девин Нуньес, Руди Джулиани и законодателей, стоявших за аудиторской проверкой в ​​Аризоне. И Трамп раскритиковал тех республиканцев, которые не помогли ему продвинуть большую ложь, включая своего бывшего вице-президента Майка Пенса; Лидер сенатского меньшинства Митч МакКоннелл; и губернатор Аризоны Дуг Дьюси.

Еще до того, как Трамп вышел на сцену, основатель Turning Point USA Чарли Кирк задал темп: «Каких республиканцев нам нужно поддерживать? Республиканцы любят Дональда Трампа ». Активист сказал, что он «потерял терпение» по отношению к «слабым республиканцам», которые допустили «мошенничество с пересылкой бюллетеней по почте» и «медленное преобразование наших избирательных систем навсегда». Он продолжил:

Больше всего меня расстраивает то, что это произошло в республиканских штатах. В этом штате и в Грузии. И об этом нужно сказать раз и навсегда.Если вы молчали или причастны к тому, что произошло на выборах 2020 года, подайте в отставку и снова баллотируйтесь в качестве демократа. Избавьтесь от Республиканской партии!

Это конкретное сообщение было воспринято и с энтузиазмом поддержано несколькими ораторами, стремящимися доказать свою лояльность Трампу и заслужить его поддержку в своих гонках. Одна фраза от основного кандидата в губернаторы от Республиканской партии Кари Лэйка, который был, пожалуй, самым популярным оратором, помимо Трампа, резюмировала позицию ораторов: «Я гордый консерватор и непримиримый республиканец Трампа.”

Лейк продолжал жаловаться на республиканцев, принявших результаты выборов. «Вы знаете этих предателей», — сказала она. «Те, кто отвернулись от президента Трампа 4 ноября и сказали нам забыть о выборах 3 ноября, что ничего не пошло не так, и мы должны жить дальше. Мы не собираемся этого делать ».

Казначей штата Аризона Кимберли Йи названа одной из «предателей». «Мы больше не можем избирать республиканцев, таких как Лиз Чейни», — сказала Ии о твердо консервативной республиканке Вайоминга, которая поддержала выборы Трампа в 2016 и 2020 годах, но отказалась от его поддержки после 6 января.«Нам нужно победить Лиз Чейни в Вайоминге и любых поддельных республиканцев, работающих в Аризоне!»

Спикер за спикером, включая представителей Республиканской партии в Конгрессе Пола Госара, Дебби Леско и Энди Биггс, приветствовали ложь Трампа на выборах и обещали действия — за исключением одного.

Прежде чем сенатор штата Аризона Мишель Удженти-Рита даже заговорила, началось освистание. Зрителям, кажется, знаком тот факт, что она выступала против изменений на выборах, которых добивались другие республиканцы, поддерживающие Трампа. Насмешки были настолько громкими, что она едва могла начать свое выступление и быстро покинула трибуну.«Хорошо, хорошо, — сказала она. «Я баллотируюсь на пост вашего следующего государственного секретаря. Я собираюсь выиграть праймериз, спасибо большое », прежде чем покинуть сцену. Вскоре после этого она написала в Твиттере, что, хотя изначально она поддерживала аудит Трампа, теперь она против.

«Я выставлю свой послужной список борьбы за честность выборов против кого бы то ни было. Чего я не буду делать, так это голосовать за «показательный» закон, который ничего не делает для укрепления честности выборов и вводится из корыстных соображений », — сказала Угенти-Рита.«К сожалению, теперь стало ясно, что аудит был неудачным».

Она возложила вину непосредственно на Карен Фанн, президента сената штата Аризона, которая организовала проверку. Напротив, Трамп выделил Фанн за похвалу в своих замечаниях и противопоставил ее Дьюси, которого Трамп назвал «губернатором, который ни черта не делает» и «не пользуется у меня популярностью».

Трамп описал встречу с людьми, которые хотели завербовать Дьюси баллотироваться в Сенат США, а Трамп сказал толпе: «Он не получает моего одобрения» и высмеял МакКоннелла как «старого ворона».При простом упоминании имени МакКоннелла толпа снова громко освистала.

«Я не понимаю парней вроде Дьюси и ваших комиссаров», — продолжил Трамп, предположительно имея в виду членов наблюдательного совета округа Марикопа, которые яростно выступили против аудита Fann. «Эти комиссары такие плохие».

Позже в своей почти двухчасовой речи Трамп обвинил Пенса в том, что он не сделал ничего для отмены выборов. «Мне только жаль, что у моего друга Майка Пенса не хватило смелости отправить результаты обратно в законодательные органы», — сказал Трамп, когда толпа освистала имя Пенса.


В то время как Трамп продолжает делать приверженность тем самым предвыборным заговорам, которые вызвали восстание, лакмусовой бумажкой для предстоящих республиканских первичных конкурсов, избранные республиканские должностные лица, которые могли бы его вызвать, вместо этого предпочитают действовать так, как будто выборы 2020 года и восстание не имеют отношения к делу. потому что они закончились и закончились.

Например, Пэт Туми, республиканец от Пенсильвании, который уходит из Сената после этого срока, сказал в воскресенье Джейку Тапперу CNN, что он расстроен тем, что демократы настаивают на расследовании Конгрессом дела 6 января.

«Это постоянное напоминание об ужасном эпизоде ​​в нашей истории, в центре которого был Дональд Трамп, вместо того, чтобы смотреть на политику нынешнего президента», — сказал Туми. «Я имею в виду, что более актуально в 2022 году? Я бы сказал, что политика нынешнего президента и ущерб, который он собирается нанести, — вот что мы должны обсудить в 2022 году ».

Но нет, если Трамп добьется своего.

«Я говорю людям, что это самая большая проблема», — сказал Трамп о выборах и своей большой лжи.«Это больше, чем граница. Это больше всего на свете. Это самая большая проблема ». Республиканские чиновники могут захотеть, чтобы их партия смотрела в будущее, но пока Дональд Трамп является лидером Республиканской партии, партия застрянет, живя его ложью.

Проверка прикладного потенциала теста лжи Шеффилда

https://doi.org/10.1016/j.actpsy.2018.10.011Получение прав и контента

Основные моменты

Тест лжи Шеффилда часто используется для фундаментального обмана исследовать.

Применимый потенциал теста Шеффилд Ли неясен.

Исследование 1 показало высокую точность классификации виновных и невиновных участников.

Исследование 2 показало снижение точности классификации с более подробным алиби.

Abstract

Тест Шеффилда Ли (SLT) часто используется в лабораторных исследованиях, исследующих основные механизмы обмана.Его прикладной потенциал в качестве инструмента обнаружения лжи оспаривается. В двух текущих экспериментах использовалось время реакции SLT и исследовалось, может ли он различать участников, которые совершили имитацию преступления, и участников, которые выполняли повседневную деятельность. Результаты первого эксперимента показали, что виновные участники ( n = 32) занимали больше времени и совершали больше ошибок, когда им приходилось обманным путем отрицать мнимое преступление и обманным путем подтверждать выполнение повседневной деятельности, в отличие от правдивого признания мнимого преступления и отрицания повседневного. деятельность.Невинные участники ( n = 29) показали обратную картину. Индивидуальные значения Коэна d и площадь под кривой ROC выявили высокую вероятность дискриминации между обеими группами. Во втором эксперименте мы повторили эту процедуру, но теперь участникам давали более подробное объяснение деятельности алиби, которую все должны были делать вид. Хотя результаты по-прежнему выявили ожидаемую закономерность у невиновных участников ( n = 48), эффект больше не был значительным для виновных участников ( n = 46).Соответственно снизилась и точность классификации. Эти два эксперимента демонстрируют прикладной потенциал SLT, но в то же время его серьезные ограничения. Будут обсуждены возможные решения и предложения для будущих исследований.

Ключевые слова

Тест Sheffield Lie

Обман

Лежащий

Время реакции

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

© 2018 Elsevier B.V. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирование статей

Благо или проклятие

Введение

Тесты на обнаружение обмана (ДДТ), такие как полиграф, наркологический анализ и картирование мозга, имеют важные клинические, научные, этические и юридические последствия 1 .ДДТ полезны для знания скрытой информации, связанной с преступностью. Эта информация, которая известна только самому себе, иногда имеет решающее значение для уголовного расследования 2 . ДДТ широко применялись следственными органами. Однако следственные органы знают, что полученная информация не может быть использована в качестве доказательства на стадии судебного разбирательства. Они утверждали, что это безопаснее, чем «методы третьей степени», используемые некоторыми следователями. Здесь утверждается, что использование этих так называемых «научных процедур» при установлении фактов напрямую поможет следственным органам собирать доказательства и, таким образом, увеличит скорость преследования виновных и скорость оправдания обвиняемых. Иннокентий 3 .В последнее время эти методы преподносятся как более точные и бесполезные, без убедительных доказательств. В знаменательном решении Верховный суд Индии четко заявил, что ДДТ нельзя вводить без согласия 3 .

Debate

Ключевыми дебатами, возникающими в связи с ДДТ, является законность использования бесчеловечных унижающих достоинство методов для признания в преступлении. Допрос обвиняемого играет жизненно важную роль в сборе доказательств. Если обвиняемый хранит молчание и не отвечает ни на какие вопросы следственных органов, то до какой степени следственные органы могут принуждать или заставлять обвиняемых раскрыть информацию.В цивилизованном мире недопустимы полицейские пытки для извлечения информации о преступлении. Даже в суде признание, сделанное сотруднику полиции, недействительно. Теперь возникает вопрос: «Может ли полиция использовать ДДТ для получения информации от обвиняемых»? Многие поддерживают мнение о том, что в наш век постоянно растущего уровня преступности такие тесты часто помогают следственным органам, но другие отвергают это как явное нарушение конституционных положений. Эта точка зрения рассматривает более раннюю точку зрения суда, недавнее решение Верховного суда и научное обоснование ДДТ.

Предыдущие решения по ДДТ

В историческом решении 4 Высокий суд Мадраса сообщил, что следственный орган должен завершить расследование в разумные сроки, в противном случае обвиняемому предоставляется возможность отсрочки. Если обвиняемый не участвует в процессе расследования, проводимого во время допроса под стражей, чтобы разгадать тайну, окружающую преступление, возможно, придется применить научные методы расследования, чтобы установить истину. 4 .

Сохраняя тот же дух в другом решении, суд постановил, что наркологический анализ является шагом в помощь расследованию. 5 . Он составляет важную основу для дальнейшего расследования, поскольку может привести к сбору дополнительных доказательств. Поэтому, говоря о распространении преступлений против общества, необходимо помнить о необходимости общества в целом и необходимости тщательного и надлежащего расследования в отношении прав личности, гарантируя, что конституционные права не нарушаются.Следовательно, по мнению суда, наркологический тест не страдает какой-либо конституционной слабостью, поскольку он является шагом в помощь расследованию, и любое самообвиняющее заявление, сделанное обвиняемым, не может быть использовано или на него может полагаться обвинение. Суд обязал обвиняемых пройти наркологический анализ в установленный срок 5 . Эти судебные решения явно поддерживали использование ДДТ в расследованиях.

Недавнее постановление Верховного суда по ДДТ

Постановление Верховного суда 3 от 5 мая 2010 г., касающееся принудительного применения ДДТ с целью улучшения следственных действий по уголовным делам, было подвергнуто сомнению в связи с нарушением основных прав, таких как как:

  • ( i )

    «Право не свидетельствовать против самого себя», перечисленное в статье 20 (3) Конституции, которая гласит, что ни одно лицо, обвиняемое в преступлении, не может быть принуждено быть свидетелем против самого себя / сама и

  • ( ii )

    Статья 21 (Право на жизнь и личную свободу) была в судебном порядке расширена и включает «право против жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения».

ДДТ также вызывает серьезные опасения, связанные с профессиональной этикой медицинского персонала, применяющего эти методы, и нарушением прав человека отдельных лиц 3 . Обеспокоенность нарушениями прав человека при проведении ДДТ возникла давно, и Национальная комиссия по правам человека в 2000 году опубликовала Руководство по проведению проверок на полиграфе 6 . Однако лишь некоторые из следственных агентств соблюдают эти правила.

Научные доказательства наличия ДДТ

Наркоанализ : Этот тест включает внутривенное введение лекарства (например, пентотала натрия, скополамина и амитала натрия), которое вызывает у субъекта различные стадии анестезии. На стадии гипноза субъект становится менее подавленным и с большей вероятностью раскрывает информацию, которая обычно не раскрывается в сознательном состоянии. Он или она может также разглашать все свои фантазии, личные желания, импульсы, инстинктивное влечение, иллюзии, заблуждения, конфликты, неверные интерпретации, и т. Д. .Главный недостаток этой техники состоит в том, что некоторые люди могут сохранять способность обманывать даже в гипнотическом состоянии, в то время как другие могут стать чрезвычайно поддающимися внушению вопросами. Это вызывает особую тревогу, поскольку следователи могут формулировать вопросы таким образом, чтобы они вызывали компрометирующие ответы. Применяемые препараты не гарантируют, что испытуемый будет говорить только правду. Утверждения, сделанные в гипнотическом состоянии, не являются произвольными и также не в ясном состоянии ума; следовательно, они не были приняты в качестве доказательств в суде.Наркоанализ «без согласия» поднимает определенные проблемы, такие как ( и ) физическое нападение на тело с помощью инъекций, а также множественные болезненные стимулы, такие как шлепки, щипки, толчки, удары, тряски и т. Д., Чтобы разбудить человека. человек из гипнотического состояния, чтобы ответить на вопросы, и ( ii ) психологическое нападение посредством воздействия инъекции на его / ее разум, а также неограниченный доступ к максимальной конфиденциальности, конфиденциальности его / ее собственного разума. В эпоху доказательной медицины она не играет значительной роли в лечении каких-либо психических заболеваний.Хотя этот метод известен со времен Второй мировой войны 7 , он не был подтвержден адекватными исследованиями, чтобы оправдать его утверждение.

Полиграф : это также называется тестом на детекторе лжи, но это неправильное название. Теория, лежащая в основе тестов на полиграфе, заключается в том, что виновный субъект с большей вероятностью будет обеспокоен ложью о соответствующих фактах о преступлении, что, в свою очередь, вызывает состояние гипервозбуждения, которое улавливает человек, обученный чтению результатов полиграфа.Измерение состояния гипервозбуждения основано на ряде параметров, таких как частота сердечных сокращений, артериальное давление, частота дыхания, проводимость кожи и электромиография. Принцип, лежащий в основе этих тестов, вызывает сомнения, потому что измеренные изменения в состоянии возбуждения не обязательно вызваны ложью или обманом. Вместо этого они могут быть вызваны нервозностью, тревогой, страхом, замешательством, гипогликемией, психозом, депрессией, вызванными веществами (никотин, стимуляторы), состоянием абстиненции (синдром отмены алкоголя) или другими эмоциями.Это состояние также связано с тем, как следователи задают вопросы. В то же время нетрудно пройти тесты на полиграфе обученным человеком, который способен контролировать или подавлять симптомы своего возбуждения с помощью упражнений на расслабление, йоги, медитации, и т. Д. . Следовательно, надежность теста на полиграфе неоднократно подвергалась сомнению в эмпирических исследованиях.

Картирование мозга : Измеряет изменения потенциалов электрического поля, создаваемые суммой нейрональной активности в головном мозге, с помощью электродов, размещенных на поверхности кожи, покрывающей голову и лицо.Изменения, непосредственно связанные с конкретными перцептивными или когнитивными событиями, называются связанными с событиями потенциалами 8 . Проще говоря, он основан на открытии того, что мозг генерирует уникальный паттерн мозговых волн, когда человек встречает знакомый стимул 9 , 10 . Обычно используемый в Индии метод называется тестом профиля электрической активации мозга, также известным как «тест волн P300».

Во время теста испытуемые подвергаются воздействию слуховых или визуальных стимулов (изображений, видео и звуков), которые имеют отношение к исследуемым фактам, наряду с другими не относящимися к делу словами и изображениями.Такие стимулы можно в широком смысле классифицировать как материальные «зонды» и нейтральные «зонды». Основная теория заключается в том, что в случае виновных подозреваемых, воздействие зондов материала приведет к излучению составляющих волны P300, которые будут должным образом зарегистрированы приборами. Изучая записи этих волновых составляющих, исследователь может сделать выводы об осведомленности человека о преступлении 3 , 11 . Однако это измеряет только память или осведомленность о месте преступления и ничего больше.Например, случайный прохожий, ставший свидетелем убийства, потенциально может быть привлечен к ответственности в качестве обвиняемого, если проверка покажет, что указанное лицо было знакомо с относящейся к нему информацией. Точно так же мало известно о влиянии просмотра изображения места преступления в средствах массовой информации, таких как телевидение, фильмы и газеты, на картирование мозга. Следовательно, этот тест не может использоваться для судебного преследования обвиняемого, но может использоваться невиновным в качестве «алиби», доказывая, что он / она не помнит о преступлении по этому тесту.

Литература по этой технике очень скудна. Термин «отпечаток мозга» еще не вошел в термин «медицинские подзаголовки» (MeSH) сайта -PubMed (Medline). При проведении поиска литературы в PubMed путем объединения двух терминов MeSH «Возможности, связанные с событиями, P300» и «Судебная медицина» было получено только 23 публикации и еще один поиск в PubMed путем объединения двух терминов MeSH «Картирование мозга» И «Судебная медицина» (1966- Июнь 2011 г.) было опубликовано всего 72 публикации. При просмотре этой опубликованной литературы было обнаружено, что результаты неубедительны.Размеры выборки были небольшими. Большинство исследований были открытыми и с плохой методологией. Исследуемые образцы были из обычного населения, а не из числа судебно-медицинских экспертов. В каждом исследовании использовался другой протокол для интерпретации данных. Было одно интересное исследование, в котором сообщалось, что обнаружение обмана, основанное на амплитуде P300 в качестве индекса распознавания, может быть легко устранено с помощью простых контрмер, которые можно легко усвоить 12 . Отсутствие данных о влиянии волнового картирования мозга на неврологические состояния (такие как инсульт, деменция, делирий, травма головы, амнестические синдромы, и т. Д. .) и психические состояния (такие как отравление психоактивными веществами или состояния зависимости, шизофрения, расстройства настроения, тревожные расстройства) усугубляют положение. Данных об этом методе мало, и применимость этого метода в области судебной экспертизы на данный момент отдалена 9 , 10 . В настоящее время проводится несколько исследований с использованием функциональной визуализации мозга в области картирования мозга, однако результаты этих исследований также неубедительны, и исследователи рекомендовали, чтобы функциональные изображения мозга при картировании мозга также не принимались в качестве доказательства в суде. закон 13 .

В заключение, ДДТ подвергся ряду критических замечаний, и до сих пор неясно, в какой степени детекторы лжи и картирование мозга могут использоваться для выявления скрытых знаний в прикладных реальных условиях. Решение Верховного суда по недобровольному применению ДДТ состоит в том, что ему не место в судебном процессе. Напротив, это нарушит судебное разбирательство, вызовет задержки и приведет к многочисленным осложнениям, которые не приведут к большей степени уверенности в процессе, чем тот, который уже существует 3 .Современный ДДТ нуждается в тщательном изучении в нормативных и патологических популяциях. Следует противостоять преждевременному применению этих технологий за пределами исследовательских центров. Также необходимо изучить уязвимость методов противодействия. Также важно знать чувствительность и специфичность этих тестов. Должны быть стандартные инструкции по проведению ДДТ. Недавнее решение Верховного суда по ДДТ достойно восхищения с научной, правозащитной, этической, правовой и конституционной точек зрения.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.