Что такое семья психология: Читать онлайн «Семейная психология» — автор Максим Власов

Содержание

Читать онлайн «Семейная психология» — автор Максим Власов

В семейной жизни главное — терпение… Любовь продолжаться долго не может.

Антон Павлович Чехов

Предисловие

Семейная психология — это раздел психологии, который изучает сущность и эволюцию семейных отношений, особенности их возникновения, становление, стабилизацию и распад, а также ряд других моментов, связанных с семьей и семейной жизнью. Психология семьи — это чрезвычайно важный для большинства людей раздел психологии, ибо семья для многих из нас является одной из базовых ценностей, от которой зависит наше счастье. Построить хорошую, крепкую, дружную семью и развить все имеющиеся в ней отношения до достаточно высокого уровня, очень непросто. Поэтому семейную психологию нужно изучать каждому человеку, имеющему или желающему создать семью. Изучение семейной психологии — это серьезный и весьма весомый вклад в свою жизнь, так как хорошая, счастливая семья является надежной опорой для любого человека, благодаря которой он сможет преодолеть любые жизненные трудности и невзгоды. В этой статье я расскажу вам о самых важных, с моей точки зрения, моментах, ради которых вам имеет смысл интересоваться семейной психологией, а еще лучше всерьез изучать ее. Так что если вы, как и я, принадлежите к числу тех, кто придерживается семейных ценностей и дорожит ими, то не пожалейте своего времени на прочтение этой статьи. Она поможет вам обратить внимание на самые важные стороны семейной жизни.

Конфликты

Одним из предметов изучения семейной психологии являются конфликты. Поскольку семья — это довольно-таки сложная система, особенно если семья большая, состоящая из людей разного поколения, то принимая во внимание человеческую натуру, совершенно очевидно, что без конфликтов в ней никак не обойтись. Семейные конфликты — дело привычное, другое дело, что протекать они могут по-разному, и в зависимости от поведения людей, принимающих в них участие, одни и те же конфликты приводят к разным последствиям. К сожалению, большинство людей должным образом не готовят к таким конфликтам. Обычно мы ведем себя так, как вели себя в похожих ситуациях наши родители, за семейной жизнью которых мы в детстве наблюдали, что в корне неверно. И не только потому, что наши собственные жизненные ситуации могут быть просто похожими на те ситуации, в которых были наши родители, но никак не идентичными, но и потому, что многие родители не могут подать правильного примера поведения в конфликтных ситуациях своим детям. Поэтому многие люди не знают, как правильно себя вести в той или иной конфликтной ситуации, но нередко думают, что знают. Хорошо, если люди хотя бы к психологам за помощью обращаются, для разрешения таких конфликтов, тогда у них появляется возможность избежать негативных последствий от них. Но некоторые из них принимают решение о том, как поступить при возникновении того или иного конфликта, будучи полностью уверенными в своей правоте, до обращения к специалисту, либо вовсе не считают нужным к кому-то обращаться. Совершенно очевидно, что не имея положительного опыта решения семейных конфликтов, такие люди только вредят своей жизни, ибо их решения часто оказываются неверными, особенно в долгосрочной перспективе.

Что такое семья | Практическая психология

В этой статье мы последовательно рассмотрим, что такое семья с психологической точки зрения.

Семья — это естественная группа, основанная на супружеском союзе и родственных связях, в которой со временем возникают стереотипы взаимодействия. Эти стереотипы  оказывают прямое влияние на создание семейной структуры, что, в конечном итоге определяет функционирование каждого члена семьи, очерчивая диапазон его поведения.

Каждая семья имеет свою структуру, отличную от формальной, привычной системы ролей. Но какой бы ни была психологическая структура семьи, ее главная задача — поддерживать индивидуальность, создавая условия для ее развития и, в то же время, создавать ощущение принадлежности к целому, чему-то большему, чем отдельный индивид.

Далеко не всегда мы ощущаем себя частью этой структуры, пребывая в уверенности, что являемся вполне самостоятельными единицами, неким целым, взамиодействующим с такими же самостоятельными единицами. Но, на самом деле семья представляет собой некую целостную систему, формирующуюся и развивающуюся по своим собственным определенным законам, и оказывающую значительное влияние на каждого члена данной структуры.

Нравится нам или нет, но каждый из нас является частью механизма, представляющего собой нечто большее, чем сумма этих частей, и развивающегося по своим законам. Поэтому часто наше поведение обусловлено не нашими желаниями, а необходимостью выполнять функции, «продиктованные» семейными законами, семейной структурой, тем распределением семейных ролей, которое сложилось.

Но не только семья влияет на поведение и способы взаимодействия ее членов, но и наоборот, каждый член семьи может повлиять на семью в целом, меняя свое поведение. Это очень хорошо заметно, когда ребенок вступает в период отрочества, и из послушного мальчика или девочки превращается в довольно непредсказуемое и мало управляемое существо. Всю семью начинает «штормить». Родители пытаются взять под контроль свое чадо, диктуя ему, что и как нужно делать, пытаясь повернуть ситуацию вспять, т.е. вернуть все, как было.

Это еще одна тенденция любой системы — стремление к гомеостазу, т.е. стабильности, неизменности. Но наша жизнь не статична и постоянно вносит свои коррективы. Поэтому любые изменения, особенно неожиданные и сильно выраженные, такие как рождение, смерть, переезд, смена школы, травма, развод и т.п. оказывают сильное стрессогенное воздействие не только на каждого члена семьи, но и на семью, как единую систему в целом.

Если такие изменения необратимы, то семья оказывается вынужденной поменять свою структуру и привычные роли, сменить алгоритмы взаимодействия, научиться функционировать по-другому. Потом наступает период затишья, и так продолжается до нового семейного «шторма».

 Если резюмировать ответ на вопрос что такое семья, то семья — это целостная система,  представляющая собой нечто большее, чем отдельные ее части, и функционирующая и развивающаяся по своим особым законам.

Более подробно о семье, ее функциях, структуре, этапах развития, проблемах и переломных моментах смотрите в моих следующих статьях.

Похожие статьи:

Friend me:

Психология семьи

ПСИХОЛОГИЯ СЕМЬИ
( лекция)

Семья ячейка, малая социальная группа общества, форма организации личного быта, основанная на супружеском союзе и родственных связях, т.е. отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, братьями и сестрами, и другими родственниками, живущими вместе и ведущими общее хозяйство.

По данным переписи населения 88,4 процента всего населения живут в семьях.
Важнейшими характеристиками семьи являются ее функции, структура, динамика.

1. ФУНКЦИИ:
Функции семьи сфера жизнедеятельности семьи, непосредственно связанная с удовлетворением потребностей ее членов.

Воспитательная в удовлетворении индивидуальных потребностей в отцовстве и материнстве, контактах с детьми, воспитании, самореализации в детях. По отношению к обществу в ходе выполнения воспитательной функции семья обеспечивает социализацию подрастающего поколения, подготовку новых членов общества.
Хозяйственно-бытовая функция семьи в удовлетворении материальных потребностей членов семьи (пище, жилище и т.п.) содействует сохранению здоровья. В ходе выполнения семьей этих функции обеспечивается восстановление затраченных в труде физических сил.

Эмоциональная удовлетворение потребностей в симпатии, любви, уважении, эмоциональной поддержке, психологической защите. Функция обеспечивает эмоциональную стабилизацию членов общества, сохранение психического здоровья.
Функция духовного, культурного удовлетворения удовлетворение потребностей в организованном, совместном проведении досуга, взаимном духовном обогащении,
Функция первичного социального контроля обеспечивает выполнение социальных норм членами семьи, в особенности теми, кто в силу различных обстоятельств не может в полной мере обслуживать себя, самостоятельно строить свое поведение в полном соответствии с социальными нормами. С ухудшением экономического состояния государства эта функция приобретает определяющее значению по отношению к таким членам семьи.
Сексуально-эротическая удовлетворение сексуально-эротических потребностей членов семьи. Обеспечивает биологическое воспроизведение потомства.

Современная семья в большей степени чем советская выполняет
функцию приумножения и передачи собственности по наследству.
На разных этапах жизнедеятельности семьи актуализированы те или иные функции. В случае нарушения функций нарушается жизнедеятельность и семья переход в категорию конфликтных.

2. СТРУКТУРА СЕМЬИ

Структура семьи это число, состав и совокупность взаимоотношений между ее членами.
§ Полная неполная
§ Количество детей,
§ Сколько поколений проживает вместе
§ Имеются ли родственники 1 рода вовне (бабушки и дедушки совместно проживающие)

Анализ структуры отвечает на такие вопросы каким образом в семье реализуются те или иные функции кто осуществляет руководство, кто выполнение, как распределены между членами семьи права и обязанности.
Варианты: руководство в руках одного члена семьи, равное участие. Обязанности в руках одного члена или распределены обязанности.
Семья чаще всего ориентировано на равноправное распределение

обязанностей, а так же равное участие ее членов в решении всех семейных проблем.

Нарушение структуры семьи это такие особенности которые затрудняют или препятствуют выполнению семьей ее функций. Так, например если на одного члена семьи ложатся все хозяйственно-бытовые обязанности это может выступить в качестве нарушении структуры взаимоотношений, поскольку препятствует выполнению удовлетворения других потребностей из-за утраты физических сил и неравномерного распределения времени.

3. ДИНАМИКА СЕМЬИ

Э. К. Васильева выделяет 5 жизненных стадий семейного цикла:
1. Зарождение семьи с момента заключения брака до появления первого ребенка.
2. Рождение и воспитание детей, эта стадия оканчивается с момента на
чала трудовой деятельности хотя бы одного ребенка.
3. Окончание выполнения семьей воспитательной функции. Включает период с момента начала трудовой деятельности хотя бы одного ребенка до момента , когда на попечении родителей не останется ни одного из детей.
4. Дети живут с родителями или хотя бы один ребенок не имеет семьи.
5. Супруги живут одни или с детьми имеющими собственные семьи.
2 и 3 стадии несколько искусственны, поскольку не вносят качественного изменения в жизнедеятельность семьи.

4. Образ жизни семьи
5. Семейная идеология или образ мысли семьи Это понятие шире
«ценностных ориентаций». Что в семье позволительно, что нет.

НОРМАЛЬНО ФУНКЦИОНИРУЮЩИЕ СЕМЬИ, НОРМАЛЬНОЕ СУПРУЖЕСТВО
Нормально функционирующая семья это семья, которая ответственно и дифференцированно выполняет свои функции, в следствии чего выполняется потребность в росте и изменениях как семьи в целом, так и каждого ее члена.
Согласно точке зрения Ледерера и Джексона, хорошим браком считается тот, который характеризуется следующими признаками: толерантность, уважение друг к другу, честность, желание быть вместе, сходство интересов и ценностных ориентаций. А. Н. Обозова считает что стабильный брак обуславливается совпадением интересов и духовных ценностей супругов и контрастностью их личностных качеств. Стабильности семьи способствует умение членов семьи вести переговоры по всем аспектам совместной жизни.
Семьи, согласно теории семейной системной психотерапии, выполняют свои функции с помощью определенных механизмов, структуры семейных ролей, семейных подсистем и границ между ними. Структура семейных ролей предписывает членам семьи что, как когда и в какой последовательности они должны делать вступая во взаимоотношения друг с другом. Повторяющиеся взаимодействия устанавливают определенные стандарты, а стандарты устанавливают с кем и когда вступать во взаимодействие. В нормальных семьях структура семейных ролей целостная, динамичная и носит альтернативный характер. Если потребности семьи в рамках сложившейся структуры не могут быть удовлетворены, то предпринимаются усилия для поиска альтернативных вариантов выполнения ролей.
В нормально функционирующих семьях отмечается тенденция повышения аффекта в межличностных отношениях (большая эмоциональность), большая спонтанность, члены семьи охотно делятся информацией, не формируют роли «козлов отпущения». Нормально функционирующая семья – та функции которой соответствуют нормам самой семьи и нормам общества.
Известный специалист Вирджиния Сатир так характеризует здоровую (зрелую) семью: Для атмосферы зрелых семей характерна естественность, честность, любовь.
Внешнее проявление: из движения свободны, выражение лица умиротворенное, они смотрят друг на друга а не сквозь, и не на пол. Они искренни в отношениях друг с другом. Дети выглядят непосредственными и дружелюбными, и все члены семьи относятся к друг другу с уважением, как к полноценным личностям. Каждый член семьи знает, что он может быть услышанным. Если в семье сейчас не до того, он знает, что это изза нехватке времени, а не в недостатке любви. Члены семьи чувствуют себя в ней настолько свободно, что не стесняются говорить о своих чувствах. Как поступают в проблемной и зрелой семье , если ребенок разбил чашку?
Зр.: «Джонни , ты разбил чашку. Ты не порезался? Сам все уберешь, возьми веник и тряпку, вытри лужу и вынеси осколки! Я дам тебе стакан». Позже родители как он держит чашку, научат рациональному пользованию ею.
В проблемной: получасовая лекция, шлепки, слезы, уединение в комнате. В зрелой семье родители лидеры, вдохновители, но лидеры авторитеты.
В зрелой семье знают, что изначально дети не могут быть плохими. Если ребенок ведет себя плохо, это означает только, что между ним и родителями возникло непонимание, что самооценка ребенка угрожающе снизилась. Такие родителя знают, что если у тебя высокая самооценка, только тогда ты сможешь успешно научиться чему-нибудь. На поведение детей реагируют так, что бы можно было не унизить их достоинство

 

МОТИВЫ ВСТУПЛЕНИЯ В БРАК

В результате исследования мотивов вступления в брак дисфункциональных семей удалось выявить следующие: бегство от родителей, мотив долженствования (из чувства долга), одиночество, следование традиции (инициатива родителей), любовь, престиж, поиск материальных благ, месть.
Мотив бегства от родителей пассивный протест против власти родителей.
Долженствование беременность партнерши или чувство вины, которое сопровождало половую близость.
Одиночество встречается у людей переехавших на новое место жительства, у возрастных, одиночество часто является следствие экзистенциональной пустоты.

Наиболее часто в работе с дисфункциональными семьями встречались следующие проблемы:
1. Ошибочный выбор партнера. Самыми частыми были ожидания, что муж и жена будут напоминать отца или мать.
2. Незавершенные отношения с родительской семьей. Супруги вместо того, чтобы чтото самостоятельно решать, обращались за помощью к родителям.
3. Утрата иллюзий (синдром утопий Ледерер, Джексон). Супруги считали, что женились по любви, но ожидаемого счастья не было. На самом деле в их отношениях преобладала не реальная оценка эмоциональной составляющей, а преувеличенные сексуальные фантазии. Потребность в опеке и доминировании оказывались важнее реальных сексуальных отношений(проблема пациентов с истерическими расстройствами)
4. Переживание растерянности Почему мы живем вместе ? Потому что хотим этого или потому что обязаны.
5. Супружеская измена и угроза развода один из наиболее частых
поводов обращения к психотерапевту.
6. Гражданский брак или попытка избежать ответственности юридической, финансовой и т.д. Под влиянием различных общественных организаций, в том числе феминистских, стали популярны идеи, что семья устарела, что на смену ей должен прийти гражданский брак или пробный. «Не обязательно покупать корову, чтоб пить молоко». Отказ от семьи как формы регуляции отношений создает тревожную ситуацию. Не случайно Джей Хейли говорит, что наличие свекров и тестей отличают человека от животных: для многих важным в семейной жизни является связь поколений, соблюдения семейных традиций.
7. Среди представителей сексуальных меньшинств наоборот преобладают требования узаконить их браки и разрешить им усыновление детей.

СТАДИИ СУПРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

1. Выбор партнера
2. Романтизация отношений. На этой фазе возлюбленные воспринимают в фигуре партнера только достоинства, смотрят друг на друга сквозь розовые очки. Отсутствует реальное восприятие себя и другого в супружестве. Многие свойства супруга, которые в начале как бы не замечались воспринимаются гипертрофированно.
3. Индивидуализация стиля супружеских отношений. Формирование правил. В результате переговоров (полных и неполных, явных и скрытых) вырабатываются правила, определяющие кто и каким образом и в какой последовательности совершает в семье определенные поступки. Многие повторяемые правила становятся автоматическими. В результате некоторые взаимодействия упрощаются, а некоторые становятся неэффективными.
4. Стабильность/изменяемость. В нормально функционирующих семьях тенденция к стабильности уравновешивается тенденцией к изменяемости. В случае ригидной фиксации правил в семье брак приобретает признаки дисфункционального, отношения становятся стереотипными и монотонными.
5. Фаза экзистенциональной оценки. Супруги подводят итоги совместной жизни, выясняют степень удовлетворенности / неудовлетворенности прожитыми годами, готовятся вместе или порознь к последнему переходу. Основной итог этой фазы решение вопроса о том, был ли брак подлинным и желанным и гармоничным или случайным.
Возрастные этапы вступления в ту или иную фазу могут быть разными. Это зависит и от традиций, религии, культуры.

ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ СЕМЬИ.

Зарождение семьи. До момента появления первого ребенка молодая семья решает ряд задач психологическая адаптация супругов к условиям семейной жизни в целом и психологическим особенностям друг друга. В это период завершается ( если была добрачная связь) или осуществляется взаимная сексуальная адаптация. Значительные усилия на данном этапе прилагаются для обзаведения совместным имуществом , жильем. Складываются отношения с родственниками. Этот период так же важен для осознания и демонстрации взаимной любви, так как после рождения детей времени у супругов на демонстрацию любви станет меньше. На этом этапе после первого года жизни приходится первый пик разводов. Причина: неподготовленность к супружеской жизни, бытовые условия, вмешательство родственников.

Семья с детьми, не начавшими трудовую деятельность время наибольшей хозяйственно-бытовой активности. В отличии от советской семьи, когда все можно было просчитать и предвидеть, зная долю ответственности которую брало на себя государство: низкую но регулярную зарплату, пенсию, дома отдыха, пионерские лагеря бесплатное здравоохранение и образование , у современной семьи данный этап происходит более психологически травматично, в ситуации отсутствия уверенности в завтрашнем дне. В АиФе рассказывалось о парадоксальной ситуации, когда «новые русские», обучающие своих детей в западных европейских университетах хотят платить за весь срок обучения, что совершенно непонятно европейцам. В то время как наши соотечественники, обладающие сегодня солидным капиталом, хотят быть уверены что дети образование не получат вне зависимости от их места жизни или состояния. Основная задача семьи
на данном этапе воспитательная функция. Типичное семейное состояние женщины по хозяйству ( если это не деловые дамы) , мужчины в поисках заработка. Этап длительный, для него характерны различные семейные нарушение, также в этот период снижается удовлетворение семейной жизнью и одновременно учитывая общий быт, детей состояние сознание несвободы.
К основным источникам нарушения жизнедеятельности семьи относятся:
§ перегрузка супругов,
§ перенапряжение из сил ( дети, карьера, необходимость крупных материальных вложений). Необходимость перестройки духовных и
эмоциональных отношений. В этот период уходит острота любви, ситуация привыкания. Именно в этот период наблюдается наибольшее количество измен супружеских, сексуальной дисгармонии.

Завершающие этап жизнедеятельности семьи. Семья прекращает воспитательную функцию. Постепенное ослабление физических сил неизбежно увеличивает восстановительную функцию семьи, отдых приобретает все более важно значение. Актуализируются проблемы здоровья. Появляются новые роли бабушек и дедушек. Завершение жизненного цикла, трудовой деятельности, выход на пенсию, сужение круга возможностей актуализируют проблемы в признании, любви и уважении, чувства своей нужности, значимости на этом этапе начинает играть особо видную роль.

НАРУШЕНИЯ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЕМЬИ

На протяжении всего жизненного цикла семья постоянно сталкивается с проблемами и жизненными трудностями: болезни, жилищно-бытовые неудобства, конфликты с социальным окружением, последствия широких социальных процессов (война, социал. кризисы и т.п.)
Психологи выделяют две категории трудностей с которыми сталкивается семьи:
§ нормативные стрессоры: трудности встречающиеся в обычных
условиях кризисные этапы семьи, связанные через различные этапы прохождения жизненного цикла, а также возникающих когда что-то нарушает обычную жизнь семьи (иллюзии, длительные разлуки смерть, развод) и связанные с социальными факторами (войны, экономические кризисы, стихийные бедствия). Все эти обстоятельства приводят к многочисленным сложным последствиям: нарастание конфликтности взаимоотношений, снижение удовлетворенности семейной жизнью, ослабление сплоченности семьи; а с другой умножение усилий членов семьи, направленных на ее сохранение, возрастание сопротивление трудностям.
Как уже отмечалось выше, нормативные стрессоры переживают все семьи. На первом этапе жизни сложности взаимного приспособления, конфликты возникающие при формировании взаимоотношений с родственниками, при решении жилищной проблемы;
на втором этапе задачи воспитания и ухода за ребенком, ведения трудоемкого хозяйства. Сочетание трудностей приводит к семейным кризисам.
По мнению чешских ученых (Plzack 1973, Kratochvil 1985) описали
два критических периода жизни семьи.
Первый из них наблюдается между 3 и 7 годами существования семьи и достигает наибольшей остроты в период между 4 и 6 года ми.
Второй кризис назревает между 17 и 25 годами.
В обоих случаях наблюдается нарастание неудовлетворенности, Ведущую роль в случае первого кризиса приобретает фрустрирующее изменение эмоциональных взаимоотношений, и как результат увеличение числа конфликтных ситуаций, рост напряжения. во втором случае нарастание соматических жалоб, тревожности, ощущения пустоты жизни.
Выявление кризисных периодов жизни семьи может иметь немаловажное значение в преодолении кризисных проявлений.
Трудности, обуславливаемые неблагоприятными вариантами жизненного цикла (развод, смерть, внебрачный ребенок, длительная разлука). Признаки нарушения: функциональная пустота, т.е. ситуации когда одна из ролей необходимых для успешного существования семьи, никем не выполняется, а также трудности адаптации к самому факту.

 

Психология семьи — PsyJournals.ru

Психологическая наука и образование  |  Рубрики

Семейная психология  |  Ениколопов С.Н., Кузнецова Ю.М., Чудова Н.В.

Агрессивность и неспособность понимать чужие эмоции

Психологическая диагностика, Психология развития  |  Зиновьева М.В.

Взаимосвязь детско-родительских отношений и ненормативного поведения детей дошкольного возраста

Психология развития, Психология образования  |  Костицына Е.А.

Влияние типов семейного воспитания на образ Я дошкольника и его отношение к родителям

Психология развития, Инновационные модели  |  Осипова И.И.

Замещающая семья в России

Педагогическая психология, Психология развития, Социальная психология  |  Кузнецова О.В., Теперкина М.В.

Идеалы, ценности, смыслы: диалог поколений

Психология развития  |  Авдеева Н.Н.

Личностно-ориентированное взаимодействие персонала с воспитанниками дома ребенка как условие социально-эмоционального развития детей

Семейная психология  |  Ослон В.Н.

Модельные программы сопровождения семей, воспитывающих детей-сирот сложных категорий

Психология развития  |  Бортникова Ю.А.

Особенности взаимодействия ребенка с матерью и тип контролирующего поведения матери и ребенка

Психология развития  |  Якимова Т.В.

Особенности детско-родительского взаимодействия и структуры семьи интеллектуально одаренных детей

Психология развития, Семейная психология  |  Авдеева Н.Н., Хохлачёва И.В.

Особенности привязанности ребенка к матери, стиль детско-родительских отношений и адаптация ребенка к ДОУ

Семейная психология  |  Адмиральская И.С.

Отношение супругов к себе и друг к другу и удовлетворенность браком

Педагогическая психология, Семейная психология  |  Толстых Н.Н.

Подростки и их родители: что ценят и чего хотят сегодня?

Семейная психология  |  Карпова В.М., Филиппова Е.В.

Представления о родительской и будущей семье в подростковом и юношеском возрасте

Психология личности, Семейная психология  |  Егорова М.А., Миронова С.И.

Психологическая готовность к материнству девушек, воспитанниц интернатных учреждений

Психология кризисных ситуаций, Психология развития  |  Королёва С.А.

Психологические особенности образа себя и образа родителей у детей старшего дошкольного возраста после развода родителей

Психотерапия и психокоррекция, Семейная психология  |  Розанова Е.Г.

Психологическое консультирование и психотерапия детско-родительских отношений

Семейная психология  |  Обухова Л.Ф., Дворникова И.Н.

Ритуалы как психологическое средство формирования сплоченности cемьи

Семейная психология  |  Ланцбург М.Е.

Роль психологической подготовки и поддержки в реализации родительских функций

Семейная психология, Социальная психология  |  Шведовская А.А., Загвоздкина Т.Ю.

Социально-экономический статус семьи и психическое развитие ребенка: зарубежный опыт исследования

Семейная психология  |  Савченко Д.Д., Шульга Т.И.

Социальные отношения подростков-сирот с разным опытом жизни в семье

«Семья. Психология. Вера». Александр Ткаченко

Поделиться

Нашим собеседником был писатель, журналист, психолог, отец четверых детей Александр Ткаченко.

Александр рассказал о традициях в своей семье, о личном опыте преодоления кризисов в семейной жизни, а также о том, как знания в сфере психологии могут помочь сохранить брак.

Ведущая: Анна Леонтьева


А. Леонтьева

— Добрый светлый вечер. Сегодня с вами Анна Леонтьева. У нас в гостях Александр Ткаченко, журналист, писатель, психолог. Добрый вечер, Саша.

А. Ткаченко

— Добрый вечер.

А. Леонтьева

— Ну мы, как всегда, сегодня будем говорить о семье. И, наверное, я начну с того, что когда-то я прочитала твою статью… Вообще я небольшое предисловие. Почему-то, когда мы говорим о чем бы то ни было — о семье, о жизни, и мы говорим с таким известным человеком, как ты, например, очень важно, чтобы этот разговор был не о том, как у меня все прекрасно, а о том, что у меня тоже есть проблемы, и я их решаю. Я прочитала когда-то твою статью, которая называется, в «Фоме», «Когда завянут помидоры» — правильно я назвала ее?

А. Ткаченко

— Да, десять лет назад опубликована.

А. Леонтьева

— И вот мне было интересно, я была потрясена именно тем, что ты очень честно и открыто рассказал о том, что и в твоей семейной жизни — твоей семейной жизни уже 30 лет, если не ошибаюсь…

А. Ткаченко

— Без малого.

А. Леонтьева

— Без малого. У тебя четверо прекрасных детей, трое сыновей и дочь, уже такие взрослые и уже как-то находящие свою лодку. Но ты пишешь о том, как ты пришел к какому-то небольшому кризису понимания что ли, да, взаимоотношений в семье. И начать я хочу с вопроса. Вот ты пишешь о том, что под обаянием героя фильма «Москва слезам не верит», Гоши, ты… Ну вот ты к нему имеешь претензии. Поскольку не все читали твою статью, можешь ты вкратце рассказать, какие у тебя претензии к герою Гоше из «Москва слезам не верит»?

А. Ткаченко

— Ну я начну с того, что претензий у меня уже нет сейчас больше к Гоше, слава Богу, да, все, мы с ним разобрались.

А. Леонтьева

— Ты ему что-то простил.

А. Ткаченко

— Нет, я ему не что-то простил, я перестал перекладывать на него свою долю ответственности за происходившее, да, и понял, что на самом деле просто у нас, видимо, похожие травмы были (ну если можно говорить о травмах у персонажа такого драматургического произведения), которые похожим образом в семейной жизни реализовывались. Ну как, претензии были какого рода? У меня не было папы, я рос в семье, где вот две женщины были, мама и бабушка, и, соответственно, модель мужского поведения я вообще не видел. И когда я вырос, у меня не было даже вот такого теоретического представления о роли мужчины в семье. У меня даже модели семьи не было, в которой я в качестве мужчины. Я вырос в семье, где мужчины нет, вот в семье, где мужчина оказался не нужен. А я ведь мужчина, и я не понимаю, каким должен быть мужчина в семье. И мне как-то очень легли на душу эти слова Гоши, когда он сказал: запомни, все и всегда я буду решать сам, на том основании, что я мужчина. Ну и вообще Баталов же, он само обаяние, как ты сказала, там невозможно не влюбиться в него. К слову говоря, сам он к своему герою относился негативно.

А. Ткаченко

— Да?

А. Леонтьева

— Говорил, что, если бы была третья часть, мой герой вполне мог бы ударить Катерину бутылкой по голове.

А. Ткаченко

— Ничего себе.

А. Леонтьева

— В интервью его читал, да. Ну как, говорит, он дерется, пристает к женщинам в электричках, он пьянствует, он там обижается — ну такой нестабильный человек. Хотя яркий, красивый, интересный. Ну это знаешь, это просто тысячу раз уже в интернетах разбирали, мне не очень интересно об этом говорить сейчас. Ну вкратце если, да, то я увидал для себя вот модель настоящего мужчины в образе, который, мягко говоря, не соответствовал тому, за что я его принял. Что это на самом деле такой очень ранимый человек, очень такой неуверенный в себе, с кучей подавленной агрессии — вот я как психолог мог бы сейчас все это по полкам начать раскладывать. Но тогда я еще не был психологом, тогда я плохо все это понимал, 30-лет назад, и я взял для себя в качестве образца вот такой исковерканный тип мужского самоутверждения. И за 20 лет совместной жизни, ну там чуть меньше, да, это привело к тому, что наш брак едва-едва не распался. Потому что ни к чему хорошему это привести не могло изначально. Не знаю, ответил я на твой вопрос?

А. Леонтьева

— Ну да, ты ответил на вопрос. И в статье (просто если не все ее прочитали, обязательно прочитайте) ну так кратко, я хотела сказать, что, значит, ты рассказываешь историю отношений до кризиса, да. Ну это, условно, история кризиса — ну как-то это надо назвать, — когда на исповеди сначала батюшка сказал тебе, что нужно жениться на девушке, с которой ты год встречаешься, и ты понял, что с этой девушкой ты хочешь провести всю жизнь. А можешь рассказать еще про чудо со свечами? Когда вы сели за стол, повенчались, и тогда еще можно было венчаться без регистрации брака…

А. Ткаченко

— Ну там, знаешь, там для меня главное чудо было вообще то, что я женился, то что я создал семью. Потому что, повторюсь, у меня вот этого образа моей будущей семьи не было. Я не мог себе даже приблизительно представить, как это может выглядеть, я не строил таких планов. И вот когда я уверовал, когда я пришел в церковь, на первой исповеди меня священник не допустил до причастия именно вот по той причине, что да, я в непонятных отношениях нахожусь с девушкой со своей. И вот я говорю: а что же мне делать? Ну он говорит: это же твой выбор — или венчайтесь, или расставайтесь, по-другому нельзя, говорит. Ну вот. И я впервые в жизни подумал о том, что да, действительно надо как-то этот вопрос решать, надо как-то эти отношения определять, что это такое. Для меня это был непростой такой момент, я целый месяц потом пребывал в сомнениях. Но в конце концов вот все, я решил, что да, что надо действительно, что лучше я скорее всего себе не найду спутницу жизни. И, в общем, не ошибся, слава Богу. Но понимаешь, тут дело в том, что в нормальной ситуации такие вещи молодому человеку отец говорит, а у меня его не было. И вот Господь сотворил такое чудо, что, когда вот за неимением отца родного, да, в доступе, у меня впервые появился человек, которого я мог назвать отец, да, — отец Сергий, священника этого так звали. И, я получил это наставление все-таки от отца.

А. Леонтьева

— От отца, да.

А. Ткаченко

— Вот то, чего мне не хватало, да. Я в этот момент перестал быть безотцовщиной, у меня появился отец. Потом много других было там батюшек, да, и я смог получить отеческое наставление вот по поводу того, как выстраивать свою личную жизнь. Для меня это было вот таким самым главным чудом. Ну а то что про свечки ты говоришь — ну там мы просто когда повенчались — это же 92-й год был, очень тяжелые времена, в магазинах не было продуктов, там предприятия зарплату не выплачивали, галопирующая инфляция была, там две с половиной тысячи в месяц. Можешь себе представить, вот что происходило с нами.

А. Леонтьева

— Да, я жила в это время, наверное, могу себе представить. Но многие уже не могут.

А. Ткаченко

— Ну это я да, это я специально так озвучиваю. Ну мы-то с тобой помним, вот хотя и молодые совсем были, да. И мы просто думали повенчаться в храме. Вот те мои друзья певчими служили. Почему, собственно, батюшка и согласился нас повенчать до регистрации — мы вроде как свои были там люди. Но для меня было неожиданностью то, что после венчания мне друзья говорят: ну что, а теперь пойдем. Я говорю: куда? Ну как куда, праздновать, типа, за стол. Я говорю: какой стол? А они сделали нам сюрприз с Ниной. Им там какая-то гуманитарка приходила там из Америки, тогда по церквям это все распределяли — православные церкви американские собирали там продукты, вот и сюда присылали, зная о тяжелом положении в стране. И вот они все свои запасы этих продуктов вывалили на праздничный стол, да, это было очень трогательно.

А. Леонтьева

— О, хорошо.

А. Ткаченко

— Ну неожиданно, да. И там свечки венчальные наши там, вернее не венчальные, просто поставили свечки там, значит, регент Сережа поставил там перед нами, на столе. И говорит: сейчас я вам, говорит, афонский ладан воскурю. И достал это по кусочку ладана и положил на свечки вот так вот, под огонек. Ну и ладан начал плавиться — обычная история, кто в церкви-то с этим дело имеет, знает, как это все происходит. Но тут начало происходить что-то странное. Сережа говорит: смотрите, что делается. А свечки начали как-то стремительно оплавляться, прямо почти до половины — никогда такого, ни до, ни после не видел, — и оплавляясь, заворачиваться начали в колечки, в большое и маленькое. И вот секунды на три, наверное, вот такое зрелище, знаете: на свечках два пылающих кольца, большое и маленькое, вот напротив нас — ну прямо вот такое знамение с небес. Ну тоже очень трогательно это было, да. Ну вот.

А. Леонтьева

— Поначалу, я вообще должна сказать, что поначалу, в период неофитстства — я это тоже проходила в 90-е, — как-то вот авансом что ли, в кредит, давали столько благодати, столько каких-то необыкновенных вещей происходило. Иногда даже неудобно рассказывать — ну как бы вроде личное, но все равно, это тоже так здорово.

А. Ткаченко

— Конечно. Это на всю жизнь.

А. Леонтьева

— Вот вам на будущее. Да, и чтобы помнили всю жизнь. Ну и потом в своей статье, да, расскажи…

А. Ткаченко

— А знаешь, извини, перебиваю, я вот сейчас подумал: ведь есть же такая аксиома, что детство должно быть счастливым.

А. Леонтьева

— Да, точно.

А. Ткаченко

— Ну просто потому, что в детстве ребенок получает ресурс на всю последующую жизнь, и поэтому детство должно быть счастливым, его надо беречь у ребенка. Вот ты сказала, что благодать авансом дается. Я подумал: наверное, и Господь духовное детство всем организует, так чтобы оно было счастливым, чтобы потом можно было из этого источника питаться вот всю последующую жизнь, когда трудности будут, там еще что-то.

А. Леонтьева

— Какая потрясающая мысль. Очень-очень мне понравилась. Прямо родилась. Ну да, как бы вот это наше духовное детство, да, чтобы мы все время вот возвращались и помнили, что Отец нас любит что ли, вот так можно сказать.

А. Ткаченко

— Да. Я вот, к слову говоря, когда какие-то кризисные были периоды, я часто вспоминал и об этих колечках. Вроде бы ерунда, но это укрепляло, это давало какую-то поддержку. Я вспоминал об этом и понимал, что наш брак это не просто наше личное дело, что ну если уж Господь вот в этом поучаствовал, да, то и как бы нельзя вот так самовольно распоряжаться этим всем, исключительно по своим каким-то там прихотям. Это помогало удержаться на плаву, когда уже отчаяние захлестывало, да, что да ну его, все, лучше уж прекратить и как-то попробовать что-то другое строить. Нет. Это был хороший источник поддержки.

А. Леонтьева

— Напомню, что у нас в гостях Александр Ткаченко, журналист, писатель, психолог. И мы, как всегда, говорим о семье. И я, наверное, продолжу экскурсию по твоей статье, потому что она действительно для меня очень значимая. Дальше ты пишешь о том, как вы жили с мамой, уже появились детки, да, вы с женой жили у мамы. И ну такой московский дворик или не московский, не знаю…

А. Ткаченко

— Только не московский, это в Калужский области, в провинциальном городишке, я в Москве никогда не жил.

А. Леонтьева

— Да, я поняла. И ты, как-то жена вышла с детьми погулять, да, ты увидел этот дворик какими-то другими глазами.

А. Ткаченко

— Нет, ну там, понимаешь это начало 90-х, еще советский период не закончился, а 90-е же в разгаре. Ну там я просто детей погулять вывел там и обнаружил такую странную картину, да. Там двор, четыре дома стоят, вот как каре такое квадратное, и внутри этого квадрата три столика с лавочками. За каждым из столиков сидит компания. За одним столиком сидят там какие-то подростки такие это хамоватые — ну подростки, они часто такие бывают, да. Ну там задирают прохожих, там какие-то магнитофон у них играет, там какой-то «Prodigy», играют в карты. А за вторым столиком сидят алкоголики местные такие, в возрасте уже дядечки. И они тоже играют в карты под интерес там, бухают, тут же нужду справляют там, под яблонькой — то есть там такая пастораль деревенская в районном центре. И тоже, естественно, матерятся. Но самый жесткий столик был третий — там сидели бабушки. Вот, слава Богу, сейчас, я когда приезжаю там по делам в этот двор, там нет за столами ни первой компании, ни второй, ни третьей. И я думаю, правда, как-то вот все-таки жизнь в чем-то меняется к лучшему очевидным образом, потому что это было страшно.

А. Леонтьева

— А куда же они все делись?

А. Ткаченко

— Потому что бабушки тоже играли в карты и матерились громче, чем первые два стола вместе взятые. По двору собаки бегали, там коровы ходили, там их на выпас, коров, гоняли, половина города застройка — такой частный сектор. Собаки бегают, кошки там выходят, в песочницу гадят, закапывают. И вот среди всей этой красоты стоят там мои эти два мальчишечки с лопатками своими игрушечными, с ведерками, и растерянно так смотрят — а где им пристроиться во все это. И знаешь, мне так стыдно стало, думаю: куда я их вывел, вот что им тут делать? И вот ну да, возникла мысль, что надо как-то решать этот вопрос, что нельзя детей растить вот в этой атмосфере. Ну и кончилось это тем, что мы переехали в соседний райцентр, в Жиздру, да, и как раз тут работал, строился этот Покровский храм. И со временем мы здесь сначала снимали жилье, потом удалось купить свой дом. И вот дети здесь выросли, да, совершенно другая атмосфера.

А. Леонтьева

— Ну я хочу сказать, что в твоей статье изрядная есть доля какого-то — ну к тебе уже как к психологу обращаюсь, — изрядное чувство вины. Ты строил семью и сам самоотверженно работал на стройке, там спал в какой-то прокуренной этой подсобке, как ты пишешь, зарабатывал деньги как мог. И вот ты видишь…

А. Ткаченко

— Ань, в подсобке — ладно, мне приходилось ночевать на чердаках, зарываясь в керамзит, в утеплитель, в эти камешки, чтобы не замерзнуть. Вместе со спальником закапывался, как крот, в этот утеплитель, потому что было там уже минус один по осени. Ну да, все было непросто.

А. Леонтьева

— А как ты написал в статье, что ты постепенно перешел из пролетариев в творческую интеллигенцию.

А. Ткаченко

— Ну да. Нет, я работал в одних условиях с ребятами, с таджиками там мы жили, да, в полной антисанитарии, так, мягко говоря.

А. Леонтьева

— Ну да, ты, как говорится, вкалывал, вкалывал самоотверженно. И вот ты приходишь там, время от времени отпрашивался в гости у жены, что, наверное, тоже считается вполне нормальным. И вот ты приходишь и видишь, как жена стирает во дворе в перчатках и варежках какое-то белье…

А. Ткаченко

— Ну мы снимали просто жилье. Как говорят, что два переезда равны одному пожару…

А. Леонтьева

— Да.

А. Ткаченко

— Мы за три года семь квартир съемных сменили. И из них шесть — это были дома без газа, без водопровода, без телефона, с удобствами во дворе. Ну там из всех благ цивилизации только электричество, вот представь себе. Вода в колодце, да. А трое детей мелких. И что там… Ну это я с работы как-то пришел —еще такая слякотная была погода, вот эта вот еще не весна, но уже не зима, пешком ходить очень неудобно по этой рыхлой какой-то, мокрой шуге вот этой, снега и льда. И я, уставший тоже, замученный такой, брел, еле-еле дотащился на обед, домой пришел перекусить. Захожу — а жена во дворе постирушки, вытащила и стирает во дворе, да, ну там одетая в куртке там зимней, одела эти рукавички там, ну такие как перчатки вязаные, а на них сверху хозяйственные эти резиновые перчатки, чтобы руки не мокли. И вот так вот стирает. Ну и тоже, конечно, это было сродни тому, что я короче, сейчас рассказывал, когда мальчишек вот двор вывел — ну как бывают моменты понимания, что что-то не так идет в жизни. И я на это посмотрел, подумал: ну что-то какой-то перебор это, правда. И, знаешь, что самое грустное было — она на меня так посмотрела виновато: не хотела, типа, расстраивать, не успела закончить к твоему приходу. Увидала, что я расстроился. Ну так очень трогательно это было. Ну, конечно, очень тяжело мы тогда жили. Не жили, по сути, выживали. Потому что поддержки никакой не было, молодые, бестолковые. Ну как-то справлялись да, ничего.

А. Леонтьева

— Ну да, ты пишешь, что когда ты наконец смог позволить себе купить дом, провести воду и купить в первую очередь стиральную машинку…

А. Ткаченко

— Нет, я воду в первые три дня провел, ты что, пиратским способом. Я пошел к местному директору водоканала и как рэкетир из него этот водопровод выдавил просто.

А. Леонтьева

— Такое впечатление на тебя произвел взгляд жены, стирающей во дворе.

А. Ткаченко

— Ну нет, я вообще такой парень был, местами очень ответственный. Я просто многого не знал, многого не умел, но я старался, да. Но вот этих вот эмоциональных прогалов, вот этих следов травм детских было столько, что ну не знаю, все мои старания вот это вот безобразное поведение могло перекрывать, когда я проваливался вот в эти травматические свои какие-то рисунки поведения. Ну как Гоша этот в кино, да, — обидеться на что-то там, разозлиться там, так вот. И это, конечно, очень сильно отравляло жизнь. Вообще я скажу, что вот эти вот следы детских травм, на мой взгляд, по моему опыту и жизненному, и профессиональному, наверное, одна из главных причин и разводов, и вообще проблем между супругами там внутри семьи. Часто говорят вот: характерами не сошлись, да, — там у него характер скверный, или он бессовестный там, или она там какая-то вредная. Для меня это все сейчас какие-то обобщения, непонятно о чем. Я просто каждый день встречаюсь с людьми и вижу из каких конкретно ситуаций в детстве, из каких обстоятельств развития вырастали эти плохие характеры, эта вредность, эта неуживчивость и так далее. Все оттуда, все из детства.

А. Леонтьева

— Да, мы с тобой уже не первый раз встречаемся на передачах, и ты уже рассказывал о том, как когда ты стал психологом, то понятие греха для тебя во многом изменилось — то есть там, где кто-то видит грех, ты видишь травму.

А. Ткаченко

— Ну так это же, собственно, и в православной антропологии также грех рассматривается, что грех — это повреждение, что когда человек грешит, он поступает вопреки замыслу Божиему о себе, вопреки собственной природе, вопреки собственной человечности. А такое поведение всегда травматично. То есть человек своим грехом сам себя калечит, сам себя травмирует. Это не я говорю, это православное вероучение так говорит. Но тут, когда я стал психологом практикующим, я столкнулся с еще одной реальностью, о которой как-то вот внутри Церкви о ней не принято говорить — я вдруг с удивлением обнаружил, что человек может быть травмирован не только своими грехами, но и грехами других людей, иногда самых близких.

А. Леонтьева

— Да?

А. Ткаченко

— И вот с этими травмами что делать, верующему человеку часто непонятно бывает. Как можно каяться в чужом грехе, который тебя травмировал, на исповеди? Иногда люди пытаются об этом сказать, а священник (ну вот, может быть, там в силу того, что это не его область вообще, не его компетенция) не понимает, что тут делать и говорит: ну вот во всем вини себя. А как можно винить себя в том, что не ты сделал, да, как можно себя винить в грехе, который не ты совершил? Ну там, например, какой-нибудь взрослый дядя домогался там к 12-летней девочке вот как бы в детстве, когда она маленькая там была. Девочка выросла — у нее там какие-то проблемы в жизни. И она понимает, что это все оттуда. Приходит, начинает там священнику это рассказывать. Вот что тут, какую тут помощь можно получить?

А. Леонтьева

— Ну да, говори о своих грехах, а не о чужих. И как бы как же в себе это удержать.

А. Ткаченко

— Ну да. И бывает, что там вместо помощи человек просто еще дополнительный груз проблем получает, потому что его могут обвинить в происшедшем: вини во всем себя, вот что-то ты не так сделала. Я понимаю, конечно, что опытные батюшки-то, они так никогда не скажут. Но бывает же такое, я такое слышал от людей, да, что вот так говорили. Хотя даже в Евангелии, помнишь вот, да, прямое есть указание на это, что когда ученики шли с Иисусом к храму в Иерусалиме, они увидали слепорожденного. Вот помнишь, что они спросили у Него: Учитель, кто согрешил, что с ним случилось такое, он сам или родители его?

А. Леонтьева

— А, точно.

А. Ткаченко

— Все. Вот ответом было: не он и не родители. Но сама постановка-то вопроса была принята. Иисус не сказал: что за глупости вы говорите, как могут родители там согрешить, чтобы у ребенка были проблемы? Нет, вот так вот постановка вопроса вполне закономерная. Не он и не родители, но да, вот апостолы вот так мыслили, что грехи родителей могут исковеркать человека даже физически, не говоря уже психологически. Вот и вся история. И вот с этой проблемой, когда нас травмируют грехи других людей, у церковного человека часто возникает когнитивный диссонанс — непонятно, что с этим делать. Боль есть, травма есть, а исповедоваться в ней бессмысленно. А куда тогда идти? Ну и вот, на мой взгляд, здесь как раз психотерапия это один из самых таких коротких и эффективных путей к исцелению.

А. Леонтьева

— Это очень важная тема. Я предлагаю подвесить ее, продолжить через минуту. Напомню, что с вами Анна Леонтьева. У нас в гостях Александр Ткаченко, журналист, писатель, психолог. Мы вернемся к вам ровно через минуту.

А. Леонтьева

— Сегодня с вами Анна Леонтьева. Мы, как всегда по понедельникам, говорим о семье с Александром Ткаченко, журналистом, писателем, психологом. Вот мы подняли с тобой очень важную тему. Ты говоришь, что опытные батюшки, они не ответят так, чтобы человек впал, мало того, что он пострадал, да, он еще не может исповедоваться в грехе и ну, наверное, как-то замыкается. Но для того, чтобы дойти до опытных пастырей, нужно сначала пройти большую школу, не знаю, воцерковления, да. То есть когда ты только заходишь в храм, то ты встречаешь батюшку, ты не знаешь, опытные они, неопытные. Но вот эта вот невозможность как бы найти выход, когда ты говоришь: вот он меня обидел. А тебе говорят: ну ты же пришла исповедоваться, там пришел исповедоваться в своем грехе.

А. Ткаченко

— А сам осуждаешь там, да, а Господь велел прощать. Ну вот такие вещи.

А. Леонтьева

— Да, а еще и осуждаешь, чем увеличиваешь свою вину. Ну то есть вот это вот, мне кажется, очень важный момент — про то, что человек должен очень аккуратно относиться даже к совету священника. Если священник неопытный, он может здорово сам себя повредить этим чувством вины каким-то неизбывным. И очень важно то, что в первой части программы сказал про грех, как про болезнь самоповреждения, что как-то отделять себя от этого греха, да, не начинать серчать на себя очень уж сильно.

А. Ткаченко

— Ну да, потому что бывает так, что действительно у человека боль оттого, что его обидели, потому что ему нанесли ущерб, его травмировали — я уже не буду говорить, что бывает там с людьми, да, очень бывают печальные вещи. И вот он с этой болью приходит в храм, он сам не знает, чего он хочет. Ну болит вот, хочет, чтобы, я не знаю там, как-то поддержали…

А. Леонтьева

— Чтобы не болело.

А. Ткаченко

— Посочувствовали, чтобы не болело, да, там и так далее. Рассказывает об этом. А в ответ может получить, да, что это ты говори о своих грехах, а не о чужих. А вот Господь велел даже врагов своих любить там. Ну то есть вместо этого какой-то набор цитат там из Священного Писания. Ну такой вот, в общем, неглубокий подход может быть здесь. И человек, мало того, что не исцелил свою боль, он еще и нагрузился виной за то, что вот я такой плохой, обвиняю кого-то и так далее. Ну вот. Поэтому здесь это вопрос очень тонкий. Я ни в коем случае не критикую батюшек, но мне приходилось видеть людей, которые столкнулись с именно вот с таким недопониманием там на исповеди. Ну и оно немудрено, потому что, когда там батюшке успеть вникать в какие-то подробности в такие сложные. Просто бывает так, что вот с такими запросами лучше, на мой взгляд, все-таки идти к психологу, а не на исповедь.

А. Леонтьева

— А знаешь, что я подумала, тоже вот у меня только что родилась эта мысль во время разговора: что я много прошла психологов с дочерью, и из них тоже были разные — были как бы помогающие, были неработающие. Каждый случай индивидуален, да.

А. Ткаченко

— Конечно.

А. Леонтьева

— И я написала об этом книжку про подростков, и там написала о том, что показатель того, что ты нашел своего психолога — не то, что ты годами ходишь и тебя выслушивают, да, у тебя все то же самое происходит. А то, что после первого же сеанса тебе становится немножечко легче. Вот я помню, как я сгрузила дочь в обострение депрессии у нового психолога. Сгрузила — потому что я взяла буквально с дивана, перевезла на машине к психотерапевту, выгрузила, говорю: дойдешь до третьего этажа? Дойду. И обратно она уже вышла на своих ногах. То есть опытный психолог, который тебе подходит, который с тобой вот совместим — становится легче после первого же сеанса. И сейчас, когда ты рассказываешь про батюшек, мы тоже их не критикуем, но если ты нашел своего батюшку (вот я тоже вспомнила это ощущение по себе), то тебе после исповеди становится легче. Ну я бы даже сказала, иногда даже крылышки так немножко пробиваются.

А. Ткаченко

— Да, конечно.

А. Леонтьева

— Вот подходишь, батюшка вроде тебе сказал «помоги, Господи» там или что-то посоветовал, а тебе стало легче — значит, твой.

А. Ткаченко

— Ну полностью согласен, да. И психологи бывают тоже и более опытные, и менее опытные, иногда, к сожалению, и совсем там профнепригодные бывают —ну всякое бывает, как в любой профессии. Но я просто хотел как-то разделить это, независимо от личности там психолога или священника, что священник отпускает человеку его грехи, он свидетельствует перед Богом о том, что человек покаялся в своих грехах. И приходить к священнику с болью от грехов, которые тебе нанесли другие люди, на мой взгляд, ну просто это не по адресу. У меня такая мысль, что важное дело — разделять вот эти вот моменты.

А. Леонтьева

— Я хотела вернуться вот к такому моменту. В своей статье ты пишешь о таком моменте как ожесточение сердца, да: когда вот люди много лет живут вместе — и внешне, и друзья говорят: слушайте, у вас так все клево, все так прекрасно. А на самом деле что-то закрылось и произошло вот это ожесточение. Вот твоя статья, собственно, заканчивается на самом интересном — на том, как ты хочешь вернуться к тому вот периоду, когда сердце еще не закрыто, и когда еще вот эта вот легкость, и любовь, и взаимопонимание, и ты обещаешь к нему вернуться. А что дальше-то было в сказке про Золушку, да, когда все…

А. Ткаченко

— Ну я сначала скажу, что было до — без подробностей, просто вот как психолог, что происходит. Вот конфетно-букетный период, да, когда люди молодые, да, влюбленные, видят в своем избраннике свои мечты, вот то, чего так хотелось и вот наконец, вот оно. То есть там очень много ожиданий, очень много таких, как это сказать, радужных таких проекций, радостных. А потом, когда люди начинают жить вместе, когда перестают репрезентовать с себя только с самой лучше стороны, как это вот бывает вначале там знакомства, выясняется, что и тут вот все не идеально, и вот тут там есть какие-то — он храпит, а она вредничает, а он там чашку за собой не помыл, а она там ужин не приготовила вовремя — ну и какие-то там мелочевки. Ну ладно, там тоже притираются люди потихонечку как-то там, да, от идеализации приходят к какому-то более реальному образу своего супруга. Но потом может происходить еще один этап, когда ты понимаешь, что это уже твой человек, родной, что он с тобой надолго и всерьез, да, могут начать выходить какие-то проекции уже из детства. Ну там, например, мама обижала мальчика, там как-то угнетала, подавляла и так далее, и у мальчика много там невыраженной агрессии осталось. Ну как против мамы ее выразишь, да? Мама-то большая, а мальчик маленький. А тут рядом с ним оказывается тоже женщина, да, там если дети уже родились, тоже мама. И неосознанно мужчина может начать эту свою скопившуюся с детства агрессию в адрес мамы проецировать на свою жену, сам не понимая, что делает, то есть отыгрывать какие-то свои старые обиды. То же самое и с девушками может происходить. Просто механизм, в общем-то, один и тот же. И запускается этот механизм там разными способами, но довольно такими стандартными — или после рождения там ребенка, или очередного ребенка, или после какого-то определенного времени, когда прожили вместе, или там годовщина какая-то, когда папа с мамой развелись. Например, после десяти лет жизни, в десять лет может нахлобучить так, что не знаешь, куда деваться. Я имею в виду, через десять лет собственного брака уже. То есть начинаются какие-то вещи, про которые большинство людей даже представления не имеет приблизительного. Просто ни с того ни с сего вот приходит женщина и говорит: мы прожили с мужем там одиннадцать лет, у нас двое детей, я его люблю не могу, но последние два месяца я просто видеть его не хочу, говорит, у меня отвращение вызывает он. Начали разбираться — вышли на синдром годовщины тоже.

А. Леонтьева

— То есть в этот год развелись ее родители и…

А. Ткаченко

— Да, через одиннадцать лет после свадьбы родители развелись. У нее включилась такая вот программа, что брак только одиннадцать лет, через одиннадцать лет мужчина становится плохим.

А. Леонтьева

— Ничего себе.

А. Ткаченко

— И вот попробуй с этим поборись, я имею в виду, своими силами. И здесь, конечно, помощь психолога очень необходима. У меня, к сожалению, такой возможности не было, когда вот наши кризисы начались, и я там очень много дров наломал, очень много было сделано ошибок, очень много было там недостойного поведения с моей стороны. И это кончилось таким очень жестким кризисом, который едва не разрушил наш брак. Ну, слава Богу, выбрались. Когда совместное желание есть спасти семью, то в общем любые трудности преодолимы. Но понимать, что там происходило, я начал только сейчас на самом деле. Я понимаю, что это тоже чудо Божие было, что мы сумели это сохранить.

А. Леонтьева

— Но все-таки, Саша, я вернусь ко второй части своего вопроса. Статья заканчивается на самом интересном. А как обратно-то возвращаться, когда ожесточение сердца, как ты говоришь, уже произошло? И какое-то, видимо, приходит озарение, какое-то понимание того, что что-то уже давно не так идет и что что-то нужно с этим сделать.

А. Ткаченко

— Ну а с чем с этим? С чем сделать?

А. Леонтьева

— С этим ожесточением, Саша.

А. Ткаченко

— Ожесточение — это же сердце твое. Это же твое сердце ожесточилось, значит, делать нужно что-то с собой, да, себя надо менять как-то. Нужно смотреть, что в тебе не так. Потому что ну вот я написал: «ожесточение сердца» — ну можно и так это назвать, хотя на самом деле там более сложная картина была. Это я просто такой поэтический образ употребил. Ну как в Библии, помнишь: и ожесточил Бог сердце фараона, да.

А. Леонтьева

— Да.

А. Ткаченко

— Ну то, что было мягким, чувствительным, восприимчивым, вдруг стало нечувствительным, жестким, холодным.

А. Леонтьева

— То есть ты говоришь о том, что когда ты понимаешь, что это произошло, то нужно повернуться к себе, да, всем корпусом, что называется, и работать со своим сердцем, а не пытаться исправить другого человека, который почему-то вызывает какие-то…

А. Ткаченко

— Ну да, там очень много чего еще нужно. Но это, скажем так, это необходимое, хотя и недостаточное условие. Вот просто жестко запретить себе пытаться исправить другого.

А. Леонтьева

— Не работает.

А. Ткаченко

— Хотя он тоже может быть не прав, у него тоже могут быть какие-то там ошибки, тоже вследствие своих каких-то детских травм. Но если ты не запретишь себе исправлять другого, критиковать, предъявлять к нему претензии, если ты себе вот такой запрет не поставил и полностью не развернул себя вот в свою сторону, ну скорее всего не получится наладить отношения. Потому что все эти конфликты, они по такой схеме строятся: огромный набор взаимных претензий обоснованных — ну потому, что оба не идеальны, да. И высказав эти претензии, перевысказав уже по сто раз, и в какой-то момент приходишь к тому, что хочешь в очередной раз выяснить отношения и не знаешь, что сказать, потому что все уже давно сказано. И это тупиковой путь. Поэтому просто развернуться на себя и смотреть, что я могу в себе изменить таким образом, чтобы моей супруге стало со мной легче жить.

А. Леонтьева

— Напомню, что с нами сегодня Александр Ткаченко, журналист, писатель, психолог. Мы говорим о семье, о том, как преодолевать кризисы в семье. Мне хотелось успеть поднять еще одну тему, она для меня прямо важная и какая-то такая очень трогательная. Дело в том, что я видела вот в своей жизни две, ну с моей точки зрения, лучшие семьи, и я с ними дружила и дружу. Это семья моей одноклассницы Кати, джазовой певицы, такая была прекрасная семья, такая любовь между мужем и женой, и такая любовь к этой самой Кате. И папа Кати, Михаил Михайлович, ходил с нами в походы, чтобы Катя, там, не дай Бог, с ней что-то не произошло не того. В общем, вот это прямо для меня какое-то святое семейство такое. И семья Рождественских — я училась вместе с Ксенией Рождественской. Роберт и тетя Алла Киреева. Ну в этих семьях…

А. Ткаченко

— Ну ты, пожалуйста, поясни, что речь идет об известном поэте.

А. Леонтьева

— Да, об известном поэте Роберте Рождественском. В этих семьях я была поражена, ну то есть к Ксении я попала в 17 лет, когда поступила в универ, на журфак. Идти к ней в гости было всего лишь через несколько домов, она жила там на Тверской. И в этой семье существовали традиции. Но они такие были какие-то огромные. Вот для меня с такой моей позиции они были какие-то огромные. Собирались люди, обсуждали там какие-то необыкновенно важные вещи. Даже то как вот Ксения пекла торт в человеческий рост на день рождения отца, как это взбивала вот это сливочное масло, чтобы был крем — я выяснила, что крем, вот эти, знаешь, розочки на торитах, они из сливочного масла, оказывается, там такие красители добавлены. Ну то есть это было для меня что-то такое огромное. И когда у меня появилась своя семья, ну у меня тоже родители развелись, когда мне было одиннадцать лет как раз. Они меня очень любили оба, и никто от меня не ушел, но таких вот традиций в моей семье так, конечно, кроме Нового года, особо не было. И в своей семье мне очень хотелось, чтобы они были. И тут я недавно наткнулась на твой какой-то текст про маленькие какие-то, но все равно традиции, которые ты тоже пытался ввести в свою семью — там приносил заработанную там с трудом денежку там сникерс жене, торжественно как-то его вручал на прогулке.

А. Ткаченко

— Я тебе скажу, у меня получки хватало ровно на два таких сникерса. Вот мы жили тогда на деньги тестя, наверное. Ну вот спасибо за это огромное. А те деньги, которые я зарабатывал — ну это смешно было, да, там, действительно, на две американских шоколадки хватало.

А. Леонтьева

— Ну смешно, смешно, а традиция. Ты еще написал про традицию, когда вы пели кому-то многая лета на день рождения со свечками и…

А. Ткаченко

— Ну это у нас да, ну что там получилось. Ну как бы деток-то много и дней рождения много, получается, и постоянно у кого-то день рождения. И мы там, когда праздничный стол, там все это, ну и мы молимся вначале, у нас мама так за канонарха там, эти молитвы там читает, поет, а потом все вместе поем «Многая лета» имениннику хором. Спели, здорово. И вот первый раз, когда мы спели это многолетие какому-то из именинников наших, возникла такая неловкая пауза: ну спели, а что дальше то делать? Просто молча садиться и есть? И как-то вот мы не знали, как это положено. И я понял, что эта пауза неловкая, и как-то интуитивно крикнул: ура! — и начал хлопать в ладоши. Детям это тоже очень понравилось, они тоже начали кричать «ура» и хлопать в ладоши. И с тех пор у нас так и повелось: мы просто на каждый день рождения после многолетия кричим «ура», аплодируем. И ну это смешно, но это да, наверное, можно считать такой традицией нашей семейной.

А. Леонтьева

— Да, еще традиция обниматься после драки. Расскажите, пожалуйста, про нее.

А. Ткаченко

— Ну это когда-то мальчишки там вот в переходный возраст начали уже уходить. Ну представьте: три подростка в доме, погодки — ну это кино и немцы. Жена привыкла, что ну мальчики, да, там где-то послушные, где-то непослушные, что-то там, ну как-то она умела с ними договариваться. А с подростками непонятно, что делать. «Ну все», «отстань там» — вот это вот все пацанское началось у нее все. И она прибегает ко мне в слезах: а, они меня не слушаются, иди, сделай что-нибудь! Они меня вообще не считают за человека! Бедная, не знаешь кого успокаивать. Ну и я шел, там их каких-то детские эти вот проблемы там, да, внутри этого мальчишеского коллектива. Ну а там же кто главнее, кто прав, кто не прав, я тебе сейчас по морде дам там и так далее. Ну и я, поскольку тогда еще не был психологом, свои травмы были не проработаны, иногда тоже слетал в какой-то такой, показывал короче, кто тут главный на самом деле.

А. Леонтьева

— Ага, кто тут в прайде лев.

А. Ткаченко

— Просто да, так включал такого альфа-самца. Ну и все, и все заплаканные, все нечастные, по углам, как мыши, сидят. Всем плохо, и мне плохо, мне самому плохо. Думаю, что ну в очередной раз не справился, да, не смог миром решить это дело, пришлось вот так, силовое подавление включать. Ну я просто ждал, обычно там минут двадцать, чтобы немножечко подуспокоились все. И потом шел, приходил там, просил прощения, обнимал, шептал на ушко, что я люблю тебя, что извини, пожалуйста, не сдержался. Ну и мне в ответ тоже: и я тебя, пап, люблю, извини, пожалуйста, я не знаю, что со мной происходит. И вот так по очереди шел ко всем, мирился, вот, с обнимашками. А потом, когда вот уже они взрослыми стали, тоже вот как-то у нас сложилось потихонечку, такая традиция. Ну утром каждый там из своей комнаты выходит, на кухне встречаемся, да. Увидели друг друга и обнимаемся. Вот встретились, да, мы не виделись со вчерашнего дня и при встрече обнимаемся. И сначала там напрягались ребята — я прямо чувствую, что такие мышцы зажатые, да, на спине. А потом оттаяли, сами обниматься идут первые. Все это здорово, ты же понимаешь, да, когда люди обнимают друг друга, они как бы вот принимают человека в свое пространство интимное, они перестают воспринимать его как угрозу, да, даже с чужими, и это задает тон настроению на целый день.

А. Леонтьева

— Ну это вообще очень потрясающая какая-то вещь, вот эти объятия. Ты сказал про сыновей, я вспоминаю, что тоже мои сыновья, они, у них пять лет разницы, они такие уже взрослые. Шесть лет, извини. Они вдруг в какой-то момент начали драться. И когда уже ну конфликт прошел, и все еще дуются друг на друга, я говорила: ну теперь вот вы не уйдете, пока не обниметесь. И когда они обнимались, то что-то, я видела, происходит. Вот ты мне сейчас объяснил с психологической точки зрения, а для меня это какое-то чудесное чудо: потому что люди только что враждовали, они обнимаются, у них мордочки светлеют, они как бы забыли даже, что такое ожесточение только что было.

А. Ткаченко

— Да, там такой легкий транс происходит. Серьезно, да. Тут такое вот, человек регрессирует в какое-то вот детское состояние безмятежное, все. Окситоцины начинают вырабатываться в крови — все, любовь, нежность, безопасность, защищенность, да. Вот я вообще такое смешной был случай. Но по-своему тоже поучительный. У меня младший сынулька, он младший-то младший, но здоровенный такой, с меня размером уже. И тоже как-то утром там приехал на каникулы, учится до сих пор в аспирантуре, в университете, приехал на каникулы, живет здесь. И там утром выхожу, смотрю, Глебушка. И я это обниматься к нему, обнял его и вдруг понял, что я обнимаю здоровенного мужчину, такого сильного, крепкого, надежного. И я, сам не знаю, что это было, мне захотелось у него на шее повиснуть. Я говорю: Глеб, можно я на тебе повисю? Давай. И я вот прямо взял, его обнял, ноги подогнул и повис на нем, и ты знаешь, я вот реально почувствовал, что в детство проваливаюсь. Причем в детство, которого у меня никогда не было. Это впервые в жизни, понимаешь, я у мужчины повис на шее.

А. Леонтьева

— Потрясающе.

А. Ткаченко

— Это такая богатая была гамма тоже переживаний — я ну просто понял, чего я был лишен. И говорю: Глебушка, ничего, что я там это, еще немножко? Давай, говорит, добирай недобранное свое. Ну он тоже психолог, он все понимает.

А. Леонтьева

— Теперь два психолога.

А. Ткаченко

— Такая смешная была история. Я этим не злоупотреблял, но пару раз я на нем отвисал — мне хотелось себя послушать, как это, повисеть на шее папы.

А. Леонтьева

— Потрясающая история, да. Наши родители, прости, что тебе перебью, наши родители, они же тоже не научены были, многие родители, мои, например, не научены были этой простой науке обниматься. Я вот помню, что мамочка, она меня очень любила и она вообще так самоотверженно мне служила, последние особенно годы, вот когда были трудности и трагедии. Но когда она приезжала там, входила с рюкзачком своим, полным пирогов или еще какой-то радости, я ее обнимала, а у нее руки по швам. То есть она просто вот эти руки, они не умели так делать, понимаешь. Ее никто не научил. Поэтому можно, перефразируя слова Мюнхгаузена, сказать: обнимайтесь, господа!

А. Ткаченко

— Да наши родители, это же дети детей войны. Это же ужас, что им пришлось пережить, это просто подумать страшно. Ко мне когда люди приходят этого поколения — это нечасто бывает, или рассказывают, да, что это было или какие-то воспоминания выплывают там в работе — да просто кошмар. Потому что да что там, ребенок, у меня мама 36-го года — в оккупации не были, были в эвакуации, в Алма-Ате. А она и младший брат, там в 41-м году родился, нянькала его там. Вроде бы ничего страшного. А вот если подумать, что это было такое — это же страшный мир был, в какой атмосфере дети росли. То есть сначала там 37–38-й год эти — большая чистка, и как раз на самые ранние годы это пришлось, эта атмосфера страха. Дедушка военный был, и там на один кубик не дошел до того уровня, когда всех поголовно репрессировали. Каждый день ждали, да, что его тоже заберут. Потом война эта ужасная. Самая страшная война в истории человечества, тоже дети через нее прошли. Даже если в эвакуации, там мало никому не показалось. Потом послевоенная разруха, голод. Какие там обнимашки, там просто выжить бы хоть как-то. Поэтому тут огромное спасибо нашим родителям.

А. Леонтьева

— Ну да, наши родители сделали все что могли. Ну чего-то они не умели.

А. Ткаченко

— Да, и с их бэкграундом, с их ситуацией развития, конечно, тут любое внимание, любое участие, пускай неумелое, как могли, как ты говоришь, это уже подвиг такой родительский был. Дай Бог им здоровья, кто жив, и Царствия Небесного умершим, да, им очень тяжело было.

А. Леонтьева

— Ну что же, Саша, наше время подходит к концу, к сожалению. У меня, как всегда, мы не первый раз с тобой встречаемся в студии. Я думаю, что ты из тех героев, с которыми мы будем регулярно все-таки встречаться и обсуждать всякие важные темы. Сегодня был, по-моему, пронзительный и очень откровенный разговор. Сегодня с вами Анна Леонтьева. У нас в гостях Александр Ткаченко, журналист, писатель, психолог. Саша, спасибо тебе большое, прямо очень хороший разговор. Благодарю.

А. Ткаченко

— Анечка, и тебе спасибо, и всем слушателям спасибо.

А. Леонтьева

— Ну и всего доброго. До новых встреч, Саша.

А. Ткаченко

— До свидания.

Для чего человеку нужна семья? Шесть причин от психологов | Психология жизни | Здоровье

Семья — важная ценность для человека. Такую сентенцию можно услышать нередко. У специалистов есть обоснованное объяснение того, в чем же «сакральный смысл» создания ячейки общества.

Смысл слова

Семья — это не просто единение пары людей либо союз родителей с детьми. На деле семью можно сравнить с целым государством, в котором действуют свои правила и законы, и у каждой ячейки общества они будут своими. При этом мало кто может поспорить с тем, что семья — самое ценное, что есть у человека. Недаром одинокие люди так стремятся найти пару и свить уютное домашнее гнездо.

Несмотря на то, что нередко слово «семья» трактуют как «семь Я», то есть подразумевают 7 членов семьи, объединенных одной целью, на деле есть другие объяснения происхождения. Так, например, есть версия, что слово «семья» образовано от индоевропейского понятия, которое некоторые исследователи привязывают к земле и территориальной общности. В древнеславянском варианте это слово определяло семью вообще, включая всех членов рода, которые жили совместно.

Фактически под семьей понимают общность людей и места, где формируются свои традиции, приобретаются те или иные навыки, ценностные ориентиры и т. д. Все члены семьи помогают друг другу решать те или иные проблемы, формировать картину мира и следовать ей, создавать свой свод правил качественной и счастливой жизни.

Зачем семья нужна человеку?

Психологи выделяют несколько причин, почему семья нужна человеку. Среди них есть следующие варианты:

  • Радостные эмоции и спокойствие: все больше запросов у современного общества к спокойствию дома и эмоциональному благополучию. Естественно, основным требованием и необходимостью становится получение всего этого в семье, дома, где люди стараются выстраивать свои отношения так, чтобы было уважение, поддержка и ощущение собственной ценности.
  • Появление наследников: для многих семья не является таковой без продолжателей рода, поэтому в традиционном понимании семья — это родители и дети, психологи же отмечают, что наиболее гармоничное развитие человек получает в счастливой семье, где все члены нацелены на одно и умеют грамотно взаимодействовать друг с другом.
  • Разделение ценностей: семья строится на том, что ее члены разделяют взгляды друг друга, ценят друг друга и имеют схожие убеждения, если удается найти таких единомышленников, их ценят и ими дорожат.
  • Комфорт. Обязанности по дому становятся общими, людям проще добиваться более комфортных условий существования друг с другом.
  • Поддержка. В семье все члены поддерживают друг друга, способствуют росту и развитию.
  • Доверие. Каждому человеку нужен кто-то, кому можно доверять безоговорочно, и таких людей мы обычно выбираем себе в близкое окружение, семья как раз и дарит необходимое доверие.

«Счастливая семья — это та форма взаимодействия между людьми, в которой они могут поддерживать друг друга, помогать справляться с трудностями. Это заложено в человеческой природе. Человеку важно не только свое собственное внутреннее состояние, но и возможность взаимодействовать с близкими, радовать их, оказывать разнообразную поддержку и помощь.

Соединяя наши размышления, можно выстроить такую связь. Если человек живет в счастливой семье, то он обладает большим ресурсом для преодоления жизненных сложностей, что является необходимым для поддержания и сохранения здоровья. Осталось ответить на вопрос о том, как построить счастливую семью», — говорит психолог высшей категории Института детской и взрослой неврологии и эпилептологии им. Святителя Луки Елена Макарова.

Итак, выходит, что семья важна для человека по той причине, что она дает ему уверенность в себе, обеспечивает надежный тыл, помогает реализовать потребность в общении и даже обеспечивает финансовую поддержку.

Психология семьи. Семейные кризисы.

Семейные отношения всегда считались важной ценностью для общества, поскольку именно семья в ответе за своих детей – будущее поколение. И то, какими вырастут дети, зависит именно от семейных отношений.

Неблагоприятный климат в семье отражается во всех сферах человеческой жизни – на производстве, в общественных местах. Негативные отношения между супругами могут повлиять, как на физическое, так и на психическое здоровье супругов, стоит задуматься о семейной психотерапии.

Многие пары, не успев пожениться, разводятся, думая, что таким образом можно избежать целого ряда проблем. Однако, несмотря на многочисленные разводы, проблем меньше не становится, даже наоборот, из них вытекают другие, более глобальные проблемы (безотцовщина, одиночество и пр.).

Семейные кризисы известны давно

Они – это то неизбежное, что может произойти в семейных отношениях. Многие семьи преодолевают все трудности и с гордостью выходят на финишную прямую, растя детей, ожидая внуков. Другие же, наоборот, едва построив отношения, разрывают их, не умея адекватно относиться к семейным трудностям.

Безусловно, молодые люди, создав семью, сталкиваются с множеством проблем, это и материальные трудности, и трудности в общении, и благополучие отношений между родителями. Однако, все это решаемо, если супружеская пара стремиться обоюдно к решению всех неприятностей и возникающих проблем.

Семейное консультирование решает многие из семейных проблем, но главное, чтобы сами супруги желали разобраться в своей ситуации. Ни один психолог не может помочь супругам возобновить отношения, если один из них этого не желает. Только при обоюдном желании возможно положительное решение проблемы. И главной из них может стать супружеская измена.

В некоторых семьях между супругами стоит стена недоверия, один из них может поддаться измене. Такое может случиться с каждым на любом этапе супружеской жизни. От этого никто не застрахован.

Как правило, чаще всего, мужчина уходит на сторону. Его может привлечь другая женщина, намного моложе и привлекательнее жены. Мужское влечение может оказаться настолько сильным, что он не подвластен своим порывам, страсть может захлестнуть его с головой. При этом, одни мужчины могут чувствовать чувство вины перед женой, а другие себя оправдывать только тем, что это и есть мужская сущность.

Несмотря на все доводы, муж может изменить не только по причине своих низменных интересов. Частой предпосылкой к измене может стать не только сексуальная неудовлетворенность, а еще и непонимание со стороны супруги, частые ссоры, неуверенность в себе, а также – желание самоутвердиться.

Однако, многие мужчины, изменяющие своим женам, часто возвращаются в семью, где их ждет семейный очаг. Их не покидает чувство долга перед семейными обязанностями.

Семья – превыше всего

Каждый должен чувствовать, что семейные отношения – это надежный тыл, где его поймут, поддержат, помогут выбраться из обыденной рутины. Там, где его ждут, уважают и почитают. Если в семье нет взаимоуважения и понимания – это уже не семья. В такой атмосфере всегда будут вспыхивать скандалы, недоверие и желание уйти из семьи.

Таким образом, из всего выше сказанного можно сделать вывод, если супруги получают в семье все необходимое (любовь, понимание, внимание, чувство удовлетворенности, стабильность, моральную поддержку, заботу и уважение), то вряд ли у кого-то возникнет желание искать связи на стороне.

Измену простить очень трудно, не каждый на это способен. Поэтому, чтобы избежать таких проблем, лучше постараться сделать все возможное для любимого человека, чтобы он чувствовал себя в семье комфортно, тогда и семья будет крепкой.

Семейная терапия — клиника Мэйо

Обзор

Семейная терапия — это тип психологического консультирования (психотерапии), который может помочь членам семьи улучшить общение и разрешить конфликты.

Семейная терапия обычно проводится психологом, клиническим социальным работником или лицензированным терапевтом. Эти терапевты имеют ученые степени или аспиранты и могут быть аттестованы Американской ассоциацией брака и семейной терапии (AAMFT).

Семейная терапия часто бывает краткосрочной. Он может включать всех членов семьи или только тех, кто может или желает участвовать. Ваш конкретный план лечения будет зависеть от ситуации в вашей семье. Сеансы семейной терапии могут научить вас навыкам углубления семейных связей и преодоления стрессовых ситуаций, даже после того, как вы закончили сеансы терапии.

Продукты и услуги

Показать больше продуктов от Mayo Clinic

Почему это делается

Семейная терапия может помочь вам улучшить сложные отношения с вашим партнером, детьми или другими членами семьи.Вы можете обратиться к конкретным вопросам, таким как семейные или финансовые проблемы, конфликты между родителями и детьми, или влияние злоупотребления психоактивными веществами или психического заболевания на всю семью.

Ваша семья может проходить семейную терапию наряду с другими видами лечения психического здоровья, особенно если у одного из вас есть психическое заболевание или зависимость, которая также требует дополнительной терапии или реабилитационного лечения. Например:

  • Семейная терапия может помочь членам семьи справиться, если у родственника есть серьезное психическое заболевание, такое как шизофрения, но человек, страдающий шизофренией, должен продолжать свой индивидуальный план лечения, который может включать лекарства, индивидуальную терапию или другое лечение.
  • В случае зависимости семья может посещать семейную терапию, в то время как человек, страдающий зависимостью, принимает участие в лечении в стационаре. Иногда семья может участвовать в семейной терапии, даже если человек с зависимостью не искал собственного лечения.

Семейная терапия может быть полезна в любой семейной ситуации, которая вызывает стресс, горе, гнев или конфликт. Это может помочь вам и членам вашей семьи лучше понять друг друга и научиться справляться с трудностями, чтобы сблизить вас.

Как вы готовитесь

Вы можете попросить своего врача или другого поставщика медицинских услуг направить вас к терапевту. Члены семьи или друзья могут давать рекомендации, основываясь на своем опыте. Вы также можете попросить вашу программу помощи сотрудникам, духовенство, государственные или местные агентства по охране психического здоровья дать рекомендации для терапевтов.

Перед тем, как назначить сеанс терапевта, подумайте, подходит ли он для вашей семьи.Вот некоторые факторы, которые следует учитывать, и вопросы, которые следует задать:

  • Образование и опыт. Какое у вас образование и подготовка? Вы лицензированы государством? Вы аккредитованы AAMFT или другими профессиональными организациями? У вас есть специальность по семейной психотерапии? Каков ваш опыт решения проблем моей семьи?
  • Расположение и доступность. Где твой офис? Какое у вас рабочее время? Вы доступны в случае крайней необходимости?
  • Продолжительность и количество сеансов. Как долго длится каждый сеанс? Как часто запланированы сеансы? Сколько сеансов я должен провести?
  • Комиссии и страхование. Сколько вы взимаете за каждый сеанс? Покрываются ли ваши услуги моим планом медицинского страхования? Должен ли я заплатить полную сумму авансом? Какова ваша политика в отношении отмененных сеансов?

Что вы можете ожидать

Семейная терапия обычно объединяет несколько членов семьи для сеансов терапии. Однако член семьи может также индивидуально обратиться к семейному терапевту.

Сеансы обычно занимают от 50 минут до часа. Семейная терапия часто бывает краткосрочной — обычно около 12 сеансов. Однако то, как часто вы встречаетесь и сколько сеансов вам потребуется, будет зависеть от конкретной ситуации в вашей семье и рекомендаций терапевта.

Во время семейной терапии вы можете:

  • Оцените способность вашей семьи решать проблемы и продуктивно выражать мысли и эмоции
  • Изучите семейные роли, правила и модели поведения, чтобы определить проблемы, которые способствуют конфликту, и способы решения этих проблем
  • Определите сильные стороны вашей семьи, такие как забота друг о друге, и слабые стороны, такие как трудность доверять друг другу

Пример: депрессия

Допустим, у вашего взрослого сына депрессия.Ваша семья не понимает его депрессии и не понимает, как лучше всего предложить поддержку. Хотя вы беспокоитесь о благополучии сына, разговоры с сыном или другими членами семьи превращаются в споры, и вы чувствуете разочарование и злость. Общение уменьшается, решения остаются невыполненными, члены семьи избегают друг друга, а разрыв становится шире.

В такой ситуации вам поможет семейная терапия:

  • Определите ваши конкретные проблемы и то, как ваша семья решает их
  • Изучите новые способы взаимодействия и преодоления нездоровых моделей взаимоотношений друг с другом
  • Ставьте личные и семейные цели и работайте над их достижением

Результаты

Семейная терапия не разрешает автоматически семейные конфликты и не избавляет от неприятной ситуации.Но это может помочь вам и членам вашей семьи лучше понять друг друга и дать навыки, позволяющие более эффективно справляться со сложными ситуациями. Это также может помочь семье обрести чувство единства.

Клинические испытания

Изучите исследования клиники Mayo, посвященные тестам и процедурам, которые помогают предотвратить, выявлять, лечить или контролировать состояния.

Что такое семейная психология? | NALA

22 мая Что такое семейная психология?

Размещено в 21:35 в Без категории Мишель Эмма

Семейная психология, семейная терапия или семейное консультирование — это тип терапии, в котором клиент — это не личность, а семья.Наши семейные психологи в Nala Hub на северных пляжах Сиднея являются высококвалифицированными семейными терапевтами. В семейной терапии все члены семьи могут безопасно говорить во время сеанса, и им предоставляется возможность быть услышанными и понятыми. В семейном консультировании роль психолога заключается в создании пространства, где члены семьи могут обсудить любые проблемы, динамику отношений и вопросы, возникающие в семейной ячейке. Роль психологов в семейной психотерапии также заключается в том, чтобы оставаться незамеченными и не принимать чью-то сторону.В семейной терапии психолог может оспаривать точки зрения отдельных членов семьи, но это делается с целью создания положительных изменений для человека и семьи.

Клинический психолог, Эмма Пратт, соучредитель Nala Hub, считает, что семейная терапия является недоиспользуемым ресурсом «слишком часто мы работаем с людьми, чтобы вызвать изменения и установить связь, когда на самом деле, какой лучший способ достичь связи и поддержки, тогда используя семейную ячейку в качестве ресурса ».

Семейная терапия может длиться несколько сеансов, а может длиться 10 и более сеансов.Это зависит от целей, которые ставятся на начальном сеансе с семейным психологом. Психологу может потребоваться несколько сеансов, чтобы понять и осмыслить то, что происходит в семье. Эта начальная оценка потребностей семьи очень важна для создания прочной основы для терапии.

Nala Hub — одна из немногих психологических клиник в Килларни-Хайтс, который является мостом между северными пляжами Сиднея и северным берегом. У Nala Hub есть клиенты из близлежащих пригородов, включая Форествилл, Френчес-Форест, Дэвидсон и Алламби-Хайтс, а также многие другие.В настоящее время в Nala Hub работают 4 семейных психолога.

Свяжитесь с нами, если вы хотите обсудить, как один из наших семейных психологов может помочь вам и вашей семье.

Эмма Пратт, клинический психолог и соучредитель Nala Hub

Определение и введение в семейную психологию


Семейная психология

Определите, что такое семейная психология?

Семья — это то, чего все люди желают в конце своей одинокой жизни, но с другой стороны, это приносит много неприятностей.Причина многочисленных ссор, происходящих в семье, — это очень простая и обычная вещь, а именно — тем больше людей; тем больше мнений встречается среди членов семьи. Теперь, когда эти проблемы распространены в каждой семье, вы не увидите, как люди убегают от проблем, вместо этого они справляются с проблемой и пытаются ее решить, вместо того, чтобы уклоняться от своих обязанностей.

Семейная психология, относительно новое направление в изучении психологии, занимается этими проблемами, которые могут или не могут возникнуть в семье, и посредством этих исследований пытаются найти мир в членах семьи, которые обращаются за профессиональной помощью.Многие психологи сделали свою исследовательскую работу своей профессией. Каждый день конкретный человек сталкивается примерно с миллиардом препятствий на пути к безупречной и счастливой жизни, например, в виде работы, обязанностей или чего-то очень серьезного, связанного с его здоровьем. Теперь, позаботившись обо всех подобных хлопотах, никто не хотел бы возвращаться к неприятному семейному вопросу, поэтому люди находят утешение в том, чтобы высказывать свое сердце профессионалам, которые решат их проблемы с помощью решений, соответствующих их проблеме.

Какие проблемы?

Для начала, семья может столкнуться с множеством проблем, но перед этим позвольте мне немного подробнее рассказать о том, из чего состоит семья. Вероятно, это известный факт, но нет ничего плохого в том, чтобы повторить, что семья не всегда означает группу людей, живущих под одной крышей или позирующих для королевской фотографии, но два человека, которые хотят сделать свой «дом» домом. ‘. Таким образом, проблемы, с которыми может столкнуться супружеская пара, также являются предметом широкого изучения семейной психологии.Помимо этого, у человека могут быть проблемы с чем-то конкретным или с кем-то в семье. Молодые члены семьи также могут оказаться в бедственном положении, для чего потребуется надлежащая профессиональная помощь и так далее. Таким образом, мы можем вкратце заключить, что «семейная психология» имеет дело со множеством проблем, в которые вовлечены не только старшие члены семьи, но и дети.

Бросьте вызов проблемам:

Люди, основанные в своей учебе и профессии на семейной психологии, ну, большинство из них, становятся терапевтами, помогают своим клиентам, у которых есть проблемы с их семьей, справиться с этим и убедиться, что они двигаются дальше .Работа терапевта в основном основана на определенных техниках и процедурах, наиболее важными из которых являются тщательное изучение своего клиента и рекомендации лекарства после тщательного изучения деталей, предоставленных его клиентом. Сначала он просматривал все свидетельства, о которых у него есть записи, а затем соответственно начинал свою терапию. Далее следует групповая терапия или терапия для пар. Во время которой они просили группу людей или пары присоединиться к их обсуждению и помочь им попытаться понять свои проблемы и преодолеть их.

Пара и семья

Психология пары и семьи

Американский совет по семейной психологии (ABCFP) является членом совета Американского совета по профессиональной психологии (ABPP). ABCFP отвечает за установление критериев, связанных с определением, образованием, обучением, компетенциями и экзаменом, ведущим к сертификации в качестве специалиста по семейной психологии. В состав совета входят только члены совета, сертифицированные в области психологии супружеских пар и семьи и представляющие специальность на национальном уровне.

Психология пар и семейная психология — это широкая и общая специальность в профессиональной психологии, основанная на системной эпистемологии, включая явное осознание важности контекста, разнообразия и перспектив развития для понимания, оценки и лечения всесторонних вопросов психологической психологии. здоровье и патология, включая аффективные, когнитивные, поведенческие и динамические факторы для отдельных лиц, пар, семей и более крупных социальных систем. В нашу специализацию входят не только практикующие семейные и семейные психотерапевты, но и психологи, которые применяют системную ориентацию в своей профессиональной деятельности, включая, помимо прочего, обучение, супервизию, консультации, исследования, администрирование, развитие персонала, судебно-медицинские оценки, а также разработку политики и защиту интересов.Важнейшим элементом специальности является тщательная системная концептуализация и применение системных концепций к человеческому поведению. CFP включает совокупность знаний и научно-обоснованных вмешательств, требующих специальных знаний (Stanton & Welsh, 2011). Психологи, которые работают в основном с детьми / подростками и не уверены, следует ли им искать ABPP в семейной психологии или в клинической детской и подростковой психологии, должны ознакомиться с часто задаваемыми вопросами здесь.

Специальность «Психология семейной пары и семейная психология» рада включить Рекомендации APA по мультикультурализму 2017: экологический подход к контексту, идентичности и интерсекциональности в свои базовые компетенции для сертификации Совета.Руководящие принципы под председательством одного из наших членов представляют собой действительно всеобъемлющий, системный подход к пониманию и взаимодействию с парами, семьями и более крупными социальными системами. Полные инструкции доступны по адресу http://www.apa.org/about/policy/multicultural-guidelines.pdf.

Что такое семейная терапия? | Мой семейный психолог

Изучение психического здоровья имеет решающее значение для всех нас, чтобы представить лучшее будущее для всех. Учебные центры сертификации союзников по психическому здоровью Psych Hub помогут вам стать важным хранителем своего благополучия и благополучия своих близких.Начните обучение здесь: www.psychhub.com

Если вам или вашим близким нужна помощь, обратитесь по следующему списку горячих линий:

National Suicide Prevention Lifeline
Для всех, кто переживает кризис психического здоровья.
НАЛИЧИЕ: 24/7/365
НОМЕР ТЕЛЕФОНА:
Основная линия: 1-800-273-8255
Ayuda en Español: 1-888-628-9454
Служба ретрансляции видео: 800-273-8255
TTY: 800- 799-4889
Телефон для голоса / субтитров: 800-273-8255
ОНЛАЙН-ЧАТ: suicidepreventionlifeline.org / chat /
ВЕБ-САЙТ: suicidepreventionlifeline.org/

211 Горячая линия
Для всех, кто испытывает проблемы с психическим здоровьем, психическим здоровьем или проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ, или злоупотреблением, и / или кому нужна помощь в поиске программ дополнительного питания, убежища / жилья, коммунальных услуг помощь при стихийных бедствиях, возможности трудоустройства и образования, доступное здравоохранение (включая услуги по скользящей шкале) или другие социальные услуги.
НАЛИЧИЕ: 24/7/365
ТЕЛЕФОННЫЙ НОМЕР: 2-1-1 (180+ языков)
ИНТЕРНЕТ-ЧАТ: Зависит от местоположения (проверьте веб-сайт)
ВЕБ-САЙТ: 211.org

Центр поддержки проекта Тревора
Для ЛГБТ-молодежи, испытывающей кризис психического здоровья.
НАЛИЧИЕ: 24/7/365
НОМЕР ТЕЛЕФОНА: 1-866-488-7386
ТЕКСТОВЫЙ НОМЕР: Отправьте текстовое сообщение на номер 678678
ОНЛАЙН-ЧАТ: thetrevorproject.org/get-help-now/ ВЕБ-САЙТ
: thetrevorproject.org/

Crisis Text Line
Для всех, кто переживает кризис психического здоровья.
ДОСТУПНОСТЬ: 24/7/365
НОМЕР ТЕКСТА:
США и Канада: отправьте текст HOME на 741741
UK: текст 85258
Ирландия: текст 086 1800 280
ВЕБ-САЙТ: кризисный текст.org

Линия экстренной помощи для ветеранов
Для ветеранов и военнослужащих, переживающих кризис психического здоровья.
НАЛИЧИЕ: 24/7/365
НОМЕР ТЕЛЕФОНА:
Первичная линия: 1-800-273-8255 (нажмите 1)
Служба поддержки глухих и слабослышащих: 1-800-799-4889 НОМЕР ТЕКСТА
: Текст 838255
ОНЛАЙН ЧАТ: veteranscrisisline.net/get-help/chat
ВЕБ-САЙТ: veteranscrisisline.net/

Подписывайтесь на Psych Hub:

https://www.facebook.com/PsychHubEd

https: // www.twitter.com/PsychHub_ed

https://www.instagram.com/psychhub_ed…

https://www.linkedin.com/company/psyc…

Брак и семейные терапевты против психологов

Для тех, кому нравится работать с другими и помогать им с их психическим здоровьем и межличностными отношениями, работа в области психологии, терапии и консультирования может быть привлекательной. Каждая из этих областей позволяет вам работать напрямую с людьми, которым полезно ваше руководство и помощь.Вы можете помочь людям справиться с болезнями и улучшить качество их жизни.

Однако в этих областях есть несколько связанных профессий, которые часто пересекаются. Двумя наиболее распространенными из них являются «терапевт по вопросам брака и семьи» и «психолог». Тем, кто хочет работать с людьми в терапевтической атмосфере, важно понимать ключевые различия между этими двумя профессиями, чтобы вы могли определить, какая работа подойдет. вы и ваши цели лучше всех.

В чем разница между психологом и семейным терапевтом?

И психологи, и семейные терапевты, и семейные терапевты являются профессионалами в области психического здоровья, а это означает, что они пройдут школу, которая подготовит их к работе с людьми, которые нуждаются в помощи с их психическим здоровьем или межличностными отношениями.Курсы, которые они выбирают, могут даже частично совпадать.

Однако психологи чаще, чем брачные и семейные терапевты, работают с людьми, страдающими серьезными психическими заболеваниями. Они также предоставляют более постоянную психиатрическую помощь пациентам, которые нуждаются в таком уровне поддержки.

Брачные и семейные терапевты, с другой стороны, часто работают с людьми через их межличностные отношения. Например, они могут видеть пары, готовящиеся к браку, тех, кто борется со своими детско-родительскими отношениями, или семьи, которым необходимо улучшить свое общение друг с другом.Они также могут работать с теми, кто страдает определенными проблемами психического здоровья, такими как депрессия.

Различия в обучении и образовании

Психологи будут иметь обширный опыт изучения психологии, получив как минимум одну степень магистра в этой области. Психолог прошел подготовку в области социальных наук о человеческом поведении, а те, кто имеет ученые степени, могут предлагать клиническую помощь, проводить терапию и диагностировать психические заболевания у своих пациентов.Тренинг, проводимый для психологов, учит их тому, как оценивать поведение и биологическую основу поведения.

Диплом по психологии часто сопровождается значительным исследовательским компонентом, который подготовит людей к проектам, которые они могут выполнить на рабочем месте. Во время учебы студенты также могут выбрать специализацию в определенных областях психологии, таких как детская или клиническая психология.

Психотерапевт по вопросам брака и семьи также должен иметь как минимум степень магистра, а некоторые продолжают свое образование, чтобы получить докторскую степень.Эта степень будет сопровождаться контролируемыми клиническими часами. Те, кто входит в эту сферу, больше сосредотачиваются на поддержке жизни своих пациентов, а не на диагностике болезней. Они могут помочь людям лучше понять свои мотивы, проблемы и решения, а также дать рекомендации о том, как улучшить коммуникативные навыки и улучшить свои отношения.

Несмотря на то, что эта степень не является такой исследовательской, как степень магистра по психологии, студенты, работающие над получением степени семейного терапевта и терапевта, обычно проходят по крайней мере один исследовательский курс.Курсовая работа для терапевта по вопросам брака и семьи, как правило, сосредоточена на межличностных исследованиях, таких как исследования семьи и человеческого развития. Они узнают о психотерапии и консультировании для различных целевых возрастных групп или ситуаций, таких как консультирование пар или подростков.

Этот курс готовит их к пониманию того, как люди взаимодействуют, и расширяет их способность выступать посредником и направлять дискуссии между людьми. Они также смогут помочь пациентам лучше понять свои собственные отношения.

Различия в практике: семейные и семейные терапевты и психологи

Многие люди задаются вопросом, что делают психологи, поскольку эта область может применяться во многих различных областях. Поскольку психологи проводят большую часть своей образовательной подготовки, проводя исследования и проходя обучение по различным когнитивным расстройствам, они могут видеть пациентов с различными типами проблем психического здоровья. Они могут выполнять оценки, которые определяют, есть ли у пациента определенные расстройства психического здоровья, и могут предоставить различные виды лечения для лучшего лечения любых состояний.Если вам нужны лекарства, некоторые штаты разрешают психологам, которые достигли определенного уровня подготовки, предоставлять эту услугу. Если вы живете в штате, где психологи не могут предоставить лекарства, вы можете вместо этого обратиться к психиатру.

Брачные и семейные терапевты, однако, уделяют гораздо больше внимания психотерапии. Эти специалисты часто используют различные виды терапии при лечении пациентов, включая когнитивную терапию, психоанализ и поведенческую терапию.Они также могут использовать менее традиционные формы терапии, такие как арт-терапия.

Эти брачные и семейные терапевты часто имеют опыт работы с людьми в контексте отношений, что делает их особенно полезными для тех, кто хочет улучшить здоровье своих связей с близкими. Считается, что на людей также сильно влияют отношения в их жизни, даже если само лечение предназначено только для одного человека. Поэтому терапевт будет учитывать отношения, которые окружают человека на протяжении всего лечения.

План лечения с участием семейного психотерапевта будет основан на решениях и иметь конкретные цели. Вместо открытой терапии эти профессионалы будут работать с вами, чтобы прийти к выгодному заключению.

Различия между психологами и терапевтами по вопросам брака и семьи могут быть очень тонкими. Хотя они оба работают, чтобы помочь людям улучшить их психическое здоровье, области внимания могут значительно различаться.

У профессионалов, занимающих обе эти должности, есть шанс положительно повлиять на жизнь окружающих, что предлагает необыкновенный дар, который многие находят полезным и полезным.

В ACU мы предлагаем несколько путей для людей, заинтересованных в служении другим. Если вы хотите узнать, как стать семейным терапевтом, мы приглашаем вас узнать больше о нашей программе «Мастер брака и семейной терапии». Или, если вы интересуетесь психологией, мы рекомендуем вам взглянуть на нашу программу бакалавриата по психологии.

Семейная психология — Уильям М. Пинсоф, Джей Л. Лебоу

Научная парадигма семейной психологии, Уильям М.Пинсоф и Джей Лебоу
Часть I: Брак и супружеское вмешательство
1: Критический взгляд на удовлетворенность браком, Роберт Л. Вайс
2: Наука о супружеской терапии: в чем мы должны искать эмпирическую поддержку?, Эндрю Кристенсн, Брайан Д. Досс и Дэвид К. Аткинс
3: Неправильное измерение терапии: результаты лечения в исследованиях супружеской терапии, Джон Готтман и Кимберли Райан
4: Эмоции и восстановление близких отношений, Сьюзан М. .Джонсон
5: Выборка теоретических, методологических и политических вопросов в брачном образовании: последствия для семейной психологии, Говард Дж. Маркман, Галена Х. Клайн, Жаклин Г. Ри, Саманта Симмс Пайпер и Скотт М. Стэнли
Часть II: Насилие со стороны партнера: точки зрения участников и лечение
6: Взгляд системы развития на всю жизнь на агрессию по отношению к партнеру, Дебора М. Капальди, Джоан Ву Шорт и Хён К. Ким
7: Насилие со стороны партнера и мужчины : фокус на преступнике-мужчине, Эми Холтзуорт-Манро и Джеффри К.Михан
8: Женщины, подвергающиеся насилию со стороны интимного партнера: основные достижения и новые направления, Мэри Энн Даттон, Май Эль-Хури, Меган Мерфи, Рэйчел Сомберг и Маргарет Э. Белл
9: Насилие со стороны партнера и дети, Эрнест Н. . Джурилс, Рене Макдональд и Нэнси А. Скопп
10: Можно ли остановить агрессию партнера с помощью психосоциальных вмешательств ?, К. Дэниел О’Лири и Эдвард М. Вега
Часть III: Разводимые семьи и повторный брак: семья точки зрения членов
11: Повторный брак и приемные семьи, Джеймс Х.Брей и Ирен Ислинг
12: Содействие улучшению отцовства среди разведенных отцов-иногородних, Сэнфорд Л. Брейвер, Уильям А. Гриффин, Джеффри Т. Кукстон, Ирвин Н. Сэндлер и Джейсон Уильямс
13: Отцы в афроамериканских семьях: важность социального и культурного контекста, Мелвин Н. Уилсон, ЭНтони Л. Чемберс и ЛаКиша Н. Вудс
14: Матери в переходный период: стратегии эффективного воспитания на основе моделей, Бернадетт Мари Баллок и Мэрион С.Форгатч
Часть IV: Семьи и депрессия
15: Распутывание причинно-следственных связей в ассоциациях между супружескими и семейными процессами и депрессией, Валери Э. Уиффен
16: Относительный взгляд на детей с депрессией: семейные модели и меры вмешательства, Надин Дж. Каслоу, Клаудия А. Джонс и Фрэнсис Пэйлин
17: Подростковая депрессия: стратегии лечения, ориентированные на семью, Джоан Розенбаум Асарнов, Марта С. Томпсон и Мишель С.Берк
18: Брачные разногласия в контексте депрессивного эпизода: исследование эффективности и действенности, Стивен Р. Х. Бич и Майя Э. Гупта
19: К культурно-ориентированным и основанным на фактических данных методам лечения депрессивных подростков, Гильерно Берналь и Эмили Саез-Сантьяго
Часть V: Семья и здоровье
20: Семья, здоровье и болезнь: поиск путей и механизмов воздействия, Беатрис Л. Вуд и Брюс Д. Миллер
21: Плетение золота из соломы: осмысление в семьях, где есть дети с хроническими заболеваниями, Джоан М.Паттерсон
22: Использование семейных моделей в исследованиях здоровья: рамки семейного вмешательства при хронических заболеваниях, Лоуренс Фишер

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.