Социофобия википедия: Социофобия: причины, симптомы, способы лечения

Содержание

Социофобия: причины, симптомы, способы лечения

Социофобия определяется у лиц разных возрастов и среди различных социальных категорий. Однако чаще всего социальная фобия фиксируется у людей, занятых творческим трудом: у писателей, художников, компьютерных программистов. Немало социофобов среди заядлых игроманов, которые сутками напролет проводят время на виртуальных игровых площадках.

Социофобия существенно отравляет жизнь человеку и не позволяет решить банальные житейские вопросы. Социофобам трудно завести друзей и устроить личную жизнь. Им тяжело найти работу, поскольку они рассматривают только такие вакансии, функции которых не подразумевают контакты с другими людьми. Особе, страдающей социальной фобией, трудно обратиться за врачебной помощью и поведать доктору о своем недомогании. Такой человек не посещает вечеринок и развлекательных мероприятий, он не ходит в рестораны, не ездит на курорты. Кредо социофоба – жизнь в одиночестве и избегание всяких ситуаций, предусматривающих контакты в человеческом сообществе.

Социофобия часто соседствует с иными психотическими расстройствами. Более 65% социофобов имеют те или иные проблемы с психикой. Очень часто социальной фобии сопутствует большое депрессивное расстройство. Многие больные стараются притупить свой страх с помощью спиртных напитков, обретая в итоге хронический алкоголизм. Около 50% людей, страдающих социофобией, являются жертвами бензодиазепиновой зависимости. Социофобия может быть отягощена назойливыми алогичными мыслями и ритуальными действиями, соседствуя с неврозом навязчивых состояний. Эта проблема часто сопряжена с синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

Как формируется социофобия: причины

У большинства больных социальная фобия пускает корни в детские годы, когда незрелая личность испытала какую-то сильную негативную эмоцию, которая впоследствии была вытеснена из сферы сознания. Очень часто виновником навязчивого страха выступает пережитый стыд, связанный с какой-то неприятной или аморальной ситуацией. Когда ребенок сталкивается с таким психотравмирующим событием и не может в силу возраста правильно интерпретировать обстоятельства, в его подсознание вытесняется неправильно оцененное переживание.

Эта вытесненная эмоция не выдает себя до тех пор, пока не возникает похожая ситуация. О существовании неосознаваемых отрицательных переживаний вначале информирует вегетативная нервная система. Человек обильно покрывается потом, его охватывает дрожь, он ощущает бешеное сердцебиение. Затем возникает аффективная вспышка стыда, которая не дает дышать и приковывает на месте. Особа логически понимает, что причин для таких переживаний нет, однако она попросту теряет контроль над своим организмом.

Почему срабатывает такой извращенный механизм? Это происходит из-за того, что пережитый и неправильно интерпретированный шок был записан в жизненную программу, как наилучший способ защиты, призванный оберечь от последующих переживаний. Действительно, в тот момент детства, когда ребенок был охвачен стыдом, эта эмоция в результате стала спасательным кругом. Инстинкт самосохранения по своему трактовал это переживание, определив его, как единственно возможный вариант для сохранения жизни при наступлении нестандартных ситуаций.

С тех пор, как только возникает хоть немного схожая ситуация, заботливое подсознание прилежно и упорно извлекает и использует этот «щит». Человек покрывается потом, краснеет, начинает трястись, пускается в плач. Поэтому, чтобы избавиться от страха перед социумом, необходимо заменить усвоенную подсознанием неадекватную реакцию. Для этого нужно, чтобы субъект заново пережил психотравмирующую ситуацию, но оценил ее правильно и конструктивно, без всяких перекосов.

Огромное значение в формировании социофобии играют извращенные стереотипные убеждения, например: «я никчемный человек», «если я заявлю о себе, то буду раскритикован и отвергнут». Такие установки формируются на основе специфического личностного портрета, неправильной стратегии родительского воспитания, неблагоприятного личного опыта.

Было сделано много попыток исследовать причины социофобии путем изучения особенностей высшей нервной деятельности социофобов. В ходе многочисленных исследований были получены подтверждения того, что социальная фобия напрямую связана с дефицитом и дисбалансом некоторых нейромедиаторов. Также к физиологическим причинам социофобии относят чрезмерное возбуждение в некоторых зонах головного мозга. Благодаря многочисленным случаям социофобии в клинической практике установлена взаимосвязь между анормальной боязнью социума и болезнью Паркинсона, шизофренией.

Социофоб имеет очень чувствительное миндалевидное тело – отдел лимбической системы, который отвечает за эмоциональное состояние человека и связан с переживанием страха. Также у многих обследованных пациентов очень восприимчива передняя поясничная кора, которая участвует в обеспечении когнитивных функций, таких как предвкушение критики или награды, управление импульсивностью и эмоциями.

Как проявляется социофобия: симптомы

Социофобию заслуженно именуют «болезнью утраченных возможностей», ведь человек, охваченный тотальным страхом, принимает судьбоносные решения, приспосабливая сделанный выбор под существующую проблему. Данное расстройство многообразно в своих проявлениях. В соответствии с критериями МКБ-10, ведущим критерием для диагностики социального тревожного расстройства является алогичный навязчивый упорный страх оказаться в центре внимания социума или выполнять на людях какие-то действия, которые человек расценивает, как аморальные, неприличные, постыдные. Основным симптомом социофобии выступает избегающее поведение: больной попросту начинает остерегаться и избегать любых обстоятельств, провоцирующих у него тревогу.

Поведенческие проявления социофобии:

  • рефлекторное напряжение наподобие ступора при нахождении в обществе;
  • желание убежать, спрятаться;
  • крайняя неловкость при общении;
  • невозможность смотреть в глаза собеседника;
  • избегание всяких контактов с людьми.

Когнитивные проявления социофобии:

  • нарушение концентрации внимания;
  • неспособность контролировать ход мыслей;
  • ощущение «пустоты» в голове;
  • сосредоточенность на самом себе, своем поведении;
  • завышенные требования к себе;
  • постоянное «проигрывание» ситуаций.

Физиологические проявления социофобии:

  • дрожь в коленях;
  • тремор конечностей;
  • нарушение координации движений;
  • обильное потоотделение;
  • тошнота;
  • затруднение дыхания;
  • ускорение сердечного ритма.

Эмоциональные проявления социофобии:

  • нервозность и раздражительность;
  • частые перепады настроения;
  • беспричинная слезливость;
  • паника при мысли о том, что о человеке подумают окружающие.

Человек, страдающий социофобией, очень критичный и требовательный к своей персоне. Он старается произвести впечатление воспитанного, культурного, образованного человека. Однако он убежден,что он обязательно потерпит фиаско, и окружающие будут думать о нем плохо.

Нередко в ожидании психотравмирующей ситуации социофоб упорно фантазирует о том, как разрушаться все его планы. Он размышляет, что ему в этом случае предпринять, и продумывает пути отступления. Даже в беседах на повседневные темы он «чувствует» в тоне собеседника ноты пренебрежения и недоброжелательности.По окончании тревожащей ситуации человек охвачен размышлениями о том, что его действия были нелепыми и смешными. Подобного рода самоанализ социофоб проводит ежедневно, причем эти мысли не оставляют его и в ночные часы, мешая заснуть.

Человек, страдающий социофобией, панически боится критики и осуждения. Он волнуется и испытывает страх в присутствии коллег, партнеров и руководителей. Социофоб чувствует себя очень некомфортно во время стандартного медицинского обследования. Патологический страх вынуждает человека вести себя нелепо и неестественно, говорить глупости и несуразности. При появлении в кругу общения незнакомца такая персона старается держаться на расстоянии. Человек, охваченный социофобией, может без объяснений покинуть аудиторию. Нередко социофоб, стараясь не потерять лицо перед публикой, начинает врать и рассказывать мифические истории. Существование страха выдает скрещенные на груди руки, потухший взгляд, опущенные к полу глаза, ярко-красный румянец на лице. После контактов с людьми больной долго страдает от своего поведения.

Как преодолеть социофобию: методы лечения

Посредством медикаментозного лечения удается лишь устранить верхушку айсберга, минимизировав вегетативные проявления социофобии. Однако ни один самый мощный фармакологический препарат не может воздействовать на причину патологического страха.

Самый распространенный и действенный способ лечения социофобии – когнитивно-бихевиоральная терапия, проводимая параллельно медикаментозному лечению. Данная методика может быть использована и в групповой терапии, и в индивидуальном порядке. Все элементы техники нацелены на изменение хода мыслей социофоба и обретение им адекватных физиологических реакций при наступлении обстоятельств, вызывающих страх.

Оптимальный вариант для преодоления социофобии – гипнотерапия. С помощью гипноза можно устроить «путешествие» по личной истории человека, необходимое для того, чтобы установить злополучный случай в прошлом, вызвавший шквал деструктивных эмоций. Возврат в прошлое возможен благодаря введению пациента в транс – измененное состояние сознания, которое позволяет извлечь из памяти все фрагменты жизни, недоступные в состоянии бодрствования. Благодаря гипнотическому трансу человек заново переживает психотравмирующую ситуацию, однако он по-иному интерпретирует произошедшее событие и не испытывает деструктивных чувств. В итоге, он перестает считать состояние тревоги и страха удобным и выгодным, раз и навсегда избавляясь от социальной фобии.

В случае социофобии наиболее эффективный метод – гипнотерапия с использованием глубокого погружения. Эта методика предпочтительна, потому что она обеспечивает возможность установить и устранить истоки патологической боязни. Глубокая стадия гипнотического транса носит название сомнамбулизм. Возникает специфический режим работы головного мозга, при котором происходит подчинение всех процессов высшей нервной деятельности одной идеи или переживанию.

В терапевтической практике клиента обычно вводят в состояние легкого сомнамбулизма – среднюю стадию гипноза. Однако такая степень погружения требует от пациента определенных усилий, поскольку ему будет необходимо преодолеть в себе существующие предрассудки насчет гипноза. Клиент должен полностью доверять врачу и быть готовым идти на полноценный контакт.

Можно ли обойтись без помощи гипноза? Самоизлечение вполне возможно, если над страхом преобладает здравый смысл и имеется железная сила воли. Социофобия не является тяжелым психическим расстройством, и больная особа в полном объеме сохраняет критичность в свой адрес. Чтобы преодолеть социальную фобию, необходимо внимательно исследовать личную историю и искать схожие ситуации, которые позволяют еще раз пережить роковой эпизод, давший старт расстройству.

Хороший вариант самопомощи – «выговаривание», когда человек раз за разом проговаривает подробности неприятного инцидента. Если проводить такие манипуляции регулярно и долго, то, в конце концов, психотравмирующие обстоятельства теряют свою остроту. Однако методы самолечения срабатывают не всегда и не у всех.

Еще интересный материал про социофобию.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

кто это такой и в чем выражается социофобия?

Альберт Эйнштейн. Стивен Кинг, Джим Керри признавались, что в детстве были слишком застенчивыми. Но нашли способ справиться с этой проблемой. Иногда замкнутость перерастает в тревожное расстройство и порождает страх неодобрения или насмешки. Мозг понимает абсурдность ситуации, но подсознание бьется в истерике – нечто подобное испытывают социофобы при любом общении. В статье расскажем, откуда берется и как лечится социофобия, а также как протестировать себя по главным признакам социофоба.

Кто такой социофоб?

Социофоб – страдающий социальной фобией человек, который совершенно не может находиться в обществе. Главный страх социофоба – какую оценку дадут ему посторонние люди? Разумное замечание о том, что незнакомцев они не интересуют, не успокаивает. Наоборот, необоснованный ужас перед оценкой, насмешкой вызывает панические атаки и превращает жизнь в непрерывный кошмар. Боязнь осуждения сопровождается реальными симптомами: дрожью в руках, ощущением жара или холода, тошнотой, покраснением.

Пройти тест на социофобию

Что такое социофобия?

Социофобия – это приобретенное и патологическое состояние, которое провоцирует негативный жизненный опыт. Если сказать иначе – это невроз, который возникает при столкновении завышенных амбиций и заниженной самооценки. Социофобия – одно из распространенных и малоизученных психических расстройств. По разным оценкам от боязни общества страдают от 2 до 13% населения, причем наибольшая аудитория проживает в социально развитых странах Америки и Европы. Средний возраст возникновения 15-20 лет.

Для социофобии характерны неуправляемая тревожность, длительные эмоциональные переживания, регулярный или повторяющийся страх перед социальными ситуациями или ситуациями, в которых оценивается успешность. Ее проявления многообразны: кто-то панически боится выступать перед большой аудиторией, кто-то не отвечает на телефонные звонки, боится открыто возражать или паникует при одной мысли о шопинге в большом магазине.

Социофобов часто путают с социопатами. Но это разные отклонения: если первые просто боятся людей, то социопатам с их извращенным представлением о морали на окружающих попросту наплевать. Хотя наличие у человека одного расстройства не исключает наличие другого. Отличаются социофобы и от интровертов. Интроверсия – врожденная способность, которая проявляется любовью к одиночеству. Социофобия страдает от одиночества, нуждается и одновременно боится общения.

Причины социофобии.

Социальная фобия признана самостоятельным психическим заболеванием 20 лет назад. Хотя в научных исследованиях тревожности упоминались заболевания контакт-невроз, социальное беспокойство.

Страх в основе социофобии – обязательный компонент биологической потребности понравиться окружающим. Мы все проходили этот этап развития, когда в раннем детстве начинали прятаться от незнакомцев. Постепенно мы учились выживать в социуме, соблюдая его нормы. В случае нарушения общепринятых правил мозг посылал нам сигналы стыда, неловкости или чувства вины. Умеренные дозы таких ощущений – это регулятор поведения, от которого зависит наше умение договориться с другими людьми.

Но иногда страх становится проблемой и мешает жить. Это связывают с генетической склонностью, которая усиливает риск проявление социофобии на 30-50%, с воспитанием или с психологической травмой. Первые признаки социальной фобии проявляются в подростковом возрасте 13-15 лет. Если вовремя не обратиться к врачу, фобия будет усиливаться.

Пусковых механизмов социофобии много. Но есть общие закономерности:

1. Родом из детства.

Боязнь общества создает не природная стыдливость или застенчивость. Риск развития социофобии повышает родительская холодность либо излишняя опека. Если ребенка регулярно сравнивают с более удачливыми или красивыми детьми, критикуют или насмехаются, то, повзрослев, он будет так же ждать осуждения. И наоборот перехваленные дети не получают ожидаемого одобрения окружающих. В результате развивается тревожный невроз.

2. Пресыщенность социальными контактами.

Если экстраверту легко заговорить с незнакомцем, решать рабочие вопросы по телефону или прогуляться в толпе, то у менее контактного человека такие действия вызывают затруднение. Вот тогда желание скрыться от окружающих, отдохнуть от переговоров вызывает легкую социофобию, которая может перерасти в невротическую боязнь людей или компаний.

3. Страх оценки.

Пубертат – и без того тревожный период. Если на него накладываются непростые отношения с семьей, неприятие и критика подростка, возникает страх негативной оценки. Иногда боязнь осуждения становится мучительной или даже невыносимой. Страх показаться глупым, выглядеть смешным, допустить ошибку напрягает: тело перестает слушаться, руки немеют, начинается икота или заикание. В этом случае боязнь неодобрения также выливается в фобию.

4. Страх любых действий на публике.

Основа этого страха все та же заниженная самооценка. Своеобразная маска низкой самооценки забирает слишком много энергии на то, чтобы понравиться окружающим, поступить правильно и оправдать ожидания. Неуверенному человеку сложно сказать «нет» и приходится жить в постоянном ожидании похвалы. Если же похвалы недостаточно, тревожность усиливается. В итоге развивается фобия.

5. Страх несуществующей опасности.

Это вообще главный корень любых фобий и не только социальных. Люди, которые не умеют противостоять такому негативному отношению к жизни, все время ждут худшего. Причем кажется, что нечто ужасное обязательно случится прямо сейчас. Поведение незнакомых людей кажется пугающим: резкое движение или неожиданный смех может вызвать непредсказуемую реакцию. А в итоге – новую фобию.

Но нужно научиться различать здоровую замкнутость и самодостаточность от патологической фобии. Типичные ситуации, похожие на социофобию – это интроверсия, социопатия, нарциссические переживания, целенаправленная необщительность и обычная скука.

Пройти тест на самооценку

Как распознать в себе социофоба?

Для «обычных» людей кажется странным – как это бояться окружающих в безопасной обстановке кафе, спортзала или кинотеатра. Но в подобных ситуациях социофобы чувствуют тревожность, тошноту и беспрерывные волны панических атак. Есть и хорошие новости: это тревожное расстройство хорошо поддается лечению медикаментами и психотерапией. Хотя полностью избавиться от проблемы трудно, ее можно контролировать.

Психологи не советуют увлекаться самостоятельной постановкой диагноза, но для начала достаточно протестировать себя по девяти признакам социофобии:

  1. Вы заранее составляете сценарий будущего разговора, чтобы свести к минимуму риск сказать что-то глупое или неуместное.
  2. Вы постоянно ждете враждебного поведения окружающих, даже если понимаете, что это глупо.
  3. Вы избегаете встреч со знакомыми и незнакомыми людьми, живым разговорам предпочитаете смс-сообщения.
  4. Вы назначаете встречи, но чувствуете облегчение, если они отменяются.
  5. Вы упрекаете себя в неловкости, неумении вести беседу, отсутствии социальных навыков.
  6. Вы ощущаете неловкость из-за своих поступков и слов после общения с другими людьми.
  7. Вы ощущаете мысленные и физические признаки паники: учащается пульс и сердцебиение, расширяются зрачки, дрожат руки.
  8. Вы хотите общаться, но избегаете общения, чтобы снизить тревожность.
  9. Вы наблюдаете у себя все перечисленные признаки более полугода.

Если человек личностно склонен к тревожности или фобии, никакое лечение не избавит его от привычных реакций. Но на фоне терапии можно осознать необоснованность своих страхов, научиться нормально общаться и завести друзей.

Пройти тест: интроверт или экстраверт?

Методы лечения.

Социофобия лечится сочетанием лекарств и психотерапии. Медикаменты только снимают симптомы тревожности и вегетативные проявления. С помощью терапевта пациент изучает механизмы, которые запускают социофобию. Лучше всего с проблемой справляется поведенческая психотерапия.

Психотерапия: шаги и секреты.

В идеале психотерапия проводится одновременно в индивидуальном и групповом формате:

На первом индивидуальном сеансе терапевт обязательно попросит клиента рассказать свою историю. Только после полного разбора первопричин можно двигаться дальше.

На групповой терапии терапевт предлагает расслабляющие упражнения, учит пациентов правильно распознавать невербальные сигналы. На 7-8 занятии клиенту дают задание рассказать о себе перед группой других людей. После терапевт просит пациентов разыграть сценки, где они намеренно ставят друг друга в неловкие ситуации. Так вырабатывается новый тип поведения, которое помогает адаптироваться в незнакомом обществе.

В индивидуальной терапии проводится работа с автоматическими мыслями и поведенческими реакциями. Это может быть мысленное кино, в котором клиент разыгрывает самую ужасную ситуацию и учится реагировать так, чтобы снизить боязнь общества. Хорошо срабатывает прием перевоплощения. Игра от лица постороннего человека позволяет взглянуть на себя со стороны, преодолеть скованность, нерешительность.

Врач помогает пациенту советами о том, как держать осанку. Чтобы почувствовать уверенность, нужно расправить плечи, поднять голову, смотреть в глаза собеседнику. Терапия проходит не только в кабинете терапевта, но и в других условиях: дома, на улице, на работе. Сначала можно выполнять домашнее задание в одиночестве перед зеркалом. Потом попрактиковаться на близких. После первых успехов можно отправиться в место, где тревога проявлялась сильнее всего.

Что можно сделать уже сейчас?

Социофобию еще называют «болезнь упущенных возможностей». Ведь она лишает шансов найти пару, достойную работу, друзей. Возникает порочный круг: чем больше человек боится мнения окружающих, тем сильнее замыкается в себе, становится нелюдимым и еще сильнее усугубляет тревогу.

Признать в себе проблему – уже половина работы. Наладить контакты с новыми людьми поможет волонтерство. Известно, что помощь другим позволяет нам почувствовать себя лучше и начать смотреть на окружающих с оптимизмом. Альтруистические поступки при стандартном социальном взаимодействии помогают социофобу адаптироваться в новом коллективе. Это могут быть большие акции или небольшая помощь: помочь соседу выгулять собаку, донести тяжелые сумки пожилому человеку, подсказать незнакомцу, как найти нужную улицу.

Еще один оригинальный способ избавиться от страха общества – диета. Оказывается, микрофлора кишечника влияет на наше самочувствие намного больше, чем мы привыкли считать. По некоторым теориям полезные бактерии стимулируют выработку гормонов удовольствия, счастья, спокойствия и тем самым улучшают настроение. Еще один плюс диеты – чтобы ее начать, придется начать онлайн-общение с новыми людьми. И это может стать нетравматичным входом в новые отношения.

Выводы:

  • Социофобия – иррациональный страх, что нас не примут или примут негативно в обществе.
  • Социофоб страдает заниженной самооценкой, высокой чувствительностью к критике, страхом негативной оценки окружающих.
  • Риск развития расстройства увеличивают детские проблемы и страхи.
  • Существуют готовые тесты для самодиагностики расстройства, но за диагнозом лучше обратиться к психотерапевту.
  • Боязнь общества лечится комплексно: медикаментами и психотерапией.

Пройти тест на неуверенность в себе

Социальная фобия

Под социальной фобией понимают широко распространенное заболевание, входящее, наряду с агорафобией, в группу тревожно-фобических расстройств и представляющее собой упорную немотивированную боязнь исполнения каких-либо общественных действий (например, публичных выступлений), дей­ствий, сопровождаемых вниманием со стороны посторонних лиц (боязнь поль­зоваться местами общепита, общественным туалетом, невозможность заниматься чем-либо при наблюдении со стороны и т.п.), или даже просто общения с незнакомыми людьми и лицами противоположного пола. В общем случае социофобия выражается в страхе оказаться в центре внимания, проявляющемся в болезненных опасениях негативной оценки окружающих и в избегании подобных ситуаций.

По своим проявлениям социальная фобия напоминает паническое расстройство, отличаясь, в основном, наличием четкой и устойчивой, как правило, единственной, ситуационной причины или социальной ситуации, вызывающей это состояние и запускающей каскад психовегетативных реакций, которые на высоте своего проявления могут быть неотличимы от панических атак (покраснение лица, учащенное сердцебиение, потливость, дрожание рук, нарушение дыхания и др.). 

В отсутствии своевременной диагностики и адекватной терапии социофобия приводит к снижению трудоспособности. Начавшись в раннем подростковом возрасте и будучи нераспознанным, это заболевание может продолжаться в течение всей жизни больного.

Распространенность социальной фобии среди населения варьирует от 3 до 13%. Однако в поле зрения психиатров больные, страдающие социофобией, попадают сравнительно редко. Только 5 % пациентов с неосложненными социальными фобиями пользуются специализированной помощью. Чаще всего страдающие этим расстройством при обращении к врачу акцентируют внимание на сопутствующих, преимущественно связанных с расстройством настроения (аффективных), симптомокомплексах. Среди больных, не охваченных лечебными мероприятиями, преобладают лица с подпороговыми (практически незаметными для окружающих) социальными фобиями, не влияющими существенно на повседневную активность.

Социальная фобия обычно проявляется в подростковом и юношеском возрасте. Нередко появление фобии совпадает с неблагоприятными психогенными или социальными воздействиями. При этом в качестве причин, провоцирующих развитие этого состояния, выступают лишь особые ситуации (ответ у доски, сдача экзаменов, публичное выступление, появление на сцене) или контакт с определенной группой лиц (преподаватели, воспитатели, экзаменаторы, представители правоохранительных органов, лица, занимающие более высокое социальное положение, или принадлежащие к противоположному полу). Общение с родственниками и близкими знакомыми страха не вызывает.

Тревога ожидания неблагоприятных с точки зрения больного ситуаций и поведение избегания также являются непременными атрибутами социальной фобии и чаще всего возникают в связи с возможностью попасть под наблюдение посторонних лиц. Многие признаки социальной фобии, такие, например, как страх перед публичными выступлениями, встречаются и у здоровых лиц, поэтому диагноз социофобии ставится лишь в том случае, если тревога вызывает значительный дискомфорт, а фобические переживания оцениваются как чрезмерные и необоснованные.

Социальная фобия может возникать периодически или иметь тенденцию к хроническому развитию. Пациенты, страдающие этим недугом, чаще, чем здоровые, живут одиноко, имеют более низкий уровень образования. Наблюдаясь чаще всего у одиноких женщин с низким социально-экономическим статусом, социофобии зачастую сочетаются с депрессиями, а также с другими расстройствами тревожно-фобического ряда (простые фобии, агорафобия, паническое расстройство), аффективной патологией, алкоголизмом, наркоманией, расстройствами пищевого поведения. Сочетания любого другого психического расстройства и социальной фобии ухудшают прогноз заболевания и увеличивают риск возникновения суицидальных попыток.

Социальная фобия может быть как изолированным, так и генерализованным расстройством. К первым из них относятся монофобии, сопровождающиеся относительными ограничениями в сфере профессиональной либо общественной активности (страх публичных выступлений, общение с вышестоящими лицами, совершение рабочих операций в присутствии других, приема пищи в общественных местах). По существу изолированные социальные фобии представляют собой страх невыполнения на глазах людей привычных действий, связанных с тревожными ожиданиями неудачи (невроз ожидания), и как следствие — избегание конкретных жизненных ситуаций. При этом затруднений в общении вне таких ключевых ситуаций не возникает. К этой группе фобий относится и эрейтофобия— боязнь покраснеть, проявить неловкость или замешательство в обществе, в компании лиц противоположного пола. Соответственно, на людях появляются застенчивость, смущение, сопровождающиеся внутренней скованностью, напряжением мышц, дрожью, сердцебиением и другими неприятными ощущениями.

Развитие тяжелых нарушений психического здоровья, формирование неадекватных способов адаптации и возникновение сочетающихся с социофобией болезненных состояний можно предотвратить или уменьшить при раннем назначении эффективного лечения. Как правило, решение о назначении специального курса терапии при социальной фобии принимают в тех случаях, когда симптомы заболевания или избегающее поведение связаны со значительными психосоциальными нарушениями. Лечение предлагается каждому больному, у которого избегающее поведение влияет на профессиональную деятельность или социальную жизнь, которого очень беспокоят страхи или у которого существенно нарушена способность к формированию социальных связей.

Многие больные, страдающие социальной фобией, никогда не слышали о подобном заболевании. Они могут считать свои симптомы проявлением крайней робости или особыми чертами характера, поэтому их следует убедить в том, что им может помочь длительное лечение.

Существует ряд дополняющих друг друга подходов, позволяющих убедить больного в необходимости лечения:

• объяснить больному, что наблюдающиеся у него симптомы должны трактоваться как социальная фобия;

• подчеркнуть, что социофобия — хорошо изученное заболевание, и что оно хорошо поддается лечению;

• объяснить, что фобическое избегание болезненных ситуаций вызвано немотивированной тревогой, а лекарства могут ее уменьшить;

• объяснить, что лекарственное лечение не формирует зависимости, к нему не будет привыкания, а после прекращения оно не вызовет симптомов отмены.

Кроме того, существенно помочь больному в соблюдении врачебных рекомендаций могут: описание схемы лечения; установление реальных временных рамок возможного улучшения его состояния; обещание осуществлять регулярный пересмотр схемы лечения с целью его оптимизации.

Традиционно социальная фобия рассматривалась как состояние более подходящее для психотерапевтической коррекции. Однако выделение ее в качестве самостоятельной диагностической категории способствовало развитию фармакотерапевтических методов лечения.

К лекарственным препаратам, оказывающим при социальной фобии оздоровляющий эффект, относятся средства, нейтрализующие в центральной нервной системе воздействие фермента моноаминоксидазы, из которых в России используются т.н. обратимые ингибиторы моноаминоксидазы (ОИМАО). Другие препараты, применяемые при лечении социальной фобии, включают бензодиазепины, бета-блокаторы и селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС).

Фармакотерапию следует начинать с одного из наиболее эффективных и безопасных из имеющихся препаратов. Например, представителей группы ОИМАО (пиразидол, моклобемид и др.), демонстрирующих высокую эффективность (65 — 80%) и отсутствие существенных побочных явлений даже при длительном (до 6 месяцев) применении. Кроме того, применение данных препаратов приводит к значительному уменьшению числа и частоты патологических эпизодов, а также выраженности тревоги ожидания.

После начального периода лечения (1 — 2 месяца) врачи оценивают клиническую эффективность терапии. Если симптоматика у больного сохраняется в значительной степени, врач может увеличить дозу до максимально эффективной или назначить препарат другой группы.

Менее эффективными препаратами, подходящими, однако, для лечения социальной фобии, являются бензодиазепины. Среди них следует отметить клоназепам, который оказывает также и действие, активизирующее продукцию серотонина. Достаточно высокую эффективность при социальной фобии показывает альпразолам (ксанакс), активно подавляя тревожные переживания и улучшая настроение больных. По некоторым данным положительная реакция на лечение социофобий бензодиазепинами наблюдается у 70 — 75% лиц, получающих эти препараты. Однако лечение ими социальной фобии имеет некоторые недостатки, и не последний из них — опасность развития физической зависимости у больных, длительно получающих эту терапию.

При социальной фобии может быть использован ряд других лекарственных препаратов. Самыми многообещающими из них являются буспирон (анксиолитик не-бензодиазепинового ряда), а также флуоксетин (прозак) и флувоксамин (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина).

Данных о том, что бета-блокаторы оказывают какой-либо благоприятный эффект на основное заболевание при социальной фобии, очень мало. Однако их можно принимать периодически для купирования тремора, сердцебиения и тахикардии, которые часто испытывают больные социальной фобией в определенных ситуациях, вынуждающих их к активности. По этой причине многие больные социальной фобией при необходимости принимают такие препараты, как пропранолол и другие лекарственные средства этого ряда.

В целом, следует отметить, что одним из главных условий терапии социальной фобии является крайне медленный темп наращивания доз препаратов.

Необходимо также иметь в виду, что, несмотря на быстрое уменьшение в ходе лечения выраженности тревожных переживаний и соматических проявлений болезни, а также снижение чувствительности больных к публичным ситуациям, стереотип поведения избегания обычно сохраняется в течение многих месяцев, что требует обязательного проведения дополнительной психотерапевтической работы.

Цель психологической помощи — помочь пациентам справиться с отрицательными установками, такими, как убежденность в неотвратимости неудачи или неуспеха в социальных ситуациях — установками, которые, как полагают, и лежат в основе социальной фобии. Поскольку одна из главных целей психотерапии — помочь больным справиться со своей тревогой, при социальной фобии особенно полезны групповые формы лечения.

Социофобия — Вики

Не следует путать с термином «социопатия» (антисоциальным расстройством личности).

Социофо́бия (от лат. socius «общий, совместный» + др.-греч. φόβος «страх»), социа́льная фо́бия, социа́льное трево́жное расстро́йство[прим. 1] — тип тревожного расстройства, выражающийся излишним страхом или тревогой, возникающими в одной или нескольких социальных ситуациях (например, беседа или какие-либо действия под наблюдением[уточнить]). Человек, который страдает этим расстройством, боится, что его действия или выражение тревоги будут негативно оценены окружающими, и в результате стремится избегать ситуаций, в которых возникает страх или тревога[2].

У страдающих этим расстройством симптомы проявляются минимум в течение нескольких месяцев и достаточно сильны, чтобы вызывать дистресс или приводить к нарушениям в важных сферах жизни[2].

Введение

Подобные страхи могут быть вызваны воображаемым или действительным наблюдением со стороны. Человек с социофобией может осознавать, что его страхи общественного взаимодействия избыточны или беспричинны, однако преодоление их не становится от этого более лёгким. Некоторые люди, страдающие социофобией, опасаются широкого круга социальных ситуаций, в то время как другие — только специфичных, например таких, в которых необходимо проявить свои способности наилучшим образом.

В большинстве случаев социофобия начинает проявляться в раннем возрасте. 50 % страдающих этим заболеванием обнаружили его симптомы до достижения ими 11 лет, и 80 % — до достижения 20-летнего возраста. Поскольку болезнь начинает проявляться столь рано, возможно возникновение ещё и сопутствующих расстройств, таких как депрессия или злоупотребление наркотическими веществами. К психологическим симптомам социофобии, как правило, добавляются физиологические, такие как: покраснение кожных покровов, гипергидроз (потливость), тремор, учащённое сердцебиение, тошнота. Могут присутствовать ступор и быстрая, сбивчивая речь. В ситуациях, сопряжённых с сильным стрессом, возможны панические атаки. Ранняя диагностика обычно помогает минимизировать симптомы и избежать возникновения дополнительных (коморбидных) расстройств, таких как депрессия. Социофобию иногда называют «болезнью упущенных возможностей»[3][4][5][6][7][8][9][10].

История

Социофобия описывалась ещё Гиппократом. В «Корпусе Гиппократа» говорится, в частности[11]:

Любит темноту и не любит свет или сидеть в освещенных местах; надвигает головной убор на лицо, чтобы по своей воле не видеть и не быть увиденным. Не пойдет в компанию из-за страха, что его обидят, высмеют, или он скажет или сделает что-то неуместное, или ему станет нехорошо. Он думает, что все на него смотрят.

Лечение

Эффективным способом лечения является когнитивно-поведенческая психотерапия[12][13][14], особенно сочетание когнитивно-поведенческой групповой терапии с экспозицией[15]. Производится постепенное привыкание к тем социальным ситуациям, которые вызывают у пациента тревогу и в которых ему следует предпринимать те или иные действия. Значительную роль в восстановлении навыков общения у пациентов, долгое время уклонявшихся от социальных контактов, играют лечебный поведенческий тренинг и ролевые игры. Когнитивные методы помогают пациенту восстановить чувство собственного достоинства и правильно относиться к реакции окружающих на его поведение[16]. У пациента формируются новые мысленные установки при оценке ситуаций, провоцирующих тревогу и избавление от физических симптомов[17]. Может применяться также релаксационная терапия[18]:402.

Медикаменты могут применяться при категорическом отказе пациента от психотерапии, но их эффективность весьма ограничена и направлена, в основном, на устранение симптомов — тревоги и стресса. Внимание к социофобии выросло в последние годы, и были предложены также лекарственные методы:

Также при краткосрочном лечении социофобии применяются бензодиазепины, например, клоназепам[19]. Несмотря на их эффективность на начальном этапе терапии, в дальнейшем рекомендован переход на другие препараты из-за риска возникновения депрессии и возможности физической зависимости. После отмены бензодиазепинов высок риск рецидива социофобии[20].

Симптомы

Когнитивные

Люди, страдающие социофобией, испытывают настоящий ужас от того, как они будут оценены сторонними наблюдателями. Они почти всегда слишком сосредоточены на самих себе — на том, как они выглядят, как себя ведут. Такие люди также, как правило, предъявляют повышенные требования к себе. Страдающий социофобией изо всех сил пытается произвести хорошее впечатление на окружающих, но при этом уверен, что не сможет этого сделать. Бесчисленное множество раз он может проигрывать в своей голове возможные сценарии развития ситуаций, провоцирующих у него тревогу, анализируя, где и что он мог сделать или сделал не так. Эти мысли могут быть чрезвычайно навязчивыми и терзать человека неделями после соответствующей стрессовой ситуации[21]. Социофобы имеют неадекватное представление о самих себе и своих возможностях, они склонны видеть себя в плохом свете. Также есть данные о том, что память таких людей хранит в себе больше плохих воспоминаний (обычные люди быстрее забывают плохое)[22].

Например, новый сотрудник в коллективе знакомится с будущими коллегами и во время своей речи случайно запинается. Если он социофоб, то после этого у него, скорее всего, появится сильная тревога и он будет думать о том, хорошее ли впечатление произвёл; более того, память об этом событии сохранится и станет источником опасений в будущем.

Поведенческие

Как уже говорилось выше, социофобия, или социально-тревожное расстройство есть устойчивый страх широкого круга ситуаций, в которых человек оценивается окружающими, при этом он опасается создать у них плохое мнение о себе. Это состояние отличается от обычной «застенчивости» тем, что приводит к серьёзным нарушениям в жизни субъекта. Он начинает избегать любых контактов с людьми, особенно в малых группах; свиданий, вечеринок. Остерегается заговаривать с незнакомцами, посещать рестораны и т. д.[23] Люди с социофобией опасаются глядеть в глаза собеседнику[23][24].

По мнению психолога Б. Ф. Скиннера, фобии, прежде всего, характеризуются избегающим поведением. Человек попросту начинает остерегаться любых ситуаций, провоцирующих у него тревогу.

Физиологические

Физиологические эффекты, с которыми сталкиваются больные, схожи с наблюдаемыми при других расстройствах тревожного спектра[25]. У взрослых это могут быть слёзы, избыточная потливость, тошнота, трудности с дыханием, дрожь в конечностях, изменения сердечного ритма, как результаты запуска реакции «бей или беги». Возможны расстройства походки (в ситуации если человек беспокоится, «правильно» ли он ходит), особенно проходя мимо группы людей. Невольное покраснение кожных покровов лица также является довольно распространённым симптомом среди страдающих социофобией[22]. Все эти легко замечаемые окружающими физиологические реакции ещё больше усиливают тревогу в присутствии посторонних.

В американском Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам 5-го издания (DSM-5) парурез (боязнь или невозможность мочеиспускания на людях) приводится как один из признаков, свойственных социофобам[26].

Связь с другими расстройствами

Существует высокая степень коморбидности между социофобией и другими психическими расстройствами. Обычно социофобии аккомпанируют заниженная самооценка и депрессия — возможно, из-за дефицита личных взаимоотношений и длительных периодов изоляции, связанных со страхом общения с другими людьми. Пытаясь избавиться от тревоги и депрессии, человек может прибегать к употреблению алкоголя и наркотических веществ, что, в свою очередь, может привести к формированию зависимости. Есть данные, что примерно 20 % больных социофобией страдает также и от алкоголизма[27]. Одно из наиболее часто встречающихся сопутствующих расстройств — это депрессия. В одном исследовании из 14 263 человек, у 2,4 % диагностировали социофобию и из них у 16,6 % выявили также депрессию[28]. Помимо депрессии, у страдающих социофобией часто выявляют: паническое расстройство (33 %), генерализованное тревожное расстройство (19 %), посттравматическое стрессовое расстройство (36 %), злоупотребление веществами (18 %), попытки суицида (23 %)[29]. В одном из исследований было отмечено, что у пациентов с коморбидными алкоголизмом, паническим расстройством или депрессией социофобия предшествовала становлению соответствующего расстройства в 75 %, 61 % и 90 % случаев, соответственно[30][31].

Хотя в руководстве DSM-IV и говорится, что человек не может быть признан больным социофобией, если его симптомы лучше описываются критериями для расстройств аутистического спектра, таких как синдром Аспергера или аутизм[32], некоторые люди страдают от обоих недугов одновременно. Одно исследование выявило коморбидность в 28 % между аутизмом и социофобией[32].

Есть данные, указывающие на взаимосвязь социофобии с биполярным расстройством и расстройством дефицита внимания[33][34]. Вдобавок, исследования показали, что больные социофобией чаще подвержены развитию гипомании, на фоне приёма антидепрессантов, чем не страдающие социофобией[35][36].

Причины

Исследования, касающиеся причин социофобии, ведутся в широком диапазоне теорий и областей знания — от нейробиологии до социологии. Однако учёным ещё только предстоит выяснить точные причины возникновения социальной тревожности. Текущие данные позволяют говорить о том, что основную роль играет наследственная предрасположенность в комбинации с социальными факторами и факторами окружающей среды[37].

Генетические и семейные факторы

Исследователями было продемонстрировано[источник не указан 1699 дней], что риск оказаться в состоянии социальной тревожности увеличивается в 2-3 раза, если кто-либо из ближайших родственников также испытывал или испытывает это же расстройство. Возможно из-за генетического наследования и/или из-за того, что дети перенимают социальные страхи своих родителей в процессе наблюдения за ними. Исследования с участием близнецов, усыновленных разными семьями, показывают, что если один из них заболевает социофобией, то для другого риск также приобрести это расстройство на 30-50 % выше, чем в среднем в популяции[38]. Исследователи предполагают[прояснить], что родители детей с социофобией сами страдают социальной тревожностью (Bruch and Heimberg, 1994; Caster et al., 1999), и застенчивость, обнаруженная у приёмных родителей, в значительной степени коррелировала с застенчивостью у усыновленных детей (Daniels and Plomin, 1985).

Чрезмерная опека или критика детей в семье также повышает риск развития социофобии[23][39].

Параллельно с этими данными, имеются результаты исследований поведенческого ингибирования у новорождённых. Поведенческое ингибирование — не патология, а скорее особенность функционирования нервной системы, при которой индивид более сконцентрирован на себе и опасается окружающего мира. Примерно у 10-15 % людей обнаруживается этот темперамент при рождении, что является фактором риска развития социально-тревожного расстройства (социофобии) в последующей жизни[40].

Влияние прошлых эпизодов отрицательного опыта общения

Исследователями было показано, что предыдущий отрицательный опыт социализации может провоцировать развитие социофобии[41][42], в особенности у людей с повышенной чувствительностью. Примерно у половины страдающих социофобией была обнаружена чёткая взаимосвязь между психологической травмой, связанной с унизительным или травмирующим социальным событием, и обострением симптомов социофобии[43]. Имеет значение не только личный социальный опыт: просто наблюдение отрицательного опыта других делает развитие социофобии более вероятным[44]. Социальная тревожность также может быть кумулятивным эффектом: невозможность «влиться» в коллектив, неприятие или отвержение сверстниками, долгие годы психологической травли (Beidel and Turner, 1998). Застенчивые подростки и тревожные взрослые в своих резюме особенно подчёркивали, что часто в своей жизни сталкивались с неприятием сверстниками[45], выраженным в различных формах психологического и физического насилия (Gilmartin, 1987). Одно из проведённых исследований показало, что популярность отрицательно коррелирует с социальной тревожностью, и дети, непопулярные у сверстников, сообщили о более высоких уровнях тревоги и страха быть отрицательно оценёнными, чем контрольная группа[46]. Очевидно, дети с социофобией имеют тенденцию получать меньше положительных реакций от сверстников[47], что может приводить к появлению избегающего поведения[48].

Социофобия и маркетинг

После включения в 1997 году социофобии в список показаний к применению антидепрессанта группы СИОЗС пароксетин, выпускаемого компанией SmithKline Beecham, в США началась рекламная кампания стоимостью в 90 миллионов долларов, в ходе которой потенциальных потребителей убеждали, что социофобия широко распространена и что ею страдает каждый восьмой из взрослых американцев (в действительности социофобия встречается не более чем у 1—2% людей). Обычные человеческие эмоции в ходе этой кампании трактовались как признак тяжёлого психического заболевания[11].

См. также

Примечания

Источники
  1. ↑ база данных Disease ontology (англ.) — 2016.
  2. 1 2 ICD-11 — Mortality and Morbidity Statistics (англ.). icd.who.int. Дата обращения: 23 ноября 2020.
  3. ↑ Архивированная копия (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения: 10 июня 2019. Архивировано 21 декабря 2017 года.
  4. ↑ The relationship between social anxiety disorder and hyperhidrosis — Treating excessive sweating or focal hyperhidrosis and brittle nails (неопр.). Drypharmacist.com. Дата обращения: 24 августа 2013.
  5. Connor K.M., Jonathan R.T. et al. Psychometric properties of the Social Phobia Inventory (SPIN): New self-rating scale (англ.) // British Journal of Psychiatry : journal. — Royal College of Psychiatrists (англ.)русск., 2000. — Vol. 176. — P. 379—386. — PMID 10827888.
  6. Anthony MM., Coons MJ. et al. Psychometric properties of the social phobia inventory: further evaluation (англ.) // Behav. Res. Ther. : journal. — 2006. — August (vol. 44, no. 8). — P. 1177—1185. — PMID 16257387.
  7. Liebowitz M.R. Social Phobia (неопр.) // Mod Probl Pharmacopsychiatry. — 1987. — Т. 22. — С. 141—173. — PMID 2885745.
  8. Garcia-Lopez Luis Joaquin, Hidalgo Maria D., Beidel Deborah C., Olivares Jose, Turner† Samuel. Brief Form of the Social Phobia and Anxiety Inventory (SPAI-B) for Adolescents (англ.) // European Journal of Psychological Assessment. — 2008. — January (vol. 24, no. 3). — P. 150—156. — ISSN 1015-5759. — doi:10.1027/1015-5759.24.3.150. [исправить]
  9. ↑ Piqueras, J. A., Espinosa-Fernández, L., Garcia-Lopez, L. J. y Beidel, D. C. (2012). Validación del Inventario de Ansiedad y Fobia Social-Forma Breve en jóvenes adultos españoles[SPAI-B: Psychometric properties in young adults]. Behavioral Psychology/Psicologia Conductual, 20, 505—528.
  10. ↑ Vieira, S., Salvador, C., Matos, A. P., Garcia-Lopez, L. J., & Beidel, D. C. (2013). Inventario de Fobia y Ansiedad Social-versión Breve: Propiedades psicométricas en una muestra de adolescentes portugueses[SPAI-B: Psychometric properties in Portuguese adolescents]. Behavioral Psychology/Psicologia Conductual, 21, 25-38.
  11. 1 2 Талантов, Пётр Валентинович. 0,05 : Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия. — М. : АСТ : CORPUS, 2019. — 560 с. — (Библиотека фонда «Эволюция»). — ББК 54.1. — УДК 616(G). — ISBN 978-5-17-114111-0.
  12. ↑ Фармакотерапия в неврологии и психиатрии: [Пер. с англ.] / Под ред. С. Д. Энна и Дж. Т. Койла. — Москва: ООО: «Медицинское информационное агентство», 2007. — 800 с.: ил. с. — 4000 экз. — ISBN 5-89481-501-0.
  13. Kaczkurkin A. N., Foa E. B. Cognitive-behavioral therapy for anxiety disorders: an update on the empirical evidence. (англ.) // Dialogues In Clinical Neuroscience. — 2015. — September (vol. 17, no. 3). — P. 337—346. — PMID 26487814. [исправить]
  14. Hofmann S. G. Cognitive mediation of treatment change in social phobia. (англ.) // Journal Of Consulting And Clinical Psychology. — 2004. — June (vol. 72, no. 3). — P. 392—399. — doi:10.1037/0022-006X.72.3.392. — PMID 15279523. [исправить]
  15. ↑ Клиническое руководство по психическим расстройствам / Под ред. Д. Барлоу. Перевод с английского под ред. профессора Э.Г. Эйдемиллера. — 3-е изд. — Санкт-Петербург: Питер, 2008. — 912 с. — ISBN 978-5-94723-046-8.
  16. Виттхен Г.-У. Энциклопедия психического здоровья / Пер. с нем. И.Я. Сапожниковой, Э.Л. Гушанского. — Москва: Алетейа, 2006. — 552 с. — (Гуманистическая психиатрия). — ISBN 5-89321-124-3.
  17. Pilling, S; Mayo-Wilson, E; Mavranezouli, I; Kew, K; Taylor, C; Clark, DM; Guideline Development, Group. Recognition, assessment and treatment of social anxiety disorder: summary of NICE guidance. (англ.) // The BMJ : journal. — 2013. — 22 May (vol. 346). — P. f2541. — PMID 23697669.
  18. Внутренние болезни. В 10 книгах. Книга 10. Пер. с англ. / Под ред. Б. Браунвальда, К. Дж. Иссельбахера, Р. Г. Петерсдорфа и др. — Москва: Медицина, 1997. — 496 с. — ISBN 5-225-00640-X, ISBN 0-07-100134-4.
  19. Davidson, Jonathan. Treatment of Social Phobia With Clonazepam and Placebo (англ.) // Journal of Clinical Psychopharmacology (англ.)русск. : journal. — 1993. — Vol. 13, no. 6. — P. 423—428. — doi:10.1097/00004714-199312000-00008.
  20. Городничев А.В. Место бензодиазепиновых транквилизаторов в современной терапии тревожных расстройств // Биологические методы терапии психических расстройств (доказательная медицина — клинической практике) / Под ред. С.Н. Мосолова. — Москва : Издательство «Социально-политическая мысль», 2012. — С. 759—772. — 1080 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-91579-075-8.
  21. ↑ Shyness & Social Anxiety Treatment Australia
  22. 1 2 Furmark, Thomas. Social Phobia — From Epidemiology to Brain Function. Retrieved February 21, 2006.
  23. 1 2 3 Schneier, Franklin. Social Anxiety Disorder (англ.) // The New England Journal of Medicine. — 2006. — 7 September (vol. 355). — P. 1029—1036.
  24. Stein, Murray Murray (неопр.). council of University libraries. Дата обращения: 2 февраля 2012.
  25. ↑ eNotes. Social phobia — Causes Архивировано 9 февраля 2006 года.. Retrieved February 22, 2006.
  26. American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Fifth Edition (DSM-5). — Arlington, VA: American Psychiatric Publishing, 2013. — P. 203. — ISBN 978-0-89042-554-1. — ISBN 978-0-89042-555-8.
  27. ↑ Alcohol Research and Health. Sarah W. Book, Carrie L. Randall. Social anxiety disorder and alcohol use. Retrieved February 24, 2006.
  28. ↑ Crozier, page 358-9.
  29. ↑ eNotes. Social phobia Архивировано 9 февраля 2006 года.. Retrieved February 23, 2006.
  30. ↑ Crozier, page 361.
  31. Kushner Matt G., Abrams Kenneth, Thuras Paul, Hanson Karen L., Brekke Marjorie, Sletten Sandra. Follow-up Study of Anxiety Disorder and Alcohol Dependence in Comorbid Alcoholism Treatment Patients // Alcoholism: Clinical & Experimental Research. — 2005. — Август (т. 29, № 8). — С. 1432—1443. — ISSN 0145-6008. — doi:10.1097/01.alc.0000175072.17623.f8. [исправить]
  32. 1 2 Gagan Joshi • Carter Petty • Janet Wozniak • Aude Henin • Ronna Fried • Maribel Galdo • Meghan Kotarski • Sarah Walls • Joseph Biederman. The Heavy Burden of Psychiatric Comorbidity in Youth with Autism Spectrum Disorders: A Large Comparative Study of a Psychiatrically Referred Population (англ.) // Journal of Autism and Developmental Disorders (англ.)русск. : journal. — 2010. — Vol. 40, no. 11. — P. 1361—1370. — doi:10.1007/s10803-010-0996-9. — PMID 20309621. (недоступная ссылка)
  33. Pini S., Maser J.D., Dell’Osso L., et al. Social anxiety disorder comorbidity in patients with bipolar disorder: a clinical replication (англ.) // Journal of Anxiety Disorders (англ.)русск. : journal. — 2006. — Vol. 20, no. 8. — P. 1148—1157. — doi:10.1016/j.janxdis.2006.03.006. — PMID 16630705.
  34. Perugi G., Akiskal H.S. The soft bipolar spectrum redefined: focus on the cyclothymic, anxious-sensitive, impulse-dyscontrol, and binge-eating connection in bipolar II and related conditions (англ.) // Psychiatr. Clin. North Am. : journal. — 2002. — December (vol. 25, no. 4). — P. 713—737. — doi:10.1016/S0193-953X(02)00023-0. — PMID 12462857.
  35. ↑ Bipolars and social phobia (неопр.). Biopsychiatry.com. Дата обращения: 14 апреля 2010.
  36. Valença A.M., Nardi A.E., Nascimento I., et al. Do social anxiety disorder patients belong to a bipolar spectrum subgroup? (англ.) // Journal of Affective Disorders (англ.)русск. : journal. — 2005. — May (vol. 86, no. 1). — P. 11—8. — doi:10.1016/j.jad.2004.12.007. — PMID 15820266.
  37. ↑ «Social anxiety disorder.» CareNotes. Truven Health Analytics Inc., 2012. Health Reference Center Academic. Web. 15 Nov. 2012.
  38. Kendler K., Karkowski L., Prescott C. Fears and phobias: reliability and heritability (неопр.) // Psychological Medicine (англ.)русск.. — 1999. — Т. 29, № 3. — С. 539—553. — doi:10.1017/S0033291799008429. — PMID 10405076.
  39. Warren S., Huston L., Egeland B., Sroufe L. Child and adolescent anxiety disorders and early attachment (англ.) // Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry (англ.)русск. : journal. — 1997. — Vol. 36, no. 5. — P. 637—644. — doi:10.1097/00004583-199705000-00014. — PMID 9136498.
  40. Schwartz C., Snidman N., Kagan J. Adolescent social anxiety as an outcome of inhibited temperament in adulthood (англ.) // Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry (англ.)русск. : journal. — 1999. — Vol. 38, no. 8. — P. 1008—1015. — doi:10.1097/00004583-199908000-00017. — PMID 10434493.
  41. ↑ National Center for Health and Wellness.Causes of Social Anxiety Disorder Архивировано 1 декабря 2005 года.. Retrieved February 24, 2006.
  42. ↑ Athealth.com.Social phobia. 1999. Retrieved February 24, 2006.
  43. ↑ Mineka S, Zinbarg R (1995) Conditioning and ethological models of social phobia. In: Heimberg R, Liebowitz M, Hope D, Schneier F, editors. Social Phobia: Diagnosis, Assessment, and Treatment. New York: The Guilford Press, 134—162
  44. ↑ Beidel, D.C., & Turner, S.M. (1998). Shy children, phobic adults: The nature and treatment of social phobia. American Psychological Association Books.
  45. Ishiyama F. Shyness: Anxious social sensitivity and self-isolating tendency (англ.) // Adolescence : journal. — 1984. — Vol. 19, no. 76. — P. 903—911. — PMID 6516936.
  46. La Greca A., Dandes S., Wick P., Shaw K., Stone W. Development of the social anxiety scale for children: Reliability and concurrent validity (англ.) // J Clin Child Psychol : journal. — 1988. — Vol. 17. — P. 84—91.
  47. Spence S.H., Donovan C., Brechman-Toussaint M. Social skills, social outcomes, and cognitive features of childhood social phobia (англ.) // Journal of Abnormal Psychology (англ.)русск. : journal. — 1999. — May (vol. 108, no. 2). — P. 211—221. — doi:10.1037/0021-843X.108.2.211. — PMID 10369031.
  48. Rubin K.H., Mills R.S. The many faces of social isolation in childhood (англ.) // Journal of Consulting and Clinical Psychology (англ.)русск.. — 1988. — December (vol. 56, no. 6). — P. 916—924. — doi:10.1037/0022-006X.56.6.916. — PMID 3204203.

Литература

  • Дж. У. Биик «Тренинг преодоления социофобии. Руководство по самопомощи»
  • Щербатых Ю. В., Ивлева Е. И. Психофизиологические и клинические аспекты страха, тревоги и фобий / Ю. В. Щербатых, Е. И. Ивлева. — Воронеж: Истоки, 1998. — 282 с. ISBN 5 88242-094-6
  • Проблемная группа по социальной фобии Всемирной Ассоциации Психиатрии, под. ред. С. А. Монтгомери «Социофобия»

Ссылки

Почему люди боятся разговаривать по телефону?

Что такое телефонный разговор? Это считывание информации только через один канал — аудио. Что при этом нужно учитывать: тембр, ваш настрой и то, как подается ваш голос. Я, как аудиал, могу вам сказать, что через голос можно считать все — начиная от внутреннего возраста человека и заканчивая банальными вещами: из какого он региона и какой у него уровень образования. Поэтому постарайтесь настроиться позитивно: говорите уверенно и обязательно в хорошем настроении.

Если страх физиологический — обратите внимание, где этот страх сидит. Люди жалуются на то, что в районе сердца колет, либо у них ладони потеют, либо им просто хочется встать и уйти подальше от телефона. Это нормальный процесс, когда при страхе в кровь выбрасываются гормоны и адреналин. Это происходит всегда. Нужно размяться, скинуть лишний адреналин: попрыгать, может быть, даже похлопать в ладоши, чтобы запустить кровообращение.

Направьте внутреннее внимание на себя. Закройте глаза, дышите ровно и спокойно — как только вы начинаете спокойно дышать и расслабляете тело, вы начинаете успокаиваться.

Всегда работает история с проговором вслух — это на порядок лучше, чем если бы вы просто продумали разговор. Также можно написать тезисы — потому что ваша моторика помогает мозгу четче формулировать мысли.

Перед тем как снять трубку и заговорить, определитесь с финальной задачей, которую вы хотите решить этим звонком. Можете на бумажке написать. Это очень важно. Даже если это приглашение на свидание. По формулировке цель должна быть максимально простой. Если вы держите во время всего разговора эту цель в голове, то вы, отталкиваясь от нее, начинаете формулировать только важное. Помимо цели, вы должны доносить определенный смысл до человека, аргументируя его — зачем то, о чем вы говорите, нужно человеку и почему это хорошо.

Самое негативное впечатление, которое может произвести человек, — позвонить из какого-нибудь шумного места, где его дергают, отвлекают и что-то все время на фоне происходит. Если вы хотите получить от разговора результат, вас должно быть хорошо слышно.

Не пытайтесь во время разговора делать еще одно дело. Потому что как только вы отвлекаетесь, человек сразу же автоматически считывает, что вам неинтересно.

Бывают такие весельчаки, которые пытаются шутить просто ради того, чтобы создать хорошее настроение, но при этом с юмором у них не очень классно. Вот зашутить не надо, а пошутить можно.

Мы сейчас с вами разговариваем, и я специально делаю паузы — для понимания. Если вы просто пытаетесь затараторить какую-то информацию, как продавец, причем не очень опытный, то собеседник думает, что вы хотите его просто заболтать. Эмоция важна, но если вы хотите получить от разговора результат, то нужно говорить четко и структурно.

Представьте, на другом конце телефона не какой-то грозный человек, а человек с такими же проблемами, у него так же болит живот, например, или он устал и хочет спать. Да, может быть, у него другая должность или другой доход, но это ровно такой же человек. Он так же обижается или боится, с ним происходят те же самые ситуации, что и с вами.

Справочник психопата – Власть – Коммерсантъ

       Недавно психологи опубликовали самый полный список человеческих страхов — фобий. Люди боятся не только грозы, мышей, пауков или дорожного движения, но и кур, коленей, длинных слов и запора. И похоже, что каждому из нас есть чем дополнить этот длинный список.

       В современном мире непросто прожить, страдая боязнью электричества. Донна, 45-летняя писательница из Бостона, знает это лучше других. Каждый раз, когда она оказывается поблизости от какого-либо электроприбора, пусть даже это будет просто выключатель, ее охватывает ужас и желание куда-нибудь убежать. А во время грозы она просто теряет сознание от страха. Но за долгие годы она сумела приспособиться к своей фобии. Например, когда нужно открыть холодильник, она надевает резиновые тапочки. С наступлением вечера она сидит в темноте и ждет, пока кто-нибудь войдет в комнату и включит свет. Она очень редко покупает себе одежду, поскольку боится статического электричества, накапливающегося на предметах в универмаге. Она даже опасается принимать душ: вдруг муж случайно войдет в ванную с электробритвой…
       Болезнь Донны называется электрофобия. В списке фобий она располагается рядом с эйсоптрофобией (боязнью зеркал) и эреутрофобией (боязнью покраснеть). Это лишь немногие из фобий на «э». А всего в списке более 500 различных фобий, включающих в себя фобии разнообразных животных (от мышей до быков), людей (китайцев, красивых женщин, лысых мужчин и прочее), природных явлений (от восхода солнца до северного сияния), определенных мест (мостов, домов, кладбищ), действий или ситуаций, а также отдельных предметов (книг, часов, велосипедов и т. п.).
       Среди фобий есть совершенно экзотические, как, например, боязнь клоунов, выдр или арахисового масла, точнее, того, что оно приклеится к небу во время еды. А есть и очень распространенные — вроде акрофобии (страх высоты), клаустрофобии (боязнь замкнутого пространства) и агорафобии (панический страх выйти из дома). К довольно распространенным относится также гемофобия (страх крови), которая у некоторых людей, например, у московской студентки Ольги, достигает такой интенсивности, что она теряет сознание даже от фигурального оборота «сказал как отрезал», одно время часто звучавшего в телевизионной рекламе.
       У пациента НИИ психиатрии имени Ганнушкина 38-летнего Геннадия с детства наблюдается странная фобия воздушных шаров, для которой психиатры пока не придумали латинского названия. Если раньше ему, чтобы справиться со своим страхом, достаточно было не ходить в зоопарк или парк Горького, то в последнее время из-за обилия воздушных шаров в оформлении магазинов и уличной рекламе жизнь Геннадия стала совсем невыносимой: он боится заходить в супермаркеты, ходить по центральным улицам и даже ездить в метро, где обязательно попадаются какие-нибудь легкомысленные пассажиры с воздушными шариками в руках.
       В США, где забота о душевном здоровье граждан превратилась в навязчивую идею, количество больных разными фобиями оценивают в 50 млн. У нас больных, может, и не меньше, но их никто не считал. Диагностика фобий затрудняется тем, что многие человеческие страхи кажутся вполне оправданными: разве не разумно опасаться аварии на оживленной автомобильной трассе и разве не опасно летать на самолете в грозу?
       С другой стороны, многие из тех, кто считает себя страдающими фобией, на самом деле испытывают обычную неприязнь к тем или иным предметам или ситуациям. Например, в последнее время стало модно говорить о компьютерной фобии. Но те, кто считает компьютер порождением дьявола или иногда в припадке ярости пытается разбить зависший компьютер молотком, вовсе не больны. А те, кто брезгует лишний раз заходить в видавший виды лифт со сломанными кнопками, вовсе не страдает клаустрофобией. Разница между нормальным страхом и болезненной фобией в том, что с фобией практически невозможно справиться. Попав в ситуацию, запускающую болезненную реакцию, человек покрывается холодным потом, начинает задыхаться, у него появляется тахикардия и непреодолимое желание бежать куда глаза глядят.
       Эти ощущения настолько неприятны, что больные пускаются на самые невероятные уловки, чтобы их избежать. Например, страдающая агорафобией Марина в течение нескольких лет терпела зубную боль, не решаясь выйти из дома и пройти 50 метров до поликлиники, которая располагалась как раз у нее во дворе. А когда зуб все-таки потребовалось вырвать, она вызвала «скорую помощь» и убедила бригаду врачей, чтобы они сходили в соседнюю поликлинику и привели хирурга. Американка Дженетт так боялась кошек, что заставляла свою дочь начиная с пятилетнего возраста первой заходить в магазин или любое новое помещение, чтобы удостовериться, что там нет кошки. А социальный работник Нора из Атланты, которой приходится много ездить по городу, часами рассчитывает предстоящий маршрут таким образом, чтобы поворачивать только направо, поскольку смертельно боится левых поворотов.
       
       Согласно последней классификации психических болезней, фобии делятся на три основные категории: социальные фобии, агорафобии и простые фобии. Простыми называют фобии отдельных предметов, действий или ситуаций. В научной литературе описано огромное количество простых фобий, начиная со страха крови и заканчивая фобией числа 8. Как правило, они носят ассоциативный характер и связаны с какой-то травмирующей ситуацией, в которой появлялись эти предметы.
       Американский психолог Скиннер еще в 20-е годы провел следующий эксперимент. Он искусственно создал у восьмимесячного младенца страх перед кроликами. Когда ребенку впервые показали живого кролика, он нисколько не испугался, а, наоборот, заинтересованно протянул к нему ручки. Но когда кролика показали во второй раз, позади с грохотом уронили поднос. Ребенок испугался и заплакал. После этого каждый раз, когда ребенку показывали кролика, он начинал реветь.
       Вторым этапом эксперимента было отучение младенца от этой фобии. Кролика стали показывать издалека и в тот момент, когда ребенок уже собирался зареветь, давали ему бутылочку с едой. Во время еды плакать сложно, и ребенок постепенно успокаивался. Через несколько сеансов такой терапии ребенок смог играть с кроликом и ему уже не требовалась для успокоения бутылочка.
       Социальной фобией называют страх оказаться в центре внимания других людей, страх испытать стыд или унижение в результате собственного неловкого поведения. Например, 50-летний пациент американского психиатра Ричарда Хеймберга постоянно говорил о том, что его мечта — жениться и иметь семью. Однако он так боялся быть отвергнутым, что эта его мечта так и не осуществилась. Однажды, после нескольких лет терапии, он все-таки пригласил даму на свидание. На следующем сеансе он рассказал, как хорошо провел время со своей новой знакомой. Но на вопрос терапевта, договорились ли они о следующем свидании, ответил: «Она была так добра ко мне. Но я ведь понимаю, доктор: милостыню дважды не подают».
       Для таких пациентов проблемой является не просто низкая самооценка, а настоящий ужас, который они испытывают в присутствии других людей,— ужас, вызывающий сердцебиение, дрожь, головокружение и тошноту. Чаще всего невыносимым является присутствие большого числа людей. Они избегают массовых собраний, приемов и вечеринок. Но постепенно, по мере прогрессирования заболевания, круг общения таких пациентов все сужается и они становятся все более и более изолированными.
       Агорафобия — это сложное душевное расстройство, часто сопровождающееся так называемыми паническими атаками. Пациенты, страдающие агорафобией, как правило, боятся оказаться в ситуации, где они потеряют контроль над собой или не смогут совладать с физической опасностью. Их страхи и фантазии принимают разнообразный и причудливый характер. Часто им кажется, что на улице с ними может произойти сердечный приступ и никто не придет на помощь. Иногда их мучают подозрения, что они могут сойти с ума. Очень часто они боятся ездить в транспорте, так как им кажется, что они могут попасть в ловушку, из которой нет выхода. Но больше всего они боятся самого страха. Французский психиатр Жан Котро описывает случай своей 23-летней пациентки Катрин, страдавшей агорафобией в сочетании с фагофобией — страхом подавиться во время еды. В возрасте 10 лет пациентка поперхнулась в ресторане, и людям пришлось оказывать ей помощь и вынимать куски пищи у нее из гортани. С тех пор Катрин приходилось пропускать пищу через мясорубку, иначе она есть не могла. В 22 года с пациенткой впервые случился приступ паники, за которым последовало развитие стойкой агорафобии. Пациентку постоянно преследовали мысли о возможном удушье и смерти вдали от дома, где никто не сможет ей помочь. Катрин бросила занятия в университете, не ходила в магазины, перестала водить машину и избегала оставаться дома одна, тщательно промалывала всю еду и постоянно проверяла гортань с помощью зеркальца.
       
       Эту пациентку, как и многих других, страдающих фобиями, удалось вылечить с помощью когнитивной психотерапии. Это не единственный известный сегодня способ лечения фобий, но, по мнению многих психиатров, самый надежный. Он мало чем отличается от эксперимента с кроликом и состоит в том, что пациента постепенно приучают к пугающей его ситуации сначала с помощью воображения, а затем и наяву. Например, Катрин сначала просили вообразить себя в каком-нибудь месте, откуда она не имеет возможности выйти, например на лекции, где она откусывает сэндвич и начинает задыхаться. Доктор учил ее справляться с возникшими ощущениями до тех пор, пока тревога не исчезала. Потом ее просили поесть в присутствии терапевта, сходить вместе с ним за покупками. Эта техника называется «погружение». С помощью «погружения» в пугающую ситуацию в сопровождении врача пациент тренируется контролировать свои ощущения и постепенно приучается обходиться без посторонней помощи.
       На лечение Катрин потребовалось 30 сеансов. Впрочем, те, кому подобное лечение кажется слишком длительным и трудоемким, вполне могут заменить его современными транквилизаторами. Тем более что, по мнению некоторых современных исследователей, большинство фобий имеет физиологическую природу, а вовсе не вызвано психологическими причинами. Это подтверждается, например, тем, что однояйцевые близнецы, разлученные в детстве и воспитанные в совершенно различных условиях, иногда страдают одинаковыми фобиями. На наследственную природу некоторых фобий указывает и то, что многие люди боятся того, с чем им практически не приходится сталкиваться в современной жизни. Например, Мартин, студент-стоматолог из Лондона, страдает фобией змей. В школе он даже склеил страницы в учебнике зоологии, чтобы его взгляд случайно не упал на изображение змеи. Ему часто снятся кошмары, в которых он видит себя сидящим в баре или на стадионе и к нему внезапно приближается огромная змея. «Это странно,— говорит Мартин,— поскольку в жизни мне ни разу не довелось увидеть ни одной змеи».
       Действительно, большинство фобий совершенно иррациональны. Хотя огромное число людей гибнет в автокатастрофах, фобии автомобилей встречаются гораздо реже, чем страх перед крысами или пауками, которые редко причиняют человеку какой-либо вред.
       По мнению сторонников наследственного происхождения фобий, это легко объяснить: на протяжении тысячелетий нашим предкам удалось выживать только благодаря тому, что они умели избегать грозящих им опасностей: диких животных, ядовитых змей и насекомых, молнии, ранений. Именно с этими древними опасностями, угрожавшими человечеству на протяжении большей части его истории, связаны наиболее распространенные фобии: страх перед животными, боязнь высоты и темноты, страх крови и ранений. Что же касается более современных опасностей — таких, как автомобили и самолеты,— то страх перед ними еще не успел закрепиться у человека на генетическом уровне. Конечно, по мере появления новых опасностей развиваются новые фобии: например, после атомных взрывов появилась радиофобия — боязнь радиоактивного излучения. Но большинство фобий человек унаследовал от своих далеких предков, и от них трудно избавиться, несмотря на то что ни змеи, ни дикие звери горожанам больше не угрожают.
       Не все исследователи согласны с наследственной теорией происхождения фобий. Психоаналитики, например, считают «пусковыми механизмами» развития фобий психические травмы, пережитые в детстве: пожар в доме, укус собаки и т. п. Еще большее значение имеют реакции родителей: как правило, маленький ребенок пугается не столько самой опасности, сколько того страха, который испытывают взрослые, когда случается нечто непредвиденное. У тревожных матерей дети гораздо чаще страдают разнообразными фобиями, чем у спокойных и уверенных в себе.
       Представление о роли ранних детских переживаний в возникновении фобий, разрабатываемое психоаналитиками, привело к выявлению специфических черт личности больных фобиями. Их жизненную философию можно сформулировать тремя основными утверждениями: мир полон опасностей, я слаб и беспомощен, окружающие люди враждебны и равнодушны. Например, для больных агорафобией со страхом транспортной езды типично переживание равнодушия и презрения со стороны других людей, которые не только не помогут в случае приступа удушья или сердцебиения, но и посмеются над ними. Так, больная Л. избегает выходить на улицу, так как представляет себя лежащей в обмороке далеко от дома, а люди проходят мимо со словами: «Алкоголичка!»
       Поэтому кроме тренировки в «полевых условиях» больным фобиями рекомендуют пересмотреть свои взгляды на жизнь и научиться более конструктивному мышлению. Тому, кто убежден во враждебности окружающих людей, терапевт помогает вспомнить случаи бескорыстной помощи со стороны других. А человеку, который считает себя никчемным и беспомощным, советуют вспомнить ситуации, в которых он проявил самостоятельность и компетентность.
АННА ФЕНЬКО

      

 
       Царь Петр Великий всю жизнь страдал акарофобией (боязнью насекомых) и был не в состоянии нормально работать в больших помещениях с высокими потолками, что свидетельствует о склонности к экофобии в сочетании со спацефобией (боязнь своего дома и боязнь пустых пространств). Сохранившийся до сих пор домик Петра в Петербурге интересен сделанным по требованию царя низким фальшпотолком, подвешенным к высокому настоящему и создающим эффект «уютной шкатулки»
       
 
       Писатель Николай Гоголь страдал тафефобией (боязнь быть заживо похороненным). Этот страх был столь мучителен, что он неоднократно отдавал письменные поручения друзьям хоронить его только тогда, когда появятся явные признаки трупного разложения. Помимо этого, Гоголь с тридцати лет страдал патофобией, более известной как ипохондрия (страх перед разнообразными болезнями)
       
 
       Художник Михаил Врубель болел калигинефобией (страх перед женщинами, которые ему нравились). В студенческие годы изрезал себе ножом грудь после неудачного романа. Отчаянно робея перед предметами своей романтической влюбленности, он в то же время легко прибегал к услугам проституток. От одной из них он и заразился сифилисом, который в конце концов привел его к безумию и потере зрения
       
 
       Император Наполеон Бонапарт болел гиппофобией (боязнь лошадей), осложненной лейкофобией (боязнь белого цвета). В то же время на многих живописных полотнах Наполеон Бонапарт изображен верхом на белом коне. Коротышка-артиллерист, садившийся верхом крайне редко и сидевший в седле мешком, ненавидел и боялся белых лошадей — их никогда и не было в его конюшнях
       
 
       Генералиссимус Иосиф Сталин страдал токсикофобией (боязнь отравления) и авиафобией (боязнь полетов на самолете). Будучи главнокомандующим, он ни разу не побывал на фронте, а на мирную конференцию в Потсдам отправился поездом, который охраняли 17 тыс. бойцов НКВД и 8 бронепоездов. Кроме того, знаменитые ночные бдения Сталина заставляют подозревать у него сомнифобию (боязнь ложиться спать). Известно, что заснуть Сталин мог лишь в состоянии полного истощения, до которого он доводил себя, работая по ночам
       
 
       Миллионер Говард Хьюз страдал патофобией (боязнь болезней вообще) с отчетливо выраженной молизмофобией (боязнь инфекций). Он жил, наглухо отгородившись от остального мира. Каждый час Хьюзу мерили температуру и давление, купали и переодевали, пичкали лекарствами. В комнатах не было ни книг, ни безделушек — ничего, что могло бы накапливать пыль. Хьюз не касался голыми руками документов, дверных ручек и даже вилки с ножом и поминутно протирал руки и лицо салфетками. Он отказался общаться с женой, поскольку не был уверен в ее чистоте. В конце жизни он уже почти ничего не ел и не пил, так как даже дистиллированная вода казалась ему грязной

       
Какие бывают фобии
       Боязнь всего — панафобия (Panophobia)
       Многих вещей — полифобия (Polyphobia)
       Всего нового — неофобия (Neophobia)
Явлений природы
       Воздуха — анемофобия (Anemophobia)
       Облаков — нефофобия (Nephophobia)
       Холода, льда и мороза — криофобия (Cryophobia)
       Ночи — никтофобия (Nyctophobia)
       Темноты — скотофобия (Scotophobia)
       Дня — эозофобия (Eosophobia)
       Солнечного света — фенгофобия (Phengophobia)
       Света — фотофобия (Photophobia)
       Вспышек света — селафобия (Selaphobia)
       Грома и молнии — бронтофобия (Brontophobia)
       Электричества — электрофобия (Electrophobia)
       Яркого света — фотоауглиафобия (Photoaugliaphobia)
       Громкого шума — лигирофобия (Ligyrophobia)
       Космических явлений — космикофобия (Kosmikophobia)
       Метеоров — метеорофобия (Meteorophobia)
       Комет — кометофобия (Cometophobia)
       Луны — селенофобия (Selenophobia)
       Северного сияния — аурорафобия (Auroraphobia)
       Звезд — астрофобия (Astrophobia)
       Солнца — гелиофобия (Heliophobia)
       Засухи — ксерофобия (Xerophobia)
       Наводнения — антлофобия (Antlophobia)
       Тумана — гомихлофобия (Homichlophobia)
       Ураганов — лилапсофобия (Lilapsophobia)
       Озер — лимнофобия (Limnophobia)
       Рек или бегущей воды — потамофобия (Potamophobia)
       Морей и океанов — талассофобия (Thalassophobia)
       Пропастей — кремнофобия (Cremnophobia)
       Дождя — омброфобия (Ombrophobia)
       Теней — сциопофобия (Sciopophobia)
       Снега — хионофобия (Chionophobia)
       Воды — гидрофобия (Hydrophobia)
       Ветра — анкраофобия (Ancraophobia)
       Высоты — акрофобия (Acrophobia)
       Лесов — гилофобия (Hylophobia)
       Растений — ботанофобия (Botanophobia)
       Деревьев — дендрофобия (Dendrophobia)
       Грибов — микофобия (Mycophobia)
       Цветов — антрофобия (Anthrophobia)
       Запахов — ольфактофобия (Olfactophobia)
       
Ситуаций
       Пристального разглядывания другими — скоптофобия (Scoptophobia)
       Прикосновения — афенфосмофобия (Aphenphosmophobia)
       Сексуального приставания — контрелтофобия (Contreltophobia)
       Изнасилования — виргинитифобия (Virginitiphobia)
       Несчастного случая — дистихифобия (Dystychiphobia)
       Атомного взрыва — атомософобия (Atomosophobia)
       Радиации — радиофобия (Radiophobia)
       Физического или морального наказания — рабдофобия (Rhabdophobia)
       Порки — мастигофобия (Mastigophobia)
       Критики — эниссофобия (Enissophobia)
       Оказаться связанным — меринтофобия (Merinthophobia)
       Оказаться задушенным — пнигофобия (Pnigophobia)
       Захлебнуться — ангинофобия (Anginophobia)
       Оказаться в толпе — охлофобия (Ochlophobia)
       Обеда и обеденных разговоров — дейпнофобия (Deipnophobia)
       Испачкаться — рипофобия (Rhypophobia)
       Быть загипнотизированным — гипнофобия (Hypnophobia)
       Судебных процессов — литикафобия (Liticaphobia)
       Женитьбы — гамофобия (Gamophobia)
       Хирургической операции — томофобия (Tomophobia)
       Религиозных церемоний — телеофобия (Teleophobia)
       Остаться в одиночестве — изолофобия (Isolophobia)
       Услышать хорошую новость — евпофобия (Eupohobia)
       Быть незамеченным — атазагорафобия (Athazagoraphobia)
       Быть осмеянным — катагелофобия (Katagelophobia)
       
Веществ
       Алкоголя — метилофобия (Methyphobia)
       Вина — ойнофобия (Oenophobia)
       Вредных паров — аэрофобия (Aerophobia)
       Пыли — аматофобия (Amathophobia)
       Фекалий — копрофобия (Coprophobia)
       Гниющей материи — сеплофобия (Seplophobia)
       Пищи — цибофобия (Cibophobia)
       Чеснока — аллиумофобия (Alliumphobia)
       Мяса — карнофобия (Carnophobia)
       Овощей — лаханофобия (Lachanophobia)
       Золота — аурофобия (Aurophobia)
       Металла — металлофобия (Metallophobia)
       Яда — иофобия (Iophobia)
       
Состояний
       Боли — альгинофобия (Algiophobia)
       Головокружения при взгляде вниз — иллингофобия (Illyngophobia)
       Тошноты — динофобия (Dinophobia)
       Обморока или слабости — астенофобия (Asthenophobia)
       Усталости — копофобия (Kopophobia)
       Ночной эякуляции — онейрогмофобия (Oneirogmophobia)
       Менструации — менофобия (Menophobia)
       Старения — геронтофобия (Gerontophobia)
       Снов — онейрофобия (Oneirophobia)
       Одиночества — монофобия (Monophobia)
       Гнева — ангрофобия (Angrophobia)
       Поражения — какоррафиофобия (Kakorrhaphiophobia)
       Зависимости от других — сотериофобия (Soteriophobia)
       Неудачи — атихифобия (Atychiphobia)
       Забыть что-то или быть забытым — атазагорафобия (Athazagoraphobia)
       Свободы — элевтерофобия (Eleutherophobia)
       Веселья — херофобия (Cherophobia)
       Несовершенства — ателофобия (Atelophobia)
       Ревности — зелофобия (Zelophobia)
       Смеха — гелиофобия (Geliophobia)
       Любви — эротофобия (Erotophobia)
       Влюбленности — филофобия (Philophobia)
       Воспоминаний — мнемофобия (Mnemophobia)
       Бедности — пениафобия (Peniaphobia)
       Богатства — плутофобия (Plutophobia)
       Благодарности — доксофобия (Doxophobia)
       Радости — гедонофобия (Hedonophobia)
       Ответственности — гипенгиофобия (Hypengyophobia)
       
Болезней
       Болезней вообще —патофобия (Pathophobia)
       Определенной болезни — монопатофобия (Monopathophobia)
       Ангины — ангинофобия (Anginophobia)
       Потери памяти — амнезифобия (Amnesiphobia)
       Слепоты — скотомафобия (Scotomaphobia)
       Заболеваний мозга — менингитофобия (Meningitophobia)
       Рака — канцерофобия (Cancerophobia)
       Инфаркта — кардиофобия (Cardiophobia)
       Холеры — хорофобия (Chorophobia)
       Запора — копрастазофобия (Coprastasophobia)
       Инфекции — молизмофобия (Molysmophobia)
       Диабета — диабетофобия (Diabetophobia)
       Бешенства — кинофобия (Cynophobia)
       Гриппа — фебрифобия (Febriphobia)
       Ранения — трипанофобия (Trypanophobia)
       Травмы — травматофобия (Traumatophobia)
       Безумия — дементофобия (Dementophobia)
       Кожного зуда — акарофобия (Acarophobia)
       Проказы — лепрофобия (Leprophobia)
       Вшей — фтириофобия (Phthiriophobia)
       Насморка — эпистаксиофобия (Epistaxiophobia)
       Фобий — фобиофобия (Phobophobia)
       Отравления — токсикофобия (Toxicophobia)
       Полиомиелита — полиозофобия (Poliosophobia)
       Геморроя — проктофобия (Proctophobia)
       Шока — гормефобия (Hormephobia)
       Сексуального извращения — парафобия (Paraphobia)
       Кожных заболеваний — дерматозиофобия (Dermatosiophobia)
       Сифилиса — луифобия (Luiphobia)
       Туберкулеза — фтизиофобия (Phthisiophobia)
       Прививок — вакцинофобия (Vaccinophobia)
       Венерических заболеваний — кипридофобия (Cypridophobia)
       
Мира животных
       Животных — зоофобия (Zoophobia)
       Меха и кожи животных — дорафобия (Doraphobia)
       Диких животных — агризоофобия (Agrizoophobia)
       Муравьев — мирмекофобия (Myrmecophobia)
       Пчел — апифобия (Apiphobia)
       Птиц — орнитофобия (Ornithophobia)
       Быков — таурофобия (Taurophobia)
       Лошадей — гиппофобия (Hippophobia)
       Кошек — аклюрофобия (Aclurophobia)
       Кур — алекторофобия (Alektorophobia)
       Собак — кинофобия (Cynophobia)
       Мышей — музофобия (Musophobia)
       Крыс — земмифобия (Zemmiphobia)
       Выдр — лютрафобия (Lutraphobia)
       Рыб — ихтиофобия (Ichthyophobia)
       Акул — селахофобия (Selachophobia)
       Моллюсков — остраконофобия (Ostraconophobia)
       Лягушек — батрахофобия (Batrachophobia)
       Жаб — буфонофобия (Bufonophobia)
       Бактерий и микробов — верминофобия (Verminophobia)
       Насекомых — акарофобия (Acarophobia)
       Моли — моттефобия (Mottephobia)
       Паразитов — паразитофобия (Parasitophobia)
       Рептилий — герпетофобия (Herpetophobia)
       Змей — офидиофобия (Ophidiophobia)
       Пауков — арахнефобия (Arachnephobia)
       Червей — сколецифобия (Scoleciphobia)
       
Предметов
       Асимметричных вещей — асимметрифобия (Asymmetriphobia)
       Маленьких предметов — микрофобия (Microphobia)
       Больших предметов — мегалофобия (Megalophobia)
       Священных предметов — агиофобия (Hagiophobia)
       Автомобилей — моторофобия (Motorophobia)
       Велосипедов — циклофобия (Cyclophobia)
       Книг — библиофобия (Bibliophobia)
       Часов — хронометрофобия (Chronometrophobia)
       Компьютеров — киберфобия (Cyberphobia)
       Крестов и распятий — стаурофобия (Staurophobia)
       Хрусталя и стекла — кристаллофобия (Crystallophobia)
       Кукол — педиофобия (Pediophobia)
       Новых лекарств — неофармофобия (Neopharmaphobia)
       Тканей — текстофобия (Textophobia)
       Птичьих перьев — птеронофобия (Pteronophobia)
       Флейты — аулофобия (Aulophobia)
       Машин — механофобия (Mechanophobia)
       Зеркал — катоптрофобия (Catoptrophobia)
       Денег — хрометофобия (Chrometophobia)
       Иголок и колючих предметов — айхмофобия (Aichmophobia)
       Пули — баллистофобия (Ballistophobia)
       Огнестрельного оружия — гоплофобия (Hoplophobia)
       Ядерного оружия — нуклеомитуфобия (Nucleomituphobia)
       Бумаги — папирофобия (Papyrophobia)
       Булавок — энетофобия (Enetophobia)
       Бритвы — ксирофобия (Xyrophobia)
       Телефонов — телефонофобия (Telephonophobia)
       
Людей
       Людей вообще — антропофобия (Anthropophobia)
       Общества — социофобия (Sociophobia)
       Лысых — пеладофобия (Peladophobia)
       Бородатых — погонофобия (Pogonophobia)
       Красивых женщин — калигинефобия (Caligynephobia)
       Уродов — тератофобия (Teratophobia)
       Собственного отражения в зеркале — эйсоптрофобия (Eisoptrophobia)
       Нищих и попрошаек — гобофобия (Hobophobia)
       Воров — сцелерофобия (Scelerophobia)
       Детей — педофобия (Pedophobia)
       Невинных девушек — партенофобия (Parthenophobia)
       Китайцев — синофобия (Sinophobia)
       Клоунов — коулрофобия (Coulrophobia)
       Дантистов — дентофобия (Dentophobia)
       Иностранцев — ксенофобия (Xenophobia)
       Англичан — англофобия (Anglophobia)
       Французов — франкофобия (Francophobia)
       Немцев — тевтофобия (Teutophobia)
       Греков — геллофобия (Hellophobia)
       Гомосексуалистов — гомофобия (Homophobia)
       Мужчин — андрофобия (Androphobia)
       Японцев — японофобия (Japanophobia)
       Евреев — юдофобия (Judeophobia)
       Тещи или свекрови — пентерафобия (Pentheraphobia)
       Стариков — геронтофобия (Gerontophobia)
       Папы римского — папафобия (Papaphobia)
       Политиков — политикофобия (Politicophobia)
       Священников — иерофобия (Hierophobia)
       Проституток — кипридофобия (Cypridophobia)
       Грабителей — гарпаксофобия (Harpaxophobia)
       Русских — русофобия (Russophobia)
       Родственников — сингенезофобия (Syngenesophobia)
       Женщин — гинофобия (Gynophobia)
       Подростков — эфебифобия (Ephebiphobia)
       Представителей противоположного пола — гетерофобия (Heterophobia)
       Колдунов и колдуний — виккафобия (Wiccaphobia)
       
Действий
       Плавать — аблутофобия (Ablutophobia)
       Ложиться спать — клинофобия (Clinophobia)
       Вести машину — амаксофобия (Amaxophobia)
       Рожать — малевзиофобия (Maleusiophobia)
       Переезжать — тропофобия (Tropophobia)
       Одеваться — вестифобия (Vestiphobia)
       Работать за компьютером — киберфобия (Cyberphobia)
       Готовить — магейрокофобия (Mageirocophobia)
       Пересекать улицу — агирофобия (Agyrophobia)
       Танцевать — хорофобия (Chorophobia)
       Принимать решения — децидофобия (Decidophobia)
       Не исполнить свой долг — паралипофобия (Paralipophobia)
       Лечиться — фармакофобия (Pharmacophobia)
       Ходить к врачу — ятрофобия (Iatrophobia)
       Лечить зубы — одонтофобия (Odontophobia)
       Пить — дипсофобия (Dipsophobia)
       Есть, глотать — фагофобия (Phagophobia)
       Летать — авиафобия (Aviophobia)
       Оперировать (у хирургов) — эргазиофобия (Ergasiophobia)
       Писать — графофобия (Graphophobia)
       Целоваться — филемафобия (Philemaphobia)
       Учиться — софофобия (Sophophobia)
       Лечить (у врачей) — опиофобия (Opiophobia)
       Двигаться — кинетофобия (Kinetophobia)
       Выражать свое мнение — доксофобия (Doxophobia)
       Ездить на поезде — сидеродромофобия (Siderodromophobia)
       Путешествовать — годофобия (Hodophobia)
       Ходить в школу — дидаскалейнофобия (Didaskaleinophobia)
       Говорить — лалиофобия (Laliophobia)
       Говорить по телефону — фонофобия (Phonophobia)
       Публично выступать — глоссофобия (Glossophobia)
       Спать — сомнифобия (Somniphobia)
       Сидеть — катисофобия (Kathisophobia)
       Думать — фронемофобия (Phronemophobia)
       Работать — эргофобия (Ergophobia)
       Ходить — амбулофобия (Ambulophobia)
       Мыться — абультофобия (Abultophobia)
       Заниматься сексом — коитофобия (Coitophobia)
       Согрешить — энозиофобия (Enosiophobia)
       Потерять невинность — примейзодофобия (Primeisodophobia)
       Украсть — клептофобия (Kleptophobia)
       Раздеться при людях — дисабиллофобия (Dishabillophobia)
       Мочиться — урофобия (Urophobia)
       Долго ждать — макрофобия (Macrophobia)
       Растолстеть — обезофобия (Obesophobia)
       Открывать глаза — оптофобия (Optophobia)
       Возвращаться домой — ностофобия (Nostophobia)
       
Тела и его частей
       Непривлекательности собственного тела — дисморфофобия (Dysmorphophobia)
       Крови — гемофобия (Hemophobia)
       Телесных запахов — осмофобия (Osmophobia)
       Всего, что с левой стороны тела — левофобия (Levophobia)
       Всего, что с правой стороны тела — декстрофобия (Dextrophobia)
       Пениса в состоянии эрекции — медортофобия (Medorthophobia)
       Потери эрекции — медомалакуфобия (Medomalacuphobia)
       Глаз — омметафобия (Ommetaphobia)
       Женских гениталий — колпофобия (Kolpophobia)
       Волос — хаэтофобия (Chaetophobia)
       Рук — хирофобия (Chirophobia)
       Коленей — генуфобия (Genuphobia)
       Наготы — гимнофобия (Gymnophobia)
       Зубов — одонтофобия (Odontophobia)
       Морщин — ритифобия (Rhytiphobia)
       Облысения — фалакрофобия (Phalacrophobia)
       
Того, что связано со временем и смертью
       Смерти и умирания — танатофобия (Thanatophobia)
       Кладбищ — койметрофобия (Coimetrophobia)
       Времени и часов — хронофобия (Chronophobia)
       Трупов — некрофобия (Necrophobia)
       Гниения и распада — сеплофобия (Seplophobia)
       Могил — плакофобия (Placophobia)
       Быть похороненным заживо — тафефобия (Taphephobia)
       
Абстрактных понятий
       Идей — идеофобия (Ideophobia)
       Идей, отличающихся от общепринятых — ересифобия (Heresyphobia)
       Знания — гнозиофобия (Gnosiophobia)
       Рая — уранофобия (Ouranophobia)
       Ада — гадефобия (Hadephobia)
       Наследственности — патройофобия (Patroiophobia)
       Бесконечности — апейрофобия (Apeirophobia)
       Справедливости — дикефобия (Dikephobia)
       Материализма — гилефобия (Hylephobia)
       Души — психофобия (Psychophobia)
       Мифов и сказок — мифофобия (Mythophobia)
       Музыки — мелофобия (Melophobia)
       Имен — номатофобия (Nomatophobia)
       Новизны — кайнофобия (Cainophobia)
       Мнений — аллодоксафобия (Allodoxaphobia)
       Философии — философобия (Philosophobia)
       Поэзии — метрофобия (Metrophobia)
       Прогресса — прософобия (Prosophobia)
       Религии — теофобия (Theophobia)
       Сложной научной терминолгогии — гелленологофобия (Hellenologophobia)
       Символов — симболофобия (Symbolophobia)
       Симметрии — симметрофобия (Symmetrophobia)
       Слов — логофобия (Logophobia)
       Длинных слов — гиппопотомомонстросесквиппедалиофобия (Hippopotomonstrosesquippedaliophobia)
       Техники — технофобия (Technophobia)
       Сатаны — сатанофобия (Satanophobia)
       Теологии — теологикофобия (Theologicophobia)
       Демонов — демонофобия (Demonophobia)
       Привидений — фасмофобия (Phasmophobia)
       
Цветов
       Цветов вообще — хромофобия (Chromophobia)
       Черного — меланофобия (Melanophobia)
       Пурпурного — порфирофобия (Porphyrophobia)
       Желтого — ксантофобия (Xanthophobia)
       Красного — эритрофобия (Erythrophobia)
       Белого — лейкофобия (Leukophobia)
       
Чисел
       Чисел вообще — нумерофобия (Numerophobia)
       Числа 8 — октофобия (Octophobia)
       Числа 13 — трискадекафобия (Triskadekaphobia)
       
Мест
       Определенных мест — топофобия (Topophobia)
       Своего дома — экофобия (Ecophobia)
       Окрестностей своего дома — эйкофобия (Eicophobia)
       Больниц — нозокомефобия (Nosocomephobia)
       Домов вообще — доматофобия (Domatophobia)
       Пустых комнат — ценофобия (Cenophobia)
       Комнат вообще — койнонифобия (Koinoniphobia)
       Развалин — атефобия (Atephobia)
       Школы — сколинофобия (Scolionophobia)
       Улиц — агирофобия (Agyrophobia)
       Пустого пространства — спацефобия (Spacephobia)
       Замкнутого пространства — клаустрофобия (Claustrophobia)
       Открытых мест, многолюдья — агорафобия (Agoraphobia)
       Театров — театрофобия (Theatrophobia)
       Лесов, темных зарослей — никтогилофобия (Nyctohylophobia)
       Темных мест — лигрофобия (Lygophobia)
       Высоты — аэроакрофобия (Aeroacrophobia)
       Узких коридоров — стенофобия (Stenophobia)
       Церквей — экклезиофобия (Ecclesiophobia)
       Мостов — гефирофобия (Gephyrophobia)
       Высоких зданий — батофобия (Batophobia)
       
Источник: phobialist.com

Экспозиция (психотерапия)

Экспози́ция, экспозицио́нная терапи́я (англ. exposure therapy) — техника в поведенческой психотерапии, применяемая для лечения тревожных расстройств. Суть техники заключается в экспозиции пациента к источнику тревоги или её контексту, в отсутствие прямой опасности. Это помогает пациенту преодолеть тревогу или стресс[1][2]. В своих механизмах техника похожа на парадигму исчезновения страха (англ. fear extinction paradigm), разработанную по результатами экспериментов над лабораторными грызунами[3][4].

Исследования продемонстрировали эффективность техники в лечении таких расстройств, как генерализованное тревожное расстройство, социофобия, обсессивно-компульсивное расстройство[5], посттравматическое стрессовое расстройство и специфические фобии[6].

Применение

Генерализованное тревожное расстройство

Экспозиционная терапия может быть эффективной техникой лечения для людей с генерализованным тревожным расстройством, в особенности экспозиция in vivo, имеющая большую эффективность, нежели воображаемая экспозиция (англ. imaginal exposure). Цель терапии заключается в выработке здоровой эмоциональной регуляции посредством систематического контролируемого воздействия на пациента травматического стимула[7].

Фобии

Экспозиционная терапия является самым эффективным существующим методом лечения фобий[8]. Несколько метаанализов оценивали односессионные лечебные вмешательства длиной 1—3 часа. На четвёртый год после лечения 90% пациентов сохранили значительное снижение уровня страха и избегания, в то время как 65% не демонстрировали вообще никаких симптомов изначальной фобии[9].

Агорафобия и социофобия достаточно успешно лечатся с помощью экспозиционной терапии[10].

Обсессивно-компульсивное расстройство

Экспозиция и предотвращение реакций/ритуалов (англ. exposure and response prevention, ERP or EX/RP) — вариант техники экспозиции, рекомендованный Американской психиатрической ассоциацией и Mayo Clinic как терапия первой очереди для лечения обсессивно-компульсивного расстройства, наиболее подкреплённая клиническими исследованиями[11][12].

ERP основана на идее, что терапевтический эффект достигается, когда пациент противостоит своим страхам, но отказывается при этом от применения ритуалов или реакции избегания (компульсий), которые обычно используются пациентом для снижения уровня стресса при ОКР[13]. В рамках терапии пациента сознательно помещают в стрессогенную ситуацию, при этом он должен отказаться от совершения компульсий. По мере роста толерантности к стрессовой ситуации или мыслям пациент осознаёт, что компульсии не обязательны для успешной борьбы со стрессом или тревогой[11][12].

Кокрановский обзор клинических исследований 2006 года показал, что ERP-группа показала лучшие результаты, чем контрольная группа листа ожидания или фармакологическое плацебо; максимальную эффективность имеет комбинация ERP и фармакотерапии; эффективность ERP и фармакотерапии по отдельности примерно одинакова[14].

Примечания

  1. ↑ Myers & Davis, 2007, pp. 141–2
  2. Joseph, J.S.; Gray, M.J. (2008). “Exposure Therapy for Posttraumatic Stress Disorder”. Journal of Behavior Analysis of Offender and Victim: Treatment and Prevention. 1 (4): 69—80. DOI:10.1037/h0100457.
  3. Marks, I. (1979). “Exposure therapy for phobias and obsessive-compulsive disorders”. Hosp Pract. 14 (2): 101—8. DOI:10.1080/21548331.1979.11707486. PMID 34562.
  4. Myers, K.M.; Davis, M. (2007). “Mechanisms of Fear Extinction”. Molecular Psychiatry. 12 (2): 120—50. DOI:10.1038/sj.mp.4001939. PMID 17160066.
  5. Huppert; Roth (2003). “Treating Obsessive–Compulsive Disorder with Exposure and Response Prevention” (PDF). The Behavior Analyst Today. 4 (1): 66—70. DOI:10.1037/h0100012. Архивировано из оригинала (PDF) 2012-10-30. Дата обращения 2013-01-12.
  6. Böhnlein, Joscha; Altegoer, Luisa; Muck, Nina Kristin; Roesmann, Kati; Redlich, Ronny; Dannlowski, Udo; Leehr, Elisabeth J. (January 2020). “Factors influencing the success of exposure therapy for specific phobia: A systematic review”. Neuroscience & Biobehavioral Reviews [англ.]. 108: 796—820. DOI:10.1016/j.neubiorev.2019.12.009 – via PsycInfo.
  7. Parsons, T.D.; Rizzo, A.A. (2008). “Affective outcomes of virtual reality exposure therapy for anxiety and specific phobias: A meta-analysis”. Journal of Behavior Therapy and Experimental Psychiatry. 39 (3): 250—261. DOI:10.1016/j.jbtep.2007.07.007. PMID 17720136.
  8. Chambless, D.L.; Ollendick, T.H. (2001). “Empirically supported psychological interventions: Controversies and Evidence”. Annual Review of Psychology. 52 (1): 685—716. DOI:10.1146/annurev.psych.52.1.685. PMID 11148322.
  9. Kaplan, J. S.; Tolin, D. F. (2011). “Exposure therapy for anxiety disorders: Theoretical mechanisms of exposure and treatment strategies”. Psychiatric Times. 28 (9): 33—37.
  10. Vögele, Claus; Ehlers, Anke; Meyer, Andrea H.; Frank, Monika; Hahlweg, Kurt; Margraf, Jürgen (2010). “Cognitive mediation of clinical improvement after intensive exposure therapy of agoraphobia and social phobia”. Depression and Anxiety. 27 (3): 294—301. DOI:10.1002/da.20651. PMID 20037922.
  11. 1 2 Koran, LM; Hanna, GL; Hollander, E; Nestadt, G; Simpson, HB; American Psychiatric, Association. (July 2007). “Practice guideline for the treatment of patients with obsessive-compulsive disorder” (PDF). The American Journal of Psychiatry. 164 (7 Suppl): 5—53. PMID 17849776.
  12. 1 2 Geller, Daniel A.; March, John (January 2012). “Practice parameter for the assessment and treatment of children and adolescents with obsessive-compulsive disorder”. Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry. 51 (1): 98—113. DOI:10.1016/j.jaac.2011.09.019. PMID 22176943.
  13. Abramowitz, Jonathan S. Exposure Therapy for Anxiety: Principles and Practice / Jonathan S. Abramowitz, Brett J. Deacon, Stephen P. H. Whiteside. — Guilford Press, 2011-03-14. — ISBN 9781609180171.
  14. O’Kearney, RT; Anstey, K; von Sanden, C; Hunt, A (2006). “Behavioural and cognitive behavioural therapy for obsessive compulsive disorder in children and adolescents”. Cochrane Database of Systematic Reviews. 2006 (4): CD004856. DOI:10.1002/14651858.CD004856.pub2. PMID 17054218.

Социальное тревожное расстройство (социофобия) — Симптомы и причины

Обзор

Нервничать в некоторых социальных ситуациях — это нормально. Например, поход на свидание или презентация может вызвать ощущение бабочек в животе. Но при социальном тревожном расстройстве, также называемом социальной фобией, повседневные взаимодействия вызывают значительную тревогу, неловкость и смущение, потому что вы боитесь, что вас будут внимательно изучать или оценивать негативно со стороны других.

При социальном тревожном расстройстве страх и тревога приводят к избеганию, которое может разрушить вашу жизнь. Сильный стресс может повлиять на ваши отношения, распорядок дня, работу, учебу или другие виды деятельности.

Социальное тревожное расстройство может быть хроническим психическим заболеванием, но изучение навыков совладания с психотерапией и прием лекарств может помочь вам обрести уверенность и улучшить вашу способность взаимодействовать с другими людьми.

Уход за социальным тревожным расстройством в клинике Mayo

Продукты и услуги

Показать другие продукты Mayo Clinic

Симптомы

Чувство застенчивости или дискомфорта в определенных ситуациях не обязательно является признаком социального тревожного расстройства, особенно у детей.Уровни комфорта в социальных ситуациях различаются в зависимости от личностных качеств и жизненного опыта. Некоторые люди от природы сдержанны, а другие более общительны.

В отличие от повседневной нервозности, социальное тревожное расстройство включает страх, тревогу и избегание, которые мешают отношениям, распорядку дня, работе, учебе или другой деятельности. Социальное тревожное расстройство обычно начинается в раннем и среднем подростковом возрасте, хотя иногда оно может начаться у детей младшего возраста или у взрослых.

Эмоциональные и поведенческие симптомы

Признаки и симптомы социального тревожного расстройства могут включать постоянные:

  • Страх ситуаций, в которых вас могут судить негативно
  • Беспокойство о том, чтобы поставить себя в неловкое положение или унизить себя
  • Сильный страх общения или разговора с незнакомыми людьми
  • Страх, что другие заметят, что вы выглядите встревоженным
  • Страх физических симптомов, которые могут вызвать смущение, таких как покраснение, потливость, дрожь или дрожащий голос
  • Избегание делать что-либо или разговаривать с людьми из-за боязни смущения
  • Избегание ситуаций, в которых вы могли бы оказаться в центре внимания
  • Тревога в ожидании опасного действия или события
  • Сильный страх или беспокойство во время социальных ситуаций
  • Анализ вашей работы и выявление недостатков в вашем взаимодействии после социальной ситуации
  • Ожидание наихудших последствий негативного опыта в социальной ситуации

У детей тревога по поводу взаимодействия со взрослыми или сверстниками может проявляться в слезах, приступах гнева, цеплянии за родителей или отказе говорить в социальных ситуациях.

Социальное тревожное расстройство производительного типа — это когда вы испытываете сильный страх и тревогу во время выступления или выступления на публике, но не в других типах более общих социальных ситуаций.

Физические симптомы

Физические признаки и симптомы иногда могут сопровождать социальное тревожное расстройство и могут включать:

  • Покраснение
  • Учащенное сердцебиение
  • Дрожь
  • Потение
  • Расстройство желудка или тошнота
  • Проблемы с дыханием
  • Головокружение или дурноту
  • Чувство, что ваш разум потерял сознание
  • Напряжение мышц
Избегание обычных социальных ситуаций

При социальном тревожном расстройстве может быть трудно вынести обычные повседневные переживания, в том числе:

  • Взаимодействие с незнакомыми или незнакомыми людьми
  • Посещение вечеринок или общественных мероприятий
  • Собираюсь на работу или в школу
  • Начало разговора
  • Зрительный контакт
  • Знакомства
  • Вход в комнату, в которой уже сидят люди
  • Возврат товара в магазин
  • Есть на глазах у других
  • Использование общественного туалета

Симптомы социального тревожного расстройства могут со временем меняться.Они могут вспыхнуть, если вы столкнетесь с большим количеством изменений, стрессов или требований в своей жизни. Хотя избегание ситуаций, вызывающих тревогу, может улучшить ваше самочувствие в краткосрочной перспективе, ваше беспокойство, вероятно, будет продолжаться в долгосрочной перспективе, если вы не получите лечения.

Когда обращаться к врачу

Обратитесь к своему врачу или специалисту в области психического здоровья, если вы боитесь и избегаете обычных социальных ситуаций, потому что они вызывают смущение, беспокойство или панику.

Причины

Как и многие другие состояния психического здоровья, социальное тревожное расстройство, вероятно, возникает в результате сложного взаимодействия биологических факторов и факторов окружающей среды.Возможные причины включают:

  • Унаследованные признаки. Тревожные расстройства, как правило, передаются по наследству. Однако не совсем ясно, какая часть этого может быть связана с генетикой, а какая с усвоенным поведением.
  • Строение мозга. Структура мозга, называемая миндалевидным телом (амигдала), может играть роль в контроле реакции страха. Люди с гиперактивной миндалевидным телом могут иметь повышенную реакцию страха, вызывая повышенную тревогу в социальных ситуациях.
  • Окружающая среда. Социальное тревожное расстройство может быть приобретенным поведением — у некоторых людей может развиться серьезная тревога после неприятной или неловкой социальной ситуации. Кроме того, может быть связь между социальным тревожным расстройством и родителями, которые либо моделируют тревожное поведение в социальных ситуациях, либо больше контролируют или чрезмерно опекают своих детей.

Факторы риска

Несколько факторов могут повысить риск развития социального тревожного расстройства, в том числе:

  • Семейный анамнез. У вас с большей вероятностью разовьется социальное тревожное расстройство, если это заболевание есть у ваших биологических родителей или братьев и сестер.
  • Отрицательные впечатления. Дети, которые подвергаются поддразниванию, издевательствам, отторжению, насмешкам или унижению, могут быть более склонны к социальному тревожному расстройству. Кроме того, с этим расстройством могут быть связаны другие негативные события в жизни, такие как семейный конфликт, травма или жестокое обращение.
  • Темперамент. Дети, которые застенчивы, робки, замкнуты или сдержанны, когда сталкиваются с новыми ситуациями или людьми, могут подвергаться большему риску.
  • Новые социальные или рабочие потребности. Симптомы социального тревожного расстройства обычно проявляются в подростковом возрасте, но знакомство с новыми людьми, публичное выступление или презентация важной работы могут вызвать симптомы впервые.
  • Внешний вид или состояние, привлекающее внимание. Например, уродство лица, заикание или тремор из-за болезни Паркинсона могут усилить чувство неловкости и могут вызвать у некоторых людей социальное тревожное расстройство.

Осложнения

При отсутствии лечения социальное тревожное расстройство может контролировать вашу жизнь. Беспокойство может мешать работе, учебе, отношениям или удовольствиям от жизни. Это нарушение может вызывать:

  • Низкая самооценка
  • Проблемы с напористостью
  • Отрицательный разговор с самим собой
  • Повышенная чувствительность к критике
  • Плохие социальные навыки
  • Изоляция и сложные социальные отношения
  • Низкая успеваемость и успеваемость
  • Злоупотребление психоактивными веществами, например, чрезмерное употребление алкоголя
  • Самоубийство или попытки самоубийства

Другие тревожные расстройства и некоторые другие расстройства психического здоровья, особенно большое депрессивное расстройство и проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами, часто возникают вместе с социальным тревожным расстройством.

Профилактика

Невозможно предсказать, что вызовет у кого-то развитие тревожного расстройства, но вы можете предпринять шаги, чтобы уменьшить влияние симптомов, если вы беспокоитесь:

  • Обратитесь за помощью пораньше. Беспокойство, как и многие другие психические расстройства, может быть труднее вылечить, если вы подождете.
  • Вести дневник. Отслеживание вашей личной жизни может помочь вам и вашему специалисту в области психического здоровья определить, что вызывает у вас стресс, а что помогает вам чувствовать себя лучше.
  • Расставляйте приоритеты в своей жизни. Вы можете уменьшить беспокойство, тщательно управляя своим временем и энергией. Убедитесь, что вы проводите время, делая то, что вам нравится.
  • Избегайте употребления вредных веществ. Употребление алкоголя, наркотиков и даже кофеина или никотина может вызвать или усугубить беспокойство. Если вы пристрастились к любому из этих веществ, отказ от курения может вызвать у вас беспокойство. Если вы не можете бросить курить самостоятельно, обратитесь к своему врачу или найдите программу лечения или группу поддержки, которые помогут вам.

Отдельные или общие факторы риска социальной тревожности и расстройств пищевого поведения?

Аппетит. Авторская рукопись; доступно в PMC 2014 1 августа 2014 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC3660512

NIHMSID: NIHMS467913

Cheri A. Levinson

1 Вашингтонский университет в Сент-Луисе

900 Родебо

1 Вашингтонский университет в г.Луис

Эмили К. Уайт

2 Университет Невады, Лас-Вегас

Эндрю Менатти

3 Университет Огайо

Джастин Уикс

3 Университет Огайо

Джульетта М. Яковино

1 Вашингтонский университет в Сент-Луисе

Кортни С. Уоррен

2 Университет Невады, Лас-Вегас

1 Вашингтонский университет в Сент-Луисе

2 Университет Невады, Лас-Вегас

3 Ohio University

Переписку относительно этой статьи следует направлять Чери Левинсон, факультет психологии Вашингтонского университета в Сент-Луисе.Louis, St. Louis, MO 63130. Телефон: 314-935-8627 [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Appetite. См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Социальная тревожность и расстройства пищевого поведения очень коморбидны. Социальная тревожность внешнего вида (т. Е. страх отрицательной оценки своей внешности ), общий страх отрицательной оценки и перфекционизм — все они были предложены в качестве факторов риска как для социального тревожного расстройства, так и для расстройств пищевого поведения.Однако до сих пор ни одно исследование не изучало все три фактора одновременно. Используя моделирование структурным уравнением в двух различных выборках ( N = 236; N = 136), мы протестировали модель, в которой каждый из этих факторов риска был однозначно связан с социальной тревожностью и симптомами расстройства пищевого поведения. Мы обнаружили поддержку социальной тревожности, связанной с внешним видом, как общего фактора риска между социальной тревожностью и симптомами расстройства пищевого поведения, тогда как страх отрицательной оценки был фактором риска только для симптомов социальной тревожности.Несмотря на значительные отношения нулевого порядка, два аспекта перфекционизма (высокие стандарты и неадаптивный перфекционизм) не проявились как фактор риска для любого расстройства, когда были рассмотрены все конструкции. Эти результаты были сохранены, когда в модель были включены пол, индекс массы тела, отрицательные черты характера и депрессия. Возможно, что устранение опасений, связанных с негативной оценкой внешнего вида, может уменьшить симптомы расстройства пищевого поведения и социальной тревожности.

Ключевые слова: социальная тревожность, расстройство пищевого поведения, социальная тревога внешнего вида, перфекционизм, страх отрицательной оценки, моделирование структурным уравнением, расстройства пищевого поведения

Коморбидность социальной тревожности и пищевого расстройства

Расстройства пищевого поведения и тревожные расстройства имеют высокую степень коморбидности, с некоторыми исследованиями обнаружение до 83 процентов людей с расстройством пищевого поведения, также соответствующих критериям тревожного расстройства (Godart, Flament, Lecrubier, & Jeammet, 2000; Pallister & Waller, 2008).Социальное тревожное расстройство (САР) чаще всего встречается среди всех тревожных расстройств у лиц с расстройствами пищевого поведения и значительно чаще встречается у лиц с расстройствами пищевого поведения, чем в контрольных группах (Godart et al., 2003; Godart et al., 2000). Кроме того, люди с SAD с большей вероятностью сообщают о расстройстве пищевого поведения, чем представители контрольной группы, а у лиц с SAD, как сообщалось, 20% соответствуют критериям расстройства пищевого поведения (Becker, DeViva, & Zayfert, 2004; Godart et al., 2003).Распространенность САР в течение жизни составляет от 23 до 71,4% среди людей с нервной анорексией (НА) (Godart et al., 2000; Halmi et al., 1991; Hinrichsen, Waller, & van Gerko, 2004) и между 23 и 67,8% среди людей с нервной булимией (НБ) (Brewerton et al., 1995; Hinrichsen et al., 2004; Laessle & Schulz, 2009), тогда как показатель распространенности SAD в течение всей жизни среди населения значительно ниже — примерно 12 % (Ruscio et al., 2008).

Очевидно, что коморбидность между САР и расстройствами пищевого поведения выходит за рамки того, что САР является распространенным психическим расстройством, что позволяет предположить, что могут существовать общие уязвимости, которые создают риск как САР, так и расстройств пищевого поведения.Этот риск вызывает беспокойство, потому что у людей с ЭД САР является препятствием для обращения за помощью, негативным прогностическим фактором для результатов лечения и снижает вовлеченность в лечение (Buckner, Eggleston, & Schmidt, 2006; Goodwin & Fitzgibbon, 2002). Таким образом, понимание природы этой сопутствующей патологии может улучшить эффективность лечения расстройств пищевого поведения.

Факторы риска САР и расстройств пищевого поведения

Исследования показывают, что все психические расстройства представляют собой кластеры болезней с перекрывающимися генетическими и негенетическими факторами риска, и что эти перекрывающиеся факторы риска могут способствовать высокому уровню коморбидности между расстройствами (например,г., Fyer & Brown, 2009; Хайман, 2003). Чтобы предотвратить психические расстройства и лечить людей с сопутствующим САР и расстройствами пищевого поведения, важно определить факторы риска, способствующие возникновению этих расстройств. Учитывая сильную, но неполную коморбидность между этими расстройствами (т. Е. Не каждый человек с расстройством пищевого поведения имеет социальное тревожное расстройство), кажется правдоподобным наличие как конкретных факторов риска (т. Е. Факторов риска, которые способствуют только одному расстройству), так и общих факторов риска. между расстройствами.Было предложено несколько факторов риска, способствующих развитию как САР, так и расстройств пищевого поведения, и на сегодняшний день наибольшее внимание привлекли перфекционизм, страх негативной оценки и социальная тревога. Мы рассмотрим каждый из предложенных факторов риска ниже.

Неадаптивный и адаптивный перфекционизм

Как социально тревожные люди, так и люди с расстройствами пищевого поведения имеют повышенные уровни перфекционизма по крайней мере некоторых типов по сравнению с контрольной группой (Antony, Purdon, Huta, & Swinson, 1998; Bardone-Cone et al.2007; Bastiani, Rao, Weltzin, & Kaye, 1995). Предполагается, что перфекционизм способствует поддержанию социальной тревожности (Hope, Heimberg, & Klein, 1990), побуждая социально тревожных людей предполагать, что социальные взаимодействия будут негативными из-за их неспособности соответствовать идеальным стандартам (Heimberg, Juster, Hope, И Маттиа, 1995). Точно так же несколько систематических обзоров предполагают, что перфекционизм является фактором риска расстройств пищевого поведения (Bardone-Cone et al., 2007; Jacobi, Hayward, de Zwaan, Kraemer, & Agras, 2004; Stice, 2002).

Исследования показывают, что есть двумерные аспекты перфекционизма (Hewitt, Flett, Turnbull-Donovan, & Mikail, 1991): адаптивный тип (например, высокие стандарты), связанный со здоровым функционированием (DiBartolo, Frost, Chang, LaSota, & Grills, 2004) и неадаптивный тип (например, оценочный перфекционизм), связанный с негативными исходами, такими как тревога и депрессия (DiBartolo, Li, & Frost, 2008). Исследования показали, что неадаптивный перфекционизм имеет сильную положительную связь с социальной тревожностью, тогда как высокие стандарты имеют более слабую обратную связь с социальной тревожностью (Shumaker & Rodebaugh, 2009).Неадаптивный перфекционизм может быть особенно актуален для понимания коморбидности между САР и расстройствами пищевого поведения, тогда как высокие стандарты могут быть более актуальными для расстройств пищевого поведения, поскольку высокие стандарты часто наблюдаются у лиц с расстройствами пищевого поведения (Bastiani et al., 1995; Boone, Soenens, Braet , & Goossens, 2010). Действительно, Bardone-Cone et al. (2007) сообщает, что существуют области перфекционизма, которые характерны для расстройств пищевого поведения, а не для других психопатологий (например, опасения по поводу ошибок).Неадаптивный перфекционизм можно концептуализировать как критическую самооценку, тогда как адаптивный перфекционизм может быть здоровым стимулом к ​​личным достижениям (DiBartolo et al., 2008).

В обзоре литературы по перфекционизму Иган, Уэйд и Шафран (2011) предполагают, что перфекционизм может быть трансдиагностическим механизмом (т. Е. Охватывающим разные диагнозы), разделяемым между тревогой (включая социальную тревогу) и расстройствами пищевого поведения, в этом перфекционизме. помогает объяснить совместное возникновение этих расстройств, а лечение перфекционизма предотвращает появление обоих типов симптомов.Самая ранняя (насколько нам известно) эмпирическая демонстрация перфекционизма как трансдиагностического процесса между САР и расстройствами пищевого поведения показала, что перфекционизм смягчает взаимосвязь между социальной тревожностью и булимическим поведением в группе людей с высокой социальной тревожностью; в частности, Силгадо и его коллеги (2009) обнаружили, что люди, демонстрирующие высокий уровень социальной тревожности и перфекционизма, с большей вероятностью подвержены риску булимического поведения. Однако остается много вопросов относительно взаимосвязи между перфекционизмом, социальной тревожностью и расстройством пищевого поведения.

Страх отрицательной оценки

Страх отрицательной оценки — это страх того, что самого себя будут оценивать отрицательно. Клинические образцы женщин с расстройствами пищевого поведения сообщают о более высоком уровне страха отрицательной оценки, чем контрольная группа (Hinrichsen, Wright, Waller, & Meyer, 2003). В неклинической выборке Гилберт и Мейер (2003) обнаружили, что в поперечном наборе данных страх отрицательной оценки был связан со стремлением к похуданию сверх депрессии и проспективно предсказал симптомы булимии (Gilbert & Meyer, 2005).В литературе по социальной тревожности страх отрицательной оценки считается когнитивным фактором риска социальной тревожности (Haikal & Hong, 2010). Хаймберг, Брозович и Рапи (2010) описывают модель социальной тревожности, в которой социальная тревога возникает из-за повышенного страха негативной оценки в социальных ситуациях, в которых может быть оценен человек. В другом исследовании изучается страх отрицательной оценки как потенциального посредника между социальной тревогой и расстройством пищевого поведения (Vander Wal & Thomas, 2004; Wonderlich-Tierney & Wal, 2010), но на сегодняшний день ни одно исследование не продемонстрировало доказательств в пользу посредничества в наборе данных с достаточным количеством данных. волны во времени, чтобы продемонстрировать временное превосходство, которое, как утверждается, является необходимостью при тестировании посредничества (Maxwell & Cole, 2007).Кроме того, недавние исследования показывают, что страх отрицательной оценки лучше рассматривать как общий фактор риска социальной тревожности и расстройства пищевого поведения, а не как посредника (Levinson & Rodebaugh, 2012).

Социальная тревога по поводу внешнего вида

Социальная тревога по поводу внешнего вида определяется как «страх того, что человек будет оценен негативно из-за своей внешности » (Hart et al., 2008). Социальная тревога по поводу внешнего вида положительно коррелирует с показателями социальной тревожности и негативного образа тела (Claes et al., 2012), но это не просто совпадение этих других конструкций. Напротив, социальная тревога по внешнему виду связана с уникальной долей вариативности социальной тревожности, помимо негативного образа тела, депрессии, личности и аффекта (Hart et al., 2008; Levinson & Rodebaugh, 2011). Москович (2009) предположил, что воспринимаемые недостатки внешнего вида могут быть одним из основных опасений, заставляющих людей с САР бояться публичной критики. В области расстройств пищевого поведения Ригер и др. (2010) предположили, что социальная оценка внешнего вида приводит к появлению таких симптомов, как расстройство пищевого поведения, у тех людей, которые уделяют особое внимание своему внешнему виду.В поддержку этих предположений Левинсон и Родебо (2012) обнаружили, что социальная тревожность внешнего вида была связана с расстройством пищевого поведения сверх четырех других показателей социальной тревожности и что социальная тревога внешнего вида была общим фактором риска расстройства пищевого поведения и социальной тревожности у студентов старших курсов. образец. В клинической выборке Koskina, Van den Eynde, Meisel, Campbell и Schmidt (2011) обнаружили, что люди с диагнозом нервная булимия имели значительно более высокий уровень социальной тревожности, чем здоровые люди из контрольной группы, а Claes и его коллеги (2011) обнаружили, что Социальная тревога по поводу внешнего вида была положительно связана с индексом массы тела (ИМТ), стремлением к похуданию и неудовлетворенностью телом у женщин с диагнозом расстройство пищевого поведения.

Текущее исследование

Таким образом, данные свидетельствуют о том, что перфекционизм (неадаптивный перфекционизм и высокие стандарты), страх негативной оценки и тревога по поводу социального внешнего вида потенциально могут быть общими факторами риска социальной тревожности и симптомов расстройства пищевого поведения. Однако в той же модели тестировались только социальная тревога внешнего вида и страх отрицательной оценки, и ни социальная тревога внешнего вида, ни страх отрицательной оценки еще не тестировались в модели, которая включала неадаптивный перфекционизм и высокие стандарты.В текущем исследовании мы протестировали комбинированную модель риска, в которой неадаптивный перфекционизм, высокие стандарты (которые можно рассматривать как адаптивный перфекционизм), страх негативной оценки и социальная тревога по поводу внешнего вида были включены в качестве общих факторов риска социальной тревожности и расстройства пищевого поведения. . В первой выборке мы протестировали эту модель с включением пола и ИМТ, потому что эти переменные очень сильно связаны с расстройством пищевого поведения (например, Siever, 1994). Мы предположили, что каждый из этих факторов риска однозначно связан с расстройством пищевого поведения и социальной тревожностью.Во втором примере мы попытались воспроизвести модель из образца 1 и проверить, сохраняются ли отношения сверх отрицательного аффекта и депрессии.

Методы: Исследование 1

Участников

Участниками были 236 студентов из университета Среднего Запада, в основном белые ( n = 211; 90%) женщины ( n = 172; 74%), со средним возрастом 19.00 лет ( SD = 1.49). Участники были набраны из вводного курса психологии и выполнили все меры, перечисленные ниже в Интернете.Участникам сказали, что исследование изучает тревогу, питание и личность, и им возместили зачет курса. Части этого набора данных также использовались для проверки взаимосвязи между социальной тревожностью и избеганием упражнений (Levinson, Rodebaugh, Menatti, & Weeks, 2012), но эти результаты не совпадают с результатами, представленными здесь.

Меры

Многомерная шкала перфекционизма Фроста (FMPS)

(Frost, Marten, Lahart, & Rosenblate, 1990) измеряет несколько аспектов перфекционизма: беспокойство по поводу ошибок, сомнения в действиях, родительская критика, родительские ожидания, личные стандарты , а также порядок и организация.Мы использовали комбинацию этих подшкал, чтобы измерить адаптивный и дезадаптивный перфекционизм, как это использовалось в предыдущих исследованиях (Frost et al., 1993; DiBartolo et al., 2004). Подшкала «Неадаптивная оценочная озабоченность» (MEC) суммирует элементы из подшкал «Обеспокоенность по поводу ошибок», «Сомнения в действиях», «Родительская критика» и «Родительские ожидания». MEC оценивает критическую самооценку и восприятие перфекционизма под влиянием родителей. Например, люди, вероятно, будут меньше думать обо мне, если я сделаю ошибку.MEC связан с индикаторами плохого психологического функционирования, такими как самозамещение и депрессия (DiBartolo et al., 2008). Мы использовали подшкалу MEC как меру неадаптивного перфекционизма (подробности см. В Введение ). Для адаптивного перфекционизма мы использовали подшкалу Чистых Персональных Стандартов (PPS), которая включает элементы подшкалы Персональных Стандартов, которые меньше всего связаны со страхом отрицательной оценки (DiBartolo et al., 2004) и представляют собой меру, в частности, высоких стандартов .Например, пункт . Я ставлю перед собой более высокие цели, чем большинство людей . Мы использовали эту оценку, потому что подтверждающий факторный анализ показывает, что адаптивный и дезадаптивный аспекты перфекционизма лучше всего подходят по сравнению с однофакторной структурой для FMPS (Cox, Enns, & Clara, 2002). Все показатели внутренней согласованности варьировались от хороших до отличных, и их можно найти по диагонали.

Таблица 1

Корреляции нулевого порядка и внутренняя согласованность между факторами риска и симптомами социальной тревожности и расстройством пищевого поведения в исследовании 1.

* 17

2 84
1 2 3 4 5 6 7

Среднее значение (SD) ) 40,76 (14,84) 21,35 (7,08) 57,07 (14,88) 16,68 (4,15) 24,15 (4,92)
1. Симптомы ED
2.Социальная тревога .41 ** .89
3. SAA .68 ** .96
4. FNE .48 ** .64 **

17

2
.87
5. MPERF .34 ** ,35 ** .35 ** .77
6. HSTAND .11 -.09 .05 -.01 .23 **
7.ИМТ .33 ** .07 .23 ** .16 * .01 .04
Шкала краткого страха отрицательной оценки (BFNE)

(Leary, 1983) — это версия из 12 пунктов исходной шкалы страха отрицательной оценки (Watson & Friend, 1969). Предметы (например, , я боюсь, что другие меня не одобрят, ; меня обычно беспокоит, какое впечатление я производю на кого-то) оценивают страх негативной оценки.Было показано, что BFNE положительно коррелирует с другими показателями социальной тревожности и имеет отличные психометрические свойства как в университетских, так и в клинических выборках, когда четыре пункта с обратной оценкой исключены, как они здесь (для обсуждения улучшенной валидности BFNE с удаление пунктов с обратной оценкой, см. Rodebaugh et al., 2011).

Шкала социальной тревожности по внешнему виду (SAAS)

(Hart et al., 2008) — это мера из 16 пунктов, разработанная для оценки беспокойства по поводу того, что окружающие будут отрицательно оценивать свою внешность, включая форму тела.Исследования психометрических свойств SAAS продемонстрировали высокую надежность повторных тестов, хорошую внутреннюю согласованность и хорошую факторную валидность, инкрементную валидность (например, она была однозначно связана с социальной тревожностью, превышающей отрицательные показатели образа тела) и дивергентную валидность в колледже. возрастные выборки (Hart et al., 2008 Левинсон и Родебо, 2011). Примеры предметов из SAAS: я обеспокоен тем, что люди не будут меня любить из-за того, как я выгляжу, и Я боюсь, что люди сочтут меня непривлекательным.

Композитный симптом социальной тревожности

Для измерения симптомов социального тревожного расстройства мы стандартизировали и суммировали баллы по шкале тревожности социального взаимодействия и шкале социальной фобии (см. Информацию о шкале ниже). Мы решили использовать этот метод, потому что составные меры обеспечивают более надежную оценку конструкции (Zeller & Carmines, 1980) и могут упростить количество проводимых анализов; этот метод использовался в предыдущих исследованиях социальной тревожности (Clark et al., 2003; Clark et al., 2006) и ранее использовался для объединения этих конкретных показателей для общей оценки как социального взаимодействия, так и определенных социальных опасений (Levinson & Rodebaugh, 2012). Кроме того, исследования подтвердили идею о том, что обе эти шкалы представляют собой конструкцию социальной тревожности более высокого порядка (Safren, Turk, & Heimberg, 1998).

Шкала тревожности при социальном взаимодействии (SIAS)

(Mattick & Clarke, 1998) — это показатель из 20 пунктов, предназначенный для оценки тревожности при социальном взаимодействии.Задания описывают связанные с тревогой реакции на различные социальные ситуации (например, Мне трудно разговаривать с другими людьми ; Я напряженно общаюсь в группе ). В целом, исследования по шкале показывают надежность от хорошей до отличной и хорошую конструктивную валидность (Heimberg & Turk, 2002). При использовании для статистического анализа три элемента с обратной оценкой опускаются, поскольку имеющиеся данные свидетельствуют о том, что эти элементы не учитывают тот же фактор, что и другие элементы (S-SIAS; Rodebaugh, Woods, Heimberg, Liebowitz, & Schneier, 2006). ) и кажутся менее связанными с социальной тревогой и в большей степени связаны с экстраверсией, чем хотелось бы (Rodebaugh, Woods, & Heimberg, 2007).Удаление пунктов с обратной оценкой не оказывает отрицательного воздействия на валидность шкалы и в целом улучшает конвергентную валидность (Rodebaugh et al., 2011). В текущем исследовании внутренняя согласованность была превосходной (α = 0,93).

Шкала социальной фобии (SPS)

(Mattick & Clarke, 1998) — это шкала из 20 пунктов, предназначенная для оценки страха перед проверкой. Предметы спрашивают о страхе подвергнуться проверке во время рутинных действий (например, я бы напрягся, если бы мне пришлось переносить поднос через переполненный кафетерий; я начинаю беспокоиться, если мне придется писать перед другими людьми).Было показано, что SPS имеет высокий уровень внутренней согласованности и надежности повторного тестирования, а также позволяет адекватно различать людей с социальной фобией и другими расстройствами (например, агорафобией, депрессией). В текущем образце внутренняя согласованность была превосходной (α = 0,93).

The Eating Disorder Inventory-2 (EDI)

(Garner, Olmstead, & Polivy, 1983) — это опросник, состоящий из 91 пункта, предназначенный для измерения психологических характеристик, обычно связанных с нервной анорексией и нервной булимией (напр.г., Кушаю когда расстроен ; Я думаю о диете ). Показатели EDI имеют хорошую внутреннюю согласованность и хорошую конвергентную и дискриминантную валидность (Garner et al., 1983), и врачи часто используют EDI для оценки симптомов расстройства пищевого поведения (Brookings & Wilson, 1994). Мы использовали три из одиннадцати подшкал EDI для этого исследования: подшкалы стремления к худобе (DT), неудовлетворенности телом (BD) и булимии (B). Эти субшкалы («индекс симптомов») использовались, потому что они оценивают основные уязвимые места для нервной анорексии (НА) и нервной булимии (НБ) и наиболее часто используются для определения статуса возможного расстройства пищевого поведения.Подшкала DT включает 7 пунктов, которые оценивают чрезмерную озабоченность диетой, озабоченность весом и страх набрать вес. Подшкала BD включает 9 пунктов, которые оценивают неудовлетворенность общей формой тела, а также размером определенных областей тела, таких как бедра, живот и бедра. Подшкала B включает 7 пунктов, которые оценивают булимическое поведение, такое как переедание и очищение. Эти три подшкалы были стандартизированы и объединены для измерения симптомов расстройства пищевого поведения.

Индекс массы тела (ИМТ)

(кг / м2) был рассчитан с использованием заявленных участниками роста и веса, поскольку существующие исследования показывают, что ИМТ может влиять на патологию пищевого поведения и социальную тревожность (Fairburn et al., 1998; Jorm et al., 2003; Kowalski, Crocker, & Kowalski, 2001). В целом, вес, сообщаемый самими пациентами, дает относительно точную оценку текущего размера тела или недооценен, что приводит к более консервативным оценкам влияния ИМТ на другие конструкции (Stunkard & Albaum, 1981).

Процедура анализа данных

Программа Mplus версии 6.21 (Muthén & Muthén, 1998-2010) использовалась для всех анализов моделирования структурных уравнений с использованием оценщика максимального правдоподобия для получения стандартизированных оценок пути. Все остальные анализы проводились с использованием SPSS версии 19. Соответствие модели оценивалось с использованием: (a) сравнительного индекса соответствия (CFI) (Bentler, 1990), (b) индекса возрастающего соответствия Такера-Льюиса (TLI) (Tucker & Lewis, 1973). ), (c) среднеквадратичная ошибка аппроксимации (RMSEA) (Steiger & Lind, 1980) и (d) стандартизованный среднеквадратичный остаток (SRMR) (Jöreskog, 1979).Величины этих показателей оценивались с помощью рекомендаций Hu и Bentler (1999). Для CFI и TLI значения 0,90 и выше считались адекватными, тогда как значения 0,95 и выше считались очень хорошими; для RMSEA и SRMR значения 0,08 и ниже считались адекватными, а 0,05 или менее — очень хорошими.

Сначала мы протестируем модель, в которую включены только основные переменные, представляющие интерес (перфекционизм, страх отрицательной оценки и социальная тревога по поводу внешнего вида).Мы будем называть эту модель первой моделью . Затем мы протестируем модель, которая включает пол и ИМТ. Наконец, мы протестируем модель, удалив все несущественные пути. Мы будем называть эту последнюю модель последней моделью .

Результаты: Исследование 1

Описательные признаки и корреляции нулевого порядка

Средние значения, стандартное отклонение, диапазоны и корреляции всех переменных представлены в. Баллы участников по S-SIAS варьировались от очень низких до очень высоких, где прямая оценка 28 или выше предполагает вероятное социальное тревожное расстройство (диапазон: от 0 до 57; M = 19.26; SD = 11,85; 22% участников набрали больше баллов, что аналогично тому, о чем сообщалось в других выборках студентов) (Rodebaugh et al., 2011). Аналогичным образом, баллы, усредненные по субшкалам симптомов расстройства пищевого поведения, варьировались от очень низкого до очень высокого, где баллы EDI более 42 указывают на наличие риска или возможное состояние расстройства пищевого поведения (диапазон: от 5 до 54; M = 22,18; SD = 9,56; 20% участников набрали больше баллов) (Bennett & Stevens, 1997).Этот диапазон оценок по шкале EDI и тревожности предполагает, что в нашей выборке у нас был широкий диапазон оценок социальной тревожности и расстройства пищевого поведения, а также вероятных диагнозов обоих расстройств.

Все взаимосвязи между симптомами расстройства пищевого поведения, социальной тревогой, дезадаптивным перфекционизмом, тревожностью по поводу внешнего вида, страхом отрицательной оценки и ИМТ были значимыми и положительными, за исключением ИМТ с социальной тревожностью и дезадаптивным перфекционизмом (см.). Высокие стандарты были в значительной степени связаны только с неадекватным перфекционизмом.Чтобы определить уникальные отношения между этими переменными, мы обратимся к моделированию структурных уравнений.

Модель структурного уравнения

Первая модель, которую мы протестировали, включала страх отрицательной оценки, неадаптивный перфекционизм, высокие стандарты и социальную тревогу, связанную с социальной тревогой и симптомами ЭД. Социальная тревожность была однозначно связана со страхом отрицательной оценки, социальной тревожностью и высокими стандартами (ожидалась отрицательная связь между высокими стандартами и социальной тревожностью; подробности см. В разделе Введение ), и единственным уникальным коррелятом симптомов расстройства пищевого поведения был социальный внешнее беспокойство.В окончательную модель, представленную в, мы включили пол и ИМТ. Когда были включены ИМТ и пол, неадаптивный перфекционизм был значительно связан с симптомами ЭД (в дополнение к ИМТ и полу). Подгонка модели была идеальной, потому что модель была насыщенной. Таким образом, для проверки соответствия модели мы удалили все незначительные пути: соответствие оставалось отличным (CFI = 1,00, TLI = 1,00, RMSEA = 0,00, SRMR = 0,02). Кроме того, после включения всех переменных связь между социальной тревожностью и симптомами расстройства пищевого поведения приблизилась к нулю.Мы также проверили, была ли связь между симптомами расстройства пищевого поведения и социальной тревожностью внешнего вида сильнее, чем связь между социальной тревогой и социальной тревожностью внешнего вида, путем ограничения путей между социальной тревожностью внешнего вида и показателями симптомов (еда и социальная тревожность) равными. Соответствие модели, когда эти пути были равны, было значительно хуже (CFI = 0,94, TLI = 0,86, RMSEA = 0,13, SRMR = 0,04; χ 2 (1) = 20,78, p <0,001), что предполагает эта социальная тревога по внешнему виду имеет значительно более сильную связь с симптомами расстройства пищевого поведения, чем симптомы социальной тревожности.Когда в модель были включены только женщины ( n = 172), модель сохранила отличное соответствие (CFI = 1,00, TLI = 1,00, RMSEA = 0,00, SRMR = 0,02), и не было никаких существенных изменений в отношениях между переменными: Страх отрицательной оценки, социальная тревога и высокие стандарты были связаны с симптомами социальной тревожности, в то время как неадаптивный перфекционизм, ИМТ и социальная тревожность были связаны с симптомами расстройства пищевого поведения.

Модель факторов риска социальной тревожности и симптомов расстройства пищевого поведения из исследования 1.Сплошные линии указывают на важные отношения; пунктирными линиями обозначены несущественные отношения. Факторы риска, выделенные жирным шрифтом, являются общими для обоих заболеваний. ** p <0,01, * p <0,05.

Обсуждение: Исследование 1

В этом исследовании мы обнаружили, что социальная тревога по поводу внешнего вида была единственным общим фактором риска социальной тревожности и симптомов расстройства пищевого поведения. Социальная тревожность внешнего вида имела сильную положительную связь как с социальной тревогой, так и с симптомами расстройства пищевого поведения, хотя связь с симптомами расстройства пищевого поведения была сильнее, чем с социальной тревожностью.Мы обнаружили, что страх отрицательной оценки и высоких стандартов однозначно связан только с социальной тревогой, тогда как неадаптивный перфекционизм однозначно связан только с симптомами расстройства пищевого поведения. Примечательно, что высокие стандарты были связаны с социальной тревожностью, так что более высокие стандарты были связаны с более низкими социальной тревожностью. Следует также отметить, что дезадаптивный перфекционизм не был существенно связан с социальной тревогой или симптомами расстройства пищевого поведения до тех пор, пока в модель не были включены пол и ИМТ, что позволяет предположить, что статистическое подавление может вызывать значимость неадаптивного перфекционизма только тогда, когда пол и ИМТ составляют часть дисперсия.

Наиболее примечательно то, что социальная тревога по поводу внешнего вида была однозначно связана как с социальной тревогой, так и с симптомами расстройства пищевого поведения, помимо перфекционизма и страха отрицательной оценки. Мы обнаружили, что это верно как для совокупности симптомов расстройства пищевого поведения, так и для всех трех подшкал EDI-2 по отдельности. Однако, чтобы быть полностью уверенными в этих результатах, мы предпочли бы повторение в независимой выборке. Кроме того, казалось правдоподобным, что эффекты социальной тревожности по внешнему виду можно было бы лучше объяснить с помощью таких конструкций, как депрессия и отрицательный аффект, поскольку эти конструкции, как известно, сильно коррелируют как с социальной тревожностью, так и с расстройствами пищевого поведения (Heimberg et al., 1995; Минц, О.Халлоран, Малхолланд и Шнайдер, 1997). Таким образом, мы попытались воспроизвести и расширить модель образца 1 во втором, независимом образце.

Методы: Исследование 2

Участников

Участниками были 156 студенток из крупного университета на юго-западе США, которые были отобраны, потому что студентки считаются подверженными высокому риску развития расстройства пищевого поведения. (Taylor et al., 2006) Участники были разных национальностей: белые ( n = 71; 45.8%), азиатский ( n = 37; 23,9%), латиноамериканский ( n = 25; 16,1%), черный ( n = 15; 9,7%) и другие ( n = 8; 4,5 %) со средним возрастом 19,00 лет ( SD = 4,30). Участники были набраны с курсов бакалавриата по психологии для исследования взаимосвязи между телесным образом, личностью и настроением, и выполнили все измерения онлайн.

Меры

В дополнение ко всем измерениям Исследования 1 мы использовали:

Опросник депрессии Бека-II (BDI-2)

(Beck, Steer, & Brown, 1996) — это показатель самооценки, состоящий из 21 пункта. депрессии у взрослых и подростков, и в текущем исследовании было использовано для проверки того, были ли три фактора риска, выявленные в исследовании 1, связаны с социальной тревожностью и симптомами расстройства пищевого поведения помимо депрессии.Пункты BDI-2 оценивают симптомы, соответствующие критериям диагностики депрессивных расстройств, и каждый симптом оценивается по степени тяжести на основе подтверждения одного из ряда утверждений, расположенных в порядке от наименее симптоматичного до наиболее симптоматичного. BDI-2 был подтвержден на выборках психиатрических и непсихиатрических (колледж) (Steer, Ball, Ranieri, & Beck, 1997).

График положительных и отрицательных воздействий — версия признака

(PANAS) (Watson, Clark, & Tellegen, 1988) — это мера положительного признака (например,g., возбуждено, ) и отрицательное (например, испугано, ) активировало аффект. Аффект черты оценивается с помощью 10 пунктов по 5-балльной шкале Лайкерта от очень незначительно или совсем не (1 ) до чрезвычайно (5 ). Watson et al. (1988) сообщают о хорошей внутренней согласованности, конвергентной и дискриминантной достоверности. Были даны инструкции по чертам (в какой степени вы обычно так себя чувствуете, т. Е. Как вы в среднем себя чувствуете). В текущем исследовании шкала отрицательных воздействий PANAS использовалась для проверки того, были ли три фактора риска, выявленные в исследовании 1, связаны с социальной тревогой и симптомами расстройства пищевого поведения сверх отрицательного аффекта, связанного с чертой характера.

Результаты: Исследование 2

Описательная статистика и корреляции нулевого порядка

Средние значения, стандартные отклонения, диапазоны и взаимные корреляции представлены в. Баллы участников по S-SIAS (см. «Меры , исследование 1») варьировались от очень низкого до очень высокого (диапазон: от 0 до 58; M = 21,18; на 28% выше порогового значения для SAD). Вспоминая, что прямая оценка (обратные баллы удалены) 28 или выше предполагает вероятное САР (Rodebaugh et al., 2011), это говорит о том, что у нас было большое количество вероятных диагнозов САР в нашей выборке.Внутренняя согласованность для S-SIAS и SPS была превосходной (α = 0,94 и α = 0,94). Баллы по субшкалам симптомов расстройства пищевого поведения в этой выборке также варьировались от очень низких до очень высоких (диапазон: от 0 до 45; M = 20,45). Как видно из, все отношения из Исследования 1 были воспроизведены. Кроме того, отрицательный аффект и депрессия были в значительной степени связаны со всеми показателями, кроме ИМТ и высоких стандартов.

Таблица 2

Корреляции нулевого порядка и внутренняя согласованность между факторами риска и симптомами социальной тревожности и расстройством пищевого поведения в исследовании 2.

2,5) )909038 MPERF9 7. 28 ** 17 .08
1 2 3 4 5 6 7 8 9

(SD)
Среднее
-0,01 (1,92) 28,62 (13,91) 19,42 (7,13) 62,75 (15,42) 17,79 (3,55) 22,89 (4,80) 23,08 (9,2739) 23,08 (9,2739)
1.Симптомы ЭД,78
2. Социальная тревога .34 **. 3.
4.FNE .42 ** .68 ** .79 ** .90 .22 * .36 ** .37 ** .47 ** 0909.
6.HSTAND -.09 -.08 -.03 .07 .36 ** .76
.14 .25 ** .08 -.17 * -.04 ——-
8. Признак NA.32 ** .58 ** .47 ** .49 ** .45 ** -.01 .86
9. BDI .45 ** .50 ** .39 902 .37 ** .47 ** .11 .01 .54 ** .87

Репликация и расширение модели структурного уравнения

В модели 1 мы скопировали модель 1. это наиболее хорошо поддерживалось в исследовании 1, при этом все несущественные пути из исследования 1 были удалены, чтобы мы могли протестировать репликацию соответствия модели; Однако следует отметить, что мы не включали пол, потому что все участники были женщинами.Эта модель не была насыщенной и сохранила от хорошего до отличного соответствия модели (CFI = 0,97; TLI = 0,94; RMSEA = 0,07; SRMR = 0,02). Были воспроизведены все важные пути, за исключением неадаптивного перфекционизма, который больше не был существенно связан с симптомами расстройства пищевого поведения.

Во второй модели мы добавили отрицательный аффект и депрессию, чтобы проверить, будут ли они учитывать отношения между четырьмя факторами риска и симптомами социальной тревожности и расстройства пищевого поведения. Эта модель сохранила отличную посадку (CFI = 1.00; TLI = 1,00; RMSEA = 0,00; SRMR = 0,01). Как видно на рисунке, все пути, которые были значимыми в Модели 1, сохранили свое значение. Кроме того, депрессия была однозначно связана как с социальной тревожностью, так и с симптомами расстройства пищевого поведения, тогда как отрицательный аффект был однозначно связан только с социальной тревожностью. показаны все реплицированные значимые пути из исследования 1 в дополнение ко всем новым путям, протестированным в этой модели (депрессия и отрицательный аффект). Когда все незначительные пути были удалены, модель сохранила отличное соответствие (CFI = 1.00; TLI = 1,00; RMSEA = 0,00; SRMR = 0,01).

Расширенная модель факторов риска социальной тревожности и симптомов расстройства пищевого поведения из исследования 2. Включены негативный аффект и депрессия. Сплошные линии указывают на важные отношения; пунктирными линиями обозначены несущественные отношения. Факторы риска, выделенные жирным шрифтом, являются общими для обоих заболеваний. ** p <0,01, * p <0,05.

Общее обсуждение

В целом, мы обнаружили, что наша модель социальной тревожности, страха отрицательной оценки и перфекционизма отлично подходит, и что социальная тревожность и симптомы расстройства пищевого поведения не имеют остаточной корреляции, если включены все факторы риска.Наиболее поразительно то, что мы обнаружили, что социальная тревога по поводу внешнего вида является общим фактором риска социальной тревожности и симптомов расстройства пищевого поведения. Мы нашли подтверждение этому предположению в двух различных выборках. Примечательно, что мы также обнаружили, что эти отношения оставались помимо включения страха отрицательной оценки, неадаптивного перфекционизма, высоких стандартов, пола, ИМТ, отрицательных черт характера и депрессии, предполагая, что социальная тревога по внешнему виду является уникальной конструкцией, важной для обоих. социальная тревога и симптомы расстройства пищевого поведения.Это исследование дополняет растущий объем литературы, в которой предполагается, что социальная тревожность по внешнему виду является ключевым фактором риска развития симптомов расстройства пищевого поведения и может частично объяснить высокую коморбидность между социальной тревожностью и симптомами расстройства пищевого поведения (Levinson & Rodebaugh, 2012). Текущие результаты согласуются с исследованиями, показывающими, что социальная тревожность по поводу внешнего вида повышена в клинических группах женщин с расстройствами пищевого поведения (Claes et al., 2012; Koskina et al., 2011).

Что касается двух других предложенных факторов риска, мы обнаружили, что страх отрицательной оценки однозначно связан только с социальной тревожностью, а не с симптомами расстройства пищевого поведения.Этот результат согласуется с исследованиями, которые обнаружили, что страх отрицательной оценки является основной характеристикой социальной тревожности (Haikal & Hong, 2010), но не с исследованиями, в которых было обнаружено, что страх отрицательной оценки предсказывает стремление к похуданию и симптомы булимии (Gilbert & Meyer, 2003; Gilbert & Meyer, 2005; Utschig, Presnell, Madeley, & Smits, 2010). Это несоответствие может быть вызвано двумя причинами. Во-первых, некоторые исследования показывают, что страх отрицательной оценки связан с симптомами НА, такими как стремление к похуданию, но не с симптомами булимии (Gilbert & Meyer, 2005), тогда как другие исследования показывают обратное (Utschig et al., 2010). Таким образом, кажется, что связь между страхом отрицательной оценки и симптомами расстройства пищевого поведения может зависеть от того, какие симптомы измеряются, в какой выборке и в какой период времени (то есть один или несколько периодов времени). Во-вторых, что, возможно, наиболее убедительно, предыдущие исследования страха отрицательной оценки не рассматривали социальную тревогу. Мы не имеем в виду, что страх отрицательной оценки не важен для расстройств пищевого поведения: скорее, мы думаем, что это очень важно, но что более конкретная форма страха отрицательной оценки, сосредоточенная на внешнем виде, может быть тем, что движет нами. взаимосвязь между страхом отрицательной оценки в целом и симптомами расстройства пищевого поведения.Эта последняя интерпретация согласуется с тем, что мы обнаружили в текущих исследованиях: когда принимается во внимание социальная тревога внешнего вида и общий страх негативной оценки, возникает социальная тревога, имеющая наиболее сильную связь с симптомами расстройства пищевого поведения. Следовательно, будущие исследования коморбидности между социальной тревожностью и расстройствами пищевого поведения должны включать измерения социальной тревожности.

Вопреки гипотезе, перфекционизм не был общим фактором риска социальной тревожности и симптомов расстройства пищевого поведения.Это открытие было верным как для неадаптивного перфекционизма, так и для высоких стандартов (или адаптивного перфекционизма). В исследовании 1 дезадаптивный перфекционизм был однозначно связан с симптомами расстройства пищевого поведения, но только при включении ИМТ. С другой стороны, высокие стандарты были негативно связаны с симптомами социальной тревожности, что согласуется с предыдущими исследованиями высоких стандартов и социальной тревожности (Shumaker & Rodebaugh, 2009). Во втором исследовании мы не обнаружили значительной взаимосвязи между дезадаптивным перфекционизмом и расстройством пищевого поведения или симптомами социальной тревожности.Возможно, другое измерение перфекционизма дало бы альтернативные результаты. Однако в каждой известной нам выборке различные показатели перфекционизма коррелируют от умеренной до высокой, поэтому мы считаем это объяснение относительно неудовлетворительным (Shumaker & Rodebaugh, 2009).

Перфекционизм получил значительное внимание как потенциальный фактор риска, особенно при расстройствах пищевого поведения (Bardone-Cone et al., 2007; Jacobi et al., 2004; Stice, 2002). В наших моделях перфекционизм показал сравнительно слабую уникальную связь с симптомами расстройства пищевого поведения.Наша мера перфекционизма действительно показала значительную связь нулевого порядка с симптомами расстройства пищевого поведения, предполагая, что дополнительные конструкции могут объяснить наши результаты. Возможно, перфекционизм в измеряемой здесь форме в первую очередь является предпосылкой социальной тревожности по внешнему виду (т. Е. Тревога по поводу социального внешнего вида может опосредовать связь между перфекционизмом и симптомами расстройства пищевого поведения). Силгадо, Тимпано, Бакнер и Шмидт (2009) предположили, что женщины могут подвергаться риску булимического поведения, потому что боятся, что другие будут судить о них по их внешнему виду и что они не достигнут своего перфекционистского стандарта внешнего вида.Таким образом, возможно, что страх оценки внешнего вида (например, социальная тревога по поводу внешнего вида) является движущей силой взаимосвязи между перфекционизмом и симптомами расстройства пищевого поведения, а не перфекционистскими стандартами как таковыми , которые могут лишь подготовить почву для страха перед негативным внешним видом. оценка. Однако мы обнаружили, что модель, включающая социальную тревогу по поводу внешнего вида как общий фактор риска, страх отрицательной оценки как фактор риска социальной тревожности и перфекционизм как фактор риска симптомов расстройства пищевого поведения, отлично соответствовала двум независимым выборкам.Этот вывод предполагает, что есть некоторая важность включения всех трех этих конструкций в данную модель факторов риска. Мы надеемся, что будущие исследования продолжат прояснять отношения в этой модели как с течением времени, так и с дополнительными переменными.

У представленных здесь исследований было несколько ограничений. Во-первых, было бы идеально оценить эту модель на клинической выборке людей, у которых диагностировано социальное тревожное расстройство и / или расстройства пищевого поведения. Однако мы считаем, что это исследование является полезным шагом на пути к пониманию этих процессов.Студентки подвержены повышенному риску расстройства пищевого поведения, и в эти годы часто возникают расстройства пищевого поведения (Schwitzer, Bergholz, Dore, & Salimi, 1998), что делает эту популяцию важной для тестирования этой модели. Кроме того, обе выборки включали большую часть участников, у которых были клинически значимые уровни как социальной тревожности, так и расстройства пищевого поведения (от 20 до 23 процентов от обеих выборок). Наконец, стоит отметить ограничение: эти данные носят перекрестный характер.Мы не тестировали посредничество, потому что исследования показывают, что результаты анализа посредничества с использованием перекрестных данных не обобщаются на лонгитюдные данные (Maxwell & Cole, 2007). Поэтому мы не можем с уверенностью утверждать, какие из этих конструкций могут со временем привести к другим. Например, может случиться так, что отрицательный аффект предрасполагает людей к развитию социальной тревожности, что в конечном итоге приводит к нарушению пищевого поведения. Этот вопрос станет важным следующим шагом для исследования.

Наши результаты имеют клиническое значение. Многие люди страдают коморбидным САР и расстройствами пищевого поведения (Pallister & Waller, 2008). Однако существует несколько эффективных методов лечения расстройств пищевого поведения, особенно нервной анорексии (Bulik, Berkman, Brownley, Sedway, & Lohr, 2007), и часто тревожное расстройство может оставаться незамеченным при наличии расстройства пищевого поведения (или наоборот). (Беккер и др., 2004). Однако существуют эффективные методы лечения САР (Rodebaugh, Holaway, & Heimberg, 2004), особенно в форме экспозиционной терапии.В связи с этим в недавних аргументах подчеркивается, что терапию по предотвращению воздействия и ответной реакции следует интегрировать в лечение нервной анорексии (Steinglass et al., 2011). Кажется вероятным, что социальная тревожность по внешнему виду может быть важной мишенью для воздействия, которое будет реагировать аналогично другим формам социальной тревожности. Например, может быть полезно, чтобы пациентка постепенно подвергалась оценке ее внешности со стороны сообщника. Такое воздействие позволило бы узнать, что пациент может противостоять тревоге, испытываемой при оценке внешнего вида.В будущих исследованиях следует проверить, насколько эффективны эти и подобные виды воздействия в снижении расстройства пищевого поведения и социальной тревожности. Наконец, стоит рассмотреть возможность включения этих типов воздействия и обсуждения оценки внешнего вида в профилактические мероприятия, направленные на лиц из группы риска. Подводя итог, мы считаем, что социальная тревожность по внешнему виду представляет собой конструкцию с многообещающими потенциальными возможностями для будущих методов лечения и профилактики, которые могут помочь облегчить страдания, связанные с социальной тревожностью и расстройствами пищевого поведения.

Социальная тревожность и расстройства пищевого поведения очень коморбидны

Смоделированные оценочные страхи и перфекционизм как факторы риска для этих расстройств

В двух выборках социальная тревога была общим фактором риска. и депрессия

Благодарности

Это исследование было частично профинансировано F31-MH096433-01 на Cheri A. Levinson.

Сноски

Заявление издателя: Это PDF-файл неотредактированной рукописи, принятой к публикации.В качестве услуги для наших клиентов мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Рукопись будет подвергнута копированию, верстке и рассмотрению полученного доказательства, прежде чем она будет опубликована в окончательной форме для цитирования. Обратите внимание, что во время производственного процесса могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все юридические оговорки, относящиеся к журналу, имеют отношение.

Ссылки

  • Энтони М.М., Пурдон С.Л., Хута В.П., Суинсон Р.П. Измерения перфекционизма в тревожных расстройствах.Поведенческие исследования и терапия. 1998; 36: 1143–1154. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bardone-Cone AM, Wonderlich SA, Frost RO, Bulik CM, Mitchell JE, Uppala S, Simonich H. Перфекционизм и расстройства пищевого поведения: текущее состояние и будущие направления. Обзор клинической психологии. 2007. 27: 384–405. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bastiani AM, Rao R, Weltzin T, Kaye WH. Перфекционизм при нервной анорексии. Международный журнал расстройств пищевого поведения. 1995; 17: 147–152. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бек А.Т., Стир Р.А., Браун Г.К.BDI-II, Инвентаризация депрессии Бека: руководство. 2-е изд. Корпорация Психологии; Сан-Антонио, Техас: 1996. [Google Scholar]
  • Becker CB, Deviva JC, Zayfert C. Симптомы расстройства пищевого поведения у пациентов с тревожным расстройством у женщин в клинической практике: важность оценки коморбидности тревожности. Журнал тревожных расстройств. 2004. 18: 255–274. [PubMed] [Google Scholar]
  • Беннет К., Стивенс Р. Внутренняя структура реестра расстройств пищевого поведения. Международная организация «Здравоохранение для женщин».1997; 18: 495–504. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bentler PM. Сравнительные индексы соответствия в структурных моделях. Психологический бюллетень. 1990; 107: 238–246. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бун Л., Соененс Б., Брет С., Гуссенс Л. Эмпирическая типология перфекционизма у подростков младшего и среднего возраста и его связь с симптомами расстройства пищевого поведения. Поведенческие исследования и терапия. 2010. 48: 686–691. [PubMed] [Google Scholar]
  • Брюэртон Т.Д., Лидиярд РБ, Херцог Д.Б., Бротман А.В., О’Нил П.М., Балленджер Дж.Коморбидность психических расстройств оси I при нервной булимии. Журнал клинической психиатрии. 1995; 56: 77–80. [PubMed] [Google Scholar]
  • Brookings JB, Wilson JF. Личностные и семейно-средовые предикторы самооценки пищевого отношения и поведения. Журнал оценки личности. 1994; 63: 313–326. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бакнер Дж. Д., Эгглстон А. М., Шмидт Н. Б.. Социальная тревожность и проблемное употребление алкоголя: опосредующая роль мотивов и ситуаций, связанных с употреблением алкоголя.Поведенческая терапия. 2006; 37: 381–391. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bulik CM, Berkman ND, Brownley KA, Sedway JA, Lohr KN. Лечение нервной анорексии: систематический обзор рандомизированных контролируемых исследований. Международный журнал расстройств пищевого поведения. 2007. 40: 310–320. [PubMed] [Google Scholar]
  • Клас Л., Харт Т.А., Смитс Д., Ван Ден Эйнде Ф., Мюллер А., Митчелл Дж. Э. Валидация шкалы социальной тревожности у женщин с расстройствами пищевого поведения. Европейский обзор расстройств пищевого поведения. 2012; 20: 406–409.[PubMed] [Google Scholar]
  • Кларк Д.М., Элерс А., Хакманн А., Макманус Ф., Феннелл М., Грей Н., Уайлд Дж. Когнитивная терапия в сравнении с воздействием и прикладной релаксацией при социальной фобии: рандомизированное контролируемое испытание. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 2006. 74: 568–578. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кларк Д.М., Элерс А., Макманус Ф., Хакманн А., Феннелл М., Кэмпбелл Г., Луис Б. Когнитивная терапия в сравнении с флуоксетином при генерализованной социальной фобии: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Журнал консалтинговой и клинической психологии.2003. 71: 1058–1067. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кокс Б.Дж., Эннс М.В., Клара И.П. Многомерная структура перфекционизма в выборках студентов с клиническими проблемами и студентами. Психологическая оценка. 2002. 14: 365–373. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дибартоло П., Ли К., Фрост Р. Как аспекты перфекционизма соотносятся с психическим здоровьем? Когнитивная терапия и исследования. 2008. 32: 401–417. [Google Scholar]
  • Dibartolo PM, Frost RO, Chang P, Lasota M, Grills AE. Проливая свет на взаимосвязь между личными стандартами и психопатологией: аргументы в пользу условной самооценки.Журнал рационально-эмоциональной и когнитивно-поведенческой терапии. 2004. 22: 237–250. [Google Scholar]
  • Иган С.Дж., Уэйд Т.Д., Шафран Р. Перфекционизм как трансдиагностический процесс: клинический обзор. Обзор клинической психологии. 2011; 31: 203–212. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fairburn CG, Doll HA, Welch SL, Hay PJ, Davies BA, O’connor ME. Факторы риска компульсивного переедания — исследование случай-контроль на уровне сообщества. Архив общей психиатрии. 1998. 55: 425–432. [PubMed] [Google Scholar]
  • Frost RO, Heimberg RG, Holt CS, Mattia JI, Neubauer AL.Сравнение двух показателей перфекционизма. Личность и индивидуальные различия. 1993. 14: 119–126. [Google Scholar]
  • Frost RO, Marten P, Lahart C, Rosenblate R. Размеры перфекционизма. Когнитивная терапия и исследования. 1990; 14: 449–468. [Google Scholar]
  • Fyer AJ, Brown TA. Тревожные расстройства, вызванные стрессом и цепью страха: являются ли они отдельной группой? В: Эндрюс Г., Чарни Д.С., Сироватка П.Дж., Регье Д.А., редакторы. Расстройства, вызванные стрессом и страхом: продвижение программы исследований для DSM-V.1-е изд. Американская психиатрическая ассоциация; Арлингтон, Вирджиния: 2009. С. 125–135. [Google Scholar]
  • Гарнер Д.М., Олмстед депутат, Поливи Дж. Разработка и проверка многомерного перечня расстройств пищевого поведения при анорексии-нервной анорексии и булимии. Международный журнал расстройств пищевого поведения. 1983; 2: 15–34. [Google Scholar]
  • Гилберт Н., Мейер С. Социальная тревожность и социальное сравнение: дифференциальные связи с ограничительными и булимическими установками среди доклинических женщин. Пищевое поведение. 2003. 4: 257–264.[PubMed] [Google Scholar]
  • Гилберт Н., Мейер С. Страх негативной оценки и развитие психопатологии пищевого поведения: продольное исследование среди женщин, не ведущих клинические исследования. Международный журнал расстройств пищевого поведения. 2005. 37: 307–312. [PubMed] [Google Scholar]
  • Godart NT, Flament MF, Curt F, Perdereau F, Lang F, Venisse JL, Fermanian J. Тревожные расстройства у субъектов, нуждающихся в лечении от расстройств пищевого поведения: контролируемое исследование DSM-IV. Психиатрические исследования. 2003. 117: 245–258. [PubMed] [Google Scholar]
  • Godart NT, Flament MF, Lecrubier Y, Jeammet P.Тревожные расстройства при нервной анорексии и нервной булимии: сопутствующие заболевания и хронология появления. Европейская психиатрия. 2000; 15: 38–45. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гудвин Р.Д., Фитцгиббон ​​М.Л. Социальная тревожность как препятствие к лечению расстройств пищевого поведения. Международный журнал расстройств пищевого поведения. 2002. 32: 103–106. [PubMed] [Google Scholar]
  • Haikal M, Hong RY. Влияние социальной оценки и надвигающейся угрозы на предвзятость самовнимания и социальную тревогу. Журнал тревожных расстройств.2010. 24: 345–352. [PubMed] [Google Scholar]
  • Halmi KA, Eckert E, Marchi P, Sampugnaro V, Apple R, Cohen J. Коморбидность психиатрических диагнозов при нервной анорексии. Архив общей психиатрии. 1991; 48: 712–718. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hart TA, Mora DB, Palyo SA, Fresco DM, Holle C, Heimberg RG. Разработка и исследование шкалы социальной тревожности. Оценка. 2008; 15: 48–59. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хаймберг Р., Джастер Х., Хоуп Д., Маттиа Дж. Когнитивно-поведенческое групповое лечение: описание, презентация случая и эмпирическая поддержка.В: Стейн М.Б., редактор. Социальная фобия: клинические и исследовательские перспективы. Американская психиатрическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. С. 293–321. [Google Scholar]
  • Хаймберг Р.Г., Брозович Ф.А., Рапи Р.М. Когнитивно-поведенческая модель социальной тревожности: обновление и расширение. В: Хофман С.Г., Ди Бартоло П.М., редакторы. Социальная тревога: клинические, развивающие и социальные перспективы. 2-е изд. Академическая пресса; Уолтем, Массачусетс: 2010. С. 395–422. [Google Scholar]
  • Heimberg RG, Turk CL. Оценка социальной фобии.В: Хаймберг Р.Г., Беккер Э., редакторы. Когнитивно-поведенческая групповая терапия социальной фобии: основные механизмы и клинические стратегии. Guilford Press; Нью-Йорк, Нью-Йорк: 2002. С. 107–126. [Google Scholar]
  • Хьюитт П.Л., Флетт Г.Л., Тернбулл-Донован В., Микаил С.Ф. Шкала многомерного перфекционизма: надежность, достоверность и психометрические свойства в психиатрических выборках. Психологическая оценка: журнал консультационной и клинической психологии. 1991; 3: 464. [Google Scholar]
  • Hinrichsen H, Waller G, Van Gerko K.Социальная тревожность и агорафобия при расстройствах пищевого поведения: ассоциации с отношением к еде и поведением. Пищевое поведение. 2004; 5: 285–290. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hinrichsen H, Wright F, Waller G, Meyer C. Социальная тревожность и стратегии совладания с расстройствами пищевого поведения. Пищевое поведение. 2003. 4: 117–126. [PubMed] [Google Scholar]
  • Надежда Д.А., Хаймберг Р.Г., Кляйн Дж. Ф. Социальная тревога и вспоминание межличностной информации. Журнал когнитивной психотерапии. 1990; 4: 185–195.[Google Scholar]
  • Hu LT, Bentler PM. Критерии отсечения для индексов соответствия в анализе ковариационной структуры: традиционные критерии и новые альтернативы. Моделирование структурных уравнений — многопрофильный журнал. 1999; 6: 1–55. [Google Scholar]
  • Hyman SE. Вперед. В: Филлипс К.А., First MB, Pincus HA, редакторы. Продвижение DSM: дилеммы в психиатрической диагностике. Американская психиатрическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 2003. [Google Scholar]
  • Якоби К., Хейворд К., Де Цваан М., Kraemer HC, Agras WS.Принятие решения с факторами риска расстройств пищевого поведения: применение терминологии риска и предложения по общей таксономии. Психологический бюллетень. 2004; 130: 19–65. [PubMed] [Google Scholar]
  • Jöreskog KG. Статистическая оценка структурных моделей в исследованиях продольного развития. В: Nesselroade JR, Baltes PB, ред. Лонгитюдное исследование в изучении поведения и развития. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 303–374. [Google Scholar]
  • Йорм А.Ф., Кортен А.Е., Кристенсен Х., Якомб П.А., Роджерс Б., Парслоу Р.А.Связь ожирения с тревогой, депрессией и эмоциональным благополучием: опрос сообщества. Австралийский и новозеландский журнал общественного здравоохранения. 2003. 27: 434–440. [PubMed] [Google Scholar]
  • Koskina A, Van Den Eynde F, Meisel S, Campbell IC, Schmidt U. Социальная тревожность и нервная булимия. Расстройства пищевого поведения и веса. 2011; 16: e142–145. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ковальский Н.П., Крокер П.Р., Ковальски К.С. Взаимоотношения между физическим «я» и физической активностью у студенток колледжа: смягчает ли социальное телосложение тревожность? Ежеквартальное исследование упражнений и спорта.2001. 72: 55–62. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лаессле Р.Г., Шульц С. Стресс-индуцированное поведение в лабораторных условиях у женщин с ожирением и компульсивным перееданием. Международный журнал расстройств пищевого поведения. 2009; 42: 505–510. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лири MR. Краткая версия страха отрицательной шкалы оценки. Вестник личности и социальной психологии. 1983; 9: 371–375. [Google Scholar]
  • Levinson CA, Rodebaugh TL. Проверка шкалы социальной тревожности по внешнему виду: факторная, конвергентная и дивергентная значимость.Оценка. 2011. 18: 350–356. [PubMed] [Google Scholar]
  • Левинсон, Калифорния, Родебо, TL. Социальная тревожность и расстройства пищевого поведения: роль страхов негативной социальной оценки. Пищевое поведение. 2012; 13: 27–35. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Levinson CA, Rodebaugh TL, Menatti A, Weeks JW. Разработка и проверка критерия социальных упражнений и тревожности (SEAM): оценка страхов, избегания и важности социальных упражнений. Журнал психопатологии и поведенческой оценки.2012 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Mattick RP, Clarke JC. Разработка и валидация мер социальной фобии, страха и тревожности при социальном взаимодействии. Поведенческие исследования и терапия. 1998. 36: 455–470. [PubMed] [Google Scholar]
  • Максвелл С.Е., Коул Д.А. Предвзятость в поперечном анализе продольной медиации. Психологические методы. 2007; 12: 23–44. [PubMed] [Google Scholar]
  • Минц Л. Б., Охаллоран М. С., Малхолланд А. М., Шнайдер ПА. Анкета для диагностики расстройства пищевого поведения: надежность и обоснованность практического применения критериев DSM-IV в формате самоотчета.Журнал консультативной психологии. 1997. 44: 132–132. [Google Scholar]
  • Москович Д.А. Что является основным страхом социальной фобии? Новая модель для облегчения индивидуальной концептуализации и лечения случая. Познавательная и поведенческая практика. 2009. 16: 123–134. [Google Scholar]
  • Muthén LK, Muthén BO. Руководство пользователя Mplus. Пятое изд. Muthén & Muthén; Лос-Анджелес, Калифорния: 1998-2010. [Google Scholar]
  • Паллистер Э., Уоллер Г. Тревога при расстройствах пищевого поведения: понимание совпадений.Обзор клинической психологии. 2008. 28: 366–386. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ригер Э., Ван Бурен Д. Д., Бишоп М., Танофски-Крафф М., Велч Р., Уилфли, Делавэр. Модель межличностной психотерапии, ориентированная на расстройство пищевого поведения (IPT-ED): причинно-следственные связи и последствия лечения. Обзор клинической психологии. 2010. 30: 400–410. [PubMed] [Google Scholar]
  • Родебо Т.Л., Хаймберг Р.Г., Браун П.Дж., Фернандес К.С., Бланко К., Шнайер FR, Либовиц М.Р. Еще несколько причин для простоты: выводы и нормы для двух шкал, относящихся к социальной тревожности.Журнал тревожных расстройств. 2011; 25: 623–630. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rodebaugh TL, Holaway RM, Heimberg RG. Лечение социального тревожного расстройства. Обзор клинической психологии. 2004. 24: 883–908. [PubMed] [Google Scholar]
  • Родебо Т.Л., Вудс К.М., Хаймберг Р.Г. Обратная сторона социальной тревожности не всегда бывает противоположной: элементы шкалы тревожности социального взаимодействия, выставленные с обратной оценкой, не относятся. Поведенческая терапия. 2007. 38: 192–206. [PubMed] [Google Scholar]
  • Rodebaugh TL, Woods CM, Heimberg RG, Liebowitz MR, Schneier FR.Факторная структура и скрининговая полезность шкалы тревожности социального взаимодействия. Психологическая оценка. 2006. 18: 231–237. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рушио А.М., Браун Т.А., Чиу В.Т., Сарин Дж., Стейн МБ, Кесслер Р.С. Социальные страхи и социальная фобия в США: результаты репликации Национального исследования коморбидности. Психологическая медицина. 2008; 38: 15–28. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Safren SA, Turk CL, Heimberg RG. Факторная структура шкалы тревожности социального взаимодействия и шкалы социальной фобии.Поведенческие исследования и терапия. 1998. 36: 443–453. [PubMed] [Google Scholar]
  • Schwitzer AM, Bergholz K, Dore T., Salimi L. Расстройства пищевого поведения среди студенток колледжа: профилактика, просвещение и лечение. Журнал здоровья американского колледжа. 1998. 46: 199–207. [PubMed] [Google Scholar]
  • Shumaker EA, Rodebaugh TL. Перфекционизм и социальная тревога: переосмысление роли высоких стандартов. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии. 2009. 40: 423–433. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Siever MD.Сексуальная ориентация и пол как факторы социально-культурной уязвимости к неудовлетворенности телом и расстройствам пищевого поведения. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1994; 62: 252. [PubMed] [Google Scholar]
  • Силгадо Дж., Тимпано К. Р., Бакнер Дж. Д., Шмидт Н. Б.. Социальная тревога и булимическое поведение: сдерживающая роль перфекционизма. Когнитивная терапия и исследования. 2010. 34: 487–492. [Google Scholar]
  • Steer RA, Ball R, Ranieri WF, Beck AT. Еще одно доказательство конструктивной валидности Опросника депрессии Бека-II для амбулаторных психиатрических больных.Психологические отчеты. 1997. 80: 443–446. [PubMed] [Google Scholar]
  • Steiger JH, Lind JC. Статистические тесты для определения количества факторов. Доклад, представленный на Ежегодном весеннем собрании Психометрического общества; Айова-Сити, штат Айова. 1980. [Google Scholar]
  • Steinglass JE, Sysko R, Glasofer D, Albano AM, Simpson HB, Walsh BT. Обоснование применения «Предотвращение воздействия и ответной реакции» для лечения нервной анорексии. Международный журнал расстройств пищевого поведения. 2011; 44: 134–141.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Stice E. Факторы риска и поддерживающие факторы при патологии пищевого поведения: метааналитический обзор. Психологический бюллетень. 2002; 128: 825–848. [PubMed] [Google Scholar]
  • Stunkard AJ, Albaum JM. Точность самооценки веса. Американский журнал клинического питания. 1981; 34: 1593–1599. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тейлор С.Б., Брайсон С., Люси К.Х., Хитрый Д., Дойл А.С., Абаскаль Л.Б., Уилфли, Делавэр. Профилактика расстройств пищевого поведения у женщин студенческого возраста из группы риска.Архив общей психиатрии. 2006; 63: 881–888. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Tucker L, Lewis C. Коэффициент надежности для анализа фактора максимального правдоподобия. Психометрика. 1973; 38: 1–10. [Google Scholar]
  • Utschig AC, Presnell K, Madeley MC, Smits J. a. J. Исследование связи между страхом отрицательной оценки и булимической психопатологией. Пищевое поведение. 2010. 11: 231–238. [PubMed] [Google Scholar]
  • Vander Wal JS, Thomas N.Предикторы неудовлетворенности образом тела и нарушенного отношения к еде и поведения у афроамериканских и латиноамериканских девочек. Пищевое поведение. 2004; 5: 291–301. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уотсон Д., Кларк Л.А., Теллеген А. Разработка и проверка кратких показателей положительного и отрицательного воздействия — шкалы Панаса. Журнал личности и социальной психологии. 1988; 54: 1063–1070. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уотсон Д., друг Р. Измерение социально-оценочной тревожности. Журнал консалтинговой и клинической психологии.1969; 33: 448–457. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wonderlich-Tierney AL, Wal JSV. Влияние социальной поддержки и совладания на взаимосвязь между социальной тревогой и расстройствами пищевого поведения. Пищевое поведение. 2010; 11: 85–91. [PubMed] [Google Scholar]
  • Целлер Р.А., Карминес Э.Г. Измерение в социальных науках: связь между теорией и данными. Издательство Кембриджского университета; Нью-Йорк: 1980. [Google Scholar]

Что такое социальное тревожное расстройство? — Вы коллектив

Что это? Когда это происходит в твоей жизни? На что это похоже?

Какие бывают причины? Когда это появляется? Как это влияет на нас? Каковы результаты этого? Давайте об этом YAC!

Определено в Википедии:

«Социальное тревожное расстройство (САР), также известное как социальная фобия, представляет собой тревожное расстройство, характеризующееся значительным количеством страха в одной или нескольких социальных ситуациях, вызывающее значительный стресс и нарушение способности функционировать по крайней мере в некоторых сферах повседневной жизни.Эти страхи могут быть вызваны предполагаемым или фактическим вниманием со стороны других. Люди с социальным тревожным расстройством опасаются негативной оценки со стороны других людей ».

Итак .. Что это значит?

Вы просто здороваетесь со случайным человеком, идя по улице? Или у вас проблемы с зрительным контактом, когда вы разговариваете с другими? Может быть, это боязнь поговорить с этим особенным человеком … но ты просто не можешь набраться храбрости. Это все эти штучки и не только! Например, опаздывать и бояться войти в комнату, пользоваться общественной уборной, не ходить в школу или на работу, ходить на вечеринки, есть в присутствии других и даже просто начинать разговор.Это все, и намного больше .

Что вызывает социальное тревожное расстройство?

Нет одной конкретной причины, вызывающей SAD, но есть несколько вещей, с которыми она может быть связана! Генетика может передавать социальную тревогу. Исследования показывают, что если у вас есть член семьи, страдающий социальной фобией, у вас также больше шансов ее развить. Социальное тревожное расстройство также может быть связано с гиперактивным амигдалоидом (это реакция вашего мозга на страх). Это может быть сочетание факторов окружающей среды и негативного опыта.Поскольку это чаще всего происходит в возрасте около 13 лет, это обычно связано с историей жестокого обращения в форме запугивания или поддразнивания. На некоторых также влияет их внешний вид, и они беспокоятся или испытывают стресс по поводу возможного осуждения из-за своего физического состояния или инвалидности. Что бы это ни было — это НЕ ваша вина.

Каковы симптомы?

Физические симптомы: Психологические симптомы:

— проблемы с желудком или диарея — беспокойство

— учащенное сердцебиение — стресс

— невозможно перевести дух — ситуации, позволяющие избежать

— напряжение мышц — страх быть осужденным

-вне ощущения тела-нервозности

— головокружение или дурноту — боязнь смущения

— покраснение — в зависимости от веществ по

-чрезмерное потоотделение при посещении общественных мероприятий

— дрожь или тряска

-сложность речи

Как с этим обращаются?

Существует множество различных способов лечения социальной тревожности, некоторые из которых могут оказаться полезными, ни один — либо все.От когнитивно-поведенческой терапии до работы над контролем вашего беспокойства с помощью дыхательных и расслабляющих практик до групповой или экспозиционной терапии. Есть также вещи, которые вы можете делать дома, например, много спать, избегать кофеина или принимать лекарства, прописанные вашим врачом.

Давай, YAC об этом!

У всех нас разный уровень социальной тревожности, в общем, мы, кажется, постоянно боимся быть осужденными другими в социальной среде.Мы будем размышлять об определенных событиях в нашей жизни, когда мы испытали некоторые или все вышеперечисленные симптомы. Этот блог представляет собой введение в серию из четырех частей, а наша последняя статья представит всевозможные ресурсы и способы найти необходимую вам помощь. Еще раз спасибо всем, кто дошел до этой точки — и еще раз не бойтесь об этом YAC!

Заявление об ограничении ответственности: Мы не являемся медицинскими работниками и не можем предоставлять лицензированные медицинские консультации. Это просто платформа для передачи информации и обмена информацией о психических заболеваниях.

Источники:

Линия здоровья. (2018). Социальное тревожное расстройство: причины, симптомы и диагностика. [онлайн] Доступно по адресу: https://www.healthline.com/health/anxiety/social-phobia#outlook [доступ 23 ноября 2018 г.].

WebMD. (2018). Что такое социальное тревожное расстройство ?. [онлайн] Доступно по адресу: https://www.webmd.com/anxiety-panic/guide/mental-health-social-anxiety-disorder#1 [по состоянию на 23 ноября 2018 г.].

Эн. Википедия.орг. (2018). Социальное тревожное расстройство. [онлайн] Доступно по адресу: https://en.wikipedia.org/wiki/Social_anxiety_disorder [доступ 23 ноября 2018 г.].

Что такое фобия? 3 типа, странные, смешные, лечение и симптомы

Медицинский осмотр: Ашраф Али, доктор медицины; Сертификация совета по психиатрии, подростковой и детской психиатрии

ССЫЛКИ:

Albert, C.M., C.U. Чаэ, К. Rexrode, et al. «Фобическая тревога и риск ишемической болезни сердца и внезапной сердечной смерти среди женщин.» Circulation 111 (2005): 480-487.

Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пятое издание . Арлингтон, Вирджиния: Американская психиатрическая ассоциация, 2013.

Тревога имеет значение. Список фобий: Список имен фобий от А до Я. . 2008.

Aune, T., and T.C. Стайлз. «Универсальная профилактика синдромальной и субсиндромальной социальной тревожности: рандомизированное контролируемое исследование.» Journal of Consulting and Clinical Psychology 77.5 октября 2009: 867-879.

Bleakley, S.» Тревожные расстройства: клинические особенности и диагноз «. Clinical Pharmacist January 2013.

Davey, GC, I. Burgess и Р. Рашес. «Стратегии преодоления и фобии: взаимосвязь между страхами, фобиями и методами борьбы со стрессорами». Британский журнал клинической психологии 34,3 сентября 1995: 423-434.

Дэвидсон, Дж. Р. Т., Д.Л. Хьюз, Л.К. Джордж и Д. Блейзер. «Эпидемиология социальной фобии: результаты исследования эпидемиологической зоны охвата герцога». Психологическая медицина 1993: 709-718.

Forbes, M.D., C.A. Бойл и Т. Ньютон. «Приемлемость поведенческой терапии при стоматологической фобии». Community Dent Oral Epidemiol 40.1 Февраль 2012: 1-7.

Fernandes, P.P. «Быстрая десенсибилизация при фобии игл». Психосоматика 44 июня 2003 г .: 253-254.

Герсли, Э.«Фобии: причины и методы лечения». Весь журнал психологии 17 ноября 2001 г. .

Grant, B.F., et al. «Распространенность и совместная встречаемость расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, и независимых расстройств настроения и тревожных расстройств». Arch Gen Psychiatry 61,8 августа 2004: 807-816.

Кавачи И., Г.А. Colditz, A. Ascherio и др. «Проспективное исследование фобического беспокойства и риска ишемической болезни сердца у мужчин». Тираж 89 (1994): 1992–1997.

Knappe, S., K. Beesdo, L. Fehm, et al. «Ассоциации семейных факторов риска с социальными страхами и социальной фобией: доказательства гипотезы континуума при социальном тревожном расстройстве». Журнал нейронной передачи 116,6 июнь 2009: 639-648.

Leinonen, E., U. Lepola, H. Koponen, J. Turtonen, A. Wade и H. Lehto. «Циталопрам контролирует фобические симптомы у пациентов с паническим расстройством: рандомизированный контролируемый» Испытание ». Журнал психиатрии, неврология, 25.1 (2000): 25-32.

Лиссек С., Дж. Левенсон, А. Биггс и др. «Повышенный страх, обусловливающий социально значимые безусловные стимулы при социальном тревожном расстройстве». Американский журнал психиатрии 165,1 января 2008: 124-132.

Медицинский колледж Висконсина. Столкновение со страхами: большинство пациентов могут преодолеть Фобии. 26 февраля 2007 г.

NIMH. Заинтересованное консультирование. .

Нортон, П.J. и E.C. Price. «Метааналитический обзор результатов когнитивно-поведенческого лечения взрослых тревожных расстройств». Журнал нервных и психических заболеваний 195.6 (2007): 521-531.

Парсонс, Т.Д. и А.А. Риццо. «Аффективные результаты терапии воздействием виртуальной реальности при тревоге и специфических фобиях: метаанализ». Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии 39 (2008): 250-261.

Пулл, К. «Последние тенденции в изучении конкретных фобий.» Current Opinion in Psychiatry 21.1 января 2008: 43-50.

Rapee, RM, MJ Abbott, AJ Baillie, and JE Gaston.» Лечение социальной фобии с помощью чистого самопомощи и самопомощи с терапевтом. « Британский журнал психиатрии 191 (2007): 246-252.

Саид, С. А., Р. М. Блох, и Д. Д. Антоначчи.» Травяные и диетические добавки для лечения тревожных расстройств. « Американский семейный врач 76,4 августа. 2007: 549-556.

Шульц, С.К., Д.Дж. Мозер, Дж.Р. Бишоп, В.Л. Эллингрод. «Фобическая тревога в позднем возрасте в связи с познанием и полиморфизмом 5HTTLPR». Psychiatric Genetics 15,4 Декабрь 2005 г .: 305-306.

Штраубе Т., М. Глауэр, С. Дилгер, Х.Дж. Ментцель и У. Мильтнер. «Влияние когнитивно-поведенческой терапии на активацию мозга при специфической фобии». Нейровизуализация 29,1 1 января 2006 г .: 125-135.

Thomas, S.E., A.K. Тевос и К. Рэндалл. «Алкоголики с социальной фобией и без нее: сравнение употребления психоактивных веществ и психиатрических переменных.» Журнал исследований по Спирт 60 (1999).

Villafuerte, S., and M. Burmeister. «Распутывание генетических сетей паники, фобии, страха и беспокойства». Genome Biology 4.8 (2003): 224.

Walker, J.R., M.A. Van Ameringen, R. Swinson, R.C. Боуэн, П.Р. Чокка, Э. Гольднер и др. «Предотвращение рецидивов генерализованной социальной фобии: результаты 24-недельного исследования у лиц, ответивших на 20-недельное лечение сертралином». Журнал клинической психофармакологии 20.6 декабря 2000: 636-644.

Уолкап, J.T., A.M. Альбано, Дж. Пьячентини и др. «Когнитивно-поведенческая терапия, сертралин или комбинация при детской тревоге». Медицинский журнал Новой Англии 359,26 декабря 2008 г.

Чувствительная дисфория отторжения — причины и лечение

Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) затрудняет концентрацию, концентрацию внимания и усидчивость. Большинство людей с СДВГ очень чувствительны к тому, что о них думают или говорят другие.Это иногда называют дисфорией, чувствительной к отторжению (RSD), что не является медицинским диагнозом, а является способом описания определенных симптомов, связанных с ADHD

«Дисфория» происходит от греческого слова, которое означает «тяжело переносить». Люди с RSD плохо справляются с отказом. Они очень расстраиваются, если думают, что кто-то избегает или критикует их, даже если это не так.

До 99% подростков и взрослых с СДВГ более чувствительны, чем обычно, к отказу. И почти Каждый третий говорит, что это самая сложная часть жизни с СДВГ.

Как ОСБ может повлиять на вашу жизнь?

Люди с этим заболеванием иногда упорно трудятся, чтобы всем понравиться и восхищаться ими. Или они могут прекратить попытки и держаться подальше от любой ситуации, в которой они могут получить травму. Эта социальная изоляция может выглядеть как социальная фобия, которая представляет собой серьезный страх оказаться в неловком положении на публике.

RSD может повлиять на отношения с семьей, друзьями или романтическим партнером. Вера в то, что вас отвергают, может превратиться в самоисполняющееся пророчество.Когда вы поступаете иначе по отношению к человеку, который, по вашему мнению, отверг вас, он может начать поступать так по-настоящему.

Какие знаки?

Люди с ОСБ могут:

  • Быть смущенным
  • Очень сердиться или испытывать эмоциональный всплеск, когда они чувствуют, что кто-то их обидел или отверг
  • Устанавливают для себя высокие стандарты, которым они часто не могут соответствовать
  • Низкие самооценка
  • Чувствовать тревогу, особенно в социальных сетях
  • Имеют проблемы в отношениях
  • Держаться подальше от социальных ситуаций и отстраняться от других людей
  • Чувствовать себя неудачником, потому что они не оправдали ожиданий других людей
  • Иногда подумайте о том, чтобы причинить себе вред

Некоторые из этих симптомов также характерны для других психических заболеваний.RSD можно спутать с:

Одно отличие состоит в том, что эпизоды RSD интенсивны, но длятся недолго.

Поскольку ОСБ может выглядеть как другие психические расстройства, важно поставить правильный диагноз. Если у вас СДВГ и у вас были какие-либо из этих симптомов, обратитесь за помощью к психологу, консультанту или другому специалисту в области психического здоровья.

Что вызывает ОСБ?

Врачи считают, что изменения генов, передающиеся от семьи, вызывают ОСБ. Серьезная травма — например, жестокое обращение или пренебрежение — может усугубить симптомы.

Когда у вас СДВГ, ваша нервная система слишком остро реагирует на вещи из внешнего мира. Любое чувство отвержения может спровоцировать стрессовую реакцию и вызвать гораздо более резкую, чем обычно, эмоциональную реакцию.

Иногда критика или неприятие воображаются, но не всегда. По оценкам исследователей СДВГ, к 12 годам дети с СДВГ получают на 20 000 больше негативных сообщений о себе, чем другие дети их возраста. Вся эта критика может серьезно подорвать их самооценку.

Как обращаются с ОСБ?

Для облегчения симптомов хорошо работают два типа лекарств:

Терапия может помочь с другими симптомами СДВГ, но мало помогает при ОСБ. Это потому, что эпизоды RSD случаются внезапно и без предупреждения. Но терапевт может помочь вам научиться справляться со своими эмоциями и справляться с отказом более позитивно.

Еще один способ справиться с ОСБ — это справиться со стрессом в своей жизни. Когда вы находитесь в состоянии стресса, у вас больше шансов получить эмоциональный срыв.Правильно питайтесь, хорошо спите и занимайтесь такими вещами, как йога или медитация, чтобы сохранять ум спокойным.

Иерархическая таксономия психопатологии (HiTOP)

Новая модель, устраняющая ограничения традиционных таксономий

Первая публикация международного консорциума психологов и психиатров предлагает новый подход к диагностике психических расстройств.

Иерархическая таксономия психопатологии (HiTOP), представленная доктором Романом Котовым и его коллегами (сначала онлайн) в Journal of Abnormal Psychology (PDF, 297KB)