Эгоизм психология: Эгоизм — Психология человека

Содержание

Эгоизм — Психология человека

Эгоизм, вооружённый разумом, старается избегнуть своих же собственных дурных последствий, направляющихся против него самого.
Артур Шопенгауэр

Полезен ли для человека эгоизм? Безусловно полезен и даже необходим, но не во всех проявлениях. Эгоизм бывает разумным или, как еще принято говорить, здоровым, а бывает таким грубым, неотесанным и примитивным, что вызывает у людей отвращение. При этом все люди являются эгоистами. Просто одни из них умело маскируют свой эгоизм, а другие этого делать не умеют, поэтому ведут себя нагло и высокомерно, чем заслуживают к себе соответствующее отношение. Вообще, думать в первую очередь о себе и своих интересах – это абсолютно нормальное желание и стремление для здорового человека. Но чтобы к этому проявлению человеческой природы правильно относиться, нужно хорошо понимать смысл эгоизма. В этой статье мы этим и займемся – изучим эгоизм, чтобы как следует понять его.

Что такое эгоизм?

Эгоизм – это предпочтение своих личных интересов интересам других. Можно еще сказать, что эгоизм – это себялюбие. Лично я понимаю эгоизм, как стремление человека всегда все делать только для себя, не думая о желаниях, интересах, потребностях и чувствах других людей. Ярко выраженный эгоист – это своего рода пылесос, который все в себя засасывает, но ничего не отдает взамен.

Примитивный эгоизм

Эгоизм бывает разумным и таким, каким его представляет себе большинство людей, давайте назовем такой эгоизм – примитивным эгоизмом. Примитивный эгоизм виден сразу – демонстрирующий его человек явным образом игнорирует интересы окружающих, всегда все гребет под себя, ни с кем не считается, ни о ком не думает, часто придерживается нарциссической модели поведения. С такими людьми неприятно находиться рядом, с ними очень сложно сотрудничать, они иногда вызывают сильное раздражение. С ними общаются чаще всего только те, у кого нет чувства собственного достоинства и поэтому они позволяют себя использовать. А уважающие себя люди как правило сторонятся ярко выраженных эгоистов, так как не видят для себя смысла в общении с ними, если только такое общение им чем-то не выгодно.

Примитивный эгоизм – это в моем понимании детский эгоизм, так как он присущ психологически и интеллектуально незрелым личностям. Такие люди часто абсолютно не способны анализировать свое поведение и смотреть на себя со стороны. Они открыто стремятся удовлетворить свои желания и потребности за счет других людей, не думая о том, как это выглядит в глазах окружающих. И иногда они искренне удивляются недовольству людей по поводу своего чрезмерно эгоистичного поведения, которое им самим кажется вполне нормальным. Порой встречаются такие избалованные родителями эгоисты, которые твердо убеждены в том, что окружающие должны делать все для их счастья. А если этого не происходит, то они впадают либо в депрессию, либо в ярость.

Как люди становятся такими эгоистами? Да очень просто – они ими рождаются. Представьте себе младенца, который абсолютно беспомощен и не в состоянии о себе позаботится. Ему нужна помощь взрослых, чтобы выжить. Когда ему что-то нужно – он плачет, привлекая таким образом внимание взрослых. Можно сказать, что он эгоист, думающий только о себе. И он такой, потому что он должен думать о себе, чтобы выжить, а думать о других он не способен. Взрослея, ребенок становится более самостоятельным и если его правильно воспитывают, то он развивает свою самостоятельность, снижая свою зависимость от других людей. Таким образом, до определенного возраста человек вынужден думать преимущественно только о себе, иначе он просто не сможет удовлетворить свои основные потребности. Так что мы думаем о себе, потому что мы недостаточно сильны и умны, чтобы думать о других. И пока мы такие, эгоизм в примитивном виде является для нас единственным интуитивно понятным средством достижения своих целей.

Разумный эгоизм

Развиваясь, человек развивает и свой эгоизм, который становится все менее очевидны и более изощренным. Во взрослой жизни никто не спешит удовлетворять желания и потребности других людей, без особой в том необходимости. Поэтому капризное и наглое поведение в ней часто оказывается неэффективным, а иногда и очень вредным. В итоге эгоизм человека видоизменяется – он становится более изощренным и продуманным, если, конечно, сам человек умнеет, а не застревает в своем развитии на подростковом этапе.

Изощренный эгоизм – это не явный, скрытый эгоизм, когда человек не показывает окружающим, что стремится сделать хорошо себе – он показывает, что хочет сделать хорошо другим, что заботится обо всех, а не только о себе. Это нравится людям, поэтому они охотнее сотрудничают с таким человеком и помогают ему достичь своих целей. А продуманным эгоизм является тогда, когда человек понимает, что для того, чтобы сделать себе хорошо, ему нужно думать о других людях. Ибо без заботы о других, невозможно подобающим образом позаботиться о себе. Мы все друг от друга зависим, поэтому, даже если не хотим, то вынуждены друг другу помогать. В итоге эгоист должен подумать об интересах окружающих его людей, чтобы действовать по формуле: ты мне – я тебе. Тогда он обретает много друзей, союзников, партнеров, с помощью которых улучшает свою жизнь, попутно улучшая и жизнь большинства из них.

А в еще более зрелой форме эгоизм переходит в обдуманный альтруизм, это когда человек созревает для того, чтобы не только брать, но и отдавать. Это делает его еще сильнее, ибо отдавая [грамотно отдавая], мы получаем больше. Формула очень непростая, я о ней как-нибудь напишу отдельно, но смысл в том, что сила человека приумножается, по мере того, как расширяется сфера его ответственности. Умение отдавать и заботиться о других людях – это необходимое качество для хорошего родителя и для лидера, который по определению должен нести ответственность за других людей, которые в свою очередь могут наделить его огромной властью и могуществом. Поэтому поистине сильный человек, просто не может быть мелким эгоистом, для которого чужие интересы не имеют никакого значения. Представьте себе вождя древнего племени, который думает только о себе. При таком вожде племя может погибнуть, так как некому будет о нем позаботиться, а значит и вождь потеряет свою власть. Или представьте себе родителей, которые думают только о себе и совершенно не думают о своем ребенке.

Сами понимаете, чем это чревато. Оттого и не всякий человек годен на роль лидера и на роль родителя.

Вот так эгоизм становится разумным. Он развивается вместе с человеком. Чем умнее и сильнее становится человек, тем более разумным становится его эгоизм. А чем разумнее становится эгоизм человека, тем более сильным становится сам человек.

Люди, придерживающиеся разумного эгоизма, либо всегда ищут сотрудничества с другими людьми, либо стараются их перехитрить, чтобы добиться своей цели. Но они никогда не говорят в открытую о своих желаниях, не ведут себя нагло с теми, кто сильнее их, не капризничают и не жалуются, если кто-то не выполняет их желания. Они ищут обходные пути к своим целям, демонстрируя окружающим такое поведение, которое им, окружающим, нравится. Где вы видели политика, который бы всем говорил, что он стремится к власти для того, чтобы улучшить свою жизнь, а не сделать ее лучше для всех людей? Надо быть полным кретином, чтобы так заявлять о своих желаниях. Разумные эгоисты добиваются своих целей намного чаще тех, кто, руководствуясь примитивным эгоизмом прет напролом, стремясь удовлетворить свои потребности и желания.

Разумное поведение – это усложненное поведение, смысл которого не всегда очевиден. Поэтому оно эффективнее.

Смысл эгоизма

Человек должен быть эгоистом, хочет он того или нет. Даже несмотря на то, что живя в обществе, важно уметь сотрудничать с другими людьми, для чего необходимо учитывать их интересы, свои интересы должны быть выше общественных в подавляющем большинстве случаев. Своими интересами можно пожертвовать разве что только в тех случаях, когда речь идет о жизни детей – нашем будущем, или о выживании человечества, как вида. А вот в подавляющем большинстве бытовых ситуаций, думать о других, в ущерб своих интересов, нет никакого смысла. Вся наша жизнь чуть менее, чем полностью состоит из постоянного столкновения разных интересов. Мы все чего-то хотим и часто наши желания не совпадают с желаниями других людей. Поэтому нам приходится с ними как-то договариваться или конкурировать, соперничать, враждовать, чтобы выжить и в чем-то преуспеть. Мы ведь прекрасно знаем, что все люди не могут быть богатыми или иметь власть и даже иметь одинаковый уровень жизни не могут.

Всегда будет те, кто имеет больше и у кого больше прав. Люди неравны и не могут быть равными, это противоречит принципу природной иерархии, при которой сильный живет за счет слабого и использует его в своих целях. В природе сильный поедает слабого, просто потому что так природа устроена.

Так что живя в таком мире, в таких условиях, рассчитывать на то, что люди будут думать о тебе больше, чем о себе, значит совершенно не разбираться в жизни и в людях.

Я уверен, что к заботе о других человек способен прийти только через заботу о себе. Это помимо тех случаев, когда имеет смысл пожертвовать собой и своими интересами, ради будущего дорогих тебе людей или человечества в целом. А в повседневной жизни, когда перед человеком не стоит столь ответственный выбор, ему нужно думать прежде всего о себе и благодаря преследованию своих интересов учиться учитывать интересы других людей.

Так вот, смысл эгоизма в том, чтобы человек, преследуя свои интересы, на определенном этапе своего развития начал учитывать и интересы других людей.

И не просто учитывать, а эффективно им отвечать. Он сможет это сделать тем лучше, чем сильнее он будет. Потому что сильный человек может позаботиться о себе, что в любом случае нужно делать и при этом его возможности позволяют ему распространить свою заботу на других. Сильный человек может дать другим людям многое, чтобы еще больше получить взамен. А что может дать другим людям слабый человек, который даже о себе позаботиться не в состоянии? Может ли он стать сильным лидером или хорошим родителем? Как правило, нет. Однако многие слабые люди пренебрегают своими интересами, ради интересов других, показывая тем самым, что они не эгоисты. Почему они так поступают? Они стремятся помогать [именно стремятся, но не всегда помогают] другим не потому, что они не эгоисты, а потому, что сами нуждаются в помощи других людей, причем в гораздо большей степени. Они жертвуют своими интересами ради собственного блага, а не ради блага других людей. Что-то отдавая другим, они рассчитывают получить взамен больше, чем отдали, интуитивно уповая на правило взаимного обмена.
Поэтому их альтруизм – это лишь особая форма эгоизма, как одна из стратегий выживания.

Эгоизм и успех

Существует мнение, согласно которому, эгоизм необходим для достижения успеха, ради которого порой приходится идти по головам, думая только о собственной выгоде и ни с кем не считаясь. Это слишком грубое понимание пользы эгоизма. Действительно, эгоистичные люди [а мы все в меру или без меры эгоистичные] часто добиваются успеха – подставляя, предавая, используя, обманывая других людей, в том числе и тех, кого они хорошо знали, и кто им безоговорочно доверял. Подлость и коварство всегда имели место в человеческом обществе и польза от них несомненно есть. Но не стоит все списывать на эгоизм. Чтобы пройтись по тем же головам, нужно самому иметь голову на плечах, которая подсказывает эгоисту разные пути достижения своих целей, а не призывает его, как примитивного эгоиста – агрессивного наглеца, находясь в самом низу, плевать на всех и ни с кем не считаться. Зачастую о коварстве, подлости, хитрости и эгоистичности человека, использовавшего других для достижения успеха, мы узнаем тогда, когда он этого успеха уже достиг и ему поздно пытаться помешать.

До этого момента, такой вот эгоист может вести себя очень даже мило, так, что ни у кого и мысли не возникнет о том, что этот доброй души человек способен кого-то подставить, использовать, обмануть, предать, ради своих корыстных целей.

Некоторые люди, например, бандиты или мошенники, выражают свой эгоизм с помощью агрессии, напористости, смелости [часто это неоправданный риск], наглости, хитрости, манипуляций. Именно эти качества, а не сам по себе эгоистичный настрой может позволить им преуспеть в своих делах. Но этот успех не всегда является стабильным. Бандиты, которыми нередко скрытно восхищается необразованная часть населения, подвергают себя неоправданному риску, чтобы обрести какие-то ресурсы и власть. Они действуют так, как действуют, просто потому, что не знают других, более изощренных и менее опасных для жизни методов достижения успеха. Они не более эгоистичны, чем, скажем, политики, пекущиеся о народном благе, просто их эгоизм выражается в виде ярко выраженного насилия, а не в виде основательно запутанной для понимания хитрости. Бандитом быть опасно, это мы все знаем, так что у такой жизни, какой живут бандиты, есть своя цена. Мошенники, не смотря на имеющуюся у них способность скрывать свои истинные намерения, все же часто выдают себя тем, что правда об их мошенничестве открывается жертвам слишком быстро. Это потому, что большинство мошенников недальновидны, они исходят из краткосрочных интересов, когда удовлетворяют свои эгоистичные потребности за счет других людей – своих жертв. И поэтому они нередко наказываются обществом за свои деяния. Так что эгоизм, выражающийся подобным образом, не особо полезен. Успех, к которому он способен привести человека, может оказаться не долгим.

Чтобы добиться серьезного, стабильного успеха, нужно, даже если не хочется, соблюдать интересы других людей. Один в поле не воин, а чтобы иметь союзников, надо уметь вовлекать других людей в свои дела, что можно сделать лишь в том случае, когда вы их чем-то заинтересовываете. Гребя же только под себя и ни с кем не считаясь, вы скорее врагов себе наживете, которые при любом удобном случае растерзают вас. Эгоист, который всех предал, подставил, обманул, использовал, чтобы в чем-то добиться успеха, подобен Дамоклу, над головой которого весит меч на конском волосе. Как и всякий тиран, он может в любой момент стать жертвой тех, по чьей голове он прошелся и тех, кто его за это ненавидит.

Гораздо выгоднее преследовать свои эгоистические интересы, сотрудничая со многими людьми на разных условиях. Это самый лучший способ достижения своих целей. Самые успешные люди мира – это не эгоистичные одиночки, которым на всех наплевать, а хорошие продавцы, грамотные дипломаты, надежные партнеры и щедрые добродетели, которые знают, что для достижения успеха нужно уметь делиться с другими. Никакое насилие и никакая наглость не позволит вам получать от людей такую же отдачу, какую вы можете получить от сотрудничества с ними. Иногда, правда, это можно делать с помощью обмана и манипуляций, но тогда это должен быть такой обман, который не раскроется в течение долгого времени и от которого выиграют многие, а не только сам обманщик. Так что нужно маскировать свой эгоизм и облачать его в человеческую форму, чтобы не вызывать в людях сопротивления своему стремлению чего-то достичь. Ни один разумный эгоист не действует в одиночку, предавая и подставляя всех подряд. Даже если он не собирается учитывать интересы всех людей, желая чего-то добиться, что по понятным причинам невозможно сделать, то у него хотя бы есть союзники и друзья, с которыми он до определенной степени считается и чьи интересы учитывает не меньше, чем свои, ибо понимает, что без этого он не может рассчитывать на их помощь, поддержку и преданность.

Подрезюмируем. Все люди эгоисты. У всех эгоизм проявляется по-разному, в зависимости от уровня развития конкретного человека. Чем человек проще, тем примитивнее его эгоизм. Умные эгоисты никогда не выпячивают свой эгоизм, показывая всем свое пренебрежение интересами окружающих. Они наоборот, делают акцент на интересах других людей, стремясь продвинуть свои интересы. Это позволяет им заручиться поддержкой окружающих при достижении своих целей.

Эгоизм в зрелой форме переходит в альтруизм. Сильные люди учитывают интересы других потому, что могут себе это позволить. Они это делают небескорыстно. Просто они достаточно сильны и умны, чтобы думать не только о себе, но и других и получать от этого еще больше пользы. Как ответственные, любящие, заботящиеся о своих детях родители, так и настоящие лидеры – это люди, чей эгоизм развился настолько, что теперь они хотят и могут не только брать, но и отдавать. А отдавая, они получают во много раз больше.

Некоторые слабые люди стремятся помогать другим потому, что сами нуждаются в помощи. Они эгоисты, хоть и ведут себя альтруистично, просто их стратегия выживания и достижения своих целей строится на том, чтобы жертвовать своими интересами ради других, в расчете на их ответную помощь, в которой слабые люди очень сильно нуждаются. И если вы не понимаете, в чем заключается интерес другого человека, который якобы бескорыстно что-то для вас делает, то все дело именно в вашем непонимании его истинных намерений, а не отсутствие у него эгоистических побуждений как таковых. Правда иногда некоторые люди, стремясь угодить окружающим, сами не понимают, почему они это делают, ибо не осознают своих мотивов и в некоторых случаях не могут их контролировать. Это уже отдельная тема, которую мы обязательно обсудим. Здесь же важно понять, что эгоизм – это часть нашей натуры. Быть эгоистом нормально. Ненормальным может быть только форма выражения эгоизма, с точки зрения ее результативности.

Есть еще фанатики, которые могут быть альтруистами по каким-то своим убеждениям. Их я в этой статье не касался, так как это тоже отдельная тема. Однако хочу заметить, что вера некоторых людей в определенные вещи может быть настолько сильна, что они могут подавлять свой врожденный эгоизм в ущерб своих интересов, а иногда и во вред своей жизни, просто потому, что считают это правильным. В какой-то степени эти люди тоже эгоисты, так как делают что-то потому, что считают это правильным для себя. Просто их эгоизм может не отвечать их реальным интересам, он лишь будет тешить их самомнение и потакать их ошибочным убеждениям.

И самое важное. Чтобы наилучшим образом добиться своих целей, важно уметь маскировать свой эгоизм под альтруистичные намерения и учитывать в своих планах интересы как можно большего числа людей, особенно сильных людей, чья помощь и поддержка могут быть вам особенно полезны. Так ваши возможности значительно расширятся. Даже если вы не принадлежите к числу сильных людей, которые могут позаботиться не только о себе, но и о других, что позволяет обрести власть, старайтесь хотя бы вести себя так, будто думаете об интересах других, как минимум не меньше, чем о своих собственных. Помните, что вы со своими желаниями, интересами и потребностями никому не интересны. Люди думают преимущественно только о себе, что естественно. Так что вам они пойдут навстречу лишь в том случае, если вы их чем-то заинтересуете, если вы вовлечете их в свои планы, показав им, что помогая вам, они многое получат.

Примитивный эгоист, который ни о ком не думает и которому на всех наплевать – это одиночка, который в лучшем случае добьется кратковременного незначительного успеха с помощью наглости, вероломства, обмана и насилия. И этот успех будет тем короче, чем меньшее число людей будет в него вовлечено. А все потому, что в этом мире нужно уметь делиться, чтобы иметь больше друзей и союзников, а не врагов и завистников. Именно поэтому разумный эгоист – это настоящий лидер и хороший стратег, который добивается успеха с помощью сотрудничества с другими людьми, чьи интересы он учитывает [до определенной степени], чтобы заручиться их поддержкой и преданностью. Разумеется, его собственные интересы для него важнее интересов других людей, иначе бы он не был эгоистом. Однако он это умело скрывает. Такой человек добивается успеха всерьез и надолго.

Статья опубликована: 02.01.2018. Последнее обновление: 08.03.2020

Эгоизм — здоровый и не очень – Психология без соплей

В психологии очень мало такого, о чем можно говорить с уверенностью. Кругом одни лишь гипотезы и предположения. Теорий личности существует множество, теорий возникновения невроза тоже уйма, теорий и техник психотерапии еще больше. Но все теории сходятся, как минимум, в одном фундаментальном принципе.

Воспитание и христианская мораль учат нас заботиться о других людях, почитать родителей, помогать слабым и противостоять тиранам. Нас учат, что высшее достижение — это подвиг, совершенный во благо всего человечества. Нам рассказывают сказки о героях, отдавших свою жизнь ради спасения других людей. И нас учат испытывать вину за всякое проявление эгоизма, здорового или невротического — без разницы.

А психология утверждает обратное — все, что бы ни делал человек, он делает ради своего собственного блага. Нет в человеческой мотивации ничего иного, кроме беспросветного эгоизма. В каждом поступке человека за ширмой его доброты, благородства и бескорыстия легко обнаружить эгоистичную мотивацию. И эта мотивация не вторична — за этой отговоркой спрятаться не получится — эгоистичная мотивация всегда первична!

Но в этом эгоизме нет ничего плохого. Нечего стыдиться — такова сама человеческая природа, и бороться с ней, значит, восставать против инстинкта самосохранения. Моральные идеалы, какими мы привыкли их видеть, содержат в себе фундаментальную ошибку — они исходят из того, что человек от рождения испорчен и потому нуждается в оковах нравственности. Но так ли это на самом деле? От чего «звереет» человек? Не от этих ли самых оков, которые на него надевают в раннем детстве?

Есть мнение, что эгоизм разрушает общество, и поэтому должен быть искоренен. Но так ли это на самом деле? Цель врожденного естественного эгоизма — выживание. И если общественный порядок будет объективно более эффективным способом выживания, эгоизм такому обществу будет только рад и всегда будет его поддерживать. Животные, вон, живут стаями, а ведь у них нет никакой морали, их никто не учит, что надо быть добрыми к ближнему своему. Их эгоистичный инстинкт самосохранения сообщает им: стая — лучший способ выживать, а значит надо поддерживать интересы стаи, как свои собственные. А человеческий эгоизм не глупее звериного…

Противостояние между эгоизмом и общественной моралью возникает по чистому недоразумению. Что говорят священные тексты всех религий о деяниях своих святых? — Что они отдавали себя настоящему служению, что они были чисты и благородны в своих побуждениях, что они заботились о своих близких больше, чем о самих себе. Но ведь в том-то и дело — это святые люди, лишенные привычного нам Эго и его «-изма». А как быть всем нам, кому до святости очень далеко?

[[Продолжение — разумный эгоизм и правда о бескорыстии]]

((Думаете, я для вас стараюсь?))

И вот здесь совершается логическая ошибка. Бескорыстное благородное поведение святого человека — это результат святости, а не путь к ней. Святой человек находится в совершенно ином состоянии сознания. Его центр личности покоится в другом месте, а его Эго становится периферийной инстанцией, и вместе с этой трансформацией из него уходит тот самый «аморальный» эгоизм.

Но его место теперь занимает «божественный» эгоизм. Святые люди все так же следуют только своей внутренней мотивации, своей собственной воле, и даже помогая другим, они все так же решают какую-то свою внутреннюю задачу. Разница в том, что теперь их воля тождественна воле Бога, и потому со стороны их поведение кажется экстраординарным, внеличностным и внеэгоистичным.

Институты нравственного воспитания исходят из ошибочной посылки, что повторение моделей поведения святого человека есть путь к достижению святости. Это в лучшем случае. В худшем — если воспитатели не заблуждаются на счет природы святости, значит, они хотят превратить мораль в кнут и пряник и использовать ее для подавления индивидуальности.

Мораль говорит, что эгоизм — это худшее, что есть в человеке. Нас учат наступать на горло собственной песне ради того, чтобы быть зачисленными в ряды хороших и достойных людей. Нас учат стыдиться своей собственной природы и разыгрывать из себя тех, кем мы не являемся, ради сомнительного счастья быть принятыми в обществе людей, успешно обманувших себя.

В свое время Фрейд выпустил на свободу человеческую сексуальность и тем самым избавил очень многих людей от огромной силы внутреннего конфликта. Сексуальный инстинкт невозможно выключить — его можно только подавить. Но сколько себя не обманывай, сколько не замалчивай, инстинкт всегда найдет себе выход на поверхность — по-хорошему или по-плохому. То же самое и с эгоизмом — сколько от него не прячься, никуда на скрыться, а чем больше ему сопротивляешься, тем более тяжелые последствия наступают.

Мы все — эгоисты от и до. Но по дурацкому стечению обстоятельств очень хотим видеть себя какими-то другими. Мы находим великую честь в благородстве, в альтруизме, в помощи нуждающимся. Мы заботимся о своих близких и тех, кого любим. Мы беспокоимся о будущем детей, о детенышах тюленей, об экологии и о мире во всем мире. Но при этом отказываемся взглянуть правде в глаза — на самом деле мы заботимся только о самих себе.

И этот самообман никода не проходит бесследно. Оглянитесь вокруг — девять из десяти ваших знакомых страдают от глубокого внутреннего конфликта на почве неудовлетворенного эгоизма. Люди вокруг не удовлетворены своей жизнью из-за того, что не принимают во внимание голоса и желаний своей души. В раннем детстве им внушили идею о греховности эгоистичных желаний и всю жизнь они только тем и занимаются, что воюют сами с собой, потому что нет у человека никаких других желаний, кроме эгоистичных. А как можно получать радость от жизни, запрещая себе желать?

Разумный эгоизм

Разумный эгоизм — это ни что иное, как зов нашей души. Проблема в том, что «нормальный» взрослый человек уже не слышит голоса естественного эгоизма. То, что под видом эгоизма доходит до его сознания, — это патологическая самовлюбленность, ставшая результатом долгого подавления импульсов естественного эгоизма.

Здоровый эгоист куда ближе к святости, чем всякий убежденный праведник, потому что меньше себя обманывает. Праведник верит, что напрягая свою эгоистичную волю он может справиться со своим эгоизмом. Ему кажется, что подавляя эгоистичные импульсы, он приближается к святости и Богу. Но на деле он этим только увеличивает свой внутренний конфликт и все больше отдаляет себя от Бога.

Чем сильнее человек верит в бескорыстность своих помыслов и поступков, тем он несчастнее. Он может совершить величайшие подвиги милосердия, но при этом его собственная жизнь так и останется пустой и безвкусной. Подобный самообман умерщвляет.

Есть и другой случай, когда кажется, что человек плюет на всех и живет только для себя. Но это все та же самая проблема, только вывернутая наизнанку. Подчинение морали или бунт против нее — это одно и то же. И эти прожженные эгоисты точно так же находятся в состоянии внутреннего конфликта по поводу своего эгоизма. Они бунтуют против запрета на самовлюбленность, но при этом точно так же чувствуют вину за свое поведение, и это приводит к новому витку эскалации — бунту против чувства вины и очередным попыткам доказать себе свое право послать всех к черту, и обратно к новому чувству вины.

Эгоистичны все без исключения. Если вы знаете человека, который в жизни совершил хоть один поступок безо всякой личной выгоды, то это был не человек… либо это был святой, либо вы не видите скрытой выгоды от совершенного поступка, либо просто хотите продолжать себя дурить.

Та разница между людьми, которую легко заметить, когда речь заходит об эгоизме, обусловлена не уровнем эгоизма, а уровнем их самообмана на сей счет. Самый нездоровый эгоизм у праведников и бунтарей. И те, и другие в равной мере воюют со своей собственной природой, доказывая окружающим свою доброту или злобу. Внутренний конфликт они пытаются разрешить вовне, но им это никогда не удается. И со стороны они выглядят наиболее ущербно — болезненно самовлюбленно или так же болезненно кротко.

Более здоровая версия эгоизма у людей, отдающих себе отчет в том, что ничего, кроме собственных интересов у них в жизни нет. Но до тех пор, пока они продолжают раскачиваться на маятнике гордости–ничтожества, их эгоизм окрашен в ядовитые тона самовлюбленности. Эти люди более трезво смотрят на мир и со стороны выглядят не такими уж эгоистами. Обратите внимание на этот фокус. Чем более честен человек в отношении собственной мотивации, тем менее эгоистично выглядят его поступки или, по-крайней мере, его эгоизм выглядит оправданным, разумным, трезвым, и потому не вызывает отторжения.

Возьмем пример. Два человека: здоровый и нездоровый эгоисты. Оба совершают один и тот же поступок — делают близкому человеку подарок. Здоровый эгоист отдает себе отчет в том, что подарок он делает для себя, что это ему самому нравится дарить подарки и ему нравится получать что-то в ответ. Его игра «в подарки» очевидна и прозрачна — он не скрывает своей корысти ни от себя, ни от другого человека, а значит не остается никакого камня за пазухой. Здоровый эгоист корыстен, но честен.

А нездоровый неосознанный эгоист поступает иначе — он не отдает себе отчета в том, что им движет только личный интерес, он верит, что делает подарок от всего сердца и не имеет при этом никаких задних мыслей. Но на более глубоком уровне им движет все тот же личный корыстный интерес — он тоже хочет получить что-то взамен, но хочет это получить тайком, безответственно. Если он это получает, то все хорошо, но если по какой-то причине реакция на подарок его не устраивает, вся его корысть тут же выходит наружу — он начинает обижаться, психовать, требовать справедливости и проклинать чужой эгоизм. Так он вынуждает другого человека расплатиться по счетам за все полученные «бескорыстные подарки».

Нездоровый эгоист точно так же корыстен, как и здоровый, только при этом еще делает вид, что никакой личной выгоды в его поступке нет, и очень гордится этим своим показным самоотречением.

В человеке нет ничего, кроме собственного эгоистичного «Хочу!», и чем отчетливее он это видит, тем проще и естественней его жизнь, тем проще и естественней его отношения с людьми. Эгоизм — совершенно здоровое чувство, если перестать его стесняться. Чем больше от него прячешься, тем больше он прорывается наружу в виде необоснованных обид и попыток манипулировать людьми себе на благо. А чем больше его признаешь, тем отчетливее понимаешь, что этот самый эгоизм и заставляет нас чтить свободу и интересы другого человека. Осознанный разумный эгоизм — единственный путь к здоровым и конструктивным отношениям между людьми.

p. s.

Разрешить себе быть честным здоровым эгоистом — большое достижение, но это только полдела. Если при этом не будет решена проблема гордости-ничтожества, эгоизм будет в первую очередь защищать эти два невротических полюса, вместо того, чтобы выполнять главную свою задачу — транслировать голос Самости и вести человека по пути естественной самореализации.

5.1. Эгоизм. Психология помощи [Альтруизм, эгоизм, эмпатия]

5.1. Эгоизм

Эгоизм чаще всего рассматривается как отрицательное качество человека. Эгоизм ненавистен, говорил Паскаль, и те, которые не подавляют его, а только прикрывают, всегда достойны ненависти. Многие философы видят причину страданий человека и общества в эгоизме. А по мнению французского писателя Р. Ролана, если эгоистическое благополучие — единственная цель жизни, жизнь быстро становится бесцельной.

Эгоизм в сознании людей является антиподом альтруизма. При этом считается, что компромисса между ними быть не может. Что же понимают под эгоизмом?

В Малом энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона можно прочитать следующее: «Эгоизм — этическое мировоззрение, по которому единственным мотивом человеческих действий является стремление к личному благополучию, а также такой душевный склад, при котором это стремление поглощает всякие другие побуждения; при этом различают: грубый эгоизм, если мотивом деятельности служит стремление к чувственным наслаждениям; благородный эгоизм, если в сферу входят возвышенные умственные наслаждения и идея о необходимости согласования удовлетворения личных потребностей с общественным благом».

В. Лейбин (2010) пишет, что эгоизм — это проявление интереса человека к самому себе, характеризующееся сосредоточением внимания на своих желаниях, влечениях, своем собственном мире в целом.

Такое понимание эгоизма не раскрывает ту его особенность, из-за которой он рассматривается как отрицательное качество человека. Еще древнегреческий философ Эпиктет говорил, что все делать для себя одного отнюдь не означает поступать против общего блага. А именно последнее и связывается в массовом сознании с эгоизмом. Эгоизм начинается не тогда, когда человек заботится о собственных интересах, а тогда, когда он обособляет свои интересы от интересов окружающих и противопоставляет их друг другу.

Как отмечает К. Муздыбаев (2000), эгоизм возникает лишь в связи с другими людьми, т. е. во взаимоотношениях при реализации интересов, выгодных для эгоиста и невыгодных для его партнеров. То есть дело не только в удовлетворении интересов эгоиста, но и в пренебрежении интересами других. Удовлетворяя свои интересы за счет других, эгоист создает конфликтную ситуацию. «Своекорыстие, сопровождаемое отсутствием чуткости к нуждам окружающих <…> порождает антипатию, неприятие, вражду, т. е. взаимный негативизм» (Муздыбаев К., 2000).

В соответствии с этим и в Толковом словаре русского языка дается следующее определение эгоизма: «Эгоизм — себялюбие, предпочтение своих, личных интересов интересам других, пренебрежение к интересам общества и окружающих».

Эгоизм (от лат. ego — «я») — преимущественно ценностная ориентация личности на удовлетворение своих индивидуальных интересов и потребностей без учета того, какие последствия это будет иметь для других людей.<.> В отличие от нарциссизма эгоизм сам по себе не предполагает внутренней уязвимости и тотальной зависимости от внешнего субъекта. В этом смысле его правомерно рассматривать как гораздо более универсальное и, мало того, здоровое явление, являющееся производным от изначально присущего всем людям чувства самосохранения. Индивид с отчетливо выраженной эгоистической личностной направленностью (если он при этом не страдает нарциссизмом) зависит не от внешней а, напротив, от внутренней оценки, его интересует сравнение себя не с социальным окружением, а с определенными внутренними представлениями об успешности, должном поведении и т. п., присущими идеальному Я.

Кондратьев М. Ю., Ильин В. А., 2007

Эгоист просто не в состоянии замечать, что окружающие страдают от его поведения. На мир он смотрит как потребитель и всех оценивает с позиции полезности только ему самому. В окружающих его людях он в основном видит только отрицательные черты. Это показано в исследовании К. Муздыбаева (табл. 5.1).

Таблица 5.1. Выраженность личностных характеристик у окружающих людей по оценкам лиц с высокой и низкой склонностью к эгоизму

Из данных, приведенных в таблице, видно, что более склонные к эгоизму приписывают своему окружению большую выраженность отрицательных характеристик, чем те, у кого склонность к эгоизму низкая.

Антрополог предложил детям из африканского племени поиграть в одну игру.

Он поставил возле дерева корзину с фруктами и объявил, обратившись к детям:

«Тот из вас, кто первым добежит до дерева, получит все сладкие фрукты». Когда он сделал знак детям начать забег, они накрепко сцепились руками и побежали все вместе, а потом все вместе сидели и наслаждались вкусными фруктами.

Пораженный антрополог спросил у детей, почему они побежали все вместе, ведь каждый из них мог насладиться фруктами лично для себя. На что дети ответили: «Обонато». Разве возможно, чтобы один был счастлив, если все остальные грустные? «Обонато» на их языке означает: «Я существую, потому что мы существуем».

Представление об эгоизме содержалось в первом фундаментальном труде З. Фрейда «Толкование сновидений» (1900). В нем он не только обратил внимание на эгоистические сновидения, в которых фигурирует собственное Я сновидца, но и подчеркнул то обстоятельство, что маленькие дети чрезвычайно эгоистичны. «Ребенок абсолютно эгоистичен, он интенсивно испытывает свои потребности и неудержимо стремится к их удовлетворению — особенно же против своих соперников, других детей и главным образом против своих братьев и сестер».

Зачем, — говорит эгоист, — стану я работать для потомства, когда оно ровно ничего для меня не сделало?

Козьма Прутков

Того эгоизма, который ограничился бы самим собой и не выходил бы за пределы отдельной личности, не существует, следовательно, вовсе нет и того, «дозволенного» морально-индифферентного эгоизма.

Ф. Ницше

Эгоизм бывает разным (например, немецкий философ И. Кант выделил эгоизм себялюбия — благоговение к самому себе, и эгоизм самодовольства — удовлетворенность самим собой), поэтому и отношение к нему высказывается разное. А. И. Герцен отделял эгоизм узкий, животный, грязный от высшего. Слово «эгоизм», писал он, как и слово «любовь», слишком общее, может быть гнусная любовь, может быть высокий эгоизм. Эгоизм развитого, мыслящего человека благороден, он-то и есть его любовь к науке, к искусству, к ближнему, к широкой жизни, к независимости; любовь ограниченного дикаря, даже любовь Отелло, — высший эгоизм. Моралисты говорят об эгоизме как о дурной привычке, не спрашивая, может ли человек быть человеком, утратив живое чувство личности.

Разумеется, люди — эгоисты, потому что они лица [личности. — Е. И.], писал А. И. Герцен. Как же быть самим собой, не имея резкого сознания своей личности? Мы — эгоисты, и потому добиваемся независимости, благосостояния, признания наших прав, потому жаждем любви, ищем деятельности и не можем отказывать без явного противоречия в тех же правах другим.

Таким образом, говоря об эгоизме, авторы по существу говорят о «мягком» и «жестком» (крайнем) проявлении эгоизма.

Эгоизм — это не значит жить так, как хочешь, это требование к другим жить так, как вы этого хотите.

Оскар Уайльд

Если мы хотим чем-то помочь какому-нибудь делу, оно должно сперва стать нашим собственным, эгоистическим делом, писал Ф. Энгельс. А. Шопенгауэр отмечал, что эгоизм, вооруженный разумом, старается избегнуть своих же собственных дурных последствий, направляющихся против него самого. Поэтому Л. Фейербах призывал: «Различайте между злым, бесчеловечным и бессердечным эгоизмом и эгоизмом добрым, участливым, человечным; различайте между незлобивым, невольным себялюбием, находящим удовлетворение в любви к другим, и себялюбием произвольным, намеренным, находящим удовлетворение в равнодушии или даже в прямой злости по отношению к другим». Эгоизм заставляет нас стремиться к тому, чтобы нравиться другим, полагает Ф. Брентано.

Соотношение эгоизма с себялюбием и любовью к себе рассматривал Э. Фромм. В статье «Эгоизм и себялюбие» (1939) и в книге «Человек для себя» (1947) он подметил, что с точки зрения современной культуры быть себялюбивым грешно, поскольку это рассматривается как проявление эгоизма. Однако это противоречит практическому положению дел в западном обществе, где себялюбие — мощный и оправданный стимул человека. Не случайно такие мыслители, как Ницше и Штирнер объявляли эгоизм, себялюбие и любовь к себе добродетелью.

Э. Фромм исходил из того, что метание между двумя догмами (эгоизм как грех, зло и как добродетель, добро) вредит процессу интеграции личности и является одним из источников душевного разлада современного человека. По его мнению, любовь к себе и любовь к другим людям не исключают друг друга.

Вопреки распространенной точке зрения, что эгоизм не тождествен себялюбию, так как при нем человек, заботясь о своем благе, не противоречит благу других, а иногда даже совмещает свои стремления со стремлениями близких людей, Э. Фромм отделял себялюбие от любви к себе, указывая, что они не только не тождественны, но и прямо противоположны. Себялюбивый человек не способен любить ни других, ни самого себя. Несостоятельность современной культуры кроется не в принципе индивидуализма и излишнем эгоизме человека, а в искажении смысла личного интереса. Суть не в том, что люди слишком сосредоточены на своем личном интересе, а в том, что они недостаточно сосредоточены на интересах своего реального Я. И дело не в том, что люди слишком себялюбивы, эгоистичны, а в том, что «они не любят себя». В конечном счете оказывается, что в действительности эгоист не только игнорирует других людей, но и ненавидит себя.

Вообще надо признать, что понимание альтруизма как бескорыстной помощи другому является мифом. Все дело в том, что понимать под корыстью. Ведь часто за поведением «доброго самаритянина» могут скрываться совсем иные мотивы: самоудовлетворение собственных душевных потребностей и интересов. Герберт Гинтес считает, например, что различные проявления альтруизма: забота об исчезающих видах птиц, бескорыстная помощь нуждающимся, жизнь, принесенная на алтарь материнства, деньги, перечисленные жертвам землетрясения, — все это не что иное, как забота о себе любимом. Человек делает добро другому, чтобы спокойно спать, не мучаясь угрызениями совести, или гордиться своей добротой, т. е. ради переживания удовлетворения от своего поступка. Едва ли не все доноры из тех, что приняли участие в исследовании, проведенном Джейн Пильявин, согласились, что донорство «заставляет человека уважать себя» и «дает ему чувство самоудовлетворения». Разумеется, человек, делающий добро, почти всегда делает его от чистого сердца, и даже если за этим стоят совсем другие скрытые мотивы, сам человек может их не осознавать и не задумываться о реальных истоках своих поступков. Например, если в открытое окно до человека донесется детский или женский крик, он встревожится или испугается. Для того чтобы успокоиться, он постараетесь узнать, в чем дело, и, если потребуется, оказать помощь (Piliavin, Piliavin, 1973). Таким образом, помощь оказывается в том числе и ради собственного спокойствия. То, что это действительно так, экспериментально доказал Деннис Кребс (Krebs, 1975): те из его испытуемых, студентов Гарвардского университета, самоотчеты и физиологические реакции которых свидетельствовали о наиболее эмоциональном восприятии чужой беды, оказывали попавшему в нее человеку и самую существенную помощь.

Верно ли, что единственная цель, которой руководствуются герои, спасающие людей, безвестные доноры и волонтеры Корпуса мира [Корпус мира — организация, созданная в 1961 г. в США и объединяющая квалифицированных учителей, строителей и других специалистов, работающих на добровольных началах в развивающихся странах. — Примеч. лерев.], — бескорыстная забота о других? Или они всегда стремятся к одному — в той или иной форме удовлетворить собственные потребности: получить вознаграждение, избежать наказания или чувства вины или избавиться от душевного дискомфорта?

Иллюстрацией этой философской проблемы служит эпизод из жизни Авраама Линкольна. Во время поездки в почтовой карете он обсуждал ее со своим попутчиком. Не успел Линкольн сказать, что все добрые дела совершаются благодаря эгоизму, как заметил свинью, которая истошно визжала. Оказалось, что тонули ее поросята, свалившиеся в пруд. Попросив кучера остановиться, Линкольн выпрыгнул из кареты, бросился к пруду и вытащил поросят на сушу. Когда он вновь сел в карету, его попутчик заметил: «Ну, Эйб, какое отношение эгоизм имеет к тому, что только что произошло?» — «Побойся Бога, Эд! Самое прямое! Я бы целый день места себе не находил, если бы бросил на произвол судьбы это несчастное семейство! Неужели ты не понимаешь, что я сделал это только для того, чтобы меня не мучила совесть?» (Sharp, цит. по: Batson et al., 1986). До недавнего времени психологи были согласны с Линкольном.

Однако психолог Дэниел Бэйтсон полагает, что наша готовность помогать другим есть следствие обеих причин — заботы о собственных интересах и альтруистических соображений (Batson, 2001).

Майерс Д., 2004

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Проблема эгоизма в работах З.Фрейда

Комментарий: Статья была опубликована в сборнике научных статей и материалов XII-ой Всероссийской научно-практической конференции «Практическая психология образования XXI века: развитие личности в образовании». – Коломна, МГОСГИ, 2014. – С. 91-99.

Аннотация

В статье рассматривается проблема эгоизма в работах З.Фрейда. Основным содержанием данной проблемы в работах З.Фрейда выступает положение о том, что эгоизм рассматривается как врожденное свойство человека, благодаря которому обеспечивается защита его жизнедеятельности, а также является главным принципом человеческих отношений.

Ключевые слова: Фрейд, эгоизм, нарциссизм, человеческая природа, сновидения, психоанализ.

Представление об эгоизме содержалось в первом крупном фундаментальном труде З.Фрейда «Толкование сновидений» (1900), где основатель психоанализа высказал ряд соображений, связанных с его пониманием детской психики. В «Толковании сновидений» он подчеркнул то обстоятельство, что маленькие дети чрезвычайно эгоистичны. «Ребенок абсолютно эгоистичен, он интенсивно испытывает свои потребности и неудержимо стремится к их удовлетворению, особенно же против своих соперников, других детей и главным образом против своих братьев и сестер» (Фрейд, 1991). Желание ребенка, чтобы умерли его братья и сестры, З.Фрейд также объяснял эгоизмом, в силу которого ребенок «смотрит на своих братьев и сестер как на соперников» (Фрейд, 1991). Одновременно он высказывал мысль, в соответствии с которой есть основания надеяться, что еще в период детства «в маленьком эгоисте проснутся альтруистические наклонности и мораль», хотя «моральное чувство пробуждается не одновременно по всей линии и продолжительность аморального детского периода у отдельных индивидуумов различна» (Фрейд, 1991).

Эту же мысль З.Фрейд продолжает отстаивать позже в тринадцатой лекции «Введение в психоанализ» (1916): «Ребенок, прежде всего, любит самого себя и только позднее учится любить других, жертвовать частицей своего Я ради других. Даже лиц, которых он, кажется, любит с самого начала, он любит только потому, что нуждается в них, не может без них обойтись, так что опять-таки из эгоистических мотивов. Только позднее чувство любви делается независимым от этого эгоизма. Он фактически на эгоизме научился любви» (Фрейд, 2007a).

Таким образом, З.Фрейд считал что, ребенок рождается с «первичной самовлюбленностью», обусловленной тем, что его либидо направлено на него самого, и самовлюбленность как бы отделяет человека в начале жизни от окружающего мира, побуждая его заниматься только собой. Иными словами, можно сказать, человек, по З.Фрейду, рождается эгоистом. Когда он становится юношей, его либидо будто бы перемещается с его личности на другие объекты и человек переходит в разряд альтруистов, пребывающих в стадии «объективных отношений». Позже либидо вновь обращается на личность её носителя, обусловливая «вторичную самовлюбленность», которая как бы повторяет первичную, но уже на ином уровне. И субъект становится эгоистом вновь. Так, согласно З.Фрейду, чем больше я люблю окружающих меня людей, тем меньше остается любви для себя, и наоборот, чем больше я люблю себя, тем меньше люблю людей. В основе любви как социального явления лежит либидо. В зависимости от того, куда направлено оно, имеем то любовь к себе, то любовь к людям.

З.Фрейд считал, что общество придает личности одностороннее развитие, вытравливает в человеке все альтруистические порывы и превращает его в эгоиста. Утверждая, что человек по своей природе эгоист, З.Фрейд широко трактует и понятие эгоизма. Для него эгоизм – это не только страсть к стяжательству, накоплению, но и стремление человека удовлетворить свои обычные, нормальные потребности в пище, одежде, крове, половой любви. Но можем ли мы в этом видеть эгоизм? И если первая часть утверждения не вызывает возражений со стороны отечественных философов и психологов, то со второй соглашаются не все. Разве можно назвать потребности человека в еде, без которой он не может существовать эгоизмом? Эти потребности необходимы для сохранения каждого индивидуума и человеческого рода. Поэтому они присущи каждому человеку в любую эпоху. Эгоизм же выражается не в самих этих потребностях, а как считает доктор философских наук, профессор К.А.Шварцман «в способе их удовлетворения, а именно в стремлении удовлетворить их за счет других людей», но такое стремление «характерно только для общества, основанного на эксплуатации человека человеком» (Шварцман, 1963). Тогда как, для З.Фрейда, эгоизм интересов, воспитанный определенным строем, и естественное стремление человека к удовлетворению своих необходимых потребностей – явление одного и того же порядка, выражение эгоизма, которого никогда изжить нельзя.

Если выше было сказано о понимании З.Фрейдом эгоизма и об эгоизме детской души, то в этой же работе «Толкование сновидений» сновидения сохраняют тот же характер. Они все без исключения с точки зрения З.Фрейда «абсолютно эгоистичны, во всех них проявляется ваше драгоценное «я», хотя иногда и в замаскированной форме» (Фрейд, 1991). Желания, осуществляющиеся во снах, это постоянно «желания нашего «я»; интерес к другому лицу в сновидении всегда иллюзорен (оторван от реальности).

З.Фрейд подвергает анализу большое количество примеров, «противоречащих якобы этому моему (своему!) утверждению». Так, например, четырехлетний мальчик, которому приснилось большое блюдо, на котором лежит большой кусок жареного мяса. Неожиданно кусок этот съедается, не будучи даже разрезан. Человека, который съел мясо, он не видел.

Кто же был этот человек, об обильном обеде которого приснилось ребенку? Анализируя переживания предыдущего дня, он приходит к выводу: мальчику в течение нескольких дней была прописана врачом молочная диета; накануне сновидения вечером он нашалил и в наказание за это был лишен ужина. Воспитание начинает оказывать на него свое действие; оно проявляется уже в сновидении, обнаруживающем зародыши искажающей деятельности. Не подлежит сомнению, что сам он тот человек, желания которого направляются на столь обильный ужин. Так как он знает, однако, что он наказан и не имеет права ничего есть, то он не решается даже во сне сесть за стол и съесть вкусное блюдо, как это делают в сновидениях голодные дети.

Таким образом, несмотря на обилие тем и персонажей, «сон – непременно эгоистичен». Как объяснял сам З.Фрейд, его метод не дает универсального ключа для расшифровки сновидений. «Я уверен, – писал он, – что одно и то же сновидение у различных лиц и при различных обстоятельствах может скрывать различные мысли» (Фрейд, 1991).

З.Фрейд считал, что эгоизм выступает сущностью не только человеческой природы, но и является главным принципом человеческих отношений. Так он говорит о существовании принципов «удовольствия» и «реальности», которые и должны сдерживать эгоизм индивида. Но, однако, эгоистический характер человека проявляется в стремлении к удовольствию, что же касается «принципа реальности», который побуждает человека отказываться от целого ряда своих желаний, считаться с требованиями, интересами других людей, заниматься общественной деятельностью, то З.Фрейд не видит в этом отрицания эгоизма, поскольку эти общественные побуждения вызваны стремлением, по его мнению, самосохранения, то есть тем же эгоистическим интересом. В работе «Тотем и табу» (1913) он подтверждает, что «сами социальные влечения развились в особые комплексы благодаря слиянию эгоистических и эротических компонентов» (Фрейд, 1924).

Для каждой личности все остальные люди выступают лишь средством для достижения одной цели – удовлетворения желаний, заложенных в индивидууме еще до того, как он вошел в общение с другими людьми. Следовательно, основная мысль З.Фрейда сводится к тому, что какие бы общественные побуждения ни появлялись у человека, какой бы общественной деятельностью он ни занимался, человек всегда при всех условиях остается эгоистом. Если «совместная производственная деятельность людей ведет к сотрудничеству между людьми» – пишет К.А.Шварцман, то З.Фрейд совершенно игнорирует любую такую деятельность. Он считает, что и в том случае, когда люди проявляют самоотверженность, сотрудничество, – это не что иное, как та же сублимация эгоистических интересов, и прежде всего инстинкта наслаждения. Как считает, К.А.Шварцман, такие выводы З.Фрейд делает только потому, что «он не понимает социальной основы этих отношений» (Шварцман, 1963). Причем, в любом обществе, в любых условиях, суть отношений между людьми, говорит З.Фрейд, составляют вражда, отчужденность, несправедливость. «…жестокость, властолюбие, несправедливость и все другое составляет подоплеку самых нежных отношений между людьми. <. ..> Мы не может отказаться от бессознательной враждебности, как от постоянно действующего и двигающего мотива» (Фрейд, 1924). Поэтому вера в доброту человеческой натуры, в возможность изжить антагонизм человеческих отношений — одна из многих иллюзий, которая может принести человечеству только вред. Он отвергает, поэтому те этические системы, которые говорят о возможности создания подлинно человеческих отношений между людьми и призывают к любви и дружбе между ними.

Опять же иную позицию на взгляд фрейдовской концепции выражает К.А.Шварцман. В работе “«Психоанализ» и вопросы морали” она пишет: «Фрейд попытался формулировать общие принципы поведения людей, игнорируя экономическую основу общества, его классовую структуру. Поэтому он не сумел заметить, что уже в недрах того строя, в котором он жил, между рабочими, борющимися против капитала, складываются иные, человеческие отношения, отношения, основанные на взаимной помощи, на солидарности.

Не видя социальной основы эгоизма как главного принципа человеческих отношений в буржуазном мире, З. Фрейд не понимает того, что с изменением социально-экономической структуры общества должны измениться и все отношения между людьми. Он не может себе представить, что не эгоизм, а солидарность должна стать господствующим принципом отношений между людьми в обществе, основанном на общественной собственности на средства производства, и что эта солидарность не только не «ущемляет» личность, но является настоящей ареной развития подлинно человеческих чувств, свойственных каждой личности» (Шварцман, 1963).

В своей следующей работе «О нарциссизме» (1914) З.Фрейд не только выдвинул предположение, что проявления либидо, заслуживающие названия нарциссизма, имеют место в нормальном сексуальном развитии человека, но и высказал соображение, в соответствии с которым нарцизм (в понимании З.Фрейда) не является перверзией (извращением) и может быть рассмотрен как «привязанность либидо к собственному Я как к объекту» (Лейбин, 2010) и в качестве «либидозного дополнения к эгоизму инстинкта самосохранения» (Фрейд, 2007b). Он считал, что нарциссизм является неотъемлемой частью любого человека с самого его рождения, и был первым, кто применил этот термин в психологии.

В научную литературу понятие «нарциссизм» было введено английским ученым Х.Эллисом, который ранее в работе «Аутоэротизм: психологическое исследование» (1898) в отличие от З.Фрейда, нарциссизм описал как одну из форм извращенного поведения, соотнесенную им с мифом о Нарциссе.

В работе «О нарциссизме» З.Фрейд провел различие между «Я-либидо», когда сексуальное влечение направлено на самого человека, и «объект-либидо», когда оно направлено на другого человека. В этой же работе основатель психоанализа затронул вопрос о соотношении чувства неудовольствия, эгоизма, любви и невротического заболевания. Определение данного соотношения предполагало выявление психологической необходимости переступить границы нарциссизма и сосредоточить либидо на объектах. И хотя в самой работе не было проведено четкого различия между нарциссизмом и эгоизмом, тем не менее, в ней была высказана мысль, что «сильный эгоизм защищает от болезни, но, в конце концов, необходимо начать любить для того, чтобы не заболеть, и остается только заболеть, когда вследствие несостоятельности своей лишаешься возможности любить» (Фрейд, 2007b). Таким образом, «больной сосредотачивает свое либидо на своем Я, отнимая его у объектов, с тем, чтоб по выздоровлении вернуть его им. <…> Либидо и интересы Я испытывают при этом одну и ту же участь, и тогда их снова нельзя отделить друг от друга. Известный эгоизм больных берет верх над всеми интересами без исключения. Мы находим это вполне понятным, потому что прекрасно знаем, что, находясь сами в таком же положении, будем вести себя так же» (Фрейд, 2007b).

Более четкое различие между нарциссизмом и эгоизмом З.Фрейд провел в двадцать шестой лекции по «Введению в психоанализ» (1916/17), озаглавленной «Теория либидо и нарциссизм», где он показал, чем они отличаются друг от друга. Говоря об эгоизме, обычно имеют в виду пользу для индивида, в то время как, говоря о нарциссизме, принимают во внимание и его либидозное удовлетворение. По мнению основателя психоанализа, можно быть «абсолютно эгоистичным» и, тем не менее «иметь сильные либидозные привязанности к объектам» (Фрейд, 2007a). Такая привязанность объясняется тем, что либидозное удовлетворение от объекта относится к потребностям Я. «Эгоизм будет следить тогда за тем, чтобы стремление к объекту не причинило вреда Я» (Фрейд, 2007a). Но можно быть «эгоистичным и при этом также очень нарциссичным», то есть иметь незначительную потребность в объекте. Таким образом, следуя логике З.Фрейда, мы можем сделать вывод, что нарциссизм и эгоизм – взаимосвязаны, но не обязательно, что одно подразумевает другое. Нарциссы всегда эгоисты, но не все эгоисты нарциссы.

Тем не менее, во всех этих отношениях эгоизм чаще всего выступает в качестве постоянного элемента развития человека, «само собой разумеющимся», то нарциссизм представляет собой переменным «меняющимся» элементом. В отличие от эгоизма, который не включает в себя либидо, нарциссизм имеет либидозную окраску, независимо от того, направлена сексуальность на объекты или на собственное Я.

Противоположность эгоизма – альтруизм, который не совпадает с либидозной привязанностью к объектам и отличается от нее отсутствием стремлений к сексуальному удовлетворению. Однако при сильной влюбленности альтруизм может совпадать с либидозной привязанностью к объектам, что чаще всего имеет место при сексуальной переоценке его. Если к этому добавляется альтруистическое перенесение от эгоизма на сексуальный объект, то, как полагал З.Фрейд, сексуальный объект становится могущественным и как бы поглощает Я.

Анализ данной проблемы позволяет нам сделать вывод о том, что З.Фрейд не только рассматривает эгоизм как сущность человеческой природы, как главный принцип человеческих отношений, но и оправдывает его. Эгоизм в представлении каждого из нас что-то до боли знакомое, особенно мешающее нам в наших близких отношениях и обидное, при уличении нас в проявлении этого качества. Если же мы еще пристальнее вглядимся в причины всех наших человеческих проблем и страданий и не побоимся посмотреть правде в глаза, то мы увидим, что причина их находится внутри нас самих. И причина эта – свойство человеческого эгоизма, проявляющееся в самых различных видах и формах переживаний. Эгоизм так цепляется за нас или мы цепляемся за него? Может и прав тогда З.Фрейд!?

The Problem of Selfishness in Freud’s Works

Annotation 

The article considers the problem of selfishness in Freud’s works. The main intension of this issue in Freud’s works is that the notion of egoism is viewed as the innate qualities of a human being, which provides the protection of his life and the main principle of interpersonal relationships.

Key words: Freud, selfishness, narcissism, human nature, dreams, psychoanalysis.

Принцип здорового эгоизма

Эгоизм в наше время уже не считается однозначно негативной чертой, но споры о нем продолжаются. Одни обвиняют в эгоизме окружающих, другие полагают, будто сами слишком себялюбивы.

На самом деле существуют два разных варианта эгоизма – здоровый и нездоровый. И они очень сильно отличаются. В первом случае человек ставит на первое место себя и свои интересы, но также учитывает интересы остальных. Он способен пойти на компромисс. Во втором – думает исключительно о себе и не готов поступиться ничем. Здоровый эгоизм – естественная черта, в то время как нездоровый – признак внутренних проблем и нелюбви к себе.

Кто важнее – я или другие?

Здоровый человеческий эгоизм основан на правильной расстановке приоритетов.

Кого вы ставите на первое место – себя, мужа, детей, может быть, родителей? В психологии существует модель расстановки приоритетов, которая включает и самого человека, и его семью, и хобби, и карьеру. Мы не будем рассматривать здесь всю модель целиком – это тема для отдельного интересного разговора. Главное – это первый пункт. Оптимальным считается, когда человек ставит на первое место самого себя – то есть является здоровым эгоистом.

Это идет на пользу не только ему самому, но и окружающим. Человек, который умеет заботиться о себе, может и любить других. Он готов с радостью делиться тем, что у него есть. В то время как тот, кто постоянно жертвует собой, обычно внутренне неудовлетворен, так как подавляет свои естественные желания. Такой человек не умеет отказывать и делает что-то не потому, что хочет, а потому, что считает себя обязанным. И часто он (сознательно или бессознательно) ожидает, что его жертву оценят и воздадут ему должное. То есть пытается взять ответственность за других, но не берет ответственность за себя самого.

Почему я так уверенно говорю об этом, как о проигрышной позиции? Почему нельзя, например, поставить на первое место любимого мужа? Или детей? Неужели невозможно сначала порадовать близких, а потом уже себя?

Проблема в том, что это так не работает. Тот, кто не умеет любить себя, не может по-настоящему любить и других. Любовь к себе и забота о собственных интересах – то, что свойственно нам от рождения, инстинктивно. И если мы это не проявляем – значит, в нас подавлены естественные устремления. И в результате мы не можем толком заботиться ни о себе, ни о других.

За кого мы отвечаем?

Представьте, что вы – проект Бога (или вселенной, если вам больше нравится). Вокруг вас – такие же проекты – другие люди. У каждого есть свой ответственный – личность. То есть вы – директор уникального предприятия – вашей жизни. Другой такой больше нет. И вы – единственный, кто может привести это предприятие к успеху или краху… Ведь вы лучше всех знаете себя, свои особенности, таланты, слабые и сильные стороны, интересы и предпочтения.

Иными словами, вы сами – ваша главная зона ответственности. Ни один другой человек не может сделать вас счастливым, наполненным и радостным, исполнить ваши мечты и дать вам то, в чем вы нуждаетесь. И потому ваша главная ответственность – это не ваши дети, родители или муж. А именно вы.

Вы на самом деле отвечаете за себя перед Богом или вселенной. Поэтому ваша задача – как можно полноценнее и счастливее прожить свою жизнь.

Почему еще важно быть эгоистом?

Для многих все это звучит очень провокационно. Ничего удивительного – многие из нас воспитаны в убеждении, что надо в первую очередь думать о других и быть хорошим. Но на самом деле любовь к себе и забота о себе – лучший способ заботиться о других.

В первую очередь потому, что мы все влияем друг на друга. Ваше развитие, радость и гармония станут хорошим примером для близких. И во вторую, потому, что по-настоящему счастливый человек обычно не останавливается на собственном счастье. Он хочет радовать и окружающих. И это «радовать» не имеет ничего общего с «радуй других», сценарной установкой, которая помогает восстанавливать самооценку. Это желание отдать, которое происходит из наполненности, когда у нас так много, что хочется начать делиться. К этому нужно прийти, но это может по-настоящему осчастливить наших близких и осветить их жизнь.

Здоровый эгоизм вообще и предполагает, что вам не может быть хорошо, когда близким людям плохо. Вы заботитесь о себе, а потом о своих близких людях, что бы им тоже было хорошо. В результате вам хорошо и им хорошо. Любовь к другим начинается с любви к себе.

Для тех, кто думает в первую очередь о детях и рассуждает в ключе «лишь бы им было хорошо, а я уж как-нибудь», у меня и вовсе плохие новости. Дело в том, что, мысля подобным образом, вы оказываете детям медвежью услугу. Наблюдая вас и вашу жертвенность, они либо вырастают настоящими «нездоровыми эгоистами», и считают, что им все должны, либо начинают копировать ваше поведение – и тоже не живут для себя, а находят какие-то внешние точки приложения сил – собственных детей, мужей, работу, лишь бы не заниматься собой.

Необходимое внимание или приоритет?

Очень часто в ответ на «пропаганду» здорового эгоизма в отношениях я слышу что-то вроде «Как же я могу не заботиться о своих маленьких детях в первую очередь? Они же пропадут без меня!». Или «Если я не буду помогать родителям, они не справятся». И это отчасти правда.

Но речь не идет о том, чтобы забросить все, а самой лежать в ванне и красить ногти. Речь исключительно о балансе. Естественно, необходимость ухаживать за младенцем вносит свои коррективы – вы должны заниматься им подолгу. Но важно уделять себе внимание, несмотря ни на что! И даже если временно не получается – в любом случае помнить и осознавать свои ценности, себя и собственные интересы. То же касается и родителей. Если им нужна забота – помогайте им, но не в ущерб себе. Вам должно хватать времени на себя и свою жизнь.

А чем плох нездоровый эгоизм?

При нездоровом эгоизме фокус внимания направлен не «сначала на себя, потом на других», а исключительно на себя. То есть нет никакой «таблицы приоритетов», а просто есть я и мои интересы. Чем неконструктивна такая позиция?

Дело в том, что это отношение не возникло из пустоты. Оно является компенсацией неуверенности и страхов человека, пониженной самооценки. Тот, кто действительно любит себя, не нуждается в постоянном подтверждении своей значимости, ему интересны и другие люди тоже.

Кроме того, тотальных эгоистов часто отличает неумение ценить то, что они получают. Они очень нацелены на результат, и это, конечно, помогает им достигать целей. Но часто, получив желаемое, они не успевают насладиться, и очень быстро переключаются на следующие желания. И в результате все обесценивают и ничем не довольны.

***

Впрочем, большинству из нас чаще свойственно забывать о себе ради других. И это не делает счастливыми ни их самих, ни окружающих. Поэтому я желаю вам развивать здоровый эгоизм, любить себя и заботиться о себе. А уже потом отдавать что-то другим – из нового чувства наполненности и самодостаточности.

Вадим Куркин

Любовь к себе или эгоизм., Психология – Гештальт Клуб

 

 

Ни для кого не секрет, что очень важно полюбить себя по-настоящему. Но где та тонкая грань различия —  любовь к себе или эгоизм?

Эгоист подобен яйцу – он так наполнен собой, что другому человеку нет места в его жизни и пространстве. Он живет по принципу «дай мне». Он только умеет по-настоящему брать. А если и отдает, то с надеждой на возвращение. 

Эгоист не любит себя по-настоящему, он влюблен в себя. Очарование собой, поглощённость преувеличенными достоинствами – все это признаки влюбленности. Это может быть первым шагом к любви, если продолжать духовно развиваться.  Влюблённость в себя и любовь – разные понятия. Любовь – это принятие себя целиком — достоинств и недостатков. Влюблённость же видит только достоинства и не терпит недостатков ни в себе, ни в других.

Это состояние часто возникает как компенсация глубокой нелюбви к себе. Чтобы как-то заглушить голос своей неполноценной и недолюбленной части, человек нуждается в большом внимании и заботе о себе, стремится к получению удовольствий.

Поведение эгоиста целиком определяется мыслью о собственной пользе и благополучие. Он всегда ставит свои интересы и комфорт выше других. Другие просто не существуют в его пространстве, он их впускает тогда, когда ему удобно. 

Вы можете спросить, а как же личные границы?

Границы нужны и, конечно же, вы решаете, кто и когда их нарушит. Но эгоист в своей влюблённости не видит других. Их чувства его не интересуют, он не чувствует других людей.

Любовь к себе или эгоизм? Любовь к себе наоборот помогает идти к людям, понимать их, принимать, сочувствовать. Границы, безусловно, существуют, но они не обижают людей и не оставляют у них ощущения покинутости.

Эгоист же идёт к людям только тогда, когда нуждается в них. И не принимает их тогда, когда они нуждаются в нём. Другие нужны, может быть, из-за конкретной выгоды или пользы, или, возможно, просто для того, чтобы скрасить одиночество, провести хорошо и весело время. Не более того. Эгоиста не интересует чья-либо жизнь, внутренний мир человека, чувства, чем он живёт. А если и задаются вопросы, то только из вежливости и приличия. Нет подлинного интереса к человеку.

Когда человек начинает путь собственного развития, то этот путь неминуемо проходит стадию эгоизма, и на какой-то период человек становится эгоистом. И это нормально. Если вы всегда жили для других, у вас не было своих границ, то вполне естественно, что вы станете эгоистом, который только и думает о себе. 

Некоторые в этом остаются навсегда, считая, что достигли той степени внутренней свободы, что могут жить так, как они хотят. Но настоящая свобода идет через духовность, идет дальше эгоизма. Переходит в любовь.

Любовь к себе или эгоизм? В эгоизме человек концентрируется на себе. Если эгоизм появляется как один из этапов духовного развития, то нужно понимать его неизбежность. Такое состояние помогает оторваться от других для того, чтобы иметь возможность обрести себя. 

Часто близкие люди не заинтересованы в ваших изменениях. Они не могут оставаться прежними. Поэтому, не желая никому зла, они будут стараться вас вернуть в прежние отношения. Любым изменениям нужно время. 

Пусть вас не пугает такой эгоизм, он вскоре пройдёт, и в вашем пространстве начнут появляться люди. Будет пробуждаться подлинный интерес к человеку.

Ребенок рождается абсолютным «нарциссом». У него есть представление о жизни «я – это всё, и весь мир для меня». И это действительно так. Мама полностью растворяется в ребенке, удовлетворяя его потребности по первому зову. Ее задача — постепенно и плавно ввести его в настоящий мир. Ребенок впервые встречает реальность. Он обнаруживает, что мама не принадлежит ему полностью, у неё есть своя жизнь не связанная с ним.

Принцип удовольствия начинает меняться на принцип реальности. Кто-то не приходит к принятию реальности, другие существуют для него. Отсюда эгоизм, но не любовь к себе. Если ребёнок чувствовал себя брошенным и ненужным, не ощущал любовь родителей, то ему будет трудно любить себя. В бессознательном закрепляется установка «я не достоин любви, я недостаточно хорош».

Позднее, в подростковом периоде, наступает момент 

деидеализации

 родителей, когда рушатся все идеальные представление о них. До этого ребёнок видел маму и папу идеальными, что делает этот период похожим на период влюблённости. 

Деидеализация

– это, когда подросток начинает видеть недостатки своих родителей, их слабости. Он разочаровывается в них. И это естественный процесс. Только после встречи с неидеальными родителями происходит понимание того, что они обладают как достоинствами, так и недостатками. В этот момент возникает истинное принятие и любовь к ним.

Так и в отношениях — вначале все являются эгоистами, хотя кажется, что нет. В период влюблённости человек рассматривает партнера только, как объект для удовлетворения своих желаний. Оба воспринимают друг друга, как продолжение себя. Если вы что-то делаете для другого, то в этом вы проявляете, прежде всего, свои желания и ожидания. И только после периода влюблённости, открывается дверь к настоящей любви. Вы можете войти в неё или не войти…

Если говорить об эгоизме, то очень часто даже любовь к детям несет в себе эгоизм. Мы любим ребенка тогда, когда он послушный, когда хорошо учится в школе, когда стремится к определенному успеху. И стоит ему сделать что-то, что нам не нравится с нашей точки зрения, то мы сразу впадаем в гнев. Почему? Потому что он поступил не так, как хотим МЫ. Для эгоиста мир вокруг него должен быть таким, каким он его хочет видеть. И он изо всех сил старается делать его таким. 

Любовь к себе или эгоизм? В эгоизме нет места другим. Любовь же неразрывно связана с окружающими, это не зацикливание на себе и своих потребностях, это обмен энергией, это отдавать и принимать, это постоянный круговорот, движение к себе и от себя. Любовь всегда включает в пространство другого человека с его желаниями и потребностями.

Если в вашей заботе к другим присутствует выгода, желание привязать к себе человека, почувствовать свою нужность и важность, то это эгоизм, а не сострадание и желание помочь из любви.

Любовь – это принятие, отсутствие контроля и желание просто ДАВАТЬ. Принять другого с его недостатками можно только после того, как вы примите себя.

Когда человек любит себя, он так же относится к людям. Появляется естественная ПОТРЕБНОСТЬ просто ОТДАВАТЬ.

Отличается ли мужской и женский эгоизм? Ровно настолько, насколько отличается мужчина от женщины.

Мужчина — это внешний мир, активность, действия. Он не скрывает свой эгоизм, открыто использует других, подчиняя их своим желаниям. Мужской эгоизм может проявляться во всех сферах – в отношениях, в работе.

Женщина – это внутренний мир, пассивность, созерцание. Женский эгоизм не носит явного проявления, он намного тоньше и прикрыт любовью и заботой о других.

Важно понимать, если в результате внутренней работы над собой вы пришли в стадию эгоизма — это нормально. Но это не любовь к себе. Любовь к себе рождается, когда вы начинаете двигаться дальше — от эгоизма к любви.

Любовь к себе не будет вас зацикливать на себе. Наоборот, открытие любви позволит вам понимать других людей. А значит вы откроете для себя путь к состраданию и сочувствию. Путь к настоящей любви.

Быть эгоистом… нужно! Почему? | Психология

Мамы и папы уже давно нет, а человек продолжает работать, потому что «надо» (кому надо?). Часто в ущерб собственному здоровью.

Отдыхать вообще считается плохим тоном. Только ленивец может позволить себе отдых. А все нормальные люди работают. Так проходит вся жизнь. А где-нибудь, на склоне лет, появляются гнетущие вопросы: «Зачем жил?», «Что хорошего видел?», «Чего добился?», «Для чего страдал, работал?» и т. п.

Эгоизм — поведение, целиком определяемое мыслью о собственной пользе, выгоде, когда индивид ставит свои интересы выше интересов других (Википедия). Примерно такое определение может дать каждый разумный человек. Однако далеко не каждый понимает и принимает такое понятие, как разумный эгоизм. Разумный эгоизм — это умение жить собственными интересами, не противореча интересам других. Как говорится, почувствуй разницу!

И я смею утверждать, что каждому из нас жизненно необходимо быть разумным эгоистом!

Почему хорошо быть разумным эгоистом?

Потому что такой эгоист умеет понимать и исполнять свои желания. Что регулярно и практикует. А это значит, он счастливый человек. А тот, кто счастлив внутри себя, сеет вокруг радость, а не тоску и мрак.

Разумный эгоист умеет понимать и исполнять не только свои желания, но и желания окружающих. И, в отличие от не эгоиста (или неразумного эгоиста), ничего не ожидает взамен. Сделал доброе дело, бросил его в реку и забыл! С таким человеком приятно иметь дела!

Эгоист умеет сказать «нет», когда ситуация складывается неудобным образом. Между прочим, его за это уважают. Отказ значит: «Я не смогу выполнить твою просьбу надлежащим образом». Зато согласие подразумевает: «Все будет сделано в лучшем виде!». Представляете, как приятно, когда твою просьбу исполняют по своему личному желанию? А какое в результате качество? Гораздо лучше и выше того, что сделано по внутреннему принуждению: «Я должен быть хорошим»! По сути, не помощь оказывается, а доказывается «хорошесть». А это, как показывает практика, большая разница.

Если человек умеет сказать «нет», то он умеет и принять отказ. Здраво, с пониманием, без претензий и обид. То есть собеседнику эгоиста позволено иметь свои желания, самому взвешивать и принимать решения. Это очень приятно.

Кстати, герой сего описания иногда ставит свои желания выше желаний окружающих. А это, в свою очередь, обозначает, что он существует для себя, а не для кого-то. Он успеет выполнить все свои дела и намерения в этой жизни. И его никогда не мучает вопрос: «Зачем делал?» или «Зачем жил?». Для себя жил и делал! Для себя, равно, не зря. Это ощущение дорогого стоит.

Внутреннее знание «не зря» способно любого воодушевить на великие поступки. В противовес вечному «зря» того, кто пытается всем угодить. Здравый член общества не испытывает мучительной боли от вечного выбора: себе или кому-то. Просто знает, когда готов пожертвовать своими интересами, а когда нет. И все у него так гармонично выходит, ладненько, любо-дорого смотреть!

Эгоист — это человек, который любит себя. Представьте, как здорово всегда жить в любви! Но это еще не все. Тот, кто любит себя, умеет любить и других людей. А это значит, окружающие разумного эгоиста как минимум окружены его добрым отношением. Как максимум — любовью.

Вот и получается, что разумный эгоист — это счастливый и гармоничный во всем человек. Так что становитесь эгоистами, и будет вам жизнь с удовольствием — в радость, а не в тягость!

Что не так табу эгоизма в психологии человека

«Люди сами себе надсмотрщики; вместо того, чтобы быть рабами господина вне себя, они поместили господина внутрь себя. Этот хозяин суров и жесток. Он не дает им ни минуты отдыха, он запрещает им получать удовольствие, не позволяет им делать то, что они хотят. Если они так поступают, то делают это украдкой и за счет нечистой совести. Даже погоня за удовольствием так же обязательна, как и работа.Это не уводит их от постоянного беспокойства, которое пронизывает их жизнь. По большей части они даже не подозревают об этом ». — Эрих Фромм

В начале своего эссе 1939 года «Эгоизм и любовь к себе» Эрих Фромм утверждает, что «современная культура пронизана табу на эгоизм». Как он указывает, человечество имеет долгую историю отношения к эгоизму как к греху и любви к другим как к добродетели — от теологии Кальвина, которая рассматривает человека как изначально плохого и бессильного, до заявления Толстого о том, что «единственный смысл жизни — служить человечеству.”

В детстве мы узнаем, что лучше давать, чем получать, как будто это всегда диаметрально противоположные действия. Нас учат, что эгоизм — это то же самое, что и себялюбие. Этот эгоизм — нарциссизм и зло, а бескорыстие — добро и добро. Эта любовь к себе обязательно исключает любовь к другим. В средствах массовой информации нам постоянно говорят, что секрет счастья кроется в помощи другим. Редко проходит день, когда я не вижу поста в Facebook или статьи в Интернете о важности помощи другим, часто трактуя обратную сторону — эгоизм — как недостаток характера.

Но что, если все это в лучшем случае ошибочно, а в худшем — опасно? Что, если правда была в том, что противоположно тому, чему нас учили? Что истинное бескорыстие требует себялюбия? В провокационном неопубликованном эссе под названием «Является ли человеческая природа в основном эгоистичным?» Великий психолог-гуманист Абрахам Маслоу предлагает столь необходимую ясность. Как он указывает, наши нынешние определения эгоизма очень проблематичны, потому что они предвосхищают суть проблемы; они чрезвычайно ценны.Рассмотрим определение эгоизма в словаре dictionary.com: «посвященный или заботящийся только о себе; озабочены в первую очередь собственными интересами, выгодами, благосостоянием и т. д., независимо от других ».

В тренде: эти 7 новых книг напомнят вам, что жизнь прекрасна

У большинства из нас, из-за того, как мы были обусловлены обществом, это определение вызывает внутреннюю реакцию, которая в подавляющем большинстве случаев негативна. Наша внутренняя реакция такова, что люди, которые действуют эгоистично, — плохие люди, что это не лучший способ действовать.Но, как отмечает Маслоу, «мы не должны предполагать, что эгоистичное или бескорыстное поведение является хорошим или плохим, пока мы не определим, где действительно существует истина. Иногда эгоистичное поведение — это хорошо, а иногда — плохо. Также может быть, что бескорыстное поведение иногда хорошо, а иногда плохо ».

«Когда вы в одиночестве смотрите на красивый закат, вы эгоистичны. Но я не считаю это негативным поведением или упущением в характере ».

Вместо этого он утверждает, что важно различать эгоистичное поведение , эгоистичных людей и эгоистичные мотивы . Эгоистичное поведение может быть хорошим или плохим. Буквально все эгоистичные средства заключаются в том, что вы доставляете удовольствие и счастье себе, не доставляя того же удовольствия и счастья другим. Когда вы в одиночестве смотрите на красивый закат, вы эгоистичны. Но я не считаю это негативным поведением или упущением в характере.

Так что же такое эгоистичный человек ? Это тоже непросто. Мы часто относимся к постоянно эгоистичным людям как к нарциссическим или психопатическим. Но действительно ли тот, кто ведет мирную жизнь в качестве гедониста, является психопатом? Все ли бонобо психопатические животные? Более того, даже психопаты иногда проявляют бескорыстное поведение, а святые иногда проявляют эгоистичное поведение.Никто не бывает на 100% бескорыстным или на 100% эгоистичным. Быть эгоистичным не обязательно хорошо и добродетельно или обязательно плохо и самовлюблённо; это зависит от мотивов , лежащих в основе эгоизма.

Это приводит к важности различения эгоистических мотивов. Мы не должны автоматически одобрительно кивать головами только потому, что их называют эгоистичными. И наоборот, то, что поведение считается бескорыстным, не означает, что мы должны автоматически хвалить человека.Многие, казалось бы, бескорыстные поступки обусловлены эгоистичными потребностями, а многие действительно эгоистичные поступки маскируются внешне бескорыстными жестами. Как отмечает Маслоу, «мы не должны всегда принимать бескорыстное поведение за чистую монету, поскольку оно может скрывать значительную часть враждебности, ревности и даже ненависти».

Когда мы смотрим под поверхность, мы видим, что не только эгоизм и себялюбие не тождественны, но и противоположности. Это может быть тяжелая пилюля для тех, кого всю жизнь учили, что эгоизм — табу, так что давайте немного разберемся с этим.Как объясняет Фромм, любовь — это противоположность ненависти. В то время как ненависть — это страстное желание разрушения, любовь — это страстное подтверждение уникальной жизни объекта, его счастья, роста и свободы. Те, кто ненавидят людей, готовы ненавидеть, так же как любящие людей готовы любить. Это их сущностное отношение к миру.

Тенденции: аргументы антрополога в пользу того, чтобы работать меньше и больше отдыхать

У ненавидящего человека ненависть обычно начинается с самого себя, но постепенно направляется на других.Как отмечает Фромм, «человек, разлюбивший себя, готов умереть так же, как и убить». Ненавистные люди хотят разрушить счастье других, чтобы им было легче справиться с отсутствием счастья внутри себя. Однако по-настоящему любящие люди готовы к любви, не имеющей границ — даже с самим собой. «Объекты любви не обладают качеством исключительности», — отмечает Фромм.

«Любящие люди любят себя, и именно это утверждение их собственного уникального« я », счастья, роста и свободы позволяет им любить других.”

Любящие люди любят себя, и именно это утверждение их собственного уникального «я», счастья, роста и свободы позволяет им любить других. Вот почему иногда поступать эгоистично — полезно. Слишком мало любви к себе может привести к психопатологии. Люди, которым постоянно не хватает самоутверждения и самоуважения и которые постоянно отвергают удовлетворение своих основных потребностей в пользу удовлетворения потребностей других, часто проходят терапию, чтобы научиться увеличивать свою любовь к себе.

Чтобы помочь уловить эти нюансы, Маслоу утверждает, что требуется новый словарный запас. Мы можем говорить о здоровом эгоизме , который коренится в психологическом изобилии, и противопоставлять его нездоровому эгоизму , который коренится в психологической бедности. Здоровый эгоизм требует любви к себе. Человек, движимый здоровым эгоизмом, мотивируется желанием стать уникальной личностью, учиться, расти и быть счастливым.

Нездоровый эгоизм мотивирован невротизмом и жадностью.Для этого человека его потребности ненасытны, и он редко получает какое-либо продолжительное удовлетворение. «Жадность — это бездонная пропасть, которая истощает человека в бесконечных усилиях удовлетворить потребность, никогда не достигая удовлетворения», — отмечает Фромм. Когда мы внимательно смотрим на людей, которыми движет нездоровый эгоизм, мы видим, что они на самом деле не любят себя в глубине души, что у них нет внутренней безопасности и утверждения.

Тенденции: 5 замечательных идей о творчестве из биографий Эйнштейна, Стива Джобса и Дженнифер Дудна

Согласно Фромму, человек с этой формой эгоизма «интересуется только собой, хочет всего для себя, не может отдавать с каким-либо удовольствием, но хочет только взять; мир вне себя воспринимается только с точки зрения того, что он может получить от него; ему не хватает интереса к нуждам других или уважения к их достоинству и целостности.Он видит только себя, судит всех и вся с точки зрения полезности для него, в принципе не может любить ».

В современном обществе нам очень не хватает любви к себе. Если мы хотим большего мира, нам нужно более серьезно подумать о создании условий, которые позволят людям развивать свои уникальные интеллектуальные, творческие и эмоциональные способности, свободу утверждать целостность своего существа и возможности удовлетворить свои основные потребности. Это приведет к уменьшению ненависти и уменьшению стремления к разрушению — как к себе, так и к другим.

Версия этой статьи изначально появилась на веб-сайте Скотта Барри Кауфмана.

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Блог Терапия, Терапия, ..

Эгоизм — это склонность ставить собственные желания и потребности выше потребностей и желаний других людей.

Что такое эгоизм?
Мы все рождены со стремлением оставаться живыми и здоровыми, и эгоизм может быть неуместным проявлением этого.Определенная степень эгоизма — это нормально. Например, многие люди предпочли бы убедиться, что их собственные потребности в пище удовлетворены, прежде чем давать пищу другим. Но эгоизм также может быть патологической чертой личности. Эгоистичные люди могут ставить свои мелкие потребности выше значительных потребностей других. Например, человек проявляет эгоизм, когда крадет деньги у матери, чтобы купить комикс.

Некоторые проблемы психического здоровья могут способствовать развитию эгоизма.Многие расстройства личности, особенно антисоциальное расстройство личности и нарциссическое расстройство личности, заставляют людей настолько поглощаться своими собственными желаниями, что они либо не замечают, либо не заботятся о потребностях других. Многие другие психические заболевания могут вызвать чрезмерную вовлеченность в себя, что может способствовать эгоизму. Например, депрессивный человек может быть настолько поглощен своими собственными чувствами страдания, что не может обеспечить своих детей или общаться со своим партнером.

Различные концепции эгоизма
Многие религии осуждают эгоизм и подчеркивают достоинства сострадания, сочувствия и самопожертвования. Пацифистское движение, опирающееся на многие религиозные традиции, является радикальным ответом на эгоизм и подчеркивает ненасилие даже перед лицом непреодолимой враждебности. Некоторые религиозные гуру выступали за крайнее самопожертвование, подчеркивая примат других над собой.

В эволюционной биологии ведутся серьезные споры о эволюционной природе эгоизма.В книге Ричарда Докинза «Эгоистичный ген », например, утверждается, что наши гены обладают «эгоистичным» желанием размножаться и больше ничего не делать. Некоторые биологи утверждают, что люди от природы эгоистичны. Другие, однако, подчеркивают, что помощь другим может обеспечить выживание вида, и утверждают, что сострадание, сочувствие и самопожертвование так же врождены для людей, как и эгоизм. Иногда люди с большей вероятностью проявляют самоотверженное поведение по отношению к близким родственникам, и некоторые биологи утверждают, что это эволюционная черта.Многие родители отдали бы свою жизнь за жизнь своих детей; одна из интерпретаций этой склонности состоит в том, что когда ребенок выживает, родительские гены выживают вместе с ребенком.

Артикул:

  1. Хаузер, М. Д. (2006). Моральные умы: как природа создала наше универсальное чувство правильного и неправильного . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Ecco.

Последнее обновление: 24.08.2015

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Почему все такие эгоисты? Наука объясняет

Держа планшет с планшетом и надев лабораторный халат, вы становитесь очень сильным человеком. Добавьте к этому шнурок и уверенный голос, и вы в значительной степени почувствуете себя в Ocean’s Eleven .

Хотя мы считаем себя противниками, большинству из нас нравится подчиняться авторитету. Мы отвечаем на вопросы, помогаем с любым количеством задач и бездумно подчиняемся командам. В подавляющем большинстве случаев это относительно безвредно и даже необходимо для функционирования общества, но также может привести человечество в очень темные места.

Это могло произойти здесь

Как мы видели на примере экспериментов Аша по конформизму, сообщество после Второй мировой войны было настроено ответить, как и почему произошел Холокост. Сразу после суда над Адольфом Эйхманом американские СМИ и общественность стали рассматривать немецкое общество как своего рода монстра в том, насколько они готовы бездумно выполнять приказы, противоречащие любому чувству долга или морали.

В это дело вошел Стэнли Милгрэм. В 1961 году Милгрэм поставил серию экспериментов, чтобы показать, по его мнению, почему немецкий народ более восприимчив к авторитаризму, чем американцы.Милгрэм, как и многие люди, верил, что американский народ никогда не будет способен на такое ужасное зло.

Эксперимент должен был состоять из двух этапов: первый — на американских испытуемых, чтобы определить, насколько они будут подчиняться приказам; второй — о немцах, чтобы доказать, насколько они отличаются. Результаты остановили Милграма.

Шок, шок, ужас

Милгрэм хотел, чтобы в его эксперименте участвовала как можно более широкая и разнообразная группа людей.Помимо тестирования американского и немецкого мышления, он хотел увидеть, насколько возраст, образование, занятость и т. Д. Влияют на готовность человека подчиняться приказам.

Итак, первые 40 участников, которых он собрал, были из самых разных слоев общества, и каждому было сказано, что они должны принять участие в «тесте памяти». Они должны были определить, в какой степени наказание влияет на обучение и способность запоминать.

Милгрэм, как и многие люди, верил, что американский народ никогда не будет способен на такое ужасное зло.

В эксперименте участвовали три человека. Сначала был «экспериментатор», одетый в лабораторный халат, который давал инструкции и подсказки. Во-вторых, был актер, который был «учеником». В-третьих, был участник, который думал, что они действуют как «учитель» в тесте памяти. Очевидно, экспериментальная установка заключалась в том, что ученик должен был сопоставить два слова вместе после того, как его учили, и всякий раз, когда он отвечал неправильно, учитель должен был применить электрический ток. (Учителя (участники) также были шокированы, когда рассказали им, какую боль испытает ученик. ) Сначала шок был выставлен на 15 вольт.

Учащийся (актер) неоднократно делал ошибки для каждого исследования, и учителю предлагалось каждый раз увеличивать напряжение. Играли на магнитофоне, и ученик (по всей видимости) издавал звуки, как будто от боли. По мере того, как это продолжалось, ученик умолял и умолял прекратить потрясения. Учителю сказали увеличить количество напряжения в качестве наказания до уровня, который явно описывался как смертельный — не в последнюю очередь потому, что ученик отчаянно говорил, что у него сердечное заболевание.

Вопрос, который хотел знать Милгрэм: как далеко зайдут его участники?

Выполняю приказ

Кредит: Амос с сайта Stockphotos.com через Unsplash

Результаты были неожиданными. Шестьдесят пять процентов участников были готовы дать разряд в 450 вольт, который описали как смертельный, а все провели разряд 300 вольт, описанный как травматически болезненный. Следует повторить, это произошло несмотря на ученик (актер) умолял учителя (участника) остановиться.

В исследованиях, которые проводились позже, в различных условиях, это 60-процентное число появлялось снова и снова. Они показали, что примерно двое из трех человек были бы готовы убить кого-нибудь, если бы об этом сказал авторитетный деятель. Милгрэм доказал, что люди всех полов, возрастов и национальностей удручающе способны причинять невинным людям невероятную боль или даже того хуже.

Основные ограничения в эксперименте Милгрэма

Милгрэм предпринял много шагов, чтобы убедиться, что его эксперимент был строгим и справедливым.Он использовал одну и ту же магнитофонную запись крика, мольбы и мольбы «ученика» для всех участников. Он следил за тем, чтобы экспериментаторы использовали только те же четыре подсказки каждый раз, когда участники неохотно или хотели остановиться. Он даже удостоверился, что сам не присутствовал на эксперименте, чтобы не вмешиваться в процедуру (чего не сделал Филипп Зимбардо).

Но действительно ли эксперимент Милгрэма доказывает то, что мы думаем?

Во-первых, экспериментаторам разрешили напомнить участникам, что они не несут ответственности за то, что они сделали, и что вся команда возьмет на себя всю вину.Это, конечно, не делает исследование менее шокирующим, но, возможно, меняет масштаб выводов. Возможно, эксперимент больше раскрывает нашу способность отказаться от ответственности и нашу готовность просто стать орудием. Вывод по-прежнему довольно удручающий, но он показывает, на что мы способны, когда нам предлагают отпущение грехов, а не просто выполнять приказы.

Во-вторых, эксперимент проводился за один час, и у него было очень мало времени, чтобы обдумать или поговорить с кем-нибудь.В большинстве ситуаций, таких как Холокост, у преступников было достаточно времени (лет), чтобы поразмыслить над своими действиями, и тем не менее они по-прежнему предпочитали появляться каждый день. Милгрэм, возможно, подчеркивает только то, как далеко мы зайдем в пылу сиюминутной минуты.

Наконец, выводы не говорят всей правды. Участники не проявляли садистского веселья, чтобы шокировать ученика. Все они демонстрировали признаки серьезного расстройства и беспокойства, например нервные припадки смеха. У некоторых даже были судороги. Это не были добровольные сообщники, но участники, по сути, вынудили действовать определенным образом.(С тех пор многие ученые утверждали, что эксперимент Милгрэма в высшей степени неэтичен.)

Сила авторитета

Все это говорит о том, что есть причина, по которой эксперимент Милгрэма остается с нами сегодня. Независимо от того, внедрено ли это в нас с эволюционной или социальной точки зрения, кажется, что люди способны творить ужасные вещи, если только нам прикажут сделать это кто-то у власти — или, по крайней мере, когда мы не чувствуем ответственности за последствия. .

Одна серебряная подкладка для Милграма заключается в том, как он может сделать нам прививку от такого беспилотного поведения.Это может помочь нам сопротивляться. Простое знание того, насколько сильно нами можно манипулировать, помогает нам сказать «Нет».

Джонни Томсон преподает философию в Оксфорде. У него есть популярный аккаунт в Instagram под названием Mini Philosophy (@ Philosophy ). Его первая книга — Мини-философия: Маленькая книга больших идей .

Люди не эгоистичны по своей природе — на самом деле мы запрограммированы на совместную работу

Долгое время существовало общее предположение, что люди по своей сути эгоистичны.По всей видимости, мы безжалостны, у нас есть сильные побуждения конкурировать друг с другом за ресурсы и накапливать власть и имущество.

Если мы добры друг к другу, то обычно потому, что у нас есть скрытые мотивы. Если мы хорошие, то только потому, что нам удалось контролировать свой врожденный эгоизм и жестокость и превзойти их.

Этот мрачный взгляд на человеческую природу тесно связан с писателем-научным работником Ричардом Докинзом, чья книга «Эгоистичный ген» стала популярной, потому что она так хорошо соответствовала (и помогла оправдать) конкурентный и индивидуалистический дух общества конца 20-го века.

Как и многие другие, Докинз оправдывает свои взгляды ссылкой на область эволюционной психологии. Эволюционная психология предполагает, что современные человеческие черты сформировались в доисторические времена, во время так называемой «среды эволюционной адаптации».

Это обычно рассматривается как период интенсивного соревнования, когда жизнь была своего рода римским гладиаторским сражением, в котором отбирались только те черты, которые давали людям преимущество в выживании, а все остальные уходили на второй план.А поскольку выживание людей зависит от доступа к ресурсам — например, к рекам, лесам и животным — неизбежно возникнут конкуренция и конфликт между соперничающими группами, что приведет к развитию таких черт, как расизм и война.

Это кажется логичным. Но на самом деле предположение о том, что доисторическая жизнь была отчаянной борьбой за выживание, ложно.

Доисторическое изобилие

Важно помнить, что в доисторическую эпоху мир был очень малонаселенным. Так что вполне вероятно, что у групп охотников-собирателей было изобилие ресурсов.

По некоторым оценкам, около 15 000 лет назад население Европы составляло всего 29 000, а население всего мира — менее полумиллиона. При такой небольшой плотности населения кажется маловероятным, что доисторические группы охотников-собирателей должны были соревноваться друг с другом или иметь какую-либо потребность развить безжалостность и конкурентоспособность или вступить в войну.

Действительно, многие антропологи теперь согласны с тем, что война — это последнее событие в истории человечества, возникшее с появлением первых сельскохозяйственных поселений.

Современные доказательства

Есть также важные свидетельства от современных групп охотников-собирателей, которые живут так же, как доисторические люди. Одна из поразительных черт таких групп — их эгалитаризм.

Как заметил антрополог Брюс Кнауфт, охотники-собиратели характеризуются «крайним политическим и сексуальным эгалитаризмом». Лица в таких группах не накапливают свою собственность и имущество. У них есть моральное обязательство делиться всем.У них также есть методы сохранения эгалитаризма, гарантируя, что различия в статусе не возникнут.

Кунги южной Африки, например, меняют стрелы перед тем, как отправиться на охоту, и когда животное убито, заслуга не принадлежит тому, кто выпустил стрелу, а тому, кому принадлежит стрела. А если человек становится слишком властным или высокомерным, другие члены группы подвергают его остракизму.

ǃКунг женщина делает украшения рядом с ребенком. Staehler / wikimediacommons, CC BY

Обычно в таких группах мужчины не имеют власти над женщинами.Женщины обычно сами выбирают себе партнеров по браку, решают, чем они хотят заниматься, и работают, когда захотят. А если брак распадается, они имеют право опеки над своими детьми.

Многие антропологи соглашаются, что такие эгалитарные общества были нормальным явлением до нескольких тысяч лет назад, когда рост населения привел к развитию земледелия и оседлого образа жизни.

Альтруизм и эгалитаризм

Ввиду вышеизложенного, кажется мало оснований предполагать, что такие черты, как расизм, война и мужское доминирование, должны были быть выбраны эволюцией, поскольку они принесли бы нам мало пользы.У людей, которые вели себя эгоистично и безжалостно, было меньше шансов выжить, так как они были бы изгнаны из своих групп.

Тогда имеет больше смысла рассматривать такие черты, как сотрудничество, эгалитаризм, альтруизм и миролюбие, как естественные для человека. Это были черты, которые преобладали в жизни человека на протяжении десятков тысяч лет. Так что, по-видимому, эти черты все еще сильны в нас сейчас.

Конечно, вы можете возразить, что если это так, то почему современные люди часто ведут себя так эгоистично и безжалостно? Почему эти отрицательные черты настолько нормальны во многих культурах? Возможно, эти черты следует рассматривать как результат экологических и психологических факторов.

Есть много примеров того, как люди работают вместе для общего блага. Halfpoint / Shutterstock

Исследования неоднократно показывали, что когда естественная среда обитания приматов нарушается, они становятся более жестокими и иерархичными. Так что вполне может быть, что то же самое произошло и с нами, когда мы отказались от образа жизни охотников-собирателей.

В своей книге «Падение» я предполагаю, что конец образа жизни охотников-собирателей и появление земледелия были связаны с психологическими изменениями, которые произошли в некоторых группах людей.Возникло новое чувство индивидуальности и обособленности, которое привело к новому эгоизму и, в конечном итоге, к иерархическим обществам, патриархату и войне.

В любом случае, эти отрицательные черты, кажется, развились так недавно, что не представляется возможным объяснить их в терминах адаптации или эволюции. Это означает, что «хорошая» сторона нашей природы имеет гораздо более глубокие корни, чем «злая» сторона.

Почему некоторые люди такие эгоистичные?

Почему некоторые люди такие эгоистичные? Эгоизм — это добродетель или порок? Хорошо это или плохо?

Если у вас двойственное отношение к эгоизму, значит, вы не одиноки.Эгоизм сбивает с толку философов и социологов, многие из которых бесконечно спорят о том, хорошо ли эгоизм.

Основной причиной того, что эгоизм сбивает с толку многих, является дуалистическая природа человеческого разума, то есть склонность мыслить только в терминах противоположностей. Хорошее и плохое, добродетель и порок, верх и низ, дальний и ближний, большой и маленький и так далее. Эгоизм, как и многие другие концепции, слишком широк, чтобы его можно было разделить на две крайности.

В этом посте мы исследуем черты эгоизма, психологические причины, которые могут мотивировать человека к эгоизму, и способы обращения с эгоистичным человеком.

Кого мы можем назвать эгоистом?

Эгоист — это тот, кто ставит собственные нужды на первое место. Они в первую очередь озабочены собой и ищут только те занятия, которые удовлетворяют их собственные желания и желания. Что-то не так? Я так не думаю.

Исходя из этого определения, мы все в той или иной степени эгоистичны. Все мы хотим делать то, что в конечном итоге служит нашему собственному благу и благополучию. Такой эгоизм хорош и желанен.

Пока все хорошо.Проблема возникает, когда мы делаем что-то для себя и в то же время игнорируем потребности окружающих, или когда мы удовлетворяем свои потребности за счет других. Когда вы усложняете жизнь другим ради достижения ваших целей, тогда такой эгоизм — это эгоизм, которого вы хотите избежать.

Мы одновременно эгоисты и альтруисты

Благодаря нашему дуалистическому уму мы склонны думать о людях как о эгоистах или альтруистах. По правде говоря, мы все эгоисты, а также альтруисты.Оба эти влечения существуют в нашей психике.

Эгоизм позволил нашим предкам собирать ресурсы для себя и выжить. Поскольку люди эволюционировали в племена, будучи альтруистическим членом племени, он способствовал благополучию всего племени, а также альтруистической личности.

Хотя склонность к эгоизму является врожденной, в этом посте мы рассмотрим некоторые из наиболее близких причин эгоизма.

Что делает человека эгоистичным?

Человека, который держится за свои ресурсы и не дает их нуждающимся, можно считать эгоистичным человеком.Это тип эгоизма, на который мы обычно ссылаемся, когда говорим, что кто-то эгоистичен.

Когда мы говорим, что кто-то эгоистичен, мы обычно имеем в виду, что он не делится своими ресурсами (деньгами, временем и т. Д.). Итак, почему бы человеку не поделиться своими ресурсами, даже если это может быть лучшим поступком в данной ситуации?

Самая большая причина в том, что эгоистичные люди склонны думать, что им мало, даже если они это делают. Следовательно, эгоистичный человек также может быть скупым.Эта незащищенность от недостатка мотивирует человека держаться за свои ресурсы и не делиться ими.

Эгоизм и потеря контроля

Еще одна причина эгоизма людей состоит в том, что они боятся потерять контроль. Если у кого-то много потребностей и целей, он переоценивает свои ресурсы, потому что думает, что эти ресурсы помогут им достичь своих целей.

Если они теряют эти ресурсы, они теряют свои цели, а если они теряют свои цели, они чувствуют, что потеряли контроль над своей жизнью.

Например, ученик, который не делится своими заметками с другими, обычно имеет высокие академические цели. Для него обмен заметками может означать потерю важного ресурса, который может помочь ему достичь своей цели. А невозможность достичь своих целей — это рецепт потери контроля над своей жизнью.

В других случаях воспитание человека также может заставить его действовать эгоистично. Единственный ребенок или ребенок, каждое требование которого удовлетворялось его родителями (избалованный ребенок), учится брать столько, сколько может, и очень мало возвращать.

Такие дети учатся заботиться только о своих потребностях, не проявляя сочувствия и внимания к другим. В детстве мы все были такими же до некоторой степени, но постепенно мы начали понимать, что у других людей тоже есть эмоции, и поэтому у нас развилось сочувствие.

Некоторые люди никогда не учатся сочувствию и поэтому остаются эгоистами, как в детстве.

Работа с эгоистом

Самое важное, что нужно сделать, имея дело с эгоистичным человеком, — это выяснить причину его эгоизма, а затем поработать над ее устранением.Все другие методы и усилия по общению с эгоистом окажутся напрасными.

Задайте себе такие вопросы, как:

Почему они эгоистичны?
Почему они так неуверенно себя чувствуют?
Вы предъявляете к ним нереалистичные требования?
Действительно ли они в состоянии удовлетворить ваши требования?

Мы часто быстро называем кого-то «эгоистичным» вместо того, чтобы признать, что нам не удалось его убедить или что наши требования необоснованны.

Но что, если они на самом деле эгоистичны, а вы не просто навешиваете на них ярлыки?

Что ж, помоги им избавиться от незащищенности.Покажите им, что они ничего не потеряют, давая вам то, что вы хотите.

Или, еще лучше, покажите им, как они могут выиграть, помогая вам в случае, если есть вероятность беспроигрышной ситуации.

Привет! Я Ханан Парвез (MBA, MA Psychology), основатель и автор PsychMechanics. Я опубликовал одну книгу и написал более 300 статей в этом блоге (начатом в 2014 году), который собрал более 4 миллионов просмотров. PsychMechanics была представлена ​​в журналах Forbes , Business Insider , Reader’s Digest и Entrepreneur .Не стесняйтесь обращаться ко мне, если у вас есть вопросы.

Психологическая модель эгоизма — Шнайер о безопасности

Психологическая модель эгоизма

Это интересно:

Принятие решений в теории игр полностью основано на разуме, но люди не всегда ведут себя рационально. Дэвид Рэнд, доцент кафедры психологии, экономики, когнитивных наук и менеджмента Йельского университета, и докторант психологии Адам Беар включили теории интуиции в свою модель, что позволило агентам принимать решения либо на основе инстинкта, либо на основе рационального обдумывания.

В модели есть несколько игр дилеммы заключенных. Но в то время как некоторые имеют стандартную настройку, другие вводят наказание для тех, кто отказывается сотрудничать с желающим партнером. Рэнд и Беар обнаружили, что агенты, которые прошли через множество игр, имевших последствия для эгоизма, стали инстинктивно сотрудничать, хотя они могли преодолеть свой инстинкт и вести себя эгоистично в тех случаях, когда это имело смысл.

Однако те, кто стал инстинктивно эгоистичным, были гораздо менее гибкими.Даже в ситуациях, когда отказ от сотрудничества наказывался, они не могли сознательно и рационально выбирать сотрудничество вместо этого.

Бумага:

Abstract : Люди часто сотрудничают с незнакомцами, несмотря на связанные с этим затраты. Давняя традиция теоретического моделирования искала окончательные эволюционные объяснения этого, казалось бы, альтруистического поведения. Совсем недавно была начата совершенно отдельная экспериментальная работа по исследованию ближайших когнитивных основ сотрудничества с использованием структуры двойного процесса: необходим ли осознанный самоконтроль, чтобы управлять эгоистичными импульсами, или эгоистичное обдумывание сдерживает интуитивное желание сотрудничать? Интегрируя эти окончательные и приближенные подходы, мы вводим двухпроцессное познание в формальную теоретико-игровую модель эволюции сотрудничества.Агенты играют в игры дилеммы заключенного, некоторые из которых являются одноразовыми, а другие предполагают взаимность. Они могут либо отреагировать, используя обобщенную интуицию, которая не зависит от того, является ли игра одноразовой или взаимной, либо заплатить (стохастически изменяющуюся) стоимость, чтобы обдумать и адаптировать свою стратегию к типу игры, с которой они сталкиваются. Мы обнаружили, что, в зависимости от уровня взаимности и ассортимента, отбор благоприятствует одной из двух стратегий: интуитивным перебежчикам, которые никогда не обдумывают, или агентам двойного процесса, которые интуитивно сотрудничают, но иногда используют обдуманность, чтобы сбежать в одноразовых играх.Важно отметить, что отбор никогда не благоприятствует агентам, которые используют обдумывание для преодоления эгоистичных импульсов: обдумывание только подрывает сотрудничество с незнакомцами. Таким образом, вводя формальную теоретическую основу для изучения сотрудничества через призму двойного процесса, мы даем четкий ответ относительно роли обсуждения в сотрудничестве на основе эволюционного моделирования, помогаем организовать растущее количество иногда противоречащих друг другу эмпирических результатов и избавляемся от них. свет на природу человеческого познания и принятия социальных решений.

Очень похоже на то, что я написал в книге Лжецы и выбросы .

Теги: научные статьи, теория игр, Лжецы и выбросы, социальная безопасность

Размещено 28 января 2016 г., 6:18 • 8 комментариев

Может ли психолог вылечить мою худшую черту характера — неудержимый эгоизм?

Одна из моих худших характеристик — я эгоист. Я не осуждаю себя и не ловлю рыбу. Я эгоистка.Я проявляю то, что, как я знаю, не является привлекательным; постоянно говорить о себе или своей жизни; не чувствовать себя плохо, когда кто-то должен убрать мой беспорядок или закончить то, что я не закончил; брать вещи в долг у людей и забывать их вернуть. Короче говоря, я склонен поступать правильно со мной, даже если это означает, что кто-то еще немного проигрывает. Или много. Это хреново? Да. Смотрел ли я недавно фильм о психопате, склонном к серийным убийцам, и увидел в нем себя? Да. Я волнуюсь? Абсолютно.

В непрекращающемся поиске «Я лучше», которое не ухудшает жизнь других людей одним своим существованием, я решил попросить о помощи.

Я поговорил с доктором Ником Хасламом, клиническим и социальным психологом, который, помимо прочего, провел свою карьеру, исследуя расстройства личности, чтобы выяснить, есть ли у меня огромная проблема и есть ли у меня надежда.

VICE: Ник, помоги мне! Я эгоистка и хочу измениться. Что я могу делать?
Д-р Ник Хаслам : Я думаю, что лучший способ стать менее эгоистичным — это ощутить, насколько хорошо делать что-то для других.Людей часто удивляет то, как приятно заботиться о других. Я думаю, что комплименты — отличное место для начала — а, возможно, вы уже это делаете, — но просто хвалить людей или признавать их за то, что они делают хорошие дела, — это хорошо. Маленькие шаги — это способ начать любое новое поведение.

Видите, я уже вроде как это делаю. И я не уверен, видел ли я слишком много психологических триллеров, но меня беспокоит, что иногда я делаю такие вещи, потому что знаю, что от меня этого ждут.Как будто это «то, что мы делаем», чтобы быть «хорошим человеком». Я думаю, что если бы я не знал, что должен делать эти вещи, чтобы меня считали порядочным человеком, я бы не стал их делать.
Вы действительно в это верите?

… Да. Меня очень волнует, что обо мне думают люди, и я не хочу, чтобы меня считали злым. Но также, если меня считают подлым или легкомысленным, я могу довольно легко разделить это на части. Что кажется социопатом.
Желать чужого одобрения — не то же самое, что быть эгоистом.Это просто означает, что мнения других людей важны для вас, и я думаю, что на самом деле это признак того, что вы не эгоистичны. Это знак заботы о собственном благополучии и материальном счастье. Поэтому я думаю, что вы должны различать желание одобрения других людей и заботу только о том, что хорошо для вас. Это разные вещи.

Думаю, тогда мой вопрос: нормально ли заботиться о себе в целом больше, чем о других людях?
Да.Это несомненно. Вы можете думать о том, «что нас волнует», как о концентрических кругах. Большинство людей больше заботятся о себе, чем о своих ближайших родственниках, и они больше заботятся о своих ближайших родственниках, чем о группе сверстников. А еще есть ряд знакомых, о которых вы, вероятно, заботитесь больше, чем обычный человек, и есть концентрические круги людей в вашем городе, штате и стране по сравнению с людьми в других местах. Чем ближе вы подходите к себе, тем больше вы заботитесь о вещах.В конечном итоге это имеет смысл — если бы все были полностью бескорыстными, общество не функционировало бы, потому что люди не заботились бы о себе. Также никто не хочет, чтобы его окружали добрые самаритяне. Они могут быть немного скучными … Вопрос в том, чувствуете ли вы, что вас беспокоит , поэтому гораздо меньше касается других, чем вас самих, что может быть патологическим?

Не совсем. Может быть. Наверное, только потому, что мне хотелось бы думать, что я достаточно эмоционально умен, чтобы распознать опасный вид эгоизма…
Послушайте, я думаю, что лучший проводник — это другие люди.Если от других человек вы почувствуете, что вы не справляетесь в социальных ситуациях, или что вы их не любите и не узнаёте, или замечаете, когда они больны или нездоровы, — если вы получаете обратную связь, что вы не проявляете социальную ответственность — значит, у вас проблема. Если вы не получаете такой обратной связи, то, вероятно, это неправда. При этом вполне возможно быть эмоционально умным и злым человеком.

О нет…
Утверждают, что психопаты очень эмоционально интеллигентны; они понимают, как это работает, но им все равно.Они рассчитывают это, просто они не обязательно действуют таким образом, чтобы серьезно относиться к благополучию других людей. Послушайте, вы должны спросить себя: вас волнует, когда ваши друзья несчастны или страдают? Если вы это сделаете, и если вы покажете это своим поведением, тогда все в порядке.

Хорошо. Тогда насколько эгоистично слишком эгоистично?
Если вы действуете в своих интересах и активно вредит интересам других людей, то это явно слишком эгоистично. Если вы ведете себя так, что ставите под угрозу вашу дружбу и отношения, тогда это проблема.Вы хотите быть достаточно эгоистичным, чтобы отстаивать свои интересы и права и получать то, что вы заслуживаете, но вы не хотите быть настолько эгоистичным, чтобы оттолкнуть людей, потому что они чувствуют, что не могут полагаться на вас или доверять вам. Достижение правильного баланса — всегда непростая задача, но если ваши друзья не покидают вас, то, вероятно, у вас все в порядке.

Я не сильно волнуюсь… но немного волнуюсь.
Я думаю, что небольшое беспокойство — хороший знак. Мне действительно нравится, когда люди беспокоятся о том, хороши они или нет, потому что это говорит о том, что они достаточно хороши, чтобы думать об этом.

Какой парадокс.
Немного. Я имею в виду, как вы думаете, Дональд Трамп беспокоится, считают ли люди его эгоистом? Я думаю, что по-настоящему эгоистичные люди даже не заботятся об этом, это не регистрируется. Они настолько эгоистичны, что знают, что они — номер один, а все остальные — далеко не третьи.

Мне нужно подумать об этом еще немного. Что еще я могу сделать, кроме комплиментов, чтобы стать менее эгоистичным?
Это начинается с ваших самых близких отношений.Если вы делаете что-то спонтанное для других — не отвечаете на приятные жесты, а инициируете их, — я думаю, это поможет. Вы также можете работать волонтером и работать на общественных началах, работать на благое общественное дело, которое помогает людям, которые менее обеспечены, чем вы.

Считаете ли вы, что эти мелкие поступки в конечном итоге изменят то, как я думаю и чувствую?
Да, конечно. Изменение вашего поведения в конечном итоге меняет то, как вы — это . Я думаю, нам нужно обойти эту идею о том, что у нас есть личность и что мы либо действуем с ней, либо против нее.То, как вы действуете, становится частью вашей личности. Знаете, если вы будете вести себя определенным образом, вы, скорее всего, сделаете это привычкой, и это станет больше тем, кем вы являетесь. Кроме того, есть много убедительных доказательств того, что люди становятся более дружелюбными, полезными и отзывчивыми в возрасте от 20 до 30 лет. Так что у молодежи есть надежда. В основном, когда вы создаете пространство для себя и выясняете, кто вы, вам действительно нужно немного меньше заботиться о других людях, но по мере того, как вы становитесь старше, объективно в среднем наблюдается значительный рост заботы о других. .

А как насчет того, чтобы иметь детей или стать родителем? Как вы думаете, это может сделать меня менее эгоистичным?
Да и нет. Это одно из объяснений того, почему вы склонны видеть рост личностной характеристики, называемой «покладистостью», в конце 20-30-х годов: потому что вы становитесь родителями. Я думаю, что наличие чего-то, что зависит от вас, делает вас менее эгоистичным для себя , но, возможно, более эгоистичным для вашей семьи или вашего ребенка. Но вы, конечно, не захотите иметь ребенка, чтобы стать менее эгоистичным.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *