Кризис 40 лет психология: Кризис 40 лет у женщин

Содержание

Кризис 40 лет у женщин

  • Врачи
  • Статья обновлена: 18 июня 2020

Возрастные изменения влияют на женщин сильнее, чем на мужчин: женщины более эмоционально реагируют на физическое старение.

Кризис середины жизни у женщин также отличается своими особенностями. Изменения в жизненных целях и ценностях у женщин связаны чаще всего с семейным циклом и с этапами профессионального пути, а не с предсказуемыми возрастными изменениями. Так, женщина, которая откладывает рождение ребенка до 40 лет, часто делает это для того, чтобы преуспеть в карьере, и напротив, женщина, достаточно рано образовавшая семью, и имеющая выросших, определившихся и, возможно, вставших на ноги детей, получает значительное количество свободного времени, чтобы заниматься собой, своим самосовершенствованием в личном и профессиональном плане.

Эмоциональное физическое старение

Впрочем, возрастные изменения влияют на женщин сильнее, чем на мужчин: женщины более эмоционально реагируют на физическое старение – поэтому сохранение внешней привлекательности и поддержка физической формы является значимой потребностью женщин после 40.

Признаки кризиса 40 лет

Кризисы середины жизни (как, впрочем, и другие возрастные кризисы) сопровождаются депрессивными переживаниями. Это может оказаться снижение интереса ко всем событиям, апатия, отсутствие энергии. Часто встречаются переживания по поводу собственной никчемности, беспомощности. Особое место занимает тревога по поводу собственного будущего, которая зачастую маскируется тревогой за детей или даже за страну в целом. Естественно, что проекция кризиса на свое окружение приводит к попыткам изменить именно окружение: работу, страну, семью. Некоторые женщины в этот период заполняют внутреннюю пустоту рождением еще одного ребенка.

При достаточно высоком уровне развития рефлексии люди пытаются осмыслить свое состояние и понимают, что дело не в окружении, а в них самих.

Источники

  • Alessandro I., Monaghan E., Moghany SAL., Latham J., Nassereddin N. Breastfeeding knowledge of mothers in protracted crises: the Gaza Strip example. // BMC Public Health — 2021 — Vol21 — N1 — p.742; PMID:33865341
  • Ueda M., Nordström R., Matsubayashi T. Suicide and mental health during the COVID-19 pandemic in Japan. // J Public Health (Oxf) — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33855451
  • Sousa VT., Ballas SK., Leite JM., Olivato MCA., Cancado RD. Maternal and perinatal outcomes in pregnant women with sickle cell disease: an update. // Hematol Transfus Cell Ther — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33716021
  • Boardman JP., Mactier H., Devlin LA. Opioids and the developing brain: time to rethink perinatal care for infants of opioid-dependent mothers. // Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33597225
  • Ramachandran S., Salkar M., Bentley JP., Eriator I., Yang Y. Patterns of Long-Term Prescription Opioid Use Among Older Adults in the United States: A Study of Medicare Administrative Claims Data. // Pain Physician — 2021 — Vol24 — N1 — p.31-40; PMID:33400426
  • Coulibaly P., Schantz C., Traoré B., Bagayoko NS., Traoré A., Chabrol F., Guindo O. In the era of humanitarian crisis, young women continue to die in childbirth in Mali. // Confl Health — 2021 — Vol15 — N1 — p.1; PMID:33390172
  • Caniglia EC., Magosi LE., Zash R., Diseko M., Mayondi G., Mabuta J., Powis K., Dryden-Peterson S., Mosepele M., Luckett R., Makhema J., Mmalane M., Lockman S., Shapiro R. Modest reduction in adverse birth outcomes following the COVID-19 lockdown. // Am J Obstet Gynecol — 2020 — Vol — NNULL — p.; PMID:33347842
  • Sinisterra Loaiza LI., Vázquez Belda B., Miranda López JM., Cepeda A., Cardelle Cobas A. [Food habits in the Galician population during confinement byCOVID-19]. // Nutr Hosp — 2020 — Vol37 — N6 — p.1190-1196; PMID:33155474
  • de Boer R., Hui R., Lim E., Yeo B., Zdenkowski N. Optimizing care for younger women with hormone receptor-positive, HER2-negative metastatic breast cancer. // Asia Pac J Clin Oncol — 2020 — Vol16 Suppl 5 — NNULL — p.3-14; PMID:33137857
  • Singh S., Desai R., Gandhi Z., Fong HK., Doreswamy S., Desai V., Chockalingam A., Mehta PK., Sachdeva R., Kumar G. Takotsubo Syndrome in Patients with COVID-19: a Systematic Review of Published Cases. // SN Compr Clin Med — 2020 — Vol — NNULL — p.1-7; PMID:33043251

Женщины и кризис среднего возраста

Говоря о кризисе среднего возраста, мы чаще представляем себе задерганного мужчину, который вдруг осознает, что молодость прошла, а как жить дальше непонятно. Разве у женщин бывает кризис среднего возраста? Ведь у них столько забот, что задуматься о безвозвратно ушедшей юности можно, а вот на сожаления нет времени. Писательница Ада Кэлхун считает, что женщины поколения Х открывают новую страницу в многотомнике под названием «Кризис среднего возраста».

Женщины вокруг нас

Иногда мне кажется, что я разваливаюсь на части. Тогда я говорю с подругами. Оказывается, что одна всю зиму нанимала няню на пару часов в день для маленькой дочери, сама шла в кино, чтобы выплакаться в темноте зрительного зала. Я иду к другой подруге, зная, что муж ее обижает. Она смотрит на меня обреченно: «Я бы давно ушла, но я не потяну материально». Одна моя коллега говорит, что многие считают ее резюме в LinkedIn блестящим, но сама она не может найти достойную работу и чувствует себя неудачницей. Другая подруга пытается обеспечить своих двоих детей, отец которых испарился, работая на трех работах. Она рассказала такую историю: наконец она накопила денег, чтобы порадовать себя и 11-летнего сына долго планируемой поездкой. Накануне вечером она попросила сына собрать свой рюкзак, но он не двинулся с места. Утром вещи все еще не были упакованы. Тогда она сказала: «Если ты не сложишь вещи в рюкзак, я разобью твой планшет!» Мальчик ухом не повел. Тогда она взяла молоток и бахнула им по планшету. Я засмеялась, а она хмуро ответила: «Многим это показалось смешным, да. Но это было ужасно. Поэтому я хочу найти себе хорошего психотерапевта прямо сейчас.»

Я думала, что кризис среднего возраста — это для таких себе доминантных личностей, но на самом деле даже мои очень спокойные и не слишком амбициозные знакомые страдают от этой токсичной смеси страха, тревожности и гнева. Не говоря уже о бессоннице. Всем им 35 — 50 лет, они представительницы поколения Х: 1965 — 1984 года рождения. Среди них есть и первые женщины в семье, получившие высшее образование, и те, кто решился жить самостоятельно, и работающие мамы, и домохозяйки, и добившиеся высот в карьере — женщины всех рас и социального происхождения. Они умны, они благодарны за то, что имеют. И они ужасно истощены. Некоторые напуганы. Кое-кто не знает, что делать дальше.

Жалобы привилегированных?

Конечно, легко отмахнуться от жалоб хорошо образованных женщин из среднего класса или даже элиты, как от «проблем первого мира», которые в отличии от проблем третьего мира кажутся поверхностными или временными. Тем не менее, хотя многие женщины хронически живут на минимальную зарплату, тянут несколько подработок сразу, но гендерный разрыв в оплате труда сокращается, мужчины делают по дому больше, сексизма в обществе меньше, чем во времена наших бабушек, возможностей у нас больше. И все же примерно 60% женщин поколения Х заявляют, что истощены стрессом. В 2009 году исследование General Social Survey показало, что показатель «ощущение счастья» у женщин стал прогрессивно снижаться с 1970-х до середины 2000-х годов, по сравнению с мужским. Каждая пятая американка принимает антидепрессанты. Мы привыкли думать, что кризис среднего возраста — это паника, которая охватывает начинающего лысеть мужчину, и средство от нее — общество молодой красотки и покупка спортивного авто. В 2014 году Джонатан Раух в издании The Atlantic описал исследование «U-кривой». Это социологический термин, которым описывают падение ощущения счастья в среднем возрасте. Говорят, что минимума данный показатель достигает у женщин в 40 лет, у мужчин — в 50. Возможно поэтому кризис среднего возраста у женщин менее заметен, потому что когда мужчины начинают громко страдать, женщины уже прошли все самые ужасные терзания.

Свежие новости

Хорошее в этом то, что и у мужчин, и у женщин, показатель счастья снова растет, у всех есть шанс быть снова радостными и бодрыми, как в юности. Но меня не покидает одна мысль: а что если наше с вами поколение — первое в истории человечества, жизнерадостность и удовлетворенность которого меняется не по кривой, а по диагонали, устремленной только вниз?

«Х», но не подумайте, что «хорошо»

Социолог Линда Уейт из Центра демографии и экономики при университете Чикаго говорит, что корни этой проблемы лежат в исходной позиции поколения Х, которая была изначально неудачной. В основном это касается решений наших родителей: в Америке родители 4 из 10 детей поколения Х были в разводе (пик разводов пришелся на 1980 год, а в последующие годы количество разводов уменьшалось). Результатом этого стало уменьшение финансовых возможностей (если отец уходит из семьи, в большинстве случаев за колледж он платить отказывается) и психологические осложнения. Уейт говорит: «Если ваши родители развелись, вы видите мир по-другому, он кажется вам абсолютно нестабильным и ненадежным местом». Наше детство в 70-е и в начале 80-х припало на сложный период: ключи от дома на шее, высокий уровень преступности, везде фото пропавших детей, начало эпидемии СПИДа. Взросление тоже прошло в жестких условиях: первую работу нам пришлось искать в кризис 90-х годов, тем, кто родился позднее повезло в том плане, что вошли они на рынок труда в период биржевого расцвета 1999 года, но уже в 2001 расцвет резко сменился «закатом». А когда мы подошли к моменту, когда надо было покупать дом, заводить детей — грянул большой кризис 2008 года, худший со времен Великой депрессии. Исследователи Pew Charitable Trust говорят, что поколение Х потеряло в кризис половину своего благосостояния, больше, чем любое другое поколение в Америке. Мы были самыми успешными в 2004-ом, а в 2015-ом оказались на последнем месте. Кому-то еще кажется странной почти истерическая тревога женщин поколения Х по поводу денег? Это не просто беспочвенные опасения. Некоторые исследователи утверждают, что именно наше поколение имеет больше всего долгов и кредитов. Мы — самые образованные женщины в истории, а две трети из нас сейчас имеют вдвое меньше, чем наши родители в этом возрасте. И это совсем не потому, что мы много тратим на CD с песнями нашей юности. О росте цен буквально на все вы, вероятно, наслышаны. Но задумывались ли вы о том, сколько стоит ваша работа по уходу за всеми членами вашей семьи? Ведь это чаще всего вы, а не ваш супруг, берете отгулы, отпуска за свой счет и больничные, когда кто-то заболел? Это вы говорите: «Дорогой, ты зарабатываешь больше, поэтому это я уйду в декрет/уволюсь, чтобы ухаживать за нашим маленьким ребенком.»  В США за всю жизнь из-за такого распределения семейных обязанностей женщины в среднем недополучают $324 тысячи. То есть мы зарабатываем меньше мужчин, мы инвестируем меньше, накапливаем меньше, а потом еще и живем дольше. Долго, но не очень хорошо. Потому что, как говорят эксперты, деньги в Фонде социального страхования США закончатся в 2040 году. Нам по 40, а мы барахтаемся, чтоб оставаться на поверхности, как в наши 25. Денег надо еще где-то заработать.

Извините, у нас закрыто

Исследование 2011 года, проведенное Center for Talent Innovation, называет поколение Х «людьми, которые оказались не в том месте не в то время»: бэби-бумеры не уходят на пенсию, а на пятки уже наступили миллениалы. 49% представителей поколения Х чувствуют, что в карьере «буксуют на месте», а принимая во внимание «стеклянный потолок«, оказывается, что застряли на половине карьерной лестницы, в основном, женщины.

Но многие говорят, что стабильная работа — это уже хорошо, хотя она совсем не та, о которой мы мечтаем. А ведь такое положение дел медленно разъедает душу. Но почему бы им не бросить все и начать делать то, что их вдохновляет? Очень просто: если на вас дети, которые от вас зависят, вы не можете себе позволить плюнуть на все и броситься в авантюру. Фриланс и подработки — это прекрасно, вот говорят, что сейчас большинство фрилансеров — женщины, а к 2020 году половина рабочей силы будет в режиме фриланса. То есть «барахтанье на поверхности» не закончится никогда, а мы-то думали, что уже будем солидными специалистами. Даже если вы всегда работали, «сдавая» ребенка в детсад чуть ли не с рождения, в 40 лет корпоративная карьера у вас под большим вопросом. Женщин среди СЕО, согласно S&P 500 (

S&P 500 — фондовый индекс, в корзину которого включено 500 избранных акционерных компаний США, имеющих наибольшую капитализацию. — Прим. Ред.) всего 5,8%.

Еще вопросы к возрасту: сейчас кажется, что все руководители — это люди 30+, а вы не руководитель, вам уже за 40 и вы до их уровня еще не добрались. Дальше что вы будете делать? Вы уже слышали о том, что в Goldman Sachs говорят, что следующая волна экономического кризиса не за горами? Вам сейчас, в 38, страшно подумать, что можно остаться без работы, а в 50 вам будет намного страшнее. Если сейчас вы выжили, карабкаясь и сползая вниз по карьерной лестнице, беря на себя больше ответственности, зарабатывая меньше и получая меньше уважения, потому что вы просто не могли позволить себе сказать «нет», то все это и привело к самой вредной форме застоя: вы остаетесь на работе, которую больше не любите, в сфере, которую вы не помните зачем выбрали, с навыками, которые вряд ли пригодятся где-то еще.

Это у вас ранняя менопауза!

Так говорят нам гинекологи, если нам больше 30-ти, случаются скачки настроения, хочется плакать и сбивается регулярный менструальный цикл. Пременопауза (пременопауза – это ранний этап климакса, когда яичники еще не прекратили функционировать окончательно, но их возможности уже истощаются. — Прим. Ред.), как универсальная разгадка? И это тоже. Джо-Энн Пинкертон, директор Североамериканской ассоциации изучения менопаузы, говорит, что колебания уровней эстрогена и прогестерона имеют именно такие результаты. Женщины в период пременопаузы также более подвержены депрессии, чем более юные. А еще в этот период у вас проблемы со сном, вы накапливаете жир на животе и бедрах. Стейси Линдау из Программы интегративной сексуальной медицины при университете Чикаго говорит, что от 10 до 30% женщин в возрасте 40-55 лет жалуются на проблемы сексуальной функции. Доктор Пинкертон советует: «Учитывая особенности пременопаузы, мы советуем в этот период не принимать никаких кардинальных жизненных решений.» Здорово! А когда пременоупаза закончится? Может, год — два и все? «Это может продлиться от нескольких месяцев до 10 — 13 лет. Менопауза — это целый год без месячных, наступает она, примерно, в 51 год. Но «штормит» вас еще целое десятилетие до этого. Многие гинекологи говорят, что постоянный стресс, которому подвержены женщины поколения Х, может только усугубить течение пременопаузы, что в свою очередь усугубит стресс, который еще более скажется на самочувствии, и так далее до бесконечности. А если вы еще и не успели родить к этому времени, то вам вообще не позавидуешь. Согласно исследованию Gallup, 16% женщин поколения Х в США не имеют партнера или никогда не были замужем. Среди бэби-бумеров этот показатель — 10%, и 4% — среди наших дедушек и бабушек. Многие из этой категории говорят, что так получилось просто потому, что они не встретили подходящего человека.

Наши сильные плечи

Что насчет помощи пожилым родителям? Да, наши родители живут дольше, чем предыдущие поколения, и при этом нуждаются в помощи. «Средний возраст того, кто заботится о стареньких в семье, — 49 лет,» — говорит эксперт Эми Гойер. А так как уровень рождаемости в нашем поколении был низким, то нам не приходится рассчитывать на помощь сестер и братьев. Детей теперь растить не легче. Особенно с «развивающим» подходом. Одна подруга рассказывает, что ее мать из поколения бэби-бумеров приходит и, пораженная, спрашивает: «Зачем ты играешь со своими детьми? Мы с тобой никогда не играли!» Так оно и есть, не играли. Теперь родители посвящают воспитанию детей в три раза больше времени, чем в 1975 году. И все же, если работающая мама проводит с  маленькими детьми 1,1 час в день в среднем, то мужчина — 27 минут. Но она же не только физически «сидит» с детьми — на ней часто львиная доля планирования (что купить, куда и когда вести ребенка, что готовить, как совместить свой и мужа рабочие графики и т.п.) и работы по дому. Эти «мелочи» буквально «съедают мозг». А что мужья? В этот период жизни, когда они нам нужны больше, чем когда-либо, они становятся далекими расплывчатыми силуэтами: «Я все делаю сама. Зачем мне такой муж вообще?» — часто спрашиваем мы себя, когда нам около 40-ка. Некоторые решаются на развод. Другие ищут радости вне брака — в 2013 году соцопрос выявил, что среди женщин уровень внебрачных отношений вырос за 20 лет на 40%, у мужчин же он остался на прежнем уровне. Часто, все же, женщины среднего возраста, придумывают более мягкие пути «побега от реальности». Некоторые тайком курят, закрывшись в туалете, будто им не 40, а 16. Флиртуют и переписываются с давними экс-бойфрендами. Покупают что попало в интернете. Превышают скорость на дороге. Слишком много пьют. Или едят антидепрессанты горстями. Еще 24 часа в сутки они «сидят в смартфоне» и смотрят на чьи-то фото из отпуска, на ужасные заголовки новостей о массовых убийствах и природных катаклизмах. Утром они просыпаются и видят, что все остальное тоже плохо, а когда на совещании начальник спрашивает: «Какие мысли по этому поводу?», им трудно вообще представить себе, как можно хоть как-то выбраться из этого болота.

Все в сад!

Медитация. Пилатес. Пешие походы. Сотни исследований подтверждают позитивный, успокаивающий эффект этих занятий на психику. Не сомневаюсь, что так и есть. Но проблемы от этого не решаются и не исчезают. Скажите это — и вам сразу укажут на то, что раз вы несчастливы, значит, сами и виноваты. «Надо поменять свое отношение к этому!» — говорят вам. Что ж, тотальная ответственность за семью, кредит в банке и гормональные скачки «имели в виду» ваше к ним отношение. И тем не менее, мы идем в спортзалы, колем себе ботокс, подтягиваем опавшие лица, делаем липосакцию и/или интимную пластику. Раньше к подтяжке прибегали в среднем в 50 лет. Теперь встаньте рядом с женщиной из миллениалов. Вы думали, выходя из дому, что вы, по крайней мере, симпатичная? Рядом с молодостью и свежестью вы чувствуете себя, как минимум, потрепанной. В Америке за последний год около 7,5 миллионов косметических и пластических процедур было сделано женщинами от 40 до 54 лет. Поэтому если вы сейчас не пойдете в ближайшую клинику пластической хирургии, вы будете выглядеть старше не только по сравнению с молодыми, но и по сравнению со сверстницами. Если вы в разводе или не замужем, то зайдите на сайт знакомств: там 50-летние дяденьки в футболках Star Wars ищут «девушек не старше 28 лет».

 

Золотая середина

Писательница Хилари Мантел пишет: «Вы очутились здесь, в середине жизни. Вы не понимаете, как сюда попали, но вдруг прямо перед вами — 50 лет. Вы оборачиваетесь и видите прошедшие годы, перед вами летают призраки тех жизней, которые вы могли бы прожить. В вашем доме живет человек, которым вы так и не стали». Я это чувствую каждый день, мне 41 год. Каждую ночь я просыпаюсь и думаю о том, что я сделала, чего не надо было делать, думаю и думаю, пока не передумаю всего списка сожалений или пока не настанет утро. Но я стараюсь себе напоминать о том хорошем, что есть в среднем возрасте: думаю о себе 20-летней и говорю: «Господи, вот дура». Мы с мужем женаты 17 лет и нас уже не раскачивают ссоры, моему сыну 11 лет и его не надо носить на ручках, как когда он был маленьким, а я — молодой. И все же. Я ищу где ухватиться за очередной фриланс, а мою подругу, у которой стабильная работа, отправляют в командировку во Флориду, не смотря на смертельный ураган. Кто-то так и не смог завести семью, а кто-то не может заработать на семью, кто-то застрял посреди карьерной лестницы,а  кто-то достиг вершины и один, как перст. Если тебе не удалось в жизни что-то одно, ты думаешь, что тебе не удалось вообще ничего. А мы многого ожидали от себя. Мы собирались достичь большего, чем наши родители. Ведь женщинам поколения Х говорили: «Вы можете иметь все, стоит захотеть».

Дебора Люпитц, психотерапевт из Филадельфии, говорит так о своих пациентках из поколения Х: «Я вижу их совершенно истощенными. Они чувствуют вину за то, что жалуются, ведь у них была возможность выбирать там, где у их матерей возможности выбрать не было. Но выбор не делает жизнь легче. Возможности создают давление». Возможности. В среднем возрасте они все так же могут быть, но кажутся более абстрактными. Да, я могу получить последипломное образование, но потянем ли мы плату за учебу? Я могу поменять сферу деятельности и стать… психотерапевтом? Водителем такси? Рядом с такими же подающими надежды специалистами, только им по 20, а мне за 40? Я могу повторить деяния Лиз Гилберт как в «Люби. Ешь. Молись», а кто позаботится о моих детях? Средний возраст — это когда мы вынуждены заботиться о всех остальных в то время как нам самим хуже всех. Хуже всего то, что многие наши опасения в среднем возрасте совершенно обоснованы. Наш брак может не закончиться золотой свадьбой. И детей у нас может быть не трое, как мы хотели, а хорошо если один. Мы можем так и не скопить деньги на пенсию. Умереть в одиночестве. Не сделать и сотой доли той карьеры, о которой мы мечтали и которой вполне достойны. В четыре часа утра все это крутится у меня в голове. А потом я вспоминаю, как чертовски мне повезло. Ведь могло быть в миллион раз хуже. Одна моя подруга, которая выросла в Мексике, говорит: «У вас тут 30 лет — это юность зрелости, а в 50 — начало второй жизни, второго шанса.» Возможно, завтра наша U-кривая, наконец, повернет вверх.

Источник: oprah.com

— Читайте также: Потенциальная угроза: Чем опасны некоторые тренинги для женщин

Как пережить кризис среднего возраста: женская версия

Возрастной кризис — всегда подведение итогов. В этот момент любой человек (трехлетний малыш, бунтующий подросток или 35-летний взрослый) понимает, что не хочет жить дальше по тому же сценарию, что прежде. Он хочет что-то изменить — только не всегда понимает, что именно и как это сделать.

Кризис среднего возраста (КСВ) — понятие условное. Для кого-то он проходит незаметно, кого-то накрывает со страшной силой безо всяких видимых причин. Как правило, недовольство копится постепенно, по капле, и в какой-то момент чаша переполняется.

Кризис: мужская модель

У мужчин КСВ обычно связан с достижением некоего потолка в карьере (или, наоборот, с пониманием, что желанных вершин уже никогда не достичь). Как результат — апатия, депрессия, отсутствие мотивации. Здоровый выход из кризиса — постановка новых задач и устремление к новым смыслам. Фокус внимания смещается. Человек может резко поменять профессию, вспомнить про юношескую мечту, которую когда-то не решился осуществить. Часто люди начинают больше ценить свободное время, общение, хобби, больше внимания уделяют детям. Но есть обязательное условие: человек должен оценить результаты, которых достиг к моменту КСВ, признать свой успех и двигаться дальше.

Нередки и другие сценарии.

Самый распространенный — «седина в бороду — бес в ребро», когда после 20-ти с лишним лет семейной жизни мужчина уходит от жены-ровесницы к молодой девушке, которая смотрит на него с нескрываемым восхищением.

А он говорит про внезапно нахлынувшие сильные чувства, про заевший его быт, про надоевшую предсказуемость. За всем этим стоит, как правило, самоутверждение. Ему надо успеть доказать себе, что «я еще о-го-го». На фоне молодой подруги он чувствует себя успешным. А она, в отличие от бывшей жены, пока еще ничего не знает о его недостатках.

Реклама на Forbes

Другой типичный вариант как раз для тех, у кого не сложилось с достижениями ни в карьере, ни в личной жизни, — сдаться, опустить крылья. Кто-то запивает и ищет уважения у собутыльников, кто-то становится домашним тираном-самодуром, пытается построить детей, жену и тещу: боятся — значит уважают.

Мотив всегда один и тот же — поиск уважения извне. Потому что самоуважения человеку в период КСВ отчаянно не хватает.

Двойной удар

Женщинам тоже не чуждо подведение предварительных итогов жизни. Однако по традиции они чаще измеряют свою успешность именно личной и семейной жизнью. Как пошутила одна моя хорошая знакомая, женщину можно считать человеком, если у нее есть муж и норковая шуба. А уж если муж не просто есть, а еще и радует, а дети здоровы и хорошо учатся — это и вовсе прекрасно.

У женщины КСВ обычно связан с гормональными изменениями и пониманием, что очень скоро она уже не сможет больше произвести на свет потомство, еще каких-то пару лет — и все.

Именно в этом возрасте женщины отчаянно хотят родить ребенка (или еще одного ребенка) и готовы платить за это почти любую цену.

А теперь давайте посмотрим на современную успешную женщину — ту, что читает эти строчки сейчас. Когда она вступает на мужское поле, то есть в бизнес, она автоматически дополняет свою сущность мужскими ценностями, целями и критериями оценок.

Тогда она вынуждена переживать КСВ и как женщина (с точки зрения успехов в личной жизни и способности к деторождению), и как мужчина, который измеряет свою успешность деньгами и должностями.

К чему это приводит, нетрудно догадаться. Такая женщина получает не только двойной удар по самооценке, но и совершенно противоречивые критерии оценки своих достижений. Именно поэтому одним из самых насущных вопросов оказывается, как совместить успешную карьеру со счастливой семейной жизнью и материнством. Она просто разрывается между «умными» и «красивыми». И продвижение в одной из областей почти неизбежно приводит к снижению активности в другой. И если она при этом смотрит не на свои победы, а на то, чего не успевает, депрессия очень вскоре раскрывает ей свои уютные объятия.

Что делать, если вы оказались в подобной ситуации?

1. Во-первых, перестаньте смотреть на себя как на двужильного Терминатора. Взгляните в зеркало в эти уставшие глаза — они уже давно не высыпаются. Обратите внимание на тщательно замазанные дорогой пудрой морщинки на лбу. На зажатые от стресса плечи… И скажите ей: «Ты вовсе не обязана быть совершенной, чтобы тебя любили и чтобы ты сама могла собой гордиться». Не дайте перфекционизму разрушить свою жизнь.

2. Второе: переключите свой фокус внимания на то, что есть, и игнорируйте все внутренние нашептывания о том, чего не хватает. Бессовестно хвалите себя и «гладьте по голове». Создайте себе список достижений и смело заносите туда все, чего вы добились к этому возрасту. Не пренебрегайте комплиментами и не отмахивайтесь от восхищенных взглядов и слов. Проводите больше времени с теми, кто вас любит, и держитесь подальше от завистников и конкурентов. Никому ничего не доказывайте. Вы молодчина. И это не должно подвергаться никакому сомнению. Одной клиентке я даже дала задание, чтобы она попросила своих знакомых на день рождения написать ей, почему они ее ценят и любят. Она просто захлебнулась шквалом положительных эмоций, которые были вложены в эти письма.

3. Доставляйте себе удовольствие. Каждый день.

Перестаньте видеть жизнь как результат и почувствуйте ее как процесс — во всей красе и полноте ощущений.

Спросите себя, а чем бы я хотела заниматься, если бы все работы в мире оплачивались одинаково? Что бы я выбрала и почему? Отвлекитесь от привычной суеты и обязательств — позвольте себе прикоснуться к своим истинным желаниям… и найдите возможность их осуществить.

Помните, как бодрит сознание этот банальный вопрос — как бы вы провели остаток своей жизни, если бы узнали, что жить осталось совсем немного? И почему бы, собственно, не ориентироваться на эти рамки в любом случае?

Переломный момент

Я отлично помню, как мой собственный КСВ лет в 35, кажется, запустился с такого вот открытия: мне подумалось, что очень многое в своей жизни я уже пережила. Да, я могу больше путешествовать, больше зарабатывать, придумать еще какие-то новые тренинги, родить еще одного ребенка или еще раз выйти замуж. Но качественно это уже не ново — все это в моей жизни уже было. Стало невыносимо скучно… И вот с этим настроением я ходила пару недель.

А потом приехала в Питер проводить очередной обучающий семинар и поделилась этим своим страшным открытием с моим тамошним организатором. Он был старше меня лет на восемь, и у него уже была взрослая дочь.

И он тогда ответил: «Ну, внуков-то у тебя еще не было! Я пока не проверял, но говорят, что это совсем другое ощущение».

Реклама на Forbes

И еще через год я снова была в Питере с очередными гастролями, и мы пошли в театр после семинара, а после театра поехали на Финский залив. Стояли белые ночи, было тепло, и после просмотренной «Вестсайдской истории» настроение было прекрасное. И мне ни с того ни с сего вдруг захотелось встать и высунуться в люк машины. А потом я сказала: «А помнишь, год назад я жаловалась, что ничего нового в моей жизни уже не будет? Так я ошибалась — вот так я еще никогда не ездила».

Психологические кризисы – Огонек № 48 (4875) от 05.12.2004

Психологические кризисы сопутствуют человеку всю его жизнь. Детские, подростковые, взрослые… Они тесно связаны с возрастом и обычно даже и названы по тем годам, на которые они чаще всего приходятся, — кризис трех лет, кризис семи лет и так далее


ВРЕМЯ ПОСТУПКОВ

Но в детстве или в отрочестве человек не страдает из-за быстротечности времени, это приходит позже. Так что возраст — один из поводов для появления кризиса середины жизни. Мужчины и женщины одинаково чувствительны к переменам, которые сопровождают их переход из одного возрастного статуса в другой. Правда, наш мини-опрос показал, что немного по-разному. Мужчины грустят, когда оказывается, что новый вице-президент крупной компании — человек лет 30. Женщины — когда про них начинают говорить «хорошо сохранилась».

— Мы — телесные существа, — говорит Александр Асмолов. — Мы стареем, теряем тот образ, в котором бы хотели себя видеть. Но возраст — вещь достаточно условная. Как сказал Фрейд, женщина молода до тех пор, пока хочет иметь любовника и имеет его… когда захочет. Могут быть морщины на лице, главное, чтоб не было морщин в душе… Мужчины — тоже существа нарциссические, и внешность для них имеет значение. И когда мужчина чувствует свою дряхлость, это тоже предпосылка кризиса. Скажем, к 40 его нагнала какая-то болезнь и стала барьером на пути профессиональных или личных устремлений. Тогда он будет это мучительно переживать.

Стало быть, дело не в возрасте как таковом, дело в том, что сужаются «голубые дали».

Свой рецепт есть у генерального директора компании «ШЕРП» Владимира Киселева. Он консультирует компании, упершиеся в свой потолок и не знающие, что делать дальше.

— Исследования показывают, что менеджер бывает эффективным тогда, когда может четко выстроить свои ценности и приоритеты, — говорит Киселев. — Он четко знает, куда идет. Я думаю, такому менеджеру кризис зрелого возраста не грозит. Он будет ставить более высокие цели, каждый раз повышая планку. Достиг вершин в бизнесе — идет в политику. Достиг вершин в политике — стал заниматься какими-то исследованиями, благотворительностью. Я в таком кризисе никогда не окажусь, потому что всегда понимаю, чего хочу и что мне нужно делать. В 25 лет ставишь на первое место профессионализм и карьеру. Когда это достигнуто, можно приступить к созданию нового бизнеса, нового направления.

«Продвинутые люди должны готовить себе заранее как минимум три-четыре разных поля деятельности», — говорит Михаил Папуш и напоминает про модный на Западе принцип непрерывного образования — это когда вы не ограничиваетесь вторым высшим, а грызете гранит науки до седых волос. «Вы научились чему-то, теперь зарабатываете этим на жизнь и одновременно учитесь чему-то новому, чаще всего совсем из другой сферы. Потом вы зарабатываете на жизнь этим новым и учитесь третьему».

Мы не знаем, чьим советам следуют крупные российские бизнесмены, но многие из них по несколько раз круто поворачивали свои карьеры. Первый поворот обычно был связан с переходом от советской действительности к несоветской, последующие — с изменением сферы деятельности, с развитием принципиально новых компаний, с уходом в политику, с благотворительностью, футболом, литературой. Березовский, Гусинский, Абрамович, Потанин, Ходорковский…

И менее известный, но очень показательный пример. Георгий Васильев, певший песни собственного сочинения с другом Алексеем Иващенко, возглавлял сначала райисполком, потом товарную биржу — устроители концертов никогда не забывали сообщить публике, что вот он — первый и последний поющий биржевик. Потом создал компанию по выпуску телефонных станций и, наконец, сочинил и выпустил вместе с коллегами мюзикл «Норд-Ост», только что переживший второе рождение. «Есть люди, чьи достижения превращаются в капкан для них самих, — рассказывает Папуш. — И фоном их существования становится страх потерять то, что они имеют».

Иван Иваныч как раз из таких. Он появится у Папуша еще пару раз, испугается тяжелого разговора, экзистенциальной печали, которая охватит его после, и исчезнет после двух визитов.

Что дальше? Дальше у него начнет портиться характер. Он станет ругательски ругать все окружающее, затоскует, сделается морализатором, а может запить. Жена, если только она не решит его бросить, тоже затоскует, станет болеть и с чувством лечиться. А что было бы с Иван Иванычем, если бы он не сбежал от психотерапевта? Жизнь раскрылась бы перед ним, полная цветов и листьев? Не факт.

Кризис среднего возраста — задача, которая имеет решение, но не всегда благоприятное. Взрослый человек, он на то и взрослый, чтобы честно себе сказать: что-либо менять мне нельзя, хотя я и хотел бы этого всей душой. Отказаться от смены профессии, признать, что деньги и благополучие семьи важнее, чем самореализация, что профессиональный выбор уже сделан и с ним придется жить, — это серьезный и взрослый поступок. Надо только, чтобы это было не стечение обстоятельств, а именно осознанный выбор.

 

Есть люди, чьи достижения превращаются в капкан для них самих. И фоном их существования становится страх потерять то, что они имеют…

Кризис среднего возраста не обходит и великих

Роковой писательский возраст — 37 лет — давно обыгрывается в бесчисленных стихах, песнях и психологических исследованиях. Даже повышение порога «средижизненного кризиса» отмечено у Высоцкого: «Срок жизни увеличился, и, может быть, концы поэтов отодвинулись на время». В человеческой жизни есть несколько критических периодов (разные ученые предлагают различную классификацию): кризис трех лет, пубертатный период (13 — 15 лет), начало зрелости (27 — 28), кризис среднего возраста, или дантовская «середина жизни» (35 — 37 лет), и, наконец, переход от зрелости к старости (47 — 49), после чего все уже протекает относительно гладко, если вы не гений. У гениев бывает еще и «вторая юность» (70 — 72 или позже), когда они влюбляются в молоденьких и пишут закатные шедевры.Самыми травматичными являются именно второй и третий переходы — в 28 лет гибнет большинство рок-музыкантов и спортсменов-экстремалов, а тридцатисемилетие подсекает литераторов. Это доказывает, что Лермонтов был по духу скорее экстремалом-рокером вроде Моррисона, нежели классическим поэтом пушкинской традиции. «Все меньше любится, все меньше дерзается, и лоб мой время с разбега крушит. Приходит страшнейшая из амортизаций — амортизация сердца и души», — признался Маяковский. Пушкинская дуэль была, по сути, псевдонимом самоубийства, как и байроновский отъезд в Миссолунги — на поиски романтической гибели, и точно такая же байроническая поездка Хемингуэя в Испанию (1936 — 1937), где он буквально нарывался на пулю и чуть не погиб под бомбами. Хемингуэй, правда, выбрался из кризиса, работая над своим лучшим романом — «По ком звонит колокол». А вот Маяковский так его и не преодолел. Гоголь в 37 лет забрасывает художественное творчество и начинает в 1846 году работать над книгой проповедей «Выбранные места из переписки с друзьями», которая восстанавливает против него почти всех друзей, а врагам предоставляет обширный материал для сплетен о помешательстве автора. С 37 лет Гоголь ничего не делает без благословения священника и все чаще страдает от тяжелой депрессии. Блок с 37 лет ничего не пишет: последние законченные вещи — «Двенадцать» и «Скифы» — написаны через четыре месяца после тридцатисемилетия. Последние четыре года его жизни были, в сущности, доживанием — с периодическими странными приступами безумия и патологической раздражительности. Впрочем, естественные биологические кризисы тяжело переживаются не только поэтами, но и вообще всеми, для кого духовная или умственная жизнь важнее физической. 37 лет — кризис не столько телесный, сколько именно душевный. Очень тяжело пережил это время Ленин, чья физиология была всецело подчинена умственной жизни: в 1907 — 1908 годах Россия переживала столыпинскую реакцию, большевики были в глубокой депрессии, за границей в партии начался раскол — до самого 1912 года Ленин не вылезал из припадков тяжелой тоски, сопровождавшейся нервными срывами, паническими припадками и странной сыпью по всему телу. Интересно, что в кризисе среднего возраста верным помощником мужчины становится женщина, причем новая. Хемингуэй в Испании познакомился с журналисткой Мартой Геллхорн, Пастернак во время запоздалого кризиса 1929 — 1930 годов развелся с первой женой и увел у Генриха Нейгауза вторую, Лев Толстой в 34 года женился на Соне Берс (правда, кризис тридцатисемилетия его все равно нагнал, и он сам удивлялся, что удачливый писатель, богатый помещик, счастливый муж вынужден прятать от себя веревку и ружье, чтобы не свести счеты с жизнью, но жена его вылечила заботой и нежностью). А еще хорошо бывает сменить род занятий: Булат Окуджава в 37 лет начал писать прозу, торговец недвижимостью Гоген начал рисовать в 35 лет (а таможенник Руссо — вообще в 39), да и Чехов в тридцать пять попытался перескочить на драматургию, уверяя, что проза ему надоела и выходит у него все скучней. (Попытался он и жениться, но возлюбленную из-за чрезмерной чеховской деликатности увел Потапенко, после чего бросил в Париже с ребенком; эта коллизия потом попала в «Чайку».) Хорошо бывает также отправиться в путешествие: тот же Чехов с тоски поехал на Сахалин, Бунин ринулся в Африку, а Пушкин в тридцатые годы ездил в Оренбург писать о Пугачеве и до последнего дня мечтал о большом европейском путешествии, но был, к сожалению, невыездным.

Дмитрий БЫКОВ

Правда ли, что в 40 лет жизнь только начинается?

Юлия Жемчужникова. Фото facebook.com

Говорим с аналитическим психологом, автором книги «Старание к старению» Юлией Жемчужниковой.

А может, и нет никакого кризиса среднего возраста?

— Когда человек достигает некоего пика (а скорее, плато) самореализации и востребованности, наступает этот кризис. Он очень тяжелый, потому что не имеет видимой внешней причины – это не кризис перед сдачей ЕГЭ или от потерянной любви, это – «просто плохо, не знаю, отчего».

Многие помнят Данте:

Земную жизнь пройдя до середины,

Я оказался в сумрачном лесу…

Но дальше идет строчка, которую мало кто помнит, потому что про нее ничего не понятно: «Утратив правый путь во тьме долины».

А мы ведь «живем словами», диагнозами. «Мне хуже, когда ничего непонятно. Поставьте мне диагноз, мне будет легче». Поэтому про кризис середины жизни обычно говорят: «Да он с жиру бесится. У него прекрасная семья, дом, работа».

Да и сам человек порой считает также: «Все прекрасно. Но в то же время почему-то плохо. И ничего непонятно». Это часто и есть кризис середины жизни.

— У меня такое ощущение, что опыт наших родителей, не говоря уже о бабушках, нам тут не помощник. Сейчас и родить в сорок можно, и профессию сменить.

— Сейчас не очень понятно, что делать с подростковым кризисом – раньше он у всех начинался лет в 14-15, а теперь – у кого-то в 11, а верхнюю границу расширили чуть не до двадцати лет. А все, что дальше, — ползет на всё более позднее время.

Но существует закономерность психического здоровья: человек, не проживший какой-то кризис, не может преодолеть и все остальные. Вместо этого он все время возвращается на предыдущий непрожитый этап.

Пройдя подростковый период, человек попадает в «долину людей». Он создает семью, рожает и воспитывает детей. Несколько лет назад на одном диспуте мы пытались дать определение взрослого человека и пришли к выводу, что «взрослый – это тот, который обслуживает и обеспечивает всех вокруг». Так вот, кризис середины жизни – это только про взрослых людей.

И тут, с одной стороны, все изменилось: мы все стали немножко зомби – стали очень долго жить, и пока не знаем, что с этим делать. Ведь в классическом понимании зомби – это те, которые не умирают.

И вот теперь сидят бабушки и прабабушки перед телевизором и говорят подрастающим потомкам, как и что правильно делать.

С другой стороны, ничего не менялось. Думаю, что раньше в сорок лет тоже рожали, просто не считались при этом молодыми. То есть, если женщина родила в сорок – это не значит, что она молодая, и ей двадцать пять. Я вот, например, удивляюсь, насколько «разные» мамы у моей старшей дочки, которой тридцать, и у младшего сына, которому двенадцать. С дочкой я работала на трех работах, училась, каталась на горных лыжах, обслуживала большую семью и ночами «немножечко шила», а с сыном я даже наперегонки не бегаю.

Конечно, человек может тормозить свои биологические часы сколько угодно. Но в то же время факт, что мама постарела, психологически важен для детей. А наше стремление остаться вечно молодыми приводит к тому ужасу-ужасу, который показан в «Иронии судьбы», где оба героя сообщают: «Мне тридцать пять, и я живу с мамой».

С кризисом середины жизни психологи очень любят работать. Но дальше обычно начинаются фантазии – про «третий возраст», «вечную молодость» и тому подобное. Хотя по логике после кризиса возврата назад быть не может – должен быть какой-то новый этап. И если быть последовательными, пройдя серединыу жизни, мы начинаем стареть.

Но почему все так ополчились против старости? А просто старый человек – это тот, кто всем доволен, и ему ничего не продашь. В обществе потребления это – какой-то бесперспективный клиент, маркетологам он не нужен. 

Как в бизнесе Фото из домашнего архива

— Как не путать кризис середины жизни с профессиональным выгоранием или сезонной депрессией?

Так же, как не путать грипп с туберкулезом и ушиб с переломом. Симптомы похожи, вопрос только в том, можете ли вы справиться самостоятельно. Если плохо-плохо, но вы покрасили волосы или вкрутили лампочку поярче – и полегчало, то не оно. А если через некоторое время опять плохо, то, может быть, и оно.

Конечно, при этом надо смотреть на возраст. 25 лет в современном мире для кризиса середины жизни рановато, хотя во времена Бальзака и Тургенева было как раз. А нам теперешним вероятнее – в сорок. Психология – это вообще работа души, и мои клиенты в этом смысле такие же психологи, как и я.

Если вы привыкли работать душой, то кризисы вы будете проходить легче.

Это как с гриппом: заболел, но пришел домой, лег под одеяло, выпил чаю с малиной – уже легче. А того, кто проглотил «Колдрекс» и побежал на работу, потом накроет по полной программе.

В середине жизни у нас в любом случае происходит переосмысление. В подростковом возрасте мы создам себе некоторые ценности и картину будущего, план жизни. Потом что-то из этого реализуем, что-то корректируем. В любом случае эта картина существует только в нашей голове – в объективной реальности нет никакого «нашего статуса» или «идеи нашей семьи».

Потом мы дожили до середины жизни, каких-то целей достигли, а что делать дальше? Нужна новая цель. Развивать и поддерживать.

Этот вопрос хорошо проработан в бизнесе: создал фирму – дальше надо реструктурировать, делать реинжиниринг. В обычной жизни то же самое.

И хорошо, когда умение ставить цели и задавать вопросы у человека хоть как-то проработано. А у тех, кто не хочет работать с собой, кризис уходит в подсознание и проявляется психосоматикой – беспричинные болезни, инфаркты. Или же начинаются переносы: «я хороший, а все вокруг – дураки», «муж плохой», «жена плохая».

— Какие вопросы к кризису середины жизни вообще не относятся? Страх смерти, — относится?

— Всякий кризис всегда связан с вопросами о смерти. Ребенок впервые начинает говорить о смерти в три года, подростки в эту тему углублены очень сильно. Если кризис – всегда будут переживания около смерти. Причем если в детстве и юности мы с темой смерти играли, то теперь она – действительно где-то рядом.

Раньше кризис середины жизни совпадал со временем, когда у человека умирали родители. Теперь родители к этому времени обычно живы, но человек все равно чаще начинает ездить на похороны. В детстве и молодости он мог на похоронах оказаться случайно, а теперь люди вокруг него умирают регулярно.

Страх потери собственной привлекательности – из этого кризиса проблема?

— Страх потери привлекательности – это вариация страха смерти. А в кризисе середины жизни как раз сталкиваются страх смерти и страх бессмертия. С одной стороны: «Боже, неужели я скоро умру?» С другой: «Ходить на работу, готовить ужины – неужели это будет бесконечно?»

— А любимый женский страх «как же я до сих пор не замужем»?

— К середине жизни это – уже отголоски прошлого. По возрасту в это время пора успокаиваться: «И так доживу». Хотя, конечно, если у кого-то что-то не доделано из предыдущих периодов, — оно и вылезает.

Один вспоминает, что он еще не сходил на Эверест, другой – что он вообще-то хотел спасать китов, кто-то – что еще не замужем или был замужем всего два раза.

«Кто же я такой?» Фото из домашнего архива

— То есть, люди начинают резко доигрывать в то, во что не доиграли?

— Да. Это происходит от ощущения, что «смерть скоро», поэтому надо «все вспомнить» и «все доделать», причем, и плохое, и хорошее.

С другой стороны, появляется ощущение рутины, которую надо сломать. И тогда народ пускается во все тяжкие: разводится, разрушает бизнес, меняет работу. Именно на тезисе «долой рутину» держится нынешняя популярность дауншифтинга.

— А в чем акцент таких перемен: я все изменю, потому что мне нечем заняться в ближайшие сорок лет, или в том, что меня не устраивает то, что я делал до сих пор?

— Акцент – в том, что такое «я». Есть такой простой вечный тест – надо написать пятьдесят ответов на вопрос: «Что такое я?» И бывает: «Я – хороший специалист», «я – хорошая жена, мама и хозяйка», «я – человек, который что-то делает для мира» или «я что-то хочу понять про себя». У каждого свой ответ, но первый критерий гораздо больше на виду.

Вот меня иногда спрашивают о том, как там мой сын. И мне приходится напрягаться с ответами. Я отвечаю: «Здоров, счастлив, у него хорошая семья». Насколько проще было бы ответить: «он – большой начальник» или «он – работает на заводе».

Так и у нас: наступает кризис – и мы начинаем перестраивать именно те вещи, о которых постоянно думаем: «Уйду с работы», «продам фирму», или «разведусь с плохим мужем».

— То есть, вместо того, чтобы задумываться о внутреннем, мы иногда начинаем менять внешнее?

— Или хотя бы думать об этом. Бывает, человек приходит к психологу именно с таким запросом: «Плохой начальник, плохой супруг, плохие дети». Следом возникает идея: «плохой я». И только потом – эволюционный вопрос: «А что дальше?» И этот вопрос – не про то, куда ехать, а про то, что будет дальше со мной. Это вопрос – про душу.

С другой стороны, мы почти все – трудоголики. И у нас сразу первый вопрос: «Что делать?» А, может быть, — ничего не делать? А, может быть, — сесть в глубокую медитацию и осмыслять?

В конце концов, зачем-то мы живем теперь больше сорока, пятидесяти и шестидесяти. Конечно, не для того, чтобы потреблять. Но и вряд ли для того, чтобы бесконечно что-то строить.

Сейчас у нас – новый этап в развитии человечества. Мы уже физически как-то выжили, эмоционально – тоже худо-бедно. Возможно, настало время понимания – надо садиться и пытаться понять. И это необязательно делать специально, в строго отведенное время, каким-то волевым усилием.

Всякий кризис – это возможность поменять алгоритм. Изначальный смысл понятия «дауншифтинг», которое мы интерпретировали как «бросить работу и уехать на Гоа»,– «снижение скорости». То есть, смысл не в том, что «был офисным работником, а стал художником»; смысл – в том, что вы замедляетесь.

Есть такая метафора: жизнь – это шоссе. Сначала тебя водят по тротуару, потом – возят. Потом ты становишься взрослым – садишься в собственную машину и учишься ездить сам – ехать в потоке, кого-то обгонять – это зрелость. И вот приходит время снизить скорость. И на маленькой скорости можно ехать в том же потоке, просто в другом ряду. Можно так же получать удовольствие. Можно, кстати, продолжать ехать на «БМВ», хотя многие по ходу пересаживаются на велосипед. А вот потом… Потом есть шанс сойти с асфальта, увидеть цветущие поля и поселиться в них…

То есть, вопрос не в том, чтобы все ломать. А в том, что вы приостанавливаетесь и задумываетесь, например, о таких словах как «благосостояние». У нас много слов, смысл которых подменен. Что такое «благосостояние» — количество денег, которое вы получаете, качество машины, на которой вы ездите, или ваше внутреннее состояние, которое благое?

И как они связаны?

Полезно искать свой путь. Я очень против поп-психологии, охотно раздающей рецепты. Если вам совсем не хочется работать с собой, вы легко найдете в интернете статьи, которые подробно расскажут вам, разводиться или не разводиться, искать новую работу или сохранять старую.

Но, если посмотреть глубже, к середине жизни на социум вы уже отработали. Вы уже – такой или не такой, какой есть. И теперь – можно подумать о себе, понять, «кто же я теперь?» И для этого совершенно необязательна какая-то безумная ломка и перемены.

Мужчины и женщины: кому тяжелее? Вместе с внучкой. Фото из домашнего архива

 

— Кризис середины жизни сильнее проявляется у мужчин или у женщин?

— У этого кризиса нет гендерных различий – он общечеловеческий, и есть у всех. Но проявляется он по-разному.

Мужчинам труднее рефлексировать, они хуже идут за помощью. Сейчас это меняется, но небыстро. Мужчина больше задумывается о статусе, об ответственности, о внешних проявлениях успешности.

Иногда так задумываешься над некоторыми популярными постулатами: «Мужчина должен кормить семью». А должен ли? Но в нашем обществе это лучше не обсуждать, «мужчина должен» — и никак иначе. Поэтому мужчины все переносят сложнее. И, поскольку не допускается, чтобы кризис был у мужчины, он переносит его на кого-то – например, «жена стала плохая».

Кроме того, именно у мужчин часто возникают психосоматические болезни. Либо инфаркт, либо какие-то жесткие решения, либо начинается экстрим – всякие погружения с аквалангом, прыжки с парашютом. Мужчине сложно просто сесть и почитать что-то по психологии. Причем, по моим наблюдениям, женатым легче – у них жены частично берут на себя работу по осмыслению ситуации и помогают.

— Ой, а женщины все прям такие рефлексирующие, рассудительные и беспроблемные…

— Я всегда и своим дочерям объясняю: «Не забывайте, что женщины – существа многофункциональные, многозадачные».

Вы можете работать – и одновременно проживать кризис середины жизни, воспитывать, готовить… и думать. А мужчина по-другому устроен – у него мономысль.

Если он в кризисе, то он в кризисе: он включит телевизор – и будет несколько месяцев перед ним сидеть, или полезет на Эверест. Ему труднее думать на ходу, он всецело нацелен на работу. А кризис ведь не проживается за неделю – ему нужно уделять какое-то серьёзное время.

Хорошо ходить к психологу. Потому что психолог – это специально выделенное время на размышление о себе. Обычный российский человек о себе думает между делом – когда в машине едет, когда в очереди стоит.

У нас, например, не принято вести дневники. А вот в дневнике Юнга есть замечательная фраза: «Мне приснился сон, и я начал об этом думать. Думал неделю. Наверное, мало».

Но Юнг, конечно, феноменальный мужчина, и у него были другие возможности и другие силы.

Вот что такое современный сеанс психоанализа? Это вы приезжаете и час специально думаете только о себе. Не «между делом», не «пока не перебили», и при этом не смотрите телевизор, не делаете что-то по дому, а просто думаете. В это время иногда происходит подчистка того, что не пережито, но основная задача – найти то, что будет дальше. В вашем подсознании, в ваших снах, в ваших мыслях. Найти неосознаваемое и сделать его осознанным.

Почему социуму вредны вечные мальчики и девочки Фото: Пётр Третников

— Бывают люди, которые не прошли кризис среднего возраста?

— Есть даже женщины, которые так и не повзрослели, — вечные девочки. Есть женщины, которые так и не стали мамами, даже если у них много детей, — это такая «мама-подружка». Бывают «мужчины-мальчики». Сейчас вообще очень много людей, которые «девочки» и «мальчики».

Если человек повзрослел, кризис его обычно накрывает. Другое дело, как он его переживает. Можно отправиться в плавание, а можно намочить ножки с берега и убежать.

Если брать какие-то образцы, модели, в литературе есть, например, Дориан Грей, который кризис среднего возраста не пережил, даже не попытался подойти к нему, а встретившись с вытесненной фантазией о старении, сразу помер. Есть и «вечно молодые» наши герои – царь Дадон, Кощей Бессмертный. Весьма печально видеть, как мужчины реализуют эти сценарии. А у женщин есть — Снежная Королева, не стареющая и не живая.

Бывает, приходит такая клиентка – она прекрасно выглядит, в потрясающие театры ходит, но это – некая замороженность.

Сказать, плохо это или хорошо, — сложно, мне больше нравятся люди теплые. Но и Снежные королевы зачем-то к психологу приходят, значит там в душе тоже не все в порядке.

Или ведьмы из сказок. Раньше они все были старухами. А в современном эпосе уже до девочек дошли. А сейчас у нас люди и так, и сяк: ударился оземь, сходил в косметический салон – и внешне опять «молодая». В любом случае в этой ситуации есть некоторое расщепление.

Мы ведь все в курсе, что земля крутится, что тело – стареет. Можно пить таблетки, что-то замораживать, но в природе есть процесс – рождения и смерти, это и есть жизнь. Если ко мне приходит тридцатилетний человек и говорит: «Я чувствую себя подростком» — значит, с ним что-то не так. Если подросток из ревности к пятилетнему брату играется в маленького ребенка – значит, надо помогать. Но если приходит пятидесятилетняя женщина и говорит: «Чувствую себя девочкой», — это вроде социальная норма? Расщепление все равно есть.  Может ли оно быть здоровым? По-моему – вряд ли.

Да, вы можете жить, как молодуха, в любом возрасте, но для социума это не полезно. Сейчас таких женщин – «ягодка опять» много. Идет такая женщина по улице и все ей говорят: «Да не может быть, чтобы это был ваш сын! Это муж или брат!» И это считается комплиментом. А что при этом должен чувствовать сын? Почитайте «Царя Эдипа» повнимательнее.

И риск, и труд, и страх Фото: Пётр Третников

— Получается, что пережив кризис среднего возраста, человек должен перейти в какое-то новое качество? Какое?

— Вспомните короля Лира. Он начал действовать очень правильно – разделил свое королевство и раздал. Но у него не было королевы, может быть, в разговорах с ней ситуацию удалось бы отрефлексировать. А так – возник вопрос: «Я – Лир или тень Лира? Какой ужас! Кто же я теперь?»

Если вы не король, а просто глава семьи, ситуация на самом деле – та же самая: «Квартира и дача, должность на работе – могу ли я все это отдать? Или я тогда становлюсь тенью короля? Кто же я?»

Люди остаются с тем же вопросом, который бывает у них в подростковом возрасте. Но подросткам тут же охотно дают множество советов: «Ищи себя! А может ты – художник? Поэт? Многодетная мама?» А в среднем возрасте – готовых ответов нет. Их искать надо, и свои, а не книжные. В этом и риски, и труд, и страх.

Хотя, если вы пойдете на популярные сайты, вас закидают советами: «Учитесь! Получите новую профессию! Езжайте в путешествие! Купите то, купите это!» Эти советы скорее – про потребление, рынок заботится о том, чтобы вы не переставали потреблять: «Рисуй, танцуй, ешь, молись, люби, главное – диеты покупай».

— А положительный-то исход есть из этой ситуации?

— Безусловно. Давайте вернемся к словам. «Благополучие», «благосостояние». Мне еще очень нравится слово «благодушие», но его я себе поставила целью на старость. Еще есть «достоинство» и «благородство» — я ориентируюсь на эти слова.

Я не могу нарисовать общую радужную картину, которая подходила бы каждому, — у всех она будет разной. Вот у меня, поскольку у меня семеро детей, всю жизнь сидел страх, что я не выживу, не справлюсь. Потому что все вокруг говорили: «Куда тебе третьего ребенка? Куда тебе четвертого?» И признаться, что ты действительно боишься, было нельзя, потому что начались бы возгласы: «Мы же говорили!»

А потом был очень мощный кризис середины жизни, когда я практически прожила смерть, и в итоге подумала: «Ну, просто возьму и умру, и ничего страшного не случится». И после, около сорока двух лет, вдруг появилось ощущение: «А все. Я справилась». Такой приобретённый навык жизни: «Что бы ни случилось, справлюсь».

Мне потом один человек говорил: «Ты все врешь, не может человек жить с таким количеством «не знаю»». Мы как раз строили дом в деревне, и он спрашивал: «А если машина заглохнет? Еды не хватит? Ногу сломаешь?» — а я на все отвечала: «Не знаю», — и думала о том, что мне теперь не надо продумывать все детали – я столько умею, что как-то точно справлюсь.

Потом я все-таки нарисовала себе некую картинку, в которой мне хотелось бы оказаться лет через 15-20. Рассказала о ней подруге, а она спрашивает: «И что? Будешь стремиться?» На что я ответила: «Вот, знаешь, «стремиться» — это теперь точно не про меня». Картина мира поменялась: это раньше я все время стремилась, а теперь я гуляю.

Помню, самая первая картина мира у меня была похожа на сетевой график. Я по первому образованию – строитель, а сетевой график – это такой график строительства со сроками, в которые должны выполняться разные этапы. А теперь я осознала, что картиной мира может быть акварель. И вот по этому ощущению я поняла, что кризис середины жизни я прожила.

Хотя бывают люди, которые проживают кризис середины жизни этапами, по нескольку раз.

Кризис середины жизни – это даже не нахождение себя в новом качестве – это такое большое нахождение себя: иногда теряешь, а потом находишь.

Мудрый никого не учит Фото из домашнего архива

— А это знание о себе, которое ты нашел, нужно куда-то передавать? Или ты нашел – и тебе хорошо.

— Его нужно интегрировать. Мы то и дело скатываемся на старение, но что такое, в принципе, старый человек? Это человек, который умеет молчать. И мудрость – это такие спрессованные переживания, которыми вы не поделились ни с кем.

Знаете, чем бабушка отличается от мамы? Бабушка может рассказывать сказку от того момента, когда ребенок прибегает: «Расскажи», — до того момента, когда он бежит дальше. Она не сажает его рядом с собой: «Слушай меня», — не приходит: «Сейчас я тебе расскажу».

Старость и мудрость – это когда вы все про себя поняли, вам хорошо с собой и нет потребности учить и навязывать.

Поэтому люди, пережившие кризис середины жизни, кстати, часто раздражают окружающих, даже собственных родителей. Видно, что они почему-то счастливы, но они не делятся.

Это кажется странным, потому что старики и вообще взрослые – мечтают учить. И дети и молодежь под жутким гнетом этих стариков-хоттабычей.

Но на самом деле  насильная «передача опыта» – это травмирующее насилие. Мудрый не учит! И даже вопросами из него можно выудить крупицы! Тогда это мудрость.

Нашим родителям действительно сложно. Например, мой отец говорит, что главный двигатель развития – постоянно быть собой недовольным. А лично я теперь категорически против такого утверждения, я считаю, что быть все время в основном счастливым вполне можно.

Это не значит, что я сижу на одном месте и жру плюшки – я работаю, учусь, развиваюсь, могу с кем угодно посостязаться количеством прочитанных книг, но при этом – не хочу быть недовольной собой. И не хочу никого учить.

То есть, после кризиса среднего возраста ты позволяешь себе быть собой, освобождаешься от штампов родителей, социума. Например, у старшего поколения считается, что читать книжку можно только в очереди, или в транспорте, или когда ты переделал все дела. А просто так читать – нельзя. Но я вот – читаю. Хотя такой рецепт счастья – не универсален.

У нас вообще сейчас какая-то «эпидемия нормопатии» — всем все «норм». Молодежь использует это выражение, и старики его переняли. И кому-то, наверное, оно подходит. Но, по моему мнению, не надо искать, где тебе «нормально» — ищи то, где хорошо. Причем может быть так, что и менять ничего особо не надо. Например, одни мои любимые родственники 30 лет работают на заводе, и вполне счастливы. Критерий простой – радость. Если вам радостно – то это вы, а если благо-состония нет, значит это не вы, и кризис не пройден.

Счастья вам!

 

 

Кризис среднего возраста у женщин.

 

 

«Середина жизни является периодом

глубокой психологической трансформации».

                                                             (М.Стайн)

 

    

 

 

Главная дилемма развития у взрослого человека средних лет в соответствии с точкой зрения Эрика Эриксона — это дилемма неуспокоенности. Неуспокоенность в теории Эриксо­на — это очень широкое понятие, охватывающее как родительские отношения — рождение детей и их воспитание, так и большую часть того, что имеют в виду, говоря о «продуктивности» или «твор­честве», — компетентность в той или иной области, способность внести в нее свой вклад. Неуспокоенность, таким образом, понятие, близкое самоактуализации, которую Абрахам Маслоу  определяет как стремление человека стать как можно лучше. В выбранной ими профессии люди стремятся сделать все возможное и усовершенствоваться настолько, чтобы достичь высшего уровня компетенции, на который они способны. Люди стремятся быть предан­ными друзьями, заинтересованными гражданами, достойными партнерами. Они работают над тем, чтобы развить свои достоин­ства и по возможности устранить свои недостатки, дабы стать настолько совершенными, насколько это возможно. Также понятие неуспокоенности тесно переплетается с архетипом «самости», который ввел Карл Юнг. И именно неуспокоенность человека в следствие невозможность достичь «самости» и самоактуализации и является проявлением кризиса среднего возраста. По определению М.Стайна наиболее настойчиво в этот период дают о себе знать такие фундаментальные проблемы индивидуального развития и личностной рефлексии, как чувство привязанности к другим людям, переживание их утраты, ощущение самоидентичности, надежды и отчаяния. Фундаментальная целостность человека часто проходит проверку почти на грани излома. Тот, кто пережил это трудное странствие и вышел в спокойное море, никогда не остается прежним. Одних кризис середины жизни ломает, других делает целостными. Из кризиса рождается более глубокая форма целостности, чем это можно было представить.

   Теория Эриксона сфокусирована на детских стадиях развития; рассмотрение среднего возраста, которое содержится в ней, крат­ко и сформулировано в очень общих терминах. Теоретики, которые сосредоточивали свое внимание на среднем возрасте, пытались разработать некоторые из проблем этого возраста, описывая боль­шее число важных вопросов и определяя большее число стадий. Важно заметить, что эти стадии были разработаны почти исклю­чительно на основе изучения белых людей среднего класса. Классическим примером этого служит периодизация жизни Левинсона. Более того, хотелось бы отметить, что подавляющее число работ, посвященных кризису среднего возраста, посвящено рассмотрению этой проблемы у мужчин. Видимо, это связано с тем, что именно мужчины в прошлом занимались карьерой, обеспечивали близких, больше времени проводили в обществе других людей и, соответственно, проявления кризиса среднего возраста были замечены и описаны именно на их примере. Тогда как женщины, будучи зачастую ограничены в общении достаточно узким кругом людей и, не проявляя свои душевные страдания на виду у посторонних, не привлекли к себе такого пристального внимания исследователей рассматриваемой нами проблемы. А ведь женский кризис середины жизни не менее, а иногда и более острая проблема, требующая долгой, тщательной и внимательной работы, как психолога, так и самой клиентки. 

   Однако прежде чем более детально обратиться к проблеме кризиса среднего возраста у женщин, рассмотрим проявления этой проблемы, которые практически одинаковы у людей обоего пола. Важнейший момент психического развития, касающийся кризиса середины жизни, связан с фундаментальным изменением установки – от идентичности Эго к идентичности Самости. Если эта трансформация окажется неудачной, вторая половина жизни будет пронизана чувствами неудовлетворенности и горечи, ощущением гибели внутреннего смысла (невроз). Положительный исход кризиса середины жизни сулит хорошие перспективы для роста творческого потенциала, обретения мудрости, правильного и целостного понимания себя в преклонном возрасте. Путь к выходу из кризиса среднего возраста психологи описывают по разному, но в целом многие согласны с периодизацией этого кризиса, предложенной Стайном. Он выделяет три стадии процесса трансформации в середине жизни. Первая стадия связана с безвозвратной утратой и требует расставания с прошлым – прошлыми мечтами, мифами, идеалами, иллюзиями. Их надо оплакать и похоронить. После этого наступает период «подвешенности», неуверенности: возникает множество вопросов, главным из которых является вопрос о своей прежней идентичности и понимании самого себя. Эту критическую стадию  называют лиминальностью. Важно отметить, что период лиминальности заканчивается нескоро. Попытка преждевременно завершить этот период приводит к прекращению реализации творческого потенциала, ставит под угрозу его существование и переход к следующему жизненному этапу. В этот период происходит формирование нового мира, а для этого необходимо время. И, наконец, на третьем этапе рождается новая личность, и ей также требуется время для того, чтобы проявить свои особенности и обрести устойчивое положение в жизни. Хочется отметить, что точное выделение границ этих стадий не представляется возможным, одна плавно переходит в другую, а в некоторых случаях отмечается повторное их прохождение при неполном или неэффективном проживании кризиса середины жизни.

   В период между тридцатью и сорока годами (сразу нужно отметить, что данная градация по возрасту достаточно условна и неточна, а по мнению отечественных психологов для жителей России цифры еще более отличаются) многие приходят к переоценке своих прежних выборов супруга, карьеры, жизненных целей. Иногда дело доходит до развода и смены профессии. Также первые годы после тридцати, как пра­вило, время сживания с новыми или вновь подтверждаемыми выборами и жизненными целями. Самым заметным и потенциально ценным симптомом в среднем возрасте является внутренний конфликт. «Совершенно невыносимый внутренний разлад, – пишет Юнг, – является доказательством вашей подлинной жизни. Жизнь без внутренних противоречий – это или только половина жизни, или жизнь в Запредельном, которой живут лишь ангелы». Трансформация в середине жизни является ключевым моментом в переходе от первой половины жизни ко второй. Она отражает не только кризис Эго, но и возможность появления самостной личности, рождения нового личностного центра в сознании – Самости. То, что укоренится в этот период в личностной истории, даст свои психологические плоды на протяжении всей последующей жизни индивида.

   Можно выделить несколько достаточно типичных описаний проблем, собранных исследователями описываемой проблемы, которые приводят люди в период кризиса среднего возраста:

а) Человек понимает, что уже достиг того, чего хотел, что это максимум, больше стремиться не куда;

б) Вместо достигнутой вершины человек находит плато, где оказалось осуществленным только часть задуманного. Например, карьера, смышленый ребенок, а с мужем/женой в разводе. Или, муж/жена, дети, интересная работа, где тебя ценят, но съемная квартира и постоянно еле хватает денег до зарплаты. Или деньги, карьера, идеальный брак, но нет детей, и уже нет здоровья рожать;

в) Бывает, что кризис среднего возраста начинается, когда что-то случается в жизни. Например, вместо высокой должности, к которой долго стемился – крах карьеры или непоправимая и безвременная потеря.

г) Может быть так, что, всё откладывая на потом, человек замечает, что другие уже давно его обогнали, а он вряд ли успеет наверстать упущенное время своей жизни.

   Этот период жизни также называют «десятилетием роковой черты» и «кризисом середины жизни». Его главной характеристикой является осознание расхождения между мечтами и жизненными целями человека и действительностью его сущест­вования. Поскольку же человеческие мечты почти всегда имеют некоторые нереалистические черты, подчас даже фантастические, оценка их расхождения с действительностью в этот период окра­шена, как правило, в отрицательные и эмоционально-тягостные тона. Время уходит, дабы проявить разрыв между мечтами и дейст­вительностью достаточно ярко, резко и болезненно для человека. Достаточно часто в этот период человек ощущает чувство пустоты и отсутствие смысла жизни. Большинство ученых отмечают некоторые характерные особенности этого периода: длительные настроения апатии и депрессии, чувства крушения иллюзий и разочарования либо в жизни вообще, либо в определенных людях, которые ранее идеализировались; мечты молодости исчезают или грубо разрушаются; тревога по поводу смерти вкрадывается в душу, и люди часто говорят, что жизнь их кончится раньше, чем удастся «по-настоящему пожить».

   Освобождение от иллюзий, которое не является чем-то необыч­ным для 35 или 40 лет, может оказаться угрожающим для лич­ности. Данте так описывал свое собственное смятение в начале десятилетия роковой черты: «Земную жизнь пройдя до половины, я оказался в сумрачном лесу, путь правый потеряв во тьме долины»

   Часто эти изме­нения касаются интенсивности работы: например, блестящая импульсивность и фонтанирующее новыми идеями творческое начало уступает место более зрелому и порой достаточно консервативному подходу к делу. Часто это связано с убыванием физических сил человека в этом возрасте, перестройкой гормональной системы и вытекающим из этого требованием организма к более бережному отношению к себе и правильной оценке своих физических и эмоциональных ресурсов. Действительно, одна из причин кризиса середины жизни в том, что «импульсивный блеск» молодо­сти требует больших жизненных сил. Хотя бы отчасти это физиче­ские силы, но никто не может сохранять их беспредельно. В 35 или в 40 лет, ведущий напряженную жизнь человек должен изменить темп своей жизни и не так «выкладываться».Наверх

   Главные проблемы. Убывание физических сил и привлекатель­ности — одна из многих проблем, с которыми сталкивается человек в годы кризиса среднего возраста и после него. Для тех, кто полагался на свои  физические качества, когда был моложе, средний возраст может стать периодом тяжелой депрессии. Исто­рии красивых мужчин и очаровательных женщин, борющихся с разрушительным действием времени, стали банальностью. Стихий­ное бедствие падающих физических сил поражает людей неожидан­но широкого круга профессий. Очень многие с сожалением припоминают свою способность проводить в студенческие годы не­сколько дней без сна, если того требовало важное дело. Многие люди  просто  жалуются  на то, что они  начинают слишком часто уставать. Хотя хорошо продуманная программа ежедневных упраж­нений и соответствующая диета оказывают свое действие, большин­ство людей в среднем возрасте начинают все больше и больше полагаться на «мозги», а не на «мышцы». Они находят новые преимущества в знании, аккумулирующем жизненный опыт; они приобретают мудрость.

   Второй главный вопрос среднего возраста — это сексуальность. У среднего человека наблюдаются некоторые отклонения в инте­ресах, способности и возможности, особенно по мере того, как подрастают дети. Многие люди поражаются тому, сколь большую роль играла сексуальность в их отношениях с людьми, когда они были моложе. С другой стороны, мы можем видеть немало примеров того, как мужчина или женщина средних лет продолжают рассматривать каждого человека противоположного пола как потенциального сексуального партнера, взаимодействуя с ним только в одном измерении — «притяжения-отталкивания», а людей одного с ним пола рассматривают как «соперников». В более удачных случаях достижения зрелости другие люди принимаются как личности, как потенциальные друзья. «Социализация» замещает в отношениях с людьми «сексуализа-цию», и эти отношения нередко обретают «ту глубину взаимопо­нимания, которую прежняя, более эгоцентрическая сексуальная установка до известной степени блокировала» (Пек).

   Согласие в среднем возрасте требует значительной гибкости. Один важный вид гибкости включает «способность изменять эмо­циональный вклад от человека к человеку и от деятельности к деятельности». Эмоциональная гибкость необходима, конечно, в любом возрасте, но в среднем возрасте она становится особенно важной по мере того как умирают родители, подрастают и покидают дом дети. Неспособность к эмоциональной отдаче по отношению к новым людям и новым занятиям ведет к такого рода застою, который описал Эриксон. Под застоем Эриксон понимал состояние, когда личность перестает расти и обогащаться, принимает сложившуюся действительность как данность, которую изменить невозможно. В наиболее тяжелых формах застой проявляется не только в смирении перед действительностью, но и в постоянном потакании самому себе во всем. Человек воспринимает себя как маленького ребенка, которого нужно беспрерывно баловать и приходит к чувству полной внутренней опустошенности.

   Другой вид гибкости, который также необходим для удачного достижения зрелости, — это «духовная гибкость». Среди людей зрелого возраста существует известная тенденция к растущей ригидности в их взглядах и действиях, к тому, чтобы делать свои умы закрытыми для новых идей. Эта умственная жесткость должна быть преодолена или она перерастет в нетерпимость или фанатизм. Кроме того, жесткие установки ведут к ошибкам и к неспособности воспринимать творческие решения проблем.

   Стабилизация. Успешное разрешение кризиса среднего возра­ста включает обычно переформулировку целей в рамках более реалистичной и сдержанной точки зрения, осознание ограничен­ности времени жизни всякого человека. Супруг, друзья и дети приобретают все большее значение, тогда как собственное Я все более лишается своего исключительного положения (Гоулд). Наблюдается все более усиливающаяся тенденция довольствоваться тем, что есть, и меньше думать о вещах, которые, скорее всего никогда не удастся достичь. Отмечается отчетливая тенденция чувствовать свое собственное положение вполне удовлетворительным. Все эти изменения знаменуют собой следующую стадию развития личности, период «новой стабильности» (Гоулд). Позади остался период деструктурирования и расставания: общий распад Персоны и идентичности, сознательно поддерживаемых и утвержденных ценностных приоритетов, самостных образов, грез о будущем, идеалов. Все это откладывается в сторону, и освобождение обитавшей в них души открывает ворота в область психологического «плавания». Теперь перед человеком открывается неизведанный, неясный путь: он уже не может руководствоваться коллективными ценностями, идеалами юности, прежними привычками; им овладевает тревожное чувство неуверенности, в каком направлении ему следует идти. Человек в замешательстве и беспокойстве стоит на каком-то внутреннем распутье. Психологические функции и установки, которыми можно было руководствоваться в прошлом, теперь кажутся неубедительными.

   Для многих процесс обновления, который начинается тогда, когда они оказываются перед лицом своих иллюзий и упадка физических сил, в конце концов, приводит их к более спокойной и даже более счастливой жизни. Очень интересно и в то же время точно и кратко определил необходимость такого обновления Д.Холлис: «Если развитию человека мешает прежняя система ценностей, которая лишает его сил, то эту ценностную систему следует выстрадать, включить ее в свой сознательный выбор и прожить».

   Теперь обратимся непосредственно к вопросу кризиса среднего возраста у женщин (определение ввел в психологию Элиот Жак). Рассмотрим наиболее частые проявления этого периода жизни у представительниц прекрасного пола.

   Оказывается, для мужчин и для женщин понятие «среднего возраста» относительно всем знакомого нам кризиса могут быть разными. Для женщин наиболее критический возрастной момент наступает примерно в 30-35 лет, а для мужчин — в 40-45. Поэтому иногда ученые выделяют два кризиса среднего возраста – тридцатилетний и сорокалетний – первый может происходить и у мужчин, но чаще проявляется у женщин, а второй, наоборот, более свойственен мужчинам, но может обнаружиться и у женщин.

   Причины такой возрастной разницы между полами кроются в биологических различиях мужского и женского организма, а соответственно, и сформированных на этой основе социальных нормах.

1. Репродуктивный возраст женщины куда более короток, чем у мужчины. По этой причине в копилку психологических состояний свой вклад вносят как гормональные изменения в организме, так и социально-бытовое устройство. Выходить замуж и рожать первого ребенка нужно до 30, а второго планировать — до 40 лет. Для мужчины же подобного рода рамки не являются физиологически обусловленными и не привязаны к социальным нормам.

2. В 30-35 лет женщина может почувствовать увядание свой молодости, привлекательности, красоты. Мужчина же, наоборот, способен почувствовать расцвет своей мужской силы, мужественности и привлекательности.

   Есть женщины ориентированные больше на семью, а есть такие, у которых, как и у мужчин, — главное карьера, а семья важна, но на втором месте после работы.

   У женщин, которые заняты мужем и детьми, как правило, семья является смыслообразующим элементом, через детей они находят смысл своей жизни. Им, проще говоря, некогда и незачем ставить цели и задачи. Собрать в школу, выучить, женить, воспитывать внуков – задачи и цели находят их сами, и кризис среднего возраста они проходят незаметно. Но вот, если у такой женщины забрать детей и мужа (выросли и уехали дети, развод с мужем, безвременная смерть ребёнка или мужа), то кризис проходит, как тяжелый процесс горевания, и часто без помощи специалиста через него не пройти. Например, женщина, которая изначально по своему характеру и жизненным устремлениям была ориентирована на карьеру, но не смогла реализовать себя из-за рождения и воспитания детей, начинает испытывать проблемы с самооценкой, сравнивая себя с подругами, которые смогли сделать карьеру и реализовать себя в профессиональном плане. Видя, что к своим 30 с небольшим годам ее ровесницы занимают важные должности, ведут интенсивную жизнь, ездят отдыхать за границу, у них есть определенная репутация, в них видят кого-то большего, нежели просто женщину.

   При данном варианте кризиса необходимо помочь женщине  задуматься о том, чтобы поменять свою жизнь, решиться на перемены. Дети уже стали немного более самостоятельны (по крайней мере, они пошли в школу), а значит можно посвятить время своему личностному росту. Найти работу, записаться на курсы повышения квалификации, начать изучать иностранный язык. Постановка новых целей – лучший путь выхода из кризиса.

   Если же для женщины важны и работа, и семья, то оценивает такая женщина в середине жизни себя по двум статьям, и конечно, более критична к себе, т.к. трудно быть одинаково хорошим специалистом и хорошей матерью и женой. У такой женщины более высокая планка, которую она себе ставит, поэтому и кризис среднего возраста она переживает бурно и болезненно.

   Самый сложный вариант кризиса среднего возраста переживают обычно женщины, у которых нет детей. Дети, особенно для женщин, являются важным подтверждением того, что прожила не зря свою жизнь. Детьми также можно оправдать некоторые «недоработки», например, не закончила институт, т.к. появился ребёнок, поправилась после родов и т. д. Если же детей нет, то всегда встаёт вопрос: ради чего прожила пол жизни, и ради чего жить дальше? Так, деловая женщина, которая всю молодость билась на корпоративных фронтах, строила свою карьеру, добивалась профессиональных побед, отодвинула на задний план вопрос рождения ребенка. И для такой женщины кризис выражается в том, что она начинает сравнивать себя со своими сверстницами, которые уже реализовали себя в материнстве. К 33-35 годам, многие женщины уже родили одного, а то и двух, и трех детей. И проснувшийся материнский инстинкт, желание родить у женщины, увлеченно занимавшейся только карьерой, становится причиной серьезного душевного разлада. Она начинает понимать, что годы идут, а ребенка нет. А для женщины это самое главное.

   В этом случае, ей сама природа напоминает о естественном для нее процессе – рождении ребенка. Переключив свою жизнь на решение этого вопроса, став матерью, женщина сможет победить свой личностный кризис.

   Редко, но бывает еще один вариант. Есть женщины, в которых так и не обозначился материнский инстинкт и при этом они всецело посвятили себя работе и карьере. В таком случае их кризис среднего возраста мало отличается от мужского. Разве что они не пускаются в головокружительные загулы, как это делают мужчины из-за того, что видят главной причиной своих неудач – близкого человека, жену.Наверх

Давайте подведем итоги. Какие женщины переживают особенно остро кризис среднего возраста?

   а) Женщины, у которых нет детей.

   б) Женщины, безвременно потерявшие детей или мужа.

    в) Самокритичные, требовательные к себе женщины.

   г) Одинокие женщины, т.к. смысл своей жизни мы находим через других людей. Не в других людях, нет, но через других людей. Одинокие люди оказываются без поддержки во время переживания кризиса.

    д) Те из женщин, кто поздно отделился от родителей, поздно пережил подростковый кризис и не успел реализовать собственные цели и мечты.

 

Далее рассмотрим наиболее яркие проявления кризиса среднего возраста у женщин, которые помогают психологу правильно определить проблему.

    а) женщина вдруг становится чересчур раздражительной, начинает делать все наоборот, перестает слушать близких и родных, пренебрегает отношениями с друзьями;

    б) женщина, которая вела активный образ жизни, вдруг становится депрессивной, у нее проявляется апатия, лень. Она перестает делать элементарные и привычные вещи;

    в) наблюдаются резкие перепады настроения. На смену энергии и бодрости вмиг приходит разочарование;

    г) у женщины возникает ощущение, что у нее осталось мало времени, что она прожила больше, чем ей осталось жить. Женщина начинает оценивать свои цели и достижения, жизненные планы;

    д) женщина становится недовольной, ей перестает нравиться ее работа, ее раздражает семья и партнер;

   е) женщина может уйти от партнера к более состоятельному мужчине, чтобы ощутить социальную и моральную стабильность;

   ж) женщины хочет чувствовать себя моложе, поэтому начинает носить молодежную одежду, делает молодежную стрижку, начинает развлекаться как молодежь, у нее могут поменяться привычки и вкусы;

   з) женщина начинает ощущать, что ее привлекательность исчезает, и у нее происходят изменения сексуальной активности;

  и)  в этот период могут возникнуть проблемы с алкоголем.

   Теперь стоит рассмотреть те рекомендации, которые дают психологи женщинам для преодоления кризиса среднего возраста и возвращения к полноценной жизни.

   На первом месте, по мнению многих психологов, стоит совет не доводить себя до синдрома хронической усталости и переутомления, так как в таком состоянии  наверняка не избежать кризиса среднего возраста. Ведь часто его спутниками являются раздражительность и утомляемость. Поэтому надо стараться чаще отдыхать и расслабляться. Лучше если это будет при помощи активного отдыха. Поездки на природу всей семьей или же пешие прогулки и т.д.

   Вторая рекомендация — если до сих пор у вас нет какого либо хобби, найдите его. Познакомьтесь с новыми людьми, с которыми у вас схожие интересы, проводите больше времени с друзьями, занимайтесь любимым делом. Попробуйте изменить привычный образ жизни.

   Третье — проанализируйте свое отношение к работе. Нравится ли вам то, чем вам приходится заниматься? Получаете ли вы отдачу от своей работы, как в материальном плане, так и в моральном удовлетворении. Приносит ли кому-то пользу ваша работа? Насколько вы справляетесь с поставленными задачами? Если ответы в основном отрицательные, задумайтесь, может пора уже найти для себя более подходящий вариант?

   Еще одна рекомендация — стараться не портить отношения со своими близкими людьми, семьей.Наверх

Психология мужчины в 40 лет. Помощь психолога в Москве, запись на прием, отзывы

Этот период называется кризисом среднего возраста неспроста. Для мужчины, отрезок в сорок пережитых лет и рубеж, который предстоит перейти, обозначает некую веху, под которой подводятся итоги. В зависимости от качества результатов подведённых итогов проявляется и психология мужчины в 40 лет – одним этот переход даётся легко, для других этот рубеж может оказаться непреодолимым. От чего же зависят эти итоги, и как с ними справиться, давайте узнаем! 

Обрыв сценария 

Почему эта веха, этот рубеж отмечены именно сорокалетием? Потому что именно в это время начинает происходить что-то вокруг – что-то, что выходит за рамки рутинной каждодневности, внутри которой мужчина уже давно привык выполнять поставленные задачи, потому что так надо или так принято. Но старенькие родители умирают или заболевают, дети покидают дом, заводя собственные семьи. Вдруг, в один момент мужчине приходится оглядеться по сторонам и осознать, СКОЛЬКО времени прошло.

То есть в принципе, вот сейчас, именно в этот самый момент, ты можешь посмотреть назад и оценить значительную часть своих трудов!

И они оглядываются и смотрят. И далеко не каждому нравится то, что он видит! 

4 модели поведения в кризисе 

Есть определённые общественные нормы, которым мы все стараемся соответствовать в большей или меньшей степени. Плюс наши личные комплексы, через призму которых, мы эти нормы примеряем на себя. В зависимости от амбициозности мужчины, он оценивает и свои шансы на успех в финансовой сфере, в личной жизни, в индивидуальных достижениях (вроде особых навыков в фехтовании, вождении, рыбалке – да мало чего!).

40 лет для мужчины, как звонок с урока и голос учителя: «А теперь – сдали тетради, посмотрим, что вы там понаписывали». Отличник сдаёт и спокойно идёт на перемену, хорошист сдаёт с некоторым сомнением и неудовлетворённостью, троечник неуверен в своих силах и страшно нервничает, рассчитывая, в основном, на везение, а двоечник обречённо плетётся в хвосте, зная, что он ничего не сделал и оценку получит соответствующую. Есть, конечно, и запуганные родителями отличники, полные сомнений, и расслабленные троечники, которым не очень интересен этот предмет – потому они и троечники.

Психология мужчины в 40 лет мало отличается от психологии школьника, сдающего тетрадку с контрольной работой.

  1. Модель номер один. Реализовавшийся мужчина.

    Это отличник жизни – он ставил цели шёл к ним, чётко осознавая свои успехи. Он выполнял свои задачи, постоянно следя за результатом, а не механически совершая непонятные ему действия. Так что и конечный, на данном этапе, результат не будет для него неожиданностью. Такой мужчина не воспринимает этот возраст, как особый рубеж, сильно отличающийся от других контрольных моментов, поэтому проживает его почти незаметно.

  2. Модель номер два. Псевдоразвитый мужчина.

    Этот получает четвёрки за старательность. Не самая высокая оценка за не очень осознанный труд. Он много трудится, но больше механически, не вполне осознавая, зачем. Такой мужчина в кризисный период может осознать, что направление ускользает, что ему всё осточертело. Скорее всего, он тупо зубрил непонятный ему предмет и сейчас осознаёт, что не склонен, допустим, к математике, и что он полный гуманитарий.

  3. Модель номер три. Мужчина в замешательстве.

    Этот троечник знает, что делал то, чего не хотел, вполсилы – вот и паникует. Общество требует от мужчин финансовых успехов, статуса и т.д. Желая соответствовать тому, чего не понимает, он делает это «так-сяк»…но контрольную сдавать всё равно приходится!

  4. Модель номер четыре. Обездоленный судьбой.

    Как правило, и на протяжении всего предыдущего периода он не особо блистал, так что, подводить итоги, в общем-то, бесполезно. Двоечники жизни – это неудачники, которые не знают, куда они идут, не знают зачем, идут без охоты. 

В любом из состояний мужчине не повредит поддержка, понимание со стороны близких, а многим и психологическая помощь – чтобы не потерять свой путь или найти новый!

 

Исследователей заменяют мифы о среднем возрасте фактами

Пожалуй, ни один другой период жизни не страдает от дезинформации так, как средний возраст.

«Средний возраст — период между 30 и 70 годами, в основе которого лежит 40-60 лет, — наименее обозначенная территория человеческого развития», — пишет психолог Орвилл Гилберт Брим, доктор философии. Отмечая, что большинство исследователей сосредотачиваются на детстве, подростковом возрасте или старости, он давно утверждал, что ошибочные знания и непроверенные предпосылки дали людям неверное представление о том, что на самом деле происходит в среднем возрасте.

Брим должен знать. В качестве главы недавно завершившегося десятилетнего исследования, проведенного Исследовательской сетью Фонда Макартура по успешному развитию среднего возраста, он и его команда исследователей собирают данные, которые бросают вызов стереотипам о кризисе среднего возраста, менопаузальном дистрессе и синдроме пустого гнезда.

И психологи из этого и других исследований продолжают попытки предоставить больше информации об этапе жизни, который долгое время игнорировался исследователями, сосредоточенными на более драматических изменениях, которые происходят раньше и позже в жизни.Они исследуют факторы стресса, характерные для среднего возраста, выявляют факторы, которые помогают предсказать здоровый средний возраст, и ищут признаки когнитивного снижения. То, что они находят, — это, как правило, хорошие новости.

Стрессоры среднего возраста

Психолог Дэвид М. Алмейда, доктор философии, доцент кафедры семейных исследований и человеческого развития в Университете Аризоны в Тусоне, является одним из исследователей, работавших с сетью Фонда Макартура.

Алмейда изучает повседневные факторы стресса — ссоры с супругом, крайние сроки работы и тому подобное, — которые, по его словам, дают более точную картину благополучия, чем такие редкие жизненные события, как развод или смерть близкого человека, которые вызывают наибольший стресс. исследователи изучают.Его «Национальное исследование повседневного опыта» представляет собой углубленное исследование «Национального исследования среднего возраста в Соединенных Штатах», проведенного группой Макартура.

В то время как молодые люди чаще испытывают эти повседневные стрессоры, как обнаружил Алмейда, взрослые среднего возраста испытывают больше стрессоров, вызывающих «перегрузку» — в основном выполняя слишком много действий одновременно. Однако есть гендерные различия. Женщины среднего возраста несут на себе больше «перекрестных» стрессоров — одновременных требований из нескольких областей, таких как работа и семья, — чем их коллеги-мужчины, и в результате сообщают о более высоком уровне стресса.Выводы Алмейды будут опубликованы в следующем издании «Насколько мы здоровы?

Социально-экономический статус также имеет значение, как выяснил Алмейда. В исследовании, которое планируется опубликовать в журнале Journal of Health and Social Behavior , он обнаружил, что, хотя люди среднего возраста с более низким уровнем образования сообщают о том же количестве факторов стресса, что и люди с более высоким уровнем образования, они с большей вероятностью оценивают факторы стресса как более серьезные. .

Однако повседневный стресс не приводит к кризису среднего возраста. На самом деле, говорит Алмейда, эти стрессоры могут даже иметь положительный эффект.

«Причина, по которой люди среднего возраста имеют эти стрессоры, заключается в том, что они на самом деле больше контролируют свою жизнь, чем раньше и позже в жизни», — объясняет он. «Когда люди описывают эти факторы стресса, они часто говорят о том, как справиться с проблемой».

Особые уязвимости

Конечно, не все спокойно относятся к трудностям среднего возраста.Например, есть факторы, которые могут подвергнуть определенных мужчин риску страданий, которые раньше считались почти неизбежной частью мужского среднего возраста.

«Если вы посмотрите на исследования, свидетельств кризиса среднего возраста просто нет», — говорит Маргарет Х. Хайк, доктор философии, профессор Института психологии Иллинойского технологического института в Чикаго. «Некоторые мужчины уязвимы, но не все из них. Вы должны понимать конкретные условия, которые делают уязвимых отдельных мужчин.«

Это именно то, что сделал Хайк. Опираясь на данные исследования 150 семей в сообществе, конфиденциальность которого она защищает, называя его «Парквилл», она изучила факторы, которые подвергают мужчин риску стресса и депрессии в среднем возрасте.

Хайк обнаружила, что уязвимость мужчин связана с тем, что она называет «гендерной экспансией», которая происходит по мере того, как мужчины становятся более заботливыми, а женщины — более напористыми в среднем возрасте. В исследовании, опубликованном в «Справочнике по консультированию и психотерапии для пожилых людей» (Wiley, 1999), она обнаружила, что именно мужчины воспринимали своих матерей сильными и властными, а их отцов — слабыми и неэффективными, которые страдают, когда они и их жены подвергаются этот сдвиг.Они делают то, что Хайк называет «бессознательными и причудливыми» проекциями, что в конечном итоге они окажутся, как их отцы, и их жены, как их матери. Результат — психологический стресс.

Ранний выбор

Сьюзан Краусс Уитборн, доктор философии, профессор психологии Массачусетского университета в Амхерсте, сосредотачивается на том, как выбор работы и отношений, сделанный ранее в жизни, влияет на психологическое благополучие бэби-бумеров в среднем возрасте. Ее работа основана на данных исследования под названием «Психосоциальное развитие во взрослом возрасте: 34-летнее последовательное исследование», в котором отслеживались три поколения студентов колледжей.

В еще неопубликованном исследовании, представленном на Ежегодном съезде АПА в августе прошлого года, Уитборн обнаружила, что люди, сменившие работу в раннем зрелом возрасте, получают более высокие баллы в категории, которую она называет генеративностью — чувство продуктивности в работе и желание оставить что-то свое. вы отстали для будущих поколений — чем те, кто остепенился и придерживался профессии на 20 и более лет. Напротив, она обнаружила, что развод и другие изменения в личных отношениях в раннем возрасте пагубно сказываются на психическом здоровье в среднем возрасте.

«Смена работы в возрасте от 20 до 30 лет обычно приносит пользу в среднем возрасте», — говорит Уитборн, добавляя, что даже смена работы, произведенная в среднем возрасте, кажется, имела положительный эффект. «Предполагается, что эти люди не чувствовали себя застрявшими».

Когнитивные способности

Другие исследователи сосредотачиваются на интеллектуальных способностях в среднем возрасте. Психолог Шерри Л. Уиллис, доктор философии, профессор человеческого развития в Университете штата Пенсильвания, впервые заинтересовалась этой темой, когда заметила, что женщины среднего возраста в долгосрочном исследовании, которым руководит ее муж, бросают вызов общепринятым представлениям, не «проигрывая». их умы «в период менопаузы.Сиэтлское лонгитюдное исследование оценивает членов организации по поддержанию здоровья каждые семь лет с 1956 года.

В настоящее время соруководитель исследования вместе с мужем К. Уорнером Шайе, доктором философии, Уиллис внимательно изучает интеллектуальные способности в среднем возрасте. «Вы можете взглянуть на то, что мы знаем о когнитивном функционировании бэби-бумеров, исходя из подхода« чашка наполовину полная »или« чашка наполовину пустая », — говорит она.

Хорошая новость заключается в том, что люди среднего возраста имеют более высокие результаты почти по всем параметрам когнитивного функционирования, чем в 25 лет, как выяснила Уиллис в исследовании, опубликованном в книге, которую она совместно редактировала, под названием «Жизнь в середине» (Academic Press, 1999).Она обнаружила, что к среднему возрасту вербальные и числовые способности, рассуждения и вербальная память улучшаются. Единственная способность, которая снижается между 25 и средним возрастом, — это скорость восприятия — способность быстро и точно выполнять такие задачи, как определение идентичности двух почтовых индексов.

Плохая новость заключается в том, что ко второй половине среднего возраста, с середины 50-х до начала 60-х годов, может быть намек на снижение когнитивных функций. Хотя это очень незначительное снижение не было статистически значимым, Уиллис считает, что это открытие соответствует собственному представлению людей об их способностях.Однако даже несмотря на спад, способности людей по-прежнему намного выше, чем они были в молодом возрасте.

По мнению Уиллиса, беспокойство бэби-бумеров по поводу так называемых «моментов старости» является ошибочным, поскольку вербальная память не ухудшается не более, чем числовая или рассудочная способность. Когда дело доходит до вербальной памяти, по ее словам, исследование просто не показывает резкого ухудшения, которое, как предполагают стереотипы о среднем возрасте, может произойти.

«Большая часть исследований сосредоточена на старости, потому что именно здесь вы видите эти драматические изменения», — говорит Уиллис.«Некоторые исследователи говорят, что средний возраст действительно унылый, потому что ничего не происходит». Для Уиллиса и других исследователей это хорошие новости.

Ребекка А. Клей, писатель из Вашингтона, округ Колумбия.

Психосоциальное развитие | Психология развития

Кризис среднего возраста?

Помните теорию Левинсона из нашего последнего урока? Левинсон обнаружил, что мужчинам, с которыми он беседовал, иногда было трудно согласовать «мечту» о будущем с реальностью, которую они переживают сейчас.«Что я действительно получаю и отдаю своей жене, детям, друзьям, работе, обществу и самому себе?» может спросить мужчина (Левинсон, 1978, с. 192). Задачи перехода к зрелому возрасту включают 1) завершение раннего взросления; 2) переоценка жизни в настоящем и внесение изменений, если необходимо; и 3) примирение «полярностей» или противоречий в самоощущении . Возможно, ранняя взрослость заканчивается, когда человек больше не стремится к статусу взрослого, но чувствует себя взрослым в глазах других. Это «разрешение» может привести к другому выбору в жизни; выбор, сделанный для самореализации, а не для общественного признания.В то время как люди в возрасте от 20 лет могут подчеркивать свой возраст (чтобы завоевать уважение, чтобы их считали опытными), к тому времени, когда людям исполняется 40 лет, они, как правило, подчеркивают, насколько они молоды. (Немногие 40-летние рубят друг друга за то, что они такие молодые: «Тебе всего 43? Мне 48 !!»)

Этот новый взгляд на время привносит в жизнь новое ощущение безотлагательности. Человек становится больше сосредоточен на настоящем, чем на будущем или прошлом. Человек становится нетерпеливым из-за того, что в «комнате ожидания жизни» откладывает выполнение того, что он всегда хотел сделать.Сейчас самое время. Если это когда-нибудь произойдет, лучше сделать это сейчас. Прежний акцент на будущем уступает место настоящему. Нойгартен (1968) отмечает, что в среднем возрасте люди больше не думают о своей жизни с точки зрения того, сколько они прожили. Скорее, жизнь мыслится с точки зрения того, сколько лет осталось. Если взрослый не удовлетворен в среднем возрасте, у него появляется новое чувство безотлагательности, чтобы начать вносить изменения прямо сейчас.

Изменения могут включать прекращение отношений или изменение ожиданий от партнера.Эти модификации легче, чем изменить себя (Levinson, 1978). Средний возраст — это переходный период, когда человек сохраняет более ранние образы себя и формирует новые представления о себе в будущем. Более глубокое осознание старения сопровождает чувство молодости. А вред, который, возможно, был нанесен ранее в отношениях, преследует новые мечты о содействии благополучию других. Эти полярности представляют собой более тихую борьбу, которая продолжается после того, как исчезнут внешние признаки «кризиса».

Левинсон охарактеризовал средний возраст как время кризиса развития.Однако исследования показывают, что большинство людей в Соединенных Штатах сегодня не переживают кризиса среднего возраста, и что на самом деле для многих женщин средний возраст — это период освобождения и удовлетворения. Результаты 10-летнего исследования успешного развития среднего возраста, проведенного Фондом Макартура, основанного на телефонных интервью с более чем 3000 взрослых людей среднего возраста, показывают, что годы между 40 и 60 годами отмечены чувством благополучия. Только 23 процента их участников сообщили о кризисе среднего возраста.Кризис, как правило, происходил среди высокообразованных людей и был вызван крупным жизненным событием, а не страхом старения (Research Network on Successful Midlife Development, по состоянию на 2007 г.). Может быть, только более обеспеченные и образованные могут позволить себе роскошь (или бремя) такого самоанализа. Тем не менее, распродажи товаров, призванных помочь человеку почувствовать себя моложе, и празднования дней рождений с черными воздушными шарами и транспарантами очень распространены.

Жизнь без цели

Одна из причин, по которой люди, участвовавшие в исследовании Левинсона, были обеспокоены своей жизнью, заключалась в том, что она шла не так, как они предполагали.Шапиро (2006) предлагает альтернативу линейному мышлению о будущем и карьерном пути. Многие планируют свое будущее с помощью карты. У них есть чувство того, где они находятся и где они хотят быть, и формируют стратегии, чтобы добраться из точки А в точку Б. Хотя это кажется совершенно логичным, Шапиро предполагает, что следование карте закрывает возможности для будущего и обеспечивает стандарт которой могут не соответствовать все реальные события. Таким образом, жизнь оценивается по тому, насколько точно реальные жизненные события следовали карте.Если так, то все хорошо. В противном случае возникает чувство разочарования и неудач. Шапиро предлагает в качестве ориентира использовать компас, а не карту. Компас указывает направление, но не указывает пункт назначения. Итак, человек, который живет «без цели», имеет направление и области интересов, которые определяют принятие решений, но не знает результата. (Многие из нас не знают результата — даже когда следуем по карте!) Такой подход открывает человеку возможности, которые часто возникают случайно, и освобождает его от стресса или опустошения, если заранее установленный пункт назначения не будет достигнут к определенному времени. .И что еще более важно, отсутствие целей (или жизнь, руководимая компасом) фокусирует внимание человека на процессе путешествия и помогает ему оценить весь свой жизненный опыт на этом пути. Что вы думаете? Сколько из ваших планов было намечено ранее? Могли бы вы быть счастливы, зная, что не знаете, где будете через 5 лет?

Ясное чувство себя, идентичности и контроля может быть важным для решения проблем среднего возраста (Lachman and Firth, 2004). Рассмотрим историю преодоления гендерной идентичности в среднем возрасте.

Обретение идентичности в среднем возрасте: история Эрики

Конец 40-х годов привел к драматическим изменениям в жизни Эрики. Эрика — транссексуал, который начал процесс перехода от мужчины к женщине примерно в 48 лет. Примерно с 8 лет Эрика (тогда Ричард) чувствовала, что он больше женственен, чем мужичен. Импровизированная игра в «переодевание» с девушкой, которая жила по соседству, оставила Ричарда чувство связи и «правоты», которого он раньше не испытывал. На протяжении многих лет одевание и нанесение макияжа приносили комфорт и облегчение, а также избавляли от опасений, что их могут обнаружить.Ричард женился и сделал карьеру в армии, а затем в качестве геолога, две очень мужские карьеры, но все это время чувствовал себя неуместным в мужском мире.

С годами дискомфорт породил депрессию и мысли о самоубийстве. «Я чувствовал себя больным, странным человеком». Было очень трудно не знать, что случилось, и не с кем поговорить. Эрика, наконец, обнаружила, что случилось, после поиска в Интернете. Сначала она посмотрела на «трансвестита». «Это то, что я?» — подумала она.Но эти описания не применимы. Наконец, она узнала о расстройстве гендерной идентичности, отмеченном чувством дискомфорта и разрывом между чувством себя и биологическим полом. В конце концов Ричард набрался смелости рассказать об этом своей жене. Ее ответ был: «Вы убиваете моего мужа», на что он ответил: «Он бы все равно умер». Пара рассталась после 24 лет совместной жизни. Однако через несколько месяцев пара снова сошлась. «Мы были слишком хорошими друзьями, чтобы расстаться.Но поначалу ее жена не хотела этого видеть. «Я одевался в гараже или одевался как мужчина по пояс, а затем останавливался за продуктовым магазином и переодевался, прежде чем добирался до места назначения».

Эрика нашла психолога в телефонном справочнике и начала лечение по стандарту помощи Гарри Бенджамина. Этот уход требует, чтобы человек был идентифицирован двумя психологами как транссексуал и жил полностью как представитель другого пола в течение одного года, прежде чем начать хирургическое и гормональное лечение.Операция Эрики обошлась в 30 тысяч долларов. Гормональная терапия и электролиз стоят намного дороже.

Сейчас им 30 лет вместе, Эрика и жена живут под одной крышей, но больше не делят спальню. Эрика теперь имеет полный статус в государстве и правительстве как женщина. А ее жена — теплая, гостеприимная соседка по комнате. «День, когда она закричала из своей спальни:« У тебя есть колготки? », Был очень важен». И вид ее помады на ободке винного бокала вызвал у Эрики чувство конгруэнтности.Теперь Эрика могла быть Эрикой.

Теория Эриксона

Согласно Эриксону, взрослые люди среднего возраста сталкиваются с кризисом воспроизводимости и застоя. Это включает в себя взгляд на свою жизнь и вопрос: «Делаю ли я что-нибудь стоящее? Кто-нибудь узнает, что я был здесь? Что я делаю для других? » В противном случае может возникнуть ощущение застоя или застоя. Этот дискомфорт может побудить человека перенаправить энергию на более значимые занятия. Здесь важно внести поправки, чтобы в дальнейшей жизни можно было испытать чувство гордости и достижений и довольствоваться сделанным выбором.

Производительность дома

Семейные отношения

Взрослые люди молодого и старшего возраста, как правило, больше страдают от стресса, связанного с супругом, чем взрослые среднего возраста. Взрослые среднего возраста часто имеют факторы стресса, вызывающие перегрузку, такие как чрезмерные требования, предъявляемые к ним детьми, или финансовые проблемы. Родители приспосабливаются к тому, чтобы в это время запускать своих детей в собственную жизнь. Некоторые родители, которые чувствуют себя некомфортно из-за того, что их дети покидают дом, могут на самом деле спровоцировать кризис, чтобы его не произошло, или слишком рано вытолкнуть своего ребенка (Андерсон и Сабателли, 2007).Но даже долгожданный и ожидаемый отъезд может потребовать корректировки со стороны родителей, поскольку они привыкают к своему пустому гнезду.

Взрослые дети обычно поддерживают частые контакты со своими родителями, хотя бы по той или иной причине, за деньгами и советом. Отношение к родителям может стать более терпимым и снисходительным, поскольку родители рассматриваются более объективно — как люди с хорошими и плохими сторонами. И, став взрослыми, дети могут продолжать подвергаться критике, насмешкам и жестокому обращению со стороны родителей.Как долго мы «взрослые дети»? Пока живы наши родители, мы продолжаем играть роль сына или дочери. (У меня была соседка лет девяноста, которая рассказывала мне, что ее «мальчики» будут приходить к ней в эти выходные. Ее мальчикам было за 70 — но они все еще были ее мальчиками!) Но после того, как родители ушли, взрослый уже не подольше ребенок; как один 40-летний мужчина объяснил после смерти своего отца: «Я больше никогда не буду ребенком». А взрослые дети, известные как дети-бумеранги, могут вернуться домой, чтобы временно жить после развода или если они потеряют работу.

Для того, чтобы быть ребенком среднего возраста, иногда изгибаются ; организация мероприятий и общения для поддержания семейных связей. Извращенцы часто являются дочерьми среднего возраста (именно они говорят вам, какую еду принести на собрание или устраивают семейное воссоединение), но извращенцы также могут быть сыновьями среднего возраста.

Уход за ребенком-инвалидом, супругом или другим членом семьи является частью жизни некоторых взрослых людей среднего возраста. В целом, одним из основных источников стресса является попытка сбалансировать уход с работой вдали от дома.Уход может иметь как положительные, так и отрицательные последствия, которые частично зависят от пола опекуна и лица, получающего уход. Мужчины и женщины испытывают большее беспокойство при уходе за супругом, чем при уходе за другими членами семьи. Заботливые мужчины, ухаживающие за супругом, с большей вероятностью будут испытывать большую враждебность, но также и больший личностный рост, чем мужчины, не ухаживающие за ним. Мужчины, ухаживающие за детьми-инвалидами, выражают более позитивные отношения с другими людьми.Женщины испытывают более позитивные отношения с другими и более целеустремленные в жизни, когда заботятся о родителях в своем доме или за его пределами. Но в результате женщины, ухаживающие за детьми-инвалидами, могут испытывать более слабое здоровье и более тяжелые страдания (Marks, 1998).

Как справиться с кризисом более поздней жизни

Если текущая продолжительность жизни составляет 78,7 года, а взросление начинается в 18 лет, кризис среднего возраста должен наступить примерно в 48 лет. Но определение среднего возраста кризис, впервые предложенный в 1965 году психологом Эллиотом Жаком, был немного расплывчато по конкретике.Он не указал возраст и не дал конкретных симптомы. Это просто описывается как время, когда взрослые созерцают свои смертность и убывающие годы, которые они оставили, чтобы радоваться жизни.

И, честно говоря, это может случиться в любом возрасте, — говорит гериатрический врач Джона Хопкинса. врач Алисия Арбайе, доктор медицины, магистр права

Признавая чувства

Если вы обнаружите, что проводите слишком много времени, глядя в зеркало заднего обзора жизни, возможно, вы переживаете кризис среднего или более позднего возраста.Вы не одиноки: на самом деле, недавнее исследование показало, что каждый третий человек в возрасте старше 60 лет переживает подобное. Вот некоторые из признаков — и стоящая за ними психология.

Вам больше 50 лет.

Для многих людей середина 40-х — это время в жизни, когда наше будущее не является пугающим неизвестным, наше прошлое — это то, над чем мы можем смеяться, а наше настоящее наполнено браком, детьми, карьерой и общим удовлетворением от зная, кто мы и чего хотим от жизни, — говорит Арбадже.Поэтому неудивительно, что мы можем чувствовать меланхолию после 40 лет, когда будущее снова может казаться неопределенным.

Твоя семья сводит тебя с ума.

Люди среднего возраста не подвержены большему стрессу, чем молодые люди, но тип стресса другой, говорит Арбадже. Исследования показывают, что только 8 процентов молодых людей не сообщали о повседневных стрессогенных факторах, по сравнению с 12 процентами взрослых среднего возраста (от 40 до 59 лет) и 19 процентами пожилых людей (от 60 до 74 лет). Но среднестатистические люди чаще сталкиваются с конфликтами с участием детей, поэтому взросление может вызвать больший стресс в отношениях с друзьями и семьей.

Вы чувствуете себя потерянным и одиноким.

Когда исследователи из другого учреждения изучили факторы, влияющие на психологическое благополучие, они обнаружили, что некоторые из них являются генетическими, а некоторые основаны на целеустремленности и хорошей социальной сети. «Когда мы выходим на пенсию и прощаемся с карьерой, если мы не будем осторожны и не будем оставаться активными в других отношениях, мы рискуем потерять наши социальные сети и чувство собственного достоинства», — говорит Арбадже.

Вы недавно пережили потерю.

Исследования показали, что еще одним ключевым фактором, вызывающим кризис в более поздней жизни, является потеря, особенно тяжелая утрата.По словам Арбадже, потеря близкого человека может заставить вас столкнуться лицом к лицу с вашей собственной смертностью, сбивая вас с толку, если эти чувства не встретить и не разрешить здоровым путем.

Выходя из кризиса

Итак, что вы можете сделать, чтобы избавиться от этих чувств здоровым образом? «Для начала я бы порекомендовал вам перестать думать об этом как о кризисе», — говорит Арбадже. «Это заставляет вас думать, что это неизбежно, вместо того, чтобы думать об этом как о возможности для роста». Вместо:

Переосмыслите, что значит стать старше.

Вместо того чтобы сетовать на то, что вы никогда не делали или что вы потеряли, Арбадже предлагает подумать об этом времени как о возможности принять новые вызовы и по-новому взглянуть на жизнь. Например, если вы приближаетесь к пенсии или выходите на пенсию, у вас может появиться больше времени и свободы для волонтерства или путешествий.

Поделитесь своими ощущениями.

Найдите друга, которому вы можете довериться — того, кто позволит вам ответить на вопрос «Как дела?» честно говоря. Вы можете обнаружить, что ваш друг испытывает (или уже пережил) похожие чувства и может поделиться своими стратегиями выживания.Исследования показывают, что письмо (в журнале или блоге) — еще один здоровый способ избавиться от чувств, который помогает свести к минимуму шансы впасть в депрессию.

Наслаждайтесь движением.

Регулярные физические упражнения повышают вашу энергию и настроение, а также укрепляют вашу способность заботиться о собственном здоровье и благополучии.

Washingtonpost.com: Здоровье: средний возраст без кризиса

Средний возраст без кризиса

Салли Сквайрс
Штатный писатель Washington Post,
Понедельник, 19 апреля 1999 г .; Стр. Z20

Среди тех, кто положительно относится к среднему возрасту, — А.Дж. Винтерверп, 43 года, лейтенант пожарной охраны округа Колумбия. (Сообщение)

Мифов о среднем возрасте существует множество. От кризиса среднего возраста до «перемены в жизни» средний год часто рассматривается как время расстройства и конца.

Начиная с празднования 30-летия, десятилетия среднего возраста отмечены как вехи на пути к старости, постепенной потере бодрости и уменьшению возможностей.

Но результаты нового крупного исследовательского проекта Джона Д.и Сеть исследований Фонда Кэтрин Т. Макартур по успешному развитию среднего возраста (MIDMAC) рисуют совершенно иной портрет среднего возраста, который может разрушить культурное восприятие этих средних десятилетий.

Изобилуют исследованиями детства, юности и старости. Но годы с 30 до 70 до сих пор в значительной степени игнорировались. Цель проекта MacArthur — выявить основные биомедицинские, психологические и социальные факторы, которые позволяют некоторым людям достичь хорошего здоровья, психологического благополучия и социальной ответственности.

Полученные данные ставят под сомнение представление о том, что средний возраст автоматически становится временем медленного упадка или чреват тревогой и психологическим дискомфортом.

Еще 10 лет назад общественное мнение изображало средний возраст как время опасностей и опасностей. «Это считалось временем пустых гнезд, стресса и беспокойства, плохого здоровья, менопаузы, кризисов среднего возраста», — сказал Орвилл Гилберт Брим, руководивший исследованием MacArthur. «Но чем больше мы вникали, тем больше мы изучали это, мы обнаружили, что в целом средний возраст — действительно лучшее место для жизни.»

Проект включал 11 исследований с участием около 8000 мужчин и женщин в Соединенных Штатах в возрасте от 25 до 74 лет. В одном основном опросе всем участникам задавались одни и те же вопросы. Исследовательская группа также провела углубленные исследования небольших групп, проанализировала ежедневные дневники, которые велись некоторыми участниками, и провела сравнительные исследования в Англии, Германии и Индии, чтобы выявить возможные культурные различия в среднем возрасте.

Опрашивая участников по самым разным темам — от удовлетворенности личными отношениями, работой и финансами до того, как люди справляются с проблемами, — исследователи обнаружили, что средний возраст — это время удивительного спокойствия.В рамках проекта уже опубликованы четыре книги и более 100 статей о среднем возрасте. Дополнительные результаты будут опубликованы в ближайшие три-четыре года по мере анализа большего количества результатов.

Проект показывает, что средний возраст — это время стабильных отношений и некоторой финансовой безопасности. Здоровье осталось хорошее. Работа удовлетворительна и относительно безопасна. «Для большинства это гладкое плавание», — сказал Брим.

Хотя исследователи ожидали, что многие люди будут жаловаться на то, что они потеряли контроль над большей частью своей жизни в течение этих средних десятилетий, вместо этого они обнаружили усиление чувства контроля.«Это был один из самых больших сюрпризов», — сказала Марджи Э. Лахман, профессор психологии Брандейского университета в Бостоне и член исследовательской группы.

Ученые отметили, что распространенное мнение о том, что упадок среднего возраста является относительно новой концепцией, появившейся в конце 19 века. Он представляет собой уникальную западную точку зрения. В других культурах, таких как Индия, Самоа и Кения, издавна почитают средний возраст, награждая тех, кто его достигает, статусом и привилегиями. Ричард А. Шведер, антрополог из Чикагского университета и один из 13 ученых, руководивших проектом Макартура, сказал, что, в отличие от большинства западных культур, эти культуры не имеют традиций, которые «подчеркивают.. . биология старения ».

Что такое средний возраст?



Исследователи МакАртура определили средний возраст как период от 30 до 70 лет, в основе которого лежит возраст от 40 до 60 лет. Но в исследовании, чем старше участник, тем позже он сказал, что наступил средний возраст. Мужчины в возрасте от 25 до 34 лет ориентировались на 40 лет как время, когда большинство мужчин вступают в средний возраст. Но мужчины в возрасте от 64 до 74 лет помещают начало среднего возраста для мужчин в 46 лет.

Женщины следовали тем же тенденциям: представители более молодого возраста определили средний возраст, когда женщина вступает в средний возраст — 43 года.Пожилые женщины устанавливают почти 49 лет в качестве порога для женщин.

Независимо от того, как участники определили средний возраст, они в целом согласились, что он длится около 15 лет.

Энид Доггетт преподает в средней школе по субботам в Университете Говарда. (Сообщение)

43-летняя Энид Доггетт, вице-президент районной фирмы по связям с общественностью, — типичный средний возраст с сильным положительным взглядом на средний возраст.«Мне нравится то, что мне за сорок, и я такая, какая я есть», — сказала Доггетт, мать-одиночка, чья дочь собирается окончить Дартмутский университет. «Я никогда не выглядел лучше. Я чувствую себя прекрасно. Я лучше умею решать проблемы и управлять своей жизнью. Есть еще несколько вещей, с которыми я борюсь, но я лучше умею находить решения и преодолевать препятствия … Я. чувствую, что только начинаю брать на себя ответственность за свою жизнь ».

Но возраст — это тоже отношение. Несмотря на повсеместное удовлетворение своей жизнью, девять из 10 респондентов проекта заявили, что хотели бы быть моложе себя.Две трети заявили, что в большинстве случаев они действительно чувствуют себя моложе своего хронологического возраста. Только 14% заявили, что чувствуют себя старше, чем указано в свидетельстве о рождении.

Хотя самые старшие из респондентов в возрасте от 65 до 74 лет хотели быть на 32 года моложе себя, они не обязательно стремились к источнику молодости. Вместо этого они хотели быть в начале среднего возраста. Желание быть моложе может отражать отношение общества к старению. «Некоторые люди скажут, что это свидетельствует о том, что люди достигли всего того, что они могут сделать», — сказала Элис Росси, почетный профессор социологии Массачусетского университета в Амхерсте.«Но другая интерпретация состоит в том, что наше общество не ценит пожилых людей и адекватно использует их навыки и знания».

Миф о кризисе среднего возраста



Популярная культура подпитывает представление о том, что кризис среднего возраста является универсальным. На телевидении и в фильмах широко представлены изображения людей за сорок, которые внезапно теряют супругов и ведут себя как подростки. Телевизионная реклама обещает, что модные новые автомобили, экзотический отпуск или дорогие украшения помогут смягчить кризис среднего возраста, который якобы возникает, как часы.

Совершенно иная картина вырисовывается из проекта MacArthur. Почти все 750 участников одного углубленного исследования признали термин «кризис среднего возраста», но только 23 процента действительно испытали его. Когда исследователи проанализировали их ответы, они обнаружили, что только 8 процентов связали эмоциональное потрясение с осознанием того, что они стареют.

Остальные 15 процентов заявили, что они пережили неспокойный период в среднем возрасте, но кризис был вызван значительными изменениями в жизни, а не старением.«Если присмотреться, они говорят, что это мой кризис, который произошел, когда мне было 40 лет, а не то, что вызвало его то, что мне было 40», — сказала Элейн Ветхингтон, член исследовательской группы, профессор социологии. в Корнельском университете. Среди событий, которые поставили жизни в штопор, были развод, потеря работы, смерть ребенка, серьезная болезнь близкого родственника или друга или серьезные финансовые проблемы.

«Одним из наиболее важных открытий является то, что опасения по поводу кризиса среднего возраста, ожидающего всех нас, когда мы проходим средний возраст, не кажутся правдой», — сказал Ветхингтон.

В то же время исследование показало, что количество стрессовых жизненных событий — то, что исследователи называют психологическими поворотными моментами — достигает пика в средние годы. Но эти события не обязательно вызывают кризис среднего возраста у большинства людей.

А.Дж. 43-летний Винтерверп, лейтенант спасательного отряда пожарной охраны округа Колумбия, является примером. Четыре года назад его жена умерла от рака груди, оставив его отцом-одиночкой с тремя девочками, которым тогда было 11, 9 и 6 лет. Ее смерть стала для него поворотным моментом, но не ввергнула его жизнь в кризис.

«Для меня средний возраст — это все еще приятное времяпрепровождение», — сказал Винтерверп недавно, показывая посетителей через «Спасательный отряд 1» возле центра MCI. «У меня была красивая жена. У меня замечательные дети. У меня есть работа, которую я люблю. Не многие люди могут сказать, что они приходят на работу с улыбкой на лице».

За почти 20 лет работы Винтерверпен дважды удостаивался медалей за спасение детей от пожаров. Оба ребенка выжили. «Это очень полезно, — сказал он. «Я просто не очень верю в то, что они называют кризисом среднего возраста.»

Позитивный взгляд на менопаузу



У большинства людей средний возраст приносит более сильное чувство благополучия и достижений, как выяснил проект МакАртура. Респонденты сообщили, что они обнаружили, что их собственная раздражительность снижается по мере приближения к среднему возрасту: мужчины говорят, что она, как правило, начинает уменьшаться после 45 лет, а женщины после 50 лет. В частности, проект обнаружил, что эмоциональная неустойчивость и стресс, которые часто сопровождают ранние годы взрослой жизни — создание карьеры или поиск работы, женитьба, создание семьи и выполнение родительских обязанностей — постепенно сокращаются в среднем возрасте и ослабевают еще больше по мере того, как взрослые переходят в «более спокойные, менее безумные дни старины» возраст.»

Согласно исследованию, даже частота головных болей снижается с возрастом по аналогии с раздражительностью.

Согласно исследованиям, менопауза, которую часто называют эмоционально утомительной и физически напряженной, также кажется благоприятной для большинства женщин.

На вопрос, что они думают о времени, когда менструальный цикл прекращается, 62 процента женщин в постменопаузе, участвовавших в проекте, ответили «только на облегчение». Лишь 2 процента участниц заявили, что сожалеют о перемене в жизни.

По словам исследователей, распространенность стандартных симптомов менопаузы — приливов, обильного потоотделения, бессонницы и раздражительности — наблюдается в основном у женщин в возрасте от 50 до 50 лет. Но даже тогда половина женщин не сообщали о приливах, 13 процентов заявили, что у них они были ежедневно, а 25 процентов сообщили, что страдали от них один раз в неделю или чаще.

«Люди рассказывают драматические истории о том, насколько ужасна менопауза, но это не подтверждается нашим исследованием», — сказал Пол Клири, профессор медицинской социологии Гарвардской медицинской школы и исследователь исследования Макартура.«Существует большая разница в том, как люди испытывают определенные вещи, и … дело в том, что [серьезные симптомы] возникают относительно нечасто и, безусловно, реже, чем можно было бы представить в массовой прессе».

Сохранение контроля



Американцам часто напоминают, что они должны «взять под контроль» свою жизнь. Проект MacArthur обнаружил, что большинство людей среднего возраста уже выяснили, как сделать это успешно разными способами. В рамках проекта Лахман и Сюзанна Л.Уивер из Брандейса проанализировал ответы более 3000 участников в возрасте от 25 до 75 лет, чтобы оценить их контроль над здоровьем, финансами, работой, вкладом в жизнь других людей, супругами, сексуальной жизнью, детьми и жизнью в целом по нулевой шкале ( нет контроля) до 10 (отличный контроль).

Полученные данные рисуют комфортную картину среднего возраста. Чувство контроля над работой, финансами и браком усилилось в конце сороковых — начале пятидесятых годов и продолжало расти до старости. Больше всего удовлетворяют отношения с детьми и супругами.Согласно исследованию, каждый из них получил от 9 до 10 баллов.

Клэр Де Чезаре, медсестра в больнице Провиденс в округе, отражает это настроение. Она сообщает о высоком удовлетворении своей семьей, даже несмотря на то, что видит, что ее материнская роль снижается из-за того, что ее дети покидают дом. Один сын уже окончил институт. Еще один сын и дочь закончат колледж через два года. Дни финансовой поддержки, включая оплату обучения в частных начальных и средних школах и колледжах, почти закончились.«Наша жизнь на протяжении почти 23 лет оплачивается за учебу, и я бы ни за что не променяла ее, — сказала она, — но я также рада, что это закончится».

Ее дети остались рядом, но их потребности изменились. «У меня трое замечательных детей, которые довольно независимы, — сказал де Чезаре. «Мне очень повезло».

Браки, продолжающиеся до среднего возраста, также, похоже, достигли твердой позиции, и оба партнера сообщают о высоком уровне комфорта. Спали драки, ссоры и другие противоречия.

«Если вы читаете таблоиды, вы думаете, что у всех роман и несчастливый брак», — сказал Клири из Гарвардского университета. «Это правда, что бывает много разводов браков. С другой стороны, в среднем возрасте, кажется, довольно много стабильности».

Около 72% участников проекта оценили свой брак как отличный. Девяносто процентов заявили, что они совсем не имеют или маловероятно, что они разойдутся или разведутся. «Мы не говорим, что разрывов и неверности не бывает», — сказал Клири.«Но это время жизни выглядит как относительно стабильный период».

Удовлетворенность сексуальной жизнью уменьшалась с возрастом. Самая младшая возрастная группа сообщила, что их контроль над полом составляет 7 баллов по десятибалльной шкале. К среднему возрасту это чувство контроля упало до 6, а в старости — до 5. В течение всех возрастов женщины постоянно сообщали, что чувствуют себя немного лучше, чем мужчины, контролируя секс, оценивая это в среднем на 7 по сравнению с 6 для мужчин.

Здоровье тоже высоко ценится. Семьдесят процентов оценили свое общее состояние здоровья как отличное.В среднем люди среднего возраста заявили, что их здоровье оценивается от 7 до 8 по 10-балльной шкале, что ниже, чем 10 лет назад, но все же достаточно высоко. Взрослые среднего возраста заявили, что надеются сохранить свое здоровье в течение следующих 10 лет, но проект обнаружил, что менее четверти участников «усердно трудятся», чтобы убедиться, что это действительно так. Семьдесят процентов участников назвали себя страдающими избыточным весом. Около четверти мужчин и 42 процента женщин в возрасте от 45 до 54 лет заявили, что они уже испытывали одышку при физической нагрузке, что свидетельствует об их хронической неактивности и, возможно, является ранним признаком болезни сердца.

«Мне 50 лет, и я должен делать гораздо больше, чтобы защитить свое здоровье», — сказал Клири. «Но отчасти это связано с тем, что мы очень заняты, у нас много обязанностей».

В возрастной группе от 40 до 60 лет удовлетворенность работой также чрезвычайно высока в среднем возрасте, независимо от дохода, уровня образования или профессии. «Мне нравится то, что я делаю для работы», — сказал 53-летний Джеймс Диксон, вице-президент Национальной организации по вопросам инвалидности, вторя настроениям большинства участников проекта MacArthur.«Я — невозрожденный продукт 1960-х, и моя роль — делать мир лучше».

Диксон, который по закону ослеп с 7 лет, окончил Университет Брауна, участвовал в политических кампаниях и был защитником инвалидов в течение 30 лет. В 1987 году он отправился в одиночку на Бермудские острова, встретив по пути ураган.

Как и многие другие, он испытывает финансовые затруднения из-за того, что заводит маленьких детей в среднем возрасте. «Мне будет 63 года, когда моя дочь уйдет из дома, чтобы поступить в колледж», — сказал Диксон, и это его беспокоит.«… Есть опасения, что дискриминация по возрасту может произойти в то же самое время, когда кто-то вручит вам счет за обучение в колледже на сумму 125 000 долларов».

Тем не менее, Диксон и другие люди среднего возраста осознают, что они переживают особый период жизни, возможно, особенно из-за достижений медицины, возможностей получения образования и здоровой экономики, которые предоставили бэби-бумерам больше возможностей в среднем возрасте, чем любое другое поколение.

«Средний возраст совсем не такой, каким был раньше», — сказал Уэтингтон из Корнельского университета.«Мне 48. Когда моим родителям было за сорок, они не ожидали такой долгой жизни, как я».

Это революционное долголетие, а также беспрецедентный доступ к здравоохранению, финансовым резервам, социальным и профессиональным возможностям делают сегодня средний возраст ценным этапом жизни.

Как выразился Диксон: «Это хороший баланс между физической энергией и умеренностью, который приходит с опытом».

© Авторские права 1999 г. The Washington Post Company

Вернуться к началу


Вот как найти смысл в вашем кризисе среднего возраста

Думаю, у меня все еще кризис среднего возраста.Это началось, когда однажды я понял, что подсознательно представлял себе, что я за 20 лет просто вырасту в человека средних лет, который будет носить более красивую одежду, но все равно будет ходить на открытия галерей, странные театральные представления и пропитанный фидбэком инди-рок. шоу в дайв-барах. Вдобавок ко всему, я, наконец, смогу говорить на и понимать французского.

Это то, что я себе представлял. Что такое сегодняшняя реальность? Я отвечаю на электронные письма 31 час в день. Изюминкой моего личного назидания является посещение магазина Trader Joe’s, чтобы узнать, какие странные новинки они добавили в тыкву.Я за 20 с небольшим бормотал «как будто» из моих мер предосторожности, чтобы не пить кофе после полудня. Теперь я с большим энтузиазмом рассматриваю последствия уборки снега лопатой для здоровья.

Надеюсь, вам так же наскучил мой кризис среднего возраста, как моя семья и друзья. Если вы хотите спасти меня, создав партизанскую танцевальную труппу в Форт-Коллинзе, штат Колорадо, или предоставив мне пропуска на следующем открытии галереи, будь моим гостем. Мой кризис среднего возраста достаточно сложен, что оставляет мне много эмоционального пространства, чтобы оценить благословения в моей жизни.Я обожаю свою семью, я довольно здоров, у меня нет огромных грехов, за которые нужно искупить, и моя работа профессора, который путешествует по миру, исследуя и обсуждая смысл и цель жизни, довольно странно и замечательно.

Рекламное объявление Икс

Meet the Greater Good Toolkit

От GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для благополучия.

Тем не менее, мне интересно: что такое кризис среднего возраста? Почему средний возраст должен быть временем кризиса — и что мы подразумеваем под «кризисом»? Время перемен, точка опоры из прошлого в будущее или это всего лишь сфабрикованный пережиток прошлого поколения? Наконец, как я, черт возьми, переживу кризис, не зная французского?

Значение, цель и средний возраст

На эти вопросы сложно ответить с помощью исследования.Если люди считают, что средний возраст — это время значительных перемен и пересмотра приоритетов, то это так, даже если для этого нет особо веских причин.

Многие из причин, по которым мы достигаем поворотных моментов, больших и малых, относятся к гормональным изменениям, связанным с тестостероном или менопаузой, или к детям, уезжающим из дома, чтобы стать (полу) независимыми взрослыми, или к слабому здоровью родителей, или к жизненному циклу карьеры, в которой было заработано много аплодисментов, а следующее продвижение по службе требует серьезных изменений в жизни или просто отупляющей рутинной работы «чего-то одного и того же».«Объяснения того, почему кризисы случаются в среднем возрасте, часто указывают на то, что многие из этих факторов могут совпадать. Недавно появились свидетельства того, что счастье определенно падает в среднем возрасте.

Независимо от того, оправдана ли переоценка своей жизни достижением определенного возраста, темы изменений — в наших телах, наших семейных ролях как кормильцах, нашей карьере или амбициях, нашей потребности в изучении французского языка — все это имеет большое значение для наше чувство смысла и цели жизни. Если то, кем мы являемся, что мы делаем и как нас видят другие, внезапно кажется измененным, неполным или даже неудовлетворительным, это может поставить под угрозу основные строительные блоки смысла.

Ученые склонны рассматривать смысл жизни как состоящий из трех основных элементов.

  • Согласованность — это наша способность понимать свою жизнь.
  • Значение — это наше восприятие того, что жизнь стоит того, чтобы жить, и что мы сами значим.
  • Цель — это наше обязательство преследовать очень долгосрочные цели, которые очень важны для нас, и организовывать наш выбор и действия в жизни.

Исследования не всегда обнаруживают, что с возрастом значение уменьшается.Довольно крупное исследование в Калифорнии показало, что смысл жизни у их участников достигает пика примерно в 60 лет. Мое собственное исследование показывает, что смысл жизни не обязательно достигает такого пика, но сложно (мягко говоря) попытаться определить траектории сложного человеческого опыта, такого как смысл жизни, на основе опросов, которые проводятся только в один момент времени. время. Дополнительные исследования помогут нам лучше понять, достигает ли смысл жизни пикового значения и почему, для кого и является ли это главным элементом цели, который кажется наиболее сложным для нас в среднем возрасте и за его пределами.

Цель привлекает наибольшее внимание из трех смысловых элементов, потому что это произведение, которое активно выражает и разыгрывает все остальное. Великие цели проистекают из нашего понимания мира и помогают нам вносить вклад, который обеспечивает значимость нашей жизни. Если мы чувствуем, что «поступаем неправильно» со своей жизнью, у нас, вероятно, нет большого чувства цели.

В рамках крупнейшего на сегодняшний день метаанализа Мартин Пинкварт рассмотрел 70 исследований, посвященных цели жизни на протяжении всей жизни.Это исследование пришло к выводу, что есть небольшое снижение цели, которое можно наблюдать по мере того, как люди доживают до старости. Это было исследование целевого элемента смысла жизни, и многие инструменты, используемые для измерения цели, спрашивают людей, сколько у них целей или интересных вещей, которых можно с нетерпением ждать. Кажется логичным, что с возрастом у нас будет меньше ориентированных на будущее целей или занятий, но это не обязательно обнадеживает. На самом деле, для многих из нас меньшее количество целей может создать впечатление, будто нам нечем жить.

Возможно, поэтому обретение цели — ключ к выходу из кризиса среднего возраста. Хороший обзор соответствующих исследований можно найти в другой статье в Greater Good , «Как найти свою цель в среднем возрасте». В этой статье лидеры в этой области, такие как Патрик Хилл и Эрик Ким, объясняют, как цель надежно связана с улучшением здоровья, включая ловкость, скорость и силу захвата у пожилых людей, а также улучшение когнитивных функций и даже долголетие. Фактически, есть десятки подобных исследований, которые сейчас показывают, что мы живем более здоровыми, счастливыми, более когнитивными и значительно дольше живем, когда у нас есть смысл и цель, и эти исследования проводятся с использованием надежных методологий и превосходного статистического контроля над другими соответствующими факторами. .

Благодаря таким исследованиям, после 50 вырисовывается картина цели. Это действительно хорошо для нас, и у многих из нас она есть. В то время как некоторые аспекты рецепта смысла и цели отпадают по мере того, как мы вступаем в наши более поздние годы, другие аспекты, а также общее впечатление о том, что чья-то жизнь имеет смысл, могут продолжать подниматься на новые высоты для многих из нас с возрастом, принося множество польза для здоровья и благополучия.

Найдите свою цель, спасите свой средний возраст

Итак, что вы будете делать, если в середине жизни окажетесь в эпицентре кризиса смысла и цели? Вот три предложения, основанных на трех элементах смысла жизни, последовательности, значимости и цели:

  • Определите, кто вы есть, и выработайте некоторое представление о том, как в целом устроен мир, что даст вам чувство последовательности и предсказуемости.После долгих лет горения свечи с обоих концов сделайте паузу и снова вложите время и внимание в размышления и обучение. Снова осознайте свои сильные стороны, ценности и то, что доставляет вам радость.
  • Обнаружьте и защитите ощущение того, что ваша жизнь имеет ценность и что жизнь стоит того, и обратите внимание на способы, которыми вы можете изменить к лучшему и что ваша жизнь имеет значение. Если вы похожи на большинство людей, ваши отношения играют решающую роль в том, чтобы жизнь казалась значимой. Уделите время и внимание пониманию того, как изменились ваши отношения с годами.Что должно произойти, чтобы вы и важные люди вокруг вас могли продолжать расти вместе?
  • Посвящайте свое время и энергию мечтам и стремлениям, которые очень важны для вас, которые в идеале улучшают жизнь за пределами вас и вокруг вас, и которые помогают вам организовать свои цели и выбор в жизни. Это предмет большого Назначения. На мой взгляд, лучшие цели не достижимы. Это не скучные пункты контрольного списка, которые нужно отметить и забыть. Эти мечты настолько важны, что просто работать над ними важно и приносить удовлетворение.Для таких целей не имеет значения, сколько лет кому-то из нас осталось; все они могут быть связаны с нашим стремлением к цели.

Конечно, легче сказать, чем сделать. (Просто не так много вещей, которые можно сделать проще, чем сказано… может быть, техническая поддержка?) Этот список приоритетов для осмысленной жизни похож на список анти-покупок. Нет ни полок с расфасованными капсулами «познай себя», ни групповых упаковок «вот как важна моя жизнь». Я считаю, что это действительно процесс изучения списка для себя, который создает смысл и цель, которые питают нас в жизни.Часть битвы за смысл в среднем возрасте состоит в том, чтобы просто признать, что смысл важен для вашего благополучия, а не отвлекаться от важных вещей, таких как все те электронные письма, на которые вам нужно ответить. Смысл — это тоже не очередная назойливая рутина; это основа для веселой и яркой жизни.

Как люди среднего возраста нашли цель

Я спросил своих знакомых в LinkedIn, что они думают о цели после 50 лет. В публичных комментариях и личных сообщениях в центре внимания был захватывающий и вдохновляющий образ.

Одной из главных тем было переоценка того, работают ли на них системы, в которых жили люди. Например, один опытный тренер и предприниматель сказал мне, что в свои 40 лет она осознала, что успех и возможности, которые она заработала в своей жизни в качестве руководителя, серьезно пострадали от ее здоровья. Вторую карьеру она начала в качестве руководителя коучинговой компании, которая помогает людям жить более здоровой и счастливой жизнью.

Точно так же другой профессионал, меняющий карьеру, говорил о признании того, что ее личные ценности не идут в ногу с корпоративными.Она отправилась в кругосветное приключение и сместила свои навыки и знания с оптимизации клиентского опыта для получения прибыли в сторону оптимизации этого опыта для благополучия.

Вторая важная тема заключалась в отказе от финансовых стимулов и обращении вместо этого к помощи другим и служению. Два очень успешных лидера в мире программ счастья и коучинга говорили о важности отдачи. Один из этих лидеров посвящает время организации, которая стремится избавиться от стигм, связанных с психическим здоровьем, а другой организовал свою практику в B-Corp, которая представляет собой формальную бизнес-хартию, позволяющую встроить B-преимущества для людей или планеты в структуру доходов. компании.

Другие люди говорили о важности образования, получения степени магистра, работы над возрождением интереса к постоянному обучению и росту, а также о создании долговечных предприятий или организаций. Каждый из этих путей помогал людям находить и развивать цель после 50.

Может показаться глупым беспокоиться о том, была ли жизнь тем, на что мы надеялись, когда нам исполнится 50 (или любой другой случайный день рождения). Однако независимо от того, сколько вам лет, кажется жизненно важным регулярно спрашивать, действительно ли вы делаете то, что хотите, и что вы могли бы сделать со своей жизнью.Наличие некоторой степени процветания и привилегий — как в некоторых из упомянутых выше случаев — может облегчить поиски смысла, но «В чем смысл моей жизни?» Рано или поздно все люди должны задать этот вопрос. И ответ часто, кажется, требует совместного использования любых ресурсов, которые у вас могут быть.

Есть ли что-то особенное в возрасте 50 или среднем возрасте в целом? Не знаю, но я глубоко резонирую со словами одной из моих комментаторов LinkedIn, Хайди Стоун, которая говорила о важном моменте в своем собственном путешествии как о «катализаторе для нового взгляда на жизнь».”

Я подозреваю, что не имеет значения, преследуем ли мы новый взгляд на жизнь в возрасте 50, 62 или 76 лет. Что кажется более важным, так это то, что мы стараемся быть открытыми для любых катализаторов, которые могут помочь нам по-новому взглянуть на то, действительно ли мы делаем работу сейчас и живем сейчас так, чтобы строить жизненно важный ресурс смысла и цели в жизни.

Полагаю, это положит конец моему кризису среднего возраста, но… бис, je ne peux pas parler français!

Экзистенциальная необходимость изменения среднего возраста

В статье, опубликованной в 1965 году, 48-летний Эллиот Жак, относительно неизвестный канадский психоаналитик и консультант по организационным вопросам, ввел термин «кризис среднего возраста».Жак писал, что в этот период мы сталкиваемся лицом к лицу с нашими ограничениями, нашими ограниченными возможностями и нашей смертностью.

Однако в среднем и более зрелом возрасте Жак, похоже, не жил с чувством ограничений. За 38 лет между публикацией этой статьи и своей смертью в 2003 году в возрасте 86 лет он написал 12 книг; он консультировал армию США, Англиканскую церковь и широкий круг компаний; он женился на Кэтрин Кейсон, которая была его женой и сотрудницей более 30 лет; и вместе с Кейсоном он основал консалтинговую компанию, занимающуюся распространением их идей.

Эллиот Жак, можно сказать, жил дважды. К концу своей первой жизни, когда ему было за сорок, он получил две докторские степени: одну по медицине, а другую по психологии. Он прошел психоаналитическое обучение и приобрел большой опыт как консультант по организации, так и психоаналитик. Во второй жизни Жак стал по-настоящему независимым мыслителем. Он значительно расширил круг организаций, с которыми работал, и создал концепции и теории, которыми он наиболее известен.Он сформулировал некоторые из своих самых оригинальных идей в конце 1990-х, когда ему было под семьдесят — начало восьмидесятых.

Люди склонны с удивлением реагировать на жизнь Жака: «Как человек может оставаться продуктивным так долго?» Однако на этих страницах мы утверждаем, что жизнь, подобную жизни Эллиота Жака, не следует считать необычной. Представления людей о возрасте безнадежно оторваны от реальности. Средняя продолжительность жизни сегодня на Западе составляет около 80 лет и продолжает расти. Это означает, что в 53 года — средний возраст людей в поколении бэби-бума (родившихся с 1946 по 1964 год) — средний бэби-бумер проживет еще 30 лет.Остановитесь и подумайте об этом на мгновение: поскольку немногие люди попадают на рынок труда до тех пор, пока они не завершат свое образование — обычно, когда им за двадцать, — средний бэби-бумер имеет столько же лет продуктивности впереди, сколько и она позади нее.

По мере увеличения продолжительности жизни изменения в среднем возрасте станут жизненной необходимостью для многих бизнесменов. Некоторые из этих изменений будут внутренними. Руководители могут чувствовать, что их работа больше не приносит удовлетворения и, например, им нужны новые задачи, или они могут решить, что пора расширяться.Другие изменения среднего возраста будут вызваны внешними событиями: генеральный директор может столкнуться с неразрешимым конфликтом с советом директоров; руководитель может бояться увольнения; менеджера, возможно, обошли с повышением, и он думает, что его шансы когда-либо достичь следующего уровня невелики.

Независимо от того, идет ли человек добровольно — или его вытесняют — некоторые изменения в среднем возрасте неизбежны. Но, несмотря на необходимость и частоту таких изменений, средний возраст (примерно от 43 до 62 лет) остается очень трудным периодом, к которому люди в целом плачевно плохо подготовлены.

Два противоположных мифа лежат в основе опасений многих людей по поводу среднего возраста, препятствуя успешным изменениям в среднем возрасте. Первый, миф о среднем возрасте как начале упадка, уходит своими корнями в исторически устаревшие концепции. Согласно этому мифу, люди заканчивают свою продуктивную жизнь и выходят на пенсию в возрасте 65 лет. Однако шестьдесят пять — не волшебное число. Он был введен в качестве пенсионного возраста в Германии в 1916 году. Двадцатью семью годами ранее канцлер Отто фон Бисмарк установил 70 лет как возраст для начала получения пенсии.На вопрос, как государство могло позволить себе такую ​​щедрость, Бисмарк ответил, что почти никто не доживет до этого возраста. Он был прав. Согласно одному источнику, средняя продолжительность жизни в Германии в то время составляла 49 лет.

Второй миф — представление о среднем возрасте как о волшебном превращении. Этот миф, плод последних нескольких десятилетий, подпитывается бесчисленными книгами и журнальными статьями по самопомощи, а также общей культурной атмосферой. Миф пытается продать иллюзию, что если у людей достаточно видения и силы воли, они могут быть кем угодно или кем угодно, кем захотят.Как ни парадоксально, это не облегчает смену карьеры среднего возраста — это делает ее более пугающей. Столкнувшись с историями врачей, которые просыпаются однажды утром, зная, что они хотят стать поварами, домохозяек, которые внезапно видят бизнес-империи, которые они собираются построить, и юристов, у которых однажды есть кристально ясные планы относительно высокотехнологичного бизнеса, настоящих -Жизнь люди неизбежно будут чувствовать себя неполноценными. У них есть в лучшем случае страхи, сомнения и смутные идеи, поэтому им лучше продолжать вязать.

Наша теория о том, что вера в любой из этих мифов препятствует успешному изменению среднего возраста, основана на нашей многолетней работе с предпринимателями и руководителями во многих областях, наших качественных и количественных исследованиях возрастной группы старше 50 и наиболее важных теориях личность в гуманистических и психоаналитических традициях.На следующих страницах мы рассмотрим мифы более подробно и продемонстрируем, как они приводят к дисфункциональному подходу к среднему возрасту. Мы узнали, что руководители, которые видят прошлое в этих мифах, могут добиться очень успешных изменений в жизни и карьере. Ключ в том, что они остаются открытыми для диапазона возможностей, для которых их опыт действительно квалифицировал, но остаются реалистичными в отношении того, чего они могут достичь. Наконец, мы рассмотрим способы, с помощью которых передовые компании начинают помогать руководителям перейти в свою вторую жизнь.

Развенчание мифа об упадке среднего возраста

Идеи о том, что средний возраст знаменует начало упадка, и что принятие растущих ограничений — единственный зрелый способ справиться со старением, все еще общеприняты как здравый смысл. Однако здравый смысл можно переоценить. Средний возраст интересен, потому что это время, когда у людей есть возможность пересмотреть даже свои самые базовые предположения.

Не поймите нас неправильно: мы никоим образом не пытаемся преуменьшить объективные проблемы, возникающие в среднем возрасте.Возникает неизбежный вопрос о том, как стареющие граждане будут поддерживать уровень жизни, к которому большинство из них привыкло, без постоянной корпоративной занятости. Кроме того, люди среднего возраста сталкиваются с большими физическими ограничениями. Здоровье становится повсеместной проблемой. Как однажды сказал нам врач: «Если вам 50 и ничего не болит, вы, скорее всего, мертвы!» В частности, в США, где нет универсального медицинского страхования, серьезное заболевание может привести к финансовой катастрофе. (См. Врезку «Риск незаведения среднего возраста.Добавьте к этому тот факт, что культурная атмосфера затрудняет поиск работы для людей в возрасте от пятидесяти лет, и неудивительно, что многие люди среднего возраста испытывают огромное беспокойство.

Наша точка зрения заключается в том, что, хотя эти проблемы стали предметом бесконечных дискуссий, о преимуществах, которые получают многие люди в среднем возрасте, почти не упоминалось. К среднему возрасту большинство руководителей пережили затяжные кризисы, которые в то время казались непреодолимыми; через эти кризисы они обнаружили свои сильные стороны.Одна из сильных сторон, которая имеет тенденцию к возрастанию с возрастом, — это способность рассматривать возникающие проблемы в перспективе, что помогает руководителям гораздо спокойнее и увереннее в себе решать возникающие проблемы. К среднему возрасту большинство руководителей уже имели не менее двух десятилетий профессионального опыта. Они были во многих ситуациях, которые многому их научили не только в бизнесе, но и в самих себе. Большинство руководителей узнали, что им действительно нравится мотивировать людей, например, или что верно обратное: им нравится работать самостоятельно, а работа с другими — это утечка энергии.

Мы утверждаем, что для растущего числа людей средний возраст может быть периодом беспрецедентных возможностей для внутреннего роста. В лучшем случае средний возраст может быть временем, когда люди переходят от того, что психолог Абрахам Маслоу назвал мотивацией дефицита, к мотивации роста. Мотивы дефицита подпитываются отсутствием. Например, люди, у которых нет еды, будут поглощены необходимостью найти пищу. Те, кому не хватает чувства собственного достоинства, будут вынуждены доказывать свою ценность. Напротив, мотивация к росту подпитывается не недостатком, а человеческой потребностью в полной мере реализовать свой потенциал.Имея такую ​​мотивацию, мы можем попытаться прислушаться к себе, чтобы узнать, кто мы и чего хотим.

Годы среднего возраста могут быть периодом беспрецедентных возможностей для внутреннего роста.

По всем этим причинам мы считаем, что люди в среднем возрасте имеют больше свободы, чем в любое другое время. Мы не ожидаем, что эта идея будет принята без сопротивления. Наиболее глубоко укоренившимся источником такого сопротивления является широко распространенное убеждение, что свобода — это отсутствие ограничений и наличие почти неограниченных возможностей.Согласно этому определению, средний возраст выглядит менее чем привлекательно.

Однако представление о том, что возможности ускользают с возрастом, основано на ложной предпосылке. У молодых нет бесконечных возможностей — это иллюзия, созданная нашим ограниченным знанием себя и мира, когда мы молоды. Вначале мы принимаем решения на основе скудных свидетельств наших истинных способностей; в конце концов, в позднем подростковом и начале двадцатилетнего возраста мы мало знаем о том, в чем мы хороши и что нам нравится.Многие карьеры развиваются путем проб и ошибок, частично управляемых внешними обстоятельствами (компания A, а не компания B дала мне работу) и нашим образом успеха («Я, , должен стать руководителем Уолл-стрит!»). Иллюзия свободы молодежи также основана на ретроактивной идеализации. Мы забываем о давлениях, с которыми столкнулись: нам нужно было попасть в хорошую школу, получить высокие оценки, получить отличную первую работу, прийти на такую-то должность к 30 годам и так далее. И посреди этих требований мы должны были сформировать нашу идентичность, развить свои способности и укрепить самооценку.

К среднему возрасту для многих людей давление во многом утратило свою актуальность. Они больше не охвачены тревогой, что они не могут быть хороши в чем-либо, или необходимостью доказывать, что они хороши во всем, они обладают свободой, которую может дать только самопознание. К тому же они обычно не спешат. Большинству руководителей, рассматривающих возможность смены карьеры, не нужно действовать немедленно. У них есть время, чтобы прислушаться к себе, составить карту своих возможностей в мире и с осторожностью создать свою новую жизнь.Путешествие может иметь странные повороты и повороты, прежде чем они закончатся в удовлетворительном месте.

Взгляните на Юдифь, израильтянку лет пятидесяти. Она хорошо себя чувствовала по многим параметрам: она была партнером одной из крупнейших международных бухгалтерских фирм; у нее был хороший дом; младший из троих ее детей заканчивал престижный колледж. Но была одна большая проблема: в течение последнего года Джудит становилось все труднее ходить на работу по утрам.Она боялась просматривать свой список дел; каждый раз, когда звонил телефон, ее одолевали искушение сказать своему помощнику, чтобы тот сообщил звонящему, что она на встрече. На работе не было ничего, чего она ждала: ни встреч с клиентами, ни стратегического взаимодействия с коллегами, ни видеоконференций с зарубежными бюро фирмы.

Джудит переживала кризис среднего возраста. Хотя она чувствовала, что ей нужно сменить карьеру, она просто не знала, с чего начать.Джудит прожила свою жизнь по четко определенным направлениям. Она рано вышла замуж; Став бухгалтером, она сделала выбор, который ее семья могла легко принять; и у нее не было серьезных сбоев в выполнении ее жизненного плана. Семья привила ей твердую трудовую этику: неучтенное время было потраченным впустую. «Неудивительно, что я стала бухгалтером», — пошутила она.

Первый шаг на пути Джудит к переходу среднего возраста был неожиданным и не имел ничего общего с изменением карьеры. Для Джудит, соблюдающей еврейки, религия всегда была важна.Но в какой-то момент она начала чувствовать, что ее практика иудаизма превратилась в мертвую рутину. «В течение долгого времени я чувствовала, что катать лодку бесполезно, — сказала она. «Были дети, которых надо было учить, и у меня не было альтернативы устоявшимся обычаям нашего собрания. Светский образ жизни меня никогда не привлекал ».

По совету личного консультанта Джудит начала читать о различных направлениях иудаизма. Хотя она была очень умной, она никогда по-настоящему не рассматривала вариант активного размышления о религии.После нескольких месяцев чтения различных произведений религиозных мыслителей у нее заблестели глаза. «Эти люди открывают мне глаза! Не могу поверить, что я это пропустил! » Вскоре Джудит начала организовывать читательские группы единомышленников, а ее муж стал активным партнером в поисках новых способов познания иудаизма.

Дело не в том, что религиозная экспансия Джудит превратилась для нее в новую карьеру. Вместо этого это послужило катализатором дальнейших изменений. Она больше разговаривала с людьми.Она поняла, что ее представление о себе как о существе привычки, которое не может делать ничего нового, очень ограничивало.

Одна из ее обязанностей на работе заключалась в консультировании компаний по вопросам слияний и поглощений. Она приобрела большой опыт в этой области, но считала эту работу однообразной и утомительной. Однако мысль о переходе на сторону инвесторов — «на вражескую территорию», как она выразилась — была для нее безмерно угрозой. Действительно, она испугалась, когда знакомый предложил Джудит поговорить с фондом венчурного капитала.«Я слишком стара, — сказала она. «Ни один из венчурных фондов не заинтересуется мной».

На самом деле, у первого фонда, с которым она говорила, не было подходящей вакансии, но люди там очень положительно отнеслись к идее о ее переходе в эту область и даже предложили помочь ей найти работу. Прошло около полугода, прежде чем Джудит получила предложение и начала работать в венчурном фонде. Условием было то, что она должна была стать старшим аналитиком. Если к концу первого года у нее возникнет конфликт между ней и партнерами, ей предложат партнерство.Подгонка была превосходной, и за два года Джудит совершила успешный переход к среднему возрасту.

История Джудит демонстрирует вездесущий образец. Она использовала переход к зрелому возрасту не только для смены карьеры, но и для того, чтобы соответствовать своим желаниям и стать более независимой и самостоятельной женщиной. Для таких людей, как Джудит, средний возраст может быть особенно ценным периодом. Их жизни могут стать до неузнаваемости обогащенными, если они сделают шаги к тому, что Карл Юнг назвал индивидуацией: процессу становления вашим истинным я.Как и Джудит, многие руководители, которые успешно проводят переговоры об изменениях в среднем возрасте, наконец получают свободу спрашивать себя, чего они хотят и во что верят.

Разоблачение мифа о магических превращениях

Особенно хорошо Джудит стремилась к реальным переменам. Но это не всегда тот путь, по которому идут люди среднего возраста. Противоположный миф о переходе в зрелом возрасте наводнил нашу культуру в последние годы, отчасти, как мы подозреваем, в ответ на давно устоявшееся мнение о том, что средний возраст неизбежно приводит к потере свободы.Этот новый миф гласит, что там, где есть желание, есть и выход. Бессмертное слово Nike: «Просто сделай это!» Хорошо суммирует послание, распространяемое бесчисленными книгами по самопомощи, вдохновляющими семинарами и деловыми беседами, которые называют себя «возбуждающими», «воодушевляющими» и «мотивирующими». Присмотритесь внимательнее, и вы обнаружите, что идеи восточной философии смешаны с совершенно бессвязными лозунгами. Тем не менее, мы видели серьезных, опытных и умных бизнесменов, изучающих тексты в поисках непостижимых истин, которых просто нет.

Одна проблема в том, что миф о магическом превращении противоречит науке. Наш мозг состоит из миллиардов нейронов, связанных друг с другом множеством путей. Изменение основных моделей мышления, чувств и действий требует формирования миллиардов новых связей. Такой процесс должен поддерживаться постоянным вводом опыта и поэтому неизбежно постепенный. Наш мозг — это органические структуры, а не компьютеры, на которые можно просто загрузить новые программы. Мы принимаем этот факт, когда речь идет о сенсомоторных навыках, таких как игра в сквош, но склонны забывать об этом, когда речь идет о укоренившихся психологических паттернах, которые не менее сложны.

Миф о волшебном превращении посредством видения и силы воли также не проходит проверку повседневным опытом. Волшебных превращений не бывает. Мы никогда не встречали человека, который вставал утром с полноценным видением в голове и затем шел прямым путем, чтобы его реализовать. Люди из плоти и крови, с которыми мы работаем, проходят через множество страхов, замешательств, проб и ошибок на пути к трансформации, и серьезные тренеры, с которыми мы разговаривали на протяжении многих лет, подтверждают это.

В какой-то момент большинство людей приходит к пониманию того, что радикальные преобразования нереальны. Но разочарование от этого осознания может быть изнурительным. Мы видели, как сотни людей вернулись после вдохновляющих бесед и интенсивных семинаров, веря, что их жизни вот-вот изменятся навсегда. Но картина всегда одна и та же: магия длится несколько дней, и в течение пары недель подавляющее большинство участников больше не понимают, почему они думали, что услышанные ими вдохновляющие речи изменит их.Впоследствии они чувствуют замешательство — они не совсем понимают, в каком направлении они хотели бы развиваться, поэтому они отказываются от своих попыток измениться. Как это ни парадоксально, но сама доктрина, направленная на поощрение перемен в людях, служит их подавлению.

Миф о магической трансформации стал повсеместным, потому что он подпитывает слишком человеческую склонность к принятию желаемого за действительное. У всех нас есть фантазии о том, кем мы могли бы стать в другой жизни: актерами, певцами, писателями, магнатами, политическими лидерами.Хотя большинство из нас не говорит об этих фантазиях, они могут сильно влиять на нашу психологию, как убедительно показал Фрейд. Мы часто чувствуем себя бабочками, заключенными в кокон нашей реальной жизни и ожидающими освобождения. Эта фантазия выражается в сказках и фильмах, и до тех пор, пока она ясно понимается как сказка, она не представляет никаких проблем. Но когда люди верят в идею о том, что фантазия — это потенциальная реальность, они попадают в беду.

Чтобы понять эту проблему, нужно признать разницу между мечтой и фантазией.Британский психоаналитик Дональд Винникотт охарактеризовал сновидение как использование воображения для создания возможных сценариев, в которых наш потенциал может реализоваться. Но чтобы быть продуктивным, мечты должны быть связаны с нашим потенциалом. В противном случае это праздные фантазии. Следовательно, способность различать мечты и фантазии имеет решающее значение: без сновидений мы вряд ли внесем какие-либо изменения, но заблудиться в фантазиях — это не только пустая трата энергии, но также может стать препятствием для реальных изменений.

Чтобы быть продуктивным, мечты должны быть связаны с нашим потенциалом. В противном случае это праздные фантазии.

Рассмотрим Альберта. Он был старшим вице-президентом по маркетингу в крупном банке и недавно нашел чрезвычайно успешный новый способ продвижения последнего финансового инструмента банка. Ходили слухи, что Альберт станет следующим генеральным директором банка. Внезапно у него начались боли в груди. После многочисленных осмотров его врач заподозрил, что боли Альберта имеют психосоматическое происхождение, и направил его к одному из авторов, Карло Стренгеру, для консультации.

Альберт допускал, что его симптомы могут быть отчасти психологическими и связаны с его возрастом (ему приближалось 50), но он все время задавался вопросом, почему у него должны быть проблемы сейчас, когда его карьера шла так хорошо. Если его тело говорило ему, что корпоративная игра больше не для него, что ему делать? От одной мысли о выходе из банка Альберт вздрогнул и вспотел. «Я всю жизнь был банкиром! Было бы безумием выбросить все это сейчас », — сказал он.

Страхи Альберта были естественными.Людям всегда нелегко покинуть родной дом, который дал им статус, доход и безопасность. После периода сильной тревоги по поводу будущего последовала пара месяцев, в течение которых Альберт постоянно говорил о том, чтобы стать сценаристом и режиссером. Вдохновленный книгами по саморазвитию, обещавшими стать кем угодно, Альберт планировал войти в высококонкурентный мир кинопроизводства. Однажды он даже сел и попытался написать сценарий. Но, обдумав все во время консультации, Альберт понял, что это нереальное поле для него.Он всегда любил фильмы, и его познания в истории кино были замечательными, но когда его подтолкнули, он признал, что больше всего он когда-либо приходил к режиссуре снимать видео своих детей: «Когда я хотел превратить видео из отпуска во что-то более того, я отдал его студенту-киноведу для монтажа; Мне даже в голову не пришло сделать это самому », — сказал он. Альберт понимал, что стать режиссером или сценаристом было больше фантазией, чем мечтой.

В этот момент Альберт заметно впал в депрессию.Неудивительно, что миф о магической трансформации парализовал его. Он чувствовал, что ему не хватало энтузиазма и тяги людей, описанных в вдохновляющей литературе по самопомощи. «Они должны быть действительно особенными, а я нет. «Лучше я продержусь в банке до пенсионного возраста», — сказал он.

Это была стадия, на которой Альберту потребовалась помощь внешнего мира, чтобы кристаллизовать новое видение. Персональный консультант побудил Альберта задуматься, что его привлекает в кино.Во-первых, он любил среду. Во-вторых, он думал, что съемка даст ему возможность работать с разными типами людей. «Я не уверен, что смогу выдержать идею видеть вокруг себя костюмы в тонкую полоску гораздо дольше!» он жаловался. Но у него была и более глубокая мотивация. В решающие моменты своей взрослой жизни Альберт чувствовал, что определенные фильмы помогают ему понять, через что он проходит. Его интенсивный интерес к этому виду искусства частично был обусловлен желанием снимать фильмы, которые могли бы помочь другим таким же образом.

После серьезного тестирования реальности Альберт понял, что, хотя он не мог делать все, о чем мечтал, сосредоточившись на этом, он все же мог сделать довольно много. Он любил мотивировать людей; он любил генерировать идеи, и у него это хорошо получалось; он любил придумывать стратегии, и у него был в этом доказанный послужной список. В конце концов, после долгого общения и консультаций, Альберт встретил группу людей, которые решили порвать с крупной корпорацией в медиаиндустрии. Они хотели меньшего размера и более прямого контакта с творческими людьми.Но им требовалось финансирование, и никто из них не собирался возглавить компанию.

У Альберта было то, что им нужно. Он хорошо разбирался в стратегии и имел связи с источниками финансирования. Больше всего ему нравился процесс анализа сценариев, генерации идей и их воплощения в жизнь. Альберту потребовалось некоторое время, чтобы осознать, что объединение с этой группой связано с финансовым риском. Он боялся, что почувствует себя униженным, если будет водить менее роскошный автомобиль, чем его сверстники, или кататься на лыжах в менее престижных местах отдыха.Но поскольку его самооценка была достаточно стабильной, Альберт при поддержке жены смог разработать подробный план сокращения расходов. К его удивлению, когда он отказался от своего большого углового офиса с видом на город и служебную машину, он почувствовал гораздо меньшую потерю, чем ожидал. Несколько лет спустя, по его словам, его новая жизнь стала не только более творческой, чем его жизнь в банке, но и исчезли боли в груди.

Переход Альберта был возможен, потому что в конечном итоге он мог различать мечты и фантазии.Никто бы не подумал, что в 50 лет реально начать играть на пианино с целью стать международным концертным пианистом. Также очень редко смена карьеры среднего возраста влечет за собой переход от банковского дела к написанию сценариев в Голливуде. Люди могут избавиться от иллюзии всемогущества, сконцентрировавшись на связи между своими навыками и стремлениями. Вы можете не стать профессиональным пианистом, но вы можете стать менеджером оркестра.

Управление сменой карьеры

Хорошая новость для руководителей, приближающихся к среднему возрасту, заключается в том, что изменения на рынке труда за последние несколько десятилетий увеличили возможности для карьерного роста в среднем возрасте.Например, появилось много профессий и функций, которых 30 лет назад не существовало. Более того, крупные компании, как правило, передают на аутсорсинг все больше и больше задач и функций, создавая возможности для профессионалов из различных областей продавать свои услуги. Чем больше руководители осведомлены о навыках, которые они приобрели в течение своей трудовой жизни, тем больше они могут воспользоваться этими возможностями.

Конечно, как показывают примеры, которые мы описали, реализация возможностей — сложная задача, которая часто требует помощи личного консультанта, тренера или терапевта с некоторым пониманием развития карьеры.Достижение самосознания также может быть длительным процессом. Альберту потребовалось больше года, чтобы даже признать, что он должен задуматься о смене карьеры, и у него был стимул растущих проблем со здоровьем, чтобы сигнализировать о проблеме. Как выяснила Джудит, зачастую этот процесс требует запуска какого-либо непрофессионального проекта, который служит катализатором. Руководители, возможно, найдут такие проекты у себя дома или в проектах КСО, спонсируемых их фирмами. Многие руководители могут ответить, что требования, предъявляемые к их работе на данном этапе их жизни, не позволяют тратить время на деятельность, не связанную с их работой.Однако мы твердо верим, что такие действия могут помочь руководителям понять необходимость перехода; они также могут указать направление, в котором может идти переход.

Однако переход среднего возраста — это не просто упражнение в самоуправлении. Компаниям и их инвесторам необходимо подготовиться к тому, что руководители высшего звена, которые, казалось бы, собираются стать генеральными директорами (например, Альберт), на самом деле могут рассматривать совершенно другой путь. И наоборот, переходный период среднего возраста дает корпорациям возможность перенять взгляды и навыки людей, стремящихся перейти в новые области бизнеса, как это сделала Джудит.Поскольку переход к возрасту среднего возраста представляет собой проблему (и возможность), с которой компании впервые сталкиваются в столь крупном масштабе, передовых методов пока нет. Тем не менее, некоторые компании пытаются исправить ситуацию. Большинство из них ограничиваются отправкой менеджеров на короткие семинары и программы, которые продают некоторые простые сообщения, такие как «продолжайте двигаться», «найдите неиспользованный потенциал внутри себя» или «мыслите нестандартно».

Эти мероприятия могут быть полезны, но компании, которые хотят серьезно относиться к управлению изменениями среднего возраста руководителей, должны понимать, что на это потребуется время.Трехдневный семинар в лучшем случае может побудить руководителей инициировать изменения, но никогда не сможет завершить работу за них. Организации должны предпринять радикальные шаги, чтобы помочь своим руководителям понять, что с учетом текущей продолжительности жизни все в компании в какой-то момент уйдут и начнут вторую жизнь. Вопрос только в том, в каком возрасте.

Организациям необходимо предпринять радикальные шаги, чтобы помочь своим руководителям понять, что все в компании в какой-то момент уйдут и начнут вторую жизнь.

Чтобы сформировать такой образ мышления, компании должны помочь руководителям подготовиться ко второй жизни в соответствии с политикой. Мы считаем, что каждый человек старше среднего звена и старше 45 лет должен периодически встречаться с тренерами или консультантами, чтобы помочь спланировать свою вторую карьеру. Компаниям также следует создать фонд непрерывного образования, который руководители могут использовать для развития знаний, навыков и интересов, которые служат их личному развитию, а не только их работе на текущей работе.Как предлагали Розабет Мосс Кантер, Ракеш Хурана и Нитин Нория, деловой мир должен сотрудничать с высшими учебными заведениями для разработки программ и курсов, направленных на достижение этой цели.

Компаниям также может быть полезно наладить связи с коммерческими и некоммерческими организациями, которые предлагают руководителям возможности сотрудничать по конкретным проектам. Конечно, такие вложения стоят денег, но отдача неоценима, пока руководители остаются в компании.Благодаря различным мероприятиям по развитию руководители станут разносторонними профессионалами, что само по себе является конкурентным преимуществом. Возможно, еще важнее побудить людей задуматься о своей жизни после того, как они покинут организацию, может помочь им перестать отождествлять окончание работы со смертью — убеждение, которое может вызвать панику и проникнуть в культуру организации. Если у людей развились другие интересы, базы знаний и навыки, они будут больше уверены в себе и меньше будут чувствовать паранойю, и организация станет более продуктивной.

Компаниям также необходимо научиться справляться с наплывом талантов из поколения «бэби-бума». В то время как многие руководители среднего возраста обнаруживают, что им нужно искать места за пределами корпоративного мира, другие захотят принять участие. Организации, которые готовы проявить творческий подход в поиске способов использования навыков и опыта руководителей среднего возраста, могут получить конкурентное преимущество. на рынке. Одна крупная финансовая компания, например, поняла, что бэби-бумеры представляют собой очень прибыльный сегмент ее рынка.Многие люди в этом поколении накопили значительные активы и ищут хорошего управления своими деньгами. Чтобы привлечь эту когорту, компания создала новое предприятие, ориентированное на людей среднего возраста, вокруг группы руководителей, которым было за пятьдесят. Эти руководители понимали конкретные потребности целевых клиентов, знали, какие услуги им нужны, и смогли заслужить их доверие с помощью маркетинговых усилий.

Поскольку игра еще находится на ранней стадии, некоторые корпоративные обязанности и возможности для перехода в зрелом возрасте полностью продуманы.Но одно можно сказать наверняка: такие решения, как терапия и коучинг, в лучшем случае являются временными мерами. Необходимо будет разработать реалистичные программы, чтобы помочь растущему числу руководителей среднего звена пройти через долгий процесс поиска профессии во второй половине своей взрослой жизни. • • •

Поколение бэби-бума стареет, но его работа еще далека от завершения. Многие люди могут ожидать и наслаждаться второй жизнью, если не второй карьерой. Однако поставленная задача не так проста, как обещания самопомощи «просто сделай это».Истинная трансформация в среднем возрасте не находится в нас, ожидая выхода, как бабочка из кокона. Самоактуализация — это произведение искусства. Это должно быть достигнуто усилиями, выносливостью и умением. К счастью, жизненная сила не просто угасает в возрасте 65 лет. Действительно, нет периода, лучше подходящего для внутреннего роста и развития, чем средний возраст, когда многие люди учатся прислушиваться к своему внутреннему «я» — необходимый первый шаг на пути к себе. -реализация.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за февраль 2008 г.

Реален ли «кризис среднего возраста»?

Средний возраст часто рассматривается как точка поворота в жизни. Поднялись на холм, и вид с другой стороны тревожный. Как сказал Виктор Гюго: «сорок — это старость юности» и «пятьдесят — юность старости».

Идея, что взрослые среднего возраста сталкиваются с темной ночью души — или отчаянно спасаются от нее, когда волосы трепыхаются на ветру кабриолета, — глубоко укоренилась. Исследования показывают, что подавляющее большинство людей верят в реальность так называемого «кризиса среднего возраста», и почти половина взрослых старше 50 лет утверждают, что у них он был.Но так ли это на самом деле?

Есть убедительные доказательства того, что снижение удовлетворенности жизнью в среднем возрасте действительно существует. Опросы населения обычно показывают, что и женщины, и мужчины меньше всего удовлетворены в среднем возрасте. Австралийское исследование HILDA обнаруживает самую низкую удовлетворенность жизнью в возрасте 45 лет, а Австралийское статистическое бюро выделяет возрастную группу 45-54 лет как самую мрачную.

Для некоторых средний возраст может быть неприятным, но мало свидетельств того, что это обычно период кризиса и уныния.С психологической точки зрения все становится лучше. Если есть небольшой провал в том, как люди оценивают свою судьбу — даже если он объективно не хуже, чем раньше, — это понятно. Наше внимание время от времени переключается на оставшееся, и это требует процесса корректировки.


Подробнее: Как это случилось так быстро? Почему с возрастом время летит незаметно


Когда наступит средний возраст?

Ясно, что есть много оснований для неудовлетворенности жизнью в средние годы.Но делает ли это кризис среднего возраста реальным или просто интуитивно привлекательным фантомом? Есть веские основания относиться к этому скептически.

Во-первых, довольно сложно решить, когда должен произойти кризис среднего возраста. Представления о среднем возрасте эластичны и меняются с возрастом. Одно исследование показало, что молодые люди считают, что средний возраст простирается от 30 до 50 лет, в то время как взрослые старше 60 лет считают, что средний возраст простирается от 30 до середины 50.

Кризис среднего возраста может случиться в 30 лет, в зависимости от того, сколько вам лет, когда вы оцениваете, что такое «средний возраст».Роберто Никсон (@g) / Unsplash

В одном исследовании, проведенном в США, треть людей в возрасте 70 лет определила себя как люди среднего возраста. Это исследование согласуется с выводом, что люди среднего возраста, как правило, чувствуют себя на десять лет моложе своего свидетельства о рождении.

Как бы мы ни определяли средний возраст, концентрируются ли кризисы в этом периоде? Одно исследование предполагает, что нет. Напротив, это указывает на то, что кризисы, о которых сообщают сами люди, с возрастом становятся все более распространенными. Среди участников исследования в возрасте от 20 до 44% сообщили о кризисе, по сравнению с 49% участников в возрасте 30 лет и 53% участников в возрасте 40 лет.

В другом исследовании, чем старше участники, тем старше они сообщили о наступлении кризиса среднего возраста. Люди старше 60 лет вспоминали свое в 53 года, а люди в возрасте 40 лет — в 38 лет.

Возможно, нет явного кризиса среднего возраста, только кризисы, которые происходят в среднем возрасте, но в равной степени могли произойти до или после.

Что думали теоретики

Психоаналитик Эллиот Жак, придумавший термин «кризис среднего возраста» в 1965 году, считал, что он отражает растущее признание своей смертности.«Смерть, — писал он, — вместо того, чтобы быть общей концепцией или событием, пережитым с точки зрения потери кого-то другого, становится личным делом».

Ключевым достижением среднего возраста, по мнению Жака, является переход от юношеского идеализма к тому, что он называл «созерцательным пессимизмом» и «конструктивным смирением». Он утверждал, что средний возраст — это когда мы достигаем зрелости, преодолевая отрицание смерти и человеческой разрушительности.

Карл Юнг представил иную точку зрения. Он утверждал, что средний возраст — это время, когда ранее подавленные аспекты психики могут интегрироваться.Мужчины могут восстановить свою бессознательную женскую сторону или аниму , ранее погруженную в воду в юности, а женщины оживают в своей скрытой противоположности, анимусе .

Юнг считал, что мужское и женское начало соединяются в человеке в среднем возрасте. с shutterstock.com

Недовольству среднего возраста также предлагались менее глубокие объяснения. Это когда дети могут покидать семейный дом, и когда взрослые зажаты между поколениями, и им необходимо заботиться о детях и стареющих родителях.Хронические заболевания часто проявляются впервые, а потери ускоряются. Потребности на рабочем месте могут быть пиковыми.

Но в этом может быть что-то еще более фундаментальное и биологическое. Шимпанзе и орангутанги не страдают экзистенциальным страхом, синдромом пустого гнезда или стрессом на работе. И все же они демонстрируют такое же падение благополучия в среднем возрасте, как и их человеческие собратья.

Одно исследование показало, что шимпанзе в возрасте около 20 лет и орангутаны в возрасте около 30 лет демонстрировали самое низкое настроение, наименьшее удовольствие от социальной активности и наименьшую способность достигать своих целей.Исследователи предположили, что эта закономерность может отражать возрастные изменения в структурах мозга, связанные с благополучием, которые аналогичны между видами приматов.


Подробнее: У шимпанзе и орангутангов действительно кризис среднего возраста?


Средний возраст как время роста, а не кризиса

Эпизоды кризиса не могут быть тесно связаны с неблагоприятными жизненными событиями. Исследования часто не могут показать четкой связи между невзгодами и самопровозглашенными кризисами.

Одно исследование показало, что сообщение о кризисе среднего возраста не было связано с недавним разводом, потерей работы или смертью любимого человека, а было в первую очередь связано с депрессией в анамнезе.

Представление о среднем возрасте как о времени психологического уныния также опровергается данными исследований. Несмотря на U-образную кривую удовлетворенности жизнью, большинство изменений в среднем возрасте носит положительный характер.

Рассмотрим, например, изменение личности. Одно лонгитюдное исследование, в котором участвовали тысячи американцев в возрасте от 41 до 50 лет, показало, что с возрастом они стали менее невротичными и застенчивыми.Эти изменения личности не были связаны с жизненными невзгодами взрослого человека: устойчивость, а не кризис, была нормой.

Другое исследование, проведенное на выборке женщин в возрасте от 43 до 52 лет, показало, что с возрастом они становятся менее зависимыми и самокритичными, а также более уверенными, ответственными и решительными. Эти изменения не были связаны с менопаузальным статусом женщины или с пустым гнездом.


Подробнее: Начинаем и начинаем: хороший секс не только для молодых


Другое исследование показывает аналогичную историю.В целом психологические изменения в среднем возрасте положительные. Личность становится более устойчивой и принимающей себя, в то время как положительные эмоции в среднем постепенно нарастают на протяжении жизни.

Даже те кризисы среднего возраста, о которых сообщают сами люди, могут иметь положительную сторону. Одно исследование показало, что чем о большем количестве кризисов сообщают люди, тем более сочувственно они относятся к другим. Возможно, неудивительно, что пожилые люди выбирают средний возраст в качестве фазы жизни, которую они больше всего предпочитают.

Задача состоит в том, чтобы выйти из среднего возраста с восстановленным удовлетворением жизнью, как это делает большинство.Виктор Гюго снова сказал об этом хорошо: «Когда грация сочетается с морщинами, это восхитительно».

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *