Психология эмоции: Книга: «Психология эмоций. Я знаю, что ты чувствуешь» — Пол Экман. Купить книгу, читать рецензии | Emotians Reveald | ISBN 978-5-4461-0940-1

Содержание

Ловушка токсичной позитивности: что это и как из нее выбраться

  • Люсия Бласко
  • BBC News Mundo

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

А вы скрываете «негативные» эмоции?

Вы когда-нибудь чувствовали, что должны скрывать свои негативные эмоции? Как будто вас заставляют круглые сутки и любой ценой поддерживать образ «счастливого человека»?

Это может показаться нелогичным, но позитивность может быть токсичной.

«Все ценное в жизни достигается через преодоление сопутствующего негативного опыта», — говорит американский писатель и консультант по личному развитию Марк Мэнсон.

«Любая попытка избежать негатива, подавить или заглушить, приводит к обратной реакции. Избегание страдания — форма страдания. Отрицание провала — это провал», — продолжает он.

Но токсичная позитивность требует от вас именно этого — заставить себя притвориться оптимистом и заглушить негативные эмоции, и не важно, каким бы ложным ни был ваш оптимизм.

Психолог Антонио Роделлар — специалист по тревожным расстройствам и клиническому гипнозу — говорит, что негативный эмоции (психолог предпочитает называть их «нерегулируемыми») нужно признавать.

«В палитру эмоций входят нерегулируемые чувства, такие как печаль, разочарование, гнев, беспокойство или зависть», — напоминает он.

«Нельзя игнорировать то, что как людям нам присущ весь спектр этих эмоций, которые полезны и дают нам информацию о том, что происходит вокруг и в нашем организме. Игнорировать их нельзя», — добавляет Роделлар.

Британская терапевт, психолог и писательница Салли Бейкер согласна: «Проблема токсичного позитива в том, что он требует от нас заглушить часть широкого спектра эмоций, которые мы можем испытывать в сложной ситуации».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Принятие своих эмоций делает нас сильнее, говорит Салли Бейкер

«Если вы позволяете себе испытывать только положительные эмоции — вы себе лжете», — говорит она.

«Когда вы оказываетесь в трудной ситуации, подавление всех «негативных» чувств, которые появляются, вас просто вымотает. И, что еще хуже, у вас не получится выработать к ним устойчивость», — говорит Бейкер.

«Это изолирует нас от самих себя, от наших истинных эмоций. Мы прячемся за позитивностью, чтобы люди не увидели нас в дурном свете», — резюмирует она.

Позитив — обычный и токсичный

Чтобы понять, что такое токсичная позитивность, мы должны отличать ее от позитивного мышления. Звучит похоже, но это совсем разные вещи.

«Позитивное мышление популяризировал психолог Мартин Селигман, изучавший депрессию. Он нашел новый подход к ряду проблем, ситуаций и патологий», — говорит Роделлар.

В 1990-х годах Селигман, занимавший тогда пост президента Американской психологической ассоциации, заявил на конференции, что психология должна сделать новый шаг в изучении с научной точки зрения всего, что делает людей счастливыми.

В своей знаменитой книге 1995 года «Ребенок-оптимист» американский психолог объяснил, что люди не рождаются пессимистами, а становятся ими из-за своего жизненного опыта. Он утверждает, что мы можем бороться с этим пессимизмом и преобразить наши негативные мысли в более позитивные.

Отлично! Так что, если мне грустно, все, что мне нужно сделать, это сосредоточиться на том, чтобы быть счастливым, верно? Не совсем так. Это было бы кратчайшим путем в ловушку токсичной позитивности.

Негативные эмоции нельзя игнорировать — вы должны сначала признать и принять их.

Фокус в том, чтобы умерять свой позитивизм и избегать крайностей.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Вы не всегда будете чувствовать себя хорошо, и это нормально

«Концепция позитивной психологии со временем исказилась, — говорит Роделлар. — Сосредотачиваться на положительных аспектах разных происходящих в жизни ситуаций бывает полезно, в том числе и с терапевтической точки зрения. Проблема в том, что если этим увлечься, то это может привести к снижению способности противостоять негативными ситуациями», — говорит психолог.

«Правильно примененное позитивное мышление очень полезно, но оно неизбежно формирует фрагментарное восприятие реальности и чувство беспомощности. Отрицать вредные и болезненные ситуации — все равно, что смотреть на мир одним глазом», — считает Роделлар.

Как понять, что вы в ловушке токсичной позитивности

  • Вы скрываете или маскируете свои истинные чувства.
  • Вы пытаетесь «не зацикливаться» на проблеме, игнорируя свои эмоции.
  • Вы чувствуете себя виноватым за то, что чувствуете.
  • Вы стараетесь минимизировать негативный опыт других, говоря вещи, которые позволяют вам почувствовать себя хорошо.
  • Вы пытаетесь рационализировать ситуацию («могло быть и хуже») вместо того, чтобы признать свой эмоциональный опыт.
  • Вы стыдите или указываете пальцем на других, если они выражают разочарование или другие «отрицательные» чувства.
  • Вы игнорируете то, что вас беспокоит («как есть, так и есть»).

Источники: Тамара Квинтеро (специалист по травмам, гипнотерапии и личному росту), Джейми Лонг (специалист по отношениям, расстройствам пищевого поведения и беспокойства)

.

Как это на нас влияет?

Подавление или игнорирование «отрицательных» эмоций может плохо влиять на здоровье.

«Все эмоции, которые мы подавляем, соматизируются [психологический стресс проявляется в виде физических симптомов] и проявляются через организм, часто как болезнь. Когда мы отрицаем эмоцию, она находит другой путь наружу», — говорит Роделлар.

Бейкер согласна: «Подавление эмоций влияет на ваше здоровье. Если вы скрываете свои проблемы за фасадом токсичного позитива, они будут появляться в вашем теле альтернативными способами — от проблем с кожей до синдрома раздраженного кишечника».

«Когда мы игнорируем свои отрицательные эмоции, наше тело начинает пытаться привлечь внимание к этой проблеме. Подавление эмоций изматывает нас физически и психологически. Это вредно для здоровья и в долгосрочной перспективе не работает», — говорит терапевт.

Еще одно последствие, говорит Роделлар, заключается в том, что «когда мы сосредотачиваемся только на положительных эмоциях, мы получаем более наивные, инфантильные версии ситуаций, которые происходят с нами в жизни, и мы становимся более уязвимыми в тяжелые моменты».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Честны ли вы с собой?

Эксперт по психопедагогике и нейропсихологии Тереза Гутиеррес считает, что у токсичной позитивности «есть и более серьезные психологические и психиатрические последствия, чем депрессия».

«Мир эмоций девиртуализируется, и это может привести к тому, что человек не живет реальной жизнью — это отражается на нашем психическом здоровье. Такое количество позитива вредно для всех. Если нет разочарований и неудач, мы не научимся развиваться в нашей жизни», — говорит она.

Если с вами не все в порядке — это нормально

В моде ли токсичный позитив? Бейкер считает, что да, и объясняет это распространением соцсетей, «которые заставляют нас сравнивать нашу жизнь с другими идеальными жизнями, которые мы видим в интернете».

«В социальных сетях есть постоянная тенденция показывать самую совершенную версию себя, это выматывает и это не реальность», — говорит Бейкер.

«Если бы мы были более честными, мы бы не стеснялись испытывать любые эмоции. Мы люди, мы должны позволять себе испытывать весь спектр эмоций. Если с вами не все в порядке — это нормально. Мы не можем постоянно быть позитивными», — полагает она.

Гутиеррес считает, что «в последние годы» токсичная позитивность стала более распространена, особенно во время пандемии.

«Мы живем в нетипичные и странные времена, многие люди страдают. Тревога, неопределенность, фрустрация, страх… Все это обычные чувства. Но мы слишком увлекаемся токсичным позитивом, а это опасно», — говорит она.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«Все будет хорошо» — приятная мысль, но не очень ценный совет

Роделлар считает, что «люди пытаются найти короткий путь к психическому здоровью, почувствовать себя лучше немедленно, как будто это данное им природой право».

«Приятно думать, что все будет хорошо. Но это не значит, что процесс достижения цели должен быть приятным легким. Более реалистично сказать себе «и это пройдет», когда у вас в жизни трудный период», — говорит психолог.

«Эмоции подобны волнам: она разгоняются, набирая силу, и замедляются, становясь пеной и исчезая. Проблемы начинаются, когда мы не хотим чувствовать то, что чувствуем, тогда мы теряем устойчивость к следующей волне», — объясняет Роделлар.

Признавать и не игнорировать

Психологи, с которыми проконсультировалась Би-би-си, согласны, что принимать в идеале нужно все эмоции, не подавляя тех, которые нам не нравятся.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Мы всегда «должны» чувствовать себя хорошо, но это нездоровое давление

Дело не в том, чтобы отказаться от позитивного мышления, однако необходимо признавать то, как мы себя чувствуем в каждый момент, даже если нам неприятно.

«Будьте более честными с собой, не бойтесь сказать, что вам грустно, что вы в депрессии, что вы беспокоитесь. Важно признавать, когда вам плохо, и понимать, что это происходит и будет происходить, — говорит Бейкер. — Просто проживайте свои эмоции и извлеките уроки из них, чтобы стать более устойчивым» (страдающим клинической депрессией этот совет не подойдет, клиническая депрессия без лечения может усугубиться).

Профессор психологии Мичиганского университета Стефани Престон уверена, что лучший способ проверить свои эмоции — «просто к ним прислушаться».

«Когда кто-то делится с вами негативными чувствами, не спешите ободрять его или пытаться заставить его думать позитивнее, рассказывая, что «все будет хорошо». Вместо этого постарайтесь подумать о том, что его беспокоит или пугает. Постарайтесь послушать», — советует эксперт.

«Пребывать эмоциональном расстройстве — это и так изоляция, а когда люди пытаются заглушить эти чувства, особенно если это ваши родные и близкие, это очень больно. Если прислушаться к тому, кому больно, то это может привести к большим переменам в их жизни», — говорит Престон.

Возможно, это будет полезно и вам. Существуют свидетельства, что проявлять альтруизм полезно для здоровья, отмечает Престон.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Прислушаться к другу важнее, чем пытаться ободрить его

А что, если ты чувствуешь себя подавленным?

«Самое важное — практиковать сознательность», — говорит Роделлар.

«Признайте ситуацию и свои чувства. Не отрицайте, что что-то не так, не смотрите в другую сторону, и в то же время не зацикливайтесь на негативных эмоциях», — добавляет психолог.

«Эмоции — это информация, которую мы должны прочитать и понять, чтобы правильнее взглянуть на ситуацию и увидеть, какие уроки можно из нее извлечь, что можно изменить в будущем», — говорит Роделлар.

Как воплотить этот совет на практике? Вот типичные фразы, характерные для парадигмы токсичной позитивности и альтернативы им.

Токсичный позитив

  • «Не думай так, будь позитивнее!»
  • «Не волнуйся, будь счастлив»
  • «Поражение — не наш вариант!»
  • «Здесь только позитив!»
  • «Могло быть и хуже!»

Валидация эмоций

  • «Расскажи, что ты чувствуешь, я слушаю»
  • «Я вижу, что тебе нехорошо. Как помочь?»
  • «Неудача — это часть успеха»
  • «Я здесь, можешь на меня положиться»
  • «Мне жаль, что ты через это проходишь»

Источник: The Psychology Group

«Мы должны сами нести ответственность за свое счастье, добиваясь его с помощью конструктивной психологии», — призывает Роделлар.

«Это нормально думать, что стакан наполовину полон, но нужно принимать и ситуации, когда он наполовину пуст, и с этой точки брать на себя ответственность за то, как мы строим свою жизнь», — добавляет он.

«Все наши эмоции — настоящие и реальные, и все они имеют ценность», — соглашается с ним Бейкер.

О чем говорят наши эмоции

Каждая эмоция несет в себе глубокий смысл. Например, страх сообщает об опасности, а стыд — о том, что нарушены границы личного пространства человека. Любовь, радость и благодарность — лечащие душу эмоции, которые обладают для нас особой ценностью.

Подробнее об эмоциях и их значении в жизни человека рассказала «Мелу» специалист Московской службы психологической помощи Елена Литвинова. 

Почему мы это чувствуем

Что значит переживать эмоцию? Сталкиваясь с какой-то определенной ситуацией или конкретным явлением, мы можем ощутить некий внутренний резонанс, отклик. Это родилась в нас эмоция, и если прислушаться к себе, то можно определить, на какое спонтанное движение подталкивает нас ее энергия. Чего нам хочется? Шагнуть навстречу? Широко открыть глаза? Отвернуться? Топнуть ногой? Хлопнуть в ладоши? Значение эмоций — в том, чтобы мотивировать человека к действиям и генерировать энергию для их выполнения. Также возникновение эмоции всегда говорит о том, что затронуто нечто важное, значимое для человека.

Каждая эмоция несет в себе определенный смысл и мотивацию к конкретному действию. Так, гнев указывает на то, что ситуация не удовлетворяет человека.Интерес привлекает внимание к конкретному объекту, зависть побуждает к тому, чтобы учиться и овладевать чем-то новым. Горе, печаль, даже тоска — каким бы болезненным ни было переживание этих эмоций, они тоже несут в себе глубокий смысл, помогая примириться с утратой.

Лечащие душу эмоции

Каждый из нас переживал в своей жизни моменты радости, которые были абсолютно незапланированными и неожиданными. Эта способность — врожденная, но значительную роль в ее формировании играет то, каким образом мать в раннем младенчестве отвечала на улыбку ребенка. Чем больше поводов было у малыша радоваться, чем чаще он улыбался и смеялся, тем меньше будет человек во взрослом возрасте подвержен воздействию стрессовых факторов и депрессии.

Другая целительная для души эмоция — любовь. Прежде всего, то, что мы любим, обладает для нас большой ценностью. Это чувство делает человека более открытым, доступным для контакта, доверяющим, способным формировать и поддерживать связь. Она ведет к глубокому счастью, даже несмотря на боль, которая может в ней присутствовать, — боль от утраты объекта любви.

Благодарность — это социально обусловленная эмоция, то есть она возникает в процессе воспитания. Ее можно выразить словами, а также при помощи различных ритуалов, символизирующих признание заслуг.

Способность быть благодарным не только улучшает отношения с окружающими, позволяет снизить уровень повседневного стресса, положительно влияет на физическое самочувствие и здоровье. Она открывает для человека многие возможности: принимать дары, не испытывая при этом тягостного чувства долга; быть в ладу с собой и с миром; принимать не только подарки, но и уроки судьбы и извлекать из них пользу для себя.

Подробное руководство по эмоциональному маркетингу

Новую статью Ника Коленды — «Подробное руководство по эмоциональному маркетингу» — специально для #tceh перевела Екатерина Шипилова. Читать в оригинале на сайте nickkolenda.com.

 

Ник Коленда — нейромаркетолог, эксперт в психологии и маркетинге. Автор книги «Методы убеждения: Как использовать психологию чтобы влиять на человеческое поведение». Известен также благодаря своему шоу «Чтение мыслей» в сервисе Chat Roulette (посмотрите, например, подборку его сеансов со случайными пользователями — ролик на YouTube, 4 мин., англ.). У Ника есть собственный сайт nikkolenda.com, где он делится умными тактиками в маркетинге на основе психологии.

Эмоции эволюционно заложены так глубоко в нас, что многие действия мы, сами того не осознавая, совершаем под влиянием импульса. Нужное настроение может побудить нас выбрать тот или иной продукт, в состоянии голода мы легче покупаем, причём не обязательно еду, а купить что-то красивое и дорогое (но не такое уж нужное) мы обычно решаемся в ситуации дефицита времени.

Из «Руководства по эмоциональному маркетингу» Ника Коленды вы узнаете, как работают эмоции и как вам использовать их в своих целях.

***

Я всегда хотел написать такое руководство, потому что эмоции — важная тема. Но упорно откладывал, ведь объём информации способен напугать кого угодно. Тем не менее, я, наконец, собрался с духом.

Добро пожаловать в самое полное руководство по эмоциональному маркетингу.

Как Ник Коленда это сделал

Содержание

Глава 1. Эмоциональный маркетинг: что это

Глава 2. Что такое эмоции

Глава 3. Почему люди испытывают эмоции

Глава 4. Как эмоции влияют на решения, которые мы принимаем

Глава 5. Когда использовать эмоциональные призывы

Глава 6. Какие типы эмоций бывают

Глава 7. Какие эмоции вы должны настроить

Глава 8. Как вызывать эмоции

 

Глава 1. Эмоциональный маркетинг: что это

Эмоциональный маркетинг — это маркетинг, который использует эмоции, чтобы влиять на потребителя. Неожиданно, правда?

Вы можете использовать эмоции, чтобы достигать разных целей:

1. Создавать нужное восприятие.

2. Влиять на поведение.

3. Усиливать ощущения.

 

Глава 2. Что такое эмоции

Эмоции — психические состояния, которые выражают наши чувства и отношение к объекту. Это «стандартный» ответ. Есть ещё один, правдивый: мы не знаем.

 

«Даже спустя целый век попыток и научных исследований не выявлено ни одного последовательного характерного признака ни одной эмоции».

Лиза Фельдман Баррет, книга «Что вызывает эмоции: секретная жизнь мозга» (англ.).

В чем проблема? У эмоций нет отдельных «ярлыков» — таких как счастье, злость, грусть. Звучит нелепо, но мы разработали терминологию прежде, чем разобрались в самом понятии.

Сегодня исследователи пытаются изменить терминологию (см. статью Лизы Баррет «Естественны ли эмоции?», англ., 31 страница в PDF). Но, кажется, уже слишком поздно.

Итак, что такое «те штуки», которые мы испытываем? Представьте цветовой спектр.

Здесь мы также используем ярлыки: красный, зеленый, синий. Но названия цветов — лишь общие категории. В действительности у каждого цвета почти бесконечное число вариаций. Существует так много оттенков красного, что было бы неразумно — и почти невозможно — дать название каждому.

Один крошечный «шажок» вправо или влево создаёт целый новый цвет.

То же самое и с эмоциями. До недавнего времени мы думали об эмоциях как о чем-то, что имеет рамки. Это ограничивало наше понимание. На самом деле эмоции безграничны. Нам нужно рассматривать их как спектр (см. книгу Лизы Баррет «Как возникают эмоции»).

 

Глава 3. Почему люди испытывают эмоции

Мы развили эмоции благодаря их адаптивным преимуществам в процессе эволюции (см. книгу Леды Космидэс и Джона Туби «Настольная книга эмоций», англ., 27 страниц в PDF).

Эмоции служили двум целям:

1. Физической адаптации.

Наши предки выжили, потому что их тело адаптировалось к условиям среды:

 

«[Некоторые действия] требуют немедленной реакции — например, при появлении хищника. Другим необходима постепенная, устойчивая реакция — например, регулирование кровотока для поддержания температуры тела».

Роберт У. Левенсон «Кровь, пот и страх. Автономная архитектура эмоций», англ., 19 страниц в PDF, цитата — на стр. 349.

Внутренние реакции со временем повлияли на облик человека. Например, лицо человека в гневе краснеет, а зрачки сужаются. Видимые изменения адаптивны в социальных взаимодействиях.

2. Социальной адаптации.

Мы развили видимые индикаторы эмоций, потому что они помогают общаться, расшифровывать намерения.

  • • Вид рассерженного человека предупреждает нас быть начеку.
  • • Если нужно кого-то напугать, мы можем показать гнев.

Такие подсказки также «заражают» нас эмоционально:

 

«Для социальных видов есть огромное преимущество в том, чтобы иметь механизм, посредством которого эмоции могут быстро и эффективно передаваться от индивида к индивиду. У людей заражение эмоциями выполняет целый ряд функций, включая предупреждение, успокоение и эмпатию».

Роберт У. Левенсон «Кровь, пот и страх. Автономная архитектура эмоций», англ., 19 страниц в PDF, цитата — на стр. 357.

Если наши предки замечали соплеменника, который бежал в испуге, они могли перенять его эмоции, чтобы подготовиться к нападению или бегству.

 

Глава 4. Как эмоции влияют на решения, которые мы принимаем

Теперь забавная часть. Я собрал модель, чтобы резюмировать эффекты эмоций. После этого обещаю всё объяснить.

Итак, типы эмоций — это предшествующая основа или антецеденты. Эмоции приводят к некоторым видам поведения, которые, в свою очередь, ведут к различным последствиям.

Это упрощённая модель. Для углублённого изучения вы можете обратиться к модели AIM (см. статью Джозефа Пола Форгаса «Настроение и суждение: The Affect Infusion Model», англ., 29 страниц в PDF) и теории когнитивной оценки (см. работу Ричарда П. Багоцци, Маэш Гопин и Прашант У. Ниер «Роль эмоций в маркетинге», англ., 23 страницы в PDF).

Антецеденты

Три типа эмоций влияют на наши решения (см. книгу Джоэль Б. Коэн, Мишель Туан Фам, Эдуардо Б. Андраде «Природа и роль аффектов в поведении покупателя», англ., 98 страниц в PDF).

1. Интегральные эмоции — напрямую связанные с решением. Вы испытываете интегральные эмоции из-за текущих вариантов или ожидаемого результата (например, удовлетворения от выбора варианта «Б»).

2. Случайные эмоции — текущее настроение. Этот принцип также называют «чувства-как-информация», потому что мы используем наши текущие состояния — чувства — для построения суждений — информации.

В классическом исследовании Норберт Шварц и Джеральд Л. Клор («Настроение, несоответствие и суждение о благополучии: информационные и директивные эффекты аффективных государств», англ., 12 страниц в PDF) попросили людей оценить степень удовлетворенности жизнью. В дождливую погоду люди были гораздо менее счастливы. По сути, они задавались вопросом: «Как я чувствую себя сегодня?». Их пасмурное настроение — проистекающее из погоды — влияло на общую оценку.

Связанные с действием эмоции включают характеристики принятия решений.

Если необходимо выбрать один вариант из множества благоприятных, вы можете ощутить ожидаемое сожаление. Эти негативные чувства способны повлиять на решение (например, отложить покупку).

Поведение

Все три эмоции, в свою очередь, ведут к промежуточным эффектам:

1. Область внимания.
2. Информационный фокус.
3. Социальный фокус.
4. Нормативный фокус.
5. Временной фокус.
6. Уровень уверенности.

Область внимания

Эмоции влияют на наши решения, поскольку корректируют сферу внимания.

Негативные эмоции — такие, как страх, — означают суженный объём внимания (см. Саймон Вичари, Руи Мата, Джордж Райзкэмп «Вероятностные выводы под эмоциональным стрессом: как возбуждение влияет на процессы принятия решений», англ., 15 страниц в PDF). Например, если вашего ребенка нет дома, вам трудно сосредоточиться.

Положительные эмоции — как счастье — усиливают внимание (см. Дж. Роуэ, Дж. Б. Хирш, А. К. Андресон, «Положительный аффект увеличивает широту внимательного выбора», англ., 6 страниц в PDF). Когда наши предки были счастливы, они находились в безопасной среде (где расширенный объём внимания помогал им найти ресурсы).

Информационный фокус

Эмоции влияют также на тип информации, на которую мы полагаемся.

Конкретные образы

Мы склонны больше доверять конкретным образам.

Участники исследования Эрика Джонсона «Рамки, вероятностные искажения и страховые решения» (англ., 17 страниц в PDF) предпочитали план страхования, который покрывал смерть от терроризма в сравнении с планом, который покрывал смерть по любой причине. По иронии, второй план подразумевал в качестве страхового случая любую причину смерти, но люди находили его менее привлекательным.

В другом исследовании люди охотнее жертвовали $5 африканской девушке по имени Рокия, чем абстрактному «миллиону людей» (см. статью Деборы А. Смолл, Джорджа Лоуэнштейна, Пола Словик «Сочувствие и бесчувственность: влияние совещательной мысли на пожертвования на выявленные и статистические жертвы», англ., 12 страниц в PDF). Представить миллион нуждающихся для нас проблематично. Но мы легко можем «увидеть» одного ребёнка в беде.

Уровень трактовки

Эмоции влияют на наш уровень трактовки (см. статью Апарны А. Лабру, Ванессы М. Патрик «Почему счастье помогает увидеть картину в целом», англ., 11 страниц в PDF).

Негативные эмоции (сужают внимание) — триггер низкого уровня трактовки. Мы сосредотачиваемся на базовых подробностях.

Позитивные эмоции (усиливают внимание) — триггер высокого уровня трактовки. Мы сосредотачиваемся на абстрактной информации и общих принципах.

Фокус органов чувств

Эмоции влияют на наше сенсорное восприятие.

Это называется аффект-гейтинг:

 

«…потребители в негативном эмоциональном состоянии чувствительны к тактильным преимуществам продуктов, позитивное эмоциональное состояние повышает чувствительность потребителей к визуальным преимуществам продуктов».

Дэн Кинг, Крис Джанижевски «Аффект-гейтинг» (англ., 16 страниц в PDF).

Такие реакции были адаптивными в процессе эволюции. Мы испытываем негативные эмоции, когда мы в беде. Нам больно. Мы потеряны. Нам нужно тепло. Чтобы выжить, был необходим механизм, который направлял бы нас к положительному физическому прикосновению, контакту в негативных ситуациях. В ответ наш мозг разработал схему, чтобы увеличивать удовольствие от тактильной стимуляции в негативных состояниях.

Положительные эмоции могут быть разными:

 

«…молодые особи млекопитающих в положительном аффективном состоянии — самодостаточные организмы. До тех пор, пока в данном состоянии нейронные схемы побуждают их исследовать окружающую среду, шансы на выживание будут возрастать».

Дэн Кинг, Крис Джанижевски, «Аффект-гейтинг».

Таким образом, когда мы чувствуем себя уверенно, наш мозг увеличивает удовольствие от визуальной стимуляции. Это означает, что мы больше подвержены убеждению через визуальные эффекты (см. статью Мишель Туан Фам и Тамар Авнет «Идеалы и идеи и уверенность VS содержания в убеждении», англ., 17 страниц в PDF).

Взаимодействие с настроением

Эмоции влияют на наши решения, потому что мы фокусируемся на «настроенческой» информации (см. статью Рашми Адавал «Иногда это просто кажется правильным: дифференциальное взвешивание зависимой от влияния и не зависящей от влияния информации продукта», англ., 17 страниц в PDF).

Рассмотрим на примере отпуска. Счастливые люди уделяют больше внимания положительным моментам — отдыху на пляже. Несчастные — отрицательным — стоимости поездки.

Мы придаём большее значение «настроенческой» информации, ошибочно считая её более точной:

 

«Когда посторонний аффект совпадает по валентности с реакциями человека на информацию, он может заставить появляться эти реакции в более подходящий момент, усилив уверенность нашего восприятия в том, что наши ощущения по поводу информации — корректны».

Рашми Адавал «Иногда это просто кажется правильным: дифференциальное взвешивание …», стр. 3.

К тому же мы постоянно находимся в поиске той информации, которая подходит под наше настроение — особенно когда мы не в духе. Именно поэтому часто люди слушают грустные мелодии, когда им грустно. Музыка заменяет им чуткую дружескую поддержку.

 

«Эстетический стимул, который подходит к нашему настроению, сродни эмпатичному другу, который может подарить чувство, будто вы делитесь настроением, опыт эмоционального контакта, благодаря которому люди чувствуют, что их эмоции поняты; о них заботятся, их поддерживают и одобряют».

Чан Жен Ли, Эдуардо Б. Андрадэ, Стэфан И. Палмер «Межличностные отношения и предпочтения для настроения в эстетическом опыте» (англ., 12 страниц в PDF).

Социальный фокус

Эмоции могут быть направлены как на самого человека, так и на его окружение.

Рассмотрим гордость и удовлетворение:

  • • Гордость усиливает фокус на общество. Мы мотивированы привлечь внимание, о чём свидетельствует выпяченная грудь и вздёрнутый подбородок. Эта эмоция позволяла нашим предкам устанавливать превосходство над другими.
  • • Удовлетворение ослабляет фокус на общество. Когда мы испытываем эту эмоцию, мы пресыщены и предпочитаем безопасную обстановку, чтобы насладиться довольством.

В обоих случаях фокус влияет на наше желание владеть тем или иным продуктом:

 

Регулирующий фокус

Эмоции влияют на склонность приобретать или отвергать.

Рассмотрим грусть и отвращение. Обе эмоции негативны, но вызывают разные эффекты:

  • • С отвращением возникает желание отвергать. Эта эмоция помогала нашим предкам избегать токсических раздражителей.
  • • С грустью возникает желание изменить обстоятельства. Эта эмоция может повысить нашу склонность к принятию.

Отвращение снижает стоимость предмета, потому что люди хотят от него избавиться. Грусть, напротив, увеличивает цену — потому что люди жаждут приобрести новое, чтобы улучшить положение (см. статью Дженнифер С. Лернер, Деборы А. Смолл, Джорджа Лоуэнштейна «Струны сердца и струны кошелька: эффекты переноса эмоций на экономические решения», англ., 6 страниц в PDF).

Даже нейтральные эмоции, такие как голод, стимулируют принятие или отторжение:

 

«…голод, вероятно, активирует общие концепции и поведенческие установки, связанные с приобретением. Эти концепции приобретения, однажды возникшие в памяти, могут влиять на последующие решения о приобретении объектов — даже если они (скажем, зажимы для бумаг) явно неспособны избавить от чувства голода».

Элисон Джинг Ксу, Норберт Шварц, Роберт С. Уаер Дж., «Голод способствует приобретению непищевых объектов», англ., 5 страниц в PDF.

Временной фокус

Эмоции отправляют нас к прошлому, настоящему или будущему.

 

«Временной фокус» влияет на наши решения. Например, когда мы фокусируемся на будущем, у нас лучше развит самоконтроль. В одном из экспериментов люди ели меньшее количество M&Ms, когда исследователи стимулировали у них чувство надежды (см. Карен Пэйдж Винтерич, Келли Л. Хоус, «Полезная надежда: влияние будущих положительных эмоций на потребление», англ., 23 страницы в PDF).

Уровень уверенности

Эмоции имеют разные уровни уверенности.

Рассмотрим гнев и страх (см. статью Лариссы З. Тьеденс, Сьюзан Линтон «Суждение под действием эмоциональной уверенности и неопределённости: влияние конкретных эмоций на обработку информации», англ., 16 страниц в PDF).

  • • Когда мы напуганы, мы меньше уверены в исходе ситуации.
  • • Когда мы испытываем гнев, мы знаем его причину.

Гораздо важнее то, что мы можем толковать чувства уверенности и неуверенности.

  • • Трусливые картёжники испытывают большую неуверенность. Они чувствуют, что их шансы на выигрыш становятся более непредсказуемыми, и перестают играть.
  • • Склонные к проявлению гнева картёжники неправильно истолковывают чувство своей уверенности. Они ощущают себя уверенно из-за причины гнева, а потому путают это чувство уверенности с вероятностью выигрыша.

Последствия

Предыдущие факторы увеличивают влияние в последующих направлениях:

1. Глубина обработки;
2. Скорость принятия решения;
3. Оценка важности;
4. Оценка вероятности;
5. Выбор поведения.

Глубина обработки

Эмоции влияют на наши решения, потому что они воздействуют на степень мыслительной обработки информации.

Один из факторов — уровень уверенности:

  • • Эмоции с глубокой степенью уверенности (гнев) влекут за собой эвристическую обработку информации. Мы чувствуем себя уверенными в наших эмоциях и переносим эти ощущения на уверенность в определенном решений. Нам не нужно долго размышлять, потому что мы заранее уверены в принятом решении.
  • • Эмоции с низкой степенью уверенности (страх) влекут за собой систематическую обработку информации. Мы уже не так уверены в своих эмоциях, а значит, и в самом решении. Возникает потребность тщательно всё изучить.

Другой фактор — валентность (см. статью Пола Герра, Кристин Пэйдж, Брюса Пфайфера, Дерика Ф. Дэвиса «Аффективные влияния на оценочную обработку»).

  • Позитивные эмоции активизируют процесс эвристической обработки информации. Положительные эмоции для нас — сигнал о безопасности нашего окружения, мы чувствуем себя более защищенными в момент принятия решения.
  • Негативные эмоции активизируют процесс систематической обработки информации. Негативные эмоции сигнализируют о небезопасности, нестабильности нашего окружения, мы считаем себя обязанными тщательно обдумывать решения.

Скорость принятия решения

Таким же образом эмоции влияют на наши решения, сокращая время принятия решений.

Наша эмоциональная система закреплена в настоящем (см. исследование Ханны Чанг и Мишель Туан Фам «Аффект как система принятия решений в настоящем», англ., 66 страниц в PDF). Под действием эмоций мы быстрее принимаем решения и выбираем те варианты, которые предоставляют немедленную выгоду. Это имеет смысл. Наши предки развили в себе эмоции для помощи в ситуациях, когда решение нужно прямо сейчас (например, бежать или драться).

Оценка ценности

Эмоции влияют на наши решения, потому что воздействуют на восприятие ценности (см. статью Дженнифер С. Лёрнер, Дэчер Келнер «Помимо валентности: к модели эмоционального влияния на суждение и выбор», англ., 21 страница в PDF).

Относительная ценность

Мы используем два метода для расчёта ценности:

  • Кардинальная полезность — абсолютное значение на количественной шкале.
  • Обычная полезность — относительное значение, сравниваемое с остальными вариантами.

Наши эмоции признают метод обычной полезности (см. статью Мишель Туан Фам, Али Фараджи-Рад, Оливер Тоуба, Леонард Ли «Аффект как обычная система оценки полезности», англ., 15 страниц в PDF).

Работники больше радуются не тогда, когда вы поднимаете зарплату до невообразимых высот, а тогда, когда вы делаете их оклад выше, чем у коллег.

Почему мы фокусируемся на относительности? Опять же, так сложилось в ходе эволюции. Когда наши предки испытывали эмоции, они не высчитывали, сколько им нужно заработать для достойной пенсии. Они сравнивали доступные варианты:

  • • Должен ли я драться или бежать?
  • • Должен ли я охотиться или остаться на месте?
  • • Должен ли я делать «А» или «B»?

Эти решения не требуют точных расчётов. Они требуют лишь оценить: «A» лучше «B»? Или «B» лучше «A»?

Нечувствительность обзора

У эмоций существует проблема с машстабом.

Другими словами:

 

«…когда люди полагаются на эмоции, они чувствительны к наличию или отсутствию стимула (так называемую разницу между нулём и неким значением), но невосприимчивы к большим вариациям оценивания».

Кристофер К. Си, Ювал Роттенштрих «Музыка, панды и грабители: об аффективной психологии ценности» (англ., 8 страниц в PDF).

Кристофер Си и Ювал Роттенштрих измерили желание людей платить за CD-диск Мадонны. Для начала они задали не относящиеся к делу вопросы, чтобы направить мышление участников рациональным или эмоциональным образом. После чего спросили: «Сколько бы вы заплатили за набор из 5 или 10 CD-дисков?».

Люди вычисляют желание заплатить за товар в зависимости от типа мышления:

  • • Представители рациональной группы подсчитали, сколько бы они заплатили за один CD-диск (например, $3). После чего помножили значение на количество CD-дисков (например, $15 за набор из 5 CD-дисков, $30 за набор из 10 CD-дисков).
  • • Представители эмоциональной группы в вычислениях основывались на личном отношении к Мадонне. Вне зависимости от количества дисков в наборе оно оставалось одинаковым, поэтому и интенсивность желания заплатить не изменялось (около $20).

Люди испытывают одни и те же эмоции на различных уровнях — например, если читают историю, основанную на реальных событиях, или полностью выдуманную (см. статью Джейн И. Дж. Эберт, Тон Мейвис «Чтение вымышленных историй и выигрыш отложенных призов: Удивительное эмоциональное влияние отдаленных событий», англ., 17 страниц в PDF). Мы настолько погружаемся в эмоциональные переживания вымышленной истории, что не способны дистанцироваться от информации (произошло ли это в действительности?).

Подобным образом, ожидая удара электрическим током, люди ощущают одинаковый уровень стресса вне зависимости от шанса получения удара в 5%, 50% или 100%. Светящееся изображение удара — всё, что необходимо.

Оценка вероятности

Нечувствительность к масштабу эмоций и конкретные образы влияют на то, как мы оцениваем вероятности.

Представьте, что вам нужно вынуть красный боб из банки с белыми бобами. Что подсказывает вам интуиция, какая из групп более привлекательна?

Скорее всего вы выбрали первую группу — с большим количеством красных бобов, правда?

Вероника Денис-Радж и Сэймор Эпштейн провели такой же эксперимент. Большинство людей выбирали первую группу, даже если знали, что в ней их шансы на успех меньше:

 

Не имеет значения, что ваш шанс выиграть в лотерею — 1 к 100 млн: простое присутствие образа в голове, как вы выигрываете, действует весьма убедительно.

Выбор поведения

Когда люди оценивают предметы последовательно, эмоции больше всего влияют на первый вариант (см. Ченг Кью, Катерина У. М. Йенг «Настроение и сравнительное суждение: влияет ли настроение на всё и, в итоге, ни на что?», англ., 15 страниц в PDF).

Почему это происходит? Мы неправильно аттрибутируем эмоции. Первый вариант мы воспринимаем как источник настроения. Последующие варианты обладают меньшим эффектом, потому что мы уже назвали свои эмоции:

 

«…как только индивиды приписывают аффект одному источнику (первому варианту из предложенных), они с меньшей вероятностью свяжут этот аффект с другими источниками (вторым и третим вариантами)».

Катерина У. М. Йенг, Ченг Кью «Как аффект влияет на выбор: исследование процессов сравнения» (англ., 3 страницы в PDF)

Если нам хорошо, когда мы рассматриваем первую опцию, мы непременно оказываемся связаны с этим вариантом.

Глава 5. Когда использовать эмоциональные призывы

Прежде чем решить, на какие эмоции ориентироваться, необходимо разобраться, нужно ли использовать их вообще.

Эмоциональные призывы будут эффективны в следующих ситуациях:

1. Незамедлительные решения.
2. Независимые решения.
3. Неопределённые решения.
4. Гедонистические опции.
5. Ситуация приобретения.
6. В общении со старшим поколением.

Использование эмоций в незамедлительных решениях

Поскольку наша система эмоций закреплена в настоящем, мы полагаемся на эмоции при принятии срочных решений:

 

Однако срочные решения зависят от контекста. В исследовании Ханны Чанг и Мишель Фам (см. «»Я» следую сердцу и «мы» полагаемся на причины», англ., 21 страница в PDF) студенты представляли, что выпускной экзамен ждёт их либо в следующем месяце, либо в следующем году. В первом случае студенты с большей вероятностью арендовали бы «эмоциональную» квартиру (например, с потрясающим видом из окна), чем «рациональную» квартиру (например, ближе к метро).

Итак, базовая стратегия: если клиент ограничен во времени при принятии решения, настройте его эмоции. Дальше поговорим о других тактиках.

Тактика 1: Сократите время принятия решения для гедонистических продуктов

Если ваш продукт эмоциональный по своей сути — как роскошные туфли — ускорьте процесс принятия решения:

  • • Подчеркните ограниченность количества (например, осталось всего 2 единицы на складе).
  • • Предоставьте временные скидки (например, распродажа только на этой неделе).
  • • Минимизируйте доступность продукта (например, продается только зимой).

Тактика 2: Применяйте эмоциональный призыв перед продажей

Возможно, вы продаёте продукт через автоматизированную систему рассылок в электронной почте. В этом случае поместите эмоциональный призыв ближе к концу вашей цепочки триггерных писем — ближе к моменту принятия решения.

Тактика 3: Размещайте гедонистические продукты у кассы

В розничных магазинах импульсивные покупки обычно гедонистические (жвачка, шоколад, журналы со сплетнями). Это имеет смысл, потому что у людей в запасе ограниченное количество времени для принятия решения. Вы можете использовать подобный подход в электронной коммерции. Когда вы продаёте что-то сверх чека ближе к концу времени, отведённого на оплату, предлагайте товары для удовольствия.

Тактика 4: Сократите время ожидания эмоциональных преимуществ

Поскольку система эмоций закреплена в настоящем, это делает людей нетерпеливыми (см. статью Брэм Ван Дер Берг, Зигфрид Девитт, Люк Уорлоп «Бикини провоцируют нетерпение при межвременном выборе», англ., 13 страниц в PDF).

Предположим, вы продаете продукт, предназначенный для удовольствия (например, стильную одежду), но покупатель ощутит его преимущества через время (период ожидания доставки). Вы можете предоставить другое преимущество (доступ к видео с советами стилистов для приобретённого продукта). Вы обеспечите немедленную выгоду и получите возможность продать и другие товары. Беспроигрышная стратегия!

О, и конечно, предложите ускоренную доставку для эмоциональных покупок.

Использование эмоций в независимых решениях

Эмоциональные призывы более эффективны, когда клиенты делают выбор в одиночку.

В выборе группы людей — с фактором общественных последствий — мы предпочитаем более безопасный вариант:

 

На b2b-рынке, где решения касаются большого числа людей, не полагайтесь только на эмоции. Всегда предоставляйте клиентам практичные причины, чтобы они могли использовать их как «парашют» в разговоре с коллегами (например, «Ну, я купил это из-за [разумной причины]»).

Использование эмоций в неопределённых решениях

Неопределённость может быть хорошей или плохой:

  • Хорошая неопределённость: содержимое подарка.
  • Плохая неопределённость: обвал фондового рынка.

Оба варианта приводят к большей зависимости от эмоций (см. статью Али Фараджи-Рад, Мишель Туан Фам, «Неопределённость увеличивает доверие к аффектам в решениях», англ., 59 страниц в PDF).

Когда люди неуверены, они используют «конструктивное мышление», которое действует как шлюз для входа в эмоцию (см. статью Джозефа Форгаса «Настроение и суждение»).

Тактика использования эмоций в неопределённости: дайте эмоциональный призыв нерешительным клиентам

Когда клиенты упорно нерешительны, мы обычно прибегаем к рациональным аргументам. Однако, несмотря на противоречивость, их неопределённый настрой уже созрел для эмоционального толчка.

Использование эмоций в гедонистических опциях

Это, наверное, очевидно, но на всякий случай. Эмоциональные призывы более эффективны для гедонистических продуктов. Основная причина связана с надстроечной информацией (см. статью Мишель Туан Фам, Мэгги Джуэнес, Патрика Де Пелсмакера «Влияние рекламы на оценку брендов: эмпирические обобщения отзывов потребителей о более чем 1000 рекламных роликов», англ., 43 страницы в PDF).

Использование эмоций в ситуациях приобретения

Эмоциональные призывы более эффективны, когда вы описываете то, что ваш продукт даёт, а не то, что он предотвращает.

Когда мы нацелены на принятие, мы воспринимаем эмоции более точно (см. статью Мишель Туан Фам, Тамар Авнет «Условная зависимость от эвристических аффектов как функция регуляторного фокуса», англ., 12 страниц в PDF). Мы находим эмоциональные преимущества более убедительными и в большей степени полагаемся на периферийную информацию (например, визуальную эстетику), а не на содержательную информацию (см. статью Мишель Туан Фам, Тамар Авнет «Идеалы и идеи и опора на аффект VS содержание в убеждении», англ., 17 страниц в PDF).

Использование эмоций в товарах для старшего поколения

Эмоциональные призывы более эффективны для пожилых демографических групп. И причина этого довольно интересна (см. статью Патти Уильямс, Эйми Дролет «Связанные с возрастом различия в ответах на эмоциональную рекламу», англ., 13 страниц в PDF).

В любом контексте мы рассматриваем время как ограниченное или экспансивное, что меняет наше поведение. Это теория социоэмоциональной избирательности (читайте статью Лауры Л. Карстенсен, Дерека М. Исааковитс, Сьюзан Тюрк Чарльз «Принимая время всерьёз: теория социоэмоциональной избирательности», англ., 18 страниц в PDF).

  • • Когда время экспансивно (например, у молодых людей), мы фокусируемся на целях знания. Мы тратим больше времени на планирование, чтобы подготовиться к будущему.
  • • Когда время ограниченно (например, у пожилых людей), мы фокусируемся на эмоциональных целях. Мы проводим больше времени с близкими, наслаждаясь настоящим.

Вот почему эмоциональные призывы работают лучше для более взрослых групп аудитории.

Интересно, кстати, что восприятие времени весьма податливо. Ваша перспектива меняется в зависимости от контекста. У первокурсников колледжа в запасе много времени, поэтому они предпочитают заводить новых друзей. У старшекурсников перспектива ограниченна. Поэтому они предпочитают проводить время со старыми друзьями (см. статью Барбары Л. Фредериксон «Социоэмоциональное поведение в конце студенческой жизни», для скачивания PDF нужен доступ).

Глава 6. Какие бывают типы эмоций

Майкл Льюис в статье «Появление человеческих эмоций» (англ., 17 страниц в PDF) предлагает три категории эмоций, но я опишу четыре:

1. Рефлексные эмоции.
2. Основные эмоции.
3. Сознательные эмоции.
4. Социальные эмоции.

Хотя эмоции и недискретные категории, я буду использовать конкретные ярлыки.

Рефлексные эмоции (0-3 месяцев)

Когда мы рождаемся, мы испытываем две — только две — эмоции.

  • Удовлетворение. Мы слишком малы, чтобы отличать положительные эмоции между собой, поэтому «удовлетворение» охватывает их все целиком. Если наши потребности будут удовлетворены, тогда и нам будет хорошо.
  • Нужда. Точно так же, когда потребности неудовлетворены, мы испытываем огорчение. И плачем, чтобы сообщить об этом.

Основные эмоции (3-6 месяцев)

Через некоторое время наше тело может различать новые эмоции между удовлетворением и нуждой.

  • Интерес. Выживание человека зависит от исследования мира и обучения (см. статью Джорджа Лоуенштейна «Психология любопытства: обзор и реинтерпретация», англ., 24 страницы в PDF). Не будь интереса, мы бы погибли.
  • Счастье. Мы чувствуем себя счастливыми, когда видим знакомые стимулы.
  • Печаль. Ребёнку, который ищет мать, грусть, сопровождающаяся плачем, помогает её вернуть.

Сознательные эмоции (0,5-2,5 года)

По мере развития нашего сознания мы испытываем и другие эмоции.

  • Страх, который требует большего когнитивного развития:

 

«…чтобы дети проявляли страх, они должны быть способны сравнить событие, которое его вызывает, с другим событием — как внутренним, так и внешним».

Майкл Льюис «Появление человеческих эмоций».

Например, детям необходимо уметь определять, что лицо незнакомца отличается от знакомого лица.

Социальные эмоции (2,5+ года)

По мере развития мы приобретаем самосознание. Мы начинаем взаимодействовать в социальном плане и можем сравнить, отличается ли наше поведение от общепринятого.

  • Гнев. Мы злимся, когда люди не относятся к нам с достаточной важностью. Наши предки создали гнев для улучшения своего благосостояния:

 

«Акты или сигналы гнева сообщают, что, если цель в достаточной мере не увеличит благосостояние индивидуума, индивидуум будет налагать издержки или лишать выгод».

А. Сэлл, Дж. Туби, Л. Космидес «Прочность и логика человеческого гнева».

Исследователи обнаружили нечто интересное. Некоторые люди от природы обладали лучшей способностью торговаться:

  • • Могли просить большую цену за товары или услуги (например, скотоводы).
  • • Могли давать больше преимуществ (например, хороших помощников).

Поскольку у этих людей было больше рычагов воздействия, они чувствовали «право» на большее благосостояние. Они легче испытывали гнев — даже в честных сделках — потому что ожидали большего.

Сейчас мы ощущаем на себе эти эволюционные механизмы. Как и прежде, более сильные мужчины и более привлекательные женщины более склонны к гневу.

Что интересно, физически сильные политики чаще используют военную силу. Основываясь на своей индивидуальной силе, они ошибочно полагают, что другие нации менее вероятно прибегнут к ответным мерам.

  • Сочувствие. Большинство млекопитающих обладает эмпатией. Если отпрыск страдает, родителям нужно ощутить те же эмоции, а заодно и мотивацию для решения проблемы (см. статью Франс Б. М. де Ваал «Возвращение альтруизма в альтруизм: эволюция эмпатии», англ., 25 страниц в PDF).

Со временем эмпатия начала играть большую роль в обществе. Мы добиваемся большего — и живём лучше — когда сотрудничаем с другими.

Мы развили ревность по адаптивным причинам:

  • • Мужчины нуждались в ревности, потому что женская измена снижала вероятность воспроизводства.
  • • Женщины нуждались в ревности, потому что мужская измена снижала вероятность приобретения ресурсов.

Поэтому мужчины и женщины чувствовали разную ревность. Мужчины были более ревнивы к сексуальной неверности, в то время как женщины были более ревнивы к эмоциональной неверности. И, благодаря природе эволюции, это актуально и сегодня (см. статью Дэвида М. Басса, Рэнди Дж. Ларсена, Дрю Уэстен, Дженнифер Семмелрот «Гендерные различия в ревности: эволюция, физиология и психология», англ., 5 страниц в PDF).

После совершения социальной ошибки наши предки нуждались в восстановлении общественных связей. Они развили смущение, характеризующееся покорной осанкой, румянцем и означающее раскаяние в нарушении. Именно так они восстанавливали свою позицию в обществе (см. Дэчер Келнер, Бренда Н. Басвел «Смущение: его отличительная форма и функции умиротворения», англ., 21 страница в PDF).

Подобным образом стыд заставляет людей соответствовать. Наши предки нуждались в способности к стыду, чтобы принимать свою долю ответственности. Да, древние люди были очень злы на тех, кто не соответствовал.

Глава 7. Какие эмоции вы должны настроить

В этом разделе я объясню критерии, которые помогут вам выбрать лучшие эмоции для вашей ситуации.

Две общие стратегии

Большинство рекомендаций содержат один из двух подходов.

Стратегия 1. Чувства как триггер к действию

Зиленберг Марсел, Роб М. А. Нелиссен, Сегер М. Брюгельманс и Питерс Рик в статье «О специфичности эмоций при принятии решений» (по ссылке можно запросить текст исследования на англ.) считают, что чувства соотносятся с действиями. Каждая эмоция служит эволюционной цели. Поэтому, если вам нужно извлечь конкретное поведение, просто настройте эмоции, которые совпадают с этим поведением:

 

Примеры:

  • • Если вы продаете стильную одежду, затроньте гордость. Покупатели будут сосредоточены на чужом мнении.
  • • Если вы хотите увести клиентов у конкурента, вызовите страх. Люди сосредоточатся на побеге.
  • • Если же вы хотите, чтобы люди жертвовали, вызовите вину. Они будут увлечены искуплением прошлых преступлений.

Стратегия 2. Совмещение настроения

Если вы не уверены в том, на какие эмоции нацелить покупателя, выберите чувства, которые соответствуют вашему продукту.

Например, люди чаще выбирают приключенческий отпуск, когда взволнованны. Умиротворённые покупатели чаще выбирают спокойные поездки (см. статью Хаккин Ким, Киван Парк, Норберт Шварц «Будет ли эта поездка действительно захватывающей? Роль случайных эмоций в оценке продукта», англ., 10 страниц в PDF).

Совмещение настроения эффективно из-за того, что мы неправильно распознаём эмоции:

 

Здесь есть исключения, которые я объясню далее.

Валентность: положительная или отрицательная?

Вы можете позиционировать эмоции в двух измерениях: валентность и возбуждение (см. статью Лизы Фельдман Баррет, Джеймса А. Руссела «Независимость и биполярность в структуре сиюминутных аффектов», англ., 18 страниц в PDF).

Обычно следует ориентироваться на конгруэнтные (совмещаемые, соразмерные или совпадающие) эмоции. Однако отрицательные эмоции — исключение. Благодаря эволюции, если люди испытывают негативные эмоции, они ощущают также мотивацию к изменению своих обстоятельств, а потому обращаются к неконгруэнтным (несовпадающим) призывам:

 

«…потребители в негативном настроении предпочитают продукты, которые несовместимы как с уровнем возбуждения, так и с валентностью их нынешнего эмоционального состояния».

Фабрицио Ди Муро и Кайл Б. Мюррей «Пояснение о влиянии настроения на выбор потребителя».

 

Если клиенты в плохом расположении духа, подумайте о выборе противоположных эмоций. В качестве напоминания привожу другие факторы, которые я объяснил ранее.

Возбуждение: низкое или высокое?

Этот выбор зависит от вашей цели.

  • Высокие эмоции вызывают немедленные действия. Люди в напряжении с большей вероятностью будут делиться онлайн-контентом (см. статью Джоны Бергер «Возбуждение увеличивает социальную передачу информации», англ., 3 страницы в PDF).
  • Низкие эмоции способствуют благоприятному восприятию. Когда люди менее возбуждены, они принимают высокие конструкты, которые увеличивают ценность восприятия (см. статью Мишель Туан Фам, Айрис У. Ханг, Джеральда Дж. Горна «Релаксация увеличивает материальную оценку», по ссылке можно запросить доступ к PDF). Люди фокусируются на общей картине, поэтому они уделяют больше внимания желательности (например, привлекательности отпуска), чем осуществимости (например, времени, стоимости).

Временной фокус: прошлое против настоящего или будущего?

Эмоции могут сосредотачиваться на разных временных периодах.

Прошлое

Ориентированные на прошлое эмоции (например, ностальгия) могут быть эффективными. Эти эмоции способны вызывать неосуществлённую потребность:

 

Настоящее

Следующие наиболее полезные эмоции ориентированы на настоящее. Они особенно ценны, если ваш продукт обладает успокаивающими свойствами:

 

«…волнение и спокойствие имеют чёткую временную направленность: люди склонны испытывать возбуждение от чего-либо, что ожидается в будущем, и при этом будут ощущать себя спокойно, переживая настоящий момент».

Кэсси Могильнер, Дженнифер Экер, Сепандар Д. Кэмвэр «Как счастье влияет на выбор» (англ., 16 страниц в PDF).

Этот принцип применяется и к оценке продукта:

  • • Когда мы фокусируемся на будущем, мы предпочитаем захватывающие варианты.
  • • Когда мы сосредоточены на настоящем, мы предпочитаем нечто более спокойное.

Будущее

Если ваш продукт не слишком волнующий, вы должны избегать эмоций, связанных с будущим, например, надежды. Эти эмоции увеличивают самоконтроль (см. статью Карен Пэйдж Винтерич, Келли Л. Хоус, «Полезная надежда: влияние будущих положительных эмоций на потребление», англ., 23 страницы в PDF), что не слишком хорошо для эмоциональных покупок.

Плюс, несмотря на положительную валентность, эти эмоции характеризуются неопределённостью. И мы можем ошибочно переносить нашу неопределённость на другие аспекты решения (например, неопределённое стремление к продукту).

Глава 8. Как вызывать эмоции

Мы ощущаем разные типы эмоций: интегральные, случайные и связанные с задачей. Как их вызвать?

Стратегия: выберите контексты, в которых люди испытывают похожие эмоции

Вместо прямого возбуждения эмоции ищите места, где люди ощущают ваши целевые эмоции (см. статью Хаккин Ким, Киван Парк, Норберт Шварц «Будет ли эта поездка действительно захватывающей? Роль случайных эмоций в оценке продукта»).

Размещение рекламы

При выборе мест размещения объявлений рассмотрите контекст:

Spotify → крутой плейлист

Увеличивает возбуждение, которое повышает склонность к действию.

Hulu → телешоу из прошлого

Затрагивает ностальгию, которая порождает неосуществимую потребность, удовлетворить которую может ваш продукт.

В обоих случаях люди испытывают особые эмоции. Если вы представите свое предложение, люди с большей вероятностью неправильно интерпретируют свои эмоции:

 

Время суток

Людям характерна большая энергия (высокое возбуждение) поздним утром, тогда как ночью они чувствуют усталость (низкий уровень возбуждения).

Вы можете планировать стратегии сегментации, правильно используя эти периоды времени:

  • • Поздним утром ваш сайт может рекомендовать захватывающие продукты (например, спортивное оборудование).
  • • Ночью — успокаивающие продукты (например, одеяла).

Вы также можете настроить рекламные дисплеи в традиционных магазинах, исходя из временных периодов.

Местоположение

Место также влияет на эмоции. Если магазин находится в популярном торговом центре рядом с ресторанами, логично предположить, что многие посетители едят до или после совершения покупок.

  • • Если люди не ели, они голодны (в состоянии приобретения).
  • • Если люди уже ели, они сыты (в состоянии насыщения).

Всегда учитывайте логистику. Даже если в состоянии голода потребители оценивают продукты как более привлекательные, они могут отложить покупку, чтобы не нести пакеты с покупками в ресторан.

Стратегия: эмоциональная схема

В целях прямого возбуждения эмоций следует принять во внимание сетевую теорию.

Наш мозг состоит из ассоциативной сети. Когда мы рассматриваем отношения между двумя понятиями, мы формируем связь между ними. Затем нужно просто активировать одну концепцию, чтобы затронуть другую.

Смотрите мое странное видео для более подробной информации:

Эмоции ничем не отличаются. Мы связываем определённые эмоции с определёнными понятиями. Если вы затронете понятия, вы можете вызвать соответствующие эмоции.

А теперь немного примеров.

Цвет

Эволюция создала связи между цветом и возбуждением:

  • Тёплые цвета — красный, оранжевый, желтый — связаны с солнцем, а значит, увеличивают возбуждение.
  • Холодные цвета — синий, зеленый, фиолетовый — связаны с релаксацией и уменьшают возбуждение.

Читайте гайд Ника Коленды о психологии цвета для большего погружения.

Эволюционные угрозы

В руководстве по визуальному вниманию я объясняю, почему эволюционные угрозы (например, рассерженные люди, тигры) привлекают больше внимания, чем современные угрозы (например, автомобили). Если кратко — угрожающие стимулы также влияют на эмоции.

Пол

Здесь то же самое.

Стратегия: эмоциональная инфекция

Эмоции заразительны, они передаются от человека к человеку. Если вы хотите вызвать эмоции — покажите людей, испытывающих чуство, подобное тому, что нужно вам.

Сторителлинг

Сторителлинг — огромная тема для ещё одной статьи. Истории — мощный инструмент, потому что они вызывают эмпатические механизмы. Мы вводим себя в историю через повествование (см. статью Мелани С. Грин, Тимоти С. Брок «Роль транспортировки в убедительности публичного повествования», англ., 22 страницы в PDF).

Выражения лиц

Выражения лиц — не менее могущественный инструмент, потому что именно по ним мы считываем чужие эмоции (см. статью Пола Экмана «Выражение лица и эмоция», англ., 9 страниц в PDF).

Вывод

Эмоциональный маркетинг — чрезвычайно запутанная штука. Я все ещё вижу много пробелов в исследовании, особенно, что касается «триггеров» эмоций. Какие способы «создать» эмоциональную тему лучше? Как увеличить интенсивность эмоций? И так далее. Но, надеюсь, эта статья стала хорошим шагом вперёд.

Эмоции в жизни ребенка

03 сентября 2020

Эмоции — это наша реакция на происходящие вокруг нас события.

Существует большое количество эмоций: радость, удивление, интерес, печаль, злость, страх, отвращение, презрение, обида и т.д., и каждая из них что-то символизирует сама по себе. Радость – дает нам внутреннее чувство удовлетворения, Страх – является сигналом об опасности и т.д.

В отличие от чувств, которые как правила, мы испытываем к кому либо или чему- либо, эмоции возникают по отношению к какому либо событию в жизни. На протяжении дня человек может испытать целый калейдоскоп эмоций, они могут меняться достаточно быстро и проявляться с разной степенью интенсивности.

Эмоции играют очень важную роль в жизни каждого человека, они оказывают влияние на все стороны жизни: на взаимоотношения с людьми, учебу, работу, отношение к миру и себе, поэтому очень важно понимать свои эмоции и уметь справляться с ними. Зачастую это бывает сложно сделать даже взрослому человеку, а ребенку тем более! Если ребенок не научится понимать свои эмоции и эмоции окружающих, справляться с ними, ему будет сложно понимать свой внутренний мир и мир вокруг него. Умение ребенка идентифицировать и справляться с эмоциями поможет ему быстрее адаптироваться к изменяющимся условиям его жизни, ведь в ней происходит много новых для него событий: поход в детский сад, школу, переход из класса в класс, знакомства с новыми людьми и с миром в целом.

Чтобы помочь развить эмоциональную сферу ребенка, первое, что необходимо сделать родителям — это рассказать и показать ребенку какие существуют эмоции и для чего они нужны. Для этого можно использовать специальные карточки, мультфильмы, игры. По опыту работы могу отметить, что детям очень нравится игра «Угадай эмоцию».

Игра «Угадай эмоцию» заключается в следующем: ребенку демонстрируются карточки с изображениями людей, испытывающих разные эмоции (такие карточки можно сделать самостоятельно), а задача ребенка угадать эту эмоцию. Также можно самим изображать различные эмоции и предлагать ребенку их угадать и повторить. В завершении игры можно предложить ребенку вспомнить ситуации, когда он испытывал ту или иную эмоцию или поделиться своим личным опытом.

Второй момент, на который родителям стоит обратить внимание это способы, с помощью которых ребенок может справиться с эмоциями. У каждого взрослого есть свои способы, с помощью которых он справляется с сильными эмоциями (злость, страх, обида и т.д). И чем больше способов, которые человек знает и использует, тем больше он готов к проявлению эмоций и лучше с ними справляется. Задача родителей поделиться этими способами со своим ребенком.

Например: «Когда я выступаю перед людьми, я очень волнуюсь, и чтобы успокоиться, я держу в руках скрепку», «Когда я злюсь, я закрываю глаза, глубоко дышу и считаю до 10», «Кода эмоций слишком много я выплескиваю их на бумагу» и т.д. А также помочь ребенку найти свои способы справиться с эмоциями, для этого доверительно поговорите с ребенком, спросите, что может ему помочь.

Третий момент, на который родителям стоит обратить особое внимание это признание права ребенка испытывать все эмоции и чувстваВсе имеют право на эмоции и чувстваВ жизни бывают моменты, когда родители, сами того не замечая, обесценивают чувства детей «Не преувеличивай, это не больно», «Ты переживаешь по пустяку», «Тут не зачем так злиться», все эти фразы и многие другие обесценивают эмоции, которые испытывает ребенок, делают их не такими значимыми, как считает он. В таких случаях стоит показать, что вы понимаете его эмоции, они значимы, и он вправе их испытывать «Да, тебе действительно было больно», «Это очень важно для тебя, поэтому ты так переживаешь», «Ты, вероятно, злишься из – за того, что произошло».

Признавать право ребенка на его эмоции не говорит о том, что необходимо позволять ребенку делать все, что он хочет. Например, если ваш ребенок обиделся на другого, по какой либо причине, и хочет его обидеть (ударить, обозвать), необходимо дать понять ребенку, что он может испытывать все свои эмоции, но при этом не может причинять вред другому человеку. В такие моменты стоит напомнить ребенку о способах, которые помогут ему справиться с эмоциями.

Помогите ребенку понять, что эмоции — это союзники, которые помогут ему познавать себя и окружающий мир, разобраться в чем-то важном для него. Что не стоит их бояться, стесняться. Важно прислушиваться к ним. Объясните ребенку, что испытывать различные эмоции, даже отрицательные это нормально, злиться, обижаться, бояться – нормально, проявлять свои эмоции – нормально, главное соблюдать меру, уважать права других и не причинять вреда окружающим.

Родителям важно создать с ребенком доверительные отношения, способствующие тому, чтобы ребенок делился своими эмоциями. Относиться к словам и эмоциям ребенка внимательно, показать, что вам важно то, что он говорит. Разделяйте чувства ребенка, используйте активное слушанье «да», «понятно», «интересно», отражайте и называйте ему его эмоции «Ты злишься», «Тебе грустно», «Ты чувствуешь себя обиженным», ваше внимание к нему и поощрение к рассуждению помогут ему понять свои мысли, эмоции, прийти к какому-то решению.

Также родителям необходимо помнить, что не стоит зависеть от эмоций ребенка, идти на поводу эмоций ребенка, важно соблюдать границы и понимать, где эмоции ребенка, а где ваши. Например: если ребенок злится из-за чего-то, не включайтесь в его эмоции, оставайтесь спокойными, помогите ему справиться со злостью «Ты злишься? Ты можешь покидать мяч, это поможет тебе успокоиться» (важно помогать ребенку выпускать свои эмоции безопасным способом, а не копить их), или ребенок обиделся на вас, за то что вы что-то ему не купили, не включайте ответную злость или чувство вины, скажите себе «он может чувствовать себя обиженным, а я при этом быть не виноватым».

Эмоции являются важной составляющей в развитии ребенка, его адаптации к окружающему миру, его становлении как члена общества, и родители это первые люди, которые могут познакомить ребенка с этим не простым миром эмоций, научить понимать, принимать их и справляться с ними.


Ефимова Н.А., психолог отделения дневного пребывания несовершеннолетних II (14-я линия)

Критика когнитивных теорий происхождения эмоций

ЛИТЕРАТУРА

Берковиц, Л. (2007) Агрессия: причины, последствия и контроль: лучший в мире учебник по психологии агрессии. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 510 с.

Быков, К. М. (отв. ред.). (1954) Павловские клинические среды. Стенограммы заседаний в нервной и психиатрической клиниках: в 3 т. Т. 1: 1931–1933. М.; Л.: Изд-во Академии наук СССР, 644 с.

Вилюнас, В. К. (1990) Психологические механизмы мотивации человека. М.: Изд-во МГУ, 283 с.

Данилова, Н. Н., Крылова, А. Л. (1989) Физиология высшей нервной деятельности. М.: Изд-во МГУ, 398 с.

Зенков, Л. Р. (1994) Бессознательное и сознание в аспекте межполушарного взаимодействия. В кн.: Ю. В. Макогоненко (ред.). Бессознательное. Многообразие видения. Новочеркасск: Агентство «Сагуна», с. 201–212.

Ильин, Е. П. (2007) Эмоции и чувства. СПб.: Питер, 782 с.

Леонтьев, А. Н. (2009) Потребности, мотивы и эмоции. В кн.: Ю. Б. Гиппенрейтер, М. В. Фаликман (ред.). Психология мотивации и эмоций. М.: АСТ Астрель, с. 47–66.

Панфёров, В. Н. (1982) Когнитивные эталоны и стереотипы взаимопознания людей. Вопросы психологии, № 5, с. 139–141.

Панфёров, В. Н. (2016) Психологический конструкт социальной перцепции. В кн.: В. С. Белгородский, О. В. Кащеев, В. В. Зотов, И. В. Антоненко (ред.). Гуманитарные основания социального прогресса: Россия и современность. Международная научно-практическая конференция. Ч. 8. М.: ФГБОУ ВО «МГУДТ», с. 51–57.

Пейпец, Дж. (1962) Висцеральный мозг, его строение и связи. В кн.: Г. Г. Джаспер (ред.). Ретикулярная формация мозга. М.: Медгиз, с. 520–532.

Пырьев, Е. А. (2015) Мотивационная функция эмоций в «теории связей». Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена, № 177, с. 35–42.

Пырьев, Е. А., Старшинова, Е. С. (2017) Эмоциональный аспект профессиональной мотивации студентов вуза. Научно-методический электронный журнал «Концепт», № V10, с. 36–44. DOI: 10.24422/MCITO.2017.V10.7757

Рубинштейн, С. Л. (1946) Основы общей психологии. 2-е изд. М.: Учпедгиз, 698 с.

Симонов, П. В. (1966) Что такое эмоция? М.: Наука, 93 с.

Смолова, Л. В. (2010) Психология взаимодействия с окружающей средой (экологическая психология). СПб.: СПбГИПСР, 712 с.

Фресс, П. (1975) Эмоции. В кн.: П. Фресс, Ж. Пиаже, А. Н. Леонтьев (ред.). Экспериментальная психология. Вып. 5. М.: Прогресс, с. 111–195.

Хомская, Е. Д., Батова, Н. Я. (1998) Мозг и эмоции. Нейропсихологическое исследование. М.: Российское педагогическое агентство, 268 с.

Юнг, К. Г. (2007) Аналитическая психология: теория и практика. Тавистокские лекции. СПб.: Азбука-классика, 238 с.

Festinger, L. (1957) A theory of cognitive dissonance. Stanford: Stanford University Press, 291 p.

Hess, W. R. (1969) Hypothalamus and thalamus. 2nd ed. Stuttgart: Georg Thieme, 77 p.

Lasarus, R. S. (1974) Cognitive and coping prosesses in emotion. In: B. Weiner (ed.). Cognitive views of human motivation. New York: Academic Press, pp. 21–32.

LeDoux, J. E. (1993) Emotional memory systems in the brain. Behavioural Brain Research, vol. 58, no. 1–2, pp. 69–79. DOI: 10.1016/0166-4328(93)90091-4

Leeper, R. W. (1965) Some needed developments in the motivational theory of emotions. In: D. Levine (ed.). Nebraska symposium on motivation. Vol. 13. Lincoln: University of Nebraska Press, pp. 26–66.

Lindsley, D. B. (1951) Emotion. In: S. S. Stevens (ed.). Handbook of experimental psychology. New York: Wiley, pp. 473–516.

REFERENCES

Berkowitz, L. (2007) Agressiya: prichiny, posledstviya i kontrol’: luchshij v mire uchebnik po psikhologii agressii [Aggression: Its causes, consequences and control: The world’s best textbook on the psychology of aggression]. Saint Petersburg: Prajm-EVROZNAK Publ., 510 p. (In Russian)

Bykov, K. M. (ed.). (1954) Pavlovskie klinicheskie sredy. Stenogrammy zasedanij v nervnoj i psikhiatricheskoj klinikakh: v 3 t. T. 1: 1931–1933 [Pavlov’s clinical environments. Shorthand notes of proceedings in nervous and psychiatric clinics: In 3 vols. Vol. 1: 1931–1933]. Moscow; Leningrad: Academy of Sciences of the Soviet Union Publ., 644 p. (In Russian)

Danilova, N. N., Krylova, A. L. (1989) Fiziologiya vysshej nervnoj deyatel’nosti [Physiology of higher nervous activity]. Moscow: Moscow State University Publ., 398 p. (In Russian)

Festinger, L. (1957) A theory of cognitive dissonance. Stanford: Stanford University Press, 291 p. (In English)

Fraisse, P. (1975) Emotsii [Emotion]. In: P. Fraisse, J. Piaget, A. N. Leont’ev (eds.). Eksperimental’naya psikhologiya [Experimental psychology]. Iss. 5. Moscow: Progress Publ., pp. 111–195. (In Russian)

Hess, W. R. (1969) Hypothalamus and thalamus. 2nd ed. Stuttgart: Georg Thieme, 77 p. (In English)

Il’in, E. P. (2007) Emotsii i chuvstva [Emotions and feelings]. Saint Petersburg: Piter Publ., 782 p. (In Russian)

Jung, C. G. (2007) Analiticheskaya psikhologiya: teoriya i praktika. Tavistokskie lektsii [Analytical psychology: Its theory and practice. The Tavistock lectures]. Saint Petersburg: Azbuka-klassika Publ., 238 p. (In Russian)

Khomskaya, E. D., Batova, N. Ya. (1998) Mozg i emotsii. Nejropsikhologicheskoe issledovanie [Brain and emotions. Neuropsychological research]. Moscow: Rossijskoe pedagogicheskoe agentstvo Publ., 268 p. (In Russian)

Lasarus, R. S. (1974) Cognitive and coping prosesses in emotion. In: B. Weiner (ed.). Cognitive views of human motivation. New York: Academic Press, pp. 21–32. (In English)

LeDoux, J. E. (1993) Emotional memory systems in the brain. Behavioural Brain Research, vol. 58, no. 1–2, pp. 69–79. DOI: 10.1016/0166-4328(93)90091-4 (In English)

Leeper, R. W. (1965) Some needed developments in the motivational theory of emotions. In: D. Levine (ed.). Nebraska symposium on motivation. Vol. 13. Lincoln: University of Nebraska Press, pp. 26–66. (In English)

Leont’ev, A. N. (2009) Potrebnosti, motivy i emotsii [Needs, motives and emotions]. In: Yu. B. Gippenreyter, M. V. Falikman (eds.). Psikhologiya motivatsii i emotsij [Psychology of motivation and emotions]. Moscow: AST Astrel’ Publ., pp. 47–66. (In Russian)

Lindsley, D. B. (1951) Emotion. In: S. S. Stevens (ed.). Handbook of experimental psychology. New York: Wiley, pp. 473–516. (In English)

Panferov, V. N. (1982) Kognitivnye etalony i stereotipy vzaimopoznaniya lyudej [Cognitive standards and stereotypes of mutual understanding of people]. Voprosy psychologii, no. 5, pp. 139–141. (In Russian)

Panferov, V. N. (2016) Psikhologicheskij konstrukt sotsial’noj pertseptsii [Psychological construct of the social perception]. In: V. S. Belgorodskij, O. V. Kashcheev, V. V. Zotov, I. V. Antonenko (eds.). Gumanitarnye osnovaniya sotsial’nogo progressa: Rossiya i sovremennost’. Mezhdunarodnaya nauchno-prakticheskaya konferentsiya [Humanitarian foundations of social progress: Russia and the present. International Scientific and Practical Conference]. Pt. 8. Moscow: Moscow State University of Design and Technology, pp. 51–57. (In Russian)

Papez, J. (1962) Vistseral’nyj mozg, ego stroenie i svyazi [Visceral brain, its structure and connections]. In: H. H. Jasper (ed.). Retikulyarnaya formatsiya mozga [Reticular formation of the brain]. Moscow: Medgiz Publ., pp. 520–532. (In Russian)

Pyriev, E. A. (2015) Motivatsionnaya funktsiya emotsij v “teorii svyazej” [The motivational function of emotions in the “theory of relations”]. Izvestiya Rossijskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. A. I. Gertsena — Izvestia: Herzen University Journal of Humanities & Sciences, no. 177, pp. 35–42. (In Russian)

Pyriev, E. A., Starshinova, E. S. (2017) Emotsional’nyj aspekt professional’noj motivatsii studentov vuza [Emotional aspect of professional motivation of university students]. Nauchno-metodicheskij elektronnyj zhurnal “Kontsept”, no. V10, pp. 36–44. DOI: 10.24422/MCITO.2017.V10.7757 (In Russian)

Rubinstein, S. L. (1946) Osnovy obshchej psikhologii [Basis of general psychology]. 2nd ed. Moscow: Uchpedgiz Publ., 698 p. (In Russian)

Simonov, P. V. (1966) Chto takoe emotsiya? [What is emotion?]. Moscow: Nauka Publ., 93 p. (In Russian)

Smolova, L. V. (2010) Psikhologiya vzaimodejstviya s okruzhayushchej sredoj (ekologicheskaya psikhologiya) [Psychology of interaction with the environment (environmental psychology)]. Saint Petersburg: St. Petersburg State Institute of Psychology and Social Work Publ., 712 p. (In Russian)

Viliūnas, V. K. (1990) Psikhologicheskie mekhanizmy motivatsii cheloveka [Psychological mechanisms of human motivation]. Moscow: Moscow State University Publ., 283 p. (In Russian)

Zenkov, L. R. (1994) Bessoznatel’noe i soznanie v aspekte mezhpolusharnogo vzaimodejstviya [Unconscious and Consciousness in the aspect of inter-hemispheric interaction]. In: Yu. V. Makogonenko (ed.). Bessoznatel’noe. Mnogoobrazie videniya [Unconscious. Diversity of views]. Novocherkassk: Agentstvo “Saguna” Publ., pp. 201–212. (In Russian)

Как распознать эмоции человека? | Блог РСВ

Эмоции способны управлять нашими поступками сильнее, чем мы себе представляем. Даже отсутствие эмоций также влияет на поведение и мышление. Почему же так важно научиться распознавать свои эмоции — от эмоционального состояния зависит продуктивность, мотивация, коммуникации, способность принимать грамотные решения, возможность расширения мировоззрения. Если вы игнорируете свои эмоции, то не сможете предотвратить их разрушительные воздействия. Мы подготовили полезные рекомендации из нашего бесплатного онлайн-курса «Эмоциональный интеллект: как развивать и использовать в карьере», который доступен для обучения всем желающим.

Как распознать гнев и злость?

Человек, который разбирается в своих эмоциональных реакциях, легко переключается из одного состояния в другое. Например, когда специалиста одолела лень, он может самостоятельно настроить себя на работу. Или почувствовав печаль, пойти развеяться и улучшить настроение. Важно научиться понимать себя, чтобы управлять своими реакциями. Разберем на примере гнева и злости, по какому принципу распознавать эмоции.

Первый шаг — наблюдайте за своими эмоциями. Важно зафиксировать моменты, когда вы почувствуете раздражение, плавно перетекающее в злость, а затем и в гнев. Первым сигналом злости станут физические проявления:

  • пот на ладонях,
  • напряженные лицевые мышцы,
  • болезненные ощущения в животе,
  • головокружение.

Эмоциональные проявления:

  • подавленность,
  • желание все бросить и уйти,
  • раздражительность и гнев.

К этим признакам злости можно добавить желание грубить и отвечать в саркастическом тоне, повышать голос, потирать голову. Если вы сможете осознанно идентифицировать у себя такие проявления, то этого уже будет достаточно для того, чтобы снизить злость. Есть еще несколько методов, которые помогут распознавать и управлять своими эмоциями.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Составьте свой эмоциональный словарь

На первый взгляд кажется, что эмоции просты и легко поддаются описанию. Но, например, та же злость может подразделяться на раздражительность, нетерпение, разочарование и другие эмоции. Для облегчения распознавания чувств необходимо расширять собственный словарь эмоций. Попробуйте разделить эмоции на категории и к каждой категории написать несколько синонимов.

Пример:

Беспокойство: напряжение, тревога, стресс, осторожность.

Также важно отличать эмоциональные реакции от состояния. Разница во времени — эмоции быстротечны, состояние же может длиться от нескольких часов до нескольких дней.

Запишите свои эмоции в моменте

Согласно исследованию американского психолога Джеймса Пеннебейкера, человек лучше понимает свое состояние, если регулярно записывает свои эмоции. Записи можно делать каждый день, в особо сложные периоды или когда чувствуете эмоциональную суматоху.

  1. Установите таймер на 15 минут.
  2. Возьмите блокнот или телефон, начните выписывать все эмоции за месяц, неделю и в этот день.
  3. Не думайте о том, что можете не грамотно излагать свои мысли.
  4. Вам необязательно сохранять документ, важно просто выплеснуть эмоции.

Регулярное записывание эмоций заметно улучшает общее физическое и психологическое состояние. Когда вы научитесь понимать свои скрытые эмоции, вам легче будет распознавать чувства других людей.

«Счастье — это полезная привычка и наша осмысленная жизненная позиция»

ГлавнаяО проектеНовостиПсихолог Яна Лейкина: «Счастье — это полезная привычка и наша осмысленная жизненная позиция»

14.05.2019

Как изменилось представление о счастье, чем оно отличается от эйфории, как научиться быть счастливым, почему важно уметь горевать и какие упражнения помогут мыслить позитивно? Это и многое другое узнали слушатели лекции «Город для счастья» от психолога, спикера Международного форума «Счастье как бизнес-модель», Яны Лейкиной. Лекция прошла 24 апреля в Университете Правительства Москвы.
Тема счастья становится настоящим культурным трендом. Ей посвящают форумы, лекции, книги. Многие люди изучают и развивают «счастье» как важный критерий качества жизни. Компании включают счастье сотрудников в число приоритетов развития корпоративной культуры, потому что понимают, что счастливые люди работают лучше. Москва многое делает для того, чтобы уровень субъективного благополучия человека в мегаполисе был выше, чтобы каждый находил для себя маленькие ежедневные радости, занятия по душе, возможности для работы, отдыха и досуга.

Во времена Зигмунда Фрейда считалось, что нормальное состояние человека — это состояние лёгкой меланхолии. Он говорил, что «задача сделать человека счастливым не входила в план сотворения мира».
Классическая психология занималась вопросами несчастья, устранением проблем. Но в 70-е годы XX века психологи поняли, что одним устранением проблем человека счастливым не сделаешь. Так начала формироваться позитивная психология.
Чем больше человек привыкает считать себя хозяином своей жизни и режиссёром судьбы, тем меньше он готов довольствоваться малым.
Для активной наполненной жизни просто необходимы энергия, ресурсы и вдохновение — состояния к которым стремится современный человек.
Инфантильное представление о счастье связывает его с внешними факторами, беззаботностью и эйфорией. На практике же оказывается, что количество потребления не может насытить и только притупляет чувства. А поиск эйфории заставляет гнаться за всё новыми острыми ощущениями, а это самый короткий путь к зависимостям любого рода или депрессии.

Счастье должно быть побочным продуктом осмысленной, ответственной, наполненной жизни.

Что же влияет на ощущение счастья и как мы можем поддерживать его?
Оказывается, мы в очень больших пределах можем повлиять на то, что называем счастьем. Нужно изменить стратегию мышления и сознательно нарабатывать силу «противонегативного мышления».

Позитивные эмоции
Основоположник позитивной психологии Мартин Селигман считает этот элемент наиболее важным и простым, однако не все люди понимают важность позитивных эмоций.
Способность испытывать позитивные эмоции — это нечто большее, чем просто улыбаться. Позитивная эмоция: благодарность, удовлетворение, радость, вдохновение, надежда, любопытство или любовь — это умение видеть прошлое, настоящее и будущее с позитивной точки зрения. Такое отношение к жизни позволяет нам поддерживать себя в бодром состоянии, строить крепкие взаимоотношения с другими людьми, достигать успехов в работе и творчестве.
Селигман подчёркивает, как вредно зависеть от «внешних утешителей» вроде еды, выпивки и покупок. «Если вы научились находиться в приподнятом духе, даже когда у вас почти ничего нет, это уже шаг вперед. Будьте счастливы уже в эту секунду, но думайте над тем, как добиться большего» — вот его рецепт счастья.

Яна Лейкина пригласила слушателей подумать над тем, как в их жизни представлены факторы счастья, и обсудить их с другими людьми. Она выделила несколько основных направлений.

Вовлеченность

Когда мы действительно чем-то увлечены: процессом, заданием, проектом, мы испытываем состояние потока, которое исследовал психолог Михай Чиксентмихайи. Кажется, что время остановилось, мы теряем самоощущение и при этом концентрируемся на настоящем моменте и своей работе. Это прекрасное ощущение позволяет нам чувствовать себя целостным и счастливым. Именно его мы вспоминаем потом как состояние глубокого погружения и максимально полного проживания жизни.

Отношения

Мы все социальные существа и уровень нашего счастья сильно зависит от взаимоотношений с другими людьми. Если у нас прекрасные отношения с близкими людьми, мы чувствуем удовлетворенность от жизни.
Изоляция вредит психическому здоровью, поэтому важно найти грамотный баланс между концентрацией на учёбе, работе и общением с другими людьми.
Гарвардское исследование, которое длилось 75 лет, привело ученых к выводу: хорошие отношения делают нас счастливее и здоровее.

Смысл
Лев Толстой в своём автобиографическом произведении «Исповедь» рассказывает, что он понял две вещи. Во-первых, нужно ставить вопрос не о смысле жизни вообще, а о собственном смысле жизни. А во-вторых, не надо искать формулировок и следовать им, важно, чтобы сама жизнь, каждая её минута была осмысленна и позитивна.

Достижения

Людям важно уважать себя и получать признание от других людей. Поэтому мы хотим достигать значительных целей, становиться мастерами в том, что нам важно и интересно, побеждая себя, конкурентов и противников. Таким образом мы чувствуем прикосновение к чему-то важному, чувствуем удовлетворение и гордость за успехи.

Яна Лейкина коснулась не менее важной темы: когда с нами происходят действительно тяжёлые события, важно давать себе возможность горевать. Непрожитые негативные эмоции замораживают нашу эмоциональную жизнь и не оставляют места новой жизни, новым переживаниям. Хуже того, они могут находить своё отражение в телесных недугах. Но есть простой рецепт: чтобы не понизить уровень оптимизма, можно расстраиваться …не более 29 минут подряд.

Теоретическая часть лекции сопровождалась практикой. Участники делились своими счастливыми историями, рассказывали друг другу о составляющих формулы счастья: позитивных эмоциях, отношениях, смысле и достижениях.

Гости поняли, что счастьем можно делиться, спрашивать своих близких о том, что доставляет им радость, что может сделать их счастливее. Записав все интересные ответы, можно получить полезные «лайфхаки» для себя и узнать, как порадовать других.

Лекция превратилась в непринужденный диалог. Участники рассуждали о счастье современного человека, делились своими формулами счастья и позитивными эмоциями и задавали вопросы психологу.

Отзывы участников:

Елена Бакунина:

Здорово, что была не просто лекция, а диалог психолога с залом и практическое задание. Я узнала, что счастливым человеком быть несложно, если знать, чего хочешь, и если что-то делать для реализации этих желаний. В конце мероприятия лектор предложила всем пообщаться с тремя случайными людьми. Мы поделились тем, какие методы используем для себя, чтобы чувствовать себя комфортно и гармонично.

Евгения Рябчикова:

Мне очень понравилась подача информации! Яна Лейкина несет тепло и добро, поэтому аудитория, заряжаясь от нее, испытывает положительные эмоции. На лекцию я шла, чтобы понять, счастливый ли я человек. И оказалось, что да — счастливый! Многие утверждения психолога мне близки. Например, я всем говорю, чтобы даже в негативной ситуации искали свои плюсы. Настроение от лекции поднялось!

Анна Баженова:

Лекция оказалась практически полезной! Я сделала для себя несколько заметок о том, что нужно периодически следить за своим эмоциональным состоянием, давать разгрузку организму, а также вовремя уметь переключаться между разными делами и задачами. Важно задумываться над тем, что такое счастье для тебя и для тех, кто тебя окружает. Спикер также провела несколько практических упражнений, демонстрирующих, что все мы разные и у всех разные поводы для счастья, но именно этим мы дополняем друг друга, делая еще счастливее. В этом, пожалуй, и есть главный секрет счастья!

Ксения Корнилова:

На лекцию о счастье я шла с небольшими сомнениями: как можно научить счастью? Но, помимо теории восприятия счастья с психологической и культурологической точки зрения, мы получили и много практики: разговаривали, создавали свои формулы счастья, одна из которых: позитивные эмоции + отношения + смысл + достижения. Спикер посоветовала в каждом дне искать причины, которые делают нас счастливыми, а еще делиться этим с другими. И оказалось, что направить на путь счастья можно, ведь это продукт рационально осмысленной жизни. Теперь я понимаю, что о счастье говорят незаслуженно мало!

Екатерина Ильченко:

На встрече мне понравился интерактив, когда мы с другими слушателями обменивались способами сделать себя счастливее, а также подход, предложенный лектором: деление счастливых событий на то, что уже сделано и что еще предстоит. А еще я открыла для себя новую интересную литературу!

Университет Правительства Москвы продолжит традицию открытых лекций, на которых мы постараемся затронуть темы, важные и интересные для каждого человека.

Возврат к списку

Обзор шести основных теорий эмоций

Эмоции оказывают невероятно мощное влияние на человеческое поведение. Сильные эмоции могут побудить вас предпринять действия, которые вы обычно не выполняете, или избегать ситуаций, которые вам нравятся. Почему именно у нас есть эмоции? Что заставляет нас испытывать эти чувства? Исследователи, философы и психологи предложили разные теории, чтобы объяснить, как и почему скрываются человеческие эмоции.

Что такое эмоции?

В психологии эмоция часто определяется как сложное состояние чувств, которое приводит к физическим и психологическим изменениям, влияющим на мышление и поведение.Эмоциональность связана с рядом психологических явлений, включая темперамент, личность, настроение и мотивацию. По словам автора Дэвида Дж. Майерса, человеческие эмоции включают «… физиологическое возбуждение, выразительное поведение и сознательный опыт».

Теории эмоций

Основные теории эмоций можно разделить на три основные категории: физиологические, неврологические и когнитивные.

  1. Физиологические теории предполагают, что реакции внутри тела ответственны за эмоции.
  2. Неврологические теории предполагают, что деятельность мозга приводит к эмоциональным реакциям.
  3. Когнитивные теории утверждают, что мысли и другая умственная деятельность играют важную роль в формировании эмоций.
Веривелл / Цзяци Чжоу

Эволюционная теория эмоций

Натуралист Чарльз Дарвин предположил, что эмоции развивались, потому что они были адаптивными и позволяли людям и животным выживать и воспроизводиться.Чувства любви и привязанности побуждают людей искать себе пару и воспроизводить потомство. Чувство страха заставляет людей либо сражаться, либо бежать от источника опасности.

Согласно эволюционной теории эмоций, наши эмоции существуют, потому что они выполняют адаптивную роль. Эмоции побуждают людей быстро реагировать на раздражители в окружающей среде, что помогает повысить шансы на успех и выживание.

Понимание эмоций других людей и животных также играет решающую роль в безопасности и выживании.Если вы столкнетесь с шипящим, плюющимся и когтистым животным, скорее всего, вы быстро поймете, что животное напугано или защищается, и оставите его в покое. Умея правильно интерпретировать эмоциональные проявления других людей и животных, вы можете правильно реагировать и избегать опасности.

Теория эмоций Джеймса-Ланге

Теория Джеймса-Ланге — один из самых известных примеров физиологической теории эмоций. Теория эмоций Джеймса-Ланге, независимо предложенная психологом Уильямом Джеймсом и физиологом Карлом Ланге, предполагает, что эмоции возникают в результате физиологических реакций на события.

Эта теория предполагает, что внешний вид раздражителя вызывает физиологическую реакцию. Ваша эмоциональная реакция зависит от того, как вы интерпретируете эти физические реакции.

Например, предположим, что вы гуляете по лесу и видите медведя гризли. Вы начинаете дрожать, и ваше сердце начинает бешено колотиться. Теория Джеймса-Ланге предполагает, что вы придете к выводу, что вы напуганы («Я дрожу. Следовательно, я боюсь»). Согласно этой теории эмоций, вы дрожите не от страха.Вместо этого вы боитесь, потому что дрожите.

Теория эмоций Каннон-Барда

Другая известная физиологическая теория — теория эмоций Кэннон-Барда. Уолтер Кэннон не соглашался с теорией эмоций Джеймса-Ланге по нескольким причинам. Во-первых, предположил он, люди могут испытывать физиологические реакции, связанные с эмоциями, на самом деле не ощущая этих эмоций. Например, ваше сердце может биться чаще, потому что вы тренируетесь, а не потому, что боитесь.

Кэннон также предположил, что эмоциональные реакции возникают слишком быстро, чтобы быть просто продуктом физических состояний. Когда вы сталкиваетесь с опасностью в окружающей среде, вы часто будете чувствовать страх, прежде чем начнете испытывать физические симптомы, связанные со страхом, такие как рукопожатие, учащенное дыхание и учащенное сердцебиение.

Кэннон впервые предложил свою теорию в 1920-х годах, а его работа была позже расширена физиологом Филипом Бардом в 1930-х годах. Согласно теории эмоций Кэннон-Барда, мы одновременно ощущаем эмоции и испытываем физиологические реакции, такие как потоотделение, дрожь и мышечное напряжение.

Более конкретно, теория предполагает, что эмоции возникают, когда таламус отправляет сообщение в мозг в ответ на стимул, что приводит к физиологической реакции. В то же время мозг также получает сигналы, вызывающие эмоциональные переживания. Теория Кэннона и Барда предполагает, что физическое и психологическое переживание эмоции происходит одновременно и что одно не вызывает другого.

Теория Шехтера-Зингера

Теория Шехтера-Зингера, также известная как двухфакторная теория эмоций, является примером когнитивной теории эмоций.Эта теория предполагает, что сначала происходит физиологическое возбуждение, а затем человек должен определить причину этого возбуждения, чтобы испытать его, и обозначить это как эмоцию. Стимул приводит к физиологической реакции, которая затем когнитивно интерпретируется и маркируется, что приводит к эмоции.

Теория Шахтера и Зингера опирается как на теорию Джеймса-Ланге, так и на теорию Кэннона-Барда. Как и теория Джеймса-Ланге, теория Шахтера-Зингера предполагает, что люди выводят эмоции на основе физиологических реакций.Решающим фактором является ситуация и когнитивная интерпретация, которую люди используют для обозначения этой эмоции.

Как и теория Кэннона-Барда, теория Шехтера-Зингера также предполагает, что сходные физиологические реакции могут вызывать различные эмоции. Например, если вы почувствуете учащенное сердцебиение и потеют ладони во время важного экзамена, вы, вероятно, определите эту эмоцию как тревогу. Если вы испытываете такие же физические реакции на свидании, вы можете интерпретировать эти реакции как любовь, привязанность или возбуждение.

Теория когнитивной оценки

Согласно оценочным теориям эмоций, прежде чем испытывать эмоции, должно возникнуть мышление. Ричард Лазарь был пионером в этой области эмоций, и эту теорию часто называют теорией эмоций Лазаря.

Согласно этой теории, последовательность событий сначала включает стимул, а затем мысль, которая затем приводит к одновременному переживанию физиологической реакции и эмоции. Например, если вы встретите медведя в лесу, вы можете сразу подумать, что находитесь в большой опасности.Затем это приводит к эмоциональному переживанию страха и физическим реакциям, связанным с реакцией «бей или беги».

Теория эмоций с лицевой обратной связью

Теория эмоций с лицевой обратной связью предполагает, что выражения лица связаны с переживанием эмоций. Чарльз Дарвин и Уильям Джеймс рано отметили, что иногда физиологические реакции часто оказывали прямое влияние на эмоции, а не просто являлись их следствием.

Сторонники этой теории предполагают, что эмоции напрямую связаны с изменениями лицевых мышц.Например, люди, которые вынуждены приятно улыбаться на общественном мероприятии, будут лучше проводить время на мероприятии, чем если бы они нахмурились или имели более нейтральное выражение лица.

Слово от Verywell

Несмотря на то, что эмоции влияют на каждое принимаемое нами решение и на то, как мы видим мир, все еще остается много загадок, связанных с тем, почему мы испытываем эмоции. Исследования эмоций продолжают изучать, что вызывает чувства и как эти чувства влияют на нас.

Теория эмоций Джеймса-Ланге

Что вызывает эмоции? Какие факторы влияют на то, как переживаются эмоции? Какой цели служат эмоции? Такие вопросы волновали психологов на протяжении сотен лет, и появилось множество различных теорий, объясняющих, как и почему у нас возникают эмоции. Одна из ранних теорий, предложенных исследователями, была известна как теория эмоций Джеймса-Ланге.

Независимо предложенная психологом Уильямом Джеймсом и физиологом Карлом Ланге теория эмоций Джеймса-Ланге предполагает, что эмоции возникают в результате физиологических реакций на события.Другими словами, эта теория предполагает, что люди обладают физиологической реакцией на раздражители окружающей среды и что их интерпретация этой физической реакции затем приводит к эмоциональному переживанию.

Хьюго Лин / Verywell

Как работает теория Джеймса-Ланге?

Согласно этой теории, наблюдение внешнего раздражителя приводит к физиологической реакции. Ваша эмоциональная реакция зависит от того, как вы интерпретируете эти физические реакции.

Пример

Предположим, вы идете по лесу и видите медведя гризли.Вы начинаете дрожать, и ваше сердце начинает бешено колотиться. Теория Джеймса-Ланге предполагает, что вы интерпретируете свои физические реакции и сделаете вывод, что вы испуганы («Я дрожу. Поэтому я боюсь»).

Уильям Джеймс объяснил: «Мой тезис, напротив, состоит в том, что телесные изменения непосредственно следуют ВОСПРИЯТИЮ волнующего факта и что наше ощущение тех же изменений, которые происходят, ЯВЛЯЕТСЯ эмоцией».

В качестве другого примера представьте, что вы идете через темный гараж к своей машине.Вы замечаете, что за вами тянется темная фигура, и ваше сердце начинает бешено колотиться. Согласно теории Джеймса-Ланге, вы интерпретируете свои физические реакции на раздражитель как страх. Поэтому вы испугаетесь и как можно быстрее броситесь к машине.

И Джеймс, и Ланге считали, что, хотя можно представить себе переживание эмоции, такой как страх или гнев, ваша воображаемая версия эмоции будет плоской копией настоящего чувства.

Почему? Потому что они чувствовали, что без реальной физиологической реакции, которая, по их мнению, вызывала эмоции, было бы невозможно испытать эти эмоции «по требованию».«Другими словами, физическая реакция должна присутствовать, чтобы действительно испытать настоящие эмоции.

Воздействие теории Джеймса-Ланге

До появления теории Джеймса-Ланге общепринятым правилом было то, что первая реакция людей на восприятие была когнитивной. Затем возникли физические реакции как реакция на эту мысль. Подход Джеймса-Ланге вместо этого предполагал, что эти физиологические реакции возникают первыми и что они играют важную роль в переживании эмоций.

Хотя это может показаться небольшим различием в последовательности событий, теория оказала важное влияние на психологию и понимание эмоций. Однако, будучи влиятельными, не все согласились с тем, что физические реакции вызывают эмоции.

Немецкий психолог Вильгельм Вундт был одним из первых, кто критиковал эту теорию. Вместо этого он предположил, что эмоции — это первичная, жестко запрограммированная сенсорная реакция. Вскоре другие исследователи оспорили эту точку зрения и предложили свои собственные теории для объяснения эмоционального опыта.

Теория эмоций Кэннона-Барда, предложенная в 1920-х годах Уолтером Кэнноном и Филипом Бардом, прямо бросила вызов теории Джеймса-Ланге. Теория Кэннона и Барда вместо этого предполагает, что наши физиологические реакции, такие как плач и дрожь, вызваны нашими эмоциями.

Хотя современные исследователи в значительной степени игнорируют теорию Джеймса-Ланге, есть некоторые случаи, когда физиологические реакции действительно приводят к переживанию эмоций. Два примера — развитие панического расстройства и специфических фобий.

Например, человек может испытывать физиологическую реакцию, например, заболеть на публике, что затем приводит к эмоциональной реакции, такой как чувство тревоги. Если между ситуацией и эмоциональным состоянием образуется ассоциация, человек может начать избегать всего, что может затем вызвать эту конкретную эмоцию.

Критика теории Джеймса-Ланге

Одна из основных критических замечаний по поводу теории заключалась в том, что ни Джеймс, ни Ланге не основывали свои идеи на чем-либо, отдаленно напоминающем контролируемые эксперименты.Вместо этого теория была в значительной степени результатом самоанализа и корреляционных исследований.

И Джеймс, и Ланге представили некоторые клинические данные в поддержку своей теории. Например, Ланге процитировал наблюдения одного врача о том, что приток крови к черепу увеличивается, когда пациент сердится, что он интерпретировал как поддержку своей идеи о том, что физическая реакция на раздражители приводит к переживанию этой эмоции.

Это были более поздние работы нейробиологов и физиологов-экспериментаторов, которые продемонстрировали дополнительные недостатки теории эмоций Джеймса-Ланге.Например, исследователи обнаружили, что как животные, так и люди, которые испытали серьезную потерю чувствительности, все еще были способны испытывать эмоции.

По мнению Джеймса и Ланге, физиологические реакции должны быть необходимы для того, чтобы по-настоящему испытать эмоции. Однако исследователи обнаружили, что даже люди с параличом мышц и отсутствием чувствительности могут по-прежнему испытывать такие эмоции, как радость, страх и гнев.

Еще одна проблема теории заключается в том, что при проверке с применением электростимуляции применение стимуляции к одному и тому же месту не вызывает каждый раз одни и те же эмоции.У человека может быть точно такая же физиологическая реакция на раздражитель, но при этом испытывать совершенно разные эмоции.

Такие факторы, как существующее психическое состояние человека, сигналы окружающей среды и реакции других людей, могут играть роль в получающейся эмоциональной реакции.

Поддержка теории Джеймса-Ланге

Хотя кажется, что теория Джеймса-Ланге должна быть не чем иным, как чем-то, что вы могли бы изучить из-за ее исторического значения, она сохраняет свою актуальность сегодня, потому что исследователи продолжают находить доказательства, которые подтверждают по крайней мере некоторые части исходных идей Джеймса и Ланге.

Внедрение новых технологий позволило психологии лучше понять, как мозг и тело реагируют на эмоциональную реакцию.

Одно классическое исследование, опубликованное в 1990 году, в некоторой степени поддержало теорию Джеймса-Ланге, обнаружив, что, когда людей просили выражать лица для различных эмоций, они также демонстрировали небольшие различия в своих психологических реакциях, таких как частота сердечных сокращений и температура кожи.

Некоторые другие доказательства в поддержку теории включают исследования сканирования мозга, которые показали, что основные эмоции вызывают определенные закономерности активности в нейронных сетях мозга.

Исследования также показывают, что восприятие внутреннего физического состояния играет роль в том, как люди испытывают эмоции. Одно исследование, например, показало, что участники, которые были более чувствительны к физическим сигналам своего тела, также испытывали больше негативных эмоций, таких как беспокойство.

Слово от Verywell

Эмоции составляют такую ​​огромную часть нашей жизни, поэтому неудивительно, что исследователи приложили столько усилий, чтобы понять, как и почему стоят наши эмоциональные реакции.Теория эмоций Джеймса-Ланге представляет собой лишь одну из самых ранних теорий.

В то время как теории подвергались критике и значительно изменялись на протяжении многих лет, идеи Джеймса и Ланге продолжают оказывать влияние и сегодня. Со временем эта теория видоизменилась, и были введены конкурирующие теории эмоций, такие как теория эмоций Кэннона-Барда и двухфакторная теория эмоций Шактера.

Сегодня многие исследователи вместо этого предполагают, что наши эмоции не являются результатом физических реакций, как предполагали Джеймс и Ланге, а наши эмоциональные переживания изменяются обеими физиологическими реакциями вместе с другой информацией.

Двухфакторная теория эмоций Шахтера-Зингера

Что именно составляет эмоцию? Согласно одной из основных теорий эмоций, есть два ключевых компонента: физическое возбуждение и когнитивный ярлык. Другими словами, переживание эмоции включает в себя сначала некую физиологическую реакцию, которую затем распознает разум.

Когнитивные теории эмоций начали появляться в 1960-х годах как часть того, что в психологии часто называют «когнитивной революцией».Одна из самых ранних когнитивных теорий эмоций была предложена Стэнли Шахтером и Джеромом Сингером и известна как двухфакторная теория эмоций .

Веривелл / Синди Чанг

Что такое теория двух факторов?

Подобно теории эмоций Джеймса-Ланге и в отличие от теории эмоций Кэннона-Барда, Шехтер и Сингер считали, что физическое возбуждение играет первостепенную роль в эмоциях. Однако они предположили, что это возбуждение было одинаковым для самых разных эмоций, поэтому физическое возбуждение само по себе не могло отвечать за эмоциональные реакции.

Двухфакторная теория эмоций фокусируется на взаимодействии между физическим возбуждением и тем, как мы когнитивно обозначаем это возбуждение. Другими словами, просто чувства возбуждения недостаточно; мы также должны идентифицировать возбуждение, чтобы почувствовать эмоцию.

Итак, представьте, что вы один на темной стоянке и идете к своей машине. Странный человек внезапно появляется из ближайшего ряда деревьев и быстро приближается. Следующая последовательность, согласно теории двух факторов, будет примерно такой:

  1. Я вижу странного человека, идущего ко мне.
  2. Мое сердце колотится, и я дрожу.
  3. Мое учащенное сердцебиение и дрожь вызваны страхом.
  4. Я испугался!

Процесс начинается со стимула (странный мужчина), за которым следует физическое возбуждение (учащенное сердцебиение и дрожь). К этому добавляется когнитивный ярлык (связывающий физические реакции на страх), за которым сразу же следует сознательное переживание эмоции (страх).

Непосредственное окружение играет важную роль в том, как идентифицируются и маркируются физические реакции.В приведенном выше примере темная, одинокая обстановка и внезапное присутствие зловещего незнакомца способствуют идентификации эмоции как страха.

Что бы произошло, если бы вы шли к своей машине в яркий солнечный день, и к вам начала приближаться пожилая женщина? Вместо страха вы можете интерпретировать свою физическую реакцию как что-то вроде любопытства или беспокойства, если женщина, похоже, нуждается в помощи.

Эксперимент Шехтера и Зингера

В эксперименте 1962 года Шахтер и Зингер проверили свою теорию.Группе из 184 участников мужского пола вводили адреналин — гормон, вызывающий возбуждение, включая учащенное сердцебиение, дрожь и учащенное дыхание.

Всем участникам сказали, что им вводят новый препарат для проверки зрения. Однако одна группа участников была проинформирована о возможных побочных эффектах, которые может вызвать инъекция, а другая группа участников — нет. Затем участников поместили в комнату с другим участником, который на самом деле был сообщником эксперимента.

Конфедерация действовала одним из двух способов: в эйфории или в гневе. Участники, которые не были проинформированы об эффектах инъекции, с большей вероятностью почувствовали себя счастливее или злее, чем те, кто был проинформирован.

Те, кто находился в комнате с эйфорическим союзником, с большей вероятностью интерпретировали побочные эффекты препарата как счастье, в то время как те, кто столкнулся с рассерженным сообщником, с большей вероятностью интерпретировали свои чувства как гнев.

Шактер и Сингер выдвинули гипотезу о том, что если люди испытывают эмоцию, которой у них нет объяснения, они затем навешивают ярлыки на эти чувства, используя свои чувства в данный момент.Результаты эксперимента показали, что участники, у которых не было объяснения своим чувствам, с большей вероятностью были подвержены эмоциональному влиянию со стороны сообщника.

Критика двухфакторной теории

Хотя исследования Шехтера и Зингера повлекли за собой множество дальнейших исследований, их теория также подвергалась критике. Другие исследователи лишь частично поддержали результаты первоначального исследования и временами показали противоречивые результаты.

В повторениях Маршалла и Зимбардо исследователи обнаружили, что участники не более склонны к эйфории при контакте с эйфорическим союзником, чем при контакте с нейтральным союзником. В другом исследовании Maslach гипнотическое внушение использовалось для возбуждения, а не инъекции адреналина.

Результаты показали, что необъяснимое физическое возбуждение с большей вероятностью вызовет негативные эмоции, независимо от того, в каком состоянии сообщник они находились.

Другая критика двухфакторной теории включает в себя то, что иногда эмоции переживаются до того, как мы думаем о них. Другие исследователи поддержали первоначальное предположение Джеймса-Ланге о существовании реальных физиологических различий между эмоциями.

Как теория Кэннон-Барда объясняет эмоции

Теория эмоций Кэннона-Барда, также известная как таламическая теория эмоций, представляет собой физиологическое объяснение эмоций, разработанное Уолтером Кэнноном и Филипом Бардом.Теория Кэннона-Барда утверждает, что мы одновременно ощущаем эмоции и испытываем физиологические реакции, такие как потоотделение, дрожь и мышечное напряжение.

Как работает теория Кеннон-Барда

Более конкретно, предполагается, что эмоции возникают, когда таламус отправляет сообщение в мозг в ответ на стимул, что приводит к физиологической реакции.

Например: Я вижу змею -> Я боюсь, и я начинаю дрожать.

Согласно теории эмоций Кэннона-Барда, мы реагируем на стимул и одновременно переживаем связанную с ним эмоцию.Физические реакции не зависят от эмоциональной реакции и наоборот.

Когда происходит событие, таламус передает сигнал миндалине. Миндалевидное тело — это небольшая структура мозга овальной формы, которая играет важную роль в обработке эмоций, включая такие эмоции, как страх и гнев. Таламус также посылает сигналы вегетативной нервной системе, что приводит к физическим реакциям, таким как напряжение мышц, тряска и потоотделение.

Примеры

Вы можете увидеть, как можно применить теорию Кэннона-Барда, посмотрев на любой опыт, на который у вас есть эмоциональная реакция.Вы можете сразу подумать об отрицательных эмоциональных реакциях, но это также относится и к положительным эмоциям.

Пугающий опыт

Например, представьте, что вы идете к своей машине через затемненный гараж. Вы слышите звуки шагов, идущих позади вас, и замечаете темную фигуру, медленно идущую за вами, пока вы идете к своей машине.

Согласно теории эмоций Кэннона-Барда, вы одновременно будете испытывать чувство страха и физическую реакцию.Вы начнете бояться, и ваше сердце забьется быстрее. Вы спешите к своей машине, запираете за собой двери и выбегаете из гаража, чтобы отправиться домой.

Новая работа

Представьте, что вы начинаете новую работу. Ваш первый день может быть напряженным. Вы будете встречаться с новыми коллегами, производить первое впечатление, больше узнавать о своей роли и участвовать в тренингах или встречах. Теория Кэннона-Барда предполагает, что вы одновременно будете испытывать как физические, так и эмоциональные признаки стресса.Вы можете нервничать и испытывать расстройство желудка.

Дата

Представьте, что вы идете на свидание с кем-то, с кем недавно познакомились. Вам действительно нравится этот человек, и вы хотите проводить с ним время. Вы испытываете как физические, так и эмоциональные реакции, включая чувство счастья и возбуждения, а также потные ладони и учащенное сердцебиение.

Сравнение с другими теориями

Теория Кэннона-Барда отличается от других теорий эмоций, таких как теория эмоций Джеймса-Ланге, которая утверждает, что сначала возникают физиологические реакции, которые являются причиной эмоций.

Теория Джеймса-Ланге была доминирующей теорией эмоций в то время, но физиолог из Гарварда Уолтер Кэннон и его докторант Филип Бард считали, что теория неточно отражает, как происходят эмоциональные переживания.

Теория Джеймса-Ланге

Теория Кэннона-Барда была сформулирована как реакция на теорию эмоций Джеймса-Ланге. Если теория Джеймса-Ланге представляет физиологическое объяснение эмоций, теория Кэннон-Барда представляет нейробиологический подход.

Теория Уильяма Джеймса предполагала, что люди сначала испытывают физиологическую реакцию в ответ на раздражитель окружающей среды. Затем люди испытывают какую-то физиологическую реакцию на этот стимул, которая затем обозначается как эмоция.

Например, если вы встретите рычащую собаку, вы можете начать быстро дышать и дрожать. Тогда теория Джеймса-Ланге предполагает, что вы назвали бы эти чувства страхом.

Вместо этого работа Кэннона предполагала, что эмоции можно испытывать даже тогда, когда тело не проявляет физиологической реакции.В других случаях, отметил он, физиологические реакции на разные эмоции могут быть очень похожими.

Люди испытывают потоотделение, учащенное сердцебиение и учащенное дыхание в ответ на страх, возбуждение и гнев. Эти эмоции очень разные, но физиологические реакции одинаковы.

Кэннон и Бард вместо этого предположили, что переживание эмоций не зависит от интерпретации физиологических реакций организма. Вместо этого они считали, что эмоция и физическая реакция происходят одновременно и что одно не зависит от другого.

Теория Шактера-Зингера

Другой более поздней теорией является теория эмоций Шактера-Зингера (также известная как двухфакторная) теория, в которой используется когнитивный подход.

Теория Шактера-Зингера опирается на элементы как теории Джеймса-Ланге, так и теории Кэннона-Барда, предполагая, что сначала происходит физиологическое возбуждение, но такие реакции часто схожи для разных эмоций. Теория предполагает, что физиологические реакции должны быть когнитивно обозначены и интерпретированы как определенная эмоция.

Теория подчеркивает роль, которую познание и элементы ситуации играют в переживании эмоций.

Критика

Критика предполагает, что теория Кэннона-Барда уделяет слишком много внимания роли таламуса в эмоциях, игнорируя при этом другие части мозга. Таламус является частью лимбической системы и действительно играет важную роль в переживании эмоций, но недавние исследования показывают, что этот процесс более сложен, чем предполагает теория Кэннона-Барда.

Основное предположение теории Кэннон-Барда о том, что физические реакции не вызывают эмоции, было опровергнуто рядом исследований. Исследования показали, что когда людей просят сделать определенное выражение лица, например, нахмуриться или улыбнуться, они с большей вероятностью также испытают эмоцию, связанную с этим выражением.

Почему лица не всегда говорят правду о чувствах

Человеческие лица появляются на экране, сотни их, одно за другим.У некоторых широко распахнутые глаза, у других — сжатые губы. У некоторых зажаты глаза, щеки приподняты, рты разинуты. Для каждого вы должны ответить на этот простой вопрос: это лицо человека, испытывающего оргазм или испытывающего внезапную боль?

Психолог Рэйчел Джек и ее коллеги набрали 80 человек для прохождения этого теста в рамках исследования 1 в 2018 году. Команда из Университета Глазго, Великобритания, привлекла участников из западных и восточноазиатских культур для изучения длительного опыта. Постоянный и остроумный вопрос: достоверно ли выражается мимика перед эмоциями?

Исследователи десятилетиями спрашивали людей, какие эмоции они воспринимают на лицах.Они опросили взрослых и детей в разных странах и коренное население в отдаленных частях мира. Влиятельные наблюдения 1960-х и 1970-х годов американского психолога Пола Экмана показали, что во всем мире люди могут достоверно определять эмоциональные состояния по выражениям лиц, что подразумевает универсальность эмоциональных выражений 2 , 3 .

Эти идеи не оспаривались на протяжении целого поколения. Но новая когорта психологов и когнитивистов пересмотрела эти данные и поставила под сомнение выводы.Многие исследователи теперь думают, что картина намного сложнее и что выражения лица широко варьируются в зависимости от контекста и культуры. Исследование Джека, например, показало, что, хотя у жителей Запада и Восточной Азии были схожие представления о том, как лица отображают боль, у них были разные представления о выражении удовольствия.

Исследователи все больше расходятся во мнениях относительно обоснованности выводов Экмана. Но дебаты не помешали компаниям и правительствам принять его утверждение о том, что лицо — это оракул эмоций, и использовать его таким образом, чтобы влиять на жизни людей.Например, во многих правовых системах на Западе чтение эмоций обвиняемого является частью справедливого судебного разбирательства. Как писал в 1992 году судья Верховного суда США Энтони Кеннеди, это необходимо, чтобы «познать сердце и разум преступника».

Расшифровка эмоций также лежит в основе спорной программы обучения, разработанной Экманом для Управления транспортной безопасности США (TSA) и представленной в 2007 году. Программа под названием SPOT (Проверка пассажиров с помощью методов наблюдения) была создана для обучения персонала TSA. как отслеживать пассажиров на наличие десятков потенциально подозрительных признаков, которые могут указывать на стресс, обман или страх.Но он был широко раскритикован учеными, членами Конгресса США и такими организациями, как Американский союз гражданских свобод, за неточность и расовую предвзятость.

Подобные опасения не остановили ведущие технологические компании, придерживавшиеся идеи о том, что эмоции можно легко обнаружить, и некоторые фирмы создали программное обеспечение именно для этого. Системы проходят испытания или продаются для оценки пригодности кандидатов на работу, выявления лжи, повышения привлекательности рекламы и диагностики расстройств от слабоумия до депрессии.По оценкам, стоимость отрасли исчисляется десятками миллиардов долларов. Технологические гиганты, включая Microsoft, IBM и Amazon, а также другие специализированные компании, такие как Affectiva в Бостоне, Массачусетс, и NeuroData Lab в Майами, Флорида, предлагают алгоритмы, предназначенные для определения эмоций человека по его лицу.

Поскольку исследователи все еще спорят о том, могут ли люди воспроизводить или воспринимать эмоциональные выражения с верностью, многие в этой области считают, что попытки заставить компьютеры делать это автоматически являются преждевременными, особенно когда технология может иметь разрушительные последствия.AI Now Institute, исследовательский центр Нью-Йоркского университета, даже призвал запретить использование технологии распознавания эмоций в деликатных ситуациях, таких как прием на работу или правоохранительные органы 4 .

Выражение лица чрезвычайно сложно интерпретировать даже людям, — говорит Алейс Мартинес, изучающий эту тему в Университете штата Огайо в Колумбусе. Имея это в виду, говорит он, и учитывая тенденцию к автоматизации, «мы должны быть очень обеспокоены».

Глубокая кожа

Человеческое лицо состоит из 43 мускулов, которые могут растягивать, приподнимать и деформировать его в десятки выражений.Несмотря на такой широкий диапазон движений, ученые долгое время считали, что определенные выражения выражают определенные эмоции.

Одним из тех, кто продвигал эту точку зрения, был Чарльз Дарвин. Его книга 1859 года « О происхождении видов », ставшая результатом кропотливой полевой работы, стала мастер-классом по наблюдению. Его вторая по значимости работа, The Expression of the Emotions in Man and Animals (1872), была более догматичной.

Дарвин заметил, что движения лица приматов напоминают человеческие выражения эмоций, таких как отвращение или страх, и утверждал, что эти выражения должны иметь некоторую адаптивную функцию.Например, скручивание губ, морщинка носа и сужение глаз — выражение, связанное с отвращением — могли возникнуть для защиты человека от вредных патогенов. Только по мере того, как социальное поведение начало развиваться, эти выражения лица приобрели более коммуникативную роль.

Трактат Дарвина об эмоциях содержал множество постановочных выражений, например, эти испытуемые изо всех сил пытались имитировать горе. Фото: Алами

Первые межкультурные полевые исследования, проведенные Экманом в 1960-х годах, подтвердили эту гипотезу.Он проверил выражение и восприятие шести ключевых эмоций — счастья, печали, гнева, страха, удивления и отвращения — по всему миру, в том числе у отдаленного населения Новой Гвинеи 2 , 3 .

Экман выбрал эти шесть выражений из практических соображений, сказал он Nature . По его словам, некоторые эмоции, такие как стыд или вина, не имеют очевидных результатов. «У шести эмоций, на которых я сосредоточился, действительно есть выражения, а это значит, что их можно было изучить.

Эти ранние исследования, по словам Экмана, продемонстрировали доказательства универсальности, на которую рассчитывала теория эволюции Дарвина. А более поздние исследования подтвердили утверждение, что некоторые выражения лица могут давать адаптивное преимущество 5 .

«Долгое время предполагалось, что выражения лица являются обязательными движениями», — говорит Лиза Фельдман Барретт, психолог Северо-Восточного университета в Бостоне, изучающая эмоции. Другими словами, наши лица бессильны скрыть наши эмоции.Очевидная проблема с этим предположением состоит в том, что люди могут симулировать эмоции и испытывать чувства, не двигая лицом. Исследователи из лагеря Экмана признают, что выражения «золотого стандарта», ожидаемые для каждой эмоции, могут значительно варьироваться.

Но все больше исследователей утверждают, что вариации настолько обширны, что доводят идею золотого стандарта до предела. Их взгляды подтверждаются обширным обзором литературы 6 . Несколько лет назад редакторы журнала Psychological Science in the Public Interest собрали группу авторов, которые не соглашались друг с другом, и попросили их изучить литературу.

«Мы сделали все возможное, чтобы отказаться от наших предварительных требований», — говорит Барретт, возглавлявший команду. Вместо того, чтобы начинать с гипотезы, они углубились в данные. «Когда возникли разногласия, мы просто расширили наш поиск доказательств». В итоге они прочитали около 1000 статей. Спустя два с половиной года команда пришла к однозначному выводу: практически не было доказательств того, что люди могут достоверно определить чье-то эмоциональное состояние по набору движений лица.

Лица одни только раскрывают настроение.Прокрутите вниз, чтобы увидеть полную картину. Авторы: Лэнс Кинг / Гектор Вивас / Роналду Шемидт / Кевин Винтер / Гетти

С одной стороны, группа процитировала исследования, которые не обнаружили четкой связи между движениями лица и внутренним эмоциональным состоянием. Психолог Карлос Кривелли из Университета Де Монфор в Лестере, Великобритания, работал с жителями островов Тробриан в Папуа-Новой Гвинее и не нашел доказательств выводам Экмана в его исследованиях. Кривелли заключает, что пытаться оценить внутреннее психическое состояние по внешним маркерам — все равно, что пытаться измерить массу в метрах.

Другая причина отсутствия доказательств универсальности выражений заключается в том, что лицо — это не вся картина. Другие вещи, включая движения тела, личность, тон голоса и изменения тона кожи, играют важную роль в том, как мы воспринимаем и отображаем эмоции. Например, изменение эмоционального состояния может повлиять на кровоток, а это, в свою очередь, может изменить внешний вид кожи. Мартинес и его коллеги показали, что люди способны связывать изменения тона кожи с эмоциями 7 .Визуальный контекст, например фоновая сцена, также может дать ключ к разгадке эмоционального состояния человека 8 .

По часовой стрелке, сверху слева: баскетболист Зион Уильямсон празднует данк; Болельщики Мексики празднуют победу в групповом матче чемпионата мира; певица Адель выигрывает альбом года на премии Грэмми в 2012 году; Поклонники Джастина Бибера плачут на концерте в Мехико Авторы: Лэнс Кинг / Гектор Вивас / Роналду Шемидт / Кевин Винтер / Getty

Смешанные эмоции

Другие исследователи считают, что отрицание результатов Экмана является немного чрезмерным — не в последнюю очередь сам Экман.В 2014 году, отвечая на критику Барретта, он указал на объем работ, которые, по его словам, подтверждают его предыдущие выводы, включая исследования мимики, которые люди делают спонтанно, и исследования связи между выражениями лица и лежащим в основе мозгом и состоянием тела. По его словам, эта работа предполагает, что выражения лица информативны не только о чувствах людей, но и о паттернах нейрофизиологической активации (см. Go.nature.com/2pmrjkh). По его словам, его взгляды не изменились.

По словам Джессики Трейси, психолога из Университета Британской Колумбии в Ванкувере, Канада, исследователи, которые приходят к выводу, что теория универсальности Экмана ошибочна на основе нескольких контрпримеров, преувеличивают свою правоту. По ее словам, одна популяция или культура с немного другим представлением о том, что делает гневное лицо, не опровергают всю теорию. «Большинство людей узнают сердитое лицо, когда видят его», — добавляет она, цитируя анализ почти 100 исследований 9 .«Множество других свидетельств говорят о том, что большинство людей в большинстве культур во всем мире действительно считают это выражение универсальным».

Трейси и трое других психологов утверждают, 10 , что обзор литературы Барретта карикатурно изображает их позицию как жесткое взаимно однозначное сопоставление шести эмоций и движений их лиц. «Я не знаю ни одного исследователя в области науки об эмоциях, который думает, что это так, — говорит Диса Саутер из Амстердамского университета, соавтор ответа.

Заутер и Трейси считают, что для понимания выражений лица требуется гораздо более богатая классификация эмоций.Вместо того, чтобы рассматривать счастье как отдельную эмоцию, исследователи должны разделить эмоциональные категории на их компоненты; зонтик счастья охватывает радость, удовольствие, сострадание, гордость и так далее. Выражения для каждого могут отличаться или совпадать.

В некоторых исследованиях для случайного создания лиц используются компьютеры. В исследовании Рэйчел Джек 2018 года участников спрашивали, насколько каждое лицо соответствует их представлению о выражении боли или оргазма. Фото: C. Chen et al. / PNAS (CC by 4.0)

В основе дискуссии лежит то, что считается значимым. В исследовании, в котором участники выбирают одну из шести меток эмоций для каждого лица, которое они видят, некоторые исследователи могут посчитать, что вариант, который выбирается более чем в 20% случаев, показывает значительную общность. Другие могут подумать, что 20% — это далеко не все. Джек утверждает, что порог Экмана был слишком низким. Она читала его ранние работы, будучи аспирантом. «Я продолжала ходить к своему руководителю и показывать ему эти диаграммы 1960-х и 1970-х годов, и каждая из них показывает огромные различия в культурном признании», — говорит она.«До сих пор нет данных, подтверждающих всеобщее признание эмоций».

Помимо значимости, исследователям также приходится бороться с субъективностью: многие исследования полагаются на экспериментатор, который пометил эмоцию в начале теста, чтобы можно было сравнить конечные результаты. Итак, Барретт, Джек и другие пытаются найти более нейтральные способы изучения эмоций. Барретт изучает физиологические показатели, надеясь дать представление о гневе, страхе или радости. Вместо того, чтобы использовать поставленные фотографии, Джек использует компьютер для случайной генерации выражений лица, чтобы не зацикливаться на общих шести.Другие просят участников сгруппировать лица в столько категорий, сколько, по их мнению, необходимо, чтобы уловить эмоции, или побуждают участников из разных культур маркировать изображения на своем родном языке.

In silico sentiment

Фирмы, занимающиеся разработкой программного обеспечения, обычно не допускают таких возможностей для своих алгоритмов для свободной ассоциации. Типичная программа искусственного интеллекта (ИИ) для обнаружения эмоций загружает миллионы изображений лиц и сотни часов видеоматериалов, в которых каждая эмоция помечена и по которым она может различать закономерности.Affectiva заявляет, что обучила свое программное обеспечение более чем 7 миллионам лиц из 87 стран, и это дает ему точность в 90-м процентиле. Компания отказалась комментировать научные данные, лежащие в основе ее алгоритма. Лаборатория нейроданных признает, что существуют различия в том, как лица выражают эмоции, но говорит, что «когда у человека случается эмоциональный эпизод, некоторые конфигурации лица возникают чаще, чем позволяет случай», и что ее алгоритмы учитывают эту общность. Исследователи по обе стороны дебатов скептически относятся к подобному программному обеспечению, тем не менее, ссылаясь на опасения по поводу данных, используемых для обучения алгоритмов, и того факта, что наука все еще обсуждается.

Экман говорит, что напрямую оспорил претензии фирм. Он написал нескольким компаниям — он не скажет, какие, только что «они входят в число крупнейших компаний-разработчиков программного обеспечения в мире» — с просьбой предоставить доказательства того, что их автоматизированные методы работают. Он не получил ответа. «Насколько мне известно, они заявляют о вещах, которым нет доказательств», — говорит он.

Мартинес допускает, что автоматическое обнаружение эмоций могло бы кое-что сказать о средней эмоциональной реакции группы.Например, Affectiva продает программное обеспечение маркетинговым агентствам и брендам, чтобы помочь предсказать, как клиентская база может отреагировать на продукт или маркетинговую кампанию.

Если это программное обеспечение совершит ошибку, ставки невелики — реклама может быть немного менее эффективной, чем предполагалось. Но некоторые алгоритмы используются в процессах, которые могут иметь большое влияние на жизнь людей, например, при собеседовании при приеме на работу и на границах. В прошлом году Венгрия, Латвия и Греция ввели в действие систему предварительной проверки путешественников, которая направлена ​​на обнаружение обмана путем анализа микровыражений на лице.

Урегулирование дебатов по поводу эмоциональных выражений потребует различных исследований. Барретт, которую часто просят представить свои исследования технологическим компаниям и которая посетила Microsoft в этом месяце, считает, что исследователи должны сделать то, что Дарвин сделал для Происхождение видов : «Наблюдать, наблюдать, наблюдать». Посмотрите, что люди на самом деле делают со своим лицом и телом в реальной жизни, а не только в лаборатории. Затем используйте машины для записи и анализа реальных материалов.

Барретт считает, что больше данных и аналитических методов могут помочь исследователям узнать что-то новое, вместо того, чтобы пересматривать утомленные наборы данных и эксперименты. Она бросает вызов технологическим компаниям, стремящимся использовать то, что она и многие другие считают шаткой наукой. «Мы действительно находимся у этой пропасти», — говорит она. «Собираются ли компании, занимающиеся ИИ, продолжать использовать ошибочные предположения или они собираются делать то, что нужно делать?»

«Я крайне противоречивый»: психолог переосмысливает человеческие эмоции | Книги по науке и природе

В начале марта, когда мир начал понимать, что коронавирус не уйдет спокойно, профессор психологии Лиза Фельдман Барретт находилась за тысячи миль от дома.«Я поехала в Новую Зеландию, потому что получила почетную степень», — говорит она мне по телефону из тюрьмы в Ньютоне, зеленом пригороде Бостона, штат Массачусетс, где она руководит лабораторией, посвященной изучению эмоций. Она организовала поездку на весенние каникулы, чтобы ее дочь студенческого возраста могла присоединиться к ней и осмотреть достопримечательности. Но когда страны по всему миру начали вводить ограничения, она начала сомневаться. «Я спрашивал себя, действительно ли она приедет, или нам нужно идти домой? Мол, насколько это серьезно? » Ее сердце забилось быстрее, когда она взвесила возможности — и она обнаружила, что находится в состоянии, которое кто-то может назвать страхом, даже паникой.В конце концов она позвонила мужу, но вместо того, чтобы сказать: «Мне страшно», она выпалила: «Я испытываю сильное возбуждение от неуверенности».

Это просто странный выбор слов, если вы не знакомы с идеями, разрушающими парадигмы, изложенными в ее необычной книге 2018 года Как возникают эмоции . Для Барретта это просто язык, который наиболее точно отражает то, что наука говорит нам о том, как и почему мы чувствуем то, что делаем. Ее семья адаптировалась. «Моя дочь скажет, как и многие студенты колледжа:« Я очень волнуюсь », а я посмотрю на нее, и она вздохнет:« Хорошо, мама, у меня неуверенность и сильное возбуждение.Или: «Я действительно в депрессии». А я: «Ты в депрессии?», А она такая: «Хорошо, у меня не хватает бюджета, и я чувствую себя неприятно. Теперь ты счастлив? »

Если это похоже на реакцию робота, чтобы дать встревоженному члену семьи, на самом деле Барретт совсем не холоден. Она производит впечатление сострадательной, забавной и немного озорной. Но она считает, что люди имеют неправильные представления об эмоциях — а точнее обо всем сознании — которые могут сделать их жизнь тяжелее. В условиях эмоционального потрясения, вызванного пандемией, ее идеи заслуживают более широкой аудитории.

Гнев считается фундаментальным строительным блоком человеческой натуры с характерным физиологическим «отпечатком пальца»

Главным среди этих заблуждений является представление о том, что чувства являются врожденными и универсальными, и их можно постоянно измерять. Так, например, гнев рассматривается как фундаментальный строительный блок человеческой натуры с характерным физиологическим «отпечатком пальца»; все, что мы сделали, ушло и назвали это. Но эта идея категорически неверна, говорит Барретт, и теперь ее подтверждают многочисленные научные данные.

«Гнев» — это культурное понятие, которое мы применяем к сильно различающимся паттернам изменений в теле, и с ним не может быть надежно связано одно выражение лица, даже у одного и того же человека. (В некоторых культурах нет понятия, которое соответствует «гневу», например, у инуитов утку на северо-западных территориях Канады.) То же самое, что удивительно, верно в отношении «счастья», «возбуждения», «разочарования», как вы его называете. . Никакие эмоции не связаны с одним объективным состоянием тела. Скорее эмоции — это культурные артефакты.

Как такое могло быть? Разве младенцы и малыши не суетятся и не кричат ​​о каком-то препятствии задолго до того, как у них есть слово, чтобы описать это чувство? И разве утку не переживают, что их кровь перекачивается быстрее, а мышцы напрягаются, когда они сталкиваются с трудной проблемой? Ответ: конечно, да, но этот «гнев» — всего лишь одна интерпретация этих событий, культурно специфическая попытка придать им смысл.

Барретт утверждает, что универсальные компоненты человеческого опыта — это не эмоции, а изменения в континууме возбуждения, с одной стороны, и приятности и неприятности, с другой.Термин для этого — «аффект». Это основная черта сознания, и люди в разных культурах учатся по-разному использовать это сырье в эмоциональных переживаниях. Таким образом, у вас может быть сильное возбуждение и высокая степень приятности, и ваш мозг может создавать «экстаз», или низкий уровень возбуждения и высокий уровень неприятностей, и вы можете создавать «страдания». Низкое возбуждение и высокая приятность могут быть «удовлетворением», а высокое возбуждение плюс высокая неприятность могут равняться «страху» (хотя вы также можете создать пример страха, чувствуя себя приятным — скажем, катаясь на американских горках).Другая культура и язык могут быть связаны с аналогичным физиологическим состоянием, но это слово может иметь тонко — или сильно — разные коннотации. У илонготов на Филиппинах, например, сильное возбуждение и высокая приятность могут быть выражены как « liget », что Барретт описывает как «интенсивный всплеск энергии при активном и часто агрессивном решении проблемы с другими людьми, например, во время игры в футбол». .

Чувствуя лигет? Чарли Гуд из Брентфорда (слева) сражается с Хэлом Робсоном-Кану из «Вест Бромвич Альбион».Фотография: Оли Скарфф / PA

Барретт считает, что если вы поймете, что «страх» — это культурное понятие, способ наложения смысла на сильное возбуждение и сильную неприятность, тогда его можно переживать по-другому. «Знаете, когда у вас сильное возбуждение перед тестом, и ваш мозг воспринимает это как тестовое беспокойство, это действительно другое чувство, чем когда ваш мозг воспринимает это как энергичную решимость», — говорит она. «Моя дочь, например, проверяла свой черный пояс по карате.У ее сенсея был черный пояс 10-й степени, так что этот парень похож на большого, сильного и страшного парня. У нее действительно сильное возбуждение, но он не говорит ей: «Успокойся»; он говорит: «Пусть ваши бабочки летают строем». Это изменило ее опыт. Ее мозг мог вызвать беспокойство, но это не так, он придал решимости.

В лекциях, которые Барретт дает для объяснения этой модели, она говорит о мозге как о заключенном в темном безмолвном ящике: черепе. Единственная информация, которую он получает о внешнем мире, — это изменения в освещении (зрение), давление воздуха (звук), воздействие химических веществ (вкус и запах) и т. Д.Ему неизвестны причины этих изменений, поэтому он должен их угадать, чтобы решить, что делать дальше.

Как это сделать? Он сравнивает эти изменения с аналогичными изменениями в прошлом и на основе опыта делает прогнозы относительно текущих причин. Представьте, что вы идете по лесу. Пятнистый световой узор образует перед вами волнистую черную фигуру. В прошлом вы видели многие тысячи изображений змей, вы знаете, что змеи живут в лесу. Ваш мозг уже подготовил множество прогнозов.

Мне больно, когда кто-то не любит меня или обвиняет меня в показухе? Да, это задевает мои чувства, но что с того?
Лиза Фельдман Барретт

Дело в том, что это предсказание — это сознание , которое можно представить как непрерывный процесс догадок о мире, подтверждаемых или опровергнутых свежими сенсорными данными. В случае с пятнистым светом, когда вы делаете шаг вперед, вы получаете информацию, подтверждающую конкурирующее предсказание о том, что это просто палка: предсказание змеи было в конечном итоге опровергнуто, но не раньше, чем оно стало настолько сильным, что нейроны в вашей зрительной коре сработали как хотя один действительно был там, а это значит, что на долю секунды вы его «видели».Итак, мы все время от времени создаем наш мир. Если бы вы этого не сделали, ваш мозг не смог бы достаточно быстро внести изменения, необходимые для вашего выживания. Если бы предсказание «змея» еще не было реализовано, то выброс адреналина, который вам может понадобиться, чтобы прыгнуть с его пути, пришел бы слишком поздно.

Мозг также получает информацию о частоте сердечных сокращений, активности легких, иммунной системе, уровне гормонов и многом другом. «Интероцепция», постоянный мониторинг состояния тела, осуществляется значительно ниже уровня сознательного осознания.Но это абсолютно важно, потому что оно определяет аффект — те чувства приятности или неприятности, возбуждения или отсутствия возбуждения, которые присутствуют всегда и подпитывают наши эмоции.

Мозг обрабатывает входные данные изнутри так же, как и поступающие извне — он делает прогнозы о том, что вызывает эти изменения, на основе того, что он узнал, приписывая им значение в процессе. В фильме «, как создаются эмоции», «» Барретт рассказывает историю свидания, на которое она неохотно согласилась пойти, которое приняло неожиданный оборот, поскольку ее желудок перевернулся, когда она пила кофе с этим парнем.«Хорошо, я поняла, что ошибалась», — пишет она. «Должно быть, он меня привлекает». Через несколько часов она оказалась в постели с … гриппом. Что произошло за чашкой кофе, так это то, что ее мозг сделал предсказание о «увлечении» на основе сенсорной информации из ее кишечника в сочетании с ее культурным пониманием этой эмоции и того, как она должна разворачиваться.

Мозг, утверждает Барретт, постоянно пытается сбалансировать «бюджет тела», ее перевод «причудливого научного термина» аллостаз.Несбалансированный бюджет тела — слишком большая нагрузка на системы организма, недостаток возможностей для отдыха и восстановления — вторгается в сознание как отрицательный эффект. Это, в свою очередь, может быть истолковано как «падение с чем-то» или «чувство депрессии», в зависимости от того, насколько это плохо, вашего прошлого опыта и культурного контекста.

Лиза Фельдман Барретт. Фотография: Мэри Нокс Меррилл / Северо-Восточный университет

Барретт считает тревогу и депрессию метаболическими заболеваниями, которые возникают из-за ограниченного бюджета тела, как и болезни сердца, диабет 2 типа и болезнь Альцгеймера.Слишком тяжелая работа, недостаток сна и плохое питание приводят к хроническому дефициту. Но поддержание баланса — это не просто вопрос личной воли. «Если бы вы собирались разработать систему, которая действительно испортила метаболические бюджеты людей, это был бы мир, в котором мы сейчас живем», — говорит она.
У Фельдмана есть недоброжелатели, в первую очередь среди тех, кто все еще придерживается идеи, что эмоции являются врожденными. На самом деле, она отмечает: «Я крайне противоречива … Мне действительно интересно, когда люди лгут сами себе, и вот что это такое.Мне больно, когда я не нравлюсь кому-то или обвиняю меня в показухе? Да, мне больно, но что с того? Моя работа — быть ученым, верно? Моя работа — попытаться отделить правду от ерунды ».
Это большая работа, и это обычно бесстрашное заявление о намерениях. Как говорится в одной из глав книги «Как создаются эмоции», , Барретт предлагает не что иное, как «Новый взгляд на человеческую природу». Ее следующая популярная работа, Семь с половиной уроков о мозге , которая должна выйти в конце этого года, кажется более широкой и беззаботной.«Я подумала, что людям будет интересно прочитать книгу по нейробиологии на пляже», — объясняет она. Хотя, если учесть, что она писала до сих пор, имейте в виду: вы можете обнаружить, что ваш мир перевернулся с ног на голову, прежде чем настало время для коктейлей.

Книга Давида Шариатмадари «Не верь ни единому слову: от мифов к недоразумениям — как на самом деле работает язык» опубликована Вайденфельдом.

Изучение того, как на эмоции людей влияют другие

В новом исследовании Стэнфордские психологи изучили, почему некоторые люди по-разному реагируют на неприятную ситуацию, и узнали, что мотивация людей играет важную роль в их реакции.

Новое исследование показало, что люди могут регулировать то, как на них влияют эмоции других людей. (Изображение предоставлено Getty Images)

Их исследование показало, что когда человек хотел сохранять спокойствие, он оставался относительно равнодушным к разгневанным людям, но если они хотели злиться, то на них сильно влияли разгневанные люди. Исследователи также обнаружили, что люди, которые хотели разозлиться, также становились более эмоциональными, когда узнавали, что другие люди были так же расстроены, как и они, согласно результатам серии лабораторных экспериментов, проведенных исследователями.

Их результаты, опубликованные 13 июня в журнале Journal of Experimental Psychology: General , показывают, что люди имеют больший контроль над тем, как влияют на их эмоции, чем предполагалось ранее, заявили исследователи.

«Мы давно знаем, что люди часто пытаются контролировать свои эмоции, когда считают, что они бесполезны», — сказал Джеймс Гросс, профессор психологии Стэнфордской школы гуманитарных и естественных наук. «Этот набор исследований расширяет это понимание, показывая, что люди также могут регулировать то, как на них влияют эмоции других людей.”

Как другие люди влияют на эмоции?

Чтобы узнать, как люди реагируют на неприятные ситуации и реагируют на окружающих, исследователи изучили гнев людей по отношению к политически заряженным событиям в серии лабораторных исследований со 107 участниками. Команда также проанализировала почти 19 миллионов твитов в ответ на стрельбу полицией Майкла Брауна в Фергюсоне, штат Миссури, в 2014 году.

«Кажется, лучший способ контролировать свои эмоции — это начать с выбора окружающей среды.Если вы не хотите злиться сегодня, один из способов сделать это — избегать разгневанных людей ».

— Амит Голденберг

Докторант психологии

В лабораторных исследованиях исследователи показали участникам изображения, которые могут вызвать расстраивающие эмоции, например, люди, сжигающие американский флаг, и американские солдаты, жестоко обращающиеся с заключенными в тюрьме Абу-Грейб в Ираке. Исследователи также рассказали участникам, что думают об этих изображениях другие люди.

Исследователи обнаружили, что участники, которые хотели меньше гневаться, в три раза чаще подвергались влиянию людей, выражающих спокойные эмоции, чем разгневанных людей.Но участники, которые хотели разозлиться, также в три раза чаще подвергались влиянию других людей, которые злились, чем они, по сравнению с людьми с более спокойными эмоциями. Исследователи также обнаружили, что эти участники становились более эмоциональными, когда узнавали, что другие испытывали схожие с ними эмоции.

«Степень, в которой люди говорили, что они были мотивированы испытывать или не чувствовать определенные эмоции, предсказывала, насколько сильно они будут подвержены влиянию эмоций других членов группы», — сказал Амит Голденберг, ведущий автор исследования и Стэнфордский университет. докторант психологии.

Эмоциональное влияние в социальных сетях

Исследователи также посмотрели на социальные сети, где они могли увидеть, как эмоции проявляются в реальном времени. Они сосредоточили внимание на волнениях, возникших в Твиттере после расстрела Майкла Брауна в Фергюсоне, штат Миссури, в 2014 году.

Проанализировав почти 19 миллионов сообщений Twitter, исследователи обнаружили, что на пользователей Twitter больше влияли более сильные эмоции, выражаемые людьми в их социальной сети, чем более слабые и спокойные реакции.Они также обнаружили, что, когда пользователи Twitter отвечали на твиты, эмоционально схожие с их предыдущими реакциями, пользователи усиливали свои эмоции, чтобы выразить более сильное возмущение, чем другие в их социальной сети.

«Социальный аспект эмоций, особенно в ответ на социально-политические события, становится все более важным с использованием социальных сетей и постоянным воздействием людей на эмоции других людей на онлайн-платформах», — пишут авторы исследования, среди которых был и Джамиль. Заки, доцент кафедры психологии, в статье.

Эмоции как инструменты

Исследователи в основном предполагали, что эмоции людей подвержены влиянию автоматически — в бессознательной, немедленной реакции на эмоции других людей, — сказал Гольденберг. По его словам, новое исследование его команды ставит под сомнение эту точку зрения.

«Наши эмоции не являются ни пассивными, ни автоматическими», — сказал Гольденберг. «Они своего рода инструмент. У нас есть способность использовать свои эмоции для достижения определенных целей. Мы выражаем определенные эмоции, чтобы убедить других присоединиться к нашему коллективному делу.В социальных сетях мы используем эмоции, чтобы сигнализировать другим людям о том, что нас волнуют проблемы группы, чтобы люди знали, что мы ее часть ».

Необходимо провести дополнительные исследования, чтобы понять взаимосвязь между людьми и их эмоциями. Одна из следующих тем, по словам Гольденберга, он хочет изучить дальше, заключается в том, лежит ли желание людей видеть и испытывать определенные эмоции вокруг себя в основе того, как они выбирают круг друзей и других людей вокруг них.

«Кажется, лучший способ контролировать свои эмоции — это начать с выбора окружающей среды», — сказал Гольденберг.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *