Базовые эмоции: модель EQuator, модель Изарда, модель Экмана

Содержание

Базовые эмоции — Психологос

Фильм «ГлобоСфера»

Список базовых эмоций в процессе эволюции человечества — меняется.
скачать видео

Базовые эмоции — эмоции, которые присущи всем здоровым людям и которые одинаково проявляются у представителей самых разных культур, проживающих на разных континентах. Эмоции — общие для всех.

Критерий — наличие физиологической базы (мозговых структур, отвечающих именно за эту эмоцию) и сходство внешних выразительных движений.

Попытки определить набор «фундаментальных» или «базовых» эмоций имеют на Западе давнюю традицию. Этим занимались многие психологи. Во всех случаях предлагалось и разное число эмоций, и самые различные критерии их классификации. Авторы классификаций: М. Арнольд, П. Экман, Н. Фрижда, Дж. Грей, К. Изард, У. Джеймс, У. Макдауэлл, О. Морер, К. Отли, П. Джонсон-Лэрд, Дж. Панксепп, Р. Плучик, С. Томкинс, Дж. Уатсон, Б. Уэйнер.

​​​​​​​Противоположность базовым — вариативные эмоции, внешнее проявление которых культурно и личностно обусловлено и нередко носит конвенциональный (договорной) или сугубо индивидуальный характер.

Многие психологи-практики базовыми эмоциями называют элементарные, далее неразложимые эмоции, из которых «собираются» эмоции составные, но в этом случае возникает путаница. Смотри Элементарные эмоции

Врожденные и базовые эмоции

Базовые эмоции обеспечиваются врожденными нейронными программами, и большинство базовых эмоций является врожденными. Однако не очевидно, что все базовые эмоции являются врожденными, и не очевидно, что все врожденные эмоции являются базовыми. См.→

Список базовых эмоций

Согласно Полу Экману, базовых эмоций семь:

  1. радость (довольство)
  2. удивление
  3. печаль (грусть)
  4. гнев (злость)
  5. отвращение
  6. презрение
  7. страх

Список от Изарда несколько иной:

  1. Удовольствие — радость
  2. Интерес — возбуждение
  3. Удивление — испуг
  4. Горе — страдание
  5. Гнев — ярость
  6. Страх — ужас
  7. Отвращение — омерзение
  8. Стыд — унижение

Подробнее смотри главу из: Изард, Психология эмоций

По мнению гештальт-терапевтов, основных чувств немного: гнев, страх, печаль, волнение, счастье, любовь. Слова типа «разочарованный», «виноватый», «обиженный», «раздраженный» обычно скрывают гнев. «Растерянный», «напряженный», «встревоженный» — страх. «Одиночество», «скука», «пустота» — печаль.

Изменяемость базовых эмоций

Даже если базовые эмоции врождены, то в индивидуальной биографии они могут меняться. Практически любой человек, взрослея, научается управлять врожденной эмоциональностью, в той или иной степени трансформировать ее. См.→

Полезные ссылки:
  1. Взгляды западных теоретиков

Базовые человеческие эмоции и их характеристики

Человек автоматически отслеживает эмоциональные реакции на лице собеседника – базовые человеческие эмоции. Это так сильно вошло в привычку, что мы даже не задумываемся, «сканируя» друг друга снова и снова, в каждом диалоге.

Откуда же появилась у нас эта особенность?

Психолог Пол Экман провел исследование, доказывающее, что мимика при трансляции собственных эмоций является врождённой особенностью каждого, независимо от национальности, вероисповедания, ситуации и даже социально-культурной принадлежности.
С 1965 года Экман побывал у многих народов, включая Борнео и новую Гвинею. Для изучения эмоций по выражению лица, он предлагал испытуемым пройти тест, в котором надо было охарактеризовать одну из шести основных (базовых) эмоций. Экман показывал фотографию человека, на лице которого отражается радость, страх, удивление, отвращение, грусть или гнев. Опрашиваемые участники должны были ответить, что именно испытывает человек на фото, а также продемонстрировать эту эмоцию.

Выяснилось, что в 80-90 % случаях, люди понимают базовые эмоции других, и могут их повторить.

Базовые человеческие эмоции. Список и их характеристики.

Страх

Негативная эмоция, которая выражается в ожидании чего-то угрожающего жизни или безопасности человека, и при этом неизбежного. Есть вариации проявления этой эмоции от легкой тревоги до настоящего ужаса. Предназначение этой эмоции — дать человеку энергию для ухода от опасности.

Удивление

Самая внезапная и кратковременная эмоция, выражающаяся на лице резким вскидыванием бровей и открытием рта. Мимика удивления обусловлена тем, что человеку нужно больше кислорода для того, чтобы справиться со стрессом от неожиданных перемен. По истечении первых секунд, удивление может стать позитивной, или негативной эмоцией.

Печаль (грусть)

Эмоция утраты, утери чего-то значимого человеку. Отличается от других эмоций тем, что носит пассивных характер. Тогда как, например гнев- эмоция, побуждающая к активным действиям. Крайняя степень печали- скорбь.

Гнев

Негативная эмоция, возникшая для устранения препятствий на пути к цели человека. Наиболее яркая из негативных эмоций: гнев проще всего заметить на лице. Может проявляться покраснением кожных покровов, сжатием челюсти, поднятием верхней губы (или человек поджимает губы — вариация звериного оскала).

Радость (счастье)

Самая светлая эмоция из базовых. Появляется вследствие получения желаемого, или осознания скорого достижения цели. Проявляется через улыбку, повышение громкости голоса, смех, переход к активной деятельности.

Презрение (отвращение)

Эмоция, как и все остальные базовые, доставшаяся нам от наших предков из животного мира. Изначально была связана с необходимостью избегать опасной (потенциально вредной человеку) пищи. По лицу человека, испытывающего отвращение, видно, что он как будто морщит нос, стараясь не вдыхать неприятный запах (чего-то потенциально не пригодного в пищу). Сейчас, отвращение стало более социальным, и появилась родственная эмоция- презрение, обозначающая то же самое, но по отношению к неприятному человеку.

А что же происходит «на другом конце провода»? Как реагирует человек, видящий эмоцию на лице собеседника, и вообще, как у нас получается их распознавать?
Вот тут начинается самое интересное: мы узнаем эмоции другого быстро, спонтанно, автоматически и неосознанно.

Интересный случай о взаимопонимании «без слов», на языке эмоций, известен мировой психологической практике. Психотерапевт, создатель направления клиент центрированной терапии Карл Роджерс, однажды проконсультировал клиента, говорящего на другом языке.
То есть, в процессе консультации и клиент, и психотерапевт говорили каждый на своем языке, и несмотря на это, консультация прошла успешно. Дело в том, что в психотерапии очень важно изложение мысли на своем родном языке, тогда как для психолога смысловая нагрузка слов не так важна, как базовые человеческие эмоции, которые транслирует клиент в процессе консультации.


Глубинная работа с эмоциями – одна из тем, которой уделено большое внимание на курсе «5 Prism в работе коуча». Старт следующего потока 19 мая. Регистрируйтесь по ссылке: https://clck.ru/MQXXa

Друзья, ждем вас.

С уважением, Юрий Мурадян и Ольга Рыбина

Делай как коуч

ДЕЛАЙ КАК КОУЧ

Международная программа CCE ICF (25 часов)​.
Для тех, кто хочет изучить коучинг с нуля.
1-й модуль программы «Коучинг международного уровня» ACSTH (76 часов)

СТАРТ 22 СЕНТЯБРЯ 2021

Думай как коуч

ДУМАЙ КАК КОУЧ

Международная программа CCE ICF (51 час)​.

2-й модуль программы «Коучинг международного уровня» ACSTH (76 часов)

СТАРТ 7 СЕНТЯБРЯ 2021

Коучинг международного уровня

КОУЧИНГ МЕЖДУНАРОДНОГО УРОВНЯ

Международная программа обучения коучингу с нуля по стандартам ICF

СТАРТ 22 СЕНТЯБРЯ 2021

5 Prism в работе коуча

5 PRISM В РАБОТЕ КОУЧА

Авторский онлайн-курс по эффективной работе с конфликтами, эмоциями, убеждениями и поведением клиента.

СТАРТ 21 СЕНТЯБРЯ 2021

Сопровождение до ACC

СОПРОВОЖДЕНИЕ ДО ACC

Программа CCE ICF

СТАРТ 29 СЕНТЯБРЯ 2021

5 Prism Pro

5 PRISM PRO

Второй модуль углубленного изучения метода 5 Prism в работе коуча

СТАРТ 20 АПРЕЛЯ 2022

Сопровождение до PCC

СОПРОВОЖДЕНИЕ ДО PCC

Программа «Профессиональный коуч»

Подготовка к сертификации PCC ICF

СТАРТ 24 ЯНВАРЯ 2022

Профессиональный ментор-коуч

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ МЕНТОР-КОУЧ

Курс специализации для коучей (35 CCUs)

СТАРТ 7 ОКТЯБРЯ 2021

Профессиональный супервизор

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СУПЕРВИЗОР


CCEU ICF

Ваша новая профессия – супервизор для коучей

Практический курс бизнес-коучинг

ПРАКТИЧЕСКИЙ КУРС БИЗНЕС-КОУЧИНГ

Открыта запись в предварительный список участников

Базовые эмоции, взгляд гештальт-терапевта | Bodygestalt

ВЗГЛЯД ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПЕВТА НА БАЗОВЫЕ ЭМОЦИИ

Эмоция — накопляемая и накопленная энергия для изменения или сохранения дистанции и процесса контактирования. Эмоция позволяет менять дистанцию до другого и варьировать интенсивность контакта.

Эмоция это структурированное полем, останавливаемое возбуждение организма. Возбуждение порождает и останавливает и организм, и среда, т.е. эмоция принадлежит полю, организму и среде. Дистанция — это полевая характеристика, контакт тоже, энергия эмоции существует и в организме, и в среде. Первоисточник эмоции определить сложно, т.к. есть состояние среды и её влияние на организм, и эмоциональная реакция организма на среду, и есть феномены организма, которые размещаются организмом в среде через эмоции. Эмоция идентифицируется организмом через функции Эго и Персонелити. Энергия эмоции берется из Ид, а из взаимодействия Эго и Ид идентифицируется, если это эмоция аутичная или контактная, или из взаимодействия Эго и Персонелити, если это эмоция социальная или оценочная.

Базовые эмоции — это элементарные эмоции, которые больше ни на что не расщепляются, и сами являются составляющими остальных сложных эмоций. Это эмоции: страх, злость, отвращение, печаль, стыд, вина, нежность, радость, удовлетворение, интерес, удивление, благодарность.

Аутичные эмоции — это эмоции, переживание которых возможно без субъекта в среде: отвращение, злость, страх, интерес, радость, удовлетворение, удивление. Контактные эмоции это эмоции к субъекту, т.е. это аутичные эмоции, но направленные к субъекту, и ещё нежность, печаль, благодарность. Социальные или оценочные эмоции — это стыд и вина. Сложная эмоция состоит из взаимодействия простых эмоций: например, зависть состоит из злости, интереса и стыда. Отличительной чертой базовых эмоций является то, что они легко преобразовываются в желание и действие. Сложные эмоции переживаются сложно, потому что они требуют одновременного удовлетворения двух и более потребностей (иногда противоположных).

Каждая эмоция поддерживает свой процесс изменения дистанции и активности. Переживая эмоцию, человек настраивает себя на определенные действия, поэтому нет негативных или позитивных эмоций, все эмоции являются позитивными. Скорее есть способность к переносимости эмоции. И удовольствие, нежность и радость некоторые не переносят долго, а вину, обиду и злость хранят годами. При контакте эмоция является рамками и формой взаимодействия организма и среды.

Приятно/неприятно переживать эмоцию является следствием отношения человека к данной эмоции, исходя из семейного сценария и опыта. Соответственно, деление на полезная/вредная эмоция — это следствие рационализации, подавления или стимулирования переживания.

Чередование напряжения и расслабления организма в среде — это влияние эмоции, т.к. любая эмоция есть выражение потребности и готовит к действию, соответственно приводит к напряжению, но при этом и среда активирует в организме эмоцию. А после полного проявления эмоции и удовлетворения потребности напряжение поля уменьшается. Таким образом, эмоции поддерживают спонтанную саморегуляцию, участвуя в процессе напряжения-расслабления.

Токсический уровень эмоции — это такой уровень эмоционального возбуждения, при котором эта эмоция доминирует и тормозит появление других эмоций, разрушает контакт организма со средой, сужает восприятие до тоннельного восприятия, организует чрезмерное сосредоточение энергии без разрядки, ведет к потере ориентировки и способности к тестированию реальности, подмене реальности на представления и фантазии о реальности. При этом возникает предельное возбуждение и состояние непереносимости данной эмоции. Деятельность человека и среды направлены на понижение интенсивности токсической эмоции.

Токсической эмоцией может быть любая базовая эмоция.

В фоне любой ситуации одновременно есть все базовые эмоции.

Страх

Страх (испуг, боязнь, ужас, паника) — эмоция возникающая при обнаружении опасности. В страхе есть знание о вредном и разрушительном прошлом и стремление избежать повторения опасного опыта в будущем. Страх предупреждает о возможном нарушении границ.

Страх проективен, часто отрицает настоящее, игнорирует реальные возможности и ресурсы.

Страх содержит в себе энергию для увеличения дистанции. При этом эта дистанция, в зависимости от способностей переживать страх и оценки опасности, могут быть следующими:

А. Максимальная дистанция для удаления от опасности. Это дистанция, при которой опасность перестает быть различимой и сливается с фоном. Это реакция бегства, разрушения контакта.

Б. Переносимая и подвижная дистанция. При этой дистанции опасность хорошо различима, но её влияние ограничено. Этот баланс между приближением и отдалением сохраняет неизменным отношения и контакт между организмом и средой. Эта дистанция возникает под влиянием двух страхов — страх приближения и страх удаления. Страх приближения останавливает сокращение дистанции и усиления контакта, т.к. контакт несет опасность, а страх удаления останавливается угрозой разрыва контакта, а интенсивность контакта колеблется вокруг зоны одновременного результирующего минимума от этих двух страхов. Фиксируется дистанция на уровне переносимости обоих страхов.

Как правило страх связан с интересом к новизне, изменениям и возможной опасности, с желанием противостоять среде или желанием познавать среду. Через страх удовлетворяются потребность в ориентировании и потребность в изменении ( «чего боюсь, того и хочу» ).

Страх может быть почти непереносимым, но если в ситуации присутствует стыд, то человек не может сильно изменить дистанцию. При увеличении дистанции до опасности страх становится переносимым, но непереносимым становится стыд, и образ Я меняется на неприемлемый, что ведет к сокращению дистанции. Так возникает колебание, при котором любая дистанция неприемлема. Для устойчивого изменения дистанции должна возникнуть другая эмоция, например, злость, отвращение, интерес.

Действия под влиянием страха:

1. Бегство, избегание, игнорирование, отрицание.

2. Замирание

3. Защита

A. Нападение

B. Контроль

4. Прогнозирование

5. Регрессия и беспомощность

6. Просьба о помощи

7. Рационализация

Страх переживается всем организмом. Можно выделить два типа страхов:

1. Витальные страхи, связанные с Ид:

Страх смерти,

Страх безумия,

Страх боли и болезни,

Страх бессилия, голода

Социальные страхи, связанные с Персонелити:

Страх ситуаций: нищеты, успеха, близости

Страх переживаний: беспомощности, бессилия, унижения, ответственности, отвержения (одиночество — это следствие отвержения. Экзистенциальное одиночество — это данность. Бывает одинокое одиночество, следствие отвержения или утраты, и свободное одиночество.)

Страх похож на отвращение увеличением дистанции, но в страхе есть энергия для контакта с опасностью, для исследования опасности, разоблачения и победы.

Токсичный страх — это ужас и паника.

Контактный страх — страх, боязнь.

Аутичный — ужас, испуг.

Злость

Злость (раздражение, неприязнь, досада, возмущение, сердитость, гнев, ярость ненависть, бешенство) — это эмоция для изменения существующей ситуации, для изменения и дистанции, и объекта или субъекта контактирования.

Если мишенью злости являются изменения отношения, ситуации, то она конструктивна. В случае если невозможно изменить отношения,то злость становится аннигиляционной и направляется или на объект, вызывающий злость, или на себя, на сам организм, или на разрыв отношений, т.к. разрыв отношений это тоже «уничтожение» объекта ( «Он для меня больше не существует» ). Но после внешнего прерывания отношений злость сохраняется в виде желания мести, чувства вины. Внутренние отношения не завершены, и злость является источником энергии для восстановления и трансформации отношений.

Причиной злости могут быть голод, боль и страх. Голод или дефицит возбуждают злость в организме для поиска и добывания из среды необходимых элементов среды, для преодоления сопротивления среды. Самый естественный ответ на боль — это злость, которая необходима для уничтожения источника боли. Страх, обозначая опасность в среде, активирует злость для защиты.

Злость поддерживает целостность и защиту границ.

Злость может быть покрывалом от других, болезненных эмоций, т.к. злость является хорошим обезболивающим и надежным источником энергии. Часто за злостью могут стоять стыд, вина, нежность, горе, страх и другие эмоции. Когда человек начинает переживать болезненное состояние от вины или стыда, то для обезболивания и уничтожения обидчика легко возникает злость.

В любой трансформации отношений есть энергия злости. Чтобы построить новое, нужно изменить, разрушить старое.

Злость — контактное чувство для уменьшения дистанции.

Основные сложности в проживании злости это — как высказывать свою злость и своё желание из злости, как злится сохраняя уважение к другому, как принимать бессилие своей злости и не наращивать интенсивность злости для уменьшения бессилия, как злясь сохранять контакт со средой и не впадать в эйфорию злости.

Токсическая злость — это ярость, бешенство.

Отвращение

Отвращение (брезгливость, пресыщение, пренебрежение, омерзение, гадливость). Эта эмоция возникает при нарушении границ организма, при котором произошло отравление и разрушение. Отравлять могут запахи, интроекты, отношения, внешний вид, способ поведения среды. Отвращение — это эмоция для отвержения и удаления с минимумом прикосновения, или, как минимум, для того, чтобы отвернуться. Если организм не может отторгнуть, то он сам отдаляется подальше от объекта отвращения. Отношения при отвращении не развиваются, дистанция увеличивается до тех пор, пока отвращение не сливается с эмоциональным фоном.

Отвращение помогает поддерживать целостность и границы, удаляя за пределы организма и за его границы всё, что его разрушает. При этом важно выделять в отношениях со средой отравляющие и поддерживающие отношения

Отвращение похоже на страх, т.к. обе эти эмоции увеличивают дистанцию, но отвращение предполагает отдаление и забывание, а страх — отдаление вместе с вниманием к опасности, и потом взаимодействие, т.к. в страхе есть энергия для контакта.

Злость и отвращение надо хорошо дифференцировать. Часто среда вызывает отвращение, а человек привычно пытается переживать раздражение и начинает ошибочно приближаться, тем самым, усиливая отвращение. Усиливающееся отвращение вызывает ещё большую злость, и так далее, вплоть до аннигиляционной агрессии.

В нашей культуре отвращение табуировано, подавлено, что и приводит, согласно Ф.Перлзу к жадности и корысти.

Печаль

Печаль (грусть, тоска, уныние, скорбь, горе). Эта эмоция помогает завершить отношения, создать новую целостность организма и восстановить границы. Печаль это энергия для завершения процесса потери и утраты. При потере происходит увеличение дистанции помимо желания, воли и контроля. Организм теряет ресурсы: поддержку среды, и внутренние ресурсы, или то и другое. Вместе с утратой приходит внутренняя боль и пустота, которые надо пережить и потом найти чем заполнить внутреннюю пустоту. Печаль помогает проститься с отношениями и согласиться с реальностью. Если привязанность была глубока, то после её утраты возникает ощущение пустоты, и человек может поддерживать образовавшуюся пустоту в ожидании возвращения и восстановления отношений. Если пустота достаточно объемна и нет ресурсов для проживания печали, то возможна и работа по восстановлению границ не может быть завершена, и возникает тоска или острое горе.

Признание пустоты и факта, что отношений больше не существует, самое сложное в работе с горем или токсической печалью. Энергия печали направлена на признание пустоты, бессилие удержать контакт, на проживание пустоты и её заполнение. Если другой был значим, то после работы печали, он остается в структуре Я, но уже занимает меньше места и пустота наполняется воспоминаниями, а не фантазиями и надеждами.

Часто чувство вины заполняет эту пустоту, сохраняя надежду на прощение и восстановление отношений. Если есть вина, значит, возможно, после наказания и прощения, произойдет возобновление отношений.

Аутичному клиенту завершить горевание легче.

Горе — это токсическая печаль.

Стыд (отвращение к себе).

Стыд (смущение, замешательсво, застенчивость, робость, скромность, неудобство, растерянность) — это интроецированное ребенком отвращение, отвержение и игнорирование родителей к самому ребенку. Позже, во внутренней речи, это отвращение звучит так: «Я отвратителен сам для себя. Как мне стыдно быть таким, какой я есть сейчас. Я готов сгореть от стыда, провалиться сквозь землю. Я краснею и прячусь» . Отвращение родителей является для ребенка отвержением, лишением их любви, и ребенок готов разрушить свое неугодное Я, отказаться от части себя, но остаться в контакте с родителями. Таким образом, ребенок, интроецируя стыд, обучается быть в контакте и соответствовать ожиданиям. Позже в переживании стыда есть отвержение какой-либо части своего Я под влиянием среды или интроекта. В переживании стыда есть присутствие незримого ока оценивающего наблюдателя, носителя правильных ценностей поведения. Наблюдающее око часто проецируется на партнера по контакту.

Стыд — это социализированное отвращение к себе.

Энергия стыда возникает из противопоставления идеального Я и оцененного Я, это напряжение между тем образом, каким человек хочет быть или выглядеть, и тем, каким себя оценивает. Оценка создается из самооценки и внешней оценки.

Стыд останавливает актуальный контакт, т.к. человек, испытывающий стыд, считает себя недостойным этого контакта, и он должен либо изменить себя, либо уйти.

Дистанция при переживании стыда фиксируется. Стыд, относительно дистанции, это остановленное бегство, замирание с исчезновением для уменьшения давления от оценивающего ока. Есть токсический стыд. Это стыд, при котором отвергаемая часть своего Я достаточно большая и сравнима с целым Я. Поэтому полное отвержение невозможно, т.к. возникает угроза всему Я. Но и целостность невозможна, т.к. энергия стыда неразряжена. Тогда задача терапии — это дифференциация внутренних отвержений, распознавание и новая ассимиляция интроектов, направление остановленной энергии на тестирование среды при постоянном признании терапевтом клиента.

Энергия стыда — это энергия для изменения и преобразования своего Я. Стыд сопровождает любое изменение я, например обучение, демонстрацию своих новых достижений и приобретений.

При нарциссическом типе организации контакта есть много скрытого стыда и огромный дефицит признания при невозможности его получить.

Вина (злость на собственные действия и страх наказания).

Человек совершил действие, которое принесло или приносит вред или разрушение другому человеку. Это разрушение может быть реальным, а может быть только предполагаемым. Для торможения таких действий среда возбуждает чувство вины. Также как при переживании стыда, в чувстве вины есть осуждающая значимая фигура, которая злилась на деятельность ребенка, наказывала его и обучила его быть виноватым при определенных действиях. В дальнейшем человек сам испытывает вину для остановки своих действий. Среда, обвиняя, может манипулировать человеком через вину.

Вина останавливает текущее действие и эту энергию незавершенного действия перенаправляет на завершение ситуации, т.е. предполагает просьбу о прощении за причиненный вред, принятие наказания, искупление и возмещение этого вреда, получение прощения и продолжение отношений.

Вина возможна только в зоне ответственности человека. Вина растворяется в прощении от другого, восстановления и признания границ.

Вина предполагает прощение, искупление и наказание, поэтому дистанция будет и на удаление и на сближение.

Токсическая вина — это переживание вины за события поля вне зоны ответственности человека. Такая вина поддерживает иллюзию всемогущества, захвата и управления другим через присвоение себе чужой ответственности, а реальные границы при этом игнорируются.

Нежность

Нежность, симпатия — переживание открытости к контакту и доступности для другого человека, усиливает и насыщает энергией процесс контактирования, раскрывает границы. Это эмоция максимального сокращения дистанции, вплоть до слияния, но слияние в нежности подвижное и позволяет легко восстанавливать автономность. Нежность сохраняет границу между Я и Ты, и позволяет образовывать Мы. Нежность иногда вызывает стыд.

Энергия нежности берется из потребности в привязанности и близости.

Токсичная нежность — это патологическое Эго-слияние.

Радость

Радость — это эмоция, поддеживающая процесс передачи важной и ценной собственности от человека в среду, процесс выделения из организма в среду. Радость поддерживает и укрепляет отношения и контакт, расширяет границы. Радость переживается при излучении любви, знаний, заботы, агрессии. Дистанция сокращается, контакт насыщается. Радость, поддерживая процесс выделения, может не учитывать возможность среды по усваиванию выделяемого организмом.

Нежность и радость могут быть агрессивны, если теряются обратные связи организм-среда.

Причина радости в избытке.

Токсичная радость — это эйфория.

Удовлетворение

Удовлетворение поддерживает процессы поглощения и усвоения, дистанция сокращается вначале до минимальной, а потом удовлетворение поддерживает здоровое слияние, при котором взаимодействие максимально полное, а границ нет (усвоение еды в желудке). По мере насыщения удовлетворение уменьшается. Процесс поглощения и ассимиляции регулируется парой отвращение и удовлетворение. В процессе поглощения и последующей ассимиляции удовлетворение ослабевает, т.к. возникает насыщение, а отвращение нарастает (самые вкусные кусочки еды это первые кусочки). Далее есть момент, когда удовлетворение по силе равняется растущему отвращению, это самое время для прекращения поглощения и увеличения дистанции до, например, еды.

При радости важно сохранить чувствительность к партнеру и не перекормить его, а при эмоции удовлетворения — важно сохранить чувствительность к себе. Радость и удовлетворение поддерживают экологичный обмен в цикле контакта.

Токсическое удовлетворение может быть неразборчивостью и ненасыщаемостью.

Удивление

Удивление поддерживает ориентацию в пространстве, времени и ситуации, останавливает или суживает процесс взаимодействия, фиксирует дистанцию, усиливает границы. Удивление фиксирует внимание на изменениях в поле и дает энергию для ориетировки в нем.

Удивление поддерживает спонтанную саморегуляцию, а способность видеть новое в обычном и очевидном поддерживает удивление.

Контроль блокирует удивление. Часто удивление затмевается испугом, если уровень тревоги высокий.

Причина удивления в изменчивости поля.

Удивление блокируется усталостью, т.к. нет сил к адаптации к новому в среде.

Токсическое удивление — это шок.

Интерес

Интерес — это эмоция, поддерживающая сближение и постепенное усиление процесса контактирования. Сокращение дистанции медленное при условии, что другой остается отдельным субъектом со своими границами. Энергия интереса поддерживает контакт через обнаружение, раскрытие и изменение новых фигур.

Интерес сохраняется, пока есть новизна и привлекательность различий, и нет слияния, а субъект интереса не захватывается и не подчиняется.

Токсический интерес — подглядывание.

Благодарность

Благодарность помогает завершить и прекратить данный контакт, но не отношения. После выражения благодарности дистанция увеличивается, энергия контакта убывает, границы закрываются. Благодарность — это эмоция постконтакта, которая создает новые границы, т.к. поле изменилось в результате контакта.

Если в контакте были радость и удовлетворение, и возникли насыщение и легкость, то благодарность возникает легко. Если в контакте переживались злость, отвращение, вина или стыд, то благодарность возникает не столь просто.

Если контакт завершается, а благодарность не возникает, то можно предполагать чувство вины, которое продлевает процесс контактирования и мешает завершению контакта.

Неадекватная и многократная благодарность унижает.

Токсическая благодарность — преклонение и фанатизм.

Дистанция может регулироваться парами эмоций:

  1. Страх приближения/страх отдаления фиксируют дистанцию.
  2. Пара интерес/страх регулируют среднюю дистанцию.
  3. Пара нежность/отвращение регулируют близкую дистанцию.
  4. Пара благодарность/печаль завершают контакт и увеличивают дистанцию.

Базовые эмоции: классификация, описание, значение в психологии и жизни человека

Базовые эмоции: классификация, описание, значение в психологии и жизни человека

Жизнь без эмоций, какая она? Скучная и однообразная или жизни не существовало бы в принципе? Изначально эмоции появились как инструмент развития и сохранения человеческого вида: заставляют избегать опасность, предупреждают о появлении врага, сигнализируют о потребностях и регулируют поведение. Благодаря им человек постоянно стремится к совершенству, получает мотивацию и заряд бодрости, заботится о себе и окружающих. Эмоции наполняют жизнь смыслом, подталкивают к продолжению рода и заботе о потомстве. Это инструмент общения с внешним и внутренним мирами.

 

Само бытие представляет нескончаемый и непрерывный поток сменяющих друг друга эмоциональных откликов. Но в определенных условиях они могут наносить вред. Поэтому очень важно научиться понимать и управлять эмоциональным состоянием.

Классификация эмоций

Многие ученые пытались систематизировать базовые эмоции. Наиболее широкое распространение получили две классификации.

 

Классификация Пола Экмана:

  • радость;
  • печаль;
  • страх;
  • отвращение;
  • удивление;
  • злость;
  • презрение.

Классификация Изарда:

  • удовольствие – радость;
  • страх – ужас;
  • отвращение – омерзение;
  • удивление – испуг;
  • гнев – ярость;
  • горе – страдание;
  • интерес – возбуждение;
  • стыд – унижение.

 

Описание и значение эмоций

Радость. Помогает сближаться и взаимодействовать с другими людьми, формирует психологическую привязанность. Обостряет чувство причастности и единства с миром. Ответ на удовольствие, оправдание надежд и желаний. Поддерживает положительный настрой и вдохновляет.

Печаль. Реакция на утрату и образовавшуюся внутреннюю пустоту. Выполняет защитную функцию, стимулируя выход негатива и внутреннего напряжения, что, в свою очередь, не позволяет впасть в длительную депрессию.

Страх. Возникает в ситуациях опасности. Личность перестает адекватно оценивать действительность, поэтому не может сконцентрироваться на самой возможности избежать угрозы. Он заставляет человека увеличивать дистанцию между ним и небезопасными факторами. Чем больше расстояние – тем меньше проявления страха. Это мощный стимул и помощник, так как дает возможность одержать верх над опасностью.

Отвращение (омерзение). Реакция отторжения. Может проявляться в отношении предметов, запахов, вкусов, других людей и себя. Подсознательно личность будет стремиться держать дистанцию, что является положительной стороной, так как предупреждает ситуации, которые могут иметь негативные последствия.

Удивление. Помогает лучше ориентироваться в окружающей среде, повышает внимание, налаживает отношения и взаимопонимание. Открывает возможности увидеть что-то новое в привычных вещах или окружении. Но если человек встревожен – превращается в испуг.

 

 

Злость. Выполняет важные функции: сигнализирует о появлении врага или угрозы, стимулирует к борьбе за потребности. Дает энергию и подготавливает тело к защите: фокусирует внимание, уменьшает тревогу и эмпатию, чтобы облегчить нападение в случае необходимости.

Гнев (ярость). Подталкивает к переменам в неудовлетворительной ситуации. Конструктивен, только если направлен на изменения, в противном случае выступает как разрушитель. Это эмоция «чистого вида». Является сигнальной системой к изменению взаимодействия с определенными личностями. Подталкивает на разрушение старого и строительство чего-то нового.

Презрение. Отрицательная оценка событий или людей. Те, кто испытывает презрение, ощущают свое превосходство. Но если оно направлено на себя, то может спровоцировать затяжную депрессию и суицид. Самое разрушительное эмоциональное состояние для отношений и самого человека. Особо жестокие убийства провоцируются именно ним. Положительными сторонами выступают: стремление личности стать лучше, как способ оценки недостойного поступка.

Стыд (унижение). Заставляет человека чувствовать себя неудачником, беспомощным и несостоятельным. С другой стороны, развивает самоконтроль, побуждает к приобретению новых навыков и развитию.

Горе (страдание). Негативное состояние, связанное с утратой чего-то (кого-то) очень ценного или полной неспособностью удовлетворения крайне важных потребностей. Часто выливается в депрессию.

 

Из базовых эмоций наиболее важными являются те, которые обеспечивают выживание и стимулируют развитие.

 

 

Обеспечивающие выживание

  1. Страх. Основа выживания на земле и сохранения вида. Под его воздействием древние люди искали укрытие от природных явлений и диких животных. Развивались осторожность и инстинкт самосохранения. Страх боли научил избегать его источников и продумывать свои шаги, предупреждая опасность. 
  2. Удовольствие. Можно назвать много синонимов, но все они подойдут под одно определение – это то, что дарит высшую степень наслаждения, удовлетворение и стремление испытать похожие чувства еще. Легко иллюстрируется на примере младенца-грудничка. Большинство наблюдало реакцию малыша на поглаживания по животику и отчетливому проявлению блаженства и счастья.

Все остальные проявления – производные от двух основных эмоций. Это можно доказать: радость – приподнятое чувство, сродни эйфории, от достижения какой-либо цели, неожиданного события, вызывающее веселье, ликование и восторг. Но в основе этого чувства лежит полученное удовольствие. Иначе, можно сказать, что радость – ликование от действия, принесшего удовольствие. Можно рассмотреть и печаль. Она также выделяется как одна из основных. Но легко можно понять, что печаль – производная и от страха и от удовольствия. В первом случае она вызвана невозможностью добиться желаемого. А во втором, наоборот, от ожидания большего удовольствия, чем полученное.

 

 

Стимулирующие развитие

  1. Интерес. Одна из самых побуждающих. Очень легко сопоставима с двумя рассмотренными ранее. В одном случае стимулирует узнать, как сделать, чтобы не получить негативных последствий, вызывающих страх. А в другом, человек ищет способ получения удовольствия и блаженства. Она подталкивает человека к действию, рассмотрению и поиску новых способов получения желаемого результата. Помогает достичь не только внутреннее удовлетворение, но и получить материальное вознаграждение.
  2. Стыд. Очень сложное внутреннее переживание, доступное далеко не каждому. Основано на чутком восприятии впечатлений, доставленных другому человеку своими поступками. Если индивид понимает, что его действие доставило боль и страдание (возможно, просто разочарование), то начинаете испытывать чувство стыда. В дальнейшем личность старается не повторять подобных ошибок. Такой анализ и полученные выводы приводят к внутреннему совершенствованию и развитию.

Эмоциональное состояние зависит не только от психологической составляющей, но и от химических реакций, происходящих в организме под воздействием внешних факторов. Например, критические ситуации приводят к следующим реакциям: выбросу адреналина, учащению дыхания, повышению артериального давления, то есть происходит мобилизации всех внутренних сил. Радость способствует выбросу гормонов счастья, появляется чувство легкости и приподнятости, эйфории. Печаль стимулирует выработку гормонов стресса и так далее. Физическая боль или тяжелая болезнь может вызывать ужас, гнев, страдание или стыд.

 

Поэтому крайне важно понимать, что стабильная психика – не только хорошее настроение, но и физиологическое здоровье.

 

Читайте также:

7 базовых эмоций, которые лежат в основе всех чувств

Предполагается, что наши эмоции имеют корни в так называемых драйвах — основных физиологических врождённых потребностях, таких как: голод, жажда, сексуальное влечение, потребность в выведении продуктов жизнедеятельности, избегание боли и поиск удовольствия (комфорта). Почему именно такой список, думаю, объяснять не надо.

Но появилась необходимость более эффективного способа мобилизации энергии (силы) для выживания, стимулирования и направления физической, а со временем, и мыслительной активности, для отбора сигналов, действующих на восприятие мира. Эмоции и чувства стали выполнять постепенно эти функции — по крайней мере, у высокоразвитых животных это уже можно наблюдать.

  • Как результат, возникли первые эмоции, и ставшие базовыми для всех остальных чувств и переживаний — как ответ на потребность выживать и познавать мир.

Теорий происхождения чувств и взглядов на то, какие эмоции считать первичными и основными, существует немало — вы с ними сможете ознакомиться самостоятельно, если понадобится. Я же сообщу вам то, что кажется мне убедительным и полезным для применения на практике.

Я выделяю следующие базовые эмоции, лежащие в основе всех иных человеческих чувств. По моему мнению, их семь: интерес, радость, печаль, злость, отвращение, страх и удивление. Интересно так же отметить, как связаны были эти базовые эмоции на этапе их возникновения с основными процессами выживания особи и адаптации ее к окружающему миру.

Интерес рождает, мотивирует, подпитывает и усиливает желание изучать окружающий мир, активность и поиск удовольствия.

Радость связана с принятием и поглощением пищи и воды, с удовлетворением влечений (в том числе и сексуальных), это реакция на получение удовольствия.

Печаль — реакция на утрату объекта, приносящего удовольствие.

Злость (гнев) — то, что помогало устранению и разрушению препятствий на пути получения удовольствия (удовлетворения).

Страх — реакция защиты, убегания или предупреждения возможной боли или угрозы.

Отвращение — реакция отторжения.

Удивление — сиюминутная реакция на контакт с чем-то незнакомым, необычным.

Как результат, удивление приводит к быстрой смене предыдущих эмоций — реакций, к перемене прежнего действия или его быстрому прекращению.

Эмоции чаще всего проявляются во взаимодействии, усиливая, подавляя друг друга, или перетекая из одной в другую. Так страх, наверняка часто был связан с отвращением и злостью, а интерес переходил в радость. С развитием человека и его способности реагировать на изменяющиеся условия жизни, стали возникать более сложные чувства и эмоциональные реакции.

Как эмоции превращаются в чувства?

Естественно, теперь причины возникновения этих эмоций стали более разнообразными, ситуации их возникновения усложнились, и к этим семи эмоциям добавилось много нового. Тогда для чего нужно сейчас это выделение базовых эмоций и прослеживание причин их первоначального возникновения?

Все это можно использовать, сравнивая с математикой или географией, как систему координат. А так же, используя сравнение с едой, можно сказать, что эти семь эмоций являются основными базовыми ингредиентами наших современных разнообразных чувственных и вкусовых переживаний. И понимание их происхождения помогает нам класть те или иные (и не класть плохо совместимые) составляющие в нужный момент и на нужных пропорциях в наши эмоциональные блюда и чувственные коктейли, чтобы готовить их грамотно: хорошего качества и на пользу себе. Как готовится такой коктейль переживаний?

Выбор этой системы координат — семь основных эмоций — позволяет нам с вами подобрать ключики к многочисленным чувствам и переживаниям, количество которых уже трудно посчитать. Слава богу (или природе, или нам самим), от животных предков мы ушли далеко. И потому эмоциональная наша жизнь стала намного сложнее, да и выше указанные эмоции мы уже переживаем не только в тех случаях.

Ряд психологов — исследователей, а так же писателей или философов, называют среди основных человеческих эмоций так же и стыд, и испуг, и надежду, и презрение, и любовь… Спору нет, в нашей жизни эти чувства (и не только) играют немалую роль, и по лицам и поступкам людей читаются хорошо.

Даже маленькие дети начинают некоторые их этих чувств выражать на самом раннем этапе своего развития. Но мне эти чувства кажутся уже производными от тех семи основных, и потому в этой книге для простоты разбора и понимания я семь основных эмоций буду называть именно эмоциями, а остальное — производное от них, путем ли смешения, изменения интенсивности, направленности или наложения на действие (об этом позже) — чувствами и переживаниями.

Например, такое чувство, как презрение образуется из двух фундаментальных эмоций, как гнев и радость: злюсь на объект презрения и одновременно радуюсь, что лучше его. Из тех же эмоций состоит азарт, но в иных пропорциях и с направлением внимания на будущее: гнев на препятствие и радость от представления о том удовольствии, что будет получено в результате преодоления этого препятствия.

В ненависти есть элементы гнева и удивления, к тому же и интереса. А любовь (одна из её разновидностей) состоит из интереса и радости: интерес — влечение к объекту и радость от соединения с ним (принятия его). При желании люди добавляют к этому чувству и страх, и печаль, и гнев, и удивление, и получаются иные виды любви, хотя в основе этого чувства лежат именно эти две фундаментальные эмоции. Как ни крути: если нет интереса или радости, то нет и любви, а что-то получается совсем иное, хотя возможно и порождённое этим чувством. Но об этом — в отдельной главе.

Таким образом, по аналогии с музыкой, где семь нот становятся основой для создания бесконечного количества вариантов сочетаний звуков и мелодий, семь основных эмоций становятся базой для создания бесконечных и разнообразных переживаний, чувств и настроений.

Вполне резонно может возникнуть вопрос, а не лишит ли этот логический разбор и эта классификация наши эмоции их неповторимости, яркости и силы, не сделает ли нашу жизнь скучной и чувственно бедной?

Но ведь понимание, из чего и как создаётся музыка, не лишает людей, слушающих её, способности наслаждаться мелодиями и звуковыми сочетаниями, и при этом помогает лучше понимать музыку и даже её сочинять, совершенствуясь в этом.

Точно так же понимание законов рождения и изменения наших чувств не лишает нас способности их переживать. К тому же оно добавляет возможность испытывать именно те чувства, которые мы выбираем (то есть слушать нужную нам музыку), и помогать другим чувствовать рядом с нами то, что нам кажется необходимым или оптимальным для общения (музыку, которую лучше слушать вместе).

Автор: Игорь Незовибатько, актер, режиссер, тренер
СТАТЬИ на эту же ТЕМУ

Открытые мероприятия

вт, 24 Августа, 2021 — 13:00
Одесса
Быть творцом
400 грн
вт, 24 Августа, 2021 — 15:00
Одесса
Как создать амулет или талисман
Школа психологии и экстрасенсорики
700 грн
 100 грн
вт, 24 Августа, 2021 — 18:00
он-лайн
Коды подсознания
Афродита, Школа Таро и Нумерологии
658 грн
вт, 24 Августа, 2021 — 19:00
Киев
Йога-Нидра: отдых и намерение
Город мастеров, Эзотерик-студио
300 грн

Базовые эмоции — Цирк дрессированных демонов имени Корбиниана Бродмана — ЖЖ

04:19 pm —

Базовые эмоции

До сих пор не существует единой интегральной теории психической деятельности. Психологи сверху, физиологи снизу все еще сверлят тоннели навстречу другу, и вроде как даже какой-то просвет наметился, но до окончательного решения еще ой как далеко. Между тем, некоторые составляющие психической деятельности уже сейчас начинают проясняться.
Например,- эмоции. В этом вопросе мы также далеки от полного понимания. Вопросов все еще больше, чем ответов. Но, по крайней мере, контуры проблемы обозначены явственно, и у нас уж есть повод для рассуждений.

Не существует единого определения эмоции, поэтому давайте будет рассматривать под этим все эмоциональные процессы в их интуитивном понимании, т.е. как субъективно окрашенные реакции и состояния. Эмоции бывают базовые и сложные. Базовые это биология, сложные эмоции получаются из базовых и социально обусловлены.
Тут нас интересуют базовые, потому что это самые корни души, это место, где высшие психические процессы встречаются с нейрофизиологией. Сколько конкретно существует базовых эмоций и какие именно они,- опять же, вопрос темный (как и все в этой теме). Классическая, аж 1972го года, классификация Ekman, в последствии доработанная Plutchik. Набор из 5 штук. В дальнейшем Ekman добавил еще «изумление», а еще позже вовсе расширил до 17 наименований. Prinz в 2004 выделял 9 категорий. Но я предлагаю рассматривать старую-злую «большую пятерку».

Базовые эмоции. Страх, гнев, печаль, счастье и отвращение.
Как видите, «условно-положительное» в списке только «счастье». Но это нормально, их не для нашего удовольствия придумали, а для дела. У матушки-природы это обычная педагогическая практика,- лучшее поощрение это прекращение наказания. Она со всеми так, ничего личного. 4 разных кнута и 1 пряник.

Страх/гнев. Вернее сказать,- агрессия и избегание. Основа основ. Простейший аффект. Есть у человека, есть у землеройки, есть у всех. Fight-or-flight_response. Я еда-я убегаю, я ем- я догоняю. Агрессия и страх живут в миндалинах мозга (Amygdala).
За формирование агрессивного аффекта отвечает корково-медиальный слой миндалины, за испуг – центральные базальные ядра. Хомячкам раздражали кору миндалин, хомячки от этого становились злые и боевитые (ссылки на PubMed раз два). Есть люди, у которых по разным причинам подавлено функционирование базальных узлов в amygdala, они при этом гораздо меньше, либо вовсе не чувствуют страха (дополнительно,- еще один abstract с пабмеда, полная статья на близкую тему, ну и до кучи журнальная заметка)
Потом уже, пройдя сложными путями через добавки и модификации лимбической системы и гипоталамуса, через фильтры передней поясничной извилины (Anterior cingulate cortex) и прочая прочая, — в итоге эти базовые эмоции расцветают в наших лобных долях всеми красно-желтыми цветами человеческого, слишком человеческого. Беспокойство, раздраженность, гнев. Возмущение, негодование, обида. Злость, ссора, огорчение. Бешенство, ярость, неистовство.
Возбуждение, напряжение, тревога. Нервозность, раздражительность, эмоциональная нестабильность. Озабоченность, беспокойство, пугливость. Испуг, страх, ужас, паника.

Счастье/печаль. С ними уже сложнее. Это базовые системы поощрения и подавления. Удовлетворенность и неудовлетворенность. Это ключевые кнут&пряник в голове. Все правильно делаешь,- вот тебе печенюшка от нейромедиаторов. Неправильно делаешь,- получаешь по голове. Причем поощрения черта с два допросишься, а пинки и подзатыльники выдаются охотно и без ограничений (но это нормальная ситуация, я выше писал).
Рождаются в глубине древних отделов, в частности в покрышке среднего мозга и гиппокампе (Ventral tegmental area и Hippocampus). Растут и мужают в лимбической системе (Limbic system) . Воздействуют через центры вознаграждения (Reward system). Бродят сложными серотониновыми и дофаминовыми путями. Мы о поощрении/подавлении узнаем, только когда отчеты в кору приходят.
После всех модификаций и реорганизаций из базовой удовлетворенности/неудовлетворенности вырастают все виды счастья, радости, экстаза, удовлетворения, завершенности, довольства, реализованности, энергичности и оптимизма. А также грусть, печаль, уныние, удурченность, подавленность, угнетенность, тоска, несчастье, безутешность, скорбь и меланхолию.
На разных этапах этого большого пути мы можем по своему желанию манипулировать происходящим с тем, чтобы получить на выходе желаемый результат. и путем последовательных мыслительных действий, и путем конролируемого поведения, и прямым воздействием на химию мозга через психоактивные вещества, лекарственной и/или наркотической природы. Тема эта прекрасно изучена и подробнейшим образом описана.

Отвращение. Отвращение стоит несколько особняком. Это единственная базовая эмоция, характерная исключительно для человека. Наше ноу-хау. Живет в передней части островков Рейля (Anterior insula), на дне глубокой борозды между височной и лобной долями. По своему основному занятию этот участок мозга занимается формированием вкуса, но эволюция человека подбила инсулу посидеть и на раздаче эмоций. Зачем это было нужно,- тут внятного мнения нет.
Я вот что думаю (с этого момента и далее пошло мое личное спекулятивное соло)
Где-то полтора миллиона лет назад, при переходе от австралопитеков к первым гоминидам (homo habilis, homo erectus), — в рацион наших предков пришел животный белок. Это было необходимо для прокорма растущего мозга, а белок дает 4-5кратную экономию в пережевывании и пищеварении. Согласно распространенному мнению, почти всю свою историю мы были полуденные падальщики. Уверенные данные за активную охоту,- это уже неандертальцы и кроманьонцы, это тысяч 100 лет. А в течении более чем миллиона лет люди до такого не доросли, это были мелкие шибзды, метр с кепкой, не умеющие делать метательных орудий, и не способные конкурировать с тогдашними хищниками,- крупными кошками, пещерными гиенами и волками. Так что для нас основным источником белка была падаль. Это тем более разумно, что пищеварительная система приматов вообще не особенно приспособлена для животного белка, поэтому гораздо легче переваривается естественным путем ферментированное (то бишь протухшее) мясо. В кулинарии народов Крайнего Севера, в диете которых животный белок вынужденно занимает непропорционально большую долю, — эта практика очень распространена даже сейчас. Но достоинства вкусного гнилого мяса принесли с собой и серьезные недостатки в виде резко возросших рисков пищевых токсикоинфекций. Кошки и собаки решают эту проблему без всякого ненужного чувства отвращения, но они хищники, и предки их хищники, и предки их предков тоже хищники, они шли к этому десятки миллионов лет, у них под это заточено обоняние, вкус и устойчивость к инфекциям/отравлению. Человеку же для выживания потребовалось что-то, что быстро и надежно будет стопать его от поедания потенциально ядовитой пищи. Причем это нужно было собрать на коленке из подручных средств, за какие-то пару сотен тысяч лет. Так появилось отвращение, сильнейшая эмоция, способная по интенсивности соперничать с голодом, и останавливающая нас от поедания чего-то потенциально вредного. Это потом уже мы стали сильные и умные и больше не едим всякую каку (на самом деле, -едим конечно, ну да ладно, пропустим этот момент). Отвращение мы теперь используем для разных наших социальных нужд. Власть отвратительна как руки брадобрея и все такое. Но это уже так, лирика. В остальном,- хорошая, годная базовая эмоция без дела простаивает. Жалко.

И пару слов про изумление. Многие относят изумление к базовым эмоциям, но тут я не согласен. Группа изумление-удивление-и прочее,- это все блок любопытства. Я не думаю, что любопытство можно отнести к эмоциям. Основа любопытства это поисковое поведение. Собственно любопытство,- это лишь субьективный окрас и мотивация к поисковой активности. Возникает оно в передних ядрах гиппокампа, в тех же местах, где происходит первичная обработка пространственной ориентировки, сходятся моторные и проприоцептивные пути и зарождается двигательная активность. То есть, это вообще не эмоция, это поведенческий стереотип. Это уже потом, когда приходит пора сообщать сознанию о происходящем, мозг, чтобы мы не скучали, раскрашивает поведение эмоциями и поддает мотиваций.
Это, в принципе, хорошо. Потому что я всегда говорил и говорю

Мы не властны над своими эмоциями, зато властны над своим поведением.

Таким образом, осознанно контролируя и направляя свое поисковое поведение, мы можем выбить из жадного на похвалу мозга множество замечательных и полезных бонусов, но об этом подробнее как-нибудь в другой раз.

Подводя итог. Кто о чем, а я всю ту же песнь на разные лады.
Чувства и эмоции, которые мы получаем на выходе, все то, что сознание способно отрефлексировать, то, что мы полагаем первичным и изначальным переживанием, идущем от самого сердца,- это конечный продукт.
Все это в первичном виде зарождается во тьме ствола мозга. Этот сырой фарш разводим на гормонах, добавляем нейропептидов и нейромодуляторов, смешать, взболтать, дать отстояться. Провести многоступенчатую очистку, фильтрацию и модуляцию. Уложить в формочки социально и культурально обусловленных стандартов. Запаковать в яркую (или тусклую) обертку согласно личностным психологическим особенностям и склонностям клиента. Можно подавать.
Из всего списка мы головой отмечаем только стадию «можно подавать».

Это типа супермаркет. Мы приходим в супермаркет и там на рекламном стенде выгодно подсвеченные банки «тушенка свиная люкс», напрямую от производителя, с любовью из Любятово, чистый продукт от всего сердца. И мы такие думаем,- «ыыы, тушло, вот она, — реальность, данная нам в ощущениях, надо юзать». То, что вне нашего зрения осталась масса малоаппетитных стадий переработки и доставки, — это уже нас не касается. Мы получаем конечный продукт, кушайте не обляпайтесь.

Стоит ли обо всем этом знать? Да, думаю стоит. На это можно много как повлиять, и это можно много какими путями использовать к собственной пользе и выгоде.
Но это уже совсем другая история.

Базовые эмоции человека. | Психология 108

  • Что такое эмоции.
  • Что ощущает человек.
  • Сложные эмоциональные состояния.
  • Настроение и чувство — в чем разница.
  • Фундаментальные эмоции человека.
  • Характеристики эмоций.
  • Эмоции по Плутчику и Изарду.

Что такое эмоции

Мы все испытываем эмоции и чувства, и поэтому каждый из нас примерно представляет что это такое. Или, по крайней мере, так думает.
Тем не менее, мы редко задумываемся о том, сколько их на самом деле и чем, например, отличается радость от удовольствия, а злость от гнева. И нетрудно понять почему, ведь испытывая эмоции, мы автоматически считаем их неотъемлимой частью себя самих, а значит чем то само собой разумеющимся. К сожалению, часто бывает так, что именно те вещи, которые кажутся нам слишком очевидными, наиболее часто остаются без внимания.

Еще одна причина заключается в том, что мы нередко испытываем сложные эмоциональные состояния или оттенки чувств. В такие моменты мы не можем точно сформулировать, что именно мы испытываем — радость или просто удовлетворение, удивление или страх, а бывает и так, что негативное вроде бы чувство, такое как ностальгия (грусть?) вызывает у нас нечто похожее и на радость и на печаль одновременно. А как насчет целого коктейля эмоций, например, из разочарования, горя и гнева, а ведь это, ни что иное, как хорошо знакомая всем обида.

Все что связано с эмоциями может только показаться простым и элементарным, но на деле, бывает довольно сложно понять и осознать ту гамму чувств, которую мы испытываем в настоящий момент — «здесь и сейчас». В лучшем случае, мы можем выделить лишь несколько своих эмоций, которые нам представляются наиболее значимыми, да и то, если они достаточно ярко выражены. И наверное каждому знакомо состояние, когда сложно сказать что именно мы чувствуем, до такой степени, что не получается сказать, хорошо нам или плохо, радостно или грустно, а в общем непонятно как.

Зачем нам знать о своих эмоциях?

Закономерный вопрос, нужно ли обычному человеку, живущему нормальной социальной жизнью разбираться в таких вещах как хитросплетения своих эмоций?

Большинство людей за всю свою жизнь так никогда и не задумывается на подобные темы, хотя многие понимают, что эмоции, это одна из существенных составляющих нашей жизни.
Ну и что же с того? Имеется ли проблема в том, что мы пользуемся многими вещами, часто не имея представления о том, как именно они устроены?

Вероятно, этот вопрос во многом риторический. Есть например, такие вопросы — «кто я», «зачем я живу», «каково мое место в мире», для одиних людей они просто блажь, а для других, одни из самых важных в жизни. И, если вы человек из второй категории, то вопрос об эмоциях не обойдет стороной ваш интерес.

Почему знание об эмоциях и чувствах может быть так важно?

Возможно потому, что это вопрос о том, что именно я чувствую, и, ведь если задуматься, то именно из этого и состоит наша жизнь.

Такой трудный вопрос — что я чувствую прямо сейчас?

Закройте глаза и попробуйте сделать это. Попробуйте ответить на этот, вроде бы несложный вопрос. Не удивлюсь, что скорее всего, вы придете в замешательство.  И вы, не только не сможете вычленить свои эмоции по отдельности, но также, не сможете описать свое состояние, так, чтобы сказать с уверенностью — это именно то, что я и чувствую на самом деле.

Иногда нам кажется, что это вполне возможно. Но это, либо заблуждение, либо эмоция настолько сильна, что в данный момент затмевает все другие. Так бывает во время стрессовых событий. Например, мы испытываем сильный страх во время стихийного бедствия, в такой момент, нам наверняка кажется, что мы понимаем, что наша эмоция, это страх и только. Но вот, опасность миновала, страх еще не прошел, но уменьшился настолько, что мы начинаем замечать, что на самом деле, он был не один, а было еще удивление, интерес, возможно даже восторг, просто в какой то момент, страх был так силен, что мы не замечали всего остального.

Природа эмоционального фона (интегрального эмоционального сосотояния) такова, что это всегда причудливая смесь самых разных эмоций, и даже если каждую из них мы и могли бы назвать по-отдельности, то в совокупности, это всегда останется тем, чему мы сможем дать лишь смутное название.

Реконструкция события с точки зрения эмоций

Представьте себе ситуацию — вы идете через лес. Вы торопитесь домой, но, вам кажется, что вы сбились с дороги, а с каждой минутой вокруг становится все темнее и темнее. Опускаются сумерки. Деревья и их тени приобретают причудливые и даже таинственные формы, тени удлиняются, звук ваших шагов скрадывает ковер из опавшей листвы. Вы немного напряжены и в вас по капле рождается беспокойство. Ни фонаря ни компаса у вас нет и вы начинаете потихоньку проклинать свою непредусмотрительность. Вдруг, когда уже почти совсем стемнело, вы видите впереди себя движение, какую то тень, которая кажется вам то ли человеком, то ли животным. Вы похолодели и первобытный ужас на долю секунды коснулся вас, но в ту же минуту пришла мысль, что вы не так уж и далеко от цивилизации и нападение хищника вряд ли возможно. Вы успокаиваете себя и продолжаете медленно идти вперед, а когда минуете то место, то видите, что наткнулись на тропу, ведущую к дому, а тень которая вас так напугала оказалась маленькой и безобидной соседской собакой. В ту же минуту восходит луна и освещает дорожку так, что вы видите совсем рядом забор соседнего дома. Вы облегченно вздыхаете, и идете домой. Обычно мы никогда не задумываемся в такие моменты что же именно мы ощущаем. Вероятнее всего, если вы будете рассказывать эту историю своим друзьям за чашкой чая, вы упомянете испуг, и, возможно финальное облегчение. Это означает, что вам запомнилось только два, наиболее сильных эмоциональных момента этого короткого события. Но было ли у вас только две эмоции?

Давайте попробуем себе представить что вы, скорее всего, могли ощущать за время описанного события, которое длилось, ну например, 2-3 минуты.

Анализ вероятных ощущений во время события

Итак, с самого начала. Мы идем и в нас медленно зарождается легкая тревога, мы не знаем что там впереди. Вполне вероятно, мы ощущаем легкий холодок в области солнечного сплетения, живота и спины. Возможно, нас даже совсем слегка поташнивает. Мы чувствуем ногами землю, и легкую прохладу вечернего воздуха, мы ощущаем досаду (разочарование, а может и легкий гнев) от того, что забыли фонарь и легкое чувство вины (разочарование собой) оттого, что забыли дорогу.  Мы слышим звук своих шагов и то, как шуршат листья под ногами. Вдруг мы видим движение тени, на нас немедленно обрушивается поток ужаса (страха), холодеют руки, спина и выступает пот, слегка дрожат колени, в голове мелькает история о вампирах из книги, которую недавно прочитали, но в тот же момент приходит рациональная оценка ситуации и ужас проходит, но след его мы чувствуем еще некоторое время, сильная эмоциональная волна прошла, но остался страх. На эти несколько секунд это доминирующее чувство, в этот момент нам кажется, что в нас есть только страх и только. Мы подходим к месту, которое напугало нас и чувствуем опасение, настороженность (затихнувший, но все еще живущий в нас страх) и надежду на то, что здесь никого нет что нам все показалось. И вот, мы выходим на тропу, видим свет луны, собаку и забор, и в нас возникает чувство облегчения и легкой радости от того, что ситуация завершилась так быстро и благополучно. Наше настроение (интегральное эмоциональное состояние) вернулось на прежний уровень и мы ощутили эмоциональный подъем, который, возможно, чувствовали все время в период сегодняшней прогулки по лесу. Мы вспомнили, что в доме нас ждут друзья и родные и через несколько минут мы увидим их. В нас поднимается чувство любви, которое еще больше поднимает настроение и дарит тепло, которое мы ощущаем буквально физически. Нам кажется, что нахлынувшая на нас приятная эмоциональная гамма, придает нам дополнительные силы, мы вдыхаем чистый воздух, ускоряем шаг, приближаемся к дому. От испытанного за последние несколько минут мы начинаем чувствовать все, что происходит с нами в данный момент заметно острее, чем до начала события.

Вот тот, разумеется далеко не полный перечень ощущений, которые мы могли бы пережить в описанной ситуации.

Разумеется в такой ситуации каждый пережил бы что-то свое, а теперь, попробуйте закрыть глаза и живо представить описанное происшествие. Что почувствовали бы именно вы?

А теперь давайте разберемся, что же мы чувствовали.

1. У нас были физические реакции и ощущения, некоторые из них были следствиями охвативших нас эмоций (холод, потоотделение, дрожь, тепло), а некоторые, окружающим нас миром (звуки, тени, запах, ощущения холодного воздуха и дороги под ногами).
2. Мы испытали эмоции — тревога, страх, ужас, досада, вина, облегчение, радость.
В совокупности же мы испытали довольно сложную эмоциональную палитру, давайте назовем это чувством и настроением.
Например, вспоминая своих близких, мы испытали любовь и теплоту, мы восстановили, то, что можно назвать эмоциональным балансом — хорошоее настроение (позитивное психологическое состояние).
3. Мы рационально оценили сложившуюся ситуацию и, эта оценка очевидно, влияла на наш эмоциональный фон. Кроме того, были задействованы механизмы памяти, например, мы вспоминали книгу которую читали и, скорее всего, вспоминали похожие ситуации, в которые мы, возможно, попадали ранее. Вполне возможно, некоторые из воспоминаний пришли к нам из подсознания, это могли быть какие то травмирующие старые события, которые мы ранее вытеснили из своей «оперативной памяти».
Но не только это. Мы также задействовали и некую память об эмоциях, ранее пережитых нами, ведь иначе, откуда бы мы узнали, что ужас это ужас, а радость это радость. Кроме того, мы пережили автоматическую реакцию — ужас (страх), который вовсе не был следствием рациональной оценки событий. Мы просто увидели тень в лесу, и в тот же момент, автоматически ощутили мощную эмоцию и прилив адреналина, которая породила в теле физические реакции, такие как крайнее возбуждение, дрожь в коленях, потоотделение и холод в спине.

Вот каковы могли быть последствия пережитого нами маленького триллера. И все это произошло в течении не более 2-3 минут.

Анализ пережитого, возможно подскажет вам, что все то, что обычно происходит с нами в жизни с точки зрения эмоционального отклика, куда сложнее, чем мы обычно могли бы подумать. В качестве упражнения, попробуйте как-нибудь на примере своей собственной ситуации сделать похожий анализ. Опишите, что именно вы испытывали, попробуйте вычленить отдельные эмоции, описать общее эмоциональное состояние, как бы вы его назвали. Как и на что реагировало ваше тело. Что вы думали, какие воспоминания к вам пришли.

Итак, эмоции могут отличаться:

— По интенсивности (например, тревога и ужас, очевидно, относятся к одной группе (страх), но они разные по интенсивности).

— Восприниматься нами качественно. Например, как приятные, неприятные и нейтральные (радость обычно воспринимается как приятная эмоция, а страх как неприятная — но так происходит не всегда).

— Эмоции связаны с памятью и с ощущениями в теле (они могут, как порождать эти ощущения, так и быть ими порождены).

— Они обусловлены. То есть связаны с причиной и одновременно они целесообразны (возникают вследствие и для чего то).

Так например, причиной эмоции может быть автоматическая реакция на опасность, как ужас, который возник в нас без участия рационального осмысления ситуации.
Целесообразность такой автоматической реакции заложена в нас природой. Это подготовка либо к бегству, либо к сражению за свою жизнь.
В этот момент мощная животная и автоматическая реакция мгновенно подготовила наш организм к выживанию без участия нашего, слишком медленного в таких ситуациях рационального ума. Быстрая и сильная иррациональная эмоция может быть очень полезной.

— Эмоции оцениваются нами с рациональных позиций. Например, у нас есть понимание того, как называется та или иная эмоция, с чем она связана, мы оцениваем ее качество и интенсивность (заметьте, что здесь речь идет о двух разных оценках:  непосредственном восприятии эмоции, например, ее интенсивности и качества, а также, последующая рациональная оценка того, что уже было испытано.

— Еще эмоции могут быть сложными (составными), и вместе создавать цельный эмоциональный фон, который, при внимательном рассмотрении, представляет из себя сумму разных по интенсивности и качествам эмоций.
Например, чувство вины, которое мы виртуально испытали в описанной ситуации, чувство сложное и состоит из нескольких, более элементарных эмоций — из страха, стыда, гнева и горя.

Следует отличать вину и стыд, стыд это эмоция, касающаяся того, каков я есть вообще (как правило, это неприятное чувство, возникающее вследствие реакции на несоответствие наших реальных внутренних качеств нашим же ожиданиям), а вина, это эмоциональная реакция на несоотвествие наших действий, нашим ожиданиям. Естественно, эта грань довольно условна, ведь действия можно произвести в своем воображении и испытывать, таким образом, вину за то, что на самом деле, не было совершено в реальности.

Настроение и чувство — сложные эмоциональные состояния

Настроение — эмоциональный фон (смесь разных эмоций), субъективно воспринимаемый человеком, как
более — менее постоянный. Настроение может восприниматься как приятное, неприятное или нейтральное, а также, отличаться по интенсивности, завися от интенсивности и соотношения составляющих его эмоций и от актуальной ситуации внешнего и внутреннего мира (физических событий, мыслей, оценок).

Чувство — более стабильный во времени эмоциональный фон и они, в отличие от настроения, имеют более направленный характер, то есть это эмоциональная картина, более явно связанная с определенными событиями, людьми, идеями. Чувства, как и настроения, зависят от событий внешнего и внутреннего мира, однако, эта зависимость дает акцент на значимые события, являющиеся элементами достаточно сильных привязанностей.

Мы рассмотрели эмоции в их различных проявлениях, применительно к конкретной ситуации и выяснили, какими отличиями они обладают друг от друга, и от чего они могут зависеть. Есть ли в этом какая то система?

Психологи не пришли к единому мнению касательно природы человеческих чувств. Психологических теорий эмоций, чувств довольно много, подход их авторов иногда существенно отличается. Тем не менее, есть нечто общее. Большинство психологов считают, что эмоции у человека возникли, как жизненно важные механизмы, необходимые для выживания. Наша автоматическая реакция в лесу превосходно иллюстрирует этот тезис. И такая реакция не отличается от автоматической реакции животного на значимое событие.

Фундаментальные эмоции человека.

Также, нет и единого мнения по вопросу о том, какие эмоции следует считать базовыми, хотя такие попытки велись давно и на этот счет есть немало мнений. Тем не менее, совершенно понятно, что у человека существует ограниченное количество базовых эмоций, как правило к ним относятся:

— радость.
— гнев.
— горе.
— страх.
— удивление.
— отвращение.

Иногда к ним добавляются презрение и стыд.

Считается, что остальные, эмоциональные состояния состоят из этих базовых эмоций, или являются их вариациями. Например, такие эмоции как ярость или раздражение, это ни что иное, как тот же гнев, только проявляющийся с разной интенсивностью.

По каким же признакам ученые определяют какие эмоции базовые?

Вот основные критерии по которым это определяют:

  • врожденность эмоции (то есть она приобретается нами с рождением).
  • ее нейроанатомическая основа — то есть очевидная связь этих эмоций со специфическими отделами головного мозга.
  • территориальная и культурная универсальность (житель Европы обладает тем же набором эмоций, что и абориген Амазонки).
  • Наличие универсальных мимических проявлений каждой из эмоций, это означает, что тот же абориген легко идентифицирует выражение гнева на лице европейца.

От эмоций отличают так называемые Драйвы, которые иногда считаются эмоциями, а иногда и нет.
Драйвы это физиологические потребности, например такие, как голод, жажда, секс и т.п.
Естественно, эти потребности также связаны с эмоциями.

Характеристики эмоций.

Рассмотрим каждую эмоцию по отдельности.

Радость. Позитивная эмоция — удовольствие, получаемое от бытия, от ощущения единства и сопричастности, от общения с другим людьми, от получения необходимого, от достижения цели и т.п.
Эмоции аналоги отличающиеся по интенсивности — экстаз, блаженство, восторг, счастье, радость, эйфория, удовлетворение, спокойствие.

Гнев. Негативная эмоция, вызываемая наличием препятствия на пути, угрозы, несправедливости и т.п. Гнев является исключительно важной эмоцией, когда дело касается выживания в экстремальных условиях, защиты себя и своих близких.
Эмоции аналоги — Ярость, Злость, Досада, Недовольство, Раздражение.

Горе. Негативная эмоция, вызванная проблемами в жизни, неудовлетворенностью, потерей. Горе имеет также важную биологическую функцию, они обеспечивает интенсивное проживание негативного опыта и подготавливает человека к последующему восстановлению. Кроме того, это важная социальная функция, сплачивающая людей по различным признакам, укрепляет связи между ними.
Эмоции аналоги — Отчаяние, Депрессия, Мелонхолия, Печаль, Тоска, Апатия (?).

Страх. Негативная эмоция, возникающая при наличии угрозы или ожидания угрозы. Страх обладает важной биологической функцией, потому, что он стимулирует механизмы выживания, например, такой как бегство, поиск помощи. Страх можно испытывать как при наличии реальной угрозы, так и мнимой.
Эмоции аналоги — Ужас, Паника, Испуг, Тревога, Беспокойство.

Удивление. Эмоция позитивность или негатив которой зависит от обстоятельств, которые ее вызвали.
Возникает как реакция на неожиданные, необычные, новые события. Удивление может стать стимулом для появления других эмоций, например, страха, интереса, радости, горя или гнева в зависимости от типа события.
Эмоции аналоги — Изумление, Потрясение, Любопытство, Интерес.

Отвращение. Отрицательная эмоция, возникает от встречи с событием или объектом которые противоречат установкам человека (идеологическим, эстетическими, нравственным, санитарным). Задействует важный защитный механизм — избегания, отделения и удаления от опасного объекта.
Эмоции аналоги — Неприязнь, Брезгливость, Омерзение.

Важность понимания истоков эмоциональных состояний.

Мы уже задавались этим вопросом — нужно ли это человеку. А теперь вкратце, рассмотрим это вопрос с точки зрения психолога и его работы.

Несомненно, отрицательные эмоциональные состояния одна из самых распространенных причин обращения людей к психологу. Причины таких состояний могут быть самыми разными, как и их интенсивность. Нет сомнений в том, что такая важная вещь, как психологическое благополучие человека напрямую связано с качеством эмоционального фона. В этом смысле, работа с эмоциональными состояниями, одна из важнейших в работе психолога с клиентами. И понимание истоков таких состояний, одно из важных условий хорошего результата. Важно такое понимание и для самого клиента, ведь порой, только лишь осознание истока проблем, имеет мощный терапевтический эффект. Для работы с эмоциональными состояниями в различных психологических школах существует немало методов и все они основаны на понимании того, что такое эмоции и какова их роль в нашей жизни. Поэтому, я надеюсь, что эта статья сможет помочь сделать еще один шаг в понимании себя и нашего места в жизни.

Заключение.

Самые известные ученые, которые приняли участие в разработке своих эмоциональных теорий это Изард, Экман и Плутчик.

Ниже представлены наиболее известные классификации эмоций по Изарду и Колесо эмоций по Плутчику.

Фундаментальные эмоции по Плутчику (колесо эмоций).

Фундаментальные эмоции по К. Изарду.

— Радость
— Удивление
— Печаль
— Гнев
— Отвращение
— Презрение
— Горе-страдание
— Стыд
— Интерес-волнение
— Вина
— Смущение

Комментировать через Facebook

Comment

Что такое основные эмоции? | Психология сегодня

[Статья изменена 27 апреля 2020 г.]

Концепция «основных» или «первичных» эмоций восходит, по крайней мере, к Книге обрядов , китайской энциклопедии первого века, которая определяет семь «человеческих чувств»: радость, гнев, печаль, страх, любовь, неприязнь. , и нравится.

В 20 веке Пол Экман выделил шесть основных эмоций (гнев, отвращение, страх, счастье, печаль и удивление), а Роберт Плутчик — восемь, которые он сгруппировал в четыре пары полярных противоположностей (радость-печаль, гнев-страх, доверие). -недоверие, неожиданность-предвкушение).

Говорят, что основные эмоции возникли в ответ на экологические проблемы, с которыми столкнулись наши далекие предки, и настолько примитивны, что их можно «запрограммировать», причем каждой базовой эмоции соответствует отдельный и выделенный неврологический контур. Будучи зашитыми, основные эмоции (или «программы воздействия») являются врожденными и универсальными, автоматическими и быстрыми и вызывают поведение, имеющее высокую ценность для выживания. Вряд ли можно много сказать о более сложных эмоциях, таких как смирение или ностальгия, которые, например, никогда не приписываются младенцам и животным.

На днях я открыл ящик для столовых приборов на большой ящерице, которую, конечно, не ожидал найти. Когда существо бросилось в темноту за ящиком, я бездумно отпрыгнул назад и захлопнул ящик. Сделав это, я внезапно обнаружил, что чувствую себя горячим, настороженным и готовым к дальнейшим действиям. Эта базовая реакция страха настолько примитивна, что даже ящерица, казалось, разделяет ее, и настолько автоматична, что является «когнитивно непроницаемой», то есть бессознательной и неконтролируемой, и больше похожей на реакцию, чем на преднамеренное действие.

Одна из гипотез состоит в том, что базовые эмоции могут функционировать как строительные блоки, а более сложные эмоции представляют собой смесь базовых. Например, презрение может быть смесью гнева и отвращения. Однако многие сложные эмоции невозможно разложить на более простые, и теория не может адекватно объяснить, почему у младенцев и животных нет общих сложных эмоций.

В 1980 году Роберт Плутчик построил диаграмму эмоций в виде колеса, визуализирующую восемь основных эмоций плюс восемь производных эмоций, каждая из которых состоит из двух основных.

Источник: Wikicommons

Напротив, вполне возможно, что сложные эмоции представляют собой смесь основных эмоций и познаний, причем определенные комбинации достаточно распространены или важны, чтобы их можно было назвать на языке. Таким образом, разочарование может привести к гневу в сочетании с убеждением, что «ничего нельзя сделать». Опять же, многие сложные эмоции сопротивляются такому анализу. Более того, «базовые» эмоции сами по себе могут быть результатом довольно сложных познаний, например, паники Тима при осознании — или даже просто веры — что он проспал важный экзамен.

Хотя базовые эмоции сравнивают с программами, кажется, что их потенциальные объекты открыты для культурной обусловленности. Если бедный Тим боится пропустить экзамен, то это в значительной степени из-за того значения, которое его культура и микрокультура придают академическим успехам. В случае с более сложными эмоциями сама эмоция (а не ее потенциальный объект) формируется и конструируется культурно. Злорадство присуще не всем народам во все времена.

Как и романтическая любовь, которая, кажется, возникла в тандеме с романом.В романе «Мадам Бовари », который сам по себе является романом, Гюстав Флобер рассказывает, что Эмма Бовари узнала о романтической любви только через «отбросы старых библиотек». Эти книги, продолжает он,

… все были о любви и любовниках, девицах, упавших в обморок в одиноких хижинах, форейторах, убитых по дороге, лошадях, загнанных насмерть на каждой странице, мрачных лесах, сердечных проблемах, обетах, рыданиях, слезах, поцелуях, гребные лодки в лунном свете, соловьи в роще, джентльмены храбрые, как львы, и кроткие, как ягнята, слишком добродетельные, чтобы быть правдой, неизменно хорошо одетые и плачущие, как фонтаны.

Нил Бертон — автор книги Рай и ад: Психология эмоций и других книг.

Межкультурное распознавание основных эмоций посредством невербальной эмоциональной вокализации

Аннотация

Эмоциональные сигналы имеют решающее значение для обмена важной информацией, например, с аналогами для предупреждения людей об опасности. Люди используют ряд различных сигналов, чтобы сообщить другим о своих чувствах, включая мимические, голосовые и жестовые сигналы.Мы исследовали распознавание невербальных эмоциональных вокализаций, таких как крики и смех, в двух совершенно разных культурных группах. Западных участников сравнивали с людьми из отдаленных, культурно изолированных деревень Намибии. Вокализации, передающие так называемые «основные эмоции» (гнев, отвращение, страх, радость, печаль и удивление), распознавались двунаправленно. Напротив, набор дополнительных эмоций распознавался только внутри культурных границ, но не за их пределами. Наши результаты показывают, что у ряда преимущественно отрицательных эмоций есть вокализации, которые можно распознать в разных культурах, в то время как большинство положительных эмоций передаются с помощью культурных сигналов.

Несмотря на различия в языке, культуре и экологии, некоторые человеческие характеристики у людей во всем мире схожи. Поскольку мы разделяем подавляющее большинство нашего генетического состава со всеми другими людьми, есть большое сходство в физических характеристиках, типичных для нашего вида, даже несмотря на то, что незначительные характеристики различаются у разных людей. Как и многие физические особенности, аспекты человеческой психологии являются общими. Эти психологические универсалии могут служить основой для аргументов в пользу того, какие особенности человеческого разума являются частью нашего общего биологического наследия, а какие являются преимущественно продуктами культуры и языка.Например, у всех человеческих обществ есть сложные системы коммуникации для передачи своих мыслей, чувств и намерений окружающим (1). Однако, хотя между разными коммуникативными системами есть некоторые общие черты, говорящие на разных языках не могут понимать слова и предложения друг друга. Другие аспекты коммуникативных систем не полагаются на общие лексические коды и могут быть общими для разных языковых и культурных границ. Эмоциональные сигналы — это пример коммуникативной системы, которая может составлять психологический универсум.

Люди используют ряд сигналов для передачи эмоций, включая вокализацию, мимику и позу (2 –4). Слуховые сигналы обеспечивают эмоциональное общение, когда получатель не может видеть отправителя, например, на расстоянии или ночью. Младенцы чувствительны к голосовым сигналам с самого начала жизни, когда их зрительная система еще относительно незрела (5).

Вокальные выражения эмоций могут накладываться на речь в форме аффективной просодии.Однако люди также используют ряд невербальных вокализаций, чтобы передать свои чувства, например крики и смех. В этом исследовании мы исследуем, передают ли определенные невербальные эмоциональные вокализации одни и те же аффективные состояния независимо от культуры слушателя. В настоящее время единственными доступными кросс-культурными данными о голосовых сигналах являются исследования эмоциональной просодии в речи (6 –8). Эта работа показала, что слушатели могут делать выводы о некоторых аффективных состояниях на основе эмоционально измененной речи, пересекающей культурные границы.Однако на сегодняшний день ни одно исследование не изучало распознавание эмоций по голосу у населения, которое не имело контакта с другими культурными группами через СМИ или личные контакты. Кроме того, эмоциональная информация, накладываемая на речь, ограничена несколькими факторами, такими как сегментарная и просодическая структура языка и ограничения на движение артикуляторов. Напротив, невербальные вокализации — это относительно «чистые» выражения эмоций. Без одновременной передачи словесной информации артикуляторы (напр.g., губы, язык, гортань) могут свободно перемещаться, что позволяет использовать более широкий спектр акустических сигналов (9).

Мы исследовали голосовые сигналы эмоций с использованием подхода двух культур, в котором сравниваются участники из двух популяций, максимально различающихся по языку и культуре (10). Претензия на универсальность усиливается, поскольку одно и то же явление обнаруживается в обеих группах. Этот подход ранее использовался в работе, демонстрирующей универсальность выражений на лице эмоций счастья, гнева, страха, печали, отвращения и удивления (11), результат, который теперь широко воспроизводится (12).Также было показано, что эти эмоции надежно передаются внутри культурной группы с помощью голосовых сигналов, и, кроме того, вокализация эффективно сигнализирует о нескольких положительных аффективных состояниях (3, 13).

Чтобы выяснить, передают ли эмоциональные вокализации аффективные состояния в разных культурах, мы сравнили носителей английского языка из Европы с химба, полукочевой группой из более чем 20 000 скотоводов, живущих в небольших поселениях в регионе Каоколанд на севере Намибии. Некоторые поселения химба, в основном те, что находятся недалеко от столицы региона Опуво, представляют собой так называемые «выставочные деревни», которые за плату принимают иностранных туристов и СМИ.Однако в очень отдаленных поселениях, где были собраны данные для настоящего исследования, люди живут полностью традиционной жизнью, без электричества, водопровода, формального образования или каких-либо контактов с культурой или людьми из других групп. Таким образом, они не подвергались аффективным сигналам людей из других культурных групп, кроме своей собственной.

Участники услышали короткую эмоциональную историю, описывающую событие, которое вызывает эмоциональную реакцию: например, человек очень грустит из-за того, что его близкий родственник скончался [см. Таблицу S1].После подтверждения того, что они поняли намеченную эмоцию рассказа, им были воспроизведены два звуковых сигнала. Один из стимулов был из той же категории, что и эмоция, выраженная в рассказе, а другой был отвлекающим фактором. Участника спросили, какая из двух человеческих вокализаций соответствует эмоции в рассказе (рис. 1). Эта задача позволяет избежать проблем с прямым переводом терминов, связанных с эмоциями, с одного языка на другой, поскольку она включает в себя дополнительную информацию в сценариях и не требует от участников умения читать.Английские звуки были из ранее проверенного набора невербальных вокализаций эмоций, произведенных двумя взрослыми британскими англоговорящими мужчинами и двумя женщинами. Звуки химба издавались пятью взрослыми химба мужчинами и шестью женщинами и отбирались аналогично английским стимулам (13).

Рис.1.

Участник наблюдает за тем, как экспериментатор воспроизводит стимул ( Верхний ) и показывает свою реакцию ( Нижний ).

Результаты

Чтобы изучить межкультурное распознавание невербальных вокализаций, мы проверили распознавание эмоций по голосовым сигналам от другой культурной группы в каждой группе слушателей (рис.2 А ). Английские слушатели сопоставили звуки химба с рассказом на уровне, который значительно превышал шанс (χ 1 = 418,67, P <0,0001), и они показали лучшие результаты, чем можно было бы случайно ожидать по каждой из категорий эмоций [χ 1 = 30,15 (гнев), 100,04 (отвращение), 24,04 (страх), 67,85 (печаль), 44,46 (удивление), 41,88 (достижение), 100,04 (веселье), 15,38 (чувственное удовольствие) и 32,35 (облегчение). , все P <0,001, исправлено Бонферрони].Эти данные демонстрируют, что английские слушатели могли сделать вывод об эмоциональном состоянии каждой из категорий вокализаций химба.

Рис. 2.

Показатели распознавания (из четырех) для каждой категории эмоций внутри и между культурными группами. Пунктирными линиями обозначены уровни вероятности (50%). Сокращения : ач, достижение; аму, развлечение; анг, гнев; дис, отвращение; fea, страх; Ple, чувственное удовольствие; отн, облегчение; грусть, грусть; и сюрприз. ( A ) Распознавание каждой категории эмоциональных вокализаций для стимулов из другой культурной группы для слушателей химба ( светлых полос, ) и англичан ( темных полос, ).( B ) Распознавание каждой категории эмоциональных вокализаций для стимулов из их собственной группы для слушателей химба ( светлых полос, ) и англичан ( темных полос, ).

Слушатели химба подобрали английские звуки к рассказам на уровне, который был значительно выше, чем можно было бы ожидать случайно (χ 1 = 271,82, P <0,0001). Что касается индивидуальных эмоций, они проявили себя на более чем случайном уровне для подмножества эмоций [χ 1 = 8.83 (гнев), 27,03 (отвращение), 18,24 (страх), 9,96 (грусть), 25,14 (удивление) и 49,79 (веселье), все P <0,05, поправка Бонферрони]. Эти данные показывают, что передача этих эмоций посредством невербальной вокализации не зависит от общей культуры между производителем и слушателем: эти сигналы распознаются через культурные границы.

Мы также исследовали распознавание вокализации из собственных культурных групп слушателей (рис. 2 B ). Как и ожидалось, слушатели из британской выборки сопоставили британские звуки с рассказом на уровне, который значительно превышал вероятность (χ 1 = 271.82, P <0,0001), и они показали лучшие результаты, чем можно было бы случайно ожидать для каждой из категорий эмоций [χ 1 = 81,00 (гнев), 96,04 (отвращение), 96,04 (страх), 81,00 (печаль). , 70,56 (неожиданность), 96,04 (достижение), 88,36 (развлечение), 51,84 (чувственное удовольствие) и 67,24 (облегчение), все P <0,001, исправлено Бонферрони]. Это повторяет предыдущие результаты, которые продемонстрировали хорошее распознавание ряда эмоций от невербальных голосовых сигналов английского языка как внутри (13), так и между (3) европейскими культурами.

Слушатели химба также сопоставили звуки из своей группы с рассказами на уровне, который был намного выше, чем можно было бы ожидать случайно (χ 1 = 111,42, P <0,0001), и они выступили лучше, чем следовало бы. ожидаются случайно почти для всех категорий эмоций [χ 1 = 39,86 (гнев), 42,24 (отвращение), 44,69 (печаль), 9,97 (удивление), 15,21 (страх), 33,14 (достижение), 19,86 (веселье)) , и 12,45 (чувственное удовольствие), все P <0.05, поправил Бонферрони]. Только звуки облегчения не были надежно связаны с соответствующей историей. В целом, неизменно высокое распознавание химба звуков химба подтверждает, что эти стимулы представляют собой узнаваемые голосовые сигналы эмоций для слушателей химба, и дополнительно демонстрируют, что этот диапазон эмоций может надежно передаваться в культуре химба с помощью невербальных голосовых сигналов.

Обсуждение

Эмоции, которые были надежно идентифицированы обеими группами слушателей, независимо от происхождения стимулов, составляют набор эмоций, обычно называемых «базовыми эмоциями».Считается, что эти эмоции представляют собой развитые функции, общие для всех людей, как с точки зрения феноменологии, так и с точки зрения коммуникативных сигналов (14). Примечательно, что эти эмоции имеют универсально узнаваемую мимику (11, 12). Напротив, озвучивание нескольких положительных эмоций (достижение / триумф, облегчение и чувственное удовольствие) не распознавалось двунаправленно обеими группами слушателей. Это открытие несмотря на то, что они, за исключением облегчения, были хорошо известны в каждой культурной группе и что невербальные вокализации этих эмоций распознаются в нескольких группах западных слушателей (3).Этот паттерн предполагает, что могут существовать универсально узнаваемые голосовые сигналы для передачи основных эмоций, но это не распространяется на все аффективные состояния, включая те, которые могут быть идентифицированы слушателями из близкородственных культур.

Наши результаты показывают, что эмоциональные голосовые сигналы передают аффективные состояния через культурные границы. Основные эмоции — гнев, страх, отвращение, счастье (веселье), грусть и удивление — были надежно идентифицированы слушателями как англичан, так и химба по вокализациям, произведенным людьми из обеих групп.Это наблюдение указывает на то, что некоторые аффективные состояния передаются голосовыми сигналами, которые в целом согласованы в человеческих обществах и не требуют, чтобы продюсер и слушатель разделяли язык или культуру. Полученные данные согласуются с исследованиями в области визуальных аффективных сигналов. Выражение основных эмоций на лице распознается во многих культурах (12) и соответствует последовательным сочетаниям движений лицевых мышц (15). Кроме того, эти лицевые конфигурации вызывают изменения в сенсорной обработке, предполагая, что они, вероятно, эволюционировали, чтобы помочь в подготовке к действиям в особенно важных типах ситуаций (16).Несмотря на значительные различия в лицевой мускулатуре человека, лицевые мышцы, которые необходимы для создания выражений, связанных с основными эмоциями, у разных людей постоянны, что позволяет предположить, что определенные структуры лицевых мышц, вероятно, были выбраны для того, чтобы люди могли воспроизводить универсально узнаваемые эмоциональные выражения (17). . Согласованность эмоциональных сигналов в разных культурах поддерживает идею универсальных программ аффектов: то есть развитых систем, которые регулируют передачу эмоций, которые принимают форму универсальных сигналов (18).Считается, что эти сигналы уходят корнями в коммуникативные проявления предков приматов. В частности, выражения лиц людей и шимпанзе имеют существенное сходство (19). Хотя некоторые виды приматов производят аффективные вокализации (20), степень, в которой эти параллельные человеческие голосовые сигналы пока неизвестны. Данные текущего исследования предполагают, что голосовые сигналы эмоций, как и выражения лица, являются биологически управляемыми коммуникативными проявлениями, которые могут быть общими с нечеловеческими приматами.

Преимущество внутри группы.

У людей основные эмоциональные системы модулируются культурными нормами, которые диктуют, какие аффективные сигналы должны быть подчеркнуты, замаскированы или скрыты (21). Кроме того, культура вносит тонкие корректировки в универсальные программы, создавая различия во внешнем виде эмоционального выражения в разных культурах (12). Эти культурные вариации, приобретенные в процессе социального обучения, лежат в основе вывода о том, что эмоциональные сигналы обычно распознаются наиболее точно, когда производитель и воспринимающий принадлежат к одной и той же культуре (12).Считается, что это связано с тем, что выражение и восприятие фильтруются с помощью наборов правил, специфичных для конкретной культуры, определяющих, какие сигналы являются социально приемлемыми в определенной группе. Когда эти правила являются общими, интерпретация облегчается. Напротив, когда культурные фильтры различаются между производителем и воспринимающим, понимание состояния другого становится более трудным. Чтобы проверить, лучше ли у тех слушателей, которые принадлежали к той же культуре, где создавались стимулы, распознавание эмоциональных вокализаций, мы сравнили эффективность распознавания для двух групп и двух наборов стимулов.Было обнаружено существенное взаимодействие между культурой слушателя и культурой производителя стимула (F 1,114 = 27,68, P <0,001; средство распознавания английских звуков на английском языке: 3,79; распознавание звуков химба на английском языке: 3,34; химба распознавание английских звуков: 2,58; распознавание звуков химба: 2,90), подтверждая, что каждая группа лучше справлялась со стимулами, производимыми представителями их собственной культуры (рис. 3). Анализ не выявил основного эффекта от типа стимула (F <1; среднее распознавание английских стимулов: 3.19; среднее распознавание стимулов Химба: 3.12), демонстрируя, что в целом два набора стимулов были одинаково узнаваемы. Тем не менее, анализ привел к основному эффекту группы слушателей, потому что слушатели-англичане лучше справились с задачей в целом (F 1,114 = 127,31, P <0,001; среднее значение по английскому: 3,56; среднее значение по Химба: 2,74). Этот эффект, вероятно, связан с более широким психологическим тестированием и обучением английских участников.

Таким образом, данное исследование расширяет модели межкультурной коммуникации эмоциональных сигналов до невербальных вокализаций эмоций, предполагая, что эти сигналы модулируются культурными вариациями аналогично эмоциональным мимикам и аффективной речевой просодии (12).

Рис 3.

Групповые средние (из четырех) для распознавания по всем категориям эмоций для каждого набора стимулов для слушателей Химба (, черная линия, ) и английского языка (, серая линия, ). Планки погрешностей обозначают стандартные ошибки.

Положительные эмоции.

Некоторые аффективные состояния передаются с помощью сигналов, которые не являются общими для разных культур, но специфичны для определенной группы или региона. В нашем исследовании вокализации, предназначенные для передачи ряда положительных эмоций, не были достоверно идентифицированы слушателями химба.Почему это могло быть? Возможно, это связано с функцией положительных эмоций. Хорошо известно, что передача положительного аффекта способствует социальной сплоченности с членами группы (22). Такое аффилированное поведение может быть ограничено членами группы, с которыми создаются и поддерживаются социальные связи. Однако может быть нежелательно делиться такими сигналами с людьми, не принадлежащими к какой-либо собственной культурной группе. Исключением могут быть самоусиливающиеся проявления положительного аффекта.Недавние исследования показали, что постуральное выражение гордости общепризнано (23). Однако гордость свидетельствует о высоком социальном статусе отправителя, а не о принадлежности к группе, что отличает ее от многих других положительных эмоций. Хотя гордость и достижение могут рассматриваться как эмоции «агентного подхода» (вовлеченные в действия, связанные с вознаграждением; см. Ссылку 24), они различаются по своим сигналам: достижение хорошо распознается в культуре по голосовым сигналам (3), тогда как гордость широко распознается по визуальным сигналам (23), но не по вокализациям (24).

Мы обнаружили, что звуки облегчения не совпадали с рассказом о облегчении слушателями Химба, независимо от того, были ли стимулы английскими или химба. Это могло означать, что история помощи не была истолкована как передача облегчения участникам Химба. Однако такое объяснение кажется маловероятным по нескольким причинам. После прослушивания рассказа каждого участника попросили объяснить, какие эмоции, по их мнению, испытывает человек из рассказа. Только после того, как стало ясно, что человек понял намеченную эмоцию рассказа, экспериментаторы приступили к предъявлению вокализационных стимулов, таким образом гарантируя, что каждый участник правильно понял целевую эмоцию каждой истории.Более того, вокализации химба, выражающие облегчение, были достоверно распознаваемы английскими слушателями, демонстрируя, что люди химба, производящие вокализации (из той же истории, представленной слушателям), были способны производить соответствующие голосовые сигналы для эмоции рассказа о облегчении. Более экономным объяснением этого открытия может быть то, что вздох, используемый обеими группами для обозначения облегчения, не является однозначным сигналом для слушателей химба. Несмотря на то, что они используются для обозначения облегчения, что демонстрируется способностью людей химба издавать вокализации, узнаваемые английскими слушателями, вздохи могут быть интерпретированы слушателями химба как указание на ряд других состояний.Существуют ли аффективные состояния, о которых можно судить по вздохам в разных культурах, остается вопросом для будущих исследований.

В настоящем исследовании один тип позитивной вокализации достоверно распознавался обеими группами участников. Слушатели согласились, независимо от культуры, что звуки смеха передают веселье, примером которого является чувство щекотки. Щекотка вызывает у приматов (25), а также других млекопитающих (26), похожие на смех вокализации, что свидетельствует о том, что это социальное поведение имеет глубокие эволюционные корни (27).Считается, что смех возник как часть игрового общения между младенцами и матерями, а также чаще всего возникает как у детей, так и у нечеловеческих приматов в ответ на физическую игру (28). Наши результаты подтверждают идею о том, что звук смеха повсеместно ассоциируется с щекоткой, поскольку участники из обеих групп слушателей выбирали забавные звуки в соответствии со сценарием щекотки. Действительно, учитывая хорошо установленную взаимосвязь между выразительной и эмпирической системами эмоций (15), наши данные показывают, что смех повсеместно отражает чувство удовольствия от физической игры.

В нашем исследовании смех был признан в разных культурах как сигнал радости. В визуальной сфере улыбка повсеместно признана визуальным сигналом счастья (11, 12). Это повышает вероятность того, что смех является слуховым эквивалентом улыбки, поскольку оба они сообщают о состоянии удовольствия. Однако другая интерпретация может заключаться в том, что смех и улыбки на самом деле являются совершенно разными типами сигналов, при этом улыбка функционирует как сигнал в целом позитивного социального намерения, тогда как смех может быть более конкретным эмоциональным сигналом, возникающим в игре (29).В этом выпуске подчеркивается важность учета положительных эмоций в кросс-культурном исследовании эмоций (30). Включение ряда положительных состояний следует распространить на концептуальные представления в семантических системах эмоций, которые исследовались в контексте преимущественно отрицательных эмоций (31).

Заключение

В этом исследовании мы показываем, что ряд эмоций распознается в разных культурах по голосовым сигналам, которые воспринимаются как передача определенных аффективных состояний.Эмоции, распознаваемые по голосовым сигналам, соответствуют тем, которые повсеместно выводятся из выражения эмоций на лице (11). Этот вывод подтверждает теории, предполагающие, что эти эмоции являются психологическими универсалиями и представляют собой набор основных, эволюционирующих функций, которые разделяют все люди. Кроме того, мы демонстрируем, что некоторые положительные эмоции распознаются внутри культурных групп, но не между ними, что может свидетельствовать о том, что аффилиативные социальные сигналы передаются в первую очередь членам группы.

Материалы и методы

Стимулы.

Английские стимулы были взяты из ранее проверенного набора невербальных вокализаций отрицательных и положительных эмоций. Набор стимулов состоял из 10 жетонов каждой из девяти эмоций: достижения, веселья, гнева, отвращения, страха, чувственного удовольствия, облегчения, печали и удивления, основываясь на демонстрациях того, что все эти категории можно достоверно распознать по невербальной вокализации. Английские слушатели (13).Звуки производились в безэховой камере двумя мужчинами и двумя женщинами, носителями английского языка, и набор стимулов был нормализован по пиковой амплитуде. Актерам был представлен краткий сценарий для каждой эмоции и их попросили произнести тот вид вокализации, который они произвели бы, если бы почувствовали себя персонажем из истории. Вкратце, звуки достижения были приветствиями, звуки веселья были смехом, звуки гнева были рычанием, звуки отвращения были рвотой, звуки страха были криками, звуки чувственного удовольствия были стонами, звуки облегчения были вздохами, грустные звуки были рыданиями, а звуки удивления были резкими вдохами.Более подробную информацию об акустических свойствах английских звуков можно найти в исх. 13.

Стимулы химба были записаны от пяти взрослых мужчин и шести взрослых женщин химба с использованием процедуры, эквивалентной процедуре получения стимула на английском языке, а также были сопоставлены по пиковой амплитуде. Исследователи (D.A.S. и F.E.) исключили плохие образцы, поскольку было невозможно провести пилотные тесты с множественным выбором с участниками Химба для пилотного тестирования стимулов. Стимулы, содержащие речь или обширный фоновый шум, были исключены, как и несколько одинаковых стимулов от одного и того же говорящего.Примеры звуков можно найти как Audio S1 и Audio S2.

участников.

Общая выборка состояла из двух англичан и двух групп химба. Английский образец, который слышал английские стимулы, состоял из 25 носителей английского языка (10 мужчин, 15 женщин; средний возраст 28,7 года), а те, кто слышал звуки химба, состояли из 26 носителей английского языка (11 мужчин, 15 женщин; средний возраст 29,0 лет). ). Двадцать девять участников (13 мужчин, 16 женщин) из поселений химба в Северной Намибии составили образец химба, который слышал звуки английского языка, а другая группа из 29 участников (13 мужчин, 16 женщин) слышала звуки химба.У химба нет системы измерения возраста, но в исследование не были включены дети или очень пожилые люди. Информированное согласие было дано всеми участниками.

Дизайн и процедура.

Мы использовали адаптированную версию задачи, использованной в предыдущем кросс-культурном исследовании распознавания эмоциональных выражений лица (11). В исходном задании участник услышал историю о человеке, который чувствует себя определенным образом, а затем его попросили выбрать, какое из трех эмоциональных выражений лица соответствует истории.Эта задача подходит для использования с дописьменной популяцией, поскольку она не требует умения читать, в отличие от формата принудительного выбора с использованием нескольких меток, который является обычным в исследованиях восприятия эмоций. Кроме того, текущая задача особенно хорошо подходит для межкультурных исследований, поскольку она не полагается на точный перевод терминов, связанных с эмоциями, поскольку включает в себя дополнительную информацию в рассказах. Первоначальная задача включала в себя три варианта ответа на каждое испытание, при этом все три стимула предъявлялись одновременно.Однако, поскольку звуки обязательно распространяются со временем, альтернативные варианты ответа в текущей задаче должны были быть представлены последовательно. Таким образом, участники должны были помнить другие варианты ответа, когда они слушали текущий вариант ответа. Чтобы избежать перегрузки рабочей памяти участников, количество вариантов ответа в текущем исследовании было сокращено до двух.

Испытание английских участников проводилось в присутствии экспериментатора; Тестирование участников химба проводилось в присутствии двух экспериментаторов и одного переводчика.Для каждой эмоции участник слушал короткую предварительно записанную историю эмоции, описывающую сценарий, который вызовет эту эмоцию (Audio S3 и Audio S4). После каждого рассказа участнику задавали вопрос, как он себя чувствует, чтобы убедиться, что он понял рассказ. При необходимости участники могли снова услышать рассказ. Ни один из участников не смог определить предполагаемую эмоцию ни в одной из историй, хотя некоторым людям нужно было услышать рассказ более одного раза, чтобы понять эмоцию.Рассказы об эмоциях, используемые участниками химба, были разработаны совместно с местным жителем, хорошо знающим культуру народа химба, который также выступал в качестве переводчика во время тестирования. Истории эмоций, использованные с английскими участниками, были максимально приближены к рассказам Химба, но адаптированы для облегчения понимания англоязычными участниками. Истории воспроизводились в наушниках с записей, которые произносились нейтральным тоном голоса носителем каждого языка (местного языка химба, отджи-гереро и английского).После того, как они поняли историю, участнику прослушали два звука через наушники. Подача стимула контролировалась экспериментатором, который по очереди нажимал на две компьютерные мыши, каждая из которых воспроизводила один из звуков (см. Рис. 1). Подгруппа участников химба, слушавших звуки химба, выполнила слегка измененную версию задания, в которой стимулы воспроизводились без использования компьютерных мышей, но процедура была идентична процедуре других участников во всех других отношениях. Участника спросили, какой из них будет издавать человек в рассказе.Им разрешалось слышать стимулы столько раз, сколько им было необходимо для принятия решения. Участники указали свой выбор в каждом испытании, указывая на компьютерную мышь, которая издавала звук, соответствующий рассказу (см. Рис. 1), и экспериментатор вводил свой ответ в компьютер. На протяжении всего тестирования экспериментаторы и переводчик были наивны в отношении того, какой ответ был правильным и какой стимул слышал участник. Пол говорящего был постоянным в любом испытании, участники слушали по два испытания каждой эмоции, мужского и женского пола.Таким образом, все участники выполнили четыре испытания для каждой из девяти эмоций, в результате чего получилось 36 испытаний. Целевым стимулом была та же эмоция, что и в рассказе, а отвлекающий фактор варьировался как по валентности, так и по сложности, так что для любой эмоции участники слышали четыре типа отвлекающих факторов: максимально и минимально легкие с той же валентностью, а также максимально и минимальные. легко противоположной валентности, основываясь на путанице данных из предыдущего исследования (13). Какая мышь была правильной в любом испытании, а также порядок рассказов, пол стимула, тип отвлекающего фактора и то, была ли цель первой или второй, были псевдослучайными для каждого участника.Презентацию стимула контролировали с помощью PsychToolbox (32) для Matlab, запущенного на портативном компьютере.

Благодарности

Благодарим Дэвида Мацумото за обсуждения. Это исследование финансировалось за счет грантов Совета по экономическим и социальным исследованиям, Фонда исследовательских проектов высшей школы Лондонского университетского колледжа и Центрального исследовательского фонда Лондонского университета (для DAS), взноса на дорожные расходы Департамента психологии Университетского колледжа Лондона. и грант Wellcome Trust (С.К.С.).

Сноски

  • 1 Кому следует отправлять корреспонденцию по настоящему адресу: Институт психолингвистики Макса Планка, PO Box 310, 6500 AH Nijmegen, Нидерланды. Эл. Почта: disa.sauter {at} mpi.nl
  • Вклад авторов: D.A.S., F.E., P.E. и С.К.С. спланированное исследование; D.A.S. и F.E. провели исследование; D.A.S. и F.E. проанализировали данные; и D.A.S. написал газету.

  • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

  • Эта статья представляет собой прямое представление PNAS.

  • Эта статья содержит вспомогательную информацию на сайте www.pnas.org/cgi/content/full/0

  • 9106/DCSupplemental

Доступно бесплатно в Интернете через опцию открытого доступа PNAS.

Наши 5 основных эмоций и то, как мы делаем их такими сложными

Наша самая большая проблема не в том, чтобы понять, что мы чувствуем, а в том, чтобы понять, как описать свои чувства другим так, чтобы они поняли.Это одна из первых вещей, которую мы преподаем на наших семинарах, потому что определение эмоций может стать сложным, а может быстро стать сложным.

Наши эмоциональные переживания основаны на пяти основных эмоциях: радость, , страх, , гнев, , отвращение, и грусть. Однако наша способность комбинировать и смешивать эмоции, а затем ощущать их с различной интенсивностью

увеличивает наши эмоциональные переживания в геометрической прогрессии. И именно здесь мы испытываем сложности, пытаясь донести до других то, что мы чувствуем.

Во-первых, прийти к консенсусу

Концепция основных или «первичных» эмоций не нова. Он основан на предпосылке, что мы, люди, «зашиты» с определенным набором основных эмоций, которые развились в ответ на основные потребности выживания. В начале 1980-х годов Роберт Плутчик определил восемь основных эмоций, которые он сгруппировал в четыре пары полярных противоположностей (радость-печаль, гнев-страх, доверие-недоверие, неожиданность-предвкушение).

В 90-е годы Пол Экман определил всего шесть основных эмоций (гнев, отвращение, страх, счастье, печаль и удивление) и уточнил концепцию эмоциональной напряженности Плутника.Он сделал это, установив систему классификации, основанную на измерении 42 лицевых мышц, которые мы используем для выражения эмоций.

Совсем недавно новое исследование Университета Глазго поставило под сомнение устоявшееся мнение о шести основных эмоциях и предложило четыре основных эмоции (счастье, печаль, гнев и страх). Исследования показали, что страх и удивление имеют общие лицевые сигналы (среди прочего, широко открыты глаза), что означает, что они составляют одну первичную эмоцию, а не две. Точно так же в отношении гнева и отвращения они обнаружили, что сначала нос морщится, подразумевая, что гнев и отвращение также являются одной и той же основной эмоцией.

Если мы суммируем все исследования, проведенные для обозначения основных человеческих эмоций, мы в целом пришли бы к выводу, что существует 5 основных эмоций: радость, страх, грусть, отвращение и гнев . Кроме того, благодаря тому же выводу, Pixar заработала 857 миллионов долларов своих мировых кассовых сборов.

Итак, если есть только пять основных эмоций, почему наши эмоциональные переживания так трудно обозначить?

Во-вторых, как эмоции становятся сложными

Существуют три основных фактора, которые влияют на сложность нашего определения наших эмоций: (1) интенсивность, с которой мы чувствуем основную эмоцию, может варьироваться (2) мы можем комбинировать две или больше основных эмоций одновременно, и (3) мы можем смешивать основные эмоции разной интенсивности.

1) Переменные интенсивности

Мы можем чувствовать любую из основных эмоций с разным уровнем интенсивности, и интенсивность, с которой мы чувствуем любую из пяти основных эмоций, сама по себе создает новую эмоцию. Когда эмоциональная интенсивность учитывается в уравнении обозначения того, что мы чувствуем, мы быстро расширяемся за пределы пяти основных эмоций и превращаемся в спектр из сотен эмоций.

Для иллюстрации, если мы раскладываем 5 основных эмоций по спектру интенсивности (как это сделал Плутчик в его Колесе эмоций), мы пришли бы к примерно следующему:

2) Объединение эмоций

Мы редко чувствуем только по одной эмоции за раз.Напротив, наши эмоциональные переживания обычно состоят из одновременного ощущения комбинации эмоций. Когда это происходит, объединенные эмоции создают новую эмоцию со своим собственным ярлыком.

Например, чувство нгри и отвращение приводит к чувству презрения .:

3) Смешивание эмоций

Мы можем чувствовать не только ядро разной интенсивности И объединить несколько эмоций

, чтобы создать новую эмоцию — мы также можем смешивать разное количество разных эмоций, чтобы создать новую эмоцию.

Например, чувство грусти , а также небольшое отвращение приводит к чувству сожаления .

Однако, переключившись на другую сторону, отвращения с небольшой грустью дает нам чувство вины .

Эмоции не сложны — но найти правильные ярлыки можно

Проблема упрощения нашего опыта только до одной из 5 основных эмоций заключается в том, что это часто сводит на нет интенсивность или сложность того, что мы на самом деле чувствуем.По мере того, как диапазон эмоций растет в геометрической прогрессии из-за интенсивности и нашей способности комбинировать и смешивать эмоции, также возрастают сложности в общении с другими о том, что мы чувствуем.

Вот почему так важно рассказывать нашим детям об эмоциях, о том, насколько они могут быть сложными и как правильно их обозначать … Только когда мы поймем, как мы используем свои 5 основных эмоций, мы сможем научить детей, чтобы они могли найти то, что нужно. лейбл, чтобы лучше передать то, что они действительно действительно чувствуют.

Мы любим эту вещь !!!

Мальчики и эмоции — это то, что мы делаем! Ознакомьтесь с нашими программами и услугами для родителей, специалистов и сообществ на сайте www.iamheart.ca или напишите нам на [email protected] Мы хотели бы услышать от вас.

# мальчики # эмоции # гнев # грусть # отвращение # страх # радость # чувства

Новый метод классификации эмоциональных стимулов

Abstract

Список аффективных слов Ненцкого (NAWL) недавно был представлен как стандартизированная база данных польских слов, подходящая для изучения различных аспектов языка и эмоций. Хотя NAWL изначально был основан на наиболее часто используемом размерном подходе, это не единственный способ изучения эмоций.Другая структура основана на дискретных эмоциональных категориях. Поскольку эти две точки зрения признаны взаимодополняющими, цель настоящего исследования заключалась в том, чтобы дополнить базу данных NAWL путем добавления категорий, соответствующих основным эмоциям. Таким образом, 2902 польских слова из NAWL были представлены 265 испытуемым, которым было предложено оценить их в соответствии с интенсивностью каждой из пяти основных эмоций: счастья, гнева, печали, страха и отвращения. Показано, что общие характеристики существующей базы данных слов, а также отношения между изучаемыми переменными согласуются с типичными паттернами, обнаруженными в предыдущих исследованиях с использованием аналогичных баз данных для разных языков.Здесь мы представляем Базовые эмоции в Списке аффективных слов Ненцкого (NAWL BE) в качестве базы данных вербального материала, подходящего для строго контролируемых экспериментальных исследований. Чтобы сделать NAWL более удобным в использовании, мы вводим комплексный метод классификации стимулов по основным категориям эмоций. Обсудим преимущества нашего метода по сравнению с другими методами классификации. Кроме того, мы предоставляем интерактивный онлайн-инструмент (http://exp.lobi.nencki.gov.pl/nawl-analysis), чтобы помочь исследователям просматривать и интерактивно генерировать классы стимулов в соответствии с их конкретными требованиями.

Образец цитирования: Wierzba M, Riegel M, Wypych M, Jednoróg K, Turnau P, Grabowska A, et al. (2015) Основные эмоции в списке аффективных слов Ненцкого (NAWL BE): новый метод классификации эмоциональных стимулов. PLoS ONE 10 (7): e0132305. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0132305

Редактор: Филип Аллен, Университет Акрона, США

Поступила: 19 декабря 2014 г .; Одобрена: 11 июня 2015 г .; Опубликован: 6 июля 2015 г.

Авторские права: © 2015 Wierzba et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в пределах документ и вспомогательные информационные файлы к нему. Дополнительную информацию можно найти в: Riegel M, Wierzba M, Wypych M, Żurawski Ł, Jednoróg K, et al. (Под давлением). Список аффективных слов Ненцкого (NAWL): культурная адаптация Берлинского списка аффективных слов — перезагрузка (BAWL-R) для польского языка.Методы исследования поведения. С авторами можно связаться по электронной почте [email protected] (MR), [email protected] (AM).

Финансирование: Это исследование было поддержано Национальным научным центром, грант PRELUDIUM, № 2013/11 / N / HS6 / 01786 (MW), грант OPUS, номер 2012/07 / B / HS6 / 02112 (AG) и Министерством науки и высшего образования Польши, гранты Iuventus Plus № IP2011 033471 (AM) и IP2012 042072 (AM). Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Затянувшиеся и острые дискуссии о природе эмоций не оставили современных исследователей четких руководящих принципов, которым они могли бы следовать. Возникли два разных лагеря, с совершенно разными взглядами на то, какая концептуальная модель эмоций работает лучше всего [1, 2].

Некоторые авторы предпочитают объяснять эмоциональные механизмы в терминах аффективных измерений [3], которые можно рассматривать как строительные блоки, лежащие в основе эмоционального опыта [4].В этом подходе каждая переменная представляет собой непрерывный интервал между двумя крайностями, представляющими противоположные состояния [5]. Поскольку предполагается, что переменные независимы друг от друга, любое значение в одном измерении можно комбинировать с любым значением в другом измерении. Следовательно, предполагается, что аффективные измерения предоставляют нам полное описание каждого эмоционального события, совокупность таких возможных событий моделируется многомерным аффективным пространством [3]. Другими словами, можно идентифицировать конкретное эмоциональное состояние, задав вектор (набор координат) в многомерном пространстве [1, 3, 5, 6].Измерения, наиболее часто определяемые как решающие для объяснения эмоций: валентность (также: удовольствие , оценка , позитивность ) и возбуждение (также: активность , активация , возбуждение ). , интенсивность , эмоциональный заряд ). Во многих исследованиях было обнаружено, что этих двух измерений было достаточно, чтобы охарактеризовать различия между эмоциональными событиями, а попытки добавить больше измерений к аффективному пространству были менее успешными и поэтому не получили большого признания [6–9].

Сторонники конкурирующей концепции утверждают, что каждое эмоциональное событие можно разложить на несколько элементарных состояний, и различия между такими событиями зависят от различных пропорций этих элементарных состояний. Для характеристики эмоционального разнообразия эти исследователи используют дискретные категории, такие как базовых эмоций (также: первичных , основных , модальных эмоций ; см .: [2, 10]). Сама концепция базовых эмоций интерпретировалась по-разному, и поэтому разные теории постулируют разное количество таких базовых состояний [2, 11, 12].Критерии, используемые для идентификации таких основных состояний, включают: уникальную нейронную основу, уникальный паттерн физиологической реакции или уникальное поведенческое выражение [4, 10]. Для классификации эмоций в этом подходе используются семантические концепции, взятые из естественного языка. Поскольку категории, предоставляемые языком, по-видимому, соответствуют определенным поведенческим или физиологическим паттернам реакции, такая языковая дифференциация эмоциональных состояний кажется разумной [10].

Споры о природе эмоций были недавно переоценены, что привело к попыткам объединить обе точки зрения в общую теоретическую основу.Было указано, что два подхода, размерный и дискретный, не противоречат друг другу и должны рассматриваться скорее как взаимодополняющие [1, 13]. Убедительные доказательства полезности обеих точек зрения при изучении эмоций были предоставлены поведенческой наукой, а также нейробиологией. Хотя большое количество исследований поддерживает многомерную теорию эмоций [13, 14], не следует пренебрегать и дискретным подходом [15]. Было много попыток идентифицировать области мозга, которые активировались именно в ответ на данную эмоцию.Тем не менее, неясно, какие выводы можно сделать из этих исследований [1]. Хотя технический прогресс в нейробиологии, несомненно, приведет к получению более детализированных данных, также может оказаться важным пересмотреть формулировку исследовательских вопросов. Недавние публикации подчеркнули важность комбинированного подхода [7, 9, 16] и предположили, что одновременное управление как размерными, так и дискретными переменными является подходящим направлением для дальнейших исследований. Исследования, проведенные в рамках такого комбинированного подхода, успешно документально подтвердили, что дискретные эмоциональные переменные улучшили наше понимание аффективной обработки [17–19].В частности, было высказано предположение, что эти два подхода выявляют процессы, которые отличаются по своим временным характеристикам, что указывает на последовательную обработку аффективной информации [17]. Более того, недавнее исследование нейровизуализации предоставило доказательства того, что размерные и дискретные особенности могут рассматриваться как принадлежащие разным доменам аффективной обработки и, таким образом, связаны с отдельными нейронными сетями [18].

Чтобы установить стандарты в исследовании эмоций, были предложены определенные решения.Они включают использование аффективных баз данных ( наборов данных / списков / систем ). Такие базы данных служат источниками стандартизированных стимулов, которыми можно управлять по нескольким потенциально значимым аффективным характеристикам. Большинство аффективных баз данных предлагают визуальные стимулы, как невербальные (изображения), так и вербальные (слова). К первым относятся, например, Международная система аффективных изображений (IAPS; [20]) и Система аффективных изображений Ненки (NAPS; [21]).Примерами последних являются Список аффективных слов Ненки (NAWL; [22]), Берлинский список аффективных слов — перезагрузка (BAWL-R; [23]) и Аффективные нормы для английских слов (ANEW; [24]).

В отличие от невербального материала, универсального и полезного при изучении популяций из разных культур, вербальные стимулы по своей природе культурно предвзяты. Таким образом, применимость последнего ограничена языковыми различиями между популяциями. Базы данных аффективных слов уже доступны на нескольких языках: английском [9, 24–26], немецком [7, 23], испанском [8], финском [25], португальском [27], голландском [28], французском [29]). и итальянский [30].Точно так же недавно были введены базы данных для польского языка: Аффективные нормы для 1586 польских слов (ANPW; [31]) и Список аффективных слов Ненцкого (NAWL, [22]). Однако в большинстве баз данных приводятся только общие аффективные характеристики слов, такие как валентность (отрицательное – положительное) и возбуждение (низкое – высокое). Только два были дополнены информацией об особенностях слов, соответствующих основным эмоциям [7, 9], или другим переменным, которые, как предполагается, влияют на аффективную обработку слов (например,грамм. воплощенные особенности познания, эстетические особенности; [19]). Важно отметить, что недавние исследования подчеркивают, что обработка вербального материала должна быть изучена не только с точки зрения обработки холодной информации, но также выиграет от подробного исследования горячей , то есть эмоциональной и эстетической обработки [19]. Эмпирические данные, собранные на сегодняшний день, дают основание для сбора таких норм на других языках, обеспечивая важную мотивацию для настоящей работы.

Чтобы предоставить исследователям эмоциональные стимулы, подходящие для изучения эмоций с обеих точек зрения одновременно, мы дополнили NAWL оценками счастья, гнева, печали, страха и отвращения.Кроме того, мы исследуем степень, в которой оценки, полученные в результате настоящего исследования, соответствуют рейтингам из оригинального немецкого исследования DENN-BAWL [7]. Важно отметить, что мы решили воздержаться от любых прямых сравнений между настоящим исследованием и исследованием ANEW [9], поскольку BAWL и ANEW частично совпадают [32]. Кроме того, мы оцениваем существующие классификации слов на предмет их полезности для определения слов, которые вызывают основные эмоции. Мы также предлагаем новую классификацию с этим свойством.

Метод

Материалы

В настоящем исследовании мы использовали 2902 польских слова (1676 существительных, 614 глаголов, 612 прилагательных) из NAWL [22], культурной адаптации немецкой базы данных BAWL-R [23]. Экспериментальный материал, включенный в базу данных NAWL, содержит как эмоциональные, так и нейтральные слова и предоставляет информацию об их валентности, возбуждении и образности, а также некоторых лингвистических характеристиках: количество букв, частота использования в польском языке, а также грамматическая категория.Лексические свойства были получены из сбалансированного Национального корпуса польского языка (NKJP; [33]), а также из набора данных SUBTLEX-PL на основе субтитров фильмов [34].

Участники

265 здоровых субъектов (132 женщины, 133 мужчины) в возрасте от 18 до 60 лет (M = 23,4; SD = 5,9) были набраны для исследования. Все участники имели польское гражданство и указали польский как свой родной язык. Большинство участников были студентами колледжей или молодыми выпускниками различных факультетов и отделений нескольких университетов и школ Варшавы.Было задействовано несколько каналов приема на работу, включая массовые рассылки студенческих союзов, социальные сети и личное общение. Субъекты получили финансовое вознаграждение за свое участие в размере 30 злотых (примерно 7 евро). Местный комитет по этике исследований при Университете социальных и гуманитарных наук (Komisja ds. Etyki Badań Naukowych Wydziału Psychologii SWPS) одобрил экспериментальный протокол исследования.

Следует отметить, что выборка в настоящем исследовании была сопоставлена ​​по своему демографическому описанию с выборкой из [22].Таким образом, наборы данных, собранные в исследованиях NAWL и NAWL BE, содержат оценки, полученные от аналогичных групп участников.

Процедура

Перед оценкой участников попросили подписать форму информированного согласия. Их также заверили, что они могут выйти из эксперимента в любой момент, не раскрывая своих причин. Им было поручено не разглашать какую-либо информацию об исследовании в течение как минимум 30 дней. Испытуемые работали в группах (до 8 человек), каждый из которых оценивал слова индивидуально на отдельной компьютерной станции, используя веб-браузер.Для сбора оценок использовалась оценочная платформа, работающая на локальном сервере. У участников было неограниченное время для выполнения задачи: одна экспериментальная сессия длилась около 60 минут. Допускался необязательный короткий перерыв.

Схема рейтинговой процедуры была основана на процедурах, ранее использовавшихся для немецких и английских баз данных, построенных в рамках дискретных эмоций (Discrete Emotion Norms for Nouns – Berlin Affective Word List, DENN-BAWL, [7]; Аффективные нормы для английских слов, НОВОЕ, [9]).Полный список из 2902 слов был разбит на 10 наборов, идентичных тем, которые использовались в предыдущем исследовании [22]. Каждый участник оценил один набор из 291 слова. Каждое слово оценивали примерно 26–27 испытуемых.

Перед тем, как приступить к выполнению оценочного задания, испытуемые читают инструкции, объясняющие общую цель исследования и оценочные шкалы. Участникам предлагалось указывать свою немедленную, спонтанную реакцию на слова. Полный текст инструкции на польском языке, а также ее английский перевод можно найти в Приложении S1.Испытуемые могли вернуться к инструкции в любое время во время сеанса и возобновить работу. Ассистент присутствовал на протяжении всего эксперимента, чтобы ответить на любые вопросы по заданию.

Во время задания рейтинга слова отображались и оценивались по одному. Первоначально одно слово в полноэкранном режиме отображалось в течение 1 секунды, после чего шкала оценок появлялась вместе с тем же словом, набранным меньшим шрифтом в верхней части экрана. Участников попросили оценить интенсивность основных эмоций, вызываемых словами, по 7-балльной шкале, соответствующей счастью, гневу, грусти, страху и отвращению.Испытуемые использовали стандартную компьютерную мышь для ввода своих оценок. Как только слово оценивалось по каждой шкале, испытуемый мог переходить к следующему экрану, на котором отображалось следующее слово.

Результаты

Предварительная обработка данных

Учитывая, что каждый из 265 участников оценил 291 слово по 5 базовым шкалам эмоций, общее количество оценок составило 385 575. Оценки двух участников (1 женщина, 1 мужчина) были отброшены из-за неправильного толкования инструкций.

Анализ надежности

Чтобы проверить внутреннюю непротиворечивость оценок NAWL, была проведена оценка надежности по частям [29, 30]. Для этого испытуемые были разделены на нечетные / четные записи в соответствии с порядком, в котором они участвовали в эксперименте. В каждой подвыборке вычислялось среднее значение каждой базовой эмоции для каждого слова. Коэффициенты парной корреляции Пирсона между средними оценками, полученными из соответствующих подвыборок, затем были рассчитаны и скорректированы с использованием формулы Спирмена-Брауна.Затем соответствующая процедура была проведена отдельно для группы самок и самцов. Все корреляции были значимыми на уровне 0,01 (двусторонний). Полученные коэффициенты надежности оказались достаточно высокими (таблица 1), что свидетельствует о согласованности оценок как для всей выборки, так и для групп самок и самцов.

Общее описание базы данных

Для каждого слова и для каждой отдельной категории — счастья, гнева, печали, страха и отвращения — были рассчитаны среднее значение ( M ), стандартное отклонение ( SD ), минимум и максимум.Расчеты проводились как для всей выборки, так и для самок и самцов отдельно. Общий обзор переменных, включенных в NAWL, можно найти в таблице 2. Описательная статистика дана для отдельных категорий эмоций (счастье, гнев, печаль, страх и отвращение), используемых в настоящем исследовании, а также для рейтингов параметры валентности, возбуждения и визуализации получены из предыдущего исследования [22].

Чтобы проанализировать распределение средних оценок для каждой базовой эмоции по набору из 2902 слов, мы разделили весь диапазон (1–7) на 18 равных интервалов.Для каждой ячейки количество средств, попадающих в диапазон ячейки, рассчитывалось отдельно для каждой базовой эмоции. Полученные таким образом частоты (нормализованные путем деления на количество слов в базе данных) были нанесены на график (рис. 1), следуя [35]. Пунктирными линиями обозначены медианные значения ( Mdn ) в каждой категории эмоций. Из сюжета сразу видно, что более низкие оценки встречались гораздо чаще, независимо от категории эмоций. В частности, частота слов с рейтингом ниже 2 составила: 32% для счастья, 57% для гнева, 59% для печали, 42% для страха и 65% для отвращения.График также показывает, что рейтинги счастья гораздо более разбросаны, более равномерно охватывая весь диапазон, что указывает на то, что относительно легче найти слова, вызывающие более высокие значения счастья, чем другие базовые эмоции.

Связь между переменными

Коэффициенты корреляции

Пирсона были рассчитаны для изучения взаимосвязей между исследуемыми переменными. Корреляционный анализ выявил характерный образец взаимоотношений между основными категориями эмоций.Счастье отрицательно коррелировало со всеми другими категориями ( r = -,66; p <0,01 для гнева; r = -,60; p <0,01 для печали; r = -,57; p <0,01 от страха; r = -,66; p <0,01 от отвращения). Остальные категории эмоций (гнев, печаль, страх и отвращение) положительно коррелировали друг с другом. Оценки настоящего исследования также коррелировали с оценками валентности и возбуждения, полученными в предыдущем исследовании [22].Что касается корреляции с валентностью, то она была сильной и положительной для счастья ( r = 0,91; p <0,01), а также сильной, но отрицательной для остальных категорий эмоций ( r = -80; p <0,01 для гнева; r = -,74; p <0,01 для печали; r = -,70; p <0,01 для страха; r = -,77; p <0,01 для отвращения). Корреляция между дискретными категориями и возбуждением была намного слабее.Из всех дискретных категорий счастье оказалось наименее связанным с возбуждением ( р = 0,13; р <0,01). С другой стороны, страх оказался категорией эмоций, наиболее сильно коррелирующей с возбуждением ( r = 0,46; p <0,01). Соответствующие статистические данные можно найти в Таблице 3.

Классификация слов, связанных с основными эмоциями

В настоящем исследовании испытуемые оценивали слова по пяти шкалам, соответствующим пяти основным эмоциям (счастье, гнев, печаль, страх и отвращение).Другими словами, их спрашивали, вызывает ли данное слово каждую из этих основных эмоций и насколько сильно. Однако для эффективного экспериментального манипулирования требуются стимулы, которые вызывают конкретное эмоциональное переживание одного типа, не вызывая других эмоциональных состояний. В литературе предложено несколько критериев для классификации стимулов в аффективных базах данных [7,16]. Здесь мы кратко рассмотрим эти методы классификации и обсудим их достоинства по отношению к новому методу, предлагаемому здесь.

Самый простой метод классификации был введен как либеральный в [7]. В этом методе слово считается принадлежащим к определенной категории эмоций, если его средний рейтинг для этой категории выше, чем для остальных категорий. Хотя этот критерий прост и интуитивно понятен, его основным недостатком является то, что он очень чувствителен к ошибкам в средней оценке. Таким образом, если средние значения для разных категорий близки, даже незначительная разница между средними значениями имеет решающее влияние на классификацию.Следовательно, слово может быть ошибочно классифицировано как вызывающее только определенную эмоцию, в то время как на самом деле оно вызывает две или более разных эмоций на сопоставимых уровнях. Применительно к данным NAWL этот метод классифицировал 2861 слово из 2902 как относящееся к счастью (1669), гневу (330), грусти (215), страху (499) и отвращению (148).

Второй метод, представленный в [7] как консервативный , является модификацией критерия наивысшего среднего, описанного выше. В этом подходе классификация также основана на различиях между средними значениями для разных основных эмоций, но эти различия должны превышать одно значение SD .Используя этот критерий, мы отнесли 816 из 2902 слов к следующим категориям: счастье (771), гнев (7), грусть (13), страх (15) и отвращение (10).

Последний критерий, введенный в [16], аналогичен консервативному критерию , описанному выше [7]. Однако минимальное расстояние, разделяющее средние оценки доминирующей эмоции и остальных эмоций, основано на доверительных интервалах. Точнее, чтобы определить, насколько M должны отличаться друг от друга, чтобы данное слово было отнесено к одной базовой эмоции, мы строим доверительные интервалы (CI) вокруг каждых M .Вычислив CI для каждой базовой эмоции (для данного слова), мы можем решить, следует ли отнести слово к одиночной доминирующей базовой эмоции (если нет совпадения между CI для доминирующей эмоции и для остальных эмоций). ) или должно ли оно быть отнесено к смешанной категории (если КИ двух или трех категорий, включая доминирующую, перекрываются), или же слово недифференцированное в отношении основных эмоций. Применив этот критерий классификации к данным NAWL, мы смогли отнести 1289 слов к одной эмоции: счастье (1150), гнев (23), грусть (35), страх (57) и отвращение (24).Кроме того, мы идентифицировали 158 слов смешанных эмоций, которые вызывали несколько эмоций на аналогичном уровне. 1455 из 2902 слов остались недифференцированными.

Сравнение критериев классификации применительно к базе данных NAWL показано в Таблице 4. Все вышеперечисленные критерии основаны на сравнении средних значений, различающихся только тем, насколько ограничительными они являются при отнесении слов к основным классам эмоций. Ясно, что это означает, что эти схемы классификации взаимно согласованы. Однако они склонны классифицировать слова либо слишком широко, либо слишком узко, что сразу делает очевидным компромисс между качеством и количеством экспериментальных стимулов.Более того, построение этих критериев не позволяет исследователю адаптировать классификацию к требованиям конкретного эксперимента. Следовательно, они не совсем удовлетворительны.

Таблица 4. Количество слов NAWL (n = 2902), представляющих различные базовые эмоции, классифицированные различными методами [7, 16].

Для метода классификации, основанного на Евклидовом расстоянии (ED), использовались следующие пороговые значения: 2,5 для счастья, 5,5 для гнева, печали, страха, отвращения; 2.5 за нейтральный класс.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0132305.t004

Чтобы сделать базу данных NAWL более удобной в использовании, мы предоставляем еще один критерий классификации. Учитывая вектор из 5 индивидуальных оценок, полученных от субъекта для данного слова, мы вычисляем его евклидово расстояние до пяти «крайних» точек, представляющих чистые базовые эмоции: (7,1,1,1,1) для счастья, (1 , 7,1,1,1) для гнева, (1,1,7,1,1) для печали, (1,1,1,7,1) для страха и (1,1,1,1,7 ) от отвращения.Мы используем (1,1,1,1,1) для представления нейтрального состояния. Затем эти расстояния усредняются по всей выборке для данного слова и данной эмоции, чтобы определить, насколько близко слово находится к каждой из крайних точек. Хотя нейтральным классом пренебрегали в предыдущих классификациях [7, 16], мы включили этот класс, чтобы предоставить набор контрольных стимулов, пригодных для обычных экспериментальных планов.

Два условия должны быть выполнены, чтобы отнести слово к одному из 6 классов: (1) расстояние слова до эмоции или нейтрального состояния должно быть меньше определенного порога; (2) слово должно соответствовать первому условию только для одной категории; другими словами, если он попадает в зону пересечения двух категорий, он остается неклассифицированным.Таким образом, слова, более удаленные от всех классов, чем соответствующие пороговые значения, остаются неклассифицированными, как и слова, близкие (в этом смысле) к двум или более классам.

Что касается выбора пороговых значений, они могут быть скорректированы в соответствии с требованиями конкретного экспериментального плана и могут зависеть от данных, к которым применяется классификация. Поскольку классификация экспериментальных стимулов носит прагматический характер, нет необходимости придавать абсолютную значимость отдельным пороговым уровням.Чтобы облегчить выбор подходящих пороговых значений, мы предоставляем интерактивный онлайн-инструмент (http://exp.lobi.nencki.gov.pl/nawl-analysis), который позволяет пересчитывать классы с использованием различных значений пороговых значений или, в качестве альтернативы, выбрать желаемое количество слов в классе. Используя этот инструмент и изучив, как количество слов в каждом классе изменяется с изменением пороговых значений (Приложение S2, Приложение S3), мы смогли прийти к классификации, которая обеспечивает хорошее разделение классов и разумное количество слов в каждом классе. .Тщательное изучение средних оценок для полученных классов, а также самих списков слов позволило предположить, что хорошими значениями пороговых значений были: 2,5 для счастья, 5,5 для остальных основных классов эмоций и 2,5 для нейтрального класса. Порог счастья ниже порога отрицательных эмоций из-за того, что язык имеет положительную предвзятость и легче подобрать слова, которые вызывают эту эмоцию [35]. Порог для нейтрального класса также ниже, что оправдано тем фактом, что точка (1,1,1,1,1) находится ближе ко всем другим точкам (расстояние 6), чем они друг от друга (расстояние 8.49).

Применяя предложенные пороги, мы смогли отнести 739 из 2902 слов к следующим классам: счастье (147), гнев (98), грусть (64), страх (163), отвращение (48) и нейтральный (219). . Используя эти новые данные, мы сравнили «размерную» структуру с дискретным подходом, наложив наборы слов NAWL, относящиеся к основным эмоциям (идентифицированным с помощью нашего метода классификации), на график валентного возбуждения, показанный на рис. 2.

Рис. 2. Распределение стимулов NAWL, относящихся к основным эмоциям в аффективном пространстве валентности и возбуждения.

Для классификации слов использовался метод классификации на основе евклидова расстояния (пороговые значения: 2,5 для счастья, 5,5 для гнева, печали, страха, отвращения; 2,5 для нейтрального класса).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0132305.g002

Сравнение NAWL и DENN-BAWL

Поскольку NAWL является адаптацией немецкой базы данных, было естественно спросить, коррелировались ли оценки каждой базовой эмоции, полученные в исследовании DENN-BAWL [7] для немецких слов, с рейтингами соответствующих польских переводов, полученных в Исследование NAWL.Расчеты коэффициентов корреляции Пирсона проводились только для стимулов, которые были включены в обе базы данных (n = 1958). Все корреляции были значимыми на уровне 0,01 (двусторонний). Наиболее сильные корреляции были обнаружены между рейтингами NAWL и DENN-BAWL одной и той же категории основных эмоций ( r = 0,81; p <0,01 для счастья; r = 0,78; p <0,01 для гнева; r = 0,71; p <0,01 для грусти; r =.78; p <0,01 из-за страха; r = 0,63; p <0,01 за отвращение).

Кроме того, мы сравнили количество слов в классах, сгенерированных либеральным и консервативным критериями [7] как для немецких, так и для польских баз данных (таблица 5). Поскольку оставшийся метод, предложенный [16] и основанный на доверительных интервалах, никогда не применялся к данным DENN-BAWL, мы не сравнивали нашу базу данных с DENN-BAWL с помощью этого метода.Точно так же мы не смогли использовать новый метод, представленный в настоящей статье, для оценки соответствия между DENN-BAWL и NAWL BE.

Анализ показал, что соотношение слов, которые можно отнести к той или иной категории эмоций, было довольно схожим для обоих языков. Однако различия в количестве слов, относящихся к конкретным базовым эмоциям, были довольно разительны. Немецкие слова чаще определялись как слова, связанные с гневом, чем польские. С другой стороны, доля слов, представляющих печаль и страх, была намного больше для польских слов.

Обсуждение

Стандартизированные эмоциональные базы данных стимулов — бесценный источник информации, поскольку они позволяют контролировать экспериментальные условия и манипулировать ими. Использование подтвержденного эмоционального материала, в отличие от стимулов, выбранных исследователем на основе субъективных критериев, обеспечивает большую объективность выводов. Наличие таких баз данных также признано более удобным способом проведения исследований, сокращающим время и усилия, необходимые для подготовки экспериментального плана.Поэтому такие инструменты высоко ценятся и востребованы в исследовательском сообществе. Важность создания новых наборов данных стимулов особенно важна в исследованиях вербальной обработки из-за различий в коннотациях, придаваемых словам на разных языках. В последние годы было введено множество таких баз данных слов, что позволяет использовать такой материал на английском, немецком, французском, итальянском, испанском, португальском, голландском, а также польском языках.

Хотя как пространственные, так и дискретные теоретические основы моделирования эмоций широко обсуждались, большинство стандартизированных наборов данных предоставляют только информацию о размерных характеристиках эмоций, связанных со словами.В то время как некоторые авторы [1, 13, 19] недавно призвали к одновременному контролю размерных и дискретных свойств эмоциональных стимулов, только несколько баз данных получили дальнейшее развитие, чтобы обеспечить контроль специфических для категорий свойств [7, 9]. Более того, недавние эмпирические данные продемонстрировали преимущества такого комбинированного подхода, документально подтвердив уникальный вклад дискретных эмоций в объяснение аффективной обработки слов [17, 18]. В ответ на этот призыв мы представляем в этом исследовании основные нормы эмоций для польского языка.База данных NAWL должна оказаться полезной при изучении аффекта с обеих точек зрения: пространственного и дискретного, обеспечивая строго контролируемый экспериментальный вербальный материал. Общие характеристики, а также отношения между переменными, включенными в базу данных слов NAWL, соответствуют типичным паттернам, обнаруженным в предыдущих исследованиях [7, 9]. В частности, как и авторы немецкой базы данных [7], мы обнаружили, что основные эмоции сильнее коррелируют с валентностью, чем с возбуждением.

Более того, сравнение стимулов NAWL и их немецких аналогов из DENN-BAWL [7] показало, что оценки, полученные в двух исследованиях, во многом схожи.Однако мы не пытаемся объяснить связь между рейтингами NAWL BE и английским исследованием [9]. Поскольку набор данных NAWL был разработан как культурная адаптация BAWL-R [23], его содержание полностью соответствует материалу, включенному в базу данных Германии. Фактически, база данных ANEW [9] уже была адаптирована для немецкого языка, а нормы для нескольких аффективных переменных (валентность, возбуждение, доминирование, визуализация, сила) были опубликованы в виде базы данных ANGST [32]. Однако авторы обнаружили, что только 400 слов из ANGST были включены в BAWL-R.Следовательно, есть лишь небольшое перекрытие между ANEW и BAWL. Мы решили, что было бы неправильно сравнивать текущий набор данных и 400 слов из ANEW. Однако, основываясь на сравнении NAWL BE и DENN-BAWL, мы ожидаем, что польские слова могут успешно использоваться для вызова различных типов основных эмоций.

Чтобы сделать базу данных более полезной в качестве инструмента исследования, несколько методов классификации были применены к рейтингам NAWL, чтобы идентифицировать слова, которые конкретно вызывали определенную категорию эмоций [7, 16].Мы дополнили эти методы одним из наших. Предлагаемая нами классификация имеет ряд преимуществ перед существующими методами. Прежде всего, преобразовав необработанные рейтинги в евклидовы расстояния, мы смогли выделить не только классы, представляющие основные эмоции, но и слова, наиболее тесно связанные с нейтральным состоянием. Хотя предыдущие методы классификации игнорировали этот класс, мы сочли его полезным в качестве источника контрольных экспериментальных стимулов. Более того, средние евклидовы расстояния — в отличие от средних оценок — лучше отражают ассоциацию слов с «чистыми» базовыми эмоциями и учитывают корреляции между оценками, полученными для разных эмоций.Во-вторых, мы обнаружили, что существующие методы классификации не совсем удовлетворительны, поскольку они либо слишком широкие, либо слишком узкие. По сравнению с критериями, введенными ранее [7, 16], критерий, основанный на евклидовых расстояниях, позволяет исследователю составлять более длинные списки слов, которые могут быть связаны с одной базовой эмоцией, включая гнев, печаль, страх и отвращение, что относительно сложно. вызывать вербальными стимулами. Еще одним преимуществом нашего метода является его гибкость, поскольку его параметры могут быть адаптированы к стимулам, а также к целям конкретного исследования.Тем не менее, мы определили оптимальные пороги для использования рейтингов NAWL и классифицировали слова в соответствии с ними. При этом мы хотели максимально увеличить количество слов, назначаемых классам, без ущерба для качества создаваемых классов. Следует иметь в виду, что между этими двумя целями всегда есть компромисс. Полные рейтинги вместе с соответствующими классификационными метками доступны для исследований и некоммерческого использования и могут быть найдены в дополнительных онлайн-материалах.

Ограничения и направления на будущее

Поскольку испытуемых просили сообщать о своем фактическом эмоциональном состоянии, большинству слов были присвоены довольно низкие эмоциональные значения. Как показали предыдущие исследования [36], это довольно характерная черта вербального материала (в отличие от невербального материала). Эта проблема была особенно очевидна в случае гнева, печали, страха и отвращения. Таким образом, любая дифференциация слов, связанных с конкретными базовыми эмоциями, обязательно должна приводить к диспропорциям (либо по количеству, либо по качеству) между классом слов, вызывающих счастье, и остальными классами.Тем не менее, с помощью представленного здесь метода классификации исследователи смогут принимать правильные решения относительно результата классификации, который наилучшим образом соответствует их потребностям. Чтобы сделать этот процесс принятия решений более удобным, мы предоставляем веб-интерфейс, позволяющий пользователю создавать классы стимулов, которые соответствуют желаемым критериям.

Рейтинги, представленные здесь, представляют собой начальное приближение эмоционального воздействия стимулов NAWL, хотя и незаменимое из-за большого количества вербального материала, который необходимо проанализировать.Более надежные измерения способности слов вызывать эмоции, включая объективные физиологические методы и методы нейровизуализации, теперь можно использовать с осознанным руководством, которое обеспечивается данными, описанными здесь. В частности, уже широко продемонстрирована полезность исходных наборов данных BAWL-R [23] и DENN-BAWL [7] (см. Обзор в [19]). Исходя из этого, мы ожидаем, что, сделав аналогичный польский словесный материал доступным для научного сообщества, мы будем поощрять аналогичные попытки дальнейшей эмпирической проверки базы данных NAWL и проведения межкультурных сравнений.Во всяком случае, наша база данных предоставляет достаточно полный каталог аффективных характеристик вербальных стимулов для польского языка.

Описание базы данных

Дополнительный материал можно найти в S1 Dataset. Материал организован следующим образом:

  1. — Число, идентифицирующее каждое из 2902 слов и соответствующее исходному номеру в BAWL-R [23]
  2. BAWL_word —Оригинальные немецкие слова из BAWL-R [23]
  3. NAWL_word —Польские слова в алфавитном порядке
  4. BE_N_all —Общее количество оценок базовых эмоций
  5. .
  6. hap_M_all —Среднее значение (M) оценок счастья в диапазоне от 1 до 7, где: 1 = низкая интенсивность, 7 = высокая интенсивность
  7. hap_SD_all —Стандартное отклонение (SD) оценок счастья
  8. .
  9. ang_M_all —Среднее значение (M) оценок гнева в диапазоне от 1 до 7, где: 1 = низкая интенсивность, 7 = высокая интенсивность
  10. ang_SD_all —Стандартное отклонение (SD) оценок гнева
  11. .
  12. sad_M_all —Среднее значение (M) оценок печали в диапазоне от 1 до 7, где: 1 = низкая интенсивность, 7 = высокая интенсивность
  13. sad_SD_all —Стандартное отклонение (SD) оценок грусти
  14. fea_M_all —Среднее значение (M) оценок страха в диапазоне от 1 до 7, где: 1 = низкая интенсивность, 7 = высокая интенсивность
  15. fea_SD_all —Стандартное отклонение (SD) оценок страха
  16. dis_M_all —Среднее значение (M) оценок отвращения в диапазоне от 1 до 7, где: 1 = низкая интенсивность, 7 = высокая интенсивность
  17. dis_SD_all —Стандартное отклонение (SD) оценок отвращения
  18. .
  19. BE_N_women —Количество оценок основных эмоций, данных женщинами
  20. hap_M_women —Среднее значение (M) оценок счастья, присвоенных женщинами, в диапазоне от 1 до 7, где: 1 = низкая интенсивность, 7 = высокая интенсивность
  21. hap_SD_women —Стандартное отклонение (SD) оценок счастья, присвоенных женщинами
  22. ang_M_women —Среднее значение (M) оценок гнева, присвоенных женщинами, в диапазоне от 1 до 7, где: 1 = низкая интенсивность, 7 = высокая интенсивность
  23. ang_SD_women —Стандартное отклонение (SD) оценок гнева у женщин
  24. sad_M_women —Среднее значение (M) оценок печали, присвоенных женщинами, в диапазоне от 1 до 7, где: 1 = низкая интенсивность, 7 = высокая интенсивность
  25. sad_SD_women —Стандартное отклонение (SD) оценок грусти, присвоенных женщинами
  26. fea_M_women —Среднее значение (M) оценок страха, присвоенных женщинами, в диапазоне от 1 до 7, где: 1 = низкая интенсивность, 7 = высокая интенсивность
  27. fea_SD_women —Стандартное отклонение (SD) оценок страха, присвоенных женщинами
  28. dis_M_women —Среднее значение (M) оценок отвращения, присвоенных женщинами, в диапазоне от 1 до 7, где: 1 = низкая интенсивность, 7 = высокая интенсивность
  29. dis_SD_women —Стандартное отклонение оценок отвращения, выставленных женщинами
  30. BE_N_men —Количество оценок основных эмоций, данных мужчинами
  31. .
  32. hap_M_men —Среднее значение (M) оценок счастья, присвоенных мужчинами, в диапазоне от 1 до 7, где: 1 = низкая интенсивность, 7 = высокая интенсивность
  33. hap_SD_men —Стандартное отклонение (SD) оценок счастья, присвоенных мужчинами
  34. ang_M_men —Среднее значение (M) оценок гнева, присвоенных мужчинами, в диапазоне от 1 до 7, где: 1 = низкая интенсивность, 7 = высокая интенсивность
  35. ang_SD_men— Стандартное отклонение оценок гнева, присвоенных мужчинами
  36. sad_M_men —Среднее значение (M) оценок грусти, присвоенных мужчинами, в диапазоне от 1 до 7, где: 1 = низкая интенсивность, 7 = высокая интенсивность
  37. sad_SD_men —Стандартное отклонение (SD) оценок грусти, присвоенное мужчинами
  38. fea_M_men —Среднее значение (M) оценок страха, присвоенных мужчинами, в диапазоне от 1 до 7, где: 1 = низкая интенсивность, 7 = высокая интенсивность
  39. fea_SD_men —Стандартное отклонение (SD) оценок страха, присвоенных мужчинами
  40. dis_M_men —Среднее значение (M) оценок отвращения, присвоенных мужчинами, в диапазоне от 1 до 7, где: 1 = низкая интенсивность, 7 = высокая интенсивность
  41. dis_SD_men —Стандартное отклонение оценок отвращения, выставленных мужчинами
  42. DENN_BAWL —Включение немецких слов из BAWL-R в набор данных DENN_BAWL основных норм эмоций
  43. Briesemeister_liberal —Базовая классификация эмоций в соответствии с либеральным критерием DENN_BAWL [7]
  44. Briesemeister_conservative — Классификация основных эмоций согласно консервативному критерию DENN_BAWL [7]
  45. Mikels — Базовая классификация эмоций на основе критерия доверительных интервалов (ДИ) [16]
  46. Mikels_bleded —Основная классификация эмоций на основе критерия доверительных интервалов (ДИ) [16] — указаны смешанные эмоции
  47. ED_class — Базовая классификация эмоций на основе критерия Евклидова расстояния (ED) (порог 2.5 за счастье и нейтральное состояние и 5,5 за остальные эмоции)

Вспомогательная информация

S1 Dataset. Аффективные рейтинги и классификационные ярлыки основных эмоций для 2902 польских слов.

База данных включает оценки счастья, гнева, печали, страха и отвращения отдельно для всей выборки, а также отдельно для женщин и мужчин. Подробное описание содержимого базы данных можно найти в разделе «Описание базы данных».

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0132305.s004

(XLSX)

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Мелиссу Ле-Хоа Во, автора BAWL-R, и Бенни Бриземейстера, автора DENN-BAWL, за их полезные комментарии относительно построения NAWL. Мы также благодарны Максимилиану Белецкому за его рекомендации по статистическому анализу.

Вклад авторов

Эксперимент задумал и спроектировал: М.Wierzba MR KJ AG AM. Выполнял опыты: M. Wierzba MR. Проанализированы данные: M. Wierzba MR M. Wypych PT AM. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты анализа: M. Wierzba PT M. Wypych. Автор статьи: M. Wierzba MR M. Wypych PT KJ AG AM.

Ссылки

  1. 1. Захар П., Эллис Р.Д., редакторы. (2012). Категориальные и размерные модели воздействия. Семинар по теории Панксеппа и Рассела. Амстердам, Филадельфия, издательство John Benjamins Publishing Company.
  2. 2.Ортони А, Тернер Т.Дж. (1990). Что основного в основных эмоциях ?, Psychological Review, 97: 315–331. pmid: 1669960
  3. 3. Рассел Дж. А., Мехрабиан А. (1977). Доказательства трехфакторной теории эмоций. Журнал исследований личности, 11: 273–294.
  4. 4. Мурс А. (2009). Теории причинно-следственной связи эмоций: обзор. Познание и эмоции, 23: 625–662.
  5. 5. Осгуд CE, Suci GJ, Tannenbaum PH (1967). Измерение смысла.Университет Иллинойса Press.
  6. 6. Брэдли М.М., Ланг П.Дж. (1994). Измерение эмоций: манекен самооценки и семантический дифференциал. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии, 25: 49–59. pmid: 7962581
  7. 7. Бриземейстер ББ, Кучинке Л, Якобс AM (2011). Дискретные нормы эмоций для существительных: Берлинский список аффективных слов (DENN-BAWL). Методы исследования поведения, 43: 441–448. pmid: 21416309
  8. 8. Redondo J, Fraga I, Padrón I, Comesaña M (2007).Испанская адаптация ANEW (аффективные нормы английских слов). Методы исследования поведения, 39: 600–605. pmid: 17958173
  9. 9. Стивенсон Р.А., Микелс Дж.А., Джеймс Т.В. (2007). Характеристика аффективных норм английских слов по дискретным эмоциональным категориям. Методы исследования поведения, 39: 1020–1024. pmid: 18183921
  10. 10. Шерер К.Р. (2005). Какие эмоции? А как их измерить? Информация о социальных науках, 44: 695–729.
  11. 11. Экман П. (1992).Аргумент в пользу основных эмоций. Познание и эмоции, 6: 169–200.
  12. 12. Панксепп Дж (1992). Решающая роль «аффективной нейробиологии» в решении основных проблем основных эмоций. Психологический обзор, 99: 554–560. pmid: 1502276
  13. 13. Маусс И.Б., Робинсон М.Д. (2009). Меры эмоций: обзор. Познание и эмоции, 23: 209–237.
  14. 14. Барретт Л.Ф., Wager TD (2006). Структура эмоции. Данные исследований нейровизуализации.Текущие направления психологической науки, 15: 79–83.
  15. 15. Линдквист К.А., Ставка Т.Д., Кобер Х., Блисс-Моро Э., Барретт Л.Ф. (2012). Мозговая основа эмоций: метааналитический обзор. Поведенческие науки и науки о мозге, 35: 121–143. pmid: 22617651
  16. 16. Микельс Дж. А., Фредриксон Б. Л., Ларкин Г. Р., Линдберг С. М., Маглио С. Дж., Рейтер-Лоренц П. А. (2005). Данные эмоциональной категории изображений из Международной системы аффективных картинок. Методы исследования поведения, 37: 626–630.pmid: 16629294
  17. 17. Бриземейстер ББ, Кучинке Л, Джейкобс AM (2014a). Распознавание слов эмоций: сначала действует дискретная информация, а потом — непрерывная? Brain Res., 1564: 62–71.
  18. 18. Бриземейстер BB, Kuchinke L, Jacobs AM, Braun M (2014b). Эмоции при чтении: разделение счастья и позитива. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Ne., Https://doi.org/10.3758/s13415-014-0327-2
  19. 19. Якобс AM, Võ ML-H, Briesemeister BB, Conrad M, Hofmann MJ, Kuchinke L, et al.(2015). 10 лет изучения эмоциональных и эстетических процессов чтения: что такое отголоски? Границы в психологии, 6: 714. pmid: 26089808
  20. 20. Лэнг П.Дж., Брэдли М.М., Катберт Б.Н. (2008). Международная система аффективных изображений (IAPS): рейтинги эффективности изображений и руководство по эксплуатации. Технический отчет A-8. (стр. Технический отчет A – 8.). Университет Флориды.
  21. 21. Марчевка А., Журавски О., Еднорог К., Грабовская А. (2014). Система аффективных изображений Nencki (NAPS): Введение в новую стандартизированную базу данных высококачественных реалистичных изображений с широким диапазоном.Методы исследования поведения, 46: 596–610. pmid: 23996831
  22. 22. Riegel M, Wierzba M, Wypych M, urawski Ł, Jednoróg K, Grabowska A, et al. (2015). Список аффективных слов Ненцкого (NAWL): культурная адаптация Берлинского списка аффективных слов — перезагрузка (BAWL-R) для польского языка. Методы исследования поведения.
  23. 23. Вы ML-H, Конрад М., Кучинке Л., Уртон К., Хофманн М.Дж., Якобс А.М. (2009). Перезагрузка Берлинского списка аффективных слов (BAWL-R). Методы исследования поведения, 41: 534–538.pmid: 19363195
  24. 24. Брэдли М.М., Ланг П.Дж. (1999). Аффективные нормы для английских слов (ANEW): инструкция по эксплуатации и аффективные рейтинги. Технический отчет C-1, Центр исследований психофизиологии, Университет Флориды.
  25. 25. Эйлола TM, Хавелка Дж. (2010). Аффективные нормы для 210 британских английских и финских существительных. Методы исследования поведения, 42: 134–40. pmid: 20160293
  26. 26. Яншевиц К. (2008). Табу, эмоционально сбалансированные и эмоционально нейтральные словесные нормы.Методы исследования поведения, 40: 1065–74. pmid: 1

    97
  27. 27. Соарес А.П., Комесана М., Пиньейро А.П., Симоес А., Frade CS (2012). Адаптация Аффективных норм для английских слов (ANEW) для европейского португальского языка. Методы исследования поведения, 44: 256–269. pmid: 21751068
  28. 28. Мурс А., Де Хауэр Дж., Херманс Д., Ванмейкер С., ван Ши К., Ван Хармелен А. Л. и др. (2012). Нормы валентности, возбуждения, доминирования и возраста усвоения для 4300 голландских слов. Методы исследования поведения, 45: 169–77.
  29. 29. Монье С., Сюссау А. (2013). Аффективные нормы французских слов (ФАН). Методы исследования поведения. Epub впереди печати. https://doi.org/10.3758/s13428-013-0431-1
  30. 30. Монтефинезе М, Амброзини Э, Фэрфилд Б, Маммарелла Н (2014). Адаптация Аффективных норм для английских слов (ANEW) для итальянского языка. Методы исследования поведения. 46: 887–903. pmid: 24150921
  31. 31. Имбир К (2014). Аффективные нормы для 1586 польских слов (ANPW): подход двойственности разума.Методы исследования поведения. Epub впереди печати. https://doi.org/10.3758/s13428-014-0509-4
  32. 32. Шмидтке Д.С., Шредер Т., Якобс А.М., Конрад М. (2014). ANGST: Аффективные нормы немецких выражений настроения, производные от аффективных норм английских слов. Behav. Res. Методы, 46 (4): 1108–1118. pmid: 24415407
  33. 33. Пензик П. (2012). Wyszukiwarka PELCRA dla danych NKJP. В: Przepiórkowski A, Bańko M, Górski R, Lewandowska-Tomaszczyk B, редакторы. Narodowy Korpus Języka Polskiego.Варшава, Wydawnictwo PWN.
  34. 34. Mandera P, Keuleers E, Wodniecka Z, Brysbaert M (2014). Subtlex-pl: оценка частоты слов на основе субтитров для польского языка. Методы исследования поведения. Epub впереди печати. https://doi.org/10.3758/s13428-014-0489-4
  35. 35. Клуманн И.М., Данфорт С.М., Харрис К.Д., Блисс КА, Доддс П.С. (2012). Позитивность английского языка. PLoS ONE, 7: e29484. pmid: 22247779
  36. 36. Schlochtermeier LH, Kuchinke L, Pehrs C, Urton K, Kappelhoff H, Jacobs AM (2013).Эмоциональные изображения и обработка текста: исследование фМРТ на эффекты сложности стимула. PLoS ONE, 8: e55619. pmid: 23409009

Шесть основных эмоций Экмана: список и определения — видео и стенограмма урока

Шесть основных эмоций

До того, как Экман появился на сцене, антропологи, такие как Маргарет Мид, широко считали, что выражения лица и эмоции, которые они представляют, определяются культурой — другими словами, люди научились создавать и читать выражения лиц в своем обществе.В 1968 году Экман решил проверить это понятие. Он отправился в Папуа, Новая Гвинея, чтобы изучить выражения лиц уединенных соплеменников фор, где он узнал, что они могут последовательно определять эмоции в выражениях лиц, глядя на фотографии людей из других культур, даже несмотря на то, что племя не подвергалось никакому воздействию. внешние культуры.

Стало очевидным, что выражения лица являются межкультурными; Исследование Экмана показало, что существует универсальный набор определенных выражений лица, используемых как в западном, так и в восточном мире.Список универсальных выражений лица, который Экман опубликовал в 1972 году, включает шести основных эмоций . Это эмоции, а также их определения и связанные с ними мышечные движения:

Эмоции Изображение Определение Мышечные движения лица
Гнев
Антагонизм по отношению к человеку или объекту, который часто возникает после того, как вы чувствуете, что вас обидели или обидели Опускание бровей, сужение и сужение губ, сверкающие глаза, подтянутые нижние веки; и, реже, выталкивание челюсти вперед
Счастье
Приятное чувство удовлетворенности и благополучия Улыбка — подтягивание уголков рта и сокращение больших орбитальных мышц вокруг глаз
Сюрприз
Чувство огорчения или удивления при неожиданном происшествии Поднимая брови высоко (что может вызвать появление морщин на лбу), широко открывать глаза, опускать челюсть так, чтобы рот приоткрылся
Отвращение
Сильное недовольство или осуждение, вызванные чем-то оскорбительным или отталкивающим Сужение бровей, завивка верхней губы, морщинистый нос
Печаль
Чувство несчастья или печали Опущенные веки, опущенные уголки рта, пухлые губы, опущенные глаза
Страх
Чувство опасения, вызванное восприятием опасности, угрозы или причинения боли Поднятие бровей и / или сближение бровей, напряжение нижних век, горизонтальное вытягивание губ, приоткрытие рта

Добавление в список

Выводы Экмана об универсальных выражениях лица выявили межкультурный характер отношений между невербальным общением и эмоциями; однако теории Экмана эволюционировали с тех пор, как он впервые составил список основных эмоций.В 1990-х годах он добавил множество других к списку универсальных эмоций, хотя и подчеркнул, что не все из них можно идентифицировать с помощью мимики. Эти добавленные эмоции:

  • Развлечения
  • Презрение
  • Удовлетворенность
  • Смущение
  • Волнение
  • Вина
  • Гордость за достижение
  • Рельеф
  • Удовлетворение
  • Сенсорное удовольствие
  • Позор

Краткое содержание урока

Пол Экман определил, что существует шесть основных эмоций, которые выражаются определенными выражениями лица, которые присущи людям во всех культурах.Шесть основных эмоций — это гнев, счастье, удивление, отвращение, печаль и страх. До того, как он опубликовал свои открытия в начале 1970-х, было широко распространено мнение, что выражения лица и их значения специфичны для каждой культуры.

Результаты обучения

Этот урок должен помочь вам:

  • Вспомнить, кто такой Пол Экман
  • Классифицируйте шесть основных эмоций
  • Опишите выражения лица, участвующие в шести основных эмоциях
  • Перечислите другие эмоции, добавленные в список позже

Базовая теория эмоций — Психология 425

Базовая эмоция или социально сконструированная эмоция?
В этом разделе мы рассмотрим культурные и универсальные результаты для каждого из четырех изменений эмоционального компонента.По мере прохождения каждого раздела подумайте о том, какую точку зрения поддерживают эти результаты.

Вышеупомянутое упражнение демонстрирует методологический подход, использованный Полом Экманом и его коллегами (сам Экман находится на фото 2). Экман обнаружил, что во многих культурах участники могут сопоставить каждую эмоцию с правильным выражением лица на невероятных уровнях. Эти результаты были воспроизведены в западной и восточной культурах. По мнению Экмана, эти результаты продемонстрировали, что основные эмоции универсально идентифицируются людьми всех культур.В свою очередь, это универсальное определение выражения лица предполагает, что все люди во всех культурах выражают эмоции одинаково.

Проверьте свои знания!

Посетите этот веб-сайт, чтобы проверить свою способность определять эмоциональные выражения в племени форе!

Но вполне возможно, что люди в западной и восточной культурах научатся показывать одни и те же выражения лица, особенно из-за большей гибкости в путешествиях в 20, и веках и воздействия средств массовой информации.Итак, Экман решил набрать участников из небольших племен, мало знакомых с другими культурами. Он повторил свою работу с членами Fore Tribe в Папуа-Новой Гвинее

.
Таблица, показывающая межкультурные показатели распознавания различных слов-эмоций.
Категория воздействия США Бразилия Япония Ответы на новогвинейский пиджин Новая Гвинея Fore Responses Борнео
Хэппи (В) 97 H 97 H 87 H 99 H 82 H 92 H
Страх (Ж) 88 F 77 F 71 F

26 Вс

46 F

31 А

54 F

25 А

40 F

33 Вс

Отвращение-презрение (D) 82 D 86 D 82 D 29 D

23 А

44 D

30 А

26 сб

23 ч

Гнев (A) 69 А

29 Д

82 А 63 А

14 Д

56 А

22 Факс

50 А

25 Факс

64 А
Сюрприз (Вс) 91 Вс 82 Вс 87 Вс 38 Вс

30 Факс

45 F

19 А

36 Вс

23 Факс

Печаль (Sa) 73 Сб 82 Сб 74 Сб 55 Сб

23 А

56 А 52 Сб

Воспроизведено по книге П.Экман, Э.Р.Э.Р. Соренсон и В.В. Friesen, 1969, Science, 164 (3875) , стр. 87 , (https: // doi: 10.1126 / science.164.3875.86). Примечание об авторских правах. Для племени форе одни слова были на языке пиджин, другие — на языке форе.

В более позднем исследовании (Ekman & Friesen, 1971) участникам племени форе (взрослым и детям) рассказали историю (см. Таблицу 4), а затем показали группу из трех лиц. Затем участников попросили выбрать лицо, соответствующее эмоции, описанной в рассказе.В Таблице 4 и Таблице 5 показаны результаты взрослых и детей, соответственно. Большинство взрослых участников выбрали правильные фотографии для всех шести эмоций. Тем не менее, участники испытывали некоторые трудности с распознаванием страха среди лиц, показывающих удивление и счастье, а также удивление и печаль. Казалось, что у детей дела обстоят лучше, чем у взрослых! Экман и Фризен (1971) изменили методологию предыдущих исследований, потому что было возможно, что изолированные племена могли распознавать выражения лиц кавказцев из-за воздействия средств массовой информации и фильмов из западного мира.Таким образом, эти результаты подтверждают основную теорию эмоций. Кроме того, подавляющая скорость распознавания, демонстрируемая детьми, еще раз подтверждает эволюционную теорию, которая предполагает, что эмоции являются биологической адаптацией и, следовательно, должны выражаться у маленьких детей.

Таблица 4

Истории эмоций Экмана и Фризена (1971)

Правильное выражение лица Эмоциональная история
Счастье Пришли его (ее) друзья, и он (она) счастлив.
Печаль Его (ее) ребенок (мать) умер, и ему (ей) очень грустно.
Гнев Он (она) зол; или он (она) сердится, собирается драться.
Сюрприз Он (она) сейчас смотрит на что-то новое и неожиданное.
Отвращение Он (она) смотрит на то, что ему (ей) не нравится; или Он (она) смотрит на что-то плохо пахнущее.
Страх Он (она) сидит в своем (ее) доме совсем один, а в деревне больше никого нет.В доме нет ни ножа, ни топора, ни лука и стрел. В дверях дома стоит большая свинья, а мужчина (женщины) смотрит на свинью и очень ее боится. Свинья уже несколько минут стоит в дверном проеме, и человек смотрит на нее очень испуганно, и свинья не отодвигается от двери, и он (она) боится, что свинья его укусит.

Адаптировано из книги П. Экмана, E.R. и W.V. «Константы различных культур на лицах и эмоциях». Friesen, 1971, Journal of Personality and Social Psychology , 17 (2), p.126 , (https://doi.org/10.1037/h0030377). Авторское право 2016 г. Американской психологической ассоциации.

В перечисленных ниже таблицах присутствует эмоция, описанная в рассказе, приведенном над ними.

Таблица 5

Результаты для взрослых участников (Ekman & Friesen, 1971)

История счастья

Эмоции на трех фотографиях Номера% Выбор правильного лица
Счастье, удивление, отвращение 62 90%
Счастье, Сюрприз, печаль 57 93%
Счастье, Страх, гнев 63 86%
Счастье, отвращение, гнев 36 100%

История гнева

Эмоции на трех фотографиях Номера% Выбор правильного лица
Гнев, Печаль, удивление 66 82%
Гнев, отвращение, удивление 31 87%
Гнев, Страх, печаль 31 87%

Печальная история

Эмоции на трех фотографиях Номера% Выбор правильного лица
Гнев, страх 64 81%
Гнев, удивление 26 81%
Гнев, счастье 31 87%
Гнев, отвращение 35 69%
Отвращение, удивление 35 77%

Отвращение (история запаха)

Эмоции на трех фотографиях Номера% Выбор правильного лица
Отвращение, печаль, удивление 65 77%

Disgust (Отвращение)

Эмоция На трех фотографиях Номера% Выбор правильного лица
Отвращение, печаль, удивление 36 89%

Сюрприз

Эмоция На трех фотографиях Номера% Выбор правильного лица
Сюрприз, страх, отвращение 31 71%
Сюрприз, счастье, гнев 31 65%


История страха

Эмоции на двух неверных фотографиях Номера% Выбор правильного лица
Страх, гнев, отвращение 92 64%
Страх, Печаль, отвращение 31 87%
Страх, Гнев, счастье 35 86%
Страх, отвращение, счастье 26 85%
Страх, сюрприз, счастье 65 48%
Страх, сюрприз, отвращение 31 52%
Страх, сюрприз, печаль 57 28%

Таблица 6

Результаты для детей-участников (Ekman & Friesen, 1971)

История счастья

Эмоции на двух фотографиях Номера% Выбор правильного лица
Счастье, Сюрприз 116 87%
Счастье, Печаль 23 96%
Счастье, Гнев 25 100%
Счастье, Отвращение 25 88%

История гнева

Эмоции на двух фотографиях Номера% Выбор правильного лица
Гнев, Печаль 69 90%

Печальная история

Эмоция На двух фотографиях Номера% Выбор правильного лица
Печаль, Гнев 60 85%
Печаль, Сюрприз 33 76%
Печаль, Отвращение 27 89%
Печаль, Страх 25 76%

Отвращение (история запаха)

Эмоция На двух фотографиях Номера% Выбор правильного лица
Отвращение, Печаль 19 95%

Отвращение (история неприязни)

Эмоция На двух фотографиях Номера% Выбор правильного лица
Отвращение, Печаль 27 78%

Сюрприз

Эмоция На двух фотографиях Номера% Выбор правильного лица
Сюрприз, счастье 14 100%
Сюрприз, Отвращение 14 100%
Сюрприз, страх 19 95%


История страха

Эмоция На двух фотографиях Номера% Выбор правильного лица
Страх, Печаль 25 92%
Страх, Гнев 25 88%
Страх, отвращение 14 100%

Воспроизведено из книги П.Экман, Э.Р. и В.В. Friesen, 1971, Journal of Personality and Social Psychology , 17 (2), p. 127 , (https://doi.org/10.1037/h0030377). Авторское право 2016 г. Американской психологической ассоциации.

В третьей попытке повторить свои основные открытия в области эмоций Экман и его коллеги (1987) набрали участников из 10 культур: Эстонии, Германии, Греции, Гонконга, Италии, Японии, Шотландии, Мингангкабу на Суматре, Турции и США. Как и в предыдущих исследованиях, участникам было предложено сопоставить слова-эмоции на их языке с выражением лица.В этом исследовании выражения лица представляли собой фотографии поставленных выражений, спонтанных выражений и моделей, сокращающих определенные черты лица (как в гипотезе лицевой обратной связи). Шесть эмоций были: гнев, отвращение, страх, счастье, печаль и удивление. Семь словесных ярлыков эмоций были шестью вышеупомянутыми эмоциями и презрением.

Участники рассматривали каждую из 6 эмоций в трех различных выражениях. На всех фотографиях были мужчины и женщины европеоидной расы в возрасте от 30 до 40 лет. Участники выполнили два отдельных задания.В задании по оценке одной эмоции участники просматривали каждую фотографию в течение 10 секунд и проверяли ТОЛЬКО ОДНО из семи слов эмоции, которые представляли выражение лица. В задании по оценке нескольких эмоций участникам снова показывали каждую фотографию в течение 30 секунд. При просмотре каждой фотографии участники указали, насколько сильно каждая из семи эмоциональных меток присутствовала в выражении лица по 8-балльной шкале (1 = слабая; 4 = умеренная; 8 = сильная). Таблица 7 показывает результаты эмоций, основанных на единственном суждении.Для всех стран, даже для изолированного Минангкабау, большинство участников выбрали правильный ярлык эмоции. Для задачи суждения с множественными эмоциями участники из всех культур дали наиболее интенсивную оценку эмоций, предсказанных в таблице 7. Например, в задаче с одним суждением, если участники проверяли уровень счастья на фотографии A, в задаче с несколькими суждениями для на той же фотографии А они оценили счастье как наиболее ярко выраженное из всех семи ярлыков эмоций.

Стол 7

Задача с односторонним суждением: процент правильных ярлыков для шести эмоций, отображаемых на фотографиях (Ekman et al., 1987)

Страна Счастье Сюрприз Печаль Страх Отвращение Гнев
Эстония 90 94 86 91 71 67
Германия 93 87 83 86 61 71
Греция 93 91 80 74 77 77
Гонконг 92 91 91 84 65 73
Италия 97 92 81 82 89 72
Япония 90 94 87 65 60 67
Шотландия 98 88 86 86 79 84
Суматра 69 78 91 70 70 70
Турция 87 90 76 76 74 79
США 95 92 92 84 86 81

Адаптировано из книги П.Экман, В.В. Friesen, M. O’Sullivan, A. Chan, I. Diacoyanni-Tarlatzis, K. Heider, R. Krause, W.A. LeCompte, T. Pitcairn, P.E. Риччи-Битти, К. Шерер, М. Томита и А. Цаварас, 1987, Журнал личности и социальной психологии , 53 (4), стр. 714 (https: // doi: 10.1037 / 0022-3514.53.4.71). Авторское право 2016 г. Американской психологической ассоциации.

Вот хронология работы доктора Экмана.

Люди указали, что, хотя эта методология воспроизводится в разных культурах, существуют и другие ограничения.Например, распознавать эмоции на неподвижных фотографиях намного проще, чем определять эмоции в реальной жизни, где невербальное и вербальное поведение быстро меняется. Вторая проблема заключается в том, что участники могут использовать процесс исключения, чтобы повысить шансы определения правильного ответа. Например, выполняя это задание в классе, многие ученики заявляют, что сначала они определяют отвращение, а потом — презрение.

Система кодирования действий лица (FACS) Экмана и Фризена (1978)

Экман и Фризен (1978) разработали для исследователей и криминологов метод определения эмоций по изменению выражения лица.В этом методе наблюдатели ищут изменения в микровыражениях людей, которые можно разбить на единицы действия. Микровыражения — это изменения мимики, которые длятся от 1/15 до 1/25 секунды. Микровыражения неосознаваемы, и человек не может их контролировать по собственному желанию. Экман считает, что микровыражения передают наши истинные эмоции, но эти микровыражения могут быть быстро замаскированы макровыражением. Макровыражение — это изменение мимики, которое длится от ½ секунды до 5 секунд.Макроэкспрессии, как правило, соответствуют словам и тону голоса, но не обязательно соответствуют нашим истинным эмоциям.

Чтобы увидеть анимированные примеры макровыражений и микровыражений, прокрутите страницу вниз до конца.

При использовании FACS для определения эмоционального опыта человека наблюдатель ищет изменения единиц действия в микровыражении. Каждая единица действия отображается на определенную лицевую мышцу. Каждая идентифицируемая эмоция представляет собой комбинацию нескольких единиц действия.

Этот веб-сайт содержит анимированные примеры изменения единиц действия.Прокрутите до самого низа этого веб-сайта, чтобы увидеть, как единицы действия объединяются для классификации эмоций. Например, эмоция «радость» представляет собой комбинацию двух единиц действия — 6 (приподнятие щеки для губ) и 12 (средство для снятия уголков губ). Отвращение к эмоциям включает 3 изменения единиц действия — AU9 + AU15 + AU16. Помните, что основная теория эмоций утверждает, что изменения должны быть уникальными для каждой эмоции. Итак, каждая эмоция должна иметь уникальную комбинацию изменений единиц действия!

Люди выражают четыре основных эмоции, а не шесть — ScienceDaily

Человеческие существа — эмоциональные существа, состояние души которых обычно можно наблюдать по выражению их лица.

Распространенное мнение, впервые предложенное доктором Полом Экманом, утверждает, что существует шесть основных эмоций, которые повсеместно распознаются и легко интерпретируются с помощью определенных выражений лица, независимо от языка или культуры. Это: счастье, печаль, страх, гнев, удивление и отвращение.

Новое исследование, опубликованное в журнале Current Biology учеными из Университета Глазго, поставило под сомнение эту точку зрения и предположило, что существует только четыре основных эмоции.

Их заключение было сделано путем изучения ряда различных мышц лица — или единиц действия, как их называют исследователи, — участвующих в передаче сигналов различных эмоций, а также временного интервала, в течение которого каждая мышца была активирована.

Это первое подобное исследование, в котором объективно исследуется «временная динамика» выражений лица, что стало возможным благодаря использованию уникальной платформы Generative Face Grammar, разработанной в Университете Глазго.

Команда из Института нейробиологии и психологии утверждает, что, хотя сигналы выражения лица счастья и печали четко различаются во времени, страх и удивление имеют общий сигнал — широко открытые глаза — на ранних этапах сигнальной динамики.

Точно так же гнев и отвращение разделяют морщинистый нос. Именно эти ранние сигналы могут представлять собой более основные сигналы опасности. Позже в сигнальной динамике выражения лица передают сигналы, которые различают все шесть «классических» выражений эмоций на лице.

Ведущий исследователь доктор Рэйчел Джек сказала: «Наши результаты согласуются с эволюционными предсказаниями, в которых сигналы создаются как биологическим, так и социальным эволюционным давлением для оптимизации их функций.

«Во-первых, ранние сигналы об опасности предоставляют наилучшие преимущества другим, позволяя максимально быстро убежать. Во-вторых, физиологические преимущества для выразителя — морщинистый нос предотвращает вдыхание потенциально вредных частиц, в то время как расширенные глаза увеличивают потребление визуальной информации, полезной для побега — — усиливаются при ранних движениях лица.

«Наше исследование показывает, что не все лицевые мышцы появляются одновременно во время мимики, а развиваются с течением времени, поддерживая иерархическую биологически базовую и социально-специфическую информацию с течением времени.«

При компиляции своего исследования команда использовала специальные методы и программное обеспечение, разработанные в Университете Глазго для синтеза всех выражений лица.

Генеративная грамматика лица, разработанная профессором Филиппом Шинсом, доктором Оливером Гарродом и доктором Хуи Ю, использует камеры для захвата трехмерного изображения лиц людей, специально обученных, чтобы иметь возможность независимо активировать все 42 отдельные лицевые мышцы.

Затем компьютер может генерировать определенные или случайные выражения лица на трехмерной модели на основе активации различных единиц действий или групп единиц для имитации всех выражений лица.

Попросив добровольцев понаблюдать за реалистичной моделью, когда она проявляет различные выражения — тем самым обеспечивая истинный четырехмерный опыт — и указав, какая эмоция выражалась, исследователи могут увидеть, какие конкретные единицы действия ассоциируются у наблюдателей с конкретными эмоциями.

Именно с помощью этого метода они обнаружили, что сигналы страха / удивления и гнева / отвращения были перепутаны на ранней стадии передачи и стали более ясными только позже, когда были активированы другие единицы действия.

Доктор Джек сказал: «Наше исследование ставит под сомнение представление о том, что человеческое эмоциональное общение включает шесть основных, психологически несводимых категорий. Вместо этого мы предлагаем четыре основных выражения эмоций.

«Мы показываем, что« базовые »сигналы выражения лица перцептивно сегментируются во времени и следуют эволюционирующей иерархии сигналов с течением времени — от базовых сигналов с биологическими корнями до более сложных социально-специфических сигналов.

«Со временем, по мере того как люди мигрировали по земному шару, социально-экологическое разнообразие, вероятно, привело к дальнейшему развитию когда-то распространенных выражений лица, изменяя количество, разнообразие и форму сигналов в разных культурах.«

Исследователи намерены развивать свое исследование, изучая выражения лиц в разных культурах, включая население Восточной Азии, которое, как они уже выяснили, по-разному интерпретируют некоторые из шести классических эмоций, уделяя больше внимания глазным сигналам, чем движениям рта, по сравнению с западными людьми.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *