Что делать если я социопат: «Что делать, если ты конченый социопат?» – Яндекс.Кью

Содержание

Я живу с диссоциальным расстройством личности — The Village Казахстан

Про диагноз узнала случайно. Пару лет назад я ссорились с мамой и внезапно впала в странное состояние: начала задыхаться, царапать себя. Вызвали скорую, госпитализировать не стали, на следующий день я сама пошла к психиатру.

Специалист выявил несколько психических заболеваний, для этого я ходила на множество обследований. Диагностировали и дисфорию, и депрессию, и другие расстройства, но после нескольких сеансов психиатр поставила один диагноз — диссоциальное расстройство личности.

Оказывается, ДРЛ называют и психопатией, и социопатией, но это уже устаревшие названия. У человека с этим расстройством нет устоявшихся паттернов поведения в обществе, часто отсутствует совесть, понимание законов, системы и распорядка. Мне сказали, возможная причина — мутация мозга, но точно сказать не может никто. 

В обществе много стереотипов о социопатах, поэтому мне тоже было сложно принять этот диагноз: как так, разве это про меня? Но чем чаще ходила на приемы, узнавала о расстройстве, тем легче становилось. Начала понимать, почему так сложно было строить отношения с родными и друзьями, из-за чего меня называли манипулятором.

Врач объяснила, что причины деструктивного поведения — в травмах. Я выросла в дисфункциональной семье: мать-тиран, которая хоть и любит меня, но порядок любит больше. Отсутствующий и равнодушный отец. Брат, у которого тоже развилось агрессивное поведение. А еще в детстве я столкнулась с сексуальным насилием и домогательствами. Моя психика выстроила такое поведение, потому что нужно было выживать. А чтобы сделать это, пришлось пренебрегать чувствами других или использовать их ради своего блага.

Сейчас через боль и слезы на терапии я учусь прощать семью и себя, понимать поступки родных. Все-таки если бы не они, я могла попасть в тюрьму или ввязаться в нехорошие истории. Наконец поняла, что родные все-таки всегда как-то по-своему заботились обо мне. 

Как общаться с социопатом — Лайфхакер

Кто такой социопат

Социопат — это человек, страдающий диссоциальным расстройством личности. Таким людям не хватает эмпатии, способности понимать переживания других и эмоционально реагировать на события. Поэтому социопат не воспринимает общественные нормы и правила, постоянно их нарушает и не считается с чужими чувствами.

Из-за высокого интеллекта и наплевательского отношения к правилам из социопатов получаются лучшие преступники. И хотя большинство не занимается ничем противозаконным, социопаты — потенциальные манипуляторы, готовые использовать людей ради своих целей.

Лайфхакер уже подробно рассказывал, как раскусить социопата. Нужно насторожиться, если человек:

  • в начале общения был обаятельным, но постепенно начинает диктовать вам свою волю;
  • много и часто врёт, без проблем сочиняя истории на ходу;
  • живёт без друзей, семьи, не рассказывает о прошлом, но окружён почитателями;
  • склонен к внезапным вспышкам гнева и агрессии;
  • пытается изолировать вас от общества;
  • самовлюблён до мании величия;
  • любит манипулировать другими людьми для достижения своих целей;
  • умеет сохранять ледяное спокойствие в стрессовых ситуациях.

Как с ним правильно общаться

Лучше, конечно, совсем не общаться. Если вы поняли, что перед вами социопат, который собирается с вашей помощью добиться желаемого, то лучше вовремя отказаться от общения, чем потом страдать.

Легко сказать, но трудно сделать, особенно на работе, в дружеском кругу или в семье.

Оцените риск

Если вы внушаемый человек, легко поддаётесь чужому влиянию или вам не хватает уверенности, постарайтесь свести общение к минимуму. Чем больше у вас уязвимых мест, тем проще вами управлять. Именно такие люди оказываются жертвами манипуляций.

Это не значит, что социопата нужно демонстративно избегать. Просто постарайтесь вести поменьше общих дел.

Думайте о себе

Социопаты в качестве жертв выбирают несамостоятельных людей, которые склонны подчиняться инструкциям. Лучший способ защиты от социопата — уверенность и независимость, своя позиция и способность соображать. Чем более самостоятелен человек, тем труднее его контролировать, поэтому социопаты таких не любят.

Чтобы понять, кто вы и к чему стремитесь, могут потребоваться годы. Учитесь новому, общайтесь с разными людьми и слушайте чужую точку зрения, но не принимайте её сразу. Это поможет выработать самостоятельность мышления.

Учитесь уверенности в себе. Это сложно, но необходимо.

Не поддавайтесь на провокации

То есть не кормите тролля. Если вы не ведётесь на манипуляции, то и управлять вами неинтересно — социопат быстро заскучает. Сохраняйте спокойствие в общении, не идите на конфликт.

Не говорите человеку, что он социопат

Так вы его либо разозлите, либо раззадорите. И вполне может быть, что социопат своего поведения не осознаёт. Вообще не показывайте, что раскусили его. Сохраняйте вежливое общение.

Не поддавайтесь его обаянию

Социопат умеет очаровывать и умеет выгодно подать себя. Но это не повод забывать о том, кто перед вами. Помните, что за потоком комплиментов кроется какой-то подвох.

Серьёзно, не поддавайтесь. Социопат умеет травить байки, чтобы вызывать симпатию и сочувствие, умеет доказывать свою важность. Это для него нормально, но если вы поверите и поведётесь, то рискуете стать в будущем жертвой манипуляций. Да, это не очень хорошо, всё-таки человек не виноват в социопатии и ментальном расстройстве. Но вам-то от этого легче не будет, верно?

Заканчивайте трудные отношения

Если вы распознали манипулятора в своём партнёре и его поведение отравляет вам жизнь, постарайтесь как можно быстрее закончить отношения. Чем дольше вы тянете, тем сложнее освободиться от социопата. Хотя чувства могут быть сильны, отношения с социопатом часто отравляют жизнь. Присмотритесь: может, это как раз ваш случай.

Только не путайте социопатию и безразличие.

Хочется повесить ярлык на того, кто сделал вам больно или повёл себя эгоистично? Возможно, у такого поведения есть причины, человек совершил ошибку и раскаивается. Социопат не ошибся, не переживает и сделает это снова — когда ему это потребуется.

Самостоятельно завершить отношения с социопатом нелегко, если вы уже попали под его влияние. Заручитесь поддержкой друзей, родных. Приготовьтесь к тому, что социопат не воспринимает отказы и будет готов на безрассудные поступки ради вашего внимания.

Предупредите других

Не стоит на каждом углу кричать, что вы вычислили социопата, но общих родных и друзей иногда стоит предупредить, особенно если вы видите, что кто-то попал под влияние манипулятора. Помогите жертве разобраться в ситуации. Конечно, вам не надо отгонять социопата с ружьём, но и совсем пускать ситуацию на самотёк не стоит.

Не бойтесь

После всего, что написано и сказано о социопатах, трудно не удариться в паранойю и не начать подозревать всех вокруг. Но не надо записывать в эту категорию людей с мерзким характером. И не надо думать, что каждый социопат вас использует и уничтожит.

Как уже было сказано, у социопата высокий интеллект, поэтому многие понимают, что их реакции и поведение необычны. И далеко не все переходят на тёмную сторону: многие даже спрашивают, как быть, если обнаружил в себе признаки диссоциального расстройства.

С социопатом можно общаться, работать и жить, особенно если самооценка в норме.

И не пытайтесь никого переделать. Перевоспитать взрослого человека нереально.

Думайте своей головой, поступайте так, как считаете нужным, тогда вы вряд ли станете жертвой. Ваша уверенность и знания помогут социопату воспринимать вас как равного, а не как средство для достижения цели.

Читайте также 🧐

«Я — социопат» Стоит ли бояться Декстера, Шерлока Холмса и доктора Хауса: Книги: Культура: Lenta.ru

«Я высокоактивный социопат! Пора уже выучить термины», — сообщает обаятельный Бенедикт Камбербэтч-Холмс Мартину Фримену-Ватсону в известной экранизации. И он не один такой. Благородный маньяк Декстер и циничный гений доктор Хаус, «менталист» Патрик Джейн и детектив Сага Норен из «Моста» — симпатичные, но специфичные. Они социопаты. И это не плохо — убеждает читателя некая М. Томас. Ей 30 лет, она дипломированный юрист и у нее диссоциальное расстройство личности (то есть социопатия). В своей книге «Исповедь социопата» она рассказывает, что таких людей в мире больше, чем может показаться. Многие из них богаты, знамениты и занимают высокие посты. «Исповедь социопата» выйдет в начале августа в издательстве «Азбука». «Лента.ру» публикует отрывок из книги.

Если бы моя жизнь была телевизионным шоу, начать его следовало бы так. Теплый летний день где-то на юге Штатов. На поверхности бассейна сверкающая в лучах солнца рябь. С тихим шорохом открывается раздвижная дверь дома. На крыльцо выходит молодая женщина во вьетнамках и черном спортивном купальнике. Темные волосы распущены по мускулистым плечам профессиональной пловчихи. Кожа покрыта темно-золотистым загаром — героиня шоу летом подрабатывает спасателем на местном муниципальном пляже. Женщину нельзя назвать ни красивой, ни безобразной; в ней нет ничего выдающегося, бросающегося в глаза. Выглядит она как обычная спортсменка; в ее движениях сквозит мальчишеская неуклюжесть. Похоже, женщина совершенно равнодушна к своему телу, ее не волнует, красиво оно или безобразно. Быть полуголой она давно привыкла, как большинство спортсменов.

Сегодня она ждет ученика на урок плавания. Она небрежно бросает на пляжный стул полотенце, стряхивает с ног вьетнамки, словно они никогда больше ей не понадобятся, и только после этого замечает, что в бассейне что-то движется.

Это что-то очень маленькое, и женщина понимает, чтó это, только подойдя к краю бассейна. В воде отчаянно барахтается детеныш опоссума едва ли недели от роду. Крошечные розовые лапки бьют по воде. Зверек изо всех сил старается держать над поверхностью микроскопический розовый носик. Должно быть, бедняжка упал в бассейн ночью. Опоссум еще слишком мал и не может выпрыгнуть на край бассейна. Тельце детеныша дрожит от усталости. Глазки подернуты пеленой неимоверного утомления. Еще немного, и зверек сдастся и пойдет ко дну.

Быстрым движением женщина снова надевает вьетнамки и на мгновение задумывается. Потом решительно берет сачок и направляется к бассейну. Камера крупным планом показывает, как сачок опускается вниз и накрывает маленького опоссума, придавив ему задние лапки. Быстрым, почти неуловимым движением женщина тянет зверька под воду. Над водой остается только его голова. Животное неистово бьется, издавая жалобные, плачущие звуки. Новая опасность придает ему сил, оно вырывается из-под сачка, выныривает на поверхность, успевает глотнуть живительного воздуха, но сачок снова неумолимо тянет его ко дну. Однако круг сачка погружен в воду не полностью, и зверек вырывается из западни.

Женщина вздыхает и поднимает сачок. На долю секунды детеныш опоссума чувствует облегчение, но затем снова принимается отчаянно молотить по воде крошечными лапками. Женщина бросает сачок на землю, берет со стула полотенце и идет в дом. Берет телефонную трубку, звонит ученику и отменяет занятие, сославшись на неполадки с бассейном. Достав из ящика стола ключи, выходит из дома и бежит к мощной машине, которую водит с 16 лет. Восьмицилиндровый двигатель, чихнув, с ревом оживает. Женщина включает заднюю передачу и, не очень заботясь о стоящих рядом автомобилях, уезжает, — ей неожиданно выпал выходной день, надо провести его с толком.

Кадр: сериал «Настоящий детектив»

В сумерках женщина возвращается, подходит к бассейну и видит на дне маленькую темную тень. Взяв в руки тот же сачок, она ловко поддевает мертвое тельце и перебрасывает его через забор, на участок соседа. Бросив в бассейн таблетку антисептика, уходит в дом. Камера показывает невозмутимую гладь воды в бассейне. Ряби больше нет. Затемнение.

Я — социопат. В результате хитросплетения особенностей генетики и воспитания я страдаю «диссоциальным расстройством личности» (в просторечии «социопатией»), которое в Руководстве по диагностике и статистике психиатрических расстройств описывается как «устойчивое поведение, характеризующееся пренебрежением к правам других людей и нарушением этих прав». Ключевые симптомы, позволяющие установить диагноз, — неспособность к раскаянию и соблюдению социальных норм в совокупности со склонностью к обману. Я сама предпочитаю определять социопатию как сумму черт, сформировавших мою личность, но не определяющую меня целиком. Я свободна от запутанных и иррациональных эмоций, умею строить стратегические планы, умна, уверена в себе и очаровательна. При этом я стараюсь заметить, когда другие люди испытывают эмоции или сконфужены, и отреагировать так, как принято в обществе.

Термины психопатия и социопатия имеют одинаковое клиническое происхождение и часто употребляются как синонимы, хотя некоторые специалисты различают их на основании генетических факторов, отношения к агрессии и других проявлений. Я предпочитаю называть себя социопатом, так как корень «психо» вызывает негативные ассоциации. Я действительно страдаю определенным психическим расстройством, но я отнюдь не сумасшедшая.

Генетические факторы я могу проследить до биологического деда, который был, как рассказывают, исключительно холодным и черствым человеком. Его покрытое шрамами лицо красноречиво свидетельствовало об импульсивности, склонности к риску и насилию. Ученый, конструктор ракет, он всю жизнь воображал себя ковбоем. Все унаследованные им сбережения он вбухал в ранчо, которое довел до полного развала, а затем продал, чтобы уплатить налоги. Он не хотел жениться на бабушке, но она забеременела; он был вынужден вступить в брак, но сбежал через несколько месяцев после рождения отца. Дед добровольно отказался от родительских прав и никогда в жизни не встречался с родным сыном. Я ничего не знаю о родителях деда, но мне думается, что яблоко от яблоньки недалеко падает.

Кадр: фильм «Сияние»

Воспитание способствовало развитию патологических черт и у меня, хотя не совсем так, как показывают в документальных фильмах о социопатах. В детстве со мной очень хорошо обращались. Я не стала убийцей или уголовницей. Я ни разу не сидела в тюрьме, предпочитая камере увитую плющом беседку. Я дипломированный юрист и преподаватель права, типичный молодой ученый, регулярно печатающий статьи в специальных журналах. Я жертвую на благотворительность десять процентов доходов и бесплатно преподаю в воскресной школе. У меня прекрасные отношения с родственниками и друзьями, я очень люблю их, а они меня.

Вы не узнали себя в этом описании? Может быть, вы тоже социопат? Недавние исследования показали: социопаты составляют от 1 до 4 процентов населения. Получается, что таков каждый 25-й из нас. Оказывается, социопатов больше, чем людей, страдающих анорексией или аутизмом. Вы не серийный убийца? Никогда не сидели в тюрьме? Не обольщайтесь — то же самое касается подавляющего большинства из нас. Возможно, вы удивитесь, узнав: то, что вы не преступник, отнюдь не избавляет вас от диагноза «диссоциальное расстройство личности». Лишь 20 процентов из сидящих в тюрьмах мужчин и женщин — социопаты, хотя, вероятно, именно мы ответственны за половину серьезных преступлений. Кроме того, социопаты в большинстве своем не сидят в тюрьмах. Огромное (и молчаливое) большинство их живет на свободе, тихо и незаметно; они работают, женятся, выходят замуж, рожают детей и добиваются значительных успехов в обществе, которое считает их чудовищами.

Так кто же такие социопаты? Имя нам легион, и мы очень разнообразны. По крайней мере, один похож на меня. Может, другой — на вас?

У вас множество друзей, в вас влюбляются, вами восхищаются? Это ничего не значит. Напротив, несмотря на дурную репутацию, мы, социопаты, отличаемся неотразимым, хотя и поверхностным обаянием. В нашем мире, населенном главным образом угрюмыми, заурядными ничтожествами, кусающими друг друга как крысы и суетливо рвущимися к кормушкам, мы очень выгодно выделяемся, и люди стремятся к нам, как мотыльки на огонь свечи.

Если бы нам довелось встретиться, я бы вам понравилась. Я совершенно в этом уверена, так как знакома с достаточным количеством людей, подпадающих под мои чары. Моя улыбка — словно у звезды телешоу: я улыбаюсь, демонстрируя (большая редкость!) сияющие зубы, и притягиваю, а не отталкиваю внимание. Я та девушка, которую вы с радостью привели бы на свадьбу своей бывшей жены. Радость, приятное возбуждение от великолепного сопровождения — жена вашего босса была бы в восторге от столь милого создания. Ваши родители были бы очень рады, увидев в своем доме такую умную и успешную девушку, как я.

Вы очень высокого мнения о самом себе? Я, например, высоко себя ценю. Эго социопатов — это давно известно — всегда в теле, как женщины на полотнах Рубенса. Я просто излучаю уверенность в себе, и ее уровень не соответствует моему состоянию и общественному положению. Я не отличаюсь высоким ростом, но у меня широкие плечи и квадратный подбородок. Друзья часто отмечают мою твердость и самоуверенность. Однако я одинаково хорошо чувствую себя и в летнем платье, и в ковбойских сапогах.

Кадр: сериал «Доктор Хаус»

Возможно, самый заметный признак моей уверенности в себе — способность выдерживать чужой взгляд. Некоторые считают, что у меня «взгляд хищника»; думается, он свойственен большинству социопатов. Умение не отводить глаза многим представляется признаком враждебности. Например, посетителям зоопарка не советуют смотреть в глаза гориллам, так как для них такой взгляд — сигнал к атаке. Видимо, так же думает и большинство людей, ибо в противном случае состязание взглядов не было бы столь вызывающе трудным. Мы, социопаты, не таковы. Нас нисколько не смущает чужой взгляд. То, что мы не склонны вежливо отводить глаза в сторону, воспринимается как признак самоуверенности, агрессии, соблазна или хищничества. Некоторых эта наша способность выводит из равновесия; но часто она же воспринимается и как признак страстной влюбленности.

Не приходилось ли вам убеждаться, что ваше очарование и уверенность в себе заставляют людей делать для вас то, чего они никогда не сделали бы для другого, менее уверенного в себе человека? Некоторые называют это манипулированием, я же считаю, что обладаю умением распорядиться тем, что дал мне Бог. Само слово манипуляция кажется мне отвратительным. Люди употребляют его, чтобы избежать ответственности за свой собственный выбор. Если человек не жалеет о своем решении, не означает ли это, что никто им не манипулировал?

Множество людей считают, что манипуляция — та область, где черты социопата выглядят наиболее отталкивающими, но я не понимаю почему. Это не манипуляция, а всего лишь равноценный обмен. Люди всегда чего-нибудь хотят — доставить вам удовольствие, быть нужными и востребованными, считаться хорошими, и манипуляция — быстрый, пусть и грязный, способ дать им то, чего они хотят. Можно, конечно, считать, что их соблазняют. Один мой друг-социопат приводит следующий пример. Допустим, кто-то хочет продать машину за пять тысяч долларов, а другой хочет купить такую же машину за десять тысяч. Мне известно, что эти два человека незнакомы. Я покупаю машину за пять тысяч, продаю ее за десять и навариваю пять штук баксов. На Уолл-стрит и в других подобных местах это называется покупкой и продажей ценных бумаг, этим занимаются изо дня в день, и никто не считает это предосудительным. Все получили что хотели, и все будут счастливы, если не узнают больше того, что необходимо. Я воспользовалась чужой неосведомленностью, к удовольствию продавца и покупателя и к своей выгоде.

В самом деле, я считаю, что люди, имеющие дело с социопатами, часто получают больше, чем при общении с «нормальными» людьми. Социопаты — та смазка, благодаря которой вращаются шестеренки мира. Мы исполняем мечты или хотя бы делаем вид, что исполняем. Иногда только мы во всем мире проявляем величайшее внимание к нуждам и потребностям других, при этом умело маскируя истинные причины своего внимания. Мы внимательно присматриваемся к намеченной жертве и стараемся стать воплощением того, в чем она нуждается, — хорошим работником, боссом или любовницей. Отнюдь не всегда наша маска скрывает злые умыслы или темные намерения. Наша жертва, как правило, превосходно себя чувствует в процессе обмена, и обычно все проходит гладко и заканчивается к обоюдному удовлетворению. Конечно, любой наш поступок имеет свою цену: мы никогда ничего не делаем бесплатно, мы всегда хотим что-то получить взамен — деньги, власть или просто удовольствие от чужого восхищения, но это не значит, что наши партнеры не получают ничего. Возможно, вам покажется, что это слишком дорого, но если вы заключаете сделку с дьяволом, значит, ни один ангел не предложил вам более выгодных условий.

Как у вас с моралью? Не находите ли вы, что значительно проще судить себя и других по стандарту «выживают самые приспособленные»? Люди порой упрекают нас, что мы не умеем сожалеть и раскаиваться, и полагают, что это плохо. Почему-то считается, будто способность испытывать чувство вины — неотъемлемый признак хорошего человека. Но мне думается, что в мире не существует универсальной и тем более «объективной» морали. Богословы и философы тысячи лет ломали копья в спорах, но так и не пришли к однозначному выводу, что это такое и каковы признаки и мера высокой нравственности. С моей точки зрения, трудно поверить в нечто столь эластичное и изменчивое, к тому же оправдывающее такие ужасы, как убийства по зову чести, «справедливые» войны и смертная казнь. Подобно большинству людей, я религиозна, и именно вера нравственно направляет мою жизнь, придает мне уверенности, помогает избегать тюрьмы и оставаться незаметной в толпе. Но суть морали всегда от меня ускользала и ускользает до сих пор.

У меня прагматичный взгляд. Я подчиняюсь требованиям морали, когда мне выгодно, а в иных случаях поступаю так, как нужно мне, не затрудняясь поиском самооправданий.
(…)
Приходилось ли вам, к ужасу окружающих, молниеносно принимать важные решения? Социопаты славятся спонтанностью поведения. Я, например, просто не знаю покоя; мне трудно надолго сосредоточиться на чем-то одном, я редко удерживаюсь на одной работе больше нескольких лет. Социопатам как воздух нужны внешние стимулы, без них мы начинаем скучать и поступаем необдуманно. Темная сторона нашей импульсивности состоит в том, что мы фиксируем внимание на чем-то одном, отвлекаясь от всего остального, и теряем способность прислушиваться к доводам разума. Но если большинство, поддаваясь моменту, теряет голову, я делаю то же с холодным сердцем.

Кадр: сериал «Декстер»

Я никогда никого не убивала, хотя часто хотелось, но тут я едва ли отличаюсь от остальных. Мне редко хотелось убить кого-то из близких; чаще такое желание возникало в отношении случайных людей, почему-либо вызвавших раздражение. Однажды, когда я была в Вашингтоне на конференции правоведов, рабочий в метро попытался пристыдить меня за то, что я попыталась войти на закрытый эскалатор. Он спросил меня по-английски с сильным иностранным акцентом: «Вы что, не видите желтый барьер?»

Я: Желтый барьер?

ОН: Да! Я только что поставил барьер, и, значит, проход на эскалатор закрыт!

Я смотрю на него без какого-либо выражения.

ОН: Это нарушение! Разве вы не знаете, что входить на закрытый эскалатор нельзя? Вы же нарушаете закон!

Я остаюсь бесстрастной.

ОН: (явно озадаченный отсутствием реакции с моей стороны): Ну хорошо, в следующий раз не нарушайте, ладно?

Нет, не ладно! Совершив нечто ужасное, люди часто потом объясняют, что «сорвались». Мне очень хорошо знакомо это ощущение. В тот раз я стояла, дожидаясь, когда волна ярости захлестнет часть мозга, ответственную за решения. Когда момент настал, я преисполнилась ледяного спокойствия и целеустремленности. Прищурив глаза и сжав зубы, я пошла за рабочим. В крови бушевал адреналин. Во рту пересохло, появился металлический привкус. Усилием воли я заставила себя внимательно следить за всем, что происходит вокруг, стараясь предугадать, как поведет себя толпа. До этого я не бывала в Вашингтоне и редко ездила в метро. Час пик еще не наступил. Я рассчитывала, что он в одиночку зайдет в какой-нибудь пустынный проход или незапертое помещение и там я застану его одного. Я была полностью сосредоточена на том, что сделаю потом. В воображении мои пальцы смыкались на его горле и жизнь постепенно покидала его. Вот проявление высшей справедливости, казалось мне.

Теперь и подумать об этом странно. Я вешу 60 килограммов, а в нем было не меньше 75. Как у всех музыкантов, у меня сильные руки, но настолько ли, чтобы задушить крупного мужчину? Легко ли лишить человека жизни? Когда однажды дошло до дела, я не смогла даже утопить детеныша опоссума. Я находилась под властью иллюзии собственной силы, но в конце концов ничего не произошло — рабочего я потеряла в толпе. Ярость улеглась так же быстро, как и возникла.

Я часто спрашиваю себя, что бы случилось, если бы я не упустила его из виду. Я уверена, что не смогла бы его убить, но почти наверняка знаю, что напала бы. Стал бы он сопротивляться? Получила бы я травму? Вмешалась бы в дело полиция? Смогла бы я что-нибудь сказать или сделать, чтобы выпутаться из неприятного положения? Я часто задумываюсь об этом и многих других подобных случаях и понимаю, что в один прекрасный день могу влипнуть в очень некрасивую историю. Как реагировать? Смогу ли я симулировать раскаяние? Или меня тотчас разоблачат?

Перевод с английского А. Анваера

Глава 1 Я социопат, как и вы. Исповедь социопата [Жить, не глядя в глаза]

Глава 1

Я социопат, как и вы

Если бы моя жизнь была телевизионным шоу, начать его следовало бы так. Теплый летний день где-то на юге Штатов. На поверхности бассейна сверкающая в лучах солнца рябь. С тихим шорохом открывается раздвижная дверь дома. На крыльцо выходит молодая женщина во вьетнамках и черном спортивном купальнике. Темные волосы распущены по мускулистым плечам профессиональной пловчихи. Кожа покрыта темно-золотистым загаром – героиня шоу летом подрабатывает спасателем на местном муниципальном пляже. Женщину нельзя назвать ни красивой, ни безобразной; в ней нет ничего выдающегося, бросающегося в глаза. Выглядит она как обычная спортсменка; в ее движениях сквозит мальчишеская неуклюжесть. Похоже, женщина совершенно равнодушна к своему телу, ее не волнует, красиво оно или безобразно. Быть полуголой она давно привыкла, как большинство спортсменов.

Сегодня она ждет ученика на урок плавания. Она небрежно бросает на пляжный стул полотенце, стряхивает с ног вьетнамки, словно они никогда больше ей не понадобятся, и только после этого замечает, что в бассейне что-то движется.

Это что-то очень маленькое, и женщина понимает, чт? это, только подойдя к краю бассейна. В воде отчаянно барахтается детеныш опоссума едва ли неделю от роду. Крошечные розовые лапки бьют по воде. Зверек изо всех сил старается держать над поверхностью микроскопический розовый носик. Должно быть, бедняжка упал в бассейн ночью. Опоссум еще слишком мал и не может выпрыгнуть на край бассейна. Тельце детеныша дрожит от усталости. Глазки подернуты пеленой неимоверного утомления. Еще немного, и зверек сдастся и пойдет ко дну.

Быстрым движением женщина снова надевает вьетнамки и на мгновение задумывается. Потом решительно берет сачок и направляется к бассейну. Камера крупным планом показывает, как сачок опускается вниз и накрывает маленького опоссума, придавив ему задние лапки. Быстрым, почти неуловимым движением женщина тянет зверька под воду. Над водой остается только его голова. Животное неистово бьется, издавая жалобные, плачущие звуки. Новая опасность придает ему сил, оно вырывается из-под сачка, выныривает на поверхность, успевает глотнуть живительного воздуха, но сачок снова неумолимо тянет его ко дну. Однако круг сачка погружен в воду не полностью, и зверек вырывается из западни.

Женщина вздыхает и поднимает сачок. На долю секунды детеныш опоссума чувствует облегчение, но затем снова принимается отчаянно молотить по воде крошечными лапками. Женщина бросает сачок на землю, берет со стула полотенце и идет в дом. Берет телефонную трубку, звонит ученику и отменяет занятие, сославшись на неполадки с бассейном. Достав из ящика стола ключи, выходит из дома и бежит к мощной машине, которую водит с 16 лет. Восьмицилиндровый двигатель, чихнув, с ревом оживает. Женщина включает заднюю передачу и, не очень заботясь о стоящих рядом автомобилях, уезжает – ей неожиданно выпал выходной день, надо провести его с толком.

В сумерках женщина возвращается, подходит к бассейну и видит на дне маленькую темную тень. Взяв в руки тот же сачок, она ловко поддевает мертвое тельце и перебрасывает его через забор, на участок соседа. Бросив в бассейн таблетку антисептика, уходит в дом. Камера показывает невозмутимую гладь воды в бассейне. Ряби больше нет. Затемнение.

Я – социопат. В результате хитросплетения особенностей генетики и воспитания я страдаю «диссоциальным расстройством личности» (в просторечии «социопатией»), которое в Руководстве по диагностике и статистике психиатрических расстройств описывается как «устойчивое поведение, характеризующееся пренебрежением к правам других людей и нарушением этих прав». Ключевые симптомы, позволяющие установить диагноз, – неспособность к раскаянию и соблюдению социальных норм в совокупности со склонностью к обману. Я сама предпочитаю определять социопатию как сумму черт, сформировавших мою личность, но не определяющую меня целиком. Я свободна от запутанных и иррациональных эмоций, умею строить стратегические планы, умна, уверена в себе и очаровательна. При этом я стараюсь заметить, когда другие люди испытывают эмоции или сконфужены, и отреагировать так, как принято в обществе.

Термины психопатия и социопатия имеют одинаковое клиническое происхождение и часто употребляются как синонимы, хотя некоторые специалисты различают их на основании генетических факторов, отношения к агрессии и других проявлений. Я предпочитаю называть себя социопатом, так как корень «психо» вызывает негативные ассоциации. Я действительно страдаю определенным психическим расстройством, но я отнюдь не сумасшедшая.

Генетические факторы я могу проследить до биологического деда, который был, как рассказывают, исключительно холодным и черствым человеком. Его покрытое шрамами лицо красноречиво свидетельствовало об импульсивности, склонности к риску и насилию. Ученый, конструктор ракет, он всю жизнь воображал себя ковбоем. Все унаследованные им сбережения он вбухал в ранчо, которое довел до полного развала, а затем продал, чтобы уплатить налоги. Он не хотел жениться на бабушке, но она забеременела; он был вынужден вступить в брак, но сбежал через несколько месяцев после рождения отца. Дед добровольно отказался от родительских прав и никогда в жизни не встречался с родным сыном. Я ничего не знаю о родителях деда, но мне думается, что яблоко от яблоньки недалеко падает.

Воспитание способствовало развитию патологических черт и у меня, хотя не совсем так, как показывают в документальных фильмах о социопатах. В детстве со мной очень хорошо обращались. Я не стала убийцей или уголовницей. Я ни разу не сидела в тюрьме, предпочитая камере увитую плющом беседку. Я дипломированный юрист и преподаватель права, типичный молодой ученый, регулярно печатающий статьи в специальных журналах. Я жертвую на благотворительность десять процентов доходов и бесплатно преподаю в воскресной школе. У меня прекрасные отношения с родственниками и друзьями, я очень люблю их, а они меня.

Вы не узнали себя в этом описании? Может быть, вы тоже социопат? Недавние исследования показали: в отдельных социальных группах социопаты составляют от 1 до 4 процентов. Получается, что есть такие места, где социопатом может оказаться каждый 25-й. То есть их может быть больше, чем людей, страдающих анорексией или аутизмом. Вы не серийный убийца? Никогда не сидели в тюрьме? Не обольщайтесь – то же самое касается подавляющего большинства из нас. Возможно, вы удивитесь, узнав: то, что вы не преступник, отнюдь не избавляет вас от диагноза «диссоциальное расстройство личности». Лишь 20 процентов из сидящих в тюрьмах мужчин и женщин – социопаты, хотя, вероятно, именно мы ответственны за половину серьезных преступлений. Кроме того, социопаты в большинстве своем не сидят в тюрьмах. Огромное (и молчаливое) большинство их живет на свободе, тихо и незаметно; они работают, женятся, выходят замуж, рожают детей и добиваются значительных успехов в обществе, которое считает их чудовищами.

Так кто же такие социопаты? Имя нам легион, и мы очень разнообразны. По крайней мере, один похож на меня. Может, другой – на вас?

У вас множество друзей, в вас влюбляются, вами восхищаются? Это ничего не значит. Напротив, несмотря на дурную репутацию, мы, социопаты, отличаемся неотразимым, хотя и поверхностным обаянием. В нашем мире, населенном главным образом угрюмыми, заурядными ничтожествами, кусающими друг друга как крысы и суетливо рвущимися к кормушкам, мы очень выгодно выделяемся, и люди стремятся к нам, как мотыльки на огонь свечи.

Если бы нам довелось встретиться, я бы вам понравилась. Я совершенно в этом уверена, так как знакома с достаточным количеством людей, подпадающих под мои чары. Моя улыбка – словно у звезды телешоу: я улыбаюсь, демонстрируя (большая редкость!) сияющие зубы, и притягиваю, а не отталкиваю внимание. Я та девушка, которую вы с радостью привели бы на свадьбу своей бывшей жены. Радость, приятное возбуждение от великолепного сопровождения – жена вашего босса была бы в восторге от столь милого создания. Ваши родители были бы очень рады, увидев в своем доме такую умную и успешную девушку, как я.

Вы очень высокого мнения о самом себе? Я, например, высоко себя ценю. Эго социопатов – это давно известно – всегда в теле, как женщины на полотнах Рубенса. Я просто излучаю уверенность в себе, и ее уровень не соответствует моему состоянию и общественному положению. Я не отличаюсь высоким ростом, но у меня широкие плечи и квадратный подбородок. Друзья часто отмечают мою твердость и самоуверенность. Однако я одинаково хорошо чувствую себя и в летнем платье, и в ковбойских сапогах.

Возможно, самый заметный признак моей уверенности в себе – способность выдерживать чужой взгляд. Некоторые считают, что у меня «взгляд хищника»; думается, он свойственен большинству социопатов. Умение не отводить глаза многим представляется признаком враждебности. Например, посетителям зоопарка не советуют смотреть в глаза гориллам, так как для них такой взгляд – сигнал к атаке. Видимо, так же думает и большинство людей, ибо в противном случае состязание взглядов не было бы столь вызывающе трудным. Мы, социопаты, не таковы. Нас нисколько не смущает чужой взгляд. То, что мы не склонны вежливо отводить глаза в сторону, воспринимается как признак самоуверенности, агрессии, соблазна или хищничества. Некоторых эта наша способность выводит из равновесия; но часто она же воспринимается и как признак страстной влюбленности.

Не приходилось ли вам убеждаться, что ваше очарование и уверенность в себе заставляют людей делать для вас то, чего они никогда не сделали бы для другого, менее уверенного в себе человека? Некоторые называют это манипулированием, я же считаю, что обладаю умением распорядиться тем, что дал мне Бог. Само слово манипуляция кажется мне отвратительным. Люди употребляют его, чтобы избежать ответственности за свой собственный выбор. Если человек не жалеет о своем решении, не означает ли это, что никто им не манипулировал?

Множество людей считают, что манипуляция – та область, где черты социопата выглядят наиболее отталкивающими, но я не понимаю почему. Это не манипуляция, а всего лишь равноценный обмен. Люди всегда чего-нибудь хотят – доставить вам удовольствие, быть нужными и востребованными, считаться хорошими, и манипуляция – быстрый, пусть и грязный, способ дать им то, чего они хотят. Можно, конечно, считать, что их соблазняют. Один мой друг-социопат приводит следующий пример. Допустим, кто-то хочет продать машину за пять тысяч долларов, а другой хочет купить такую же машину за десять тысяч. Мне известно, что эти два человека незнакомы. Я покупаю машину за пять тысяч, продаю ее за десять и навариваю пять штук баксов. На Уолл-стрит и в других подобных местах это называется покупкой и продажей ценных бумаг, этим занимаются изо дня в день, и никто не считает это предосудительным. Все получили что хотели, и все будут счастливы, если не узнают больше того, что необходимо. Я воспользовалась чужой неосведомленностью, к удовольствию продавца и покупателя и к своей выгоде.

В самом деле, я считаю, что люди, имеющие дело с социопатами, часто получают больше, чем при общении с «нормальными» людьми. Социопаты – та смазка, благодаря которой вращаются шестеренки мира. Мы исполняем мечты или хотя бы делаем вид, что исполняем. Иногда только мы во всем мире проявляем величайшее внимание к нуждам и потребностям других, при этом умело маскируя истинные причины своего внимания. Мы внимательно присматриваемся к намеченной жертве и стараемся стать воплощением того, в чем она нуждается, – хорошим работником, боссом или любовницей. Отнюдь не всегда наша маска скрывает злые умыслы или темные намерения. Наша жертва, как правило, превосходно себя чувствует в процессе обмена, и обычно все проходит гладко и заканчивается к обоюдному удовлетворению. Конечно, любой наш поступок имеет свою цену: мы никогда ничего не делаем бесплатно, мы всегда хотим что-то получить взамен – деньги, власть или просто удовольствие от чужого восхищения, но это не значит, что наши партнеры не получают ничего. Возможно, вам покажется, что это слишком дорого, но если вы заключаете сделку с дьяволом, значит, ни один ангел не предложил вам более выгодных условий.

Как у вас с моралью? Не находите ли вы, что значительно проще судить себя и других по стандарту «выживают самые приспособленные»? Люди порой упрекают нас, что мы не умеем сожалеть и раскаиваться, и полагают, что это плохо. Почему-то считается, будто способность испытывать чувство вины – неотъемлемый признак хорошего человека. Но мне думается, что в мире не существует универсальной и тем более «объективной» морали. Богословы и философы тысячи лет ломали копья в спорах, но так и не пришли к однозначному выводу, что это такое и каковы признаки и мера высокой нравственности. С моей точки зрения, трудно поверить в нечто столь эластичное и изменчивое, к тому же оправдывающее такие ужасы, как убийства по зову чести, «справедливые» войны и смертная казнь. Подобно большинству людей, я религиозна, и именно вера нравственно направляет мою жизнь, придает мне уверенности, помогает избегать тюрьмы и оставаться незаметной в толпе. Но суть морали всегда от меня ускользала и ускользает до сих пор.

У меня прагматичный взгляд. Я подчиняюсь требованиям морали, когда мне выгодно, а в иных случаях поступаю так, как нужно мне, не затрудняясь поиском самооправданий. Однажды мне пришлось помочь двум старикам, пережившим холокост, заполнить документы на получение компенсации от немецкого правительства. Это была супружеская чета. Она – милая светловолосая женщина лет восьмидесяти. Было видно, что она тратит немалые деньги на одежду, косметику и пластические операции. У ее мужа, человека еще более почтенного возраста, сохранилась копна седых волос, а на лице было написано выражение, характерное для престарелых звезд Голливуда. Его документы были в порядке. В какой-то момент он даже воинственно засучил рукав и показал мне вытатуированный на предплечье лагерный номер, совпадавший с указанным в документах. Бумаги женщины, однако, вызывали сомнения. Согласно документам, она находилась в разных лагерях с большими перерывами, что, учитывая немецкую педантичность, показалось мне странным. Я не знала, что именно следует написать в заявлении, и, сказав, что мне надо проконсультироваться в организации, отвечающей за выплаты компенсаций, встала со стула. Женщина впала в панику, схватила меня за руку и усадила на место. Вероятно, то, что последовало, объяснялось старостью, легким слабоумием и плохим знанием английского. Ткнув пальцем в одну из бумаг, она сказала: «Это не я».

Передо мной развернулась история мошенничества и выживания любой ценой. Я поняла это не столько из слов клиентки, сколько благодаря профессиональной привычке подозревать обман. Глядя на ее светлые волосы и голубые глаза, трудно было предположить, что она еврейка. Во время нацистского режима она работала портнихой, а потом похитила документы у другой молодой женщины, умершей вскоре после освобождения из концлагеря. Они-то и подтверждали сочиненную моей клиенткой легенду. Такова суть, но я давно взяла себе за правило не задавать лишних вопросов. Наверное, даже ее муж не знал, кто она на самом деле. Возможно, это вымысел, игра ее или моего воображения.

Как бы то ни было, я не испытывала никаких угрызений совести, помогая ей заполнять нужные формы. Не мое дело оспаривать рассказанную ею историю – я должна лишь помочь связно ее изложить. Ситуация даже доставила мне удовольствие, так как женщина не вызывала у меня ничего, кроме восхищения. Я немало путешествовала и посетила множество мест, связанных с холокостом; побывала я и в Доме-музее Анны Франк. И везде я всегда поражалась равнодушию большинства людей: соседей, жителей городов, охранников концлагерей и самих заключенных.

Глядя на эту старую женщину, я видела саму себя. Мы родственные души. Она понимала, что значит выживать любой ценой, и похитила чужие документы, чтобы обрести свободу. Хотелось бы и мне так преуспеть в жизни.

Наверное, ей повезло, что она попала ко мне, а не к другому волонтеру. Трудно сказать, но возможно, что человек с более твердыми моральными устоями, чем у меня, начал бы задавать неудобные вопросы, выдавливая из женщины компрометирующую ее информацию. По всей видимости, добросердечный волонтер мог бы понять, что женщина страдала во время войны, но не так, как те, кому предназначались компенсации. Наверное, во время войны она жила в постоянном страхе разоблачения. Кто знает, скольких людей ей пришлось подкупить, с кем подружиться и кого соблазнить, чтобы сохранить свободу. Но, возможно, нашелся бы юрист, не желающий помогать человеку, спасшемуся за счет нарушения общепринятых правил и норм. Должны ли мы испытывать отвращение к людям, берущим у системы то, что не принадлежит им по закону, пользуясь прорехами в социальном законодательстве? Некоторые, наверное, смогли бы упрекнуть мою клиентку в том, что она воспользовалась арийской внешностью, чтобы избежать участи своего народа. Но ей повезло: я не испытывала нравственных колебаний. Бумаги были оформлены, и пара отправилась в ближайший ресторан обедать.

Приходилось ли вам, к ужасу окружающих, молниеносно принимать важные решения? Социопаты славятся спонтанностью поведения. Я, например, просто не знаю покоя; мне трудно надолго сосредоточиться на чем-то одном, я редко удерживаюсь на одной работе больше нескольких лет. Социопатам как воздух нужны внешние стимулы, без них мы начинаем скучать и поступаем необдуманно. Темная сторона нашей импульсивности состоит в том, что мы фиксируем внимание на чем-то одном, отвлекаясь от всего остального, и теряем способность прислушиваться к доводам разума. Но если большинство, поддаваясь моменту, теряет голову, я делаю то же с холодным сердцем.

Я никогда никого не убивала, хотя часто хотелось, но тут я едва ли отличаюсь от остальных. Мне редко хотелось убить кого-то из близких; чаще такое желание возникало в отношении случайных людей, почему-либо вызвавших раздражение. Однажды, когда я была в Вашингтоне на конференции правоведов, рабочий в метро попытался пристыдить меня за то, что я попыталась войти на закрытый эскалатор. Он спросил меня по-английски с сильным иностранным акцентом: «Вы что, не видите желтый барьер?»

Я: Желтый барьер?

Он: Да! Я только что поставил барьер, и, значит, проход на эскалатор закрыт!

Я смотрю на него без какого-либо выражения.

Он: Это нарушение! Разве вы не знаете, что входить на закрытый эскалатор нельзя? Вы же нарушаете закон!

Я остаюсь бесстрастной.

Он (явно озадаченный отсутствием реакции с моей стороны): Ну хорошо, в следующий раз не нарушайте, ладно?

Нет, не ладно! Совершив нечто ужасное, люди часто потом объясняют, что «сорвались». Мне очень хорошо знакомо это ощущение. В тот раз я стояла, дожидаясь, когда волна ярости захлестнет часть мозга, ответственную за решения. Когда момент настал, я преисполнилась ледяного спокойствия и целеустремленности. Прищурив глаза и сжав зубы, я пошла за рабочим. В крови бушевал адреналин. Во рту пересохло, появился металлический привкус. Усилием воли я заставила себя внимательно следить за всем, что происходит вокруг, стараясь предугадать, как поведет себя толпа. До этого я не бывала в Вашингтоне и редко ездила в метро. Час пик еще не наступил. Я рассчитывала, что он в одиночку зайдет в какой-нибудь пустынный проход или незапертое помещение и там я застану его одного. Я была полностью сосредоточена на том, что сделаю потом. В воображении мои пальцы смыкались на его горле и жизнь постепенно покидала его. Вот проявление высшей справедливости, казалось мне.

Теперь и подумать об этом странно. Я вешу 60 килограммов, а в нем было не меньше 75. Как у всех музыкантов, у меня сильные руки, но настолько ли, чтобы задушить крупного мужчину? Легко ли лишить человека жизни? Когда однажды дошло до дела, я не смогла даже утопить детеныша опоссума. Я находилась под властью иллюзии собственной силы, но в конце концов ничего не произошло – рабочего я потеряла в толпе. Ярость улеглась так же быстро, как и возникла.

Я часто спрашиваю себя, что бы случилось, если бы я не упустила его из виду. Я уверена, что не смогла бы его убить, но почти наверняка знаю, что напала бы. Стал бы он сопротивляться? Получила бы я травму? Вмешалась бы в дело полиция? Смогла бы я что-нибудь сказать или сделать, чтобы выпутаться из неприятного положения? Я часто задумываюсь об этом и многих других подобных случаях и понимаю, что в один прекрасный день могу влипнуть в очень некрасивую историю. Как реагировать? Смогу ли я симулировать раскаяние? Или меня тотчас разоблачат?

По моим наблюдениям, потребность социопатов в стимуляции извне проявляется по-разному, в зависимости от личностных особенностей. Я нисколько не удивляюсь, что некоторые социопаты удовлетворяют эту потребность посредством преступлений или насилия, особенно если условия благоприятствуют. Другие, однако, удовлетворяют свою потребность в стимуляции иными, более легальными путями: поступают на службу в пожарные команды или в разведку, дерутся в залах заседаний советов директоров корпоративной Америки. Мне думается, что социопаты, выросшие в низших слоях общества, чаще всего становятся, например, наркодилерами, а социопаты, воспитанные в семьях среднего и высшего класса, – хирургами или руководителями.

Вы смогли добиться успеха, быстро поднимаясь по карьерной лестнице в таких конкурентных областях человеческой деятельности, как бизнес, финансы или право? Если обаяние, коварство, черствость и чрезмерная рациональность и вправду типичные черты социопатов, то, вероятно, не стоит удивляться, когда многие из них добиваются высокого положения в обществе. Один репортер CNN сказал: «Присмотритесь к симптомам психопатии – и увидите, что это, возможно, черты, способствующие успеху в политике и предпринимательстве». Доктор Роберт Хиар, один из ведущих специалистов по социопатии, считает: у социопата в четыре раза больше шансов стать руководителем корпорации, чем окончить свои дни в должности больничного санитара, так как особенности социопатической личности как нельзя лучше соответствуют условиям труда высокопоставленного руководителя.

Эл Данлэп, бывший руководитель фирм Sunbeam и Scott Paper, был известен как «спаситель» тонущих фирм и поборник временных увольнений до тех пор, пока его не привлекли к ответственности за мошенничество с ценными бумагами. В книге «Тест на психопатию» («The Psychopath Test») Джона Ронсона Данлэп признается, что обладает многими чертами психопата, но считает их жизненно важными для успешного ведения бизнеса. Например, он считает, что умение манипулировать людьми можно толковать как способность воодушевлять и вести за собой других. Раздутая самоуверенность необходима, чтобы переживать тяжкие деловые неудачи: «Надо очень сильно любить себя, и только тогда добьешься успеха в бизнесе». Не стоит повторять, что благодаря неспособности к сочувствию мы, социопаты, превосходно делаем грязную работу, на которую ни у кого другого не хватает духу, – увольняем сотрудников и сокращаем тем самым количество рабочих мест. Именно за способность принимать беспощадные решения Данлэп заслужил прозвище «пила Эл».

Вы легко отвлекаетесь? Это всего лишь умение ориентироваться в ситуации. Вам постоянно нужна стимуляция и вы обожаете игры? Значит, вы любите риск, что часто вознаграждается в бизнесе. Если вы соединяете в себе склонность к манипулированию, нечестность, черствость, высокомерие, неумение справляться с инстинктивными побуждениями и другие черты социопата, то вы станете либо социально опасной личностью, либо великим предпринимателем. Роберт Хиар говорит, что самый верный признак «успешного социопата» – «хищнический дух», сопутствующий удачному бизнесу.

Я не удивлюсь, если вы узнаете себя в набросанном мною портрете. Статистика позволяет утверждать: многие будущие читатели этой книги даже не подозревают, что они социопаты. Если так, то добро пожаловать домой.

Однако моя личность не исчерпывается социопатическими чертами. В других отношениях я вполне заурядный, обычный человек. В настоящее время я веду спокойную жизнь типичного представителя среднего класса в небольшом американском городе. По выходным дням езжу в супермаркет за покупками. Работаю больше, чем следует, и страдаю бессонницей.

Если мне не приходится поступать импульсивно, то мое поведение всегда отличается целесообразностью. Легче всего мне дается следить за собой. У меня аккуратные ухоженные ногти и тщательно выщипанные брови. Мои темные волосы, отвечающие всем неписаным требованиям моды, красиво падают на плечи. Спереди они доходят до ресниц, сглаживая впечатление от горящих глаз, блестящих, словно осколки янтаря с зубчатыми краями – будто что-то разбилось, когда они впервые увидели мир. Они любопытны и беспощадны.

Надо сказать несколько слов и о моем интеллекте, хотя мне самой трудно в нем разобраться. Люди подчас легко признаются, что красотой они обделены, но редко соглашаются признать свою умственную неполноценность; интеллект же отличается такой многогранностью, таким разнообразием скрытых особенностей, что буквально подталкивает обладателя к самообману. Даже юнец, изгнанный из колледжа за неуспеваемость, склонен думать, что и он мог бы стать вторым Стивом Джобсом, если бы не склонность к метамфетамину.

Мне кажется, что я довольно трезво отношусь к своему интеллекту. Возможно, я умнее вас, дорогой читатель, но понимаю, что это верно не во всех случаях. Я вполне допускаю, что существуют иные разновидности интеллекта, отличающиеся от разума в обычном понимании (каковым я отнюдь не обделена), но к большинству из них я отношусь без всякого почтения. Я считаю, что истинный, достойный уважения интеллект характеризуется врожденной способностью анализировать окружающую обстановку и неуемным желанием и способностью учиться. Интеллект такого типа редко встречается в человеческой популяции. Я еще в первой молодости поняла, что умнее почти всех окружающих. С этого начались мои победы и мое одиночество.

Не всегда понятно, что отделяет таких людей, как я, от остальных членов общества. Диагноз «социопатия» нельзя поставить только по внешнему поведению человека; необходимо также учесть и внутреннюю мотивацию его поступков. Возьмем для примера историю с детенышем опоссума. Само по себе такое убийство не говорит о психопатии или социопатии. Убить маленького миленького зверька, причем с садистской жестокостью, – не обязательно признак социопатии. Я пыталась убить животное только из соображений целесообразности и делала это совершенно бесстрастно.

Я не чувствовала никакой необходимости в моральных оправданиях за то, что оставила детеныша умирать долгой мучительной смертью. Я вообще не думала о какой-то моральной ответственности. По поводу гибели животного я не чувствовала ни радости, ни печали. Я о ней просто не думала. Я всего лишь хотела как можно скорее и наиболее удобным способом решить проблему. Я думала только о себе. Если бы я спасла детеныша, он, конечно, не причинил бы мне никакого вреда, но от такого спасения для меня не было никакой очевидной выгоды, и я даже не рассматривала такую возможность. Не было и необходимости добивать опоссума; вероятно, бассейн был уже загрязнен экскрементами бившегося за жизнь детеныша. Гораздо разумнее заняться другими делами и дождаться неминуемой смерти животного.

Думаю, что о сущности социопатии больше говорят не действия сами по себе. Социопат концептуально отличается от всех остальных своими побуждениями, мотивациями и откровенными описаниями внутренней жизни. В повествования об интимном социопаты не включают такие элементы, как чувство вины или угрызения совести; в рассказах присутствует только интерес к самому себе и к самосохранению. В моих рассуждениях вы не найдете моральной оценки – все ограничивается соотношением затрат и прибыли. На самом деле все социопаты без исключения одержимы властью, борются со скукой и ищут удовольствий. В моих историях всегда говорится о том, как я умна и как хорошо обыграла ту или иную ситуацию.

Точно так же я часто живо воображаю себе, как «уничтожаю людей», обольщая кого-то до такой степени, что этот человек становится моим со всеми потрохами. Все истории, которые я себе рассказываю, отличаются возвеличиванием моих действий. Я провожу много времени, прокручивая в голове происшедшие события, и представляю себя в них сильнее и умнее, чем в действительности (социопаты редко страдают депрессией – им помогает способность рассказывать себе чудесные сказки о собственной привлекательности, уме и хитрости и вера в эти сказки). Единственная ситуация, в которой я испытываю стыд или смущение, – это когда меня переиграли. Меня никогда не смущает, что кто-нибудь может плохо обо мне подумать, если я обыграла этого человека, в чем-то его превзошла.

Мне неведомы эмоции, испытываемые большинством нормальных людей. Для них, например, чувство вины служит удобным сигналом, сообщающим, что человек переступил некоторые дозволенные обществом рамки поведения. Но чувство вины совершенно не обязательно для того, чтобы вести социально приемлемый образ жизни. Чувство вины – отнюдь не единственное, что удерживает людей от убийств, воровства и обмана. Напротив, очень часто никакое чувство вины не удерживает от преступления и мошенничества. Следовательно, не отсутствие способности ощущать вину делает социопатов преступниками. У нас есть альтернативные способы сохранять приемлемое в обществе поведение. На самом деле, поскольку нашими действиями не управляет чувство вины, постольку мы лишены множества эмоциональных предрассудков и обладаем большей свободой в мышлении и поступках. У меня, например, не было ни малейшей потребности каким бы то ни было образом обходить моральные принципы, чтобы помочь старой леди оформить документы о мнимом пребывании в нацистском концлагере. Мне кажется, что я смогла наилучшим образом ей помочь только благодаря эмоциональной отчужденности. Недавние исследования показывают: в формировании моральных суждений главную роль играют эмоции и неосознанные реакции и только потом следует рациональное обоснование. Человеческий мозг – фабрика по производству мнений, и часть ее работы – рациональное обоснование нравственного чувства. Разумно принятое решение не гарантирует от ошибок, но чувство вины, раскаяние и сожаление тоже не дают таких гарантий. Ни социопаты, ни эмпаты не обладают исключительной монополией на плохое поведение.

Мне думается, некорректно требовать, чтобы люди притворялись, будто страдают от раскаяния или вины. Стоит ли удивляться, что социопатов считают отъявленными лжецами? Им не остается иного выхода: если признаешься в истинных чувствах (или в их отсутствии) или выразишь настоящие мысли, то попадешь на путь ужесточения судебного приговора, создашь себе же репутацию асоциального элемента или получишь иные негативные последствия. И все только потому, что твои чувства и мысли не соответствуют стереотипам большинства.

Жизнь в мире эмпатов заставляет меня остро чувствовать, как я от них отличаюсь. В романе Джона Стейнбека «К востоку от Эдема» есть героина Кэти, типичный социопат:

Еще в детстве в ней проявилось что-то, заставлявшее людей приглядываться к ней, а потом отворачиваться, а затем снова приглядываться, ибо в этой девочке им чудилось нечто чуждое. Выражение ее глаз постоянно менялось и никогда не оставалось прежним. Двигалась она неторопливо, говорила мало, но, несмотря на это, стоило ей войти в комнату, как все взгляды устремлялись на нее.

Как и в Кэти, во мне тоже всегда было нечто чуждое остальным. Одна моя подруга, тоже социопат, определила это так: «Люди не в состоянии указать пальцем на эту черту, но, как бы глупы они ни были, тем не менее каким-то непостижимым образом знают, что я другая».

Иногда я кажусь себе героиней фильма «Вторжение похитителей тел»[2]. Любая случайность, любой намек на то, что я другая, может вызвать подозрение. Я имитирую способы, какими люди взаимодействуют между собой, не для того, чтобы обмануть их, а только чтобы не выделяться. Я прячусь, так как боюсь: если меня обнаружат, то станут считать существом низшего порядка. Я не хочу, чтобы меня уволили с работы, не хочу, чтобы меня поместили в лечебницу только из-за того, что большинство не в состоянии меня понять. Я прячусь и маскируюсь, потому что общество не оставило мне иного выхода.

Заслужила ли я враждебность?

Я не садист. Да, мне подчас случается причинять боль другим, но так поступают все, а не только социопаты. Наоборот, мне кажется, что величайший вред наносят поступки, как раз обусловленные пылкими страстями: разъяренный брошенный муж убивает бывшую жену, ибо ему невыносима сама мысль, что она может принадлежать другому; вооруженный фанатик идет убивать и умирать, ослепленный верой; отец испытывает к дочери чересчур нежную привязанность. От меня обществу не стоит ожидать взрывов столь пылких чувств.

Но при всем том я всегда стараюсь сгладить острые углы, возникающие в отношениях с самыми близкими людьми. Я сознательно и очень тщательно оберегаю их от понимания того, что всегда оцениваю степень их полезности для себя, так как знаю, что такое отношение причинит им боль. Она может иметь отрицательные последствия для меня: я могу потерять хорошее отношение и материальные выгоды, ведь терпение друзей и родственников все же имеет границы. И я приучила себя «понимать» чужие чувства, держать язык за зубами, не возражая против идей и мыслей, возникающих в куриных мозгах. Конечно, я беспощадна к врагам, но так поступают почти все.

Несколько лет назад у меня произошла целая серия неудач. То было время потерь и тщательной интроспекции, и именно тогда я поняла, что корень многих моих проблем – «социопатический» образ жизни и мышления. Одна моя подруга уже давно поставила мне диагноз «социопатии», но я успела забыть о нем до наступления полосы неудач. Но теперь я отнеслась к социопатии серьезно. Я начала искать ответы в интернете и научных журналах. Я пришла в ужас от пропитывавших все выступления предрассудков и предубеждений. Я читала блоги жертв мошенничества, но в интернете не нашла высказываний и анализа самих социопатов. Мне показалось, что я должна высказаться, познакомить людей со своими взглядами на жизнь, обусловленными моими интересами, чувствами и мыслями. Мне показалось: если существую я, то должны существовать и другие похожие на меня – такие же социопаты, отличившиеся не на криминальном поприще, а в бизнесе и достойных профессиях. Мне захотелось диалога, чтобы сформулировать и обнародовать свою точку зрения. Мне захотелось расширить дискуссию о социопатах, сделать ее не допросом арестованного в кабинете следователя. Во мне заговорил предприниматель: я стала бы первой, кто это сделал (причем сделал хорошо). Итак, в 2008 г. я завела блог SociopathWorld.com (Мир социопата). Я задумала его как площадку для дискуссий, в которых приняли бы участие и сами социопаты, и все остальные люди, любящие и ненавидящие их.

В настоящее время сайт посещают тысячи людей в день; с момента регистрации блога аудитория составила более миллиона пользователей со всего мира. Возникло активное онлайн-сообщество. В него входят агрессивные нарциссы, склонные к насилию социопаты и болезненно возмущенные эмпаты, ежедневно оставляющие свои комментарии – иногда вполне разумные, но преимущественно грубые и поверхностные, словно суждения первокурсника. К своему удивлению, я вскоре обнаружила: между комментаторами возникают споры и дискуссии, уводящие далеко в сторону от заявленной темы. Люди начинают ругаться и препираться, стараясь сохранить, так сказать, свою территорию, стыдят и дразнят друг друга, проявляя социальную активность, которую я не могла себе представить. Некоторые делятся фактами из своей жизни, словно исповедь принесет отпущение греха или поможет хотя бы отчасти принять себя такими, какие они есть. Поведение таких комментаторов мне понятно. Есть, однако, люди, находящие на сайте убежище. Возможно, они пытаются по крохам собрать хоть какие-то сведения, которые помогли бы им лучше управлять собственной жизнью, или приблизиться к группе отверженных, частью которых они, как им кажется, тоже являются.

Любимая часть блога – это общение с такими же активными социопатами, как я. Мне удалось проникнуть в тайное сообщество сложных характеров, где каждый имеет неповторимую историю. Несмотря на многообразие судеб, я узнаю себя в этих людях, а они – себя во мне. Я, конечно, отличаюсь от убийцы, серийного насильника или профессиональной мошенницы, неспособной контролировать свое поведение, но все мы переступили порог социопатии, определенный Хиаром[3]. Мы все – собственники одного капитала, который годами копили в изоляции, стараясь разобраться в жизни и решить, как нам быть. Возможно, мир ненавидит нас, возможно, что мы, социопаты, незнакомы между собой и даже недолюбливаем друг друга, но мы, во всяком случае, понимаем друг друга и знаем теперь, что в мире много таких, как мы. Познакомившись с великим множеством социопатов, а также с людьми иного психологического склада, сталкиваясь с ними в блоге и в реальной жизни, я смогла избавиться от многих заблуждений – например, что все криминальные социопаты избыточно импульсивны и занимают низшие ступени социальной лестницы. Кроме того, я утвердилась во мнении, что социопаты действительно отличаются от подавляющего большинства людей, причем эти отличия пугают и настораживают. Если социопат в моем блоге начинает преследовать какого-то пользователя, то он проявляет упорство питбуля. Социопаты не успокаиваются, пока не выяснят всю подноготную потенциальной жертвы, а затем начинают действовать. В результате рушатся браки и ломаются судьбы – и все это из чисто спортивного интереса. Социопаты любят рушить чужие жизни, и именно этим часто занимаются в интернете, делая гадости совершенно незнакомым людям.

Я отнюдь не желаю создать ложное впечатление, будто социопаты совершенно безвредны и их не следует опасаться просто потому, что я сама не так уж плоха. Из того, что я умна, занимаю достойное положение в обществе и не склонна к насилию, отнюдь не следует, что в мире не существует глупых, необузданных или опасных социопатов, которых следует избегать. Я и сама стараюсь избегать их. Дело в том, что в своем отношении к людям социопаты не делают исключений для «своих». Реально отмороженные социопаты, возможно, не появляются в моем блоге и прячутся в своих норах. Поэтому кто знает, будут ли они похожи на известных мне или будут разительно отличаться. Да, нас объединяют некоторые черты, но мы отличаемся тем, как именно эти черты отражаются на нашем поведении.

На мой взгляд, социопатия может проявляться по-разному. Социопат может быть кем угодно – от получившего пожизненный срок серийного убийцы и беспощадного венчурного инвестора до мамочки, активного члена родительского комитета. Для примера можно рассмотреть случай человека, страдающего синдромом Дауна. У меня два родственника, страдающих этим синдромом – один кровный, другой взят в семью. Кровный родственник, в общем, похож на своих братьев и сестер, родителей, дядей и тетей, но, кроме того, безумно похож на свою названую сестру, тоже страдающую синдромом Дауна. Более того, сторонний наблюдатель, пожалуй, скажет, что он больше похож на нее, чем на кровных родственников, особенно если такой наблюдатель не даст себе труда внимательно присмотреться и увидеть нечто за типичными чертами больного – широким плоским лицом, наплывшими верхними веками, приземистой фигурой и т.?д.

Синдром Дауна – весьма интересное заболевание. Всего лишь одна лишняя хромосома накладывает отпечаток на экспрессию практически всех остальных генов, как будто вы берете исходный генетический материал и набрасываете на него характерную маску.

Думаю, что социопатия – заболевание, похожее на синдром Дауна. Моя личность в целом напоминает личности моих братьев и сестер. Кроме того, она похожа и на личности моих коллег и друзей, то есть тех, кого я избрала в свое окружение, потому что они имеют похожее мировоззрение. Но помимо этого, моя личность во многом подобна личностям других социопатов, и это сходство бросается в глаза из-за того, что социопаты сравнительно редко встречаются в общей популяции. Я не перестаю удивляться тому, насколько мои привычки и образ действий похожи на привычки и образ действий совершенно незнакомых мне людей – иного пола, происхождения, расы, гражданства, воспитания и возраста. Насколько я могу судить, мы все очень разные, но между нами невозможно не заметить некоего родового сходства.

Когда я зарегистрировала свой блог, я старалась в постах день за днем тщательно записывать, что значит быть социопатом. С одной стороны, откровенно говоря о той ограниченной роли, какую играет в моей жизни социопатия, я рисковала предстать перед аудиторией не вполне состоявшимся социопатом. С другой стороны, хотела представить себя как реального человека, а не карикатуру из телевизионного шоу. Я решила делать акцент на подлинность, а не на возбуждение нездорового любопытства. Такую же цель я поставила себе в этой книге. Я знаю, что буду жить долго. До сих пор мне удавалось скрывать от окружающих социопатию, но неизвестно, сколько времени это продлится. Возможно, я окончу свои дни в концлагере для социопатов – если, конечно, повезет. Некоторые посетители моего блога утверждают, что дело кончится тотальным истреблением таких, как мы. Надеюсь, что, познакомившись с одним социопатом, со мной, вы все же пожалеете, когда меня в телячьем вагоне повезут в лагерь.

Я надеюсь, что и вы извлечете из книги что-то полезное для себя – во всяком случае, узнаете о нашем существовании и начнете лучше понимать тип людей, с которыми вам ежедневно приходится иметь дело. Я, правда, не думаю, что я типичный социопат. Не все, что я делаю, соответствует образцам, приведенным в психиатрических исследованиях. Очевидно, что не все мои поступки подпадают под диагностические критерии, выработанные психологами для определения социопатического поведения. Думаю, что это удивит многих, особенно тех, кто черпает представления о социопатии из фильмов про убийц-психопатов. Но до такой степени, до какой распространяется наша общность, особенно в области мышления, я понимаю других социопатов, причем там, где они делают жуткие вещи. Я хочу представить на ваш суд мои внутренние диалоги, мои мотивации, потому что верю: понять умонастроение и мировоззрение одного социопата – значит проникнуть в сознание всех остальных. Возможно, кроме того, вы обнаружите: мое мышление не слишком сильно отличается от вашего.

Археолог Клаус Шмидт сказал однажды, что присутствие в нынешней человеческой культуре, в отличие от культуры неолита, чудовищ и полулюдей указывает на более высокую ступень развития. Идея в том, что чем больше общество отдаляется от природы и от здорового страха перед ней, тем сильнее стремление человека изобретать источники страха.

Есть романтическая поэма «Ивейн, или Рыцарь со львом», написанная в XII в. Кретьеном де Труа. В поисках приключений рыцарь Ивейн наталкивается на чудовище: «настолько отвратительна была эта тварь, что никакие уста в мире не нашли бы слов для ее описания». Я представляю себе монстра в образе молоденькой девушки. Она лежит в кровати, в спальне, которую делит со своей сестрой, в большом родительском доме. Пряди темных волос слегка касаются ресниц. Девушка закрывает глаза и представляет себе перерезанное горло сестры. Из раны бурным потоком хлещет сверкающая алая кровь.

Чтобы убедиться, ждет ли его битва с чудовищем, Ивейн вопрошает:

«Дай же мне знать, доброе ты существо или нет?»

Существо отвечает: «Я есьм человек».

«Какой же ты человек?»

«Я таков, каким ты меня видишь; я не могу быть другим».

Люди интересуются сознанием социопатов, и этот интерес понятен, но я подозреваю, что он подогрет нездоровыми побуждениями. Эта книга наверняка разочарует вас, если вы ждете от нее страшных сказок о жестокости. Такого здесь нет. К тому же насильником и убийцей может стать любой, если попадет в соответствующие обстоятельства. Не думаю, что в подобных рассказах имеется что-то интересное, по крайней мере, мне нечего добавить к этому аспекту жизни человечества.

Думаю, намного интереснее разобраться, зачем я покупаю дом для близкого друга, а на следующий день дарю брату десять тысяч долларов. Недавно я получила по электронной почте письмо от подруги, страдающей запущенной злокачественной опухолью. Она написала, что ни от кого и никогда не получала таких дорогих ее сердцу подарков и что она благодарна, что судьба свела ее со мной. Я считаюсь очень заботливым преподавателем – одним из лучших в нашем учебном заведении. Я искренне верю в Бога. Я на самом деле хороший человек, и тем не менее мои мотивации отличаются от мотиваций большинства хороших людей. Чудовище ли я? Я предпочитаю думать, что просто занимаю другое место в спектре человечности.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Что такое социопатия, и как с ней бороться / Православие.Ru

Социопатия – это довольно новый термин в перечне психических нарушений. Встречается социопатия во всех возрастах: как у маленьких детей, так и у подростков и взрослых. Это психическое расстройство личности, которое возникает вследствие неправильных условий жизни, неблагоприятного воздействия среды. Особенно уязвим в данном отношении детский возраст, поскольку неправильное воспитание может пагубно отразиться на психике и привести к развитию социопатии. Разобраться в проблеме и показать пути ее решения нам поможет доктор медицинских наук, детский психиатр, профессор Галина Вячеславовна Козловская.

– Галина Вячеславовна, социопатию провоцирует неправильное воспитание. А какое воспитание правильное?

– Понятия правильного и неправильного воспитания достаточно условны. Но, тем не менее, все мы в определенной степени представляем себе, что такое правильное или адекватное воспитание. Оно в меру разумно, в меру доброжелательно и в меру строго. При таком воспитании взрослые пытаются выявить скрытые, потенциальные возможности ребенка и дать им развиться в максимальной степени. Если же возможности ребенка ограничены из-за каких-то неустранимых физических или психических недостатков, то важно усиленно стимулировать его сохранные функции, чтобы по возможности развить личность, сформировать характер, довести физический статус до максимально возможного в этих непростых условиях. И мы знаем немало случаев, когда инвалиды, люди с ограниченными физическими возможностями добиваются успехов в других областях, не требующих больших физических нагрузок. Например, в музыке или живописи. То есть правильное воспитание – это, безусловно, не потворствование, не приглаживание недостатков, не разрешение ребенку капризов, не какая-то чрезмерная доброта, которая может идти во вред. Процесс воспитания представляет собой упорный совместный труд взрослого и ребенка. Труд, направленный на совершенствование задатков ребенка и на его адаптацию к окружающему миру, на подготовку ребенка к серьезной творческой деятельности, ведь во всем, чем бы ни занимался человек, может присутствовать творческое начало. Даже обычные житейские ситуации, семейная жизнь, родительство требуют творческого подхода и творческих решений.

– А как выглядит неправильное воспитание?

– Оно может выглядеть по-разному. Во-первых, это тип воспитания, называемый «Золушка», – когда ребенок угнетен, унижен, когда взрослые предъявляют к нему завышенные требования, не признают его успехов; он недополучает ласки и подарков; его плохо кормят, он плохо, неряшливо, небрежно одет. Такой ребенок находится в состоянии глубокой эмоциональной и физической депривации (ограниченности). В его воспитании наказания преобладают над поощрениями и похвалами.

Другой, противоположный предыдущему, тип неправильного воспитания – «кумир семьи». Такому ребенку все позволено, от него требуют быть всегда первым, но это требование проявляется весьма специфическим образом: что бы он ни сделал, он, по мнению родителей, всегда лучше всех. Он никогда ни в чем не знает отказа, в нем мощно подпитывается эгоизм. Такой ребенок может быть искренне уверен в том, что мир крутится вокруг него. Ему неизвестно, что значит усиленно трудиться, он не в состоянии уступить, сделать другому приятное, поделиться.

Кадр из фильма «Игрушка»
Третий тип неправильного воспитания – это гипоопека, когда ребенок недополучает необходимой ему помощи от окружающих. Попросту говоря, им не занимаются, и возникает педагогическая запущенность, безнадзорность. А есть и гиперопека, когда за ребенка как бы стараются жить, все за него делают, везде протежируют, ограждают от любых трудностей, не спускают в младенчестве с рук. Это тоже неправильно.

– Неужели такие разные формы воспитания приводят к одинаковому результату?

– Представьте себе, да! К пубертату, когда уже определяется личность и юный человек начинает самостоятельно входить в окружающий мир, результат во всех четырех случаях примерно одинаков. Эти люди формируются как асоциальные типы. В разной степени, конечно, но тем не менее…

– Чем характеризуется такой тип человека?

– Это, как правило, люди несамостоятельные, неуверенные в себе, с большими амбициями и большой неудовлетворенностью. К примеру, «кумир семьи» требует к себе особого внимания. А его нет! Более того, он претендует на лидерство, но для этого нет оснований. Он считает себя важной птицей, а оказывается, что он недостаточно образован и умел. И ничем он, в общем-то, не выделяется среди окружающих, а претензии при этом остаются очень большими, что порождает обиду и злость.

– Ну, а «Золушка»?

– К сожалению, в реальной жизни «Золушке» на ее жизненном пути не всегда попадается принц, который вознаградил бы ее за лишения. Подрастая, она нередко становится злым существом, обиженным на весь мир. Такой человек тоже претендует на какие-то невероятные успехи, на безусловное признание окружающих. И, не получая этого, озлобляется еще больше.

При безнадзорности (гипоопеке) и при гиперопеке у подростка возникает отрицательное отношение к близким и к окружающему миру вообще. Такие люди конфликтны, для них характерно подчинение сильному и пренебрежение к слабому. Они пытаются унижать слабых, вымещая на них свои обиды, претензии и злость. Кому-то может показаться чрезмерным упрощением такой взгляд на связь воспитательных мер с развитием социопатии. Но на самом деле все очень серьезно. Именно такие особенности воспитания формируют девиацию личности. И в ряде случаев эта девиация (отклонение) настолько закрепляется, что уже становится спонтанной, не зависит от внешних влияний, действует как конституционально обусловленное, врожденное качество. Формируется так называемая нажитая психопатия, которая отличается от ядерной, конституциональной психопатии тем, что она сформирована окружающей средой, а не задана от природы. Эта нажитая психопатия и есть та группа социопатий, которая, по сути дела, создана социумом. Как правило, такие личности десоциализированы, они плохо адаптируются к обычным людским взаимоотношениям.

Почему?

– Потому что обычные человеческие коммуникации строятся на определенных принципах, на требовании соблюдения иерархии и, что самое главное, на необходимости трудиться, выполнять какие-то деловые обязательства. А этого социопаты не умеют, ведь умение трудиться – это навык терпения, когда человек вкладывает определенные усилия в расчете на некое будущее вознаграждение. Причем совсем не обязательно материальное! Для него гораздо важнее осознавать, что когда-нибудь, рано или поздно он добьется нужного результата: чему-то научится, что-то создаст и тому подобное. Если же в человеке не воспитана потребность трудиться, когда труд сам по себе приносит ему радость, а вынужденное безделье воспринимается как наказание, то такой человек глубоко несчастен. Хотя не все это осознают. Многим кажется, что главное – иметь много денег, тогда не надо будет работать, а можно без конца развлекаться. Однако не зря говорится, что не в деньгах счастье. За деньги далеко не всегда можно купить настоящее эмоциональное, духовное удовлетворение. Комфорт, достаток, насыщение элементарных жизненных потребностей приобрести, конечно, можно. Но это еще не счастье. Когда человек не поглощен мыслями о том, где раздобыть денег на хлеб насущный, у него появляются другие желания, другие потребности. И для их осуществления все равно придется трудиться. Если же навыка трудиться нет, а есть стремление получить все быстро и сразу, то человек испытывает разочарование.

– Социопатов сейчас много?

– Увы, да. Современное общество таково, что среди молодежи очень много деформированных личностей, у которых нет так называемого социального, эмоционального интеллекта, под которым понимается не тот интеллект, который присущ человеку от природы: память, речевые навыки и тому подобное, а интеллект, формирующийся в процессе воспитания. Эмоциональный интеллект выражается в том, что человек умеет понимать эмоции окружающих людей, умеет им сочувствовать, оказывать эмоциональную поддержку. Благодаря этому он становится людям приятен. Они видят, что ему можно доверить какие-то свои переживания, поскольку он поймет, не будет осмеивать, а наоборот, поможет.

– А социальный интеллект?

– Социальный интеллект заключается в том, что человек способен планировать свое будущее, свои действия. И не просто планировать, а выражать их словами как для себя, так и для окружающих. Объяснить, зачем он что-то делает, каковы его намерения. Человек, обладающий социальным интеллектом, умеет критически оценить себя, видит свои и чужие недостатки, может сказать о них не грубо, в лоб, а деликатно, проявляя свой эмоциональный интеллект. К сожалению, эти тонкие душевные качества сейчас слабо развиты у молодежи. Наблюдается феномен, который получил в психиатрии название «алекситимия». Это невозможность выразить словами свои желания, действия, планы.

– Неужели у современных молодых людей настолько неразвита речь?

– Нет, тут дело не в недоразвитии речи, а в том, что человек не обладает навыками самоанализа, не умеет разбираться в людях, не способен проанализировать свои и чужие поступки. На мой взгляд, к такому печальному положению вещей во многом привело то, что в наших школах перестали серьезно изучать классическую литературу.

– И то, что дети мало читают? А если и читают, то часто какую-то ерунду.

– Совершенно верно. Но школа тут играет особую роль. Раньше, как вы помните, детей приучали писать сочинения на литературные темы, анализировать действия и характеры героев. Учили понимать музыкальные произведения, описывать настроение, которое вызывает та или иная музыка, рассказывать, какие образы и картины всплывают в воображении при ее прослушивании. Чем сложнее произведение, тем сложнее бывает произвести анализ чувств, заложенных в музыке. Сейчас это практически не тренируется, и у многих подростков не сформирована тонкая душевная организация, необходимая для сопереживания, для настоящего творчества, умения ладить с окружающими. В этом плане очень многие молодые люди беспомощны, они даже не всегда осознают девиацию своих поступков, свою социальную недостаточность, социопатию, которая, конечно, не всегда бывает в степени настоящего психического расстройства, но которая все равно мешает человеку быть счастливым, потому что он не находит себе места в окружающем мире, строит нелепые планы. Скажем, милая девочка-подросток вдруг заявляет, что она хочет быть проституткой, потому что, по ее понятиям, это дешево и сердито.

– А желание стать фотомоделью, которое сейчас нередко высказывают девочки, из той же оперы?

– Конечно! Обратите внимание на то, что о своем желании стать модельерами подростки заявляют гораздо реже, поскольку понятно, что для этого надо много трудиться, уметь хорошо рисовать. А фотомоделью, думают девочки, быть совсем несложно. Главное – иметь соответствующие данные, надеть наряд и показывать себя на подиуме. А то, что это на самом деле тяжкий и неблагодарный труд, большинству претенденток в голову не приходит. Незнание жизни, даже на своем подростковом уровне, тоже, как правило, обусловлено недостаточностью культурного багажа. Сбрасывание литературной классики с корабля современности привело к тому, что у огромной массы современных подростков нет нормальных, истинных ценностей: ценностей дружбы, любви, преданности, трудолюбия.

– Больше того, традиционные, общечеловеческие ценности современной масс-культурой целенаправленно опровергаются и высмеиваются!

– И это приносит горькие плоды. Если высшие чувства и высокие идеалы не сформированы, в человеке превалирует животное начало. Его желания примитивны, хотя интеллект при этом сохранен. Одна моя знакомая девочка с 10 лет порывалась надеть туфли на высоких каблуках. Это была ее самая заветная мечта, и когда в 12 лет девочке наконец такие туфли купили, она была на седьмом небе от счастья. Хотя выглядела в них нелепо, даже уродливо! Ножки тоненькие, физически она неразвита и еще совершенно не подготовлена к такой взрослой нагрузке. Носить туфли на высоких каблуках для нее вредно, но бедняжка ничего не желала слышать, потому что ей казалось, что благодаря этим туфлям она превратилась в красавицу. Теперь она мечтает стать продавщицей и работать в бутике, чтобы покупать самую модную одежду. Хотя нельзя сказать, что семья ее ориентирована на стяжательство материальных благ. Родители с детства старались дочке читать, водили в театр, но сейчас ни ей, ни другим девочкам в классе совершенно не интересны хорошие книжки, их не увлекают никакие предметы, они не хотят заниматься в кружках. К учебе и нормальным детско-подростковым интересам они относятся с каким-то недетским цинизмом. Я бы даже сказала, извращенно. К примеру, три мушкетера воспринимаются чуть ли не как рэкетиры или, во всяком случае, уголовные элементы, которые устраивали козни против собственной страны, боролись с женщиной. То есть все переворачивается с ног на голову! Отказ от классического наследия порождает и отказ от традиционной системы ценностей, традиционного восприятия всемирно известных произведений. Над этими странными, нелепыми суждениями можно было бы посмеяться, если бы не горечь от осознания того, что на наших глазах растет когорта людей, совершенно чуждых нам по духу и по восприятию жизни, оторванных от классической культуры и традиционных понятий о добре и зле, чести и подлости, верности и предательстве. Да что там три мушкетера! Даже про Зою Космодемьянскую сейчас порой можно услышать, что она сама виновата. Зачем молчала? Рассказала бы все, и немцы ее отпустили бы. Ну, и прочие такие же нелепые фантазии… Строго говоря, с медицинской точки зрения социопатия не является психиатрической проблемой. Это скорее проблема социальная, и лечить ее должны не врачи, а общество.

– А преступники – тоже социопаты?

– Конечно. Если только они не попали за решетку случайно, по недоразумению, из-за какого-то тяжкого стечения обстоятельств. Опять-таки хочу подчеркнуть, что преступники-социопаты не являются психиатрическими пациентами, потому и оказываются не в психиатрической больнице, а в тюрьме. С точки зрения психиатрии их можно определить как людей не совсем полноценных, но лекарств для них не придумано, кроме воздействия достаточно строгого тюремного заключения и разумных воспитательных мер. Если же тюрьма больше похожа на санаторий, за что сейчас ратуют некоторые правозащитники, то ощущение безнаказанности только еще больше усугубляет их социопатию.

– Вам могут возразить, что лишение свободы само по себе наказание.

– Для многих людей уголовного склада лишение свободы, не сопряженное с неудобствами, а наоборот, предоставляющее возможность спокойного и достаточно комфортного иждивенчества, – это никакое не наказание. Разумеется, тюремное заключение не должно носить издевательский характер; грубое, бесчеловечное обращение, промозглые камеры и прочие безобразия, безусловно, недопустимы. Но в то же время это должно быть серьезное испытание: строгое, с определенными рабочими и воспитательными обязанностями. Если мы говорим о подростках, то они должны учиться, чтобы догнать сверстников, к ним надо применять трудотерапию, поскольку социопаты, как я уже сказала, не умеют трудиться, а хотят получить все и сразу.

– А наркоманы – социопаты?

– Я бы сказала так: социопаты представляют собой группу риска по наркомании и другим видам зависимости, поскольку у многих социопатов внутренняя структура личности очень слабая, а потребность в удовольствиях – на первом плане. И вот эта личностная слабость приводит к тому, что люди прибегают к наиболее легким способам получения удовольствия: к классическим наркотикам и к новым, как теперь называют, нехимическим наркотикам типа компьютерных игр и Интернета. В киберпространство легче всего погружаются как раз те люди, которые не находят себе признания в реальном мире. В мире виртуальном они могут назваться другим именем, придумать себе другую внешность, биографию и получить в лице этого фантома то признание, которого им так недостает в действительности. К сожалению, психологическая зависимость от экрана затем перерастает в физическую, и в конце концов нехимическая зависимость приобретает классические формы наркомании. Так же, как и при наркомании, в данном случае наблюдается повышение толерантности, когда больному нужно все больше и больше сидеть перед компьютером, так сказать – увеличивать дозу компьютерного наркотика. При отлучении от компьютера возникает абстиненция, а при возобновлении игр – эйфория. Ну, и в конечном итоге происходит разрушение фронтальной коры головного мозга, неокортекса, который, в сущности, делает нас человеком, поскольку именно неокортекс «заведует» формированием наших личностных качеств, интеллектуальных и творческих спос

– Воспитание детей в неполных семьях может таить в себе угрозу формирования социопатии?

– Разумеется! Неполная семья всегда дисфункциональна. Как бы мама ни старалась взять на себя двоякую роль, олицетворяя собой и женское, и мужское начало, ни физиологически, ни психологически это невозможно. Поэтому избежать перекосов не получается. Надо сказать, что влияние отца в семье долгие годы недооценивалось, а ведь отец играет колоссальную роль в деле воспитания гармоничной личности. Причем не только в виде каких-либо конкретных воспитательных воздействий, а даже просто самим фактом своего присутствия. Наличие отца в семье придает уверенности не только детям, но и маме. Двойное осуществление воспитательных функций (как со стороны матери, так и со стороны отца) тоже идет ребенку на пользу. Данный вопрос пока еще мало изучен, но накопленный фактический материал позволяет утверждать, что наличие отца в семье играет колоссальную роль. Особенно для мальчиков. Неслучайно среди социопатов преобладают именно мальчики, и очень многие происходят из неполных семей. Или из тех семей, где отец ведет себя деструктивно, подавая мальчику дурной пример. Мальчики вообще более отзывчивы на правильное или неправильное воспитание, поэтому в их поведении при наличии дурного примера быстро появляются девиации. А с другой стороны, они легче, чем девочки, поддаются коррекции.

– Можно ли говорить о каких-либо врожденных социопатических наклонностях ребенка, или тут все зависит от воспитания?

– Если мы имеем в виду социопатию, то тут все связано с воспитанием, то есть с внешними воздействиями. А вот при психопатии главное – врожденные задатки. Хотя неправильное воспитание тоже играет некоторую формирующую роль. Когда у ребенка имеется какая-то мозговая недостаточность, травмы головы, перенесенные инфекции, повышенное внутричерепное давление, неправильное воспитание еще больше усугубляет проблему. Тут требуется обязательное лечение всех предпосылок, устранение факторов риска и определенная учеба родителей.

– Какая именно учеба?

– Родители таких детей часто не могут выставить им правильные рамки поведения и невольно способствуют развитию патологии. Многие недооценивают роль домашнего труда, не понимают, как важно для гармоничного развития ребенка с детства приучать его убирать игрушки, помогать маме в уборке квартиры и приготовлении еды. Детям надо давать посильные поручения и добиваться, чтобы они выполняли их не тяп-ляп, спустя рукава, а тщательно. Это развивает чувство ответственности. Конечно, нельзя лишать ребенка игрового детства, но радость должна быть не только от этого, а и от каких-то других успехов, не только игровых. Да, в дошкольном возрасте обучение музыке, спортивные, художественные и прочие занятия тоже проходят в игровой форме, но там все равно надо стараться добиться от ребенка каких-либо реальных успехов, а не просто хвалить его за то, что он появился на занятиях. При этом любые, даже самые маленькие, успехи непременно должны поощряться, потому что достижение чего-то нового должно идти через признание успеха и выработки умения справляться с неуспехом. Ребенку надо объяснять, что неуспех – это естественное явление, что он бывает у любого человека, и, столкнувшись с неудачей, нельзя опускать руки. Родителям следует определить, к чему у их ребенка есть склонности, и стараться эти склонности развивать. Тут ребенок тоже должен трудиться.

– Вроде бы такие простые вещи, а на самом деле это, можно сказать, профилактика социопатии?

– Да. Сейчас родители вообще часто не понимают многих, казалось бы, простых вещей, потому что средства массовой информации и некоторые специалисты сбивают их с толку. Для помощи родителям, которые не справляются с воспитанием трудных детей, необходимо создавать медико-социальные структуры – по типу тех, что существуют сейчас в Москве. В этих центрах такие дети занимаются по специальным методикам, которые учат их дружить, избегать страхов, конфликтных ситуаций, преодолевать трудности.

– А как родителям вести себя с подростками?

– Это сейчас самая сложная проблема. Пубертатный период проходит относительно гладко, если у подростка имеется увлеченность каким-либо продуктивным занятием. В советское время было множество кружков, где психологически деформированные подростки получали косвенную помощь. Вроде бы там ставились не медико-психологические, а социальные задачи. Но на самом деле параллельно происходила профилактика, а нередко и коррекция социопатии. Интересные дела: авиамоделирование, радиотехника, вождение автомобиля, турпоходы и прочее – отвлекали мальчишек от бесцельного шатания по улицам, помогали формировать мужские качества. Было много и бесплатных спортивных секций, театральных студий, шахматных и прочих кружков, в которые с удовольствием ходили дети и подростки. Когда у детей помимо учебы есть еще какая-то сверхзадача, это обычно помогает ребятам с угрозой социопатического формирования личности. Создание подобных кружков и пропаганда занятий в них может очень сильно помочь подросткам пройти нелегкий переходный возраст.

– А что можно посоветовать женщинам, которые, выйдя замуж, вдруг обнаружили, что их муж – социопат? Ведь признаки, о которых вы говорите: стремление подавить слабого, раздражительность, нежелание трудиться, зависимость от компьютерных игр, алкоголизация, нередко проявляются не во время ухаживания, а когда люди начинают совместную жизнь.

– Лучше всего постараться распознать эти признаки как можно раньше, до замужества, и поостеречься связывать свою судьбу с таким человеком. Тут не стоит питать никаких иллюзий: жить с таким человеком будет очень трудно. Ну, а если решительный шаг уже сделан, надо проявить мудрое терпение и пытаться вывести своего суженого из той западни, в которой он оказался из-за неправильного воспитания в детстве. Но это возможно лишь при большой любви, ведь любят, как известно, не за что-то, а просто так.

– И даже вопреки.

– Да. В таком случае можно надеяться на постепенное исправление личностной деформации, потому что социопатия – это все-таки нажитое состояние. А значит, и исправимое. Но, проявляя терпение и любовь, социопата нельзя распускать. Жена не должна взваливать на себя все обязанности, в том числе и по зарабатыванию денег. Наоборот, перед социопатом совершенно необходимо ставить какие-то сверхзадачи – не заоблачные, а посильные. И отчасти действовать с ним, как с малым ребенком, подбадривая и хваля за успехи, помогая переживать неудачи. Далеко не все женщины с этим справляются, ведь в муже хочется видеть опору, а не еще одно малое дитя. Поэтому все-таки лучше подходить к браку серьезно и с социопатом не связывать свою жизнь. Эти люди своей расхлябанностью, неустойчивостью, капризностью, упрямством, безосновательными претензиями на лидерство могут испортить жизнь и жене, и детям.

– Если я правильно понимаю, то для социопатов еще характерно непризнание своей вины, некритичное отношение к себе. Женщины часто говорят, что муж, который дома творит Бог знает что, категорически отказывается идти к психологу, закрывается от проблем, не желает налаживать нормальную семейную жизнь.

– Да, в этом как раз и проявляется недостаточность социального интеллекта, характерная для социопатов. Если бы были ужесточены социальные требования, предъявляемые к таким людям, число социопатов заметно убавилось бы. Только важно, чтобы требования были конкретны и не сводились, как в последние десятилетия, к материальному обеспечению семьи без какой-либо нравственной составляющей, ведь воровство – это тоже способ материального обеспечения, и нередко, как мы видим по нашей новейшей истории, весьма успешный.

– Я что-то не припомню, чтобы в те времена, когда в нашей стране не позволялось тунеядство, было так много неработающих мужчин, которые сидят на шее у жены или у престарелых родителей-пенсионеров.

– Конечно. Общество должно быть требовательно к своим гражданам. Одновременно оно должно помогать им, создавать условия для честного труда и нормальной, нравственной жизни. К примеру, в свое время было лечение алкоголизма в лечебно-трудовых профилакториях. Оно было добровольно-принудительным и давало, вопреки уверениям некоторых либеральных правозащитников, хорошие результаты.

– Сейчас предлагают ввести такое лечение для наркоманов.

– Дай Бог, чтобы это получилось! К слову сказать, наркомания хорошо лечится в монастырях и православных общинах, где жесткие требования, дисциплина, труд, воздержание и одновременно приобщение к истинным ценностям, высоким целям и настоящим, а не суррогатным духовным радостям. Именно это социопатам необходимо как воздух.

10 завораживающих фильмов о социопатах — Что посмотреть

Кто такие социопаты? Что творится в их голове? Почему они так жестоки и безжалостны?

Мы вряд ли ответим вам на эти вопросы, но взамен предоставим видеопособия о самых хладнокровных хищниках каменных джунглей. Оторваться просто невозможно.

Чистокровные

Thoroughbreds, 2017

June Pictures

Когда-то Лили и Аманда были лучшими подругами, но, повзрослев, вовсе перестали видеться. Из-за проблем с поведением Аманда бросила школу и теперь вынуждена посещать психолога, который никак не может определиться с диагнозом. Лили же проводит свои дни в шикарном особняке нового отчима, который не переносит свою новоиспеченную дочурку. Девушки случайно вновь начинают общаться, но на этот раз преследуя необычную цель — Лили хочет избавиться от отчима, а Аманда не прочь убить человека.

Жестокие игры

Cruel Intentions, 1999

Columbia Pictures

Сводные брат и сестра Кэтрин и Себастьян купаются в любви, внимании, богатстве и несчастье окружающих их людей — эта парочка соблазнительных манипуляторов так часто и виртуозно рушила чужие судьбы, что даже заскучала. Чтобы «разнообразить» скучные серые будни, они заключают пари: если Себастьян уложит в постель главную скромницу школы и по совместительству дочь директора, Кэтрин ему отдастся. Если нет — последней достанется Ягуар брата.

Первобытный страх

Primal Fear, 1996

Paramount Pictures

Известный адвокат Мартин Вейл берется защищать в суде подростка, подозреваемого в убийстве священнослужителя. Все улики указывают на то, что подсудимый виновен, но Вейл уверен в невиновности парня. В процессе следствия выясняется, что подозреваемый не раз подвергался сексуальному насилию со стороны священника, в связи с чем у парня появилось раздвоение личности.

Стрингер

Nightcrawler, 2013

Bold Films

Потерявший работу Луис находит отличный способ подработать — он снимает криминальные происшествия и продает материал местной телекомпании. Очень быстро он становится официальным фотокорреспондентом местных новостей, однако преступления происходят не часто, а зрители требуют сенсаций ежедневно…

Охотники за разумом

Mindhunters, 2004

Columbia Pictures

Заключительным этапом обучения для семерых будущих агентов ФБР становится расследование «убийства на острове». По мельчайшим уликам они должны составлять психологический портрет убийцы. Стандартный тест с манекенами и искусственной кровью со временем становится настоящим делом — когда ребята находят тело своего наставника, который должен был за ними следить.

Забавные игры

Funny Games, 1997

Austrian Film Institute

Георг, Анна и их 10-летний сын Жоржи приезжают на выходные в свой загородный дом у озера. Пока отец и сын возятся с лодкой, Анна готовит ужин. Внезапно к ней приходит нежданный гость: молодой человек просит одолжить ему несколько яиц. Ведет он себя довольно навязчиво и всем своим видом показывает, что уходить явно не собирается. Позже к нему присоединяется его друг, они нападают на Георга и заставляют всю семью собраться в гостиной. И тут один из молодых людей говорит: «Спорим, что через 12 часов вы умрете?»

Добрый сынок

The Good Son, 1993

20th Century Fox

После смерти матери 12-летнего Марка на время отправляют к тете и дяде, чтобы он немного отошел от стресса и отвлекся от горя игрой с двоюродными братом Генри и сестрой Конни. Марк и Генри быстро находят общий язык, но с каждым днем нездоровые «игры» Генри становятся все более садистскими. Марк пытается рассказать о наклонностях сына его родителям, но они уверены, что их маленький ангел не способен на жестокость. Вскоре Генри сообщает своему новому другу, что в ближайшее время кто-то умрет.

Мизери

Misery, 1990

Castle Rock Entertainment

По пути в издательство популярный писатель Пол Шелдон попадает в автомобильную аварию в горах. К его удаче, автора спасает одна из самых верных фанатов его творчества, заботливая медсестра Энни. Она уверяет его, что метель отрезала их от города, телефон не работает, и единственное, чем можно заняться — переписать последний роман Шелдона, который он вез к редактору и в котором погибает любимая героиня Энни.

Яма

The Hole, 2001

Pathé Pictures International

Старшеклассница Лиз всячески пытается завоевать симпатичного Майка. Для этого она даже организовывает необычную «минивечеринку» в бункере времен войны. Но когда он понимает, что не сможет продержаться с Лиз в одном помещении и получаса, обнаруживается, что ключ от входного люка пропал.

Исчезнувшая

Gone Girl, 2014

20th Century Fox Film Corporation

Намереваясь развестись с женой, в день годовщины свадьбы Ник обнаруживает, что супруга бесследно исчезла. В доме повсюду следы борьбы и крови. Все подозрения падают на Ника. Начинается безумная вакханалия, сопровождающаяся раскрытием не очень приятных семейных тайн.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Как распознать социопата? | Слушай Душу

     Я продолжаю исследовать тему мужчин-социопатов и отношений с ними, которую начала в прошлой статье «Три месяца с мужчиной, лишенным совести». В ней я описала свою историю с фактической точки зрения. Сейчас я в соавторстве с коллегой Юлией Концовой, с которой мы уже создали вместе одну статью по мотивам творчества Ольга Валяевой, проанализируем мою ситуацию в плане того, действительно ли Саша является социопатом. А в следующей статье мы поговорим про то, какие признаки с самого начала свидетельствовали о нездоровье наших с Сашей отношений, почему я в них попала, из-за чего  оставалась там некоторое время, и какова во всем этом деле была моя ответственность.

  Я выдвинула предположение, что Саша — социопат. Прежде чем перейти непосредственно к сути вопроса, хочу еще раз повторить следующее: это только предположение, и, возможно, я ошибаюсь. Было бы даже лучше, если бы я ошибалась. Тем не менее, я взяла на себя смелость исследовать отношения с Сашей именно с точки зрения социопатии, поскольку это проливает свет на многое из того, что происходило. Это выявляет нездоровые схемы поведения и отношений, которые было очень полезно увидеть мне, и, надеюсь, будет полезно знать и другим женщинам.

    Говоря о социопатах, я опираюсь на книгу Роберта Д.Хаэра «Лишенные совести».  (В книге Хаэр называет социопатов — психопатами. Это связано с разницей между российской парадигмой по этому вопросу и подходом, принятым в других странах. В США термин «психопатия» обозначает антисоциальное расстройство личности, которое в России именуется социопатией. Чтобы не было путаницы, далее в цитатах из книги я везде заменяю слово «психопат» на «социопат»)

   Социопатия — это расстройство личности, характеризующееся игнорированием социальных норм, импульсивностью, агрессивностью и крайне ограниченной способностью формировать привязанности. По словам Р.Д.Хаэра, социопаты —

«это социальные хищники, которые очаровывают, используют в собственных целях людей и безжалостно пробивают себе дорогу, оставляя за собой широкий след из разбитых сердец, несбывшихся надежд и пустых кошельков. Начисто лишенные совести и сочувствия, они берут, что хотят, и делают, что нравится, нарушая при этом общественные нормы и правила без малейшего чувства вины или сожаления <…> В основе их поступков лежит не душевная болезнь, а холодный и расчетливый рассудок вкупе с ужасной неспособностью относиться к окружающим как к мыслящим и чувствующим созданиям».

   Отличительной особенностью социопатов является то, что у них в буквальном смысле «нет совести». Они в незначительной степени способны на такие эмоциональные ответы, как страх и тревога, которые являются главными движущими силами совести. «Внутреннему голосу» социопатов не хватает эмоциональной силы, и они не умеют мысленно «прорисовывать» и прочувствовать последствия своих действий. Главной целью жизни для них является немедленное удовлетворение своей потребности в удовольствии. У них отсутствуют взрослая позиция принятия отложенного удовольствия и нет способности переносить фрустрацию, зато есть детский подход — «увидел-хочу!» и «не могу ни в чем себе отказать!» У мужчин социопатия встречается намного чаще, чем у женщин.

  Р.Д.Хаэр разработал «Контрольный перечень признаков психопатии» (социопатии). Опираясь на него я и разберу ситуацию с Сашей.

    Эмоциональные и межличностные особенности социопатов  следующие:

  1. Болтливость и поверхностность

    Р.Д.Хаэр: «Социопаты зачастую остроумно говорят и четко формулируют свои мысли. Они могут быть веселыми собеседниками. У них на все есть быстрый и разумный ответ. Они могут рассказывать невероятные, но убедительные истории, выставляющие их в хорошем свете. Они могут представить себя с положительной стороны, что только усилит их естественную привлекательность и обаяние. Тем не менее их излишние блеск и гладкость, а также очевидные неискренность и поверхностность иногда бросаются в глаза. У проницательных наблюдателей часто создается впечатление, что социопат играет роль, машинально произнося заученные фразы»

    Я упоминала, что у Саши был заметный дар убеждения. Он всегда много говорил, любил рассказывать истории. Легко находил общий язык с людьми, мог быть очарователен, производил впечатление компетентного и интересного человека. Но когда общение шло глубже, как вышло у нас, когда мы стали жить вместе, то либо вскрывались какие-то несостыковки в его рассказах, либо становилось заметно, что ему нечего сказать по теме, когда разговор переходил из области фактов в область чувств, морали, ценностей и т.д.

  1. Эгоцентричность и претенциозность

  Р.Д.Хаэр: «Социопаты чрезвычайно самовлюбленны и надменны и поразительно эгоцентричны и претенциозны. Они считают себя центром Вселенной, высшими созданиями, которым позволено жить по собственным правилам».

      Саша действительно считал себя великим человеком, просто пока еще не признанным обществом. Свои многочисленные рассказы о том, какое очередное глобальное дело он задумал, Саша часто заканчивал чем-то в духе «Они обо мне еще узнают!» То, что для него существовали особые правила и на него не распространялись нормы морали, на которые ориентировались другие люди, мы рассмотрим подробно ниже.

  1. Отсутствие чувства вины и сожаления

  Р.Д.Хаэр: «Социопаты демонстрируют ошеломляющее безразличие к разрушительным последствиям своих поступков. Не скрывая своих подлинных чувств, они спокойно заявляют, что не испытывают чувства вины и не сожалеют о причиненной ими боли. Они считают, что у них нет причин для беспокойства»

     За все время общения с Сашей, выслушивая истории о прошлых женщинах или работах, я ни разу не услышала слов сожаления, раскаяния и осмысления, что он что-то в жизни сделал не так, где-то был не прав, ошибся и сделал из этого выводы. В его историях он всегда был безупречен, а виноваты во всем были другие люди. Он постоянно занимался рационализацией своих нечестных поступков, говоря, что «они это заслужили». Таким образом, он не брал на себя ответственность за зло, которое он причинял, считая, что своим поведением просто восстанавливает справедливость.

  1. Отсутствие эмпатии, сочувствия к другому

    Р.Д.Хаэр: «Социопаты не могут войти в чье-то положение. Чувства других людей их не волнуют <…> Они относятся к окружающим как к средству удовлетворения своих желаний и потребностей»

      Саша явно не мог поставить себя на место другого, о чем свидетельствовало его желание убить всех инвалидов, умственно отсталых, психически больных, геев.  Когда мы увидели сюжет по телевизору, в котором показывали женщину, которая, сильно плача, рассказывала, как ей пришлось покинуть квартиру в Припяти после аварии на Чернобыльской АЭС, Саша холодно сказал, что «вот дура показухой занимается, им же всем квартиры в других городах дали, чего она сопли теперь по лицу размазывает?» Мое робкое замечание, что переживание подобного — авария, резкая смена обстановки, потеря привычного образа жизни и окружения — может быть серьезной психологической травмой утраты, Сашу не убедило, он еще несколько раз повторил то, что «дуре» нечего так убиваться, у нее все хорошо.

  1. Коварство и склонность к манипулированию окружающими

  Р.Д.Хаэр: «Ложь, коварство и манипуляция — естественные таланты социопатов. <…> Пойманные на лжи или поставленные в затруднительное положение правдой, они очень редко смущаются или запутываются — они просто меняют тему или пробуют перекроить факты так, чтобы они подтверждали их ложь. Результат — серия противоречащих друг другу утверждений и сбитый с толку слушатель»

     Саша спокойно мог соврать. Ища выгоду, в том числе и со мной, он умело давил на чувство вины, переворачивал факты или отказывался от своих предыдущих слов. На мои замечания, что он говорит неправду, Саша отвечал, что он всего лишь «говорит то, что считает нужным».

  1. Поверхностность эмоций

    Р.Д.Хаэр: «Социопаты страдают скудостью чувств, т.е. им доступна только сильно ограниченная гамма эмоций. Несмотря на иногда кажущуюся холодность и бесчувственность, социопаты склонны проявлять свои эмоции в драматичной, хотя и кратковременной форме. У внимательных наблюдателей создается впечатление, что они просто играют роль. Социопаты могут утверждать, что их иногда переполняют сильные чувства, однако при этом они не в состоянии описать тонкости различных эмоциональных состояний. Они, например, приравнивают сексуальное влечение к любви, разочарование к грусти, раздраженность к гневу»

      Порой мне казалось, что Саша не чувствует то, о чем он говорит. Возможно, именно это я бессознательно и считывала с самого начала, как начала чуять, что в этой прекрасной картинке что-то не так. И мой профессиональный опыт кризисного психолога тоже позволял мне отлавливать моменты, когда за словами человека стоит чувство, а когда — нет. Чему я верю — что Сашу задевало то, когда он не мог достичь своих целей, и расстраивался по этому поводу, или негодовал. Во многих других случаях было ощущение, что слова, обозначающие чувства, для Саши были обертками с надписями, которыми  он оборачивал вовсе не то, что было на них написано.

     Особенности социального поведения социопатов:

  1. Импульсивность

     Р.Д.Хаэр: «Социопаты, прежде чем что-либо сделать, редко взвешивают все «за» и «против». «Я сделал так, потому что мне так хотелось» — их стандартное оправдание <…> Будучи больше чем просто проявлением темперамента, импульсивные действия становятся естественным продолжением основополагающей цели жизни большинства психопатов: получение сиюминутного удовольствия или утешения».

      В наш последний совместный с Сашей день, когда он измывался надо мной по полной программе, я сопровождала его в спортивный магазин, где он намеревался купить кроссовки взамен тех, что испортились у него в лагере в лесу, откуда он вернулся. Он говорил, что это было для него важно, поскольку носить ему было нечего. Тем не менее вышел из магазина Саша без кроссовок, зато с роликовыми коньками, которые он сразу же одел и поехал.

    Для Саши было нормально резко поменять решение, о котором мы с ним договорились. Об этом я обычно узнавала уже постфактум. Он мог быстро сорваться и поехать куда-то, бросить одно дело и начать другое, остановиться на полуслове в разговоре и перескочить с темы на тему.

  1. Слабый поведенческий контроль

  Р.Д.Хаэр: «Социопаты болезненно реагируют на пренебрежительное отношение и оскорбления. Поведение большинства из нас подвластно сильным сдерживающим факторам. Даже если вам захочется отреагировать враждебно, вы все равно сможете сдержаться. У социопатов эти сдерживающие факторы развиты слабо: малейшее недовольство может вывести их из себя. Поэтому социопаты вспыльчивы и раздражительны, склонны реагировать на неудачи, ошибки, наказание и критику применением силы, угрозами и бранью. Они крайне обидчивы и могут взорваться из-за пустяка. Однако эти вспышки, какими бы яростными они ни были, обычно кратковременны. Когда они проходят, социопаты начинают вести себя так, будто ничего необычного не произошло».

       Когда Саше казалось, что кто-то покушается на его границы, чего-то хочет от него, или готов в чем-то упрекнуть, он очень быстро взрывался. Он яростно кричал, в том числе оскорбления и угрозы. При мне до применения физической силы дело не доходило, но это не гарантия, что до нее дело не доходило вообще.

  1. Потребность в психическом возбуждении

     Р.Д.Хаэр: «В поведении социопатов заметна непреходящая потребность в психическом возбуждении: они обычно ведут насыщенную событиями жизнь и ходят по лезвию ножа, часто нарушая при этом закон. <…> Обратная сторона этой страсти к приключениям — полная непереносимость рутины или монотонности. Социопаты быстро начинают скучать. Вряд ли вы найдете их там, где нужно выполнять скучные повторяющиеся действия, или там, где требуется продолжительная концентрация внимания».

       Думаю, именно на этой потребности в постоянном возбуждении основывались многие Сашины увлечения — охота, скалолазание, кочевой образ жизни, ожидание апокалипсиса и подготовка к нему. Одна из его идей, которую он предлагал мне разделить с ним — это залезть ночью в метро и погулять там по туннелям.

  1. Безответственность

    Р.Д.Хаэр:  Для психопатов обязательство и долг — пустые слова. Их добрые намерения — «Я больше никогда не обману тебя» — это просто брошенные на ветер обещания. Действительно ужасные кредитные истории, например, показывают, как психопаты легко берут деньги в долг, скрываются от кредиторов или дают пустые обещания материально поддерживать ребенка. <…> Безответственность и ненадежность психопатов распространяются на все сферы их жизни. На рабочем месте они отличаются непостоянством, частыми прогулами, злоупотреблением средствами компании, нарушениями корпоративных правил и ненадежностью. Они не придерживаются формальных и моральных обязательств перед людьми, организациями и законом»

     Саша гордо рассказывал, что не платит бывшей жене алименты на сына. Дескать, а нечего было меня обманывать, что бесплодна, и беременеть при этом. Но, по его словам, порой он все же проявлял милость и мог выслать им деньги, если считал, что сын действительно в чем-то нуждается.

   В прошлой статье я упоминала про Сашины проблемы с кредитами и не возвращенными долгами. После нашего расставания на мой адрес некоторое время еще приходили извещения на имя Саши о необходимости выплат по кредиту. Я обнаружила, что у меня есть неоплаченный месячный счет за коммунальные услуги, который, по словам Саши, он оплатил. Ну, а полгода назад мне позвонили из какого-то банка и спросили, знаю ли я Сашу, кем ему прихожусь, и как я считаю, можно ли ему доверять. Оказывается, он опять собирался брать кредит, и работники банка нашли информацию о нем в связке с моим домашним телефоном. Вот тут настал мой звездный час и я рассказала девушке из банка все, что ей, на мой взгляд, нужно знать про Сашу и то, что доверять этому человеку точно не стоит, равно как и давать ему кредит. Не знаю, повлияли ли мои слова на их решение. Очень хочется верить, что да.

  1. Проблемное поведение в детстве

   Р.Д.Хаэр:  «У многих социопатов серьезные проблемы с поведением появляются уже в раннем детстве. К ним относятся постоянное вранье, мошенничество, воровство, поджоги, прогулы уроков, недисциплинированность в школе, употребление наркотиков или злоупотребление алкоголем, вандализм, насилие, запугивание других детей, побеги из дому и ранняя половая жизнь. Хотя чем-то из перечисленного выше в определенном возрасте страдают многие дети, я должен заметить, что у социопатов такое поведение проявляется в особо серьезной форме. <…> Жестокость по отношению к животным — тоже признак серьезных эмоциональных или поведенческих проблем».

      На счет проблемного поведения Саши в детстве у меня нет информации. Но есть кое-что про отношение к нему родителей: как-то после разговора по телефону со своей мамой, Саша передал мне, что мама спрашивает, не «достал» ли он меня. Раз у нее возник такой вопрос, велика вероятность, что родителей он уже достал.

  1. Антисоциальное поведение во взрослой жизни

  Р.Д.Хаэр: «Социопаты считают общественные нормы неудобными и неразумными. Это препятствие на пути выражения их наклонностей и желаний. Они создают собственные правила (как в детстве, так и во взрослой жизни). Импульсивные и коварные дети, которым незнакомо сочувствие и которые смотрят на мир только со своей колокольни, повзрослев, никак не меняются».

     За Сашей тянулся шлейф финансовых проблем, сворованных с работы вещей, обмана и лжи. После наших отношений я еще долго приходила в себя, и думаю, что я не единственная женщина, которая оказалась после встречи с ним в подобном положении.

     Получается, что описание Саши с точки зрения эмоций и поведения подходит почти ко всем пунктам «Контрольного перечня признаков психопатии «(социопатии)  Р.Д.Хауэра. Основываясь на этом, можно предположить, что то, с чем я столкнулась, скорее всего — случай социопатии.

     У многих, и у меня в том числе, возникает вопрос, а можно ли с этим что-то сделать? Р.Д. Хаэр пишет, что социопатия ни только не излечивается с помощью психотерапии (поскольку у социопатов нет того, за счет чего психотерапия работает с другими людьми — сопереживания другому, способности к раскаянию), но в их случае психотерапия может даже принести вред, т.к. проходящие терапию социопаты начинают лучше разбираться в психологии, а значит еще искуснее манипулировать другими людьми. Для них нужен другой подход:

     «Акцент в программе делается не на развитии в психопатах сострадания и совести, а на убеждении их в том, что их поведение не в их интересах и что они сами должны нести за него ответственность. В то же время мы стараемся показать им, как они могут удовлетворить свои потребности, не задевая общество».

     На этом я завершу использование в этой статье книги Р.Д.Хаэра «Лишенные совести». Советую ее прочитать. Некоторые из нас уже сталкивалась с подобными людьми, и, возможно, еще будут сталкиваться, так что знать, с кем имеешь дело — неоценимая помощь в данном вопросе. Здесь можно познакомиться с краткой выжимкой о том, как распознать социопата, и как наименее болезненно уйти от него, а тут — интересный разбор явления социопатии на примерах из известных литературных произведений.

      И под конец я передаю слово психологу Юлии Концовой:

  «Разные направления психотерапии смотрят на проблему социопатии под соответствующим углом, исходя из своего мировоззрения. Так, Виктор Франкл, основоположник логотерапии — терапии, ориентированной на смысл, говорил о том, что в человеке всегда есть духовное измерение, и это духовное измерение в любом случае здорово. Таким образом, в каждом человеке всегда есть здоровая часть, и, в том числе, и в социопате.

    Юнгианский анализ говорит о том, что социопаты — это глубоко травмированные люди. И их травматизация привела к «расщеплению» личности. Это  внутреннее «расщепление» не позволяет одной части (сознанию) соприкоснуться с другой (бессознательной) частью — со своей же раненной частью, со своей болью.

   Социопаты испытывают боль, страх, ужас, вину и много других труднопереносимых чувств. Но эти сильные чувства вытеснены в бессознательное. Внутри у социопата все болит, но поскольку он этого не осознает, то дать выход чувствам он способен только через агрессию, нападение, обесценивание и разрушение Другого.

    По общепринятому мнению, для социопатов невозможна психотерапия. Потому что она должна начинаться со взятия на себя ответственности за то, что он сделал не так. Увы, для них это слишком высокая цена, которую они, в подавляющем большинстве, не готовы платить за встречу с самим собой…

   Я говорю о раненной части социопатов не для того, чтобы женщины или мужчины, столкнувшиеся с ними, начали усиленно им сочувствовать, пытаться «спасти», тем самым продолжая подвергать себя и своих близких опасности. Я  говорю о раненной части социопатов и о том, что в них где-то есть вытесненная «здоровая» часть (по Франклу) для того, чтобы дети, выросшие в семье социопата, смогли увидеть не только страшную, пугающую часть родителя, но и другую его часть… Смогли увидеть целостный образ родителя (отца или матери). Я говорю это в надежде, что, возможно, это поможет им принять и отпустить свое собственное раненное прошлое».

        (с) Евгения Задруцкая, проект «Слушай Душу» – listentosoul.ru

         P.S. Оставление своих персональных данных при отправке комментария под статьей или письма создательнице сайта, автоматически означает, что Вы принимаете правила пользования сайтом listentosoul.ru и подтверждаете, что ознакомлены и согласны с политикой конфиденциальности данного сайта.

Вы социопат? — Центр осведомленности

Трудно ли вам настроиться на эмоции других людей? Вам говорили, что вы нечувствительны? Если так, то вас могли обвинить в социопате. Слова социопат и психопат довольно часто используются в повседневной жизни. Если кто-то проявляет какие-либо признаки жестокости по отношению к другим в сочетании с социальной изоляцией или безразличием к тому, что думают другие люди, его сверстники могут погладить свой коллективный подбородок и сказать: « Хм, психопат? » Если человек, кажется, может легко очаровать других, но не может устанавливать с ними прочные отношения, потому что они кажутся бессердечными и неспособными на самом деле заботиться об этих других людях, тогда ярлык социопата будет приобретен.

Но эти термины очень редко используются в психологии и психиатрии. Ни психопат, ни социопат не указаны в диагностической библии, которую врачи используют при диагностике психических заболеваний. Это связано с тем, что они не являются нарушениями сами по себе, а рассматриваются как признаки при диагностике других состояний, таких как антисоциальное расстройство личности. Это означает, что нет статистических данных о том, сколько людей являются психопатами или социопатами, но, по оценкам, это около четырех процентов населения.

Итак, ответ на вопрос в заголовке этого блога почти определенно «нет». Однако у вас могут быть социопатические черты:

Определяющими характеристиками социопата являются, на первый взгляд, очень умный, веселый и обаятельный характер, но довольно рано в знакомстве или отношениях становится очевидным, что имеет место случайный, почти постоянный обман и манипуляции. Итак, очарование — это первое, что нужно заметить, и социопаты могут привлечь к себе множество людей, но у них нет возможности заводить друзей или поддерживать значимые отношения.Обычно социопаты очень искусны во лжи и обмане и не способны испытывать чувство вины или раскаяния.

Отличительные черты социопата:

  • Поверхностное обаяние и хороший интеллект
  • Уверенность в себе и быть душой любой вечеринки
  • Смелость и уверенность в себе
  • Редко чувство вины или стыда
  • Нет раскаяния
  • Постоянно лежачий
  • Завышенное чувство собственного превосходства
  • Склонность к преувеличению,
  • Постоянная ненадежность
  • Быть импульсивным, агрессивным и безрассудным
  • Несоблюдение социальных норм
  • Отсутствие заблуждений и других признаков иррационального мышления
  • Отсутствие нервозности или беспокойства
  • Отсутствие раскаяния и стыда
  • Антисоциальное поведение без видимой причины
  • Плохое суждение и неспособность учиться на собственном опыте
  • Эгоцентризм или завышенное чувство собственного достоинства
  • Не способен понять концепцию любви или развить в ней способность
  • Отсутствие реакции на чужие чувства
  • Импульсивность или неспособность планировать наперед
  • Отсутствие сочувствия к другим
  • Не умеет читать чужие эмоции

Что делает социопата?

Согласно недавнему исследованию Американской психиатрической ассоциации, примерно 70 процентов социопатов происходят из домов, в которых отсутствовал отец.Исследования также показали, что, если ребенку не проявляют привязанности и что родители никогда не проявляют эмоциональной близости, это может вызвать дисфункцию у ребенка, которая может проявиться в социопатических тенденциях в дальнейшей жизни. Итак, существуют факторы окружающей среды, но кажется, что у социопатического поведения есть широкий спектр причин и объяснений, а также существует вероятность генетического фактора и что, если у одного из родителей есть социопатические черты, увеличиваются шансы их развития у детей.Исследователи в области неврологии также обнаружили, что у многих людей с диагнозом «антисоциальное расстройство личности» наблюдаются неврологические нарушения в лобной доле мозга. Это часть мозга, которая является центром суждения и самоконтроля.

Что делать, если у вас есть социопатические черты?

Приведенный выше список представляет собой довольно непривлекательный набор качеств, но хорошая новость в том, что эти черты можно изменить. Если, например, вам сказали, что вам не хватает сочувствия, и вы находите других людей и их настроение полностью загадочными, вы можете скорректировать это поведение.Эмоциональный интеллект можно изучить.

Как повысить свое сочувствие, социальную осведомленность и способность любить:

Свободно владеть языком эмоций : чтобы быть эмоционально интеллигентным, вы должны уметь распознавать и называть свои эмоции, а затем понимать, что происходит. Так, например, если вам грустно, вы можете определить это, а затем продолжить определять это и сказать что-то вроде: « Печаль — это чувство потери чего-то важного для меня, и поэтому грусть помогает мне понять, что я делаю. заботится о том, что важно для меня как личности.’

Назовите свои эмоции . Как только вы лучше поймете эмоции, важно назвать, что вы чувствуете, когда вы это чувствуете.

Не всегда от первого лица. Вместо того, чтобы говорить: «Я так зол прямо сейчас», подумайте про себя: «Гнев — одна из моих эмоций». Это дистанцирует вас от этого и помогает понять, что эмоции — вещь преходящая и содержащая информацию, которая может быть вам полезна.

Сядь со своими эмоциями .Позвольте себе грустить, злиться или расстраиваться на несколько мгновений, пока вы считаете до десяти или просто дышите … затем…

Почувствуйте это в своем теле. Ваши мышцы напряжены? Ощущения в голове или груди? Это поможет вам сосредоточиться, чтобы вы могли лучше понять, что с вами происходит, и как справиться с этой эмоцией.

Избавьтесь от мысли, что одни эмоции — это плохо . Каким бы негативным ни было ощущение страха или гнева, на самом деле это полезно, поскольку оно может привести вас к тому, чтобы обезопасить себя или исправить ошибку и искать справедливости.Но если вы остаетесь с негативом и думаете, что некоторые эмоции плохи, вы оттолкнете его или подтолкнете вниз, где он может скрываться и вызвать у вас проблемы позже.

Ищите выкройки. Нейробиология научила нас, что мозг будет следовать существующим нервным путям. Например, если вы всегда склонны сдерживать свои эмоции, и это то, чему вы научились в раннем возрасте, потому что один из ваших родителей также поступил так, то это устоявшаяся модель поведения. Но если вы доведете это до осознания, вы сможете изменить ход этого и отреагировать на здесь и сейчас, а не на бессознательное усвоенное поведение.

Если вы чувствуете, что хотите безопасное пространство, в котором вы можете открыто рассказать о своих антиобщественных чувствах и улучшить свой эмоциональный интеллект и способность общаться с другими, терапия может стать очень полезным следующим шагом. Просто позвоните по телефону 020 8673 4545 или по электронной почте i[email protected] для конфиденциальной встречи.

Бриджит Фрир

Бриджит Фрир сначала училась на печатного журналиста и много лет работала внештатным писателем в таких публикациях, как The Sunday Times, The Times, The Observer, The Telegraph, Hello, People, Rolling Stone, Marie Claire и Psychologies.Она также является автором нескольких книг о карьере и путешествиях. Бриджит — квалифицированный психотерапевт со степенью магистра психодинамической психотерапии Биркбека, Лондонский университет.

Как определить, являетесь ли вы социопатом

Джо Гиббонс в кадре из своего фильма о социопате.Джозеф Гиббонс / Признания социопата / YouTube В июне Джозеф Гиббонс, бывший преподаватель Массачусетского технологического института, был признан виновным в том, что снял себя во время ограбления нью-йоркского банка в рамках, как он утверждал, художественного проекта. Он взял 1000 долларов, и теперь ему грозит до трех лет тюрьмы.

В мире искусства Гиббонс наиболее известен своим фильмом 2002 года «Признания социопата», который был назван журналом Artforum одним из лучших фильмов года.

Природа искусства Гиббонса такова, что никогда нельзя быть уверенным, действительно ли Гиббонс социопат или он просто играет роль. Тот факт, что он также якобы ограбил банк в Род-Айленде и взял 50 000 долларов, предполагает смесь этих двух факторов.

Одна из лучших книг о социопатии — «Признания социопата; жизнь, проведенная в скрытом состоянии», написанная автором под псевдонимом М.Э. Томасом. Она описывает, каково быть социопатом — человеком, которому не хватает способности чувствовать или сочувствовать другим.

Социопаты могут быть сексуальными и обольстительными; они рискуют, чего не делают остальные, и производят впечатление смелых и захватывающих. В социальном плане они часто являются лидерами, душой партии.

Обратной стороной является то, что они считают, что других используют, не чувствуют сочувствия, сочувствия или вины и часто находятся в одном шаге от того, чтобы стать тем, что психологи называют психопатами: преступно мстительными типами, единственная мотивация которых состоит в том, чтобы воспользоваться преимуществами более слабых. люди.

За десятилетия психологи несколько раз меняли определение социопатии.Раньше его называли «психопатом». Социопат — это новый термин. Первым исследователем, назвавшим концепцию психопатии, был доктор Херви Клекли в 1941 году. Клекли отметил, что психопатию трудно диагностировать именно потому, что она проявляется без очевидных симптомов психического расстройства. Психопаты и социопаты часто бывают слишком рациональными.

Вот 16 характеристик Клекли. Спросите себя, относятся ли они к вам.

Есть ли у меня антисоциальное расстройство личности? (ASPD)

Насколько распространено антисоциальное расстройство личности?

Около 1% женщин и 3% мужчин страдают антисоциальным расстройством личности (таким образом, распространенность среди мужчин примерно в три раза выше, чем среди женщин).Расстройство характеризуется проблемами поведения в детстве, отсутствием морального или этического развития, неспособностью следовать утвержденным образцам поведения, лживостью и бесстыдным манипулированием другими. 1

В каком возрасте можно диагностировать антисоциальное расстройство личности?

Обычно антисоциальное расстройство личности диагностируется в возрасте от 16 до 18 лет и старше, — говорит Нафтали Беррилл, доктор философии, директор Нью-Йоркского центра нейропсихологии и судебной психологии в Глен-Хеде, штат Нью-Йорк.Часто, по его словам, человек с антисоциальным расстройством личности в детстве страдает расстройством оппозиционного неповиновения (ODD), за которым следует расстройство поведения в подростковом возрасте.

«Люди, которым поставлен диагноз антисоциального расстройства личности, почти всегда имели эти два состояния [ODD и расстройство поведения] в молодости», — соглашается Стивен Холлон, доктор философии, профессор психологии Гертруды Конавей Вандербильт в Университете Вандербильта в Нэшвилле, Теннесси. «Я не люблю диагностировать расстройство личности до тех пор, пока кто-то не переживет подростковый возраст, но люди, у которых были проблемы с правонарушением в подростковом возрасте или у которых было много проблем в детстве, выше риск антисоциального расстройства личности.”

Критерии диагноза антисоциального расстройства личности приведены в 5-м издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5).

Как вы называете человека с диагнозом антисоциальное расстройство личности?

лет назад людей с антисоциальным расстройством личности называли психопатами или социопатами, говорит Стивен Холлон, доктор философии, профессор психологии Гертруды Конавей Вандербильт в Университете Вандербильта в Нэшвилле, штат Теннесси.В наши дни эти имена больше не используются медицинскими работниками для описания людей с антисоциальным расстройством личности.

Хотя люди с антисоциальным расстройством личности не всегда попадают в неприятности с законом, они, как правило, холодны и склонны к манипуляциям. Лица, у которых диагностировано это расстройство, часто попадают в судимость. Это потому, что они часто нарушают закон и ведут себя агрессивно или импульсивно. У них также часто возникают проблемы с употреблением алкоголя или наркотиков. 2

Что является диагностическим предвестником антисоциального расстройства личности?

Предшественником антисоциального расстройства личности может быть оппозиционно-вызывающее расстройство (ODD) в детстве, говорит Нафтали Беррилл, доктор философии, директор Нью-Йоркского центра нейропсихологии и судебной психологии в Глен-Хеде, штат Нью-Йорк.«Это гораздо больше, чем просто шалость», — говорит он. «Человек мог разбить окно в машине соседа, потому что сосед накануне отругал его. У них может быть склонность к жестокости ».

Как лучше всего поступать с людьми, у которых диагностировано антисоциальное расстройство личности?

Это действительно зависит от того, насколько серьезен случай, говорит Нафтали Беррилл, доктор философии, директор Нью-Йоркского центра нейропсихологии и судебно-поведенческой экспертизы в Глен-Хеде, штат Нью-Йорк.«В литературе есть как доброкачественные, так и злокачественные типы антисоциального расстройства личности», — говорит он. «В безобидных случаях этот человек может оказаться ловким лжецом. Вы можете позвать их, если чувствуете, что они лгут или манипулируют. Злокачественные — это те, кто попадает в тяжкие преступления. Это может быть довольно страшно ».

Поддается ли лечению антисоциальное расстройство личности?

«Это очень сложно лечить», — говорит Стивен Холлон, доктор философии, профессор психологии Гертруды Конавей Вандербильт в Университете Вандербильта в Нэшвилле, штат Теннесси.«Если человек идет на лечение, он ведет себя так, что может заставить вас думать, что он реагирует на лечение», — говорит он. «Они всегда считают себя умнее всех вокруг. Они считают терапевта не таким умным, как они ».

Человек с антисоциальным расстройством личности обычно очень хорошо ведет себя так, будто становится лучше, — объясняет Холлон. «Но затем они поворачиваются и делают что-то ужасное, как только думают, что им это сойдет с рук», — говорит он.

Другая причина, по которой лечение этого расстройства может быть затруднительным, заключается в том, что человек часто не видит, что у него есть проблема, — объясняет Руди Нидеггер, доктор философии, почетный профессор психологии и менеджмента в Union College и руководитель отдела психологии в Ellis. Больница в Скенектади, штат Нью-Йорк. «Они думают, что проблема в окружающих их людях», — говорит он. «Если человеку нужна помощь, это излечимо». По его словам, очень немногие люди с этим расстройством личности поддаются лечению.

Можно ли предотвратить антисоциальное расстройство личности?

Очень важно бороться с расстройством поведения (также известным как оппозиционно-вызывающее расстройство или ODD), когда человек является ребенком и подростком, говорит Стивен Холлон, доктор философии, профессор психологии Гертруды Конавей Вандербильт в Университете Вандербильта в Нэшвилле, Теннесси. «Здесь работает« цена ответа », что означает, что человек теряет привилегии или что-то, что ему очень нравится, когда он проявляет оппозиционное поведение», — объясняет он.«Это работает намного лучше, чем наказание».

Кроме того, говорит Холлон, очень важно на раннем этапе выявлять детей, у которых есть ODD, и предлагать обучение их родителям.

В чем разница между избегающим расстройством личности и антисоциальным расстройством личности?

Антисоциальное расстройство личности более серьезно, чем избегающее расстройство личности, говорит Нафтали Беррилл, доктор философии, директор Нью-Йоркского центра нейропсихологии и судебной психологии в Глен-Хеде, штат Нью-Йорк.Люди с антисоциальным расстройством личности нарушают правила, лишены сочувствия, склонны не проявлять угрызений совести и даже могут казаться, что им нравится манипулировать другими людьми. Напротив, люди с избегающим расстройством личности обычно не нарушают правил и, как правило, стеснительны и сдержанны.

10 вещей, которые следует помнить, если вы любите социопата

Вы стоите за занавеской, вот-вот выйдете на сцену, чтобы столкнуться с множеством лиц, наполовину окутанных тьмой перед вами. По мере того, как вы приближаетесь к прожектору, ваше тело с каждым шагом становится все тяжелее.Знакомый стук эхом разносится по вашему телу — ваше сердцебиение зашкаливает.

Не волнуйтесь, не только вы страдаете глоссофобией (также известной как речевое беспокойство или боязнь говорить с большой толпой). Иногда беспокойство возникает задолго до того, как вы даже стоите на сцене.

Защитный механизм вашего тела отвечает, заставляя часть вашего мозга выделять адреналин в кровь — то же химическое вещество, которое выделяется, как если бы за вами гнался лев.

Вот пошаговое руководство, которое поможет вам преодолеть страх публичных выступлений:

1.Подготовьте себя морально и физически

По мнению экспертов, мы созданы для того, чтобы показывать тревогу и распознавать ее в других. Если ваше тело и разум обеспокоены, ваша аудитория заметит. Следовательно, важно подготовиться перед большим шоу, чтобы выйти на сцену уверенными, собранными и готовыми.

«Ваш внешний мир — это отражение вашего внутреннего мира. То, что происходит внутри, видно снаружи ». — Боб Проктор

Легкие упражнения перед презентацией помогают улучшить циркуляцию крови и отправить кислород в мозг.С другой стороны, умственные упражнения могут помочь успокоить ум и нервы. Вот несколько полезных способов успокоить учащенное сердцебиение, когда вы начинаете чувствовать бабочек в животе:

Разогрев

Если вы нервничаете, скорее всего, ваше тело будет чувствовать то же самое. Ваше тело напрягается, мышцы стянуты или вы вспотели. Аудитория заметит, что вы нервничаете.

Если вы заметили, что именно это происходит с вами за несколько минут до выступления, сделайте пару растяжек, чтобы расслабить и расслабить ваше тело.Перед каждым выступлением лучше разминаться, так как это способствует повышению функционального потенциала организма в целом. Мало того, это увеличивает мышечную эффективность, улучшает время реакции и ваши движения.

Вот несколько упражнений, которые помогут расслабить тело перед началом шоу:

  1. Повороты шеи и плеч — Это помогает снять напряжение и давление мышц верхней части тела, поскольку повороты сосредоточены на вращении головы и плеч, расслабляя мышцы. Стресс и беспокойство могут сделать нас неподвижными в этой области, что может вызвать возбуждение, особенно когда вы стоите.
  2. Растяжка рук — Мы часто используем эту часть наших мышц во время речи или презентации с помощью жестов и движений рук. Растяжка этих мышц может снизить утомляемость рук, расслабить вас и улучшить диапазон языка тела.
  3. Повороты талии — Положите руки на бедра и вращайте талией круговыми движениями. Это упражнение направлено на расслабление брюшной полости и поясницы, что очень важно, так как оно может вызвать дискомфорт и боль, что еще больше усиливает любые беспокойства, которые вы можете испытывать.

Избегайте обезвоживания

Вы когда-нибудь чувствовали себя сухим за секунду до того, как заговорить? А потом выходить на сцену скрипучим и скрипучим перед публикой? Это происходит потому, что адреналин от страха перед сценой вызывает ощущение сухости во рту.

Чтобы предотвратить все это, важно, чтобы мы получали достаточное количество жидкости перед выступлением. Глоток воды поможет. Однако пейте умеренно, чтобы вам не приходилось постоянно ходить в туалет.

Старайтесь избегать сладких напитков и кофеина, так как это мочегонное средство, а это значит, что вы почувствуете сильную жажду.Это также усилит ваше беспокойство, из-за которого вы не сможете говорить ровно.

Медитация

Медитация широко известна как мощный инструмент успокоения ума. Дэн Харрис из ABC, со-ведущий выпускных программ Nightline и Good Morning America и автор книги под названием 10% Happier , рекомендует, чтобы медитация могла помочь людям почувствовать себя значительно спокойнее и быстрее.

Медитация — это тренировка для ума. Это дает вам силу и концентрацию, чтобы отфильтровать негатив и отвлекающие факторы словами поддержки, уверенности и силы.

Медитация осознанности, в частности, является популярным методом, чтобы успокоить себя перед выходом на большую сцену. Практика включает в себя удобное сидение, сосредоточение внимания на своем дыхании, а затем сосредоточение внимания на настоящем, не отвлекаясь от забот о прошлом или будущем, что, вероятно, включает в себя блуждание на сцене.

Вот хороший пример управляемой медитации перед публичным выступлением:

2. Сосредоточьтесь на своей цели

Людей, которые боятся публичных выступлений, объединяет одна общая черта: слишком много внимания уделяется себе и возможности неудачи.

Я выгляжу смешно? Что делать, если я не могу вспомнить, что сказать? Я глупо выгляжу? Люди будут меня слушать? Кого-нибудь волнует, о чем я говорю? »

Вместо того, чтобы думать таким образом, переключите свое внимание на единственную истинную цель — внести что-то ценное для вашей аудитории.

Решите, какого прогресса вы хотите добиться от аудитории после презентации. Обратите внимание на их движения и выражения, чтобы адаптировать свою речь к тому, чтобы они хорошо проводили время, чтобы выйти из комнаты как лучшие люди.

Если ваше собственное внимание не приносит пользы и каким должно быть, когда вы говорите, переключите его на то, что приносит пользу. Это также ключ к установлению доверия во время вашей презентации, поскольку аудитория может ясно видеть, что вы серьезно относитесь к их интересам.

3. Преобразуйте негатив в позитив

Внутри нас постоянно борются две стороны: одна наполнена силой и храбростью, а другая — сомнениями и неуверенностью. Кого ты будешь кормить?

«Что, если я испорчу эту речь? Что, если я недостаточно смешной? Что, если я забуду, что сказать? »

Неудивительно, почему многим из нас неудобно проводить презентации.Все, что мы делаем, это терпим поражение, прежде чем у нас появится шанс проявить себя. Это также известно как самоисполняющееся пророчество — убеждение, которое сбывается, потому что мы действуем так, как будто оно уже есть. Если вы считаете себя некомпетентным, то со временем это станет правдой.

Мотивационные тренеры рекламируют, что положительные мантры и утверждения имеют тенденцию повышать вашу уверенность в наиболее важных моментах. Скажите себе: «Я справлюсь с этой речью, и я смогу это сделать!»

Воспользуйтесь своим выбросом адреналина, чтобы добиться положительного результата, а не думать о негативных «а что, если».

Вот видео психолога Келли МакГонигал, которая побуждает свою аудиторию превращать стресс в нечто положительное, а также предлагает методы, как с ним справиться:

4. Понимание вашего контента

Знание вашего контента на кончиках ваших пальцев помогает уменьшить ваше беспокойство, потому что есть одна вещь, о которой нужно беспокоиться. Один из способов добиться этого — несколько раз попрактиковаться перед выступлением.

Однако дословное запоминание вашего сценария не приветствуется.Вы можете замерзнуть, если что-то забудете. Вы также рискуете показаться неестественным и менее доступным.

«Никакое чтение или запоминание не принесут вам успеха в жизни. Главное — это понимание и применение мудрых мыслей ». — Боб Проктор

Многие люди неосознанно делают ошибку, читая со своих слайдов или дословно запоминая свой сценарий, не понимая их содержания — это явный способ переутомить себя.

Понимание вашего речевого потока и содержания облегчает вам преобразование идей и концепций в ваши собственные слова, которые затем вы можете ясно объяснить другим в разговорной манере. Создание слайдов, включающих текстовые подсказки, также является легким приемом, чтобы вы могли быстро вспомнить свой поток, когда ваш разум становится пустым.

Один из способов понять это — запомнить общие концепции или идеи, содержащиеся в вашей презентации. Это поможет вам говорить более естественно и позволит проявиться вашей индивидуальности.Это похоже на путешествие вашей аудитории с несколькими ключевыми вехами.

5. Практика ведет к совершенству

Как и большинство людей, многие из нас от природы не настроены на публичные выступления. Редко люди подходят к большой аудитории и безупречно выступают без каких-либо исследований и подготовки.

На самом деле, некоторые из ведущих докладчиков делают это легко во время показа, потому что они провели бесчисленные часы за кулисами, углубляясь в практику. Даже такие великие ораторы, как покойный Джон Ф.Кеннеди заранее готовил свою речь несколько месяцев.

Публичное выступление, как и любой другой навык, требует практики — будь то повторение речи бесчисленное количество раз перед зеркалом или ведение заметок. Как говорится, совершенство помогает практика!

6. Будьте аутентичными

Нет ничего плохого в том, чтобы чувствовать стресс перед тем, как подняться, чтобы выступить перед аудиторией.

Многие люди боятся публичных выступлений, потому что боятся, что другие будут судить их за то, что они показали свое истинное, уязвимое «я».Тем не менее, уязвимость иногда может помочь вам выглядеть более искренним и понятным, как оратор.

Отбросьте притворство, будто пытаетесь вести себя или говорить как кто-то другой, и вы обнаружите, что риск стоит того. Вы становитесь более искренним, гибким и спонтанным, что позволяет легче справляться с непредсказуемыми ситуациями — будь то жесткие вопросы от толпы или неожиданные технические трудности.

Узнать свой подлинный стиль речи очень просто.Просто выберите тему или вопрос, который вам интересен, и обсудите это, как обычно, с близкой семьей или другом. Это похоже на личный разговор с кем-то один на один. Отличный способ сделать это на сцене — выбрать случайного члена аудитории (с надеждой на успокаивающее лицо) и поговорить с одним человеком во время выступления. Вы обнаружите, что проще общаться с одним человеком за раз, чем со всей комнатой.

С учетом сказанного, чтобы чувствовать себя достаточно комфортно, чтобы быть собой перед другими, может потребоваться немного времени и некоторый опыт, в зависимости от того, насколько вам комфортно быть собой перед другими.Но как только вы примете это, страх сцены не будет таким пугающим, как вы изначально думали.

Докладчики, такие как Барак Обама, являются ярким примером искреннего и страстного оратора:

7. Оценка после выступления

И последнее, но не менее важное: если вы выступали публично и были травмированы неудачным опытом, попробуйте воспринимать это как усвоенный урок, чтобы улучшить себя как оратора.

Не ругайте себя после презентации

Мы самые жесткие по отношению к себе, и это хорошо.Но когда вы закончите выступление или презентацию, дайте себе признание и похлопайте по плечу.

Вы успели закончить все, что должны были сделать, и не сдавались. Вы не позволили своим страхам и неуверенности добраться до вас. Гордитесь своей работой и верьте в себя.

Совершенствуйте свою следующую речь

Как упоминалось ранее, практика действительно ведет к совершенству. Если вы хотите улучшить свои навыки публичных выступлений, попробуйте попросить кого-нибудь снять вас на видео во время выступления или презентации.После этого наблюдайте и наблюдайте, что вы можете сделать, чтобы улучшить себя в следующий раз.

Вот несколько вопросов, которые вы можете задать себе после каждого выступления:

  • Как я это сделал?
  • Есть ли области для улучшения?
  • Я выглядел или казался напряженным?
  • Я наткнулся на свои слова? Почему?
  • Я слишком часто говорил «ммм»?
  • Как проходила речь?

Запишите все, что вы наблюдали, и продолжайте практиковаться и совершенствоваться.Со временем вы сможете лучше справляться со своими страхами перед публичными выступлениями и выглядеть более уверенно, когда это необходимо.

Если вы хотите получить еще больше советов о публичных выступлениях или проведении отличной презентации, ознакомьтесь с этими статьями:

В сознании социопата: NPR

Признания социопата

Жизнь, проведенная в укрытии на виду

М. Э. Томас

Что такое социопат? Многие могут подумать об убийцах, преступниках, жестоких и бессердечных персонажах Джека Николсона в «Сиянии».

Это общепринятая мудрость. Но ему бросают вызов новые мемуары, Признания социопата: жизнь, проведенная скрывающейся у всех на виду. Написано под псевдонимом M.E. Thomas. Автор говорит, что большинство социопатов не заключены в тюрьму — и молчаливое большинство из них живут свободно и анонимно. Это ваши соседи, коллеги, возможно, даже члены семьи и любовники.

Томас признает, что социопаты могут быть опасными; они жаждут власти и не чувствуют вины или угрызений совести.Но они не злые по своей сути, и некоторые из них являются высокопродуктивными членами общества. Сама Томас — поверенный, профессор права и учитель воскресной школы. Она основала сайт SociopathWorld.com.

Основные моменты интервью

О ключевых чертах социопата

«Они могут быть очень харизматичными. Они на самом деле не нервничают. … Они склонны не соответствовать социальным нормам. Они могут прийти как немного независимого мыслителя.Или они могут совершать преступления, в зависимости от того, кто они. У них есть способность лгать — ну, они часто лгут, очевидно, чтобы скрыть определенные аспекты себя или вещи, указывающие на то, что они социопат. Вероятно, самая большая характеристика социопата — это отсутствие сочувствия. … Они не могут представить или почувствовать эмоциональные миры других людей. Для них это очень чуждо. И совести у них нет ».

О том, могут ли социопаты иметь полноценные, любящие отношения

«Определенно приносящие удовлетворение, и я думаю, любящие; мы чувствуем любовь.Знаете, что бы мы ни испытывали, для меня это может быть 70 процентов благодарности, немного обожания, немного — если это романтические отношения — страсти или сексуального влечения. Я думаю, что такая сложная эмоция, как любовь, состоит из множества маленьких эмоций. И наш коктейль любви будет выглядеть или ощущаться по-другому для нас, но он все еще существует ».

Об изменении нашего взгляда на социопатов

« Я думаю, что на самом деле было проведено так мало исследований о социопатах.И сейчас принято считать, что они неизлечимы. И это, знаете ли, социопатия, по сути, синоним зла. … Вы знаете, по статистике каждый когда-то взаимодействовал с социопатом. Но тот факт, что большинство людей не могут определить, кто такой социопат, или вспомнить такого рода взаимодействия, наводит на мысль, что взаимодействие не могло быть таким уж плохим, верно? Большинство людей позитивно взаимодействуют с социопатами и не осознают этого. Только когда мы их ловим, а они в тюрьме, и мы прошли это длительное испытание, чтобы указать на все плохие поступки, которые они совершили, мы начинаем думать, что социопаты плохие.«

При осознании того, что она социопат

«Я только что потерял работу. Я только что потерял несколько отношений. И это не первый раз, когда со мной происходило что-то подобное, когда моя жизнь, казалось, просто рушилась. И я подумал: «Ну, я не могу продолжать это делать — каждые несколько лет моя жизнь просто капает». И я подумал: «Что здесь общий знаменатель? Это я. Должно быть что-то, что я это вызывает это ». Так что я начал ходить на терапию, и терапия мне особо не помогла…. Но во время терапии я вспомнил случайный диагноз, который один из моих коллег поставил много лет назад. И я объяснил ей, как я смотрю на мир и свои этические принципы, и она очень хорошо сказала: «Вы можете принять во внимание тот факт, что вы социопат». Так что я посмотрел и увидел черты характера, и это имело смысл. И это имело смысл в том смысле, в котором ничто прежде не имело ».

О том, почему она написала мемуары под псевдонимом

« Социопаты сильно стигматизированы, и я хотел немного защитить свою семью. .У меня есть маленькие родственники, которые разделяют мою фамилию, и они ничего не сделали, чтобы принести себе хоть какую-то известность ».

Когда ваш ребенок — психопат

Прослушайте аудиоверсию этой статьи: Особые рассказы, прочтите вслух: загрузите приложение Audm для своего iPhone.

Это хороший день, говорит мне Саманта: 10 по десятибалльной шкале. Мы сидим в конференц-зале лечебного центра Сан-Маркос, к югу от Остина, штат Техас, в месте, где происходили бесчисленные сложные разговоры между людьми. проблемные дети, их обеспокоенные родители и клинические терапевты.Но сегодня обещает чистую радость. Мать Саманты приезжает из Айдахо каждые шесть недель, что означает обед за пределами кампуса и экскурсию в Таргет. Девочке нужны расходные материалы: новые джинсы, штаны для йоги, лак для ногтей.

В 11 лет Саманта чуть более пяти футов ростом, у нее волнистые черные волосы и пристальный взгляд. Она улыбается, когда я спрашиваю о ее любимом предмете (истории), и гримасничает, когда я спрашиваю о ее наименее любимом предмете (математике). Она кажется уравновешенной и жизнерадостной, нормальным подростком. Но когда мы оказываемся на неудобной территории — события, которые привели ее в этот лечебный центр для несовершеннолетних, расположенный почти в 2000 милях от ее семьи, — Саманта колеблется и смотрит на свои руки.«Я хотела получить весь мир», — говорит она. «Так что я написал целую книгу о том, как причинять людям боль».

С 6 лет Саманта начала рисовать орудия убийства: нож, лук и стрелы, химические вещества для отравления, пластиковый пакет для удушья. Она сказала мне, что притворилась убивающей свои плюшевые игрушки.

«Вы тренировались на своих мягких игрушках?» — спрашиваю я ее.

Она кивает.

«Как вы себя чувствовали, когда поступали так со своими мягкими игрушками?»

«Счастливый.»

« Почему ты почувствовал себя счастливым? »

«Потому что я думал, что когда-нибудь сделаю это с кем-нибудь».

«Вы когда-нибудь пробовали?»

Тишина.

«Я душил своего младшего брата».

Из нашего номера за июнь 2017 г.

Ознакомьтесь с полным содержанием и найдите свой следующий рассказ, который стоит прочитать.

Узнать больше

Родители Саманты, Джен и Дэнни, усыновили Саманту, когда ей было 2 года. У них уже было трое биологических детей, но они почувствовали себя призванными добавить Саманту (вымышленное имя) и ее сводную сестру, которая на два года старше, их семья.Позже у них родилось еще двое детей.

С самого начала Саманта казалась своенравным ребенком, тиранически нуждающимся во внимании. Но чем малыш не является? Ее биологическая мать была вынуждена бросить ее, потому что она потеряла работу и дом и не могла обеспечить своих четверых детей, но доказательств жестокого обращения не было. Согласно документации из штата Техас, Саманта прошла все свои когнитивные, эмоциональные и физические вехи. У нее не было проблем с обучением, эмоциональных шрамов, признаков СДВГ или аутизма.

Но даже в очень юном возрасте у Саманты была плохая черта. Когда ей было около 20 месяцев, она жила с приемными родителями в Техасе, и она поссорилась с мальчиком в детском саду. Смотритель успокоил их обоих; задача решена. Позже в тот же день Саманта, которую уже приучили к горшку, подошла к тому месту, где играл мальчик, спустила штаны и помочилась на него. «Она точно знала, что делала, — говорит Джен. «У меня была способность ждать подходящего момента, чтобы отомстить кому-то.

Когда Саманта подрастала, она щипала, спотыкалась или толкала своих братьев и сестер и улыбалась, если они плакали. Она взламывала копилку сестры и порвала все счета. Однажды, когда Саманте было 5 лет, Джен отругала ее за грубость по отношению к одному из своих братьев и сестер. Саманта поднялась в ванную комнату своих родителей и вымыла контактные линзы матери в канализацию. «Ее поведение не было импульсивным, — говорит Джен. «Это было очень продуманно, продуманно».

«Я хочу убить вас всех», — сказала Саманта своей матери.

Джен, бывшая учительница начальной школы, и Дэнни, врач, поняли, что они не в своей тарелке. Они консультировались с врачами, психиатрами и терапевтами. Но Саманта только становилась опаснее. Они трижды помещали ее в психиатрическую больницу, прежде чем отправить ее в 6-летнюю лечебницу в Монтане. Саманта вырастет из этого, как заверил ее родителей один психолог; проблема заключалась просто в отсроченном сочувствии. Другой сказал, что Саманта была импульсивной, и это исправит лекарство.Еще один предположил, что у нее реактивное расстройство привязанности, которое можно улучшить с помощью интенсивной терапии. Более мрачно — и обычно в подобных случаях — другой психолог обвинил Джен и Дэнни, подразумевая, что Саманта реагировала на резкое и нелюбимое воспитание.

В один горький декабрьский день 2011 года Джен вела детей по извилистой дороге возле их дома. Саманте только что исполнилось 6 лет. Внезапно Джен услышала крик с заднего сиденья, и когда она посмотрела в зеркало, она увидела Саманту, которая держала руками горло своей двухлетней сестры, которая была зажата в ее автокресле.Джен разлучила их, и когда они вернулись домой, она отвела Саманту в сторону.

«Что ты делал?» — спросила Джен.

«Я пыталась задушить ее», — сказала Саманта.

«Вы понимаете, что это убило бы ее? Она бы не могла дышать. Она бы умерла ».

«Я знаю».

«А как насчет остальных?»

«Я хочу убить вас всех».

Позже Саманта показала Джен свои наброски, и Джен с ужасом наблюдала, как ее дочь демонстрировала, как задушить свои мягкие игрушки.«Я была так напугана, — говорит Джен. «Я чувствовал, что потерял контроль».

Четыре месяца спустя Саманта пыталась задушить своего младшего брата, которому было всего два месяца.

Джен и Дэнни должны были признать, что ничего не меняет — ни привязанность, ни дисциплина, ни терапия. «Я читала, читала и читала, пытаясь понять, какой диагноз имеет смысл, — рассказывает мне Джен. «Что согласуется с тем поведением, которое я наблюдаю?» В конце концов она нашла одно заболевание, которое казалось подходящим, но это был диагноз, который отклонили все специалисты в области психического здоровья, потому что он считается одновременно редким и неизлечимым.В июле 2013 года Джен отвела Саманту на прием к психиатру в Нью-Йорке, который подтвердил ее подозрения.

«В детском мире психического здоровья это в значительной степени неизлечимый диагноз, за ​​исключением того, что ваш ребенок не умрет, — говорит Джен. «Просто тут нет никакой помощи». Она вспоминает, как в тот теплый полдень вышла из кабинета психиатра и остановилась на углу улицы Манхэттена, когда пешеходы проносились мимо нее, как в тумане. Чувство нахлынуло на нее, необычное, неожиданное. Надеяться. Кто-то наконец признал тяжелое положение ее семьи.Возможно, они с Дэнни, несмотря ни на что, смогут найти способ помочь своей дочери.

У Саманты диагностировали расстройство поведения с черствостью и бесчувственностью. У нее были все характеристики подающего надежды психопата.

Психопаты всегда были с нами. Действительно, некоторые психопатические черты сохранились, потому что они полезны в малых дозах: холодное бесстрастие хирурга, туннельное видение олимпийского спортсмена, амбициозный нарциссизм многих политиков. Но когда эти атрибуты существуют в неправильной комбинации или в крайних формах, они могут создать опасно антиобщественного человека или даже хладнокровного убийцу.Только за последнюю четверть века исследователи сосредоточились на первых признаках, указывающих на то, что ребенок может стать следующим Тедом Банди.

Исследователи избегают называть детей психопатами; этот термин несет в себе слишком много стигмы и слишком много детерминизма. Они предпочитают описывать детей, подобных Саманте, как имеющих «черствые и бесчувственные черты», что означает набор характеристик и поведения, включая отсутствие сочувствия, раскаяния или вины; поверхностные эмоции; агрессия и даже жестокость; и кажущееся безразличие к наказанию.Бесчувственные и бесстрастные дети без труда причиняют вред другим, чтобы получить то, что они хотят. Если они кажутся заботливыми или сочувствующими, они, вероятно, пытаются манипулировать вами.

Исследователи считают, что эти черты проявляются почти у 1 процента детей, примерно столько же, сколько страдают аутизмом или биполярным расстройством. До недавнего времени это состояние упоминалось редко. Только в 2013 году Американская психиатрическая ассоциация включила черствость и бесчувственность в свое диагностическое руководство DSM-5 . Заболевание может остаться незамеченным, потому что многие дети с этими чертами, которые могут быть достаточно обаятельными и умными, чтобы имитировать социальные сигналы, могут их замаскировать.

Более 50 исследований показали, что дети с черствыми и бесчувственными чертами характера чаще, чем другие дети (в три раза чаще, согласно одному исследованию), становятся преступниками или проявляют агрессивные психопатические черты в более позднем возрасте. И хотя взрослые психопаты составляют лишь крошечную часть населения в целом, исследования показывают, что они совершают половину всех насильственных преступлений. Не обращайте внимания на проблему, — говорит Адриан Рейн, психолог из Пенсильванского университета, — «можно утверждать, что наши руки в крови.”

Исследователи полагают, что к психопатии могут привести два пути: один находится под влиянием природы, а другой — воспитанием. Для некоторых детей их окружение — рост в бедности, жизнь с жестокими родителями, забота о себе в опасных районах — может сделать их жестокими и бессердечными. Эти дети не рождаются бессердечными и бесчувственными; многие эксперты предполагают, что если им дать передышку из своего окружения, они смогут избавиться от остроты психопатии.

«Я не знаю, как вы называете эту эмоцию, — сказал один заключенный-психопат, глядя на фотографию испуганного лица, — но это то, как люди выглядят прямо перед тем, как вы нанесете им удар.

Но другие дети проявляют черствость и бесчувственность, даже если их воспитывают любящие родители в безопасных районах. Крупные исследования, проведенные в Соединенном Королевстве и в других странах, показали, что это заболевание с ранним началом имеет высокую наследственность, заложено в головном мозге и особенно трудно поддается лечению. «Нам хотелось бы думать, что любовь отца и матери может все перевернуть», — говорит Рейн. «Но бывают случаи, когда родители стараются изо всех сил, но ребенок — даже с самого начала — просто плохой ребенок.

Тем не менее, исследователи подчеркивают, что бездушный ребенок — даже тот, кто родился таким, — автоматически не обречен на психопатию. По некоторым оценкам, четверо из пяти детей с этими чертами не вырастают психопатами. Загадка — которую все пытаются разгадать — заключается в том, почему некоторые из этих детей становятся нормальными взрослыми, а другие попадают в камеры смертников.

Натренированный глаз может заметить черствого и бесстрастного ребенка к 3–4 годам. В то время как нормально развивающиеся дети в этом возрасте становятся возбужденными, когда видят плач других детей — и либо пытаются утешить их, либо скрывают сцену — эти дети показывают холодный отряд.На самом деле психологи могут даже отследить эти черты до младенчества. Исследователи из Королевского колледжа Лондона протестировали более 200 пятинедельных младенцев, отслеживая, предпочитают ли они смотреть на лицо человека или на красный мяч. Спустя два с половиной года сторонники мяча проявили более грубые черты характера.

По мере взросления ребенка появляются более очевидные предупреждающие знаки. Кент Кил, психолог из Университета Нью-Мексико и автор книги The Psychopath Whisperer , говорит, что одно страшное предвестие случается, когда ребенок 8, 9 или 10 лет совершает проступок или преступление в одиночестве, без давление сверстников.Это отражает внутреннее стремление к вреду. Криминальная универсальность — совершение разных типов преступлений в разных обстоятельствах — также может указывать на будущую психопатию.

Но самый большой красный флаг — это раннее насилие. «Большинство психопатов, которых я встречаю в тюрьме, дрались с учителями в начальной или средней школе», — говорит Киль. «Когда я брал у них интервью, я говорил:« Что самое худшее, что вы делали в школе? »А они отвечали:« Я избил учителя до бессознательного состояния ». Вы думаете: Это действительно случилось? Оказывается, это очень часто.

У нас есть довольно хорошее представление о том, как выглядит взрослый психопатический мозг, отчасти благодаря работе Киля. Он просканировал мозги сотен заключенных в тюрьмах строгого режима и записал нейронные различия между обычными жестокими осужденными и психопатами. Вообще говоря, Киль и другие полагают, что психопатический мозг имеет по крайней мере две нервные аномалии — и что те же самые различия, вероятно, также встречаются в мозге черствых детей.

Первая аномалия проявляется в лимбической системе, наборе структур мозга, участвующих, помимо прочего, в обработке эмоций.В мозгу психопата эта область содержит меньше серого вещества. «Это похоже на более слабую мышцу, — говорит Киль. Психопат может интеллектуально понимать, что то, что он делает, неправильно, но он не чувствует этого . «Психопаты знают слова, но не знают музыку», — так описывает это Киль. «У них просто разные схемы».

В частности, эксперты указывают на миндалевидное тело — часть лимбической системы — как на физиологический виновник бессердечного или агрессивного поведения. Человек с недостаточным размером или недостаточной активностью миндалины может быть не в состоянии сочувствовать или воздерживаться от насилия.Например, многие психопатические взрослые и черствые дети не замечают страха или беспокойства на лицах других людей. Эсси Видинг, профессор психопатологии развития в Университетском колледже Лондона, вспоминает, как показал одному заключенному-психопату серию лиц с разными выражениями. Когда заключенный увидел испуганное лицо, он сказал: «Я не знаю, как вы называете эту эмоцию, но так люди выглядят прямо перед тем, как вы их ударите».

Почему эта нейронная причуда важна? Эбигейл Марш, исследователь из Джорджтаунского университета, которая изучала мозг бездушных и бесчувственных детей, говорит, что сигналы бедствия, такие как испуганные или грустные выражения лиц, сигнализируют о подчинении и примирении.«Они созданы для предотвращения атак путем поднятия белого флага. И поэтому, если вы нечувствительны к этим сигналам, у вас гораздо больше шансов напасть на кого-то, на кого другие люди воздержатся ».

Психопаты не только не замечают страдания в других, они могут не чувствовать его сами. По словам Адриана Рейна из Университета Пенсильвании, лучшим физиологическим показателем того, какие молодые люди станут жестокими преступниками во взрослом возрасте, является низкий пульс в состоянии покоя. Лонгитюдные исследования, которые наблюдали за тысячами мужчин в Швеции, U.К. и Бразилия указывают на эту биологическую аномалию. «Мы думаем, что низкая частота сердечных сокращений отражает отсутствие страха, а отсутствие страха может предрасположить кого-либо к совершению бесстрашных актов преступного насилия», — говорит Рейн. Или, возможно, существует «оптимальный уровень физиологического возбуждения», и психопатические люди ищут стимуляции, чтобы увеличить частоту сердечных сокращений до нормы. «Для некоторых детей один из способов получить в жизни это возбуждение — кража в магазине, или вступление в банду, или ограбление магазина, или драку.«Действительно, когда Дэниел Вашбуш, клинический психолог из Пенсильванского государственного медицинского центра Херши, родил самых жестоких и бесчувственных детей, которых он лечил с помощью стимулирующих лекарств, их поведение улучшилось.

Вторая отличительная черта психопатического мозга — сверхактивная система вознаграждения, особенно ориентированная на наркотики, секс или что-либо еще, вызывающее возбуждение. В одном исследовании дети играли в компьютерные азартные игры, запрограммированные таким образом, чтобы они могли сначала выиграть, а затем постепенно начать проигрывать.Большинство людей в какой-то момент сократят свои потери, отмечает Кент Кил, «тогда как психопатические, черствые бесстрастные дети продолжают жить, пока не потеряют все». По его словам, у них не работают тормоза.

Неисправные тормоза могут помочь объяснить, почему психопаты совершают жестокие преступления: их мозг игнорирует сигналы об опасности или наказании. «Все эти решения мы принимаем, основываясь на угрозе или на страхе, что может случиться что-то плохое, — говорит Дастин Пардини, клинический психолог и доцент криминологии в Университете штата Аризона.«Если вас меньше беспокоят негативные последствия своих действий, вы с большей вероятностью продолжите такое поведение. А когда тебя поймают, у тебя меньше шансов учиться на своих ошибках ».

Исследователи видят эту нечувствительность к наказанию даже у некоторых малышей. «Это дети, которых совершенно не беспокоит тот факт, что им дали тайм-аут», — говорит Ева Кимонис, которая работает с бездушными детьми и их семьями в Университете Нового Южного Уэльса в Австралии.«Поэтому неудивительно, что они продолжают использовать тайм-аут, потому что для них это неэффективно. А вот награда — они очень этим мотивированы ».

Это открытие ведет к новой волне лечения. Что делать врачу, если эмоциональная, чуткая часть детского мозга сломана, но часть мозга, отвечающая за вознаграждение, гудит? «Вы кооптируете систему», — говорит Киль. «Ты работаешь с тем, что осталось».

Lola Dupre

С каждым годом природа и воспитание вступают в сговор, направляя бездушного ребенка к психопатии и блокируя его выход в нормальную жизнь.Его мозг становится менее податливым; его окружение становится менее снисходительным по мере того, как его измученные родители достигают своих пределов, а учителя, социальные работники и судьи начинают отворачиваться. К подростковому возрасту он, возможно, еще не потерян, поскольку рациональная часть его мозга все еще находится в стадии строительства. Но он может быть одним страшным чуваком.

Как парень, стоящий в 20 футах от меня в Северном зале Центра лечения несовершеннолетних Мендота в Мэдисоне, Висконсин. Высокий долговязый подросток только что вышел из камеры.Два сотрудника сковывают его запястья наручниками, сковывают ноги и начинают уводить его. Внезапно он поворачивается ко мне лицом и смеется — угрожающим смехом, от которого у меня мурашки по коже. Когда молодые люди выкрикивают ругательства, стучат в металлические двери своих камер, а другие молча смотрят в свои узкие окна из оргстекла, я думаю, что Это так близко, как я подхожу к Повелителю мух.

Психологи Майкл Колдуэлл и Грег Ван Рыбрук подумали о том же, когда открыли центр в Мендоте в 1995 году в ответ на общенациональную эпидемию молодежного насилия в начале 90-х годов.Вместо того чтобы помещать молодых правонарушителей в тюрьму для несовершеннолетних до тех пор, пока они не будут освобождены для совершения новых и более жестоких преступлений во взрослом возрасте, законодательный орган штата Висконсин создал новый лечебный центр, чтобы попытаться разорвать порочный круг патологии. Мендота будет работать в рамках Департамента здравоохранения, а не Департамента исправительных учреждений. Им будут руководить психологи и психиатры, а не надзиратели и охранники. В нем будет работать один сотрудник на каждых трех детей — в четыре раза больше, чем в других исправительных учреждениях для несовершеннолетних.

Колдуэлл и Ван Рыбрук рассказывают мне, что исправительное учреждение для несовершеннолетних с строгим режимом безопасности должно было отправлять самых психически больных мальчиков в возрасте от 12 до 17 лет. Это произошло, но Колдуэлл и Ван Рыбрук не ожидали, что это произошло. что мальчики, переведенные в учреждение, также были его самыми опасными и непокорными. Они вспоминают свои первые несколько оценок. «Ребенок выходил, и мы поворачивались друг к другу и говорили:« Это самый опасный человек, которого я когда-либо видел в своей жизни », — говорит Колдуэлл.Каждый казался более опасным, чем предыдущий. «Мы смотрим друг на друга и говорим:« О, нет. Что мы сделали? »- добавляет Ван Рыбрук.

Методом проб и ошибок они добились того, что большинство людей считало невозможным: если они не вылечили психопатию, они, по крайней мере, приручили ее.

Многие подростки в Мендоте выросли на улице, без родителей, их избивали или подвергали сексуальному насилию. Насилие стало механизмом защиты. Колдуэлл и Ван Рыбрук вспоминают сеанс групповой терапии несколько лет назад, на котором один мальчик описал, как его подвешивали за запястья и подвешивали к потолку, когда отец порезал его ножом и натер раны перцем.«Эй, — сказали несколько других детей, — вот как случилось со мной». Они называли себя «клубом пиньята».

Но не все в Мендоте были «рождены в аду», как выразился Ван Рыбрук. Некоторые мальчики выросли в семьях среднего класса с родителями, главным грехом которых было не жестокое обращение, а паралич перед лицом их ужасного ребенка. Независимо от истории, один из секретов отвлечения их от взрослой психопатии — это вести безжалостную войну присутствия. В Мендоте это называют «декомпрессией».«Идея состоит в том, чтобы позволить молодому человеку, который жил в состоянии хаоса, медленно подняться на поверхность и адаптироваться к миру, не прибегая к насилию.

Колдуэлл упоминает, что две недели назад один пациент пришел в ярость из-за кажущейся незначительности или несправедливости; Каждый раз, когда его проверяли, он брызгал мочой или фекалиями через дверь. (Это популярное развлечение в Мендоте.) Техники уворачивались от него и возвращались через 20 минут, и он делал это снова. «Это продолжалось несколько дней, — говорит Колдуэлл.«Но часть концепции декомпрессии заключается в том, что ребенок в какой-то момент устанет. И в один из тех случаев, когда ты собираешься прийти туда, и он устанет, или у него просто не останется мочи, чтобы бросить на тебя. И у вас будет небольшой момент, когда у вас появится позитивная связь ».

Синди Эбсен, операционный директор, которая также является дипломированной медсестрой, проводит для меня экскурсию по Северному залу Мендоты. Когда мы проходим через металлические двери с их узкими окнами, мальчики выглядывают, и крики переходят в мольбы.«Синди, Синди, можешь принести мне конфет?» «Я твоя любимица, правда, Синди?» «Синди, почему ты больше не навещаешь меня?»

Она делает паузу, чтобы подшутить над каждым из них. Молодые люди, которые проходят через эти залы, убивают и калечат, угоняют машины и грабят под прицелом. «Но они еще дети. Мне нравится работать с ними, потому что я вижу наибольший успех в этой группе населения », — говорит Эбсен. Для многих дружба с ней или другим сотрудником — первая надежная связь, которую они узнали.

Формирование привязанности к бездушным детям важно, но это не единственное понимание Мендоты. Настоящий прорыв центра заключается в использовании аномалий психопатического мозга в своих интересах, в частности, в преуменьшении наказания и ненадежных вознаграждений. Этих мальчиков выгнали из школы, поместили в групповые дома, арестовали и посадили в тюрьму. Если бы наказание собиралось их обуздать, оно бы уже имело место. Но их мозг с энтузиазмом реагирует на награды. В Мендоте мальчики могут накапливать очки, чтобы присоединиться к все более престижным «клубам» (Club 19, Club 23, VIP Club).По мере повышения статуса они зарабатывают привилегии и угощения — шоколадные батончики, бейсбольные карточки, пиццу по субботам, возможность поиграть в Xbox или не ложиться спать допоздна. Бить кого-то, бросать мочу или ругать персонал стоит мальчику баллов, но ненадолго, поскольку черствых и бесстрастных детей наказание обычно не отпугивает.

Я, честно говоря, настроен скептически — действительно ли ребенок, который сбил пожилую женщину и украл ее чек социального страхования (как это сделал один житель Мендоты), действительно будет мотивирован обещанием карт покемонов? Но потом я иду по Южному залу с Эбсеном.Она останавливается и поворачивается к двери слева от нас. «Эй, — кричит она, — я слышу интернет-радио?»

«Да, да, я в VIP-клубе», — говорит голос. «Могу я показать вам свои баскетбольные карточки?»

Эбсен открывает дверь и открывает тощего 17-летнего мальчика с растущими усами. Он разносит свою коллекцию веером. «Это примерно 50 баскетбольных карточек», — говорит он, и я почти вижу, как его центры вознаграждения светятся. «У меня здесь самые лучшие баскетбольные карточки». Позже он набрасывает мне свою историю: его мачеха регулярно избивала его, а сводный брат использовал его для секса.Когда он был еще подростком, он начал приставать к младшей девочке и мальчику по соседству. Жестокое обращение продолжалось несколько лет, пока мальчик не рассказал матери. «Я знал, что это неправильно, но мне было все равно», — говорит он. «Я просто хотел удовольствия».

В Мендоте он начал понимать, что краткосрочное удовольствие может привести его в тюрьму как сексуального преступника, в то время как отсроченное вознаграждение может принести более длительные дивиденды: семью, работу и, прежде всего, свободу. Как бы это ни звучало, это откровение стало результатом его страстного увлечения баскетбольными карточками.

После того, как он детализирует балльную систему центра (высшая математика, которой я не могу следовать), мальчик говорит мне, что подобный подход должен привести к успеху во внешнем мире — как будто мир тоже работает по балльной системе. Так же, как постоянное хорошее поведение дает баскетбольные карточки и интернет-радио внутри этих стен, он считает, что это принесет продвижение по службе на работе. «Допустим, вы повар; вы можете [стать] официанткой, если у вас все хорошо », — говорит он. «Вот как я на это смотрю».

Он всматривается в меня, словно ища подтверждения.Я киваю, надеясь, что мир так устроит для него. Более того, я надеюсь, что его проницательность сохранится.

Фактически, программа в Мендоте изменила траекторию для многих молодых людей, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Колдуэлл и Ван Рыбрук отследили публичные записи о 248 несовершеннолетних правонарушителях после их освобождения. Сто сорок семь из них находились в исправительном учреждении для несовершеннолетних, и 101 из них — более тяжелые, психопатические больные — прошли курс лечения в Мендоте. За четыре с половиной года после освобождения мальчики Мендота стали гораздо реже совершать повторные преступления (64 процента против 97 процентов) и гораздо реже совершать насильственные преступления (36 процентов против 60 процентов).Самое поразительное, что обычные преступники убили 16 человек с момента своего освобождения. Мальчики из Мендоты? Не один.

«Мы думали, что как только они выйдут за дверь, они продержатся, может быть, неделю или две, и в их послужном списке будет еще одно уголовное преступление», — говорит Колдуэлл. «И когда впервые пришли данные, которые показали, что этого не происходит, мы поняли, что с данными что-то не так». В течение двух лет они пытались найти ошибки или альтернативные объяснения, но в конце концов пришли к выводу, что результаты реальны.

Вопрос, на который они сейчас пытаются ответить, звучит так: может ли программа лечения Мендоты не только изменить поведение этих подростков, но и заметно изменить их мозг? Исследователи настроены оптимистично, отчасти потому, что часть мозга, отвечающая за принятие решений, продолжает развиваться в возрасте 20 лет. По словам Кента Киля из Университета Нью-Мексико, программа похожа на нейронную поднятие тяжестей. «Если вы тренируете эти связанные с лимбикой схемы, все станет лучше».

Чтобы проверить эту гипотезу, Киль и сотрудники Мендоты теперь просят около 300 молодых людей войти в мобильный сканер мозга.Сканер регистрирует форму и размер ключевых областей мозга мальчиков, а также то, как их мозг реагирует на тесты на способность принимать решения, импульсивность и другие качества, лежащие в основе психопатии. Мозг каждого мальчика будет сканироваться до, во время и в конце его участия в программе, что позволит исследователям понять, отражает ли его улучшение поведения лучшее функционирование его мозга.

Никто не верит, что выпускники Мендоты разовьют истинное сочувствие или искреннюю моральную совесть.«Они не могут перейти от Джокера из фильма « Темный рыцарь » к мистеру Роджерсу, — смеясь, говорит мне Колдуэлл. Но они могут развить когнитивное, моральное сознание, интеллектуальное осознание того, что жизнь будет более полезной, если они будут играть по правилам. «Мы просто счастливы, если они останутся на этой стороне закона», — говорит Ван Рыбрук. «В нашем мире это огромно».

Сколько можно пройти курс на всю жизнь? Колдуэлл и Ван Рыбрук понятия не имеют. Им запрещено связываться с бывшими пациентами — политика призвана гарантировать, что персонал и бывшие пациенты соблюдают соответствующие границы.Но иногда выпускники пишут или звонят, чтобы поделиться своими успехами, и среди этих корреспондентов выделяется Карл, которому сейчас 37 лет.

Карл (имя изменено) отправил Ван Рыбруку благодарственное письмо в 2013 году. Помимо одного осуждения за нападение после того, как он покинул Мендоту, он не попадал в неприятности в течение десяти лет и открыл свой собственный бизнес — похоронное бюро недалеко от Лос-Анджелеса. . Его успех был особенно значительным, потому что он был одним из самых тяжелых пациентов, мальчиком из хорошей семьи, который, казалось, был настроен на насилие.

«Я помню, как очень сильно укусил маму, она истекала кровью и плакала», — говорит Карл.«Я помню, как чувствовал себя таким счастливым, таким счастливым».

Карл родился в маленьком городке в Висконсине. Средний ребенок программиста и учителя специального образования, «он рассердился», — вспоминает его отец во время телефонного разговора. Его акты насилия начинались с малого — он ударил одноклассника в детском саду, но быстро перерос: он оторвал голову своему любимому плюшевому мишке, порезал шины семейной машины, разжег огонь, убил хомячка своей сестры.

Его сестра помнит, как Карл, когда ему было около 8 лет, все быстрее и быстрее покачивал кошку за хвост, а затем отпустил ее.«И вы слышите, как она ударилась о стену». Карл только рассмеялся.

Оглядываясь назад, даже Карл озадачен яростью, охватившей его в детстве. «Я помню, как я очень сильно укусил свою маму, она истекала кровью и плакала. Я помню, как чувствовал себя таким счастливым, таким счастливым, полностью удовлетворенным и довольным », — говорит он мне по телефону. «Это не было похоже на то, что кто-то ударил меня по лицу, а я пытался вернуть его. Это было больше похоже на странное, трудно объяснимое чувство ненависти ».

Его поведение сбило с толку и, в конце концов, напугало его родителей.«По мере того, как он становился больше, становилось все хуже и хуже», — говорит мне его отец. «Позже, когда он был подростком и иногда попадал в тюрьму, я был этому рад. Мы знали, где он находится и что он будет в безопасности, и это сняло нагрузку с ума «.

К тому времени, когда Карл прибыл в Центр лечения несовершеннолетних Мендота в ноябре 1995 года, в возрасте 15 лет, он был помещен в психиатрическую больницу, групповой дом, приемную семью или исправительный центр для несовершеннолетних около дюжины раз. В его полицейском досье перечислено 18 обвинений, включая вооруженное ограбление и три «преступления против личности», одно из которых отправило жертву в больницу.Lincoln Hills, исправительное учреждение строгого режима для несовершеннолетних, навязало его Мендоте после того, как менее чем за четыре месяца он совершил более 100 серьезных нарушений. В тесте под названием «Контрольный список молодежной психопатии» он набрал 38 из возможных 40 — на пять баллов выше, чем в среднем для мальчиков Мендота, которые были одними из самых опасных молодых людей в Висконсине.

У Карла было тяжелое начало в Мендоте: недели жестокого обращения с персоналом, размазывания фекалий по камере, крика всю ночь, отказа принять душ и проводить большую часть времени взаперти в своей комнате, не позволяя общаться с другими детьми.Однако постепенно его психология начала меняться. Невозмутимое постоянство персонала подорвало его защиту. «Эти люди были похожи на зомби», — смеясь, вспоминает Карл. «Вы можете ударить их по лицу, и они ничего не сделают».

Он начал говорить на терапии и в классе. Он перестал болтать и успокоился. У него появились первые настоящие связи в своей юной жизни. «Учителя, медсестры, персонал, все они, казалось, считали, что они могут изменить нас к лучшему», — говорит он.«Типа, Ха! Из нас могло получиться что-то хорошее. Считалось, что у нас есть потенциал ».

Карл был не совсем ясен. После двух отсидок в Мендоте он был освобожден незадолго до своего 18-летия, женился и в 20 лет был арестован за избиение полицейского. В тюрьме он написал предсмертную записку, соорудил самодельную петлю и был приговорен к смертной казни в одиночной камере. Находясь там, он начал читать Библию и поститься, и однажды, по его словам, «что-то очень сильное изменилось.Он начал верить в Бога. Карл признает, что его образ жизни далек от христианского идеала. Но он по-прежнему ходит в церковь каждую неделю и считает, что Мендота подготовил почву для его обращения. К тому времени, когда он был освобожден в 2003 году, его брак распался, и он переехал из Висконсина, в конце концов поселившись в Калифорнии, где открыл свое похоронное бюро.

Карл радостно признает, что дело смерти ему нравится. В детстве он говорит: «Я глубоко увлекался ножами, резанием и убийством, так что это безобидный способ выразить некоторый уровень того, что можно назвать болезненным любопытством.И я думаю, что это болезненное любопытство доведено до крайности — это дом серийных убийц, хорошо? Так что это та же самая энергия. Но все в меру ».

Конечно, его профессия тоже требует сопереживания. Карл говорит, что ему пришлось приучить себя проявлять сочувствие к своим скорбящим клиентам, но теперь это приходит само собой. Его сестра соглашается, что он смог совершить этот эмоциональный скачок. «Я видела, как он общается с семьями, и он феноменальный», — говорит она мне. «Он потрясающе проявляет сочувствие и поддерживает их.И это совершенно не соответствует моему мнению о нем. Я путаюсь. Это правда? Он искренне сочувствует им? Он все это притворяется? Знает ли он вообще об этом?

Поговорив с Карлом, я начал рассматривать его как выдающуюся историю успеха. «Без [Мендоты] и Иисуса, — говорит он мне, — я был бы преступником типа Мэнсона, Банди, Дамера или Берковица». Конечно, его увлечение болезненным немного пугает. Но вот он, женившийся во второй раз, отец годовалого сына, которого он обожает, с процветающим бизнесом.После нашего телефонного интервью я решаю встретиться с ним лично. Я хочу лично засвидетельствовать его искупление.

В ночь перед вылетом в Лос-Анджелес я получил бешеное письмо от жены Карла. Карл находится под стражей в полиции. Его жена говорит мне, что Карл считает себя полиамурным и пригласил одну из своих подруг к себе в квартиру. (Эта женщина отрицает, что когда-либо имела романтические отношения с Карлом.) * Они играли с младенцем, когда вернулась его жена. Она была в ярости и схватила их сына.Карл в ответ дернул ее за волосы, выхватил ребенка из ее рук и взял ее телефон, чтобы она не позвонила в полицию. Вместо этого она позвонила из соседского дома. (Карл говорит, что схватил ребенка, чтобы защитить его.) Три обвинения в правонарушении — супружеские побои, оставление ребенка и пренебрежение им, а также запугивание свидетеля — и исправивший психопат сейчас находится в тюрьме.

Я все равно еду в Лос-Анджелес в наивной надежде, что Карл будет освобожден под залог во время слушания дела на следующий день.За несколько минут до 8:30 мы с его женой встречаемся в здании суда и начинаем долгое ожидание. Она на 12 лет младше Карла, компактная женщина с длинными черными волосами и усталостью, которая проходит только тогда, когда она пристально смотрит на сына. Она познакомилась с Карлом на OkCupid два года назад, когда посещала Лос-Анджелес, и после нескольких месяцев романа переехала в Калифорнию, чтобы выйти за него замуж. Теперь она сидит у зала суда, глядя на сына, отвечает на звонки клиентов похоронного бюро и задается вопросом, сможет ли она внести залог.

«Мне так надоела драма, — говорит она, когда снова звонит телефон.

Карл — крепкий мужчина для женитьбы. Его жена говорит, что он забавный, обаятельный и хороший слушатель, но иногда он теряет интерес к похоронному делу, оставляя большую часть работы ей. Он приводит домой других женщин для секса, даже когда она там. И хотя он никогда серьезно ее не избивал, он дал ей пощечину.

«Он извинялся, но я не знаю, расстроился он или нет», — говорит она мне.

«Так вы задавались вопросом, чувствовал ли он искреннее раскаяние?»

«Честно говоря, я нахожусь в таком состоянии, когда мне все равно.Я просто хочу, чтобы мой сын и я были в безопасности ».

Наконец, в 15:15 Карл входит в зал суда в наручниках и оранжевом комбинезоне округа Лос-Анджелес. Он машет нам двумя руками и беззаботно улыбается, и эта улыбка исчезает, когда он узнает, что сегодня его не выпустят под залог, несмотря на то, что он признал себя виновным в нападении и нанесении побоев. Он пробудет в СИЗО еще три недели.

Карл звонит мне на следующий день после освобождения. «У меня действительно не должно быть девушки и жены», — говорит он с нехарактерным проявлением раскаяния.Он настаивает на том, что хочет сохранить свою семью, и говорит, что, по его мнению, классы домашнего насилия, назначенные судом, помогут ему. Он кажется искренним.

Когда я описываю Майклу Колдуэллу и Грегу Ван Рыбруку последний поворот в истории Карла, они понимающе смеются. «Это считается хорошим результатом для парня из Мендоты», — говорит Колдуэлл. «У него не будет полностью здорового приспособления к жизни, но он смог в основном оставаться в рамках закона. Даже этот проступок — он не совершает вооруженных ограблений и не стреляет в людей.

Его сестра видит исход своего брата в таком же свете. «У этого парня была дерьмовая рука карт, чем у кого-либо из тех, кого я когда-либо встречала», — говорит она мне. «Кто достоин начать жизнь таким образом? И тот факт, что он не бредовый сумасшедший, заперт на всю оставшуюся жизнь или мертв, — это безумие .

Я спрашиваю Карла, сложно ли играть по правилам, просто быть нормальным . «Насколько это сложно по шкале от 1 до 10?» он говорит. «Я бы сказал 8, потому что 8 — это сложно, очень сложно.

Я полюбил Карла: у него живой интеллект, готовность признать свои недостатки и желание быть хорошим. Он искренен или манипулирует мной? Является ли Карл доказательством того, что психопатию можно приручить, или доказательством того, что эти черты настолько глубоко укоренились, что их невозможно вытеснить? Честно говоря, не знаю.

В Лечебном центре Сан-Маркос Саманта носит свои новые штаны для йоги от Target, но они приносят ей мало радости. Через несколько часов ее мать улетит в аэропорт и вернется в Айдахо.Саманта ест кусок пиццы и предлагает посмотреть фильмы на ноутбуке Джен. Она кажется грустной, но не столько из-за ухода Джен, сколько из-за возобновления утомительной рутины центра. Саманта прижимается к маме, пока они смотрят сериал « BFG », 11-летнюю девочку, которая может проткнуть руку учителю карандашом при малейшей провокации.

Наблюдая за ними в затемненной комнате, я в сотый раз размышляю о произвольной природе добра и зла. Если мозг Саманты настроен на бессердечие, если она не испытывает сочувствия или раскаяния из-за отсутствия нейронного оборудования, можем ли мы сказать, что она злая? «Эти дети ничего не могут поделать, — говорит Адриан Рейн.«Дети не растут, желая стать психопатами или серийными убийцами. Они растут, желая стать бейсболистами или великими звездами футбола. Это не выбор «.

Саманта знает, что ее мысли о причинении вреда людям ошибочны, и пытается подавить их. Но когнитивная тренировка не всегда может конкурировать.

Тем не менее, говорит Рейн, даже если мы не назовем их злыми, мы должны попытаться предотвратить их злые действия. Это ежедневная борьба, сеяние семян эмоций, которые обычно возникают так естественно, — сочувствия, заботы, раскаяния — в каменистую почву бездушного мозга.Саманта прожила более двух лет в Сан-Маркосе, где сотрудники пытались сформировать ее поведение с помощью регулярной терапии и программы, которая, как и у Мендоты, предусматривает быстрое, но ограниченное наказание за плохое поведение и предлагает призы и привилегии — конфеты, карты покемонов. поздние ночи по выходным — за хорошее поведение.

Джен и Дэнни заметили зеленые ростки сочувствия. Саманта нашла друга и недавно утешила девушку после того, как ее социальный работник уволился. Они обнаружили следы самосознания и даже угрызений совести: Саманта знает, что ее мысли о причинении вреда людям ошибочны, и пытается подавить их.Но когнитивная тренировка не всегда может конкурировать с желанием задушить надоедливую одноклассницу, что она пыталась сделать буквально на днях. «Это накапливается, и тогда мне нужно это делать», — объясняет Саманта. «Я не могу удержаться от этого».

Все это утомляет Саманту и всех на ее орбите. Позже я спрашиваю Джен, есть ли у Саманты милые качества, которые делают все это стоящим. «Это не может быть просто кошмар, не так ли?» — спрашиваю я. Она колеблется. «Или может?»

«Это не кошмар», — наконец отвечает Джен.«Она милая, и может быть веселой, и может доставлять удовольствие». Она отлично играет в настольные игры, у нее прекрасное воображение, и теперь, когда она прожила два года в разлуке, ее братья и сестры говорят, что скучают по ней. Но настроение и поведение Саманты могут быстро измениться. «Проблема с ней в том, что ее крайности настолько экстремальны. Вы всегда ждете, когда упадет другой ботинок ».

Дэнни говорит, что они молятся о победе эгоизма над импульсивностью. «Мы надеемся, что она сможет когнитивно понять, что« Несмотря на то, что мое мышление отличается, мое поведение должно идти по этому пути, чтобы я мог наслаждаться тем хорошим, что я хочу.Поскольку ей поставили диагноз относительно рано, они надеются, что молодой, все еще развивающийся мозг Саманты может быть настроен на некоторую меру познавательной морали. И наличие таких родителей, как Джен и Дэнни, могло иметь значение; исследования показывают, что теплое и отзывчивое воспитание может помочь детям стать менее черствыми по мере взросления.

С другой стороны, как сказал им нью-йоркский психиатр, тот факт, что ее симптомы проявились так рано и резко, может указывать на то, что ее черствость так глубоко укоренилась, что мало что можно сделать, чтобы улучшить ее.

Родители Саманты стараются не сомневаться в своем решении усыновить ее. Но даже Саманта задалась вопросом, сожалеют ли они об этом. «Она сказала:« Зачем я тебе вообще понадобился? »- вспоминает Джен. «Настоящий ответ на этот вопрос таков: мы не знали, насколько серьезны ее проблемы. Мы понятия не имели. Я не знаю, было бы это иначе, если бы мы смотрели на это сейчас. Но мы говорим ей: «Ты была нашей».

Джен и Дэнни планируют привезти Саманту домой этим летом, и семья с некоторым трепетом смотрит на эту перспективу.Они принимают меры предосторожности, например устанавливают сигнализацию на дверь спальни Саманты. Старшие дети крупнее и выносливее Саманты, но семье придется нести бдительность за 5-летним и 7-летним ребенком. Тем не менее, они считают, что она готова, или, точнее, что она продвинулась настолько далеко в Сан-Маркосе. Они хотят привезти ее домой, чтобы попробовать еще раз.

Конечно, даже если Саманта сможет легко вернуться в домашнюю жизнь в 11 лет, что насчет будущего? «Я хочу, чтобы у этого ребенка были водительские права?» — спрашивает Джен.Идти на свидания? Она достаточно умна для колледжа, но сможет ли она вести переговоры в этом сложном обществе, не становясь угрозой? Может ли она иметь стабильные романтические отношения, а тем более влюбиться и выйти замуж? Ей и Дэнни пришлось переосмыслить успех Саманты: просто удержать ее от тюрьмы.

И все же они любят Саманту. «Она наша, и мы хотим вместе растить наших детей», — говорит Джен. Саманта проходила лечение в стационаре большую часть последних пяти лет, то есть почти половину своей жизни.Они не могут навсегда поместить ее в больницу. Ей нужно научиться действовать в этом мире раньше, чем позже. «Я чувствую, что есть надежда, — говорит Джен. «Самое сложное в том, что это никогда не исчезнет. Это родительство с высокими ставками. Если он потерпит неудачу, он потерпит неудачу ».

Послушайте интервью с автором, Барбарой Брэдли Хагерти:


* Эта статья была обновлена, чтобы прояснить отношения между Карлом и женщиной, которая посетила его квартиру.

Как определить, работаете ли вы на социопата или психопата

Гетти

Вы не найдете терминов «психопат» или «социопат» в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам , поскольку они используют более политически корректный клинический термин «антисоциальное расстройство личности».

Нам в любом случае не нужно описание учебника, поскольку все мы его узнаем, когда видим — ну, не совсем. Из-за своего «антиобщественного поведения» психопаты и социопаты умны, и их трудно обнаружить.

Эксперты утверждают, что психопаты и социопаты имеют схожие характеристики. Им не хватает понимания того, что правильно, а что неправильно, и они неспособны по-настоящему понять чувства другого человека.

Разница между ними в том, что у психопата нет совести. Он мог солгать вам о работе, сказать, что вы получите повышение и премию, если он будет хорошо знать, что вы этого не сделаете. Он будет смотреть вам в глаза и говорить, что ваша работа супер безопасна и надежна, вплоть до того момента, пока не уволит вас.

Социопат — младший брат психопата. У него есть немного совести, и он понимает, что лжет вам, но все равно делает это.

Почему психологическая диссертация спросите вы? Ну, во-первых, я хотел бы получить диплом психолога на свои деньги и доказать родителям, что я их использую. Что ж, я действительно не могу этого сделать, так как они оба скончались, а я технически теперь сирота. Можно ли быть сиротой, когда тебе больше 40 лет?

В корпоративном мире полно психопатов, социопатов и антиобщественных людей.Говорят, что некоторые отрасли, такие как Уолл-стрит, переполнены этими видами деятельности. Есть исследования, в которых утверждается, что вы должны находиться в верхнем конце психопатического спектра, чтобы получить высокий титул генерального директора в ведущей корпорации.

Проблема для всех нас, непсихопатов, заключается в том, что трудно сказать, согласились ли вы на работу от одного из них или работаете с таким типом персонажей. Вы можете начать работать на кого-то, кто кажется умным, красноречивым, чувствительным, заботливым и поддерживающим. Со временем вы понимаете, что он не такой, каким кажется.

Вот некоторые признаки, на которые следует обратить внимание, чтобы определить, работаете ли вы на начальника-социопата или психопата.

Этим менеджерам может не хватать сочувствия и понимания.

Они не обращают внимания на других. Они будут очаровательными и харизматичными, имитирующими настоящие эмоции. Они будут делать вид, что им интересны вы, но на самом деле они не знают, каково быть на чужом месте. Это опытные актеры, которые притворяются, что хотят манипулировать вами в своих личных интересах и корпоративном продвижении.

Они кричат ​​и кричат.

Социопаты, как правило, вспыльчивы и выходят из-под контроля. Они вызовут вас на глазах у коллег и откусят вам голову за мелкие ошибки. Скорее всего, это даже не твоя вина, а, возможно, и его. С боссом нельзя разговаривать, потому что он прав, а вы ошибаетесь.

Надзорные органы крадут кредит.

Вы будете месяцами трудиться над сложным проектом. Вы пожертвовали ночами, выходными и семейными делами, чтобы доставить своему менеджеру досрочно.С гордостью вы предоставляете готовый продукт. За закрытыми дверями он радостно и взволнованно рассказывает вам, как гордится вами, превозносит все ваши достоинства, хлопает вас по спине и рассказывает о возможном повышении и повышении.

На встрече на высшем уровне с руководителями высшего звена для презентации работы ваш менеджер берет на себя всю заслугу. Он делает вид, что вы вообще не участвовали. Менеджер лает на вас, чтобы вы поспешили обратно в свой офис и забрали некоторые ключевые документы, которые он подготовил, которые вы действительно подготовили.

Когда вы возвращаетесь в зал заседаний, он говорит: «Спасибо. Теперь ты можешь вернуться к работе ». Когда вы уходите, он добавляет: «В следующий раз постарайтесь немного помочь. Хорошо?» Вы можете видеть, как он качает головой и гримасничает, как если бы он все делал сам. Другие руководители смеются над его чрезмерной насмешкой и пристально смотрят на вас, когда вы робко выходите с опущенной головой.

Они занимаются микроменеджментом.

Ваш босс — король. Он диктаторски объявляет, где вы должны сидеть, когда вы можете пообедать, как вы говорите, когда вы должны прийти в офис и в какое время вы можете уйти с работы ночью.Он контролирует каждый аспект вашей работы и трудовой жизни. Вы подвергаетесь бесконечной деградации, постоянно подвергаетесь критике и исправлению.

Что забавно — как будто в этой адской дыре все может быть смешно, — это то, что после 10-го раза он переделывает вашу работу, а вы отдаете ее обратно. На данный момент это все его результаты работы, но он говорит вам, что вы сделали плохую работу и должны переделать ее еще раз.

Извините, бонусов не будет.

Официальное слово вашего менеджера: «По словам топ-менеджмента, в этом году не будет никаких надбавок и надбавок.Как ни странно, позже вы узнаете, что он получил феноменальное повышение и гораздо больший бонус, чем в прошлом году.

Ваш босс нестабилен и двуличен.

Утром ваш босс милый, милый и заботливый. Одно небольшое событие превратит его в истерически вопящего монстра. После того, как он принижает, кричит и ставит вас в неловкое положение, он затем говорит: «Эй, давай сходим выпить и посмотреть игру», как будто ничего не произошло.

Я, я, я.

Он знает все обо всем и позаботится о том, чтобы это знали вы и все остальные.Его работа, его жизнь, его работа и его отношения — единственное, что имеет значение. Он будет часами жаловаться на то, как трудно ему быть. Остерегаться! Если вы случайно скажете ему, что сломали обе ноги и вам нужно уйти пораньше, чтобы пойти к врачу, он оторвет вам голову за то, что он поднимает личные дела в рабочее время.

Разделяй и властвуй.

Он создает разногласия и вражду между коллегами, настраивая их друг против друга за любой кусок кредита, повышения или повышения по службе.

Всегда есть домашнее животное учителя.

В команде всегда есть один человек, который полный идиот, но знает, как подбодрить босса, чтобы встать на его сторону. Этот человек — это его глаза и уши, и он сообщит ему, что вы потратили две лишние минуты в ванной. Обычно этого человека бросают под автобус, и он берет на себя вину за беспорядок, который устроил начальник. Босс быстро заставит дрессировать другого питомца и поиграть с ним, пока ему не надоест этот человек.

Ваш начальник проводит бесконечные встречи и лекции.

Вы в плену бесконечных встреч и разговоров за закрытыми дверями. Это тюремное заключение — повод для него понтификировать о том, какой он классный и насколько вы ужасно некомпетентны.

В такой ситуации почти невозможно выиграть. Мой лучший совет — признать, что вы работаете на монстра, и найти способы выбраться из этой ситуации.

Чем дольше вы остаетесь в этих токсичных отношениях, тем больше подрывается ваша самооценка и уверенность.Вы будете чувствовать себя избитым, униженным и подавленным.

Относитесь к этому как к любым плохим отношениям. Обрежьте шнур и ваши потери.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *