Что такое скептическое отношение: СКЕПТИЧЕСКИЙ — это… Что такое СКЕПТИЧЕСКИЙ?

Содержание

СКЕПТИЧЕСКИЙ — это… Что такое СКЕПТИЧЕСКИЙ?

  • СКЕПТИЧЕСКИЙ — Ничему не верящий без анализа. Объяснение 25000 иностранных слов, вошедших в употребление в русский язык, с означением их корней. Михельсон А.Д., 1865. СКЕПТИЧЕСКИЙ недоверчивый, подозрительный. Полный словарь иностранных слов, вошедших в… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • скептический — подозрительный, критический, скептичный, косой, нигилистический, недоверчивый Словарь русских синонимов. скептический см. недоверчивый Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык …   Словарь синонимов

  • СКЕПТИЧЕСКИЙ — СКЕПТИЧЕСКИЙ, ая, ое. Проникнутый скептицизмом (во 2 знач.), выражающий скептицизм. С. ум. Скептическая улыбка. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • Скептический — I прил. 1. соотн. с сущ. скептицизм I, связанный с ним 2. Свойственный скептицизму [скептицизм I], характерный для него. II прил. 1. Склонный к скептицизму [скептицизм II] (о человеке). 2. Преисполненный скептицизма [скептицизм II] …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • Скептический — I прил. 1. соотн. с сущ. скептицизм I, связанный с ним 2. Свойственный скептицизму [скептицизм I], характерный для него. II прил. 1. Склонный к скептицизму [скептицизм II] (о человеке). 2. Преисполненный скептицизма [скептицизм II] …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • скептический — скептический, скептическая, скептическое, скептические, скептического, скептической, скептического, скептических, скептическому, скептической, скептическому, скептическим, скептический, скептическую, скептическое, скептические, скептического,… …   Формы слов

  • скептический — скепт ический …   Русский орфографический словарь

  • скептический — …   Орфографический словарь русского языка

  • скептический — Syn: см. подозрительный …   Тезаурус русской деловой лексики

  • скептический — ая, ое. 1. к Скептицизм (1 зн.). С ое направление в философии. 2. Критический, недоверчивый, полный сомнений; склонный к скептицизму (2 зн.). С ие взгляды. С. ум. С. характер. С ое отношение к чему л. С. склад мыслей. Что за с ие мысли! //… …   Энциклопедический словарь

  • Как убедить скептиков в ценности культуры?

    «Культура важна!» — таким был наш лозунг на каждом выступлении и презентации в период моей работы заместителем Министра культуры по вопросам креативной экономики Эстонии. И хотя я, как и другие специалисты в сфере культуры, твердо верю в это, многие все еще сохраняют скептическое отношение. Работая в области культуры более чем 10 лет, я никогда не переставал переубеждать этих «неверующих», приводя в пример конкретные факты и цифры с целью показать, насколько разноплановые ценность и пользу приносят культура и творчество.

    Факт 1 Экономика: На долю культурных и творческих индустрий приходятся 4,2% от общего валового внутреннего продукта ЕС, что составляет 535,9 млрд евро. Это означает, что культура не только требует финансирования, но и приносит доход. Исследование в Эстонии показало, что каждый евро, инвестированный в культурные фестивали, обеспечивает четырехкратную отдачу непосредственно местной экономике. Как показали исследования в сфере дизайна, каждый евро, инвестированный в дизайн, может принести 25 евро прибыли.

    Факт 2 Рабочие места: В культурном секторе работают 7 миллионов европейцев, то есть 3,3% трудоспособного населения ЕС. Подавляющее большинство компаний креативного сектора – это микрокомпании, состоящие из 1-3 человек. С другой стороны, этот сектор дает большие возможностей молодежи, женщинам, жителям сельской местности или людям с ограниченными возможностями. Например, в Эстонии, согласно последнему исследованию креативных отраслей, почти 11,5% всех компаний относятся к креативным индустриям, и их количество значительно увеличилось во время финансового кризиса.

    Факт 3 Молодежь: Люди в возрасте от 15 до 29 лет заняты в культурной и творческой сфере больше, чем в любом другом секторе (19,1% от общего числа занятых в секторе). В Восточной и Центральной Европе эта тенденция еще более заметна: в среднем молодежь занимает на 1,3% больше рабочих мест в креативных индустриях, чем в других секторах экономики.

    Еще более важный факт, который не так легко представить цифрами, но на который я хотел бы обратить внимание – это структурные изменения, обусловленные творчеством.

    Я очень доволен обсуждением и критикой по поводу креативной экономики в украинских СМИ и социальных сетях. Например, реакцией на публикацию новой книги Ричарда Флорида и статьи об этом. Да, определенное разочарование выражает не только известный исследователь и автор концепции «креативного класса». Хорошо, что украинское общество также желает и готово обсуждать некоторые проблемные вопросы, например, как развивающиеся креативные центры активизируют процесс джентрификации и как избежать коммерциализации культуры за счет качества и подлинности.

    Творчество в виде красивой открытки или обертки — это именно то, чего следует избегать. Творчество как способ мышления — именно то, к чему мы должны стремиться. Креативные индустрии не должны быть прикрытием для бездействия городских властей, проблем социального обеспечения или системных неудобств в городах. Творчество и культура могут стать инструментом для изменения политики.

    Как это уже начинает работать в Украине? Опять же, поговорим об этом на языке цифр и результатов:

    Повышение осведомленности посредством проведения конференций по вопросам государственной политики: Программа выступила организатором Национального культурного форума в каждой из шести стран для повышения осведомленности о культурных и креативных индустриях, а также об инициативных структурных реформах. В Грузии мы организовали Форум «Креативная Грузия» совместно с Министерством культуры, и в результате правительство приняло стратегию креативных индустрий, основав новое государственное учреждение «Креативная Грузия», которое в настоящее время отвечает за широкий спектр мероприятий по развитию и продвижению сектора. В Молдове мы сконцентрировались на креативных городах и местах, объединили европейских экспертов по созданию культурных центров и в результате уже начали строительство первого центра креативных индустрий.

    Поддержка шести городов: Инициатива «Креативные города и регионы» дает возможность подчеркнуть важность культуры в малых городах, прежде всего для жителей и местных властей. Наша цель — предложить инструменты, которые сообщества могут использовать чтобы в полной мере реализовать потенциал своих городов. В шести выбранных городах международные эксперты провели ряд исследований. Сегодня уже есть первые результаты нашей помощи — открытие медиа-центра в Светлогорске, Беларусь.

    Работа с 250 местными партнерами и молодыми управленцами: В нашей программе приняли участие молодые менеджеры в области культуры из шести стран Восточного партнерства. На сегодняшний день наши партнеры создали 18 аналитических справок. Каждый из них фокусируется на довольно узкой, но актуальной проблеме, и, что самое главное, местные эксперты хорошо разбираются в своих областях. Аналитические справки касаются литературы, театра, дизайна, образования и т.д.

    Исследования с использованием методологии ЮНЕСКО: Благодаря разработанному в ЮНЕСКО анализу влияния культуры на развитие, который мы проводили в разных регионах, было установлено, что культурные и творческие индустрии составляют 4,04% от ВВП Украины, 3,33% от ВВП Армении и 2,8% от ВВП Грузии. Аналогичное исследование в настоящее время проводится в Азербайджане.

    Текст подготовлен при содействии Программы ЕС-Восточного партнерства «Культура и Креативность»

    https://lb.ua/blog/ragnar_siil/381849_ubedit_skeptikov_tsennosti.html

    перевод на английский, синонимы, антонимы, примеры предложений, значение, словосочетания

    В Тайване превалирует довольно скептическое отношение к идее воссоединения; The prevailing attitude in Taiwan toward reunification is highly skeptical;
    Скептическое отношение Обамы к эффективности применения силы помогло ему попасть в Белый дом. Он публично зондировал этот вопрос с тех пор, как стал нобелевским лауреатом и произнес свою речь. Obama’s skepticism about the effectiveness of force had helped carry him to the White House; he had been probing the issue in public since the Nobel speech.
    Неожиданные результаты выборов также «указывают на необходимость пересмотреть исторически сложившееся скептическое отношение Соединенного Королевства к военному сотрудничеству в ЕС», добавил он. The surprise election result also “points to the need for a review of the UK’s historic scepticism towards EU defence cooperation”, he said.
    Заслуженная Венесуэлой репутация двурушника объясняет скептическое отношение ее соседей к заверениям диктатора, что такая программа послужит исключительно мирным целям. Given his track record of duplicity, Venezuela’s neighbors understandably view with some skepticism his assurances that such a program would be solely for peaceful purposes.
    Сотрудничество с ними будет нелегкой задачей, учитывая их сложившееся исторически скептическое отношение к западным державам и предпочтение достигнутым в ходе переговоров компромиссам, а также их авторитет в регионах. Cooperation with them will not be easy, given their historical skepticism of Western powers and preference for mediated compromises and regional authority.
    Просто допрос, и ваше скептическое отношение к общине. Merely an enquiry and your criticism of this community.
    Несколько комментаторов высказали свое скептическое отношение к программе. Several commentators presented their skepticism towards the program.
    Тем не менее, скептическое отношение генерала Не Вин к студенческой недисциплинированности не было чем-то новым. Nonetheless, the sceptical attitude of General Ne Win towards student indiscipline was nothing new.
    Другие результаты
    Когда на следующий день я узнала о самоубийстве, то подумала: Может, кишечник имеет к этому какое-то отношение? And when I learned of the suicide the next day, I thought: Could the gut have something to do with it?
    И я совершал много болезненных ошибок, и со временем моё отношение к этим ошибкам изменилось. I had to be an entrepreneur and an investor — and what goes along with that is making a lot of painful mistakes.
    Какое отношение это имеет к настоящей Африке, с её войнами, нищетой, разрухой или СПИДом? How does it deal with real African issues like war, poverty, devastation or AIDS?
    Всё больше увлекательных исследований убеждают, что отношение к старению влияет на работу тела и ума на клеточном уровне. A growing body of fascinating research shows that attitudes towards aging affect how our minds and bodies function at the cellular level.
    Мы должны осознавать скрытые предубеждения такого рода, если мы хотим преодолеть их и построить общество, в котором отношение к людям справедливо и базируется на их поведении, а не на внешних данных. We need to understand these kinds of implicit biases if we are to overcome them and aim for a society in which we treat people fairly, based on their behavior and not on the happenstance of their looks.
    Подобное отношение могут и не скрывать. The perspective can be overt.
    А ещё собирала информацию, просиживая днями и ночами в интернет-кафешках и общаясь с китайской молодёжью, чтобы узнать их отношение к играм и мобильным телефонам, и как оно менялось с переездом из сельской местности в город. Or I did fieldwork, spending nights and days in internet cafés, hanging out with Chinese youth, so I could understand how they were using games and mobile phones and using it between moving from the rural areas to the cities.
    Нет тому доказательства лучше, чем наше отношение к беженцам. And there is no better test of that than how we treat refugees.
    Но ещё важнее — наше отношение, наш образ мышления, что для нас важно, во что верим, когда речь идёт о гендере. But what matters even more is our attitude, our mindset, what we believe and what we value about gender.
    Так что, если на самом деле, Если на самом деле отношение к женщине как к человеку — не часть нашей культуры, то мы должны изменить нашу культуру. So if it is in fact true that the full humanity of women is not our culture, then we must make it our culture.
    У меня было подобное же отношение. I know, because I used to think that way.
    Нет нужды объяснять вам, что сегодня в нашем обществе много разграничительных линий, и многие из них приобретают смысл, когда вы понимаете отношение людей к этим данным правительства. I don’t need to tell anyone here that there are a lot of dividing lines in our society right now, and a lot of them start to make sense, once you understand people’s relationships with these government numbers.
    Одна вещь, которая меняет отношение людей к данным и даже их доверие к СМИ, — это использование политических опросов. One of things that’s really changed people’s relationship with numbers, and even their trust in the media, has been the use of political polls.
    Но нам не следует забывать, что за всю историю языка всегда существовали учителя или люди, имеющие отношение к истокам изучения языка, которые предлагали реформы в орфографии, которые осознавали, что в ней довольно часто встречаются обстоятельства, мешающие распространению знаний. But we shouldn’t forget that throughout the history of our language, it has always been teachers or people involved in the early learning of language who promoted spelling reforms, who realized that in our spelling there was often an obstacle to the transmission of knowledge.
    Оставим в стороне оскорбительное отношение к гомосексуальным женщинам, и так ясно, что он хотел меня унизить. Now, leaving aside the disgusting slur on gay women, the fact is, he wanted to humiliate me.
    В иностранных новостях решение проблемы — это работа с местными журналистами, отношение к ним как к партнерам и сотрудникам, а не как к источникам, дающим нам телефонные номера и эффектные реплики. When it comes to foreign news, the way we can fix that is by working with more local journalists, treating them like our partners and collaborators, not just fixers who fetch us phone numbers and sound bites.
    Хотя и предполагалось одинаковое отношение ко всем, у людей не было ни ощущения вовлечённости в процесс ни ощущения того, что эти здания принадлежат им. And even though they had good intentions of treating all neighborhoods equally, the communities didn’t feel invested in the process or feel a sense of ownership of these buildings.
    Но изменилась не только внешняя оболочка города, изменилось наше отношение к городу и ожидания относительно его будущего. But it’s not only changing the physical form of the city, it’s changing the way we think about the city, and what our expectations are for living there.
    Всё это меняет отношение людей к Лос-Анджелесу. It’s already changing the way the rest of us think about Los Angeles.
    Специалисты по коммуникациям говорят, что если факты расходятся с привычными установками, люди с трудом меняют отношение к проблеме с учётом новых фактов. Now, communications experts tell us that when facts do not fit with the available frames, people have a difficult time incorporating new facts into their way of thinking about a problem.
    Но суд отказал Эмме в объединении этих двух исков в одно дело, потому что судья рассудил так, что если ей это позволить, она получит привилегированное отношение. But the court refused to allow Emma to put two causes of action together to tell her story because he believed that, by allowing her to do that, she would be able to have preferential treatment.
    Я потеряла счёт, сколько раз люди всех форм и размеров говорили мне, что это шоу изменило их жизнь, помогло поменять отношение к своим и чужим телам, бросило вызов их предвзятости. I’ve lost count of how many times people of all sizes have told me that the show has changed their lives, how it helped them shift their relationship to their own and other people’s bodies, and how it made them confront their own bias.
    Доверие — это спокойное отношение к неизвестному. I define trust as a confident relationship to the unknown.
    Каждый из секторов провоцируют на враждебное отношение к соседям. Each sector is encouraged to be suspicious of its neighbors.
    Ее обычное отношение ко мне было подозрительным и полным ненависти. Her habitual attitude toward me was suspicious and hateful.
    Все это имеет отношение к кампании против независимости Палы. It’s all part of the campaign against Palanese independence.
    А я обижаюсь на ее собственническое отношение к тебе. Whilst I take offense at her proprietary attitude toward you.
    Личные вопросы, имеющие некоторое отношение к гибели его сына. Private matters, regarding the death of his son.
    Начнем с волокон, явно имеющих отношение к ее дому. We’ll start with fibers indigenous to her house.
    Какое отношение к обвиняемой имеет ваша связь с адвокатом? What did that relationship have to do with the defendant?
    Каково ваше отношение к современным гаджетам? What is your attitude to modern gadgets?
    Какое отношение это имеет к текущим делам, Роб? How does it apply to the current problem, Rob?
    Чем ещё ты можешь объяснить своё мстительное отношение к нему? How else can you explain your vindictive attitude towards him?
    Организованная преступность может иметь прямое отношение к нашему делу. Organized crime may have a lead on the case.
    Мое собственное отношение к данному вопросу было несколько более сложным. My own feelings on the matter were more complicated.
    Затем он поставил на повтор и резюмировал свое отношение. Then he set it to replay and resumed his attitude.
    К наступлению каждой ночи в регионе имели отношение пятнадцать канатов. Each night region had fifteen cables associated with it.
    Мы привязаны друг к другу и у всех друг с другом хорошее отношение. We are deeply attached to each other, and we get on very well.
    Тем не менее, мое отношение к европейским поездам резко изменилось после моего летнего путешествия. However, my attitude towards the European trains has changed dramatically after my last summer train journey.
    Тема любви является той, которая вдохновляла поэтов, писателей, тех, кому везло в любви, и тех, которые были переданы Амуром , Любовь определяется как мудрая, глупая, глубокая, горькая, смешная , Кажется, как будто каждый из нас имеет своё понимание любви, или по крайней мере, отношение к любви сильно варьируется от человека к человеку. The subject of love is one that has inspired poets, writers, those lucky in love and those who have been passed over by Cupid…Love has been defined as wise, silly, profound, bitter, funny…It seems as if each and one of us has a different understanding of love, or at least the attitude to love varies greatly from person to person.
    Многие правонарушители имеют такие особенности, как отсутствие целей в жизни, вспыльчивость, отсутствие самоконтроля, обидчивость, негативное отношение к закону. Many offenders have such features as absence of aims in life, irascibility, lack of self control, touchiness, a negative attitude to law.
    Не могу не сказать о впечатлении, которое на меня произвело отношение американцевк культуре. I can’t not help saying about the impression which was made by Americans’ attitude to the culture.
    В заключение, мое отношение к нашему будущему не позитивно. To conclude everything, my attitude to our future isn`t positive.
    Они развивают способности учеников, формируют их взгляды и характер, их отношение к жизни и к людям. They develop their pupils’ intellect, form their views and characters, their attitudes to life and to other people.
    Они развивают интеллект своих учеников, их отношение к жизни и к другим людям. They develop their pupils’ intellect, their attitudes to life and to other people.
    Это — исследование человека, величайший труд, показывающий как его взаимоотношения с природой и обществом, так и его отношение к труду и частной собственности. It is a study of man, a great work showing man in relation to nature and civilization as well as in relation to labour and private property.
    Вы нарушили несколько дюжин законов, имеющих отношение к АРМ и касающихся непосредственно правительств. You are in violation of several dozen laws enforced by the ARM and related governments.
    Вы нарушили несколько дюжин законов, имеющих отношение к АРМ и касающихся непосредственно правительств. You are in violation of several dozen laws enforced by the ARM and related governments.
    Вы нарушили несколько дюжин законов, имеющих отношение к АРМ и касающихся непосредственно правительств. You are in violation of several dozen laws enforced by the ARM and related governments.
    Полиция просит население поделиться любой информацией, имеющей отношение к этому случаю. Police continue to ask the public for any information they may have regarding the case.
    Я когда-либо заявлял или подразумевал, что к вам будет особое отношение за вашу помощь? Did I ever state or imply that you would be afforded preferential treatment for your help?
    Выполняю свое обещание и посылаю Вам описание событий, имевших отношение к смерти Эмиаса Крейла. I am fulfilling my promise and herewith find enclosed an account of the events relating to the death of Amyas Crale.

    Репрессии «слышащего государства» против казахов из Синьцзяна и вакцинный скептицизм

    «СЛЫШАЩЕЕ ГОСУДАРСТВО» ПРИСЛУШИВАЕТСЯ НЕ КО ВСЕМ

    «Почему протесты на тему Синьцзяна не набрали оборотов в Казахстане?» — статью под таким названием опубликовал исследовательский центр «Общество Оксус по Центральной Азии». В ней говорится о переехавших из Синьцзяна на историческую родину этнических казахах, которые с февраля выходят на пикеты к консульству Китая в Алматы, требуя освободить оставшихся в соседней стране родственников из «лагерей политического перевоспитания» и тюрем и разрешить им выезд в Казахстан. Свыше десятка людей, которые говорят о бедственном положении казахов в Синьцзяне, проводили акции не только у стен дипломатического представительства, но и перед зданиями китайских компаний, офисом ООН, пытаясь привлечь внимание общества к проблеме.

    Пикеты перед консульством Китая: 166-й день протестов

    Власти Казахстана ответили на протесты «репрессиями, длительными наблюдениями, штрафами и арестами». Представители акимата подходили к протестующим и заявляли, что «их действия незаконны». Чиновники не проводили встреч с протестующими, не принимали их в своих кабинетах. В МИД Казахстана заявляли, причиной отказа от комментариев по Синьцзяну является принцип невмешательства во внутренние дела других стран.

    По данным американского исследовательского центра, единственная акция в поддержку казахов Синьцзяна прошла 9 июля в городе Жанаозене на западе страны. Протестующие призвали президента Касым-Жомарта Токаева и других официальных лиц обратить внимание на крик души сородичей.

    «Этот протест жителей Жанаозена можно назвать важным поворотным моментом. Впервые люди, не являющиеся близкими родственниками узников Синьцзяна, призвали власти во время публичного протеста обратить внимание на тяжелое положение своих сородичей», — пишет автор.

    Равнодушие правительства к тяжелому положению синьцзянских казахов «резко контрастирует» с отношением к другим казахам за рубежом, например отправившимся в зону конфликтов в Сирию и Ирак, говорится в публикации. В статье приводится отсылка к операции «Жусан», в рамках которой Нур-Султан вывез сотни своих граждан с Ближнего Востока.

    В первые годы после провозглашения независимости переехавшие из-за рубежа репатрианты сыграли «ключевую роль» в увеличении численности казахов в Казахстане, которые не являлись большинством в своей стране, напоминает автор. Позже к репатриантам стали относиться пренебрежительно, как к «дешевой рабочей силе», затем рассматривали их как «угрозу внутренней безопасности страны», хотя угрозы, исходящие от воевавших в рядах экстремистских группировок в Сирии и Ираке намного очевиднее, чем от прибывающих мирных жителей из других стран, отмечается в статье.

    Правительство Казахстана, заявившее, что не может оставить казахов в Сирии и Ираке на произвол судьбы, не проявляет такого же «сострадания» к синьцзянским казахам.

    «Второй шанс». Фильм о возвращенных с Ближнего Востока:

    «Возможности властей Казахстана действовать каким-либо образом в отношении Синьцзяна ограничены из-за важности экономических связей с Пекином. В итоге нарратив этнического родства и впредь будет отсутствовать среди факторов, определяющих решения государства. Реакция правительства противоречит также заявленной концепции «слышащего государства», объявленной Токаевым в 2019 году, которая подразумевает «реагирование на призывы общественности не только во время избирательных кампаний, но и на постоянной основе». Репрессивная реакция на месяцы протеста у китайского консульства указывает на то, что правительство прислушивается только к тому, что выгодно внутри страны и безопасно на международном уровне», — заключает автор.

    В нынешней ситуации, когда государство не прислушивается к голосам протестующих и оказывает давление на такие правозащитные организации, как «Атажурт», которые отстаивают права китайских казахов, «единственный способ добиться того, чтобы голоса были услышаны, — это общественная поддержка». Но пока антикитайские выступления в Казахстане направлены в основном против экономической экспансии Пекина, отмечается в статье.

    «ЭКСПЕРИМЕНТ С ВАКЦИНАМИ»

    Англоязычный сайт Eurasianet пишет, что Казахстан и Узбекистан «используют уникальные вакцины против коронавируса, которые не были тщательно изучены», и отмечает, что многие относятся к применению препаратов скептически.

    Две центральноазиатские республики применяют вакцины с ограниченными данными испытаний, сообщает сайт. Речь идет о вакцинах QazVac (Qaz-Covid-In), разработанной казахстанскими учеными, и ZF-UZ-VAC 2001 китайского производства.

    «Очевидно, нет никаких данных, что эти вакцины, одна из которых произведена в Казахстане, а другая — в Китае, опасны», — пишет автор, добавляя, что «западные ученые с пониманием относятся к действиям местных властей».

    Вакцинация с использованием препарата QazVac в Алматы. 27 апреля 2021 года

    «Клинические испытания не должны так работать. Но создался вакуум. Соединенные Штаты, Запад и Индия не сделали всего, что возможно было сделать. Если бы они понимали гонку за вакцинами как глобальную инициативу, то могли бы сделать вакцину доступной для других», — говорит вирусолог из Университета Вандербильта в Теннесси Санджай Мишра.

    В условиях, когда больницы по всему миру сталкиваются с большой нагрузкой на фоне распространения штамма «Дельта», ученые говорят, что лучше использовать имеющиеся в распоряжении вакцины, чем сидеть сложа руки.

    «Откровенно говоря, ни одно из испытаний вакцин, проведенных на Западе, не осуществлялось в соответствии с традиционной процедурой. Если вакцины могут замедлить распространение вируса, то в любом случае они хороши», — говорит Санджай.

    Аббревиатура «UZ» в названии произведенной в Китае вакцины ZF-UZ-VAC 2001 — дань уважения Узбекистану. Дело в том, что первое и второе клинические испытания вакцины проводились в этой стране. С началом третьей фазы испытаний с участием семи тысяч добровольцев узбекские власти одобрили вакцину для экстренного применения. Официальные лица заявили, что она «полностью безопасна» и «на 97 процентов эффективна» в выработке антител к коронавирусу.

    Эффективность инактивированной вакцины, разработанной государственным Научно-исследовательским институтом проблем биобезопасности министерства здравоохранения Казахстана, составляет «96 процентов», заявили в стране после двух фаз испытаний. Группа казахстанских медиков Medsupportkz выразила сомнения в 96-процентной эффективности.

    «Проблема с QazVac в том, что нет информации об этой вакцине. Правительство не сообщает подробностей о том, как она была разработана, а также о результатах клинических испытаний. Есть сомнения вокруг этого препарата, и для этого много причин», — сказала Eurasianet.org Ботагоз Каукенова, один из врачей Medsupportkz.

    Министр здравоохранения Алексей Цой заявлял, что безопасность вакцины доказана. На сайте премьер-министра говорится, что QazVac «включен в реестр Всемирной организации здравоохранения».

    «Официальные структуры Казахстана любят упоминать ВОЗ. В конце мая государственные СМИ сообщили, что президент [Касым-Жомарт Токаев] позвонил генеральному директору организации Тедросу Адханому Гебрейесусу и рассказал ему о QazVac. Он также сообщил о 96-процентной эффективности. Однако реестр ВОЗ просто отслеживает разрабатываемые вакцины (в настоящее время их 110), это не означает, что они все одобрены», — пишет Eurasianet.

    Кампания массовой иммунизации населения не до конца испытанными вакцинами усилила протесты в Центральной Азии, где многие люди и без того скептически относятся к вакцинам. «Вакцинный скептицизм в регионе, где мало свободных СМИ, система образования слаба, к правительству есть недоверие, подпитывается еще и фейковыми сообщениями в социальных сетях», — резюмирует автор.

    Преподаватели предпочитают поближе – Газета Коммерсантъ № 87 (6808) от 20.05.2020

    Большинство педагогов российских вузов видят дистанционное обучение исключительно как дополнение к традиционному образованию и обеспокоены, что переход в онлайн приведет к падению качества знаний, профанации и разрушению системы высшего образования в России. Это следует из опроса Министерства науки и высшего образования, проведенного совместно с РАНХиГС. Треть опрошенных пожаловались на отсутствие в квартире места для комфортного ведения занятий, больше половины указали, что им не нравится работать дома. При этом 85,7% преподавателей почувствовали рост служебной нагрузки в связи с переходом в онлайн.

    Согласно опросу Минобрнауки России и Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС (проводился с 10 до 15 апреля), 67% преподавателей не считают удобным дистанционный формат обучения, который вынуждены были использовать учебные заведения в связи с распространением коронавируса. В исследовании приняли участие 33 987 педагогов более чем из 100 вузов, что составляет примерно 15% всего профессорско-преподавательского состава РФ. Опрос проводился с 10 по 15 апреля, анкеты рассылались на электронные адреса университетов и распространялись через социальную сеть Facebook.

    Дискомфорт работников вузов вызывает разрушение жестких границ между «домашним и рабочим», что усиливает стресс в организации учебного процесса: 66% опрошенных указали, что им не нравится работать дома, а 34% пожаловались на отсутствие в квартире места для комфортного ведения занятий. Большинство преподавателей (85,7%) почувствовали рост служебной нагрузки.

    Несмотря на то что педагогам не требуется добираться из дома до работы, «радикально» увеличилось время, необходимое для подготовки к занятиям, отмечается в докладе.

    «Преподаватели сильно устают. Они готовят презентации к лекциям, разрабатывают тесты, проводят вебинары, очень затратные по трудовым ресурсам. Более того, через экран монитора нельзя почувствовать реакцию студента — понял он материал или нет. Это все усиливает эмоциональное напряжение»,— согласилась с этим мнением в разговоре с “Ъ” сопредседатель профсоюза «Университетская солидарность» Ванда Тиллес.

    Наиболее лояльны к дистанционному обучению, согласно исследованию, преподаватели военных, компьютерных и сельскохозяйственных дисциплин. Сильный скепсис формат вызывает у педагогов по математике, инженерному делу и гуманитарным дисциплинам. Большинство опрошенных видят среди угроз дистанционного образования спад мотивации студентов, поверхностные знания и списывание, кибератаки и отсутствие творческой составляющей. «Студенты теряют самостоятельность в выполнении заданий, преподавателю сложно отследить эту работу. Дистанционно можно проводить лекции и консультации, но никак не проверку знаний»,— приводят в Минобрнауки мнение преподавателя Сибирского федерального университета. Профессор Хакасского госуниверситет им. Н. Ф. Катанова добавляет: «Часть студентов сейчас дистанционно хитрят и имитируют бурную деятельность». На вопрос, «как вы считаете, сегодняшняя ситуация, вызванная коронавирусной инфекцией, через год приведет к улучшению или ухудшению качества высшего образования в России или никак не повлияет?», лишь 15% отвечают, что качество образования улучшится, 43% считают, что ухудшится.

    Дистанционное образование большинство опрошенных при этом считают «правильным и современным дополнением» к традиционному очному образованию. С переводом большинства лекций и семинаров в онлайн не соглашаются 67% опрошенных.

    Преподаватели вузов — подготовленная и включенная в онлайн-сообщества профессиональная среда. 83% опрошенных «практически постоянно» пользуются интернетом, еще 15% сказали, что заходят туда ежедневно. «Дело не в ретроградности преподавателей, большинство из них быстро освоило все необходимые программы, а в затрудненной коммуникации: если вживую ты можешь что-то объяснить студенту за две минуты, то в интернете минимум за пятнадцать»,— отмечает в этой связи Ванда Тиллес.

    Научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин не считает, что результаты опроса говорят о разочаровании в идее дистанционного обучения. «Опрос проводился через две недели после того, как вузы перепрыгнули в дистанционный формат. Педагоги оценивали переход в экстраординарной ситуации, важно учитывать это при анализе результатов исследования. Про дистанционное обучение говорить рано: в чрезвычайной ситуации у нас не было возможности за короткий срок выстроить систему, в которой бы все работало и ничего не висло»,— уверен господин Фрумин.

    Елизавета Ламова


    ЕРБ ВОЗ | Cеминар 107 из серии «История глобального здравоохранения». Культурные контексты здоровья: скептическое отношение к вакцинам. Почему некоторые люди не хотят проходить вакцинацию?

    3 июля 2018 г., 12:30-13:30 по центральновропейскому летнему времени

    Иммунизация повсеместно признается одной из наиболее выгодных мер не только с точки зрения здравоохранения, но и с точки зрения устойчивого развития. Несмотря на феноменальный вклад вакцинации в борьбу с предотвратимыми заболеваниями и их элиминацию, некоторые люди, в том числе и работники здравоохранения, не соблюдают графики вакцинации или полностью отказываются от вакцин.

    Скептическое отношение к вакцинам ставит под угрозу здоровье и благополучие жителей Европы и является одним из основных препятствий для лиц, формирующих политику и принимающих решения, а также для программ по иммунизации и различных инициатив местных сообществ. Скептическое отношение к вакцинам в высокой степени обусловлено особенностями местного контекста, и в каждой стране в Европейском регионе ВОЗ существуют свои причины и аргументы в пользу принятия вакцин или, напротив, для несоблюдения графика вакцинации или полного отказа от нее.

    Семинар совместно организован Европейским региональным бюро ВОЗ и Сотрудничающим центром ВОЗ по истории глобального здравоохранения при Университете Йорка (Соединенное Королевство). В нем примут участие международные эксперты, которые обсудят исторические, связанные с окружающей средой, культурные и социальные аспекты скептического отношения к вакцинам и их влияние на программы вакцинации.

    Докладчики

    • Heidi Larson, Лондонская школа гигиены и тропической медицины, Соединенное Королевство
    • Robb Butler, Европейское региональное бюро ВОЗ

    Присоединяйтесь к дискуссии

    Для получения дополнительной информации и для регистрации просьба обращаться по адресу [email protected]

    На сайте http://www.euro.who.int/ghh будет организована прямая трансляция мероприятия. Вы также можете принять участие в дискуссии в Твиттере (хэштэг #GHHistories).

    Скептицизм в отношении развития нанотехнологий в России не оправдался

    Вице-премьер, который также является председателем оргкомитета форума RUSNANOTECH 2010, поздравил лауреатов и пожелал им творческих успехов.

    «За вами будущее России. Последние годы правительство делает все, чтобы обеспечить вам свободу творческого поиска»,- сказал Иванов.

    Международная премия в области нанотехнологий RUSNANOPRIZE учреждена Государственной корпорацией «Роснано» в 2009 году. Премия присуждается по одному из четырех направлений — наноэлектроника, наноматериалы, нанобиотехнологии и нанодиагностика.

    Изобретатели, ученые и разработчики (всего не более трех человек), являющиеся авторами научно-технологической разработки, внедренной в массовое производство, награждаются знаками лауреатов премии RUSNANOPRIZE. Компания, впервые внедрившая эту разработку в массовое производство, получает наградной символ премии.

    Лауреатами премии RUSNANOPRIZE в 2010 году стали главный научный сотрудник Института кристаллографии им. А.В. Шубникова РАН Лев Фейгин и руководитель группы Европейской молекулярно-биологической лаборатории (Германия) Дмитрий Свергун.Награда присуждена ученым за создание новой области применения рентгеновских лучей — определение структуры вещества в области наноразмеров с помощью рентгеновского малоуглового рассеяния.

    Российская молодежная премия в области наноиндустрии учреждена госкорпорацией «Роснано» в 2009 году и присуждается за разработку и внедрение нового нанотехнологического продукта или освоение его производства.

    Лауреатом российской молодежной премии в области наноиндустрии 2010 года стала сотрудница Белгородского государственного университета Марина Галкина. Она удостоена награды за разработку и внедрение способа формирования наноразмерного углеродного покрытия на кантилеверах, применяемых в сканирующей зондовой микроскопии.

    Третий международный форум по нанотехнологиям RUSNANOTECH 2010, открывшийся 1 ноября в Москве в ЦВК «Экспоцентр», собрал выдающихся ученых и представителей деловых кругов со всего мира для обсуждения перспективных инновационных направлений научно-технического и экономического развития.

    Скептицизм | Философия в гуманитарных науках

    Декарт и методический скептицизм

    Первым великим философом современной эпохи был Рене Декарт, чей новый подход принес ему признание некоторыми как основоположника современной философии. Стремление Декарта к математической и научной истине вскоре привело к глубокому отказу от схоластической традиции, в которой он получил образование. Большая часть его работы была связана с обеспечением надежной основы для продвижения человеческих знаний через естественные науки.Однако, опасаясь осуждения церкви, Декарт был справедливо осторожен в публичном выражении своих радикальных взглядов в полной мере. Поэтому философские сочинения, благодаря которым он запомнился, чрезвычайно осторожны в трактовке спорных вопросов.

    После многих лет частной работы Декарт наконец опубликовал предварительное изложение своих взглядов в «Рассуждениях о методе правильного ведения разума» (1637). Он утверждал, что, поскольку математика действительно достигла уверенности, к которой стремятся человеческие мыслители, мы справедливо обращаемся к математическим рассуждениям как к модели прогресса в человеческих знаниях в более общем плане.Выражая полную уверенность в способности человеческого разума обретать знания, Декарт предложил интеллектуальный процесс, не менее тревожный, чем разрушение архитектуры и восстановление целого города. Чтобы быть абсолютно уверенными в том, что мы принимаем только то, что действительно достоверно, мы должны сначала сознательно отказаться от всех твердых, но сомнительных убеждений, которые мы ранее приобрели благодаря опыту и образованию . (30)

    Прогресс и уверенность математического знания, как предполагал Декарт, обеспечили эмулируемую модель для столь же продуктивного философского метода, характеризуемого четырьмя простыми правилами :

    1. Принимать за истину только несомненное.
    2. Разделите каждый вопрос на отдельные части.
    3. Начните с самых простых вопросов и переходите к более сложным.
    4. Просматривайте достаточно часто, чтобы сразу сохранить весь аргумент.

    Эта квазиматематическая процедура получения знания типична для рационалистического подхода к эпистемологии.

    В этом контексте Декарт дал краткое описание своего собственного опыта с правильным подходом к знанию. Начните с отказа от всякой веры, в которой можно сомневаться, включая особенно свидетельство чувств; затем используйте совершенную уверенность в собственном существовании, которая выдерживает это сомнение, как основу для демонстрации провиденциальной надежности своих способностей в целом. Значительное познание мира, полагал Декарт, может быть достигнуто только следуя этому эпистемологическому методу, рационализму, основанному на математической модели и устранении отвлечения сенсорной информации, чтобы продолжить демонстрацию чистого разума.

    Более поздние разделы Дискурса (вместе с дополнительными научными эссе, вместе с которыми он был опубликован) прослеживают некоторые из наиболее важных последствий следования картезианскому методу в философии.В этих разделах отчетливо проявляются механистические наклонности Декарта с частыми напоминаниями об успехе физического объяснения сложных явлений. Нечеловеческие животные, по мнению Декарта, представляют собой сложные органические машины, все действия которых можно полностью объяснить без всякой ссылки на действие разума в мышлении. Фактически, Декарт заявил, что большая часть человеческого поведения, как и поведения животных, поддается простому механистическому объяснению. Умно спроектированные автоматы могут успешно имитировать почти все, что мы делаем.Таким образом, Декарт утверждал, что только общая способность приспосабливаться к широко меняющимся обстоятельствам — и, в частности, способность творчески реагировать при использовании языка — является надежным тестом на присутствие нематериальной души, связанной с нормальное человеческое тело.

    Но Декарт предположил, что независимо от того, насколько похожим на человека животное или машина может выглядеть в своей форме или действиях, всегда можно отличить его от реального человека по двум функциональным критериям .Хотя животное или машина могут быть способны выполнять любую деятельность так же хорошо (или даже лучше, чем) мы, — утверждал он, каждый человек способен к большему разнообразию различных действий, чем мог бы выполнить кто-либо, лишенный души. . В частном случае этого общего положения Декарт утверждал, что хотя животное или машину можно заставить издавать звуки, напоминающие человеческую речь, в ответ на определенные стимулы, только нематериальная мыслящая субстанция может участвовать в творческом использовании языка, необходимого для надлежащим образом реагируя на любые непредвиденные обстоятельства .Мой щенок — верный товарищ, а мой компьютер — мощный инструмент, но ни один из них не может вести достойный разговор. (30)

    Пожалуйста, прочтите следующие отрывки из Декарта из «Размышлений о первой философии»: «Размышления 1 и 11». Сосредоточьтесь на великих идеях, написанных Декартом. Проходы доступны здесь: (1)

    Исследования климата Южной Флориды

    Почему ученые должны быть скептиками?

    Скептицизм — это акт приостановки суждения (противоположность поспешных выводов) при оценке объяснения или утверждений.Это позволяет ученым рассматривать все возможности и систематически подвергать сомнению всю информацию в ходе расследования.

    Почему так важно сохранять скептический взгляд на вещи? Скептицизм помогает ученым оставаться объективными при проведении научных изысканий и исследований. Это заставляет их рассматривать утверждения (свои собственные и чужие), чтобы быть уверенными в наличии достаточных доказательств, подтверждающих их. Скептики не сомневаются в каждом утверждении, только те, которые подкреплены недостаточными доказательствами или данными, которые были собраны ненадлежащим образом, не имеют отношения к делу или не могут подтвердить сделанное обоснование.

    В чем разница между скептицизмом и отрицанием?

    Люди иногда путают скептицизм с отрицанием. Скептицизм позволяет ученым прийти к логическим выводам, подкрепленным доказательствами, которые были исследованы и подтверждены другими специалистами в той же области, даже если эти доказательства не подтверждают абсолютную уверенность.Напротив, отрицание — это акт цепляния за идею или убеждение, несмотря на наличие неопровержимых доказательств обратного.

    Чтобы оставаться объективными, ученые должны оставаться скептичными. Чтобы научные знания развивались, они должны быть открыты для пересмотра. Наука работает, чтобы определить статистическую вероятность (математическую вероятность) точности заявления, а не его достоверность. Точно так же в суде присяжных просят принять уровень доказательств, не вызывающий разумных сомнений — а не абсолютную уверенность — при вынесении решения о признании обвиняемого виновным.

    «Скептицизм здоров и в науке, и в обществе; отрицание — нет ».
    (Вашингтон и Кук, 2011 г., стр. 2)

    Последствия изменения климата могут радикально изменить нашу окружающую среду, и такая перспектива может пугать людей. Столкнувшись с радикальными переменами, люди нередко отрицают плохие новости, чтобы справиться со стрессом.Однако отрицание может привести к обратным результатам, поскольку препятствует надлежащему планированию и своевременным действиям, которые могут отсрочить или уменьшить серьезность изменений.

    Скептиков и скептицизм | Наука и скептицизм

    Я был несколько сбит с толку, увидев что-то совершенно ошибочное, появившееся в собственном блоге Guardian Science Notes & Theories.Было это:

    Несколько слов о различии между скептиками и скептиками. Типовые «скептические» вопросы принятые убеждения. Таким образом, у нас есть скептики «человек не летал на Луну». (Некоторые люди ни во что не поверят.) Скептики разные: они придерживаются подхода, основанного на фактах, и находят, что мир во многих отношениях чего-то желает.

    Ура! Как справедливо заметил один из первых комментаторов, скептическое / скептическое написание — это просто варианты для Великобритании и США, хотя более поздние комментаторы отрицали это и продолжали увековечивать ошибку.Каким-то образом британское правописание теперь обозначает «плохой» скептицизм (то есть ставит под сомнение научный консенсус по таким разнообразным темам, как вакцинация, высадки на Луну и изменение климата), а правописание в США отождествляется только с «основанным на фактах подходом» к… чему-то или другому. .

    Это правда, что движение скептиков с заглавной буквы «S» использует американское написание даже в Великобритании, но это чрезвычайно ограниченное использование слова. Это то, что не является широко известным или понятным за пределами определенных сообществ.Примерно до 2010 года, когда я начал вести блог и использовать Twitter, я никогда не сталкивался с этим (и я говорю, что как человек, интересующийся наукой, является атеистом и пытается принимать решения рационально и на основе доказательств).

    Чтобы усложнить ситуацию, это написала Дебора Хайд, редактор журнала The Skeptic. Непонимание смысла и истории названия вашей публикации — повод для беспокойства.

    Скептицизм или скептицизм — это не отрицание и не движение.Основываясь на греческом « skeptomai », что означает «думать или размышлять», это обычно означает сомнение или недоверие по поводу определенных идей или более широкое представление о невозможности обладать определенным знанием. Эта неопределенность является философской позицией, и философский скептицизм включает попытки справиться с ней посредством систематических сомнений и проверки идей.

    Итак, давайте проясним. В США можно скептически относиться к климату. В Великобритании вы можете считать себя скептиком и скептически относиться к знаниям.Также кажется, что можно быть скептиком, но не быть скептиком. В скобках Хайда: «Некоторые люди ничему не поверят», игнорирование «плохих» скептиков предполагает очень слабое понимание того, что на самом деле означает скептицизм.

    Это самая суть недавней критики скептиков, часто исходящей из самого движения. Обвинение состоит в том, что многие самоидентифицированные скептики не относятся должным образом скептически (или скептически) к позициям, которые занимают они или их ведущие фигуры.Скорее, развивается трайбализм или групповое мышление, в котором — бездумно — определенные позиции осуждаются или одобряются.

    Было бы неправильно марать каждого самоидентифицированного Скептика одной и той же кистью. Однако слишком часто сторонним наблюдателям приходит довольно узкий и повторяющийся акцент на определенных темах и, что более важно, снисходительный, чрезмерно самоуверенный тон при взаимодействии с теми, кто не согласен или мало задумывается о таких вещах.

    Эти вещи имеют значение, если скептики действительно заинтересованы в изменении или открытии умов, а не в том, чтобы собраться вместе и посмеяться над дурацкими убеждениями.В статье Хайда говорится, что первое имеет приоритет:

    Многие скептики сохраняют уровень восторга энтузиастов в разоблачении экстрасенсорных способностей или историй о привидениях, и именно здесь началось движение. Но тема стала более серьезной и политической. В последнее десятилетие самыми грозными противниками альтернативной медицины были не государственные регуляторы, а скептики.

    Она добавляет вакцинацию, преподавание эволюции в школах, права геев и права на аборт.Она утверждает, что скептики или ботаники (или вундеркинды) — это «люди, обладающие лучшими интеллектуальными инструментами для опровержения традиционных постулатов». Я бы спросил, означает ли ее «ботаник» группу, выбранную самостоятельно (и не обязательно опытную или квалифицированную), которая могла бы идентифицировать себя с этим термином. В нынешнем виде они также могут быть не лучшей (и, конечно, не единственной) группой, которая пытается довести проблемы до более широкой общественности.

    Я закончу просто напоминанием о том, что этимология скептицизма подразумевает исследование и размышление, а не пренебрежение.

    Новости философии | Что такое скептицизм?

    Введение

    Корни скептицизма почти так же глубоки, как и корни самой философии. Слово «скептицизм» происходит от древнегреческого слова «skeptikos» (σκεπτικός), прилагательного, означающего «вопрошающий» или «сомневающийся». Сегодня это слово стало обозначать своего рода крайнее или разъедающее сомнение, которое отрицает существование предмета, волнующего скептика.

    Если я, например, скептически отношусь к НЛО, я сомневаюсь в существовании НЛО и подвергаю сомнению любые доказательства, которые кто-то предлагает в пользу их существования.Используемый таким образом — «скептик по поводу X» — скептицизм локален или ограничен конкретным предметом.

    Напротив, есть вероятность быть скептиком глобального и . Глобальный скептик не просто сомневается в том, имеет ли смысл конкретная предметная область — например, изучение НЛО или астрология, — но сомневается в существовании знаний или даже свидетельств в более общем плане. Самая распространенная форма глобального скептицизма — это скептицизм относительно знания или свидетельств о внешнем мире, мире за пределами наших чувств.Однако также можно скептически относиться к чужому мышлению или морали. В каждом случае глобальный скептик сомневается в том, что могут быть какие-либо убедительные доказательства, подтверждающие знания о внешнем мире или других умах, или моральные суждения.

    Как мы увидим, философы склонны рассматривать глобальный скептицизм как вызов, который необходимо победить. Однако, даже если глобальные скептические аргументы преувеличивают импульс сомнений и сомнений, который характеризует скептицизм, все же есть место для различных вызовов догматизму, который представляет собой скептицизм.Однако уроки скептицизма необходимо применять осторожно.

    Например, рост количества фейковых новостей и демагогии может свидетельствовать о том, что скептическое послание «Авторитета вопросов» следует применять безоговорочно. Однако широко распространенная неспособность общественности понимать научные темы, такие как глобальное потепление, генетически модифицированные организмы или ядерная энергия, не говоря уже о форме Земли, предполагает, что в современном сетевом обществе требуется не слепой скептицизм, а скорее уместный скептицизм.

    Чтобы глубже изучить скептицизм, мы начнем с краткого обзора древнего скептицизма, прежде чем обсуждать новую форму скептицизма и проблемы, которые она представляет. После рассмотрения некоторых современных ответов на вызовы, которые ставит то, что называется «картезианским скептицизмом», мы рассмотрим способ мышления о роли скептицизма, который поможет понять, когда скептические позиции могут иметь ценность.

    Древний скептицизм

    Предположим, я скажу вам, что сегодня будет солнечно.Вы пытаетесь решить, как провести свой день, поэтому дважды уточняйте у меня: как мне узнать, какая будет погода? Какие доказательства у меня есть для моей претензии? В этот момент я мог бы ответить, сказав: «Ну, я выглянул наружу, сейчас хорошая и солнечная погода». В качестве альтернативы я мог бы сказать: «Я только что проверил приложение погоды на своем телефоне; оно предсказывает солнце на полдень».

    Вы можете подать встречный иск: то, как погода выглядит сейчас, не является гарантией того, как она будет выглядеть позже, или что разные погодные приложения более надежны, чем другие.И, возможно, я отвечу дополнительной информацией или, возможно, в какой-то момент я не смогу или не захочу предоставить вам больше доказательств и сказать, что это все доказательства, которые мне нужны, чтобы поддержать мое первоначальное утверждение о погоде. Большинство из нас ведет такие разговоры каждый день и ничего об этом не думает. Но это основа процесса поиска истины, который ценился древними. Это процесс, который, если его правильно понять, мы, современники, тоже должны ценить.

    Древнегреческое Средиземноморье и индуистские и буддийские школы Индийского субконтинента были двумя центрами культуры, которые уделяли большое внимание спорам и спорам.Поэтому неудивительно, что мыслители в обоих культурных контекстах тратили много времени на размышления об особенностях общей структуры аргументации.

    Например, примерно в I веке н. представлены как за, так и против иска, и как могут развиваться дебаты по этому иску.Секст Эмпирик в Очерках пирронизма дает следующее описание:

    В соответствии с модой, проистекающей из спора, мы обнаруживаем, что неразрешимые разногласия по предложенному вопросу возникли как в обычной жизни, так и среди философов. Из-за этого мы не можем выбирать или исключать что-либо, и в итоге мы приостанавливаем вынесение приговора. В режиме, проистекающем из бесконечного регресса, мы говорим, что то, что выдвигается в качестве источника убеждения для предложенного вопроса, нуждается в другом таком источнике, которому сам нужен другой, и так до бесконечности, так что у нас нет точки, с которой можно было бы начать. чтобы установить что-либо, следует приостановление судебного решения.В режиме, проистекающем из теории относительности, как мы сказали выше, существующий объект кажется таким-то и таким-то по отношению к субъекту, оценивающему и наблюдаемым вместе с ним, но мы приостанавливаем суждение о том, на что он похож по своей природе. У нас есть способ, основанный на гипотезе, когда догматики, отброшенные назад до бесконечности, начинают с чего-то, чего они не устанавливают, но претендуют на то, что просто и без доказательств принимают на основании уступки. Реципрокный режим возникает, когда то, что должно быть подтверждением исследуемого объекта, должно быть убедительным с помощью исследуемого объекта; затем, будучи не в состоянии использовать одно для установления другого, мы приостанавливаем суждение об обоих.(Sextus Empiricus, Outlines of Skepticism, , стр. 41)

    Другими словами, существует пять способов прекращения запроса дополнительных доказательств: (1) несогласие или приостановление судебного решения; (2) Бесконечный регресс, когда дача показаний продолжается вечно; (3) релятивизм, когда каждый приходит к чему-то, что является «его (или ее) истиной»; (4) Догматизм, когда дачи показаний останавливаются на предположении, которое не подвергается сомнению, но также не подтверждается дополнительными доказательствами; и (5) циркулярное рассуждение, когда свидетельство зацикливается само на себе.

    Если мы сосредотачиваемся на дебатах, которые приводят к принятию или отклонению претензии (например, «сегодня будет солнечно»), мы можем опустить первый вариант, несогласие, и третий вариант, релятивизм, ни то, ни другое. в результате чего возникает ситуация, когда предоставление свидетельских показаний приводит к соглашению о том, что первоначальное утверждение истинно (или ложно). Остались три других варианта, которые стали известны как Agrippan Trilemma ( tri означает «три» и lemma означает «брать»: три варианта, которые следует рассмотреть).Пытаясь поддержать утверждение, в конечном итоге мы приходим к ситуации, в которой мы поддерживаем наш аргумент на основе:

    1. Бесконечный регресс,
    2. Догматизм или
    3. Круговое рассуждение.

    В поисках истины ни один из этих вариантов не подходит. Согласно Агриппе, кажется, что сама природа обоснования означает, что мы обречены основывать наши аргументы, в конечном счете, на очень шатком основании! В этом суть классического скептицизма: общая структура аргументации делает невозможным представление аргумента, неуязвимого для критики.

    Современный скептицизм: Декарт и современный скептицизм

    В то время как древний скептицизм мотивировал сомнение на основе общих черт аргументации и предоставления свидетельств, французский философ Рене Декарт (1596-1650) получил свое скептическое сомнение из другого источника. Декарт считал, что разум является средоточием мысли и радикально отделен от физической материи. Таким образом, для Декарта единственное свидетельство, в котором я могу быть немедленно уверен, — это свидетельства, относящиеся к моим текущим ментальным состояниям: что я думаю, чувствую и переживаю прямо сейчас, в тот момент, когда я думаю, чувствую и переживаю это.

    Современные версии скептического аргумента Декарта обычно включают рассмотрение бедственного положения мозга в чане. Представьте, что злой ученый похитил вас, удалил ваш мозг, сохранил его в чане с питательным раствором и подключил ваш мозг к сложному компьютеру. Компьютер снабжает ваш мозг информацией, так что вы верите, что вы по-прежнему являетесь человеком, с телом, перемещающимся по миру — все это несмотря на то, что теперь вы — бестелесный мозг, плавающий в чане с питательным раствором в лаборатория где-нибудь! Это может напомнить вам популярный фильм « Матрица ».Это та же идея.

    Вот иллюстрация. Давайте рассмотрим какое-нибудь утверждение о внешнем мире, скажем, утверждение, что у меня есть руки. Мы можем видеть, что скептицизм, мотивированный сценарием «мозг в чане», является глобальным скептицизмом, если рассмотреть следующий аргумент:

    1. Если у меня есть веские доказательства того, что у меня есть руки, то у меня также есть веские доказательства того, что я не (без рук) мозг в чане. [Предположим]
    2. Все мои переживания неотличимы от переживаний, которые я получил бы, если бы был мозгом в чане.[Предположим]
    3. Если все мои переживания неотличимы от переживаний, которые у меня были бы, если бы я был мозгом-в-чане, то у меня нет убедительных доказательств того, что я не являюсь мозгом-в- ват. [Предположим]
    4. Таким образом, у меня нет убедительных доказательств того, что я не мозг в чане. [Из 2 и 3]
    5. Таким образом, у меня нет убедительных доказательств того, что у меня есть руки. [Из 1 и 4]

    Поскольку заявление о том, что у меня есть руки, было просто репрезентативным заявлением и вместо этого могло быть любым другим заявлением о мире за пределами моего непосредственного опыта, скептицизм, вызванный мозгом в чане сценарий действительно очень далеко идущий!

    Современные ответы на глобальный скептицизм

    Аргумент «мозг в ванне» может помочь нам рассмотреть различные ответы на скептицизм, которые были предложены в современных дискуссиях.Аргумент содержит три предположения — посылки 1, 2 и 3 выше — и каждый из различных ответов включает в себя отклонение одного или нескольких из этих предположений. Хотя есть современные ответы, которые сосредотачиваются на каждой из посылок, мы сосредоточимся на предпосылках 1 и 3, поскольку именно эти две помогут нам понять, где те из нас, кто не может успокоиться в картезианской уверенности, могут по-прежнему найти ценность в ней. скептицизм. Разберем их по порядку.

    У меня могут быть доказательства того, что у меня есть руки, но не доказано, что я не мозг в чане

    Одно из самых радикальных решений скептического аргумента было предложено в различных формах такими философами, как Фред Дрецке и Роберт Нозик.По их мнению, проблема со скептическим аргументом — это первая посылка и принцип дедуктивного закрытия, лежащий в ее основе. [1]

    Что такое дедуктивное закрытие? Предположим, у вас есть веские доказательства того, что p . Кроме того, предположим, что у вас есть веские доказательства того, что , если p, то q . Принцип дедуктивного закрытия позволяет сделать вывод, что у вас есть веские доказательства для утверждения, что q .

    Применительно к аргументу «мозг в чане» это дедуктивное закрытие, которое поддерживает первую предпосылку.У меня есть веские доказательства того, что если у меня есть руки, то я не безрук, включая то, что я не безрукий мозг в чане. Итак, у меня есть веские доказательства того, что, если у меня есть руки, я не мозг в чане (без рук).

    Однако Дрецке и Нозик утверждают, что дедуктивное замыкание имеет место только в определенном контексте свидетельств. Если я рассматриваю доказательства того, есть ли у меня руки, то эти доказательства будут включать в себя то, что я вижу, когда я печатаю на компьютере, скажем, или то, что я чувствую, когда мои пальцы касаются клавиатуры, или то, что я слышу, когда кончики пальцев касаются ключи.Все это в обстоятельствах, когда я пытаюсь думать о нормальных, повседневных физических объектах поблизости, считается отличным доказательством того, что у меня есть руки.

    Но есть проблема. Дрецке и Нозик принимают посылку номер два: у меня были бы все те же экспериментальные свидетельства о нормальных, повседневных физических объектах в моем окружении, если бы я был мозгом в чане, что я делаю прямо сейчас. По их мнению, как только я это осознаю, я должен признать, что рассмотрение сценария «мозг в резервуаре» означает, что ни одно из свидетельств о нормальных, повседневных физических объектах, находящихся поблизости от меня, не учитывается таким же образом.

    Нозик и Дрецке утверждают, что дедуктивное замыкание больше не работает, потому что стандарты оценки доказательств изменились между обычным сценарием, в котором я рассматриваю, есть ли у меня руки, — сценарием, в котором руки являются повседневными, а физические объекты взаимодействуют друг с другом. с другими повседневными физическими объектами — и необычным сценарием, в котором я рассматриваю, являюсь ли я мозгом в чане — сценарием, в котором экспериментальные свидетельства больше не имеют такого же доказательного веса.

    Более повседневная аналогия могла бы мотивировать отказ от дедуктивного закрытия. Когда я пришел на работу сегодня утром, я припарковал свою машину на стоянке на некотором расстоянии от моего офиса — достаточно далеко, чтобы теперь я не мог видеть свою машину, слышать автосигнализацию и т. Д. У меня есть веские основания полагать, что моя машина там, где я его припарковал, на верхнем этаже парковочной площадки.

    Без моего ведома, парковочная площадка могла быть построена с конструктивным дефектом, так что, пока я был на работе сегодня утром, парковочная площадка рухнула вместе с моей машиной.(К счастью, никто не пострадал, когда палуба обрушилась.) Конечно, если у меня есть веские основания полагать, что моя машина находится там, где я ее припарковал, на верхнем этаже парковочной площадки, то у меня также есть веские основания полагать, что Парковочная площадка не обрушилась вместе с моей машиной. Но я не инженер-строитель, и я не делал оценку структурной прочности конструкции парковки на своей работе! У меня нет веских оснований полагать, что площадка для парковки не обрушилась — у меня нет никаких доказательств структурной прочности конструкции парковки.

    Назад с края пропасти: контекстуализм и дедуктивное замыкание

    Я сказал, что отказ от дедуктивного замыкания был радикальным решением, и это так. Без дедуктивного замыкания нет гарантии, даже если у нас есть дедуктивно верный аргумент, и даже если у нас есть веские доказательства для каждой из предпосылок, что мы имеем очевидную поддержку при выводе этого аргумента. И это действительно было бы очень радикальным заявлением!

    Одной из недавних попыток воспользоваться уроком Дрецке и Нозика, не отказываясь от дедуктивного замыкания, является контекстуализм.Согласно контекстуалистскому решению скептического аргумента, Дрецке и Нозик были правы, обратив наше внимание на необычный характер скептических сценариев. Их ошибка, по мнению контекстуалистов, состоит в том, чтобы интерпретировать последствия необычности этих сценариев как влияющие на дедуктивное замыкание. Скорее, контекстуалисты предлагают использовать последствия необычности скептических сценариев для воздействия на функционирование скептического аргумента в целом.

    Вот как они предлагают нам это сделать. Снова рассмотрим первую предпосылку:

    1. Если у меня есть веские доказательства того, что у меня есть руки, то у меня также есть веские доказательства того, что я не мозг в чане (без рук).

    Эта посылка может быть основой антискептического аргумента, а именно: AS1. Если у меня есть веские доказательства того, что у меня есть руки, то у меня также есть веские доказательства того, что я не мозг в чане (без рук). AS2. У меня есть веские доказательства того, что у меня есть руки. AS3. Таким образом, у меня есть веские доказательства того, что я не мозг в чане (без рук).

    Или это может быть основанием для проскептического аргумента, например: PS1. Если у меня есть веские доказательства того, что у меня есть руки, то у меня также есть веские доказательства того, что я не мозг в чане (без рук). PS2. У меня нет убедительных доказательств того, что я не мозг в чане (без рук). PS3. Таким образом, у меня нет убедительных доказательств того, что у меня есть руки.

    Теперь контекстуалист говорит, что в обычном, повседневном контексте, когда вы сидите за компьютером, наблюдаете, как ваши пальцы танцуют по клавиатуре, чувствуете клавиши под пальцами и слышите щелчки во время ввода, ваши доказательства таковы, что аргумент от AS1 — AS3 верен для вас.Однако важно отметить, что в этих контекстах вы даже не рассматриваете возможность того, что вы можете оказаться мозгом в чане!

    Как только вы хотя бы рассмотрите возможность того, что вы можете оказаться «мозгом в чане», предлагает контекстуалист, вы теперь меняете контекст оценки ваших доказательств. И, согласно новому контексту оценки, аргумент PS1 — PS3 теперь верен и вам. Итак, как только вы рассматриваете скептический сценарий, скептический аргумент побеждает. Перефразируя фразу из фильма восьмидесятых годов « Военные игры », единственный способ победить скептика «мозг в чане» — это не играть.

    Таким образом, контекстуалистическое решение напоминает наблюдения Дэвида Юма о притяжении философских, скептических забот и о том, что эти заботы кажутся бессильными при повседневной деятельности:

    [повседневная деятельность] излечивает меня от этой философской меланхолии. и бред [скептицизма], либо из-за ослабления этого умонастроения, либо из-за какого-то увлечения и живого впечатления моих чувств, которое стирает все эти химеры. Я обедаю, играю в нарды и веселюсь с друзьями; и когда после трех или четырех часов развлечений я возвращался к этим рассуждениям, они казались такими холодными, напряженными и смешными, что я не мог найти в своем сердце желания углубляться в них.

    Не все свидетельства основаны на опыте

    Итак, вот где мы находимся. У нас есть одно решение — Нозика и Дрецке — которое требует от нас отрицания дедуктивного замыкания. Это привело нас ко второму решению, контекстуалистическому. Однако проблема с этим состоит в том, что это не отказ от скептицизма, а жалкое подчинение скептицизму. Как только скептик вступает в спор с нами, выигрывает скептик.

    Есть еще один способ справиться со скептическим аргументом, который фактически отвергает скептицизм.Этот способ состоит в том, чтобы заблокировать аргумент «мозг в бочке», отвергнув третью предпосылку и отрицая, что единственное свидетельство, которое я могу иметь, — это своего рода экспериментальные свидетельства, доступные мозгу в бочке. Например, одна из современных теорий познания — это экстернализм , согласно которой по крайней мере некоторые свидетельства, подтверждающие наши убеждения, являются внешними по отношению к нашему разуму. Существуют разные формы экстернализма, но все они разделяют идею о том, что люди могут различаться в отношении качества доказательств, которые у них есть в пользу своих убеждений, способами, которые им неизвестны.

    Вот один из способов, которым это могло бы сработать, относящееся к делу «мозг в ванне». Рассмотрим людей, страдающих от заблуждения Капгра — бредового убеждения, что знакомые, значимые другие, такие как семья, друзья и любимые, были заменены искусно замаскированными роботами или инопланетянами. Стандартное объяснение причины заблуждения Капгра состоит в том, что, хотя система распознавания лиц тех, кто страдает от заблуждения, не повреждена, их эмоциональная система повреждена, так что они не получают ожидаемой эмоциональной обратной связи, когда видят знакомые лица людей. своих близких.Именно это заставляет их думать, что лица, которые они видят, являются самозванцами.

    Экстерналист попытался бы решить эту проблему, заявив, что у тех, кто страдает от иллюзий, есть все те же доказательства, что и у человека, не страдающего от заблуждения — визуальное свидетельство того, что они видели знакомое лицо, — несмотря на то, что они не достоверно формируют соответствующие убеждения на основе этих доказательств; а именно, что знакомое лицо, которое они видят, — это лицо их любимого человека. В таком случае экстерналист мог бы сказать, что одних экспериментальных свидетельств недостаточно для объяснения того, что составляет хорошее свидетельство: ваша система распознавания лиц также должна быть надежно интегрирована с вашей эмоциональной системой, чтобы сформировать соответствующие убеждения на основе этого экспериментального свидетельства.

    Однако вы не можете знать, надежно ли интегрирована ваша система распознавания лиц надлежащим образом. Те, кто страдает заблуждением Капгра, не знают, что что-то не так с и . Скорее они думают, что с их близкими что-то не так: все они были заменены роботами или пришельцами.

    Обратите внимание, что экстерналист предлагает нам решение древнего скептицизма, устанавливая, что могут быть формы бесконечного регресса или догматизма, которые на самом деле являются добродетельными, потому что они зависят от процессов, которые надежно формируют истинные убеждения на основе свидетельств, несмотря на тот факт, что стороны в споре не осведомлены о надежности этих процессов.

    Например, предположим, что моя супруга, зная, что я использую любое погодное приложение на первом экране, который я вижу, когда я разблокирую свой телефон, исследовал, какое погодное приложение является наиболее надежным, и, не сообщая мне, поставил это на первом экране, который я вижу, когда разблокирую свой телефон. Когда я говорю вам, что сегодня будет солнечно, и делаю это на основе приложения погоды на моем телефоне, я на самом деле передаю вам достоверную информацию — действительно, информацию, которую мой супруг подготовил на основе его надежность — хотя я сам не осведомлен ни об одном из этих фактов.Я даю вам достоверную и достоверную информацию о погоде, но не знаю, что это такое.

    В подобном случае, если я категорически полагаюсь на приложение погоды на моем телефоне, мне кажется, что это дело другого рода, чем случай человека, который догматически полагается на ненадежные доказательства. Другое дело не из-за психологии самих догматиков, а из-за качества доказательств, на которые они полагаются.

    Связывая нити вместе

    Хотя экстернализм обеспечивает подлинный отказ от скептицизма, он не очень хорошо объясняет, почему скептицизм вообще оказывает какое-либо влияние на наше воображение.Но, как предполагает Юмовское описание скептицизма как «бреда», скептицизм действительно оказывает такое влияние — по крайней мере, время от времени. Вот где уроки контекстуализма. Что контекстуалист правильно понимает, так это то, что скептик пытается поднять стандарты доказательности настолько высоко, что никакой нормальный ответ не будет удовлетворительным. Однако контекстуализм ошибается, оставляя поле зрения скептикам.

    С точки зрения контекстуалистов, скептик не просто последнее слово в каждой дискуссии, но заслуживает того, чтобы за было последнее слово в каждой дискуссии.Однако это тоже не кажется правильным. Хотя контекстуалист объясняет, почему вызов скептика кажется убедительным, он не объясняет, почему споры со скептиком так расстраивают . Если скептик заслуженно побеждает во всех спорах, то, по-видимому, мы не должны расстраиваться, когда она это делает.

    Проблема с контекстуалистом состоит в том, что она рассматривает повышение стандартов доказательности скептиком как законный шаг, который собеседник скептика должен принять.Другими словами, контекстуалист рассматривает скептицизм как серьезный вклад в дискуссию, даже если это обсуждение, отличное от того, о котором мы могли подумать.

    Однако нам нужен способ определить, какие формы скептицизма уместны и в каких контекстах. Именно здесь мы можем применить то, что узнали из обсуждения Нозика и Дрецке. Мое свидетельство того, что моя машина припаркована на верхнем этаже парковочного сооружения во время моей работы, основано на надежности моей памяти, а не на том, что я инженер-строитель, обладающий информацией о структурной целостности парковочной конструкции.Из этого следует, что не все, кто паркуется на стоянках, должны изучать гражданское строительство и собирать данные о структурной целостности парковочных мест. Скорее дело в том, что даже наши повседневные знания зависят от того, насколько надежен окружающий нас мир, что мы обычно даже не рассматриваем.

    Более того, это говорит о том, что ценность скептицизма не всегда заключается в том, что каждый человек все время к нему относится. Результатом этого был бы паралич, а не больше знаний.

    Скорее, мы должны стремиться к тому, чтобы каждое, более ограниченное сообщество знаний было тем, в котором есть место скептицизму. Я могу доверять конструкции парковки, потому что, если инженеры-строители, которые работают инспекторами в моем городе, заметят структурные недостатки в гараже, они будут иметь право закрыть его, пока не будут уверены, что он исправлен.

    Вот отличный способ подумать, к каким соображениям нужно относиться скептически. Если вы столкнулись с претензией, спросите себя, сколько денег вы бы поставили на истинность этого утверждения.Фактически, я уже делаю это, когда припарковываю свою машину на верхнем этаже парковочной конструкции на работе: я держу пари, по крайней мере, на восстановительную стоимость автомобиля, что конструкция парковки имеет хорошую структурную целостность. Затем, чтобы увидеть, когда скептицизм оправдан, спросите себя, какая информация потребуется вам, чтобы изменить свою ставку. Например, если бы я узнал, что проверка кода в моем городе была очень дрянной, а инспекторы плохо обучены, готов ли я поспорить со стоимостью моей машины, припаркованной там, или я бы предпочел припарковаться где-нибудь в другом месте.

    Это также может помочь увидеть, как ведут себя люди, у которых на самом деле есть деньги на кону в связи с определенным иском — не как они говорят , а что они на самом деле делают . Возьмем один пример: я не знаю, какие мнения инвесторы Exxon высказывают о реальности глобального изменения климата, но я знаю, что они подталкивают Exxon к тому, чтобы делать больше для планирования последствий изменения климата.

    Чем точнее вы сможете сформулировать свои претензии и чем честнее вы будете с самим собой относительно реальной денежной стоимости, которую вы бы поставили на результат, тем лучше может быть эта стратегия.Более конкретные советы можно найти в книге профессора Пенсильванского университета Филипа Э. Тетлока и Дэна Гарднера «Суперпрогнозирование ».


    [1] Для обсуждения см. Https://plato.stanford.edu/entries/closure-epistemic/


    Джозеф Х. Шибер — адъюнкт-профессор философии в колледже Лафайет. До преподавания в Lafayette он преподавал в Брауновском университете, Массачусетском технологическом институте и колледже Коннектикута. Он является автором многочисленных статей по эпистемологии, философии языка и истории философии, а также книги «Свидетельство : философское введение».

    Свидетельство: философское введение. Эпистемология свидетельских показаний пережила рост интереса за последние двадцать пять лет, который был сопоставлен с немногими другими областями философии, если они вообще были. Свидетельство: философское введение предоставляет эпистемологию свидетельства, которая исследует эту быстро развивающуюся область исследований, включая обсуждение соответствующей эмпирической работы из социальной психологии и психологии развития, а также из междисциплинарного исследования создания знания в группах.За последнее десятилетие было выпущено несколько научных монографий по эпистемологии свидетельских показаний, но существует нехватка книг, посвященных данной области. Эта книга заполняет этот пробел, оценивая сильные и слабые стороны всех основных конкурирующих теорий. Все главы завершаются предложениями для дальнейшего чтения и вопросами для обсуждения (с веб-сайта издателя).

    Что скептицизм говорит о науке

    В эпизоде ​​1997 года сериала Симпсоны под названием «Спрингфилдские файлы» — пародии на Секретные материалы , в которых Гомер встречается с инопланетянином в лесу (после того, как выпил 10 бутылок Red Tick Пиво) — Леонард Нимой озвучивает вступление, как он когда-то озвучивал свое выступление после Спока в детективном телесериале В поисках… : «Следующая история о встречах с инопланетянами — правда. И под истиной я подразумеваю ложь. Это все ложь. Но они развлекают ложь, и, в конце концов, разве это не правда? Ответ — нет.»

    Без куба. Постмодернистская вера в релятивизм истины в сочетании с кликерной культурой средств массовой информации, где продолжительность внимания измеряется в нью-йоркских минутах, оставляет нам ошеломляющее множество утверждений истины, упакованных в информационно-развлекательные устройства. Это должно быть правдой — я видел это по телевидению, в кино, в Интернете. «Сумеречная зона», «Внешние границы, это невероятно», «Шестое чувство», «Полтергейст», «Свободные перемены», «Дух времени» в кино . Тайны, магия, мифы и монстры. Оккультизм и сверхъестественное. Заговоры и клики. Лицо на Марсе и инопланетяне на Земле. Снежный человек и Лох-Несс. ESP и PSI. НЛО и ETI. JFK, RFK и MLK — заговоры алфавита. Измененные состояния и гипнотическая регрессия. Удаленный просмотр и астропроекция. Доски для спиритических сеансов и карты Таро. Астрология и хиромантия. Иглоукалывание и мануальная терапия.Подавленные воспоминания и ложные воспоминания. Говорить с мертвыми и слушать своего внутреннего ребенка. Такие утверждения представляют собой запутывающую смесь теории и предположений, реальности и фантазии, научной фантастики и научной фантастики. Подайте драматическую музыку. Затемните фон. Бросьте луч света на лицо хозяина. Истина где-то там. Хотелось бы верить.

    То, во что я хочу верить на основе эмоций, и во что я должен верить на основании доказательств, не всегда совпадает. И после 99 ежемесячных колонок, посвященных изучению таких тем (это Opus 100), я прихожу к выводу, что я скептик не потому, что я не хочу верить, а потому, что я хочу знать .Я верю, что правда где-то рядом. Но как мы можем отличить то, что мы хотим быть правдой, и то, что действительно правда? Ответ — наука.

    Наука начинается с нулевой гипотезы, которая предполагает, что расследуемое утверждение неверно, пока не будет продемонстрировано иное. Статистические стандарты доказательства, необходимые для отклонения нулевой гипотезы, существенны. В идеале в контролируемом эксперименте мы хотели бы быть на 95–99 процентов уверенными в том, что результаты не были вызваны случайностью, прежде чем мы временно согласимся с тем, что эффект может быть реальным.Неспособность отклонить нулевую гипотезу не делает утверждение ложным, и, наоборот, отклонение нулевой гипотезы не является гарантией истинности. Тем не менее, научный метод — лучший из когда-либо изобретенных инструментов для различения истинных и ложных паттернов, различения реальности и фантазии и обнаружения вздора.

    Нулевая гипотеза означает, что бремя доказывания лежит на человеке, утверждающем положительное утверждение, а не на скептиках, которые его опровергают. Однажды я появился на Larry King Live , чтобы обсудить НЛО (его постоянный фаворит), а также за столом, полным уфологов.Вопросы Кинга к другим скептикам и мне обычно упускают из виду этот центральный научный принцип. Скептики не должны опровергать НЛО. Хотя мы не можем провести управляемый эксперимент, который дал бы статистическую вероятность отклонить (или нет) нулевую гипотезу о том, что инопланетяне не посещают Землю, доказательство будет простым: покажите нам космический корабль пришельцев или внеземное тело. А пока продолжайте поиски и обращайтесь к нам, если у вас что-нибудь появится. К несчастью для уфологов, ученые не могут принять в качестве окончательного доказательства посещения инопланетянами такие доказательства, как размытые фотографии, зернистые видео и анекдоты о жутких огнях в небе.Фотографии и видео можно легко подделать, а огни в небе имеют много прозаических объяснений (воздушные вспышки, зажженные воздушные шары, экспериментальные самолеты, даже Венера). Правительственные документы с отредактированными абзацами также не считаются доказательством контакта с инопланетянами, потому что мы знаем, что правительства хранят секреты по соображениям национальной безопасности. Земные секреты не приравниваются к сокрытию внеземных цивилизаций.

    Очень многие утверждения такого рода основаны на отрицательных доказательствах. То есть, если наука не может объяснить X, то ваше объяснение X обязательно верно.Не так. В науке многие загадки остаются невыясненными до тех пор, пока не появятся новые доказательства, а проблемы часто остаются нерешенными до следующего дня. Я вспоминаю космологическую загадку начала 1990-х годов, когда выяснилось, что существуют звезды старше самой Вселенной — дочь старше матери! Думая, что у меня может быть горячая история, о которой можно было бы написать что-то глубоко неправильное в нынешних космологических моделях, я сначала спросил космолога Калифорнийского технологического института Кипа С.Торн, который заверил меня, что это расхождение было всего лишь проблемой в текущих оценках возраста Вселенной и что со временем оно разрешится само собой с помощью большего количества данных и более совершенных методов датирования. Это произошло, как и многие другие научные проблемы. А пока можно сказать: «Я не знаю», «Я не уверен» и «Давайте подождем и посмотрим».

    Честно говоря, не все утверждения подлежат лабораторным экспериментам и статистическим испытаниям. Многие исторические и логические науки требуют детального анализа данных и конвергенции доказательств из нескольких направлений исследования, которые указывают на безошибочный вывод.Подобно тому, как детективы используют метод конвергенции доказательств, чтобы установить, кто наиболее вероятно совершил преступление, ученые используют этот метод для определения наиболее вероятного объяснения конкретного явления. Космологи реконструируют историю Вселенной, объединяя данные космологии, астрономии, астрофизики, спектроскопии, общей теории относительности и квантовой механики. Геологи реконструируют историю Земли, объединяя данные из геологии, геофизики и геохимии. Археологи собирают воедино историю цивилизации из пыльцевых зерен, кухонного мусора, глиняных черепков, инструментов, произведений искусства, письменных источников и других артефактов, связанных с конкретным местом.Ученые-климатологи доказывают антропогенное глобальное потепление с помощью наук об окружающей среде, планетарной геологии, геофизики, гляциологии, метеорологии, химии, биологии, экологии и других дисциплин. Эволюционные биологи раскрывают историю жизни на Земле из геологии, палеонтологии, ботаники, зоологии, биогеографии, сравнительной анатомии и физиологии, генетики и так далее.

    Однако, если логическая или историческая наука прочно обосновалась благодаря накоплению положительных свидетельств, она будет столь же надежной, как лабораторная или экспериментальная наука.Например, чтобы креационисты опровергали эволюцию, им необходимо распутать все эти независимые линии свидетельств, а также построить конкурирующую теорию, которая могла бы объяснить их лучше, чем теория эволюции. Они этого не сделали, вместо этого они использовали только отрицательные свидетельства в форме: «Если биологи-эволюционисты не могут представить естественное объяснение X, то сверхъестественное объяснение X должно быть истинным».

    Ко всем претензиям применяется принцип положительного доказательства. Скептики из штата Миссури, штат Покажи.Покажи мне тело Сасквотча. Покажи мне археологические артефакты Атлантиды. Покажите мне доску для спиритических сеансов, на которой написаны слова, при условии, что участникам надёжно завязаны глаза. Покажите мне катрен Нострадамуса, который предсказал Вторую мировую войну или 9/11 до (не после) факта (постдикции в науке не учитываются). Покажите мне доказательства того, что альтернативные лекарства работают лучше, чем плацебо. Покажи мне инопланетянина или отвези меня на корабль-базу. Покажи мне Интеллектуального конструктора. Покажи мне Бога. Покажи мне, и я поверю.

    Большинство людей (включая ученых) рассматривают вопрос о Боге отдельно от всех этих других утверждений.Они имеют право поступать так до тех пор, пока данное конкретное утверждение не может — даже в принципе — быть исследовано наукой. Но что это может включать? Большинство религиозных утверждений поддаются проверке, например, молитва положительно влияет на исцеление. В этом случае контролируемые эксперименты на сегодняшний день не показывают разницы между пациентами, за которых молятся и за которых не молятся. И помимо таких контролируемых исследований, почему кажется, что Бог лечит только болезни, которые часто проходят сами по себе? То, что заставит меня поверить, будет чем-то недвусмысленным, например, если у инвалида вырастет новая конечность.На это способны амфибии. Несомненно, всемогущее божество могло это сделать. Многие ветеринары иракской войны с нетерпением ждут божественных действий.

    Есть одна загадка, на которую наука не может ответить, и это вопрос о том, что существовало до того, как возникла наша Вселенная. Один ответ — мультивселенная. Согласно этой теории, каждая из множества вселенных имела собственное происхождение, и некоторые из этих вселенных породили (возможно, из-за коллапсирующих черных дыр) детские вселенные, одна из которых была нашей. У этой гипотезы нет положительных доказательств, но нет и положительных доказательств традиционного ответа на вопрос — Бог.И в обоих случаях мы остаемся с вопросом reductio ad absurdum о том, что было до мультивселенной или Бога. Если Бог определяется как то, что не нужно создавать, то почему нельзя определить вселенную (или мультивселенную) как то, что не нужно создавать?

    В обоих случаях у нас есть только отрицательные доказательства типа «я не могу придумать другого объяснения», что вовсе не является доказательством. Если есть чему-то, чему нас научила история науки, так это тому, что было бы высокомерно думать, что мы теперь знаем достаточно, чтобы знать, чего мы не можем знать.Так что на данный момент все сводится к когнитивным или эмоциональным предпочтениям: ответ только с отрицательными доказательствами или вообще без ответа. Бог, мультивселенная или Неизвестное. Какой из них вы выберете, зависит от вашей терпимости к двусмысленности и вашего желания верить. Что касается меня, я остаюсь в возвышенном трепете перед великим Неизвестным.

    Примечание. Изначально эта статья была напечатана с заголовком «Я хочу верить».

    определение скептицизма от Free Dictionary

    сомневающийся Томас Скептик, сомневающийся или неверующий; тот, кто верит только на основании доказательств из первых рук или вещественных доказательств.Первоначально сомневающийся Фома был апостолом Фомой, который отказывался верить, что Христос воскрес из мертвых после Своего распятия, пока он сам не увидел Его.

    Но Фомы, одного из двенадцати, по имени Дидим, не было с ними, когда пришел Иисус. Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: я не поверю, если я не увижу на его руках след гвоздей, и приложу палец к отпечатку гвоздей, и приложу руку к его боку.(Иоанна 20: 24-25)

    из Миссури Скептически, сомневаюсь, подозрительно; не желая принимать что-то как истину без доказательств. Первоначальное использование фразы Я из Миссури; Вы должны показать мне, что обычно приписывается конгрессмену Уилларду Д. Вандиверу из Миссури в речи, произнесенной в клубе Five O’Clock в Филадельфии в 1899 году. Однако другие утверждали, что это выражение было широко известно в некоторых частях страны. страна задолго до того, как конгрессмен популяризировал его, применив его в своей речи.

    расскажи это морским пехотинцам Выражение недоверия или скептицизма, сказанное в ответ на басню, рыбу или любой надуманный рассказ. Это исконно британское выражение датируется началом XIX века. Есть два популярных объяснения его происхождения, одно положительно, а другое отрицательно — для британских королевских морских пехотинцев. Более сложная история заключается в том, что Карл II сказал в ответ на заявление морского офицера о том, что он видел летучую рыбу: «Идите, расскажите это морским пехотинцам.Когда Карла II обвинили в оскорблении репутации морских пехотинцев, он ответил, что никаких оскорблений не было. Напротив, он утверждал, что поверит этой истории, если ей поверят хорошо путешествующие и опытные морпехи. Второе объяснение, простое и более правдоподобное, состоит в том, что морпехи, как известно, были легковерны и проглатывали любую пряжу. Аналогичное американское сленговое выражение — , скажи Суини .

    со скепсисом Со скептицизмом; с оговорками.Это выражение основано на идее, что щепотка соли может сделать вкусным то, что иначе трудно проглотить. Более того, Помпей (106-48 до н.э.), член первого римского триумвирата, однажды выступал за использование крупинки соли в качестве противоядия от яда. Один источник предполагает, что крохотная крупица скепсиса может представлять количество истины в данном утверждении, заверении или другом вопросе, который был принят «с долей скептицизма». Выражение встречается во многих западноевропейских языках, обычно в латинской форме, cum grano salis .

    Живописные выражения: тематический словарь, 1-е издание. © 1980 The Gale Group, Inc. Все права защищены.

    Что сказать Скептику

    Поскольку вполне возможно, что солнце не взойдет завтра, хотя оно всегда поступали так в прошлом, мы не можем надеяться на оправдание веры в то, что это Собственно говоря, абсолютно уверен, что завтра взойдет солнце. Что мы ищем потому что это объяснение того, почему разумно даже верить с высокой степенью уверенность, что солнце взойдет.

    Первым шагом к такому объяснению является указание на то, что, учитывая что мы знаем, самая простая гипотеза состоит в том, что солнце не будет вести себя иначе завтра от того, что он всегда делал; предполагать, что он будет расти, значит предположить, что природа регулярный в этом отношении.

    Это хорошо, насколько это возможно. Если бы было еще много деталей добавлен, и результат был обобщен, чтобы охватить и другие случаи, мы могли бы заявить тем самым внесли вклад в научную методологию.Если бы мы спросили, не для оснований полагать, что солнце взойдет, но оснований для веры в инфляционный сценарий космологического развития, например, тогда ответ на этот Можно предположить, что линия удовлетворила спрашивающего. Мы объясним ему имеющихся доказательств, аргументируйте, почему определенные возражения недействительны или, по крайней мере, не являются решающими, и неявно или явно апеллируем к принципу индукции, чтобы доказать наше утверждение, что мы иметь основания верить в теорию инфляции и предсказания, которые можно сделать от нее, взятой вместе с другими частями общепринятой науки.Однако ясно что это не то, что философ спрашивает, почему он должен верить, что солнце взойдет завтра уже нет. На приведенное выше объяснение он отвечал: «Да, но почему я должен верите в принцип индукции? ».

    Вот« проблема индукции »: что мы должны сказать этот философ-скептик?

    С ним можно поспорить.

    Догматик : Вы должны верить в принцип индукции потому что это рационально.

    Скептик : Почему это рационально?

    Догматик : Рационально по определению . То есть просто часть того, что мы имеем в виду, когда говорим, что кто-то рациональный: что он обычно ожидает, что природа настолько регулярна, насколько это совместимо с его предыдущим опытом. если ты сомневаюсь в этом факте относительно использования слова «рациональный», тогда я прошу вас заметить случаев, когда он используется, и вы увидите, что это очень естественный способ понять смысл его использование.

    Скептик : Ладно, может действительно так, что именно так используется слово «рациональный». Но опять же, почему я должен быть рациональным в этом смысле?

    Догматик : Ну, конечно, решать, хотите ли вы быть рациональным или нет. По нашему опыту, у недостаточно рациональных людей есть как правило, заканчивались печально: они могли выбежать на улицу и попасть под автобус, потому что пример. Логично предположить, что крайне иррациональные люди в будущем будут имеют аналогичную судьбу, т.е. из наблюдений и принципа индукции следует, что это вероятный исход. Поэтому, если вы хотите избежать несчастных случаев, для вас рационально предпочел быть рациональным. Если бы я думал, что существует реальная опасность, что ты предпочел бы уйти иррационально, я бы добавил сюда больше примеров, сделав их максимально наглядными, в надежда, что вы будете достаточно рациональны, чтобы увидеть, что вы, в конце концов, на самом деле верю, что для тебя было бы хорошо пойти на иррациональный поступок. Но я уверен, что этого не будет случиться, потому что это такое же хорошее психологическое предсказание, как и любое другое, что вы никогда не будете убеждены, что иррациональность пойдет вам на пользу.

    Скептик : Итак, я должен быть рациональным, потому что рационально верите, что рациональность пойдет мне на пользу?

    Догматик : Верно.

    Скептик : Но этот аргумент имеет ту же форму, что и следующего: Я должен быть иррациональным, потому что иррационально полагать, что иррационально будет хорошо для меня! Почему этот аргумент не так хорош, как предыдущий?

    Догматик : Вы меня неправильно понимаете.Если бы мое высказывание было аргумент вообще, это был аргумент, что вы должны быть рациональными в будущем. Причина Я дал это якобы, чтобы показать, что для вас было бы разумно сейчас поверить, что это было бы хорошо для вас, если бы вы были рациональны в будущем. Это (часть) формы веский аргумент: вывод состоит в том, что было бы рационально верить во что-то, что просто способ сказать, что существуют веские причины верить в это, что, в свою очередь, означает что из известных фактов и принципа индукции логически следует, что заключение имеет высокую вероятность (где «вероятность» определяется ссылка на принцип индукции).Если вы затем спросите, почему такой аргумент форма (и удовлетворяющая некоторым другим требованиям) является «хорошей» или «действительной», тогда ответ таков, что это просто то, что мы подразумеваем под «хорошим аргументом», — и в пользу этого можно привести лингвистическое исследование того, как используется этот термин.

    Скептик : Итак, вы утверждаете, что дали (набросок) хороший аргумент в пользу рациональности в будущем. Я спросил, почему я должен быть рациональным сейчас, в самом деле, почему меня вообще должны убедить любые «хорошие аргументы».

    Догматик : Вам решать, следует ли вам убедил хороший аргумент. Как я уже сказал, с вашей стороны было бы иррационально не делать этого; но если ты иррациональны, значит, вы такие, и я не могу опровергнуть факт.

    Скептик : Должен ли я понимать, что вы согласны с тем, что скептика нельзя опровергнуть?

    Догматик : Нет! Опровержение звучит следующим образом: скептик иррационально, потому что он не верит в принцип индукции и частично Под «рациональностью» подразумевается вера в этот принцип.Это опровержение потому что это показывает, что критикуемая позиция иррациональна, и показать, что это то, что имеется в виду под «опровержением».

    Скептик : Но что, если я буду упорствовать в том, что вы называете «иррационально»? Что вы могли сделать, чтобы убедить меня в том, что я не прав?

    Догматик : Что значит «неправильно»? Ты задать моральный вопрос сейчас?

    Скептик : Нет, я имею в виду: как вы можете убедить скептика в том, что скептицизм ложен.

    Догматик : Что такое скептицизм?

    Скептик : Сомневаюсь, что знание возможно. -Нет простите; Я беру это обратно. Это сделало бы скептицизм феноменом, а феномен не может быть правдой. или ложь. Вместо этого я определяю скептицизм как доктрину, согласно которой знание невозможно. минимум эмпирических знаний. Как вы могли убедить меня, что это учение ложно?

    Догматик : Я не утверждаю, что мог убедительно аргумент, т.е. аргумент, который может изменить мнение того, кто изначально не верит заключению (а именно, что скептицизм ложен). Искренний радикал скептицизм — это клиническое состояние, и его не всегда можно вылечить разговорной терапией. -Я утверждайте только, что я могу дать хороший или веский аргумент в пользу своего предложения. я уже привели аргумент, и пришли к выводу, что скептицизм иррационален, т. е. что мы есть основания полагать, что доктрина о невозможности эмпирического знания ложна.Если этот аргумент вас не убеждает, то это не означает, что аргумент неверен. хорошо, но, возможно, это показывает, что вы неразумны.

    Скептик : Как аргумент может быть хорошим, если он маловероятен? убедить любого, кто еще не верил в то, что он должен был показать?

    Догматик : Ну, это как вывести простую логическую истину. из аксиом, которые не более достоверны, чем заключение. Это не делает вывод ошибочен.Однако причина, по которой я хочу назвать свое «происхождение» аргументом является то, что я думаю, что в данном случае вывод не так очевиден, как помещения. История философии показывает это.

    Скептик : Это не может быть правильным, потому что это слишком просто. Если проблема действительно решена с помощью этого простого рассуждения, вряд ли это та же проблема, что озадачивает великих мыслителей более двух тысячелетий!

    Догматик : Вы правы.То, что я дал до сих пор, это только часть решения, только часть того, что я хочу вам сказать. Есть две главные вещи это еще предстоит объяснить. Во-первых, как то, что я сказал, можно включить в более общий отчет о знаниях и рассуждениях. Другой — почему умные люди взяли скептицизм так серьезно. Но то, что я сказал до сих пор, содержит, как мне кажется, суть Решение проблемы индукции.

    Я думаю, есть несколько причин, по которым скептицизм был воспринят шутки в сторону.Это было воспринято как вызов мнению о том, что мы можем иметь определенные знания по вопросам, выходящим за рамки нашего опыта. Но, конечно, на мой счет, такой уверенности получить нельзя, поэтому даже если мое решение проблемы индукции правильно, он не дает нам объяснения того, как можно получить абсолютную уверенность -это не так.

    Другая причина в том, что существуют формы скептицизма, которые заслуги. Я говорю об умеренном скептицизме, доктрине, что мы должны опасаться слабость человеческого мышления и ни в чем не быть слишком уверенным, а помните и будьте готовы изменить любые убеждения, если будет предоставлена ​​достаточная причина.-Есть также особый скептицизм в отношении вопросов о Боге, загробной жизни, других умах и т. д. что, как можно было бы подумать, имеет какое-то оправдание. Особо хочу отметить политический скептицизм, который я определяю как доктрину, что это практически невозможно чтобы люди имели какие-либо обоснованные убеждения о том, какие политические действия могут иметь хорошие эффекты в долгосрочной перспективе. Это очень серьезная форма скептицизма; и это могло бы правда, человеческое общество кажется хаотической системой.Я очень обеспокоен этим возможность, но это не то же самое, что тезис о том, что мы ничего не можем знать о внешний мир вообще.

    Тогда у нас есть повседневный скептицизм, когда мы просим обоснования веря тому или иному приземленному утверждению. Кто-то говорит: «Джона не будет дома вовремя сегодня на обед ». Мы можем спросить:« Почему ты так думаешь? Я встретил его это днем, и он сказал мне, что решил не ходить в клуб сегодня вечером «. В этом случае мы можем быть удовлетворены, если получим ответ: «Да, я знаю, но он просто позвонил и сказал что его машина сломалась.»В таких ситуациях есть существенный ответ на запрос по причинам; философ может быть введен в заблуждение, полагая, что что-то по крайней мере столь же существенный требуется как ответ скептику.

    Наконец, может быть неврологический механизм глобального сомнения. Это известно, что электрическая стимуляция определенных частей лимбической системы вызывает ощущение, которое описывается как «что все нереально». Это состояние ума похоже на состояние серьезного скептика.Возможно, часть внимания уделено скептицизм — это попытка примирить такой опыт с остальной частью нашей системы убеждений. Я думаю, что можно было бы отследить многие метафизические и этические позиции, чтобы примитивные области мозга —

    Скептик : Ну, это для психологов и ученых! Давайте вернуться к философии. Вы сказали, что термин «оправдание», «рациональный», «хороший аргумент» и т. д. были просто определены таким образом, как сделать скептицизм необоснованным и иррациональным?

    Догматик : Я сказал, что так употребляются эти слова.Я не утверждаю, что они были явно определены или что в целом существует уникальный четко определенное логистическое значение каждого слова и предложения.

    Скептик : Но проблема, как я вижу, в том, что на вашем счет, «оправдание», «рациональное» и т. д. кажутся чисто описательный, как и такие слова, как «стол», «электрон» и т. д. Но чтобы мне кажется ясно, что это не так.

    Предположим, вы провели тщательное расследование использования слово «обоснование» и придумать набор необходимых и достаточных условия для обоснования предложения в данном контексте.Это, конечно, невозможно сделать на практике; но давайте предположим, ради аргумента, что это было сделано. Таким образом, у нас было бы утверждение вида «p ‘оправдано’ в степени d в context c iff q «. Но это все равно оставит открытым вопрос, действительно ли p будет оправдано до степени d в контексте c, учитывая q! Просто потому, что мы используем слово «оправдано» для применения в таких случаях, это не означает, что p на самом деле будет оправдано: это все равно вопрос, который можно было бы задать разумно.Дело в том, что использование нами слова «оправданный» никогда не может гарантировать, что мы действительно оправдано. «Обоснованный», «рациональный» и т. Д. — все это нормативные термины и невозможно свести к набору необходимых и достаточных условий, потому что мы могли всегда спрашивайте, действительно ли понятие, определяемое этими условиями, совпадает с истинным Обоснование и рациональность.

    Догматик : Это в равной степени верно и для предполагаемого набора необходимых и достаточные условия для того, чтобы объект x был таблицей, чтобы мы могли разумно спросить, есть ли этот набор действительно совпадает, намеренно или расширенно, с нашей концепцией «стол».Так что с моей точки зрения рациональности это не особая проблема.

    Что касается нормативности, следует отметить как минимум два момента.

    Прежде всего следует отметить, что понятие «рациональность» вполне может быть нормативной, на мой взгляд, в том смысле, что она применимо к способам мышления, которым мы могли бы сделать добро, пытаясь подражать. Как «Скорость» является нормативной для конструкторов микропроцессоров.

    Во-вторых, я не исключаю, что то, что мы подразумеваем под термином «рациональное» может быть частично определено как относящееся к виду когнитивных действий. это на самом деле приведет нас к истинным убеждениям.В этом случае может быть какой-то необходимой связи между разумом и истиной, чтобы этого не могло быть что большинство возможных рациональных агентов будут очень ошибаться в большинстве возможных обстоятельства — или что-то в этом роде — слабый вариант так называемого принципа благотворительности, возможно-

    Скептик : Ах! Но в таком случае, как мы могли узнать, что мы были рациональны? И если вы признаете, что мы не можем, то, похоже, вы купили мой скептицизм после всего!

    Догматик : Прежде всего обратите внимание, что я не утверждал, что так определялось «рациональное»; Я просто сказал, что не исключаю этого возможность.Но в любом случае нет причин, по которым мы не могли знать, что мы рациональным, даже если таким образом определяется «рациональность». Помните, что знание не подразумевают (абсолютной) уверенности. Мы не можем быть абсолютно уверены, что солнце взойдет завтра, потому что может и не быть. Но мы знаем, что так и будет.

    Позвольте мне примерно изложить мой анализ знаний.
    S знает, что p iff:

    (1) S убежден, что п.
    (2) S оправданно полагает, что вероятность того, что p очень высока.
    (3) стр.
    (4) Обоснование S веры в p является правильным.

    Все четыре условия могут быть выполнены для p = «Я рациональный. «, даже если» рациональность «определена как включающая некоторую гарантию истины.

    Скептик : Что вы подразумеваете под условием (4)?

    Догматик : Теперь вы предлагаете мне дать последнюю часть чего не хватает в моем решении проблемы индукции: чтобы объяснить, как моя теория может быть включенным в более широкую эпистемологию.Сразу скажу, что у меня не получилось больше, чем в большинстве контуров такого объяснения. Чтобы полностью объяснить это, можно было бы На самом деле нужно разработать полноценную теорию познания. Я не думаю, что это можно было сделать успешно изолированно от когнитивной науки, нейробиологии и смежных дисциплин; и я не думаю, что это было бы возможно, даже если принять во внимание то, что известно в эти области сегодня. Мы, конечно, можем начать; но наши усилия как кабинетных философов вероятно, будет бесплодным.

    Я могу надеяться достичь своими неуклюжими объяснениями: убедить вас, что вопросы, которые вы задаете, являются либо научными, либо неважными. я мог бы назовите вопрос неважным, если выяснится, что то, о чем он спрашивает, — это решение между две примерно одинаково хорошие концептуальные основы, ни одна из которых не может служить любая научная цель. Споры по этому вопросу — это споры о словах. В решение расширить наше предыдущее использование, чтобы оно соответствовало одной из этих концептуальных рамок. может иметь некоторые последствия, но проблема не важна по сравнению с космическими и метафизическое значение, которое философы традиционно придавали таким вопросам.

    Мне кажется, что любой анализ слова «знание» что придавало ему значение, в соответствии с которым было бы невозможно узнать какой-либо обычное эмпирическое предположение было бы, мягко говоря, весьма подозрительным. я думаю это лучше рассматривать как reductio ad absurdum анализа, если бы он последствие. И если анализ все-таки оказался верным, то мы должны немедленно определить новое понятие знания и отвергнуть старое понятие как бесполезное путаница и постарайтесь забыть об этом.

    Ничто из этого не показывает, что мой конкретный анализ знаний правильно, хотя предполагает, что радикальный скептицизм ложен. -Теперь к твоему вопросу.

    Я включил (4), чтобы учесть интуицию, согласно которой мы не иметь знания в так называемых делах Геттье.

    Утверждалось, что обоснованная истинная вера — это не знание; для если я услышу голоса за дверью, я поверю, что там кто-то есть, и это вера оправдана и может быть правдой, но она не будет считаться знанием, если голоса Я слышу звук из магнитофона, а люди за моей дверью молчат.

    Для людей, чье представление о знаниях таково, что я не знаю, что в этом примере кто-то стоит за моей дверью, я добавил пункт (4). Предположим, что мои рассуждения разбиты на отдельные этапы: сначала я думаю, что «очень высокий вероятность того, что я слышу голоса, как будто они исходят из-за моей двери. «; тогда я думаю «Очень высока вероятность, что у меня нет галлюцинаций»; и если голоса почти наверняка доносятся из-за моей двери, затем очень высокий вероятность того, что там кто-то есть.»; и, наконец,» Итак, очень возможно, кто-то там есть «. Тогда мы могли бы немного уточнить пункт (4), говоря, что это означает, что каждый шаг и каждая посылка в рассуждениях, которыми я оправдываю моя вера в p все еще должна оставаться в силе, учитывая полное знание фактического случая. Это бы означают, что нам не пришлось бы говорить, что я знал, что кто-то был за моей дверью, потому что один из шагов в моем оправдании этого убеждения (а именно: «Если голоса почти конечно, исходят из-за моей двери, тогда очень высока вероятность, что там есть кто-то там.») будет недействительным, если известно о том, что магнитофон за моей дверью проигрывает записанный на пленку разговор.

    Можно было бы продолжить более детально, но я не думаю, что это необходимо для моих целей … Дело в том, что нет оснований предполагать, что правильный анализ «знания» должен показать, что это невозможно чтобы мы знали, что мы рациональны, даже если рациональность определяется как основанная на истине. Такая связь сделает знание невозможным не больше, чем очевидная связь. между самим знанием и истиной («знание p подразумевает p») необходимо сделать знание невозможно.

    Скептик : Итак, вы говорите, что мы можем знать, что мы рациональный. Мы также можем знать обычные эмпирические предположения, хотя они всегда могут оказаться выяснилось, что мы ошибались. Поэтому было бы разумно сказать: «Я знаю солнце завтра встанет. Может, завтра солнце не взойдет «. Но для меня это звучит странно.

    Догматик : Да, звучит странно, но только потому, что вы обычно говорите: «Завтра взойдет солнце». когда вы хотите указать, что мы может считать само собой разумеющимся, что будет; но мы говорим: «Может быть, солнце не взойдет завтра.»именно тогда, когда мы хотим опровергнуть это предположение. Я уверен, что можно было бы больше сказать о нюансах различных высказываний, связанных с претензиями на знание и возможности ошибиться, но я не думаю, что это существенно для моей точки зрения; что скептицизм ложен.

    Скептик : Но почему вы предполагаете, что есть «строгий смысл» слова «знание» сверх того, что это такое обычно используется для обозначения и передачи?

    Догматик : Я думаю, что он проясняет ситуацию, если разделять разные аспекты слова и называть один аспект его «силой», другой его «логистическое значение», третье — «ссылка» и так далее.Но мой аргумент никоим образом не зависит от этого. Даже если ошибочно рассуждать о языка в этих терминах и концепциях, даже если мы должны придерживаться прямых проявлений Использование, по-прежнему верно, что знание обычных эмпирических вещей возможно! Ваш скептицизм, действительно, предполагает анализ слова «знание», что отклоняется от его мнимого использования. Если мы просто посмотрим, как используется это слово, станет очевидно, что мы часто используем его, чтобы приписывать знания людям, и эти приписывания часто принимаются и в простом речевом поведении говорящих нет ничего, что указывало бы на то, что знание эмпирических вопросов невозможно.Поэтому я предполагаю наихудший сценарий за мой антискептицизм и допускаю семантическую теорию, которая отличает «строгий смысл «слова» знание «от его поверхностного появления в нашем языковое поведение. Вы, конечно же, не можете возражать против этой политики!

    Скептик : Хорошо, я принимаю это, но все же считаю странным говорят, что можно ошибаться в том, что он знает.

    Догматик : Нельзя! Если S знает, что p, то p. Он не может быть неправильно, если он действительно знает, что p.

    Скептик : Но вы сказали ранее, что это не противоречит скажите: «Я знаю, что завтра взойдет солнце. Может быть, солнце не взойдет завтра». Если солнце не взойдет завтра, тогда я ошибаюсь, утверждая, что я знаю, что оно взойдет. Так когда я говорю: «Может быть, завтра солнце не взойдет», я этим подразумеваю, что, возможно, я неправильный. Но вы только что сказали, что я не могу ошибаться, если я действительно знаю, что солнце взойдет завтра. Поэтому, когда я утверждаю, что знаю, что завтра взойдет солнце, я подразумеваю, что я не могу ошибаться в этом.Следовательно, приведенное выше утверждение подразумевает, что я могу ошибаться и что я не могу ошибаться. Получается противоречие.

    Догматик : Нет. Это правда, что когда я говорю: «Может быть, солнце завтра не встанет «, я этим подразумеваю, что могу ошибаться, когда говорю, что знаю что завтра взойдет солнце. Нет никакого противоречия в том, чтобы сказать: «р, но я могу ошибаться поверить, что п. «Загвоздка в том, что в предложении» я могу ошибаться (о p). «может быть правдой, даже если я прав (о p).Когда я говорю: «Я знаю это», Я не говорю, что не могу ошибаться насчет p.

    Теперь это звучит так, как будто это противоречит тому, что я сказал ранее, что S «не может ошибаться (насчет p), если он действительно знает это p», но противоречие нереально. В данном контексте модальный оператор «не может» работает с упорядоченными пары, состоящие из предложения и набора доказательств.

    «Can’t ()» может быть ложным (и действительно ложным, если p является предположение, что солнце взойдет завтра и S (сегодня) — обычный смертный).

    «Не могу ()» верно.

    Я подозреваю, однако, что для того, чтобы добраться до корня путаница, мы различаем два смысла «знания».

    В одном смысле этого слова назовем его «обычным смысл «, мы обычно знаем такие вещи, как, что солнце взойдет завтра. Зная, в этот смысл не предполагает (абсолютной) уверенности. Может быть, завтра солнце не взойдет, а в В таком случае я ошибаюсь, если скажу, что знаю, что завтра взойдет солнце.Но если солнце действительно встает, тогда я, вероятно, буду прямо сейчас заявить, что я знаю, что завтра взойдет солнце. -Я предполагаю, что вы возразите, что это будет означать что я никогда не мог знать, что теперь я знаю, что солнце взойдет завтра, по крайней мере, не до завтрашнего утра, когда я увижу, как он поднимается. Но это было бы ошибкой. Теперь я могу знать что теперь я знаю, что солнце взойдет завтра, потому что у меня есть достаточно оснований для веря в это (и, конечно, завтра взойдет солнце).Эти достаточные основания в основном то же самое, что и мои основания для моего утверждения, что я знаю, что солнце взойдет, и эти основания предположительно достаточны (поскольку именно это мы подразумеваем под «достаточным основания »).

    Когда я сказал, что «знание» в обычном смысле подразумевают абсолютную уверенность, я имел в виду, что не существует рационального метода, который гарантировать, что никто не ошибается, и все же позволять утверждать, что знает много вещи о повседневных делах.Можно знать, и можно знать, что знают, но иногда ошибочно полагают, что он знает, хотя на самом деле он не знает: даже если человек все время совершенно рациональный.

    Но есть еще одно чувство «знания», изощренное чувство. В этом смысле знание подразумевает абсолютную уверенность. Совершенно рациональное существо никогда не ошибется насчет p, когда он утверждает, что обладает сложными знаниями из п. Легко понять, что никто не может рационально утверждать, что имеет такого рода знание об обычных эмпирических предложениях.Возможно, можно знать, что он существует, и думает, и, возможно, предложения логики и математики также можно узнать в это чувство; но нельзя было знать, что завтра взойдет солнце.

    Однако то, что можно получить досконально, — это предложение вроде «Вероятность того, что солнце взойдет завтра, с учетом моих доказательств, это стр. «Это означает, что, учитывая коробку, содержащую» мои доказательства «и другие коробки, содержащие информацию о том, что подразумевается под «вероятностью», «солнце будет завтра вставай »и т. д., в принципе, должно быть возможно разработать правильный вероятность того, что солнце взойдет завтра, учитывая мои доказательства. Я использую причудливый терминология вроде «ящик с доказательствами», чтобы указать, что то, что здесь происходит, не психологическая конструкция; это просто способ сказать что-то о том, что Значит «рациональность», «вероятность» и т. д. Быть рациональным — значит назначать те или иные вероятности тем или иным предложениям (верить тем или иным предложения с такой-то степенью уверенности).Если я буду совершенно рациональным, я буду присвоить вероятность 0,997, скажем, предположению о том, что солнце взойдет завтра. Это мне возможно знать, что вероятность того, что солнце взойдет завтра, составляет 0,997, учитывая мои показания. Даже если завтра солнце сядет, верно то, что Вероятность того, что он повысится, с учетом моих нынешних свидетельств, составляет 0,997. Сложный знание подразумевает абсолютную уверенность, хотя и уверенность в вероятностном предположении.

    Позвольте мне первым сказать, что эта «теория» не плодотворный.Единственная причина, по которой я объясняю это вам, состоит в том, что я думаю, что это отражает определенные интуиции, которые путаются с нашим другим понятием знания, которое я назвал «знание в обычном смысле». Я полагаю, что такая путаница является причиной у вас ощущение, что странно говорить, что кто-то может ошибаться в том, что он знает. В одном В смысле слова «знание» можно, в другом — нет. Или иначе ваши опасения были вызвано логической ошибкой о непризнании истинности слов «Не могу (p) «относится к набору доказательств, как я указал минуту назад в ответ на Ваше предполагаемое открытие противоречия в моей доктрине.

    Скептик : Думаю, вы можете избежать противоречия, но разве вы не подписались под моим скептицизмом, когда вы признаете, что есть чувство «знание» — в сложном смысле, как вы его называете, — в котором невозможно знайте такие вещи, как то, что завтра взойдет солнце. Для этого важна версия знание: мы не можем точно знать, мы не можем быть уверены, что солнце взойдет завтра! В по крайней мере, вы предложили мне ничью.

    Догматик : Ни в коем случае! Все время было ясно, что абсолютное В отношении таких вопросов нельзя было иметь уверенности.Если это все, что вы хотели заявить, тогда не нужно было тратить время зря: такого рода эпистемологические ограничения были признаны еще со времен зарождения эмпирической науки и, вероятно, раньше.

    Скептик : Но вы сами сказали, что было чувство «знание», в котором мы не можем знать, что за этой ночью последует утро и т.д. Почему нет такого радикального скептицизма?

    Догматик : Прежде всего потому, что это чувство надумано и софистичный; это не то, что мы обычно подразумеваем под «знанием», и это определенно не то, о чем мы думаем, когда становимся шокированы и сбиты с толку в те моменты, когда скептицизм представляет собой серьезную возможность (когда у нас есть это чувство общего нереальность или подобие сновидений).

    Второй, потому что, как я указал ранее, есть способы приспособление к «изощренному» использованию «знания», которое позволяют нам делать по существу те же требования, что и в противном случае, только в другой формулировке. Вместо того, чтобы говорить: «Я знаю, что этот камень упадет, если я его уроню». мы могли бы сказать «Вероятность того, что камень упадет, очень высока по сравнению с моими доказательствами, и У меня достаточно опыта в этом вопросе, чтобы мне доверять »- или что-то в этом роде.

    Skeptic : Хм. -Я не люблю разговоры о вероятностях. Является действительно существует четко определенное понятие вероятности, помимо конкретных контекстов, таких как статистика и теория азартных игр? Является ли общая эпистемическая вероятность уникальным реальным между 0 и 1, который выделяется, как только предложение и набор доказательств — не является ли такое понятие просто мифом или колыбельной, сочиненной поверхностными позитивистов, чтобы успокоить и успокоить серьезный ум, который подозревает, что есть что-то глубоко проблематично идея знания? И никто не должен презирать такое паллиативное средство. философ стоит его соли?

    Догматик : Конечно, есть серьезные сомнения в том, что продукты философов, занимающихся доксастической логикой или эпистемологией в стиле Чисхолма, не имеют ничего общего с ценность вообще.Я хотел бы приостановить свое суждение по этому поводу. И общее понятие эпистемической вероятности может оказаться чисто «философским» в в худшем смысле этого слова. Ничто из этого не сделало бы мой аргумент неадекватным как индивидуальный однако ответ на традиционный радикальный скептицизм. На мой взгляд, «общая эпистемология вероятность »принадлежит к тому же семейству терминов, что и« пропозициональное убеждение », «(предполагаемое) доказательство» и так далее. Является ли ваше использование нежелательным зависит от того, что вы с ними делаете.Использование их для противодействия позиции не вызывает возражений. (радикальный скептицизм), сформулированный именно в этих терминах. Если вы дадите мне версию радикальный скептицизм, выраженный чисто физикалистскими терминами, я объясню вам в физикалистские термины, почему это ложно.

    Скептик : Я не уверен, что «общая эпистемология вероятность »не более неясна, чем понятие пропозициональной веры и т. д. Например, как вы примените это к математическим рассуждениям?

    Догматик : До сих пор я упрощал наше обсуждение, если предположить, что объектом убеждения является логистическое предложение, т.е.е. набор истины условия для обычного предложения вроде «Завтра пойдет дождь». или «Лямбда-гипероны обладают массой». Это явно неадекватно, когда дело доходит до математика, поскольку все логические и математические теоремы имеют одинаковые условия истинности, а именно пустое состояние: они истинны, каков бы ни был мир. (По крайней мере, согласно к большинству теорий, которые в первую очередь допускают логистические предложения.) Но, конечно, можно знать, что 3 * 4 = 12, не зная, что 5763 * 389 = 2241807 или что ZF согласован с AC.

    Есть как минимум два способа справиться с этой трудностью. Один означало бы ввести понятие способов представления и сказать, что при некоторых способах презентации, тавтология тривиальна, в то время как ее может быть очень трудно узнать, представленная в другой способ. -Это, по сути, возвращает нас от предложения к предложению, то есть лингвистическое выражение. Можно было бы возразить, что мы могли бы остаться предложение все время и никогда не беспокоился о том, чтобы вводить предложения вообще.

    Другой способ, который я считаю более верным первоначальной интуиции за использованием «предложений» и т. д. состоит в том, чтобы утверждать, что все тавтологические выражения имеют то же значение, выражают одно и то же суждение, но затем для объяснения их различный эпистемический статус, утверждая, что наше понимание их значений несовершенно. С этой точки зрения мы должны сказать, что любой, кто полностью понимал, что имеется в виду под «5763», «389», «*», «=» и «2241807» необходимо также обязательно знать, что 5763 * 389 = 2241807.Но такого полного понимания нет. требуется для того, чтобы правильно сказать о ком-то, что он понимает это выражение; когда мы говорим это, мы просто имеем в виду, что он достаточно хорошо понимает, что они представляют. Таким образом, можно узнать значения всех числительных, а также «*» и «=», и все еще не знаю, что «5763 * 389 = 2241807» верно.

    Скептик : Но каждый, кто знает эти значения, должен возможность в принципе проверить предложение «5763 * 389 = 2241807» чисто априорно рассуждения, не так ли?

    Догматик : Да, и тем самым он улучшит свое понимание, возможно, из тех значений.Скептик: Хм … Значит, вы допускаете априорное рассуждение как источник знания?

    Догматик : По крайней мере, он может служить для получения неявного знания явный. Когда я сказал, что достаточно хорошее понимание значения математической выражения достаточно, чтобы его можно было считать знающим его значение, я имел в виду, что для того, чтобы чтобы значение «быть известным» должно быть известно неявно, но не явно, по крайней мере, не идеально. Под «неявным знанием» я подразумеваю: знание, которое может в принципе, должно быть явным путем постоянных усилий априорного рассуждения (где это не для ограничений в нашей рабочей памяти и т. д.) Под «явным знанием» я подразумеваю: знание того, что испытуемый обычно может напрямую выражать свои мысли в предложениях без необходимости долго думать над этим вопросом. Вы видите, что все эти понятия, которые я здесь представляю, являются переплетены таким образом, что их определения кажутся круговыми; и они действительно есть. Я использовал термин «явное знание» вместо более распространенного «декларативное знание», например, чтобы не показалось, что я пытаюсь построить основу для когнитивной науки.Я не. Единственное, что я здесь утверждаю, это что в той степени, в которой эти традиционные эпистемологические и семантические понятия плодотворны и имеют смысл, в той мере, в какой они также подлежат анализу, согласно которому вполне возможно иметь как эмпирическое, так и априорное знание большинства из этих вещи, которые обычно считались познаваемыми; и этот анализ — правильный.

    Я мог бы продолжить и рассказать вам о том, как математика может быть полезно на этом счету.Это довольно просто: математика полезна, потому что создает каналы. посредством которых неявное знание может быть более или менее автоматически преобразовано в явное знание.

    Чтобы понять, к чему я клоню, представьте свой разум как набор предложения, к каждому из которых прилагается номер. Эти числа представляют уверенность субъект утверждает, что соответствующие им утверждения верны. Однако цифры не совсем образуют вероятностное распределение, так как субъект не имеет полностью связная сеть убеждений.Рассуждая, испытуемый может регулировать веса, прикрепленные к каждому предложения таким образом, что противоречивые противоречия в его сети убеждений уменьшенный. Это процесс, посредством которого неявное знание становится явным: это априори. рассуждения. А логика — это изучение закономерностей такой трансформации знаний.

    По этой теме можно сказать гораздо больше, но, возможно, нам следует оставить это до завтра?

    Скептик : Я должен спросить вас еще об одном, прежде чем мы отойти.Почему вы утверждаете, что скептицизм скорее ложный, чем бессмысленный, как некоторые сказать?

    Догматик : Как я уже сказал: в той мере, в которой условия «знание», «вера», «доказательная поддержка» и т. д. имеют смысл, до такой степени скептицизм имеет смысл и, как я пытался показать, ложен. Но это очевидно, что эти термины имеют смысл во многих контекстах; следовательно, скептицизм ложен как тезис о «знании», взятом в том смысле, который он имеет в этих контекстах; И в какой еще смысл мы могли это принять?

    Когда я поднимаю руку и говорю: «Вот рука.я знаю это здесь есть рука «, то, что я говорю, не бессмысленно, а просто правда. как я предпочитаю использовать термин «бессмысленный». Если вы не хотите использовать «x is бессмысленно «в этом смысле, а скорее как значение», нет смысла говорить x «или» здесь x можно было бы подумать, чтобы сказать что-то очень существенное, но на самом деле это просто вопрос слов «или» необычно говорить x (в данном контексте) «или «не рассчитывайте построить интересную теорию на том факте, что x не ложно» или «использование x (здесь) вводит в заблуждение, поскольку оно не работает так, как на других контекстах «или что-то в этом роде, то я бы отметил, что бессмысленность была бы вопрос степени, и да, в этом смысле как радикальный скептицизм, так и его отрицание было бы до некоторой степени бессмысленным.

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *