Эмпатией можно назвать: Что такое эмпатия (и чем она отличается от сочувствия)? – Блог – Ясно

Содержание

Что такое эмпатия (и чем она отличается от сочувствия)? – Блог – Ясно

В английском есть два похожих слова sympathy и empathy — оба с одинаковым корнем, но весь мэджик кроется в приставке. πάθος на греческом языке означает «страсть», «страдание», «чувство», приставка sym- (συμ-) – «с, вместе»; приставка em- (ἐν) – «в». Если sympathy – это СОчувствие, то empathy – Вчувствование. Мы часто не видим разницы между эмпатией и сочувствием, но она есть. Сочувствие – это эмоциональная реакция на жалобу другого человека, участливое отношение к его переживаниям. Эмпатия – умение психологически поставить себя на место человека, распознать и назвать его чувства. Сочувствие можно проявить формально, эмпатию – нельзя.

Сочувствуя, мы хотим утешить, дать совет по делу, оценить ситуацию, поделиться опытом или даже магически изменить ситуацию одной репликой. Если вдуматься, это позиция «над» другим, без желания присоединиться к его чувствам. Психотерапевт Карл Роджерс называл это «оценивающим пониманием из внешней позиции». Сочувствие способствует разделению, оно «работает на дистанцию». Мы не можем человека поддержать по-настоящему, находясь от него эмоционально далеко.

Представьте, что подруга говорит вам примерно следующее: «Муж всё время на работе и совсем мало помогает с детьми. Я скоро повешусь» Как мы автоматически реагируем на такие слова? «У тебя хотя бы есть семья!» «Да, наверное, тебе хреново. Но вот я ушла от мужа, и сразу стало легче» «Да не расстраивайся! Съезди в отпуск и всё наладится» Такие слова не что иное, как попытка принарядить переживание – показать, что всё не так уж плохо. Мало кому после такого сочувствия становится легче.

Что происходит, когда мы так откликаемся на чужие жалобы? Мы отмахиваемся от проблемы, защищаем себя от эмоционального контакта с ней и обесцениваем чувства того, кто страдает. Мы транслируем человеку: «прекрати это чувствовать – это тяжело, и я этого не хочу» Чтобы понимать боль другого, надо быть в контакте со своей болью.

Что же такое эмпатия?

У эмпатии четыре обязательных компонента:

  1. Встать на место другого и допустить, что его точка зрения является правдой для него в данный момент.

  2. Не осуждать и не оценивать. Проявляя эмпатию, мы утверждаем, что каждый человек имеет право переживать любые чувства во всей их глубине и интенсивности и переживать их столько сколько необходимо.

  3. Распознать чувство и назвать его. Называя чувство, помогаешь человеку им овладеть. Недаром древние говорили: знать имя – иметь власть.

  4. Чувствовать вместе с другим, войти в его опыт. Сообщить человеку: «Я рядом, я знаю, каково тебе здесь». Принципиальный момент – не слиться с другим в его страдании, но посмотреть на ситуацию глазами того, кто её переживает.

Как проявлять эмпатию?

Это можно делать по-разному. Возьмём уже знакомый пример: «Муж всё время на работе и совсем мало помогает с детьми. Я скоро повешусь»

Как реагировать эмпатически? «Кажется, ты совсем отчаялась», «(Не) представляю, как тебе одиноко и горько», «Не знаю, как тебя поддержать. Ты, наверное, ужасно устала», «Я тебя слушаю, а внутри всё клокочет от негодования. Представляю, как ты злишься на мужа» – почти не важно, что говорить, важно присоединиться к чужому переживанию. Иногда эмпатию выражают вдумчивое «угу» и растерянность.

Человек, которого поддерживают эмпатически, видит, что он не один. Он поворачивается внутрь себя, понимает, что его чувства легальны, и начинает их осмыслять. Он встречается с собственными чувствами и становится автором собственного переживания.

Закончить хочется снова словами Карла Роджерса (он был одним из главных амбассадоров эмпатии): «В понимании есть риск. Если я разрешаю себе понимать другого человека, то с пониманием я изменяюсь. А мы все боимся изменений. Понять – значит, стать богаче вдвое. Я учусь на опыте клиентов и становлюсь другим, думаю, более ответственным человеком».

P.S. Если вам нужно больше наглядных примеров, то посмотрите этот мультик

Про эмпатию (длинно, но важно): почему она очень хорошо развита у мошенников, как ее воспитывать и имеет ли к этому отношение школа

Давно уже хотел написать, почему примерно в 99% использование слова «эмпатия» вызывает у меня нервный тик – в особенности, когда это фразы типа «мы должны/хотим развивать у детей эмпатию» или «я верю, что в светлом мире будущего у всех людей будет больше эмпатии».

Дальше будет лонгрид на тринадцать тысяч знаков, так что приготовьтесь.

Начать с того, что у слова «эмпатия» есть как минимум два значения.

С точки зрения психологии эмпатия – это способность считывать чужие эмоции (быстрое гугление подсказало определение «осознанное понимание внутреннего мира или эмоционального состояния другого человека»). Это полезный, важный навык, которого, например, часто лишены люди аутического спектра.

Поэтому имейте в виду, что, говоря собеседнику «у тебя нет эмпатии!», вы рискуете оказаться в ситуации человека, который обвиняющим тоном сообщает безногому, что у него нет ног.

Понятно, что можно развивать этот навык и у людей на спектре, но тут как ни развивай – безногому бегать всегда труднее, какие бы протезы ему не сделали.

Более важно то, что этот навык не имеет прямого отношения к тому, хороший вы человек или нет. Например, у профессиональных мошенников эмпатия обычно очень хорошо развита – им нужно считать эмоции лоха, чтобы его эффективней кинуть. В принципе, бывают даже серийные убийцы с хорошо развитой эмпатией – им надо выбрать подходящую жертву. То есть, как любой другой навык, это такой инструмент и разные люди могут его использовать для разных целей.

Развивать этот навык в школе или где-нибудь еще можно, но надо понимать, что вовсе не обязательно в результате получится добрый и заботливый человек – может получиться хитрая манипулятивная сволочь.

Вы уже догадались, что обычные люди используют термин «эмпатия» в другом смысле. Обычно имеется в виду способность сочувствовать другому человеку и даже учитывать его чувства в своем поведении. То есть ты не просто считываешь чужие эмоции, а их испытываешь. Именно в этом задействованы знаменитые зеркальные нейроны – показали фото испуганных людей, наблюдатель испугался, вот вам и эмпатия.

Иногда пишут, что тут есть разные стадии «испытывать чужие эмоции» («ой, мне почему-то стало страшно!»), «осознавать их как чужие» («я не просто испугался, а потому, что вижу, что другие испуганы») и «хотеть помочь человеку, эмоции которого ты считал». В разговоре, как вы понимаете, обычно имеется в виду третье.

Можно спросить, почему бы не говорить просто «сочувствие», ну да ладно – давайте лучше обсудим, можно ли вот эту эмпатию воспитывать в людях, как это делать и, главное, каков будет финальный результат.

Почему эмпатии нет у нас всех от рождения и вообще – почему ее надо воспитывать, а она не развивается у всех сама по себе?

Дело в том, что эмпатия – дико энергозатратное занятие. Сочувствовать людям трудно, прежде всего потому, что имеется в виду сочувствие тяжелым переживаниям, а не радостям. То есть не столько со-чувствие, сколько со-страдание. А в ответ на чужое страдание у обычного человека возникает сложный клубок чувств – не только собственное страдание, но и вина, стыд, обесценивание и так далее. Я посмотрел на Постнауке, что такая реакция называется дерегуляция эмпатии или личный дистресс, но как ее не называй, всем и так понятно, что всё это неприятные переживания и обычный человек с ними как правило справиться не может.

Один пример. Я иногда спрашиваю людей, которые говорят, что им хочется, чтобы в мире было больше эмпатии, насколько сами они готовы быть эмпатичны. Когда собеседник заверяет меня, что да, он(а) этого очень хочет и много надо этим работает, я говорю, что у меня в ленте фб более десяти людей потеряли за последние годы своих детей. И если бы у меня была в самом деле очень развита эмпатия, то каждый раз, когда я видел бы в моей ленте их запись (на любую тему), я должен был бы вместе с ними испытывать боль утраты и отчаяние, которое эту боль сопровождает. Готов ли мой собеседник по пять раз на дню испытывать эти чувства? Возникнет ли у него чувство вины («я тут пью кофе, а люди страдают»)? Как быстро он сам впадет в депрессию? Хватит ли после этого его эмпатии на такие важные темы, как «не использовать слово Икс, а использовать слово Игрек, чтобы не обидеть представителей какой-либо группы» (почему-то про эмпатию мне обычно говорят при обсуждении таких вопросов)?

Как я уже сказал, эмпатия в этом смысле связана с эмпатией как старым психологическим термином – если ты не умеешь считывать чужие эмоции, ты не можешь их разделить.

Есть люди, у которых это происходит автоматически – считали чужую эмоцию, зеркальные нейроны включились, сострадание проснулось. Но у большинства людей это автоматически не происходит и поэтому, да, приходится говорить о развитии сочувствия.

И развитие сочувствия неразрывно связано с разработкой мер уменьшения того самого личного дистреса.

В результате у нас – у человечества – существуют как минимум три школы развития эмпатии у людей. К сожалению, все они не очень применимы для широкого применения (в частности – почти совсем невозможны в школе).

Первый способ связан с психотерапией.

Психотерапевты действительно умеют эмпатически слушать клиента, а также испытывать чужие эмоции, не разрушаясь при этом сами.

Я думаю, распространенность психотерапии во много ответственна за требование эмпатии – людям хочется, чтобы их близкие вели себя с ними также, как ведет себя их терапевт. К сожалению, это невозможно. Проблема не только в том, что психотерапевтов учат много лет, но и в том, что в обычной жизни то, чему их научили, довольно трудно применить.

Все знают, что психотерапевт испытывает эмпатию за деньги – но более важно, что он ее испытывает не очень долго, от 50 минут до полутора часов. А потом клиент уходит и у терапевта есть 10–15 минут, чтобы выкинуть его из головы и из сердца, освободив себя для следующего клиента. Этому, собственно, их и учат.

То есть умение ставить границы – важнейшее качество для того, чтобы позволить себе эмпатию.

Иначе – дистрес, выгорание и полная профессиональная деградация.

Добавим к этому, что психотерапевт не должен иметь личных отношений с клиентом, у него не должно быть конфликта между его интересами и интересами клиента. Терапевтов учат испытывать эмпатию к незнакомым людям, а к супругам или родителям такими методами эмпатию не вызовешь (и это подтверждается тем, что у хороших психотерапевтов точно также, как и остальных людей, бывают проблемы в семье).

Выдерживать весь этот психотерапевтический сеттинг в реальной жизни, мягко скажем, трудновато. Пришел к вам друг, рассказывает о своих бедах, а вы ему через час: ну, ладно, Вася, я пошел.

Я не хочу сказать, что, когда мы говорим об эмпатии, опыт психотерапевтов совсем бесполезен –он важен, потому что показывает, что для эмпатии необходимо прежде всего создать достаточно безопасное пространство, в котором не только тот, кому сочувствуют, но прежде всего сам испытывающий эмпатию может без особых усилий защитить СВОИ границы. Вот этому можно и нужно учить детей – сочувствие другим людям начинается с уважения своих границ (чужих, конечно, тоже).

Еще раз повторю: эмпатия очень тяжелое дело, поэтому любой способ обучения эмпатии на самом деле учит не тому, как посочувствовать другому, а как не рассыпаться при этом самому. Поэтому сначала надо надеть кислородную маску на себя

Если назвать эмпатию состраданием, сразу станет ясен второй метод. Веками человечество разрабатывало разные техники развития сострадания, но делало это преимущественно в рамках той или иной религии. Буддизм ориентирован на это напрямую, авраамические религии опосредовано, но в любом случае, идя путем медитации или молитвы, можно развить в себе сострадание, в том числе – неизбирательное (то есть «ко всем живым существам», а не только к угнетенным или, я не знаю, людям одной с тобой социальной страты). Это вполне действенный способ, но он требует очень много лет и с трудом представим в светской школе.

Более того, никаких гарантий нет и тут – куча людей медитируют и остаются бессердечными людьми (например, потому что не сформировали неуклонного намерения развить в себе именно сострадание).

Третий способ, вероятно, самый простой.

Существуют вещества, называемые эмпатогенами, которые, как можно догадаться из названия, способствуют эмпатии. Упрощая, можно сказать, что механизм их действия связан с тем, что у человека искусственным образом вызывается эйфория, которая помогает пережить все негативные следствия эмпатии. Существуют многочисленные свидетельства, что даже разовый прием эмпатогенов способен усилить способность к эмпатии – у человека возникает некие паттерны работы сознания, которые он может применять и в обычном состоянии.

Самым известным из этих веществ является 3,4-метилендиокси-N-метамфетамин, то есть МДМА (в девяностые его называли «экстази», в нулевые – «молли»). Недостатком этого метода является то, что он незаконен почти всюду и почти всегда (и уж точно – незаконен с несовершеннолетними). Кроме того, как с любым химическим способом решения психологических проблем, есть риски привыкания, зависимости, падения эффективности, увеличения дозы, некачественных поставок и т.д.

И – вишенка на торте – химически-инициированная эмпатия может оказаться направлена только на какую-то одну группу людей («Господи, какие мы все клевые, вот бы все остальные куда-то провалились!»). А еще бывают люди, на которых МДМА действует не так или не действует вовсе. Короче, и этот способ тоже не универсален.

Короче, лично мне неизвестно способов развития эмпатии, которые можно было бы широко применять.

Все специалисты сходятся в том, что умение разбираться в собственных эмоциях помогает не разрушаться при эмпатии – типа чем выше способность рефлексивно воспринимать собственные эмоции, тем меньше риск дистреса и прочих радостей (техника медитации, кстати, направлена и на это тоже – человек учится наблюдать собственные эмоции, не вовлекаясь).

Скажем честно, такая постановка задачи выглядит еще более амбициозной и людей, способных учить этому где бы то ни было и, в частности, в школе, очень мало. Хорошие психотерапевты, конечно, умеют и это, но хороших психотерапевтов мало и в силу этических и юридических причин школа не должна заниматься психотерапией.

Это были плохие новости – но у меня есть и хорошая. Вот она: в большинстве случаев, когда люди призывают к эмпатии, эмпатия вовсе не нужна.

Дело в том, что человечество давно знает, что сострадание – это тяжелое чувство, испытывать его нелегко (если ты не стал бодхисатвой или не удолбался). Но поскольку оно дает сильные эволюционные преимущества (взаимовыручка, поддержка и т.д.), хорошо бы, чтобы оно присутствовало в обществе.

Решение этой задачки известно веками: если сострадание трудно испытывать, можно его имитировать – и в большинстве случаев этого достаточно.

Вообще-то все знают, что не надо ржать на похоронах, говорить в доме повешенного о веревке, и не давать вставить слово другим людям, не замолкая говоря все время о себе. Чтобы выражать соболезнования тем, у кого случилось горе, вовсе не надо испытывать это горе вместе с ними – надо быть просто хорошо воспитанным человеком.

Как известно, хорошее воспитание – это вещь, направленная на то, чтобы людям было с тобой комфортно. Этому можно и нужно учить в школе и дома – и веками люди так и делали.

Проблемы начались в тот момент, когда выяснилось, что традиционное хорошее воспитание ориентировано только на людей определенного круга – грубо говоря, в древнем Риме никого не волновал эмоциональный комфорт рабов, в средние века – крестьян, во многих случаях – женщин или инородцев. Собственно, хорошее воспитание было прерогативой привилегированных слоев – и поэтому к середине прошлого века возник некоторый консенсус, что это такая форма лицемерия, игрушка для богатых.

Сегодня, когда рабов давно нет, и в головах большинства нормальных людей утвердилась мысль о том, что женщины, инородцы и люди других социальных стран ничем не хуже нас, хорошее воспитание снова в цене. Быть вежливым, говорить с людьми на языке, который им понятен и который их не травмирует, заботиться о тех, кто по какой-то причине в худшем положении чем ты, уважать собеседника, даже если ты с ним не согласен – это всё старые добрые навыки хорошо воспитанных людей. Именно к такому поведению нас и призывают – и, как я уже сказал, чтобы вести себя так совершенно не нужно испытывать эмпатию.

Разумеется, в мире много невоспитанных людей – и многие из них охотно используют требование эмпатии как инструмент манипуляции или дубинку против несогласных с их мнением. Мне представляется, что таких людей не следует подпускать к детям, они научат их плохому. Именно поэтому я дергаюсь, когда мне говорят «наша школа должна развивать эмпатию».

Мне кажется, что школа – и не только школа – должна развивать то, что я перечислил чуть выше: уважение к другим, навыки вежливого общения, привычку выражать соболезнование при горе и радость при хороших новостях.

Это реальная задача и хорошие педагоги знают, как ее решать. Поэтому давайте называть вещи своими именами, а не напускать туману, используя специальные термины, подлинное значение которых, как правило, плохо представляют оба собеседника.

Сергей Кузнецов

Не думаю, что это можно назвать эмпатией

Психотерапевтесса и сотрудница центра «Сестры», авториня книги «Немые слезы» Светлана Морозова:

«Также есть мнение, что тиранически и жестоко могут вести себя люди, лишенные эмпатии.

Однако если мы посмотрим на поведение домашнего тирана вне семьи, например, во взаимоотношениях с начальником, коллегами, даже женского пола, то обнаружим, что тираны вполне способны распознавать эмоции других, вести себя вежливо и корректно. Когда же дело доходит до взаимоотношений с женой, поведение таких мужчин резко меняется. Поэтому нельзя сказать, что они вдруг перестают считывать эмоции.

Даже если женщина говорит: «Ты мне делаешь больно», «Не надо так со мной поступать», – трудно заподозрить, что мужчина не воспринимает ее слов.

Причина его поведения заключается не в эмоциях, не в том, что чувствует тиран, а в том, что он думает. Такой мужчина считает допустимым для себя подобное поведение. В его представлениях женщина рядом существует для удовлетворения его потребностей при отсутствии собственных» (http://www.pravmir.ru/isprav-ego-lyubovyu-kak-ne-nado-vesti-sebya-s-domashnim-tiranom/).

Да, хороший имидж им нужен, но не думаю, что это можно назвать эмпатией. Эмпатия – это когда ты можешь на время полностью погрузиться в его/ее мир, поплавать в нем. Чтобы сделать это, надо искренне интересоваться, что там, в этом мире, происходит. А у них, скорее, актерство. Они знают, как ПОЛАГАЕТСЯ реагировать сейчас на те или иные вещи, чтобы тебя считали приличным мужчиной, и пародируют это – без настоящих доброты или уважения. Вот поэтому, когда возможных плюсов станет больше, чем минусов, он покажет свое настоящее лицо и боссу, и коллеге женского пола, а те скажут: «Боже, что это с ним?»

По словам Ланди Банкрофта (= «Я работаю с озлобленными и контролирующими мужчинами уже пятнадцать лет и участвовал в консультациях, экспертизе и расследованиях для более чем двух тысяч случаев»):

«Эмоции мужчины-мучителя могут быть как слишком мелкими, так и слишком большими. Они могут заполонить собой весь дом. Когда ему плохо, жизнь вокруг должна остановиться, пока не найдется средство избавить его от дискомфорта. Проблемы партнера, детские болезни, обязательства, праздники – ничто не имеет такого значения, как его чувства. На деле, он сдерживает не свои эмоции, а эмоции остальных членов семьи. Именно эти эмоции ему стоит научиться понимать. Моя главная задача как консультанта – переключить разговор с того, что мой клиент чувствует, на то, что он думает, и на то, что чувствует его партнер. Мои клиенты постоянно стараются перетянуть одеяло на свою половину кровати, туда, где им комфортно, и где их внутренний мир – это единственное, что важно. Десятилетиями терапевты пытались помочь агрессивным мужчинам, работая с ними над пониманием и выражением эмоций. На самом же деле этот подход лишь помогает мужчине-мучителю еще больше сфокусироваться на себе, а это и есть то, что во многом определяет его поведение» (http://womenation.org/why-does-he-do-that-2/).

…Ну и, прочитав это, посарказмировала:

«Так одобряет ли церковь домашнее насилие? Нет. Это сказано в социальной программе РПЦ, которую, судя по всему, мало кто читал» (http://www.pravmir.ru/isprav-ego-lyubovyu-kak-ne-nado-vesti-sebya-s-domashnim-tiranom/).

РПЦ на своих популярных площадках открыто учит этому: http://talifa88.livejournal.com/236238.html. И столь же открыто заявила, что: «Семья – это самое безопасное место на земле, и важно, чтобы с применением новых подходов, связанных с таким термином, вводимым извне, как домашнее насилие, бытовое насилие, чтобы с борьбой с этой якобы большой проблемой, чтобы мы с водичкой не выплеснули ребеночка, как говорит русская пословица. Потому что, борясь с одной проблемой, мы можем применить такие меры, что просто будем разрушать семью, когда государству позволим вмешиваться во внутренние дела семьи… И если мы внедрим новые законы, новые практики и сможем позволять представителям власти вмешиваться во внутренние дела семьи, а еще и выписать внесудебные предписания, в результате которых появится возможность выселять так называемых насильников из своих жилищ или лишать родительских прав, мы породим такую большую проблему, с которой я не знаю, как мы будем разбираться» (http://pk-semya.ru/novosti/item/5550-v-obshchestvennoj-palate-rf-sostoyalsya-kruglyj-stol-profilaktika-i-protivodejstvie-nasiliyu-v-otnoshenii-zhenshchin.html). Утаив от общественности все возможные последствия своего поведения:

«Что происходит с домашним насилием в России?» (http://womenation.org/что-происходит-с-домашним-насилием-в-р/). Что там говорится в одном документе, какой, возможно, мало кто даже из церковных людей видел/видела, по этой причине не суть важно.

ЭМПАТИЯ КАК УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ КОМПЕТЕНЦИЯ: СУТЬ, ВИДЬI, СПОСОБЬI РАЗВИТИЯ.

 

В современных исследованиях менеджмента много внимания уделяется такой управленческой компетенции как эмпатия. Ведутся споры, нужна ли эмпатия руководителю, если нужна, то насколько интенсивно она должна проявляться, и в каких именно ситуациях.

Авторитетные издания «кричат» о необходимости эмпатии у руководителя, HR-менеджеры пытаются анализировать и разбираться в определениях, а некоторые руководители абсолютно искренне говорят: – «Я не хочу их (сотрудников) понимать, мне это не интересно, пусть просто хорошо выполняют свою работу!»

А некоторые HR даже жалуются на чрезмерную эмпатичность руководителей: их, мол, сотрудники  разжалобят – «накрутят» – а руководители приходят безосновательно требовать блага для своего отдела.

Что такое эмпатия?
Действительно ли она необходима в управлении, или это очередной тренд?

Эмпатию рассматривают как один из аспектов межличностного эмоционального интеллекта. Если обратиться к определению эмпатии, то можем найти следующее:

Эмпатия (от греч. empatheia — сопереживание) — постижение эмоционального состояния, проникновение-вчувствование в переживания другого человека. (Психологический словарь)

Пол Экман в своей книге «Психология эмоций» определяет три вида эмпатии:

  • когнитивную – осознание нами того, что чувствует другой человек;
  • эмоциональную – когда мы ощущаем то же, что чувствует другой человек;
  • сострадающую – когда мы хотим помочь другому человеку справиться с ситуацией и его эмоциями.

Что дает развитая эмпатия руководителю?

В первую очередь – понимание эмоционального состояния другого человека. Люди управляемы эмоциями намного сильнее, чем можно себе представить. Вспомним хотя бы то, насколько в некоторые моменты жизни настроение человека влияет на его рабочую эффективность. Понимая чувства своих сотрудников, руководитель может объективно оценивать их эмоциональное состояние, выбирать правильный тон и время для обсуждения проблемных ситуаций, контролировать и регулировать эмоциональную интенсивность своих коммуникаций.

Руководитель с высоко развитой эмпатией понимает людей и считывает атмосферу в команде. Может «войти в положение», проявив в нужный момент сочувствие. Своевременно решает конфликты, прогнозируя эмоциональную совместимость и реакции разных людей на те или иные события. Чувствует потенциал своих людей, их эмоциональную вовлеченность и готовность к разному уровню задач. Эмпатичные руководители эмоционально чувствительны и потому легки в коммуникации. Именно эмпатия руководителя может быть основой той благоприятной атмосферы в команде или того, что принято называть «харизмой руководителя».

Эмоционально же «глухие» руководители рискуют столкнуться с целым рядом проблем. Например, таких как чрезмерный уровень конфликтности в команде, на который руководитель не посчитает нужным реагировать, в надежде, что все само собой образуется. Или же сам сможет стать источником конфликтов. Всем известна особенность команд «дружить против кого-то». Этим «кем-то» вполне может стать неэмпатичный руководитель, не понимающий нужд людей и команды в целом. Руководитель с низкой эмпатией может держаться обособленно, сохраняя только формальные отношения со своими подчиненными, опасаясь доверять людям, делегировать им сложные рабочие задачи – тем самым загоняя себя в постоянные цейтноты. Он может не интересоваться настроениями, потенциалом своих подчиненных и не воспитывать специалистов, которые могут со временем стать его заменой.

Часто руководители, осознающие недостаток эмпатии в своем эмоциональном интеллекте задаются вопросом, как же можно развить эмпатию? Есть целый ряд рекомендаций для ее развития, мы попробуем дать несколько наиболее действенных методов.

Во-первых, важно понимать, что основой эмпатии является самоосознание  – только   понимая свои эмоции мы можем «узнавать» и отслеживать их у других. Для развития эмпатии нужно тренировать понимание своих эмоций, уровня их интенсивности, своих реакций в различных, как позитивных, так и негативных, ситуациях.

Во-вторых – наблюдать и пытаться понять эмоциональные переживания и реакции людей в различных ситуациях. Но главное – пытаться эмоционально «сонастраиваться» с другими, пытаться почувствовать то, что чувствуют они. Именно это и является основой настоящей эмпатии – глубинное сострадание другим людям.

Третье: наблюдайте за невербальной коммуникацией людей. Ведь эмоциональные оттенки чаще всего передаются именно невербально. Для развития своей компетентности в понимании невербальных сигналов людей незаменимой будет книга Алана Пиза «Язык Телодвижений» – обязательно ознакомьтесь с ней. Для многих руководителей она уже заслуженно стала настольной.

Четвертое – расширяйте свою «палитру» эмоциональных переживаний. Здесь на помощь прийдут фильмы о чувствах и эмоциях, театр, музыка – все виды искусства, которые показывают эмоции, открывают их глубинный смысл, учат нас лучше понимать свои эмоциональные переживания и, следовательно, эмоциональные переживания окружающих нас людей.

Автор: Ольга Петрова – бизнес-тренер, коуч, сертифицированный аналитик Эмоционального Интеллекта TTI Success Insights (USA)

***

Для того, чтобы быть уверенными в том, насколько ваш уровень эмпатии требует развития, мы рекомендуем пройти персональную диагностику Эмоционального Интеллекта (EQ) по методике TTI Success Insights. В результате 10-минутного заполнения on-line опросника Вы получите комплексную оценку уровня развития эмоционального интеллекта, в том числе, и межличностной эмпатии, получите ряд рекомендаций для развития Вашего Эмоционального Интеллекта.

Обратитесь к нам (067) 148 56 38 – мы ответим на все интересующие Вас вопросы и поможем пройти Вашу персональную диагностику Эмоционального Интеллекта.

Похожее

Тонкие и хрупкие: Почему эмпатов надо беречь

Способность быть сверхчувствительным по отношению к другим – палка о двух концах. Главный недостаток этого навыка — то, что психотерапевт и педагог Дженнифер Фрид называет дилеммой эмпата: в какой-то момент чужие эмоции начинают преобладать над собственными. Специалист рассказывает о том, что чувствуют эмпаты и как они восстанавливают свое эмоциональное состояние в мире, который постоянно проверяет их внутренний ресурс на прочность.

Дилемма эмпата

Как-то я размышляла о том, как много энергии требуется для жизни в больших городах-мегаполисах, и рассказала своей подруге Джен о художнике, которого встретила в Вашингтоне. Он говорил: «Я больше не могу жить в Большом Яблоке (Нью-Йорк, — прим.ред.), я слишком чувствителен, для меня в этом городе есть и ангелы, и демоны». «Это дилемма эмпата» — резюмировала Джен.

Каждый, кому природа отмерила высокий уровень эмпатии, рано или поздно сталкивается с этой проблемой – одновременным ощущением полнейшего, временами даже эйфорического погружения в чужие эмоции и тотальным опустошением и перегруженностью из-за чрезмерного вовлечения. Эмпаты способны глубоко чувствовать другого человека, особенно когда он отрицает свои ощущения и буквально перекладывает их на чужие плечи.

Эмпаты бывают разные, но всех их объединяет высокая чувствительность и грусть по поводу своей чрезмерно высокой жизненной планки. Если вы читаете людей, как открытые книги, слышите чужие мысли так же ясно, как свои, умеете поднять окружающим настроение, различаете эмоции, как запахи – вы эмпат. На вас уже лежит огромная ответственность перед обществом, и ключевой момент для вас – научиться использовать свою особенность во благо. На самом деле, эмпаты – не слабаки, а настоящие источники любви.

Моя подруга рассказала историю о том, как она однажды шла домой с тяжелым чувством, и у нее ужасно болел желудок. Пока она не высказала все накопившееся вслух, боль не отпускала. Даже ее семья почувствовала нечто вроде коллективного чувства облегчения, когда все проблемы были проговорены в конструктивном ключе.

Свежие новости

Другой мой приятель рассчитывался на кассе в продуктовом магазине, как вдруг внезапно ощутил невыразимое горе. Он поднял голову и увидел, что кассир выглядел очень печальным. Выяснилось, что его отец попал в больницу, и это ужасно угнетало его. Мой друг очень хотел помочь, и они обнялись посреди очереди в магазине.

Знакомая преподавательница рассказывала о факультетских собраниях, где все делали вид, что очень озабочены составлением графика занятий. Она же явно чувствовала, о чем все думают на самом деле, но никто не произносит вслух. После таких встреч она, как правило, долго приходит в себя, пока это ощущение тотальной фальши не уйдет совсем.

— Читайте также: 10 качеств людей с высоким эмоциональным интеллектом

Эмпатия как дар

Умение улавливать настроение и эмоции окружающих требует и значительной внутренней энергии, и навыков использования этой способности в практических целях. Чем быстрее человек принимает свою сверхспособность к сочувствию и отзывчивости, тем легче направлять ее в полезное русло. Знакомая врач рассказывала мне о том, как осматривал подростка, который периодически наносил себе увечья. Когда пациент хладнокровно описывал процесс разрезания кожи, врач расплакалась, а потом просто сказала подростку: «Мне жаль, что тебе пришлось так себя калечить». Сложно оставаться равнодушным в такой ситуации. Что, если те, кто чувствует мир по-особенному, были бы окружены мягкостью и пониманием, а не осуждением и отторжением?

Заглянуть внутрь

Не следует путать эмпатию с симпатией. Это чувство не направленное на другого, а разделенное с другим. Эмпат – канал, по которому проходят эмоции. Он чувствует этот фон все время, вне зависимости от обстоятельств. Моей знакомой художнице было сложно справляться с маркетинговой составляющей ее работы, потому что она плохо умела заводить светские разговоры ни о чем. Она видела всех насквозь – без масок и показной бравады. Она была своеобразным «человеком-рентгеном» — под ее взглядом все наносное моментально слетало с собеседника.

Когда быть среди людей невыносимо

Эмпаты любят людей. Любят настолько, что иногда им невыносимо находиться в толпе. Чтобы перезагрузиться и прийти в себя от бесконечной настройки на чужие волны, эмпатам требуется некоторое время находиться в одиночестве. Мой приятель ездил в гости к своей сестре и ее подруге в Беркли. Это был ужасный вечер для него – девушки обсуждали сексизм в довольно жестких выражениях. Он отчетливо чувствовал их боль, ему было тяжело, но он пытался сочувствовать. Ему потребовалось два дня, чтобы восстановиться и сбросить с себя бремя ответственности за все беды, которые мужчины причинили женщинам. Он с удвоенной силой занялся поиском гармонии внутри себя – гулял на природе, сочинял музыку, тренировался в спортзале, и, что самое важное, делился своими переживаниями с мамой – крайне эмпатичным человеком. В результате мой друг понял, что лучшим решением было бы уйти с той вечеринки раньше, чтобы не испытывать всего спектра негативных эмоций.

Моя коллега, очень талантливый музыкант, а еще человек, к которому часто обращаются за помощью и поддержкой, недавно сообщила всем сотрудникам, что один день в неделю освобождает для того, чтобы побыть наедине с собой – отключает все социальные сети, средства связи и уходит плавать в океане. Она говорит, это помогает ей унять внутреннюю боль. Эмпаты часто ощущают чужие эмоции как собственную боль, поэтому иногда им нужна передышка. Соленая вода отлично вымывает чужие страдания из души, а плавание помогает восстановить ровный эмоциональный фон. Восстановиться эмпату поможет и ванна с солью Эпсома.

Другая моя знакомая – из тех женщин, что просыпаются в 5.30 утра и не присядут за целый день, пока не упадут обессиленные в постель поздней ночью. Она общается с сотнями людей в день и превращает каждую частицу темноты и печали в чистый свет с помощью своей природной теплоты и позитивного отношения к жизни. Когда ее близкий друг умер от рака, это был тяжелый удар для нее, и способность Марлы к сопереживанию резко упала. Чтобы справиться с болью, она общалась со своими друзьями, которые умеют сопереживать не хуже нее. Очень чувствительные люди нуждаются в таких же друзьях, которые знают, как справляться с подобными ситуациями. Когда эмоции эмпата зашкаливают, рядом должен быть кто-то, кто примет это без лишних слов. Эмпаты – это колодцы, которые периодически нуждаются в очищении, чтобы потом дарить другим чистую воду.

Еще моя знакомая поняла, что для поддержания сил и сохранения эффективности, ей стоит начинать каждый день с размышлений. В 6.30 утра она выбирает гору и карабкается вверх – в буквальном смысле. Горные камни и скалы заряжают ее энергией. Горы вообще близки эмпатам, они представляют собой глубокую неподвижность и высоту, с которой эмпаты смотрят на весь человеческий опыт.

Смотреть в будущее

К сожалению, многие сверхчувствительные и одаренные люди не знают, как выключить этот круглосуточный режим тонкого восприятия. Они тонут в потоке ощущений и прибегают к самым странным способам, чтобы его остановить. Несмотря на то, что состояния опьянения и искуственно расширенного сознания иногда приводят к инсайтам и активному творчеству, есть масса историй о творческих людях, страдающих от зависимостей и суицидального синдрома, которые просто не могут справиться с одновременным потоком эмоций из всех возможных каналов. Те же музы, которые призывают творческое вдохновение, могут стать и проводниками коллективной боли и мучений. Представьте, что вам доставляют роскошный букет цветов вместе с бочкой отравленной грязи – и невозможно выбрать что-то одно, и нет карточки отправителя.

Эмпаты, растущие в современный век цифровых технологий, сталкиваются с еще одной проблемой – они все время «в сети», у них нет времени на передышку. По-настоящему подзарядиться они могут только в тишине и на природе. Эмпат, живущий в социальных сетях, похож на растение, которое поливают содовым раствором вместо воды. Вроде бы все «по-настоящему», но долго так не протянуть. Без отдыха в тишине эмпат начинает разрушать себя самого как личность.

Если мы хотим сохранить людей с уникальным даром глубинного ощущения эмоций и способностью пробуждать любовь в душах окружающих, нам стоит дать эмпатам больше поддержки и пространства для комфортной жизни.

Называть этих людей «сверхчувствительными» — недостаточно. Мы должны уважать их способности и давать им больше возможностей для реализации. В мире плохих новостей, постоянной печали и шума наша коллективная душа может многое потерять – тех людей, которые строят мосты между нами, воплощают весь спектр человеческих эмоций и наполняют мир любовью.

Источник: goop.com

— Читайте также: Откуда берется эмпатия

Чуткие дети – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

Издательство «Манн, Иванов и Фербер» представляет книгу психолога и педагога Мишель Борба «Чуткие дети. Как развить эмпатию у ребенка и как это поможет ему преуспеть в жизни» (перевод Екатерины Петровой).

Эмпатия в наши дни — не приятное дополнение к развитию, а неотъемлемая часть успеха и благополучия наших детей. Зачем детям быть чуткими? Прежде всего, это положительно влияет на их психическое здоровье и уверенность в себе, служит прививкой против буллинга, сказывается на успеваемости и помогает найти себя в дальнейшей жизни. Эмпатию можно и нужно развивать. Автор книги, педагог-психолог с мировым именем, разработала 9-ступенчатую программу развития детской эмпатии. Следуя ее рекомендациям, можно улучшить навыки чуткости и взаимопонимания в любом возрасте.

Предлагаем прочитать фрагмент книги.

 

Младенцы рождаются с эмпатией

В больничных яслях наблюдается «эффект комнаты плача». Если новорожденный слышит плач другого новорожденного, он тоже начинает плакать, и другие дети в комнате поступают точно так же. Откуда это известно? Ученые включали новорожденным специально подготовленные записи и сделали интересные открытия.

В одном исследовании однодневные младенцы чаще плакали в ответ на запись плачущего новорожденного. Но не реагировали на воспроизведение собственного плача и плача одиннадцатимесячных детей! Ребенок, которому всего один день от роду, готов к социальному взаимодействию. Знаменитый психолог из Нью-Йоркского университета Мартин Хоффман считает раннюю предрасположенность к синхронному плачу «первым предвестием эмпатии».

Младенцы любят смотреть на лица и выделяют людей, поддерживающих зрительный контакт, а человеческий голос (особенно материнский) предпочитают другим звукам. Это выяснилось, когда исследователи показывали младенцам два портрета: на одном человек смотрел в объектив, на другом — в сторону. Дети дольше задерживали взгляд на первом портрете. (Запомните: лучше всего дети учатся распознавать эмоции на вашем лице. Для них это бесплатный тренажер!)

Пожалуй, самое волнующее открытие за последние десять лет — это расшифровка восприятия эмоций в мозге младенцев. Тридцати восьми десятимесячным детям надели крошечные шапочки с восемью электродами и посадили на колени мамам. Каждому показали видео, в котором актриса смеялась или плакала. Глядя на смеющуюся женщину, малыши улыбались, и электрическая активность отмечалась в левой фронтальной области мозга. Наблюдая всхлипывания актрисы, младенцы грустнели — а некоторые хныкали, — и активность возрастала в правой префронтальной области. Известное исследование Нейтана Фокса и Ричарда Дэвидсона положило начало новому направлению аффективной нейронауки, доказав, что корни эмоций лежат в мозге. И снова подтвердилось, что сочувствие — врожденная черта!

Профессор психологии Калифорнийского университета Элисон Гопник в книге The Scientist in the Crib («Ученый в колыбели»), написанной в соавторстве с Эндрю Мелтцоффом и Патрицией Кул, рассказывает трогательную историю о своем двухлетнем сыне. Она расплакалась после тяжелого дня, а малыш не находил себе места. Он убежал, вернулся с пачкой пластырей и обклеил ими маму, чтобы «не было бо-бо». Это был единственный способ утешить, известный ему тогда. Здесь видно не только заботу, но и пример просоциального поведения, следующего за распознаванием эмоций. Двухлетка понял, что «слезы означают грусть», — вспомнив такие же мокрые капли на своем лице, — и стал успокаивать маму.

Интерпретация слабых сигналов дистресса у окружающих — еще одна важная составляющая эмпатии. У детей она впервые проявляется около двух лет. Младенцы плачут в ответ на сигналы дистресса, а в двухлетнем возрасте малыши уже пытаются «всё исправить». Они не просто чувствуют чужую боль, а хотят ее облегчить. Ребенок осознает себя отдельной личностью и понимает, что не только он может расстраиваться и нуждаться в утешении. И что кто-то в данный момент нуждается в пластыре или объятии, хотя сам он такой потребности не ощущает. Это истинное чудо!

«Настоящая эмпатия не в том, чтобы чувствовать то же, что окружающие. Она означает понимание того, что у них иные чувства, и, несмотря на это, желание позаботиться», — поясняют Гопник, Мелтцофф и Кул.

В последующие годы дети продолжают развивать эмоциональную грамотность и совершенствуются в интерпретации мимики, интонации и языка тела, узнавая обозначающие их слова. Эмпатические способности благодаря этому растут. Комментарии вроде «Ты грустный, папочка» и «Мой друг испугался» говорят о том, что ребенок отходит от эгоцентричности, воспринимает эмоции окружающих и отзывается на них.

Разумеется, знание терминов не гарантирует, что ребенок будет добрым и заботливым. Эмпатия расцветает с правильным воспитанием, наличием образца для подражания, подкреплением, опытом и когнитивным развитием. Но начинается она с яслей, где младенцы впервые слышат чужой плач и присоединяются к нему.

Как научить ребенка узнавать эмоции

Не всякое общение делает ребенка добрее. Эмпатия зарождается в отношениях, в непосредственных переживаниях эмоциональных событий. Именно поэтому младенцы — идеальные учителя: они настоящие, с ними интересно. Когда они появляются в классе, школьники учатся сочувствию и заботе. Но взаимодействие с младенцами не единственный способ. Вам стоит найти то, что подойдет именно вашему ребенку.

Заслуженный профессор психологии и автор книги «Эмоциональный интеллект ребенка»[1] Джон Готтман придумал эмоциональный коучинг. Взрослый помогает ребенку распознавать разные эмоции, объясняет, откуда они взялись и как на них реагировать, и развивает эмоциональный интеллект и эмпатию. Тридцать лет исследований привели Готтмана к выводу, что дети, родители которых используют эмоциональный коучинг, получают преимущества эмпатии. Такие дети счастливее, сильнее, реже испытывают стресс, лучше адаптируются, у них выше успеваемость по математике и чтению. В простоте и эффективности эмоционального коучинга я убедилась лично.

Никогда не забуду своего ученика Рики. Его обожали, потому что он ко всем хорошо относился. Если у кого-то были проблемы, Рики мне о них докладывал. Он легко распознавал чувства. Однажды я застала его за усердным рисованием открытки. «Это для мамы», — застенчиво сказал он. «У нее день рождения?» — спросила я. «Нет, — ответил он. — Я делаю открытку потому, что мне с мамой всегда хорошо».

Конечно, мне захотелось выяснить, что она такого делает и как развивает у ребенка эмпатию. Такая возможность представилась мне спустя неделю на школьном мероприятии, где я наблюдала за матерью и сыном. Общались они от силы минуту, но главное — как. Она подошла к нему и наклонилась так, что они оказались лицом к лицу. Их глаза встретились. Говоря с ним, она никого и ничего, кроме сына, не видела и не слышала. Они были на одной волне. Мать прислушивалась не только к словам сына, но и к стоявшим за ними чувствам. Она одобрительно говорила: «Ты рад!», замечала: «Ты так доволен» — или помогала разобраться, спрашивая: «Что ты чувствуешь?» Рики прямо-таки расцветал под ее взглядом.

Мама Рики была его эмоциональным коучем. Инструктор программы «Корни эмпатии» применял схожий подход, когда спрашивал у школьников, что чувствует младенец. Вот пять способов, которые могут вам пригодиться.

— Станьте эмоциональным коучем. Ищите моменты для личного общения, слушайте ребенка и называйте его чувства, как мать Рики. Другие похожие идеи можно почерпнуть в книге Джона Готтмана «Эмоциональный интеллект ребенка».

— Найдите младенца. Если есть возможность общаться с его мамой, попробуйте дома методику «Корней эмпатии». Поищите новорожденных среди родственников или соседей. А может быть, у кого-то из родителей на детской площадке недавно появился малыш?

— Заведите щенка. Дети просят собаку? На примере животных тоже можно изучать эмоции: «Посмотри на хвостик. Как ты думаешь, что Фидо чувствует?» или «Как Китти ведет себя, когда боится?» Дети постарше могут помогать в приюте для животных. Найдите животное, о котором ребенок будет заботиться, дрессировать его и изучать.

— Предложите репетиторство. Посоветуйте ребенку подтянуть одноклассника по чтению, математике, физкультуре, рисованию, музыке или любому другому предмету. Пусть он помогает другим и учится искать к ним подход.

— Звоните бабушке чаще. Разговор по скайпу — прекрасный вариант личного общения. Перед звонком поговорите с ребенком: «Как догадаться о бабушкином самочувствии?», «Как ты думаешь, бабушка быстро устанет, как в прошлый раз? Как догадаться по выражению лица, что пора прощаться?»

Умение точно распознавать чужие чувства делает ребенка эмоционально грамотным, это первый шаг к развитию эмпатии и чуткости. Для начала сделайте упражнение, состоящее из четырех этапов. Не торопитесь и тщательно прорабатывайте каждый шаг, пока дети не будут готовы к следующему.

Этап 1: остановиться и прислушаться

Эмпатия начинается с внимания к окружающим, поэтому, когда общаетесь с ребенком, забудьте обо всем остальном. Отложите смартфон. Установите правило: «Никаких сообщений, интернета, долгих телефонных разговоров и телевизора в присутствии членов семьи и тем более во время общения с ними».

Этап 2: общаться лицом к лицу

Дети учатся распознавать эмоции во время зрительного контакта, поэтому говорите с ними, повернувшись к ним лицом, чтобы ваши глаза были на одном уровне. Полезное правило: всегда рассматривайте цвет глаз собеседника. Это помогает удерживать зрительный контакт, считывать мимику, интонацию и эмоциональные сигналы. Совет: поиграйте в гляделки, чтобы дети чувствовали себя комфортно, смотря вам прямо в глаза. Если ребенку это сложно, предложите ему смотреть на спинку носа.

Этап 3: сосредоточиться на чувствах

Умение подобрать слова для своих чувств идет рука об руку с эмпатией и способствует эмоциональной грамотности.

Предлагаю три простых способа помочь ребенку сосредоточиться на чувствах.

— Назвать чувство: «Похоже, ты разозлился», «Ты, наверное, расстроен», «Ты говоришь раздраженно».

— Задать наводящий вопрос: «Ты злишься (боишься, волнуешься, расстроен)?»

— Упомянуть соответствующий жест: «Ты хмуришься. Устал?», «Ты сжал кулаки. Боишься?»

Не судите чувства ребенка, просто смотрите, слушайте и описывайте их.

Этап 4: выражение чувств

Ребенку надо использовать приобретенный эмоциональный лексикон для выражения чувств. Вот что предлагает Мэри Гордон: «Принято начинать с вопроса «Как ты думаешь, что чувствует такой-то?», но эффективнее сначала предположить: «Ты, кажется, расстроен». Суть в том, чтобы пополнять эмоциональный лексикон ребенка и подготовить его к моменту, когда ему нужно будет выразить свои эмоции. Только тогда ребенок сможет объяснить: «Я чувствовал себя так-то, когда ударил Джонни»». В первую очередь спросите ребенка: «Что ты чувствуешь?»

Когда ребенок научится выражать свои чувства, можно ставить вопрос «Что такой-то чувствует?». Так вы перенаправите внимание ребенка, и он задумается о чужих чувствах. Синтия Озета из города Индио в Калифорнии нашла способ помогать детям называть их чувства: «Я говорю: если вам что-то не нравится и вы хотите это изменить, скажите, что вы чувствуете. Это как лекарство: принимать его не хочется, но потом становится лучше».



[1] Готтман Д., Деклер Д. Эмоциональный интеллект ребенка. Практическое руководство для родителей. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2019.

Эмпатия между домашними животными и людьми

Домашние животные очень тесно общаются со своими хозяевами. Часто они не выполняют никакой практической функции, но люди все равно к ним очень сильно привязываются. В домах и квартирах совсем недавно начали использовать зверей в качестве компаньонов или селить их на своей территории для удовольствия. Мода на домашних животных зародилась всего 200 лет назад. До этого каждый зверь имел свои обязанности: ловить мышей, охранять дом, давать продукты, помогать при выполнении сельскохозяйственных работ.

Сейчас животные становятся настоящими членами семьи, люди общаются с ними. Многие хозяева заметили, что характер каждого питомца уникален, и все они оказывают сильное влияние на людей. 

Люди следят за состоянием здоровья питомцев и при необходимости записываются к врачу (на официальном сайте ветеринарной клиники есть информация о симптомах, которые должны вызвать опасения). Но не только походы к доктору, кормление и кров над головой делают отношения человека и животного такими близкими. Между человеком и питомцем возникает эмпатия. И тогда домашний любимец может стать самым родным существо — ближе, чем другие люди. 

Общение

Многие замечают, что питомцы пытаются общаться. Это, конечно, не похоже на разговор пары друзей, но отрицать наличие коммуникации невозможно. При этом питомцы умны. Они не только замечают, что определенный человек накладывает в их миску еду, но и выражают свои чувства и эмоции.

Ученым больше всего известны особенности общения с собаками. Люди живут с ними в тесном контакте уже несколько столетий, поэтому смогли собрать много интересной информации об общении с собаками:

  • их мимика развита лучше, чем у волков, поэтому эмоции достаточно легко понять;
  • они часто двигают бровями аналогично людям.

Из-за схожести мимики люди хорошо понимают собак. При этом питомцы отлично понимают людей. Они способны улавливать жесты, считывать выражение лица и эмоционально реагировать на это. Например, когда пес хочет получить сладкое вознаграждение, он округляет глаза, придавая своей морде схожесть с щенячьей. Людям это кажется милым, поэтому такой способ общения можно назвать манипуляцией. Но ученые до сих пор не знают, осознанно ли звери делают это.

С собаками провели эксперимент: им показывали людей, выражающие сильные эмоции и при этом включали речь на незнакомом языке. Если тон разговора совпадал с выражением лица нарисованного человека, то псы дольше смотрели на экран.

Связь кошек

Коты не считаются преданными питомцами, но, несмотря на это, они всегда «разговаривают» со своими хозяевами (преимущественно мяукая). Этот способ коммуникации используется для людей — друг с другом коты общаются иначе и мяукают в исключительных случаях и только в детстве (чтобы показать маме, что они голодны или сильно замерзли). Но из-за контакта с людьми животные сохраняют свою способность к мяуканью. При этом каждый кот использует «собственный язык». Лучше всего его понимают хозяева, давно знакомые с особенностями и привычками своего пушистого товарища.

Люди всегда хотели понять, что думают о них питомцы. Понять это непросто, но недавно ученым удалось установить, что реакция мозга зверей на человека похожа на людские эмоции. Это говорит о наличии взаимной привязанности животных и людей.

Эмпатия между хозяином и домашним животным — удивительное явление, которое помогает нам заботиться о питомцах. Они же в свою очередь дают нам свою преданность и любовь. Такие отношения — одни из самых здоровых. Зачастую с людьми такие отношения построить довольно сложно.

Определение эмпатии | Что такое сочувствие

Люди испытывают эмоциональное сочувствие с младенчества, физически ощущая эмоции своих опекунов и часто отражая эти эмоции. Когнитивная эмпатия появляется на более позднем этапе развития, примерно в возрасте трех-четырех лет, примерно тогда, когда дети начинают развивать элементарную «теорию разума», то есть понимание того, что другие люди воспринимают мир иначе, чем они.

Исследования показывают, что на основе этих ранних форм эмпатии мы можем развить более сложные формы, которые имеют большое значение для улучшения наших отношений и мира вокруг нас.Вот некоторые конкретные научно обоснованные упражнения по развитию сочувствия с нашего сайта Greater Good in Action:

  • Активное слушание: проявите активный интерес к тому, что говорит другой человек, и дайте ему почувствовать себя услышанным.
  • Общая идентичность: подумайте о человеке, который сильно отличается от вас, а затем перечислите, что у вас общего.
  • Сделайте страдание человеческим лицом: читая новости, ищите профили конкретных людей и пытайтесь представить, какой была их жизнь.
  • Выявление альтруизма: создавайте напоминания о взаимосвязанности.

И вот некоторые из ключей, которые исследователи определили для воспитания эмпатии в себе и других:

  • Сосредоточьте свое внимание вовне: Осознание своего окружения, особенно поведения и выражений лица других людей, имеет решающее значение для сочувствие. Действительно, исследования показывают, что практика внимательности помогает нам взглянуть на точки зрения других людей, но при этом не чувствовать себя подавленным, когда мы сталкиваемся с их негативными эмоциями.
  • Убирайся из своей головы: Исследования показывают, что мы можем повысить наш собственный уровень эмпатии, активно представляя, что может испытывать кто-то другой.
  • Не спешите с выводами о других: Мы чувствуем меньше сочувствия, когда предполагаем, что люди, страдающие, каким-то образом получают то, что заслуживают.
  • Проявите эмпатический язык тела: Сочувствие выражается не только в том, что мы говорим, но и в нашей мимике, позе, тоне голоса и зрительном контакте (или его отсутствии).
  • Медитация: Исследование нейробиологии Ричардом Дэвидсоном и его коллегами предполагает, что медитация — особенно медитация любящей доброты, которая фокусирует внимание на заботе о других — может повысить способность к сочувствию как у краткосрочных, так и у долгосрочных медитаторов (хотя особенно среди тех, кто давно занимается медитацией).
  • Исследуйте вымышленные миры: Исследование Кейта Оатли и его коллег показало, что люди, читающие художественную литературу, более восприимчивы к эмоциям и намерениям других.
  • Присоединяйтесь к группе: Недавние исследования показали, что совместное музыкальное сопровождение усиливает сочувствие у детей.
  • Сыграть в игры: Исследования в области нейробиологии показывают, что когда мы соревнуемся с другими, наш мозг создает «ментальную модель» мыслей и намерений другого человека.
  • Возьмите уроки у младенцев: Программа Мэри Гордон «Корни эмпатии» разработана, чтобы усилить сочувствие, принося младенцев в классы, стимулируя основные инстинкты детей, чтобы они находили отклик с эмоциями других.
  • Борьба с неравенством: Исследования показали, что достижение более высокого социально-экономического статуса снижает эмпатию, возможно, потому, что люди с высоким СЭС меньше нуждаются в контактах, опоре или сотрудничестве с другими. По мере того, как увеличивается разрыв между имущими и неимущими, мы также рискуем столкнуться с разрывом в сочувствии. Это не значит, что деньги — зло, но если у вас их много, вам, возможно, придется более целенаправленно поддерживать свое сочувствие к другим.
  • Обращайте внимание на лица: Новаторское исследование Пола Экмана показало, что мы можем улучшить нашу способность определять эмоции других людей, систематически изучая выражения лиц.Пройдите нашу викторину на эмоциональный интеллект для начинающих или ознакомьтесь с F.A.C.E. Экмана. программа для более строгих тренировок.
  • Верьте, что сочувствию можно научиться: Люди, которые думают, что их уровень сочувствия меняется, прилагают больше усилий, чтобы сочувствовать, слушать других и помогать, даже когда это сложно.

Подробнее : Инициатива Start Empathy от Ashoka Foundation отслеживает передовой опыт преподавателей в обучении сочувствию. Инициатива присудила награды 14 программам, признанным лучшими в воспитании эмпатии.Некоммерческая организация Playworks также предлагает восемь стратегий развития сочувствия у детей.

Каковы подводные камни и ограничения сочувствия?

Согласно исследованиям, мы с большей вероятностью поможем одному пострадавшему, чем большой группе безликих жертв, и мы больше сочувствуем членам своей группы, чем членам вне группы. Отражает ли это дефект самого сочувствия? Некоторые критики так считают, в то время как другие утверждают, что настоящая проблема заключается в том, как мы подавляем собственное сочувствие.

В конце концов, сочувствие может быть болезненным. «Ловушка сочувствия» возникает, когда мы настолько сосредоточены на чувстве того, что чувствуют другие, что пренебрегаем собственными эмоциями и потребностями — и другие люди могут этим воспользоваться. Врачи и лица, осуществляющие уход, особенно подвержены риску эмоционального подавления сочувствия.

В других случаях сочувствие пагубно. Сочувствие чужим группам может заставить нас отказаться от взаимодействия с ними, если мы воображаем, что они будут критиковать нас. Социопаты могут использовать когнитивную эмпатию, чтобы помогать им эксплуатировать или даже мучить людей.

Даже если у нас хорошие намерения, мы склонны переоценивать свои эмпатические навыки. Мы можем думать, что знаем всю историю о других людях, когда на самом деле делаем предвзятые суждения, что может привести к недопониманию и усугубить предубеждения.

На самом деле существует 3 типа сочувствия. Вот чем они отличаются — и как их все развивать

Мы часто слышим о том, что миру нужно больше сочувствия. Несомненно, вы были свидетелями этого в той или иной форме: менеджер, который не может иметь отношения к борьбе своей команды, и наоборот. Мужья и жены, которые больше не понимают друг друга. Родитель, который забыл, что такое подростковая жизнь … и подросток, который не видит, как сильно заботятся его родители.

Но если мы стремимся к тому, чтобы другие принимали во внимание нашу точку зрения и чувства, почему мы часто не делаем то же самое для них?

Во-первых, нужно время и усилия, чтобы понять, как и почему другие чувствуют то же, что и они.Откровенно говоря, мы не готовы вкладывать эти ресурсы в пользу слишком большого количества людей. И даже когда у нас есть мотивация проявлять сочувствие, сделать это непросто.

Но учиться надо; в противном случае наши отношения ухудшаются. Поскольку один человек по-прежнему зациклен на неудачах другого, в результате возникает ментальное и эмоциональное противостояние, когда все остаются в своих руках, никакие проблемы не решаются, а ситуации кажутся непримиримыми. Но проявление инициативы по проявлению сочувствия может разорвать цикл — потому что, когда человек чувствует, что его понимают, он с большей вероятностью ответит взаимностью и приложит еще больше усилий.

Результат? Доверительные отношения, в которых обе стороны заинтересованы в том, чтобы дать другому человеку преимущество в сомнениях и простить мелкие ошибки.

Итак, что такое эмпатия? А как развить свой?

Что такое сочувствие (и что это не так)

Сегодня вы получите разные определения сочувствия, в зависимости от того, кого вы спрашиваете. Но большинство согласится с некоторыми вариациями следующего: Сочувствие — это способность понимать и разделять мысли или чувства другого человека.

Чтобы чувствовать и проявлять сочувствие, необязательно делиться тем же опытом или обстоятельствами, что и другие. Скорее, сочувствие — это попытка лучше понять другого человека, узнав его точку зрения.

Психологи Дэниел Гоулман и Пол Экман разделяют концепцию сочувствия на следующие три категории.

Когнитивная эмпатия — это способность понимать, что человек чувствует и о чем он может думать. Когнитивная эмпатия делает нас лучшими коммуникаторами, потому что помогает нам передавать информацию так, чтобы она лучше всего доходила до другого человека.

Эмоциональная эмпатия (также известная как аффективная эмпатия) — это способность разделять чувства другого человека. Некоторые описывают это как «твоя боль в моем сердце». Этот тип сочувствия помогает вам налаживать эмоциональные связи с другими людьми.

Сострадательное сочувствие (также известное как сочувствие) выходит за рамки простого понимания других и обмена их чувствами: оно фактически побуждает нас действовать, помогать тем, чем мы можем.

Чтобы проиллюстрировать, как эти три ветви эмпатии работают вместе, представьте, что друг недавно потерял близкого члена семьи.Вашей естественной реакцией может быть сочувствие, чувство жалости или печали. Сочувствие может побудить вас выразить соболезнование или отправить открытку — и ваш друг может оценить эти действия.

Но проявление сочувствия требует больше времени и усилий. Все начинается с когнитивной эмпатии: представления, через что проходит человек. Кого они потеряли? Насколько они были близки к этому человеку? Как теперь изменится их жизнь, помимо чувства боли и потери?

Эмоциональная эмпатия поможет вам не только понять чувства друга, но и как-то разделить их.Вы пытаетесь соединиться с чем-то в себе, что знает чувство глубокой печали и эмоциональной боли. Вы можете вспомнить, что чувствовали, когда потеряли кого-то близкого, или представить, как бы вы, , чувствовали себя , если бы у вас не было такого опыта.

Наконец, сострадательная эмпатия побуждает вас действовать. Вы можете накормить его, чтобы вашему другу не пришлось беспокоиться о готовке. Вы можете предложить свою помощь в телефонных звонках или по хозяйству. Может быть, вы могли бы пойти и составить им компанию; или, если им нужно побыть одному, вы можете взять детей и понаблюдать за ними некоторое время.

Это всего лишь один пример того, как работает сочувствие, но каждый день будет открывать новые возможности для развития этой черты. Фактически, каждое взаимодействие, которым вы делитесь с другим человеком, — это шанс увидеть вещи с другой точки зрения, поделиться своими чувствами и помочь.

Формирование когнитивной эмпатии

Формирование когнитивной эмпатии — это создание обоснованных предположений. Мы часто неверно интерпретируем физические движения и выражения лица; Улыбка может означать радость или изобилие, но она также может сигнализировать о грусти.

Итак, прежде чем общаться с другим человеком, подумайте о том, что вы знаете о нем, и будьте готовы узнать больше. Но имейте в виду, что ваша интерпретация настроения, поведения или мышления другого человека будет зависеть от вашего предыдущего опыта и бессознательных предубеждений. Ваши инстинкты могут ошибаться. Не спешите с предположениями и не спешите с суждениями.

После того, как вы пообщаетесь с другими, найдите время, чтобы обдумать любую обратную связь, которую они предоставляют (письменную, устную, язык тела). Это поможет вам лучше понять не только других людей и их личности, но и то, как они воспринимают ваши мысли и стиль общения.

Развитие эмоционального сочувствия

Чтобы достичь эмоционального сочувствия, необходимо идти дальше. Цель состоит в том, чтобы на самом деле разделить чувства другого человека, что приведет к более глубокой связи.

Когда человек рассказывает вам о личной борьбе, слушайте внимательно. Не поддавайтесь желанию осудить человека или ситуацию, прервать и поделиться своим личным опытом или предложить решение. Вместо этого сосредоточьтесь на понимании того, как и почему: как человек себя чувствует и почему он так себя чувствует.

Далее важно уделить время размышлениям. Как только вы лучше поймете, что чувствует человек, вы должны найти способ наладить отношения.

Спросите себя: Когда я почувствовал себя похожим на то, что описал этот человек?

Друг и коллега доктор Хендри Вайзингер, автор бестселлера «Эмоциональный интеллект на работе », прекрасно это иллюстрирует:

«Если человек говорит:« Я провалил презентацию », я не думаю о том, чтобы испортил презентацию — что я [сделал] и подумал, ничего страшного.Скорее, я вспоминаю время, когда мне казалось, что я облажался, может быть, на тесте или в чем-то еще важном для меня. Вы хотите вспомнить ощущение неудачи, а не событие ».

Конечно, вы никогда не сможете представить точно , как чувствует себя другой человек. Но попытки приблизят вас намного ближе, чем вы было бы иначе

Как только вы найдете способ соединиться с чувствами другого человека и получите более полное представление о ситуации, вы готовы проявить сочувствие.На этом этапе вы предпринимаете действия, чтобы помочь, чем можете.

Проявление сострадательного сочувствия

Начните с того, что напрямую спросите другого человека, что вы можете сделать, чтобы помочь. Если они не могут (или не хотят) делиться, спросите себя: Что помогло мне, когда я почувствовал то же самое? Или: Что бы мне помогло?

Делиться своим опытом или внести предложения — это нормально, но не создавайте впечатления, будто вы все это видели или знаете на все ответы.Вместо этого расскажите об этом как о чем-то, что помогало вам в прошлом. Представьте это как вариант, который можно адаптировать к их обстоятельствам, вместо комплексного решения.

Помните, что то, что сработало для вас или даже других, может не сработать для этого человека. Но не позволяйте этому удерживать вас от помощи. Просто делай то, что можешь.

Применение на практике

В следующий раз, когда вам будет сложно увидеть что-то с точки зрения другого человека, постарайтесь запомнить следующее:

  • У вас нет всей картины.В любой момент времени человек имеет дело со многими факторами, о которых вы не подозреваете.
  • То, как вы думаете и чувствуете о ситуации, может сильно отличаться от одного дня к другому, под влиянием различных факторов, включая ваше текущее настроение.
  • При эмоциональном стрессе вы можете вести себя совсем не так, как вы думаете.

Помните об этих моментах, чтобы повлиять на то, как вы смотрите на другого человека, и на то, как вы с ним общаетесь. И поскольку каждый из нас в тот или иной момент проходит через нашу собственную борьбу, это лишь вопрос времени, когда вам понадобится такой же уровень понимания.

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

Сочувствие против сочувствия против сочувствия

  • Сочувствие — прилагательное, описывающее кого-то или что-то, проявляющее сочувствие.
  • Эмпатия — это высокая степень понимания эмоций других людей.
  • Чуткий и эмпатический взаимозаменяемы, но сочувствующий имеет немного другое значение.
  • Вот совет: Хотите, чтобы ваш текст всегда выглядел великолепно? Grammarly может уберечь вас от орфографических ошибок, грамматических и пунктуационных ошибок и других проблем с написанием на всех ваших любимых веб-сайтах.

Вы знаете старую пословицу, которая гласит, что нельзя судить человека, пока не пройдете милю на его месте? Это отличный пример того, как короткое сообщение об эмпатии может войти в культуру и передаваться из поколения в поколение. Это правильно, потому что часто кажется, что если бы мы только знали, как понимать чувства, мотивацию и цели других людей, все было бы намного лучше.Давайте поговорим о том, что значит быть чутким .

Что означает

Чуткий Значит

Сочувствие — прилагательное, описывающее человека, которому свойственна эмпатия. Сочувствие — это коренное слово здесь, поэтому вы не можете дать определение сочувствующий , не поняв сначала, что такое сочувствие. Можете ли вы вспомнить время, когда вы испытывали эмоцию , потому что кто-то другой чувствовал ее в то время? Может быть, вы почувствовали поражение, когда ваша лучшая подруга не поступила в колледж по своему выбору.Возможно, вы нервничали, когда ваш брат пробовал выступать на конкурсе вокалистов по телевидению. Если да, то вы знаете, что такое сочувствие, и вас можно охарактеризовать как сопереживающего. Другие слова с аналогичным значением включают сочувствующий, понимающий, сострадательный или сочувствующий.

Противоположная сторона сочувствия — черствость, бессердечие или бессердечие. Не то чтобы вам нужно быть черствым, бессердечным или бессердечным, если вы не очень чутки — вполне возможно быть где-то посередине.

Эмпатический vs. Эмпатический

Слова эмпатический и эмпатический означают одно и то же. Эмпатический — старое слово, но ненамного — оно было впервые использовано в 1909 году, тогда как первое зарегистрированное использование эмпатического относится к 1932 году. Оба слова произошли от эмпатия , и вы можете использовать их как синонимы.

В научной литературе чаще встречается эмпатический . Это также термин, который люди ассоциируют с учением и теориями Нью Эйдж, потому что он напоминает им о «эмпате» — слове, которое еще не вошло в основные английские словари.

Сочувствие vs. Сочувствие

Сочувствующий и сочувствующий — похожие слова, но не одно и то же. В то время как сочувствие означает легко и полностью поставить себя на место другого человека, сочувствие означает проявление заботы о ком-то, когда с ним происходит что-то плохое. Это действительно сводится к разнице между сочувствием и сочувствием.

Примеры в предложении

Может случиться так, что врачи своим эмпатическим лечением побуждают своих пациентов лучше управлять своим диабетом, или может быть так, что пациенты, которые лучше справляются с диабетом, заставляют своих врачей думать о себе как о более понимающих, более вовлеченных, более чутких . —The Washington Post

… считается, что это результат того, что Кохут описал как детство, в котором «родители пренебрегали, обесценивали или были безразличны». —ВРЕМЯ

«Развитие успешных личных и профессиональных отношений требует способности точно определять чувства других, то есть быть эмпатически точным», — говорится в аннотации к статье. —Forbes

… их матриархальное общество и познавательные способности очаровывают нас; их способность страдать и проявлять сострадание вызывает в нас эмпатию … -Хранитель

Что такое расстройство эмпатии? — Справочник консультантов

Сочувствие — важная человеческая способность, которая позволяет нам общаться друг с другом, а также распознавать, понимать и разделять ряд эмоций.

Сочувствие относится к способности представить сценарий и сочувственно реагировать на то, через что может пройти кто-то другой.

Некоторые могут испытывать крайнее сочувствие, известное как гиперэмпатия, когда они очень чувствительны и хорошо настроены на эмоции других. Напротив, некоторые могут испытывать синдром дефицита эмпатии, что означает, что вам не хватает способности понять, через что проходит человек.

Три типа сочувствия

Эмпатию можно разделить на три типа:

Когнитивная эмпатия

Это относится к способности поставить себя на место другого человека.Вы можете понимать их эмоции и относиться к ним, а также понимать их точку зрения и реакцию на определенную ситуацию. Обладая этой способностью, он позволяет нам реагировать надлежащим и внимательным образом.

Аффективная эмпатия

Также известное как эмоциональное сочувствие, это применимо, когда вы эмоционально разделяете чувства, которые испытывает другой человек. Вы можете поддаваться влиянию эмоций другого человека и при этом эффективно слиться с его эмоциями.

Сострадательная эмпатия

Это включает в себя как когнитивную, так и аффективную эмпатию, используя эти два ответа, чтобы заставить вас действовать и таким образом избавить другого человека от его страданий.

Что такое синдром гиперэмпатии?

Гиперэмпатия — это врожденная способность быть полностью связанным и настроенным на чужие эмоции и, как следствие, проявлять повышенную бдительность по отношению к негативным чувствам. В статье психотерапевта Ими Ло «Дар внутри пограничного расстройства личности» (ПРЛ) она отмечает, что люди с пограничным расстройством личности также могут ассоциироваться с высокой или гиперэмпатией.

«Несмотря на то, что [ПРЛ] называют« расстройством личности », это не недостаток характера, а лучше всего понимается как ограничение способности человека управлять эмоциями.Это означает, что человек с ПРЛ часто переживает эмоции как быстро меняющиеся или выходящие из-под контроля. Эти симптомы сочетаются с импульсивным успокаивающим поведением и хроническим чувством внутренней пустоты.

Хотя связь между ПРЛ и эмпатией остается спорной, многие люди с ПРЛ отождествляют себя с чертами «эмпата» или «гиперэмпатии».

— Психотерапевт Ими Ло.

Поскольку люди с ПРЛ могут ассоциировать себя с гиперэмпатией, они также могут испытывать некоторую форму эмоционального или эмпатического расстройства.«Люди с высоким уровнем сочувствия лучше распознают эмоции в других. Однако у них также есть «предвзятость» к негативным эмоциональным выражениям, что означает, что они более чувствительны и внимательны к негативным чувствам других. Возможно, из-за этих склонностей они также с большей вероятностью будут испытывать «эмпатический стресс».

Что такое синдром дефицита эмпатии?

Отсутствие способности чувствовать, понимать и резонировать с чувствами другого человека классифицируется как синдром дефицита эмпатии (EDD).Это приводит к трудностям в формировании и поддержании отношений как для человека, которому не хватает сочувствия, так и для потенциальных друзей и близких. Это зависит от причины расстройства с дефицитом эмпатии, но это состояние может повлиять на отдельные типы сочувствия или на все вместе. Однако в целом аффективная эмпатия часто страдает сильнее.

Расстройство может также преобладать при определенных типах состояний психического здоровья, таких как нарциссические и антисоциальные расстройства личности, биполярное расстройство, пограничные расстройства личности и люди с аутичным спектром.

Человек, который живет с синдромом дефицита эмпатии, часто живет с верой в то, что его потребности, желания и ожидания имеют первостепенное значение, а потребности даже его ближайшей семьи не имеют значения.

Симптомы синдрома дефицита эмпатии

Человек, живущий с EDD, может демонстрировать следующее поведение:

  • изо всех сил стараются завести новых друзей
  • трудно завязывать эмоциональные связи
  • быстро критиковать или увольнять людей
  • изо всех сил стараться выразить признательность другим
  • обладают сильным чувством ответственности и ожидания
  • неспособностью слушать других и сосредоточиться на себе
  • непонимание того, что другие, которые чувствуют боль, не являются причиной их собственной боли

Как вы можете справиться с синдромом дефицита эмпатии?

Опять же, это зависит от причины, стоящей за состоянием, но синдром дефицита эмпатии в значительной степени является состоянием, которое требует саморефлексии.Человеку необходимо осознать, что у него синдром дефицита эмпатии, и выбрать, когда и когда ему следует лечиться. Можно использовать упражнения для тренировки ума и практику осознанности, чтобы помочь человеку понять концепцию и развить сочувствие.

Если причиной состояния является другая проблема со здоровьем, например, перечисленные выше состояния психического здоровья, консультирование или терапия могут быть эффективными формами поддержки для лечения синдрома дефицита эмпатии и основного состояния.

Поделись этой статьей с другом

Когнитивная и эмоциональная эмпатия

Помните, когда вы в последний раз были с любимым человеком, которому было грустно или безнадежно? Может быть, это произошло после развода, когда им поставили жизненно важный диагноз, или после потери близкого человека. Их слезы вызвали у нас отклик. Мы были тронуты желанием как-то их утешить.

Обычно мы думаем о сочувствии как о способности поставить себя на место другого человека.Знаете ли вы, что исследователи на самом деле выделили разные формы сочувствия? Две основные формы эмпатии — это когнитивная эмпатия и эмоциональная эмпатия. Хотя они совершенно разные, обе они одинаково важны для того, чтобы помогать нам формировать и поддерживать связи с другими.

Веривелл / Келли Миллер

Почему важно сочувствие

Сочувствие помогает соединять людей, приближая их друг к другу, оказывая помощь и / или исцеляя. Как заявил известный писатель и эксперт по лидерству Стивен Кови: «Когда вы проявляете глубокое сочувствие по отношению к другим, их защитная энергия снижается, и ее заменяет положительная энергия.Вот тогда вы можете проявить больше творчества в решении проблем ».

Живя на работе и дома, мы постоянно взаимодействуем и уравновешиваем динамику отношений. Когда нам не хватает сочувствия, мы не можем развивать и поддерживать эти межличностные связи, что приводит к натянутым отношениям, нарушению доверия, потере отношений и изоляции.

Становится труднее устранять конфликты, работать вместе или решать проблемы, когда мы не практикуем сочувствие.

Наше общество полагается на сочувствие для облегчения связей и движения вперед. Когда отсутствует элемент сочувствия, мы становимся более разобщенными и менее эффективными в нашей продуктивности и внедрении новых идей. Практика сочувствия важна во множестве динамических отношений, например, между:

  • Деловые партнеры
  • Коллеги
  • Общественные группы
  • Сотрудники
  • Знакомства Отношения
  • Семьи
  • Друзья
  • Браков
  • Братья и сестры

Два разных типа эмпатии (когнитивная и эмоциональная) показывают, как мы можем относиться к другу или члену семьи в кризисной ситуации.Между двумя типами сочувствия есть явные различия.

Когнитивная эмпатия
  • Взгляд другого человека

  • Представить себе, каково это в чужой обуви

  • Понимание чьих-либо чувств

Эмоциональная эмпатия
  • Обмен эмоциями

  • Чувство дистресса в ответ на чью-то боль

  • Испытывать желание помочь кому-то

Когнитивная эмпатия

Когда мы практикуем когнитивную эмпатию, мы учитываем точку зрения другого человека.По сути, мы представляем себе, каково на самом деле быть этим человеком в их ситуации. Когнитивная эмпатия также называется взглядом на перспективу, что связано с идеей поставить себя на место другого человека.

С помощью когнитивной эмпатии вы пытаетесь реализовать идею поместить себя в чужую ситуацию и лучше понять их опыт.

В моменты, когда кто-то, о котором мы заботимся, страдает, нам может быть легко сохранять дистанцию ​​от него, потому что мы можем видеть общую картину.Например, если друг не получает работу, на которую он проходил собеседование, вы, скорее всего, можете увидеть его разочарование. Однако вы также можете признать, что они талантливы и, скорее всего, скоро найдут отличную работу.

С другой стороны, когда мы практикуем когнитивную эмпатию, мы можем встречаться с людьми там, где они есть, и понимать, почему они будут чувствовать грусть или разочарование, не получив работу. Мы тренируемся представлять себе, каково быть ими в данный момент, глядя на ситуацию или обстоятельства с их точки зрения.

Эмоциональная эмпатия

Представьте, что вы сидите рядом с любимым человеком, например, с вашим ребенком, братом, сестрой или близким другом, когда они начинают плакать. То, что они переживают, вероятно, влияет на нас, не так ли? Мы тоже можем начать грустить. Когда мы испытываем эмоциональное сочувствие, мы переходим от когнитивной точки зрения к общему эмоциональному опыту.

Исследователи социальной психологии Ходжес и Майерс описывают эмоциональную эмпатию в трех частях:

  • Ощущение тех же эмоций, что и другой человек
  • Ощущение собственного страдания в ответ на их боль
  • Чувство сострадания к другому человеку

Они отмечают, что существует положительная корреляция между эмоциональным сочувствием и готовностью помогать другим.

Другими словами, более вероятно, что тот, кому легко практиковать эмоциональную эмпатию, также будет побужден помочь этому нуждающемуся человеку.

Было бы легко увидеть пользу эмоционального сочувствия для общего здоровья и удовольствия от наших самых важных отношений.

Другие типы сочувствия

Помимо когнитивной и эмоциональной эмпатии, человек может также испытывать:

  • Эмпатия , которая включает в себя способность понимать эмоции другого человека и реагировать соответствующим образом.
  • Соматическая эмпатия , которая включает физическую реакцию в ответ на то, что переживает кто-то другой, является еще одним способом проявить сочувствие. Например, если кто-то смущается, вы также можете покраснеть или почувствовать беспокойство в животе.

Эмпатия генетическая?

Исследования показали, что на способность проявлять сочувствие влияет генетика. Фактически, постоянно доказывается, что женщины с большей вероятностью улавливают эмоциональные сигналы и более точно распознают эмоции, чем мужчины.

В исследовании, проведенном совместно с компанией по генетическому тестированию и анализу 23andMe, был идентифицирован конкретный генетический вариант, связанный с нашей способностью сочувствовать, рядом с геном LRRN1 на хромосоме 3, «который является высокоактивной частью мозга, называемой полосатым телом. . »

Предполагается, что активность этой части мозга связана с нашей способностью сочувствовать. Хотя предстоит провести дополнительные исследования, эти результаты помогают ученым больше узнать о связи между генетическим влиянием на развитие и способностью сочувствовать.

Природа против воспитания

Хотя было обнаружено, что генетика влияет на нашу способность к сочувствию, можно многое сказать и о нашем опыте социального обучения. Возможно, вы уже слышали фразу «природа против воспитания». Эта фраза отсылает к давним дебатам среди исследователей, спорящих о том, что, по их мнению, оказывает большее влияние на наше поведение, черты характера и условия.

Некоторые исследователи предполагают, что генетика оказывает основное влияние, в то время как другие полагают, что окружающая среда и социальные взаимодействия могут помочь нам в развитии таких вещей, как сочувствие.

Социальное обучение

Теория социального обучения, разработанная психологом Альбертом Бандурой, сочетает в себе элементы теории когнитивного обучения и теории поведенческого обучения. Предполагается, что люди могут повысить свою способность к сочувствию, моделируя и испытывая сочувствие со стороны других.

Когда у ребенка никто не уделял его эмоциональным переживаниям внимания, времени или ценности, понятно, как ребенок, вероятно, мог бы продолжать познавать мир и отношения без этого важного навыка.Вот несколько примеров того, что ребенок мог бы упустить:

  • Возможность наблюдать за кем-то, кто проявляет эмпатию, чтобы знать, как это выглядит
  • Попытка посочувствовать им, когда они в этом нуждаются
  • Попросить кого-нибудь научить их ценности эмоций
  • Учимся налаживать конструктивные связи с людьми

Сочувствие помогает закрыть эмоциональный разрыв между людьми, создавая связь и общий опыт.Когда мы не знаем, на что похож общий эмоциональный опыт с кем-то, может быть трудно понять, как это сделать с другими.

Неспособность сочувствовать может привести к проблемам на работе, в отношениях, в семье и в обществе.

В поисках баланса

Когнитивная и эмоциональная эмпатия — прекрасные партнеры, и они могут быть фантастической парой, когда практикуется с равновесием. Способность взглянуть на чью-то точку зрения и понять, на что это может быть похоже, или способность встретить кого-то, где они находятся в эмоциональном плане, и иметь общий эмоциональный опыт, может изменить правила игры для большинства любых отношений.

Когда люди чувствуют, что их видят, слышат и понимают, используя когнитивную и эмоциональную эмпатию, мы можем вместе творить великие дела. Этот чуткий баланс помогает учесть такие вещи, как:

  • Сотрудничество
  • Творчество
  • Эмоциональная связь
  • Оценка
  • Чувство безопасности
  • Определение потребностей
  • Удовлетворение потребностей
  • переговоры
  • Решение проблем
  • Доверие

Слишком много сочувствия

Каким бы полезным и ценным ни был навык сочувствия, предполагается, что слишком много сочувствия может нанести ущерб эмоциональному благополучию, здоровью и отношениям.Эмоциональная эмпатия — это строительный блок связи между людьми. Общий эмоциональный опыт побуждает нас сближаться с кем-то, утешать его, утешать и помогать.

Однако эмоциональная эмпатия означает, что наши тела реагируют на эмоции, которые мы испытываем в присутствии другого человека и его эмоциональный опыт.

Когда существует сбалансированная практика эмоционального сочувствия, мы можем дать возможность поделиться эмоциональным опытом с другим человеком, не позволяя нашим собственным эмоциональным реакциям встать на пути.Когда наше косвенное эмоциональное возбуждение становится слишком сильным, оно может фактически мешать нам проявлять сострадание и сочувствие.

Чувство эмоциональной дисрегуляции может стать подавляющим и привести к чувству сгорания. В конце концов, это оставляет вам нежелание практиковать сочувствие, потому что быть рядом с кем-то другим слишком больно.

Наша способность проявлять эмоциональную эмпатию становится угрозой нашему собственному благополучию, когда приводит к чувству изоляции, непонятости и недостоверности.

Не хватает сочувствия

Есть люди, которые лучше практикуют когнитивную эмпатию, но им трудно использовать эмоциональную эмпатию, поскольку эти два типа эмпатии работают из совершенно разных систем обработки. В этом разница между когнитивной обработкой и перспективой. взятие по сравнению с эмоциональной обработкой.

Когда наблюдается дисбаланс сочувствия — слишком большая зависимость от когнитивного сочувствия и недостаточная — от эмоционального сочувствия — наши отношения с людьми могут быть натянутыми.Хотя человек, которому вы пытаетесь помочь или утешить, может почувствовать, что вы понимаете его ситуацию, что, безусловно, может оказаться полезным, у него может сложиться впечатление, что его немного неправильно понимают, его не замечают или не слышат.

Общий эмоциональный опыт с этим человеком отсутствует, когда есть слишком много когнитивной эмпатии и недостаточно эмоциональной эмпатии. Ниже приводится простой пример того, как это может выглядеть.

Пример 1: когнитивная эмпатия
  • Любимый : «Моя бабушка только что умерла, и мы были очень близки.»(Начинает плакать.)

  • Человек, использующий когнитивную эмпатию : «Мне очень жаль. Я знаю, что тебе грустно, и то, что ты переживаешь, тяжело».

Пример 2: Эмоциональная эмпатия
  • Любимый : « Моя бабушка только что умерла, и мы были очень близки». (Начинает плакать.)

  • Человек, использующий эмоциональную эмпатию : « Мне жаль слышать о вашей бабушке. Я знаю, что вы скучаете по ней.Я здесь ради тебя ». (Может заплакать или выразить грусть.)

В рамках этой очень упрощенной иллюстрации мы можем получить представление о том, что может чувствовать другой человек, если мы остановимся на когнитивной эмпатии и не добавим во взаимодействие элемент эмоциональной эмпатии.

Человек получает соболезнования в связи с кончиной своей бабушки и знает, что вы пытаетесь утешить его, но у него нет возможности поделиться с вами эмоциональным опытом.Общий эмоциональный опыт может быть довольно утешительным и исцеляющим для кого-то, кто в этом нуждается.

Как практиковать сочувствие

Практика когнитивной и эмоциональной эмпатии — непростая задача. Считается, что обоим можно научиться с помощью целенаправленной и последовательной практики. Уникальная проблема с эмоциональным сочувствием заключается в том, что во время практики нам, вероятно, придется быть уязвимыми и соприкасаться со своими собственными эмоциональными реакциями.

Способность управлять собственным эмоциональным стрессом будет иметь ключевое значение, но людям может быть очень трудно это сделать.Тем не менее, практика баланса когнитивного и эмоционального сочувствия, безусловно, может помочь.

Возможные препятствия для сочувствия

  • Как вы выросли
  • Как люди обращались с вами, когда у вас были эмоциональные потребности
  • Чему вас учили об эмоциях
  • Полученные вами сообщения о ценности эмоций
  • Страх быть разбитым
  • Страх застрять в эмоциях с другим человеком

Отложите в сторону свои точки зрения

Мы часто не осознаем, насколько наш опыт и собственные убеждения влияют на то, как мы воспринимаем людей и ситуации.Немного замедлившись, чтобы отложить эти вещи в сторону, мы можем сосредоточиться на человеке перед нами и лучше настроиться на то, что с ним или с ней происходит.

Используйте свое воображение

Пока люди делятся с вами, попробуйте представить, каково быть ими. Используйте образы, которыми они делятся, их эмоции или обстоятельства и попытайтесь поместить себя в них, просто чтобы увидеть, каково это быть ими в эти моменты.

Слушайте внимательно

Часто мы пытаемся слушать людей, уже развивая нашу реакцию или защиту на то, что они говорят.Мы не только не можем слышать, что они говорят, но и часто упускаем из виду ключевую информацию, которая может помочь нам лучше понять, что они пытаются донести. Разрешите себе уменьшить громкость своего голоса и увеличить громкость голоса другого человека.

Будьте любопытны

Может быть полезно проявить любопытство к кому-то, когда они делятся с вами. Задавая им вопросы об их опыте, вы даете им понять, что активно слушаете и хотите понять.Это помогает людям чувствовать, что их видят и слышат, и это хороший способ практиковать сочувствие.

Старайтесь не исправлять

Когда мы рядом с кем-то, кто в этом нуждается, особенно когда он испытывает сложные эмоции, нам может легко захотеть вскочить и исправить это. Нам не нравится, когда людям больно, и мы часто хотим рассмешить их, подбодрить их и помочь им взглянуть на светлую сторону. Даже если вы пытаетесь помочь, люди могут чувствовать себя невидимыми и неслышанными.

Просто дайте людям возможность поделиться и помните, что вы не несете ответственности за их «исправление».

Слово Verywell

Даже если вы чувствуете, что никогда не научились сочувствовать другим или никогда не сталкивались с тем, чтобы кто-то сочувствовал вам, помните, что навыки сочувствия можно научить. Есть много вещей, которые мы можем сделать, чтобы начать практиковать сочувствие дома, на работе и в обществе.

Эмпатический мозг и его дисфункция в психиатрических группах: значение для вмешательства в различных клинических состояниях | Биопсихосоциальная медицина

  • 1.

    Томпсон Э .: Сочувствие и сознание. Журнал исследований сознания. 2001, 8 (5–7): 1–32.

    Google Scholar

  • 2.

    Батсон К.Д., Кляйн Т.Р., Хайбергер Л., Шоу Л.Л.: Безнравственность из-за альтруизма, вызванного эмпатией: когда сострадание и справедливость противоречат друг другу. Журнал личности и социальной психологии. 1995, 68: 1042-1054.

    Google Scholar

  • 3.

    Фешбах Н.Д .: Эмпатия: значение лет становления для клинической практики.Пересмотр сочувствия. Под редакцией: Bohart ACG, L.S. 1997, Вашингтон, округ Колумбия: американская психология, 33–59.

    Google Scholar

  • 4.

    Бэтсон CD: Насколько социальное животное? Человеческая способность к заботе. Американский психолог. 1990, 45: 336-346.

    Google Scholar

  • 5.

    Porges SW: Поливагальная теория: филогенетические субстраты социальной нервной системы. Int J Psychophysiol.2001, 42 (2): 123-146.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 6.

    Парр Л.А., Уоллер Б. Эволюция человеческих эмоций. Эволюция нервной системы. Под редакцией: Каас Дж. 2007, Нью-Йорк: Elsevier, 5: 447-472.

    Google Scholar

  • 7.

    Cacioppo JT, Gardner WL: Emotion. Ежегодный обзор психологии. 1999, 50: 191-214.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 8.

    Дэвидсон Р.Дж.: Передняя церебральная асимметрия и природа эмоций. Brain Cogn. 1992, 20 (1): 125-151.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 9.

    Крейг А.Д.: Эмоциональная асимметрия переднего мозга: нейроанатомическая основа ?. Trends Cogn Sci. 2005, 9 (12): 566-571.

    PubMed Google Scholar

  • 10.

    Парр Л.А., Хопкинс У.Д .: Температурная асимметрия мозга и эмоциональное восприятие у шимпанзе, Pan troglodytes.Physiol Behav. 2000, 71 (3-4): 363-371.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 11.

    de Waal FBM: Добродушный: Истоки правильного и неправильного у людей и других животных. 1996, Гарвард: издательство Гарвардского университета

    Google Scholar

  • 12.

    de Waal FBM, van Roosmalen A: Примирение и утешение среди шимпанзе. Поведенческая экология и социобиология. 1979, 5: 55-66.

    Google Scholar

  • 13.

    де Ваал FBM, Томпсон Э: Приматы, монахи и разум: случай сочувствия. Журнал исследований сознания. 2005, 12: 38-54.

    Google Scholar

  • 14.

    Парр Л.А.: Когнитивные и физиологические маркеры эмоциональной осведомленности у шимпанзе (Pan troglodytes). Познание животных. 2001, 4: 223-229.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 15.

    Hatfield E: Эмоциональное заражение и сочувствие. Социальная неврология сочувствия. Отредактировал: Decety JIW. 2008, Кембридж: MIT press.

    Google Scholar

  • 16.

    Бэтсон К.Д., Бэтсон Дж. Г., Слингсби Дж. К., Харрелл К. Л., Пикна Х. М., Тодд Р. М.: Эмпатическая радость и гипотеза эмпатии-альтруизма. J Pers Soc Psychol. 1991, 61 (3): 413-426.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 17.

    Decety J, Ходжес SD: Социальная нейробиология сочувствия. Переходная социальная психология. Отредактировал: van Lange PAM. 2006, Mahwah: Erlbaum, 103-109.

    Google Scholar

  • 18.

    Уилсон Э.О .: О природе человека. 1988, Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета

    Google Scholar

  • 19.

    Batson CD: Folly bridges. Переходная социальная психология. Отредактировал: van Lange PAM. 2006, Mahwah: Erlbaum, 59-64.

    Google Scholar

  • 20.

    Харрис П.Л.: Понимание эмоций. Справочник эмоций. Отредактировано: Lewis MH-J, J.M.2000, New York: The Guilford Press, 281-292.

    Google Scholar

  • 21.

    Повинелли Д.Д.: Народная физика для обезьян. 2001, Нью-Йорк: Oxford University Press

    Google Scholar

  • 22.

    Оллман Дж. М., Уотсон К. К., Тетро Н. А., Хаким А. Ю.: Интуиция и аутизм: возможная роль нейронов Фон Экономо.Trends Cogn Sci. 2005, 9 (8): 367-373.

    PubMed Google Scholar

  • 23.

    Крейг А.Д.: Интероцепция и эмоции: нейроанатомическая перспектива. Справочник эмоций. Отредактировал: Lewis MH-JaB JM. 2007, Нью-Йорк: Guilford Press, 3.

    Google Scholar

  • 24.

    Крейг А.Д.: Как вы себя чувствуете? Интероцепция: ощущение физиологического состояния тела. Nat Rev Neurosci.2002, 3 (8): 655-666.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 25.

    Rolls ET: мозг и эмоции. 1999, Оксфорд: Издательство Оксфордского университета

    Google Scholar

  • 26.

    Барретт Л., Хензи П., Данбар Р.: Познание приматов: из «что теперь?» на «а что, если?». Trends Cogn Sci. 2003, 7 (11): 494-497.

    PubMed Google Scholar

  • 27.

    Айзенберг Н: Эмоции, регулирование и нравственное развитие. Анну Рев Психол. 2000, 51: 665-697.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 28.

    Престон С.Д., де Ваал Ф. Б.: Сочувствие: его конечная и ближайшая основы. Behav Brain Sci. 2002, 25 (1): 1-20. обсуждение 20–71

    PubMed Google Scholar

  • 29.

    Икес В .: Эмпатическая точность. 1997, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс

    Google Scholar

  • 30.

    Flavell JH: Познавательное развитие: знания детей о разуме. Анну Рев Психол. 1999, 50: 21-45.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 31.

    Шулькин Дж .: Телесная чувствительность. 2004, Нью-Йорк: Oxford University Press

    Google Scholar

  • 32.

    Chartrand TL, Bargh JA: Эффект хамелеона: связь между восприятием и поведением и социальное взаимодействие. J Pers Soc Psychol.1999, 76 (6): 893-910.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 33.

    Хэтфилд Э, Качиоппо Дж, Рэпсон Р: эмоциональное заражение. 1994, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета

    Google Scholar

  • 34.

    ван Баарен Р. Б., Голландия Р. У., Каваками К., ван Книппенберг А: Мимикрия и просоциальное поведение. Psychol Sci. 2004, 15 (1): 71-74.

    PubMed Google Scholar

  • 35.

    Макинтош Д. Н., Райхманн-Деккер А., Винкельман П., Уилбаргер Дж. Л.: Когда социальное зеркало ломается: дефицит автоматической, но не добровольной имитации эмоционального выражения лица при аутизме. Dev Sci. 2006, 9 (3): 295-302.

    PubMed Google Scholar

  • 36.

    Prinz W: Восприятие и планирование действий. Европейский журнал когнитивной психологии. 1997, 9 (2): 129-154.

    Google Scholar

  • 37.

    Wilson M, Knoblich G: Случай участия моторики в восприятии сородичей. Psychol Bull. 2005, 131 (3): 460-473.

    PubMed Google Scholar

  • 38.

    Decety J, Sommerville JA: Общие представления между собой и другими: взгляд на социальную когнитивную нейробиологию. Trends Cogn Sci. 2003, 7 (12): 527-533.

    PubMed Google Scholar

  • 39.

    Жаннерод М: Действовать или не действовать: Перспектива представления действий.Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии. 1999, 52A: 1-29.

    Google Scholar

  • 40.

    Риццолатти Дж., Крейгеро Л: Система зеркало-нейрон. Annu Rev Neurosci. 2004, 27: 169-192.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 41.

    Blakemore SJ, Decety J: От восприятия действия к пониманию намерения. Nat Rev Neurosci. 2001, 2 (8): 561-567.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 42.

    Decety J, Chaminade T: Когда я представляет другого: новый взгляд когнитивной нейробиологии на психологическую идентификацию. Сознательное познание. 2003, 12 (4): 577-596.

    PubMed Google Scholar

  • 43.

    Decety J, Grezes J: Сила моделирования: воображение собственного и чужого поведения. Brain Res. 2006, 1079 (1): 4-14.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 44.

    Димберг Ю., Тунберг М., Эльмехед К.: Бессознательные лицевые реакции на эмоциональные выражения лица. Psychol Sci. 2000, 11 (1): 86-89.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 45.

    Wallbott HG: Распознавание эмоций по выражению лица посредством имитации? Некоторые косвенные доказательства старой теории. Br J Soc Psychol. 1991, 30 (Pt 3): 207-219.

    PubMed Google Scholar

  • 46.

    Левенсон Р.В., Экман П., Фризен В.В.: Произвольные лицевые действия вызывают активность вегетативной нервной системы, специфичную для эмоций. Психофизиология. 1990, 27 (4): 363-384.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 47.

    Карр Л., Якобони М., Дубо М.К., Мацциотта Дж. К., Ленци Г.Л .: Нейронные механизмы эмпатии у людей: ретранслятор от нейронных систем для имитации к лимбическим областям. Proc Natl Acad Sci USA. 2003, 100 (9): 5497-5502.

    PubMed Central CAS PubMed Google Scholar

  • 48.

    Адольфс Р., Дамасио Х., Транель Д., Купер Дж., Дамасио А.Р.: роль соматосенсорной коры в визуальном распознавании эмоций, выявленная с помощью трехмерного картирования поражений. J Neurosci. 2000, 20 (7): 2683-2690.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 49.

    Адольфс Р., Дамасио Х., Транель Д.: Нейронные системы для распознавания эмоциональной просодии: трехмерное исследование повреждений. Эмоции. 2002, 2 (1): 23-51.

    PubMed Google Scholar

  • 50.

    Адольфс Р., Транель Д., Дамасио Х., Дамасио А. Р.: Страх и человеческая миндалина. J Neurosci. 1995, 15 (9): 5879-5891.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 51.

    Sprengelmeyer R, Young AW, Schroeder U, Grossenbacher PG, Federlein J, Buttner T, Przuntek H: Не ведая страха. Proc Biol Sci. 1999, 266 (1437): 2451-2456.

    PubMed Central CAS PubMed Google Scholar

  • 52.

    Колдер А.Дж., Кин Дж., Манес Ф., Антун Н., Янг А.В.: Нарушение распознавания и переживание отвращения после травмы головного мозга. Nat Neurosci. 2000, 3 (11): 1077-1078.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 53.

    Wicker B, Keysers C, Plailly J, Royet JP, Gallese V, Rizzolatti G: Мы оба испытываем отвращение в Моей островке: общая нейронная основа видения и чувства отвращения. Нейрон. 2003, 40 (3): 655-664.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 54.

    Hutchison WD, Davis KD, Lozano AM, Tasker RR, Dostrovsky JO: нейроны, связанные с болью, в коре головного мозга человека. Nat Neurosci. 1999, 2 (5): 403-405.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 55.

    Сингер Т., Сеймур Б., О’Догерти Дж., Каубе Х., Долан Р.Дж., Фрит К.Д.: Сочувствие к боли включает аффективные, но не сенсорные компоненты боли. Наука. 2004, 303 (5661): 1157-1162.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 56.

    Моррисон И., Ллойд Д., ди Пеллегрино Дж., Робертс Н.: Сопутствующие реакции на боль в передней поясной коре головного мозга: является ли эмпатия мультисенсорной проблемой ?. Cogn влияет на поведение Neurosci. 2004, 4 (2): 270-278.

    PubMed Google Scholar

  • 57.

    Джексон П.Л., Мельцов А.Н., Десети Дж .: Как мы воспринимаем боль других? Окно в нейронные процессы, участвующие в эмпатии. Нейроизображение. 2005, 24 (3): 771-779.

    PubMed Google Scholar

  • 58.

    Джексон П.Л., Брюнет Э., Мельцов А.Н., Десети Дж.: Эмпатия исследуется через нейронные механизмы, задействованные в представлении того, что я чувствую, в сравнении с тем, как вы чувствуете боль. Нейропсихология. 2006, 44 (5): 752-761.

    PubMed Google Scholar

  • 59.

    Джексон П.Л., Рейнвилл П., Десети Дж .: В какой степени мы разделяем боль других? Понимание нейронных основ сочувствия боли. Боль. 2006, 125 (1-2): 5-9.

    PubMed Google Scholar

  • 60.

    Островски К., Магнин М., Ривлин П., Иснар Дж., Генот М., Могьер Ф .: Представление боли и соматических ощущений в островке человеческого островка: исследование ответов на прямую электрическую стимуляцию коры головного мозга. Cereb Cortex. 2002, 12 (4): 376-385.

    PubMed Google Scholar

  • 61.

    Авенанти А., Буэти Д., Галати Г., Аглиоти С.М.: Транскраниальная магнитная стимуляция подчеркивает сенсомоторную сторону сочувствия к боли. Nat Neurosci. 2005, 8 (7): 955-960.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 62.

    Cheng Y, Yang CY, Lin CP, Lee PR, Hsieh JC, Decety J: Восприятие боли другими людьми модулирует соматосенсорные колебания. Организация по картированию мозга человека. 2007, Чикаго, Иллинойс: Neuroimage, S94-

    Google Scholar

  • 63.

    Моригучи Й., Десети Дж., Охниши Т., Маэда М., Мори Т., Немото К., Мацуда Х., Комаки Г.: Сочувствие и оценка чужой боли: исследование алекситимии с помощью фМРТ.Cereb Cortex. 2007, 17 (9): 2223-2234.

    PubMed Google Scholar

  • 64.

    Kulkarni B, Bentley DE, Elliott R, Youell P, Watson A, Derbyshire SW, Frackowiak RS, Friston KJ, Jones AK: Внимание к локализации боли и неприятным ощущениям различает функции медиальной и боковой систем боли. Eur J Neurosci. 2005, 21 (11): 3133-3142.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 65.

    Gallup GG: Самосознание и эволюция социального интеллекта. Поведенческие процессы. 1998, 42: 239-247.

    PubMed Google Scholar

  • 66.

    Хамфри Н .: Использование сознания. Спекуляции: Клуб Реальности. Под редакцией: Брокман Дж. 1990, Нью-Йорк: Prentice Hall, 67-84.

    Google Scholar

  • 67.

    Форгас Дж. П., Уильямс К. Д.: Социальная личность. 2002, Нью-Йорк: Psychology Press

    Google Scholar

  • 68.

    Рассел Дж .: Агентство и его роль в умственном развитии. 1996, Хоув: Psychology Press

    Google Scholar

  • 69.

    Карлсон С.М., Моисей Л.Дж .: Индивидуальные различия в тормозящем контроле и детской теории разума. Child Dev. 2001, 72 (4): 1032-1053.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 70.

    Тамм Л., Менон В., Рейсс А.Л .: Созревание функции мозга, связанное с ингибированием ответа.J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2002, 41 (10): 1231-1238.

    PubMed Google Scholar

  • 71.

    Оллман Дж. М., Хаким А., Эрвин Дж. М., Нимчинский Е., Хоф П.: Передняя поясная кора. Эволюция взаимодействия между эмоциями и познанием. Ann N Y Acad Sci. 2001, 935: 107-117.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 72.

    Gallagher HL, Frith CD: Функциональная визуализация «теории разума».Trends Cogn Sci. 2003, 7 (2): 77-83.

    PubMed Google Scholar

  • 73.

    Кинан Дж. П., Нельсон А., О’Коннор М., Паскуаль-Леоне А.: Самопознание и правое полушарие. Природа. 2001, 409 (6818): 305-

    CAS PubMed Google Scholar

  • 74.

    Файнбург Т.Э .: Измененные эго: как мозг создает самость. 2001, Нью-Йорк: Oxford University Press

    Google Scholar

  • 75.

    Кинан Дж. П., Гэллап Г. Г., Фальк Д. Лицо в зеркале: поиск истоков сознания. 2003, Нью-Йорк: Harper Collins Publishers

    Google Scholar

  • 76.

    Eidelberg D, Galaburda AM: Нижняя теменная долька. Дивергентные архитектурные асимметрии в человеческом мозге. Arch Neurol. 1984, 41 (8): 843-852.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 77.

    Бентон А., Сильван А.Б.: Нарушение схемы тела. Клиническая нейропсихология. Под редакцией: Хейлман КМВЕ. 1993, Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 123–140.

    Google Scholar

  • 78.

    Blakemore SJ, Frith C: Самосознание и действие. Curr Opin Neurobiol. 2003, 13 (2): 219-224.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 79.

    Джексон П.Л., Десети Дж .: Моторное познание: новая парадигма для изучения взаимодействий между собой и другими людьми.Curr Opin Neurobiol. 2004, 14 (2): 259-263.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 80.

    Руби П., Десети Дж .: Эффект принятия субъективной точки зрения во время симуляции действия: ПЭТ-расследование агентства. Nat Neurosci. 2001, 4 (5): 546-550.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 81.

    Руби П., Десети Дж .: Во что вы верите, а во что они верят: нейровизуализационное исследование концептуального восприятия перспективы.Eur J Neurosci. 2003, 17 (11): 2475-2480.

    PubMed Google Scholar

  • 82.

    Руби П., Десети Дж .: Как бы вы себя чувствовали по сравнению с тем, что, по вашему мнению, она бы чувствовала? Нейровизуализационное исследование взглядов на социальные эмоции. J Cogn Neurosci. 2004, 16 (6): 988-999.

    PubMed Google Scholar

  • 83.

    Decety J, Lamm C: Роль правого височно-теменного соединения в социальном взаимодействии: как низкоуровневые вычислительные процессы способствуют мета-познанию.Невролог. 2007, 13 (6): 580-593.

    PubMed Google Scholar

  • 84.

    Кейсар Б: Иллюзорная прозрачность намерения: лингвистическая перспектива в тексте. Cognit Psychol. 1994, 26 (2): 165-208.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 85.

    Ройзман Э.Б., Кэссиди К.В., Барон Дж .: Я знаю, что вы знаете: эпистемический эгоцентризм у детей и взрослых. Обзор общей психологии.2003, 7: 38-65.

    Google Scholar

  • 86.

    Эпли Н., Кейсар Б., Ван Бовен Л., Гилович Т.: Принятие перспективы как эгоцентрическое закрепление и корректировка. J Pers Soc Psychol. 2004, 87 (3): 327-339.

    PubMed Google Scholar

  • 87.

    Johnson SC, Baxter LC, Wilder LS, Pipe JG, Heiserman JE, Prigatano GP: нейронные корреляты саморефлексии. Головной мозг. 2002, 125 (Pt 8): 1808-1814.

    PubMed Google Scholar

  • 88.

    Фоссати П., Хевенор С.Дж., Грэм С.Дж., Грэди К., Кейтли М.Л., Крейк Ф., Мейберг Х .: В поисках эмоционального «я»: исследование FMRI с использованием положительных и отрицательных эмоциональных слов. Am J Psychiatry. 2003, 160 (11): 1938-1945.

    PubMed Google Scholar

  • 89.

    Brunet-Gouet E, Decety J: Социальные дисфункции мозга при шизофрении: обзор исследований нейровизуализации.Psychiatry Res. 2006, 148 (2-3): 75-92.

    PubMed Google Scholar

  • 90.

    Сегер К.А., Стоун М., Кинан Дж. П.: Корковые активации во время суждений о себе и другом человеке. Нейропсихология. 2004, 42 (9): 1168-1177.

    PubMed Google Scholar

  • 91.

    D’Argembeau A, Ruby P, Collette F, Degueldre C, Balteau E, Luxen A, Maquet P, Salmon E: Отдельные области медиальной префронтальной коры связаны с самореферентной обработкой и получением перспективы.J Cogn Neurosci. 2007, 19 (6): 935-944.

    PubMed Google Scholar

  • 92.

    Эслингер П.Дж .: Неврологические и нейропсихологические основы эмпатии. Eur Neurol. 1998, 39 (4): 193-199.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 93.

    Андерсон С.В., Бехара А., Дамасио Х., Транель Д., Дамасио А.Р.: Нарушение социального и морального поведения, связанное с ранним повреждением префронтальной коры головного мозга человека.Nat Neurosci. 1999, 2 (11): 1032-1037.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 94.

    Стасс Д.Т., Гэллап Г.Г., Александр М.П .: Лобные доли необходимы для «теории разума». Головной мозг. 2001, 124 (Pt 2): 279-286.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 95.

    Миллер EK, Коэн JD: Интегративная теория функции префронтальной коры. Annu Rev Neurosci. 2001, 24: 167-202.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 96.

    Кристофф К., Габриэли JDE: Фронтополярная кора и человеческое познание: свидетельство рострокаудальной иерархической организации в префронтальной коре человека. Психобиология. 2000, 28 (2): 168-186.

    Google Scholar

  • 97.

    Эйзенберг Н., Фабес Р.А., Мерфи Б., Карбон М., Машк П., Смит М., О’Бойл С., Сух К. Отношения эмоциональности и регуляции с диспозиционной и ситуативной реакцией, связанной с эмпатией.J Pers Soc Psychol. 1994, 66 (4): 776-797.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 98.

    Gross JJ: Новая область регулирования эмоций: интегративный обзор. Обзор общей психологии. 1998, 2 (3): 271-289.

    Google Scholar

  • 99.

    Деррибери Д., Ротбарт М.К .: Возбуждение, аффект и внимание как компоненты темперамента. J Pers Soc Psychol. 1988, 55 (6): 958-966.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 100.

    Eisenberg N, Shea CL, Carlo G, Knight G: Реагирование и познание, связанные с эмпатией: дилемма «курица и яйцо». Справочник исследований нравственного поведения и развития. Отредактировано: Kurtines WG, Hillsdale J. 1991, NJ: Lawrence Erlbaum, 63-68.

    Google Scholar

  • 101.

    Джексон, округ Колумбия, Мальмштадт Дж. Р., Ларсон К. Л., Дэвидсон Р. Дж.: Подавление и усиление эмоциональных реакций на неприятные картинки.Психофизиология. 2000, 37 (4): 515-522.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 102.

    Дэвидсон Р.Дж., Патнэм К.М., Ларсон К.Л.: Дисфункция нейронной схемы регуляции эмоций — возможная прелюдия к насилию. Наука. 2000, 289 (5479): 591-594.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 103.

    Левин Б., Фридман М., Доусон Д., Блэк С.Э., Штусс Д.Т .: Вентрально-лобный вклад в саморегуляцию: конвергенция эпизодической памяти и торможения.Нейроказ. 1999, 5: 263-275.

    Google Scholar

  • 104.

    Стоун В.Э., Барон-Коэн С., Найт Р.Т .: Вклад лобной доли в теорию разума. J Cogn Neurosci. 1998, 10 (5): 640-656.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 105.

    Граттан Л.М., Блумер Р.Х., Аршамбо Ф.Х., Эслингер П.Дж .: Когнитивная гибкость и эмпатия после поражения лобной доли. Нейропсихиатрия Neuropsychol и Behav Neurol.1994, 7: 251-257.

    Google Scholar

  • 106.

    Шамай-Цури С.Г., Томер Р., Бергер Б.Д., Аарон-Перец Дж .: Характеристика дефицита эмпатии после префронтального повреждения мозга: роль правой вентромедиальной префронтальной коры. J Cogn Neurosci. 2003, 15 (3): 324-337.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 107.

    Дамасио А.Р.: Ошибка Декарта: эмоции, разум и человеческий мозг.1994, Нью-Йорк: Оксфордский университет

    Google Scholar

  • 108.

    Шамай-Цури С.Г., Томер Р., Бергер Б.Д., Гольдшер Д., Аарон-Перец Дж .: Нарушение «аффективной теории разума» связано с правым вентромедиальным префронтальным повреждением. Cogn Behav Neurol. 2005, 18 (1): 55-67.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 109.

    Буш Г., Луу П., Познер М.И.: Когнитивные и эмоциональные влияния в передней поясной коре головного мозга.Trends Cogn Sci. 2000, 4 (6): 215-222.

    PubMed Google Scholar

  • 110.

    Ochsner KN, Bunge SA, Gross JJ, Gabrieli JD: Переосмысление чувств: исследование FMRI когнитивной регуляции эмоций. J Cogn Neurosci. 2002, 14: 1215-1229.

    PubMed Google Scholar

  • 111.

    Левеск Дж., Юджин Ф., Джоанетт Й., Пакетт В., Менсур Б., Бодуан Дж., Леру Дж. М., Бургуэн П., Борегар М.: Нейронные схемы, лежащие в основе добровольного подавления печали.Биол Психиатрия. 2003, 53 (6): 502-510.

    PubMed Google Scholar

  • 112.

    Ламм К., Бэтсон С.Д., Десети Дж .: Нейронный субстрат человеческого сочувствия: эффекты перспективного восприятия и когнитивной оценки. J Cogn Neurosci. 2007, 19 (1): 42-58.

    PubMed Google Scholar

  • 113.

    Десети Дж., Джексон П.Л .: Функциональная архитектура человеческого сочувствия. Behav Cogn Neurosci Rev.2004, 3 (2): 71-100.

    PubMed Google Scholar

  • 114.

    Галлезе В., Гольдман А.И.: Зеркальные нейроны и имитационная теория чтения мыслей. Тенденции в когнитивных науках. 1998, 2: 493-501.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 115.

    Гольдман А.И.: Этика и когнитивная наука. Этика. 1993, 103: 337-360.

    Google Scholar

  • 116.

    Топор А.Ф.: Цели и методы психофизиологии. Психофизиология. 1964, 62: 8-25.

    Google Scholar

  • 117.

    Ниденталь П.М., Барсалу Л.В., Винкельман П., Краут-Грубер С., Рик Ф .: Воплощение в отношениях, социальном восприятии и эмоциях. Pers Soc Psychol Rev.2005, 9 (3): 184-211.

    PubMed Google Scholar

  • 118.

    Льюис М: Социальное познание и личность.Раннее социальное познание. Под редакцией: Рошат П. 1999, Нью-Йорк: Эрлбаум, 81-98.

    Google Scholar

  • 119.

    Фрит У., Фрит CD: Развитие и нейрофизиология ментализации. Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 2003, 358 (1431): 459-473.

    PubMed Central PubMed Google Scholar

  • 120.

    Крейг ЭД: Физиологическое возбуждение как функция воображаемого, косвенного и прямого стресса.J Abnorm Psychol. 1968, 73 (6): 513-520.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 121.

    Заяц РД: Без совести: тревожный мир психопатов среди нас. 1993, Нью-Йорк: Саймон и Шустер

    Google Scholar

  • 122.

    Блэр Р.Дж .: Подход к морали, основанный на когнитивном развитии: исследование психопата. Познание. 1995, 57: 1-29.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 123.

    Dadds MR, Perry Y, Hawes DJ, Merz S, Riddell AC, Haines DJ, Solak E, Abeygunawardane AI: внимание к глазам и дефицит распознавания страха при детской психопатии. Br J Psychiatry. 2006, 189: 280-281.

    PubMed Google Scholar

  • 124.

    Мили Л: Социобиология социопатии: интегрированная эволюционная модель. Поведенческие науки и науки о мозге. 1995, 18 (3): 523-599.

    Google Scholar

  • 125.

    Блэр Р.Дж., Чиполотти Л: нарушение социальной реакции вспять. Случай «приобретенной социопатии». Головной мозг. 2000, 123 (Pt 6): 1122-1141.

    PubMed Google Scholar

  • 126.

    Сегин Дж. Р., Пил Р. О., Харден П. В., Тремблей Р. Э., Булерис Б. Когнитивные и нейропсихологические характеристики физически агрессивных мальчиков. J Abnorm Psychol. 1995, 104 (4): 614-624.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 127.

    Morgan AB, Lilienfeld SO: метааналитический обзор связи между антиобщественным поведением и нейропсихологическими показателями управляющей функции. Clin Psychol Rev.2000, 20 (1): 113-136.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 128.

    Додж К.А., Лохман Дж. Э., Харниш Дж. Д., Бейтс Дж. Э., Петтит Г. С. Реактивная и проактивная агрессия у школьников и подростков, страдающих психическими расстройствами. J Abnorm Psychol. 1997, 106 (1): 37-51.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 129.

    Рейн А., Мелой Дж. Р., Бирле С., Стоддард Дж., Лакасс Л., Бухсбаум М. С.: снижение префронтального и подкоркового функционирования мозга, оцененное с помощью позитронно-эмиссионной томографии у хищных и аффективных убийц. Behav Sci Law. 1998, 16 (3): 319-332.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 130.

    Herpertz SC, Dietrich TM, Wenning B, Krings T, Erberich SG, Willmes K, Thron A, Sass H: Доказательства аномального функционирования миндалины при пограничном расстройстве личности: функциональное МРТ исследование.Биол Психиатрия. 2001, 50 (4): 292-298.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 131.

    Донеган Н.Х., Санислоу, Калифорния, Блумберг HP, Фулбрайт Р.К., Лакади С., Скудларски П., Гор JC, Олсон И.Р., МакГлашан Т.Х., Векслер Б.Э. Гиперреактивность миндалины при пограничном расстройстве личности: последствия для эмоциональной дисрегуляции. Биол Психиатрия. 2003, 54 (11): 1284-1293.

    PubMed Google Scholar

  • 132.

    Минзенберг MJ, Fan J, New AS, Tang CY, Siever LJ: Фронто-лимбическая дисфункция в ответ на лицевые эмоции при пограничном расстройстве личности: исследование фМРТ, связанное с событием. Psychiatry Res. 2007, 155 (3): 231-243.

    PubMed Central PubMed Google Scholar

  • 133.

    Кернберг О: Пограничная организация личности. J Am Psychoanal Assoc. 1967, 15 (3): 641-685.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 134.

    Goyer PF, Andreason PJ, Semple WE, Clayton AH, King AC, Compton-Toth BA, Schulz SC, Cohen RM: Позитронно-эмиссионная томография и расстройства личности. Нейропсихофармакология. 1994, 10 (1): 21-28.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 135.

    Wiehe VR: Сочувствие и нарциссизм в выборке лиц, виновных в жестоком обращении с детьми, и в выборке для сравнения приемных родителей. Жестокое обращение с детьми Negl. 2003, 27 (5): 541-555.

    PubMed Google Scholar

  • 136.

    Baron-Cohen S, Leslie AM, Frith U: Есть ли у аутичного ребенка «теория разума» ?. Познание. 1985, 21 (1): 37-46.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 137.

    Хобсон РП: Колыбель мысли. 2002, Лондон: Macmillan

    Google Scholar

  • 138.

    Роджерс SJ: Исследование дефицита имитации при аутизме. Подражание в младенчестве. Отредактировал: Надель JBG.1999, Кембридж: издательство Кембриджского университета, 254-283.

    Google Scholar

  • 139.

    Доусон Дж .: Психобиологический взгляд на раннее социально-эмоциональное развитие детей с аутизмом. Рочестерский симпозиум по психологии развития. Отредактировано: Toth SCD. 1991, Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Эрлбаум, 207-234.

    Google Scholar

  • 140.

    Доусон Г., Мельцов А.Н., Остерлинг Дж., Ринальди Дж., Браун Э .: Дети с аутизмом не могут ориентироваться на естественные социальные стимулы.J Autism Dev Disord. 1998, 28 (6): 479-485.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 141.

    Блэр RJR: Разве Каин не смог представить мысли Авеля до того, как он его убил? Связь теории разума и агрессии. Индивидуальные различия в теории разума. Под редакцией: Repacholi BSV. 2003, Hove: Psychology Press, 143-169.

    Google Scholar

  • 142.

    Corona R, Dissanayake C, Arbelle S, Wellington P, Sigman M: Аффект вызывает отвращение у маленьких детей с аутизмом? Поведенческие и сердечные реакции на стресс экспериментатора.Child Dev. 1998, 69 (6): 1494-1502.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 143.

    Blair RJR: Психофизиологическая реакция на чужие страдания у детей с аутизмом. Личность и индивидуальные различия. 1999, 26: 477-485.

    Google Scholar

  • 144.

    Блэр Р.Дж .: Краткий отчет: нравственность аутичного ребенка. J Autism Dev Disord. 1996, 26 (5): 571-579.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 145.

    Чарман Т., Светтенхэм Дж., Барон-Коэн С., Кокс А., Бэрд Дж., Дрю А. Младенцы с аутизмом: исследование сочувствия, притворной игры, совместного внимания и имитации. Dev Psychol. 1997, 33 (5): 781-789.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 146.

    Хобсон Р.П., Ли А. Подражание и идентификация при аутизме. J Детская психическая психиатрия.1999, 40 (4): 649-659.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 147.

    Остерлинг Дж., Доусон Дж .: Раннее распознавание детей с аутизмом: исследование домашних видеозаписей в первый день рождения. J Autism Dev Disord. 1994, 24 (3): 247-257.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 148.

    Доусон Г., Хилл Д., Спенсер А., Гальперт Л., Уотсон Л.: Аффективный обмен между маленькими аутичными детьми и их матерями.J Abnorm Child Psychol. 1990, 18 (3): 335-345.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 149.

    Фадига Л., Фогасси Л., Павеси Г., Риццолатти Г.: Содействие двигательной активности во время наблюдения за действием: исследование магнитной стимуляции. J Neurophysiol. 1995, 73 (6): 2608-2611.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 150.

    Теорет Х, Халлиган Э., Кобаяши М., Фрегни Ф., Тагер-Флусберг Х., Паскуаль-Леоне А: Нарушение моторной поддержки во время наблюдения за действиями у людей с расстройством аутистического спектра.Curr Biol. 2005, 15 (3): Р84-85.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 151.

    Дапретто М., Дэвис М.С., Пфейфер Дж. Х., Скотт А.А., Сигман М., Букхаймер С.Ю., Якобони М.: Понимание эмоций у других: дисфункция зеркальных нейронов у детей с расстройствами аутистического спектра. Nat Neurosci. 2006, 9 (1): 28-30.

    PubMed Central CAS PubMed Google Scholar

  • 152.

    Sifneos PE: Краткосрочная психотерапия и эмоциональный кризис. 1972, Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета

    Google Scholar

  • 153.

    Berthoz S, Hill EL: обоснованность использования самоотчетов для оценки способности регуляции эмоций у взрослых с расстройством аутистического спектра. Eur Psychiatry. 2005, 20 (3): 291-298.

    PubMed Google Scholar

  • 154.

    Фрит У. Лекция Эмануэля Миллера: путаница и разногласия по поводу синдрома Аспергера.J Детская психическая психиатрия. 2004, 45 (4): 672-686.

    PubMed Google Scholar

  • 155.

    Hill E, Berthoz S, Frith U: Краткий отчет: когнитивная обработка собственных эмоций у людей с расстройством аутистического спектра и у их родственников. J Autism Dev Disord. 2004, 34 (2): 229-235.

    PubMed Google Scholar

  • 156.

    Cedro A, Kokoszka A, Popiel A, Narkiewicz-Jodko W: Алекситимия при шизофрении: исследовательское исследование.Psychol Rep. 2001, 89 (1): 95-98.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 157.

    Maggini C, Raballo A: Алекситимия и шизофреническая психопатология. Acta Biomed. 2004, 75 (1): 40-49.

    PubMed Google Scholar

  • 158.

    Maggini C, Raballo A: Эгоцентричность, модель основных симптомов и психопатология при шизофрении. Психопатология. 2004, 37 (2): 69-75.

    PubMed Google Scholar

  • 159.

    Stanghellini G, Ricca V: Алекситимия и шизофрения. Психопатология. 1995, 28 (5): 263-272.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 160.

    Todarello O, Porcelli P, Grilletti F, Bellomo A: Связана ли алекситимия с негативными симптомами шизофрении? Предварительное лонгитюдное исследование. Психопатология. 2005, 38 (6): 310-314.

    PubMed Google Scholar

  • 161.

    van ‘t Wout M, Aleman A, Kessels RP, Laroi F, Kahn RS: Эмоциональная обработка в неклинической подверженной психозу выборке. Schizophr Res. 2004, 68 (2–3): 271-281.

    PubMed Google Scholar

  • 162.

    Гутман Х., Лапорт Л.: Алекситимия, сочувствие и психологические симптомы в семейном контексте. Компр Психиатрия. 2002, 43 (6): 448-455.

    PubMed Google Scholar

  • 163.

    Дэвис М.С., Марш Л.: Самолюбие, самоконтроль и алекситимия: нарциссические черты двух подростков с булимией. Am J Psychother. 1986, 40 (2): 224-232.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 164.

    Хэвиленд М.Г., Сонн Дж. Л., Коверт П.А.: Алекситимия и психопатия: сравнение и применение прототипов Калифорнийского Q-набора.J Pers Assess. 2004, 82 (3): 306-316.

    PubMed Google Scholar

  • 165.

    Моригучи Й., Охниши Т., Лейн Р.Д., Маэда М., Мори Т., Немото К., Мацуда Х., Комаки Г.: Нарушение самосознания и теория разума: исследование ментализации при алекситимии с помощью фМРТ. Нейроизображение. 2006, 32 (3): 1472-1482.

    PubMed Google Scholar

  • 166.

    Бертос С., Армони Дж. Л., Блэр Р. Дж., Долан Р. Дж.: Исследование с помощью фМРТ преднамеренных и непреднамеренных (вызывающих смущение) нарушений социальных норм.Головной мозг. 2002, 125 (Pt 8): 1696-1708.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 167.

    Decety J, Batson CD: Подходы социальной нейробиологии к межличностной чувствительности. Социальная неврология. 2007, 2 (3): 1-7.

    Google Scholar

  • 168.

    Десети Дж .: Человеческое сочувствие. Японский журнал нейропсихологии. 2006, 22: 11-33.

    Google Scholar

  • 169.

    Decety J: модель социальной когнитивной нейробиологии человеческого сочувствия. Социальная неврология: объединение биологических и психологических объяснений социального поведения. Отредактировал: Хармон-Джонс EWP. 2007, Нью-Йорк: Публикации Гилфорда, 246-270.

    Google Scholar

  • 170.

    Decety J, Lamm C: Человеческое сочувствие через призму социальной нейробиологии. Научный мировой журнал. 2006, 6: 1146-1163.

    PubMed Google Scholar

  • Сочувствие: что это такое, почему это важно и как можно улучшить

    Сочувствие — это слово, которое часто используется многими людьми.Общеизвестно, что сочувствие — это хорошо, но не всегда это приоритет в жизни людей.

    Знаете ли вы, что 98% людей обладают способностью сочувствовать другим ? Несколько исключений составляют психопаты, нарциссы и социопаты, которые неспособны понимать чувства и эмоции других людей или относиться к ним.

    Другие группы людей, которым может быть сложно понять эмоции других людей, — это люди с аутистическим спектром.Тем не менее, многие люди считают, что люди с аутизмом по-прежнему способны взаимодействовать с эмоциями других людей, хотя, возможно, и не традиционным способом.

    Хотя подавляющее большинство населения способно к сочувствию, иногда его практика ограничена. Но что такое эмпатия и почему это важно?

    Можно ли развить сочувствие, или мы рождаемся с определенным количеством? Некоторые люди от природы лучше сочувствуют? Неужели проявление сочувствия так же важно, как говорят некоторые?

    Давайте погрузимся.

    Что такое сочувствие?

    Проще говоря, сочувствие — это способность понимать вещи с точки зрения другого человека. Это способность разделять чувства и эмоции других людей и понимать, почему они испытывают эти чувства.

    Многие известные люди говорили о важности понимания и сочувствия.

    Майя Анджелоу однажды сказала: «Я думаю, что у всех нас есть сочувствие. У нас может не хватить смелости проявить это».

    Альберт Эйнштейн сказал: «Мир не может быть сохранен силой; его можно достичь только пониманием.»

    Бывший президент Барак Обама сказал: » Самый большой дефицит, который у нас есть в нашем обществе и в мире прямо сейчас, — это дефицит сочувствия. Мы остро нуждаемся в людях, которые могли бы стоять на чужом месте и смотреть на мир их глазами ».

    На поминальной службе в честь пяти полицейских, погибших в Далласе в 2016 году, бывший президент Джордж У. Буш сказал: «В лучшем случае мы практикуем сочувствие, воображая себя в жизни и обстоятельствах других.Это мост между самыми глубокими разделениями нашей страны ».

    Различные типы эмпатии

    В попытке определить, что такое эмпатия, люди создали разные категории эмпатии. По мнению психологов Дэниела Гоулмана и Пола Экмана , есть три типа эмпатии: когнитивная, эмоциональная и сострадательная.

    • Когнитивная эмпатия Когнитивная эмпатия — это способность понять, что чувствует другой человек, и понять, о чем он может думать.
    • Эмоциональная эмпатия или аффективная эмпатия. Эмоциональная эмпатия — это способность разделять эмоции другого человека. Это будет означать, что когда вы видите кого-то, кому грустно, вам становится грустно.
    • Сострадательное сочувствие или сочувствие. Сострадательное сочувствие — это когда вы превращаете чувства в действия. Это выходит за рамки понимания и отношения к ситуациям других людей и подталкивает человека к чему-то.

    СВЯЗАННЫЕ С : Как стать лучше коммуникатором

    Почему важно сочувствие?

    Сочувствие важно почти во всех аспектах повседневной жизни.Это позволяет нам проявлять сострадание к другим, относиться к друзьям, любимым, коллегам и незнакомцам и оказывает большое благотворное влияние на мир.

    В личной жизни

    Как эмпатия помогает человеку в личной жизни?

    Здоровые отношения требуют воспитания, заботы и понимания. Дружба или романтические отношения, в которых не хватает сочувствия и понимания, скоро рухнут. Когда люди думают только о своих интересах, другие люди в отношениях пострадают.

    Если один из супругов в браке отказывается смотреть на вещи с точки зрения другого, у них, скорее всего, возникнут семейные проблемы. Никакие два человека никогда не будут думать одинаково, и никакие два человека не будут иметь одинаковый опыт. Оба человека в отношениях привносят свои идеи, жизненный опыт и проблемы. Не тратя время на попытки понять чувства и взгляды друг друга, люди, состоящие в отношениях, скорее всего, будут чувствовать себя нелюбимыми и лишенными заботы.

    В трудовой жизни

    В чем эмпатия важна на рабочем месте?

    Для многих рабочее место — это место для совместной работы.Для вещей, требующих групповых усилий, чрезвычайно важно найти время, чтобы пообщаться с коллегами. Даже если люди специально не работают над одним проектом, все равно важно ладить с коллегами по работе. Сочувствие — жизненно важная часть нормальных рабочих отношений. Без него гораздо проще попасть в споры и разногласия.

    Для руководства также очень важно использовать сочувствие. Начальники, которым не хватает сочувствия, могут подвергать своих сотрудников нечестным действиям.Менеджеры, не проявляющие сочувствия, могут подтолкнуть сотрудников к работе сверх того, что является здоровым и разумным, или могут быть чрезмерно суровыми, если сотрудник совершает ошибку.

    Более высокая степень сочувствия на рабочем месте была связана с повышением производительности, увеличением продаж и лучшими лидерскими качествами.

    Для всего мира

    Как сочувствие влияет на мир?

    Сочувствие с глобальной точки зрения бесконечно важно, особенно когда оно ведет к состраданию.Этот тип сочувствия подталкивает людей к погружению и помощи в случае серьезных бедствий. Люди готовы помогать другим, которых они никогда не встречали, потому что они знают, что им тоже понадобится помощь, если все изменится.

    Без сострадательного сочувствия мир был бы гораздо более темным и менее функциональным местом для жизни.

    Люди рождаются с сочувствием или его можно научить?

    Хотя есть некоторые свидетельства того, что способность сопереживать связана с генетической предрасположенностью, верно также и то, что сочувствие — это навык, который можно увеличивать или уменьшать.

    Один из наиболее эффективных способов проявить сочувствие — это обучать их в детстве. Сочувствие — это часть образования, известная как «эмоциональный интеллект». Научить детей думать о том, что чувствуют другие люди, — хороший способ помочь им развить сочувствие.

    Если ребенок причиняет боль другому ребенку или дразнит его, полезно спросить ребенка, что, по его мнению, они заставили чувствовать другого ребенка. Вы можете спросить их, как бы они себя чувствовали, если бы с ними так поступили. Хотели бы они, чтобы их дразнили или обижали? Были бы они грустны или сердиты, если бы кто-то плохо с ними обращался?

    Этот образ мыслей можно использовать и в положительных целях.Например, совместное использование — важная часть образования маленького ребенка. Детей часто учат делиться, потому что им нравится, когда с ними делятся другие. Детей легко научить относиться к другим с добротой, потому что они тоже хотят, чтобы к ним относились по-доброму.

    Как повысить свой уровень сочувствия

    Хотя с детства легче научить человека сопереживанию, взрослые также могут повысить уровень сочувствия. Ниже приведены несколько способов улучшить сочувствие человека.

    Читайте художественную литературу

    Вы не поверите, но чтение художественной литературы действительно может усилить ваше сочувствие. Новые исследования показывают, что когда люди читают художественную литературу, их мозг действительно чувствует, что они попадают в новый мир . Например, исследователи из Университета Буффало изучали участников, прочитавших «Сумерки», и «Гарри Поттер». Они обнаружили, что люди идентифицируют себя как вампиров и волшебников соответственно .

    Причина, по которой это открытие имеет значение, заключается в том, что оно показывает, что люди способны идентифицировать себя с людьми и группами, которые на самом деле находятся вне их самих.Если поместить это в приложение, не связанное с фэнтези, это показывает, что люди могут относиться к людям, которые живут жизнью, совершенно отличной от их собственной. Например, люди из Соединенных Штатов могут прочитать книгу о человеке в Китае и научиться идентифицировать себя с кем-то на другой стороне планеты.

    В статье об этом исследовании The Guardian пишет : «В художественной литературе… мы можем понять действия персонажей с их внутренней точки зрения, углубляясь в их ситуации и умы, а не с внешней точки зрения. что у нас обычно есть.«Другими словами, там, где у нас обычно нет доступа к мыслям другого человека, литература дает нам окно во внутреннее мышление других людей. очень хороший способ развить сочувствие. Когда мы уделяем время тому, чтобы слушать то, что говорят нам другие люди, это простой способ понять, как они думают и чувствуют.

    Слушать лучше всего, когда мы отбрасываем собственные мысли и мнения и внимательно обдумывайте то, что говорит другой человек.Мы также можем лучше слушать, если отложим отвлекающие факторы, такие как сотовые телефоны или планшеты. Когда мы уделяем безраздельное внимание другим, мы заставляем их чувствовать, что о них заботятся, и это дает нам возможность по-настоящему понять их точку зрения.

    Попытка понять людей с разными мнениями и убеждениями

    Для многих гораздо легче идентифицировать себя с людьми, которые входят в нашу «группу».

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.