Эмпатия это в психологии: Эмпатия. Что такое «Эмпатия»? Понятие и определение термина «Эмпатия» – Глоссарий

Содержание

Эмпатия в психологии: что это простыми словами


Как развить эмпатию?

Основательно разобравшись в том, что такое эмпатия, можно заключить, что это очень полезный навык. Её действительно стоит развивать ради того, чтобы улучшить свои отношения с окружающими. Существует несколько универсальных советов, которые помогут развить эмпатию любому человеку, даже если от природы у него эта способность практически отсутствует.


1. Расширяйте круг общения

С годами нам становится сложнее пускать в свою жизнь новых людей, особенно если они сильно отличаются от нас. Нужно бороться с этой консервативностью и чаще взаимодействовать с людьми не из своего круга общения. Вас пугают многочисленные татуировки, пирсинг, необычные прически и странная одежда? Попробуйте пообщаться с таким человеком, и вполне вероятно, что вы избавитесь от части предубеждений, а вместе с тем повысится и ваш уровень эмпатии. Общайтесь с «другими» людьми и учитесь смотреть на мир их глазами. Это очень мощное упражнение, которое научит вас лучше понимать чужие мотивы, цели и эмоции.

2. Учитесь слушать

Умение слушать – один из главных навыков эмпатов, ведь они замечают, как меняется настроение людей, когда им позволяют выговориться. Учитесь слушать и заставляйте себя делать это постоянно. Каждый раз при общении обращайте внимание на то, слушаете ли вы собеседника или просто стремитесь побольше рассказать от себя, не особо вслушиваясь в его реплики. Умение слушать – важная составляющая умения сочувствовать.

Чтобы стать хорошим собеседником, выполняйте пять несложных упражнений:

  1. Сосредотачивайтесь на теме разговора. Во время общения мы часто «витаем в облаках», думая о работе или семейных проблемах. Старайтесь избегать этого, вникая в тему, о которой говорите. Слушайте собеседника и отвечайте вдумчиво.
  2. Не перебивайте. Всегда давайте собеседнику завершить фразу, даже если вам кажется, что вы уже уловили его мысль и готовы отвечать.
  3. Периодически подытоживайте сказанное. Когда собеседник завершает мысль, перефразируйте её кратко и уточните, всё ли вы правильно поняли. Это разовьёт в вас привычку слушать более внимательно, детально анализирую смысл сказанного. Собеседнику же будет приятно, что вы внимательно слушаете и придаёте значение его словам.
  4. Задавайте уточняющие вопросы. Это упражнение, как и предыдущее, научит вас внимательнее слушать собеседника, а ему покажет, что вам интересны его мысли.
  5. Делайте паузы. Не нужно начинать говорить сразу после того, как договорит собеседник. Пауза в одну-две секунды позволит вам лучше сформулировать мысль, а собеседник сможет добавить что-то к сказанному, не перебивая вас. Кроме того, людей, выдерживающих подобные паузы, обычно считают очень адекватными и рассудительными.

Активное слушание – это не только отличное упражнение для развития эмпатии, но и ценный социальный навык. У каждого собеседника после общения с вами будет сохраняться положительное впечатление, ведь все люди очень любят, когда их внимательно выслушивают.


3. Читайте художественные произведения

Даже прекрасно осознавая, что персонажи романа вымышлены, мы всё равно сочувствуем им. При этом большинство художественных произведений пишется так, чтобы акцентировать внимание читателя на переживаниях главных героев. Авторы стремятся максимально передать эмоции персонажа, показать его развитие с учетом пережитого опыта. Благодаря этому эмпатия может пробудиться даже у человека, который в обычной жизни лишён данной способности. Существуют исследования, показывающие, что классическая художественная литература гораздо лучше развивает эмпатию, чем современная беллетристика.


4. Общайтесь в стрессовых ситуациях

Известно, что стрессовые ситуации способствуют быстрому и сильному эмоциональному сближению людей (учитывайте это, планируя следующее свидание). В связи с этим и эмпатия в состоянии стресса проявляется гораздо сильнее. Разумеется, под стрессом подразумевается любая волнующая ситуация, провоцирующая выброс адреналина. Активные игры, спортивные состязания, даже обычные видеоигры, если в них достаточно азарта, делают людей более открытыми в эмоциональном плане. И это отличная возможность для тренировки эмпатии.

Заключение

Дорогие друзья, вот мы с Вами и узнали, что такое эмпатия. Давайте подведем краткий итог. Эмпатия – это способность чувствовать чужие эмоции и разделять их. Настоящие эмпаты не просто различают чужие эмоции, они буквально погружаются в эмоциональное состояние другого человека. Иногда эмоциональная связь может быть излишне сильной и даже мучительной для эмпата. Но в большинстве случаев эмпатия является очень ценным навыком, который помогает устраивать личную жизнь, находить друзей и даже продвигаться по карьерной лестнице. Поэтому эмпатию необходимо развивать. А сделать это помогут несложные упражнения, которые мы сегодня рассмотрели – обязательно запомните их или запишите.

ЭМПАТИЯ КАК УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ КОМПЕТЕНЦИЯ: СУТЬ, ВИДЬI, СПОСОБЬI РАЗВИТИЯ.

 

В современных исследованиях менеджмента много внимания уделяется такой управленческой компетенции как эмпатия. Ведутся споры, нужна ли эмпатия руководителю, если нужна, то насколько интенсивно она должна проявляться, и в каких именно ситуациях.

Авторитетные издания «кричат» о необходимости эмпатии у руководителя, HR-менеджеры пытаются анализировать и разбираться в определениях, а некоторые руководители абсолютно искренне говорят: – «Я не хочу их (сотрудников) понимать, мне это не интересно, пусть просто хорошо выполняют свою работу!»

А некоторые HR даже жалуются на чрезмерную эмпатичность руководителей: их, мол, сотрудники  разжалобят – «накрутят» – а руководители приходят безосновательно требовать блага для своего отдела.

Что такое эмпатия?

Действительно ли она необходима в управлении, или это очередной тренд?

Эмпатию рассматривают как один из аспектов межличностного эмоционального интеллекта. Если обратиться к определению эмпатии, то можем найти следующее:

Эмпатия (от греч. empatheia — сопереживание) — постижение эмоционального состояния, проникновение-вчувствование в переживания другого человека. (Психологический словарь)

Пол Экман в своей книге «Психология эмоций» определяет три вида эмпатии:

  • когнитивную – осознание нами того, что чувствует другой человек;
  • эмоциональную – когда мы ощущаем то же, что чувствует другой человек;
  • сострадающую – когда мы хотим помочь другому человеку справиться с ситуацией и его эмоциями.

Что дает развитая эмпатия руководителю?

В первую очередь – понимание эмоционального состояния другого человека. Люди управляемы эмоциями намного сильнее, чем можно себе представить. Вспомним хотя бы то, насколько в некоторые моменты жизни настроение человека влияет на его рабочую эффективность. Понимая чувства своих сотрудников, руководитель может объективно оценивать их эмоциональное состояние, выбирать правильный тон и время для обсуждения проблемных ситуаций, контролировать и регулировать эмоциональную интенсивность своих коммуникаций.

Руководитель с высоко развитой эмпатией понимает людей и считывает атмосферу в команде. Может «войти в положение», проявив в нужный момент сочувствие. Своевременно решает конфликты, прогнозируя эмоциональную совместимость и реакции разных людей на те или иные события. Чувствует потенциал своих людей, их эмоциональную вовлеченность и готовность к разному уровню задач. Эмпатичные руководители эмоционально чувствительны и потому легки в коммуникации. Именно эмпатия руководителя может быть основой той благоприятной атмосферы в команде или того, что принято называть «харизмой руководителя».

Эмоционально же «глухие» руководители рискуют столкнуться с целым рядом проблем. Например, таких как чрезмерный уровень конфликтности в команде, на который руководитель не посчитает нужным реагировать, в надежде, что все само собой образуется. Или же сам сможет стать источником конфликтов. Всем известна особенность команд «дружить против кого-то». Этим «кем-то» вполне может стать неэмпатичный руководитель, не понимающий нужд людей и команды в целом. Руководитель с низкой эмпатией может держаться обособленно, сохраняя только формальные отношения со своими подчиненными, опасаясь доверять людям, делегировать им сложные рабочие задачи – тем самым загоняя себя в постоянные цейтноты. Он может не интересоваться настроениями, потенциалом своих подчиненных и не воспитывать специалистов, которые могут со временем стать его заменой.

Часто руководители, осознающие недостаток эмпатии в своем эмоциональном интеллекте задаются вопросом, как же можно развить эмпатию? Есть целый ряд рекомендаций для ее развития, мы попробуем дать несколько наиболее действенных методов.

Во-первых, важно понимать, что основой эмпатии является самоосознание  – только   понимая свои эмоции мы можем «узнавать» и отслеживать их у других.

Для развития эмпатии нужно тренировать понимание своих эмоций, уровня их интенсивности, своих реакций в различных, как позитивных, так и негативных, ситуациях.

Во-вторых – наблюдать и пытаться понять эмоциональные переживания и реакции людей в различных ситуациях. Но главное – пытаться эмоционально «сонастраиваться» с другими, пытаться почувствовать то, что чувствуют они. Именно это и является основой настоящей эмпатии – глубинное сострадание другим людям.

Третье: наблюдайте за невербальной коммуникацией людей. Ведь эмоциональные оттенки чаще всего передаются именно невербально. Для развития своей компетентности в понимании невербальных сигналов людей незаменимой будет книга Алана Пиза «Язык Телодвижений» – обязательно ознакомьтесь с ней. Для многих руководителей она уже заслуженно стала настольной.

Четвертое – расширяйте свою «палитру» эмоциональных переживаний. Здесь на помощь прийдут фильмы о чувствах и эмоциях, театр, музыка – все виды искусства, которые показывают эмоции, открывают их глубинный смысл, учат нас лучше понимать свои эмоциональные переживания и, следовательно, эмоциональные переживания окружающих нас людей.

Автор: Ольга Петрова – бизнес-тренер, коуч, сертифицированный аналитик Эмоционального Интеллекта TTI Success Insights (USA)

***

Для того, чтобы быть уверенными в том, насколько ваш уровень эмпатии требует развития, мы рекомендуем пройти персональную диагностику Эмоционального Интеллекта (EQ) по методике TTI Success Insights. В результате 10-минутного заполнения on-line опросника Вы получите комплексную оценку уровня развития эмоционального интеллекта, в том числе, и межличностной эмпатии, получите ряд рекомендаций для развития Вашего Эмоционального Интеллекта.

Обратитесь к нам (067) 148 56 38 – мы ответим на все интересующие Вас вопросы и поможем пройти Вашу персональную диагностику Эмоционального Интеллекта.

Похожее

Чем симпатия отличается от эмпатии? | Отвечает психолог | Вопрос-ответ

  • Раньше было просто. Нравился мне человек — у меня к нему симпатия. Не нравился — соответственно, антипатия. Сегодня молодежь оперирует терминами из психологии, в которых я запуталась. Вот эмпатия, например, — это то, что раньше называли сочувствием? Или это та же симпатия? О. Короткая, Минск.

Отвечает психолог Татьяна ДЕРМЕР:

— Попробуем разобраться. Если без специальных терминов, то симпатия — это расположение, добрые чувства по отношению к другому человеку. Интересно, что в переводе с греческого это слово означает «сочувствие», но сегодня определяется как чувство устойчивой эмоциональной предрасположенности к кому-либо или чему-либо. Симпатия, как правило, возникает на основе общих взглядов, интересов и ценностей, а также вследствие избирательной положительной реакции на внешность, поведение и черты характера другого человека.

Эмпатия в переводе с греческого означает «страсть», «страдание», «чувство». В общепринятом смысле это сопереживание другому человеку, способность ощущать чужие эмоции, пропускать их через себя. Причем это касается как позитивных, так и негативных эмоций. Ученые объясняют эмпатию зеркальным принципом работы мозга, так называемой гипотезой «восприятия и действия». Согласно этой гипотезе, если мы наблюдаем какое-то действие или состояние другого человека, в нашем мозге возбуждаются те же отделы, как если бы мы чувствовали или действовали сами. Скажем, мы заметили, что человек рядом с нами испытывает отвращение к чему-то, и у нас возникло соответствующее чувство, потому что возбуждается островковая доля — область мозга, которая реагирует на отвращение. А если человек ударил по пальцу молотком, у нас активизируются передняя поясная кора и передняя островковая доля, которые связаны с болью.

То есть если у вас навернулись слезы при виде плачущего человека — это эмпатия. Если вам интересен этот плачущий человек и хотелось бы узнать, отчего же он плачет, это симпатия. А вот если вы пытаетесь вытереть плачущему нос и утешить, это уже, вероятнее всего, сочувствие. То есть желание помочь без присоединения к переживаниям человека. Мы можем не чувствовать чужую боль, нам не хочется плакать, но хочется помочь этому человеку (бывает, несмотря на его сопротивление). Эмпатия — это сопереживание, а сочувствие — собственные эмоции, проявляемые по отношению к ситуации другого человека.

«Эмпатия»: лучшие качества поколений

От прошлого к настоящему – от сердца к сердцу

27 Января 2021

Психолог – это не просто профессия, а внутреннее состояние человека. Работая с людьми, такой специалист должен обладать не только набором конкретных знаний или навыков, но и определенными душевными качествами. Декан колледжа психологии Ольга Румянцева уверена, что человека можно и нужно учить сочувствовать, сопереживать. Для этого на базе учебного учреждения был запущен социальный практико-ориентированный проект «Эмпатия», направленный в том числе на укрепление «моста» между старшими и младшими поколениями.

Проект «Эмпатия», запущенный на базе колледжа психологии МКИК, объединит сразу несколько дисциплин, связанных с социальной работой, в единый модуль. Участвуя в реализации проекта, студенты научатся проявлять сочувствие и сопереживание, ощутят свою сопричастность к родовому опыту и корням, а главное – больше узнают о той жизни, которая была до их рождения.

– Ольга Михайловна, в каком формате будет реализован новый проект?

– В основу проекта легло сотрудничество колледжа с Советом ветеранов района «Измайлово» ВАО Москвы. Вместе с председателем Совета Еленой Ивановной Котькаловой мы решили объединить сразу два важных для нас направления: развитие у молодежи лучших человеческих качеств и выстраивание эффективной коммуникации между поколениями. Без наших родителей, бабушек и дедушек, без их прошлого не могло бы быть настоящего. Именно поэтому сегодня так важно не только думать о будущем, но и изучать историю.


Прошлое – это не искусственная картинка, это жизнь. И рассказать о ней могут только сами люди.

В рамках проекта студентам предстоит много общаться с ветеранами, изучать историю их жизни: узнавать, как они росли и работали, участвовали в войне и как восстанавливали страну в послевоенные годы, что помогало им выживать в трудные времена и какой жизненный опыт они получили за годы становления своей личности. Всё это – личные истории конкретных людей, которые гораздо мощнее, чем любые учебники, погружают нас в прошлое. Такая коммуникация позволяет не просто узнать факты, а протянуть «ниточки» между поколениями, что, конечно, сильно откликается в сердце человека.

Одно из первых заданий проекта будет связано с семьями самих студентов. Для нас очень важно, чтобы подрастающее поколение изучило в первую очередь историю своего рода, своих бабушек и дедушек. Порой внуки не запоминают, какую роль в их жизни играли прародители много лет назад. Однако такие вещи необходимо «освежать» в памяти, чтобы лучше понимать в том числе самих себя.


Обращение к своим корням позволяет человеку не только укрепить семейные отношения, ощутить единение с близкими людьми, но и пересмотреть собственные ценностные ориентиры.

Еще один важный момент – сближение с семьей и своими корнями позволяет человеку избежать чувства одиночества. Для подрастающего поколения и молодежи сегодня это имеет большое значение.

Подростковый и юношеский возраст – это тот период, когда человек находится в состоянии некоторой потерянности, дезориентации.

Ситуация усложняется тем, что часто молодежь покидает родные города в поисках своего места в жизни. После школы многие выпускники отправляются в Москву или Санкт-Петербург для получения образования, отстраняясь от своих близких, родителей, бабушек и дедушек. И это порой незаметно для них самих лишает того ощущения опоры, которое дают старшие поколения.


Для человека очень важно ощущение, что за ним стоят родители, бабушки и дедушки. Как дерево не может расти без корней, так и людям сложнее идти по жизни без опоры.

К сожалению, еще более одинокими себя нередко чувствуют пожилые люди. Им не хватает коммуникации, ведь зачастую повзрослевшие внуки и дети уделяют больше внимания собственным семьям, работе и личным проблемам. Между тем очень важно давать нашим бабушкам и дедушкам возможность делиться своей жизненной историей, опытом, знаниями. Это дарит им очень важное ощущение полезности и нужности.

Взаимообмен и взаимоподдержка станут основой проекта «Эмпатия». Студенты помогут ветеранам осваивать новые навыки – например, связанные с пользованием компьютером.

Помимо общения в формате интервью мы планируем провести концерт ко Дню Победы и серию онлайн-встреч с ветеранами. Всё это очень важно для развития чувства эмпатии у подрастающего поколения, передачи мудрости от старших младшим и, конечно, для сохранения семейных, родовых историй.


– Такие истории будут оформлены в какой-то материальный вид?

– Совершенно верно. Мы планируем создавать слайд-шоу и видеосюжеты, восстанавливая картину жизни людей старшего поколения. Это важно не только для нас самих, но и для тех, кто будет жить после нас. Так мы сможем не просто подарить будущим поколениям возможность узнать о том, каким был мир прошлого, но и буквально взглянуть на него через призму видения тех людей, которые в нем родились и выросли, т. е. через конкретные жизненные истории.

В наших планах выпустить книгу, героями которой станут ветераны войны и труда. Они, как никто другой, заслуживают особого внимания потомков. Ведь именно эти люди подарили нам мирное небо над головой, защитив Родину от фашизма, а затем восстановили страну, преодолев все кризисы.

При развитии эмпатии у людей необходимо воспитывать в них правильное мышление. Очень важно, чтобы человек умел поставить себя на место другого, понять всё то, что он пережил.

Во время общения с ветеранами мы будем говорить о том, как сплачивали и закаляли их трудности, что помогало им верить в светлое будущее и не терять человечности. Это не столько про войну, сколько про жизнь.


– Чем проект «Эмпатия» будет полезен студентам колледжа психологии?

– Проект позволит студентам развить важные профессиональные качества, необходимые как психологу, так и социальному работнику. Чувство любви, сопричастности, сопереживания – фундаментальные личностные качества, на которых держатся обе эти профессии.

Психолог может владеть множеством эффективных техник и методов работы с людьми, но он никогда не поможет человеку, если не будет ощущать сопричастность к его проблемам.

В процессе обучения мы стремимся погружать студентов в условия взаимодействия с различными социальными группами, и старшее поколение – одна из них.

Коммуникация – это искусство. И в этом плане психолог просто обязан быть художником.


– Почему лично для Вас важно вносить вклад в реализацию именно такого проекта, как «Эмпатия»?

– Мне этот проект очень близок по духу. Я с огромным уважением отношусь к истории страны, особенно к советскому периоду, в который я росла. Помню, когда мы смотрели фильмы о войне, у нас возникало ощущение «живости» происходящего, мы не чувствовали оторванности от тех событий. Это позволяло нам очень чутко ощутить всё то, что стоит за нами, – то, какой ценой достался мир, в котором мы живем.

Советский период, опыт старшего поколения – это то, что воспитало во мне те качества, которыми я обладаю. Наши бабушки и дедушки – люди, способные очень многому нас научить. И мне хочется, чтобы подрастающее поколение не упустило такую возможность.

Вероятно, из-за тягот судьбы и сложностей военного времени у старшего поколения эмпатия, т.е. умение сочувствовать и сопереживать, развита особенно сильно. Современному миру этих качеств, как мне кажется, не хватает. Люди становятся всё более разобщенными. И ситуацию необходимо исправлять. Миру нужны теплота и человечность.

– Почему, на Ваш взгляд, проект «Эмпатия» особенно актуален именно сегодня?

– Он особенно значим с точки зрения того этапа жизни, на котором мы сегодня оказались. Это этап трансформации мира, его кардинального изменения. Пришло время выбирать путь, но, чтобы не улететь «в никуда», нам нужно найти опору.

Связь со старым опытом и с тем миром, в котором мы росли, дает нам чувство стабильности. Если мы резко всё перечеркнем и поменяем, то велика вероятность, что мы останемся ни с чем.

Для меня сохранение отдельных, очень живых и человечных историй, традиций и связей с корнями – это огонек, который нас греет. Тот мир, та эпоха несли в себе очень человечное начало: доброту, поддержку, единение между людьми. И это то основание, которое может стать очень устойчивой опорой. 

Виктория Ежова,

информационное агентство Global Women Media

Поделиться страницей:

Читать все статьи рубрики

Новости психологии — Что такое эмпатия и как ее можно развить / НВ

Нашей естественной потребностью является сопереживание, социальное взаимодействие и взаимопомощь

21 ноября в Киеве Наталья Кадя выступит с лекцией «Суперлюди» в рамках цикла НВ «Диалоги о будущем. Перезагрузка». Как попасть на лекцию здесь

Сегодня — о том, почему нам не помогают, а вредят слова, которые должны поддерживать: «Все будет ОК», «Не расстраивайся», «Все наладится».

Фразы вроде этих, которые в период переживаний и сложностей слышим от близких, родных и коллег, вместо чувства облегчения и поддержки вызывают еще большее раздражение и огорчение.

Это потому, что в это время мы больше нуждаемся в осознании, что другой понимает наши переживания, ему не безразлично, он готов помочь.

Мы нуждаемся в эмпатии — важном навыке современности.

По определению Wikipedia, эмпатия (англ. Empathy от греч. Patho — сопереживание) — это понимание отношений, чувств, психических состояний другого человека в форме сопереживания. Значение эмпатии: кто внимательно слушает, тот может понять, что думает и чувствует другой. Это соединяет людей.

Это соединяет людей

Решающим в исследовании эмпатии и определении важности развития эмпатии как навыка стали новейшие научные открытия, согласно которым человеческое существо имеет социальную природу. Мы не просто homo sapiens, мы — homo empathicus. Нашей естественной потребностью является сопереживание, социальное взаимодействие и взаимопомощь.

В 2000-х нейробиологи обнаружили взаимодействие конкретных мозговых схем, которые отвечают за способность человека эмпатировать. Если части мозга, которые определяют эту способность, повредить или временно заблокировать, мы теряем способность понимать, что чувствуют другие люди, и не можем сопереживать.

Франс де Вааль, профессор поведения приматов кафедры психологии Университета Эмори в городе Атланта, США, директор центра Living Links Center в Национальном центре исследования приматов Йеркеса (Yerkes National Primate Research Center), в своих исследованиях пришел к выводу, что Человек — это социальное животное, естественно развившееся и эволюционировавшее для заботы и ухода друг за другом.

Психологи обнаружили, что близкие (семейные) отношения в первые два года жизни готовят (направляют) нас к эмпатии.

Эмпатия заложена от рождения, и способность эмпатировать формируется главным образом в раннем детстве, однако развивать этот навык мы можем на протяжении всей жизни.

Эмпатию можно тренировать.

Проявить эмпатию — это буквально пережить чувства другого человека. Это способность человека понимать чувства другого не просто для понимания, а с тем, чтобы действовать в соответствии с этим осознанием.

Это определение и является тем, что отличает эмпатию от доброты или жалости.

Эмпатия — это не о том, чтобы отнестись к другому так, как мы бы хотели, чтобы он отнесся к нам, потому что мы не знаем, как бы кто-то другой хотел, чтобы мы к нему отнеслись. Эмпатия — это попытаться понять и выявить, что нужно именно тому человеку, невзирая на наши собственные вкусы, предпочтения, ожидания.

Исследования в области социологии и психологии обнаруживают, что посредством осознанной тренировки эмпатии мы можем развить этот навык до уровня «привычного поведения».

Важные положения для развития эмпатии:

1. Эмпатия не требует особых условий или отношения к человеку (симпатии и т. д.). Эмпатия — о том, кто в ней нуждается в конкретный момент, без привязки к вашему личному отношению к этому человеку.

2. Для практики эмпатии важно учиться не отождествлять себя с человеком, который нуждается в помощи, и осознавать, что это переживание другого человека. Стоит быть рядом, а не растворяться в другом человеке. Вы — это вы, он — это он.

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

Больше блогов здесь

Depositphotos

как ее развивать / Хабр

В двух предыдущих статьях я рассказала, в чём сходство целей и инструментов работы тимлида и психолога и зачем тимлиду пользоваться этими инструментами. Сегодня расскажу подробнее об эмпатии и как её можно у себя развить.

Несколько фактов об эмпатии

Эмпатия бывает эмоциональная, когда вы внутренне проживаете, чувствуете то, что чувствует другой, и когнитивная, когда вы вспоминаете себя в похожей ситуации, свои эмоции и чувства, и можете предположить, что сейчас чувствует этот человек.

Эмпатия не делает вас добрым, всё понимающим и принимающим. Скорее, она делает вас взрослым, снимает с вас розовые очки. Вы понимаете чувства других людей и то, как вам с этими чувствами, что вы сами чувствуете на эту тему. 

И, наконец, эмпатия качает эмоциональный интеллект. Читать книги по эмоциональному интеллекту – это прекрасно, но ещё лучше – тренироваться.

В отношении к эмпатии есть 3 позиции. 

1. «Эмпатия – это важный механизм, я им пользуюсь/пытаюсь его применять.»

Близка именно мне данная позиция.

2. «Какая эмпатия, я что им, мама? Я что, буду спрашивать, как у них дела? Я им ставлю задачу, и они должны выполнять. А что у них там происходит, меня вообще не касается». 

С данной позицией нам присуще поставить задачу и уйти. Люди воспринимаются, как ресурсы. Мне более близка позиция, когда вы видите в людях людей и умеете с ними взаимодействовать и выделять, что для них важно, что их мотивирует. Где нужно чуть смягчить «пыл», а где наоборот «зажечь». Тогда работу получается построить более качественно и эффективно. 

3.«Вообще-то есть люди без эмпатии. Может, я такой. Может, у меня нет эмпатии». 

Безусловно, есть люди с очень низкой эмпатией. Но это люди с определённым типом расстройств, которые в обыденной жизни нечасто встречаются. Поэтому если вы придерживаетесь позиции, что у вас нет эмпатии, возможно, она у вас развита слабо, недостаточно. 

Или, возможно, вы не хотите её включать, испытываете сложности. Не хотите с этим обращаться, потому что тогда вы будете чувствовать то, что чувствует другой человек, задумываться о нем. И надо будет его спрашивать о чём-то, взаимодействовать… А это так «скучно, сложно.. лучше поставить задачу и уйти». 

Активное слушание как инструмент прокачки эмпатии

Активное, или эмпатическое, слушание помогает строить диалог и быть с человеком в контексте того, что с ним происходит. Для этого очень важно задавать собеседнику вопросы. 

Одна из проблем обратной связи: мы часто даём обратную связь, но не даём человеку сказать нам что-то в ответ. Мы не спрашиваем, что с ним происходит, как происходит, почему эта задача была сделана так, почему были допущены такие ошибки. Ошибка обратной связи не даёт совершаться тому самому активному слушанию. При активном слушании вы задаёте вопросы, участвуете с человеком в диалоге, пытаетесь понять, чем он руководствовался в той или иной ситуации. 

Очень важный элемент активного слушания – это открытое положение к человеку. Стоит убрать всё лишнее и присутствовать с человеком в диалоге, который сейчас происходит.

Обычная история – на one to one с сотрудником прийти с ноутбуком, с телефоном, с кружкой кофе или с энергетиком, всё обставить вокруг себя на столе и при этом ещё что-то печатать, не глядя на него. «Ну, что ты там накосячил? В чём была проблема-то?» И в этом, конечно, нет активного слушания, потому что мы абсолютно дистанцируемся. Мы огородились всем, чем могли, и даже не поворачиваемся к человеку, который сидит где-то там.

Когда я это говорю, постоянно слышу в ответ: «Ну и что такого? Ну, я отвлёкся, но мне же написали! Я ж тимлид, мне нужно быть в процессе». Да нет, ребята. На one to one, когда вы берёте обратную связь у сотрудника, что и как идёт по проекту, и при этом вы отсутствуете, потому что отвечаете на почту техдиру, вы выпадаете из этих отношений и действительно можете упускать что-то важное.  

Следующий момент – это слушать, чтобы слышать то, что говорит человек, не искажать своими домыслами и своим предыдущим опытом взаимодействия с ним. Не вспоминать ему всё от Рождества Христова. Вот он сегодня ошибся, а ещё когда он только пришёл, ошибся, а ещё вот на прошлой работе, я знаю, он допускал такую же ошибку. И сейчас я с ним взаимодействую и знаю, что он опять допустит эту ошибку, потому что он ленивый, тунеядец, и т.д. 

Нет! Когда мы находимся в активном слушании, мы присутствуем, как говорят психологи, здесь и сейчас. Мы воспринимаем, что говорит нам человек, пытаемся услышать его нынешнюю мотивацию, нынешнюю историю. 

Тут мне могут возразить, сказать: «Ну а если он правда ленивый? Я знаю, что он ленивый, он в прошлый раз совершил такую же ошибку, и это связано с тем, что он вот такой». Ок! Он может быть ленивым. А вы можете посмотреть на это глубже и задать ему вопросы: а почему он ленится делать эту задачу? Что с ним здесь происходит? Возможно, задача ему неинтересна. Или он не знает, как её решать. Возможно, для решения ему нужно взаимодействие с сотрудником команды, с которым у него скрытый или открытый конфликт. Возможно, у него выгорание, которое вы не усмотрели; когда человек находится на стадии выгорания, он действительно может откладывать задачи, самоустраняться от них, потому что он устал и больше не может. Чтобы это выяснить, ему нужно задать вопросы, отбросив ваш прошлый негативный опыт, и побыть с ним здесь и сейчас. Одним словом, нужно учиться слушать и воспринимать, что говорит человек.

Как еще развивать эмпатию

Вот несколько упражнений, который помогут.

1. В некоторых компаниях практикуют такое: вы идёте в отдел, в котором, как вам кажется, ничего не делают. Их работа банальная, распечатал бумажечку, положил, и всё. Приглашаете коллегу из этого отдела рассказать, чем он занимается, и слушаете – с тем, чтобы разобраться в его работе, наладить, возможно, отношения, выстроить некий мостик. Это и про корпоративную культуру, а вам как руководителю это очень важно. Ещё один хороший способ – внимательно послушать людей, которые вам совсем не интересны. Можно доклад какой-то послушать и подумать, что спикер имел в виду. 

2.Больше общаться с людьми, которые не входят в ваш первый круг знакомств. Если вы будете просто слушать и ничего не отвечать, что-то пойдёт не так. Задать вопросы, уточнить у человека, что он имел в виду, для чего он это сказал. Больше пытаться общаться.

У меня на консультации был клиент, который решил менять работу и столкнулся с тем, что на собеседовании не знал, как отвечать на вопросы и как себя позиционировать. Оказалось, что он много лет проработал в команде с одними и теми же людьми, и с ними он научился общаться. А как с другими людьми, которые взаимодействуют другим языком, он не представлял и выпадал из коммуникации. 

3.Наблюдать за людьми. Как они выглядят, как смотрят, как выглядит их лицо в момент разговора. Когда вы едете в метро или идёте по улице, смотрите на людей, что с ним сейчас происходит. Неважно, истинно они чувствуют то, что вы о них подумали, или нет; важно начать нарабатывать навык оценки: я смотрю на другого человека и пытаюсь понять, что он чувствует, что с ним сейчас происходит. Оценка невербалики помогает развивать когнитивную эмпатию

А ещё можно смотреть фильм без звука и разбираться, о чём диалог героев в контексте чувств. Так мы наш мозг приучаем считывать информацию с человека и понимать её. 

4.Научиться распознавать собственные чувства. Задавать себе вопрос: что я сейчас чувствую? 

Мои клиенты ненавидят это задание, но оно очень эффективно: когда есть проблема с чувствами, поставить себе напоминалку 3-4 раза в день с вопросом, который будет выпрыгивать к вам на экран: «Что ты сейчас чувствуешь?» И 3-4 раза в день отвечать себе на этот вопрос. Отвечать не «психолог меня бесит с этим заданием», а действительно подумать, побыть в этом: почему меня психолог бесит, почему именно это задание вызывает у меня такие негативные эмоции? 

В вопросе «как я себя чувствую» можно прибегать к метафорам: как герой фильма или мультика, как ветер, дождь и т.д. И задать вопрос себе: как ветер – это как?

5.Конечно, один из способов развить эмпатию – это пройти обучение основам психологии или что-то почитать по  теме.

На этом всё. Буду рада вашей обратной связи. Поделитесь, что ещё вам интересно в контексте эмпатии, её развития и применения

Берегите себя!

Что такое эмпатия в психологии и как ее развить?

Часто мы не задумываемся над психологической составляющей своего поведения и эмоций. Некоторые из них видятся нам абсолютно нормальными. Так, способность сопереживать другим людям в сложной ситуации может показаться окружающим естественной, но этому факту есть научное объяснение, и, зная, что такое эмпатия, можно глубже понять человека, его эмоции и чувства.

Эмпатия — что это?

В настоящее время все чаще можно услышать данное слово, но мало кто знает что такое эмпатия. Данный термин не означает конкретного поступка при постижении переживаний – это комплексный набор жестов, слов, чувств, эмоций, говорящих об этом действии. Эмпатия это способность человека осознавать происходящие с человеком события и, при необходимости, сопереживать им. Причем подобные действия происходят абсолютно осознанно.

Что такое эмпатия в психологии?

При использовании рассматриваемого термина есть некоторые нюансы. Так, эмпатия в психологии это естественное проявление своих эмоций при сопереживании. Для каждого человека свойственен свой уровень подобного восприятия – от полного растворения в проблеме человека до скупого проявления эмоций. Часто эмпатия в психологии проявляется как отражение чувств и ощущений партнера, и, как правило, возникает из-за восприятия внешних признаков проявления эмоций – жестов, разговора, поступков.

Что такое эмпатия в педагогике?

Стоит отметить, что эмпатия в педагогике имеет немаловажное значение. Учителя или воспитатели в какой-то степени являются психологами. Между педагогом и учащимися важно установить такой тип психологического взаимодействия, который будет подходить обеим сторонам. В данном случае эмпатия это способность учителя понять, а в некоторых случаях и предсказать, психическое состояние и эмоциональный настрой ребенка.

Это важно в той ситуации, когда педагог видит талант и способности ученика и дает ему более сложные задачи, помогает ему почувствовать себя более уверенным при ответе у доски — задает наводящие вопросы, в соответствующий момент может похвалить или поругать школьника. Естественно, нельзя переходить установленные грани между учителем и учеником – более серьезными вопросами воспитания должны заниматься родители, а чрезмерная эмоциональность или сопереживание могут навредить учебному процессу.

Эмпатия — это хорошо или плохо?

Подобное чувство свойственно практически всем живым существам, и человек здесь не исключение. Особенность заключается в том, что каждый испытывает разный уровень рассматриваемого ощущения. Кто-то может остро реагировать на любое проявление чувств другого человека и сопереживать ему – это будет высокий уровень эмпатии, а для кого-то не мало будет доброго слова или поступка без бурных эмоций и криков.

Первый вариант иногда может негативно влиять на психическое состояние столь эмоционального собеседника. Иногда ему трудно абстрагироваться от переживаний другого человека – это может перейти в фобию или психическое расстройство, но при отсутствии зацикливания на своем чувстве народ начинает лучше разбираться в людях. Отсутствие эмпатии может сказаться на взаимоотношении индивида с обществом. Его назовут холодным или черствым, а иногда и упрекнут в невозможности переживания вместе с другими.

Независимо от различных ситуаций и обстоятельств важна золотая середина. В современном мире с его суетой, нередкой подменой моральных ценностей и бешеным ритмом жизни крайне значимо оставаться личностью. Умение сопереживать и не быть равнодушным в некоторых случаях будет уместно, а его крайние степени проявления могут негативно сказаться на самом человеке.

Эмпатия и симпатия — разница

Понятия эмпатия и симпатия, казалось бы, одинаковые, но смысл, заложенный в них, все-таки имеет различия. Для эмпатии характерно слияние с эмоциями другого человека, примерка их на себя, но никак не участие в них, а для симпатии – проявление внимания к индивиду, его проблеме или эмоциям, возможно, некоторое участие, а самое главное — перенос подобных чувств на свою шкуру.

Чем отличается эмпатия от рефлексии?

Термины эмпатия и рефлексия различаются с психологической точки зрения. Для второго понятия свойственно переживание и размышление о собственных чувствах и эмоциях, изучение внутренней психологии личности. В некоторых случаях это будет переоценка ценностей, мышления, механизма принятия решений. В отличие от эмпатии – восприятия эмоций других людей, это понятие относится к переживаниям самого человека, а не другого лица.

Виды эмпатии

Зная, что такое эмпатия, можно разобраться в некоторых ее особенностях. Так, есть мнение выделения отдельных составляющих рассматриваемого слова – сочувствия и сопереживания. В первом случае — это разновидность проявления своей эмоциональной реакции в ответ на переживания человека. Сопереживание — психологическая возможность перенять на себя те же эмоции и ощущения, которые испытывает другой индивид.

Как правило, проявление эмпатии можно разделить на три группы:

  • когнитивная – к которой относятся интеллектуальные процессы – аналогия или сравнение;
  • эмоциональная – которая заключается в подражании некоторых реакций человека;
  • предикативная – особенность которой в возможности предсказывания различных реакций на происходящее.

Уровень эмпатии

В развитии данного чувства выделяют три основных уровня:

  1. Первый или низкий уровень эмпатии характеризуется сосредоточением индивида на себе и своих заботах, отсутствием интереса к жизни друзей или коллег. Для таких людей бывает сложно поддержать разговор или принять участие в общественной деятельности.
  2. Второй уровень – это способность сопереживать другим людям в некоторые моменты, а иногда быть равнодушными к чужим заботам или бедам. К такой группе относится публика, редко проявляющие свои эмоции. Чаще она остается рассудительной и спокойной.
  3. Третий же уровень нередко характерен для эмоциональных и восприимчивых людей, их мало, но они способны отлично понимать и чувствовать других. Это самые лучшие друзья, душевные, способные в любой ситуации вникнуть в суть вопроса и найти подходящие слова и решения, но иногда они основываются только на чувствах.

Как развить эмпатию?

Есть некоторые моменты, которые могут развить чувство эмпатии, или хотя бы быть полезными для более глубокого понимания данного вопроса. Среди некоторых советов выделяют те, что говорят об изучении личности – ее поведения, эмоций, реакций на различные факторы или раздражители. Что же такое эмпатия и как ее развить:

  1. Слушайте своего собеседника — данный метод способствует пробуждению эмоций и лучшему пониманию своего партнера.
  2. Обращайте внимание на окружающих людей в различных ситуациях и постарайтесь понять, о чем они думают, представителями каких профессий являются, к какому территориальному положению относятся.
  3. Заводите разговоры с незнакомыми вам людьми: в маршрутке с попутчиком, во время поездки на поезде или в метро. Любопытство – одно из орудий развития эмпатии.
  4. Поставьте себя на место другого человека, чтобы рассмотреть какие-либо вопросы с другой стороны. В качестве субъекта для перенятия можно обратиться к психологическим фильмам, герои которых находятся в безвыходном положении. Попробуйте понять, как поступить в той или иной ситуации.
  5. Развивайте навыки по определению собственных эмоций и чувств, займитесь выработкой эмоциональной памяти.

Упражнения на развитие эмпатии

Есть два простых и эффективных упражнения, выделяющихся из множества, способных развить эмпатию в короткие сроки:

  1. «Телефон». Суть данного метода заключается в том, что вы при помощи мимики и жестов изображаете какой-то предмет или тему разговора, а окружающие должны отгадать, о чем идет речь.
  2. «Зеркало и мартышка» Одна из излюбленных детских игр, но также она способствует раскрытию эмоционального состояния взрослого человека и попаданию в комфортную зону. Для данного упражнения обзаведитесь компаньоном, встаньте напротив партнера и с помощью жестикуляции показывайте различные чувства, затем поменяйтесь с товарищем местами и повторите такие же действия. Это поспособствует тому, что вы научитесь понимать эмоциональное состояние и чувства окружающих людей.

Как управлять эмпатией?

Часто человеку, увидевшему в себе некоторые свойства эмпата, сложно с ними справиться. Излишние переживания за посторонних и сильная эмпатия не всегда приносят пользу. В таких случаях важно проявить способность управления данным состоянием – отпустить ситуацию, расслабиться и отвлечься на другое дело. Больше времени проводить с близкими людьми или за хобби. Возможно, стоит подумать о своих переживаниях и проблемах, не связанных с другими индивидами. Нельзя при этом забывать и о своем здоровье.

Как избавиться от эмпатии?

Часто причиной беспокойства человека является гипертрофированная эмпатия. Данная проблема может вызвать трудности в общении с людьми. Избавиться от нее можно путем управления рассматриваемым чувством и своими эмоциями, переключением на собственные заботы и увлечения. Важно получать удовольствие от общения с человеком, находить в нем положительные моменты. Эмпатия это способность сопереживать человеку, чувствовать его, поэтому стоит подумать над тем, что полное избавление от подобного ощущения может привести к отторжению от социума и поспособствовать замыканию в себе.

 

Нейробиология сочувствия — Ассоциация психологических наук — APS

Наблюдая за тем, как друг режет бумагу или смотрит на фотографию ребенка-беженца, наблюдение за чужими страданиями может вызвать глубокое чувство горя и печали — почти как если бы это происходит с нами. В прошлом это можно было объяснить просто как сочувствие, способность испытывать чувства других, но за последние 20 лет нейробиологи смогли точно определить некоторые из конкретных областей мозга, ответственных за это чувство взаимосвязанности.Пять ученых обсудили нейробиологию, лежащую в основе того, как мы обрабатываем чувства других, во время симпозиума по интегративной науке под председательством сотрудника APS Петра Винкельмана (Калифорнийский университет, Сан-Диего) на Международной конвенции психологических наук 2017 года в Вене.

Отражение разума

Культурный акцент на внутренние и чужие группы может создать «разрыв в эмпатии» между людьми разных рас и национальностей, говорит Инь-и Хун .

«Когда мы становимся свидетелями того, что происходит с другими, мы не просто активируем зрительную кору, как мы думали несколько десятилетий назад», — сказал Кристиан Кейзерс из Нидерландского института нейробиологии в Амстердаме.«Мы также активируем наши собственные действия, как если бы действовали аналогичным образом. Мы активируем наши собственные эмоции и ощущения, как если бы чувствовали то же самое ».

Работая в Social Brain Lab, Кейзерс вместе с Валерией Газзола обнаружил, что наблюдение за действиями, болью или аффектами другого человека может запускать части тех же нейронных сетей, ответственные за выполнение этих действий и переживание этих чувств на собственном опыте. Однако презентация Кейзера была сосредоточена на изучении того, как эта система влияет на нашу психологию.Помогает ли эта зеркальная система понять, что происходит в других? Помогает ли это нам читать их мысли? Можем ли мы «поймать» эмоции других?

Чтобы выяснить, помогает ли система моторных зеркал нам понять внутренние состояния, стоящие за действиями других, Кейзерс в одном исследовании попросил участников посмотреть видео, на котором человек хватается за игрушечные шары, спрятанные в большом контейнере. В одном из условий участники определили, колебался ли человек на видео перед выбором мяча (задача теории разума).Используя транскраниальную магнитную стимуляцию (ТМС) в сочетании с фМРТ, Кейзерс показал, что вмешательство в зеркальную систему снижает способность людей определять уровень уверенности других, что свидетельствует о том, что эта система действительно способствует восприятию внутреннего состояния других. Выполнение фМРТ и ТМС на других участках мозга, таких как височно-теменное соединение (ВПС), также предполагает, что эта двигательная симуляция в зеркальной системе затем направляется в более когнитивные области в ВПС.

«Очень быстро мы получили объединяющее представление о том, что, когда вы наблюдаете состояния других, вы копируете эти состояния в себе, как если бы вы были на их месте, поэтому мы называем эти действия« заместительными состояниями », — сказал Кейзерс.

Исследования показали, что эта способность так ярко мыслить переживания других может привести нас к просоциальным шагам, чтобы уменьшить их боль, но Кейзерс также хотел исследовать глубину этого эмоционального заражения — как и в какой степени мы переживаем страдания других людей. .Для этого в лаборатории Кейзера были изучены две очень разные группы населения: человеческие психопаты и крысы.

В то время как наблюдение за болью других коррелирует с активностью островка, который, как считается, способствует самосознанию, интегрируя сенсорную информацию, и передней поясной коры головного мозга (АКК), которая связана с принятием решений и контролем импульсов, исследователи обнаружили, что психопаты, которые пассивно наблюдали, как агрессор выкручивает кому-то руку, демонстрируют значительно меньшую мозговую активность, чем их нейротипичные сверстники.Однако, когда психопатов попросили попытаться посочувствовать человеку на видео, их мозговая активность повысилась до исходного уровня.

Это говорит о том, что нынешняя модель эмпатии как одномерной шкалы с эмпатическими людьми на одном конце и психопатами на другом, может быть чрезмерно упрощенной, сказал Кейзерс.

«Психопаты, вероятно, одинаково высоки в способности , просто они не вербуют ее спонтанно, поэтому их склонность видоизменяется», — пояснил он.

Эти результаты могут привести к более эффективным вмешательствам для психопатических людей, а также к будущим исследованиям того, где люди с расстройствами аутистического спектра могут попасть на эти оси.

Общая боль

Исследования эмоционального заражения на животных моделях позволили исследователям дополнительно изучить роль глубинной мозговой активности, которую у людей может быть трудно нейростимулировать. Работа Кейзера с крысами показала, что эти животные с большей вероятностью замерзнут после того, как увидят, как другую крысу ударили током, если они сами подвергались электрошоку в прошлом.

Подавление области, аналогичной ACC, в мозгу крыс уменьшило их реакцию на дистресс другой крысы, но не их страх подвергнуться шоку самих себя, что позволяет предположить, что эта область имеет дело именно с социально вызванным страхом, сказал Кейзерс.

Клаус Ламм, Венский университет, исследует процессы, которые непосредственно регулируют боль, и те, которые вызывают сочувствие к боли, посредством многочисленных исследований влияния обезболивающих.

В этих экспериментах участники, принимавшие «болеутоляющее» плацебо, сообщили о более низких оценках боли после электрошока, чем участники контрольной группы.Когда те же участники наблюдали, как конфедерат был шокирован, они сообщали о подобном падении своего восприятия боли актера.

«Если вы уменьшите боль, испытываемую людьми на себе, если вы вызовете обезболивание, это не только поможет людям справиться с их собственной болью, но также уменьшит сочувствие к боли другого человека», — сказал Ламм.

На нервном уровне, сказал Ламм, сканирование с помощью фМРТ показало, что люди в группе плацебо демонстрировали более низкие уровни мозговой активности в передней островке и средней поясной коре в обоих случаях.Эти результаты были дополнительно подтверждены в другом исследовании, в котором сравнивали участников, которые получали только плацебо болеутоляющего, с теми, кто получал и плацебо, и налтрексон, антагонист опиоидов, который не позволяет мозгу регулировать боль.

Это привело к «полной отмене» эффекта плацебо, в результате чего участники сообщали как о своей боли, так и о боли других почти с исходными показателями, что подтверждает предыдущие утверждения Ламма о роли системы боли в эмпатии.

«Это говорит о том, что сочувствие к боли основано на представлении боли других в рамках собственной системы боли», — сказал Ламм.

Разделение на собственное / другое

Однако сочувствие может не дать нам полного представления о чужом опыте. Когда наблюдателям в одном из исследований Кейзера была предоставлена ​​возможность заплатить, чтобы уменьшить силу поражения электрическим током, которое собиралась получить сообщница, в среднем участники платили ровно столько, чтобы уменьшить ее боль на 50%.

Ламм изучал это различие между собой и другими с помощью серии экспериментов, в которых измерялась предвзятость эмоционального эгоцентризма людей.Для этого участникам была представлена ​​зрительно-тактильная стимуляция, которая была либо конгруэнтна, либо несовместима с таковой у партнера при фМРТ. В неконгруэнтной паре, например, одному участнику можно представить изображение розы и прикоснуться к чему-то, напоминающему розу, в то время как другому покажут слизняк и прикоснутся к нему слизистой субстанцией.

Было обнаружено, что собственные эмоции участников окрашивают их восприятие аффектов других людей с относительно низкой скоростью — однако, когда исследователи заблокировали правую надмаргинальную извилину (rSMG), область мозга, ранее связанную в основном с обработкой речи, это смещение эгоцентризма усилилось. , предполагая, что rSMG может нести ответственность за поддержание разрыва между собой и другими, сказал Ламм.

«Сочувствие требует механизма не только для разделения эмоций, но и для их разделения. В противном случае мы будем «заражены», эмоционально расстроены и так далее », — сказал он.

Скорость активации rSMG также значительно меняется в течение жизни, добавил Ламм, при этом траектория развития области вызывает эмоциональный эгоцентризм, который чаще встречается у подростков и пожилых людей.

Отдел развития

Исследователи работают над объединением нейробиологических и психологических взглядов на чувства, сочувствие и идентичность, говорит Петр Винкельман .

Ребекка Сакс (Массачусетский технологический институт) сказала, что ее работа с психологией развития подтверждает эту тенденцию. В одной серии экспериментов Сакс наблюдал за сетями мозга, которые дети 3-5 лет использовали для рассмотрения разума персонажа (височно-теменное соединение, задняя поясная извилина и префронтальная кора) и тела (вторичная соматосенсорная кора, островок, средний слой). лобная извилина и ACC) на протяжении всего короткометражного фильма.

Сакс обнаружил, что, хотя эти области мозга могут взаимодействовать друг с другом, не было точек пересечения между действиями сетей разума и тела.

«Когда мы получаем информацию из одного и того же источника и об одних и тех же людях, мы, тем не менее, навязываем своего рода дуализм, когда чередуем рассмотрение того, что чувствуют их тела, и причин их разума», — сказал Сакс.

Кроме того, Сакси и ее коллеги обнаружили, что, хотя эти сети были более отчетливыми у детей, которые смогли пройти задание с явным ложным убеждением (например, если Салли кладет свой бутерброд на полку, а ее друг перемещает его на стол, где будет ли она его искать?), разделение присутствовало у участников всех возрастов.

«Большинство людей рассматривают явное ложное убеждение, как будто это — это рубеж », — сказал Сакс. «На самом деле, задача на основе ложных убеждений — это всего лишь один из показателей гораздо более непрерывных изменений в развитии, поскольку дети становятся все более изощренными в своем мышлении о сознании других людей».

Затем Сакс уменьшил масштаб этого эксперимента, чтобы проверить теорию психики младенцев в возрасте 6 месяцев, на этот раз измерив их реакцию на выражение лица детей, сцены на открытом воздухе и визуальную статику.По ее словам, этот период времени может быть ключом к пониманию нейропсихологии эмпатии, поскольку большая часть когнитивного развития мозга происходит в течение первого года жизни.

«Мозг ребенка больше отличается от мозга 3-летнего ребенка, чем мозг 3-летнего ребенка от мозга 33-летнего», — сказал Сакс.

При фМРТ было обнаружено, что мозг младенцев имеет многие из тех же региональных ответов, которые позволяют взрослым различать лица и сцены. Однако их мозг не проявлял никаких региональных предпочтений в отношении предметов и тел.

Этот уровень региональной специфичности предполагает, что принцип Кеннарда, теория о том, что мозг младенцев обладает такой гибкостью и пластичностью, потому что кора еще не специализировалась, может быть только частично верной. По словам Сакс, действительно существует некоторая функциональная организация социального процесса, специализация которой постепенно увеличивается по мере взросления ребенка.

Сочувствие в действии

Брайан Д. Кнутсон говорит, что анализ мозговой активности людей при рассмотрении покупки может помочь в прогнозировании совокупных рыночных выборов.

На первый взгляд, нейропрогнозирование звучит как концепция, которая могла бы быть уместна в мире Minority Report Филипа К. Дика — научно-фантастического триллера об обществе, которое останавливает преступность до того, как она произойдет, на основе мозговых волн трех мутантов « предсказания », — сказал сотрудник APS Брайан Д. Кнутсон (Стэнфордский университет), но когда-нибудь это может сыграть очень реальную роль в будущем экономики.

Исследование Кнутсона механизмов мозга, которые влияют на выбор дома в трех функциональных целях: прилежащее ядро ​​(NAcc) для ожидания усиления, передняя островковая часть для ожидания потери и медиальная префронтальная кора (mPFC) для интеграции ценностей.

Используя фМРТ, Кнутсон смог спрогнозировать покупки участников в смоделированной среде онлайн-покупок на основе активации мозга в этих областях. Перед тем, как участники решили купить продукт, повышенная активность NAcc и mPFC сопровождалась уменьшением островковой доли, в то время как обратное наблюдалось в испытаниях, в которых участники предпочли не совершать покупку.

«Мне как психологу было очень интересно сказать:« Ого, мы можем исключить активность из мозга и, не зная больше ничего о том, кто это и какой продукт они видят, мы можем предсказать выбор. , — сказал Кнутсон.

Его коллег-экономистов не были впечатлены: их интересовала рыночная деятельность, а не индивидуальный выбор. Кнутсон сказал, что принял этот вызов, применив свой нейроанализ на крупных онлайн-рынках, таких как Kiva и Kickstarter.

Knutson попросил 30 участников оценить привлекательность и необходимость запросов на кредит в Kiva и обнаружил, что сообщения с фотографиями людей, демонстрирующих положительный настрой, с наибольшей вероятностью спровоцировали повышение активности NAcc, которое заставило их совершить покупку — или, в данном случае, заем.Что еще более важно, усредненный выбор этих участников предсказал успех обращения за ссудой в Интернете. Два аналогичных исследования с участием кампаний Kickstarter также показали связь между активностью NAcc и совокупной рыночной активностью.

По словам Кнутсона, хотя активность мозга не идеально подходит для совокупного выбора, некоторые компоненты принятия решений, такие как аффективные реакции, могут быть более обобщенными, чем другие.

«Парадокс может заключаться в том, что вещи, которые делают вас наиболее последовательными как личность, которые лучше всего предсказывают ваш выбор , могут не быть вещами, которые заставляют ваш выбор соответствовать решениям других.Возможно, мы сможем деконструировать и отделить эти компоненты мозга », — сказал Кнутсон.

Глобальная эмпатия

Нейроанатомия нашего мозга может позволить нам сочувствовать чужому опыту, но также может мешать нам устанавливать межкультурные связи, — сказал научный сотрудник APS Инь-и Хун (Китайский университет Гонконга).

«Несмотря на все эти нейробиологические способности, позволяющие нам сопереживать другим, мы все еще видим случаи, когда люди предпочитали причинять другим вред, например, во время межгрупповых конфликтов или войн», — сказал Хонг.

Это может быть частично связано с различием мозга между членами группы и вне группы, объяснила она. Было обнаружено, что люди демонстрируют большую активацию миндалевидного тела при просмотре испуганных лиц своей расы, например, и меньшую активацию в ACC, когда наблюдают, как игла уколола лицо человека другой расы.

Культурное смешение, сопровождающее глобализацию, может усилить эту реакцию, добавил Хонг. В одном исследовании она и ее коллеги обнаружили, что слияние культурных символов (например,g., комбинируя американский и китайский флаги, помещая голову председателя Мао на Мемориал Линкольна или даже представляя изображения «слитных» продуктов) может вызвать образец отвращения в передней части островка белых американцев, подобный тому, который вызывается физическими загрязненными объектами. например, насекомые.

Эти реакции также могут быть изменены культурными традициями, сказал Хонг. Одно исследование, сравнивающее предвзятость внутри группы / вне группы в Корее, более коллективистском обществе, и Соединенных Штатах, более индивидуалистическом обществе, показало, что большее количество взаимозависимых обществ может способствовать усилению чувства группового фаворитизма в мозгу.

По ее словам, дальнейшие исследования этого пробела в эмпатии должны учитывать не только причинно-следственную связь между нейронной активацией и поведением, но и социальный контекст, в котором они происходят.

«Я хочу предложить, — сказал Хонг, — что, возможно, есть еще одна область, о которой мы также можем подумать, а именно культура, общие непрофессиональные теории, ценности и нормы».

3+ примера и определения психологии

Вы когда-нибудь воспринимали чужие эмоции как свои собственные?

Вы когда-нибудь плакали от книги, фильма или фотографии?

Или вы когда-нибудь чувствовали желание ослабить чужие эмоции?

Если вы ответили утвердительно хотя бы на один из этих вопросов, значит, вы испытали сочувствие.

Эмпатия — это сложный психологический процесс, который позволяет нам формировать связи с другими людьми. Из-за сочувствия мы плачем, когда наши друзья переживают трудные времена, празднуем свои успехи и злимся в трудные времена. Сочувствие также позволяет нам чувствовать вину, стыд и смущение, а также понимать шутки и сарказм.

В этой статье мы исследуем эмпатию, ее преимущества и полезные способы ее измерения. Мы также смотрим на усталость от сочувствия — обычное явление среди клиницистов и людей, занимающихся заботой, — и предоставляем полезные ресурсы.

Прежде чем продолжить, вы можете бесплатно загрузить три упражнения по позитивной психологии. Эти научно обоснованные упражнения исследуют фундаментальные аспекты позитивной психологии, включая сильные стороны, ценности и сострадание к себе, и дадут вам инструменты для улучшения благополучия ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Что такое эмпатия в психологии?

Простое определение

В психологии эмпатия в общих чертах определяется как способность понимать и испытывать чужие чувства и принимать чужую точку зрения (Colman, 2015).Термин «эмпатия» происходит от немецкого слова Einfuhlung, , что означает «проектирование в» (Ganczarek, Hünefeldt, & Belardinelli, 2018) и может объяснить, почему сочувствие считается способностью поставить себя на место другого человека.

Трудности с определением эмпатии

Трудно дать четкое и исчерпывающее определение эмпатии для изучения психологии. Например, является ли эмпатия способностью понимать, или чувствовать, или разделять или , интерпретировать чужие чувства?

Каждый из этих глаголов немного отличается, придавая разное значение эмпатии.В результате основной психологический механизм и часть мозга, отвечающая за сочувствие, также различаются.

Отчасти сложность определения эмпатии состоит в том, что она состоит из нескольких компонентов. Например, Хоффман (1987) утверждал, что эмпатия у детей развивается на четырех различных стадиях и что каждая стадия закладывает основу для следующей.

Эти четыре этапа:

  1. Глобальная эмпатия или «заражение эмоциями», когда эмоция одного человека вызывает такую ​​же эмоциональную реакцию у другого человека (или наблюдателя).
  2. Внимание к чувствам других, когда наблюдатель осознает чувства другого человека, но не отражает их.
  3. Просоциальные действия, когда наблюдатель осознает чувства другого человека и ведет себя так, чтобы его утешить.
  4. Сочувствие к условиям жизни другого человека, когда наблюдатель испытывает сочувствие к более широкой жизненной ситуации другого человека, а не к его непосредственной ситуации прямо в этом случае.

Fletcher-Watson and Bird (2020) дают отличный обзор проблем, связанных с определением и изучением эмпатии.Они утверждают, что сочувствие является результатом четырехэтапного процесса:

  • Шаг 1. Замечание / наблюдение за чьим-либо эмоциональным состоянием
  • Шаг 2. Правильная интерпретация этого эмоционального состояния
  • Шаг 3. «Ощущение» той же эмоции
  • Шаг 4. Как реагировать на эмоции

Сочувствие не достигается, если какой-либо из этих четырех шагов терпит неудачу.

Эта многокомпонентная концепция эмпатии находит отражение в других исследованиях. Например, Decety and Cowell (2014) также утверждают, что эмпатия возникает в результате взаимодействия нескольких процессов друг с другом.

Это следующие процессы:

  • Эмоциональность: способность разделять чужие чувства
  • Мотивация: необходимость реагировать на чужие чувства
  • Когнитивные: способность принимать чужую точку зрения

Коэффициент эмпатии

Термины «эмпатия», «коэффициент эмпатии» и «эмоциональный интеллект» часто используются как синонимы, но это не одно и то же понятие.

Отчасти эта путаница проистекает из их соответствующих определений.

Эмпатия — это способность делиться чужими эмоциями и взглядами. Эмоциональный интеллект — это способность понимать, интерпретировать и управлять эмоциями других людей, а также своими собственными. Это последнее включение — ваши собственные эмоции — и есть то, что отличает эмоциональный интеллект от сочувствия.

Коэффициент эмпатии — это показатель эмпатии (Baron-Cohen & Wheelwright, 2004). Это похоже на коэффициент интеллекта (IQ), но является мерой сочувствия, а не интеллекта.Как и IQ, более высокие значения коэффициента эмпатии означают более высокие способности к эмпатии.

Важно отметить, что коэффициент эмпатии отличается от коэффициента эмоционального . Эмоциональный коэффициент измеряется с помощью BarOn Emotional Quotient-Inventory (Bar-On, 2004) и направлен на измерение эмоционального интеллекта, а не сочувствия. Их легко спутать, потому что «EQ» используется для обозначения обоих.

Чтобы определить, является ли коэффициент эмпатии подходящим тестом на эмпатию, Барон-Коэн и Уилрайт (2004) провели измерение группе нейротипичных людей и группе людей с диагнозом синдрома Аспергера и сравнили их оценки.

В среднем люди с синдромом Аспергера получили значительно более низкие баллы, чем нейротипичные люди. По результатам этого исследования оценка 30 была определена как критическая отметка. Среди участников с синдромом Аспергера обычно набирались менее 30 баллов. Кроме того, надежность коэффициента эмпатии при повторном тестировании была высокой, что позволяет предположить, что тест надежно измеряет эмпатию.

7 примеров из жизни

Поскольку эмпатия настолько сложна и участвует во многих социальных взаимодействиях, есть много примеров эмпатии в реальном мире.

В разговоре с другом вы когда-нибудь чувствовали себя настолько тронутыми, что испытывали те же эмоции, что и они? Или, может быть, друг рассказал достойную передергивания историю о явном унижении, и это чувство отразилось в вас.

Эти ситуации, когда вы испытывали те же эмоции, что и ваши друзья, являются примерами сочувствия. Другие примеры сочувствия включают понимание чужой точки зрения во время спора, чувство вины, когда вы понимаете, почему кто-то мог неправильно понять то, что вы сказали, или осознание того, что то, что вы сказали, было ошибкой faux pas .Эти сценарии требуют, чтобы вы занимали чужую точку зрения.

Некоторые из лучших примеров сочувствия можно найти в работах Оливера Сакса и Атула Гаванде. Сакс был неврологом, который оказал огромное влияние на его вдумчивые, ориентированные на пациентов книги по психиатрии и нейропсихологии.

Атул Гаванде — хирург, который работал со Всемирной организацией здравоохранения и опубликовал несколько книг по улучшению здравоохранения и систем здравоохранения. Оба автора обращаются к своим пациентам чутко и вдумчиво, что вызывает у читателя большое сочувствие.

Настоятельно рекомендуются следующие книги:

Это важно? 3+ преимущества сочувствия

Мы не существуем в вакууме.

Мы участвуем во многих сценариях, в которых мы передаем и получаем информацию с другими людьми, вербально и невербально.

Независимо от того, важны эти взаимодействия или нет, мы должны воспринимать, интерпретировать и реагировать на многочисленные сигналы.

Сочувствие — это больше, чем «просто» способность чувствовать то, что чувствует кто-то другой.Сочувствие — это важный навык, который позволяет нам эффективно взаимодействовать с другими людьми в социальном контексте (Baron-Cohen & Wheelwright, 2004).

Без сочувствия мы бы изо всех сил пытались:

  • понимать чувства, мотивацию и поведение других людей;
  • адекватно реагировать на чужие чувства; и
  • понимает социальные взаимодействия, основанные на тонком поведении, сигналах и социальных нормах, таких как шутки, оплошности и сарказм.

Способность адекватно реагировать на чужие эмоции чрезвычайно важна для установления связей.Сочувствие подчеркивает связь между родителем и ребенком (Decety & Cowell, 2014).

Некоторые исследователи даже считают некоторые аспекты эмпатии определяющей чертой человека. Наша способность учитывать точку зрения другого человека считается исключительно человеческой (Decety & Cowell, 2014).

Джин Десети и Джейсон Коуэлл (2014) утверждают, что эмпатия — это один из процессов, который способствует пониманию и вовлечению в сложное социальное поведение, такое как просоциальное поведение, которое включает волонтерство, а также оказание помощи неизлечимо больным людям.

Ранее в этой статье мы упоминали исследования Барона-Коэна и Уилрайта (2004), в которых они сравнивали показатели эмпатии между людьми с синдромом Аспергера и нейротипичными людьми.

Считается, что люди в спектре аутизма – Аспергера обладают пониженной способностью к сочувствию и, как следствие, борются с социальным контекстом. Однако их более низкие оценки эмпатии не означают, что они лишены чувств или их следует считать психопатами (у которых также более низкие оценки эмпатии).

Люди с аутичным спектром часто сообщают, что их намерение не состоит в том, чтобы ранить чувства других людей, и они чувствуют себя виноватыми, если причинили кому-то обиду (Baron-Cohen & Wheelwright, 2004).

Более того, люди в спектре аутизма часто сообщают, что им нужны человеческие связи; однако они изо всех сил стараются создать их, потому что не осознают, как их поведение влияет на то, как их воспринимают другие люди (Baron-Cohen & Wheelwright, 2004). Это показывает, насколько важна эмпатия в развитии отношений и интерпретации тонких социальных сигналов.

Сочувствие против сочувствия и сострадания

Три термина — сочувствие, сочувствие и сострадание — часто путают друг с другом, потому что они часто используются, когда относятся к чужим чувствам. Например, чувствуете ли вы сочувствие, сочувствие или сострадание в ответ на плохие новости друга? Эти термины используются в аналогичных контекстах, но относятся к разному поведению.

  1. Исходя из приведенных выше определений, сочувствие включает интерпретацию, понимание, чувство и действие в соответствии с чувствами других людей.Эмпатия — это многомерный процесс, основанный на аффективных, когнитивных, поведенческих и моральных компонентах (Jeffrey, 2016). Помните, сочувствие — это способность принять чужую точку зрения или поставить себя на место другого.
  2. Сочувствие — это чувство жалости к чужому несчастью или обстоятельствам.
  3. Сострадание — это желание и действие желания облегчить чужие страдания. Сострадание включает в себя аффективные компоненты сочувствия и симпатии, но оно сопровождается действием по изменению обстоятельств страдающего человека (Sinclair et al., 2017). Акт сострадания также может привести к нашим страданиям вместе с другим человеком; это называется со-страданием. Сострадание также связано с альтруистическим поведением (Джеффри, 2016).

Примеры сочувствия против сочувствия против сострадания

Чтобы еще больше закрепить разницу между этими тремя терминами, рассмотрим следующие примеры:

Эмма рассказывает о недавнем событии, в котором она была очень смущена. Когда она пересказывает историю, ее подруга Тамика стонет и бормочет: «Честное слово, мне было бы так стыдно.Я бы хотел, чтобы мир поглотил меня целиком! »

В этом примере Тамика на самом деле не хочет исчезать в яме. Напротив, она правильно понимает и интерпретирует ситуацию, в которой оказалась Эмма. Скорее всего, она испытывает сочувствие к ситуации Эммы. Она не чувствует ни жалости, ни сострадания.

Мать Джерома недавно перенесла сердечный приступ с почти смертельным исходом. Он слушает, как его мать рассказывает сестрам о своем опыте.Рассказывая о своем опыте, она начинает плакать, потому что она так боялась и поняла, что, возможно, никогда больше не увидит своих близких. Джером начинает плакать, слушая свою мать.

В этом примере Джером испытывает сочувствие (жалость) к своей матери и тому, через что она прошла.

По дороге в университет Джамал каждый день видит одного и того же бездомного. Бездомный сидит на одном месте независимо от погоды, рядом с ним висит табличка с просьбой о помощи.Джамал решает подарить бездомному часть своей одежды.

Поведение Джамаля — проявление сострадания . Жертвуя свою одежду, он пытается облегчить страдания бездомного. Он также может испытывать симпатию к этому мужчине, но попытка изменить положение мужчины является актом сострадания.

Оценка сочувствия: 4 полезных вопросника

Коэффициент эмпатии

Коэффициент эмпатии, включая всю анкету, его психометрические свойства и оценку, описан в оригинальной статье Барона-Коэна и Уилрайта (2004).Профессор Саймон Барон-Коэн работает с Центром исследования аутизма (ARC), и коэффициент эмпатии из 60 пунктов, а также матрица оценок доступны на веб-сайте ARC.

Опросник сочувствия (EmQue)

Опросник эмпатии (EmQue), разработанный Рифф, Кетелаар и Вифферинк (2010), измеряет эмпатию у маленьких детей (средний возраст около 30 месяцев) и отражает теорию Хоффмана (1987) о том, как эмпатия развивается у детей.

Анкета состоит из трех подшкал, которые отображают первые три стадии развития эмпатии, предложенные Хоффманом (1987).Анкета хорошо коррелирует с другими показателями, направленными на выявление подобных конструкций. Вы можете получить доступ к этой анкете на веб-сайте профессора Каролин Риффе в виде бесплатно загружаемого PDF-файла.

Опросник сочувствия для детей и подростков (EmQue-CA)

Аналогичная версия EmQue существует и для детей старшего возраста. Эта версия известна как Опросник сочувствия для детей и подростков (EmQue-CA; Overgaauw, Rieffe, Broekhof, Crone, & Güroğlu, 2017).

В отличие от EmQue, EmQue-CA — это средство самоотчета. Другими словами, подростки и дети должны ответить, насколько они согласны с каждым утверждением, а не их родители, наблюдающие за их поведением.

Последняя версия EmQue-CA измеряет следующие три подшкалы: аффективная эмпатия, когнитивная эмпатия и стремление к комфорту. 14 вопросов и психометрические свойства анкеты описаны в оригинальном документе, который можно найти на веб-сайте профессора Каролин Рифф в виде бесплатно загружаемого PDF-файла.Чтобы найти EmQue-CA, перейдите к разделу «Дети и подростки».

Анкета сочувствия Торонто (TEQ)

Анкета эмпатии Торонто (TEQ) была разработана путем уточнения набора анкет, измеряющих эмпатию, в основной набор вопросов (Spreng, McKinnon, Mar, & Levine, 2009).

Исследователи собрали вопросы из нескольких анкет по эмпатии, задали эти вопросы большой выборке студентов, а затем с помощью исследовательского факторного анализа уточнили вопросы до основного набора из 16.

Анкета и правила выставления оценок описаны в приложении к исходной статье (Spreng et al., 2009), доступ к которой можно получить в базе данных измерительных инструментов для социальных наук.

Наконец, TEQ и коэффициент эмпатии имеют сильную положительную корреляцию, подтверждая, что оба вопроса измеряют одну и ту же психологическую конструкцию.

Записка об усталости от сочувствия

Чувство сочувствия — очень полезный навык, особенно для медицинских работников, таких как клиницисты, терапевты и психологи.Но способность сочувствовать другим людям приходится расплачиваться за счет усталости от сочувствия.

Усталость из-за эмпатии — это чувство истощения, которое медицинские работники испытывают в ответ на то, что они постоянно пересматривают свои эмоциональные раны на опыте своих клиентов (Stebnicki, 2000). Например, терапевту, чей клиент переживает тяжелую утрату, можно напомнить о собственном горе и травме.

Будучи эмоционально доступным для своего клиента в эмоциональные и стрессовые периоды, терапевт испытывает усталость на психологическом, эмоциональном и физиологическом уровне (Stebnicki, 2000).

Помимо чувства усталости, мы можем рассматривать усталость эмпатии как форму повторной травмы, и в результате симптомы напоминают симптомы вторичного травматического стрессового расстройства.

Усталость эмпатии в клинической сфере также называется «нарушением работы консультанта», потому что у клинициста нарушена способность выполнять свою работу (Stebnicki, 2007). Результатом усталости от сочувствия является выгорание, особенно внезапное (Stebnicki, 2000).

Stebnicki (2007) предоставляет исчерпывающий список стратегий, которые врачи могут использовать для предотвращения утомления эмпатии:

  1. Самосознание симптомов усталости сочувствия
  2. Стратегии самопомощи и образ жизни, которые защищают врача от усталости от сочувствия
  3. Использование группы поддержки и супервизора в периоды усталости от сочувствия

Наконец, Позитивная Психология.Сообщение com, в котором подробно рассказывается о самообслуживании терапевтов, может быть легко адаптировано для других отраслей. Например, эти советы можно включить в оздоровительный сеанс на рабочем месте, чтобы предотвратить утомление от сочувствия.

Ресурсы PositivePsychology.com

Ниже приводится список из четырех пунктов, каждый из которых нацелен на определенный аспект эмпатии.

Чтобы помочь детям лучше понять, что означает сочувствие, мы рекомендуем «Что такое сочувствие?». рабочий лист. На этом листе детей просят вспомнить сценарии, когда они испытывали подобные эмоции, как и кто-то другой.Детей также просят подумать о причинах, по которым сочувствие — это хорошо, и как они могут улучшить свое чувство сочувствия.

Чтобы попрактиковаться в взгляде на вещи с новой точки зрения, мы рекомендуем Рабочий лист 500 лет назад и Рабочий лист торговых мест. Оба листа можно использовать в групповых упражнениях, но только второй подходит для индивидуальных клиентов.

Рабочий лист «Точное слушание», состоящий из пяти шагов, представляет собой простое для понимания руководство по развитию сочувствия посредством активного слушания.

Этот рабочий лист особенно полезен для клиницистов и медицинских работников, но также очень подходит для всех, кто работает в профессии, где им необходимо постоянно общаться с другими людьми.

Сообщение о возвращении домой

Если мы проявим немного терпимости и смирения, и если мы готовы встать на место другого человека — как сказала бы моя мама — хотя бы на мгновение, встаньте на его место. Потому что в жизни есть одна особенность: не имеет значения, что судьба постигнет вас.Бывают дни, когда тебе нужна рука. Бывают дни, когда нас призывают протянуть руку помощи.

Президент США Джозеф Р. Байден-младший, инаугурационная речь

И вот что такое эмпатия: способность поставить себя на место другого. Люди — существа социальные, и сочувствие — важный навык. Без сочувствия мы будем бороться за установление связей и связей. Недостаточно развитая эмпатия приводит к неловким социальным взаимодействиям, которые также могут ослабить социальные связи.

Ни один человек не является островом, сам по себе; каждый человек — это частичка континента, часть главного.

Джон Донн

Соединяясь, понимая, проявляя сочувствие, мы все можем встать вместе, протянуть руку, когда это необходимо, и получить руку, когда она нам, в свою очередь, может понадобиться.

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать наши три упражнения по позитивной психологии бесплатно.

Если вы желаете большего, наш набор материалов по позитивной психологии © содержит более 350 научно обоснованных упражнений по позитивной психологии, интервенций, анкет и оценок, которые практикующие могут использовать в своей терапии, коучинге или на рабочем месте.

  • Барон-Коэн, С. и Уилрайт, С. (2004). Коэффициент эмпатии: исследование взрослых с синдромом Аспергера или высокофункциональным аутизмом и нормальными половыми различиями. Журнал аутизма и нарушений развития , 34 (2), 163–175.
  • Бар-Он Р. (2004). Bar-On Emotional Quotient Inventory (EQ-i): обоснование, описание и краткое изложение психометрических свойств. В G. Geher (Ed.), Измерение эмоционального интеллекта: точки соприкосновения и противоречия (стр.115–145). Издательство Nova Science.
  • Колман, А. М. (2015). Психологический словарь . Издательство Оксфордского университета.
  • Десети, Дж. И Коуэлл, Дж. М. (2014). Сложная связь между моралью и сочувствием. Тенденции в когнитивных науках , 18 , 337–339.
  • Флетчер-Уотсон, С., и Берд, Г. (2020). Аутизм и сочувствие: каковы настоящие связи? Аутизм , 24 (1), 3–6.
  • Джеффри Д. (2016). Сочувствие, сочувствие и сострадание в сфере здравоохранения: есть ли проблема? Есть разница? Это имеет значение? Журнал Королевского медицинского общества , 109 (12), 446–452.
  • Ganczarek, J., Hünefeldt, T., & Belardinelli, M.O. (2018). От «Einfühlung» к эмпатии: изучение взаимосвязи между эстетическим и межличностным опытом. Когнитивная обработка , 19 (4), 141–145.
  • Gawande, A. (2017). Быть смертным: медицина и главное. Picador.
  • Хоффман М. Л. (1987). Вклад сочувствия в справедливость и моральное суждение. В N. Eisenberg & J. Strayer (Eds.), Кембриджские исследования социального и эмоционального развития. Эмпатия и ее развитие (стр. 47–80). Издательство Кембриджского университета.
  • Джон Донн. (2020, 17 октября). Викицитатник . Получено 20 января 2021 г. с https://en.wikiquote.org/w/index.php?title=John_Donne&oldid=2878168
  • .
  • Overgaauw, S., Rieffe, C., Broekhof, E., Crone, E.A., & Güroğlu, B. (2017). Оценка сочувствия в детстве и подростковом возрасте: проверка анкеты сочувствия для детей и подростков (EmQue-CA). Границы в психологии , 8 , Статья 870.
  • Рифф, К., Кетелаар, Л., и Вифферинк, К. Х. (2010). Оценка сочувствия у маленьких детей: построение и проверка анкеты сочувствия (EmQue). Личность и индивидуальные различия , 49 (5), 362–367.
  • Sacks, О. (1998). Мужчина, принявший свою жену за шляпу: и другие клинические сказки. Пробный камень.
  • Сакс, О. У. (2011). Пробуждение (Новое изд.). Пикадор.
  • Синклер, С., Бимер, К., Хак, Т. Ф., МакКлемент, С., Раффин Бушаль, С., Чочинов, Х. М., и Хаген, Н. А. (2017). Сочувствие, сочувствие и сострадание: обоснованное теоретическое исследование понимания, опыта и предпочтений пациентов, оказывающих паллиативную помощь. Паллиативная медицина , 31 (5), 437–447.
  • Спренг, Р. Н., Маккиннон, М. К., Мар, Р. А., и Левин, Б. (2009). Анкета эмпатии в Торонто: разработка шкалы и первоначальная проверка факторно-аналитического решения множественных мер эмпатии. Журнал оценки личности , 91 (1), 62–71.
  • Стебницки М.А. (2000). Реакции на стресс и горе среди специалистов по реабилитации: эффективное решение проблемы усталости от сочувствия. Журнал реабилитации , 66 (1).
  • Стебницки М.А. (2007). Усталость от сочувствия: исцеление разума, тела и духа профессиональных консультантов. Американский журнал психиатрической реабилитации , 10 (4), 317–338.

Эмпатия — IResearchNet

Определение эмпатии

У сочувствия есть много разных определений, некоторые из которых состоят из нескольких частей.Однако большинство определений разделяют идею реакции одного человека на его или ее восприятие текущего опыта другого человека. Использование этого слова в английском языке относительно недавно, оно появилось в начале 20-го века, часто в дискуссиях об искусстве. Его происхождение восходит к немецкому слову Einfuhlung, которое буквально переводится как «чувство в» (то есть проецирование себя во что-то другое). Помимо проведения исследований в области социальной психологии, изучение эмпатии также занимает видное место в клиентоориентированной психотерапии.

Многое было сделано для различия между сочувствием и сочувствием, но эти два термина часто используются как синонимы. Когда проводится различие (особенно в философском контексте), сочувствие часто определяется как понимание опыта другого человека путем представления себя в ситуации этого другого человека: один понимает опыт другого человека, как если бы он был пережит самим собой, но без него. на самом деле испытываю это. Поддерживается различие между собой и другими.Сочувствие, напротив, включает в себя переживание того, что вас тронет другой человек или откликается на него созвучно. Еще одно общее различие заключается в использовании сочувствия, когда речь идет конкретно об эмоциональной стороне сочувствия.

Эмоциональная и когнитивная эмпатия

В социальной психологии сочувствие может относиться к эмоциональной или когнитивной реакции — или к тому и другому вместе. Что касается эмоциональной стороны, то обычно изучаются три компонента эмпатии. Первый — это чувство того же чувства, что и у другого человека (иногда приписываемое эмоциональному заражению, например.ж., неосознанно «ловя» чужие слезы и грустив самому). Второй компонент, личный дистресс, относится к собственному чувству дистресса в ответ на осознание тяжелого положения другого. Этот стресс может отражать, а может и не отражать эмоции, которые на самом деле испытывает другой человек. Например, человек может чувствовать дистресс, но не депрессию, когда другой человек говорит, что он или она настолько подавлен, что хочет покончить с собой; Точно так же человек чувствует страдание, но не настоящую боль, когда видит, что кто-то падает.Третий эмоциональный компонент, сострадание к другому человеку, чаще всего ассоциируется с изучением эмпатии в психологии. Это часто называют сочувствием, а иногда и сочувствием. Считается, что эмпатическое беспокойство возникает позже в процессе развития и требует большего самоконтроля, чем эмоциональное заражение или личный дистресс, хотя эти более ранние компоненты (наряду со способностью имитировать), вероятно, закладывают основу для более поздних, более сложных форм эмпатии.

Эмпатическое беспокойство заслуживает особого внимания, поскольку оно вызывает просоциальное и помогающее поведение. Исследования неизменно находят положительную корреляцию между тем, насколько сочувственно люди сообщают о чувствах к другому человеку (или группе людей), и их готовностью помочь этим людям, даже когда помощь требует некоторых жертв (например, времени, усилий или денег). Считается, что многие из наиболее благородных примеров человеческого поведения, включая помощь незнакомцам и стигматизированным людям, имеют эмпатические корни (хотя люди — не единственный вид, который помогает другим в беде).Исследования эмпатической помощи вызвали оживленные (и, возможно, никогда не разрешенные) дискуссии о том, действительно ли эмпатическая помощь является альтруистической (мотивированной конечной целью принести пользу другому человеку) или же она мотивирована эгоистичными вознаграждениями, такими как уменьшение собственного стресса, вызванного наблюдением за ситуацией другого человека, спасением своей семьи (и, следовательно, некоторой части своих генов), или обеспечение общественного уважения или обещания взаимной помощи в будущем. Попытки решить, является ли помогающее поведение бескорыстным или эгоистичным, осложняются тем фактом, что личный интерес и выгода для другого человека могут пересекаться.

Другая сторона эмпатии, когнитивная, основана на древней философской «проблеме другого разума»: наши мысли принадлежат только нам, и мы никогда не сможем напрямую получить доступ к содержимому разума другого человека. Когнитивная эмпатия — это степень, в которой мы воспринимаем или имеем доказательства того, что успешно угадываем чьи-то мысли и чувства. Спектр когнитивной эмпатии включает в себя очень простые задачи, такие как получение визуальной перспективы (например, стоя в своей гостиной и воображение того, что человек снаружи может видеть через окно), и расширяется до очень сложных умственных задач, таких как воображение предположений другого человека о во что верит третье лицо (напр.g., «Я думаю, Фиона по-прежнему считает, что Сет ничего не знает о том, что произошло на Тайване»). В то время как большее эмоциональное сочувствие связано с более интенсивными эмоциями, большее когнитивное сочувствие (часто называемое эмпатической точностью) влечет за собой более полное и точное знание того, что думает другой человек, в том числе о том, что он чувствует. Таким образом, когнитивная эмпатия по-прежнему требует чувствительности и знания эмоций. Тем не менее, когнитивная эмпатия обычно не включает никаких ссылок на заботу о другом человеке, таким образом допуская возможность своего рода макиавеллистской когнитивной эмпатии, которая может быть использована для причинения вреда другим (например,г., «познай врага своего»). Эта концепция противоречит большинству, если не всем, употреблениям термина «сочувствие» в разговорной речи.

Когнитивная эмпатия тесно связана с развитием теории разума, то есть с пониманием того, что чужие мысли могут отличаться от ваших собственных. У типично развивающегося ребенка связная теория разума возникает в возрасте от 3 до 5 лет (хотя рудименты этого навыка, такие как следование взгляду другого человека, чтобы понять, на что он смотрит, появляются раньше). Теория дефицита разума — один из основных симптомов аутизма, психологического расстройства, которое обычно проявляется в раннем возрасте (другие психологические расстройства или травмы мозга также могут вызывать дефицит эмпатии).

Вопрос о том, как именно люди достигают когнитивной эмпатии, вызвал некоторые споры. Представление о симуляции постулирует, что люди воображают себя на месте другого человека, и эта точка зрения хорошо сочетается с эффектами ложного консенсуса и другими эгоцентрическими явлениями, изучаемыми в социальной психологии. Теоретическая точка зрения утверждает, что люди разрабатывают теории о человеческом мышлении и поведении, которые затем используют для предсказания и объяснения действий других людей, объясняя способность людей адаптировать свою точку зрения к конкретному другому человеку.Для успешного взгляда на перспективу, вероятно, часто требуется использовать обе стратегии.

Измерение эмпатии

Было разработано множество методов для измерения эмпатии и ее различных компонентов. Многие из них относятся к самооценке (т. Е. Люди субъективно оценивают степень, в которой, по их мнению, у них есть черты или чувства, связанные с эмпатией), но исследователи также создали инновационные и более объективные меры, особенно для измерения эмпатической точности и сочувствия консультантов к клиентам. в терапии.Для оценки эмоциональной эмпатии часто используются физиологические показатели (например, проводимость кожи, частота сердечных сокращений) и кодирование мимики. Совсем недавно исследователи использовали методы визуализации мозга, чтобы исследовать области мозга и проводящие пути, которые активируются, когда человек эмоционально реагирует на опыт другого человека или пытается когнитивно представить, что он переживает. Эти методы привели к гипотезам о зеркальных нейронах. Эти клетки мозга (первоначально обнаруженные у обезьян) одинаково реагируют, когда действие совершается самим собой и когда наблюдаются аналогичные действия, выполняемые другим человеком (таким образом, возможно, предполагая нейронную основу для самых примитивных механизмов эмпатии).

Результаты исследований эмпатии различаются в зависимости от того, какие компоненты эмпатии оцениваются (например, факторы, усиливающие эмпатическое беспокойство, могут также не влиять на эмпатическую точность). Изучение половых различий в эмпатии дает пример сложностей эмпатии: существует распространенный гендерный стереотип, что женщины более эмпатичны, чем мужчины. Результаты, соответствующие этому стереотипу, были обнаружены при сборе показателей эмпатической озабоченности в самоотчетах, но картина менее ясна при использовании более объективных показателей, а половые различия обычно не обнаруживаются с помощью показателей эмпатической точности, за исключением определенных условий.Более того, хотя были обнаружены доказательства устойчивых эмпатических черт у людей, эмпатию, возможно, лучше концептуализировать как нечто, возникающее в результате сложного взаимодействия между (а) характеристиками объекта эмпатии и ситуацией этой цели и (б) чертами характера, переживаниями, и мотивация сочувствующего, все встроено в более широкий культурный контекст. Субъективное восприятие всех этих переменных, таких как воспринимаемое сходство между эмпататором и объектом эмпатии, по крайней мере так же важно, как и объективная реальность в определении опыта эмпатии.

Артикул:

  1. Батсон, К. Д., Ахмад, Н., & Стокс, Е. Л. (2004). Преимущества и недостатки альтруизма, вызванного эмпатией. В А. Г. Миллер (ред.), Социальная психология добра и зла (стр. 359-385). Нью-Йорк: Guilford Press.
  2. Дэвис, М. Х. (1994). Эмпатия: социально-психологический подход. Мэдисон, Висконсин: Brown & Benchmark.
  3. Ходжес, С. Д., и Бисвас-Динер, Р. (2007). Уравновешивание счета расходов на эмпатию: стратегии регулирования эмпатической реакции.В Т. Ф. Д. Фэрроу и П. В. Р. Вудрафф (редакторы), сочувствие к психическим заболеваниям и здоровью (стр. 389-407). Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.
  4. Ickes, W. (2003). Ежедневное чтение мыслей: понимание того, что думают и чувствуют другие люди. Амхерст, Нью-Йорк: Книги Прометея.

Что такое эмпатия? — Психология в действии

Мы все слышали слово эмпатия раньше и имеем некоторое представление о том, что мы думаем о нем. Когда у хорошего друга тяжелый день и он рассказывает нам, что он чувствует, или когда мы читаем новости о жизни людей в раздираемых войной странах, мы часто чувствуем себя плохо .Но эти негативные чувства могут возникать по-разному, многие из которых не обязательно связаны с сочувствием. Итак, что такое эмпатия, чем она отличается от других социально-эмоциональных процессов и как мы это делаем?

В психологической литературе продолжаются дискуссии о том, что именно представляет собой эмпатия по сравнению с другими подобными или связанными социально-эмоциональными процессами. Но исследователи обычно определяют сочувствие как процесс, с помощью которого мы приходим к пониманию опыта других и разделяем его.Исследователи часто описывают этот процесс как включающий а) наблюдение и воображение эмоционального состояния другого человека, б) переживание эмоционального состояния, которое соответствует эмоциональному состоянию этого человека, и в) знание того, что эмоциональное состояние другого человека вызвало ваше собственное эмоциональное состояние (Singer & Ламм, 2009). Например, когда вы видите, как Джейн грустит после потери близкого человека, вы можете понять и поделиться своим опытом, подумав о том, насколько грустно ей должно быть.

Примечательно, что сочувствие к печали Джейн отличается от сочувствия к ее печали.В то время как сочувствие предполагает разделение ее эмоционального опыта, сочувствие включает в себя чувство сострадания или жалости к ней из-за ее негативного опыта. Таким образом, в то время как и сочувствие, и сочувствие включают эмоциональную реакцию на опыт Джейн, сочувствие включает соответствующее эмоциональное состояние, тогда как сочувствие включает дополнительное эмоциональное состояние.

Но что означает для нашего собственного эмоционального опыта «совпадение» с эмоциональным опытом другого человека? Мы часто грустим, сердимся или даже радуемся за других, когда они переживают грустные, гневные или счастливые события, но на самом деле эти события с нами не происходят.Итак, в какой степени эмпатия позволяет нам разделять чужие эмоциональные переживания?

Чтобы ответить на такие вопросы и объяснить, как мы сочувствуем другим, исследователи часто исследуют биологические основы эмпатической обработки. Например, исследователи спрашивают, чем разделение чьей-то боли может отличаться от собственного переживания боли, сравнивая нервные области, активируемые косвенной болью и болью из первых рук. Интересно, что определенные области мозга, такие как двусторонняя передняя островковая часть, дорсальная передняя поясная кора, ствол головного мозга и мозжечок, активируются как когда участники сами испытывают боль, так и когда они видят, что боль испытывает любимый человек.Однако подробный анализ кластеров активации показывает, что, хотя паттерны активации мозга схожи для непосредственного и косвенного переживания боли, более высокая задне-срединная активация обнаруживается на собственном опыте, и больше передних островных областей активны для косвенного опыта (Singer & Lamm, 2009 г.). Таким образом, когда мы сопереживаем другим, наше эмоциональное состояние не совсем соответствует их. Скорее, мы, кажется, начинаем понимать их опыт и делиться им, используя наш собственный разум в качестве модели для моделирования их чувств, используя наш собственный прошлый опыт (Rameson & Lieberman, 2008).

Учитывая, что мы используем наш собственный опыт и чувства в качестве модели для понимания и обмена опытом других, некоторые исследователи постулируют, что, когда мы сочувствуем другим, мы задействуем не только эмоциональные процессы, но и когнитивные процессы, которые позволяют нам думать о них. содержание чужих умов. Например, когда мы думаем о мыслях и чувствах других людей, медиальная префронтальная кора имеет тенденцию демонстрировать сильную активацию. Тем не менее, вентральные области медиальной префронтальной коры демонстрируют предпочтительную активацию для выполнения задач с эмоциональной перспективой по сравнению с задачами с когнитивной перспективой, предполагая, что вентральные области могут участвовать в аффективной обработке, тогда как дорсальные области могут быть более важны для когнитивной обработки (Rameson & Lieberman, 2008 г.).

Итак, когда мы сочувствуем кому-то, мы используем когнитивные процессы, чтобы попытаться понять его эмоциональное состояние и представить себя в этом состоянии, опираясь на наши собственные эмоциональные воспоминания, в конечном итоге воплощая эмоции, которые мы воображаем. Но как развить эту, казалось бы, сложную способность и почему эмоциональные переживания других людей на нас так эмоционально влияют?

Один из способов ответить на этот вопрос — понять два потенциальных предвестника эмпатии: эмоциональное заражение и подражание.Эмоциональное заражение относится к тенденции «улавливать» эмоции других людей. Например, младенцы начинают плакать, когда слышат плач других младенцев, и люди могут рассердиться, просто оказавшись перед группой разгневанных людей. В отличие от сочувствия, этот процесс может происходить вне нашего осознания и относительно бессознательно. Учитывая автоматический характер этого процесса, исследователи склонны изучать его, наблюдая за физиологическими изменениями участников в ответ на эмоциональное состояние других людей. Например, когда участники просматривали фотографии грустных лиц с разными размерами зрачков, собственный размер зрачков участников был значительно меньше при просмотре грустных лиц с маленькими зрачками по сравнению с грустными лицами с большими зрачками.В то время как нечеловеческие животные и довербальные младенцы, по-видимому, не обладают самосознанием и метакогнитивными способностями к сочувствию, они могут испытывать эмоциональное заражение (Singer & Lamm, 2009).

Между тем, имитация предполагает установление соответствия между вашим поведением и поведением другого человека. Например, новорожденные склонны подражать своим родителям последовательным и настойчивым образом, начиная с простых стимулов, таких как высовывание языка (высовывание языка). Хотя имитация не требует изменения вашего эмоционального состояния, она дает младенцам возможность узнать, как и когда проявлять и проявлять различные эмоциональные состояния.Например, ребенок может видеть, как его мать демонстрирует храбрость в опасной ситуации, моделируя, как регулировать страх в тех случаях, когда для выживания может потребоваться самооборона. Подражая такому поведению с течением времени, дети могут научиться регулировать свои эмоции адаптивными способами (Slater and Butterworth, 1997).

Хотя подражание и эмоциональное заражение отличаются от сочувствия, они оба поддерживают обработку эмоционального содержания способами, которые облегчают сочувствие. Например, исследования, изучающие нейронные корреляты имитации и наблюдения эмоциональных выражений лица, показывают, что такие процессы обычно активируют зеркальный нейрон и лимбические области, которые, как считается, поддерживают опосредованное переживание эмоциональных состояний.Имитация также обычно активирует переднюю островную часть, которая, как было показано, активна во время заместительного опыта (Singer & Lamm, 2009), и может действовать как «ретранслятор» между областями премоторного зеркала и лимбическими областями, которые обрабатывают эмоциональное содержание (Rameson & Lieberman). , 2008). Более того, дети с аутизмом, которые, как утверждают, демонстрируют дефицит когнитивной эмпатии (Saxe, 2013), не могут отображать нормальную активность зеркальных нейронов в нижней лобной коре во время имитации эмоциональных выражений.

Подводя итог, можно сказать, что биологические и поведенческие механизмы, лежащие в основе эмоционального заражения и имитации, частично пересекаются с эмпатией, и все три конструкции способствуют просоциальному поведению. В то время как эмоциональное заражение и сопереживание подразумевают изменение эмоционального состояния, подражание не обязательно приводит к такому изменению. Подражание и эмоциональное заражение присутствуют у животных и младенцев, кроме человека, как потенциальные предвестники сочувствия. Однако эмпатия требует более высокой степени когнитивной и эмоциональной обработки, чем эмоциональное заражение и имитация, и, похоже, возникает только в процессе человеческого развития.

Ссылки

Рамсон, Л. Т., и Либерман, М. Д. (2009). Эмпатия: подход социальной когнитивной нейробиологии. Компас социальной и психологии личности , 3 (1), 94-110.

Сакс, Ребекка (2013). Новая загадка теории развития разума. Навигация в социальном мире: чему нас могут научить младенцы, дети и другие виды животных , 107-112.

Сингер Т. и Ламм К. (2009). Социальная нейробиология сочувствия. Анналы Нью-Йоркской академии наук , 1156 (1), 81-96.

Слейтер А. и Баттерворт Г. (1997). Восприятие социальных стимулов: восприятие и имитация лица. Развитие младенцев: последние достижения , 223-245.

Сочувствие | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


Сочувствие (от греческого εμπάθεια, «причинять страдание») обычно определяется как способность человека распознавать, воспринимать и непосредственно переживать эмоции другого человека.Поскольку состояния ума, убеждений и желаний других людей переплетаются с их эмоциями, человек, сопереживающий другому, часто может более эффективно определять образ мыслей и настроения другого человека. Сочувствие часто характеризуется как способность «поставить себя на место другого» или испытать мировоззрение или эмоции другого существа внутри себя, своего рода эмоциональный резонанс.

  • Эдит Штайн: Эмпатия… это переживание чужого сознания в целом [2]
  • Хайнц Кохут: Эмпатия — это способность мыслить и чувствовать себя во внутренней жизни другого человека. [3]
  • Нэнси Айзенберг: Аффективная реакция, которая возникает из предчувствия или понимания эмоционального состояния или состояния другого человека и аналогична тому, что другой человек чувствует или, как ожидается, почувствует [4]
  • Рой Шафер: Сочувствие включает в себя внутренний опыт участия и понимания сиюминутного психологического состояния другого человека. [5]
  • D.М. Бергер: Способность эмоционально знать, что другой переживает в рамках системы взглядов этого другого человека, способность пробовать чувства другого или ставить себя на место другого. [6]
  • Р. Р. Гринсон: Сопереживать — значит делиться, испытывать чувства другого человека. [7]
  • Винн Шварц «Мы признаем других сочувствующими, когда мы чувствуем, что они точно действовали или каким-то образом признали заявленным или негласным образом наши ценности или мотивацию, наши знания, наши навыки или компетенцию, но особенно потому, что они, кажется, осознают важность наших действий таким образом, чтобы мы могли терпеть их признание.» [8]
  • Карл Роджерс: Чтобы воспринимать внутреннюю систему координат другого человека с точностью и с эмоциональными компонентами и значениями, которые к ней относятся, как если бы это был человек, но никогда не теряя» как если бы «состояние. Таким образом, это означает ощущать боль или удовольствие другого, как он это чувствует, и воспринимать их причины так, как он их воспринимает, но никогда не теряя осознания того, что это как если бы я был ранен или доволен, и т. д. . [9]
  • Жан Десети: чувство сходства в чувствах, испытываемых самим собой и другим, без путаницы между двумя людьми. [10]
  1. redirect Шаблон: SectOR

Поскольку эмпатия включает в себя понимание эмоций других людей, способ ее описания является производным от того, как характеризуются сами эмоции. Если, например, считается, что эмоции в основном характеризуются телесными чувствами, то понимание телесных чувств другого человека будет центральным для сочувствия.С другой стороны, если эмоции в большей степени характеризуются комбинациями убеждений и желаний, то понимание этих убеждений и желаний будет более важным для сочувствия.

Кроме того, следует различать сознательное воображение себя другим человеком или находящимся в его ситуации и простым распознаванием их эмоций. Способность представить себя другим человеком — это сложный процесс воображения, который полностью развивается только со временем или при значительной тренировке, исследовании или воображении.Однако основная способность распознавать эмоции, вероятно, является врожденной и может быть достигнута бессознательно. Тем не менее, его можно тренировать и достигать с разной степенью интенсивности или точности.

Способность человека распознавать телесные чувства другого человека связана с его способностями к подражанию и, по-видимому, основана на врожденной способности связывать телесные движения и выражения лица, которые каждый видит в другом, с проприоцептивными чувствами, вызывающими эти соответствующие движения или самовыражения.Люди также, кажется, устанавливают ту же непосредственную связь между тоном голоса и другими голосовыми выражениями и внутренним чувством. См. Неврологические основы ниже.

Ведутся споры о том, как именно следует охарактеризовать сознательный опыт (или феноменологию) эмпатии. Основная идея состоит в том, что, глядя на выражения лица или телодвижения другого человека или слушая его тон голоса, можно сразу почувствовать, что он чувствует (в отличие от более интеллектуального определения поведенческих симптомов их эмоций).Хотя эмпатическое признание, вероятно, будет включать в себя некоторую форму возбуждения у эмпататора, они могут не воспринимать это чувство как принадлежащее собственному телу, а вместо этого могут перцептивно локализовать это чувство «в» теле другого человека. В качестве альтернативы сочувствующий может вместо этого почувствовать эмоциональную «атмосферу» или то, что эмоция в равной степени принадлежит всем вовлеченным сторонам.

Более развитая эмпатия требует большего, чем просто распознавание эмоционального состояния другого человека.Поскольку эмоции обычно направлены на объекты или положения дел, эмпатирующему может сначала потребоваться некоторое представление о том, что это за объект (где объект может включать воображаемые объекты, концепции, других людей или даже эмпатиста). В качестве альтернативы распознавание чувства может предшествовать распознаванию объекта этой эмоции или даже помочь эмпатирующему в обнаружении объекта эмоции другого человека. Сочувствующему также может потребоваться определить, как эмоциональное состояние влияет на то, как другой воспринимает объект.Например, сочувствующему необходимо определить, на каких аспектах объекта следует сосредоточиться. Следовательно, часто недостаточно, чтобы эмпатист распознал объект, на который направлен другой, плюс телесные ощущения, а затем просто сложил эти компоненты вместе. Скорее сочувствующий должен найти путь в петлю, где восприятие объекта влияет на чувства, а чувство влияет на восприятие объекта. Следующая последовательность примеров определяет некоторые из основных факторов сопереживания другому:

Я чувствую, что:

  • Фрэнк раздражен (выражением лица, голосом или позой).
  • Фрэнк раздражается из-за того, что не получает желаемого (общий объект эмоций).
  • Фрэнк раздражен из-за того, что опоздал на поезд (особый объект эмоции)
  • Фрэнк раздражен из-за того, что опоздал на поезд, но всего на несколько секунд (фокусировка на конкретном объекте).
  • Фрэнк раздражен, потому что он только что опоздал на поезд и ему нужно было добраться до важной встречи (фоновый непсихологический контекст).
  • Фрэнк раздражен, потому что он только что опоздал на поезд, у него была важная встреча, и потому что он вообще раздражительный человек (черты характера).

Следует также отметить, что степень, в которой эмоции человека публично наблюдаемы или взаимно признаются как таковые, имеет значительные социальные последствия. Эмпатическое признание может быть, а может и не приветствоваться или желательно в обществе. Это особенно верно, когда мы распознаем эмоции, которые кто-то испытывает по отношению к нам во время взаимодействия в реальном времени. Соответствующая роль сочувствия в наших отношениях с другими во многом зависит от обстоятельств. Например, утверждается, что клиницисты или лица, осуществляющие уход, должны следить за тем, чтобы не быть слишком чувствительными к эмоциям других, не вкладывать слишком много собственных эмоций, рискуя истощить собственную находчивость.

Есть также опасения, что собственный эмоциональный фон эмпатизатора может повлиять на эмоции других людей или исказить их. Сочувствие — это не процесс, который может дать определенные суждения об эмоциональном состоянии других. Это навык, который постепенно развивается на протяжении всей жизни и улучшается по мере того, как мы больше контактируем с человеком, которому сопереживаем. Соответственно, любое полученное нами знание эмоций другого человека должно быть пересмотрено в свете дополнительной информации.Таким образом, осознание этих ограничений является благоразумным в клинической ситуации или при уходе.

При попытке пообщаться с другим может быть полезно продемонстрировать сочувствие другому, чтобы открыть канал общения с другим. В этом случае возможны два метода эмпатии:

а) либо имитировать «воображаемые» версии убеждений, желаний, черт характера и контекста другого и смотреть, к каким эмоциональным переживаниям это приводит;

b) или имитируйте эмоциональное чувство, а затем осмотритесь в поисках подходящей причины.

В любом случае предполагается, что полное чуткое участие помогает понять и предвидеть поведение другого.

Сочувствие может причинять боль самому себе: видя чужую боль, особенно в том виде, в котором она транслируется в СМИ, может вызвать временную или постоянную клиническую депрессию; явление, которое иногда называют weltschmerz .

Без базового эмоционального понимания других нет основы для отношений, поэтому борьба напряжения заключается в дилемме, чтобы защитить себя от боли сочувствия или попытаться установить отношения с другими людьми, несмотря на потенциальный риск травмы.

Противопоставление сочувствия другим явлениям [править | править источник]

Следует быть осторожным, чтобы не путать сочувствие ни с сочувствием, ни с эмоциональным заражением, ни с телепатией. Сочувствие — это чувство сострадания к другому, желание видеть его лучше или счастливее, часто описываемое как «сочувствие» к кому-то. Эмоциональное заражение — это когда человек (особенно младенец или член толпы) имитативно «улавливает» эмоции, которые проявляют другие, не обязательно осознавая, что это происходит. Телепатия — это противоречивое паранормальное явление, при котором эмоции или другие психические состояния могут быть прочитаны напрямую, без необходимости делать выводы или воспринимать выразительные подсказки о другом человеке.

Сочувствие: «Прошу прощения за вашу печаль, я хочу помочь».
Эмоциональное заражение: «Мне грустно».
Сочувствие — это «Я чувствую твою печаль».
Апатия — это: «Мне все равно, как ты себя чувствуешь».
Телепатия: «Я читаю твою печаль, а ты не выражаешь ее мне каким-либо нормальным образом.»

Психологические перспективы [править | править источник]

Некоторые эксперты (психологи, психиатры и другие ученые) считают, что не все люди обладают способностью сочувствовать или воспринимать эмоции других. Например, аутизм и связанные с ним состояния, такие как синдром Аспергера, часто (но не всегда) характеризуются явным снижением способности сопереживать другим. Взаимодействие между эмпатией и расстройствами аутистического спектра — сложная и продолжающаяся область исследований, которая подробно обсуждается ниже.

Согласно идеям Саймона Барон-Коэна, это отсутствие может быть связано с отсутствием теории разума (т. Е. Способности моделировать чужое мировоззрение, используя либо аналогию, подобную теории, между собой и другими, либо способность симулировать воображаемое психических состояний, а затем применить последствия этих симуляций к другим). Опять же, не все аутисты соответствуют этой схеме, и теория остается спорной.

Напротив, психопаты кажутся способными демонстрировать видимость ощущения эмоций других с такой теорией разума, часто демонстрируя заботу и дружбу в убедительной манере, и могут использовать эту способность, чтобы очаровывать или манипулировать, но они критически не хватает сочувствия или сострадания, к которым часто приводит сочувствие.Сочувствие, конечно, не гарантирует доброжелательности. Та же самая способность может лежать в основе злорадства (получение удовольствия от боли другого существа) и садизма (получение сексуального удовлетворения посредством причинения боли или унижения другому человеку).

Более того, некоторые исследования показывают, что люди более способны и готовы сочувствовать тем, кто больше всего на них похож. В частности, сочувствие возрастает при сходстве культур и условий жизни. Мы также с большей вероятностью сочувствуем тем, с кем взаимодействуем чаще (см. Levenson and Reuf 1997 и Hoffman 2000: 62).

Развитие навыков сочувствия часто является центральной темой в процессе выздоровления наркоманов.

Более того, люди могут сопереживать животным. Таким образом, сочувствие считается движущей психологической силой движения за права животных (пример сочувствия), независимо от того, оправдано ли использование сочувствия каким-либо реальным сходством между эмоциональными переживаниями животных и людей.

Расстройства эмпатии и аутистического спектра [править | править источник]

Распространенный источник путаницы при анализе взаимодействий между эмпатией и РАС состоит в том, что очевидное отсутствие эмпатии может маскировать по крайней мере две другие основные причины:

  • Чрезмерная чувствительность или «подавленность» может быть причиной раннего усвоенного подавления.
  • Неспособность продемонстрировать сочувствие может возникать из-за неспособности (или незнания как) выразить сочувствия другим, в отличие от трудности ощущать это внутренне [1].

Первый из них цитируется Фиби Колдуэлл, автором ASD, которая пишет:

Ясно то, что, хотя люди в спектре аутизма могут нелегко реагировать на внешние жесты / звуки, они действительно реагируют наиболее охотно, если инициатива, свидетелями которой они являются, уже является частью их репертуара.Это указывает на избирательное использование поступающей информации, а не на ее отсутствие. Похоже, что люди с аутизмом на самом деле довольно хорошо распознают и имитируют, если действие, которое они воспринимают, имеет значение и значение для их мозга.
Что касается отсутствия эмпатической реакции, может показаться, что по крайней мере некоторые люди с аутизмом сверхчувствительны к чувствам других, а не обладают иммунитетом к ним, но не могут справиться с болезненной обратной связью, которую это инициирует в организме, и имеют поэтому научился подавлять это средство. («Письма», Лондон Times, 30 декабря 2005 г.)

В этом контексте люди с легким или высокофункциональным синдромом Аспергера иногда сообщают о более высоком уровне эмпатии на , особенно в отношении животных и других глубоко укоренившихся людей. эмоции у людей — анекдотически это может быть чаще у «высокофункциональных» людей, или, возможно, сила негативных эмпатических чувств к людям сама могла быть одной из причин ухода в себя.

Некоторые исследователи поведения животных утверждают, что сочувствие не ограничивается людьми, как следует из определения. Примеры включают в себя дельфины, спасающие людей (сочувствие) от утопления или нападения акул, а также множество видов поведения, наблюдаемых у приматов как в неволе, так и в дикой природе. См., Например, популярную книгу Франса де Ваала «Обезьяна и суши-мастер ». Было доказано, что грызуны проявляют сочувствие к товарищам по клетке (но не к незнакомцам), страдающим от боли. [11]

Исследования последних лет были сосредоточены на возможных мозговых процессах, сопутствующих эмпатии (Preston & de Waal, 2002).Функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) недавно была использована для исследования функциональной анатомии эмпатии (обзоры см. В Decety & Jackson, 2006; Decety & Lamm, 2006; deVignemont & Singer, 2006). Эти исследования показали, что наблюдение за эмоциональным состоянием другого человека активирует части нейронной сети, участвующие в обработке того же самого состояния, будь то отвращение (Wicker et al., 2003), прикосновение (Keysers et al., 2004) или боль. (Моррисон и др., 2004; Джексон и др., 2005, 2006; Ламм и др., 2007; Singer et al., 2004, 2006).

Исследование эмпатических нейронных цепей было вдохновлено открытием зеркальных нейронов у обезьян, которые срабатывают как тогда, когда существо наблюдает за другим действием, так и когда они сами выполняют это, представляет собой возможный нейронный механизм для сопоставления чувств других людей с собственными. нервная система.

В Бауэре (2005) функция этих зеркальных ячеек была дополнительно исследована. Они могут быть связаны с осознанием целенаправленности действий.Эти нейроны «могут быть ответственны за понимание намерений других людей», — заявили Киёси Накахара и Ясуси Мияшита, оба из Медицинской школы Токийского университета, в записке, сопровождающей действие Бауэра.

Dapretto et al. (2006) обнаружили, что, в отличие от нормально развивающихся детей, высокофункциональные дети с аутизмом не проявляют активности зеркальных нейронов в нижней лобной извилине мозга (pars opercularis) при имитации и наблюдении за эмоциональными выражениями.Авторы предполагают, что это подтверждает гипотезу о том, что дисфункциональная система зеркальных нейронов может лежать в основе социальных дефицитов, наблюдаемых при аутизме.

Компоненты схем, участвующие в эмпатии, также могут быть дисфункциональными при психопатии (Танстолл Н., Фэхи Т. и Макгуайр П. в: Руководство по нейровизуализации в психиатрии , ред. Фу С. и др., Мартин Дуниц: Лондон, 2003).

К 2 годам дети обычно начинают демонстрировать фундаментальное поведение эмпатии, имея эмоциональную реакцию, соответствующую другому человеку.Еще раньше, в возрасте одного года, у младенцев появляются зачатки эмпатии в том смысле, что они улавливают намерения других людей. [12] . Иногда малыши утешают других или проявляют заботу о них уже в 24 месяца. Также в течение второго года малыши будут играть в ложные игры или «притворяться», пытаясь обмануть других, и для этого необходимо, чтобы ребенок знал, во что верят другие, прежде чем он или она сможет манипулировать этими убеждениями (Feldman, 1997).

В дополнение к вышеупомянутому использованию, термин эмпатия также используется некоторыми людьми для обозначения их повышенной или повышенной чувствительности к эмоциям и состоянию других.Это, как сообщается, может привести как к положительным аспектам, таким как более квалифицированный инстинкт к тому, что находится «за кулисами» с людьми, так и к трудностям, таким как быстрое чрезмерное возбуждение, подавленность или стресс, вызванный неспособностью защитить себя от этого. так называемый «пикап». Такие люди могут, например, испытывать стресс в толпе просто из-за того, что они улавливают то, что часто называют «белым шумом», или множественные эмоции, когда они проходят через него — явление, которое не следует путать с агорафобией, иногда неофициально называемое болезнью толпы.

Эмпатия в этом смысле приписывается такими людьми различным механизмам. Они включают просто более сложную подсознательную обработку сенсорных сигналов или более сильную эмоциональную обратную связь, чем обычно (то есть нормальный человеческий опыт, но в большей степени), и, следовательно, соответствуют существующим моделям. Некоторые люди, возможно, из-за синестезии, вместо этого верят, что это прямое эмоциональное ощущение или ощущение чужой «энергии». Религия Нью Эйдж построила системы убеждений на основе анекдотических свидетельств людей, которые в этом смысле утверждают, что они «эмпаты».Этот аспект эмпатии не признается клинически, и кто-то, называющий себя «эмпатом», обычно не подразумевает, что он наделен какими-либо экстрасенсорными способностями.

Регулярная тема обсуждения на таких веб-сайтах касается воздействия на людей, а следовательно, и методов (включая умственные практики, эмоциональные процессы и ритуалы), которые в отдельных случаях могут помочь снизить интенсивность эмпатических реакций на чувства других до более терпимого уровня. (неофициально называется «экранирование» или эмоциональная отстраненность).

Мера того, насколько хорошо человек может сделать вывод о конкретном содержании последовательных мыслей и чувств другого человека (Ickes, 1997, 2003). Уильям Икес и его коллеги разработали основанный на видео метод измерения эмпатической точности и использовали этот метод, среди прочего, для изучения эмпатической неточности супружеских и жестоких мужей.

  1. ↑ Престон, Стефани Д. и Франс Б. М. де Ваал. 2002. Эмпатия: ее конечные и непосредственные основы. Поведенческие науки и науки о мозге 25: 1-72.
  2. ↑ Стейн Э. (1989). О проблеме эмпатии , с. 11. Вашингтон: Публикации ICS. (Оригинальная работа опубликована в 1917 г.)
  3. ↑ Кохут, Х. (1984). Как лечит анализ? . (стр.82). Чикаго: Издательство Чикагского университета.
  4. ↑ Айзенберг, Н. (2002). Эмоциональные реакции, связанные с эмпатией, альтруизм и их социализация . В Р. Дж. Дэвидсон и А. Харрингтон (ред.). Видения сострадания: западные ученые и тибетские буддисты исследуют человеческую природу .(стр. 135; 131-164). Лондон: Издательство Оксфордского университета.
  5. ↑ Schafer, R. (1959). Генеративная эмпатия в ситуации лечения . The Psychoanalytic Quarterly, 28, стр. 345; 342-373.
  6. ↑ Бергер Д. М. (1987). Клиническая эмпатия . Нортвейл: Джейсон Аронсон, Inc.
  7. ↑ Гринсон Р. Р. (1960). «Сочувствие и его превратности». Международный журнал психоанализа , 41, стр. 418; 418-424
  8. ↑ Шварц, В., (2002) «От пассивности к компетенции: концептуализация знаний, навыков, терпимости и сочувствия».Психиатрия 65 (4) стр. 338-345.
  9. ↑ Роджерс К. Р. (1959). Теория терапии, личности и межличностных отношений, разработанная в рамках клиентоориентированной системы . В С. Кохе (ред.), Психология: научное исследование , (Том 3, стр. 210-211; 184-256). Нью-Йорк: Мак Гроу Хилл.
  10. ↑ (Decety, J. & Jackson, P.L. (2004). Функциональная архитектура человеческого сочувствия. Поведенческие и когнитивные обзоры нейробиологии, 3, 71-100.
  11. Дейл Дж.Лэнгфорд, Сара Э. Крейджер, Заррар Шехзад, Шад Б. Смит, Сюзана Г. Сотоцинал, Джереми С. Левенштадт, Мона Лиза Чанда, Дэниел Дж. Левитин, Джеффри С. Могил (30 июня 2006 г.). Социальная модуляция боли как свидетельство сочувствия у мышей. Наука 312 : 1967 — 1970.
  12. ↑ Terje Falck-Ytter, Gustaf Gredebäck & Claes von Hofsten, Младенцы предсказывают цели действий других людей , Nature Neuroscience 9 (2006)
  • Барон-Коэн, С.(2005). Система сочувствия: пересмотр модели 1994 года системы чтения мыслей. В Б. Дж. Эллис и Д. Ф. Бьорклунд (ред.), Истоки социального разума: эволюционная психология и развитие ребенка . Нью-Йорк: Guilford Publications, полный текст
  • Корацца, Эрос (2004). «Сочувствие, воображение и отчеты». Глава 7 в Reflecting the Mind — Indexicality and Quasi-Indexicality . Издательство Оксфордского университета, Оксфорд.
  • Фельдман, Р. (1997). Развитие на протяжении жизни .Река Аппер Сэдл, штат Нью-Джерси: Prentice Hall.
  • Голди, Питер (2000). Эмоции, философское исследование . Кларендон Пресс, Оксфорд.
  • Goldstein, A.P. & Micheals, G.Y (1985). Сочувствие. Развитие обучения и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Нью-Джерси.
  • Хоффман, М. Л. (1978), «Сочувствие, его развитие и просоциальные последствия», в К. Б. Кизи (редактор), Симпозиум по мотивации в Небраске , 25: 169-218.
  • Хоффман, М.L. (2000), Сочувствие и нравственное развитие, (Кембридж: издательство Кембриджского университета).
  • Ickes, W. (Ed.) (1997). Эмпатическая точность . Guilford Press, Нью-Йорк.
  • Ickes, W. (2003). Ежедневное чтение мыслей: понимание того, что думают и чувствуют другие люди . Книги Прометея.
  • Левенсон, Р. В. и Реуф, А. М. (1997), «Физиологические аспекты эмоционального знания и взаимопонимания», в У. Икес (редактор), Empathic Accuracy (New York: Guilford), 44-72.
  • Марулис А. (1989). Эмпатическое воображение. Нортон. Нью-Йорк.
  • Э. Томпсон (редактор) (2001), «Между нами. Проблемы от второго лица в изучении сознания», Imprint Academic, 2001 ISBN 0

    5 14 2; Журнал исследований сознания , 8, номер 5-7, 2001 ISSN 1355 8250
  • Б. Бауэр «Целенаправленные клетки мозга: нейроны могут отслеживать действия как прелюдию к сочувствию» в Science News , 30 апреля 2005 г.
  • Дапретто, М.и другие. (2006). Понимание эмоций у других: дисфункция зеркальных нейронов у детей с расстройствами аутистического спектра. Nature Neuroscience, 9 , 28-30.
  • Håkansson, J., & Montgomery, H. (2003). Сочувствие как межличностное явление. Журнал социальных и личных отношений, 20 (3), 267-284.

Эмпатия> Измерение эмпатии (Стэнфордская энциклопедия философии)

Измерение эмпатии

Психологи различают измерения ситуационных эмпатия, то есть эмпатические реакции в определенном ситуации — и измерения диспозиционной эмпатии, где Эмпатия понимается как устойчивая черта характера человека.Ситуативная эмпатия измеряется либо путем опроса испытуемых об их переживания сразу после того, как они подверглись определенному ситуации, изучая «лицевые, жестовые и голосовые показатели. реакции, связанной с эмпатией »(Чжоу, Валиенте и Айзенберг 2003, 275), или различными физиологическими показателями, такими как измерение частоты сердечных сокращений или проводимости кожи. Ни один из этих измерения — идеальный инструмент. Как известно, самоотчеты могут быть под влиянием множества мешающих факторов.Они могут не указывать о том, как человек на самом деле чувствовал, а скорее отражает свои знания того, что другие люди ожидают от человека. Они также могут отличаться в зависимости от способности человека выражать свои мысли словами. Физиологические измерения не становятся жертвой таких опасений, но неясно, позволяют ли они в достаточной мере различать сочувствие, сочувствие и личное горе (Чжоу, Валиенте и Айзенберг 2003 и Майбом 2014, 20 и далее).

Большая часть исследований эмпатии была сосредоточена на изучении переменные, связанные с эмпатией как устойчивой предрасположенностью.Диспозиционная эмпатия измерялась либо путем опоры на отчеты других людей (особенно в случае детей) или, чаще всего (в исследования сочувствия у взрослых), полагаясь на введение различные анкеты, связанные с конкретными шкалами эмпатии. Некоторые из наиболее широко использовались анкеты сочувствия Хогана (EM) шкала (Hogan 1969), шкала Мехрабиана и Эпштейна опросник для измерения эмоциональной эмпатии (QMEE; Mehrabian and Epstein 1972), а с 1980-х годов Дэвис Межличностный Индекс реактивности (IRI; Davis 1980, 1983 и 1994).Эти анкеты отражают разнообразие концепций эмпатии в психологии, поскольку каждый понимает себя как операционализирующий другое определение сочувствия. Хоган понимает сочувствие в исключительно познавательной манерой, Мехрабиан и Эпштейн рассматривают ее как исключительно аффективный феномен, в широком смысле определяющий его как « заместительная реакция на воспринимаемые эмоциональные переживания другие »(525), и Дэвис рассматривает сочувствие как когнитивные и аффективные компоненты; как «набор конструкций, связаны тем, что все они связаны с реакцией на других, но также четко отличимы друг от друга »(Davis 1983, 113).

Шкала когнитивной эмпатии Хогана состоит из 64 вопросов, которые были выбраны из множества психологических личностных тестов, таких как Миннесотский многофазный опросник личности (MMPI) и California Personality Inventory (CPI) согласно довольно сложная процедура. Из почти тысячи вопросов Хоган выбрал те вопросы, в ответ на которые он обнаружил две группы люди — которые были независимо идентифицированы как люди с низким или высоким уровнем сочувствия — как показано существенные различия в их ответах.Мехрабиан и Эпштейн Анкета состоит из 33 пунктов, разделенных на семь подкатегорий. тестирование на «подверженность эмоциональному заражению», «Оценка чувств незнакомого и далекого другие »,« чрезвычайная эмоциональная отзывчивость », «Склонность быть тронутой положительными эмоциональными переживания »,« склонность быть тронутой другими » отрицательный эмоциональный опыт »,« сочувствующий склонность »и« желание контактировать с другими у кого есть проблемы »(Мехрабиан и Эпштейн, 197). Тем не менее, хотя QMEE различает эти аспекты эмпатии на концептуальном уровня, он присваивает общий балл эмпатии только тем, кто завершил анкета.Именно по этой причине «Межличностное общение» Дэвиса В настоящее время исследователи предпочитают индекс реактивности. В IRI — это анкета, состоящая из 28 вопросов, поровну разделенных между четыре различных подшкалы; то есть «перспектива принятие »или« склонность к спонтанному принятию психологический взгляд на других в повседневной жизни »; «Эмпатическое беспокойство» или «склонность к испытывать чувство сочувствия или сострадания к несчастным другие; «Личное бедствие» или «склонность испытывать дистресс или дискомфорт в ответ на сильнейшее недомогание в другие; и «фантазия» или «склонность к творчески переносить себя в вымышленные ситуации »(Дэвис 1994, 55-57).В отличие от Мехрабиана и Эпштейна, шкала Дэвиса не вычисляет общую ценность сочувствия, но вычисляет отдельный балл по каждой из подшкал.

Примечательно, что никакой существенной корреляции между оценки по различным шкалам эмпатии и измерения эмпатии точность. Если таковые имеются, то был обнаружен лишь пренебрежимо малый эффект между эмпатическая точность и аффективная эмпатия, измеренные QMEE и подшкалы эмпатической заботы и личного дистресса в IRI (Дэвис и Краус 1997).Это особенно удивительно в отношении Хогана шкала эмпатии, которая пытается измерить эмпатию, понимаемую в познавательное чувство. Хоган определенно признает тот факт, что понимание эмпатии как склонность «творчески постигать другое состояние ума »концептуально не подразумевает что-либо об объективном успехе таких опасений. Но если сочувствие играет центральную роль в установлении социальных отношений между агентов, можно было бы ожидать найти более положительную корреляцию между измерение когнитивной эмпатии как устойчивой предрасположенности и эмпатическая точность.Дэвис и Краус не воспринимают такое отсутствие корреляции как указание на фундаментальную неудачу в концепции анкеты эмпатии. Скорее, это указывает на принципиальное ограничение любая шкала эмпатии, основанная на самоотчетах. Они предполагают, следуя Икес (1993, 2003, глава 7), что отсутствие корреляции указывает на то, что что у людей в целом мало мета-знаний об их эмпатическая способность. В этой интерпретационной структуре нет ничего в принципе неправильно с вопросами, которые задают для определения нашего эмпатического способности.Если бы у нас были необходимые мета-знания, отвечая на честно говоря, вопросы были бы хорошим руководством для определения сочувствия как определяется в контексте каждой шкалы.

Однако более пристальный взгляд на вопросы, используемые в анкетах, поднимает некоторые более фундаментальные опасения по поводу адекватности различных напольные весы. В частности, у Хогана или Мехрабиана и Эпштейна анкеты, следует опасаться недостаточной семантической соответствие между содержанием исследуемых вопросов и концепция сочувствия, предполагаемая авторами анкеты или даже концепции сочувствия, сформулированные в этой записи (Holz-Ebeling and Steinmetz 1995).В каком смысле, например, можно понимать такие элементы, как «Я предпочитаю душ ванне» (№7 ), «Я думаю, что хотел бы принадлежать к певческой клуб »,« Я бы хотел поработать иностранным корреспондент »(№29), или« Я люблю говорить о секс »(# 56) по шкале Хогана как имеющий какое-либо отношение к эмпатия в когнитивном смысле? В лучшем случае масштаб можно было использовать в выявление эмпатических людей, если на самом деле взаимосвязь между сочувствием и конкретными ответами на такие вопросы. Еще анкета, похоже, не исследует непосредственно эмпатию, поскольку она не устанавливает, что испытуемые ответили из-за сочувствия диспозиция, как она определена автором.Более того, это даже не ясно, что анкета была бы менее подходящей, если бы определяйте сочувствие чисто аффективным образом. Исследование сочувствия к помощь анкеты Хогана кажется проверкой на интеллекта, спрашивая людей, носят ли они дорогие костюмы и платья. Даже если бы на самом деле все и только умные люди носить такую ​​одежду, тест, разработанный таким образом, не подтвердит наличие интеллекта путем непосредственного тестирования способностей связано с нашим пониманием интеллекта.(Для обсуждения Hogan см. Также Johnson, Cheek, and Smither 1983 и Bierhoff 2002). Точно так же в шкале Мехрабиана и Эпштейна переверните элементы, такие как «Люди слишком много внимания уделяют чувствам и чувствительности животные »,« Я часто нахожу публичное проявление привязанности раздражает »,« Меня раздражают несчастные люди, которые просто жалко себя », или« Маленькие дети иногда плачут без видимых причин »(пункты 2, 3, 4 и 33 перевернуть) не кажется, непосредственно проверяет эмоциональное сочувствие. Ответы на последний пункт может просто отражать отсутствие опыта работы с детьми (или слишком много из них) и другие предметы, по всей видимости, в лучшем случае для проверки определенных отношение к другим; установки, которые кажутся совместимыми на первый взгляд с высокой и низкой эмпатией, определяемой как замещающая эмоциональная реакция на других.В лучшем случае вопросы можно интерпретировать как измерять эмоциональную возбудимость, а не сочувствие. (Для это предложение см. Mehrabian, Young, and Sato 1988). Действительно в недавнее исследование (Holz-Ebeling and Steinmetz 1995), рассматриваемые субъекты вряд ли какой-либо из элементов в двух вышеупомянутых шкалах будет семантически связаны с концепцией сочувствия автора. В том же исследовании Шкала IRI Дэвиса показала себя намного лучше, даже если этого не произошло. набрал отлично — 12 из 28 пунктов были оценены как быть уместным по сравнению с общей концепцией автора эмпатии и его определение конкретных подшкал.Однако это подозревали, что включение подшкалы фэнтези и вставляя такие вопросы, как «Обычно я довольно эффективен в работа в чрезвычайных ситуациях »или« Иногда я чувствую беспомощен, когда я нахожусь в очень эмоциональной ситуации » в подшкале личного бедствия шкала Дэвиса измеряет более широкие психологические процессы, такие как воображение или способность к эмоциональный контроль; процессы, которые, вероятно, как-то связаны, но которые определенно не тождественны сочувствию (Барон-Коэн и Уилрайт 2004 г.).

В контексте изучения вопроса о том, должен ли аутизм быть рассматривается как «расстройство эмпатии», Барон-Коэн и Поэтому Уилрайт почувствовал необходимость разработать новую анкету для измерение сочувствия. Их анкета сочувствия, называемая сочувствием частное (EQ), определяет эмпатию как включающую когнитивную компонент — «стремление приписать ментальные состояния другой человек / животное »- и аффективный компонент, что влечет за собой «соответствующую эмоциональную реакцию наблюдателя на психическое состояние другого человека »(168).Это состоит из 60 вопросов: 40 из них напрямую связаны с эмпатией, а 20 — с рассматриваются как предметы-наполнители, чтобы отвлечь испытуемых «от неустанное внимание к сочувствию ». Первые результаты теста кажутся проверить гипотезу о том, что аутизм связан с нарушениями сочувствие. Саймон-Барон и Уилрайт подчеркивают, что нужно интерпретировать приведенные выше результаты осторожны, так как достоверность EQ должна быть протестировано и сравнено с другими шкалами, в частности с IRI. Осмотреться различные элементы, не похоже, что EQ сталкивается с одним и тем же проблемы относительно достоверности его содержания, как и других шкал.Большинство предметов действительно может пониматься как проверка на сочувствие, как это определено авторы. Однако следует отметить, по крайней мере, в отношении аффективный компонент эмпатии — ни один из авторов определение, ни их включенные элементы, в достаточной степени различают аффективное сочувствие, сочувствие и личные переживания. Как и многие другие авторов, они склонны думать об аффективной эмпатии как об объединении собственно сочувствие, сочувствие и личное горе.

Существуют ли средства — особенно анкеты — подходящие инструменты для дальнейшего различения между этими очень разными эмоциональными реакциями остается открытым вопрос.Помощь в разработке новых шкал эмпатии или в дальнейшем проверка существующих анкет также может исходить из нейробиологии, которые совсем недавно начали вносить свой вклад в исследование сочувствия и начали исследовать лежащие в основе нейробиологические механизмы восприятия перспективы (обзор см. в Decety and Jackson 2004 г.). Действительно, некоторые недавние исследования, похоже, обнаружили предварительные доказательства корреляции между некоторыми опросниками эмпатии и специфическая нервная активность. В частности, Газзола, Азиз-Садех и Кейзерс (2006) обнаружил, что слуховые зеркальные цепи, то есть те схемы, которые активируются как при выполнении действия, так и во время прислушиваться к звукам похожих действий — показать более сильную активацию уровни у людей с более высоким мировоззрением, набравших баллы в Анкета Дэвиса IRI.Ламм, Бейтсон, Десети (2007) обнаружил корреляцию между коэффициентом эмпатии и активацией в правом скорлупа, левый задний / средний островок, передний медиальный поясная кора и левый мозжечок. Такие корреляции предполагают что эти анкеты действительно измеряют аспекты, которые были традиционно считается центральным элементом сочувствия, как и способность перспектива взятия. Может ли существование такой корреляции будут дополнительно подтверждены, необходимо дождаться результатов дополнительных исследований. Изучение эмпатии с точки зрения нейробиологии также может помочь нам, чтобы понять и дополнительно различать различные компоненты, которые были порой недостаточно обособлены в социальных психологическое исследование эмпатии.

Вернуться к основной записи

Дело против сочувствия — Vox

Кто может быть против сочувствия? Если наша моральная интуиция на что-то согласуется, разве не на идее, что сочувствие к другим людям — это хорошо? Какой вред может принести отождествление с мыслями и чувствами других людей?

По словам Пола Блума, профессора психологии Йельского университета, большинство из нас совершенно не правы в отношении сочувствия. Автор новой книги под названием Against Empathy , Блум использует клинические исследования и простую логику, чтобы доказать, что сочувствие, каким бы благонамеренным оно ни было, является плохим руководством для моральных рассуждений.Хуже того, по мере того, как люди и общества выносят этические суждения на основе сочувствия, они становятся менее чувствительными к страданиям все большего и большего числа людей.

«Я хочу обосновать ценность сознательного, обдумывающего мышления в повседневной жизни, утверждая, что мы должны стремиться использовать голову, а не сердце». Таков призыв Блум на первых страницах книги. Далее следует четко аргументированный трактат об опасностях благих намерений.

Я сел с Блумом, чтобы поговорить о его доводе против сочувствия. Чтобы быть совершенно прозрачным, я прочитал книгу Блума — и вступил в этот разговор — с изрядной долей скептицизма. Я долгое время считал сочувствие основой человеческой солидарности (по причинам, которые я объясню ниже). Так что, если он прав, то я ошибался практически всю свою жизнь.

Прочитав его книгу и вовлекая его в этот разговор, я думаю, что он (в основном) прав.

Шон Иллинг

Как вы определяете сочувствие? И чем это отличается, скажем, от сострадания или сочувствия?

Пол Блум

Это отличный вопрос, потому что многие люди приходят в ужас, когда видят мой заголовок.Я пришел к выводу, что под сочувствием люди подразумевают разное. Некоторые люди считают, что сочувствие означает все хорошее или моральное, или доброту в каком-то общем смысле. Я не против. Есть еще одно чувство эмпатии, более узкое и связанное с пониманием других людей. И я говорю не об этом. Я думаю, что понимание людей важно, но это не обязательно сила добра. Это также может быть сила зла.

Под сочувствием я подразумеваю чувство чувств других людей.Итак, если вам больно, и я чувствую вашу боль — я сочувствую вам. Если вы беспокоитесь, я заберу ваше беспокойство. Если тебе грустно, а я понимаю твою печаль, я проявлю сочувствие. А это отличается от сострадания. Сострадание означает, что я придаю значение вашей заботе, я ее ценю. Я забочусь о тебе, но мне не обязательно улавливать твои чувства.

Многие люди думают, что это просто словесное различие, что это не имеет большого значения. Но на самом деле в моей книге есть много доказательств того, что сочувствие и сострадание активируют разные части мозга.Но что более важно, у них разные последствия. Если я сочувствую вам, будет больно, если вы страдаете. Это будет утомительно. Это заставит меня избегать вас и не помогать. Но если я сочувствую тебе, я буду воодушевлен. Я буду счастлив и постараюсь сделать твою жизнь лучше.

Шон Иллинг

Я принимаю все, что вы только что сказали, но сочувствие все еще кажется мне в значительной степени положительным — или полезным — эмоцией. Можно утверждать, что сочувствие на самом деле открывает дверь большему состраданию.

Пол Блум

Я особенно люблю сочувствие, его роль в принятии решений. У сочувствия есть определенные особенности дизайна, которые делают его позитивным в определенных ограниченных обстоятельствах. Если вы и я — единственные люди на земле, и вам больно, и я могу помочь вам и избавить вас от боли, и я испытываю к вам сочувствие и поэтому делаю вашу жизнь лучше, сочувствие сделало кое-что хорошее. Но реальный мир далеко не так прост. Недостатки эмпатии в дизайне связаны с тем, что она действует как прожектор.Он приближает вас. Но прожекторы освещают только то, на что вы их указываете, и по этой причине сочувствие является необъективным.

Я, скорее всего, сочувствую тебе, красивый белый парень, но к кому-то отталкивающему или пугающему я не сочувствую. На самом деле я гораздо меньше сочувствую людям, которые не принадлежат к моей культуре, которые не разделяют мой цвет кожи, не разделяют мой язык. Это ужасный факт человеческой природы, и он действует на подсознательном уровне, но мы знаем, что это случается.Десятки, а возможно, сотни лабораторных экспериментов по изучению эмпатии, и они обнаруживают, что эмпатия настолько предвзята, насколько это вообще возможно.

Вторая проблема — это неграмотность. Сочувствие приближает меня к одному, но не обращает внимания на разницу между единицей и 100 или единицей и 1000. Именно из-за сочувствия мы часто больше заботимся об одном человеке, чем о 100 или 1000 человек, или о пропавшей без вести привлекательной белой девушке мы больше заботимся, чем о 1000 голодающих детей, которые не выглядят так, как мы, или живем там, где мы не видим. не живу.

Так что это может показаться приятным, но сочувствие часто приводит нас к глупым и неэтичным решениям.

Шон Иллинг

Обязательно ли эмпатия в центре внимания? Должен ли он быть ориентирован на одного или двух человек одновременно? Является ли это частью структуры эмпатии или просто наиболее частым проявлением?

Пол Блум

Я думаю, что это часть эмпатии. Сочувствие, когда мы говорим о нем, означает: «Я ставлю себя на ваше место». Итак, со сколькими людьми вы можете это сделать? Что ж, может я смогу сделать это с тобой и с каким-нибудь другим парнем одновременно.Вы чувствуете разные вещи, и я как бы держал их в голове. Могу ли я сделать это для 10, 12 или 100 человек? Нет. Может быть, всемогущий бог мог бы это сделать, мог сочувствовать каждому живому существу. Но обычно мы увеличиваем один.

Так что это отличается от морали в целом. Когда я делаю моральное суждение, я могу принять во внимание, что если я сделаю это, 10 человек пострадают, но тысяча человек получит пользу. А что касается здравоохранения, контроля над оружием или чего-то подобного, вы имеете дело с числами.

Но сочувствие по самой своей природе похоже на прожектор.

Шон Иллинг

Итак, вы считаете, что сочувствие — не только плохой ориентир для моральных рассуждений; это действительно делает людей — и мир — хуже?

Пол Блум

Я считаю, что сочувствие прекрасно ко всему. Например, это прекрасный источник удовольствия. Радость художественной литературы исчезла бы, если бы мы не могли на каком-то уровне сопереживать персонажам. Большая часть нашей близости исчезнет.Я считаю, что сочувствие занимает центральное место в сексе. Он отлично подходит для самых разных вещей.

Однако в области морали сочувствие сбивает нас с пути. Нам будет намного лучше, если мы откажемся от сочувствия и станем рациональными рассуждающими, мотивируемыми состраданием и заботой о других.

Шон Иллинг

Можете ли вы привести пример того, как в повседневной жизни не получилось сочувствовать?

Пол Блум

Я дам спорное, а затем менее спорное. Спорный вопрос касается роли сочувствия в нашей системе уголовного правосудия, особенно заявлений потерпевших.Во многих штатах, но не во всех, есть заявления потерпевших, и эти заявления потерпевших позволяют людям говорить о том, что с ними случилось и что было, когда их родственники умерли или когда на них напали; они часто определяют приговор.

Я не мог представить себе лучшего рецепта для предвзятости и несправедливых приговоров, чем этот. Если жертва — красноречивая, привлекательная белая женщина, она будет намного сильнее, чем если бы жертва была угрюмым афроамериканцем, который не любит говорить о своих чувствах.Вы внезапно превращаете глубокие вопросы о том, как наказать преступников, в вопрос о том, насколько я чувствую к этому человеку передо мной? Так что предвзятость была бы невероятно сильной. Так что это первый случай.

Дело два касается Дональда Трампа. Риторика Трампа об иммигрантах и ​​мусульманах часто оформлялась, особенно в начале его кампании, с точки зрения страданий людей. Он действительно рассказывал эти истории. На своих митингах он рассказывал истории жертв изнасилований и расстрелов. Он рассказывал истории о людях, потерявших работу.И он апеллировал к сочувствию сторонников, чьи заботы касались в основном их собственного племени.

Триста лет назад Адам Смит заметил, что когда вы чувствуете сочувствие к кому-то, кто подвергся насилию или нападению, это выливается в гнев и ненависть к тем, кто совершил насилие. И я думаю, что мы постоянно видим это в реальном мире. Когда кто-то хочет, чтобы вы выгнали кучу людей из своей страны или вступили в войну, они расскажут вам очень печальную историю о каком-то бедном человеке, который похож на вас и каким-то образом стал жертвой.Иногда история ложная, иногда правда, но это тот случай, когда сочувствие действительно идет не так.

Шон Иллинг

Я нахожу ваши широкие аргументы в пользу сочувствия убедительными, но я думаю, что ваша критика не относится также к межличностным отношениям или динамике родитель-ребенок. На каком-то уровне разве мы не обязаны больше заботиться о людях, которых мы любим, или о людях, которых мы называем друзьями? И если это правда, разве для этого не требуется что-то вроде сочувствия?

Пол Блум

Это отличный вопрос.У меня есть целая глава, в которой я борюсь с этим. Многие из моих книг похожи на «так оно и есть, чувак». Но у меня есть глава об интимных отношениях, где я борюсь именно с этими вопросами. Он идет в двух направлениях. Итак, одно направление — «сочувствие предвзято, оно играет фаворитов», но есть некоторые предубеждения, которые не кажутся плохими. Я люблю своих детей намного больше, чем люблю тебя, и мне не стыдно за это. Не думаю, что совершаю моральную ошибку. И я не считаю ошибкой больше заботиться о своих друзьях и семье, чем о незнакомцах.

Думаю, я ошибаюсь, если мне небезразличны белые люди больше, чем темнокожие. Но друзья и семья? Это кажется правильным. В этом смысле предвзятость сочувствия — не такая уж проблема. Но я думаю, что эта предвзятость является просто более общей предвзятостью. Если бы вы лишили меня сочувствия, я бы все равно любил своих детей. Потому что все остальные эмоции идут в том же направлении. В таком случае, я думаю, предвзятость сочувствия сама по себе не проблема.

Другая часть вашего вопроса заключается в том, что примеры, которые мы приводили до сих пор, касались вопросов политики — вступления в войну и заявлений жертв.Как насчет того, чтобы иметь дело с детьми, женой, друзьями? Разве вы не хотите сочувствовать им? И я думаю, что ответ на этот вопрос неоднозначен. Я думаю, что часто ответ будет отрицательным.

Предположим, вы пришли ко мне и испугались, вы беспокоитесь. Вы действительно хотите, чтобы я тоже забеспокоился? Вы хотите, чтобы я посочувствовал вашей тревоге, не только понял, но и почувствовал ее? По-видимому, нет. Вы хотите, чтобы я был спокойным. Если вы в депрессии, вы не хотите, чтобы я впадал в депрессию. Тогда у вас две проблемы вместо одной.Вы хотите, чтобы я поднимал настроение, поднимал вам настроение, рассматривал ситуацию в перспективе.

Думаю, сочувствие, особенно положительные эмоции, есть. Если мы друзья и с вами случилось что-то замечательное, возможно, вы захотите, чтобы я разделил вашу радость, не просто порадовался, что с вами все хорошо, но на самом деле поделился своими позитивными чувствами. Я не вижу в этом ничего плохого.

Шон Иллинг

Вы провели интересное различие между чувством и пониманием, и вы уже упоминали об этом ранее.Интересно, не могли бы вы немного распаковать это? Вы хотите сказать, что быть чутким означает чувствовать то, что кто-то чувствует, а не просто понимать это или как-то относиться к этому?

Пол Блум

Для моего аргумента очень важно, что это две разные вещи. Все согласны с тем, что чтобы быть хорошим человеком, нужно понимать других людей. Вы не сможете купить кому-нибудь подарок на день рождения, если не поймете их на каком-то уровне. И нельзя сделать ребенка счастливым, если не понимаешь ее.Как мы уже говорили в начале, понимание также необходимо, если вы хотите разрушить чью-то жизнь, если вы хотите соблазнить, обмануть или замучить. Но понимание все еще кажется необходимым условием для совершения добра. Так что, если выясняется, что понимание и чувство по сути связаны друг с другом, я не могу возражать против сочувствия. Но они не запутаны. Вы легко можете найти диссоциации.

Одно из таких отстранений — компетентный психопат. Так что некоторые психопаты не так впечатляют, как вы думаете.Они просто облажались. Но некоторые психопаты действительно хорошо ладят с другими людьми. Они действительно хорошо ладят с другими людьми, потому что понимают их. Они знают, чего вы хотите. Они знают, что тебе нравится. Они знают вас лучше, чем вы сами, но им плевать. Они могут причинить вам сильную боль и не моргнуть.

Шон Иллинг

Видите ли вы хоть какую-то социальную пользу в сочувствии?

Пол Блум

Я думаю, что это приводит нас к неправильным моральным решениям, но часто люди хотят этого.Во многих случаях люди хотят, чтобы другой человек почувствовал то же, что и они. Некоторые случаи являются случаями морального убеждения, когда я хочу, чтобы вы убедили вас помочь мне и заставить вас сделать то, что мне нужно, чтобы вы почувствовали то, что я чувствую. Мой ребенок в больнице. Мне нужны деньги на операцию. Как бы вы себя чувствовали? Я пытаюсь мотивировать это как часть убеждения.

Шон Иллинг

Я понимаю вашу точку зрения, что сочувствие часто носит трайбалистический характер, но должно ли быть так, или это то, что есть у большинства людей большую часть времени? Представьте себе буддийского монаха или кого-то, кто регулярно медитирует на сострадание.Сочувствие в этих случаях направлено не к конкретным людям. Я утверждаю, что проявленное таким образом сочувствие — это ориентация, а не эмоция, направленная на кого-то или что-то.

Пол Блум

Это два разных вопроса. Монахи интересны. В своей книге я говорю о монахах, медитации и буддизме. Они действительно предостерегают вас от сочувствия. Говорят, чтобы понять, о чем вы говорите, чтобы добраться туда, где вы находитесь, вы должны отказаться от сочувствия и почувствовать любовь и сострадание, любящую доброту.Но не пытайтесь залезть людям в головы. Это вас утомит. Это вызовет всевозможные проблемы.

Есть некоторые свидетельства того, что медитативная практика и медитация осознанности делают вас более милым человеком. Четких доказательств этому нет, но аргумент состоит в том, что посредничество делает вас более сострадательным, уменьшая ваше сочувствие, поэтому вы можете помочь, не чувствуя страданий.

Вот аналогия, которую я привожу: разве не прискорбно, что люди в подавляющем большинстве любят вкусную и жирную пищу? Почему им не нравится есть протеиновый порошок или шпинат днем ​​и ночью? Можете ли вы сказать, что невозможно иметь человека, который ненавидит мороженое с фруктами и стейки и любит жевать протеиновый порошок? Разве невозможно иметь кого-то, кого сексуально возбуждают не привлекательные молодые люди, а сексуально возбуждают добродетельные люди? Возможно ли, что есть люди, которые злятся только на глобальное потепление, но если бы вы отрубили им руку, они бы совсем не возражали? Я не знаю.Я не думаю, что мы такие существа.

Я вступил в дискуссию с британским ученым по поводу израильско-палестинского конфликта. Он говорит, что проблема в недостаточном сочувствии. Я сказал, что проблема в излишнем сочувствии. Он говорит, но разве вы не можете представить себе человека, израильтянина, который испытывает такое же сочувствие к палестинцам, как и к своей собственной семье? Я мог это представить. Это просто не то, как мы обычно работаем.

Шон Иллинг

Я всегда чувствовал, что идентификация с чужим страданием является ключевым стимулом для человеческой солидарности, а сочувствие — это врата к признанию общности опыта.Если мы хотим радикально перейти от солипсизма к коллективному сознанию, разве нам не нужно что-то вроде сочувствия?

Пол Блум

Я бы не сказал с уверенностью, что это неправильно. В некотором смысле, в той мере, в какой эмпатия может это сделать, это следствие, а не причина. То есть, если вы ставите себя на чье-то место — человека из Африки, транс-индивидуума, нечеловека, кого-то, к кому вы иначе не относитесь, вы уже должны признать его как личность. Сочувствие не похоже на волшебство.

Эмпатия — это психологический процесс воображения. По сути, вы выбираете совершить этот творческий скачок. Но это моральный выбор. Сочувствие — это всего лишь один из способов ее разыгрывания. Но тогда вопрос в том, нужно ли вам это разыгрывать? Я думаю о революциях в области прав человека в наше время. Резкое изменение отношения к геям и, совсем недавно, резкое изменение отношения к трансгендерам.

Я не убежден, что все, кто изменился, или все, кто признает эти права, эти группы, которые в других отношениях включены, делают это, потому что они представляют себе, на что это похоже.Я представляю, каково быть мужчиной, который хочет заняться сексом с другим мужчиной и не может жениться. Я представляю, каково быть человеком с пенисом, который идентифицирует себя как женщину. Может, я так и сделаю. Может, нет. Может, я просто говорю: я слышу ваши аргументы о правах человека, и нет причин их лишать.

Шон Иллинг

Возможно, лучше думать о сочувствии как о инструменте, а не как о добродетели. Его можно использовать как во благо, так и во вред, в зависимости от человека, с которым оно применяется.Как вы говорите, аферисты чрезвычайно сочувствуют, поэтому они так эффективны. Кто-то вроде Далай-ламы также эмпатичен, только его сочувствие направлено на гораздо лучшие цели.

Пол Блум

Я думаю, что когда дело доходит до морального рассуждения, сочувствие — просто плохая идея. Это просто добавляет предвзятости, невежества и неразберихи. Но да, когда дело доходит до моральной мотивации, сочувствие можно использовать как инструмент. Если я хочу, чтобы вы помогли ребенку, я могу сказать: посмотрите на семью ребенка, я могу это сделать.Если я хочу, чтобы вы линчевали афроамериканцев на Юге, я могу сказать: посмотрите на этих изнасилованных белых женщин, почувствуйте их боль, пошли! Это инструмент.

Я считаю, что есть более надежные и лучшие инструменты.

Шон Иллинг

В другом месте я утверждал, что привилегия может ослеплять привилегированных, и что это большая причина, по которой люди не замечают роли удачи в их собственной жизни и, что более важно, роли неудач в жизнях других. .Очевидно, что политические последствия этого ужасны. Я всегда понимал, что это аргумент в защиту сочувствия.

Я ошибаюсь?

Пол Блум

Я никогда не думал об этом таким образом. На самом деле я думаю, что попытки сочувствия могут усугубить ситуацию. Один мой друг, еще один белый парень, рожденный в привилегированном положении, однажды очень честно сказал: «Я действительно не понимаю, почему бедные люди поступают так или делают то». Если бы я был на их месте, я бы сделал то, то и так далее.”

Вы можете возразить, что он просто недостаточно сочувствует; если бы он полностью осознавал, что такое отсутствие правильного образования и так далее, возможно, тогда он бы понял. Интересно, можно ли оценить случайность и слепую удачу не через сочувствие, а через более широкое понимание.

Я не совсем уверен, но это отличный вопрос.

Шон Иллинг

Я не разделяю эту точку зрения, но есть некоторые, кто думает, что вы слишком сильно доверяете чистому разуму как руководителю нравственности.В какой-то момент разве вам не нужно вкладывать в это ценности или эмоции? В конце концов, вы можете легко обосновать свой путь к евгенике или другому отвратительному мировоззрению.

Пол Блум

Я различаю. Я думаю, что причина — это то, как мы приходим к выводам и, в частности, как мы достигаем определенных целей. Какие цели вы добиваетесь, могут быть получены из разума, основанного на других целях, но в конечном итоге они не определяются разумом. Я мог бы сказать, что хочу сделать мир лучше, и вот как мы должны это сделать.И вы можете бросить мне вызов и сказать, почему вы хотите сделать мир лучше. Я просто хочу сказать, я просто делаю. Итак, разум должен где-то закончиться.

Меня больше всего интересуют случаи, когда рациональные люди преследуют одни и те же цели, и тогда вопрос примерно в том, как их достичь. И в этом я считаю, что разум лучше эмоций.

История изначально была опубликована 19 января 2017 года.

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.