К проективным методикам относится: Проективные методики, виды проективных методик

Содержание

Выступление «Проективные методы диагностики» | Материал на тему:

Проективные методики диагностики личности.

Замаева Е.Ш.

педагог -психолог МБДОУ № 88

 «Познав себя, познаешь Вселенную» — тысячелетия назад эта надпись украшала вход в древнегреческий храм Аполлона в Дельфах. А в 1890 году она же стала эпиграфом к первой в истории публикации о психологических тестах. Статья называлась «Умственные тесты и измерения» и была напечатана в британском журнале Mind («Разум»). С тех пор интерес к психологическим тестам не угасает.

        Самыми прикладными и увлекательными считаются так называемые проективные тесты. Это упражнения, в которых человек переносит (проецирует) свои чувства, эмоции и модель поведения на некий объект или образ, чаще всего рисунок. А потом трактует его либо самостоятельно, либо с помощью специалиста.

Термин «проективные» (от лат. «выбрасывание вперед») был введен Лоуренсом Франком (1939) для объединения целой группы внешне разнородных способов исследования личности, которые предполагают осуществление человеком символического переноса содержания внутреннего мира на внешние предметы. Начало проективной диагностики было положено так называемым ассоциативным экспериментом, разработанным известным швейцарским психологом Карлом-Густавом Юнгом (1875-1961). При всей кажущейся несерьезности и простоте такие тесты дают не менее точные результаты, чем самые увесистые диагностические опросники.

Проективные методики направлены на измерение свойств личности и особенностей интеллекта. Они обладают рядом особенностей, благодаря которым существенно отличаются от стандартизованных методов, а именно:

Отличительной особенностью стимульного материала проективных методик является его неоднозначность, неопределенность, малоструктурированность, что является необходимым условием реализации принципа проекции. На первый план выступает не его объективное содержание, а  то ассоциативное отношение, которое проявляется в процессе действий с ним. В процессе взаимодействия личности со стимульным материалом происходит его структурирование, в ходе которого личность проецирует особенности своего внутреннего мира: потребности, конфликты, тревогу и т. д.

Большинство проективных методик весьма эффективны в качестве средства при первых контактах диагноста с испытуемым. Задача эта по-настоящему интересна и увлекательна. Ее цель — отвлечь внимание индивида от самого себя и тем самым снять его смущение и настороженность. И то, что предлагается индивиду, почти или совсем не задевает его самолюбия, поскольку любой даваемый ответ «правилен».

Относительно неструктурированная задача допускает неограниченное разнообразие возможных ответов, — одна из основных особенностей проективных методик.  Формулирование инструкций в самом общем и кратком виде, оставляющем значительную свободу для самовыражения и фантазии. Тестирование с помощью проективных методик — замаскированное тестирование, так как респондент не может догадаться, что именно в его ответе является предметом интерпретации экспериментатора.

Эти методики, прежде всего, характеризует качественный подход к исследованию личности, а не количественный, как психометрические тесты.

Существует множество классификаций методик, основанных на принципе проекции. Остановимся на одной из наиболее распространенных.

Традиционно выделяют:

— Методики экспрессии.

— Методики конструирования.

— Методики интерпретации.

— Катартические методики.

— Методики структурирования.

—  Импрессивные методики.

—  Методики дополнения.

Рассмотрим их подробнее:

Методики интерпретации, подразумевают истолкование испытуемым какого-либо события, ситуации, изображения. Тест тематической апперцепции является хорошей иллюстрацией этого вида методик. Испытуемому предлагаются таблицы-картины, на которых изображены относительно неопределенные ситуации, допускающие неоднозначную интерпретацию. В ходе обследования испытуемым составляется небольшой рассказ, в котором необходимо указать, что привело к изображенной ситуации, что происходит в настоящее время, о чем думают, что чувствуют действующие лица, чем эта ситуация завершится. Предполагается, что испытуемый идентифицирует себя с «героем» рассказа, что дает возможность раскрытия внутреннего мира обследуемого, его чувств, интересов и побуждений.

Так же наиболее используемые тесты этого вида методик:

— Тест «Руки» Вагнера

— Фильм –тест Рене Жиля

— Методика рисуночной фрустрации Розенцвейга

Методики структурирования.  Испытуемому предлагается какой-либо аморфный материал, которому он должен придать смысл, наделить его каким-либо содержанием. Примером может служить методика Роршаха, состоящая из 10 таблиц, на которых изображены симметричные одноцветные и полихромные изображения — пятна, которые легко получить, нанеся на лист бумаги немного чернил или краску, а затем перегнув этот лист пополам (образцы стимульного материала проективных методик см. в заключительном разделе).  Обследуемому задается только один вопрос: «Что это может быть, на что это похоже?» Полагается, что в процессе интерпретации изображений, придания им смысла испытуемый проецирует свои внутренние установки, стремления и ожидания на тестовый материал. Разработаны детальные, порой занимающие несколько томов, схемы интерпретации ответов испытуемого (подробнее см.: Бурлачук Л.Ф. Исследование личности в клинической психологии.-К.: Вища школа, 1979).

Сюда можно отнести  и таутофон (С. Розенцвейг, Д. Шаков, (1940)). Здесь испытуемому сообщают о том, что ему предстоит прослушать запись мужского голоса, предупреждают о необходимости быть внимательным, так как она весьма малоразборчива. Требуется разобрать, о чем именно идет речь. В действительности же запись представляет собой повторения определенных серий бессмысленных звукосочетаний. Таким образом собирается информация, характеризующая человека с точки зрения контактности, внушаемости, доминирующих отношений к себе и к другим, степени субъективизма суждений.

Методики дополнения, предполагающие завершение фразы или истории.

    Прием завершения предложений, представляющий собой своеобразное развитие ассоциативного эксперимента, был впервые применен А. Пейном в 1928 году. В такого рода методиках испытуемому предъявляется серия предложений (типа «Я всегда хотел…», «Будущее кажется мне…», «Если бы я снова стал молодым…»). Обработка ответов позволяет выявить мотивы, потребности, чувства, систему отношений испытуемого и т. д.

Наиболее распространены:

— Тест «Незаконченные предложения»

— «Шесть незаконченных рисунков»

-Ассоциативный тест К.Г.Юнга.

Методики экспрессии, осуществление испытуемым изобразительной деятельности, рисунок на свободную или заданную тему, например, методика «Дом-дерево-человек». Предлагается нарисовать дом, дерево и человека. По рисунку делают выводы об аффективной сфере личности, уровне психосексуального развития и других особенностях.

  В современной психодиагностике значительное распространение получили методики «бумаги и карандаша»:

— «Рисунок семьи» (В. Вульф, 1947 и др.)

— «Тест дерева» (К. Кох, 1949),

— «Рисунок человека» (Гудинаф)

-«Несуществующее животное»(М.З.Друкаревич)

 Методики конструирования, создание целого из отдельных частей и разрозненных фрагментов.  Предлагаются оформленные детали (фигурки людей и животных, модели их жилищ и пр.), из которых нужно создать осмысленное целое и объяснить его. Пожалуй, наиболее известная из них — «тест мира» (М. Ловенфельд, 1939). Для выполнения методики предлагается 232 маленьких ярких моделей (дома, деревья, самолеты, животные, люди и т. д.). Задача испытуемого — по своему усмотрению создать из них некий «малый мир». При анализе действий учитывается, какие предметы выбраны первыми, какое их количество использовано, определяется площадь занятого пространства, формы конструкций и др. Составители методики выявили и описали несколько типов подходов к конструированию мира, с которыми можно соотнести работу конкретных испытуемых.

Другим примером здесь может быть «тест мозаики» (М. Ловенфельд, 1929). В нем необходимо составить произвольный узор из 465 деревянных или пластиковых квадратов, ромбов и треугольников различных цветов. Неспособность испытуемого составить ясно распознаваемую, четкую по форме мозаику служит показателем наличия тех или иных отклонений личностного развития.

распространение получили методики:

— Опросник Стефенсона

— Рисунок человека из геометрических фигур

Катартические методики, то есть самовыражение в условиях эмоционально напряженного творчества. Предлагается осуществление игровой деятельности в особо организованных условиях. 

Наиболее ярким примером методик такого рода является психодрама (Джекоб Морено, 1946). Она осуществляется как импровизированное театрализованное представление, в котором испытуемый обычно играет роль самого себя при поддержке и сопереживании других участников. При этом, с одной стороны, проявляются его личностные и поведенческие особенности, а с другой стороны, за счет аффективной разрядки достигается и терапевтический эффект.

           К ним так же относятся:

— Проективная игра

— «Тест кукол»  А.Вольтмана

Импрессивные методики. Эти проективные методики основываются на изучении результатов выбора стимулов из ряда предложенных. Испытуемый выбирает наиболее желательные, предпочитаемые им стимулы. Например, тест Люшера, состоящий из 8 цветных квадратов (неполный набор). Предъявляются все квадраты с просьбой выбрать наиболее приятный. Процедура повторяется, и в итоге образуется ряд, в котором цвета располагаются по их привлекательности. Психологическая интерпретация исходит из символического значения цвета. В качестве стимулов могут выступать фактически любые объекты живой и неживой природы.

     Так же Цветовой тест отношений (ЦТО) А.М.Эткинда.

Подробно рассмотрев квассификацию методик, хотелось бы отметить, что проективные методики универсальны в отношении возрастных категорий. Один из огромных «+» — это возможность их использования начиная с дошкольного возраста и заканчивая преклонным. Особую радость это приносит нам – специалистам, работающим с детьми: ввиду того, что ведущим видом деятельности дошкольников является игра. А значит, нам необходимо применять методики «вписывающиеся» в образ жизни ребёнка и не инициирующих психические травмы, то есть проективные методики. Стоит ли говорить о том, что огромная степень скрытности и разобщённости психики подростка так же прекрасно поддаётся исследованию путём применения проективных методик.

     Применение проективных в детской и подростковой психологии охватывает широкий круг вопросов:

— особенности протекания детских психозов (аутизм, нарциссизм …)

— мир фантазии

— символизация детских страхов и желаний

— диагностические и прогностические показатели психического развития детей в норме и патологии

— семейное и школьное окружение и др.

    Применение этих методик с людьми пожилого и старческого возраста помогает изучить:

— специфику психологической защиты в процессе старения

-влияния возраста на креативность

— показатели личностных изменений.

Хотелось бы отметить и тот факт, что проективные методики особенно полезны при работе с маленькими детьми, неграмотными людьми или людьми, страдающими речевыми недостатками.

       А нам психологам ДОУ проективные методы помогают в работе, как с детьми, так и с родителями и педагогами.

обладает целым рядом уникальных преимуществ.

           Положительными сторонами данных методов выступают:
— Гибкость и вариативность психодиагностической процедуры.
—  Возможность глубокого проникновения в уникальную жизненную ситуацию.
— Высокая эффективность при изучении изменчивых явлений.
—     Стремление к всестороннему описанию личности. 

—    Ориентация на  неосознаваемые психические феномены, на те аспекты личности, которые обычно скрыты для наблюдения.

В то же время проективные методики имеют и недостатки:

—  Не имеют строго унифицированных процедур проведения. К примеру, совершенно различно ведет себя исследователь с общительными, активными, уверенными испытуемыми и с теми, кто робок, замкнут, встревожен. Тем самым уже нарушается сопоставимость индивидуальных выполнений одного и того же задания.

— Еще более серьезную проблему представляет субъективность интерпретации. Не только опыт и квалификация исследователя, но и принадлежность его к определенной социокультурной среде, а также особенности личностного развития способны привести к значительной вариативности суждений. В качестве примера можно привести феномен, известный как вторичная проекция. Суть его в том, что, находясь под влиянием собственных внутренних проблем, исследователь подчас играет роль «кривого зеркала», то есть искажает интерпретацию, оказывается более восприимчивым к одним аспектам, не замечая других. Он как бы «отпечатывает» еще и собственную личность на анализируемый материал.

—   Специалистами выдвигается еще один критический аргумент: в настоящее время не получено достаточно убедительных доказательств валидности и надежности основных проективных методик.

—  Значительные временные затраты на их проведение.

—  Непригодность для проведения групповой диагностики.

 Вывод:    Однако, следует заметить, что  не смотря на отрицательные аспекты проективных методик, в руках знающего психолога они  становятся незаменимым средством изучения личности, помогают найти пути дальнейшего исследования, проникнуть в трудно объективируемые личностные особенности, ускользающие при традиционной организации эксперимента и не поддающиеся адекватной количественной оценке.

Хотя, конечно, ни один из нас не решится формулировать окончательные исследовательские выводы на основе отдельной проективной методики.  Для более точного исследования эти данные следует соотносить с данными, полученными с помощью других методов.

Хочется закончить свое выступление восточной мудростью: «Один рисунок стоит тысячи слов»

Психодиагностика: Тесты и проективные методики

1.7.Тест как основной инструмент психодиагностики
1.8. Проективная техника

1.7.Тест как основной инструмент психодиагностики


Классификация тестов

ТЕСТЫ – стандартизированные и обычно краткие и ограниченные во времени испытания, предназначенные для установления количественных и качественных индивидуально-психологических различий между людьми.

Слово  «тест» происходит  из старофранцузского языка и является  синонимом  слова «чашка» (лат. testa — ваза из глины).  Этим словом обозначали  небольшие  сосуды из обожженной  глины, использовавшиеся   алхимиками  для проведения   опытов. В русском  языке  слово  «тест» долгое  время имело два значения:
1) испытательная  присяга, религиозная   английская  клятва, которую  каждый вступающий  в общественную  должность  должен давать, чтобы доказать, что он не тайный  католик;
2)  плоский  плавильный  сосуд или сосуд из выщелоченной  золы для выделения олова из золота или серебра.

3 главных характеристики тестов:
Валидность
Надежность
Стандартизированность

Классификация тестов:

I. По форме тестирования:

1) Индивидуальные и групповые

Индивидуальные тесты — тип методик, когда взаимодействие экспериментатора и испытуемого происходит один на один. Индивидуальное тестирование имеет свои преимущества: возможность наблюдать за испытуемым (за его мимикой, непроизвольными реакциями), слышать и фиксировать непредусмотренные инструкцией высказывания, что позволяет оценить отношение к обследованию, отмечать функциональное состояние испытуемого и др.

Групповые тесты — тип методик, предназначенных для одновременного обследования группы испытуемых. По характеру групповые тесты являются, как правило, типичными психометрическими тестами с весьма жесткой регламентацией процедуры обследования, обработки и интерпретации данных.

2) Устные и письменные

3) Бланковые (проведение стандартизированного теста в форме бумажной технологии — с помощью тестового буклета с заданиями и бланка (ответного листа), на котором испытуемый фиксирует свои ответы на задания),
предметные (материал тестовых заданий представлен в виде реальных предметов: кубиков, карточек, деталей геометрических фигур, конструкций и узлов технических устройств и т. п) ,
аппаратурные (требуют применения специального оборудования для проведения исследования или регистрации полученных данных)
компьютерные (тесты, которые предлагают сбор тестовой информации в режиме диалога испытуемого с компьютером)

4) Вербальные и невербальные. Эти тесты различаются по характеру стимульного материала.

В вербальных тестах основным содержанием работы испытуемых являются операции с понятиями, мыслительные действия, осуществляемые в словеснологической форме. Составляющие эти методики задания апеллируют к памяти, воображению, мышлению в их опосредованной языковой форме. Они очень чувствительны к различиям в языковой культуре, уровню образования, профессиональным особенностям. Вербальный тип заданий наиболее распространен среди тестов интеллекта, тестов достижений, при оценке специальных способностей.

Невербальные тесты — это такой тип методик, в которых тестовый материал представлен в наглядной форме (в виде картинок, чертежей, графических изображений и т. п.). От испытуемых требуется понимание вербальных инструкций, само же выполнение заданий опирается на перцептивные и моторные функции.

Невербальные тесты уменьшают влияние языковых различий на результат испытания. Они также облегчают процедуру тестирования испытуемых с нарушением речи, слуха или с низким уровнем образования. Невербальные тесты широко используются при оценке пространственного и комбинаторного мышления. В качестве отдельных субтестов они включены во многие тесты интеллекта, общих и специальных способностей, тесты достижений.

II. По содержанию тестирования

1)Тесты интеллекта (стандартизованные методики, направленные на измерение общего уровня способности индивида к решению широкого класса мыслительных задач)
2) Тесты специальных способностей (тесты, направленные на измерение уровня успешности решения задач конкретного типа и в конкретных областях деятельности)
3) Тесты достижений (тесты, направленные на оценку усвоения испытуемым конкретных знаний, умений и навыков, приобретенных в результате определенного курса обучения или тренировки)
4) Тесты личности (тесты, направленные на измерение неинтеллектуальных проявлений личности. Включает в себя проективные методики, личностные опросники и любые другие методики, предназначенные для диагностики эмоциональных, мотивационных, межличностных свойств индивидуума.

III. По цели тестирования

-Определение отклонений психического развития
-Индивидуальное консультирование
-Профотбор и профподбор
-Определение уровня достижений  (овладения знаниями, умениями, навыками)
-Тренинговый процесс
-Судебно-психологическая экспертиза

Требования к измерительным методам (тестам):

-должны быть однозначно сформулированы цели, предмет и область применения методики. Предмет, диагностический констркут должен быть соотнесен с уже имеющимися теоретическими обоснованиями, проверенными на релевантность. Область применения должна быть четко выделена и обозначена, указан контингент обследуемых. Необходимо четко обозначить цели использования результатов.

-процедура проведения должна быть задана в виде однозначного алгоритма, который можно было бы передать ЭВМ или специалисту, не имеющему специальных психологических знаний.

-процедура обработки должна включать статистически обоснованные методы подсчета и стандартизации тестового балла (по статистическим или критериальным тестевым нормам). Выводы (диагностические суждения) на основе тестового балла должны сопровождаться указанием на вероятностный уровень статистической достоверности этих выводов.

-тестовые шкалы должны быть проверены на репрезентативность, надежность и валидность в заданной области применения. Другие разработки и пользователи должны иметь возможность повторить стандартизационные исследования в своей области и разработать частные стандарты (нормы).

-процедуры, основанные на самоотчете, должны быть снабжены средствами контроля за достоверностью, позволяющими автоматически отсеивать недостоверные протоколы.

-необходимо вести банк данных, собранных по тесту, и проводить периодическую коррекцию всех стандартных методик


1.8. Проективная техника


ПРОЕКТИВНАЯ ТЕХНИКА — группа методик, предназначенных для диагностики личности. Для них характерен глобальный подход к оценке личности, а не выявление отдельных ее черт. Наиболее суще­ственным признаком является использование в них неопределенных стимулов, которые испытуемый должен сам дополнять, интерпрети­ровать, развивать и т. д. При этом происходит проекция (перенос) пси­хических свойств испытуемого на материал задания, что позволяет выявить его скрытые личностные особенности.

Цель проективных методик относительно замаскирована, что уменьшает возможность испытуемого давать такие ответы, которые позволяют произвести желательное о себе впечатление.

Эти методики носят в основном индивидуальный характер и в большей своей части бывают предметными или бланковыми.

Первая проективная  методика, т. е. та, которая основывалась на соответствующей   теоретической   концепции  — психологической концепции проекции, появилась  в 1938 г. и принадлежит   американскому   психологу  Генри Мюррею, автору знаменитого   теста тематической  апперцепции (ТАТ). Ранее появившиеся  методики, а к ним относится  и опубликованный   в 1922 г. самый известный в мире тест Роршаха, были осмыслены с позиций проективного подхода, сформировавшегося позднее.

Г. Мюррей впервые описал процесс проекции в ситуации со стимулами, допускающими их различную интерпретацию. Он рассматривает проекцию как естественную тенденцию людей действовать под влиянием своих потребностей, интересов, всей психической организации.

Понятие  проекции (от лат. projectio — выбрасывание) как психологическое  понятие появляется  впервые  в психоанализе  и принадлежит  3. Фрейду  (Freud, 1894). Он полагал, что анксиозные  неврозы  возникают  в том случае, когда психика  не может овладеть эндогенно  развившимся  сексуальным  возбуждением  и в этом случае происходит  проекция  этого возбуждения  во внешний  мир. Проекция  (наряду  с вытеснением, рационализацией, сублимацией   и др.) рассматривалась   в качестве  одного  из защитных  механизмов. Процесс  конфликта, в соответствии  с 3. Фрейдом, изживается  благодаря  особому психическому  механизму  — проекции.   Основоположник    психоанализа  в своей работе  «Тотем  и табу» пишет  о том, что «враждебность, о которой  ничего не знаешь и также впредь не хочешь знать переносится из внутреннего  восприятия   во внешний  мир и при этом отнимается  от самого себя и приписывается   другим».

«Проекция — это защитный  механизм, используемый  бессознательной   сферой «Я», посредством  которого  внутренние  импульсы  и чувства, неприемлемые в целом для личности, приписываются  внешнему  объекту и тогда проникают  в сознание, как измененное  восприятие  внешнего  мира». Энциклопедия  психоанализа

Приписывая отрицательную   черту другим  на основе  сравнения, можно  минимизировать    или отрицать  ее у себя.

«Проекция   не создана  для отражения  душевных  переживаний, она имеет место и там, где нет конфликтов», — пишет 3. Фрейд.  Проекция, не привязанная   намертво к сфере бессознательного, вечно конфликтующего   с сознанием, а понятая как человеческая  особенность, без которой  нет собственного видения  предметов  и явлений окружающей действительности, была  названа   «атрибутивной проекцией«.

Классическую   и атрибутивную  проекцию, по мнению  разных авторов, можно различать  по «мишеням», избираемым   для проекции.   Предполагается, что классическая  проекция  направлена  на отрицательно оцениваемых  лиц, а когда индивид осознает  у себя негативные  черты, он наделяет  ими лиц, к которым  у него положительное  отношение. Т.е. наделение  собственными   мотивами, потребностями, чувствами  других людей и понимание их поступков.

«Аутической проекцией» было  названо  явление, в основе которого  лежит детерминированность  восприятия   актуальными   потребностями человека. Этот феномен   был обнаружен  в ходе демонстрации   обследуемым   на экране  расфокусированных    изображений   разных объектов.  Оказалось, что изображения  пищи  ранее распознаются   голодными, чем сытыми, это и было названо «аутизмом». Дальнейшие  исследования   позволили  установить, что происходит  не только снижение  порога узнавания, но и проецирование   потребностей.

Если в случае классической   проекции  речь идет о приписывании   неосознаваемых черт и особенностей, тех, которые  вытеснены, то в близкой  ей рационализированной проекции субъект осведомлен относительно   нежелательных   (неодобряемых)  собственных  черт личности  или поведения, но всегда находит  им оправдание.

Д. Холмс  (Holmes, 1968),  подводя  итоги  многочисленным    исследованиям, предлагает  выделить  два «измерения»   проекции.   Первое  — что проецируется (наличие—отсутствие    проецируемой   черты), второе  — осознание проецируемого. Комбинируя  эти измерения, можно классифицировать   известные  виды проекции

Симилятивная проекция, в соответствии с психоаналитической концепцией, выполняет  защитную  функцию. Субъект не осознает собственную  черту.

Комплементарная проекция предполагает  проекцию   черт, дополнительных к тем, которыми субъект обладает в действительности.  Например, порой, испытывая страх, мы склонны  едва ли не каждого человека воспринимать  как нам угрожающего. В этом случае приписываемая  другим черта, скажем агрессивность, позволяет объяснить собственное состояние.

Для обозначения  определенного типа психологических методик понятие проекции впервые используется Л. Франком  в 1939 г. Им выдвигаются  три основных  принципа, лежащих  в основе  проективного   исследования личности.

ПРИНЦИПЫ ПРОЕКТИВНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ (Л.Франк, 1948)

-направленность на уникальное в структуре или организации личности. Личность рассматривается как система взаимосвязанных процессов, а не перечень (набор) способностей, или черт

-личность изучается как относительно устойчивая система динамических процессов, организованных на основе потребностей, эмоций и индивидуального опыта

-эта система основных динамических процессов постоянно, активно действует на протяжении жизни индивида, формируя. направляя, искажая, изменяя  переиначивая каждую ситуацию в систему внутреннего мира индивида.
Каждое новое действие, каждое эмоциональное проявление индивида, его восприятия, чувства, высказывания, двигательные акты несут на себе отпечаток личности. Это третье и основное  теоретическое  положение   обычно  называют  «проективной гипотезой».

«моя личность проявляется во всем»

Определяя  специфику  проективного   подхода, Л. Франк  пишет  о том, что это прием  исследования   личности, с помощью  которого  испытуемого   помещают  в ситуацию, реакцию  на которую  он осуществляет  в зависимости   от значения  для него этой ситуации, его мыслей  и чувств. Стимулы в проективных  методиках приобретают  смысл  не просто  в силу их объективного содержания, а прежде всего в связи  с личностным значением, придаваемым ему испытуемым.

Общие признаки проективных методик

-неопределенность, неоднозначность используемых стимулов
-отсутствие ограничений в выборе ответа
-отсутствие оценки ответов испытуемых как «правильных» или «ошибочных»

Л. Франк  первым разработал  классификацию   проективных  методик:

Виды проективных методик

Конститутивные (методики структурирования)
Испытуемый должен придать смысл какому-то аморфному материалу
Тест Роршаха
Полагается, что в процессе  интерпретации   изображений, придания  им смысла, испытуемый  проецирует свои внутренние  установки, стремления  и ожидания  на тестовый материал.

Конструктивные методики
Предлагаются   оформленные    детали  (фигурки   людей  и животных, модели  их жилищ  и пр.), из которых  нужно  создать осмысленное целое и объяснить  его.
Тест мира

Интерпретативные методики
Истолкование какого-либо события, ситуации
Испытуемому  предлагаются  таблицы-картины, на которых  изображены  относительно   неопределенные   ситуации, допускающие неоднозначную  интерпретацию. В ходе обследования  испытуемым составляется  небольшой  рассказ, в котором  необходимо  указать, что привело к изображенной   ситуации, что происходит  в настоящее  время, о чем думают,  что чувствуют действующие  лица, чем эта ситуация  завершится. Предполагается, что испытуемый  идентифицирует   себя с «героем» рассказа, что дает возможность   раскрытия   внутреннего   мира  обследуемого, его чувств, интересов  и побуждений.
Тематический Апперцептивный Тест (ТАТ)

Катартические методики
Осуществление игровой деятельности в особо организованных условиях  с целью достижения игрового катарсиса
Психодрама
Психодрама  в виде импровизированного  театрального  представления   позволяет  субъекту не только аффективно  отреагировать и тем самым добиться  терапевтического  эффекта, — но и дает исследователю  возможность   обнаружить выносимые  вовне конфликты, проблемы, другую личностно  насыщенную продукцию.

Рефрактивные методики
Непроизвольные изменения в общепринятых средствах коммуникации (речь, почерк)
Графология

Экспрессивные методики
Рисование на свободную или заданную тему
«Дом – дерево – человек». Проективный рисунок человека
По рисунку  делают выводы  об аффективной  сфере личности, уровне психосексуального развития  и других особенностях.

Импрессивные методики
Предпочтение одних стимулов (как наиболее желательных) другим
Тест Люшера. Психологическая   интерпретация исходит из символического значения  цвета. В качестве стимулов  могут выступать  фактически  любые объекты  живой  и неживой  природы.

Аддитивные методики
Завершение имеющего начало предложения, рассказа или истории.
Например, предлагается серия  незаконченных   предложений   типа:  «Будущее кажется  мне…», «Думаю, что настоящий   друг…» и т. п.  Эти методики  предназначены   для диагностики   разнообразных   личностных  переменных.

Источник:
Пальм Г.А. Психодиагностика. — Днепропетровск 2010
Бурлачук Л.Ф. Психодиагностика: Учебник для вузов. 2-е изд. – СПб.:Питер, 2008. – 384 с.
Бурлачук Л.Ф. Словарь-справочник по психодиагностике. 3-е изд. – СПб.: Питер, 2008. – 688 с.

Проективные методики или «объективные тесты»?

В начале 1940-х гг. «проективное движение» набирает значительную силу. Проективные методики становятся самыми популярными в клинико-психологических исследованиях личности. Разрабатываются новые методики, число их быстро растет. В различных обзорах, целью которых было установление того, насколько часто используются эти методики, неизменно отмечается их лидирующее положение.

Но параллельно с этого времени начинаются ожесточенные, горячие споры о месте проективных методик среди других инструментов исследования личности, споры, продолжающиеся и сегодня. По мнению известного специалиста по тесту Роршаха Дж. Экснера (Ехпег, 1986), печальным следствием этих дискуссий явилось образование пропасти между психологами, занимающимися изучением личности, что отразилось в укоренившемся за рубежом делении психодиагностических методик на объективные и проективные.

В соответствии с такой классификацией объективные методики считаются созданными на основе фундаментальных принципов измерения, неоднократно апробированных в психологии; они стандартизованы, высоконадежны и валидны. Проективные методики объявляются теми, в которых едва ли не полностью игнорируются принципы измерения, а полученные с их помощью данные подвергаются субъективной, зависимой от личных предпочтений исследователя, интерпретации.

Такого рода представления о проективных и объективных методиках тенденциозны и упрощены. Укажем на то, что любая стимульная ситуация, которая не структурирована в расчете на однозначную, специфичную реакцию, может вызвать проективный процесс. Это используется даже при интерпретации тестов интеллекта — классического образца объективных психометрических методик. В пользу сказанного говорит и сопоставление обычно противопоставляемых личностных опросников и проективных методик. Реакция на вопросы, как верно отмечает Ф. Б. Березин (1985), определяется субъективностью суждения испытуемого, усиливающейся неопределенностью формулировок, наличием неизбежных, зачастую неосознаваемых искажений в выборе ответов, в том числе обусловленных защитными механизмами. Неопределенность ситуаций может сохраняться и в том случае, когда возрастает роль смыслового содержания материала, предъявляемого испытуемому, и ограничивается способ реагирования.

Многие из проективных методик предусматривают не только качественную, но и количественную оценку полученных результатов. Основательная психометрическая проработка сближает их с объективными тестами (к такого рода методикам можно отнести те, в которых предлагают завершить неоконченные предложения, некоторые варианты ТАТ и др.). Вспомним, что и методика Роршаха не была задумана как проективная и не разрабатывалась в этом аспекте почти два десятка лет своего практического применения. Отнесение методики к проективным вовсе не означает, и это подтверждается ходом исследований, отказа от ее психометрической разработки. Наконец, проективные методики не исключают объективной оценки полученных с их помощью результатов. Более того, объективное оценивание полагается, вслед за Р. Кеттеллом, рядом исследователей единственно возможным путем, на котором можно избежать зыбких субъективных интерпретаций.

Примером объективной оценки может служить исследование, в котором протоколы подвергались содержательному анализу, а затем количественно выражалось отсутствие (присутствие) тех или иных особенностей. Так, если некий испытуемый интерпретировал таблицу V теста Роршаха как «череп», то он получал 1 балл, как и все те, кто дали такой же ответ. Все остальные получали по этому параметру 0 баллов. Разумеется, возможен, а иногда и достаточен, такой «объективный» путь анализа результатов проективных методик. Однако если идти этим путем, наверное, нет вообще необходимости использовать проективные методики, так как большая часть богатства уникальной продукции обследуемого остается невостребованной исследователем, раз и навсегда испугавшимся собственных мыслей в силу их субъективности.

Наверное, не будет преувеличением, если мы скажем, что споры о «соотношении» проективного и психометрического, применительно к разным проективным методикам, сопровождают их с момента появления. Очередная дискуссия состоялась на страницах Journal of Personality Assessment в 1995 г. и касалась методики Роршаха. Несколько слов об этой дискуссии, многие из вопросов которой имеют методологическое значение, относятся если не ко всем, то к большинству проективных техник.

Начало дискуссии было положено статьей Е. Аронова и К. Мореленда. Они считают, что многообразие схем интерпретации данных, полученных с помощью методики Роршаха, располагается на двух осях-подходах: «номотетический—идиографический» (раскрытие общих закономерностей или уникального) и «содержательный—перцептивный (как или что воспринимает испытуемый). Соответственно интерпретационные схемы будут описываться как перцептивно-номотетические, содержательно-номотетические и содержательно-идиографические (перцептивно-идиографические никогда не разрабатывались). Полагается, что содержательно-идиографические схемы интерпретации как раз и согласуются с традиционной точкой зрения на методику Роршаха как проективную. В то же время разрабатываются и два других типа интерпретационных схем. Именно развитие перцептивно-номотетических схем интерпретации, апогеем которых является Comprehensive System Дж. Экснера1, делает, по мнению этих исследователей, методику Роршаха объективным тестом. Действительно, в Comprehensive System делается упор на количественный анализ и даже содержательный аспект интерпретаций обследуемых лишается проективного потенциала. Такой «психометрический фокус» (Philips, 1992), проделанный с методикой Роршаха, ее «американизация» негативно воспринимается многими, в первую очередь европейскими, исследователями. Е. Аронов и К. Мореленд придерживаются мнения, что методика Роршаха может быть как проективной методикой, так и психометрическим тестом, но не в равной мере. Наиболее перспективны контент-идиографические схемы интерпретации, а объективация резко снижает диагностическую мощь этой методики.

Вполне понятно, что рассуждения Е. Аронова и К. Мореленда не могли остаться без внимания психологов, и старый спор между «объективистами» и «проективистами» был продолжен. Так, Б. Рицлер возражает против превосходства содержательно-идиографических схем интерпретации данных, подчеркивая их ненадежность для клинического использования. По его мнению, методика Роршаха не является исключительно проективной, а недооценка эмпирически обоснованных количественных показателей ведет к неудовлетворительным диагностическим заключениям. М. Асклайн высказывает мысль о том, что центральный вопрос, затрагиваемый дискуссией, не может быть разрешен однозначно «или—или». Он полагает, что мощь методики Роршаха состоит как раз в поддерживаемом ею «напряженном противоречии» между содержательно-идиографическими и перцептивно-номотетическими схемами интерпретации. При этом М. Асклайн ссылается на уже имеющие место интегративные схемы интерпретации, за которыми ему видится будущее. Как видно, вновь и вновь исследователи склонны занимать полярные позиции, на пути столь необходимой для всех интеграции пока лишь сделаны первые робкие шаги. При этом забывается мысль, высказанная достаточно давно известным специалистом в области проективных техник Лоуренсом Абтом (Абт, 2000), который писал: «Проективные тесты совершенно ясно показали, что мы должны быть готовы отказаться от ошибочного разграничения количественных и качественных данных. При изучении личности возникают оба вида данных, и мы должны разработать такие способы их интерпретации, которые позволят нам обсуждать и тот и другой».

У нас при рассмотрении традиционных тестов и проективных методик попытались взглянуть на них с точки зрения существования двух парадигм психологического описания личности: 1) давней парадигмы черт, при которой целью исследования является описание личности, как она воспринималась бы идеальным наблюдателем; и 2) воспроизведение точки зрения самого действующего субъекта. В соответствии с этим А. М. Эткинд (1982) подразделяет методики на «субъектные» (традиционные психометрические), моделирующие то, как «видят» человека другие люди, и «объектные — стремящиеся раскрыть то, как он видит окружающий мир (прежде всего проективные).

Тем самым мы покидаем пространство «или—или» с его вечными спорами о преимуществах тех или иных методик и переходим в другое, допускающее существование тех и других. Системный принцип множественности описаний разрешает сосуществование подходов, полагаемых в качестве альтернативных. Важна мысль и о том, что системный подход должен идти дальше простого признания равноправности этих описаний личности в психодиагностике. «Необходимым является их соотнесение с определенными классами задач, выявление условий и границ их валидности, уяснение логики перехода от одного описания к другому, что в конечном счете должно привести к объяснению его рассогласования и тем самым — к их согласованию на некотором метауровне» (Эткинд, 1982, с. 296).

Резюмируя, отметим, что для оценки многих проективных методик, не являющихся тестами в строгом смысле этого слова, мало подходят обычные психометрические критерии. А. Анастази оправданно предлагает ставить вопрос о ценности проективных методик, рассматривая их как качественные клинические процедуры, а не как психометрические инструменты. Впрочем, сказанное не должно исключать психометрическую разработку проективных методик, «наведение мостов» между ними и теми, которые иногда определяются как «объективные».

Данные, полученные с помощью проективных методик, не должны быть приняты как окончательные (это относится и к психометрическим тестам!), они помогают найти пути дальнейшего исследования, проникнуть в труднообъективируемые личностные особенности, ускользающие при традиционной организации эксперимента и не поддающиеся адекватной количественной оценке.

Проективные методики и особенности их использования в психологии — Блог Викиум

Внутренний мир человека является неким отражением того, что происходит снаружи. Внешние факторы являются спусковыми крючками для психических процессов. Чувства и желания личности отражаются на деятельности и поведении человека. Именно это и стало основой в психологии для методики, которая называется проективной.

Основы проективной диагностики

Если вдруг вы попадете на прием к психологу в ожидании, что сейчас вам предложат пройти какой-то тест, а на деле вы получите чистый лист бумаги с просьбой на нем что-то нарисовать, как минимум вы будете удивлены. Еще одним методом может быть описание картинок, на которых многие видят обычные кляксы. Подобные проективные подходы кажутся пациентам весьма странными.

Мир вокруг нас является очень разнообразным, а каждый человек его воспринимает через чувства и эмоции. Некоторые способны увидеть в облаках прекрасных барашков, другие же видят лишь клубы дыма. В данном случае следует поговорить о мышлении с помощью ассоциаций. Под понятием «ассоциация» подразумевают внезапно всплывающие связи в мозге человека относительно новой и старой информации. Ассоциации напрямую связаны с опытом человека. Специалист же во время психологического исследования с помощью этих образов может сделать выводы о психическом состоянии человека.

Характеристика проективных методик

Человек, пытаясь защититься от собственных запретных мыслей, проецирует их на других людей. В психодиагностике проекция подразумевает умение человека отражать свой внутренний мир при помощи своего поведения. Проективные методики имеют существенные отличия от других техник:

  • можно изучить личностную характеристику в целом;
  • методика подразумевает ассоциации и опыт индивида;
  • в процессе диагностики испытуемый является полностью свободным в своих ответах и может проявить творческие способности.

Классификация проективных методик

Существует большое количество проективных методик, однако, к наиболее популярным относятся:

  1. Экспрессивный метод можно отнести к рисуночным техникам, когда человек проявляет отношение к чему-либо с помощью изображений.
  2. Импрессивный метод подразумевает выбор карточек, с помощью которых специалист дает оценку психического состояния пациента.
  3. Конститутивный метод предполагает поиск смысла в абстрактных изображениях.
  4. Метод интерпретации подразумевает прохождение тестов, когда пациент с помощью картинок описывает те или иные ситуации.
  5. Конструктивная методика применяется в основном в работе с детьми и подростками, когда им необходимо с помощью различных фигурок разыграть какую-то сценку.
  6. Катартический метод направлен на изучение внутренних психических особенностей. С его помощью человек сам способен осмыслить свои ошибки.
  7. Рефрактивные методы характеризуются оценкой психических особенностей на основании оговорок и ошибок пациента.
  8. Аддитивные методы помогают в борьбе с курением, наркоманией и другими зависимостями.

Психика человека становится очень чувствительной при возникновении негативных ситуаций. Накапливая негативные эмоции и мысли, не избавляясь от них, человек подвергает себя риску развития различных расстройств. Поэтому необходимо вовремя устранять негатив, стресс, любые токсичные мысли и перезагружаться. Этому способствует курс Викиум «Детоксикация мозга».

Читайте нас в Telegram — wikium

Общая характеристика проективных методик преимущества и недостатки



ХРИСТИАНСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

РЕФЕРАТ

Студента курса гуманитарного факультета

Учебная дисциплина: Психодиагностика

Тема: Общая характеристика проективных методик преимущества и недостатки

Оценка___________

г. Одесса



Содержание



Введение 3

1. Проективные методики 4

1.1 Виды и особенности проективных методик 5

1.2. Недостатки проективных методик 8

Заключение 12

Список литературы: 13


Введение


Существует множество определений, отвечающих на вопрос, что же такое проективные методики. Словарь дает следующее определение. Проективные методики (лат. projectio – выбрасывание вперед) – совокупность методик, направленных на исследование личности и разработанных в рамках проективного диагностического подхода [4, с. 250].

Исследователи, обращающиеся к проективным методам диагностики, единодушны в том, что в их основе лежит извечно присущее человеку стремление истолковывать явления и предметы окружающей действительности во взаимосвязи со своими желаниями, потребностями, чувствами, всем тем, что составляет внутренний мир личности [4, с. 352].


1. Проективные методики


Термин «проективные» был впервые использован Л. Франком в 1939 г. для объединения уже известных к тому времени методических приемов (таких, как ассоциативный тест Юнга, тест Роршаха, ТАТ и др.) [6, с.69]. Как известно, первоначально эти методики создавались для клинических целей и в своих классических вариантах использовались главным образом в клинике неврозов. Определяя специфику проективного подхода, Л. Франк говорил о том, что это прием исследования личности, с помощью которого испытуемого помещают в ситуацию, реакцию на которую он осуществляет в зависимости от значения для него этой ситуации, его мыслей и чувств: «Проективный метод для изучения личности представляет собой стимульную ситуацию, запланированную или выбранную потому, что будет означать для субъекта не то, что должна была бы означать в соответствии с произвольным решением экспериментатора […], а скорее то, что должна означать для личности, придающей или наделяющей ее собственным уникальным значением и организацией. Тогда субъект будет реагировать на собственное значение представленной стимульной ситуации какой-либо формой действия и чувством, отражающим его личность» [6, с. 78–79]. Для того чтобы стимульная ситуация давала возможность человеку наделить ее собственным личностным смыслом, стимулы в ней должны быть многозначными, допускающими различную интерпретацию. То есть главную отличительную особенность проективных методик нужно искать в относительно неструктурированной задаче для испытуемого, задаче, допускающей почти неограниченное разнообразие возможных ответов. Чтобы фантазия человека могла свободно разыграться, экспериментатор дает только краткие, общие инструкции, а сами тестовые стимулы обычно расплывчаты и неоднозначны. Предполагается, что тестовые материалы служат своего рода экраном, на который испытуемые «проецируют» свои характерные мыслительные процессы, потребности, тревоги и конфликты.

1.1 Виды и особенности проективных методик


Таким образом, общими для всех видов проективных методик являются следующие признаки:

1) неопределенность, неоднозначность используемых стимулов;

2) отсутствие ограничений в выборе ответов;

3) отсутствие оценки ответов как «правильных» или «ошибочных»[5, с. 211]

Кроме того, проективные методы диагностики характеризуются такими особенностями:

— проективные инструменты представляют собой методики замаскированного тестирования, когда обследуемый не подозревает о типе психологической интерпретации, которая будет дана его ответам;

— проективные методики характеризуются глобальным подходом к оценке личности, внимание фокусируется на картине личности в целом, а не на измерении отдельных черт;

— проективные методики считаются особенно эффективными при выявлении скрытых, латентных или неосознаваемых сторон личности [1, с.488].

Многие особенности проективных методик, вытекающие из характера стимульного материала и способов получения информации, определяют основные преимущества и недостатки проективных методов диагностики. Несмотря на давнее и широкое использование, проективные методы являются предметом непрекращающихся споров между их сторонниками и противниками. В дискуссии по оценке диагностической значимости проективных методик многие исследователи занимают пессимистическую позицию. Так, по мнению Р. Кеттелла, проективные методики характеризует крайне слабая научная обоснованность. Основные аргументы Р. Кеттелла состоят в следующем:

1) проективная психология оказалась не способной четко сформулировать гипотезу о том, какие слои личности преимущественно отражаются в показателях проективных тестов – открыто проявляющиеся, осознаваемые или, напротив, бессознательные, скрытые;

2) интерпретационные схемы не учитывают, что защитные механизмы – идентификация и проекция – могут искажать восприятие проективных стимулов одновременно и притом в разных направлениях;

3) остается неясным вопрос о том, какие именно личностные переменные проецируются – влечения, бессознательные комплексы, динамические аффективные состояния, устойчивые мотивы [2, с. 54].

К этим аргументам, подтверждающим концептуальную слабость проективных методик, Р. Кеттелл считает нужным добавить упрек в низкой надежности и валидности проективных процедур. Многие авторы признают обоснованность критических замечаний Р. Кеттелла и отказывают проективным методикам в праве называться тестами в узком понимании этого термина. Согласно одному из принятых определений, «психологический тест – это стандартизованный инструмент, предназначенный для объективного измерения одного или более аспектов целостной личности через вербальные или невербальные образцы ответов либо другие виды поведения» [2, с. 69]. В соответствии с этим определением, наиболее существенными признаками тестов являются:

1) стандартизованность предъявления и обработки результатов;

2) независимость результатов от влияния экспериментальной ситуации и личности психолога;

3) сопоставимость индивидуальных данных с нормативными, т.е. получен-ными в тех же условиях в достаточно репрезентативной группе.

В настоящее время далеко не все проективные методики и отнюдь не в равной степени удовлетворяют выделенным критериям. Действительно, в отличие от тестов интеллекта или способностей при проективной диагностике практически невозможно полностью унифицировать и стандартизовать не только анализ и интерпретацию результатов, но даже и саму процедуру исследования. Ведь поведение экспериментатора различно с робким, сензитивным или спокойным, уверенным человеком, с таким, который открыт, активно ищет помощи, или с тем, кто «защищается» при малейших попытках проникнуть в его внутренний мир. Хотя во многих руководствах описываются наиболее распространенные стратегии поведения экспериментатора, они, конечно же, не охватывают всего многообразия конкретных случаев. К тому же жесткая формализация и стандартизация, как указывает ряд исследователей, противоречила бы самому духу проективной техники и была бы не оправдана. Сошлемся в связи с этим на высказывание Лоуренса Франка: «…нельзя надеяться, что стандартизованная процедура сможет широко осветить индивидуальную личность как уникальную индивидуальность. Она также не сможет способствовать проникновению в динамические процессы личности» [2, с. 59]. Для многих проективных методик характерен глобальный подход к оценке личности, они, как правило, направлены на диагностику личности в целом, что, естественно, приводит к снижению достоверности информации – с этой точки зрения проективные техники также вряд ли могут называться тестами. При применении тестов делаются выводы об отдельных свойствах индивида, исходя из той деятельности, которая является их актуальным коррелятом (например, по способности к запоминанию мы судим о памяти). Проективные методы позволяют на основании ответов судить и делать выводы не об отдельных способностях человека – например, о способности рассказывать истории или рисовать, а об особенностях его личности [3, c.76].

1.2. Недостатки проективных методик


Конкретизируя список недостатков проективных методик, А. Анастази обращает внимание на следующие моменты [1].

Недостаточная стандартизованность проведения и подсчета показателей. Едва уловимые различия в формулировках словесных инструкций и в отношениях между тестирующим и тестируемым могут заметно изменить результаты этих тестов. Даже когда применяются идентичные инструкции, одни тестирующие в силу своих манер и внешности могут восприниматься ободряющими или успокаивающими, другие – угрожающими.

Недостаточная объективность процедур подсчета и интерпретации показателей, зависимость результатов от мастерства диагноста. Даже в тех случаях, когда разработаны и используются объективные системы количественных показателей, конечные шаги в оценке и объединении первичных данных в целостную характеристику обычно зависят от мастерства и клинического опыта специалиста, проводящего обследование с помощью проективных методик. Следствием такого положения дел является то, что интерпретация показателей часто оказывается столь же проективной для тестирующего, как тестовые стимулы для тестируемого.

Отсутствие нормативных данных. Такие данные могут или полностью отсутствовать, или быть явно неадекватными, или основываться на нечетко описанных популяциях.

Надежность оценщика. Некоторые исследователи выявили заметные расхождения в интерпретациях, даваемых достаточно квалифицированными специалистами. Принципиальная неоднозначность в таких результатах возникает за счет неизвестного вклада мастерства интерпретатора.

Ретестовая надежность. При больших временных интервалах между сеансами тестирования тест может выявить действительные изменения личности, произошедшие за этот период, при незначительных интервалах повторный тест может оказаться ни чем иным, как припоминанием первоначальных ответов.

Валидность. Подавляющее большинство опубликованных работ по валидизации проективных методик не позволяют сделать однозначных выводов либо из-за плохой контролируемости условий эксперимента, либо из-за неадекватного статистического анализа, либо из-за того и другого вместе.

«Проективная гипотеза». Традиционное допущение в отношении проективных методик состояло в том, что ответы индивидуума на предъявляемые ему неоднозначные стимулы отражают существенные и относительно устойчивые свойства личности. Однако увеличивающееся число исследований свидетельствует о том, что на ответы влияет множество других факторов: временные состояния – голод, недосыпание, допинги, тревога и фрустрация; создаваемые инструкиями установки, характеристики тестирующего; восприятие тестируемым ситуации тестирования; факторы способности, особенно вербальной способности. Ответы в проективном тесте могут обоснованно интерпретироваться только при условии, что тестирующий имеет в своем распоряжении подробную информацию об обстоятельствах, при которых эти ответы получены, а также о способностях и биографии тестируемого.

Использования неструктурированных, или неоднозначных, стимулов. Существуют данные, опровергающие распространенное допущение, что чем менее структурированы стимулы, тем с большей вероятностью они будут вызывать проекцию и простукивать «глубинные» слои личности. В действительности, эта связь между неоднозначностью и проекцией носит нелинейный характер, с умеренным уровнем неопределенности в качестве оптимума для целей проекции [4, c. 187].

Таким образом, в силу причин, изложенных выше, проективные методики в действительности сложно назвать тестами. Этому не способствуют также сложность и громоздкость, присущая многим методикам в своих оригинальных вариантах, ограниченная возможность прогноза поведения по результатам проективной диагностики. Однако перечисленные недостатки нисколько не умаляют достоинств проективных методик. Бесспорно, что богатством получаемого материала проективные методики выгодно отличаются от других методов диагностики; замаскированность цели проективных техник уменьшает возможность испытуемого давать такие ответы, которые позволяют произвести социально желательное впечатление; и, самое важное, использование проективных методов открывает перспективу проникновения в уникальный внутренний мир человека, что не позволяют сделать стандартизованные тестовые процедуры. Кроме того, некоторые проективные методики, в отличие от тестов и опросников, оказываются незаменимыми при работе с маленькими детьми, неграмотными или с людьми, испытывающими языковые трудности либо страдающими речевыми дефектами. Невербальные средства легко применимы ко всем этим категориям людей. В первых двух группах можно гарантированно получить устные ответы на изобразительные или другие невербальные стимулы. Во всех таких вербально ограниченных группах проективные методики могут помочь проходящему обследование наладить общение с проводящим его специалистом. Неслучайно проективные методики часто используют в процессе консультирования в качестве эффективных средств для «растапливания льда» при первых контактах между психологом и клиентом. Их задания обычно интересны сами по себе и часто похожи на развлечения. Они ведут к отвлечению внимания индивидуума от самого себя и тем самым к уменьшению смущения и настороженности. И то, что предлагается, почти или совсем не угрожает репутации человека, так как любой даваемый им ответ является «правильным». Эти методики могут также помочь человеку прояснить для себя некоторые стороны собственного поведения, которые до этого оставались невербализованными. По мнению многих исследователей, простое противопоставление класса проективных техник объективным психодиагностическим методам (тестам) является слишком упрощенным представлением о возможностях проективного метода. Так, А.М. Эткинд предлагает подразделять методики на «субъектные» (традиционные психометрические), моделирующие то, как видят человека другие люди, и «объектные» – стремящиеся раскрыть то, как он видит окружающий мир (прежде всего проективные). Тем самым снимается спор о преимуществах тех или иных методик, и допускается существование и тех, и других. А. Анастази также предлагает ставить вопрос о ценности проективных методик, рассматривая их как качественные процедуры, а не психометрические инструменты: «вероятно, особую ценность проективные методики приобретают все же тогда, когда их результаты интерпретируются качественными […] методами, а не в тех случаях, когда результаты их применения обрабатываются количественно и интерпретируются таким образом, как если бы были получены с помощью объективных психометрических инструментов» [1, с.462].

Воспользовавшись понятием теории информации, А. Анастази, вслед за Кронбах и Глезер, предлагает называть проективные методики «широкополосными» процедурами. Ширина полосы пропускания или перекрываемого диапазона достигается ценой снижения точности или надежности информации. Объективные психометрические тесты обычно обеспечивают узкий диапазон информации на высоком уровне надежности. В отличие от них, проективные методики обеспечивают гораздо более широкий диапазон информации, однако менее надежной.


Заключение


Резюмируя все сказанное выше о преимуществах и недостатках проективных методик, следует говорить о необходимости обязательного соотнесения «проективного материала» с результатами, полученными другими, более надежными методами. Данные, полученные с помощью проективных методик, не должны быть приняты как окончательные (впрочем, это относится и к психометрическим тестам), они лишь помогают найти пути дальнейшего исследования, проникнуть в трудно объективируемые личностные особенности, ускользающие при традиционной организации эксперимента и не поддающиеся адекватной количественной оценке.

Список литературы:


1. Анастази А., Урбина С. Психологическое тестирование. – СПб.: Питер, 2002. – 688 с.

2. Бодалев А.А., Столин В.В. Общая психодиагностика. – СПб.: Изд-во «Речь», 2000. – 440 с.

3. Бурлачук Л.Ф. Введение в проективную психологию. – Киев: Ника-Центр, 1997. – 128 с.

4. Бурлачук Л.Ф. Исследование личности в клинической психологии (на ос-нове метода Роршаха). – Киев: Вища школа, 1979. – 176 с.

5. Бурлачук Л.Ф. Психодиагностика. – СПб.: Питер, 2002. – 352 с.

6. Франк Л.К. Проективные методы изучения личности// Проективная пси-хология. – М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000.

Поделитесь с Вашими друзьями:

Проективных методов в качественном исследовании рынка

Качественное исследование рынка часто направлено на улучшение понимания мыслей и чувств потребителей к брендам, продуктам, концепциям, рекламе, социальным вопросам и другим важным темам. Проективные методы — это косвенные методы, используемые в качественных исследованиях. Эти методы позволяют исследователям проникнуть в глубокую мотивацию, убеждения, отношения и ценности потребителей. Это важно, потому что психология давно говорила нам, что многое из того, что движет поведением, может быть эмоциональным и иррациональным по своей природе.В некоторой степени эти эмоциональные движущие силы поведения лежат ниже уровня сознательного осознания.

Потребители склонны осознавать свои сознательные мотивы и процессы принятия решений. Поэтому, когда исследователь напрямую спрашивает потребителя, почему ему нравится продукт, отдает предпочтение бренду или предпочитает конкурента, ответы, как правило, бывают рациональными и целенаправленными. Однако мы знаем, что наши связи с брендами и наши предпочтения одних продуктов по сравнению с другими проистекают из мотивов и ценностей, о которых потребители не осознают.

Проективные методы полезны, потому что люди, как правило, имеют ограниченное понимание своего поведения; Точно так же людям часто трудно сформулировать свои мотивы и желания. Хотя прямой опрос работает в большинстве случаев, иногда исследователи рынка хотят исследовать более глубокие ценности и убеждения потребителей. В таких случаях проективные методы обычно используются в сочетании с прямым опросом в качественных исследованиях.

Использование проективных методов, разработанных клиническими психологами

Проективные техники и тесты уходят корнями в клиническую психологию.Тест Роршаха, вероятно, самый известный проективный тест, пришел из психоаналитической ветви клинической психологии и был популярен в 1960-х годах. Тест Роршаха предполагает использование неоднозначных изображений (чернильных пятен). Людей просят назвать то, что они видят, и ответы интерпретируются психологом, специально обученным для проведения теста.

Тематический апперцепционный тест (TAT) — это широко используемый проективный метод, используемый в основной клинической психологии, когда демонстрируется образ неоднозначной социальной сцены, и человека просят создать историю, чтобы объяснить это изображение.Предполагается, что подсознательные или бессознательные чувства и убеждения будут «проецироваться» на неоднозначные стимулы.

Многие другие традиционные проективные техники также берут свое начало в клинической психологии, например, словесные ассоциации, ролевые игры и завершение предложений. Проективные методы позволяют психологам раскрыть глубокие ассоциации, эмоции и мыслительные процессы.

Использование проективных методов в исследовании рынка

Хотя исследователей рынка интересуют глубокие эмоции и мыслительные процессы, характерные для брендов и продуктов, цель по-прежнему состоит в том, чтобы понять те чувства, мотивации, отношения, предубеждения и познания, которые ниже рационального, сознательного понимания.

Некоторые проективные методы, такие как тест Роршаха чернильными пятнами, специфичны для клинической психологии, но многие другие методы весьма полезны в исследованиях рынка. Не все проективные техники включают проекцию в классическом психоаналитическом смысле; скорее, идея использования подсознательных ассоциаций и эмоциональных связей является целью проективных методов исследования рынка. Хорошие исследователи рынка всегда подтверждают свои выводы из различных источников. Вполне вероятно, что результаты проективных методов будут впоследствии подтверждены опросными исследованиями, как и большинство качественных результатов.

Некоторые общие проективные техники включают словесные ассоциации, ассоциации образов, техники группирования и упорядочивания выбора, ассоциации образов с личностями потребителей и действия по персонификации.

Проективные методы обычно используются в глубинных интервью или традиционных фокус-группах. Эти методы, как правило, дают богатую и точную информацию, и они не требуют сложной словесной грамотности или предусмотрительности. Эти упражнения часто нравятся участникам исследования, хотя основная цель им не всегда ясна.

Проективные методы могут иметь фундаментальное значение для исследования потребителей, особенно когда целью является понимание глубоких эмоциональных связей и познаний в отношении брендов, продуктов и услуг.


Кирсти Нуньес — президент и главный стратег по исследованиям в Q2 Insights, Inc., исследовательской и инновационной консалтинговой фирме с офисами в Сан-Диего и Новом Орлеане. С ней можно связаться по телефону (760) 230-2950 доб. 1 или [электронная почта защищена].

О Кирсти

Кирсти Нуньес — президент и главный стратег по исследованиям в Q2 Insights, Inc., исследовательская и инновационная консалтинговая компания с офисами в Сан-Диего и Новом Орлеане. С ней можно связаться по телефону (760) 230-2950 доб. 1 или [адрес электронной почты]

Проективных методов в качественном исследовании

О ЧЕМ ОНИ ДУМАЮТ НА ДЕЙСТВИИ?

Обученные модераторы часто используют проективные методы в своих качественных исследованиях, чтобы раскрыть скрытые мысли участников. Проективные методы берут свое начало в области психологии, по образцу чернильных пятен Роршаха и тестов тематической апперцепции.Качественные исследователи адаптировали эти подходы для использования в области маркетинговых исследований.

Проекты — это вопросы или упражнения, призванные раскрыть более глубокие чувства людей по той или иной теме. Они намеренно созданы, чтобы задавать ключевые вопросы косвенным образом. Они не предназначены для замены умных ответов на прямые вопросы, но могут дать понимание, не почерпнутое из традиционных вопросов. Проективные методы используются для получения глубокого понимания эмоциональных потребностей, барьеров и мотиваторов.

Чтобы раскрыть новый уровень понимания ваших участников, я включил три примера проективных техник, которые вы можете включить в свое следующее качественное исследование: карта разума, сортировка изображений и депривация.

Mindmap: Это отличное упражнение для начала фокус-группы. Каждый участник получает карту разума со словом (или фразой), относящимся к теме, в центре. Вместо того, чтобы прямо спрашивать, что им нравится в определенной теме, попросите участников записать столько слов и фраз, сколько придет им в голову, когда они будут размышлять над этой темой.Не забудьте добавить, что сюда может входить что-нибудь хорошее или плохое, включая их мысли, чувства, чувства, ассоциации, впечатления, образы и предпочтения. Этот подход собирает гораздо более широкий спектр ответов и обычно раскрывает темы, которые не были бы обсуждены, если бы просто спросили, что им нравится в конкретной теме.

Сортировка изображений: Один из методов, который, как мы обнаружили, оказался особенно эффективным, — это дополнительный результат тестов тематической апперцепции. Разложите картинки на столе и попросите каждого человека выбрать картинку, которая лучше всего отражает то, что они думают о ______ (вставьте обсуждаемую тему) .Затем каждый участник рассказывает, почему они выбрали изображение и как оно отражает их отношение к ______. Предоставленные изображения намеренно абстрактны и могут иметь разное значение. Например, кто-то может ответить: «Это изображение моста в никуда, хотя для меня это показывает оптимизм. Я рассматриваю _____ организацию как такую, которая принимает вызовы и работает над творчеством. Они могут легко превратить этот мост в никуда в прекрасную возможность ».

Депривация: Еще один успешный метод понимания того, что люди на самом деле думают о чем-либо, — это попросить их описать жизнь без этого бренда, продукта или услуги.Это может быть столь же неформальное мероприятие, как просьба к участникам рассказать, что бы они чувствовали, если бы они были лишены этого бренда / продукта / услуги, или вы могли бы попросить их написать панегирик конкретному бренду, продукту или услуге. Это забавное упражнение, которое побуждает людей мыслить нестандартно. С небольшими подсказками, возможно, даже с формой завершения хвалебного предложения, участники легко могут описать, что они чувствовали бы и чего бы они не пропустили, если бы этот бренд / продукт / услуга был больше недоступно.

Для получения дополнительных проективных методик или помощи в реализации этих методов, пожалуйста, свяжитесь с нами в Hardwick Research. Мы всегда рады помочь.

Проективная техника — обзор

ОЦЕНКА ЛИЧНОСТИ

Оценка личности стала конкурировать с тестированием интеллекта как задача, выполняемая психологами. Однако, хотя большинство психологов согласятся, что тест интеллекта, как правило, является лучшим способом измерения интеллекта, такого консенсуса для оценки личности не существует.В долгосрочной перспективе может показаться, что появились две основные философии и, возможно, три метода оценки. Эти две философии можно проследить до различия Олпорта (1937) между номотетической и идиографической методологиями и различия Мила (1954) между клиническим и статистическим или актуарным прогнозом. По сути, некоторые психологи считают, что оценка личности лучше всего выполняется, когда она в высшей степени индивидуализирована, в то время как другие предпочитают количественные процедуры, основанные на групповых нормах.Фраза «провидец против знака» использовалась для обозначения этого спора. Речь идет о трех методах: интервью, а также проективном и объективном тестах. Очевидно, что первый способ, которым психологи и их предшественники узнали о людях, — это поговорить с ними, придав интервью исторический приоритет. Но после периода, когда многие психологи воздерживались от интервью, оно вернулось. Похоже, что эта область находится в исторической спирали с различными методами, уходящими и возвращающимися на разных уровнях.

Интервью началось как относительно неструктурированный разговор с пациентом и, возможно, информатором, с различными целями, включая сбор анамнеза, оценку структуры и динамики личности, установление диагноза и многие другие вопросы. Об интервьюировании было написано множество публикаций (например, Menninger, 1952), но в целом они содержали наброски и общие рекомендации относительно того, что должно быть выполнено в ходе интервью. Однако модельных интервью предоставлено не было.С этим руководством или без него, интервью было расценено многими как субъективная, ненадежная процедура, которая не могла быть достаточно проверена. Например, была доказана ненадежность психиатрического диагноза, основанного на исследованиях нескольких интервьюеров (Зубин, 1967). Однако в последнее время появилось несколько структурированных психиатрических интервью, в которых было представлено конкретное содержание, если не конкретные вопросы, и для которых была установлена ​​очень адекватная надежность. К настоящему времени доступно несколько таких интервью, включая Расписание для аффективных расстройств и шизофрении (SADS) (Spitzer & Endicott, 1977), диагностическое интервью Ренарда (Helzer, Robins, Croughan, & Weiner, 1981) и структурированное клиническое интервью для DSM-III, DSM-III-R или DSM-IV (SCID или SCID-R) (Spitzer & Williams, 1983) (теперь обновлено для DSM-IV).Эти интервью были установлены в сочетании с объективными диагностическими критериями, включая сам DSM-III, диагностические критерии исследования (Spitzer, Endicott, & Robins, 1977) и критерии Feighner (Feighner, et al., 1972). Эти новые процедуры, по-видимому, положили начало «возвращению» интервью, и многие психиатры и психологи теперь предпочитают использовать эти процедуры, а не психологический тест объективного или проективного типа.

Сторонники использования структурированных интервью указывают на тот факт, что, по крайней мере, в психиатрии тесты должны в конечном итоге проверяться на основании суждений психиатров.Эти суждения обычно основываются на интервью и наблюдениях, поскольку на самом деле нет никаких биологических или других объективных маркеров большинства форм психопатологии. Если это действительно так, то вряд ли имеет смысл проводить сложные и часто длительные тесты, когда можно с таким же успехом использовать саму критериальную меру, интервью, а не тест. Невозможно сделать тест более достоверным, чем собеседование, если собеседование является критерием подтверждения. Структурированные интервью оказали большое влияние на научную литературу по психопатологии, и редко можно найти недавно написанный отчет об исследовании, в котором диагнозы не были установлены одним из них.Похоже, что мы прошли полный цикл в этом вопросе, и до тех пор, пока не будут обнаружены объективные маркеры различных форм психопатологии, мы будем полагаться в первую очередь на структурированные интервью для наших диагностических оценок.

Интервью типа SCID или Диагностического интервью (DIS) являются относительно длинными и исчерпывающими, но теперь существует несколько более коротких, более конкретных интервью или процедур, подобных интервью. В психиатрии, пожалуй, самой известной процедурой является Краткая психиатрическая рейтинговая шкала (BPRS) (General & Gorham, 1962).BPRS — это краткое, структурированное, повторяемое интервью, которое по сути стало стандартным инструментом для оценки изменений у пациентов, обычно в зависимости от приема какой-либо формы психотропных препаратов. В конкретной области депрессии аналогичную роль играет шкала депрессии Гамильтона (Hamilton, 1960). Также существует несколько широко используемых интервью для пациентов с деменцией, которые обычно сочетают в себе краткое обследование психического статуса и некоторую форму функциональной оценки с особым упором на повседневную деятельность.Самыми популярными из этих шкал являются Краткая оценка психического статуса Фолштейна, Фолштейна и МакХью (1975) и Шкала слабоумия Блаженного, Томлинсона и Рота (1968). С помощью этих инструментов были проведены обширные валидационные исследования, возможно, самое известное исследование, связанное с корреляцией между оценками по шкале Блесседа, Томлинсона и Рота, используемыми у пациентов, пока они живы, и количеством старческих бляшек, определенным при вскрытии. пациенты с деменцией. Полученное соотношение.7 весьма впечатляюще предположил, что шкала действительна для выявления деменции. В дополнение к этим интервью и оценочным шкалам медсестрами и психиатрическими помощниками были разработаны многочисленные методы оценки психопатологии, основанные на непосредственном наблюдении за поведением палаты (Раскин, 1982). Наиболее широко используемыми из этих рейтинговых шкал являются Шкала наблюдения медсестер для стационарной оценки (NOSIE-30) (Honigfeld & Klett, 1965) и Опись поведения палаты (Burdock, Hardesty, Hakerem, Zubin, & Beck, 1968).Эти шкалы оценивают такое поведение, как готовность к сотрудничеству, внешний вид, общение, эпизоды агрессии и связанное с ними поведение, и основаны на непосредственном наблюдении, а не на ссылках на медицинские записи или отчеты других людей. Весы этого типа дополняют интервью информацией о социальной компетентности и способности выполнять функциональную повседневную деятельность.

Опять же, если посмотреть на долгосрочную историческую перспективу, у нас сложилось впечатление, что после многих лет пренебрежения полем, интервью успешно вернулось на арену психологической оценки; но используемые сейчас интервью сильно отличаются от свободно организованных, «вольных», подобных беседам интервью прошлого (Hersen & Van Hassett, 1998).Во-первых, их организация имеет тенденцию быть структурированной, и интервьюер должен получать определенные элементы информации. Обычно считается, что формулировка конкретных вопросов контрпродуктивна; скорее, интервьюер, который должен быть опытным клиницистом, обученным использованию процедуры, должен уметь формулировать вопросы, которые позволят получить необходимую информацию. Во-вторых, процедура интервью должна соответствовать психометрическим стандартам достоверности и надежности. Наконец, хотя структурированные интервью имеют тенденцию быть атеоретическими по своей ориентации, они основаны на современных научных знаниях о психопатологии.Таким образом, например, информация, необходимая для установления дифференциального диагноза в рамках общей классификации расстройств настроения, взята из научной литературы по депрессии и связанным с ней расстройствам настроения.

Рост числа интервью, похоже, произошел параллельно с упадком проективных методов. Те из нас, кто принадлежит к хронологической категории, которую можно примерно охарактеризовать как средний возраст, могут вспомнить, что наша аспирантура по клинической психологии, вероятно, включала обширную курсовую работу и практический опыт с использованием различных проективных техник.Большинство клинических психологов, вероятно, согласятся с тем, что, хотя проективные методы все еще используются до некоторой степени, атмосферы брожения и волнения в отношении этих процедур, существовавшей в 1940-х и 1950-х годах, похоже, больше не существует. Несмотря на то, что техника Роршаха и тематический апперцептивный тест (ТАТ) были основными процедурами, использовавшимися в ту эпоху, довольно быстро появилось множество других тестов: проективное использование рисунков человеческих фигур (Machover, 1949), тест Сонди (Szondi, 1952), тест Make-A-Picture-Story (MAPS) (Shneidman, 1952), тест четырех изображений (VanLennep, 1951), тесты завершения предложения (e.g., Rohde, 1957) и тест Holtzman Inkblot Test (Holtzman, 1958). Захватывающая работа Мюррея и его сотрудников, описанная в книге « Исследования личности » (Мюррей, 1938), оказала большое влияние на эту область и стимулировала широкое использование ТАТ. Было бы справедливо сказать, что единственный выживший из этого активного движения — тест Роршаха. Многие клиницисты продолжают использовать тест Роршаха, и работа Экснера и его сотрудников повысила его научную респектабельность (см. Главу 17 в этом томе).

Несомненно, существует много причин для снижения использования проективных методов, но, на наш взгляд, их можно резюмировать следующими пунктами:

1.

Растущая научная изощренность создала атмосферу скептицизма в отношении этих инструментов. Их достоверность и надежность были поставлены под сомнение многочисленными исследованиями (например, Swensen, 1957, 1968; Zubin, 1967), и значительная часть профессионального сообщества посчитала, что заявления, сделанные в отношении этих процедур, не могут быть обоснованы.

2.

Развитие альтернативных процедур, особенно MMPI и других объективных тестов, убедило многих клиницистов в том, что информацию, полученную ранее с помощью проективных тестов, можно получить более эффективно и с меньшими затратами с помощью объективных методов. В частности, обширная исследовательская литература Миннесотского многофазного реестра личности (MMPI) продемонстрировала его полезность в чрезвычайно широком диапазоне клинических и исследовательских условий. Когда MMPI и связанные с ним объективные методы были противопоставлены проективным методам во времена спора «видящий против знака», в большинстве проведенных исследований в целом было продемонстрировано, что знак был не хуже или лучше, чем видящий (Meehl, 1954).

3.

В общем, проективные техники не являются атеоретическими и, фактически, обычно рассматриваются как связанные с той или иной ветвью психоаналитической теории. Хотя психоанализ остается сильным и энергичным движением в психологии, существует множество альтернативных теоретических систем в целом, особенно системы, ориентированные на поведение и биологию. Как подразумевается в разделе этой главы, посвященном оценке поведения, психологи, ориентированные на поведение, теоретически возражают против проективных методов и мало используют их в своей практике.Точно так же проективные методы, как правило, не получают высокого уровня признания в отделениях биологической психиатрии. Таким образом, в действительности использование проективных методов сократилось по научным, практическим и философским причинам. Однако, в частности, тест Роршаха продолжает продуктивно использоваться, в первую очередь, клиницистами, ориентированными на психодинамику.

Ранняя история объективных личностных тестов была прослежена Кронбахом (1949, 1960). Истоки, по-видимому, восходят к сэру Фрэнсису Гальтону, который разработал анкеты личности во второй половине XIX века.Мы не будем здесь повторять эту историю, а сосредоточимся на тех процедурах, которые сохранились до наших дней. На наш взгляд, таких крупных выживших было три: серия тестов, разработанная Гилфордом и соавторами (Guilford & Zimmerman, 1949), аналогичная серия, разработанная Кеттеллом и соавторами (Cattell, Eber, & Tatsuoka, 1970), и MMPI. В целом, но определенно не во всех случаях, процедуры Гилфорда и Кеттелла используются для людей, функционирующих в пределах нормы, в то время как MMPI более широко используется в клинических группах.Так, например, тест 16PF Кеттелла может использоваться для отбора кандидатов на работу, в то время как MMPI может чаще использоваться в психиатрических лечебных учреждениях. Кроме того, тесты Гилфорда и Кеттелла основаны на факторном анализе и ориентированы на особенности, в то время как MMPI в его стандартной форме не использует факторные аналитически полученные шкалы и больше ориентирован на психиатрическую классификацию. Таким образом, шкалы Гилфорда и Кеттелла содержат измерения таких черт, как доминирование или общительность, в то время как большинство шкал MMPI названы в честь психиатрических классификаций, таких как паранойя или ипохондрия.

В настоящее время большинство психологов используют один или несколько из этих объективных тестов, а не интервью или проективные тесты в ситуациях скрининга. Например, многие тысячи пациентов, поступающих в психиатрические учреждения, находящиеся в ведении Управления по делам ветеранов, принимают MMPI вскоре после поступления, в то время как соискатели работы тюремными надзирателями в штате Пенсильвания получают программу Cattell 16PF. Однако, в частности, MMPI обычно используется не только как инструмент скрининга. Он часто используется как часть обширной диагностической оценки, как метод оценки лечения и в многочисленных исследовательских приложениях.Нет сомнений в том, что это наиболее широко используемая и тщательно изучаемая процедура в области объективных личностных тестов. Несмотря на то, что 566 пунктов «правда или ложь» остались неизменными с момента первоначальной разработки прибора, применение теста в клинической интерпретации с годами значительно расширилось. Мы перешли от, возможно, чрезмерно наивной зависимости от оценок по одной шкале и чрезмерно буквальной интерпретации названий шкал (многие из которых являются архаическими психиатрическими терминами) к сложной конфигурационной интерпретации профилей, большая часть которой основана на эмпирических исследованиях ( Gilber-stadt & Duker, 1965; Marks, Seeman, & Haller, 1974).Соответственно, методы администрирования, оценки и интерпретации MMPI идут в ногу с технологическими и научными достижениями в области поведенческих наук. Начиная с сортировки карточек по стопкам, ручного подсчета очков и субъективной интерпретации, MMPI перешел к компьютеризированному администрированию и подсчету очков, интерпретации, основанной, по крайней мере, в некоторой степени, на эмпирических данных и компьютеризированной интерпретации. Как хорошо известно, есть несколько компаний, которые предоставят компьютеризированную оценку и интерпретацию MMPI.

С момента появления более ранних изданий этого справочника в области объективной оценки личности произошли два основных события. Во-первых, Миллон подготовил новую серию тестов под названием «Клинический многоосевой инвентарь Миллона (версии I и II)», «Опросник подростковой личности Миллона» и «Опросник поведенческого здоровья Миллона» (Миллон, 1982; 1985). Во-вторых, MMPI был полностью переработан и стандартизирован и теперь известен как MMPI-2. С момента появления второго издания этого справочника использование MMPI-2 получило широкое распространение.В главе 16 этого тома подробно описаны эти новые разработки.

Несмотря на то, что мы должны ожидать продолжения спирали тенденций в оценке личности, похоже, что мы миновали эру проективных методов и теперь живем во время объективной оценки, с растущим интересом к структурированному интервью. Также, похоже, растет озабоченность научным статусом наших процедур оценки. В последние годы возникла особая озабоченность по поводу надежности диагноза, особенно после того, как в литературе появились тревожные данные, свидетельствующие о том, что психиатрические диагнозы ставились весьма ненадежно (Зубин, 1967).Вопрос о достоверности оценки личности остается трудным по ряду причин. Во-первых, если под оценкой личности мы подразумеваем предсказание или классификацию какой-либо психиатрической диагностической категории, то мы сталкиваемся с проблемой отсутствия по существу известных объективных маркеров основных форм психопатологии. Таким образом, мы, по сути, остаемся наедине с суждениями психиатров. Система DSM значительно улучшила эту ситуацию, предоставив объективные критерии для различных психических расстройств, но способность таких инструментов, как MMPI или тест Роршаха прогнозировать диагнозы DSM, еще не оценивалась и остается вопросом исследования на будущее.Некоторые ученые, однако, даже сомневаются в целесообразности прохождения этого исследовательского курса, а не в разработке все более надежных и достоверных структурированных интервью (Зубин, 1984). Точно так же было много сообщений о неспособности объективных тестов предсказать такие вопросы, как успех в профессии или надежность в обращении с оружием. Например, объективные тесты больше не используются для проверки космонавтов, поскольку они не позволяли предсказать, кто из них добьется успеха или нет (Cordes, 1983).На самом деле, в обществе и в профессии наблюдается движение к прекращению использования процедур оценки личности для принятия решений в ситуациях трудоустройства. Мы бы отметили еще одну, возможно, значительную тенденцию, движение к непосредственному наблюдению за поведением в форме поведенческой оценки, как в случае разработки Таблицы диагностики аутизма (ADOS) (Lord et al., 1989). Zeitgeist определенно противостоит процедурам, в которых замаскированы намерения.Бердок и Зубин (1985), например, утверждают, что «пока еще ничто не заменило поведение при оценке психических пациентов».

Проективные методы

Проективные методы — это косвенные и неструктурированные методы исследования, разработанные психологами и использующие проекции респондентов для вывода о подчеркнутых мотивах, побуждениях или намерениях, которые не могут быть обеспечены посредством прямого опроса, поскольку респондент либо сопротивляется их раскрытию, либо пытается их раскрыть. не может понять сам.Эти методы полезны, поскольку дают респондентам возможность выразить свое мнение без личного смущения. Эти техники помогают респондентам бессознательно проецировать свое отношение и чувства на изучаемый предмет. Таким образом, проективные методы играют важную роль в мотивационных исследованиях или опросах отношения.

Важные проекционные методы

  1. Word Association Test.
  2. Завершение теста.
  3. Строительная техника
  4. Техники выражения
  1. Word Association Test: Человеку дают подсказку или подсказку и просят ответить на первое, что приходит на ум.Ассоциация может принимать форму картинки или слова. Одно и то же может быть интерпретировано по-разному. Дан список слов, и вы не знаете, какое слово их больше всего интересует. Интервьюер записывает ответы, которые раскрывают внутреннее переживание респондентов. Частота, с которой дается ответ на любое слово, и количество времени, которое проходит до того, как будет дан ответ, важны для исследователя. Например: из 50 респондентов 20 человек ассоциируют слово «удовлетворительный» с «цветом лица».
  2. Завершение теста: В этом случае респондентов просят заполнить неполное предложение или рассказ. Завершение будет отражать их отношение и душевное состояние.
  3. Строительный тест: Это более или менее похоже на завершающий тест. Они могут дать вам картинку, и вас попросят написать об этом рассказ. Первоначальная структура ограничена и не детализирована, как тест завершения. Например: дано 2 мультфильма и написан диалог.
  4. Техники выражения: Здесь людей просят выразить чувства или отношение других людей.

Недостатки проективных методов

  1. Требуются высококвалифицированные интервьюеры и квалифицированные переводчики.
  2. Возможна предвзятость переводчика.
  3. Это дорогостоящий метод.
  4. Выбранный респондент не может быть репрезентативным для всего населения.



Авторство / ссылки — Об авторе (ах)
Статья написана «Прачи Джунджа» и проверена группой Management Study Guide Content Team .В состав группы MSG по содержанию входят опытные преподаватели, профессионалы и эксперты в предметной области. Мы являемся сертифицированным поставщиком образовательных услуг ISO 2001: 2015 . Чтобы узнать больше, нажмите «О нас». Использование этого материала в учебных и образовательных целях бесплатно. Укажите авторство используемого содержимого, включая ссылку (-ы) на ManagementStudyGuide.com и URL-адрес страницы содержимого.


Использование проективных методов в качественных исследованиях

Определение проективных методик качественного исследования рынка

Проективные техники были первоначально разработаны в 1960-х годах для использования в клинической психологии.

Проективные методы, которые используются сегодня в качественных исследованиях рынка, принимают форму преднамеренно неоднозначных интерпретирующих упражнений, посредством которых подсознательные мысли и чувства респондентов, относящиеся к рассматриваемому бренду или концепции, проецируются с использованием менее сложных, более легко описываемых повседневных предметов или предметов. виды деятельности.

Например, чтобы определить ассоциации, которые респонденты имеют по отношению к бренду A, их могут попросить описать эту марку как автомобиль, указав его марку, цвет, возраст, состояние, характеристики и особенности интерьера.Респондентов также можно попросить описать свои чувства к автомобилю и что им в нем нравится или не нравится.

Этот косвенный подход позволяет респондентам получить доступ к мыслям и чувствам в отношении бренда, о которых они, возможно, даже не подозревали — и почти наверняка не смогли бы сформулировать, если бы использовалась более прямая форма опроса.

Роль мышления Системы 1 и Системы 2 в принятии решений потребителями

Проективные методы широко используются в исследованиях рынка с 1970-х годов.

Тем не менее, именно работа психолога Дэниела Канемана позволила нам по-настоящему оценить их важность для индустрии маркетинга — и снова выдвинула их на передний план.

В своем бестселлере Thinking, Fast and Slow , опубликованном в 2011 году, Канеман объясняет, что в течение 24 часов мы все должны принять буквально 1000 решений. Некоторые из них будут значительными, но большинство будут тривиальными по своей природе.

Канеман объясняет, что если каждое из этих решений (и информация, которая с ними связана) обрабатывать сознательно, мозг быстро перегружается.В результате, он утверждает, что мозг по необходимости использует два отдельных, но связанных режима обработки и принятия решений, которые называются Система 1 и Система 2 .

Мышление по Системе 1 осуществляется подсознательно. Он принимает решения быстро и интуитивно, основываясь на мыслях, чувствах, эмоциях и ассоциациях, которые он хранит, даже если это могут быть лишь частичные «фрагменты».

В отличие от этого, мышление Системы 2 осуществляется на сознательном уровне и осуществляется логически и осознанно.Прежде чем принять какое-либо решение, он ищет и анализирует факты.

Канеман объясняет, что сознательный мозг Системы 2 имеет лишь ограниченные возможности (вы можете думать об этом в терминах оперативной памяти или ОЗУ на вашем компьютере).

В результате он зарезервирован для обработки более важной информации , для принятия важных решений (например, выбора новой ипотеки) и для решения проблем, требующих логики и разума (например,грамм. определение самого быстрого или кратчайшего маршрута из пункта А в пункт Б).

Система 1, с другой стороны, развертывается, если обработка (например, просмотр телевизора) или принятие решений имеют более приземленный характер (например, решение, какую марку замороженной пиццы купить), или когда субъект часто предпринимает повторяющаяся обычная деятельность (например, чистка зубов по утрам).

Хотя Система 2 по возможности подчиняется Системе 1, она готова вмешаться, если Система 1 не может выполнить требуемую задачу.

Мышление по Системе 1 и роль проективных методик

Канеман объясняет, что что касается повседневных брендов, которые мы покупаем и используем, подавляющее большинство (по некоторым оценкам, это число достигает 95%) нашей обработки информации и принятия решений осуществляется подсознанием, Системой 1 разум.

Это имеет серьезные последствия для маркетологов и исследователей.

Это означает, что если мы хотим получить реальное понимание взаимоотношений между брендом и потребителем, мы должны иметь возможность обойти логический мозг Системы 2 и получить доступ к подсознательному разуму Системы 1, где так много решений нашего бренда — изготовление осуществляется.

Проблема для исследователя заключается в том, что содержимое мозга Системы 1 глубоко укоренилось, труднодоступно и еще труднее сформулировать.

В результате можно задать прямые вопросы, непосредственно затрагивающие тему, например : «Как бы вы описали характер бренда? »или « Как вы думаете, почему вы так сильно отождествляете себя с брендом? », , скорее всего, будет встречен с недоумением.

Напротив, подсознательная природа мышления Системы 1 в сочетании с по своей сути сложной природой таких вопросов требует косвенного подхода; достаточно двусмысленный и творческий по своей природе, чтобы респондент чувствовал, что у него есть право отвечать творчески и творчески.

Именно тогда задействуется мышление Системы 2, и проективные методы играют важную роль.

Взгляд Фрейда на сознание, подсознание и бессознательный разум

Прежде чем мы перейдем к более подробному рассмотрению проективных методов, стоит также уделить немного времени рассмотрению взглядов Фрейда на разум и то, как оно работает.

Согласно Фрейду, разум состоит из трех «слоев»;

  • Сознательное — отвечает за 20% нашей повседневной обработки
  • Подсознание — отвечает за 50-50% обработки
  • Бессознательное — отвечает за 30-40% обработки

В общих чертах они различаются следующим образом;

Сознательный разум Подсознательный разум Бессознательный разум

0

0

0

0

0 фокусирует наше внимание и воображение

в настоящем и обрабатывает события по мере их возникновения , прежде чем сохранить информацию в краткосрочной перспективе или передать ее подсознанию или бессознательному — в зависимости от степени воспринимаемой значимости.
Слой ума чуть ниже сознания. Он действует как хранилище недавних событий и «важной» информации, которую нам нужно вспоминать быстро или часто. Сюда могут входить текущие номера телефонов, имена и направления, а также повторяющиеся мысли, чувства и поведение. Это также место неявного знания — вещей, которые мы знаем так хорошо, что делаем их, не задумываясь. Похоронен ниже подсознания, но действует в тандеме с ним.Он тоже хранит информацию и воспоминания, но те, которые произошли в более далеком прошлом или имеют меньшее значение. Он также является домом для некоторых из наших самых глубоких эмоций, которые могут сформироваться в детстве, включая наши самые глубокие страхи и самые основные желания и поступки. Некоторые из этих эмоций или воспоминаний могут быть даже подавлены до такой степени, что мы их больше не осознаем.

Гипотезы Фрейда и Канемана в целом совпадают, хотя то, что Канеман описывает как разум Системы 1, Фрейд разбивает на два компонента — подсознание , и бессознательное .

Используя взгляд Фрейда на сознание, мы можем сделать вывод, что большинству проективных техник удается получить доступ к подсознанию , а не к бессознательному разуму . Это потому, что переживания, мысли и эмоции в подсознании:

  • Легче получить доступ
  • Более просто выразить и понять
  • Более актуально для брендов товаров и услуг, которые мы используем на регулярной основе
  • Потенциально больше в соответствии с мышлением Системы 1.

Когда следует применять проективные методы в исследовании рынка

Проективные методы чаще всего используются для получения подробной перцепционной обратной связи по существующим брендам .

Тем не менее, они в равной степени способны получить аналогичные стратегические идеи в отношении новых концепций бренда , идей продуктов и услуг, раскадровки, телевизионной рекламы и других форм маркетинга — при условии, что они имеют сильную составляющую бренда.

Результаты, как правило, включаются в качественный отчет, добавляя веса и детализации анализу бренда.

Тем не менее, они могут быть расширены, служа основой для дополнительной количественной работы или для информации при разработке исследования использования и отношения или текущего отслеживания бренда.

Если за качественным исследованием следует дальнейшая работа по развитию бренда на основе его выводов, впоследствии может быть заказан другой раунд квалификационных испытаний, чтобы провести те же проективные упражнения с разными респондентами, чтобы определить, изменилось ли и как изменилось восприятие бренда.

Эти представления могут касаться одного или всех из следующего:

  • Спонтанные ассоциации, симпатии и антипатии к бренду
  • Предложение и позиционирование бренда
  • Целевая аудитория
  • УТП
  • Личность и сущность бренда
  • Ценности бренда, включая
  • сильные и слабые стороны

    Проективные методы наиболее широко применяются в исследованиях B2C, но могут быть использованы и в контексте брендов B2B.

    Они больше всего подходят для работы с фокус-группой (очно или онлайн), но также могут быть успешно применены в рамках 1-2-1 интервью.

    Возможные подводные камни при использовании проективных методик

    Есть несколько потенциальных ловушек, которые следует учитывать при использовании проективных методов;

    • Различные проективные методы имеют разные сильные стороны и создают разные проблемы как для модераторов, так и для респондентов.Важно, чтобы исследователь понимал, когда использовать каждый из них нецелесообразно или неприемлемо.
    • Успех любой проективной техники также зависит от настроения и сплоченности фокус-группы. Если проективное задание вводится слишком рано, респонденты, скорее всего, будут недостаточно расслаблены или уверены в себе, чтобы приступить к выполнению упражнения. Точно так же, если у них не было достаточно времени, чтобы сформироваться в группе, заинтересованные лица вряд ли захотят привлечь к себе внимание, полностью посвятив себя проективному упражнению
    • Модератор должен упростить упражнение и объяснить его с уверенностью. .Предоставление слишком большого количества информации означает, что респонденты будут пытаться рационализировать упражнение, а это означает, что они будут использовать мышление Системы 2 вместо Системы 1. Слишком мало информации означает, что респонденты снова, вероятно, не будут уверены в том, чтобы внести свой вклад полностью

    Возможные ошибки при анализе результатов проективных методик

    На этапе анализа исследователь должен также противостоять искушению чрезмерно анализировать и делать дедуктивные скачки, которые на самом деле не подтверждают прогнозы респондентов.

    Вместо этого исследователь в идеале будет использовать несколько проективных упражнений или продолжение с другой формой вопросов, чтобы возникающие темы могли быть перекрестно проверены.

    Наиболее часто используемые проективные методики

    Хотя большинство проективных методов позволят выявить широкий спектр идей, связанных с брендом, мы обнаруживаем, что некоторые методы лучше других для достижения определенных целей бренда.

    В этом разделе мы приводим примеры тех целей и проективных методов, которые лучше всего работают в каждом случае.

    Контекст бренда
    i) Взять с собой

    Для этого проективного метода респондентам предлагается принести в фокус-группу элемент, который они ассоциируют с брендом или рассматриваемой ситуацией.

    Например, респондентов могут попросить принести в группу предметы, которые представляют то, что они больше всего ассоциируют с поеданием шоколада Кэдбери, iPhone Apple, праздниками по системе «все включено», проектами «сделай сам» дома или домашней выпечкой (все эти предметы успешно используются Brandspeak. использовал этот подход в прошлом).

    Размышляя о том, что взять с собой, респондентов просят посмотреть на за очевидным и подумать о вещах, которые они могли бы принести в контексте преобладающего настроения или эмоций в рассматриваемое время.

    Затем во время группы респондентов просят объяснить причину предмета, который они принесли с собой, и модератор может исследовать основные ассоциации и эмоции.

    Это упражнение может многое рассказать о человеке, который объясняет предмет.Кроме того, беседа, созданная элементом, предоставит дополнительную информацию от других членов группы.

    Индивидуальность бренда, ценности, особенности / преимущества, предложения, УТП

    Методы проектирования, описанные в этом разделе, отлично подходят для определения представлений о личности и отличительных качествах бренда, многие из которых будут уходить корнями в его рекламу (прошлую и настоящую) и на качество обслуживания клиентов.

    i)
    Вас пригласили на вечеринку…

    Проекция вечеринки включает в себя просьбу респондентов представить, что бренд X устраивает вечеринку и что они приглашены.

    Респондентов можно задать:

    • Что это за вечеринка (например, званый обед, рейв)
    • Где проводится вечеринка?
    • Насколько они взволнованы перспективой пойти на вечеринку?
    • Какое настроение на вечеринке, когда они приходят?
    • Что еще они замечают в первую очередь при входе?
    • Какие люди приходят на вечеринку?
    • Какая музыка играет?
    • Разговоры, которые они могут подслушивать?
    • Что хорошего в вечеринке, а что нет?
    • Кто любит вечеринку, а кто нет — и почему?
    ii)
    Представьте себе Бренд X как личность….

    Вместо того, чтобы проецировать бренд как вечеринку, его можно превратить в человека. Этот человек может быть знаменитостью, личным знакомым, исторической фигурой или аватаром.

    Опять же, задача упражнения — помочь определить характеристики, качества и эмоции, которые респонденты больше всего ассоциируют с рассматриваемым брендом.

    Респондентов сначала просят объяснить, почему они выбрали этого человека (т. Е. Почему они считают, что этот человек наиболее тесно связан с данным брендом), прежде чем их исследуют по различным аспектам их внешности, личности и личных качеств, недостатков, группы дружбы и скоро.

    Клиентский опыт

    Роль проекта клиентского опыта заключается в первую очередь в том, чтобы уловить, как предоставляемый клиентский опыт заставляет людей чувствовать себя как в данный момент , так и по отношению к бренду в целом — как эмоционально, так и рационально.

    Таким образом, прогнозы клиентского опыта наиболее подходят для оценки обслуживания или опыта, например розничная торговля и социальные сети) бренды.

    i)
    Что они говорят друг другу?

    Эта проекция чаще всего принимает форму заранее подготовленного рисунка двух или более людей, по крайней мере, один из которых может представлять бренд.Над каждым человеком — пустой речевой пузырь.

    Модератор может либо указать контекст (например, ситуацию обслуживания клиентов) для изображения, либо позволить респондентам решить это для себя.

    Респондентам предлагается заполнить каждый речевой пузырь словами, которые, по их мнению, будут наиболее подходящими и репрезентативными в данной ситуации. Упражнение можно повторить несколько раз, чтобы охватить разные сценарии взаимодействия с клиентами.

    Этот проективный метод очень подходит для выявления и изучения как положительных, так и отрицательных моментов клиентского опыта и тех чувств, которые они вызывают.

    ii)
    Вы играете X, а я играю Y…

    Эта проективная оценка клиентского опыта принимает форму ролевой игры. Это довольно сложный вопрос для респондентов B2C, потому что обычно он уводит их далеко за пределы зоны комфорта.

    С другой стороны, он может хорошо работать в группах сотрудников B2B, особенно если один из сотрудников также играет роль клиента.

    Конкретный сценарий обслуживания клиентов согласовывается заранее, а роли тех, кто играет бренд, и потребителя в общих чертах определяются в брифинге модератора, который также определяет, кто начинает взаимодействие.

    Как правило, заранее предопределенного результата нет. Это зависит от респондентов, играющих отдельные роли.

    УТП бренда, сильные и слабые стороны

    Следующие упражнения очень подходят для изучения:

    • Сила существующих предложений бренда / Фармакопеи США
    • Потенциал новых концепций продуктов или услуг
    i)
    Я должен оставаться в воздушном шаре, потому что…

    Это отличный проективный метод оценки сильных и слабых сторон различных конкурирующих брендов или брендов, работающих в одном портфеле.Это также хорошо работает при сравнении ряда новых идей продуктов или услуг.

    Всем участникам сообщают, что они находятся на воздушном шаре, падающем на землю. Выбросив имеющийся балласт, пассажиры теперь спорят между собой о том, кто должен покинуть воздушный шар, чтобы обеспечить его выживание.

    Каждому игроку присваивается бренд, который он должен олицетворять. Их задача — представить конкурентные аргументы в пользу этого человека / бренда. После того, как каждый игрок представил свою позицию, проводится модерируемое обсуждение, прежде чем может быть проведено голосование о порядке, в котором бренды должны оставаться, а какие должны покинуть воздушный шар.

    ii)
    Все подъемы…

    «Судебная драма» представляет собой полезную альтернативу проекции воздушного шара при сравнении сильных и слабых сторон всего одного или двух брендов.

    Респонденты разбиты на две бригады прокуроров и подсудимых. Ответчики представляют дело в пользу бренда или идеи, в то время как прокуратура представляет дело против бренда или бренда-конкурента.

    Модератор может выступать в качестве судьи, который также может определять индивидуальные критерии, которые обе стороны должны учитывать в своих аргументах.

    Всеобъемлющая
    i)
    Фирменный коллаж

    Часто роль проективного метода состоит в том, чтобы просто идентифицировать как можно больше различных типов ассоциаций с брендом. В этих случаях хорошо работает фирменный коллаж.

    Респондентов могут попросить работать в парах и, используя подходящие журналы, создать коллажи, которые суммируют их восприятие бренда (ов), о котором идет речь. Для этого упражнения их следует побуждать определять не только подходящие изображения, но и цвета, формы и отдельные слова.

    Это упражнение требует стопки подходящих журналов и достаточного количества времени, чтобы респонденты могли правильно выполнить задание.

    После создания коллажей следует модерируемое обсуждение тем, возникающих как в коллажах, так и в целом — в разных коллажах.

    После того, как темы были определены, каждая тема исследуется группой по очереди, чтобы определить, как она соотносится с рассматриваемым брендом.

    Контакты

    Для получения дополнительной информации о наших проекционных методах качественного исследования и других собственных методах, которые Brandspeak использует для определения того, как потребители на самом деле видят и думают о вашем бренде, свяжитесь с нами по телефону +44 (0) 203 858 0052 или по запросу @brandspeak.co.uk +44 (0) 203 858 0052

    проективных методов: знаем ли мы, что они проектируют?

    Руководство модератора фокус-группы часто включает групповые упражнения или методы фасилитации в качестве альтернативных подходов к прямому опросу. Хотя многие из этих альтернативных тактик не являются уникальными для метода группового обсуждения и также используются в углубленных исследованиях интервью, они стали популярным приемом в фокус-группах, особенно в области маркетинговых исследований. Эти альтернативные подходы можно в широком смысле разделить на стимулирующие или проективные методы, разница в том, намерен ли модератор просто изменить прямой вопрос, чтобы участникам группы было легче выразить свое мнение (использование техник ) или углубиться в участников ». менее осознанные, менее рациональные, менее социально приемлемые ощущения посредством непрямых упражнений (проективные техники ).Примеры вспомогательных техник: завершение предложения — например, «Когда я думаю о своих любимых блюдах, я думаю о _____». или «Лучшее в новой системе городского транспорта — _____.»; словесная ассоциация — например, вопрос будущих студентов колледжа: «Какое первое слово вы думаете, когда я говорю« первый день в колледже »?» или спрашивая администраторов больниц: «Когда я говорю« уход за пациентами », какое первое слово или слова приходят на ум?»; и рассказывание историй — например, «Расскажите мне историю о том, когда вы в последний раз готовили что-нибудь на ужин из остатков еды».”

    Проективные методы служат для того, чтобы увести обсуждение от прямых вопросов, относящихся к теме исследования, и вместо этого просить участников проецировать свои чувства, представляя мысли других, разыгрывая ролики и описывая визуальные стимулы (например, изображения). Завершение мысленных пузырей на карикатурном рисунке, изображающем бесполых персонажей, и выбор из стопки фотографий изображений, которые лучше всего отражают то, что участники думают о теме, — это всего лишь два примера проективных методов.

    Использование проективных методов особенно широко распространено среди маркетологов, которые все чаще (с ростом возможностей онлайн-исследований) придумывают новые варианты проективных упражнений. Однако с точки зрения качественного дизайна использование проективных методов может быть проблематичным и вызывает вопрос о том, насколько проективные методы привносят дополнительную ценность в групповое обсуждение. В то время как вспомогательные техники являются расширением прямого опроса, которые входят в набор естественных навыков исследователя, косвенный метод проективных упражнений уходит в малоизвестную для многих исследователей социальных наук область клинической психологии.Независимо от того, предоставляется ли участникам фокус-группы возможность объяснить свою собственную интерпретацию своего мысленного пузыря, рисунка или сортировки изображений — или оставлена ​​ли интерпретация на усмотрение исследователя — внутренняя субъективность значений, которые в конечном итоге связаны с результатами участников. ставит под угрозу применимость этих методов.

    Доверие к данным качественного исследования частично основывается на знании того, что измеряется, однако короткая продолжительность сеанса фокус-группы — и ограниченная глубина знаний модератора об участниках — могут дать истинную интерпретацию данных (и обратную связь с цели исследования) от проективных методов вызов.Что, например, исследователь измерил с помощью упражнения по коллажу, в результате которого был получен набор, казалось бы, не связанных между собой изображений от каждого из 10 участников группы? Модератор может исследовать интерпретацию каждым участником своего «произведения искусства», но в действительности модератор фокус-группы не имеет возможности знать, затронуло ли упражнение коллаж бессознательное осознание важности для целей исследования, или знать, измеряло ли упражнение аспекты. участника, связанного (например) с мотивацией, культурным происхождением или социальной осведомленностью.

    Чтобы максимизировать достоверность данных фокус-групп, полученных в результате использования стимулирующих и проективных методов, исследователи должны тщательно выбирать, какие методы использовать, исходя из их способности интерпретировать результаты в сочетании с временем сеанса, которое модератор может предоставить. к этим упражнениям. Например, исследователь может выбрать меньший формат обсуждения, такой как диады и триады, чтобы отвести необходимое время для завершения проективной техники, такой как сортировка изображений, включая тщательное изучение причин каждого участника для фотографий, которые он или она выбрала также , как и отклоненные .Тщательное использование этих методов не только повысит достоверность данных, но и повысит общее качество исследования, позволяя исследователю выполнять необходимые процедуры проверки (такие как триангуляция) на этапе анализа.

    Нравится:

    Нравится Загрузка …

    Связанные

    Возвращение к полезности «проективных методов» в терапии

    В качестве психологического инструмента проективные методы использовались десятилетиями, и их полезность была доказана такими, как Гарольд Пепинский, которого называют «пионером в профессии консультанта».Короче говоря, проективные методы используются в терапевтическом контексте «как средство для развития отношений консультирования и поддержания понимания клиентов».

    Проективные тесты недавно получили плохую репутацию. По мере развития области психологии росла тенденция к подражанию точным наукам (например, физике) и, таким образом, упор на «объективность». «Субъективный» характер проективного тестирования, как это было рассмотрено, был явно худшим (то есть не таким «объективным»), как говорится в оценке личности MMPI.В то время как некоторые утверждают, что что-то объективно, когда оно поддается количественной оценке, есть те, кто утверждает (вполне хорошо, я мог бы добавить!), Что «объективность — это плод подлинной субъективности». Но это уже тема для другой статьи…

    Как указывает Кларк, терапевтам доступен целый ряд проективных техник, и по-прежнему важно отметить, что консультанты находили использование этих техник полезным на протяжении многих десятилетий. Некоторые конкретные проективные методы включают:

    • Тест Роршаха чернильными пятнами

    • Тематический тест на апперцепцию

    • Тесты на завершение предложения

    • Тесты компоновки изображений

    • Выразительный (эл.грамм. «Человеческий рисунок»)

    Основная идея проективных техник, по словам Кларка, заключается в том, что эти «техники основаны на уникальной системе координат клиента…» Он продолжает: «Определенные психологические переменные можно различить в ранних воспоминаниях, которые служат для генерации гипотез о динамике личность человека ».

    Другими словами, проективные методы помогают установить отношения между клиентом и консультантом и предоставляют информацию о клиенте, которая может быть полезна для планирования лечения.Например, что касается рисования человеческой фигуры, Кларк отмечает: «Для большинства клиентов просьба консультанта нарисовать человека является относительно не опасной отправной точкой для укрепления отношений психолога».

    Другие вышеупомянутые проективные техники, такие как завершение предложения, «предоставляют человеку конкретную задачу и дают консультанту возможность наблюдать за клиентом в процессе письма», — пишет Кларк. «Взаимодействие между клиентом и консультантом снова происходит с помощью этого проективного метода, и люди реагируют с разной степенью интереса.Кларк также отмечает, что определенные клиенты, например подростки, могут хорошо отреагировать на эту конкретную проективную технику.

    Кларк показывает, что «сомнительные психометрические качества, нечастые тренировки и неясные характеристики устройств ограничивают [проективные методы] использования консультантами». Однако он по-прежнему призывает к переоценке проективных методов терапии. Позиция Кларка по-прежнему основана на работе Пепинки, которая, хотя и была выдвинута почти столетие назад, все еще может быть применима.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *