Кинесика это наука изучающая: Кинесика — это… Что такое Кинесика?

Содержание

Кинесика — это наука — Психология — Наука и образование


CodeLobster PHP Edition

CodeLobster PHP Edition — удобный редактор РНР, HTML, CSS, JavaScript со встроенным дебаггером и HTML инспектором (как в FireBu…


Kaspersky Internet Securit…

Kaspersky Internet Security позволяет вам искать информацию, совершать покупки и общаться в интернете, не беспокоясь об угрозах…


Internet Explorer 8 uCoz e…

Internet Explorer 8 uCoz edition для установки на Windows XP…


Amaya — браузер — редактор

Amaya — браузер, редактор производства W3C (организации, занимающейся разработкой принципов функционирования WWW). Предназначен…


Foxit Reader 3.1 eng/rus/u…

Профессиональная программа для чтения PDF файлов. Особенностью Foxit Reader является небольшой размер дистрибутива и быстрая ск…


M.I.A.: Миссия в Азии (201…

Напряженность росла на границе Словении. Секретная служба прибрежных районов ведет подрывную деятельность в широких масштабах и…


Верховный главнокомандующи…

Держитесь крепче, закаленные командиры космо-десанта. Готовьтесь, стратеги грядущих войн. Вас ждет новое сражение, равных котор…


Темные измерения 2: Красот…

Продолжение страшной и увлекательной игры про Темные измерения. Возле найденного вами Темного Измерения в городе Водопадов вас …


Особенность (2010/RePack)

Каторга-12 — советский научный центр, расположенный на небольшом острове у побережья Камчатки. В результате неудачного эксперим…


Компания Доходный Дом

Компания Доходный Дом предлагает загородную недвижимость в Подмосковье. Теперь мечта о коттедже в Московской области может стат…


Израиль экскурсионный

Профиль нашего сайта — поездки и экскурсии из Шарм-Эль-Шейха Египет, Иорданию и Израиль. Но чтобы ваш отдых был более приятным,…


Дизайн Студия ЭЛЬФ

дизайн Студия ЭЛЬФ. Дизайн интерьера любых помещений, отделка, декорирование….


Косметология

У нас работают высококвалифицированные специалисты с образованием в области медицины. В своей работе мы используем хорошо зарек…


Новинки зарубежных и русск…

Наш сайт фильмов — это место, где Вы всегда можете без регистрации и без отправки смс скачать боевики, детективы, новые мультфи…

Кинесика | Что это такое

                                     

1. История понятия

Первой работой по теории невербальной коммуникации считается труд Ч. Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных» 1872 года. Дальнейшие попытки научного анализа были предприняты в начале XX века. Понятие «кинесика» было впервые использовано в 1952 году Рэем Бердвистелом, антропологом, который специализировался на невербальной коммуникации, в его труде «Введение в кинесику». Его целью было изучить, как люди общаются с помощью поз, жестов, положений и движений. Его идеи за несколько десятилетий были синтезированы, и была издана книга «Кинесика и контекст» англ. Kinesics and Context. Интерес к кинесике в частности и невербальному поведению в целом возрос в конце 1960-х и начале 1970-х годов благодаря таким популярным массовым неакадемическим публикациям, «Как читать человека, как книгу» П. Тайгера. Часть работы Бердвистела включала съемку людей в различных ситуациях и анализ их поведения с тем, чтобы показать элементы общения, которые не были ясно видны без нее. Один из его наиболее важных проектов — «Естественная история интервью» англ. The Natural History of Interview, долгосрочное междисциплинарное сотрудничество, в том числе с Грегори Бейтсоном, Фридой Фромм-Рейхманн, Норманом А. Маккуоуном, Генри У. Бросином и др.

Опираясь на описательную лингвистику, Бердвистел утверждал, что все движения тела имеют смысл и что невербальное поведение имеет грамматику, которая может быть проанализирована в сходных терминах с разговорным языком. Таким образом, «кинема» «похожа на фонему, потому что она состоит из группы движений, которые не идентичны, но которые могут использоваться взаимозаменяемо, не затрагивая социального смысла».

По словам Бердвистела, слова несут не более 30-35% социального смысла беседы или взаимодействия, остальные 65-70% смысла имеют невербальные проявления. Он также пришел к выводу, что в этих кинесических проявлениях не было каких-либо универсалий. Это утверждение подвергалось сомнениям и стало источником научной дискуссии.

Кинесика. Что изучает кинесика?

Речь занимает важное место в жизни человека. Ведь при помощи нее люди общаются, обмениваются информацией. Но немаловажную роль также играет невербальное общение. Именно данную область изучает кинесика.

Что это такое

Кинесика — это наука, изучающая сигналы невербального общения. Что же подразумевает под собой невербальное общение? Это мимика, позы, жесты. Если свою речь человек может контролировать, то с другими сигналами не все так просто. Часто именно по ним можно определить истинный смысл того, что хотел сказать собеседник.

В психологии все взаимосвязано, и часто мимика и жесты предоставляют больше информации о собеседнике, чем его речь. Если изучает невербальное общение кинесика, то другие способы информации изучают более узкоспециализированные психологические науки. Данный вид коммуникации изучает вместе с кинесикой проксемика — она исследует пространственные взаимоотношения.

Создатель этой методики

Рэй Бирдвистел, американский антрополог, является создателем науки кинесики. Именно он решил объединить свои исследования, а также исследования коллег, и, проанализировав их, пришел к выводу, что большинство жестов люди используют в определенных ситуациях. В 1952 г. была издана его монография «Введение в кинесику: аннотированная система записи движений рук и тела».

Это издание и стало началом становления кинесики. В своих исследованиях ученый пытался создать нечто похожее на каталог жестов, в котором бы описывались универсальные для всех народов значения жестикуляции и мимики. Во время своих путешествий Бирдвистел заметил, что у одних народов есть жесты, которые используются только между ними, а с гостями они общаются совершенно по-другому. И именно тогда исследователь задался вопросом о соотношении речи и невербальных знаков.

Рэй Бирдвистел одним из первых заинтересовался вопросом о соотношении жестов и высоты голоса. Таким образом, кинесика — это не только наука о жестах, она охватывает гораздо большую область.

Какую информацию несет жестикуляция

Несмотря на то что исследования на тему невербальной коммуникации ведутся не первый год, для большинства людей остается непонятным смысл изучения жестикуляции. Для чего же нужно ее изучать?

  1. Жесты дополняют информацию, полученную вербальным путем. С помощью них можно понять эмоциональное состояние собеседника, его отношение к участникам или самой теме беседы.
  2. С помощью жестов можно определить, насколько эмоционально близки обсуждаемые вопросы для человека.
  3. Обычно жест появляется раньше фразы, поэтому можно спрогнозировать то, что человек хочет сказать.

Какое место занимают взгляд, позы и походка в невербалике

Кинесика — это и изучение взгляда, позы и походки, потому что это тоже относится к области невербальной коммуникации. И если жесты и позы человеку контролировать легче всего, то взгляд и походку — сложнее. Почему же?

Зрительный контакт считается очень важным при разговоре с собеседником. По его длительности всегда можно определить, говорит ли человек правду, приятен ли ему собеседник или тема разговора. Если его продолжительность человек может попытаться проконтролировать, то размер зрачков — нет. А именно они являются частой причиной, по которой можно догадаться об истинном отношении.

Позы, которые человек принимает во время разговора, могут рассказать интересную информацию о собеседнике. Если жесты и мимику человека с раннего возраста учат контролировать, то контролю поз уделяется мало внимания. По положению тела человека можно определить, готов он идти на контакт или нет, склонен ли он к доминированию и какое у него эмоциональное состояние.

По походке определяется отношение человека к жизни, его физическое и психическое состояние. У людей, которые уверены в себе и смотрят на жизнь с оптимизмом, походка легкая, осанка прямая, при ходьбе они активно размахивают руками. Люди, которые находятся в подавленном состоянии, уставшие, обладают «тяжелым» стилем передвижения. Их плечи ссутулены, а руки обычно находятся в карманах.

Поэтому неправильно при изучении области невербалики отдавать предпочтение изучению только одного — в кинесике все взаимосвязано, все дополняет друг друга, помогая составить правильный психологический портрет человека.

Самые распространенные жесты

Кинесика — это область, которая изучает невербальную коммуникацию во всем ее многообразии. Поэтому невербальные сигналы не всегда можно интерпретировать только с одной точки зрения. Но имеются жесты, которые во всех культурах имеют одинаковое значение:

  • если человек касается уха, то ему не нравится то, что говорит его собеседник;
  • человек подпирает подбородок, когда ему становится скучно;
  • скрещенные руки и (или) ноги свидетельствуют о том, что человек не хочет общаться;
  • если человек касается шеи, то он смущен или не уверен в себе;
  • если человек прикрывает рот ладонью, то он говорит ложную информацию;
  • человек барабанит пальцами по столу, смотрит на часы или подергивает ногой, то это является признаком нетерпения;
  • потирание очков говорит о том, что собеседник размышляет.

Значений невербальных сигналов — много, еще больше их становится, когда они рассматриваются в сочетании с вербальной информацией. Поэтому важно не только знать, что означает то или иное невербальное действие, но и как его можно объяснить в сочетании с другими сигналами. Это и есть то, чем занимается наука кинесика.

Кинесика

Кинесика — совокупность телодвижений, применяемых в процессе человеческого взаимодействия. Важно учитывать, что в разных культурах один и тот же жест может трактоваться по-разному. Кинесика изучает отражение поведения человека в его невербальных проявлениях, к которым относятся мимика, пантомимика, «вокальная мимика», пространственный рисунок, экспрессия, которая может быть решающей в интерпретации произносимых высказываний.
Невербальные проявления, как произвольные, так и непроизвольные, первоначально являясь целесообразной реакцией в ситуациях защиты неприятия, отторжения, нападения приятия, присвоения, сосредоточения ожидание, ритуалы и переходные состояния, в довербальный период эволюции человека были самостоятельным средством коммуникации, а в вербальном периоде закрепились в качестве полусознательного выразительного средства, сохранив функции предыдущих этапов.В качестве всего этого прилагается движение ухом по левой коленке с помощью которого ты увеличиваешь способности скрытой мимики жестов.

1. История понятия
Первой работой по теории невербальной коммуникации считается труд Ч. Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных» 1872 года. Дальнейшие попытки научного анализа были предприняты в начале XX века. Понятие «кинесика» было впервые использовано в 1952 году Рэем Бердвистелом, антропологом, который специализировался на невербальной коммуникации, в его труде «Введение в кинесику». Его целью было изучить, как люди общаются с помощью поз, жестов, положений и движений. Его идеи за несколько десятилетий были синтезированы, и была издана книга «Кинесика и контекст» англ. Kinesics and Context. Интерес к кинесике в частности и невербальному поведению в целом возрос в конце 1960-х и начале 1970-х годов благодаря таким популярным массовым неакадемическим публикациям, «Как читать человека, как книгу» П. Тайгера. Часть работы Бердвистела включала съемку людей в различных ситуациях и анализ их поведения с тем, чтобы показать элементы общения, которые не были ясно видны без нее. Один из его наиболее важных проектов — «Естественная история интервью» англ. The Natural History of Interview, долгосрочное междисциплинарное сотрудничество, в том числе с Грегори Бейтсоном, Фридой Фромм-Рейхманн, Норманом А. Маккуоуном, Генри У. Бросином и др.

Опираясь на описательную лингвистику, Бердвистел утверждал, что все движения тела имеют смысл и что невербальное поведение имеет грамматику, которая может быть проанализирована в сходных терминах с разговорным языком. Таким образом, «кинема» «похожа на фонему, потому что она состоит из группы движений, которые не идентичны, но которые могут использоваться взаимозаменяемо, не затрагивая социального смысла».
По словам Бердвистела, слова несут не более 30-35% социального смысла беседы или взаимодействия, остальные 65-70% смысла имеют невербальные проявления. Он также пришел к выводу, что в этих кинесических проявлениях не было каких-либо универсалий. Это утверждение подвергалось сомнениям и стало источником научной дискуссии.

2. Современные подходы
Подходы зарубежных исследователей со временем менялись. Изучение стало более систематизированным, ориентированным на общественность, поведение внутри группы и интерактивность, а также понимание того, что невербальные сигналы могут иметь несколько целей и значений. Современные подходы включают определение жестов, мимики и других элементов невербальной коммуникации как:
Ритмические движения — настраивают ритм сообщения или ритм события;
Иллюстраторы — жесты, сопровождающие или усиливающие вербальные сообщения;
Эмблемы — движения или жесты тела, которые непосредственно переводимы в слово или фразу;
Кинетографы — изображают движение тела;
Пиктограммы — рисуют картинку, относящуюся к объекту реплики;
Указатели — жесты, акцентирующие или подчеркивающие слова или фразы;
Пространственные движения — выделяют пространственное соотношение;
Движения действия — указывают на реальный объект в пространстве;
Идеографы — жесты, позволяющие отследить причинно-следственную связь сообщения;
Манипуляторы — высвобождение физического или эмоционального напряжения.
Регуляторы — контроль потока и темпа коммуникации;
Аффективные движения — показывают эмоции;
Является одним из подразделов паралингвистики.
Являясь для их исполнителя, например, средством удобства, мнимо целесообразными или делаемыми «просто так», для наблюдателя жесты предстают как символы специфического языка образов. Отсюда пошли такие выражения, как «обмяк», «собрался», «встал, как вкопанный» и др., впоследствии ставшие вербальными командами.
Значение жестов заключается в следующем: они дают дополнительную к вербальной информацию:
желания, выражаемые без слов, или же остановленные сознанием идеомоторика: захотел встать, но только дёрнулся;
команды не вошедшие в текст — то, что осталось на уме — рефлекторный багаж расчётов, выраженный в обобщённой символической форме;
психическое состояние партнёра;
его отношение к участникам контакта и к обсуждаемому вопросу;
обычно сначала появляется жест, а затем формулируется вывод, то есть, можно предсказывать характер вывода.
как правило, жесты выражают отношение не к любой, а к эмоционально значимой информации;
Причинами появления жестов также могут быть самые разные воздействия:
партнёр копирует жесты в данный момент присутствующего человека;
мода, холод, чистота, особенности одежды, помещения, стула и т. д.;
рефлекторно подключены двигательные реакции из прошлых моделей, даже без связи якобы с состоянием, которое жест обозначает;
от слов, произнесенных в данный момент или раньше: если в подходящий момент группе людей сказать, например, «Тянет время», то кто-нибудь вытянет ноги или встанет, вытянется.
Но, независимо от причин их появления, жесты всегда — «знак возможного действия».

3. Проблема распознания жестов в национальных культурах
При интенсификации международной коммуникации встает вопрос не только необходимости изучения иностранных языков, но и важности анализа жестов в контексте другой культуры. Недостаточное внимание к особенностям восприятия жестов в другой культуре приводит к непониманию в процессе коммуникации, в том числе на переговорах и в PR-кампаниях транснациональных брендов. Примеры несовпадения понимания жестов в российской культуре и других культурах:
Соединенные указательный и большой пальцы в вестернизированных культурах означают «ОК», но, к примеру, во Франции этот жест означает «ноль», а в Бразилии он считается сексуальным оскорблением. Это привело к скандалу, когда президент Р. Никсон выступал с речью в Бразилии и показал этот жест ;
Поднятый вверх большой палец, который в западных культурах является выражением одобрения, в арабских странах считается оскорбительным.
Открытая поза у женщин в Европе и Америке считается приличной и воспринимается положительно, но в Японии она признается аморальной;
Типичный «подзывающий» жест, когда рука поднята на уровень груди, пальцы направлены вверх и совершают покачивающие движения к себе, в арабских странах или Японии может быть истолкован как требование уйти;
Улыбка в американской культуре является привычным элементом любой коммуникации, в России люди улыбаются при общении только в случае, если партнер вызывает положительные эмоции;

4. Отражение в массовой культуре
Кинесика была в значительной степени популяризована благодаря сериалу «Обмани меня» 2009-2011 годов Харизматичный персонаж Доктора Лайтмана, сыгранный Т. Ротом, подстегнул интерес к распознаванию признаков лжи в процессе комунникации с помощью анализа жестов, мимики и других элементов невербальной коммуникации.

  • способно использовать. Зрительный контакт Выражение лица Флирт Мимика Жесты Кинесика Невербальное общение Поза тела Близость дистанция A Self — Psychology
  • раннекласовом обществе — М., 1983. Шаг Майтрейи: некоторые вопросы изучения кинесики Этнографическое изучение языка культуры — Л., 1989. Герменевтический
  • определённой возрастной группе. Переговоры Жестовые языки Жестомимический язык Кинесика Паралингвистика Русский жестовый язык Сигналы в подводном плавании Вскидывание
  • лингвистика и интеллектуальные технологии статья М., 2005 Язык тела и кинесика как раздел невербальной семиотики методология, теоретические идеи и некоторые
  • театра и кино, языки танцев. Наукой о языке тела и его частей является кинесика наряду с паралингвистикой наука о звуковых кодах невербальной коммуникации
  • себе и к реципиенту. Некоторые ученые определяют гаптику как составляющую кинесики Исследования гаптики направлены на выявление роли движений руки и пальцев
  • эстетизация касается всех сторон жизни. Проксемика Хронемика Паралингвистика Кинесика Ольфакция Аускультация Системология Графология Хирософия Педомантия Нумерология
  • of Chicago, Joseph Regenstein Library. Department of Photoduplication. Кинесика Язык тела Проксемика Стоуки, Уильям Экман, Пол Холл, Эдвард Лингвистика
  • между индивидами. Исследователи школы Пало — Альто изучали жестикуляцию кинесика и межличностное пространство проксемика и показали, каким образом неудачно
  • общение служит регулятором вербального Невербальные средства общения: 1. Кинесика мимика, взгляд, жесты, поза 2. Просодика голосовые и интонационные средства
  • использованию языка: вербальная невербальная невербальные средства общения: кинесика мимика, взгляд, жесты, поза просодика голосовые и интонационные средства
  • тоже относятся к языку тела. Наукой о языке тела и его частей является кинесика Визуальный контакт Проксемика — область социальной психологии и семиотики
  • парадигматическую и синтагматическую, теория тройного членения учитывает кинесику для определения отдельных временных единиц. Членения вводятся в код для
  • традиционных и современных форм игрового поведения, невербальной коммуникацией, кинесикой персонально — личностными аспектами социального пространства, ролью игровых

2.2.3 Кинесика Санкт Петербургский государственный.

Кинесика это наука, изучающая общения. Что же подразумевает под собой невербальное общение? Это мимика, позы, жесты. Если свою речь. Диссертация на тему Кинесика в художественном тексте. Немаловажную роль играет и невербальное общение. К основным средствам невербальной передачи информации относятся жесты, мимика, взгляд и. Кинесика как выразительное средство кинематографа Work5. Кинесика – отрасль психологии, изучающая данном аспекте, в качестве основных невербальных средств общения. Статья Невербальные коммуникации google — wiki.info. Невербальная коммуникация – это поведение человека, которое сигнализирует об к действию, удовлетворить психическую потребность в общении и т.д. Главными элементами кинесики являются мимика, позы, жесты и.

НЕВЕРБАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ КАК ВЫРАЗИТЕЛЬНОЕ.

Содержащей непосредственное общение музыканта с аудиторией. Кинесика как форма невербальной коммуникации, включающая в себя мимику,. НЕВЕРБАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ОБЩЕНИЯ. Деловое общение. Изучение различных средств невербального общения позы, жестов, мимики, временно пространственной организации общения поможет понять не. Кинесика как средство невербального общения. ВКонтакте. Это обусловлено тем, что невербальное общение включает более Главными элементами кинесики являются мимика, позы, жесты и. ОСНоВНые Подходы В иЗуЧеНии НеВерБалЬНых СредСтВ. Как поликодовое средство межкультурной коммуникации: кинесика 60.00 и средствах вербальной и невербальной межкультурной коммуникации. Исследования молодых музыковедов 2019 Ким Татьяна. Кинесика изучает человека с точки зрения его мимики, жестов, походки, поз и т.д. С помощью этой науки можно. Невербальные средства общения Saratov FIO. ОБУЧЕНИЕ НЕВЕРБАЛЬНОМУ ОБЩЕНИЮ НА ЗАНЯТИЯХ ПО Элементы кинесики жесты, мимика, позы и взгляды имеют как.

НЕвЕРбАльНыЕ СРЕДСТвА МЕЖКульТуРНОЙ КОММуНИКАЦИИ.

Отрасль науки, изучающая невербальное общение, мимику и жесты, называется как кинесика, изучает непосредственно общение мимикой, жестами,. Сфера общения в публичной библиотеке Networking. При рассмотрении проблем общения ис чении невербального общения долгое время ве вербальных средств общения: кинесика изу. Философия языка и литературы Российский университет. Невербальные проявления в общении и методика работы с ними. И хотя идеи Бёрдвистла уже утратили свою актуальность, понятие кинесика.

Кинесические средства общения Английский язык ВУЗ.

Невербальное общение приобретает совершенно новый смыл в ситуациях, обозначать термином кинесика, используются и тактильные методы. Невербальные средства общения позы жесты мимика. Кинесика. В первой главе рассматриваются теория речевого общения, теоретические положения категории оценки и невербальных компонентов коммуникации. Невербальные средства общения кинесика Психология и бизнес. В процессе общения невербальное поведение выступает объектом истолкования К кинесике относятся выразительные движения, проявляющиеся в. Разновидности невербального общения Студопедия. Читайте: Невербальные средства общения. Кинесика – это действия, дополняющие сказанное: жесты, мимика, позы и взгляд. Проксемика и другие восемь языков невербальной коммуникации. Боева, Елена Дмитриевна. Кинесика в художественном тексте: невербального обеспечения культуры общения в разных языках.

ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОЕ ВЫРАЖЕНИЕ КИНЕСИКИ РУК НА.

Общение медицинского работника и пациента всегда актуально. Невербальное общение – при помощи жестов, мимики, поз, то есть при помощи. Виды общения вербальное и невербальное google — wiki.info. Сущность и способы кинесики. Голосовые характеристики невербального общения. Такесические средства общения. Особенности невербального. Особенности невербальной коммуникации реферат baikal google — wiki.info. Речевое и невербальное общение в художественном тексте…………. Кинесика – это система средств общения, включающая в себя жесты, мимику. Системы невербальной коммуникации PSYERA. Поненты коммуникации обязательны при общении и в большинстве слуҮ чаев не В разделе Кинесика, посвященном функциям невербальных. ‡. Кинетический компонент в эмоциональном диалоге на примере. I. Понятие кинесики. Общие положения………………………………….5. 1.1. Невербальные средства общения и их роль. Невербальное.

Контрольная работа: Невербальные средства общения google — wiki.info.

Кинесика представлена как основной элемент невербальной. Во вторых, необходимо понимать, что невербальное общение, как и. Мимика, поза, жесты. Кинесика речь тела. Походка, поза, жесты, мимика, визуальный контакт как структурный элемент кинесики. Особенности невербального общения в разных. ВГУЭС. Кинесика ВВЕДЕНИЕ. Если в реальном общении коммуникантов используемые ими невербальные средства спонтанны, то появление таких средств в. Федеральное государственное бюджетное образовательное. Рассмотрим кратко основные невербальные средства общения. Кинесические особенности невербального общения. Как известно, кинесика изучает. НЕВЕРБАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ОБЩЕНИЯ google — wiki.info. УМК по дисциплине Кинесика для специальности 100110.65 знать поведенческие проявления невербального общения между людьми уметь. Невербальное общение и его действенность центральная. Кинесика как средство невербального общения. Кинесика представляет собой совокупность жестов, поз, телодвижений, используемых при.

Невербальное общение в деловой коммуникации.

Общение врача: вербальная и невербальная коммуникация. Лекция 2 кинесика жестикуляция – движения рук, ног, головы, туловища. Удк 803.17 е.и. ильина структура невербального компонента. Использование в общении динамических прикосновений определяется и угол общения проксемические компоненты невербальной системы. Джулиус Фаст, Язык тела. Азбука человеческого поведения. ПРАКТИЧЕСКАЯ РАБОТА №2 Кинесика как наука о невербальных проявлениях в способностью к общению с потребителями туристского продукта,. Значение невербальной коммуникации в жизни человека. НЕВЕРБАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ЛЮДЕЙ В ДЕЛОВОМ ОБЩЕНИИ. человека в коммуникативных актах – кинесика, – наряду с паралингвистикой наукой.

Невербальное общение реферат по психологии Docsity.

В узком смысле слова коммуникация – это общение, передача Существует такая наука о невербальной коммуникаций, которая называется кинесика. 7. Е.В. Малышева Тверская государственная. 3 Тактильные. Визуальные компоненты невербального общения достаточно разнообразны и изучаются такой наукой как кинесика. Голос как один из каналов невербальной коммуникации. Основные категории: язык тела, невербальное общение, невербальные реакции, выразительные движения, кинесика, просодика, паралингвистика,. Практикум по психологии общения Упражнения и задачи. Функции паралингвистической кинесики в произведениях. Ф.М.Достоевского и невербальное общение, поскольку интерпретация самого жеста в.

О значении невербального языка в межкультурной коммуникации.

Но и не только в общении, а так же в кино, сериалах, рекламе. Ведь смотреть на разговор Виды невербальных средств общения Кинесика др. греч. Общение врача: вербальная и невербальная коммуникация. Невербальная коммуникация в искусстве: живопись, графика, пантомима Составляющие невербального общения кинесика, проксемика, лингвистика. ОБУЧЕНИЕ НЕВЕРБАЛЬНОМУ ОБЩЕНИЮ НА ЗАНЯТИЯХ ПО. Чтобы понять этот внеречевой язык, эксперты по кинесике постоянно. Многое из нашей способности проникновения в невербальное общение. § 1. НЕВЕРБАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА СЛУЖЕБНОГО ОБЩЕНИЯ. Невербальная коммуникация: включает в себя:Визуальные виды общения это жесты кинесика, мимика, позы пантомимика, кожные реакции.

Презентация по Психологии общения Невербальные средства.

При исследовании проблем невербальной коммуникации общения и кинесика играет важную и существенную роль в жизни общества. В частности. Когнитивная невербалика как поликодовое средство Руконт. В данном модуле вы узнаете, как декодировать невербальную коммуникацию с Иногда это общение проходит успешно, иногда нет. Кинесика это одна из самых крупных систем, которая включает в себя наибольшее. Невербальные средства общения при обучении студентов. Кинесические особенности невербального общения жесты, рукопожатие, позы, мимика. позам относится к области кинесики. Рассмотрим только. Невербальная коммуникация: включает в себя:Визуальные виды. Ном лексиконе она получила название кинесика. Она изучает Понятое невербальное общение является более широким, чем невер бальная. Портретная кинесика в художественном тексте на материале. Охарактеризовать такие невербальные средства общения, как кинесика, такесика и проксемика. назвать и проанализировать.

Кинесика расшифрует фото олигархо бюрократического бомонда.

Кроме того, чуткость в невербальном общении повышается с возрастом и опытом. Наша цель проверить на примерах данные. Невербальные средства общения, Кинесика Невербальное. Информация при помощи невербального общения передается Кинесика различает цифровые слова и аналоговые язык тела сигналы. Самыми. Невербальное общение или мимика в психологии ПСИ МОДЕРН. Кинесика – это наука, изучающая знаковое беззвучное невербальное общение людей, существующее как язык тела, язык жестов мимика, взгляд,. Кинесика как один из аспектов межкультурной коммуникации. ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОЕ ВЫРАЖЕНИЕ КИНЕСИКИ РУК НА МАТЕРИАЛЕ Плахотников А. С. Фразеосемантическое поле невербального общения.

Коммуникативный практикум СГУ Саратовский.

Кинесика самая большая система, включающая в себя различные движения позы, Их значение неустойчиво и зависит от контекста общения. Изучение невербальных средств общения мимики и жестов 8. Это вызвано тем, что невербальные средства общения имеют более древнее А в работах Т. Себеока Sebeok, 1976 это голос плюс кинесика. Роль жестов мимики позы в общении реферат, Кинесика что. Кинесика. Это раздел коммуникологии, изучающий невербальные. различать запахи, что может затруднять общение с другими людьми. Адаптация к. 24 Раздел 2. ЛИНГВОКОНФЛИКТОЛОГИЯ УДК 81221.22 Р.Д. В данной работе рассматриваются понятия кинесика и проксемика и Текст научной работы на тему Невербальные средства общения при.

Кинесика как средство общения: мимика, жесты, походка, взгляд


Что такое кинесика

Что такое кинесика? Это – наука, изучающая роль жестов, мимики, телодвижений и других неречевых проявлений в процессе общения. Одни из первых исследований кинесики были проведены Ч.Дарвином в труде о выражении эмоций у животных и человека. Понятие «кинесика» впервые было использовано Р. Бердвистелом в 1952 году.

В отличие от речи, кинетические проявления не так сильно подвластны волевому контролю. Зачастую они могут дать даже больше информации, чем слова. Жесты и мимика позволяют человеку более точно донести до собеседника смысл сказанного, выразить свое отношение к информации, детально раскрыть подробности. Слушающий человек с помощью невербальных средств считывает дополнительные сведения, может отличить правду ото лжи, а также просто поддержать говорящего и показать свою сосредоточенность на нем, например, кивком головы или мимическими проявлениями.



Жесты. Выводим лгуна на «чистую» воду

Человек лжет или что-то скрывает, если он: ♦ беседуя, прячет руки, ерзает, выказывает беспокойство. Мужчина при этом, может ослабить узел галстука, а женщина трогает шею рукой; ♦ иногда может иметь место и противоположное действие: он сидит и стоит неподвижно, как будто «окаменел»; ♦ поводит одним плечом; ♦ пожимает плечами и обычно быстро; ♦ часто дотрагивается до собеседника, хочет продемонстрировать свою власть; ♦ прикрывает рот рукой, держит руки постоянно у рта или горла; ♦ скрещивает руки и ноги, «уходит в закрытую позу»; ♦ говорит и его речь не совпадает по темпу с его жестами. Это точный враль; ♦ часто трогает свой нос;


Интересно: душевный рассказ о ястребе ♦ потирает руки; ♦ пальцами перебирает различные предметы, попавшие под руку; ♦ при возможности, увеличивает дистанцию от вас; ♦ руки прячет в карманы; ♦ облизывает губы, потому-что от лжи у человека пересыхает в горле.
Также, есть повод задуматься в искренности собеседника, если он во время своего монолога:

  1. Начинает заверять в своей искренности и правдивости.
  2. С трудом подбирает слова.
  3. Перед тем как сказать, начинает колебаться.
  4. Повторяет слова или даже предложения.
  5. Выдает ненужную информацию и говорит слишком много.
  6. Долго не переходит к главному.
  7. Становится излишне щедр на похвалы и комплименты.


    Это интересно: Простой способ изменить себя к лучшему!



Мимика

Мимикой называются различные движения лицевых мышц и их комбинации. Она достаточно слабо поддается контролю, не всегда удается сдержать напрашивающуюся улыбку или хмурящиеся брови. С помощью мимических проявлений человек без слов может выразить целую гамму эмоций: грусть, злость, радость, умиление, удивление, восторг, разочарование, недоумение и другие. Больше других частей лица в мимических процессах участвуют брови и рот.

Существуют люди с хорошо развитым умением контролировать собственные лицевые мышцы. Правильно распознать их эмоции или правдивость информации иногда не представляется возможным. Они могут усиливать мимические проявления или, наоборот, сдерживать их. Тем не менее, полностью контролировать эти процессы в ходе разговора удается не всегда, поэтому необходимо постоянно сопоставлять слова и мимические проявления таких людей.

Взгляд

Взгляд и зрительный контакт с собеседником играют огромную роль в общении. Одними лишь глазами можно выразить презрение или уважение, заинтересованность в беседе или скуку, уверенность или застенчивость. Даже зрачки могут дать информацию о человеке в данные момент. Расширенные зрачки часто означают эмоциональное возбуждение и положительное настроение, суженные – говорят о неуверенности или плохом настроении.

Частота и длительность установления зрительного контакта также имеют значение. Уверенный в себе человек может общаться, практически не отрывая взгляда от собеседника. Также длительный зрительный контакт устанавливается между хорошо знакомыми и близкими людьми, с которыми можно пооткровенничать. Отрывистые взгляды, опускание глаз в пол или постоянное отведение их в сторону может говорить о неуверенности человека в себе или в той информации, которую он выдает. Также подобным образом проявляется ложь, отсутствие эмоционального контакта с собеседником и нежелание разговаривать.

Тело может рассказать

Язык тела осуществляется произвольно, неосознанно. Им управляет подсознание, поэтому подделать их нереально. Умение расшифровывать его позволяет продуктивно провести переговоры или собеседования. Изучая язык тела важно обращать внимание на движения рук, положение тела и мимику лица. От переживаемых эмоций мышцы расслабляются, выдавая истинные чувства.

ЧИТАТЬ Чем можно заняться дома вдвоем: самые интересные идеи

При изучении языковых телодвижений следует обращать внимание, о какой культуре идет речь. В разных странах один и тот же жест трактуется в противоположном смысле. По одной невербалике сложно судить об эмоциях и чувствах оппонента. Движения передают только базовые эмоции для усиления экспрессии.

Жесты

Жесты – это движения, которые передают тревоги и переживания человека. Они позволяют прочесть, что происходит в душе человека в данный момент. Активная жестикуляция указывает на позитивное настроение, заинтересованность в собеседнике и дружелюбие. По избыточным движениям можно судить о неуверенности в себе, обеспокоенности, нервозности. В психологии много внимания уделяют жестам рук. Именно ими человек выдает то, что не способен передать словесно.

Мимика

Не обращая внимания на то, о чем идет разговор, по мимике можно распознать настоящие эмоции оппонента. Например, расширенные веки, поднятые брови означают интерес. Искривление губ и оттягивание их уголков назад – радость. Спокойствие в глазах и немного поднятые уголки губ указывают на счастье.

Если у человека хмурое лицо, расширены ноздри, покрасневшее лицо и сжатые губы, значит, он в гневе. Тусклые глаза и опущенные уголки губ – в скорби.

Полностью открытые глаза собеседника означают, что у него живой характер, прикрытые – сильное утомление или равнодушие. Прямой взгляд на оппонента трактуется как заинтересованность в нем, доверие ему, открытость, прищуренный – как хитрость, злой умысел, коварство. Человек смотрит сбоку – не доверяет и сомневается, снизу (если голова склонена) – агрессивен. Смотрит снизу и согнута спина – он покоряется. Взгляд сверху вниз говорит о чувстве превосходства и презрительном отношении к партнеру.

Позы и походка

Положение тела и походка тоже показывают, что скрывает человек или недоговаривает. Например, если он сидит или стоит, держа руки в боки, выдвинув руки вперед, а большие пальцы при этом спрятаны в карманы (или за пояс), значит, он агрессивен. Если партнер высоко поднял голову, выставил подбородок вперед, пальцы рук соединены, но ладони разведены, значит, он уверен насчет своей правоты. Когда собеседник хочет сменить тему разговора, он стоит и опирается на предмет (дверь, стена, стол). Ерзание на стуле или диване, частая перемена поз указывает на беспокойство и страх.

Если человек шагает широко, значит, он – лидер, уверенный в себе, амбициозный и целеустремленный. Шаги короткие бывают у расчетливой и сдержанной личности. По шаркающей походке можно судить об отсутствии воли. По вальяжной – о самовлюбленности. При ходьбе человек размахивает руками – он активный, уверенный в себе. Руки спрятаны в кармане – обладает скрытым характером.

Жесты

Жесты – это произвольные и непроизвольные движения руками и головой во время общения. Жестикуляция может многое сказать о самом человеке. Активные движения обычно присущи людям с экстравертированной направленностью личности, с сангвиническим или холерическим темпераментом, высоким уровнем уверенности в себе и хорошей самооценкой. Индивиды с интровертированной направленностью личности, меланхолики, флегматики, неуверенные в себе люди обычно проявляют достаточно скудный спектр жестов.

Движения головой и руками также многое говорят об актуальном состоянии человека. Чем активнее жестикуляция, тем больше человек заинтересован в разговоре и в том, чтобы его услышали. Очень слабые проявления жестикуляции или ее отсутствие часто говорит о том, что человеку неинтересна данная беседа. Также это может указывать на попытку обмануть собеседника.

Можно выделить три основные группы жестов:

  • Коммуникативные. Используются в любых видах общения, обычно сопровождают приветствия, прощание, попытки привлечь внимание к себе. К примерам можно отнести пожимание руки или махание ею.
  • Модальные. С их помощью человек выражает свое отношение к произнесенной или услышанной информации. Например, кивок головой в знак одобрения или отворачивание, означающее нежелание продолжать разговор.
  • Описательные. Это жесты, имеющие значение в контексте актуальной беседы. Например, человек жестами показывает размер пойманной рыбы или описывает с их помощью планировку своего строящегося дома.

Стоит понимать, что в разных народах и культурах жесты могут отличаться и даже быть противоположными. Например, простой кивок головы в одних странах означает согласие, а в других – отрицание. Еще один пример – кручение пальцем у виска. В России трактуется как глупость, в Индии – как знак уважения, а в Голландии – как показатель высокого остроумия.

Распространенные жесты

Жесты разных людей могут отличаться по своему значению, но существуют общепринятые движения, которые очень распространены в процессе общения. К ним относятся, например, такие проявления:

  • человек прикасается к ушам или почесывает их в знак того, что ему не нравится информация, которую он слышит;
  • потирает подбородок – испытывает скуку и отсутствие интереса;
  • поглаживает подбородок – размышляет и обдумывает;
  • постукивает пальцами и постоянно бросает взгляд на часы – торопится, нервничает или пребывает в нетерпении;
  • скрещивает руки на груди – скорее всего, не желает разговаривать;
  • потирает шею – не уверен в сказанной или услышанной информации;
  • закладывает руки за голову или за спину – пытается продемонстрировать свое превосходство перед собеседником;
  • прикрывает рот – что-то скрывает или недоговаривает, возможно, сообщает заведомо ложную информацию.

Как выучить язык жестов

В данной статье рассмотрим обучение русскому жестовому языку (РЖЯ). Потому что именно его используют в России, и с ним придется сталкиваться в повседневности.

РЖЯ отличается от других языков жестов по лексике и грамматике. При этом и от грамматики русского разговорного языка отличается непростым морфологическим преобразованием слов.

Лексика РЖЯ близка к международной, потому что много жестов было взято из немецкого, австрийского и французского языка жестов.

Знакомство с дактилологией

Начинать изучение языка жестов нужно со знакомства с дактилологией. Это особая форма речи, при которой каждая буква алфавита обозначается определенным знаком, сложенным из пальцев.

Данные буквенные обозначения это лишь малая часть языка жестов. Дактилологию обычно используют для передачи собственных имен: городов, имен, местности и для других слов, у которых нет специального жеста.

В основном же глухонемые используют жесты для обозначения слов или целых словосочетаний.

Помимо этого есть маноральная речь – чтение по губам. Жесты в этом случае только делают акцент на некоторые буквы и слоги (твердые, мягкие, глухие, звонкие согласные).

Техника постановки пальцев

В общении на РЖЯ играет роль каждое движение и положение рук. Так что учиться языку жестов нужно не спеша, досконально прорабатывая технику постановки пальцев.

В начале обучения рука и пальцы могут быстро уставать. Делайте перерывы. Через несколько тренировок вы уже начнете привыкать к движениям, руки приспособятся, и вы станете выносливей.

Походка

Походкой называется стиль передвижения человека. Он может многое сказать о своем обладателе. Например, тяжелая походка говорит о загруженности человека мыслями и о подавленном состоянии. Легкая, «летящая» – о приподнятом настроении и оптимистичном мышлении. Сгорбленный, с опущенной головой и шаркающий ногами человек часто оказывается неуверенным в себе, а выпрямленный и с умеренно высоко поднятым подбородком – имеет хорошую самооценку и весьма уверен в себе.

Человек с активной жизненной позицией и склонный к проявлению инициативы идет уверенно, большими шагами и умеренно размахивая руками. Руки в карманах или за спиной чаще всего прячут неуверенные в себе люди. Раздумывающий человек идет медленно, как будто отслеживая каждый свой шаг. С высоко поднятым подбородком и на выпрямленных ногах ходят люди, пытающиеся продемонстрировать свое превосходство над окружающими.

Где можно выучить язык жестов

С нуля будет очень непросто выучить РЖЯ, особенно если вам не с кем практиковаться. При изучении любого языка необходимо общение, чтобы кто-то замечал ваши ошибки, а вы могли находить чужие. Но не всегда можно найти напарника вживую.

Существует несколько вариантов для самостоятельного изучения:

Хотя ничто не сравнится с обычными курсами в вашем городе. Так вы сможете вживую оттачивать свое мастерство, общаться с настоящими людьми и сразу получать обратную связь. Они поправят ваши ошибки, помогут выставить руки в правильное положение.

Поза

При общении о собеседнике многое может сказать его положение тела. Этот признак также слабо контролируется, так как родители с детства учат малыша контролировать свои жесты и эмоции, а на позу внимание обращают крайне редко. В процессе общения поза может меняться в зависимости от содержания беседы и отношений собеседников между собой.

Так, психологи выделяют три группы поз:

  • Открытые и закрытые. Об открытости свидетельствует расслабленная поза, поворот корпуса в сторону собеседника, раскрытые ладони. О закрытости – скрещивание ног и рук, отклонение туловища от собеседника, сцепление пальцев, постоянные попытки спрятать ладони.
  • Зависимые и доминирующие. Доминирующий человек старается казаться выше, нависать над собеседником, смотреть на него сверху, похлопать его по спине или плечу. Зависимый – опускает голову, отводит глаза, смотрит исподлобья.
  • Гармоничные и противостоящие. В гармоничной беседе собеседники занимают соответствующие друг другу позиции. В случае противостояния могут быть сжаты кулаки, выставлено вперед одно плечо, приподнят подбородок, руки расположены на боках или бедрах.

Особенности жестов

Движения человека помогают расшифровать его естественное настроение, смысл сказанного. Они бывают:

  • открытые;
  • закрытые;
  • сексуальные;
  • внутренние.

ЧИТАТЬ Как научиться красиво говорить: техники, методики и советы

Открытого типа

К открытым жестам относят такое положение рук, когда ладони смотрят вверх. При честной открытой беседе оппонент находится близко к товарищу. Постепенно он сокращает дистанцию еще больше. Во время продолжительного разговора собеседник может расстегнуть пуговицы костюма, это хороший знак. Выпрямленные ноги также относятся к открытости.

Закрытого типа

Закрытые жесты скажут о большем. Они указывают на защиту от неприятного оппонента и проявляются в скрещивании рук на груди. Человек хочет ограничить общение с партнером, если кладет ногу на ногу. Многие любят эту позу, так как считают ее удобной. Но если на переговорах злоупотребить ею, партнеры растолкуют эту позу неправильно. Когда человек располагает руки на коленях, он хочет закончить разговор быстрее.

Сексуального характера

Психологи считают, что сексуальные жесты женщины более выражены, чем мужские. Если она флиртует и заигрывает, то будут видны ее голые запястья (особенно внутренняя сторона). Дама начнет трогать волосы, накручивать их на палец, запрокидывать назад. К сексуальным жестам относятся также следующие действия:

  • облизывание губ;
  • снятие туфли и покачивание стопой;
  • улыбчивость при зрительном контакте;
  • прикосновение рук к коленям, икрам и бедрам;
  • скрещивание щиколоток.

Прямой взгляд в глаза, приоткрытый рот тоже относятся к этой группе жестов. Природа женщин такова, что они склонны заманивать партнера. Мужчины же предпочитают действовать напрямую.

Внутренние

По внутренним жестам можно определить его психологическое состояние, например, агрессию, ложь, скуку. А также нервозность, доверие, защиту, оценка. Об агрессии говорят тесно сплетенные пальцы, скрещенные руки на груди (кисти рук при этом сжаты в кулаки). Если человеку скучно, он склонит лицо немного вбок, обопрется им на ладонь или кулак.

Когда оппонент лжет, он прячет руки в карманы. Если что-то не договаривает, то прикрывает ими рот. Боится проболтаться – кусает губы. Такой человек не сможет усидеть на месте, он будет часто менять позу или место пребывания. Скрещенные конечности тоже являются признаком лжи.

К жестам нервозности относятся следующие действия: курение, покашливание, прикрытие рта пальцами, постановка локтей на стол. Человек доверяет, если пальцы соединяет куполом. Чем выше руки при этом, тем выше они рангом. Это же положение рук означает защиту. При оценивании партнер обопрется на руку щекой. Либо подбородком на ладонь, но при этом указательный палец вытянет вдоль щеки, остальные пальцы он сложит. К оценочным жестам относятся также: наклоненная голова, протирание очков, покусывание их дужки, похаживание, пощипывание носа.

ЧИТАТЬ Какие мужчины нравятся женщинам: характеристика идеального образа

движение души — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

«Жест — это движение души, а не тела» — с этой фразы началась 27 мая в Парке Горького очередная публичная лекция ВШЭ. В открытом кинотеатре «Пионер» доцент кафедры политического поведения Светлана Короткова рассказала о том, как понять иностранцев по мимике и жестам.

Собственно, это была не вся лекция Светланы Коротковой о национальном темпераменте и культурных отличиях народов, а лишь первая часть, со второй частью лекции доцент выступит там же, в открытом кинотеатре «Пионер», 3 июня.

«Австралийский специалист Аллан Пиз, изучающий язык тела, доказал, что 93% информации человек сообщает невербальными способами коммуникации, которых очень много, — объяснила Светлана Короткова. — Одна из форм бессловесного общения — кинесика: мимика, позы, жесты, контакт глаз, походка. Эмоциональная жестикуляция является неотъемлемой частью речи человека и почти не поддается контролю, так как обычно диктуется подсознанием».

Как отмечают психологи, во время разговора представители разных культур используют разное количество жестов и с разной интенсивностью. Так, финны за час могут сделать один жест, итальянцы — 80, французы — 120, мексиканцы — 180. Русские совершают приблизительно от 40 до 45 телодвижений в час.

При общении с представителем другой культуры человек, не знающий все тонкости языка тела, принятого в данном этносе, часто может истолковать жест неправильно и неадекватно среагировать на него. Так что же могут сообщить нам жесты, к примеру, когда мы проводим официальные переговоры с иностранцем? Любимый жест Ангелы Меркель (сложенные домиком пальцы рук) говорит о ее уверенности в себе и удовлетворенности настоящей ситуацией. Если такой жест демонстрирует мужчина, при этом его локти опираются на стол, чаще всего это признак агрессии. Рукопожатия, которыми обычно принято обмениваться при встрече или после заключения договора, тоже могут рассказать о многом. Например, представители азиатской культуры пожимают руку вяло, что неправильно истолковывается европейцами и американцами как признак слабости или негативного отношения. Благорасположенный китаец, схватив руку собеседника, будет долго трясти и тянуть ее вниз. В Финляндии пожимают руку вообще только при первой встрече, причем как мужчине, так и женщине. Вертикальное расположение рук обоих собеседников говорит о равноправии, в то время как желание доминировать проявляется, когда руку «кладут» сверху.

Как отмечают психологи, во время разговора представители разных культур используют разное количество жестов и с разной интенсивностью. Так, финны за час могут сделать один жест, итальянцы — 80, французы — 120, мексиканцы — 180. Русские совершают приблизительно от 40 до 45 телодвижений в час.

Для того чтобы не попасть впросак при разговоре с иностранцем, нужно знать жестовую систему, принятую в его этносе. Скажем прикосновение пальцем к виску у немцев, французов и русских обозначает «глупый» или «сумасшедший», в то время как этот же самый жест в Голландии имеет прямо противоположенное значение. Иногда безобидное, казалось бы, движение может вызвать у иностранца агрессивную реакцию. Например, если русская девушка во время разговора с итальянцем решит поправить свою сережку и дотронется до мочки уха, такой жест может быть воспринят как намек на нетрадиционную ориентацию мужчины. Распространенный среди молодежи жест «пальцы колечком», обозначающий у нас и в англоязычных странах довольство и одобрение, в Турции, Греции, на Мальте и в Португалии считается крайне неприличным. Во Франции его интерпретируют как «человек полный ноль», в Японии расшифруют как «дайте мне сдачу мелкими монетами», а в Тунисе такой жест воспринимается как угроза перед дракой.

Некоторые жесты используются во всем мире, однако применяют их представители различных культур при разных обстоятельствах. Так, воздушный поцелуй в Германии, Франции, Испании и Греции выражает похвалу и одобрение. В России воздушный поцелуй посылают, чаще всего, вслед уходящему человеку как прощание, а в Португалии, на Сицилии и Сардинии, таким образом человека приветствуют. Пожмут плечами в ответ на такой «поцелуй» в Италии и Великобритании, так как там жест не очень-то распространен. Не стоит путать жесты, обозначающие «да» и «нет». В Болгарии, Турции, Греции, Индии кивок головы — это «нет», а движения головы влево-вправо — «да». Есть жесты, понятные только в одной культуре. Например, если японец протягивает руку вперед, опускает ладонь и шевелит пальцами, он просит подойти к нему. При разговоре втроем, если японец облизывает палец и поглаживает свою бровь, он намекает, что говорящий в данный момент человек лжет.

Одна из самых ярких форм эмоционального выражения у всех народов — это мимика. Как рассказала Светлана Короткова, проведенные в этой области исследования показали, что женщины считывают мимику лучше, чем мужчины. Человек способен контролировать свое лицо, когда хочет скрыть эмоции. Наиболее впечатляющих результатов в умении «держать лицо» добились японцы. Для представителей этой культуры естественно слабо улыбаться при любых, даже самых трагических, ситуациях. Повсюду держать «приклеенную улыбку» научились и американцы, в то время как частый отзыв иностранцев о посещении нашей страны таков: «В России люди на улицах и в метро всегда ходят с напряженными лицами, как будто решают глобальные проблемы».

Завершила лекцию Светлана Короткова выражением барона Мюнхгаузена: «Улыбайтесь, господа, улыбайтесь!» из известного фильма. Эта мимика понятна абсолютно всем.

 

Анастасия Чумак, новостная служба портала ВШЭ

Фото Никиты Бензорука

Невербальные коды и языки

Невербальные коды способны одновременно передавать различные сообщения с помощью лица, тела, голоса. Они часто возникают спонтанно и вызывают автоматический ответ без размышления. Некоторые невербальные коды, определенные генетикой, имеют универсальный характер. В частности, это касается сигналов угрозы и эмоциональных реакций, которые биологически детерминированы. Рассмотрим полный перечень из девяти невербальных языков. Это кинесика, вокалика, физические характеристики, хаптика, проксемика, хрономика, артефакты, эстетика и ольфактика.

Невербальные коды и языкиКодирование — это способ связи невербальных средств для выражения значения. Особенности невербальных кодов следующие:

* Некоторые невербальные коды, определенные генетикой, имеют универсальный характер. В частности, это касается сигналов угрозы и эмоциональных реакций, которые биологически детерминированы.

* Невербальные коды способны одновременно передавать различные сообщения с помощью лица, тела, голоса и др.

* Они вызывают автоматический ответ без размышления (например, реакция на красный свет светофора).

* Они часто возникают спонтанно, например, сброс нервной энергии или покраснение лица.

* Невербальная коммуникация осуществляется на языке жестов и других элементов человека и окружающего мира, которые аналогичны буквам и словам обычного языка.

Мы представляем здесь полный набор из девяти невербальных языков. Это:

1. Кинесика (движения тела).

2. Вокалика (паралингвистика, акустические особенности голоса).

3. Физические характеристики (формы тела, его размеры, цвет волос).

4. Хаптика (такесика, касания).

5. Проксемика (пространственное расположение).

6. Хрономика (время).

7. Артефакты (одежда, украшения, косметика).

8. Ольфактика (запахи).

9. Эстетика (музыка, цвет).

1. Кинесика. Это раздел коммуникологии, изучающий невербальные коммуникации, осуществляемые посредством телесных движений, где каждое из них имеет определенное значение. Кинесика, как и любой другой язык, является научной областью, видом и технологией невербальной коммуникации.

Выделим основные положения кинесики:

* Все движения тела могут нести значение, которое проявляется в конкретной коммуникационной ситуации. Одни и те же движения имеют разный смысл.

* Поведение тела может быть подвергнуто системному анализу, потому что оно имеет системную организацию. Тело — это и биологическая, и социальная система.

* На людей влияет видимая динамика, активность тела.

* Конкретные функции телодвижений можно исследовать.

* Значения отдельных движений выявляются в изучении реального поведения определенными методами исследования.

* Активность тела имеет определенный стиль (индивидуальные особенности) и общие черты с другими.

Между вербальным языком и движениями тела существует сходство. Несколько жестов могут образовывать кинематические подсистемы, такие как морфемы. Жест может быть произвольным и не иметь значения; он может быть иконическим дополнением текста, это, например, рисунок руками; жест может быть врожденной реакцией, например, на боль.

Здесь также есть семантика (значение знаков), синтактика (организация в системе с другими знаками) и прагматика (влияние на поведение).

Соединение слов с невербальными знаками создает неограниченные возможности их комбинирования.

Выделяются следующие виды жестов:

Эмблемы — невербальные акты, имеющие точный перевод на вербальный язык. Например, два пальца в форме V — знак победы.

Иллюстраторы — жесты, тесно связанные с речью и дополняющие ее в разных видах. К ним относятся:

* Акцентирование (жест рукой сверху вниз).

* Изображение направления мысли («Вперед, к победе!»).

* Указание (указкой лектор показывает на график, схему).

* Изображение очертаний предмета («Плод вот такой формы»).

* Ритмические движения (в такт произносимым словам).

* Изображение физических действий («Я его как стукну!»).

* Рисование картины в воздухе (например, фигуры человека).

* Иллюстрирование вербальных положений (эмблематика).

Адаптаторы — это мимика, движения рук, ног и т.д., они отражают эмоциональное состояние (скуку, напряжение и др.). Адаптаторы делятся на:

* Самоадаптаторы — жесты, которые связаны с телом (почесывание, похлопывание, потягивание, пожимание плечами).

* Альтерадапторы — движения по отношению к телу собеседника (похлопывание по спине).

* Объект-адапторы — движения, связанные с другими вещами (свертывание листа бумаги).

Регуляторы — это невербальные действия, управляющие усилением или ослаблением разговора между людьми (контакт глазами с говорящим, кивки головой и др.). Важнейшую роль в невербальной коммуникации играют глаза и лицо. Известна следующая закономерность: зрачки глаз расширяются и сужаются при взгляде на приятные и неприятные объекты.

Изображение аффектов — это выражения лица, отражающие разнообразные эмоции (радость, печаль, гнев и т.д.).

2. Вокалика (паралингвистика). Голосовые эффекты сопровождают слова. Тон, скорость, сила, вид голоса (тенор, сопрано и т.д.), паузы, интенсивность звуков — каждый из них имеет свой смысл. Эти паралингвистические средства часто рассматриваются как вокальные ключи.

Они говорят об эмоциях людей. Например, когда человек очень сильно зол, то он произносит слова медленно и раздельно, делая паузу между словами, чтобы произвести специальный эффект.

Паралингвистика также характеризует личность. Например, манера речи может говорить об авторитарной, жесткой или мягкой личности.

Исследования выявили связи вокалики с убедительностью речи. Более скоростная, интонационная, громкая речь сильнее убеждает людей.

3. Физические свойства (физикатика). Общая привлекательность, красивое тело, нормальный вес являются положительными знаками в коммуникации. Предрассудки по отношению к малопривлекательным людям, а также к людям с физическими недостатками глубоко укоренились в сознании общества, и они ухудшают коммуникационные возможности.

4. Хаптика (такесика). Люди прикасаются друг к другу по разным поводам, различными способами и в разных местах. Выделяются профессиональные, ритуальные, дружеские и враждебные, любовные касания.

5. Проксемика связана с тем, как воспринимается и используется социальное и личное пространство в коммуникации (дистанция между коммуникаторами, организация пространства при беседе и др.). Каждый человек будто окружен пространственной сферой, размеры которого зависят от культурной основы личности, от ее состояния, от социальной среды.

Выделяют три типа пространства:

* Фиксированное пространство, оно ограничено недвижимыми вещами, например, стенами комнаты.

* Полуфиксированное пространство, оно меняется, например, при перестановке мебели.

* Неформальное пространство — это личная и интимная территория, окружающая человека.

В европейской культуре существуют такие нормы: 0-35 сантиметров — это границы интимного пространства; 0,3-1,3 метра — границы личностного пространства; 1,3-3,7 метров — социального, и 3,7 метров — граница публичного, общественного пространства.

6. Хрономика изучает структурирование времени в коммуникации. В западных культурах высоко ценится пунктуальность. Пунктуальность — одно из условий успешной карьеры. Вызывают нарекания те люди, которые опаздывает или не выполняют задания в срок. В восточных же культурах отношение ко времени менее жесткое. Аналогично у мужчин и у женщин разное представление о пунктуальности, например, при личных встречах.

7. Артефакты (артефактика). К артефактам относятся, например, одежда и украшения. Одежда является наиболее сильным фактором. Она должна соответствовать обстановке (деловая, домашняя), физическим параметрам тела (быть по фигуре), социальному положению, стилю.

Во всех этих и других направлениях невербальной коммуникации специалистам необходимо получить определенную подготовку.

8. Ольфактика занимается изучением запаха. Запах, возможно, влияет сильнее всех других ощущений. По запаху у нас формируется мнение о собеседнике.

Запахи являются важными факторами в коммуникации. Можно выделить следующие особенности:

* Слепота на запахи — это неспособность различать запахи, что может затруднять общение с другими людьми.

* Адаптация к запаху — это привыкание к определенным запахам.

* Память о запахе — некоторые запахи могут вызывать приятные или неприятные воспоминания.

* Неумеренный запах — это превышение нормы при использовании духов, дезодорантов, приправ и пр.

* Различие запахов — это способность обоняния устанавливать сходство и отличие одних запахов от других.

Человек может выявлять до десяти тысяч запахов.

9. Эстетика необходима при передаче сообщения или настроения через цвет или музыку. Музыка регулирует поведение, стимулирует или ослабляет определенные действия. Окраска стен, мебели, технического оснащения должны вызывать благоприятные ощущения. Например, не рекомендуется зеленая окраска в больницах, потому что она вызывает тошноту у некоторых больных, а белый цвет несет холод. Влияние цвета и музыки на человека используется в разных помещениях и ситуациях: от супермаркетов до автомобилей и площадей. В каждом месте они должны соответствовать предназначению конкретного помещения или ситуации.

Автор: Игорь Петрович Якoвлeв, Элитариум

кинезика

кинезика

КИНЕЗИКА

Мужчина стоит внутри закрытого стеклянная телефонная будка. Вы не слышите ни слова, но видите его позы, жесты и мимика. Вы видите его кинезики . — Марджори Варгас Ф. ( Громче, чем слова , стр. 67)


Лингвистическая аналогия . 1. Основатель антрополог Рэй Бердвистелл (1952, 1970), кинезика — это исследование невербальных коммуникации с использованием методов и концепций американского описательного языкознание конца 1940-х гг. 2. Антропологический термин для языка тела .

Использование : Студенты kinesics искал грамматики тела движения , выражения лица и жесты , во многом как описательные лингвисты сформулировали грамматический состав слов .

Birdwhistell-isms : 1. «Социальные сети личность — это пространственно-временная система. Все виды поведения, проявляемые любыми такими системы являются составными частями системы, кроме тех, которые относятся к разным уровням абстракции »(Birdwhistell 1952: 5). 2. «Даже если не участник поле взаимодействия может вспомнить или повторить в драматизированном контексте данную серию или последовательность движений [тела], появление движения имеет значение для общее изучение конкретной кинезической системы, даже если данная проблема может быть рационализированным без ссылки на это »(Birdwhistell 1952: 5). 3. «… все значимые модели движений [тела] должны рассматриваться как социально обучен, пока эмпирическое исследование не покажет обратное » (Birdwhistell 1952: 6). 4. «Ни один коров никогда не стоит в одиночестве» (Birdwhistell 1952: 15).

ИССЛЕДОВАНИЯ ОТЧЕТЫ : 1. «Предлагаю что эта отдельная развивающаяся эволюция кинезики и параллельного языка вместе с эволюция вербального языка показывает, что наша иконическая коммуникация служит функции полностью отличаются от функций языка и, действительно, выполняет функции, для выполнения которых вербальный язык не подходит »(Bateson 1968: 615). 2. «Первое помещение в г. разрабатывая этот тип системы обозначений для языка тела, д-р.Birdwhistell говорит, значит предполагать, что все движения тела имеют смысл. Нет случайное »(Пост 1970, с. 157). 3. «Кинема похожа на фонему, потому что она состоит из группы механизмы, которые не идентичны, но которые могут использоваться взаимозаменяемо без влияющие на социальное значение «(Knapp 1972: 94-95). 4. » Не все соглашается с Бердвистеллом в том, что кинезика формирует коммуникационную систему, которая является то же, что и разговорный язык »(Knapp 1972: 96). 5. Лингвистическая аналогия была популярной в 1970-х годах, например: «Эта [авторская] модель черпает свои компоненты из несколько социальных наук, особенно лингвистика. Его основная идея заключается в том, что личное взаимодействие может быть истолковано как наличие определенной организации или структуры, точно так же, как язык понимается с точки зрения его грамматики »(Дункан и Фиске 1977: xi). 6. «Система, разработанная Birdwhistell (1970) на сегодняшний день является наиболее разработанным и известным примером структурного подхода » (Burgoon et al.1989: 42). 7. «Итак, как видите, Бёрдвистелл основал свою категориальную систему поведения на модели, взятой из категорий вербальное общение (аллофон, телефон, фонема, морфема) »(Richmond et al. 1991: 55). 8. «Ее [Маргарет Мид] дилемма заключалась в том, как признают универсальность выражения лица [обнаружено Полом Экманом], а не отвергнуть заключение [ее ученицы] Рэя Бёрдвистелла об отсутствии универсалии »(Экман 1998: 388).

См. Также PARALANGUAGE , PROXEMICS .

Авторские права 1999-2019 (Дэвид Б. Гивенс / Центр невербальных исследований )
На иллюстрации показан образец причудливой идеограммы системы обозначений, изобретенной антропологом Рэем Бёрдвистеллом, который использовал их для записи невербального поведения человека по мере того, как оно происходило, на пленке и в реальном времени; хотя его подход к лингвистической аналогии был серьезно ошибочным, в чтении невербальных слов доктор Бердвистелл был мастером (авторское право на иллюстрацию, 1952, Рэй Бердвистелл).

Body Talk | Журнал «Актуарий»

Улучшение общения с помощью языка тела Келли Хенниган Февраль / март 2018 г.

Самое важное в общении — это слышать то, о чем не говорят.
— Питер Ф. Друкер, консультант по вопросам управления, педагог и автор

Язык тела — это средство, с помощью которого люди передают информацию посредством физического поведения, а не слов. Язык тела может включать осознанные или подсознательные движения тела, такие как мимика, жесты или позы тела. Стиль общения во многом зависит от языка тела, потому что, даже когда мы не говорим ни слова, мы общаемся. Помня о собственных сигналах языка тела, мы можем повысить эффективность личного общения.Точно так же интерпретация сигналов языка тела других позволит нам идентифицировать потенциальные элементы несогласованного обмена сообщениями, когда другие общаются.

История языка тела

«Я говорю на двух языках: телесном и английском».
— Мэй Уэст, американская актриса, певица, драматург, сценарист и комик

Научный термин для обозначения движения тела — кинезика, который Рэй Бердвистелл, антрополог, изучавший, как люди общаются посредством поз, жестов, позы и движений, впервые ввел в 1952 году.По иронии судьбы Бердвистеллу не нравился — и он не использовал — термин «язык тела», поскольку то, что передается посредством телесной коммуникации, не соответствует определению языка лингвистами.

Бердвистелл считал, что все движения тела имеют значение и что невербальное поведение можно разбить так же, как и в разговорной речи. 1 По его оценкам, только 30–35 процентов смысла любого разговора основаны на произнесенных словах. 2 Позже эта статистика была уменьшена до 7 процентов в 1967 г.Альберт Мехрабиан, почетный профессор психологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и автор книги Silent Messages . 3 Книга содержит подробное обсуждение открытия д-ра Мехрабиана о передаче сообщений о чувствах и отношениях, а также об относительной важности слов по сравнению с невербальными сигналами. Когда общение с использованием невербальных и вербальных элементов несовместимо, интерпретация обмена сообщениями основана на 55% невербальных элементов (то есть на языке тела, таком как мимика, жесты, позы), 38% вокальных элементов (например.г., тон голоса) и 7% произнесенных слов. Очевидно, когда Blues Travelers напевали: «Неважно, что я говорю… Пока я пою с интонацией…» 4 , они были правы на 38 процентов!

Человеческое тело — лучшее изображение человеческой души ».
— Людвиг Витгенштейн, австрийско-британский философ

Правило 7 процентов / 38 процентов / 55 процентов было широко неверно истолковано, поскольку эти показатели были получены в результате объединения двух разных исследований д-ром Мехрабианом.(Подумайте об этом: можете ли вы наблюдать, как кто-то говорит на иностранном языке и на самом деле понимаете 93 процента их сообщений?) Как и в большинстве экспериментов, исследования доктора Мехрабиана проводились в очень специфических условиях; поэтому интерпретации, основанные на результатах исследований, ограничены. Исследования, проведенные доктором Мехрабианом в конце 1960-х годов, были основаны на экспериментах с искусственным контекстом (одна запись записанных слов), сфокусированных на передаче чувств или установок, таких как симпатии или антипатии, с участием только выборочной группы женщин ( мужчин не участвовали в исследовании) и не включали другие типы невербального общения (например,г., поза тела). 5 Веб-сайт доктора Мехрабиана посвящен этим неверным истолкованиям.

ДЛЯ ПОЛНОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ВСЕ ТРИ АСПЕКТА ОБЩЕНИЯ (СЛОВА, ТОН ГОЛОСА, ЯЗЫК ТЕЛА) ДОЛЖНЫ БЫТЬ СОВЕРШЕННЫМИ ДЛЯ ПОЛУЧАТЕЛЯ ДОВЕРЯТЬ СООБЩЕНИЮ ДОКЛАДЧИКА.

Язык тела и искусство переговоров

«То, что вы делаете, говорит так громко, что я не слышу, что вы говорите».
—Ральф Уолдо Эмерсон, американский публицист, лектор и поэт

Чтобы быть полностью эффективным, все три аспекта общения (слова, тон голоса, язык тела) должны быть согласованы, чтобы получатель мог доверять сообщениям говорящего.Это особенно важный совет для ведущих команд, рабочих групп или участников переговоров.

Изменение языка тела позволяет повлиять на свое эмоциональное состояние. Вот некоторые рекомендации по языку тела, которые следует учитывать во время переговоров или даже собрания команды:

  • Перед тем, как присоединиться к важной встрече, потренируйтесь в «позе силы». Например, встаньте и положите обе руки на бедра на две-три минуты, изображая Чудо-женщину. Эта поза расширяет возможности и может привести к повышению уровня тестостерона и снижению уровня кортизола (гормона стресса). 6 Социальный психолог и основной докладчик встречи по вопросам здравоохранения Общества актуариев (SOA) 2017 года Эми Кадди предлагает эту позицию во время выступления на конференции TED 2012 года. Последующие исследования поставили под сомнение истинное влияние этой позы на уровень гормонов, поскольку дополнительные исследования не всегда могли воспроизвести результаты Кадди. 7
  • Вступив в дискуссию, войдите в комнату с целеустремленностью. Физически выровняйтесь с человеком, с которым вы ведете переговоры или обсуждаете (т.е. сядьте или встаньте плечом к плечу лицом в одном направлении). Такое позиционирование снижает напряжение, снимает потенциальные сильные словесные аргументы и помогает быстрее согласовывать решения. Не отворачивайтесь от других, так как это означает, что вам неинтересно и неудобно разговаривать.
  • По завершении разговора оставьте положительное впечатление, пожав руки, установив зрительный контакт, поблагодарив вас и дав понять, что ваш собеседник (-и) должен с нетерпением ждать встречи с вами в будущем.Обратите внимание, что избегание зрительного контакта создает впечатление, что вам есть что скрывать, в то время как преувеличенный зрительный контакт создает чрезмерно интенсивную и агрессивную атмосферу.

Герард Ниренберг, эксперт по переговорным и коммуникационным стратегиям и основатель The Negotiation Institute, признал связь между устным словом, языком тела и эффективными переговорами. Ниренберг написал Искусство ведения переговоров в 1968 году и считал, что переговоры — это приобретенный навык, а не врожденный талант.Таким образом, каждый из нас может — и должен стремиться — развивать свои силы убеждения. Как сказал Ниренберг: «В успешных переговорах выигрывают все». 8

Физическое присутствие

«Человеческое тело — лучшее изображение человеческой души».
— Людвиг Витгенштейн, австрийско-британский философ

Язык тела может служить нескольким целям. Может быть заменой нашим словам. Например, мы молча киваем в знак согласия, а не говорим «да».«Его можно использовать, чтобы подчеркнуть то, что мы говорим. Например, в горячем споре мы можем выкрикивать обвинения и указывать пальцем на виноватых. И это также может быть контрольным индикатором нашего настроения. Например, мы можем сутулиться за столом для переговоров, когда нам скучно или мы устали.

Люди должны сосредоточиться на силе невербального поведения и способах повлиять на собственное поведение, активно одитируя свое тело и обращая внимание на физическое присутствие. Один из способов проверить себя и убедиться, что вы демонстрируете позитивный язык тела, — это вспомнить мнемонический прием СОФТЕН.

S → Улыбка
O → Открытая поза
F → Наклон вперед
T → Касание
E → Зрительный контакт
N → Кивок


В отличие от переговоров, которые являются приобретенным навыком, язык тела является естественным, инстинктивным поведением. В разных культурах люди одинаково демонстрируют жесты гордости и стыда. В исследовании 2008 года доктор Джессика Трейси, профессор психологии Университета Британской Колумбии, сравнила невербальные выражения зрячих, слепых и от рождения слепых участников дзюдо, представляющих более 30 стран.Спортсмены-победители, как правило, поднимали руки вверх в позе «V», чтобы отпраздновать свой успех, а также надували грудь. Те, кто потерпел поражение, опускали головы и втягивали грудь внутрь, чтобы казаться меньше. Эти жесты применимы как к зрячим, так и к слепым спортсменам, независимо от культуры. Другое исследование показало, что слепые дети закрывают глаза, когда слышат плохие новости. 9 Поскольку люди, рожденные без зрения, демонстрируют те же выражения языка тела, что и люди, рожденные со зрением, такое поведение указывает на то, что язык тела является врожденным, в отличие от нашего разговорного языка.

Следите за своим (телом) языком!

«И не стоит недооценивать важность языка тела…»
— Урсула в мультфильме 1989 года « Русалочка », Walt Disney Pictures

Наши тела отражают наши эмоции еще до того, как мы осознаем, что чувствуем. Исследования показывают, что наши чувства сначала появляются в нашем теле, а затем лишь через наносекунды проникают в наш разум.

Вот 10 интересных фактов о языке тела:

  1. Ученые считают, что существует шесть универсальных выражений лица: гнев, отвращение, страх, счастье, печаль и удивление.Некоторые утверждают, что взгляды презрения и смущения также являются универсальными выражениями. 10
  2. Женщины обычно лучше мужчин читают язык тела (и точно так же лучше разбираются в том, что происходит в немом кино). 11
  3. Есть 18 разных улыбок, но только одна — придуманная улыбка Дюшена — отражает истинное счастье. 12 В улыбке Дюшена задействованы две мышцы: большая скуловая мышца, поднимающая уголки рта, и круговая мышца глаза, которая поднимает щеки, образуя гусиные лапки вокруг глаз.
  4. Один из лучших способов установить контакт с кем-то — прикоснуться к его руке где-то между локтем и плечом. 13 Локоть считается «общественным местом». Этот жест дает вам в три раза больше шансов получить желаемое, 14 , и производит более запоминающееся первое впечатление.
  5. Люди кажутся более привлекательными, когда они наклоняют голову. 15 Это, вероятно, восходит к разнице в мужском и женском росте, когда женщины, которые наклоняют лицо вперед, считаются более привлекательными, а мужчины считаются лучше выглядящими, когда они наклоняют голову назад.
  6. При комфортном социальном взаимодействии наши ступни и ноги будут отражать ступни и ноги человека, с которым мы разговариваем (также известный как изопраксизм, когда мы перенимаем манеры тех, кем восхищаемся). 16
  7. Нормальная частота расслабленных миганий составляет от шести до восьми миганий в минуту. Люди, находящиеся под давлением (например, когда они лгут), обычно резко увеличивают частоту моргания. 17 (Женщины также склонны активно передвигаться, когда лежат.)
  8. При ощущении дискомфорта мужчины обычно касаются своего лица.Женщины обычно касаются шеи, одежды, украшений, рук и волос. 18
  9. Люди, находящиеся в состоянии стресса или чувствующие себя уязвимыми, часто «вентилируют» шею. Например, мужчина будет засовывать пальцы между воротником рубашки и шеей, чтобы оторвать ткань, в то время как женщина взмахивает волосами, чтобы воздух циркулировал вокруг ее шеи. 19
  10. Когда люди скрещивают руки и ноги, они эмоционально уходят от разговора. 20 Чтобы побудить их вступить в бой, предложите им напиток, так как они будут более склонны регулировать положение своих рук.
Когда человек скрещивает обе ноги и руки, он эмоционально отстраняется от разговора.

Автор Джанет Лейн однажды прокомментировала: «Из всего, что вы носите, ваше выражение лица является самым важным». Это утверждение особенно актуально при первой встрече с кем-то. Исследования показывают, что большинство людей делают первоначальное суждение о том, нравитесь ли вы им или нет, в течение первых семи секунд встречи с вами, основываясь на вашем языке тела, присутствии и позе. Хотя первое впечатление может быть уместным в данный момент, оно не дает нам представления о поведении человека в течение длительного периода времени и при воздействии различных ситуаций.Чтобы эффективно взаимодействовать с другими в долгосрочной перспективе, примените на практике некоторые советы, изложенные в этой статье. Это улучшит ваш язык тела, вашу общую способность к общению и ваши отношения с другими людьми.

По словам Кадди, «наши тела меняют наш разум, наш разум меняет наше поведение, а наше поведение меняет наши результаты». Общайтесь и общайтесь с помощью языка тела. Говорите с другими, не говоря ни слова. Слушайте невысказанное.

Келли Хенниган, FSA, CFA, — вице-президент по актуарным преобразованиям в Voya Financial.В настоящее время она работает редактором журнала The Actuary и в 2015–2016 годах была председателем Секции лидерства и развития.

Артикулы:

  1. 1. Гивенс, Дэвид Б. 2016. «Кинезика». Центр невербальных исследований. http://center-for-nonverbal-studies.org/htdocs/kinesics.htm. ↩
  2. 2. Глейснер, январь 2016 г. «Процент невербального общения». Бесшумное общение. 20 марта. Https://www.silentcommunication.org/single-post/2016/03/20/17-Non-verbal-communication-percentage.↩
  3. 3. «Теория коммуникации Мехрабиана — вербальная, невербальная, язык тела». Businessballs.com. https://www.businessballs.com/communication-skills/mehrabians-communication-theory-verbal-non-verbal-body-language-152/. ↩
  4. 4. Блюз Путешественник. 1994. Крюк . CD. ↩
  5. 5. Мехрабиан, Альберт и Мортон Винер. 1967. «Расшифровка несогласованных сообщений». Журнал личности и социальной психологии 6 (1): 109–114. ↩
  6. 6. Кадди, Эми.«Ваш язык тела может формировать вас». ТЕД. Выступление на TEDGlobal 2012. https://www.ted.com/talks/amy_cuddy_your_body_language_shapes_who_you_are. ↩
  7. 7. Гельман, Эндрю и Кайзер Фунг. 2016. «Сила« позы силы »». Журнал Slate. 19 января. Http://www.slate.com/articles/health_and_science/science/2016/01/amy_cuddy_s_power_pose_research_is_the_latest_example_of_scientific_overreach.html. ↩
  8. 8. Ниренберг, Джерард И. 1968. Искусство ведения переговоров .Книги боярышника. ↩
  9. 9. Пиз, Аллан и Барбара Пиз. 2004. Полная книга языка тела . Нью-Йорк: Бантам. ↩
  10. 10. Уэйнрайт, Гордон. 2009. Язык тела (учите себя) . Блэклик, Огайо: Макгроу-Хилл. ↩
  11. 11. Пиз, Аллан и Барбара Пиз. 2012. Язык тела любви . Брисбен, Австралия: Pease International. ↩
  12. 12. Supra note 9. ↩
  13. 13. Supra note 11. ↩
  14. 14. Банас, Дерек.2010. «Рука и язык тела». Новый аналитический центр. 27 июня. Http://www.newthinktank.com/2010/06/arm-hand-body-language/. ↩
  15. 15. «Привлекательность — это все в наклоне головы». 2010. Телеграф . 23 ноября. Http://www.telegraph.co.uk/women/sex/8153855/Attractiveness-is-all-in-tilt-of-the-head.html. ↩
  16. 16. Примечание 9.
  17. 17. Наварро, Джо и Марвин Карлинс. 2008. Что говорят все: Руководство бывшего агента ФБР по скорочтению людей .Нью-Йорк: Жизнь Коллинза. ↩
  18. 18. Примечание 9.
  19. 19. См. Выше 17. ↩
  20. 20. См. Выше 11. ↩

Остерегайтесь невербальной лженауки | Холланд и Харт — стратегии убеждения

Свидетель на стенде делает паузу, прежде чем ответить, затем ненадолго смотрит вверх и вправо, давая ответ. Слушая следующий вопрос, она прижимает палец к губам, слегка наклоняет голову и поднимает одно плечо немного выше другого.Что-нибудь из этого что-нибудь значит? Для тех, кто позиционирует себя как экспертов по невербальной коммуникации, каждый жест и движение можно выделить и интерпретировать как имеющие отчетливое и определенное значение. Но, по большому счету, эти интерпретации не будут поддержаны достоверной и воспроизводимой наукой. Это не всегда мешает практическим коммуникаторам — включая адвокатов, свидетелей и даже присяжных — отстаивать идею о том, что наши невербальные позы, движения и жесты несут определенный смысл.Даже фраза «язык тела» подразумевает, что физическое действие можно интерпретировать с точностью, сравнимой с вербальной речью. Проблема в том, что не может.

Безусловно, существует настоящая наука с надежной методологией, опубликованная в рецензируемых журналах по невербальной коммуникации. Но есть также много псевдонауки: утверждения, которые могут иметь атрибуты науки, но не имеют открытых данных, методов и средств защиты науки. В этом посте я рассмотрю, почему эта область особенно изобилует псевдонаукой, и рассмотрю один недавний пример, который был представлен юристам и правоохранительным органам как способ прочитать невербальное общение и оценить надежность.Я также сделаю несколько более общих выводов о надежности и использовании знаний о невербальном общении.

Почему фальшивые новости о невербальных ?

Одно широкое объяснение можно найти в недавней статье на веб-сайте Центра исследовательского обучения CFIL Global под названием «Альтернативные факты о невербальной коммуникации». Автор, Винс Дено, преподаватель Монреальского университета, пишет:

.

К сожалению, хотя тысячи рецензируемых публикаций предоставляют очень важную информацию о влиянии невербальной коммуникации на социальные взаимодействия, широкая публика, а также профессионалы, чья работа требует отделения правды от лжи, подвергаются воздействию множества ложных убеждений и стереотипов. и псевдонаучные методы «чтения» невербального поведения.

Не всегда легко отделить ложное от истины. Настоящие утверждения имеют тенденцию быть нюансированными, контекстными и часто субъективными. С другой стороны, утверждения псевдонауки имеют тенденцию держаться как кольцо декодера: например, , когда кто-то прикладывает палец к губам, это означает, что они скрывают что-то, что они не хотят говорить . Может быть, а может и нет. Подобные утверждения заслуживают того, чтобы к ним относились с довольно большим количеством соли. И когда исследование проводится только людьми, продающими услугу, и не появляется в рецензируемых научных публикациях, это хороший признак того, что это псевдонаука.

Суть, по словам Дено, заключается в том, что «наука показала, что конкретные невербальные формы поведения со схожими однозначными значениями или интерпретациями в разных ситуациях очень редки».

Пример использования: синергология

История коммуникационных исследований изобилует перспективами, которые предлагают больше, чем исследования подтверждают. Винс Дено объединился с коллегой из Великобритании Луизой Юп, чтобы написать статью (Denault & Jupe, 2017), в которой подробно рассматривается еще один недавний участник — школа мысли, известная под названием «Синергология.Он описывает себя как науку и «дисциплину, которая позволяет нам расшифровывать жесты и расшифровывать работу человеческого разума на основе языка тела человека, чтобы улучшить общение». Эта перспектива проникла в юридическое сообщество благодаря тому, что Коллегия адвокатов Квебека провела онлайн-тренинг для примерно 2000 адвокатов. В ходе этого тренинга участникам, среди прочего, рассказали, что ложь ассоциируется с лицом, повернутым влево, а правдивость — с царапанием передней левой части шеи.

В статье Дено и Юпа подробно рассматривается сообщение, опубликованное на сайте Synergology, в котором анализируется невербальное общение обвиняемого серийного убийцы в течение трех с половиной минут видео, снятого во время слушания по делу о залоге. Подозреваемый виден только сзади и на слушании произносит всего 15 слов. Так что по большей части аналитики следят за позой и положением головы обвиняемых. На основании его наклона головы, угла подбородка и положения плеч они делают выводы об отсутствии у него сочувствия, чувства превосходства и попытках ввести судью в заблуждение.

Дено и Юп рассматривают утверждение статьи за утверждением и обнаруживают, что ни авторы синергологии, ни какие-либо опубликованные научные данные, которые Дено и Юп не могут найти, не предоставляют никакой научной поддержки ассоциациям синергологов. Их анализ «пронизан множеством научных и логических неточностей», а их выводы указывают на то, что тот, кого мы принимаем за нераскаявшегося и опасного преступника, на самом деле является нераскаявшимся и опасным преступником. Другими словами, предвзятость подтверждения.

Когда выводы, подобные выводам синерголога, предлагаются с полной уверенностью, можно задаться вопросом об их основе. Основатели утверждают, что у них есть накопленный набор данных, состоящий из тысяч переданных по телевидению клипов с похожими жестами и позами, чтобы определить значение каждого из них. Но, как отмечают Дено и Юп, за исключением одной публикации, посвященной всего семи видеоклипам, этот набор никогда не был обнародован, и его выводы никогда не были представлены на экспертную оценку.

Кто верит в невербальную лженауку?

Хотя вы, возможно, еще не слышали о «синергологии», вполне вероятно, что вы слышали и, возможно, поверили псевдонаучным утверждениям о невербальной коммуникации. Лучшим примером, вероятно, является утверждение, которое чаще всего не упоминается, о том, что «общение на 93% невербально», и большая часть значения исходит из физических движений и интонаций, а не слов. Происхождение этой веры можно проследить до исследования профессора Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Альберта Мехрабиана.Проблема в том, что такое толкование того, что он имел в виду, неоднократно опровергалось, но это утверждение оказалось более убедительным, чем опровержение. Исследование не показало, и Мехрабиан не сказал, что в любом общем смысле общение на 93% невербально.

Еще один каштан — это убеждение, что взгляд вверх и вправо указывает на то, что кто-то лжет. Я разговаривал с присяжными, которые считают, что это установленный научный факт. Но это не так. Это распространенное мнение, продвигаемое практиками подхода под названием «нейролингвистическое программирование» или «НЛП», но оно никогда не получало научной поддержки, и несколько лет назад в исследовании (Wiseman et al., 2012) эффективно его опровергли.

За этими и многими другими псевдонаучными представлениями о невербальном общении стоит интуиция и народная мудрость, которые заставляют эти убеждения повторяться и передаваться некоторыми юристами, консультантами и свидетелями. Конечно, здесь есть роль практического опыта и даже интуиции. Но когда конкретные убеждения используются в качестве руководства по хорошему общению в ситуациях с высокими ставками, например, в испытании, тогда эти убеждения должны быть основаны на фактах и ​​науке.Как подчеркивают Дено и Юп, экстраординарные утверждения требуют экстраординарных доказательств.

Каковы последствия для коммуникаторов?

Один из выводов — просто избегать ложной уверенности в невербальных сигналах, особенно когда дело доходит до оценки достоверности в юридических контекстах с высокими ставками. В статье профессора Дено, например, он сообщает об анализе более 120 исследований с участием примерно 25000 участников, которые показали, что, когда людей обучают определять правдивость на основе речи или поведения, они достигают успеха всего на четыре процентных пункта выше. чем чистая случайность.

В конечном счете, для практических коммуникаторов главный вывод состоит в том, что речь идет об общем доверии, а не о расшифровке конкретных значений различных физических жестов, поз и движений. Каждый раз, когда вам дают совет, предполагающий, что данный случай невербального поведения несет в себе определенное значение, лучше отнестись к нему скептически. Лучше спросить, как это влияет на доверие, чем спрашивать, как это будет читать . Как я уже советовал в прошлом относительно утверждений о невербальном значении: 1) Лучше всего спросить: «Откуда вы знаете?» и 2) Если это кажется слишком определенным, вероятно, это неправда.Есть несколько примеров (например, пожимание плечами и кивок), когда жест можно интерпретировать как язык, но в большинстве случаев значение слишком сильно зависит от человека и ситуации, чтобы позволить какое-либо обобщенное прочтение.

____________________

Дено, В., и Юп, Л. М. (2018). Правосудие в опасности! Оценка псевдонаучного анализа невербального поведения свидетеля в зале суда. Журнал судебной психиатрии и психологии , 29 (2), 221-242.URL: https://researchportal.port.ac.uk/portal/files/7499965/Justice_at_risk.pdf

Изображение предоставлено: 123rf.com, используется по лицензии
.

границ | Язык тела в мозгу: конструирование смысла из выразительных движений

Введение

Язык тела — мощная форма невербального общения, дающая важные подсказки о намерениях, эмоциях и мотивациях других. В течение нашей повседневной жизни мы получаем информацию о том, что люди думают и чувствуют, через их положение тела, манеры, жесты и просодию их движений.Это интуитивное социальное осознание — впечатляющий подвиг нейронной интеграции; совокупный результат деятельности распределенных мозговых систем, специализирующихся на кодировании широкого спектра социальной информации. Чтение языка тела — это больше, чем просто восприятие. Это влечет за собой не только распознавание и кодирование социально значимой визуальной информации, но также приписывание значения этим представлениям.

Мы много знаем о системах мозга, участвующих в восприятии мимики, движений глаз, движений тела, жестов рук и целенаправленных действий, а также о тех, которые опосредуют аффективные, решающие и двигательные реакции на социальные стимулы.Чего все еще не хватает, так это понимания того, как мозг «читает» язык тела. Помимо декодирования движений тела, какие субстраты мозга непосредственно участвуют в извлечении смысла из эмоционально нагруженных выражений тела? Мозг имеет несколько функционально специализированных структур и систем для обработки социально значимой перцептивной информации. Субкортикальный контур легочной артерии — верхний бугорок — миндалина — полосатое тело опосредует рефлекторное восприятие эмоций от положения тела, особенно страха, и активирует соответствующие рефлекторные двигательные реакции (Dean et al., 1989; Кардинал и др., 2002; Сах и др., 2003; де Гельдер и Хаджихани, 2006). Область затылочной коры, известная как экстрастриатная область тела (EBA), чувствительна к телесной форме (Bonda et al., 1996; Hadjikhani and de Gelder, 2003; Astafiev et al., 2004; Peelen and Downing, 2005; Urgesi et al., др., 2006). Веретенообразная извилина вентральных затылочных и височных долей играет решающую роль в обработке лиц и выражений лиц (McCarthy et al., 1997; Hoffman and Haxby, 2000; Haxby et al., 2002).Задняя верхняя височная борозда участвует, в частности, в восприятии движения биологических форм (Allison et al., 2000; Pelphrey et al., 2005). Соматосенсорная, вентромедиальная префронтальная, премоторная и островная кора вносят вклад в собственное воплощенное осознавание воспринимаемых эмоциональных состояний (Adolphs et al., 2000; Damasio et al., 2000). Визуомоторная обработка в функциональной сети мозга, известной как сеть наблюдения за действием (AON), кодирует наблюдаемое действие в отдельных функциональных модулях, которые вместе связывают восприятие действия и эмоциональный язык тела с текущими поведенческими целями и формированием адаптивных рефлексов, решений и двигательного поведения. (Графтон и др., 1996; Риццолатти и др., 1996b, 2001; Хари и др., 1998; Фадига и др., 2000; Buccino et al., 2001; Грезес и др., 2001; Грезес и др., 2001; Феррари и др., 2003; Зентграф и др., 2005; Бертенталь и др., 2006; де Гельдер, 2006; Фрей и Джерри, 2006; Уллоа и Пинеда, 2007). Учитывая все, что мы знаем о том, как воспринимаются тела, лица, эмоции и действия, можно было бы ожидать четкого консенсуса в отношении того, как смысл извлекается из этих восприятий. Возможно, удивительно, но хотя мы знаем, что эти системы имеют решающее значение для интеграции перцептивной информации с аффективными и двигательными реакциями, то, как мозг расшифровывает значение на основе движений тела, остается неизвестным.Основное внимание в этом исследовании уделялось выявлению субстратов мозга, которые декодируют значение движений тела, о чем свидетельствует специфическая для значения нейронная обработка, которая дифференцирует движения тела, передавая различные выражения.

Чтобы идентифицировать субстраты мозга, чувствительные к значимому эмоциональному состоянию актера, передаваемому через движения тела, мы использовали фМРТ с подавлением повторения (RS). Этот метод идентифицирует области мозга, которые кодируют конкретное измерение стимула (например, форму), путем выявления субстратов, которые имеют разные паттерны нейронной активности в ответ на разные атрибуты этого измерения (например,г., круг, квадрат, треугольник; Grill-Spector et al., 2006). Когда конкретный атрибут повторяется, синаптическая активность и связанная с ней реакция, зависящая от уровня кислорода в крови (жирный шрифт), уменьшается в вокселях, содержащих нейронные сборки, кодирующие этот атрибут (Wiggs and Martin, 1998; Grill-Spector and Malach, 2001). Ранее мы использовали этот метод, чтобы показать, что различные свойства действия, такие как кинематика движения, цель объекта, результат и контекстно-зависимая механика действия, уникальным образом кодируются разными нейронными субстратами в сети наблюдения за теменно-фронтальным действием (AON; Hamilton). и Grafton, 2006, 2007, 2008; Ortigue et al., 2010). Здесь мы применили RS-fMRI для определения областей мозга, в которых активность снижалась, когда значимая эмоциональная тема выразительного выступления повторялась между испытаниями. Результаты демонстрируют новую функцию кодирования AON — декодирование значения с помощью языка тела.

Работая с группой профессиональных танцоров, мы создали серию видеоклипов, в которых исполнители намеренно выражали определенную значимую тему посредством танца или пантомимы. Типичные темы состояли из выражений надежды, агонии, похоти или истощения.Экспериментальная манипуляция темой изучалась независимо от хореографии, исполнителя или точки зрения камеры, что позволяло нам повторять значение последовательности движений от одной попытки к другой, изменяя при этом физические характеристики движения и особенности восприятия. С этим дизайном RS-fMRI снижение активности BOLD для повторяющихся по сравнению с новыми темами (RS) не может быть отнесено к конкретным движениям, характеристикам исполнителя, «низкоуровневым» визуальным особенностям или общему процессу ухода за телом. выражения.Скорее, RS выявил области мозга, в которых определенные воксельные нейронные коды популяции дифференцировали значимые выражения на основе движений тела (рис. 1).

Рис. 1. Манипулирование пробной последовательностью для индукции RS в областях мозга, которые декодируют язык тела . Порядок видеопрезентации контролировался таким образом, чтобы темы, изображенные в последовательных видеороликах, были либо новыми, либо повторяющимися. Каждый последующий видеоклип уникален; повторяющиеся темы всегда изображались разными танцорами, под разными углами камеры или и тем, и другим.Таким образом, RS для повторяющихся тем не был результатом визуальных характеристик низкого уровня, а скорее идентифицировал области мозга, которые были чувствительны к конкретной значимой теме, передаваемой перформансом. В областях мозга, показывающих RS, определенная аффективная тема — например, надежда — будет вызывать определенный паттерн нейронной активности. Новая тема в последующем испытании — например, болезнь — вызовет другой, но столь же сильный паттерн нейронной активности в различных клеточных ансамблях, что приведет к эквивалентной ЖИВОЙ реакции.Напротив, повторение темы надежды в последующем испытании вызовет активность в тех же нейронных сборках, что и первое испытание, но в меньшей степени, что приведет к уменьшению ЖИВОЙ реакции на повторяющиеся темы. Таким образом, регионы, показывающие RS, выявляют регионы, которые поддерживают различные паттерны нейронной активности в ответ на разные темы.

Участников сканировали с помощью фМРТ при просмотре серии 10-секундных видеоклипов, изображающих выступления современного танца или пантомимы, которые передают определенные значимые темы.Поскольку каждый исполнитель обладал уникальным художественным стилем, одна и та же тема могла быть изображена с использованием совершенно разных физических движений. Это позволяло повторять значение, в то время как все другие аспекты физических стимулов менялись от испытания к испытанию. Мы предсказали, что определенные области AON, задействованные при наблюдении за выразительными движениями всего тела, будут демонстрировать подавленную ЖИРНУЮ активацию для повторяющихся относительно новых тем (RS). Области мозга, показывающие RS, выявляют мозговые субстраты, непосредственно участвующие в расшифровке значений на основе движений тела.

Танцы и пантомима, использованные здесь, передают выразительные темы через движение, но не полагаются на типизированные, канонические выражения лица, чтобы вызвать определенные эмоциональные реакции. Скорее, значимые темы были выражены с помощью уникальной художественной хореографии, в то время как выражения лиц были скрыты классической маской белого мима. Результатом стал тонкий набор стимулов, который способствовал вдумчивому интерпретирующему просмотру, который не мог вызвать рефлекторные реакции, основанные на прототипных выражениях лица.Таким образом, настоящее исследование сместило акцент с автоматического аффективного резонанса на более осознанное определение смысла движения.

Хотя танец и пантомима выражали значимые эмоциональные темы, качество движений и типы используемых жестов были разными. В пантомимах использовались довольно обыденные жесты и естественные повседневные движения. В танцевальных последовательностях использовались стилизованные жесты и интерпретирующие просодические движения. Критическое различие между этими двумя типами выразительного движения заключается в степени абстракции метафор, связывающих движение со значением (подробное обсуждение метафор движения см. В Morris, 2002).Пантомима по определению использует жесты для имитации повседневных предметов, ситуаций и поведения и, таким образом, опирается на относительно конкретные метафоры движения. Напротив, танец опирается на более абстрактные метафоры движения, которые основаны на косвенных ассоциациях между качествами движения и эмоциями и мыслями, которые он вызывает у зрителя. Мы предсказали, что, поскольку танец выражает смысл более абстрактно, чем пантомима, танцевальные последовательности будет труднее интерпретировать, чем последовательности, изображенные в пантомиме, и также будут представлять большую проблему для мозговых процессов, участвующих в расшифровке значения из движения.Таким образом, мы предсказали большее вовлечение тематических областей декодирования для танцевальных выражений, чем для выражений пантомимированных движений. Более высокий RS для танца, чем пантомима, может быть результатом того, что танец вызывает большую активность при первом представлении, большее снижение активности при повторном представлении или некоторую комбинацию того и другого. Учитывая наше предсказание, что более высокий RS для танца будет связан с трудностью интерпретации, мы предположили, что это проявится как повышенная потребность в обработке, что приведет к большей начальной активности BOLD для новых танцевальных тем.

Методы

Участников

46 неврологически здоровых правшей (30 женщин, средний возраст = 24,22 года, диапазон = 19–55 лет) предоставили письменное информированное согласие и получили оплату за свое участие. Исполнители также дали письменное согласие на использование их изображений и видео в научных целях. Протокол был одобрен Комитетом по исследованиям на людях Калифорнийского университета в Санта-Барбаре (UCSB).

Стимулы

Было изображено восемь тем, включая четыре танцевальные темы (счастье, надежду, страх и агония) и четыре пантомимы (любовь, расслабленность, болезнь и истощение).Последовательности представлений были поставлены и исполнены четырьмя профессиональными танцорами, нанятыми из Театральной труппы SonneBlauma Danscz (Санта-Барбара, Калифорния; теперь называется ArtBark International, http://www.artbark.org/). Артисты носили невыразительные белые маски, поэтому язык тела передавался с помощью жестов, движений всего тела, а не мимики. Чтобы выразить каждую тему, исполнители заняли эмоциональную позицию и импровизировали короткую последовательность хореографии современного танца (исполнитель на две темы) или жестов пантомимы (исполнитель на две темы).Каждая из восьми тем была исполнена двумя разными танцорами и записана с двух разных углов камеры, в результате чего были получены четыре отдельных видео, представляющих каждую тему (всего 32 отдельных видео; клипы доступны в дополнительных материалах в Интернете).

Поведенческие процедуры

В отдельном сеансе вне сканера, до или после сбора данных фМРТ, задача интерпретации измеряла способность наблюдателей различать предполагаемое значение представления (рис. 2). Задача интерпретации выполнялась в отдельном сеансе, чтобы не путать наблюдение движения в сканере с явным принятием решения и явными моторными реакциями.Участников попросили просмотреть каждый видеоклип и выбрать из списка из четырех вариантов тему, которая лучше всего соответствует последовательности движений, которые они только что наблюдали. Ответы производились нажатием одной из четырех соответствующих кнопок на клавиатуре. Были собраны два поведенческих показателя, чтобы оценить, насколько хорошо участники интерпретировали предполагаемое значение выразительных представлений. Оценка согласованности отражала долю интерпретаций наблюдателей, которые соответствовали предполагаемому выражению исполнителя.Время ответа указывало на время, затраченное на вынесение интерпретирующих суждений. Чтобы побудить испытуемых использовать свои первоначальные впечатления и избежать чрезмерного обдумывания, четыре варианта ответа были кратко предварительно просмотрены непосредственно перед видео-презентацией.

Рисунок 2. Методика экспериментальных испытаний . Участники выполнили задачу тематической интерпретации вне сканера либо до, либо после сеанса визуализации. Выполнение этой задачи позволило нам проверить, есть ли разница в том, насколько легко наблюдатели интерпретируют предполагаемый смысл, передаваемый с помощью танца или пантомимы.Любые различия в производительности в этой явной задаче суждения темы могут помочь интерпретировать функциональное значение наблюдаемых различий в активности мозга, связанных с пассивным просмотром двух типов движения в сканере.

Для задачи интерпретации, собранной вне сканера, были представлены видеоролики и собраны ответы на ноутбуке Mac Powerbook G4, запрограммированном с использованием расширения Psychtoolbox (v. 3.0.8) (Brainard, 1997; Pelli and Brainard, 1997) для Mac OSX, работающего под управлением Matlab 7.5 R2007b (MathWorks, Натик, Массачусетс). Каждое испытание начиналось с визуального представления списка из четырех вариантов темы, соответствующих ответам на нажатие четырех кнопок (кнопки клавиатуры «u», «i», «o» или «p»). Этот список оставался на экране в течение 3 секунд, экран оставался пустым на 750 мс, а затем фильм воспроизводился в течение 10 секунд. После презентации фильма снова были представлены четыре варианта ответа, которые оставались на экране до тех пор, пока не был дан ответ. Каждое уникальное видео было представлено дважды, в результате чего было проведено 64 испытания.Порядок видео был рандомизирован для каждого участника, и варианты ответа для каждого испытания включали предполагаемую тему и три случайно выбранных альтернативы.

Процедура нейровизуализации

данных фМРТ были собраны с помощью системы Siemens 3.0 T Magnetom Tim Trio с использованием 12-канальной катушки с фазированной антенной головкой. Функциональные изображения были получены с помощью одноразового градиентного эхо-сигнала, взвешенного по T2 *, эхо-планарной последовательности, чувствительной к контрасту, зависящему от уровня кислорода в крови (ЖИРНЫЙ) (TR = 2 с; TE = 30 мс; FA = 90 °; FOV = 19.2 см). Каждый объем состоял из 37 срезов, полученных параллельно плоскости AC – PC (сбор данных с чередованием; толщина 3 мм с зазором 0,5 мм; разрешение в плоскости 3 × 3 мм; матрица 64 × 64).

Каждый участник выполнил четыре цикла функционального сканирования продолжительностью примерно 7,5 минут, просматривая танцевальные или исполняемые выразительные последовательности движений. Хотя в наборе стимулов для исследования было всего восемь тем, каждый прогон сканирования отображал только две из этих восьми тем. В ходе всех четырех прогонов сканирования были отображены все восемь тем.Последовательности испытаний были организованы таким образом, чтобы тема последовательности движений была либо новой, либо повторялась по сравнению с предыдущим испытанием. Это позволило проанализировать ЖЕЛТЫЙ ответ RS для повторяющихся и новых тем. Каждый запуск представлял 24 видеоклипа (3 презентации из 8 уникальных видеороликов, изображающих 2 темы × 2 танцора × 2 ракурса камеры). Новые и повторяющиеся темы смешивались в каждом прогоне сканирования, причем не более трех последовательных повторений одной и той же темы. Два сеанса сканирования изображали танец, а два — пантомимные представления.Порядок запусков был рандомизирован для каждого участника. Эксперимент контролировали с помощью программного обеспечения Presentation (версия 13.0, Neurobehavioral Systems Inc, CA). Участникам было предложено сосредоточиться на выполнении движений во время просмотра видео. Не было предоставлено никакой конкретной информации об изображаемых темах или типах используемых движений, а также двигательных реакций не требовалось.

Анализ

Для поведенческих данных, собранных вне сканера, для каждого участника были рассчитаны средние оценки согласованности и среднее время ответа (RT; мс).Последовательность и RT были представлены в ANOVA с типом движения (танец или пантомима) в качестве фактора внутри субъектов с использованием Stata / IC 10.0 для Macintosh.

Статистический анализ данных нейровизуализации был организован для определения: (1) областей мозга, реагирующих на наблюдение экспрессивных последовательностей движений, определяемых жирным шрифтом по отношению к неявному исходному уровню, (2) областей мозга, непосредственно участвующих в декодировании смысла движения, определенных по RS для повторяющихся тем, (3) области мозга, в которых процессы декодирования тематического значения варьировались в зависимости от абстрактности, определяемой большим RS для танцевальных тем, чем для тем, изображенных пантомимами, и (4) конкретный образец различий ЖИРНОЙ активности для новых и повторяющихся темы как функция танцевальных или изображенных в пантомиме движений в регионах, демонстрирующих большую RS для танца.

Данные фМРТ анализировали с использованием программного обеспечения статистического параметрического картирования (SPM5, Wellcome Department of Imaging Neuroscience, Лондон; www.fil.ion.ucl.ac.uk/spm), реализованного в Matlab 7.5 R2007b (The MathWorks, Натик, Массачусетс). Отдельные сканы были перестроены, скорректированы по времени срезов и пространственно нормализованы по шаблону Монреальского неврологического института (MNI) в SPM5 с разрешением повторной выборки 3 × 3 × 3 мм. На функциональные изображения нанесено сглаживающее ядро ​​8 мм. Общая линейная модель была создана для каждого участника с помощью SPM5.Оценки параметров связанной с событием ЖИВОЙ активности были рассчитаны для новых и повторяющихся тем, изображенных танцевальными и пантомимированными движениями, отдельно для каждого прогона сканирования для каждого участника.

Поскольку предполагаемая тема каждой последовательности движений не была выражена в дискретный момент времени, а скорее на протяжении 10-секундного видеоклипа, наиболее подходящей функцией гемодинамического ответа (HRF) для моделирования ЖИВОЙ реакции на индивидуальном уровне была определяется эмпирически до оценки параметров.Интересно было, отличается ли форма ЖИРНОГО ответа на эти относительно длинные видеоклипы от канонической HRF, обычно реализуемой в SPM. Форма BOLD-ответа была оценена для каждого участника путем моделирования функции конечного импульсного отклика (Ollinger et al., 2001). Каждое испытание было представлено последовательностью из 12 последовательных ТУ, начиная с начала каждого видеоклипа. На основе этой деконволюции был получен набор бета-весов, описывающих форму отклика в течение 24-секундного интервала, как для новых, так и для повторяющихся тем, изображенных как танцевальными, так и пантомимированными последовательностями движений.Чтобы определить, следует ли вносить корректировки в канонический HRF, реализованный в SPM, были оценены жирные ответы набора из 45 областей мозга в пределах известного AON (см. Полный список в таблице 1). Чтобы найти наиболее репрезентативную форму BOLD-ответа в пределах AON, деконволюционные бета-веса для каждого условия были усреднены по сессиям и свернуты с помощью анализа разложения по сингулярным значениям (Голуб и Рейнш, 1970). Это привело к характерной форме сигнала, которая максимально описывала фактический ЖИРНЫЙ ответ в областях AON как для новых, так и для повторяющихся тем, как для танцевальных, так и для пантомимированных последовательностей.Это исследование BOLD-ответа показало, что его время до пика было задержано на 4 секунды по сравнению с канонической кривой HRF-ответа, обычно реализуемой в SPM. То есть пик BOLD-ответа был достигнут через 8–10 с после начала стимула вместо канонических 4–6 с. Учитывая этот результат, оценка параметров для условий, представляющих интерес в нашем основном анализе, была основана на свертке матрицы дизайна для каждого участника с настраиваемой HRF, которая учитывала наблюдаемую 4-секундную задержку. Время до пика HRF было отрегулировано от 6 до 10 с при сохранении той же общей ширины и высоты канонической функции, реализованной в SPM.Используя эту настраиваемую HRF, продолжительность видео 10 с была смоделирована, как обычно, в SPM путем свертки HRF с функцией последовательности 10 с.

Таблица 1. Сеть наблюдения за действиями, определенная в предыдущих исследованиях .

Анализ всего мозга второго уровня был проведен с помощью SPM8 с использованием модели случайных эффектов 2 × 2 с типом движения и повторением в качестве внутрисубъектных факторов с использованием взвешенных оценок параметров (контрастных изображений), полученных на индивидуальном уровне в качестве данных.Маска серого вещества применялась к контрастным изображениям всего мозга перед анализом второго уровня, чтобы удалить вокселы белого вещества из анализа. Были вычислены шесть контрастов второго уровня, включая (1) наблюдение за выразительными движениями (жирным шрифтом относительно исходного уровня), (2) эффект наблюдения за танцами (танцевальные последовательности> пантомимированные последовательности), (3) эффект наблюдения пантомимы (пантомимные последовательности> танцевальные последовательности), (4) RS (новые темы> повторяющиеся темы), (5) взаимодействие танец × повтор (RS для танца> RS для пантомимы) и (6) взаимодействие пантомимы × повторение (RS для пантомимы> RS для танца).После создания изображений T-map в SPM8, FSL использовался для создания изображений Z-map (версия 4.1.1; Analysis Group, FMRIB, Оксфорд, Великобритания; Smith et al., 2004; Jenkinson et al., 2012). Для результатов был установлен порог p <0,05, с кластерной коррекцией с использованием подпрограмм FSL, основанных на теории случайного поля Гаусса (Poldrack et al., 2011; Nichols, 2012). Чтобы изучить природу различий в RS между танцем и пантомимой, было создано изображение маски на основе соответствующей Z-карты с пороговой кластеризацией областей, показывающих большее RS для танца, и была вычислена средняя активность ЖИРНЫМ шрифтом (значения контрастного изображения) для новые и повторяющиеся контрасты танца и пантомимы из анализа первого уровня каждого участника.Средние показатели активности жирным шрифтом были представлены в 2 × 2 ANOVA с типом движения (танец против пантомимы) и повторением (роман против повторения) в качестве факторов внутри субъектов с использованием Stata / IC 10.0 для Macintosh.

Чтобы гарантировать, что наблюдаемые эффекты RS для повторяющихся тем не связаны с низкоуровневыми кинематическими эффектами, был проведен анализ отслеживания движения всех 32 видео с использованием программного обеспечения Tracker 4.87 для Mac (написано Дугласом Брауном, распространяется на Open Source Physics. платформа, www.opensourcephysics.org). Различные параметры движения, включая скорость, ускорение, импульс и кинетическую энергию, были вычислены в программном обеспечении Tracker на основе полуавтоматического / контролируемого отслеживания движения верхней части головы, одной руки и одной ноги каждого исполнителя. Ключевой вопрос, относящийся к нашим результатам, заключался в том, есть ли разница в движении между видео, изображающими новые и повторяющиеся темы. Однофакторный дисперсионный анализ для каждого параметра движения не выявил существенных различий в грубых кинематических профилях между «новыми» и «повторяющимися» тематическими испытаниями (все p > 0.05). Это не было особенно удивительно, учитывая, что все видеоролики использовались как для новых, так и для повторяющихся тем, которые были полностью определены на основе последовательности испытаний). Напротив, сравнение танцевальных и пантомимированных тем действительно выявило значительные различия в кинематических профилях. ANOVA 2 × 3 с типом движения (танец, пантомима) и точкой тела (рука, голова, ступня) в качестве факторов был проведен для каждого параметра движения (скорость, ускорение, импульс и кинетическая энергия) и выявил большую энергию движения для всех параметры танцевальных тем по сравнению с пантомимированными темами (все p <0.05). Поэтому любые различия в RS между танцевальными и пантомимированными темами можно объяснить различиями в кинематических свойствах движений тела. Однако важно отметить, что, поскольку не было систематических различий в кинематике движения между новыми и повторяющимися темами, любые эффекты RS для повторяющихся тем нельзя было отнести к эффекту кинематики движения.

Результаты

На рисунке 3 показаны результаты поведения задачи интерпретации, выполненной вне сканера.Участники имели более высокие баллы согласованности движений пантомимы, чем танцевальных движений [ F (1, 42) = 42,06, p <0,0001], что указывает на лучшую передачу предполагаемого выразительного смысла от исполнителя к зрителю. Пантомимированные последовательности также интерпретировались быстрее, чем танцевальные последовательности [ F (1, 42) = 27,28, p <0,0001], что указывает на общее преимущество в производительности для пантомимированных последовательностей.

Рисунок 3.Поведенческое исполнение по теме суждения, задание . Участники охотнее интерпретировали пантомиму, чем танец. Об этом свидетельствует как большая согласованность между значимой темой, которая должна быть выражена исполнителем, и интерпретирующими суждениями, сделанными наблюдателем (слева), так и более быстрое время отклика (справа). Этот образец результатов предполагает, что танец было труднее интерпретировать, чем пантомима, возможно, из-за использования более абстрактных метафор, связывающих движение со смыслом.Пантомима, с другой стороны, опиралась на более конкретные, приземленные движения, которые с большей вероятностью несли значимые ассоциации, основанные на предыдущем повседневном опыте наблюдателей. SEM, стандартная ошибка среднего.

Выразительные движения всего тела задействуют сеть наблюдения за действиями

Активность мозга, связанная с наблюдением за выразительными последовательностями движений, была выявлена ​​по значительным ЖИРНЫМ ответам на наблюдение как танцевальных, так и пантомимных движений по сравнению с исходным уровнем отдыха между испытаниями.На рисунке 4 показана значительная активация ( p <0,05, кластер скорректирована в FSL), визуализированная на раздутой кортикальной поверхности Human PALS-B12 Atlas (Van Essen, 2005) с использованием Caret (версия 5. 61; http: // www. nitrc.org/projects/caret; Ван Эссен и др., 2001). В таблице 2 представлены координаты MNI для выбранных вокселей в кластерах, активных во время наблюдения за движением, как показано на рисунке 4. Названия регионов были получены из Гарвард-Оксфордских кортикальных и подкорковых структурных атласов (Frazier et al., 2005; Desikan et al., 2006; Макрис и др., 2006; Goldstein et al., 2007; Гарвардский центр морфометрического анализа; www.partners.org/researchcores/imaging/morphology_MGH.asp), а метки области Бродмана были взяты из гистологического атласа Юлиха (Eickhoff et al., 2005, 2006, 2007), как это реализовано в FSL. Наблюдение за движением тела было связано с устойчивой BOLD-активацией, охватывающей кору, обычно связанную с AON, включая лобно-теменные области, связанные с представлением кинематики действия, целей и результатов (Hamilton and Grafton, 2006, 2007), а также временных, затылочная, островная кора и подкорковые области, включая миндалину и гиппокамп - области, обычно связанные с пониманием речи (Kirchhoff et al., 2000; Ni et al., 2000; Friederici et al., 2003) и социально-эмоциональная обработка информации и принятие решений (Anderson et al., 1999; Adolphs et al., 2003; Bechara et al., 2003; Bechara and Damasio, 2005).

Рисунок 4. Выразительные выступления задействуют сеть наблюдения за действиями . Просмотр выразительных последовательностей движений всего тела задействовал распределенную сеть наблюдения за корковыми движениями ( p <0,05, скорректировано FWE). Большие области теменной, височной, лобной и островковой коры включали соматосенсорные, моторные и премоторные области, которые, как считалось ранее, составляют систему «зеркального нейрона» человека, а также немоторные области, связанные с пониманием, социальным восприятием и т. Д. аффективное принятие решений.Цифровые метки соответствуют тем, которые перечислены в таблице 2, в которой представлены анатомические названия и координаты вокселей для областей пиковой активации. Пунктирная линия для областей 17/18 указывает медиальное временное положение, не видимое на кортикальной поверхности.

Таблица 2. Области мозга, показывающие значительную ЖИРНУЮ реакцию, когда участники просматривали выразительные последовательности движений всего тела .

Сеть наблюдения за действиями «читает» язык тела

Чтобы выделить области мозга, которые расшифровывают значение, передаваемое выразительными движениями тела, были идентифицированы области, показывающие RS (сниженная жирным шрифтом активность для повторяющихся тем по сравнению с новыми темами).Поскольку тема была единственным измерением стимула, систематически повторяемым в испытаниях для этого сравнения, снижение активации повторяющихся тем нельзя было отнести к физическим характеристикам стимула, таким как определенные движения, исполнители или точки обзора камеры. На рисунке 5 показаны области мозга, показывающие значительное подавление повторяющихся тем ( p <0,05, кластер скорректирован в FSL). В таблице 3 представлены координаты MNI для выбранных вокселей в значимых кластерах. RS был обнаружен с двух сторон на ростральном банке средней височной извилины, распространяясь на височный полюс и орбитофронтальную кору.Также наблюдалось значительное подавление двусторонней миндалины и островковой коры.

Рис. 5. Жирным шрифтом подавление (RS) выявляет мозговые субстраты для «чтения» языка тела . Области, участвующие в расшифровке значения при демонстрации языка тела, были изолированы путем тестирования на подавление BOLD, когда намеченная тема выразительного выступления повторялась в испытаниях. Чтобы идентифицировать регионы, показывающие RS, активность ЖИРНЫМ шрифтом, связанная с новыми темами, была противопоставлена ​​активности ЖИРНЫМ шрифтом, связанной с повторяющимися темами ( p <0.05, кластер исправлен в FSL). Значительно большая активность в отношении романа по сравнению с повторяющимися темами была свидетельством RS. Учитывая, что намеченная тема выступления была единственным элементом, который повторялся между испытаниями, регионы, показывающие RS, выявляли мозговые субстраты, которые были чувствительны к определенному значению, вложенному в последовательность движений исполнителем. Цифровые метки соответствуют тем, которые перечислены в таблице 3, в которой представлены анатомические имена и координаты вокселей для ключевых кластеров, показывающих значимые RS.Синяя заштрихованная область указывает вертикальную протяженность показанных осевых срезов.

Таблица 3. Области мозга, показывающие значительное подавление жирным шрифтом для повторяющихся тем ( p <0,05, кластер скорректирован в FSL) .

Абстрактность движения бросает вызов мозговым субстратам, расшифровывающим смысл

Поведенческий анализ показал, что интерпретация танцевальных тем была более сложной, чем интерпретация пантомимированных тем, о чем свидетельствуют более низкие оценки согласованности и более высокие RT.Предыдущие исследования показывают, что большая сложность различения конкретного измерения стимула связана с более сильным подавлением ЖИВОГО цвета при повторении атрибутов этого измерения (Hasson et al., 2006). Чтобы проверить, будет ли более сложная расшифровка значения танца, чем пантомима, также быть связана с большим RS в настоящих данных, величина подавления ЖИВОЙ реакции сравнивалась между типами движений. Это было сделано с помощью контраста взаимодействия Танец × Повторение в анализе всего мозга второго уровня, который выявил области, которые имели более высокий RS для танца, чем для пантомимы.На рисунке 6 показаны области мозга, показывающие более высокий RS для тем, изображаемых в танце, чем в пантомиме ( p <0,05, кластер скорректирован в FSL). Существенные различия были полностью левлатерализованы в верхней и средней височных извилинах, доходили до височного полюса и орбитофронтальной коры, а также присутствовали в латеробазальной миндалине и роге аммония гиппокампа. В таблице 4 представлены координаты MNI для выбранных вокселей в значимых кластерах. Обратное взаимодействие пантомимы × повторение также было протестировано, но не выявило каких-либо областей, показывающих больший RS для пантомимы, чем для танца ( p > 0.05, кластер исправлен в FSL).

Рис. 6. Области с большим RS для танца, чем для пантомимы . Эффекты RS сравнивались между типами движения. Это было реализовано как контраст взаимодействия в нашем дизайне ANOVA Тип движения × Повторение [(Новый танец> Повторяющийся танец)> (Новая пантомима> Повторяющаяся пантомима)]. Большая RS для танца была перенесена на чувствительные к значениям области левого полушария. Области мозга, показанные здесь, ранее были связаны с пониманием смысла словесного языка, что предполагает возможность того, что они представляют собой общие мозговые субстраты для создания смысла как из языка, так и из действий.Цифровые метки соответствуют тем, которые перечислены в Таблице 4, в которой представлены анатомические названия и координаты вокселей для ключевых кластеров, показывающих значительно более высокий RS для танца. Синяя заштрихованная область указывает вертикальную протяженность показанных осевых срезов.

Таблица 4. Области мозга, показывающие значительно более высокий RS для тем, выраженных через танец, по сравнению с тем, выраженными через пантомиму ( p <0,05, кластер скорректирован в FSL) .

В регионах, показывающих более высокий RS для танца, чем для пантомимы, средние жирные ответы для новых и повторяющихся танцев и условий пантомимы были вычислены по вокселям для каждого участника на основе их контрастных изображений первого уровня.Это было сделано, чтобы проверить, является ли более высокий RS для танца результатом большей активности в новом состоянии, более низкой активности в повторяющемся состоянии или некоторой комбинации того и другого. Рисунок 7 иллюстрирует образец ЖИРНОЙ активности в разных условиях, демонстрирует, что более высокий RS для танца был результатом большей первоначальной ЖИРНОЙ активации в ответ на новые темы. Результаты ANOVA показали значительное взаимодействие Тип движения × Повторение [ F (1, 42) = 7,83, p <0.01], что указывает на то, что активность ЖИВОГО в ответ на новые танцевальные темы была выше, чем активность ЖИЛЫХ для всех других условий в этих регионах.

Рис. 7. Новые танцевальные темы бросают вызов субстратам мозга, которые расшифровывают смысл движения . Чтобы определить конкретный паттерн BOLD-активности, который привел к большему RS для танцев, средняя BOLD-активность в этих областях была рассчитана для каждого условия отдельно. Большой RS для танцев был вызван более смелым ответом на новые танцевальные темы.Вместе с поведенческими данными, указывающими на то, что танец труднее интерпретировать, более высокий RS для танца, по-видимому, является результатом более серьезного «вызова» обработки мозговым субстратам, участвующим в расшифровке значения движения. SEM, стандартная ошибка среднего.

Обсуждение

Это исследование было разработано, чтобы выявить области мозга, участвующие в чтении языка тела — значимую информацию, которую мы получаем об аффективных состояниях и намерениях других людей на основе движений их тела.Области мозга, которые декодировали значение движений тела, были идентифицированы с помощью анализа RS всего мозга, в котором сравнивалась СМЕШАННАЯ активность для новых и повторяющихся тем, выраженных в современном танце или пантомиме. Значительный RS для повторяющихся тем наблюдался с обеих сторон, распространяясь вперед вдоль средней и верхней височных извилин в височный полюс, медиально в островок, рострально в нижнюю орбитофронтальную кору и каудально в гиппокамп и миндалевидное тело. Вместе эти мозговые субстраты составляют функциональную систему в более крупном AON.Это убедительно свидетельствует о том, что декодирование значения из выразительных движений тела представляет собой измерение репрезентации действия, ранее не изолированное в исследованиях понимания действия. Далее мы утверждаем, что это вложение согласуется с иерархической организацией AON.

Язык тела как главный в сети наблюдения за иерархическими действиями

Предыдущие исследования понимания действия идентифицировали AON как ключевую когнитивную систему для организации действия в целом, подчеркивая тот факт, что и выполнение, и наблюдение за действием зависят от многих из одних и тех же субстратов мозга (Grafton, 2009; Ortigue et al., 2010; Килнер, 2011; Огава и Инуи, 2011; Uithol et al., 2011; Графтон и Типпер, 2012). Общие субстраты головного мозга для управления собственными действиями и понимания действий других часто рассматриваются как свидетельство «зеркальной нейронной системы» (ЗНС), что следует из физиологических исследований, показывающих, что клетки в области F5 премоторной коры головного мозга макак обезьяны активируются в ответ на как выполнение, так и наблюдение целенаправленных действий (Pellegrino et al., 1992; Gallese et al., 1996; Rizzolatti et al., 1996a).С тех пор, как эти первые наблюдения были сделаны в отношении обезьян, были предприняты огромные усилия для характеристики человеческого аналога MNS и включения его в теории не только понимания действий, но также социального познания, развития языка, сочувствия и психоневрологических расстройств, при которых эти способности скомпрометированы (Галлезе и Голдман, 1998; Риццолатти и Арбиб, 1998; Риццолатти и др., 2001; Галлезе, 2003; Галлезе и др., 2004; Риццолатти и Крейгеро, 2004; Якобони и др.)., 2005; Tettamanti et al., 2005; Дапретто и др., 2006; Якобони и Дапретто, 2006; Шапиро, 2008; Decety and Ickes, 2011). Фундаментальное предположение, общее для всех таких теорий, состоит в том, что зеркальные нейроны обеспечивают прямой нейронный механизм для понимания действий посредством «моторного резонанса» или моделирования собственных моторных программ для наблюдаемого действия (Jacob, 2008; Oosterhof et al., 2013) . Одним из предложенных механизмов понимания действия посредством моторного резонанса является воплощение сенсомоторных ассоциаций между целями действия и конкретным моторным поведением (Mitz et al., 1991; Ниденталь и др., 2005; McCall et al., 2012). Хотя участие двигательной системы в ряде социальных, когнитивных и эмоциональных сфер, безусловно, заслуживает целенаправленного исследования, а зеркальные нейроны вполне могут играть важную роль в поддержке такого «воплощенного познания», это никоим образом не означает, что только зеркальные нейроны может объяснить способность извлекать значение из наблюдаемых движений тела.

Поскольку AON представляет собой распределенную корковую сеть, которая выходит за пределы связанных с двигателем мозговых субстратов, задействованных во время наблюдения за действием, его лучше всего охарактеризовать не как гомогенный «зеркальный» механизм, а скорее как набор функционально специфичных, но взаимосвязанных модулей, которые представляют различные свойства. наблюдаемых действий (Графтон, 2009; Графтон, Типпер, 2012).Настоящие результаты основываются на этой функционально-иерархической модели AON путем включения значимого выражения как неотъемлемого аспекта движения тела, которое декодируется в различных областях AON. Другими словами, двусторонние височно-орбитофронтальные области, показавшие RS для повторяющихся тем, составляют отдельный функциональный модуль AON, который поддерживает дополнительный уровень иерархии представлений действий. Такая интерпретация согласуется с идеей о том, что представление действия по своей сути является вложенным, осуществляется внутри иерархии процессов «часть-целое», для которых более высокие уровни зависят от более низких уровней (Cooper and Shallice, 2006; Botvinick, 2008; Grafton and Tipper, 2012). .Мы предполагаем, что значение, придаваемое движению тела человека с определенной аффективной позицией, декодируется в приоритетном порядке с более конкретными свойствами действия, такими как кинематика и цели объекта. Согласно этой точке зрения, в то время как декодирование этих репрезентативно подчиненных свойств действия может включать связанные с двигателем мозговые субстраты, декодирование «языка тела» задействует немоторные области AON, которые связывают движение и значение, полагаясь на входные данные с более низких уровней иерархии представлений действий. которые предоставляют информацию о кинематике движения, просодических нюансах и динамических перегибах.

Хотя настоящие результаты предполагают, что височно-орбитофронтальные области, идентифицированные здесь как декодирующие значение от эмоционального движения тела, составляют отдельный функциональный модуль в иерархически организованном AON, важно отметить, что эти области ранее не были включены в анатомические описания AON. Настоящее исследование, однако, выделило свойство репрезентации действия, которое ранее не исследовалось; поэтому идентификация областей AON, ранее не включенных в его функционально-анатомическое определение, возможно, не удивительна.Это подчеркивает важный момент, что AON определяется функционально, так что его очевидная анатомическая протяженность в данном экспериментальном контексте зависит от конкретных аспектов представления действия, которые задействованы и изолированы. Предыдущие исследования другого абстрактного свойства репрезентации действия, а именно понимания намерения, также иллюстрируют эту точку зрения. Выявление намерений актера затрагивает медиальную префронтальную кору, двустороннюю заднюю верхнюю височную борозду и левое височно-теменное соединение — немоторные области мозга, обычно связанные с «ментализацией» или размышлениями о психических состояниях другого агента (Ansuini et al. al., 2015; Ciaramidaro et al., 2014). Ключевой вывод этого исследования заключается в том, что понимание намерений в основном зависит от интеграции связанных с двигателем («зеркальных») областей мозга и немоторных («ментализующих») областей мозга (Becchio et al., 2012). Настоящие результаты параллельны этому открытию и указывают на идею о том, что в контексте репрезентации действия моторные и немоторные области мозга — это не две отдельные сети мозга, а, скорее, одна интегрированная функциональная система.

Прогнозирующее кодирование и конструирование смысла в сети наблюдения за действиями

Критический вопрос, поднятый идеей о том, что височно-орбитофронтальные области мозга, в которых здесь наблюдался RS, составляют подчиненный, чувствительный к значению функциональный модуль AON, заключается в том, как активность в подчиненных модулях AON интегрируется на этом более высоком уровне, чтобы производить дифференциальные нейронные паттерны возбуждения в ответ на различные осмысленные выражения тела.То есть, каковы нейронные механизмы, лежащие в основе наблюдаемой чувствительности к значению языка тела, и, кроме того, почему эти механизмы подвержены адаптации посредством повторения (RS)? Хотя настоящие результаты не предоставляют прямых доказательств для ответа на эти вопросы, мы предполагаем, что интерпретация «прогнозирующего кодирования» обеспечивает согласованную модель представления действия (Brass et al., 2007; Kilner and Frith, 2008; Brown and Brüne, 2012). Это дает полезные прогнозы о нейронных процессах, с помощью которых декодируется значение, что может объяснить наблюдаемый эффект RS.Основным механизмом, вызываемым структурой прогнозирующего кодирования понимания действий, является повторяющаяся обработка прямой связи и обратной связи на различных уровнях AON, которая поддерживает байесовскую систему прогнозирующего нейронного кодирования, процессы обратной связи и уменьшение ошибок прогнозирования на каждом уровне действия. представление (Friston et al., 2011). Согласно этой модели, каждый уровень иерархии наблюдения за действиями генерирует прогнозы, чтобы предвидеть нейронную активность на более низких уровнях иерархии.Прогнозы в форме нейронных кодов отправляются на более низкие уровни через обратные связи и сравниваются с фактическими подчиненными нейронными представлениями. Любое расхождение между нейронными предсказаниями и фактическими представлениями кодируется как ошибка предсказания. Информация, касающаяся ошибки предсказания, отправляется через повторяющиеся проекции с прямой связью в вышестоящие области и используется для обновления априорных значений предсказания, чтобы минимизировать последующую ошибку предсказания. Вместе эти оптимальные по Байесу операции нейронного ансамбля сходятся к наиболее вероятному выводу для представления на вышестоящем уровне (Friston et al., 2011) и, в конечном итоге, понимание действия, основанное на интеграции представлений на каждом уровне иерархии наблюдения за действием (Chambon et al., 2011; Kilner, 2011).

Прогнозирующее кодирование представленных результатов предполагает, что начальные входные данные с прямой связью с подчиненных уровней AON предоставили вышестоящему временно-орбитофронтальному модулю информацию о кинематике движения, просодии, жестовых элементах и ​​динамических изгибах, которые при интеграции другие исходные данные, основанные на предыдущем опыте, обеспечат основу для первоначального предположения о потенциальных значениях выражения тела.Это предсказание дало бы генеративную нейронную модель динамики движения, которую можно было бы ожидать с учетом предсказанного значения наблюдаемого выражения тела, которое будет передаваться обратно на более низкие уровни сети, которая кодирует динамику движений и сенсомоторные ассоциации. Прогнозирующая активность будет контрастировать с фактическими представлениями, поскольку информация о движении накапливается на протяжении всего выступления, а результирующая ошибка прогнозирования будет использоваться с помощью прогнозных прогнозов на временные орбитофронтальные области для обновления прогнозных кодов относительно значения и минимизации последующей ошибки прогнозирования.Таким образом, значимая аффективная тема, выражаемая исполнителем, будет сведена воедино посредством повторяющихся операций байесовского оптимального нейронного ансамбля. Таким образом, значение, выраженное через язык тела, будет итеративно накапливаться во височно-орбитофронтальных областях путем интеграции нейронных представлений различных аспектов действия, декодированных по всему AON. Интересно, что в соответствии с моделью, в которой итеративный процесс накапливал информацию с течением времени, мы заметили, что ЖИРНЫЕ ответы в регионах AON достигают пика медленнее, чем ожидалось, исходя из канонической HRF SPM, поскольку видео просматривались в течение длительного (10 с) времени.В рамках модели итеративного прогнозирующего кодирования RS для повторяющихся тем можно было бы учесть за счет снижения начальной генеративной активности во временно-орбитофронтальных областях из-за более ограниченных прогнозов о потенциальных значениях, передаваемых наблюдаемым движением, более эффективной конвергенции в логическом выводе за счет более быстрой минимизации прогноза ошибка или комбинация обоих этих механизмов. Настоящие результаты предоставляют косвенное свидетельство в пользу первого варианта, поскольку более абстрактные, менее ограниченные метафоры движения, на которые опирается выразительный танец, привели к большему RS из-за более сильных ЖЕЛТЫХ ответов на новые темы по сравнению с более конкретными, более ограниченными ассоциациями, передаваемыми пантомимой. .

Общие мозговые субстраты для смысла действий и языка

Средняя височная извилина и области верхней височной борозды, идентифицированные здесь как часть функционального модуля AON, который «читает» язык тела, ранее были связаны с множеством лингвистических областей высокого уровня, связанных с пониманием смысла. К ним относятся концептуальное знание (Lambon Ralph et al., 2009), понимание языка (Hasson et al., 2006; Noppeney and Penny, 2006; Price, 2010), чувствительность к соответствию между намерениями и действиями, как вербальными / концептуальными ( Дин и Маккарти, 2010) и перцептивное / имплицитное (Wyk et al., 2009), а также понимание абстрактного языка и метафорических описаний действий (Desai et al., 2011). Хотя вместе эти исследования демонстрируют, что лингвистическая обработка высокого уровня включает двусторонние верхние и средние височные области, есть свидетельства общего преобладания левого полушария в понимании семантики (Price, 2010) и преобладания правого полушария при включении социо-социологических аспектов. эмоциональная информация и аффективный контекст (Wyk et al., 2009). Например, атрофия головного мозга, связанная с первичной прогрессирующей афазией, характеризующейся глубокими нарушениями семантического восприятия, происходит с обеих сторон в передних средних височных областях, но более выражена в левом полушарии (Gorno-Tempini et al., 2004). Напротив, нейральная дегенерация в орбитофронтальной области правого полушария, островке и передней средней височной области связана не только с семантической деменцией, но также с дефицитом социально-эмоциональной чувствительности и регуляции (Rosen et al., 2005).

Эта полушарная асимметрия в мозговых субстратах, связанная с интерпретацией значения на вербальном языке, параллельна в настоящих результатах, которые не только связывают одни и те же двусторонние височно-орбитофронтальные мозговые субстраты с пониманием смысла эмоционально выразительного языка тела, но также демонстрируют преобладание левого полушарие в расшифровке особенно абстрактных метафор движений, передаваемых танцем.Эта асимметрия проявилась в большей RS для повторяющихся тем танца по сравнению с пантомимой, что было вызвано большей начальной активацией новых тем, предполагая, что эти области левого полушария были задействованы более активно при декодировании более абстрактных метафор движений. Вместе эти результаты демонстрируют поразительное совпадение мозговых субстратов, участвующих в обработке значения словесного языка и декодировании значения из выразительных движений тела. Это совпадение предполагает, что давно предполагаемая эволюционная связь между жестами и языком (Hewes et al., 1973; Харнад и др., 1976; Риццолатти и Арбиб, 1998; Corballis, 2003) может быть создан сетью общих мозговых субстратов для представления семиотической структуры, которая составляет информационную основу для построения смысла как в языке, так и в жестах (Lemke, 1987; Freeman, 1997; McNeill, 2012; Lhommet and Marsella, 2013). ). Будучи спекулятивным, с этой точки зрения темпорально-орбитофронтальный модуль AON для кодирования наблюдаемого значения может обеспечить нейронную основу семиозиса (конструирования значения), что поддержит интригующий философский аргумент о том, что значение фундаментально основано на процессах тела. мозг и социальная среда, в которую они погружены (Thibault, 2004).

Резюме и выводы

Настоящие результаты идентифицируют систему височных, орбитофронтальных, островковых и миндалевидных областей мозга, которая поддерживает значимую интерпретацию выразительного языка тела. Мы предполагаем, что эти области раскрывают ранее неопределенный вышестоящий функциональный модуль в пределах известной стратифицированной иерархической сети мозга для представления действий. Полученные данные согласуются с моделью прогнозирующего кодирования понимания действий, в которой значение, которое вкладывается в выразительные движения тела посредством тонкой кинематики и просодических нюансов, декодируется как отдельное свойство действия посредством обработки прямой связи и обратной связи на уровнях иерархической структуры. AON.Согласно этой точке зрения, повторяющиеся циклы обработки интегрируют низкоуровневые представления динамики движений и социально-аффективную перцептивную информацию для генерации, оценки и обновления прогнозных выводов об экспрессивном содержании, которые опосредуются в вышестоящем темпорально-орбитофронтальном модуле AON. Таким образом, хотя представление действий на более низком уровне в областях мозга, связанных с моторикой (иногда называемых «системой зеркальных нейронов» человека), может быть ключевым шагом в построении смысла движения, это не эти моторные области, которые кодируют конкретные значение выразительного движения тела.Скорее, мы продемонстрировали дополнительный уровень иерархии репрезентативных действий коры в немоторных областях AON. Результаты подчеркивают важную связь между представлением действия и языком и указывают на возможность использования общих мозговых субстратов для конструирования смысла в обеих областях.

Авторские взносы

CT, GS и SG разработали эксперимент. CT и GS создали стимулы, которые включали набор профессиональных танцоров и съемку выразительных движений.GS выполняла монтаж видео. CT завершил компьютерное программирование для экспериментального контроля и анализа данных. GS и CT набрали участников и провели поведенческое тестирование и фМРТ. CT и SG разработали анализ данных, а CT и GS его выполнили. GS провел обзор литературы, а CT написал статью с обзорами и отредактированными SG.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Исследование поддержано Фондом Джеймса С. Макдоннелла.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: http://dx.doi.org/10.6084/m9.figshare.1508616

Список литературы

Адольфс Р., Дамасио Х., Транель Д., Купер Г. и Дамасио А. Р. (2000). Роль соматосенсорной коры в визуальном распознавании эмоций, выявленная трехмерным картированием повреждений. J. Neurosci. 20, 2683–2690.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Андерсон, С. В., Бечара, А., Дамасио, Х., Транель, Д., и Дамасио, А. Р. (1999). Нарушение социального и морального поведения, связанное с ранним повреждением префронтальной коры головного мозга человека. Нац. Neurosci. 2, 1032–1037. DOI: 10.1038 / 14833

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Астафьев, С. В., Стэнли, К. М., Шульман, Г. Л., и Корбетта, М. (2004).Экстрастриатная область тела в затылочной коре человека реагирует на выполнение двигательных действий. Нац. Neurosci. 7, 542–548. DOI: 10.1038 / nn1241

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Беккио, К., Кавалло, А., Беглиомини, К., Сартори, Л., Фельтрин, Г., и Кастиелло, У. (2012). Социальная хватка: от зеркального отражения к ментализации. Neuroimage 61, 240–248. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2012.03.013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бечара, А.и Дамасио А. Р. (2005). Гипотеза соматического маркера: нейронная теория экономического решения. Games Econ. Behav. 52, 336–372. DOI: 10.1016 / j.geb.2004.06.010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бертенталь Б. И., Лонго М. Р. и Кособуд А. (2006). Склонность к подражательной реакции после наблюдения за непереходными действиями. J. Exp. Psychol. 32, 210–225. DOI: 10.1037 / 0096-1523.32.2.210

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бонда, Э., Петридес, М., Остри, Д., и Эванс, А. (1996). Специфическое участие теменной системы человека и миндалины в восприятии биологического движения. J. Neurosci. 16, 3737–3744.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Брасс М., Шмитт Р. М., Шпенглер С. и Гергей Г. (2007). Изучение понимания действия: логические процессы в сравнении с моделированием действия. Curr. Биол. 17, 2117–2121. DOI: 10.1016 / j.cub.2007.11.057

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Буччино, Г., Бинкофски, Ф., Финк, Г. Р., Фадига, Л., Фогасси, Л., Галлезе, В. и др. (2001). Наблюдение за действием активирует премоторную и теменную области соматотопическим образом: исследование фМРТ. евро. J. Neurosci. 13, 400–404. DOI: 10.1046 / j.1460-9568.2001.01385.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кальво-Мерино, Б., Глейзер, Д. Э., Грез, Дж., Пассингем, Р. Э., и Хаггард, П. (2005). Наблюдение за действиями и приобретенные двигательные навыки: исследование FMRI с опытными танцорами. Cereb. Cortex 15, 1243. DOI: 10.1093 / cercor / bhi007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кардинал, Р. Н., Паркинсон, Дж. А., Холл, Дж., И Эверит, Б. Дж. (2002). Эмоции и мотивация: роль миндалины, вентрального полосатого тела и префронтальной коры. Neurosci. Biobehav. Ред. 26, 321–352. DOI: 10.1016 / S0149-7634 (02) 00007-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шамбон, В., Доменек, П., Pacherie, E., Koechlin, E., Baraduc, P., and Farrer, C. (2011). Что они задумали? Роль сенсорных данных и предшествующих знаний в понимании действий. PLoS ONE 6: e17133. DOI: 10.1371 / journal.pone.0017133

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чиарамидаро А., Беккио К., Колле Л., Бара Б. Г. и Уолтер Х. (2014). Вы имеете в виду меня? Коммуникативные намерения задействуют зеркало и систему ментализации. Soc. Cogn. Оказывать воздействие.Neurosci . 9, 909–916. DOI: 10.1093 / сканирование / nst062

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Купер Р. П. и Шаллис Т. (2006). Иерархические схемы и цели в управлении последовательным поведением. Psychol. Ред. 113, 887–916. обсуждение 917–931. DOI: 10.1037 / 0033-295x.113.4.887

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кросс, Э. С., Гамильтон, А. Ф. С., и Графтон, С. Т. (2006). Построение двигательной симуляции de novo : наблюдение танцоров за танцем. Neuroimage 31, 1257–1267. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2006.01.033

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кросс, Э. С., Кремер, Д. Дж. М., Гамильтон, А. Ф. Д. К., Келли, В. М., и Графтон, С. Т. (2009). Чувствительность сети наблюдения за действиями к физическому и наблюдательному обучению. Cereb. Cortex 19, 315. doi: 10.1093 / cercor / bhn083

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дамасио, А.R., Grabowski, T.J., Bechara, A., Damasio, H., Ponto, L.L., Parvizi, J., et al. (2000). Подкорковая и корковая активность мозга при ощущении самопроизвольных эмоций. Нац. Neurosci. 3, 1049–1056. DOI: 10.1038 / 79871

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дапретто М., Дэвис М. С., Пфейфер Дж. Х., Скотт А. А., Сигман М., Букхаймер С. Ю. и др. (2006). Понимание эмоций у других: дисфункция зеркальных нейронов у детей с расстройствами аутистического спектра. Нац. Neurosci. 9, 28–30. DOI: 10.1038 / nn1611

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дин П., Редгрейв П. и Уэстби Г. В. М. (1989). Событие или авария? Две системы ответа в верхнем бугорке млекопитающих. Trends Neurosci . 12, 137–147. DOI: 10.1016 / 0166-2236 (89)

-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Decety, J., and Ickes, W. (2011). Социальная нейробиология сочувствия .Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Дин Б. и Маккарти Г. (2010). Чтение о действиях других: биологические образы движения и согласованность действий влияют на мозговую активность. Neuropsychologia 48, 1607–1615. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2010.01.028

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Десаи, Р. Х., Биндер, Дж. Р., Конант, Л. Л., Мано, К. Р., и Зайденберг, М. С. (2011). Нейронная карьера сенсомоторных метафор. J. Cogn. Neurosci. 23, 2376–2386. DOI: 10.1162 / jocn.2010.21596

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Desikan, R. S., Ségonne, F., Fischl, B., Quinn, B.T., Dickerson, B.C., Blacker, D., et al. (2006). Автоматическая система маркировки для разделения коры головного мозга человека на МРТ на интересующие области на основе гирали. Neuroimage 31, 968–980. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2006.01.021

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айкхофф, С.Б., Хейм, С., Зиллес, К., и Амунц, К. (2006). Проверка анатомически заданных гипотез в функциональной визуализации с использованием цитоархитектонических карт. Neuroimage 32, 570–582. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2006.04.204

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айкхофф, С. Б., Паус, Т., Касперс, С., Гросбрас, М. Х., Эванс, А. К., Зиллес, К., и др. (2007). Повторное рассмотрение отнесения функциональных активаций к вероятностным цитоархитектоническим областям. Neuroimage 36, 511–521.DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2007.03.060

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айкхофф С. Б., Стефан К. Э., Мольберг Х., Грефкес К., Финк Г. Р., Амунц К. и др. (2005). Новый набор инструментов SPM для объединения вероятностных цитоархитектонических карт и данных функциональной визуализации. Neuroimage 25, 1325–1335. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2004.12.034

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фадига, Л., Фогасси, Л., Галлезе, В., и Риццолатти, Г. (2000). Зрительно-двигательные нейроны: неоднозначность разряда или двигательного восприятия? Внутр. J. Psychophysiol. 35, 165–177. DOI: 10.1016 / S0167-8760 (99) 00051-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Феррари, П. Ф., Галлезе, В., Риццолатти, Г., и Фогасси, Л. (2003). Зеркальные нейроны, отвечающие на наблюдение за пищевыми и коммуникативными действиями во рту в вентральной премоторной коре головного мозга обезьян. евро. J. Neurosci. 17, 1703–1714. DOI: 10.1046 / j.1460-9568.2003.02601.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрейзер, Дж. А., Чиу, С., Бриз, Дж. Л., Макрис, Н., Ланге, Н., Кеннеди, Д. Н. и др. (2005). Структурная магнитно-резонансная томография головного мозга лимбических и таламических объемов при детском биполярном расстройстве. г. J. Psychiatry 162, 1256–1265. DOI: 10.1176 / appi.ajp.162.7.1256

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фриман, В.Дж. (1997). Нейробиологическая интерпретация семиотики: значение vs. представление. IEEE Int. Конф. Syst. Человек Киберн. Comput. Киберн. Simul. 2, 93–102. DOI: 10.1109 / ICSMC.1997.638197

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрей, С. Х., и Джерри, В. Э. (2006). Модуляция нейронной активности при наблюдательном обучении действиям и их последовательным порядкам. J. Neurosci. 26, 13194–13201. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.3914-06.2006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фридеричи, А.Д., Рюшемейер, С.-А., Хане, А., Фибах, К. Дж. (2003). Роль левой нижней лобной и верхней височной коры в понимании предложений: локализация синтаксических и семантических процессов. Cereb. Cortex 13, 170–177. DOI: 10.1093 / cercor / 13.2.170

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гольдштейн, Дж. М., Зайдман, Л. Дж., Макрис, Н., Ахерн, Т., О’Брайен, Л. М., Кавинесс, В. С. и др. (2007). Гипоталамические аномалии при шизофрении: половые эффекты и генетическая уязвимость. Biol. Психиатрия 61, 935–945. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2006.06.027

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Голуб Г. Х., Райнш К. (1970). Разложение по сингулярным числам и решения методом наименьших квадратов. Числа. Математика. 14, 403–420. DOI: 10.1007 / BF02163027

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Горно-Темпини, М. Л., Дронкерс, Н. Ф., Ранкин, К. П., Огар, Дж. М., Фенграсами, Л., Розен, Х. Дж. И др. (2004).Познание и анатомия в трех вариантах первичной прогрессирующей афазии. Ann. Neurol. 55, 335–346. DOI: 10.1002 / ana.10825

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Графтон, С. Т., Арбиб, М. А., Фадига, Л., и Риццолатти, Г. (1996). Локализация хватательных представлений у человека методом позитронно-эмиссионной томографии. Exp. Brain Res. 112, 103–111. DOI: 10.1007 / BF00227183

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грезес, Ж., Decety, J., и Grezes, J. (2001). Функциональная анатомия исполнения, мысленное моделирование, наблюдение и генерация глаголов действий: метаанализ. Hum. Brain Mapp. 12, 1–19. DOI: 10.1002 / 1097-0193 (200101) 12: 1 <1 :: AID-HBM10> 3.0.CO; 2-V

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Grezes, J., Fonlupt, P., Bertenthal, B., Delon-Martin, C., Segebarth, C., Decety, J., et al. (2001). Определяется ли восприятие биологического движения конкретными областями мозга? Neuroimage 13, 775–785.DOI: 10.1006 / nimg.2000.0740

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гриль-Спектор, К., Хенсон, Р., и Мартин, А. (2006). Повторение и мозг: нейронные модели стимулов-специфических эффектов. Trends Cogn. Sci. 10, 14–23. DOI: 10.1016 / j.tics.2005.11.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гриль-Спектор К. и Малах Р. (2001). fMR-адаптация: инструмент для изучения функциональных свойств корковых нейронов человека. Acta Psychol. 107, 293–321. DOI: 10.1016 / S0001-6918 (01) 00019-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гамильтон, А. Ф., и Графтон, С. Т. (2007). «Моторная иерархия: от кинематики к целям и намерениям», в Сенсомоторные основы высшего познания: внимание и производительность , Vol. 22, ред. П. Хаггард, Ю. Россетти и М. Кавато (Oxford: Oxford University Press), 381–402.

Хари Р., Форсс Н., Авикайнен С., Кирвескари, Э., Салениус, С., и Риццолатти, Г. (1998). Активация первичной моторной коры человека во время наблюдения за действием: нейромагнитное исследование. Proc. Natl. Акад. Sci. США 95, 15061–15065. DOI: 10.1073 / pnas.95.25.15061

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харнад, С. Р., Стеклис, Х. Д., Ланкастер, Дж. (Ред.). (1976). «Происхождение и эволюция языка и речи», в Annals of the New York Academy of Sciences (New York, NY: New York Academy of Sciences), 280.

Хассон, У., Нусбаум, Х. К., Смолл, С. Л. (2006). Подавление повторения произнесенных предложений и эффект требований задания. J. Cogn. Neurosci. 18, 2013–2029. DOI: 10.1162 / jocn.2006.18.12.2013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэксби, Дж. В., Хоффман, Э. А., и Гоббини, М. И. (2002). Нейронные системы человека для распознавания лиц и социального общения. Biol. Психиатрия 51, 59–67. DOI: 10.1016 / S0006-3223 (01) 01330-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hewes, G.W., Andrew, R.J., Carini, L., Choe, H., Gardner, R.A., Kortlandt, A., et al. (1973). Общение приматов и жестовое происхождение языка [а также комментарии и ответы]. Curr. Антрополь. 14, 5–24. DOI: 10.1086 / 201401

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хоффман, Э.А., и Хаксби, Дж. В. (2000). Отчетливые репрезентации взгляда и личности в распределенной нервной системе человека для восприятия лица. Нац. Neurosci. 3, 80–84. DOI: 10.1038 / 71152

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Якобони, М., Мольнар-Закач, И., Галлезе, В., Буччино, Г., Мацциотта, Дж. К., и Риццолатти, Г. (2005). Улавливание намерений других с помощью собственной системы зеркальных нейронов. PLoS Biol. 3: e79. DOI: 10.1371 / journal.pbio.0030079

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джейкоб, П. (2008). Что зеркальные нейроны способствуют социальному познанию человека? Mind Lang. 23, 190–223. DOI: 10.1111 / j.1468-0017.2007.00337.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дженкинсон, М., Бекманн, К. Ф., Беренс, Т. Е. Дж., Вулрич, М. В., и Смит, С. М. (2012). Фсл. Neuroimage 62, 782–90. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2011.09.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кирхгоф Б. А., Вагнер А. Д., Марил А. и Стерн К. Э. (2000). Префронтально-височная схема для эпизодического кодирования и последующей памяти. J. Neurosci. 20, 6173–6180.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Лэмбон Ральф, М.А., Побрич, Г., Джеффрис, Э. (2009). Концептуальные знания опираются на височный полюс с двух сторон: конвергентные данные из rTMS. Cereb. Cortex 19, 832–838. DOI: 10.1093 / cercor / bhn131

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лемке, Дж. Л. (1987). «Стратегическое развертывание речи и действия: социосемиотический анализ», в Семиотика 1983: Труды Семиотического общества Америки, конференция «Snowbird» , под ред. Дж. Эванса и Дж.Дили (Лэнхэм, Мэриленд: Университетское издательство Америки), 67–79.

Лхоммет, М., и Марселла, С. К. (2013). «Жест со смыслом» в Intelligent Virtual Agents , ред. Я. Накано, М. Нефф, А. Пайва и М. Уокер (Берлин; Гейдельберг: Springer), 303–312. DOI: 10.1007 / 978-3-642-40415-3_27

CrossRef Полный текст

Макрис, Н., Гольдштейн, Дж. М., Кеннеди, Д., Ходж, С. М., Кавинесс, В. С., Фараоне, С. В. и др. (2006). Уменьшение объема левой и всей передней островной доли при шизофрении. Schizophr. Res. 83, 155–171. DOI: 10.1016 / j.schres.2005.11.020

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макколл К., Типпер К. М., Бласкович Дж. И Графтон С. Т. (2012). Установки запускают двигательное поведение через условные ассоциации: нейронные и поведенческие свидетельства. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 7, 841–889. DOI: 10.1093 / сканирование / nsr057

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ni, W., Констебль, Р. Т., Менкл, В. Э., Пью, К. Р., Фулбрайт, Р. К., Шайвиц, С. Е. и др. (2000). Событийное нейровизуализационное исследование, позволяющее различать форму и содержание при обработке предложений. J. Cogn. Neurosci. 12, 120–133. DOI: 10.1162 / 089892

137648

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ниденталь П. М., Барсалу Л. В., Винкельман П., Краут-Грубер С. и Рик Ф. (2005). Воплощение в отношениях, социальном восприятии и эмоциях. Персональный.Soc. Psychol. Ред. 9, 184–211. DOI: 10.1207 / s15327957pspr0903_1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оллингер, Дж. М., Шульман, Г. Л., и Корбетта, М. (2001). Разделение процессов в рамках исследования в функциональной МРТ, связанной с событием: II. Анализ. Neuroimage 13, 218–229. DOI: 10.1006 / nimg.2000.0711

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оостерхоф, Н. Н., Типпер, С. П., и Даунинг, П. Е. (2013).Кроссмодальный и специфичный для действия: нейровизуализация системы зеркальных нейронов человека. Trends Cogn. Sci. 17, 311–338. DOI: 10.1016 / j.tics.2013.04.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ортиг, С., Синигалья, К., Риццолатти, Г., Графтон, С. Т., и Рошель, Е. Т. (2010). Понимание чужих действий: электродинамика левого и правого полушария. Исследование нейровизуализации ЭЭГ высокой плотности. PLoS ONE 5: e12160. DOI: 10,1371 / журнал.pone.0012160

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пеллегрино, Г., Фадига, Л., Фогасси, Л., Галлезе, В., Риццолатти, Г., и ди Пеллегрино, Г. (1992). Понимание моторных событий: нейрофизиологическое исследование. Exp. Brain Res. 91, 176–180. DOI: 10.1007 / BF00230027

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пелли Д. Г. и Брейнард Д. Х. (1997). Программа VideoToolbox для визуальной психофизики: преобразование чисел в фильмы. Spat. Vis. 10, 433–436. DOI: 10.1163 / 156856897X00366

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пелфри, К. А., Моррис, Дж. П., Мичелих, К. Р., Эллисон, Т., и Маккарти, Г. (2005). Функциональная анатомия биологического восприятия движения в задней височной коре: исследование движений глаз, рта и рук с помощью фМРТ. Cereb. Cortex 15, 1866–1876. DOI: 10.1093 / cercor / bhi064

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Полдрак, Р.А., Мамфорд, Дж. А., и Николс, Т. Е. (2011). Справочник по функциональному анализу данных МРТ . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / cbo9780511895029

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миц А. Р., Годшалк М. и Уайз С. П. (1991). Зависимая от обучения нейронная активность в премоторной коре: активность при приобретении условных двигательных ассоциаций. J. Neurosci. 11, 1855–1872.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Риццолатти, Г., Фадига, Л., Галлезе, В., и Фогасси, Л. (1996a). Премоторная кора и распознавание двигательных действий. Cogn. мозг Res. 3, 131–141. DOI: 10.1016 / 0926-6410 (95) 00038-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Риццолатти, Г., Фадига, Л., Мателли, М., Беттинарди, В., Паулесу, Э., Перани, Д., и др. (1996b). Локализация представлений хватки у людей с помощью ПЭТ: 1. Наблюдение против исполнения. Exp. Brain Res. 111, 246–252. DOI: 10.1007 / BF00227301

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Риццолатти, Г., Фогасси, Л., и Галлезе, В. (2001). Нейрофизиологические механизмы, лежащие в основе понимания и имитации действия. Нац. Rev. Neurosci. 2, 661–670. DOI: 10.1038 / 350

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Розен, Х. Дж., Эллисон, С. К., Шауэр, Г. Ф., Горно-Темпини, М. Л., Вайнер, М. У. и Миллер, Б. Л. (2005). Нейроанатомические корреляты поведенческих расстройств при деменции. Мозг 128, 2612–2625. DOI: 10.1093 / мозг / awh628

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, С. М., Дженкинсон, М., Вулрич, М. В., Бекманн, К. Ф., Беренс, Т. Е. Дж., Йохансен-Берг, Х. и др. (2004). Достижения в области функционального и структурного анализа МРТ изображений и реализации в качестве FSL Neuroimage 23 (Приложение 1), S208 – S219. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2004.07.051

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Теттаманти, М., Buccino, G., Saccuman, M.C., Gallese, V., Danna, M., Scifo, P., et al. (2005). Прослушивание предложений, связанных с действием, активирует лобно-теменные двигательные цепи. J. Cogn. Neurosci. 17, 273–281. DOI: 10.1162 / 089892

24965

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Туник, Э., Райс, Н. Дж., Гамильтон, А. Ф., и Графтон, С. Т. (2007). За гранью понимания: представление действия в передней внутри теменной борозде человека. Нейроизображение 36, T77 – T86.DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2007.03.026

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уллоа, Э. Р., и Пинеда, Дж. А. (2007). Распознавание биологического движения точечного света: Мю-ритмы и активность зеркальных нейронов. Behav. Brain Res. 183, 188–194. DOI: 10.1016 / j.bbr.2007.06.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ургези К., Кандиди М., Ионта С. и Аглиоти С. М. (2006). Представление идентичности тела и действий тела в экстрастриарной области тела и вентральной премоторной коры. Нац. Neurosci. 10, 30–31. DOI: 10.1038 / nn1815

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Эссен, Д. К., Друри, Х. А., Диксон, Дж., Харвелл, Дж., Хэнлон, Д., и Андерсон, К. Х. (2001). Интегрированный программный комплекс для поверхностного анализа коры головного мозга. J. Am. Med. Сообщить. Доц. 8, 443–459. DOI: 10.1136 / jamia.2001.0080443

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Wyk, B.C. V., Худак, К. М., Картер, Э. Дж., Собел, Д. М., и Пелфри, К. А. (2009). Понимание действий в области верхней височной борозды. Psychol. Sci. 20, 771. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2009.02359.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Zentgraf, K., Stark, R., Reiser, M., Künzell, S., Schienle, A., Kirsch, P., et al. (2005). Дифференциальная активация пре-SMA и собственно SMA при наблюдении за действием: эффекты инструкций. Neuroimage 26, 662–672.DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2005.02.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Анализ невербальной коммуникации: опасности псевдонауки в контексте безопасности и правосудия

Введение

Под невербальной коммуникацией обычно понимается любое общение, совершаемое не на словах (Knapp, Hall, & Horgan, 2014; Patterson, 2011). Например, информацию передают физические и голосовые характеристики человека.Невербальное поведение (например, мимика, жесты) и межличностное расстояние также играют важную роль при личном общении (Burgoon, Guerrero, & Floyd, 2010; Moore, Hickson, & Stacks, 2014). Объем, диапазон и сложность научных исследований невербальной коммуникации можно увидеть из всеобъемлющих справочников по этой теме, опубликованных в последние годы (Hall & Knapp, 2013; Manusov & Patterson, 2006; Matsumoto, Hwang, & Frank, 2016). .

Для профессионалов в области безопасности и правосудия (e.g., полицейские, юристы, судьи) тысячи рецензируемых статей о невербальной коммуникации представляют собой важные источники знаний, в том числе об обнаружении лжи или злонамеренных намерений (Granhag & Strömwall, 2004; Granhag, Vrij, & Verschuere , 2015; Vrij, 2008). Ложь, однако, не может быть обнаружена с первого взгляда, как часто утверждают в Интернете. Вера в то, что избегание взгляда позволяет обнаружить ложь, является широко распространенным заблуждением (The Global Deception Research Team, 2006). Как и нереалистичные ожидания общественности в отношении судебной медицины (Chin & Workewych, 2016), невербальная коммуникация пострадала от своей популярности в телесериалах (например,g., Lie to Me ) и других популярных СМИ (Levine, Serota, & Shulman, 2010; Vrij, Granhag, & Porter, 2010). Фактически, ученые, обладающие научным опытом в обнаружении лжи (и правды), согласны с тем, что невербальное поведение отсутствует у всех лжецов и отсутствует у всех людей, которые говорят правду. Нет невербальных форм поведения, указывающих на обман, таких как нос Пиноккио (DePaulo et al., 2003; Vrij, 2008). Кроме того, когда мимика и жесты задокументированы как имеющие отношение к лжи, эта связь обычно слабая (DePaulo et al., 2003; Vrij et al., 2017) и часто регулируется ситуационными переменными (Sporer & Schwandt, 2006, 2007). Другими словами, анализ невербального поведения человека, хотя и не панацея, может быть основан на знаниях, опубликованных в рецензируемых научных журналах. Фактически, исследования, проводимые международным сообществом ученых, обладающих научным опытом невербальной коммуникации, могут помочь в понимании широкого спектра типов человеческого поведения (Burgoon et al., 2010; Knapp et al., 2014; Мур и др., 2014; Паттерсон, 2011).

Несмотря на обширные экспертные знания о невербальной коммуникации, специалисты по безопасности и правосудию могут легко найти широко распространенные программы, методы и подходы, которые не отражают состояние науки и не продвигают псевдонаучные утверждения. Цель этой статьи — изучить (i) концепции невербальной коммуникации, передаваемые этими программами, методами и подходами, а также (ii) последствия их использования.Для достижения этой цели мы опишем объем научных исследований невербальной коммуникации. Затем мы рассмотрим программу, направленную на выявление угроз авиационной безопасности путем мониторинга невербального поведения и внешнего вида пассажиров в аэропортах США (SPOT; Проверка пассажиров методами наблюдения), метод интервью, используемый многими полицейскими силами (BAI; Анализ поведения. Интервью) и подходу к «жестам чтения», которому обучают профессионалов в области безопасности и правосудия, в том числе во Франции и Квебеке (синергология).Наконец, мы выделим пять гипотез, чтобы объяснить, почему некоторые организации в области безопасности и правосудия обращаются к лженауке и псевдонаучным методам. Мы завершим статью, пригласив эти организации работать с международным сообществом ученых, обладающих научным опытом в невербальном общении и обнаружении лжи (и правды), для внедрения практики, основанной на доказательствах.

Объем научных исследований невербальной коммуникации

Многие проблемы, с которыми сталкиваются профессионалы в области безопасности и правосудия, связаны с сокрытием и фальсификацией информации (напр.г., Гарридо, Масип и Эрреро, 2004; Манн, Гарсия-Рада, Хаузер и Ариели, 2014 г .; Vrij, Mann, Jundi, Hillman, & Hope, 2014). Когда дело доходит до разработки лучших профессиональных практик для решения этих проблем, анализ невербальной коммуникации может на первый взгляд показаться надежным. В самом деле, нередко можно прочитать или услышать, что мимика и жесты могут использоваться для обнаружения лжи, и что в этом отношении они будут более достоверными, чем слова. Поэтому профессионалы в области безопасности и правосудия будут иметь под рукой за несколько тысяч или даже несколько сотен долларов программы, методы и подходы, чтобы узнать, что другой человек думает, но не говорит.

К сожалению, сомнительные концепции невербальной коммуникации широко распространены, особенно в Интернете и в книгах, предназначенных для широкой публики, а также на семинарах и конференциях (например, «язык тела никогда не лжет»). Использование таких концепций может иметь негативные и, возможно, даже катастрофические последствия (Denault, 2015; Kozinski, 2015; Lilienfeld & Landfield, 2008). Например, профессионалов в области безопасности и правосудия, которые не знакомы с процессом «экспертной оценки», можно ввести в заблуждение, полагая, что эти сомнительные концепции являются научными, и придают им совершенно неоправданный авторитет (Jupe & Denault, 2018).Как мы продемонстрируем, полагаться на такие концепции в корне ошибочно, поскольку решения специалистов по безопасности и правосудию могут быть искажены и нанести вред жизни или свободе людей.

Хотя выявление лжи или злонамеренного намерения может представлять интерес для этих специалистов, оно представляет собой лишь небольшую часть проводимых научных исследований невербальной коммуникации. Как отметили Plusquellec и Denault (2018), влияние культуры, возраста и психических заболеваний на невербальное общение, а также распознавание мимики и межличностной чувствительности — это лишь некоторые из тем, привлекающих внимание сообщества исследователей из разных стран. по всему миру.Невербальное общение не является предметом научных исследований, в которых занимается только психология. Например, психиатрия, криминология, коммуникация, лингвистика, биология, социология, антропология, информатика и этология также сосредоточены на невербальном общении. Независимо от дисциплины, принадлежности исследователей и областей их исследований, знания, которые они развивают, имеют большую ценность, потому что процесс критической оценки знаний (процесс публикации), который является основным строительным блоком в установлении уверенности в результатах. исследовательского проекта, остается прежним.Рассмотрим вкратце, как разворачивается этот процесс.

При завершении исследовательского проекта исследователь обычно готовит рукопись с описанием причин и теоретического обоснования исследования, а также всех этапов, предшествующих его выводам, включая методологию, сбор данных и анализ. Все эти детали в конечном итоге позволят международному научному сообществу тщательно изучить исследовательский проект, чтобы обеспечить поддержку или критику результатов при полном знании фактов (например,г., в свете других исследований по данной теме). Все эти детали также дадут другим исследователям возможность повторить исследование и сравнить результаты (Asendorpf et al., 2013; Jupe & Denault, 2018; Shipman, 2014; Ware, 2008). Затем рукопись передается редактору научного журнала, который отправляет ее экспертам по данной теме для первой критической оценки. Это процесс «экспертной оценки». Рукописи обычно рецензируются двойным слепым методом, что означает, что имена рецензентов не известны исследователю, а имя исследователя не известно рецензентам.Рецензенты оставляют отзыв редактору. После отзывов рецензентов и собственной оценки рукописи редактор сообщает исследователю, что рукопись принимается как есть, с незначительными или значительными исправлениями, или что она отклоняется (иногда с возможностью пересмотра и повторного представления. рукопись после значительных улучшений) (Denault & Dunbar, 2017; Jupe & Denault, 2018). Некоторые научные журналы по психологии отклоняют до 90%. (Американская психологическая ассоциация, 2017).С 1960-х годов было опубликовано около 30 000 рецензируемых статей о невербальной коммуникации (Plusquellec & Denault, 2018).

Псевдонаука в сообществе безопасности и правосудия

Несмотря на масштабы научных исследований невербальной коммуникации (Burgoon et al., 2010; Knapp et al., 2014; Moore et al., 2014; Patterson, 2011), безопасность и правосудие профессионалы в некоторых юрисдикциях обратились к программам, методам и подходам, которые не отражают состояние науки.Последствия неправильного использования невербальной коммуникации достаточно важны, чтобы поставить под сомнение ответственность организаций в области безопасности и правосудия, которые использовали SPOT, BAI или синергологию.

SPOT

Standing для проверки пассажиров с помощью методов наблюдения, SPOT — это программа, направленная на выявление угроз авиационной безопасности путем отслеживания невербального поведения и внешнего вида пассажиров. Эта программа была реализована во многих U.S., Управлением транспортной безопасности (TSA) Министерства внутренней безопасности США (DHS) после терактов 11 сентября 2001 г. Основываясь на израильских методах обнаружения подозрительного поведения, SPOT был внедрен в 2006 и 2007 годах в 42 аэропортах, регулируемых TSA, после тестирования в 2003 и 2004 годах, «чтобы понять потенциал программы, а не подтвердить ее успех» (Подотчетность правительства США Офис, 2010, с. 25). В 2010 году около 3000 сотрудников службы обнаружения поведения (далее именуемые BDO) были размещены в 161 из 457 аэропортов, регулируемых TSA.Годовая стоимость SPOT составила около 212 миллионов долларов (Счетная палата правительства США, 2010).

Согласно TSA, SPOT был основан на нескольких источниках, а именно на инструментах обучения от федеральных агентств, комментариях сотрудников правоохранительных органов (например, Федеральное бюро расследований, Агентство по борьбе с наркотиками) и на работе исследователей, в том числе Пола Экмана, который пытался защитить его перед комитетом Конгресса США в 2011 году (Комитет по науке, космосу и технологиям, 2011).Однако на момент внедрения SPOT достоверность определения угроз авиационной безопасности посредством отслеживания невербального поведения и внешнего вида пассажиров была неизвестна. Также неизвестна эффективность выявления угроз авиационной безопасности с использованием SPOT по сравнению с произвольным опросом (т. Е. Случайным опросом пассажиров, а не на основе поведенческих показателей). Согласно TSA, SPOT был реализован из-за низкой стоимости, простоты настройки и обеспечения дополнительной меры безопасности для рисков, которые не были покрыты другими мерами (U.S. Счетная палата правительства, 2010 г.).

Для выявления угроз авиационной безопасности SPOT использовала BDO. Эти люди были набраны из сотрудников TSA, которые проводили досмотр пассажиров и багажа. Они прошли четыре дня аудиторных занятий и три дня полевой практики и сдали экзамен. От BDO требовалось, среди прочего, запоминать список индикаторов для идентификации потенциальных террористов (например, избегать зрительного контакта, смотреть вниз, носить одежду, не подходящую для этого места, иметь бледное лицо из-за недавнего бритья бороды, излучать сильное тело запах, прикрывающий рот рукой при разговоре; The Intercept, 2015; U.S. Счетная палата правительства, 2010 г.). В аэропортах работа BDO заключалась в наблюдении за ожидающими пассажирами (около 30 секунд на пассажира). Во время этой процедуры наблюдения может быть инициирован обмен с пассажиром. После обмена, если пассажир превышал определенный балл (из списка 94 поведенческих показателей), BDO могли провести досмотр и досмотр его / ее багажа. Затем они могли предложить пассажиру продолжить его / ее поездку или связаться с сотрудниками правоохранительных органов, которые затем могли арестовать пассажира.Кроме того, даже если пассажир не был арестован, TSA все еще может отказать ему в посадке на борт самолета. Наконец, BDO должны были ввести информацию о своем вмешательстве в базу данных (Счетная палата правительства США, 2010, 2013, 2017).

В 2010 году Счетная палата правительства США (GAO), организация, выполняющая роль, аналогичную Управлению генерального аудитора Канады, рекомендовала TSA собрать вместе независимых экспертов для проверки научной основы SPOT (U.S. Счетная палата правительства, 2010 г.). Три года спустя GAO рекомендовало Конгрессу США учесть отсутствие научных доказательств эффективности выявления угроз авиационной безопасности через невербальное поведение пассажиров в своих решениях о финансировании SPOT (U.S. Government Accountability Office.2013). Наконец, в 2017 году GAO опубликовало отчет, согласно которому 175 из 178 (98 & ​​percnt;) источников, процитированных TSA, не имели отношения к определению действительности SPOT.Действительно, из 178 процитированных источников только 20 были исследовательскими статьями, содержащими данные и методы. Из оставшихся 158 источников 21 был обзором литературы, в котором не содержалась адекватная информация, а 137 были обзорами или документами, содержащими не относящуюся к делу информацию для установления научной основы SPOT (например, газетные статьи, скриншоты медицинских веб-сайтов). 20 исследовательских статей были независимо оценены двумя аналитиками: 5 статей не соответствовали общепринятым исследовательским стандартам, а 12 не проверяли поведенческие индикаторы, по которым они были процитированы TSA.Один источник обосновал семь из этих показателей, а два источника обосновали только один. Другими словами, у TSA не было источника доказательств, подтверждающих достоверность 28 из 36 показателей в пересмотренном списке, используемом BDO для выявления угроз авиационной безопасности 2 . Таким образом, GAO сохранил свои рекомендации 2013 года по ограничению финансирования SPOT (Счетная палата правительства США, 2017).

После отчета 2017 года, как и TSA в 2004 году (U.S. Government Accountability Office, 2010), DHS попыталось защитить SPOT, в некоторых случаях используя логические ошибки (например,g., чрезмерное доверие к анекдотическим свидетельствам; Гэмбрилл, 2005; Lilienfeld & Landfield, 2008). Например, сообщалось, что идентифицированный BDO пассажир перевозил 4,4 кг кокаина и что методы, используемые для сокрытия наркотиков, могут использоваться для сокрытия взрывчатых веществ. Кроме того, TSA ответила, что BDO были переназначены в качестве сотрудников службы безопасности на транспорте, которые должны выполнять поведенческий анализ в течение нескольких часов в день для поддержания своих навыков. Однако, учитывая отсутствие научных данных об эффективности выявления угроз авиационной безопасности через невербальное поведение пассажиров, GAO выразил обеспокоенность тем, что анализ поведения все еще используется (У.S. Счетная палата правительства, 2017 г.).

Следует отметить, что сторонники SPOT могут утверждать, что эта программа сработала, потому что террористический акт, подобный теракту 11 сентября 2001 года, больше не повторился. Однако это еще одно логическое заблуждение. Хотя SPOT может отпугнуть некоторых террористов, точно так же, как фиктивные камеры могут отпугнуть некоторых воров, это не означает, что SPOT действительно работает. Более того, службы безопасности и правосудия не должны использовать трагедии для оправдания сомнительных программ, методов и подходов и избегать внедрения программ, методов и подходов, которые действительно работают.

Использование логических заблуждений для обоснования важности SPOT (программа, которая, по оценкам, стоила 1,5 миллиарда долларов с 2007 по 2015 год; Office of General Inspector, 2016), кажется в лучшем случае сомнительной, особенно с учетом того, что SPOT создал «неприемлемый риск расового и религиозное профилирование »(ACLU, 2017, с. 1). На самом деле, вместо того, чтобы обнаруживать террористов, поведенческие индикаторы побуждают БДО нацеливаться на иммигрантов. Более того, «до конца 2012 года учебные материалы для офицеров по выявлению поведения были сосредоточены исключительно на примерах арабских или мусульманских террористов» (ACLU, 2017, стр.13; также Winter, 2015).

Предлагал ли SPOT ложное чувство безопасности и поиска; Возможно. Могли ли финансовые ресурсы, выделенные для TSA (например, деньги налогоплательщиков), быть инвестированы в разработку новых программ, основанных на знаниях, опубликованных в рецензируемых научных журналах, а также в программах, которые уже продемонстрировали свою эффективность? Безусловно. Например, вместо того, чтобы вкладываться в программы анализа поведения с неизвестной эффективностью, деньги налогоплательщиков можно было бы инвестировать в местные правоохранительные органы, которые, как правило, ограничены в кадровых и финансовых ресурсах, включая содействие активной деятельности полиции и судебному преследованию (Bayley & Weisburd, 2009 ; Howard, 2004; LaFree & Freilich, 2018).

Однако TSA, похоже, не ставит под сомнение свой подход после отчета Счетной палаты правительства США за 2017 год. Действительно, Boston Globe (2018) недавно выявил существование Quiet Skies, программы наблюдения TSA, в которой путешественники (которые не находятся под следствием и не включены в список наблюдения за террористами) находятся под наблюдением федеральных агентов перед посадкой в ​​самолет. Это наблюдение частично основывалось на поведенческих индикаторах, столь же сомнительных, как и у SPOT (например.g., сильный запах тела, чрезмерное потоотделение, быстрое моргание глаз, касание рук руками, недавнее бритье бороды) 3 . Тем не менее эффективность использования невербального поведения для контроля безопасности в аэропортах или для определения того, скрывают ли люди объект, ограничена (Ormerod & Dando, 2015; Sweet, Meissner & Atkinson, 2017). Более того, наблюдение за поведением само по себе снижает точность суждений (Bond & DePaulo, 2006; Bond, Howard, Hutchison, & Masip, 2013; Reinhard, Sporer, & Scharmach, 2013; Reinhard, Sporer, Scharmach, & Marksteiner, 2011).Другими словами, современные научные знания о невербальной коммуникации предполагают, что профессионалы в области безопасности и правосудия не должны полагаться на наблюдение поведенческих индикаторов (или комбинации некоторых из них) при личном общении для обнаружения террористов. Однако сомнительные концепции невербального общения продолжают использоваться не только сотрудниками службы безопасности на транспорте, но и профессионалами из других областей.

BAI

Standing for Behavior Analysis Interview, BAI является первым шагом техники Рейда, техники допроса, которой, как сообщается, обучено более 500000 человек (John E.Reid & Associates, n.d.b, n.d.c). По сути, на этом первом этапе следователь проводит с подозреваемым допрос без обвинения. Особое внимание уделяется невербальному поведению подозреваемого при ответе на определенные вопросы, заданные следователем (Snook, Eastwood, & Barron, 2014; Vrij, 2008). По словам создателей методики Рейда, этот метод интервью «предназначен для определения того, говорит ли человек правду или утаивает соответствующую информацию о конкретном преступлении или правонарушении» (Джон Э.Reid & Associates, n.d.a). Например, BAI утверждает, что некоторые невербальные формы поведения связаны с обманом (например, закрытая и отстраненная поза, застывшая и статичная, нефронтальное выравнивание, постоянный наклон вперед) или правдивость (например, открытая и расслабленная поза, динамическое, фронтальное выравнивание). , время от времени наклоняться вперед) (Inbau, Reid, Buckley, & Jayne, 2013). В конце BAI, когда вина подозреваемого «по мнению следователя, кажется определенной или разумно определенной» (Inbau et al., 2013, с. 185), исследователь переходит ко второму этапу техники Рейда. Затем цель состоит в том, чтобы получить компрометирующее заявление посредством психологически принудительного состязательного допроса (Masip, Herrero, Garrido, & Barba, 2011; Snook et al., 2014; Vrij, 2008).

На этом втором этапе следователь должен заявить, что у него нет сомнений в том, что подозреваемый виновен в преступлении. Затем следователь дает моральное оправдание преступлению, чтобы подозреваемый мог «сохранить лицо».Кроме того, следователь различными способами обеспечивает, чтобы подозреваемый не мог отрицать свою причастность (например, прерывая подозреваемого). Наконец, «чтобы вызвать первоначальное признание вины» (Inbau et al., 2013, p. 294), следователь задает подозреваемому вопрос, на который оба возможных ответа являются компрометирующими, например: «Были ли украденные деньги использованы для покупки ваши наркотики или помочь своей семье & quest; ». После инкриминирующего заявления следователь запрашивает подробности и переходит к получению письменного заявления (Inbau et al., 2013; Snook et al., 2014). Хотя у него много последователей, особенно в США, метод Рейда может привести к судебным ошибкам (например, Gudjonsson, 2014; St-Yves & Meissner, 2014).

Особую тревогу вызывает BAI в использовании вербальных и невербальных форм поведения при установлении вины или невиновности подозреваемого. Например, согласно Inbau et al. (2013), «сдвиги в кресле, которые происходят во время или сразу после важного заявления, такого как отрицание, часто указывают на страх быть обнаруженным и должны быть связаны с обманом» (стр.134), и «вообще говоря, подозреваемый, который не смотрит прямо в глаза, вероятно, утаивает информацию» (стр. 135). Однако даже если такое поведение «несовместимо с существующими исследованиями невербального поведения правдивых и вводящих в заблуждение подозреваемых» (Blair & Kooi, 2004, p. 82), они могут усилить ошибочную уверенность в виновности или невиновности человека.

Кроме того, конкретное исследование, часто представляемое как поддержка фондов BAI (Horvath, Jayne, & Buckley, 1994), страдает фатальными методологическими недостатками (например,g., небольшая выборка, отсутствие группы сравнения необученных или непрофессиональных оценщиков; Кассин, 2015; Масип и др., 2011; Vrij, 2008). Фактически, экспериментальные исследования не подтверждают эффективность BAI (Vrij, Mann, & Fisher, 2006). Как указал Харриган (2005), состояние науки ясное: «В отличие от некоторых выражений лица, есть несколько движений тела, которые имеют неизменное значение внутри или между культурами, если они вообще есть» (стр. 139). Кроме того, исследования показали, что индикаторы вины или невиновности BAI просто отражают распространенные заблуждения относительно поведенческих коррелятов вины или невиновности (Masip, Barba, & Herrero, 2012; Masip & Herrero, 2013; Masip et al., 2011). Короче говоря, хотя некоторые другие аспекты BAI могут предлагать возможности для исследования, полагая, что поведение подозреваемого после определенных вопросов сигнализирует о виновности или невиновности подозреваемого, имеет мало или не имеет никакого научного основания (Masip & Herrero, 2013; Vrij & Fisher, 2016; Vrij et al. al., 2006; Vrij et al., 2017; см. также Masip, 2017, где представлен недавний обзор научных исследований по обнаружению обмана).

Конечно, что касается псевдонауки и псевдонаучных методов, то есть массивов информации, «которые имеют внешний вид науки, но лишены ее содержания» (Lilienfeld & Landfield, 2008, p.1216) сформулированы меры предосторожности в отношении поведенческих индикаторов. Например, Inbau et al. (2013) заявили, что на достоверность поведенческих индикаторов может влиять «воспринимаемая серьезность преступления, психическое и физическое состояние субъекта, любые лежащие в основе психиатрические или личностные расстройства, уровень интеллекта, степень зрелости и степень или отсутствие социальной ответственности »(с. 152). Однако этот призыв к осторожности бесполезен. Исследователи не могут знать все переменные, которые могут влиять на вербальное и невербальное поведение человека.Кроме того, Inbau et al. (2013) не объясняют, как на практике все эти факторы фактически влияют на все виды поведения, которые они связывают с обманом или правдивостью. То же самое и с мерами предосторожности в отношении определенного поведения. Например, что касается отсутствия зрительного контакта, Inbau et al. (2013) заявили, что это может быть результатом различных факторов, включая культуру подозреваемого, а также комплекс неполноценности и эмоциональное расстройство. Что еще хуже, в случае отсутствия зрительного контакта научные исследования невербального общения даже показали, что это не верный признак лжи (DePaulo et al., 2003; Sporer & Schwandt, 2007).

Во многих других контекстах сомнительные значения, которые BAI приписывает вербальному и невербальному поведению, на первый взгляд могут показаться забавными. Однако, когда они используются специалистами в области безопасности и правосудия, они могут привести как невиновных, так и виновных к психологически принудительному допросу и повысить риск того, что невинные люди (особенно подростки и другие уязвимые лица) сделают ложные признания (например,г., Хорган, Руссано, Мейснер и Эванс, 2012; Кассин, 2015; Кассин и Гуджонссон, 2004; Кассин и Сукель, 1997; Руссано, Мейснер, Нарчет и Кассин, 2005). Сомнительные значения, которые BAI приписывает вербальному и невербальному поведению, вызывают особую тревогу, поскольку способность исследователей обнаруживать ложь на основе невербального поведения обычно не лучше случайности (Aamodt & Custer, 2006; Bogaard, Meijer, Vrij, & Merckelbach, 2016 ; Hauch, Sporer, Michael, & Meissner, 2016).Кроме того, обучение технике Рейда снижает точность этих суждений и в то же время повышает уверенность исследователей в их точности (Kassin & Fong, 1999; Mann, Vrij, & Bull, 2004; Meissner & Kassin, 2002 ). Несмотря на все это, создатели методики Рейда продолжают «гарантировать», что обучение этой методике позволяет «повысить вашу способность устранять невиновных, выявлять виновных и мотивировать & lsqb; sic & rsqb; говорить правду »(Джон Э.Reid & Associates, n.d.c). Помимо BAI и SPOT, другие программы, методы и подходы продвигают псевдонаучные утверждения. Синергология, подход к «жестам чтения», которым обучают франкоговорящих профессионалов в области безопасности и правосудия, является одним из них.

Synergology

Согласно его «официальному» веб-сайту, синергология — это «научная дисциплина чтения жестов», которая «закреплена в междисциплинарной области на стыке нейробиологии и коммуникационных наук» (Synergology, the Official Website, n.d.b, n.d.a, наш перевод). Он претендует на то, чтобы быть «в этой области наук, которые стремятся лучше понять любое движение тела как индикатор бессознательного психического процесса» (Моннин, 2009, стр. 35, наш перевод). Более конкретно, сторонники синергологии заявляют, что она использует «несколько революционных техник и методов, основанных на самых последних открытиях в области поведенческих наук» (Gagnon, ndb, наш перевод), и восполняет «недостаток серьезной ссылки в невербальной коммуникации. ”(Бунард, 2018, стр.47, наш перевод). Кроме того, сторонники синергологии заявляют, что их подход «основан на том, чтобы разрушить убеждения в популярной коммуникации» (Institut Québécois de Synergologie, 2016, наш перевод). Они также утверждают, что его использование ограничено «этическим кодексом» (Association Européenne de Synergologie, n.d.).

Чтобы узнать, что думает другой, «до того, как другой даже получил доступ к своим мыслям» (Bunard, 2018, стр. 20, наш перевод), сторонники синергологии говорят, что они накопили тысячи видео в базах данных и связали значения различных жестов. (Bunard, 2018; Gagnon & Martineau, 2010; Story, 2018).По словам основателя синергологии, каждая ассоциация «должна быть проверена не менее чем на 80 & percnt; ситуаций, возникающих из изображений баз данных. В случае микрозуда он должен быть подтвержден минимум на 90%; случаев »(Turchet, 2009, p. 299, наш перевод; см. также Bunard, 2018; Turchet, 2012).

Например, движения рук якобы имеют первостепенное значение, потому что «смотреть на руки, следить за ними во всех их движениях на лице и теле, кажется, лучший способ расшифровать эмоции и, следовательно, мысли нашего собеседника» ( Turchet, 2009, стр.103, наш перевод). Среди движений рук микрозуд (т. Е. «Бессознательный зуд, облегчающийся кончиком пальца или ногтя»; Turchet, 2009, стр. 311, наш перевод) предположительно возникает «всегда в неловких ситуациях, которые вызывают внутренние противоречия, когда мы не позволяем мы сами того, чего хотим, когда мы подвергаем цензуре наши слова, наши отношения … следовательно, когда нам неудобно »(Turchet, 2009, p. 112, наш перевод). Другими словами, микрозуд якобы возникает, «когда есть противоречия между тем, что говорится, и тем, что думают» (Gagnon & Martineau, 2010, стр.54, наш перевод; см. также Моннин, 2009). Поэтому, когда человек чешет под правой ноздрей, это будет означать, что «Я не верю тому, что говорит другой человек» (Turchet, 2009, стр. 136, наш перевод), а когда человек чешет под левой ноздрей, это будет означать, что «я не говорю все или не совсем то, что думаю» (Turchet, 2009, стр. 136, наш перевод). Когда человек чешет на макушке носа справа, это означает, что «что-то беспокоит меня в том, что показывает другой» (Turchet, 2009, стр.138, наш перевод), и когда он / она почесывает верхнюю часть носа слева, это означает, что «что-то мешает моему изображению» (Turchet, 2009, стр. 138, наш перевод). Согласно Story (2018), «существует около пятнадцати способов прикоснуться к носу, причем очень разные интерпретации» (стр. 32, наш перевод). В общей сложности более 50 различных точек на лице будут иметь разное значение при царапании (Turchet, 2009, 2012, 2017). Кроме того, положения тела на стуле и положения головы также будут иметь разные значения (см. Denault & Jupe, 2017 для оценки «синергологического» анализа).

Например, сидящий человек может находиться в состоянии отстранения (назад), анализа (назад вправо), побега (назад влево), контроля стресса и дискурса (справа), сдержанности и эмоционального контроля (слева). , атака (вперед вправо), гибкость (вперед влево) и интерес (вперед) (Bunard, 2018; см. также Gagnon & Martineau, 2010; Story, 2018). Более того, «если голова сильно наклонена влево, то мы говорим о подчинении или отказе в зависимости от контекста.Если голова сильно наклонена вправо, мы говорим о жесткости »(Бунард, 2018, с. 100, наш перевод). Вдобавок, когда голова повернута вправо, «мы можем предположить, что отношения хорошие, что наш собеседник уверен, в атмосфере, способствующей обмену» (История, 2018, стр. 65, наш перевод), и когда это так. повернутый влево «мы можем предположить, что он более удален, что он анализирует и классифицирует информацию с помощью своего левого полушария, и что в результате он может, по своей природе или в зависимости от контекста, защищаться или искать производительность »(Рассказ, 2018, с.65, наш перевод).

Сторонники синергологии также связывают различные жесты с определенными контекстами, включая контекст лжи. Согласно Gagnon & Martineau (2010), «разрыв между правдой и ложью никогда полностью не маскируется, и тело передает его» (стр. 44, наш перевод; см. Также Bunard, 2018). Например, Story (2018) утверждает, что лжец «имеет тенденцию делать двумерные жесты, механические, бестелесные, довольно большие» (стр. 182, наш перевод), потому что «только человек, действительно испытавший ситуацию, может воспроизвести ее. в трех измерениях, с жестами, иногда очень близкими к телу и малой амплитудой »(Story, 2018, p.182, наш перевод). Ганьон и Мартино (2010) утверждают, что, когда человек зажимает нос, говоря таможеннику, что ему / ей нечего декларировать, «таможенный служащий, обращающий внимание на невербальную информацию, должен обратиться за помощью для выполнения необходимых действий. проверяет, поскольку этот жест тесно связан с невысказанным »(стр. 57, наш перевод). Однако, согласно Ганьону и Мартино (2010), не следует полагаться на один жест, но «когда вы видите несоответствие между жестом и словом, обязательно укажите предмет обсуждения, потому что это, вероятно, (не исключительно) по поводу того, что человек что-то лжет, преувеличивает или скрывает »(с.42, наш перевод). Следовательно, синергология «сэкономит время, откроет новые возможности для рассмотрения и исследования за счет более быстрого определения подлинности» (Synergology, официальный веб-сайт, n.d.c, наш перевод).

Несмотря на кажущиеся научными и этическими претензии сторонников синергологии, их подход игнорирует процесс критической оценки научных исследований невербальной коммуникации (Burgoon et al., 2010; Denault & Jupe, 2017; Harrigan, Rosenthal, & Scherer, 2005 ).Насколько нам известно, с момента «создания» синергологии в 1996 году (Synergology, официальный веб-сайт, nde) значения, которые этот подход, по утверждениям, связаны с различными жестами (например, микрозудом), не были предметом рецензируемых статей. . Они «похожи на кроликов, которых вы вытащили бы из шляп: вы не видите, откуда они берутся, и они появляются волшебным образом» (Lardellier, 2008, стр. 12, наш перевод; см. Также Axelrad, 2012; Jarry, 2016, 2018). ; Ларделлье, 2017). Кроме того, неизвестна эффективность семинаров и конференций по синергологии, а также эффективность более 200 часов обучения, чтобы «стать» синергологом (стоимостью более 6000 канадских долларов), хотя основатель синергологии заявил, что « наши методы позволяют обнаруживать 80 & percnt; лжи в тесте «виновен / невиновен» (Turchet, 2009, p.322, наш перевод; см. также Turchet, 2012).

Насколько нам известно, основатель синергологии опубликовал только одну рецензируемую статью в научном журнале (Turchet, 2013), в которой не подтверждались значения, ассоциируемые синергологами с различными жестами, или эффективность синергологии. Кроме того, эта статья подверглась резкой критике, особенно из-за методологических и аналитических недостатков (например, несоответствующее сравнение, выбор данных, циркулярное рассуждение), и «ставит под серьезное сомнение тысячи жестов, которым синергологи придают значение» (Rochat, Delmas , Дено, Элиссальде и Демарчи, 2018, стр.262, наш перевод; см. также Denault, Larivée, Plouffe, & Plusquellec, 2015). Другими словами, синергология претендует на то, чтобы быть «основана на том, чтобы разрушить убеждения в популярной коммуникации» (Institut Québécois de Synergologie, 2016, наш перевод), но она заменяет их концепциями, которые не были предметом рецензируемых статей. Более того, «этический кодекс» не может компенсировать недостаток научных данных, особенно потому, что, насколько нам известно, ни одно решение против синерголога не было обнародовано.Такой «этический кодекс» (а также присвоение номеров лицензий синергологам), похоже, имитирует кодекс профессиональных руководящих органов, который предусмотрен законом. В результате некоторые организации могут полагать, что синергология имеет официальную печать, которой у нее нет.

Кроме того, хотя синергология игнорирует процесс критической оценки научных исследований невербальной коммуникации, значения, которые этот подход, по утверждениям, ассоциируются с различными жестами, широко распространены, особенно в Интернете и в книгах для широкой публики (например,г., Ганьон и Мартино, 2010; Turchet, 2004, 2009). Одна из этих книг, например, была написана потому, что, по словам одного из авторов, «эти люди & lsqb; вооруженные силы & rsqb; не хотели ждать, пока это станет научно обоснованным через десять лет, прежде чем они смогут использовать синергологию »(Collignon, 2012, наш перевод). Эти значения также распространялись на семинарах и конференциях, некоторые из которых были нацелены на специалистов в области безопасности и правосудия. Например, Коллегия адвокатов Квебека, профессиональный руководящий орган юристов, чья миссия заключается в обеспечении защиты общества, до 2015 года предоставила доступ к двум онлайн-курсам обучения.Эти учебные курсы продвигали концепции, специфичные для синергологии, которая была представлена ​​как дисциплина, «основанная на строгом научном подходе» (Barreau du Québec, n.d.a, наш перевод).

Например, на первом учебном курсе (который прошли 1929 членов Коллегии адвокатов Квебека; Lagacé, 2015) юристов учили, что если человек «сжимает губы, держит правую руку, рассказывает о прошлом. посмотрев вправо, почесывает шею вправо и делает низкие и ограниченные движения »(Barreau du Québec, n.d.a, наш перевод), это будет означать ложь. На втором учебном курсе, который прошли 1083 юриста (Lagacé, 2015), представленные концепции не имели более сильного научного обоснования. Например, «открытые руки, открытые ладони, которые свободно двигаются, когда человек говорит, и мягкие запястья указывают на открытое общение, в котором ничего не скрыто» (Barreau du Québec, n.d.b, наш перевод). Однако использование таких поведенческих индикаторов (или комбинаций некоторых из них) не имеет научного обоснования (Hartwig & Bond, 2011, 2014; Mann, Vrij, & Bull, 2002; см. Также Vrij, Hartwig, & Granhag, 2019). недавний обзор научных исследований невербальной коммуникации и обнаружения обмана).

Помимо Коллегии адвокатов Квебека, сторонники синергологии утверждают, что они оказывали помощь, обучали или иным образом использовали в качестве клиентов профессионалов, пользующихся доверием или властью, включая полицейских и судей судов Квебека (например, Régie du logement du Québec, Commission des lésions professionalnelles, Муниципальный суд города Монреаля, Верховный суд, суд Квебека) (Denault, 2017; Denault et al., 2015). Кроме того, «официальные» учебные центры предлагают более 200 часов обучения, чтобы «стать» синергологом, особенно в Бельгии, Франции, Квебеке, Испании, Швейцарии и Нидерландах (Institut Québécois de Synergologie, n.d .; Бунард, 2018; Synergology, официальный сайт, n.d.d). Во всех этих случаях использование специфических для синергологии концепций специалистами в области безопасности и правосудия может иметь очень пагубные последствия. Например, в судах Квебека, если судьи используют концепции, характерные для синергологии, «не имеющие более научной основы, чем те, которые использовались в средневековых испытаниях» (Denault, 2015, стр. 9, наш перевод), результаты судебных разбирательств могут быть искажены, особенно когда доказательства ограничиваются противоречивыми показаниями (например,, на суде по делу о сексуальном насилии, где слова жертвы и обвиняемого противоречат друг другу). Свидетели, говорящие правду, могут считаться нечестными, и наоборот.

В ответ на критику синергологи утверждают, что следует задавать вопросы для подтверждения или опровержения гипотезы после рассмотрения нескольких поведенческих индикаторов и других концепций, характерных для их подхода (например, Bagoe, 2015; Gagnon, 2015; Gagnon & Martineau, 2010; Institut Québécois de Synergologie, 2018; Story, 2018; Turchet, 2010).Однако этот призыв к осторожности бесполезен, если эти поведенческие индикаторы и концепции не были подвергнуты экспертной оценке и воспроизведению. Действительно, как и в случае с техникой Рейда, обучение синергологии может повысить уверенность судей в их способности обнаруживать ложь, в то время как на самом деле точность их суждений может снизиться. Предвзятость подтверждения, напротив, может побудить судей задавать вопросы для проверки ошибочной гипотезы, придавать больший вес ответам, которые ее подтверждают, и меньше — ответам, которые ей противоречат (Porter & ten Brinke, 2009).Кроме того, также в ответ на критику, другие сторонники синергологии утверждали, что нынешняя система рецензирования «предлагает иллюзию контроля качества публикаций, которая успокаивает менее информированных и улучшает имидж исследователей в глазах доверчивых людей» ( Loranger & Loranger, 2019, стр.79, наш перевод) и предложили критиковать их подход за его новаторский характер (Denault, 2018; Jupe & Denault, 2018). Некоторые сторонники синергологии также использовали другие типы ответов, включая нападения на мораль и компетентность критиков, пытаясь дискредитировать их аргументы, не отвечая на их содержание (Denault, 2018; Denault et al., 2015; Уолтон, 1987) 4 .

Несмотря на все это, синергология теперь входит в новую сферу применения — определение потенциальных угроз посредством анализа невербального поведения и предотвращения террористических актов. Например, «специализированное обучение практическому распознаванию и вероятной идентификации злонамеренных намерений отдельных лиц или групп лиц посредством изучения известных методов синергологии и новых концепций безопасности» (Cellule SCAN, n.д., наш перевод; см. также Gagnon, 2018). Учитывая, что эффективность синергологии в лучшем случае сомнительна, а эффективность использования невербального поведения для контроля безопасности в аэропортах или для определения того, скрывают ли люди объект, ограничена (Ormerod & Dando, 2015; Sweet et al., 2017), этот новый Область применения синергологии весьма сомнительна. Его использование для предотвращения террористических актов вызывает еще большее беспокойство, потому что эффективность программы стоимостью 1,5 миллиарда долларов (SPOT), цель которой была аналогичной (выявление потенциальных угроз посредством анализа невербального поведения), остается сомнительной, несмотря на годы тщательной проверки со стороны U.S. Счетная палата правительства (2010, 2011, 2012, 2013, 2017).

Почему некоторые организации обращаются к лженауке & quest;

Причины иррациональных убеждений были предметом обширной научной литературы. Критическое мышление людей, политическая и религиозная идеология, а также когнитивные навыки и научные знания — вот некоторые из этих причин (Bensley & Lilienfeld, 2017; Bensley, Lilienfeld, & Powell, 2014; Boudry, Blancke, & Pigliucci, 2015; Bronstein, 2015; Bronstein). , Pennycook, Bear, Rand, & Cannon, 2018; Gauchat, 2012; Majima, 2015; Nisbet, Cooper, & Garrett, 2015; Pennycook, Cheyne, Barr, Koehler, & Fugelsang, 2015; Pennycook & Rand, 2018; Shen & Громет, 2015).Но почему некоторые организации в области безопасности и правосудия обращаются к псевдонауке и псевдонаучным методам и поискам; Международному научному сообществу, опубликовавшему тысячи рецензируемых статей о невербальной коммуникации, может показаться удивительным, что эти организации используют программы, методы и подходы, которые на первый взгляд кажутся научными, но на самом деле таковыми не являются. Мы предлагаем пять гипотез относительно того, почему некоторые организации обращаются к лженауке.

Проблемы, которые нужно решить

Во-первых, организации в области безопасности и правосудия могут столкнуться с проблемами, которые эти программы, методы и подходы, очевидно, могут решить.Например, важность и срочность обеспечения безопасности аэропортов может частично объяснить, почему SPOT был внедрен во многих аэропортах США. Желание внедрить лучшие профессиональные практики может частично объяснить, почему BAI — это метод собеседования, используемый многими полицейскими силами, и почему синергология преподается франкоговорящим специалистам в области безопасности и правосудия. Проблемы также могут усугубляться или смягчаться обстоятельствами внутри или за пределами этих организаций. Например, атаки 11 сентября 2001 г., вероятно, повысили важность и срочность обеспечения безопасности аэропортов.

Важно подчеркнуть, что, в отличие от научных знаний, псевдонаучные утверждения предлагают немедленные и простые решения сложных проблем. Таким образом, они особенно соблазнительны. Например, работе специалистов по безопасности и правосудию можно облегчить использование высокоточных детекторов лжи во время их повседневного личного общения. Хотя наука не может предложить такие устройства, потому что их просто не существует, псевдонаучные утверждения могут быть адаптированы к потребностям профессионалов и могут оказаться почти безошибочными.Практики с ограниченными научными знаниями и ищущие серебряную пулю могут найти эти утверждения весьма привлекательными. Таким образом, предлагая «гарантию» того, что обучение технике Рейда позволяет «повысить вашу способность устранять невиновных, выявлять виновных и мотивировать & lsqb; sic & rsqb; говорить правду »(John E. Reid & Associates, n.d.c) может иметь очень убедительный эффект на некоторых полицейских. Кроме того, тот факт, что подходы представлены как действительно научные, может повысить их доверие.Таким образом, утверждение о том, что синергология использует «несколько революционных техник и методов, заимствованных из самых последних открытий в области поведенческих наук» (Gagnon, n.d.b, наш перевод), может убедить организации в его обоснованности.

Отсутствие научных знаний

Во-вторых, отсутствие конкретных или общих научных знаний может частично объяснить, почему некоторые организации обращаются к псевдонаучным и псевдонаучным методам.Например, знание состояния научных исследований невербальной коммуникации позволяет легко распознать истинную природу показателей, передаваемых SPOT, BAI и синергологией. Однако осознание и понимание процесса критической оценки знаний может преодолеть недостаток конкретных научных знаний. Действительно, когда наука явно или неявно используется для легитимации программ, методов и подходов, следует запрашивать и анализировать рецензируемые статьи, демонстрирующие их эффективность (для оценки их актуальности), независимо от статуса лиц, продвигающих эти программы, методы. , и подходит.

Следующий пример иллюстрирует важность этого совета. В 2015 году основатель синергологии (который тогда стремился получить докторскую степень по языковым наукам и получил ее два года спустя; Turchet, 2017) отправил официальное уведомление обозревателю, требуя от него отказаться и извиниться за критику в серии текстов. опубликовано в ежедневной французской газете из Монреаля. В этом официальном уведомлении, которым также поделились в социальных сетях сторонники синергологии, был процитирован ряд ссылок, утверждающих, что обозреватель должен был их упомянуть.Однако эти ссылки не подтвердили значения, которые синергологи связывают с различными жестами, или эффективность синергологии. Фактически, после просмотра ссылок стало очевидно, что «не было никакого интереса рассматривать их, чтобы определить, является ли синергология фикцией или нет» (Denault et al., 2015, p. 440, наш перевод). Этот эпизод напоминает 175 нерелевантных источников, которые TSA цитирует для узаконивания SPOT (U.S. Government Accountability Office, 2017).

Незнание важности науки

В-третьих, даже если организации в области безопасности и правосудия не испытывают недостатка в конкретных или общих научных знаниях, они могут обратиться к псевдонауке, потому что они игнорируют важность науки для улучшения своей профессиональной практики. Действительно, важность знаний, опубликованных в рецензируемых научных журналах, исходит не только из первой критической оценки исследователей, обладающих научным опытом в этой области, но и из последующей критической оценки членов международного научного сообщества.Другими словами, у организаций есть два варианта выбора: (i) научное знание, которое, хотя и подвержено ошибкам, может поддерживаться или критиковаться, потому что для этого доступно все, или (ii) псевдонаучные утверждения, которым эти организации должны слепо доверять. Не зная достоинств знаний, опубликованных в рецензируемых научных журналах, псевдонаука может казаться гораздо более заманчивой и обнадеживающей, если проводить маркетинговые кампании и использовать логические заблуждения (например, призывы к авторитету; Shermer, 2002).

Например, чтобы выставить напоказ достоинства синергологии, было использовано следующее утверждение: «Кто такие синергологи и поиски; Кто участники, клиенты, использующие синергологию и квест; Врачи, нейропсихологи, психологи, фармацевты, следователи, эксперты по экономическому мошенничеству, специальные агенты строгого режима, юристы, социальные работники, лица, обеспечивающие уход, руководители предприятий, директора, интервьюеры. Любые другие пользователи и квесты; Судьи, юристы, сотрудники по связям с общественностью из разных слоев общества и так далее »(Gagnon, 2015, наш перевод).Однако, когда создатели методики Рейда заявляют, что прошли обучение более 500 000 человек (John E. Reid & Associates, n.d.b, n.d.c), такое утверждение не может компенсировать отсутствие научных доказательств.

Недооценка опасностей псевдонауки

В-четвертых, некоторые организации в области безопасности и правосудия, вероятно, обратились к псевдонауке, потому что они недооценивают недостатки (и переоценивают преимущества) использования программ, методов и подходов, которые на поверхности, кажутся научными, но на самом деле таковыми не являются.Помимо того, что эти организации могут упускать из виду действительно эффективные средства, поскольку они обращают внимание на псевдонаучные утверждения, использование сомнительных концепций невербального общения может привести к (i) неспособности обнаружить реальные угрозы и ошибочной идентификации виновных как невиновных, как виновный, и (iii) потерю драгоценного времени и денег, а также репутационные, правовые и социальные последствия.

Если у них нет неограниченных ресурсов, для этих организаций кажется неразумным вкладывать время и деньги в изучение и использование концепций, которые не были предметом рецензируемых статей.Кроме того, если некоторые организации, занимающиеся вопросами безопасности и правосудия, обращаются к псевдонауке, их репутация может быть повреждена, особенно если она станет общедоступной, и тем более, если люди или другие организации (с которыми они ведут дела) предполагают, что используются лучшие профессиональные практики. Не менее значительны правовые и социальные последствия. Когда они обращаются к псевдонауке, эти организации подвергаются риску, например, когда врачи не обращаются к результатам исследований в научных журналах и лечат своих пациентов программами, методами и подходами, которые не получили научной поддержки.Другими словами, когда им предъявляют иск из-за того, что их пациентам был причинен вред, который можно было бы предотвратить с помощью доказательной практики, врачи могут оказаться в неблагоприятном положении (Cohen & Eisenber, 2012; Cohen & Kemper, 2005; Foster, Schwartz. , & DeRenzo, 2002). Впервые разработанные в медицине в 1980-х годах (Thoma & Eaves, 2015), практики, основанные на фактических данных, с тех пор достигли области психосоциального вмешательства (Eyberg, Nelson, & Boggs, 2008; Okpych & Yu, 2014) и приобрели растущую популярность среди служб безопасности и профессионалов в области правосудия (Lum & Koper, 2015; Sherman, 2013).Поскольку их миссия заключается в обеспечении защиты населения, профессиональные руководящие органы (в том числе не входящие в сектор здравоохранения) должны гарантировать, что их члены полагаются на практику, основанную на фактах.

Подотчетность исследователей

Наконец, когда организации в области безопасности и правосудия имеют нереалистичные ожидания, вытекающие из телесериалов и других популярных средств массовой информации, и обращаются к псевдонауке, часть ответственности ложится на международное научное сообщество (Колвелл, Миллер , Miller, & Lyons, 2006; Denault & Jupe, 2017).Действительно, «научный процесс не останавливается, когда результаты публикуются в рецензируемом журнале. Также необходимо более широкое общение, что включает в себя обеспечение не только понимания информации (включая неопределенности), но и исправления дезинформации и ошибок там, где это необходимо »(Williamson, 2016, p. 171).

Другими словами, международное научное сообщество должно способствовать более открытому доступу к знаниям, опубликованным в научных журналах, путем их распространения среди широкой публики, а также среди организаций в области безопасности и правосудия, которые хотят внедрять основанные на фактах практики ( Фрекелтон, 2016).В более широком смысле, ученые должны также продвигать важность науки, объяснять сильные стороны (и ограничения) рецензируемых знаний и стремиться предоставлять доступные и удобные (и научно обоснованные) инструменты для удовлетворения потребностей профессионалов.

Заключение

Целью данной статьи было изучить (i) концепции невербальной коммуникации, передаваемые программами, методами и подходами, которые не отражают состояние науки, а также (ii) последствия их использования для целей безопасности и профессионалы юстиции.Для достижения этой цели мы описали объем научных исследований невербальной коммуникации и изучили программу, метод и подход, каждый из которых противоречит состоянию науки. Наконец, мы выделили пять гипотез, чтобы объяснить, почему некоторые организации в сфере безопасности и правосудия обращаются к лженауке и псевдонаучным методам. Эти организации (и их сотрудники) могут действовать добросовестно, возможно, полагая, что они используют лучшие профессиональные практики.Однако добросовестности недостаточно для хорошей практики. Например, SPOT создал «неприемлемый риск расового и религиозного профилирования» (ACLU, 2017, стр. 1), BAI увеличивает риск того, что невинные люди (особенно подростки и другие уязвимые лица) сделают ложные признания, а синергология может исказить результаты судебных процессов и важные решения, принятые профессионалами, пользующимися доверием или авторитетом.

Следует отметить, что не все аспекты SPOT, BAI и синергологии неверны.Однако использование некоторых доказательств, опубликованных в научных журналах (включенных в множество псевдонаучных заявлений), для легитимации программ, методов и подходов, которые не имеют научной поддержки, является типичной чертой псевдонауки. Другими словами, сторонники этих программ, методов и подходов могут категорически отвергнуть подавляющий вес обширной литературы, противоречащей их взглядам, и выбрать несколько рецензируемых статей, которые их поддерживают (Blancke, Boudry, & Pigliucci, 2017). ; Denault et al., 2015). Например, синергологи мобилизуют знания из лабораторных экспериментов, в том числе по вопросам, связанным с эмоциональными выражениями и исследовательскими интервью (например, Gagnon, nda; Story, 2018; Turchet, 2009, 2012, 2013), в то время как основатель синергологии заявил, что «что мы абсолютно не верю в то, что синергология — это эксперимент, потому что язык тела устроен таким образом, что когда мы участвуем в эксперименте, он не работает »(Institut Européen de Synergologie, 2015, наш перевод; см. также Jarry, 2016).

Хотя опасность псевдонауки в контексте безопасности и правосудия неоспорима, организации, занимающиеся вопросами безопасности и правосудия, ошиблись бы, отвергая все, что связано с невербальной коммуникацией, на том основании, что не всегда легко отличить научное знание от псевдонаучных заявлений. Фактически, тысячи рецензируемых статей о невербальном общении являются важными источниками знаний для профессионалов в области безопасности и правосудия (Burgoon et al., 2010; Granhag & Strömwall, 2004; Granhag et al., 2015; Кнапп и др., 2014; Мур и др., 2014; Паттерсон, 2011; Vrij, 2008). Кроме того, полезность невербального поведения человека выходит далеко за рамки выявления лжи или злонамеренных намерений.

Например, в последние годы область изучения тонких срезов экспрессивного поведения (например, использование видео продолжительностью несколько секунд без звука; Weisbuch & Ambady, 2011) развивалась в попытке понять эмпирическое знание, которое возникает из интуиции. и это оказывает значительное влияние на быстрые решения.Эта область исследований также развивалась в попытке повысить способность точно наблюдать и интерпретировать невербальное поведение, включая оценку личности или склонности человека к психопатологии (Borkenau, Mauer, Riemann, Spinath, & Angleitner, 2004; Carney, Colvin, & Hall, 2007; Fowler, Lilienfeld, & Patrick, 2009; Oltmanns, Friedman, Fiedler, & Turkheimer, 2004; Stillman, Maner, & Baumeister, 2010). Кроме того, полезность невербального общения в установлении доверительных отношений между полицейским и подозреваемым для сбора информации (Abbe & Brandon, 2013; St-Yves, 2006; Tickle-Degnen & Rosenthal, 2009) и автоматическое распознавание лиц Выражения (Mast, Gatica-Perez, Frauendorfer, Nguyen & Choudhury, 2015) — это лишь некоторые из многих вопросов, по которым экспертные знания могут принести пользу профессионалам в области безопасности и правосудия.

Хотя некоторые организации по безопасности и правосудию все еще обращаются к псевдонауке, другие уже отказались от программ, методов и подходов, которые не отражают состояние науки. В ряде организаций исследователи уже тесно сотрудничают со специалистами в области безопасности и правосудия для внедрения практики, основанной на доказательствах (например, Центр исследований и доказательств угроз безопасности, Соединенное Королевство; Группа по допросу особо важных задержанных, США). Поэтому мы надеемся, что наша статья вдохновит все организации, независимо от того, какое значение они в настоящее время придают научным исследованиям, на размышления об опасностях псевдонауки и важности науки в контексте безопасности и правосудия.Кроме того, мы надеемся, что это побудит организации по безопасности и правосудию начать или продолжить работу с международным сообществом ученых, обладающих научным опытом в невербальном общении и обнаружении лжи (и правды), для разработки методов, основанных на доказательствах. Мы также надеемся, что исследователи воспримут нашу статью как приглашение расширить возможности для распространения своей научной работы, продвижения научного метода и взаимодействия с профессионалами в области безопасности и правосудия, чтобы ограничить использование псевдонауки.

Является ли язык тела точной наукой? — Midwest Polygraph Services & Consulting LLC

С незапамятных времен Человек искал методы, позволяющие обнаружить обман в других. Иногда причинение боли или пытки считалось полезным методом. В конечном итоге это было сочтено ошибочным, поскольку объект «допроса» может сказать все, что допрашивающий хочет услышать, чтобы положить конец боли. Были опробованы и усовершенствованы механические методы, такие как полиграф и анализ голосового стресса, чтобы попытаться обнаружить обман.Механические методы требуют согласия и сотрудничества человека для достижения любого уровня успеха. Требовалась тонкая техника, чтобы попытаться обнаружить обман без согласия жертвы путем принуждения. Этот метод представляет собой использование физических манер или «языка тела», чтобы попытаться обнаружить обман. Эти манеры невербального общения.

Использование языка тела, тонких изменений в движениях или осанке для обнаружения обмана — распространенный метод, используемый детективами, полицейскими в униформе и всеми, кому поручено расследование нарушений уголовного или гражданского законодательства, шпионажа или любой другой ситуации, в которой у кого-то может быть причина чтобы скрыть правду.Язык тела обычно считается бессознательной реакцией организма на раздражитель. Организм может бессознательно реагировать как на положительный, так и на отрицательный раздражитель. Оценка языка тела несколько сложна, поскольку требует, чтобы интервьюер выполнял несколько задач между поддержанием разговора и наблюдением за физическими реакциями собеседника. Пытаясь судить о честности человека во время разговора, лучше всего сначала вступить в неконфронтационный разговор, чтобы понаблюдать за нормальным языком тела человека.Это можно назвать нормированием.

Наблюдение за изменениями в физических манерах так же важно, как и сами жесты. Жесты, которые обычно считаются обманчивыми: прикрывают рот рукой во время разговора, отводят взгляд во время разговора или изменяют тон голоса. Много раз все тело будет меняться. Когда человека просят рассказать о чем-то, чего он хочет избежать, он может соскользнуть назад в стул, на котором сидит. Я видел, как люди сдвигали весь стул назад к стене, чтобы создать дистанцию.Скрещивание ног и / или рук — бессознательный защитный жест, который может указывать на обман. Если интервьюер приводит гипотетические мотивы или оправдания для инцидента, испытуемый часто кивает головой в знак согласия. С другой стороны, насильственные попытки поддерживать зрительный контакт или намеренное вторжение в личное пространство интервьюера могут указывать на попытку показать правдивость при лжи.

Я прошел хорошо известный курс собеседований и допросов в начале своей карьеры.Когда мои дети были маленькими, я использовал их, чтобы научиться замечать изменения в физических манерах. Мне было интересно наблюдать за их языком тела, когда я спросил их, кто чем занимается по дому. Я заметил их манеры, когда спрашивал их, выполнили ли они домашнее задание, зная, что нет.

Хотя наблюдение за языком тела может быть хорошим инструментом расследования, я чувствую себя обязанным сделать это заявление об отказе от ответственности. Язык тела — это не точная наука. Это хороший инструмент, чтобы попытаться подтвердить, что вы на правильном пути.Однако есть несколько причин, по которым это может быть неточно. У людей из разных культур есть манеры, которые для среднего американца могут указывать на обман, когда это просто нормальный жест. Люди с психическим здоровьем или проблемами с наркотиками могут давать индикаторы, которые дадут вам неправильное представление. В некоторых культурах людей учат не смотреть в глаза авторитетным лицам, например, полицейским или надзирателям. Человек может просто нервничать, страдать от посттравматического стрессового расстройства или перенесенной травмы. Мой лучший совет — постараться узнать свой предмет.Постарайтесь узнать, как они реагируют во время нормального разговора, познакомьтесь с их культурой и тем, как они были воспитаны. Никогда не судите только по языку тела. Это всего лишь часть исследовательской головоломки.

Язык тела: здравоохранение и новые исследования

Невербальная коммуникация часто описывается как « язык тела ». Это также очень важная часть повседневных отношений между врачом и пациентом.

Язык тела многое говорит о нашем интересе и вовлеченности в общение.Даже когда мы « говорим правильные вещи, », сообщение может быть потеряно, если язык нашего тела предполагает, что мы думаем о чем-то совершенно другом. Важно, чтобы наша осанка, зрительный контакт, выражение лица и прикосновения соответствовали словам, которые мы говорим.

Подумайте о следующих четырех элементах языка тела при общении с пациентами / клиентами :

  • Поза тела (то, как мы стоим или сидим): мы будем общаться намного лучше, если поднимем лицо на один уровень с другим человеком и не будем возвышаться над ним, если он или она находится в постели или на стуле.Мы должны быть расслабленными, а не суетливыми и нетерпеливыми. И важно, чтобы мы заняли « открытую » позицию, показывая человеку, что мы хотим быть рядом и что мы не отчаянно пытаемся броситься прочь и заняться чем-то еще — стоять подальше от человека, скрестив руки, и постоянно смотреть на него. дверь — не совсем способ хорошего общения.
  • Зрительный контакт : поддерживайте зрительный контакт с человеком, но не смотрите — и помните, что для людей из некоторых культур зрительный контакт может показаться немного грубым.Это подчеркивает важность знания о людях, о которых мы заботимся, и обучения правильному подходу к ним.
  • Выражение лица : многое из того, о чем мы думаем, выдается выражением нашего лица. Мы можем даже не осознавать, что закатываем глаза, гримасничаем или сдерживаем зевок, и ни один из этих факторов не побудит пациентов / клиентов продолжать с нами разговаривать. Нам нужно осознавать выражения своего лица и постоянно их контролировать.
  • Touch : прикосновение — очень мощное средство связи.Легкое прикосновение к руке человека может передать вашу заботу и привязанность к нему. Но, как и при зрительном контакте, прикосновение должно быть уместным, и есть важные культурные проблемы, связанные с прикосновением, которые необходимо понимать. Также важно, чтобы пациент / клиенты давали вам разрешение прикасаться к ним.

Исследования языка тела были и остаются действительно многочисленными, разнородными и действительно интересными.

Например, новое исследование пары ученых Stanford показывает, что количественный анализ таких невербальных сигналов может указывать на способность человека учиться и силу его творческих навыков.Исследователи превратили изучение невербальных сигналов в проект больших данных, используя обычные игровые камеры VHIL (Virtual Human Interaction Lab) для измерения точных движений тел, конечностей и голов участников. Работая с сотней субъектов и записывая со скоростью 30 кадров в секунду, эксперимент произвел массу данных, которые они проанализировали с помощью модели машинного обучения, обученной объективно определять закономерности, которые могут проскользнуть мимо человеческого глаза. Затем они применили эту технику к эксперименту, который мог бы выявить роль языка тела в том, насколько эффективно один человек может обучать другого.

Ученые повторили этот сценарий 50 раз и ввели данные камеры и результаты тестов в свою модель, чтобы определить поведение, которое коррелировало с плохими результатами тестов.

Бейленсон, один из исследователей, сказал:

«Для нашей выборки и нашей задачи ученики с очень экстремальными движениями верхней части тела, как правило, учились хуже, чем другие».

Еще одно исследование под названием «Виртуальное прикосновение Мидаса? Прикосновение, уступчивость и конфедеративная предвзятость в опосредованном общении », исследуйте, действует ли хорошо известный эффект касания Мидаса (краткое прикосновение к плечу или предплечью увеличивает вспомогательное поведение людей и готовность подчиняться просьбам) также действует в опосредованных взаимодействиях. где действие прикосновения заменяется электромеханической стимуляцией через тактильный дисплей.С помощью двух экспериментов и метаанализа они демонстрируют, что стимуляция посредством тактильного отображения может вызывать такое же вспомогательное поведение, как и реальный межличностный физический контакт. Этот виртуальный эффект касания Мидаса предполагает, что электромеханические стимулы обрабатываются аналогично реальному прикосновению.

Другое интересное исследование, названное «Модель невербального обмена ожиданиями врача и пациента относительно вовлечения пациента», рассматривает литературу по невербальным аспектам взаимодействия врача и пациента , уделяя особое внимание тому, как ожидания относительно вовлечения пациента передаются и обсуждаются врачами и пациенты.Изучаются важные результаты этого процесса, такие как удовлетворенность, приверженность лечению и здоровье пациента. Модель переговоров между врачом и пациентом, включающая четыре стиля взаимодействия, представлена ​​для изучения процесса переговоров и влияния участия пациента на результаты. Модель может быть полезна при изучении эволюционирующих ожиданий пациентов относительно их собственного участия и последующих переговорных процессов, которые происходят в рамках одного или нескольких встреч врача и пациента.Модель также может быть полезна для изучения как новых, так и продолжающихся отношений между врачом и пациентом с точки зрения изменяющихся паттернов невербального общения, которые происходят в зависимости от ожиданий врача и пациента в отношении участия пациента.

Наконец, «Действительно ли знаковые жесты руки способствуют передаче семантической информации в контексте лицом к лицу?», Исследование, в котором сравнивается коммуникативная эффективность знаковых жестов при просмотре в контексте лицом к лицу по сравнению с при просмотре видео .Результаты поразительны: жесты казались не менее эффективными, а в некоторых случаях даже более эффективными для передачи информации о положении и размере, когда они происходили лицом к лицу, по сравнению с видео.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *