Кризис подросткового возраста: Кризис подросткового возраста. Рекомендации психолога родителям.

Содержание

Как преодолеть кризис подросткового возраста — советы для родителей

Что такое подростковый кризис, как он возникает и как с ним справиться, рассказывает специалист по соцработе семейного центра «Берегиня» Марианна Комлева.

Признаки и развитие кризиса

Подростковый возраст — это сложный период как для детей, так и для взрослых. Трудности появляются из-за остроты кризисного периода определенной возрастной ступени.

Подростковый кризис проходят абсолютно все без исключения, только начинается и заканчивается он у всех совершенно по-разному. У некоторых детей кризис может появиться уже в 10 лет, в то время как у другого — только в 13.

Можно выделить младший подростковый возраст, который наступает в 10 или 11 лет, средний — в 11 или 12 лет и, соответственно, старший — в 13 или 14 лет. При этом большинство психологов убеждены в том, что если кризис проявился позднее, то его проявления будут острее.

Как проявляется подростковый возраст:

  • Повышенное стремление к общению со сверстниками или детьми чуть старше. Многие родители наверняка замечали, что два подростка могут общаться хоть целую вечность, обсуждать свои насущные проблемы и переживания
  • Стремление утвердить собственную автономию, самостоятельность и независимость. Отныне у него есть собственное решение, которое, по его мнению, является единственно правильным. Все это формирует в дальнейшем личность ребенка.

«Кризис независимости»

Подросток начинает вести себя независимо от родителей и прочего окружения. Именно поэтому он носит такое название. В большинстве случае это своеволие, свое мнение обо всем происходящем, которое обесценивает взрослых и проявляется как отрицательное отношение к их условиям и требованиям.

Все это является типичным для кризиса независимости. Из жизни ребенка не получится так просто взять и вычеркнуть все симптомы кризиса. Помните о том, что они проявляются не постоянно, а периодически. Родителям не стоит их обострять.

Согласитесь: когда нам плохо, мы просим не беспокоить нас, особенно по пустякам, в то время как ребенок, чувствуя то же самое, но не умея управлять собственными эмоциями, может замкнуться или же, наоборот, начать срываться. С этим довольно трудно бороться. И не столь нужно, так как это своего рода крик души о помощи.

Родителям необходимо выслушивать все крики своего ребенка как можно спокойнее и не усугублять ситуацию нравоучениями. Такой подход значительно труднее, чем кажется на первый взгляд, поэтому стоит заранее набраться терпения.

Регулярные упреки в адрес ребенка, тем более применение физической силы, только усилит негодование подростка. А это, в свою очередь, толкает на совершение глупых, необдуманных поступков.

«Кризис зависимости»

Такой путь развития встречается все чаще. У подростка наблюдается чрезмерное послушание, а также зависимость от сильных и старших. Ребенок не хочет взрослеть и становиться независимым, боясь столкнуться с трудностями и принимать решения самостоятельно.

Многим на первый взгляд такое развитие событий покажется более легким, но это далеко не так. Дело в том, что подрастающий ребенок становится инфантильным, при этом его личность замедляется в развитии, он становится целиком и полностью зависим от родителя.

Протекание кризиса в большей степени зависит исключительно от стиля воспитания и самих взрослых. После того как фазы развития сменят друг друга, постепенно подростковый кризис пройдет.

Как можно помочь ребенку

В семье должно быть равноправие, ребенок не должен чувствовать себя неполноценным членом семьи. У подростков очень колеблется самооценка, происходят частые перепады настроения, он может быть то слишком ласковым, то грубым и агрессивным.

Самым оптимальным решением является компромисс и взаимные уступки. Постарайтесь следить за тем, с какими людьми общается подросток, в какие игры он играет, какие фильмы смотрит, с кем общается в социальных сетях.

Помогайте подростку управлять эмоциями на личном примере, хвалите его за достижения и ни в коем случае не сравнивайте его с другими детьми. Не говорите, что они в чем- то лучше его.

Старайтесь быть для своего ребенка не только мамой или папой, но старшим опытным, понимающим, чутким другом, которому он будет доверять. Подросток должен знать, что его одобрят, поймут и поддержат в любой момент его жизни.

Подростковый период — самый сложный в жизни любого человека и очень важно, чтобы ребенок благополучно его прошел c минимальными потерями и приобрел уверенность, надежду и оптимизм, смотря в будущее.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Кризисы подросткового возраста | Лицей города Кирово-Чепецка

По мнению Л.С.Выготского, ключом к пониманию психологии подростка является проблема интересов. Младший подростковый возраст распадается на 2 фазы – негативную и позитивную, фазу влечений и фазу интересов. Первая, длящаяся около двух лет, связана со свертыванием и отмиранием прежде установившейся системы интересов (отсюда ее протестующий, отрицательный характер) и с процессами вызревания и появления первых органических влечений. Вторая фаза характеризуется вызреванием нового ядра интересов. Выготский также обращает внимание на сходство негативной фазы у подростков с негативизмом, характерным для трехлетних детей, предупреждая, впрочем, об опасности их отождествления (Выготский, 1984).

Описание кризиса пубертатного (подросткового) периода дано в работе Д.Б.Эльконина и Т.В.Драгуновой. Самое важное, по мнению отечественных психологов, в том, что

в этом возрасте формируется «чувство взрослости» — стремление быть, казаться и действовать как взрослый. Если взрослые относятся к этому адекватно, то развитие происходит бесконфликтно. И прогноз его более благоприятен. Если же подростков, испытывающий «чувство взрослости», сталкивается с отношением к нему как к маленькому, то возникает конфликт, взаимное непонимание.

Существуют два основных пути протекания данного кризиса: кризис независимости и кризис зависимости.

Кризис независимости

Его симптомы – строптивость, упрямство, негативизм, своеволие, обесценивание взрослых, отрицательное отношение к их ранее выполнявшимся требованиям, протест-бунт, ревность к собственности. Это некоторый рывок вперед, выход за пределы старых норм, правил: «я уже не ребенок».

Кризис зависимости

Его симптомы – чрезмерное послушание. Зависимость от старших или сильных, регресс к старым интересам, вкусам, формам поведения. Это возврат назад, к той своей позиции, к той системе отношений, которая гарантировала эмоциональное благополучие, чувство уверенности, защищенности «я ребенок и хочу им оставаться».

Как правило, подросток занимает двойственную позицию, в симптомах кризисах присутствуют та и другая тенденция, речь идет только о том, какая из них доминирует. В силу недостаточной психологической зрелости подросток, предъявляя взрослым и отстаивая перед ними свои новые взгляды, добиваясь равных прав, стремясь расширить рамки дозволенного, одновременно ждет от взрослых помощи, поддержки и защиты, ждет (конечно, неосознанно), что взрослее обеспечат относительную безопасность этой борьбы, оградят его от слишком рискованных шагов. Поэтому повышенно-либеральное, «разрешающее» отношение часто наталкивается на глухое раздражение подростка, а достаточно жесткий, но при этом аргументированный запрет, вызвав кратковременную вспышку негодования, напротив, ведет к успокоению, эмоциональному благополучию.

Подростковый кризис

Подростковый возраст является одним из самых важных, существенно влияющим на дальнейшее развитие, критическим периодом в жизни человека. Он выступает в роли «переходного мостика» между детством и взрослостью.

В настоящее время к подросткам принято относить детей 12-15 лет. Одни дети вступают в подростковый возраст раньше, другие – позже, подростковый кризис может возникнуть и в 11 и 13 лет. Начинаясь с кризиса, весь период обычно протекает трудно и для ребенка и для близких ему взрослых. Кризис этого возраста значительно отличается от кризисов младших возрастов. Он является самым острым и длительным. Связано это с воздействием на подростка целого ряда гормональных, психологических и социальных факторов.

В целом, у девочек подростковый кризис протекает в более мягкой форме, наступает раньше и кончается быстрее, чем у мальчиков. Может быть, это связано с тем, что требования к самоопределению юношей и мужчин в нашем обществе традиционно жестче, чем аналогичные позиции для девушек и женщин.

В основе бурных и подчас болезненно переживаемых изменений организма подростка лежит интенсивная перестройка эндокринной системы, заканчивающаяся достижением половой зрелости. Ребенок вынужден приспосабливаться к физическим и физиологическим изменениям, происходящим в его организме, переживать саму «гормональную бурю». Это состояние удачно выразил американский подросток: « в 14 лет мое тело будто взбесилось». В моменты особенно резких эндокринных сдвигов у подростков отмечается выраженное психическое беспокойство, повышенный уровень тревожности. Пытаясь избавиться от этой тревожности, выплеснуть ее во вне, они часто вступают в конфликты, нередко отмечаются коллективные драки. Этим же объясняется повышенная склонность подростков к посещению массовых шумных рок-концертов, употребление наркотиков и алкоголя.

Наряду с психическими изменениями, обусловленными исключительно гормональным воздействием, у подростков наблюдаются и глубоко психологические, личностные изменения. В этом возрасте формируется «чувство взрослости» — стремление быть, казаться и действовать как взрослый. Если взрослые относятся к этому адекватно, то развитие происходит бесконфликтно. Если же подросток сталкивается с отношением к нему как к маленькому, то возникает конфликт, взаимное непонимание.

Существуют два основных пути протекания данного кризиса:

Кризис независимости.

Ребенок становится строптивым, упрямым, своевольным. Отмечаются также негативизм, обесценивание взрослых, отрицательное отношение к ранее выполнявшимся требованиям, протест-бунт. Некоторые авторы добавляют сюда также ревность к собственности. Для подростка требование не трогать ничего у него на столе, не входить в его комнату, а главное – «не лезть ему в душу». Остро ощущаемое переживание собственного внутреннего мира – вот та главная собственность, которую оберегает подросток и ревниво защищает от других.

Кризис зависимости. Его симптомы – чрезмерное послушание, зависимость от старших и сильных.

Если «кризис независимости» – это некоторый рывок вперед, выход за пределы старых норм, правил, то «кризис зависимости» – возврат назад, к той своей позиции, к той системе отношений, которая гарантировала эмоциональное благополучие, чувство уверенности, защищенности. И то и другое – варианты самоопределения (хотя, конечно, неосознанного или недостаточно осознанного). В первом случае это: «Я уже не ребенок», во втором – «Я ребенок и хочу оставаться им».

«Кризис зависимости» – достаточно неблагоприятный вариант развития. Важно учесть, что подростки, так переживающие кризис, как правило, не вызывают у взрослых беспокойства, напротив, родители часто гордятся тем, что им удалось сохранить нормальные, с их точки зрения, отношения, т.е. отношения по типу «взрослый – ребенок».

Как правило, в симптомах кризиса присутствует та и другая тенденция, но одна из них доминирует.

Взрослым полезно знать основные проявления подросткового кризиса:

Негативизм, который проявляется как негативная установка по отношению ко всему окружающему. Очень часто за негативизмом скрываются тоска, угнетенное состояние. По этой причине подростки зачастую начинают вести личные дневники, т.к. не могут никому доверять.

Склонность к анализу, в том числе к безжалостному анализу окружающих (родителей, учителей) и самоанализу в сочетании с крайней эгоцентричностью. Подросток, который без конца щупает свои мускулы, или девушка, которая часами краситься, как правило, искренне воображают, что произведут не просто значимое, а неизгладимое впечатление на других.

Подростковая депрессия, которая может проявляться в безразличии, чувстве пустоты, ощущении, что детство уже кончилось, а взрослым еще себя не чувствует.

Суицидальное поведение. Следует знать, что в 90% случаев суицидальное поведение в виде угроз, высказываний, намерений – это «крик о помощи», адресованный прежде всего своим близким. Иногда суицидальные попытки подростков носят просто демонстративный характер. Однако не надо принимать это так, будто все происходит «ни с чего» или «нарочно».


Как помочь своему подростку успешно пережить кризис?

Во-первых, необходимо внимательно относиться к возрастному развитию своего чада, чтобы не пропустить первые, еще смазанные и неотчетливые признаки наступления подросткового возраста.

Во-вторых,отнеситесь серьезно к индивидуальным темпам развития вашего ребенка. Не считайте его маленьким, когда он уже начинает ощушать себя подростком. Но и не толкайте в подростковость насильно. Возможно, вашему сыну (или дочке) нужно на год или два больше времени, чем его сверстникам. Ничего страшного в этом нет.

В- третьих, отнеситесь серьезно ко всем декларациям вашего подростка, какими бы глупыми и незрелыми они вам ни казались.

В-четвертых, Как можно раньше дайте подростку столько самостоятельности, сколько он может съесть. Советуйтесь с ним по каждому пустяку. Пусть подросток поймет, что вы действительно, не на словах, а на деле, видите в нем равного вам члена семьи.

В-пятых, обязательно сами делайте то, чего вы хотите добиться от своего сына (или дочки). Звоните домой, если где-то задерживаетесь.

В-шестых, постарайтесь обнаружить и исправить те ошибки в воспитании, которые вы допускали на предыдущих этапах. Если вы, конечно, не сделали этого раньше. Относительно «обнаружить» проблем обычно не бывает. Потому что именно в подростковом возрасте все допущенные ранее ошибки лезут наружу и зацветают пышным цветом.

Абдуллина Лилия, клинический психолог. По материалам журнала «Планета здоровья»

Что такое кризис подросткового возраста?

                                               

Маленькие дети умиляют взрослых, за ними интересно наблюдать со стороны, как они резвятся и проявляют любовь и нежность. Однако время бежит очень быстро, и крошечный человечек развивается, растет, и достигает подросткового возраста, который является своеобразной границей между детством и взрослой жизнью.

Этот период связан со множеством испытаний, как для самого ребенка, так и для его родителей и близких.

 

Подростковый период

Переходный период не всегда приносит массу беспокойства родителям и детям, и протекает относительно спокойно. В некоторых случаях возникают небольшие конфликты, связанные с взрослением ребенка. Однако нередко случается так, что этот период становится настоящим испытанием для семьи, которое родителям нужно выдержать достойно, чтобы сохранить, теплые отношения.

 

Подростковый возраст принято считать с 12 до 17 лет. Детям этого возраста требуется со стороны родителей пристальное внимание, которое в то же время не должно быть замечено ребенком. Чрезмерное внимание может стать причиной возникновения конфликта, поэтому все действия взрослых должны быть аккуратными и деликатными.

 

Вне зависимости от характера ребенка, к подростковому возрасту нужно быть готовым, так как он может кардинально измениться. Тихоня может стать агрессивно настроенным человеком, который протестует против всего на свете, а чадо с буйным нравом замкнется для окружающих. Это возраст таит в себе и другие опасности, так как, согласно статистике, в этот промежуток жизни детей резко возрастает число суицидов, ДТП и заболеваемость ВИЧ-болезнями, что ставит перед взрослыми серьезные задачи.

 

Построение правильных отношений с подростком и достижение взаимопонимания невозможно без определения причины проблем, возникающих в этом возрасте. Кроме этого, нужно уметь понимать признаки, указывающие на наличие той или иной проблемы.

Причины проблем

Основная причина проблем, возникающих в подростковом периоде жизни детей, заключается в их половом созревании. В это время происходит не только перестройка организма, но и изменение мировоззрения и взглядов на лиц противоположного пола. В связи с этим возникает половое влечение, рождаются тайные желания и эротические фантазии, что не может не оставить определенного отпечатка в поведении ребенка.

 

Изменения, происходящие у подростка, касаются и образа его мышления. Различные детские забавы и интересы отходят на второй план, и ему становятся интересны различные взрослые вещи.

 

В этом возрасте ребенок делает первые шаги во взрослой жизни или, точнее, приближается к ней.

В подростковом периоде появляется сильное стремление к независимости, которая сочетается с максимализмом. Молодые люди уверены, что им по силам свернуть горы, а дел, в которых нельзя добиться успеха не существует. Для того, чтобы подростковый максимализм прошел, требуется время. Некоторые теряют его с возрастом и приобретением мудрости, а другим требуется определенный опыт, как правило, горький.

 

Основная причина конфликтов между взрослыми и подростками кроется в обоюдном непонимании, и усугубляется внутренним конфликтом ребенка. У подростка создается ложное впечатление, что весь мир ополчился против него и никто, даже родители его не понимают. Родители не менее остро переживают страдания своего чада, стараются ему помочь, желая только добра, но, как ни странно, это может стать причиной непонимания их ребенком.

 

Первая любовь, особенно неразделенная, нередко становится для подростков проблемой. Довольно часто объектом юношеских воздыханий становиться человек старше его по возрасту, что сводит к нулю шансы на удачное развитие подобных отношений. В результате такого любовного опыта сердце подростка разбивается и наступает депрессия. В этот момент ребенку нужна помощь и поддержка, но очень тактичная.

Признаки подросткового периода

Все люди имеют индивидуальные особенности, поэтому начало подросткового возраста может не совпадать с двенадцатилетием. Однако существуют определенные признаки, которые указывают на начало перехода ребенка от детства к взрослой жизни.

Физиологические изменения

С наступлением переходного периода в жизни ребенка его организм перестраивается на физиологическом уровне.

 

У юношей меняется тембр голоса, и происходит изменение телосложения и формирование половой системы. Эти признаки говорят, что мальчик превращается в молодого мужчину.

 

У девочки превращение в женщину выражено более ярко. У нее растет грудь, фигура приобретает женственные линии и начинаются месячные, что говорит о ее половом созревании.

 

Подростковый кризис

Это явление — не обязательный признак наступления подросткового периода. В некоторых случаях он проходит незаметно. Однако, несмотря на отсутствие явных признаков, изменения происходят, что следует понимать при построении отношений родителей с детьми в этом возрасте.

 

Подростковая перестройка организма ребенка сопровождается появлением новых вкусов и интересов. Это может быть все что угодно: от музыкальных пристрастий до круга общения и еды. При этом новшества не всегда могут носить кардинальный характер, и бывают малозаметными.

 

В этот момент жизни подросток приобретает новых друзей, и у него появляются свои компании. На этой почве могут возникнуть разногласия детей с родителями, так как взрослым не всегда нравится окружение подростка. В этом случае родителям стоит вспомнить себя в молодости, когда их компании были также не по душе представителям старшего поколения.

Революционные взгляды на вещи и стремление к конфликту присущи подросткам всех поколений. Максимализм и нетерпимость — обязательные атрибуты юности, с которыми нужно бороться путем убеждения. Избежать конфликтов и скандалов в семье можно, предприняв попытку внушения, что конфликт не решает проблем, а только их усугубляет, поэтому спор можно решить мирным путем, выражая свое мнение иным способом.

 

Нередко, ребенок замыкается в себе и отдаляется от родных. При развитии замкнутости следует предпринять решительные шаги, направленные на разрушение растущей стены изоляции от общества.

 

Появление депрессивного состояния у ребенка — тревожный признак подросткового кризиса. Частые депрессии без видимой причины еще не говорят об их отсутствии — просто родители ее не знают. Такие явление считаются нормальными для подросткового возраста, но важно, чтобы они не имели серьезных последствий.

Подростковый кризис

Когда начинается и когда заканчивается подростковый кризис?

В среднем (для климатической зоны Северной Европы и северо-запада России): 11-16 лет — у девочек и 12-18 лет — у мальчиков. Но на практике все происходит сугубо индивидуально. В качестве пикантности: подростку Достоевского из одноименного романа — двадцать один год. Не слабо, как говорят сами подростки, не правда ли?

В целом, у девочек подростковый кризис протекает в более мягкой форме, наступает раньше и кончается быстрее, чем у мальчиков. Может быть, это связано с тем, что требования к самоопределению юношей и мужчин в нашем обществе традиционно жестче, чем аналогичные позиции для девушек и женщин.

И все же начало и конец подросткового кризиса — дело сугубо индивидуальное, и любые точные предсказания в этом вопросе неизбежно будут носить характер спекуляции.

Цели и задачи подросткового кризиса

Принято считать, что основной целью подросткового кризиса является самоутверждение подростка, отстаивание себя как полноценной личности. Отчасти это, разумеется, именно так и есть. Социальная, интеллектуальная и биологическая зрелость человека в нашем сегодняшнем обществе разнесены во времени, то есть наступают не одновременно. И стало быть, какую-то из этих «зрелостей» и отстаивает наш подросток. Но какую?

Понятно, что о биологической зрелости 11-летней девочки или 13-летнего мальчика не может быть и речи. Несмотря на грустный факт появления в нашей стране прослойки детей, образование которых заканчивается после пятого-шестого класса, основная масса юношества в этом возрасте все еще продолжает плодотворно (или не очень) учиться в школе. Следовательно, насильственное или добровольное, но интеллектуальное развитие тоже еще на полпути. Социальная зрелость наступает в нашей стране чуть ли не позже, чем в большинстве развитых стран. Тридцатилетний мужчина, имеющий собственную семью, которому регулярно помогают старички-родители, — отнюдь не нонсенс как в Советском Союзе, так и в сегодняшней России. В последние годы, в связи с общей «американизацией» сознания и самой жизни, вроде бы наметилась тенденция к более раннему обособлению молодых людей от родительской семьи. Но пока это только тенденция.

Так какую же зрелость наш подросток отстаивает? Воображаемую, как считает большинство «пострадавших» от подросткового кризиса родителей? Или мы что-то упустили из виду?

Разумеется, упустили! За звучными терминами мы не заметили главного — самого человека. Однозначно незрелого по всем вышеописанным (и многим другим) позициям, но также однозначно существующего в нашем пространственно-временном континууме.

Когда ребенок рождается, первые минуты своей жизни он связан с матерью пуповиной — материальной биологической структурой, по которой к нему на протяжении всей внутриутробной жизни поступали необходимые для этой самой жизни вещества. Потом пуповину обрезают, но связь ребенка с матерью все еще во многом физична — кормление грудью, тесный физический контакт. Известно, что младенцы, лишенные тесного физического контакта со взрослым человеком в первые месяцы жизни, часто погибают, даже если кормление и гигиенический уход за ними близки к идеальным показателям.

Когда ребенок начинает ходить, первое время он предпочитает передвигаться, держась за материнский подол или палец. В дальнейшем (2—3 года) ребенок очень нервничает и пугается, когда мама или папа куда-то уходят, оставляя его одного или с малознакомыми людьми.

Постепенно, однако, сфера самостоятельных действий ребенка расширяется. Он сам играет в песочнице, посещает детский сад, бегает с другими ребятами во дворе. Но обиженный сверстниками, разбив коленку, он все равно идет к маме или папе за защитой, жалостью и лаской. Иногда (с годами все реже) он приходит просто так, залезает на колени («Не стыдно тебе, такой большой!»), или просто прижимается к маминому боку, испытывая потребность в «подзарядке» все той же биологической по сути общностью, без которой не могут выжить младенцы. С поступлением в школу сфера социальных контактов ребенка стремительно расширяется. Появляются первые настоящие друзья «до гроба», первые недруги Альтруизм и предательство, верность и честь — все это теперь существует вне дома, в сфере социальной жизни ребенка. Делится ли он дома своими победами и поражениями, находками и потерями — это зависит исключительно от поведения родителей, от их собственной нравственной позиции и от искренности их заинтересованности в том, чтобы ребенок не просто «не дрался», «не хулиганил», «дружил только с приличными детьми», а именно учился общаться, вести за собой и подчиняться другим, побеждать и терпеть поражение, находить выход в трудных, запутанных, и не всегда понятных взрослым ситуациях взаимоотношений детского социума. В это время (5—6 класс) наша воображаемая связь-резинка между ребенком и родителями растягивается до максимума. Дальнейшее ее растяжение становится болезненным для одной или для обеих сторон.

И тут-то как раз и наступает подростковый возраст. И его целью и задачей становится обрыв этой самой когда-то жизненно необходимой, а теперь сковывающей дальнейшее развитие связи.

Я больше не ваш придаток! — заявляет подросток. — Я самостоятельный человек.

Он передергивает, блефует, и на любой вопрос в лоб («В чем это ты такой самостоятельный?!») у него нет вразумительного ответа. Есть только чувство дискомфорта от перерастянутой «резинки». Если у родителей в момент самых первых заявлений хватит ума и смелости самим перерезать эту связь («Хорошо, ты самостоятельный человек, живущий рядом с нами. Ты можешь сам принимать те решения, которые тебе по силам. Если ты с чем-то не справишься, мы поможем тебе, но уже не как суверен вассалу, а как твои самые близкие друзья»), то ребенок-подросток, как правило, пугается внезапно открывшейся перспективы самому отвечать за все, и одновременно благодарен родителям за доверие, проявленное к его личностным силам. В этом случае условное расстояние между ним и родителями может стать даже меньше, чем было «до обрезания».

Если же (что бывает гораздо чаше) родители боятся перерезать эту морально и физически «устаревшую» связь, с тем чтобы заменить ее на новую («Это же все только слова, он же на самом деле еще глупый! Ничего не понимает! Жизни не знает!»), то ножницы берет сам подросток (иногда в ход идут копи и зубы), и вот именно тогда мы и имеем дело не просто с подростковым возрастом, но с подростковым кризисом во всей его красе. Если подростку после долгих попыток все же удается перегрызть охраняемую родителями «резинку», то его по инерции относит так далеко, что на восстановление доверительных и полноценных отношений могут потребоваться годы.

Если же родители оказываются сильнее, и подросток смиряется с длящимся положением «суверен — вассал», то его личностное развитие неизбежно искажается и надолго сохраняет инфантильные черты. Иногда в этом случае развивается невроз.

Итак, целью и задачей подросткового кризиса является приобретение не самостоятельности (она подростку еще и не нужна, и не по зубам), но личностной автономии, необходимой для дальнейшего развития личности по взрослому типу, то есть, иными словами, для развития умения брать на себя ответственность за все последствия своих взглядов, слов и действий.

Как вести себя родителям?

Во-первых, необходимо внимательно относиться к возрастному развитию своего чада, чтобы не пропустить первые, еще смазанные и неотчетливые признаки наступления подросткового возраста.

Как уже было сказано выше, подростковый возраст наступает у каждого ребенка в свое время и никакие общие правила здесь не могут быть догмой. Я видела десятилетнего мальчика-грузина, который имел отчетливые усики и отчетливый подростковый конфликт с папой, который в свою очередь никак не мог в это поверить и темпераментно объяснял мне, что у него самого никакого подросткового кризиса не было, и вообще в грузинских семьях такие безобразия не встречаются.

Видела я и двадцатичетырехлетнюю молодую женщину, которая пришла ко мне на прием вместе с встревоженной мамой, которая говорила о том, что вот, дочка окончила институт, вышла замуж, но жить самостоятельно отказывается наотрез, по-прежнему во всем советуется с мамой, и живет как бы ее умом. Когда девочке было 14 лет, маму это необычайно радовало и хотелось сохранить такое состояние отношений подольше. Мама как личность гораздо сильнее дочери, и у нее все получилось. Но с трудом завоеванный результат теперь почему-то радовать перестал.

Во-первых, отнеситесь серьезно к индивидуальным темпам развития вашего ребенка. Не считайте его маленьким, когда он уже начинает ощушать себя подростком. Но и не толкайте в подростковость насильно. Возможно, вашему сыну (или дочке) нужно на год или два больше времени, чем его сверстникам. Ничего страшного в этом нет.

Во-вторых , отнеситесь серьезно ко всем декларациям вашего подростка, какими бы глупыми и незрелыми они вам ми казались.

Обсудите и проанализируйте вместе с сыном (или дочкой) каждый пункт. Добейтесь того, чтобы вы одинаково понимали, что именно значит, например, такая фраза, как: «Я все могу решать сам!». Что именно за ней стоит? Я могу сам решать, какую куртку мне надеть на прогулку? Или я могу сам решать, ночевать ли мне дома? Дистанция, согласитесь, «огромного размера». Кроме того, серьезное, лишенное насмешки и пренебрежения обсуждение важно еще и потому, что подросток довольно часто делает свой запрос «с запасом», так же как называет цену рыночный торговец. Именно для того чтобы можно было поторговаться и уступить. А родители иногда, вместо того чтобы увидеть эту «рыночность» за проса, пугаются непомерности требований и начинают паниковать и запрещать все подряд.

В-третьих, как уже было сказано выше, прекрасно если вы сами и вовремя перережете «связь-резинку».

Как можно раньше дайте нашему подростку столько самостоятельности, сколько он может съесть. Утомительно и занудно советуйтесь с ним по каждому пустяку. («Как ты думаешь, какие лучше обои купить? Подешевле и похуже, или получше, но подороже?», «А огурцы какие будем в этом году сажать? Как в прошлом году или попробуем новый сорт?»). Беззастенчиво впутывайте его в свои проблемы и проблемы семьи. («Сегодня мой начальник опять ругался, что клиенты жалуются… А что я могу сделать, если половина из них явно нуждается в помощи психиатра! Как бы ты на моем месте поступила?», «Опять у бабушки почка болит. Что будем делать? Вызвать врача или опять те таблетки купить, что в прошлый раз помогли?»). Пусть подросток поймет, что вы действительно, не на словах, а на деле, видите в нем равного вам члена семьи.

В-четвертых, обязательно сами делайте то, чего вы хотите добиться от своего сына (или дочки). Звоните домой, если где-то задерживаетесь. Рассказывайте не только о том, куда и с кем вы ходите, но и о содержании вашего времяпрепровождения. Давайте развернутые и по возможности многоплановые характеристики своим друзьям и знакомым. Это позволит вам побольше узнать о друзьях вашего сына (или дочки). Чаще приглашайте к себе гостей. Если у вас, родителей, «открытый дом», вы, скорее всего, будете видеть тех, с кем проводит время ваше чадо. И вовремя сможете принять меры, если что-то пойдет наперекосяк. Рассказывайте о своих чувствах и переживаниях. Возможно, иногда что-то расскажет и ваш ребенок. Делитесь с подростком своими проблемами. Не стесняйтесь попросить у нею совета. Вопреки распространенному мнению, иногда подростки очень чувствительны и тактичны в оценке и коррекции именно чужих ситуаций. Кроме того, в этом случае существенно повышается вероятность того, что и со своей проблемой чадо пойдет именно к вам, а не в ближайший подвал.

В-пятых, постарайтесь обнаружить и исправить те ошибки в воспитании, которые вы допускали на предыдущих этапах. Если вы, конечно, не сделали этого раньше. Относительно «обнаружить» проблем обычно не бывает. Потому что именно в подростковом возрасте все допущенные ранее ошибки лезут наружу и зацветают пышным цветом.

По материалам книги Е.В. Мурашовой «Понять ребенка», г.Екатеринбург, «У-Фактория», 2004 г

Источники

  • Surme K., Akman H., Cime Akbaydogan L., Akin M. Evaluation of Parents’ Knowledge and Attitudes Towards Pediatric Dental Practice during the COVID-19 Pandemic. // Oral Health Prev Dent — 2021 — Vol19 — N1 — p.271-277; PMID:33881290
  • Horacek U., Auer I., Thaiss H. [Children’s daycare and schools-a challenge for local health services in the pandemic]. // Bundesgesundheitsblatt Gesundheitsforschung Gesundheitsschutz — 2021 — Vol64 — N4 — p.463-471; PMID:33871673
  • Vardi N., Zalsman G., Madjar N., Weizman A., Shoval G. COVID-19 pandemic: Impacts on mothers’ and infants’ mental health during pregnancy and shortly thereafter. // Clin Child Psychol Psychiatry — 2021 — Vol — NNULL — p.13591045211009297; PMID:33855857
  • Ghosh AK., Mecklenburg M., Ibrahim S., Daniel P. Health Care Needs in the Aftermath of Hurricane Maria in Puerto Rico: A Perspective from Federal Medical Shelter Manatí. // Prehosp Disaster Med — 2021 — Vol36 — N3 — p.260-264; PMID:33853696
  • Tang Q., Liu Y., Fu Y., Di Z., Xu K., Tang B., Wu H., Di M. A comprehensive evaluation of early potential risk factors for disease aggravation in patients with COVID-19. // Sci Rep — 2021 — Vol11 — N1 — p.8062; PMID:33850192
  • Desine S., Eskin L., Bonham VL., Koehly LM. Social support networks of adults with sickle cell disease. // J Genet Couns — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33847032
  • Shi J., Gao X., Xue S., Li F., Nie Q., Lv Y., Wang J., Xu T., Du G., Li G. Spatio-temporal evolution and influencing mechanism of the COVID-19 epidemic in Shandong province, China. // Sci Rep — 2021 — Vol11 — N1 — p.7811; PMID:33837241
  • Patel S., Dadnam C., Hewitson R., Thakur I., Morgan J. Fifteen-minute consultation: Recognition of sickle cell crises in the paediatric emergency department. // Arch Dis Child Educ Pract Ed — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33832961
  • Wang NL., Li SM., Wei SF. [The key points and difficulties in prevention of myopia in Chinese children and adolescents]. // Zhonghua Yan Ke Za Zhi — 2021 — Vol57 — N4 — p.241-244; PMID:33832046
  • Lupton D., Lewis S. Learning about COVID-19: a qualitative interview study of Australians’ use of information sources. // BMC Public Health — 2021 — Vol21 — N1 — p.662; PMID:33823843

Кризис подросткового возраста

Что происходит с ребенком?

«Переходный», «трудный», «критический» – так зачастую называют подростковый возраст. Подростковый возраст — это тот период в жизни вашего ребенка, когда детство уже почти закончилось, а взрослая жизнь еще не началась. И именно этот момент перехода по шаткому мосту от детства к взрослости является чуть ли не самым важным временем на пути развития.  Для того чтобы лучше понимать своего взрослеющего ребенка, каждому pодителю необходимо знать о взаимодействии психологических и физиологических причин и проявлений подросткового кризиса.

Физиологические основы кризиса подросткового возраста:

Подростковый возраст – это тот момент в жизни вашего ребенка, когда две «фабрики по производству гормонов» — гипофиз и щитовидная железа — начинают гонку по выполнению «пятилетки за 3 года». Они поставляют свою «продукцию» в кровь с такой активностью и скоростью, что заставляют большинство других эндокринных желез не отставать и тоже вступить в борьбу за звание «передовика производства». В подростковом возрасте в кровь начинает поступать огромное количество гормонов роста и половых гормонов. Благодаря их сложным и запутанным взаимоотношениям», возникает:

Резкое увеличение роста и веса. В среднем, «скачок роста» происходит у мальчиков с 13 до 15 лет, иногда продолжаясь до 17, а у девочек — на два года раньше. Так же изменяются пропорции тела. Сначала до “взрослых” размеров дорастают голова, кисти рук и ступни подростка, затем конечности — удлиняются руки и ноги — и в последнюю очередь туловище. Все это приводит к некоторой непропорциональности тела, подростковой угловатости.

Начало полового созревания. Появляются волосы на лице и теле, у мальчиков ломается голос и возникает эрекция, у девочек начинается менструация и формируется грудь, все это сопровождается появлением полового влечения. Бурное протекание и смена эмоций. Смех подростка легко переходит в слезы, состояние абсолютного счастья, резко обрываясь по незначительной причине, сменяется унынием и грустью. Даже незначительное раздражение способно перерасти в гнев и вызвать приступ агрессии.

Психологические основы кризиса подросткового возраста

Существует два возможных пути протекания кризиса подросткового возраста:

1. «Кризис независимости». Основные проявления.

  • Негативизм;
  • Упрямство; 
  • Грубость; 
  • Бунтарство; 
  • Стремление во всем поступать по-своему; 
  • Противостояние авторитетам и иконоборчество; 
  • Ревностное отношение к личному пространству.

2. «Кризис зависимости». Основные проявления:

  • Чрезмерное послушание; 
  • Возврат к детским интересам и формам поведения; 
  • Зависимость от взрослых; 
  • Несамостоятельность; 
  • Инфантильность в суждениях и поступках; 
  • Подчинение мнению большинства; 
  • Стремление быть «как все».

«Кризис зависимости», как проявление кризиса подросткового возраста , куда больше устраивает большинство родителей, так как им кажется, что им удалось сохранить «правильные» и «гармоничные» отношения с подростком, то есть отношения по типу «взрослый – ребенок». Однако так ли это хорошо, как кажется на первый взгляд?

Одной из первостепенных психологических задач кризиса подросткового возраста является обретение самостоятельности в принятии решений, суждениях, поступках, т.е. формирование более зрелой, взрослой позиции по отношению к себе и своей жизни. Поэтому, как бы нам, взрослым, ни хотелось обратного, путь «кризиса независимости» является наиболее продуктивным, т.к. дает возможность развивающейся личности подростка принимать и адаптироваться к новообразованиям, которые несет в себе подростковый возраст. Такими новообразованиями, помимо обретения самостоятельности, являются:

  • Появление интереса к своему внутреннему миру. До 11-13 лет для ребенка первостепенную роль играет внешний мир, который он познает и с огромным интересом изучает, на который он проецирует свою фантазию, переживания и эмоции. А в процессе подросткового кризиса ребенок начинает заглядывать внутрь себя, обретая интерес к собственным переживаниям, своему положению в окружающем его мире людей и явлений, осознавать свою уникальность.
  • Бурное развитие критического мышления. Рассудочная, т.е. формальная, жесткая логика владеет умом подростка. Она требует на любой вопрос однозначного ответа и оценки: истина или ложь, да или нет. Отсюда берется не особенно жалуемая взрослыми особенность подросткового сознания — максимализм, который в сочетании с бушующими эмоциями порой заставляет подростка «навсегда» ссориться с друзьями и родителями, впадать в глубочайшее уныние в связи с «отсутствием смысла жизни», поскольку человеческие отношения и жизнь вообще настолько противоречивы и многообразны, что не укладываются в рамки формальной логики.
  • Потребность в близких отношениях и признании окружающих. Друзья для подростка зачастую становятся важнее и роднее членов семьи. Вспыхивают искры первой романтической влюбленности, порой разгорающиеся до настоящего пожара личной драмы. Именно в человек начинает учиться любить и строить близкие отношения. И именно в этот период мнение окружающих о нем приобретает колоссальное значение.

A теперь давайте обрисуем наиболее распространенные результаты взаимодействия физиологических и психологических изменений, происходящих в процессе кризиса подросткового возраста: D2071F

  • Повышенный интерес к собственной внешности. 
  • Стремление к независимости и свободе. 
  • Группирование со сверстниками. 
  • Повышенный интерес к сексу и взаимоотношениям полов. 
  • Потребность в уединении. 
  • Потребность в личном пространстве и ревностное к нему отношение. 
  • Резкость и безапелляционность суждений. 
  • Ранимость в сочетании с показной холодностью.

Кризис подросткового возраста – самый сложный из всех возрастных кризисов для ребенка, т.к. именно в этот период он впервые по-настоящему глубоко заглядывает внутрь себя и оказывается способным осознавать многое из того, что с ним происходит, но далеко не всегда может понять причины происходящего. Поэтому перед вами встает непростая задача – осознавая физиологическую и психологическую суть кризиса подросткового возраста стараться поддерживать и помогать вашему ребенку на пути взросления.

Если у вас возникли вопросы, Вы можете пообщаться с нашими детскими неврологами.

Зачем ребёнку подростковый кризис?

Подростковый возраст, кризис подросткового возраста – как часто мы слышим эти слова, как много написано добрых советов как поступать в этот период учителю, родителю. Хочу представить вам статью Ковалевой Натальи Владимировны, психотерапевта, члена ECPP — the Europian Confederation of Psychoanalytical Psychotherapia (Вена, Австрия), члена правления Русского психоаналитического Общества детских и подростковых глубинных психотерапевтов (Москва, Россия), в которой она рассматривает наиболее важный, на мой взгляд, вопрос: Зачем ребёнку подростковый кризис?

Почему у подростков возникают депрессия или анорексия, признаки сексуальной ненормальности или насилие? Почему подросток лежит всё время, и его ничего не радует? Почему в семье, где ребёнку исполняется 11–12 лет, начинают происходить невероятные конфликты по поводу учёбы, краж, безделья, беспорядка и этот ад для родителей продолжается несколько лет? Ребёнка подменили?

Вовсе нет. Поздравляю! Ваш ребёнок ступил на дорогу взросления, которая, как ни странно, начинается с возврата в детство. Подростковый возраст — это фаза развития человека, в которой происходит трансформация личности на телесном и психическом уровнях. Это период перехода между детством и взрослостью считается нормальной кризисной ситуацией.

Подросток должен пройти несколько периодов переходного возраста и решить всего лишь 4 задачи:

  • Отделение от родителей (сепарация) (Я) − (10–12 лет).
  • Индивидуация (Кто я? Какой я?) − (12–14 лет).
  • Образование новых связей (За кого я? Кто за меня?) − (14–17 лет).
  • Интеграция новой целостности себя, выбор жизненного пути (С кем я? Кто со мной?Какова моя роль?) − (17–21 год).

Что происходит в раннем подростковом возрасте (10–11 лет)? Здесь две главные вещи: это тело и родители. В этот период подросток сталкивается с первыми проблемами: изменение скорости мышления, изменение почерка в худшую сторону, появление запаха от тела. Каждое утро нужно привыкать к «новым» габаритам тела и отражению лица в зеркале, к пальцам, к координации движений, к скорости мышления (которая почему-то начинает падать), а влечения и желания нарастают. Все эти изменения раздражают, пугают, а затем просто злят ребёнка. Подросток вынужден ежедневно учиться почувствовать границы своего тела, принимать «новое» тело и верить, что этот образ сегодня примут другие, что сегодня не скажут «Ты неуклюжий», «У тебя что руки-крюки?», «Ты что тупишь?», «Ты безобразно стал писать», «Ты что так воняешь?»…, что его поддержат и поймут.

Принятие образа тела долгий и внутрипсихически очень сложный процесс. Он длится от 11 до 21 года и течёт у каждого подростка индивидуально.

Одновременно с телесными изменениями начинается изменение отношений с окружающими и, прежде всего, страдают родители. Подросток буквально атакует родителей, сталкивает их с пьедестала. Родители перестают быть важными внутрипсихическими фигурами в жизни подростка. Как подростку можно психически отделиться от родителей? Инструментов для выбора у подростка немного. Самый привычный — агрессия.

Агрессия сразу даёт расстояние между людьми. Агрессия — лучший способ отделения от родителей. Есть разнообразные способы использовать агрессию: непослушание, восстание, байкот, противоправное поведение, проверка родителей «на вшивость», атака на требования, манипуляции, откровенное обесценивание, символическое «убийство» родителя (удаление из друзей в социальной сети, удаление из списка контактов телефона, сброс звонка и пр.).

При этом физически подросток ещё зависим от родителя, он не готов в полной самостоятельности. Поэтому агрессия периодически сменяется другим видом поведения − регрессия. Регрессия — это возврат к раннему возрасту (обычно период от рождения до 5–6 лет), где с ребёнком происходили хорошие события или была психотравма (к точкам фиксации). И тогда подросток вдруг становится беспомощным, чувствует себя одиноким, одолеваемым различными страхами и тревогами, горюющим о потере чего-либо и пр.. В такие моменты агрессия к родителям проявится так же, как это делает ребёнок 2–5 лет. Так чередуется у подростка, то агрессия, то регрессия. Родители на это поведение подростка чаще отвечают раздражением, страхами и тревогами.

Не забывайте, что сепарация − это нормально для подростка. Его задача в данном периоде — психически отделиться от родительских фигур, выделить своё «Я». Если сепарации не происходит, то подросток задержится на данной стадии, так и не научившись говорить «Я», «Я решил», «Я хочу», постоянно звонит родителям, живёт с родителями до преклонных лет, ничего не может самостоятельно решить и стыдится своего отделения от родителей. Если процесс отделения прошёл благополучно, то начинается процесс индивидуации (12–14 лет). Подросток теряет образ прежнего себя. Первым показателем этой стадии является потеря чувства времени.

Важная задача этого периода заключается в том, чтобы создать новую концепцию самого себя. Как писала Франсуаза Дольто «…ребёнок умирает, чтобы вновь родится взрослым». Изменения рождают в психике горевание о потере стабильного образа себя, горевание об окончании детства. Французский психоаналитик М. Лауфер определяет это период как период горевания о себе, о детстве. Здесь регрессия (как психическая защита) возникает чаще. В этот период активируются все психологические непроработанные травмы периода от 20-ой недели беременности до 6-летнего возраста. Эти травмы мешают подростку развиваться, учиться, налаживать отношения с собой и окружающими. В этот период подростку свойственно обращаться к фильмам ужасов, черепам, чёрным силуэтам людей и т.д. Подросток может буквально лежать, отвернувшись к стенке, или слушать безумно громкую музыку, прыгать с крыш гаражей, цепляться за трамваи во время движения…как будто подросток хочет заглушить в себе ту боль души, которая у него есть, и о которой ему не с кем поговорить. Во многих семьях обычно не принято проявлять эмоции, плакать, говорить о том, что на душе в силу неумения контейнировать родителями деструктивное и очень страшное. Ад в психике подростка очень перекликается с непроработанными подростковыми переживаниями у самих родителей. Столкнуться со своим внутренним миром родителю очень страшно, ведь там столько боли и своих травм, которые активирует подросток.

И здесь важно не просмотреть подростковую депрессию, особенность которой заключается в том, что подросток может смеяться, радоваться, очень бурно и активно чем-то заниматься. И как будто на ровном месте вдруг возникает суицид.

Нейрологические исследования доказали, что во время раннего и среднего периода подросткового возраста каждую секунду теряются примерно 30 тысяч синапсов головного мозга и образуются новые. Этим исследователи объясняют рассеянность, снижение концентрации внимания, нарушение памяти, сонливость, нежелание что-либо делать. Кроме того, головной мозг начинает вырабатывать гормоны. Но так как эта система ещё только включается, то не нужно ждать, что гормональная система работает как часы и выброс гормонов в кровь точна как у взрослого человека. Это постоянно меняющиеся показатели, которые подросток ощущает буквально всем телом. Это состояние постояннойдезориентированности. Так же начинается выработка окситоцина. Для всего живого на Земле — это базовый гормон любви. Соответственно, активируется страх потери любви, страх потери объекта. Корни этих страхов лежат далеко в раннем детстве. И если есть ранняя психотравма, то сила страхов у подростка в разы выше.

Представьте себе ваш дом, в который пришли строители и ежечасно кардинально полностью его меняют. Как бы вы себя чувствовали? Нет никакой стабильности, постоянно что-то меняется, атакуют желания и влечения, и это вызывает уже неподдельный страх за свои границы — страх исчезновения, страх смерти. Чтобы чувствовать себя живым, подросток станет экспериментировать с порезами себя. Увидеть текущую кровь — показатель «Я живой». Чтобы чувствовать себя живым, подросток может всячески будоражить весь дом, если родители безэмоциональны, холодны, предсказуемы, на лицах родителей нет мимики, а в семье нет событий. Будоражит школу, создавая события. События для подростка — показатель жизни. В этот период подросток может много часов проводить за компьютером. Это заменитель событий, который приносит радость, удовольствие победы, пусть и виртуальной.

Именно в период 12–14 лет «Я» подростка становится уязвимым и хрупким. Подросток начинает искать своё отражение не в глазах мамы и папы, а в глазах своих сверстников, внешнего окружения. Он ищет на вопрос «Кто Я?». Ответ: «Я парень», «Я девушка». Идёт принятие своей гендерной роли. У мальчиков и девочек это происходит по-разному. Девушка должна принять свою женственность, юноша свою мужественность. И этот процесс зависит от многих аспектов: наличие насилия со стороны мамы и папы, конкуренция с родителями, принятие ребёнка сыном или дочерью и многое другое.

Подросток, который испытывают сильное чувство ярости, отрицания, рвёт отношения с друзьями, употребляет алкоголь, находится в очень опасном состоянии. Но, в то же время, эта опасность, негативизация, даёт ему возможность почувствовать свою автономию, что он отличается от других, и в какой-то степени, научается чувствовать себя.

Вопрос «Какой Я?» очень важен для подростка в этот период 12–14 лет. Большинство ребят, с кем мне приходилось работать, задают один и тот же вопрос: «Как мне подстроиться, чтобы быть хорошим для мамы, для папы, для учителя, для друзей?». Нет ещё образа себя и единственный их выбор — подстроиться. На это уходит очень много психических сил и это не приносит удовольствия. Быть хорошим для всех. Возможно ли? И здесь подросток сталкивается с проблемой — роли. Подросток имеет в своём арсенале не очень много ролей, поэтому для него «театральным костюмом» выступает роль значимого объекта (актёра, спортсмена, героя боевика). Те, кто не прошёл эту стадию развития, во взрослом возрасте играют роли, страдают от «Я живу не свою жизнь», попадают в сценарии «Не будь собой», «Не будь близким», «Радуй других» и пр.

Расстройство поведения нередко служит способом защиты от аффективной зависимости, особенно когда зависимость воспринимается подростком как угроза его идентичности. Проблема не в плохом поведении, а проблема в тех тревогах и конфликтах, которые заставляют подростка так себя вести.

Прошедшие две первые стадии переходят на новый уровень — образование новых связей (14–17 лет). Здесь можно говорить о предпочтениях у подростков к той или иной деятельности, еде, людей. Парень уже практически определяется, какой тип девушек ему нравится, что радует, а что огорчает. В этот период подростки испытывают огромную потребность в обладании другим. Иметь друга целиком и полностью для себя. Если это девушка для юноши, то она единственная, на всю жизнь. Разрыв отношений воспринимается как полный крах, бессмысленность жизни и её конец. Чтобы сохранить связи подросток также прибегает к своему раннему опыту с мамой. Регрессия в ранний возраст активирует то же поведение, которое испытывает ребёнок от 1,5 до 3 лет, цепляясь за маму. Переживая страх расставания, подросток в этом периоде может буквально заваливать стол всем подряд: фантики, грязная посуда, игрушки, поломанные авторучки, старые тетради, а также в бельевом шкафу наблюдаются свалки вещей, грязное лежит вперемешку с чистым.

Для внимательного родителя — это «речь» подростка о его переживаниях. И если научиться расшифровывать этот язык, то можно бережно обсуждать с подростком то, что он переживает в данный момент.

В этот период у подростка продолжают меняться тело, убеждения, эмоции, привязанности. «Я» подростка откликается на принадлежность к какой-то группе сверстников. Игра «Кто круче» иногда принимает самые разные формы.

Задержавшиеся на этой стадии — это взрослые, которые соревнуются — у кого круче машина; у кого красивее женщина; «А наша команда круче вашей»; это ревнивцы и ревнивицы, боящиеся потерять свою пару; это манипуляторы, о которых описано в «Игры, в которые играют люди» у Э.Берна.

И, наконец, финишный период 17–21 года — интеграция нового образа себя, образование новой целостности.

Обычно, в этот период гормональная система работает чётче, «дозировка» гормонов почти не подводит. В этот период происходит переоценка всех ценностей, создание самоценности в собственных глазах. Это уже не ребёнок. Только кризисные ситуации могут вывести подростка из равновесия, дать регрессию. Тело меняется уже не так стремительно и его уже можно моделировать с помощью физических нагрузок. В этот период отмечаются пищевые нарушения. Проблема анорексии и булимии является, в основном, женской. Есть редкие случаи проявления и у юношей, и это более тяжёлые случаи.

И на данном этапе могут возникать страхи за будущее. Если 4–5 летний ребёнок играл «в маму» или «в папу», то сейчас это уже не игра, а реальность. В этот период подросток должен не только приручить, принять в себя женственность или мужественность, кроме того, подросток должен принять идею о том, что через какое-то время он станет родителем, должен представить себя в качестве родителя. И в этом случае подросток переживает настоящие эдиповы испытания. В нём идёт борьба «Я ребёнок» и «Я родитель».

В период интеграции подросток выбирает свой жизненный путь, будущую деятельность. В этот период важно «воскресить» ранние мечты и понять, цель ли это для достижения. В этот период подростку стыдно принимать похвалу родителей в виде «молодец», т.к. он уже не ребёнок. Возникает конфликт между приближением и отдалением. С одной стороны, подросток желает быть свободным, с другой, он желает, чтобы его контролировали и участвовали в его жизни.

На этой стадии закрепляются предпочтения в отношениях, в еде, в стиле одеваться, занятиях и пр.

Задержавшиеся на данной стадии взрослые задаются вопросом о достижении цели, не знают, чего же всё-таки хочется. Это «взрослые дети», которые конкурируют со своими детьми в семье, воспринимают свою жену как свою маму или мужа как папу. Это взрослые, которые увлечены развлечениями. Они чаще не чувствительны к потребностям своих детей, раздражаются при установке правил и границ. Это и категория инфантильных личностей.

Быть родителем подростка — очень нелёгкая задача. Дональд Винникотт писал «Задача родителей подростка — выжить». Очень трудно отдавать контроль над телом, эмоциями и деятельностью ребёнка самому ребёнку. Трудно перестать быть кому-то начальником. Родитель чувствует беспомощность, плохость, растерянность, злость, унижение… Каково чувствовать всё это? Это очень трудно вынести. Родитель тоже нуждается в психологической помощи, в контейнировании своих чувств кем-то третьим.

Особенность подросткового возраста в том, что бессознательно подросток активирует все психические травмы родителя, даже не осознаваемые или принимаемые до этого как незначительные события. Подросток проецирует вовне не эмоции, а большие фрагменты своей личности. И если родитель с непроработанными своими травмами, то он не может выдержать чувства подростка, контейнировать их и дать возможность подростку идти по стадиям развития.

Важно помнить, что ключ ко многим проблемам подросткового возраста в том, что за второе десятилетие жизни (от 11 до 21 года) индивид повторяет и расширяет те ощущения, те конфликты, которые были в первые пять лет жизни. Регресс на ранний детский возраст, даже на этап младенчества, даёт возможность человеку заново прорабатывать то, что не было проработано в детском возрасте и это способствует развитию Эго.

Лучшее, что можно предложить подростку и его семье — психотерапия и комплексная работа в рамках институциональной помощи, включающую нескольких специалистов: психотерапевта, нейропсихолога, психиатра, социального работника.

«Психологическая газета» 07.12.2016

Что случилось с концепцией подросткового кризиса?

  • 1.

    Waltereit R, Uhlmann A, Roessner V (2018) Подростковая психиатрия — с точки зрения детского и подросткового психиатра. Eur Child Adolesc Psychiatry 27: 1383–1385

    Статья Google Scholar

  • 2.

    Streeck-Fischer A, Fegert JM, Freyberger HJ (2009) Gibt es Adoleszentenkrisen? В: Fegert JM, Streeck-Fischer A, Freyberger HJ (eds) Adoleszenzpsychiatrie.Schattauer, Stuttgart, pp. 183–189

    Google Scholar

  • 3.

    Remschmidt H (1992) Psychiatrie der Adoleszenz. Тиме, Штутгарт

    Google Scholar

  • 4.

    Каплан Х.И., Садок Б.Дж., Гребб Дж.А. (1991) Краткий обзор психиатрии Каплана и Садока: поведенческие науки, клиническая психиатрия. Williams & Wilkens, Балтимор

    Google Scholar

  • 5.

    Castro-Fornieles J, Bargalló N, Calvo A et al (2018) Изменения серого вещества и когнитивные предикторы двухлетних аномалий последующего наблюдения при раннем начале психоза с первым приступом психоза. Европейская детская подростковая психиатрия 27: 113–126. https://doi.org/10.1007/s00787-017-1013-z

    Статья PubMed Google Scholar

  • 6.

    Пелицца Л., Азали С., Гарласси С. и др. (2018) Подростки с ультравысоким риском психоза в итальянских службах нейропсихиатрии: распространенность, психопатология и скорость перехода.Европейская детская подростковая психиатрия 27: 725–737. https://doi.org/10.1007/s00787-017-1070-3

    Статья Google Scholar

  • 7.

    Анагностопулу Н., Кириакопулос М., Альба А. (2019) Психологические вмешательства при психозах у детей и подростков: систематический обзор. Европейская детская подростковая психиатрия 28: 735–746. https://doi.org/10.1007/s00787-018-1159-3

    Статья PubMed Google Scholar

  • 8.

    Poletti M, Pelizza L, Azzali S. et al (2019) Клинический высокий риск психоза в детском и подростковом возрасте: результаты 2-летнего наблюдения за проектом ReARMS. Европейская детская подростковая психиатрия 28: 957–971. https://doi.org/10.1007/s00787-018-1262-5

    Статья PubMed Google Scholar

  • 9.

    Томпсон К.Н., Кавелти М., Чанен А.М. (2019) Психотические симптомы у подростков с признаками пограничного расстройства личности. Европейская детская подростковая психиатрия 28: 985–992.https://doi.org/10.1007/s00787-018-1257-2

    Статья PubMed Google Scholar

  • 10.

    Бартельс М., Хендрикс А., Маури М. и др. (2018) Детская агрессия и совместное возникновение поведенческих и эмоциональных проблем: результаты в возрасте от 3 до 16 лет от нескольких оценщиков в шести когортах в ЕС-ДЕЙСТВИЕ проект. Европейская детская подростковая психиатрия 27: 1105–1121. https://doi.org/10.1007/s00787-018-1169-1

    Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 11.

    Junker A, Nordahl HM, Bjørngaard JH, Bjerkeset O (2019) Черты характера подростка, низкая самооценка и госпитализация членовредительства: 15-летнее наблюдение норвежской когорты Young-HUNT1. Европейская детская подростковая психиатрия 28: 329–339. https://doi.org/10.1007/s00787-018-1197-x

    Статья PubMed Google Scholar

  • 12.

    King TL, Milner A, Aitken Z et al (2019) Психическое здоровье подростков: вариации в зависимости от пограничного интеллектуального функционирования и инвалидности.Европейская детская подростковая психиатрия 28: 1231–1240. https://doi.org/10.1007/s00787-019-01278-9

    Статья PubMed Google Scholar

  • 13.

    Солер Дж., Лера-Мигель С., Ласаро Л. и др. (2020) Анализ семейной агрегации когнитивных функций при раннем биполярном расстройстве. Eur Детская подростковая психиатрия. https://doi.org/10.1007/s00787-020-01486-8

    Статья PubMed Google Scholar

  • 14.

    Smelror RE, Rund BR, Lonning V et al (2020) Отрицательные и дезорганизованные симптомы опосредуют связь между вербальным обучением и глобальным функционированием у подростков с ранним психозом. Eur Детская подростковая психиатрия. https://doi.org/10.1007/s00787-020-01479-7

    Статья PubMed Google Scholar

  • 15.

    Stentebjerg-Olesen M, Pagsberg AK, Fink-Jensen A et al (2016) Клинические характеристики и предикторы исхода психоза шизофренического спектра у детей и подростков: систематический обзор.J Детский подростковый психофармакол 26: 410–427. https://doi.org/10.1089/cap.2015.0097

    Статья PubMed Google Scholar

  • 16.

    Динниссен М., Дитрих А., ван дер Молен Дж. Х. и др. (2020) Назначение нейролептиков в детской и подростковой психиатрии: соблюдение рекомендаций. Eur Детская подростковая психиатрия. https://doi.org/10.1007/s00787-020-01488-6

    Статья PubMed Google Scholar

  • 17.

    Moritz S, Gawęda Ł, Heinz A, Gallinat J (2019) Четыре причины, по которым центры раннего выявления психозов следует переименовывать и пересматривать цели их лечения: мы не должны катастрофизировать будущее, которое мы не можем ни надежно предсказать, ни изменить. Psychol Med 49: 2134–2140. https://doi.org/10.1017/S003329171

    40

    Статья PubMed Google Scholar

  • 18.

    Фонаги П., Сперанца М., Луйтен П. и др. (2015) Статья экспертов ЭСКАТО: пограничное расстройство личности в подростковом возрасте: обзор экспертных исследований, имеющих значение для клинической практики.Европейская детская подростковая психиатрия 24: 1307–1320. https://doi.org/10.1007/s00787-015-0751-z

    Статья PubMed Google Scholar

  • 19.

    Миркович Б., Коэн Д., Гарни де ла Ривьер С. и др. (2020) Повторная попытка самоубийства в подростковом возрасте: факторы риска и защиты через 12 месяцев после госпитализации. Eur Детская подростковая психиатрия. https://doi.org/10.1007/s00787-020-01491-x

    Статья PubMed Google Scholar

  • 20.

    Ohlis A, Bjureberg J, Lichtenstein P et al (2020) Сравнение риска самоубийства и других исходов среди мальчиков и девочек, которые причиняют себе вред. Eur Детская подростковая психиатрия. https://doi.org/10.1007/s00787-020-01490-y

    Статья PubMed Google Scholar

  • 21.

    Roessner V (2015) Нейробиологические исследования в детской и подростковой психиатрии: возвращается ли маятник к большему вниманию к психопатологии развития? Eur Child Adolesc Psychiatry 24: 729–730

    Статья PubMed Google Scholar

  • Методы управления кризисными ситуациями меняют поведение подростков

    Подростковый возраст — это переходный период после детства, в течение которого мы начинаем понимать, что значит быть взрослым.Ужасно то, что на этом этапе дети, растущие в условиях сильного стресса, насилия и жестокого обращения, могут остаться позади. Они часто разрабатывают стратегии выживания, которые плохо подготавливают их к подростковому возрасту и могут привести к трем серьезным кризисам: самоубийству, агрессии и побегу. Д-р Вэйд Джунек из Университета Далхаузи и Центра здоровья IWK работал с дневным лечебным центром над разработкой подробных стратегий управления таким поведением. Благодаря их процессу родители восстановили контроль над домашним хозяйством, и поведение подростков резко улучшилось.

    Переходная фаза в нашей жизни от детства к взрослой жизни известна как отрочество. Это время дезориентации и открытий, когда наш мир переходит от мира, которым правят родители, к преследованию наших собственных целей и осуществлению наших собственных мечтаний. На этом этапе мы более склонны к риску, ищем и исследуем новые отношения и сексуальную идентичность. Мы начинаем пытаться понять, кто мы такие, а также готовимся к «взрослой» жизни, включая карьеру, эмоциональную и финансовую независимость.Это изменение позволяет многому научиться, и это может быть трудное время для подростков и их семей, которые живут с ними.

    Отношения, которые мы развиваем в детстве, существенно влияют на этот переход к взрослой жизни. Поддерживающие семьи могут помочь нам достичь зрелого возраста в эмоционально стабильном состоянии, но при подавляющем стрессе и травмах (включая множественные коллективные стрессоры, такие как пренебрежение или жестокое обращение — эмоциональное, физическое или сексуальное, расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, насилие между партнерами, разлучение родителей, психические расстройства) и преступная деятельность) могут негативно повлиять на наше развитие.Дети, чей опыт общения со взрослыми отрицательный или непредсказуемый, с большей вероятностью верят, что взрослые ненадежны и не доверяют другим. К сожалению, дети, растущие в такой среде, развивают навыки управления этими ситуациями, которые плохо подготавливают их к подростковому возрасту. Беспокойство, которое они испытывают, может привести к неадекватным навыкам, проявляющимся в поведенческих проблемах. Это может иметь смысл для подростка в контексте его прошлого, но на самом деле он может подвергнуть опасности себя и других.Многие родители и опекуны не могут понять, как вести себя с подростками, проявляющими деструктивное поведение или усвоенные тяжелой депрессией и тревогой, а также с последующими кризисами. Наиболее серьезные кризисы обычно делятся на одну из трех основных категорий: поведение, связанное с суицидом, агрессия и вандализм, а также побег. Несмотря на то, что в книгах и в Интернете можно найти множество советов, мало стандартизированной литературы о том, как лучше всего действовать в таких ситуациях.

    В западном мире подростки с серьезным дезадаптивным поведением часто получают поддержку и помощь вне дома в условиях интенсивного лечения, в том числе в стационарах, дневных лечебных учреждениях или посредством интенсивной работы с населением.Эти условия направлены на то, чтобы помочь молодым людям вести более здоровый образ жизни. Однако текущие руководящие принципы, рекомендации и стратегии для трех серьезных кризисов не включают в себя незамедлительно используемые подробные шаги по их управлению. Пытаясь помочь как пострадавшим подросткам, так и их родителям и врачам, доктор Уэйд Джунек из Университета Далхаузи и Центра здоровья IWK предпринял технико-экономическое обоснование, разработав подробную стратегию с конкретными инструкциями для каждого из трех типов кризиса.

    Подростки несут ответственность за выбор; взрослые несут ответственность за ответы », — таков мантра каждого дня.

    Применение стратегии
    Д-р Юнек работал в дневном лечебном центре, предлагая сеансы, включая эмпатическую поддержку, отношения, участие семьи и здоровые навыки выживания. Однако он обнаружил, что наличие любого из трех кризисов препятствует прогрессу лечения. Серьезность и частота поведения означали, что стратегии преодоления кризисов были необходимостью.Стратегии, разработанные д-ром Джунеком и его командой, постоянно развивались по мере получения отзывов от подростков, родителей и врачей. Со временем начали формироваться определенные роли, и начали разрабатываться руководящие принципы, которые помогут семьям в будущем.

    Разлучение родителей или насилие между партнерами — два фактора стресса, которые могут негативно повлиять на развитие.

    Разработка этого руководства была непростой задачей; Клиницисты и родители должны были осознавать риск смерти, травм и уголовных обвинений, а также огромный стресс как для взрослых, так и для подростков.На протяжении всего процесса приходилось принимать трудные решения, например, о госпитализации или привлечении полиции. Хотя конечной целью было разработать здоровые и работающие стратегии выживания для своего будущего, во время одного из трех кризисов родители и клиницисты должны были сосредоточиться только на непосредственной ситуации. Если кризис не был урегулирован немедленно (и не удалось избежать смерти, травмы или уголовного преследования), конечная цель может быть вообще не достигнута. Подросткам нужно было быть живыми сейчас, чтобы процветать в будущем.

    В течение семи лет команда разработала концептуальную стратегию преодоления этих кризисов. В течение этого времени стратегия постоянно развивалась, поэтому ее нельзя было использовать для получения каких-либо результатов, основанных на исследованиях. Тем не менее, он станет вкладом в текущую литературу по управлению такими подростковыми кризисами и потенциальные области для дальнейших исследований.

    Рука-проводник
    Когда подросток демонстрирует серьезное кризисное поведение, семьи часто чувствуют себя беспомощными, разочарованными и напуганными.Ситуация выходит из-под контроля. Родители стремятся к лучшим отношениям с подростком, что усугубляет их разочарование, но они хотят помочь и, следовательно, готовы учиться, чтобы восстановить отношения и свою семью. Обращение за профессиональной помощью — это первый шаг. Медицинские работники встречаются с родителями, чтобы оценить их способности и мотивацию работать. Родителей учат, когда действовать и как использовать общественные ресурсы; «Подростки несут ответственность за свой выбор; взрослые несут ответственность за ответы », — таков мантра.Родители должны уйти с копией руководства, чтобы использовать их для поддержки своего подростка в кризисной ситуации.

    Неадаптивное поведение может иметь смысл для подростка в контексте его прошлого, но на самом деле он может подвергнуть опасности себя и других.

    Руководство содержит подробные инструкции о том, что делать во время кризиса, например, спокойно поговорить с подростком и позвонить в нужное сообщество или в службы экстренной помощи. Когда подросток демонстрирует суицидальное поведение, нет цели более важной, чем сохранение жизни подростка.Если родители обеспокоены причинением себе вреда, они могут задать и рассмотреть два вопроса: «Планируете ли вы покончить с собой и убить себя прямо сейчас?» И «Готовы ли вы позаботиться о своей безопасности?» Если родитель сомневается в ответе на любой из этих вопросов, он должен получить профессиональную помощь, если будет один из двух исходов: госпитализация или выписка домой.

    Родители приобрели навыки и установили более здоровые отношения со своими подростками, и у всех появились новые надежды на будущее.

    Руководство также предоставляет родителям важные рекомендации по госпитализации и о том, как помочь подростку вернуть себе контроль над своей безопасностью, работая с персоналом больницы. В случае отказа в приеме родители и подросток по-прежнему будут испытывать сильный стресс, поэтому руководство помогает родителям проводить последующие процедуры дома. К ним относятся круглосуточный распорядок успокоения и потеря привилегий, чтобы дать подростку и родителям время подумать о важности жизни и развить дополнительные навыки при столкновении с этими кризисами.Эти ответы рекомендуются медицинскими работниками и не усиливают действия, связанные с суицидальным поведением. При последовательном применении подросток вскоре прекращает неадаптивное поведение в результате последствий и последствий своих действий.

    Родительский гид также подскажет, что делать, если другие члены семьи не чувствуют себя в безопасности в собственном доме или живут в страхе, что их дом может быть поврежден подростком. В этой ситуации необходимо вызвать полицию; это невероятно сложно для родителей, но, не остановив опасность, подросток только усилит силы.Когда приедет полиция, они оценят, нужно ли убирать подростка из дома. Если подросток успокаивается в присутствии полиции, родитель объявляет о 24-часовом успокоении и отмене привилегий, снова давая время для размышлений (как в ответ на кризис суицида). В руководстве подчеркивается важность выполнения этого действия в присутствии полиции, поскольку неадекватное поведение может повториться.

    Окончательное подробное руководство предполагает совместную разработку правила комендантского часа.Все подростки должны научиться завершать свою деятельность в течение обычно отведенного времени до наступления комендантского часа, иначе они столкнутся с последствиями. Однако некоторые подростки многократно проверяют комендантский час до такой степени, что вообще не возвращаются. Последствия должны осознавать переход от нарушения комендантского часа к тому, чтобы вообще не возвращаться. В этот момент дом по сути становится центром доверия, и у подростков мало стимулов что-либо менять, поскольку они теперь делают то, что хотят, и когда хотят, и избегают всех последствий.Это предотвращает любую возможность обеспечить наблюдение. Гид справляется с этим на разных этапах. Первый этап включает в себя контроль того, когда подростку разрешают выходить на улицу, но в некоторых случаях этого недостаточно. Второй этап предназначен для подростков, которые не возвращаются домой повторно; подростка нельзя заставить оставаться внутри, но подростка следует проинформировать о том, что дверь будет заперта на всю ночь и что его не пустят после комендантского часа. Когда они решат вернуться, они столкнутся с последствиями потери привилегий.В случае подростка в возрасте до 16 лет следует уведомить полицию и службу защиты детей.

    Outcomes
    Задача доктора Джунека заключалась в том, чтобы внести свой вклад в разработку и развитие стратегий и руководств по работе с кризисами поведения подростков. Ему было ясно из его собственного обширного опыта, что родители, опекуны и клиницисты нуждаются в очень конкретных рекомендациях, которым следует следовать в зачастую опасных и опасных ситуациях, возникающих из-за неадаптивного поведения детей, переходящих во взрослую жизнь.Хотя разработка руководства не привела к конкретным результатам исследований, тщательные оценки с использованием 30 подростков, участвовавших в разработке руководства, показали отсутствие смертей, прекращение нападений и вандализма, более эффективное управление побегом и превращение дома в безопасное место для родителей. и другие. На протяжении всего процесса родители приобрели навыки и установили более здоровые отношения со своими подростками, и у всех появились новые надежды на будущее. Прежде всего, руководство доктора Джунека поможет защитить подростков и лиц, осуществляющих за ними уход, в критических ситуациях, но доктор Джунек надеется, что это технико-экономическое обоснование также внесет вклад в улучшение ухода за пациентами и обеспечит основу для будущих исследований.

    Личный ответ

    Это исследование показывает чрезвычайно многообещающие предварительные результаты. Сколько времени пройдет, прежде чем эта поддержка станет доступной для всех, кто в ней нуждается?

    Журнальная статья и Руководство для родителей доступны на общедоступном веб-сайте (см. Ссылки). Эти стратегии лучше всего использовать сотрудничающие клиницисты, знакомые с подростками в «лечебных» службах или условиях. Теперь они могут читать и использовать стратегии.Клиницисты должны проинструктировать родителей, чтобы убедиться, что они готовы, мотивированы и понимают, что и почему они применяют. Родителям необходимо представить стратегию своему подростку, указав, что это их выбор, и они будут владеть им. Подростку не рекомендуется читать Руководство для родителей.

    причин подросткового кризиса | Консультации | Интервенция

    Подростки могут переживать кризисы. Подростковый возраст — время травм. Родители могут чувствовать замешательство и разочарование в общении с подростком.Родители могут не соглашаться и спорить о том, что следует делать, тем самым теряя доверие к ним. Однако иногда родители могут чувствовать необходимость обратиться за помощью к специалистам в области психического здоровья. Школы могут попытаться помочь, но могут обвинить ученика, который в конечном итоге бросит учебу, если сочтет, что учеба для него скучная, неконтролируемая или унизительная. Некоторые дети могут ходить в школу только для того, чтобы быть с друзьями, у которых есть доступ к наркотикам, машинам, сигаретам и так далее.

    Доктора, консультанты или родители могут не обращать внимания на возможность употребления наркотиков или алкоголя, поскольку они боятся или не хотят проверять своего ребенка на наркотики.Они могут поверить ребенку, что он не употребляет алкоголь или наркотики. Также подросток может признаться в употреблении алкоголя, но не в употреблении наркотиков. Наркотики и отрицательный сверстник или социальная группа могут серьезно повлиять на жизнь подростка и поставить его на путь отрицательного.

    Многие современные модели здравоохранения и образования неадекватно удовлетворяют уникальные потребности подростков в условиях кризиса. Диагноз часто ставится на основании нескольких интервью и впечатлений. Тщательная оценка часто не выполняется. Семья, учителя, друзья, братья и сестры часто не опрашиваются открыто и в духе сотрудничества.Основная причина кризиса может быть не понята или не устранена, потому что реальная проблема часто требует больше усилий, чем обеспечение «облегчения симптомов».

    Специалисту по психическому здоровью может потребоваться много времени, чтобы заслужить доверие подростка. После нескольких сеансов многие подростки не хотят возвращаться к «терапии», поскольку она «не помогает». Или они могут просто отказаться прекратить делать то, что они делают в настоящее время. Иногда симптомы, которые проявляет подросток, могут исчезнуть, когда они впервые начнут посещать психолога, но в конечном итоге они могут появиться снова, например, неуспеваемость в школе, пропуск уроков, задержка на работе допоздна, сон весь день, бегство, исключение, вступление в контакт. с правоохранительными органами и так далее.

    Подростки учатся скрывать свое поведение и симптомы, чтобы манипулировать врачами, консультантами, учителями и своими родителями. Часто они обращаются за советом и поддержкой к другим подросткам, которые чувствуют то же самое. Однако подросткам может не хватать опыта и поддержки, чтобы адекватно поддерживать другого, и они могут просто давать способы избежать последствий своих действий и манипулировать другими.

    Подросток может не понимать, что антидепрессанты могут помочь, даже если у них есть неприятные побочные эффекты, или почему им следует избегать того, что заставляет их чувствовать себя хорошо.Это настоящая дилемма как для родителей, так и для консультантов. Помочь подростку в кризисной ситуации увидеть это — настоящий вызов. Часто они могут сосредоточиться на том, чтобы сразу почувствовать себя лучше, и не беспокоиться о том, как они будут себя чувствовать в долгосрочной перспективе. Например, запрещенные наркотики могут мгновенно улучшить их самочувствие, а психиатрические — нет. Хотя, конечно, лекарства, отпускаемые по рецепту, не обязательно лучший вариант для ребенка или подростка, попавшего в беду.

    Подростки могут сожалеть, когда попадают в беду, но они могут чувствовать себя неуязвимыми, поэтому бросайте вызов правоохранительным органам и их родителям.Они могут не учиться на своих ошибках, но пытаются научиться избегать последствий своих действий и избегать их. Подростки часто действуют как жертвы и становятся жертвами, или они становятся жестокими и преследуют других. Это может вызвать проблемы у подростка, в конечном итоге стать жертвой жестокого обращения, нападения, угроз или чего-то еще хуже.

    Еще сложнее то, что подросток может страдать недиагностированным физическим, психическим или неврологическим расстройством
    Подростки могут переживать кризисы. Подростковый возраст — время травм.Родители могут чувствовать замешательство и разочарование в общении с подростком. Родители могут не соглашаться и спорить о том, что следует делать, тем самым теряя доверие к ним. Однако иногда родители могут чувствовать необходимость обратиться за помощью к специалистам в области психического здоровья. Школы могут попытаться помочь, но могут обвинить ученика, который в конечном итоге бросит учебу, если сочтет, что учеба для него скучная, неконтролируемая или унизительная. Некоторые дети могут ходить в школу только для того, чтобы быть с друзьями, у которых есть доступ к наркотикам, машинам, сигаретам и так далее.

    Доктора, консультанты или родители могут не обращать внимания на возможность употребления наркотиков или алкоголя, поскольку они боятся или не хотят проверять ребенка на наркотики. Они могут поверить ребенку, что он не употребляет алкоголь или наркотики. Также подросток может признаться в употреблении алкоголя, но не в употреблении наркотиков. Наркотики и отрицательный сверстник или социальная группа могут серьезно повлиять на жизнь подростка и поставить его на путь отрицательного.

    Многие современные модели здравоохранения и образования неадекватно удовлетворяют уникальные потребности подростков в условиях кризиса.Диагноз часто ставится на основании нескольких интервью и впечатлений. Тщательная оценка часто не выполняется. Семья, учителя, друзья, братья и сестры часто не опрашиваются открыто и в духе сотрудничества. Основная причина кризиса может быть не понята или не устранена, потому что реальная проблема часто требует больше усилий, чем обеспечение «облегчения симптомов».

    Специалисту по психическому здоровью может потребоваться много времени, чтобы заслужить доверие подростка. После нескольких сеансов многие подростки не хотят возвращаться к «терапии», поскольку она «не помогает».Или они могут просто отказаться прекратить делать то, что они делают в настоящее время. Иногда симптомы, которые проявляет подросток, могут исчезнуть, когда они впервые начнут посещать психолога, но в конечном итоге они могут появиться снова, например, неуспеваемость в школе, пропуск уроков, задержка на работе допоздна, сон весь день, бегство, исключение, вступление в контакт. с правоохранительными органами и так далее.

    Подростки учатся скрывать свое поведение и симптомы, чтобы манипулировать врачами, консультантами, учителями и своими родителями.Часто они обращаются за советом и поддержкой к другим подросткам, которые чувствуют то же самое. Однако подросткам может не хватать опыта и поддержки, чтобы адекватно поддерживать другого, и они могут просто давать способы избежать последствий своих действий и манипулировать другими.

    Подросток может не понимать, что антидепрессанты могут помочь, даже если у них есть неприятные побочные эффекты, или почему им следует избегать того, что заставляет их чувствовать себя хорошо. Это настоящая дилемма как для родителей, так и для консультантов.Помочь подростку в кризисной ситуации увидеть это — настоящий вызов. Часто они могут сосредоточиться на том, чтобы сразу почувствовать себя лучше, и не беспокоиться о том, как они будут себя чувствовать в долгосрочной перспективе. Например, запрещенные наркотики могут мгновенно улучшить их самочувствие, а психиатрические — нет. Хотя, конечно, лекарства, отпускаемые по рецепту, не обязательно лучший вариант для ребенка или подростка, попавшего в беду.
    Подростки могут сожалеть, когда попадают в беду, но они могут чувствовать себя неуязвимыми, поэтому бросайте вызов правоохранительным органам и их родителям.Они могут не учиться на своих ошибках, но пытаются научиться избегать последствий своих действий и избегать их. Подростки часто действуют как жертвы и становятся жертвами, или они становятся жестокими и преследуют других. Это может вызвать проблемы у подростка, в конечном итоге стать жертвой жестокого обращения, нападения, угроз или чего-то еще хуже.
    Еще более трудным является то, что подросток может страдать от недиагностированного физического, психического или неврологического расстройства

    Причины подросткового кризиса
    Кризис обычно требует некоторого времени, чтобы стать критическим или опасным для жизни.Кризисы обычно возникают до того, как кризис становится опасным. В какой-то момент консультант должен уметь отследить один или несколько факторов, которые привели к текущему серьезному кризису. Выявление факторов может помочь консультанту или специалисту в области психического здоровья охарактеризовать развитие кризиса, что, в свою очередь, поможет им найти соответствующую реакцию и продолжительность любого необходимого вмешательства.

    Предыдущие потенциальные кризисы могут включать:

    • Наркотики
    • Спирт
    • Давление со стороны сверстников и общества
    • Родительский алкоголизм, наркомания или психическое расстройство, которое не лечится.
    • Неспособность родителей обеспечить правила, дисциплину и крепкие отношения с ребенком.
    • Семейный конфликт и разлад
    • Травматический опыт
    • Хрупкое эмоциональное состояние
    • Разделение родителей или развод

    Вмешательства
    Как только мы поймем потенциальную причину кризиса, это может побудить нас задуматься о возможных комплексных вмешательствах.Существует ряд возможных вмешательств, которые должны быть адаптированы к уникальным потребностям человека. Вмешательства могут включать:

    • Образование и обучение родителей
    • Обучение и воспитание подростков
    • Самопомощь
    • Групповое консультирование / терапия
    • Индивидуальное консультирование / терапия
    • Семейное консультирование / терапия
    • Сменить школы
    • Приключенческие программы на свежем воздухе
    • Программы терапии дикой природы
    • Усиление родительского надзора и участия
    • Переехать в новый район
    • Переехать к другим членам семьи
    • Приемная семья
    • Частная школа
    • Школа-интернат
    • Дневная лечебная программа
    • Лечебная школа-интернат
    • Программа лечения в стационаре
    • Психиатрическая госпитализация
    • Ответ полиции или правоохранительных органов

    Продолжительность и выбор вмешательства, а также компетентность задействованных профессионалов имеют решающее значение для успеха любого вмешательства.Вмешательство также должно соответствовать уровню риска и реагировать на основную проблему или потенциальную причину. Необходимо определить уровень риска и рассмотреть вероятность обострения или продолжения проблемы.

    Анкета для клинического обследования подростков — один из наиболее систематических и надежных методов оценки риска у подростков. Когда кризис возникает впервые, важно стабилизировать состояние подростка и облегчить его симптомы. Но после этого должна быть достаточная структура и последующие действия, чтобы предотвратить дальнейшие кризисы или рецидивы.Родители и члены семьи должны помнить, что несоответствующее вмешательство может ухудшить положение, подорвать их отношения с ребенком и создать новый кризис.

    Неадекватный ответ может продлить проблему и снизить вероятность успеха будущих вмешательств. Часто подростки переживают цикл кризиса. Кризис имеет тенденцию нарастать, обостряться, утихать и всплывать на поверхность в виде нарастающих эмоциональных, психологических и поведенческих проблем.Обычно у подростков между кризисами могут быть короткие периоды нормальной жизни. В такие моменты подросток может быть осторожным, задумчивым и раскаявшимся. Будет ли кризис поворотным моментом или нет, будет зависеть от того, будет ли разработано и реализовано соответствующее вмешательство.

    Вас также может заинтересовать ….

    Симптомы, причины, методы лечения и преодоление

    Что такое кризис идентичности?

    Кризис идентичности — это событие, связанное с развитием, когда человек ставит под сомнение свое самоощущение или свое место в мире.Эта концепция берет свое начало в работе психолога развития Эрика Эриксона, который считал, что формирование идентичности было одним из самых важных конфликтов, с которыми сталкиваются люди. По словам Эриксона, кризис идентичности — это время интенсивного анализа и изучения различных способов взглянуть на себя.

    Хотя развитие чувства идентичности является важной частью подросткового возраста, Эриксон не верил, что формирование и рост идентичности ограничиваются только подростковым возрастом.Напротив, идентичность — это то, что меняется и меняется на протяжении всей жизни, когда люди сталкиваются с новыми проблемами и сталкиваются с различным опытом.

    Что такое идентичность?

    Идентичность включает в себя переживания, отношения, убеждения, ценности и воспоминания, которые составляют субъективное ощущение себя человеком. Это помогает создать непрерывный образ себя, который остается довольно постоянным, даже если со временем развиваются или укрепляются новые аспекты личности.

    Симптомы

    Важно отметить, что кризис идентичности — это не настоящий диагноз.Скорее, человек, переживающий кризис идентичности, может оказаться озабоченным некоторыми вопросами:

    • Что мне нравится?
    • Каковы мои духовные убеждения?
    • Каковы мои ценности?
    • Какова моя роль в обществе или цель в жизни?
    • Кто я? Этот вопрос может быть в целом или в отношении ваших отношений, возраста и / или карьеры.

    Хотя каждый время от времени подвергает сомнению свое самоощущение, у вас может быть кризис идентичности, если вы переживаете большие перемены или стрессовое время в жизни, и вышеперечисленные вопросы начинают мешать вашей повседневной жизни.

    Важно знать, что негативные чувства к себе или своей жизни могут быть показателем уязвимости к депрессии. Если вы также испытываете симптомы депрессии, такие как плохое настроение, потеря интереса, усталость и раздражительность, вам следует поговорить со своим врачом или специалистом в области психического здоровья.

    Как развивается идентичность

    Исследователь Джеймс Марсия развил первоначальную теорию Эриксона. По словам Марсии и его коллег, баланс между идентичностью и заблуждением заключается в приверженности идентичности.

    Марсия разработала метод интервью для измерения идентичности, который рассматривает три разные области функционирования: профессиональную роль, убеждения и ценности и сексуальность. Он также определил четыре различных статуса идентичности, через которые люди проходят по мере развития своей идентичности.

    • Потеря права выкупа статус — это когда человек взял на себя обязательство, не пытаясь выяснить личность.
    • Достижение идентичности происходит, когда человек прошел через исследование различных идентичностей и взял на себя обязательство одной.
    • Распространение идентичности происходит, когда нет ни кризиса идентичности, ни обязательств. Те, кто имеет статус распространения идентичности, склонны чувствовать себя не на своем месте в мире и не стремятся к чувству идентичности.
    • Мораторий — это статус человека, который активно участвует в изучении различных идентичностей, но не взял на себя никаких обязательств.

    Марсия утверждала, что кризис идентичности помогает людям переходить из одного статуса в другой. Однако люди не обязательно испытывают каждый из вышеперечисленных статусов.

    Причины

    На стадиях психосоциального развития Эриксона кризис идентичности возникает в подростковом возрасте, когда люди борются с чувством идентичности и не понимают роли.

    В сегодняшнем быстро меняющемся мире кризисы идентичности могут быть более обычным явлением, чем во времена Эриксона. Такие кризисы часто возникают в ответ на резкое изменение в жизни человека. Это может включать изменения в личной жизни или более широкие социальные события, такие как пандемия COVID-19.

    Люди склонны испытывать их в разные моменты жизни, особенно в моменты больших перемен, в том числе:

    • Начало новых отношений
    • Прекращение брака или партнерства
    • Переживание травмирующего события
    • Рождение ребенка
    • Информация о состоянии здоровья
    • Потеря любимого человека
    • Потеря или начало работы
    • Переезд

    Исследования также показывают, что существует ряд факторов, которые могут повлиять на то, испытывает ли человек то, что часто называют кризисом среднего возраста.К таким факторам относятся проблемы со здоровьем, стресс и социальная поддержка.

    Наличие психических расстройств, таких как депрессия, биполярное расстройство и пограничное расстройство личности, также может повысить вероятность возникновения кризиса идентичности.

    Лечение

    Если кризис идентичности вызывает серьезные страдания и мешает вам нормально функционировать, ваш врач или терапевт могут порекомендовать несколько других вариантов лечения. Они могут включать:

    • Психотерапия : Терапия может быть полезна для решения некоторых основных проблем, которые могут способствовать кризису вашей идентичности.Один из подходов, известный как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), направлен на устранение негативных мыслей и поведения, которые могут вызвать проблемы с вашим представлением о себе.
    • Лекарство : Если ваши симптомы сопровождаются тревогой или депрессией, ваш врач может также прописать лекарства, которые помогут с этими состояниями.

    Колпачок

    Во многих случаях вы можете помочь справиться с кризисом идентичности самостоятельно. Некоторые вещи, которые могут быть полезны, когда вы сталкиваетесь с вопросами о своей личности, включают:

    • Изучение своих убеждений и интересов : Когда вы подвергаете сомнению свое самоощущение, может быть полезно заглянуть внутрь и подумать о том, чем вы увлечены.В чем ты заинтересован? Есть вещи, которые вам больше не нравятся? Задавая вопросы и исследуя новые увлечения и интересы, вы можете лучше узнать себя.
    • Обдумывая свои цели : Потратьте некоторое время на размышления о своих целях в жизни. Чего ты хочешь достичь? Какие вещи приносят вам больше всего радости и счастья? Кризис идентичности может быть признаком того, что некоторые потребности в настоящее время не удовлетворяются, поэтому поиск способов удовлетворения этих потребностей может принести в вашу жизнь большее чувство удовлетворения.
    • Получение поддержки : Могут помочь друзья и семья. Сильная сеть социальной поддержки является важной частью психического благополучия, а также может быть способом получить обратную связь и поддержку, которые вам нужны, чтобы чувствовать себя комфортно с вашей индивидуальностью. Друзья, члены семьи, социальные клубы, религиозные группы, группы командных видов спорта и группы поддержки также могут быть отличными местами, где можно найти необходимую поддержку.

    Слово Verywell

    Есть веская причина преодолеть кризис идентичности.Исследователи обнаружили, что те, кто твердо придерживается своей идентичности, как правило, более счастливы и здоровы, чем те, кто этого не сделал.

    Изучение различных аспектов себя в разных сферах жизни, включая вашу роль на работе, в семье и в романтических отношениях, может помочь укрепить вашу личность. Попробуйте заглянуть внутрь себя, чтобы выяснить качества и характеристики, которые определяют вас и заставляют вас чувствовать себя заземленным и счастливым, а также ваши ценности, интересы, увлечения и хобби.

    (PDF) Подростковый кризис и проблема ролевой идентичности.

    A. S. Macke, L. Matthews, G. H. Mead, S. Stryker, Serpe,

    K. Wickrama), однако общепринятое определение

    концепции еще не разработано. В некоторых работах идентичность роли

    воспринимается как составная часть личности, которая выражает

    негодования совокупности идентичностей (П. Дж. Берк, С. Страйкер,

    Серп). В других работах понятие ролевой идентичности подразумевает восприятие субъектом

    и опыт конкретной роли, которая обусловлена ​​интеграцией субъекта

    в различные социальные группы

    (C.Гордон, К.В. Коростелина). В работах

    ролевой идентичности П. П. Горностая исследуется совместно с

    такие детерминанты ролевого поведения, как ролевое сознание

    и ролевое «Я-концепция». Удивительно, но очень мало работ

    , полностью посвященных изучению ролевой идентичности в контексте

    подросткового возраста.

    Э. Эриксон был одним из первых ученых, которые указали

    на то, что ролевая идентичность очень важна для процесса формирования личности

    в подростковом возрасте.Он воспринимал ролевую идентичность

    как важную составляющую ощущения идентичности

    и утверждал, что она уходит корнями в «предвкушение ролей» ребенка

    . Для Эриксона, который утверждал, что

    критических периодов развития всегда связаны с биполярным конфликтом

    , два полюса подросткового возраста представлены

    путаницей идентичности и ролей, когда молодой человек

    сталкивается с психосоциальной дилеммой поиска равновесия. 

    Связь между ранней идентификацией в детстве и самооценкой

    позиционирование в системе социальных ролей.Судя по всему, этот конфликт

    не возникает ниоткуда. Ему предшествует

    , четыре более ранние стадии развития идентичности, описанные Эриксоном

    , но на этом этапе конфликт достигает своего пика

    [6]. Фактически Эриксон был первым, кто указал на то, что подростковый кризис

    в значительной степени связан с ролевой конфутацией

    — иными словами, с многочисленными противоречиями с

    в системе ролей подростка.

    По П.Возрастной кризис П. Горностайи всегда

    сопровождается сменой ролей субъекта, т. Е.

    распадом старых и появлением новых. В

    возникают эти контекстные ролевые конфликты, отмечающие ролевое развитие личности

    , которое является одним из ключевых элементов социализации субъекта

    на протяжении всей его жизни [7].

    Однако, разделяя мнение П. П. Горностая, мы

    придерживаемся более широкого понимания концепции

    «роль», значение которой часто сводится исключительно к

    социально заданным формам поведения и взаимодействия.Исследователь

    предпочитает оперировать понятием жизненной роли или

    психологической роли, особенность которой «в отличие от

    большинства социальных ролей состоит в относительно глубоком вовлечении

    в процесс человеческого существования. Жизнь

    ролей тесно связаны с глубокой структурой

    личности и по сути представляют собой одну

    форм ее существования »[8, с. 45]. Следовательно, необходимо подчеркнуть, что точно так же, как идентичность

    развивается из индивидуальных и социальных процессов [1], развитие роли

    определяется как индивидуальными факторами, так и

    , так и социокультурным контекстом субъекта.Мы предполагаем, что

    именно на стыке этих слоев возникает главный внутренний конфликт подросткового возраста

    .

    Подростковый возраст представляет собой период детства, когда

    ролевое развитие носит самый быстрый, а также самый драматический характер, поскольку главная задача этого возраста —

    — осуществить переход в другую социальную группу —

    группа взрослых. Но поскольку развитие ролей в значительной степени зависит от индивидуальности, процесс социализации

    не подразумевает механического приобретения определенного набора социальных ролей и функций

    , а предполагает глубокое пересмотр и реконструкцию.

    всей системы жизненных ролей субъекта.Этот сложный процесс

    охватывает все сферы жизнедеятельности подростков

    ти и приводит к формированию принципиально новой системы

    взаимоотношений с окружающим миром. Вопрос

    : какой механизм провоцирует возникновение внутреннего ролевого конфликта в процессе этого перехода? С одной стороны, можно предположить, что определенное

    субъективное «переживание» сопровождает процесс принятия

    новых ролей и паттернов ролевого поведения

    , незнакомых подростку.Например, он или она

    пытается быть рабочим, руководителем группы и т. Д. Действительно, любой переход

    к новым формам ролевого взаимодействия неизбежно влияет на личность и может привести к различным внутренним противоречиям. Однако многочисленные исследования, посвященные проблеме ролевых конфликтов

    , показывают, что они имеют более глубокие корни

    , а это значит, что знакомство с незнакомыми ролями

    нельзя рассматривать как единственную причину их возникновения.В нашем исследовании мы предполагаем, что противоречие

    между ролями и позициями подростков на

    является источником внутреннего ролевого конфликта. Прежде чем мы обсудим это явление

    более подробно, необходимо

    объяснить, что мы подразумеваем под понятиями «роль» и «позиция

    ция». Термин «позиция» подразумевает идеальное восприятие субъектом (в нашем случае

    — подростка) своей роли

    поведения и ролей, которые он выполняет в жизни.Это восприятие

    основано на роли субъекта «Iconcep

    ция» и тесно связано с его ролевой идентичностью.

    Как мы уже упоминали, термин «роль» в нашем исследовании

    понимается в более широком смысле, имея в виду жизнь

    роль или психологическую роль. Жизненные роли включают в себя весь спектр социальных ролей

    субъекта.

    Хотя человек начинает знакомиться

    с различными ролями с раннего детства, именно в период подросткового возраста

    ребенок разобщен и часто неадекватен

    Четкие представления о ролях и их системах формируются

    в целостную картину. .Этот процесс сопровождается

    активным включением ребенка в систему социальных отношений

    отношений. По словам А.А. Реана,

    подросток сталкивается с проблемой «интегрировать все, что он знает

    о себе как ученике, сыне, спортсмене, друге, разведчике

    и т. Д. Он должен объединить все эти роли в единое целое. , compre

    удержать их, связать с прошлым и спроецировать на

    будущее »[16, с. 104]. Этот сложный процесс

    , с одной стороны, находится под влиянием внешних факторов (влияние социума

    и т. Д.), А с другой стороны определяется внутренней логикой

    формирования конкретной личности.По мере развития процесса

    подросток сталкивается с многочисленными несоответствиями

    . Основное несоответствие находится на границе

    между идеальным восприятием подростком себя

    себя и своих возможностей и ролью (ролями), установленными рамками

    его объективной социальной ситуации (например, «Я уже

    взрослый »-« Со мной обращаются как с ребенком »,« Я

    самонадеян »-« Я зависим от родителей »и т. д.). Таким образом,

    это несоответствие можно интерпретировать как противоречие

    между субъективным и объективным, мнимым и реальным

    Ольга Рубцова

    4

    Перемещение, гендерное и социальное в

    Содержание

    Предисловие

    Рима Афифи

    1.Никого не оставляя позади: изучение опыта подростков в гуманитарных условиях

    Никола Джонс, Кейт Пинкок и Бассам Абу Хамад

    2. «Нет, нас не пускают»: препятствия на пути к образовательным и экономическим возможностям беженцев-рохинджа

    Сильвия Гульельми, Дженнифер Сигер, Хадиджа Миту, Джаред Калоу, Сара Бэрд и Никола Джонс

    3. «Нас здесь не принимают»: устранение уязвимостей внутренне перемещенных подростков в Эфиопии

    Никола Джонс, Кейт Пинкок и Воркне Ядете

    4.«В нашей жизни не к чему стремиться»: изучение психосоциального благополучия замужних сирийских девочек-беженцев в Ливане

    Салли Юссеф

    5. «Мне говорят, что я умею писать и читать, поэтому в школе нет нужды»: проблемы в реализации международных обязательств в отношении образования для беженцев в Иордании

    Агнешка Малаховска, Никола Джонс и Сара Аль Хейвиди

    6. «У меня больше нет надежды учиться»: влияние гендерных норм на образование и психосоциальное благополучие девочек-беженцев в Руанде

    Роберте Исимби, Мерси Мвали, Эрнест Нгабо и Эрнестина Кост

    7.«Почему я должен оставаться в классе?» Факторы, бросающие школу среди палестинских подростков без гражданства в Иордании

    Джуд Саджди, Аида Эссаид, Хала Абу Талеб и Маджед Абу Аззам

    8. «Никто не должен вести такую ​​несчастную жизнь!» Возможности для снижения уровня насилия в отношении подростков-беженцев в Газе

    Бассам Абу Хамад

    9. «Нас убивает страх, а не настоящая болезнь!» Covid-19: разворачивающийся кризис для подростков в условиях гуманитарной помощи

    Бассам Абу Хамад, Никола Джонс и Кейт Пинкок

    10.Заключительные размышления: на пути к политике, практике и исследованиям, призванным гарантировать, что ни один подросток не останется без внимания

    Никола Джонс, Кейт Пинкок и Бассам Абу Хамад

    Кризис подростковой грамотности или кризис вовлеченности студентов?

    Сегодня широко признано, что слишком многие подростки не обладают достаточными навыками грамотности. Министерство образования США даже объявило «кризис» подростковой грамотности, заявив, что «навыки грамотности у многих учеников 4–12 классов настолько низки, что ученики с трудом справляются с академическими задачами старшей школы и болеют». подготовлены к высшему образованию и рабочей силы.«Грамотность в этом контексте может означать больше, чем чтение и письмо, хотя Министерство образования США заявляет, что чаще всего вызывают беспокойство« данные о навыках чтения учащихся ».


    Ассоциация по надзору и разработке учебных программ (ASCD), некоммерческая организация, ориентированная на образование и широко представленная в Интернете, предлагает уникальный взгляд на уровень подростковой грамотности. Согласно сообщению на веб-сайте ASCD, кризис связан не столько с подростковой грамотностью в целом, сколько с отсутствием у учащихся академических навыков.«Грамотность — важная часть повседневного мира подростков», — утверждают исследователи Джудит Л. Ирвин, Джули Мельцер и Мелинда С. Дьюкс в главе 1 своей книги «Меры по повышению грамотности подростков». (Книгу можно приобрести в интернет-магазине ASCD.)


    Эта глава опубликована на сайте ASCD и специально посвящена идее о том, что подростки на самом деле часто погружаются в грамотность с помощью социальных сетей, «поэтических джемов» и других реальных взаимодействий, которые вращаются вокруг чтения, письма и ответа. значимым людям в их жизни.Авторы утверждают, что не хватает аналогичного развития и применения навыков грамотности в школе. По словам Ирвин и ее коллег, большинство подростков «на самом деле очень мотивированные читатели и писатели». Таким образом, возникает вопрос: как учителя и другие сотрудники школы могут помочь учащимся улучшить свои «навыки академической грамотности»?


    Ответ может заключаться в лучшей вовлеченности студентов. В первой главе своей книги Ирвин, Мельцер и Дьюкс предлагают наглядное руководство по повышению грамотности студентов, в центре которого находятся следующие слова: «Вовлеченность студентов, мотивация и достижения.«Учащиеся должны быть« мотивированы заниматься задачами по обучению грамоте и повышать свой уровень как читателей, так и писателей », — заявляют авторы, отмечая, что такие усилия могут создать« цикл взаимодействия и обучения ». Вовлеченность повышает компетентность, а затем компетентность ведет к повышению уровня вовлеченности.


    Эта концепция поддерживается другими академическими исследователями. На веб-сайте организации All About Adolescent Literacy министерство образования США опубликовало сообщение, в котором утверждалось, что «обучение грамоте» в школе должно быть четко связано с «интересами учащихся, повседневной жизнью или важными текущими событиями».«Сосредоточение внимания студентов на обучении грамотности может обеспечить повышение уверенности и помочь учащимся получить доступ к« текстам по содержательной области », что важно, поскольку может привести к углублению навыков академической грамотности — именно то, что понадобится студентам для будущего успеха.


    На сайте «Все о подростковой грамотности» следует список конкретных способов, которыми учителя могут напрямую влиять на мотивацию и вовлеченность учеников. Вот снимок того, как это могло бы выглядеть:

    • Наблюдение за успеваемостью: учащимся следует предоставить «явную обратную связь» об их навыках и «процессах мышления» в связи с работой по конкретной дисциплине.Четкие цели (поставленные как учителем, так и учеником), последовательная обратная связь и другие виды прямого взаимодействия могут помочь сделать структуру и цель академической работы более прозрачными и, в идеале, более доступными.

    • Содействовать выбору учащихся: Разрешите учащимся выбирать сопутствующие тексты, которые поддерживают их понимание работы в школе и дают им возможность выбирать темы обучения и формы оценивания. Это может помочь им «взять на себя большую ответственность и ответственность за свое участие в обучении.”

    • Примите участие в сотрудничестве: акцент на сотрудничестве, общении и большей связи (например, между учебными предметами и жизнью учащихся) может иметь большое значение для создания позитивной, дружественной молодежи учебной среды. В сообщении «Все о подростковой грамотности» утверждалось, что это должно сопровождаться прочным основанием для конкретных академических навыков и стратегий, включая исследования, понимание и обмен информацией с другими.

    Руководство «Все о подростковой грамотности», направленное на повышение вовлеченности учащихся, также затрагивает возможные препятствия на пути реализации.Например, учителя не должны путать взаимодействие учащихся с развлечениями для учащихся. Повышение азарта с помощью «конкурсов, соревнований и очков» наверняка истощит учителей, но улучшит ли это обучение учащихся? Возможно нет. Вместо этого учителя должны работать над тем, чтобы помочь учащимся развить внутреннюю мотивацию для улучшения их навыков грамотности, делая цель своих уроков очень ясной и предоставляя учащимся множество возможностей узнать себя как учеников.


    Другие возможные ловушки на пути к лучшей мотивации и вовлечению студентов могут включать нехватку адекватных ресурсов.Подростки часто имеют четкие представления о своих интересах — достаточно ли увлекательных текстов, чтобы поддержать это и заставить их увлечься чтением и письмом? Еще одним проблемным местом может быть понимание учителями (или его отсутствие) важности обучения учащихся конкретным навыкам чтения, особенно за пределами класса языковых искусств. Преподаватели предметной области могут помочь учащимся совершенствоваться, убедившись, что они подчеркивают ценность «стратегического чтения», которое лучше всего поддерживается общешкольным подходом.


    Еще одна вещь, на которую следует обратить внимание, — это часто негативные отношения между учениками с низким уровнем грамотности и школой. Исследователи предупреждают, что те, кто борется с чтением, могут оказаться обвиненными учителями в их неадекватных навыках или могут полагать, что учителя не думают, что они способны на успех. И снова, по словам доктора Кеннета Шора, психолога школьной системы Гамильтона, штат Нью-Джерси, ключ к преодолению этого заключается в вовлечении учащихся.


    Учителя, у которых есть проблемы с учениками, могут помочь этим людям добиться успеха, предлагая реальную обратную связь (показывая ученикам, что они больше, чем просто число) и иным образом помещая потребности и опыт учеников в центр классной работы.По мнению д-ра Шора, разделяемого многими опытными педагогами, воспитание у учащихся чувства принадлежности и четкая, конкретная академическая работа могут иметь большое значение для преодоления «кризиса подростковой грамотности», который может ограничить возможности для нынешних и будущих успехов учащихся.

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *