Нейролингвистическое: НЛП что это такое в психологии

Содержание

НЛП что это такое в психологии

Что такое НЛП?

Никто из нас не рождается с готовыми инструкциями по эксплуатации мозга.  Несмотря на это, существуют эффективные способы добиться желаемого как в работе, так и в личной жизни, используя интеллектуальный ресурс. Следуйте за собственными мечтами, покоряйте вершины, используйте максимальный потенциал вашей личности. Запомните, что единственное препятствие на пути к цели — это вы сами.

Нейролингвистическое программирование (НЛП) — универсальное руководство для грамотного использования собственных ресурсов в достижении целей. Это прикладная психология, позволяющая понять, как работает ум, каким образом образуются мысли и на их основе формируются шаблоны поведенческих реакций. Зная эти процессы в деталях, вы сможете исключить лишние паттерны поведения, которые тормозят вас на пути к успеху.


Каждый из нас обладает той или иной долей перфекционизма.

Это стремление к совершенству активизируется на определенном этапе жизни. НЛП учит быть превосходным во всем, уметь опережать соперников, тонко анализируя мотивы их действий. НЛП нацеливает человека на достижение совершенства. Исследуя связь между неврологическими процессами, языком и эмпирическим поведением, наука дает четкие руководства к действию. 

В дословном переводе аббревиатура НЛП включает несколько понятий. В их числе:

  • Нейро — относится к мозговым процессам, содержит принципы сбора информации из внешнего мира с использованием 5 основных каналов, связанных с органами чувств.
  • Лингвистика — изучение языковых особенностей. Это преобразование полученной извне информации, пропущенной через фильтр внутреннего понимания событий и явлений, выраженное в структуре языка.
  • Программирование — способ контроля повседневных действий, интерпретации поведенческих особенностей, выбор путей преобразования действительности.

НЛП — это набор инструментов для личных изменений и развития. Наука предлагает способы понимания мира, окружающих нас людей, эффективные методы преобразования обстановки для более быстрого и легкого достижения целей. Это снятие неработающих паттернов поведения, техники преодоления проблем, трудностей, способов снижения стресса.

Краткая история НЛП

Нейролингвистическое программирование официально зародилось в Калифорнии в 1970-х годах, хотя корни философской практики простираются вглубь времен, уходя к истокам антропологии Грегори Бейтсона (1904-1980) и лингвистики Ноама Хомского (1928 г.р). Учение возродилось в рамках исследования терапевтических процессов, когда один из основателей НЛП Ричард Бэндлер заинтересовался, почему одни терапевты более эффективны в своих практиках, нежели другие деятели.


Ученый расшифровал записи сеансов Виржинии Сатир и Фрица Перлса. Эти транскрипты помог преобразовать Джон Гриндер, используя свой лингвистический опыт. В процессе работы были обнаружены модели «вмешательства», которые позже были закодированы в первый инструмент НЛП, названный Мета-моделью.  

Следующим шагом стало изучение техник Милтона Эриксона, известного гипнотерапевта. Его действия только подтвердили силу Мета-модели и дали основания для выделения второго инструмента НЛП — модели Милтона. Начинаясь в качестве психотерапевтической практики, НЛП уверенно переросло направление. А его основатели стали совершенствовать и приумножать свои знания, используя метод в бизнесе, политике, спорте.

Наука действительно удивительна. Она гармонично комбинирует в себе множество знаний — от кибернетики до терапии, ориентированной на человеческую психику. Такие видные деятели, как Роберт Дилтс, Джудит де Лозье, Стивен Гиллиган, Стив и Конни Раэ Андреас создали ряд мощных моделей и приемов.

Не обошлось без критики. Впервые негативные отзывы НЛП появились, когда владеющие техникой люди стали достигать неимоверных высот в методах продаж и гипнотических воздействиях. Несмотря на это, метод развивался. Преимущественно он использовался для улучшения жизни людей, повышения их уровня успешности и эффективности.   

Что такое НЛП?

Задумывались ли вы над тем, чего вам не хватает в достижении желанных целей? Скорее всего, дело в привычках и отговорках, с которыми вы не хотите бороться. Практикующие силу НЛП люди используют язык для разрушения психических барьеров, которые мы бессознательно создаем для себя. Из-за этой уникальной возможности НЛП считается одним из самых полезных и доступных инструментов современной психологии.


NLP учит людей адаптироваться к меняющимся условиям, преобразовывать действительность, чтобы жить той жизнью, о которой они мечтают. Тренер работает с клиентом, чтобы побудить его покинуть зону комфорта.

Разрушение барьеров и возможность выбора оптимального пути помогают обрести более полную и счастливую жизнь.

Хотя нейролингвистическое программирование представляет собой обширную и сложную технику, фундаментальные идеи, лежащие в основе научного учения, можно разделить на три части:

  • Субъективность — в основе лежит понимание того, что каждый имеет уникальную перспективу мира, в котором мы живем.
  • Карты — убеждение, что наши собственные миры состоят из сложных территорий и границ, которые притягиваются к человеку, по мере его личностного роста.
  • Язык — каждый человек имеет право переносить и трансформировать свои территории и границы с помощью систем управления. Самая влиятельная система, к которой мы имеем неограниченный доступ — это наш язык. 

НЛП и субъективность

Представим следующую ситуацию: два человека оказались лишними на своих рабочих местах. Из-за отсутствия работы они были вынуждены покинуть свой район проживания для поиска новых возможностей. Лицо А изначально расстроилось неожиданными переменами, но свыклось с мыслями поиска альтернатив. Большую часть своего свободного времени оно тратило на поиск нового дома, налаживание новых социальных контактов и связей. В итоге оказалось, что новая работа давала меньше дохода по сравнению с предыдущей, но при этом коммунальные услуги за счет покупки дома в другом городе выходили более экономными, поэтому появились деньги на излишества и даже элементы роскоши. Изучив ситуацию со всех сторон, человек А понял, что сумел превратить потенциальный удар по собственному благополучию в новый позитивный опыт.

В отличие от него человек Б не преуспел. Увольнение с рабочего места стало для него ударом по самолюбию, самооценке, поэтому он чувствовал, что новая работа (более низкого ранга) — явный признак неудачи. Эта утрата уверенности в собственных силах вызвала некую отвлеченность от происходящих вокруг процессов. К следующему шагу в своей жизни человек Б был не готов. Он длительно лелеял ощущение грусти, поэтому принял быстрое решение о покупке дома, когда подвернулось неплохое, на его взгляд, предложение. В итоге оказалось, что дом намного меньше предыдущего, имеет множество недостатков при ближайшем рассмотрении. Испытав очередную неудачу лицо Б чувствует себя одиноким и злым в той ситуации, где он оказался.

Мораль этой истории заключается в том, что независимо от того, что происходит с человеком, нужно смотреть на ситуацию, как на опыт, который учит. Единственное препятствие на этом пути — это сложности в изменении точки зрения и видения окружающего мира.

Карты НЛП

Карты нейролингвистического программирования, также известные как модели, являются следующим компонентом сложной техники. Идея состоит в том, что у каждого человека есть уникальная карта, обозначающая путь жизни. Практикующие НЛП мастера используют идею карты, чтобы проиллюстрировать, как мы можем рассматривать представления о нашем собственном мире.

Если говорить упрощенно, можно подумать об этом, словно мы носим очки, которые показывают только определенные части света.

Даже если два человека стоят рядом с друг другом, свидетельствуя об одном и том же событии, оба рассказывают различные вещи, основанные на опыте и личном восприятии действительности. Каждый из этих людей выносит из ситуации свой опыт. Знаем мы это или нет, каждое событие нашей жизни влияет на наше будущее. Это убеждения, поведение или решения, которые мы принимаем. Понимание этого имеет основополагающее значение. Практикующий мастер НЛП использует технику, чтобы понять, почему его клиенты возвращаются в одни и те же события, застревают в одной и той же жизненной колее. Он искусно отслеживает те точки, которые мешают человеку продвигаться в будущее, быть эффективным. Среди них могут быть жесткий отказ, личная потеря, публичное смущение и многое другое. 

Язык и НЛП

Конечная теория, лежащая в основе тренинга НЛП, заключается в том, что человеку не нужно ограничивать рамками наши карты, программируя системы внутреннего контроля.

Язык дает нам уникальную возможность формулировать, выражать и сообщать окружающим мысли. Он структурирует наш мир, а смысловое содержание и ассоциативные связи не только описывают, но и сами формируют реальность в окружающем нас пространстве. 


Изменяя практики использования языка, человек может расширить границы своих карт и сделать первые шаги, чтобы начать изменения, к которым он стремится. Иногда стоит остановиться и подумать о простых расшифровках слов. Например, задумайтесь, что означает для вас слово «неудача»? Для некоторых людей это слово представляет разочарование, печаль, ощущение тяжести в желудке. Эти ассоциации можно изменить, начав связывать слово с новым стартом в жизни, начинаниями и жизненным опытом. Меняя слова, можно прийти к удивительной способности менять и трансформировать восприятие мира, собственное мышление.

Коучинг и НЛП

Люди обмениваются чувствами и ощущениями по-разному. Большинство этих чувств фактически передается бессознательно, через тон, темп речи, выражение лица, язык тела и слова. Мастера НЛП учат нас распознавать эти тонкие, бессознательные подсказки, чтобы мы понимали, как чувствуют себя входящие с нами во взаимодействие люди. Тренер легко раскрывает ментальную карту клиента, работает с ней, чтобы двигаться вперед.

На практике существует три наиболее распространенных типа ограничительных убеждений, которые человек накладывает сам на себя (свои действия, поступки):

  • Безнадежность;
  • Бесполезность;
  • Беспомощность.

Люди легко настраиваются на неудачу, если постоянно блуждают в негативных мыслях. Такие комментарии, как «Я недостаточно хорош» или «Другие люди лучше меня» ограничивают шансы на успех. В процессе тренинга НЛП тренер развеивает негативные убеждения, задавая ряд простых вопросов:

  • Почему вы считаете, что не заслуживаете счастья или успеха?
  • Почему вам не удается справиться с поставленными целями?
  • Что мешает вам реализовать свои мечты?

Ответы на эти вопросы помогают выявить чувства, вызывающие ограниченные убеждения. После этого тренер исследует и оспаривает ограничения, меняя негативные мысли клиента на позитивное восприятие реальности.

Чего ожидать от НЛП?

Методы, используемые разными специалистами, существенно отличаются друг от друга. однако стандартная коуч сессия НЛП следует одной базовой схеме. Первоначально тренер узнает, что клиент хочет изменить в себе, а также проблемы, которые человек хочет преодолеть. Пристальное внимание уделяется тому, как клиент говорит, поэтому дальнейшее обучение адаптируется к полученным ответам.

Коуч выполняет ряд упражнений вместе с участниками тренинга, чтобы определить карту жизни каждого из них. Замечая жесткие ограничения, тренер активизирует новые мыслительные процессы клиента, чтобы помочь ему расширить границы карты. Вместе с тем, человеку даются упражнения, с которыми он должен работать дома. Это поможет быстрее привыкнуть к методам НЛП. В то время, как основные неврологические изменения произойдут уже во время сеансов тренинга, может потребоваться дополнительное время на их усвоение. Это необходимо для того, чтобы полученные приемы так же эффективно работали, когда клиент возвращается в повседневную жизнь.

Мастер НЛП может попросить записать собственные чувства, которые возникали до, во время и после сеанса. Это поможет лучше понять достигнутых в процессе работы результатов. Необходимо четко фиксировать все изменения после начала тренинговых занятий. Когда эти вещи осознаются на глубинном уровне, клиент становится готовым к началу изменений.  

Считается, что НЛП популярно из-за фокусировки на будущем. Однако это не так. Техника работает в области исследования возможностей человека, методов формирования принимаемых им решений, использовании опыта прошлых лет. Коучинг НЛП заключается в добавлении новых фактов: возможностей расширения восприятия в позитивном русле, которые происходят в карте жизни конкретных людей.

Очень часто нейролингвистическое программирование рассматривается, как набор конкретных инструментов для ума, однако это понятие гораздо шире. Учение преобразует все области жизни. Как минимум, технологии НЛП помогут вам справиться со следующими ситуациями:

  • Тревога и стресс — коучинг эффективен в борьбе с чувствами стресса и тревоги, поскольку он идентифицирует образ мыслей, оказывающих давление на психику. Как только эти бессознательные образы распознаются, их можно оспорить.
  • Здоровье и благополучие — одна из самых важных идей, лежащих в основе НЛП, заключается в том, что ум и тело тесно связаны между собой. При выполнении определенных упражнений человек испытывает положительную психическую и физическую энергию. Улучшая наши представления о мире, мы тем самым улучшаем наше здоровье и благополучие.
  • Страхи и фобии — НЛП хорошо известно, как способ помощи людям в борьбе с опасениями, фобиями, страхами. Как и в случае с тревожностью, техника помогает раскрыть мыслительный процесс при формировании иррационального страха. Технология меняет образ мышления таким образом, что вчерашний ужас перестает быть таковым, меняясь на вещи, которых смешно бояться.
  • Отношения — основаны на коммуникации. Проблемы возникают, когда люди не выражают свои эмоции, не сообщают о своем дискомфорте или счастье. НЛП помогает человеку лучше узнать, как общаться с высокой долей эффективности. Понимание чувств другого человека позволяет понять, что люди могут иметь разные взгляды на жизнь. Ни одно мнение не является правильным или неправильным. С помощью нейролингвистического программирования тренеры развивают навыки эмпатии у людей, что помогает им строить прочные, длительные отношения.
  • Уверенность — люди нередко идут на курсы НЛП для облегчения собственных страхов и ограничений. Используемые методы помогают человеку сломать старые стереотипы и привычки, чтобы открыть перед собой новые возможности. НЛП повышает уверенность человека, обучая его умению принимать решения, основанные на мечтах, а не ограничивающих его страхах.
  • Бизнес — технология является отличным инструментом в понимании людей, способов общения и методов взаимодействия. Изучение этих основ помогает человеку улучшить свои базовые навыки, потребности сопереживания, что делает эффективным ведение переговоров с коллегами, сотрудниками, партнерами, менеджерами компании.

НЛП для управления персоналом

Многие программы используют НЛП в качестве базы для реализации обучающих приемов воздействия. Тренеры и коучи находят НЛП действенным инструментом при совершении следующих действий:

  • Понимания и передачи невербальных сообщений;
  • Замены языковых шаблонов;
  • Развития взаимопонимания;
  • Создания атмосферы неограниченных возможностей.
  • Внедрения изменений в сознание участников обучающего процесса.

Рекомендован метод менеджерам для достижения эффективного взаимодействия с сотрудниками вверенного им подразделения. Технология помогает лучше понимать стиль общения окружающих людей, устанавливать четкие достижимые цели, не теряя сил на формирование «воздушных замков». Техники способствуют созданию и поддержанию мотивационной среды, атмосферы понимания персоналом ценностей организации, приоритетов работы, сопоставления их со своими ценностными ориентациями.  

______________________________

Краткое резюме

НЛП — это наиболее естественный способ понять, как сделать выбор и получить благоприятные результаты. Мы предлагаем вам пройти курс обучения нейролингвистическим техникам в соответствии с поставленной перед вами целью трансформировать собственную карту мира в эффективную модель неограниченных возможностей. НЛП поможет, если вы:

  • Застряли в прошлом и не можете начать новую жизнь;
  • Постоянно откладываете сроки выполнения важных проектов;
  • Чувствуете себя подавленным, грустным, расстроенным и не знаете, в чем причина такой хандры;
  • Хотите улучшить карьерные перспективы, заработать больше денег;
  • Терпите неудачу в любом начинании;
  • Неуверенны в себе, не можете убедить собеседника в своей правоте;
  • Хотите улучшить отношения с противоположным полом, стать успешным в личной жизни;
  • Мечтаете повысить продажи;
  • Хотите улучшить умственную и физическую работоспособность;
  • Стремитесь выявить барьеры, удерживающие вас от свободы и независимости.

Это всего несколько примеров того, как НЛП способно преобразить вашу жизнь. Не откладывайте изменения на завтра, если не хотите терять время на неудачи и ошибки. Звоните прямо сейчас, чтобы записаться на курсы НЛП под руководством профессионалов. 

Что такое нейролингвистическое программирование?

1. Что такое НЛП (нейролингвистическое программирование)

Если говорить кратко, то основа НЛП – нейролингвистического программирования –  это алгоритмическое сочетание языка и обыденной экспрессии. […]Именно сочетание языковых и двигательных паттернов позволяют контролировать процесс изменений и достижение поставленных целей.[…]Ведь жизнь процесс, в каждом отдельном кванте которого существуют вербально-невербальные компоненты или нейрологическая составляющая и лингвистическая составляющая.

.

Оно изучает/использует воздействие словом на психику как систему вербального и невербального. Слова [которые] мы используем имеет прямое влияние на нейрологию слушателя. Слова мы используем когда разговариваем с кем-то или с самим собой также воздействует [на] нашу собственную нейрологию.

.

НЛП это система навыков/умений, которые определяют возможность одного человека вызвать изменения в реагировании другого, поэтому занимается изучением информационных обменов происходящих между людьми или по другому НЛП изучает как именно/чем/какими средствами один человек гипнотизирует другого

.

НЛП это система методов по передаче индивидуму и/или сообществу индивидумов ресурсов. Это подход, в котором каждая следующая ступень владения навыками НЛП увеличивает возможность генерировать и передавать ресурсы от знающего/имеющего их к незнающему/неимеющему. Причем, указанная передача ресурсов совершается только с его/их согласия. В противном случае это уже будет не НЛП.

.

Итак, НЛП есть система увеличения ресурсности: а) тех кто изучает и/или практикует и/или преподает НЛП; б) тех кто подвергается любым формам воздействия НЛП; в) тех кто находится в позиции «наблюдателя» за теми кто изучает/практикует/преподает и теми кто подвергается воздействию НЛП у них на глазах
.

НЛП исследует и анализирует человеческую активность (поведение) через объективное наблюдение, т.е через внешне наблюдаемые реакции. А так же исследует, то что можно назвать как алгоритмизм человека, т.е выученные способы реагирования, стереотипы, привычки, программы мышления. (подробнее)

2. Что такое Базовые Пресуппозиции НЛП (нейролингвистического программирования) ?

.

Базовые пресуппозиции в устах создателей НЛП являются процессуальными внушениями, которые сами по себе задают и создают контексты, а в устах понимающих тренеров НЛП сами создают убеждения, которые вслед создают рабочие контексты существования НЛП (ну, т.е. это ровно первые слова творения, начиная с момента, когда ничего еще нет/не существует)

.

Важно понимать, что пресуппозиции работают обязательно одновременно на подсознательном и сознательном уровнях. На подсознательном уровне пресуппозиции подобны постгипнотическому внушению. На сознательном уровне — это типичные рационализации, венчающие «вершину айсберга» определенного убеждения/веры. Для того чтобы пресуппозиции начали оказывать свое действие она должна быть воспринята «в обход сознания».

.

Задача базовых пресуппозиций НЛП – настраивать на обучение особой разновидности нового опыта, в котором обязательно наличиствует достижение нового сенсорного опыта, а так же обеспечить и гарантировать приобретение определенных навыков. Навыков, а не состояний эффективности. Принятие базовых пресуппозиций НЛП гарантирует, что Чарли будет, учиться определенным навыкам в любых контекстах.

.

В НЛП принято считать, что пресуппозиции есть метарегулятор правильных: а) мыслей б) настроев и состояний в) восприятия г) действий/поведения и т.д. и работают как постгипнотические императивы. Они открывают «зеленую улицу» в одном направлении и, одновременно, блокируют/делают невозможным прежнее. Весь объем различных форм НЛП — это определенный объем сенсомоторного опыта, который достижим с базовыми пресуппозициями НЛП (подробнее)

3. Что значит применять НЛП в коммуникации.

.

Ниже описаны основные коммуникативные метанойи, которые отличают человека применяющего НЛП в коммуникации. (Алиса – носительница метанойй. Чарли – наблюдательный человек, общается с Алисой и про НЛП ничего не знает.)

.

Уметь вызывать у Чарли переживание: “я его/ее откуда-то знаю этого (хотя знакомство только состоялось).

.

Иметь интериоризированный процесс вопрошания, т.е разделяет его/свою речь/и мысли на “кванты”. Через пару минут диалога Чарли перевести его (незаметно для него) на сравнительно лаконичные фразы.

.

Уметь производит сортировку и интеграцию с помощью “якорей (делает это”непроизвольно” ). Спустя десять минут диалога Чарли, он начинает чередовать “позитивные” и “негативные” темы, а затем начинаете как-то их “объединять”, приходя, в итоге к “позитиву”. И переживая “позитив”.

.

Навык автоматического порождения фразеологических рефремингов значения/контекста (реплики/замечания по ходу диалога(не юмористического толка), которые вызывают у Чарли что-то вроде быстрой смены напряжения и расслабления – похоже на короткий импульс к смеху)

.

Навык оперантного формирования по Б.Ф. Скиннеру + развитой осознаной наблюдательностью. Удачно произносит слова/междометия/возгласы одобрения. Как раз в тот момент (или немедленно сразу после) когда Чарли проявил какую-то конструктивную активность

.

Умение вести диалог в состоянии АпТайм и втягивает в это состояние самого Чарли. Разговаривая с Алисой, Чарли постоянно обнаруживает, что теряет ощущение времени

.

Навык зеркальной Инверсии Невербальной Экспрессии. Говоря о “прошлом”, о том что известно – смотрит (для взгляда со стороны Чарли) влево. Говоря о “будущем”, о том что может быть, о новом – смотрит вправо.

.

Уметь осознавать РЗС(РеальностьЗдесьСейчас) в гораздо большей мере чем “средний человек”, изменяет “кординаты” состояния сознания воспринимающего. И тем устраняет многие ограничения. В общении употребляет заметно много слов указывающих на РеальностьЗдесьСейчас. (РЗС)

.

Уметь в общении не преследовать эгоцентрические цели, т.е как бы не иметь выбора и степени свободы. Ее целью в общении каждый раз являлось: а) Развитие/Изменение Чарли.(если не было специальной просьбы на решение той или иной проблемы). б) Восстановление ~экологии в некотором контексте. в) Распространение/развитие подхода НЛП.(В отношении Алисы это означает, что то что управляет ее ~Целеполаганием имеет “двойной регулятор”. Цели могут преследоваться осознанно. Или же работает “автопилот”/подсознание. )

.

Уметь, выступая перед аудиторией использовать размеренные движения глаз по характерным “траекториям”: а) Взгляд вправо/влево сразу следует за взглядом влево/вправо. (Направления указаны “для Чарли” – так как он смотрит/видит ее перед собой из аудитории.) б) Если одно движение было налево-вниз, то следующее будет направо-вверх. в) Если одно движение было налево-вверх, то следующее будет направо-вниз. г) Типична “траектория” из четырех характерных направлений. Например: лево-низ – право-верх – лево-верх – право-низ. (Это соответсвует моделированию Алисой определенной стратегии восприятия материала у зрителей/слушателей: Ad-Vc-Vr-K. Такая стратегия называется “Стратегией поиска ответов” или “Стратегией приведения в соотвествие новой и уже известной информации”. Предложена БиГ. Типична для их семинарской экспрессии. “Спрятана” в “Из лягушек в принцессы”.)

.

Чарли замечает, что Алиса, даже когда общается с Чарли наедине: а) Как если бы говорит по некоему плану, что обычно характерно для публичных выступлений, хотя разговор при этом остаётся неформальный/бытовойб) Как-то угадывает общие темы и конкретные реплики, на которые Чарли имеет внутреннее желание/потребность общаться, даже когда он такое желание не озвучивал вслухв) Способна поддерживать общение на любые общие (и даже специальные) темы, хотя, как Чарли предполагает, не имеет большого профильного опытаЭто означает, что Алиса использует стратегию говорения как по писаному, позволяющую без специальной подготовки создавать и представлять для Чарли достаточные объёмы тематического содержания Uptime – состояние активной реакции на постоянно изменяющийся поток событий. С уменьшением фильтрования этих событий.   подробнее

4. С чего начинать изучение НЛП

Можно начать знакомство с истории НЛП, затем прочитать тему “БАЗОВЫЕ ПРЕСУППОЗИЦИИ НЛП“, затем перейти к чтению базовых книг НЛП. Далее остановиться и подумать, подвести итог и сделать вывод и уж, если появилось первичное понимание, то можно переходить переходить к практикам, например к изучению “Мета-Модели“, и сразу или одновременно приступать к упражнениям и тренировкам. Можно изучать Лингвистические пресуппозиции и “Милтон Модель”. И, конечно, обязательно изучать Рефрейминг  и речевых шаблоны для устойчивого доступа к ресурсам. А далее по накатанной дорожке: 

– якоря и процесс якорения

– сенсорные Реп.Системы, КГД, Предикаты  

– классические техники НЛП

Удачи в практике!  

 

5. Изучение НЛП это баланс и теории и практики

6. Список моделей, шаблонов и методик НЛП.

 

НЕЙРО-ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ПРОГРАММИРОВАНИЕ (НЛП) | Энциклопедия Кругосвет

Содержание статьи

НЕЙРО-ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ПРОГРАММИРОВАНИЕ (НЛП), направление в теоретической и прежде всего практической психологии, отличающееся от аналогичных психотерапевтических методов – психоанализа, групповой психотерапии, гештальттерапии – ориентацией на эффективность проведения терапевтического вмешательства. Согласно одной из версий, НЛП возникло как теоретическое обобщение характерных особенностей практики известных психотерапевтов, которая представляется неискушенному зрителю как магия. Отсюда название одной из книг Р.Бэндлера и Дж.Гриндера – Структура магии. С точки зрения психологии как науки, теоретическое новшество НЛП заключается в смене фокуса внимания исследователя и, как следствие, психотерапевта: вместо девиаций психического состояния НЛП рекомендует основное внимание обращать на норму, и не просто на норму, которой, строго говоря, не существует, а на образцы успешного поведения человека в кризисных ситуациях. По мысли основателей НЛП, только изучив, как человек умудряется не сходить с ума, можно разработать методики улучшения состояния людей с теми или иными психическими отклонениями. Еще одной важной особенностью НЛП является связь положений НЛП с языком и знаниями об особенностях функционирования языковой системы. К числу отцов-основателей НЛП принято относить прежде всего Ричарда Бэндлера, Джона Гриндера, Лесли Кэмерон-Бэндлер, Дэвида Гордона и Майкла Спаркса.

НЛП как психотерапевтический метод.

НЛП исходит из того, что функционирование мышления человека в определенной степени напоминает работу компьютера, однако не в смысле тривиальной компьютерной метафоры, на которой выросла современная когнитивная психология (ср. проведение аналогии между памятью ЭВМ и памятью человека, процессором ЭВМ и когнитивной системой), а в том смысле, что мышление человека программируемо. Весь вопрос в том, чтобы правильно сформулировать программу и сделать ее доступной сознанию и подсознанию человека. Отсюда понятие моделирования: терапевт (и шире – коммуникатор) пытается выявить наилучший способ, с помощью которого человек выполняет определенную задачу, и пытается сделать его доступным – для этого человека или другого лица. Способ верификации результирующей модели заключается не в рассуждениях о том, правильна ли она, соответствует ли она действительности, а в том, что модель успешно выполняет свои функции. Согласно НЛП, в психике вообще трудно говорить о правильности или о соответствии реальности какого-либо опыта. В лучшем случае можно говорить лишь о том, что некоторый опыт относится к разделяемой реальности, т.е. к совокупности более или менее общезначимых представлений об окружающем мире.

Процесс моделирования проходит несколько этапов. На первом этапе происходит сбор информации о текущем состоянии клиента и желаемом состоянии – фактически о самой сущности воздействия. На последующих этапах суть желаемого состояния последовательно уточняется. На втором этапе устанавливается раппóрт – такое состояние между коммуникатором и клиентом, при котором между ними существует максимальное взаимное доверие. Достижение раппорта – важнейшая задача НЛП. Раппорт достигается на сознательном или бессознательном уровне, когда коммуникатор присоединяется к репрезентативным системам клиента, отражая их в своем вербальном и невербальном поведении. Под репрезентативной системой (РС) в НЛП понимается способ представления и осмысления своего опыта взаимодействия с окружающим миром. Это может быть визуальная РС (опыт представляется как последовательность визуальных образов), аудиальная РС (опыт осмысляется как последовательность звуков разного типа), кинестетическая РС (опыт представляется как тактильные ощущения) и обонятельно-вкусовая РС (опыт воспринимается человеком как последовательность запахов и вкусовых ощущений). Отражая реакции клиента в каждой из этих систем, подстраиваясь под них, коммуникатор может достигнуть с ним раппорта. Отражение может быть вербальным (коммуникатор повторяет те или иные черты вербального поведения клиента) и невербальным. В последнем случае коммуникатор подстраивается под важные элементы невербального поведения, указывающие на ведущую (наиболее важную для субъекта) РС – под темп дыхания, жесты, движение глаз и т.п. Достижение раппорта может быть довольно длительной процедурой, но в некоторых случаях достигается очень быстро – все зависит от мастерства коммуникатора и сложности данного случая.

После достижения раппорта коммуникатор должен установить, что в действительности желает клиент. Иными словами, каким должен быть хорошо сформулированный результат моделирования, который не должен противоречить тем или иным сторонам личности клиента и не может вредить его ближайшему окружению (отсюда понятие экологичности моделирования).

Исследуя репрезентативные системы человека для последующего достижения раппорта, коммуникатор, кроме невербальных аспектов поведения клиента (в частности движения глаз, жестов, дыхания), должен особое внимание обращать на языковое поведение. Для этого в НЛП разработана так называемая мета-модель языка. В основе мета-модели лежит предположение, что язык – как и многие формы социального опыта – выступает как фильтр, который искажает опыт или по крайней мере структурирует его. Мета-модель обращает внимание коммуникатора на те свойства языковой системы, которые чаще всего искажают восприятие. Как будет показано ниже, в содержательном плане мета-модель представляет собой некоторый конспект результатов из грамматической теории, теории речевого воздействия и прагмалингвистики, подстроенных под цели психотерапевтической практики; определенное влияние на формирование НЛП оказали и идеи «общей семантики». Эксплицитное выяснение, выявление вносимых языком искажений составляет значительную часть психотерапевтической процедуры. Иными словами, мета-модель языка – это вовсе не модель языка и не модель отдельных его подсистем, а модель поведения коммуникатора по отношению к естественному языку, используемому в процессе общения с клиентом.

После того, как «хорошо сформулированный результат» установлен, осуществляется выбор методов терапевтического вмешательства и перевод клиента в желаемое состояние с помощью комплекса выбранных техник. Одна из таких техник – якорение. Якорь – это любой стимул, который позволяет человеку перенести свой прежний опыт в настоящее и пережить то же психологическое состояние (как положительно, так и отрицательно окрашенное). Например, какая-то мелодия может вызвать у человека ассоциации, связанные с прошлым опытом, или случайно найденная вещь напомнит о каком-нибудь событии детства и пр. В художественной литературе процедура якорения, как правило, привлекает внимание писателей с установкой на «психологизм». (Ср. характерный пример из Набокова: «Она высморкалась, пошарила в темноте, опять нажала кнопку. Свет ее немного успокоил. Она еще раз посмотрела на рисунок, подумала, решила, что, как он ни дорог ей, хранить его опасно, и, разорвав бумажку на клочки, бросила их сквозь решетку в лифтовый колодец, и это почему-то напомнило ей раннее детство. – В.Набоков. Камера Обскура.)

Почти произвольность якоря и одновременно его эффективность при вызове психического состояния широко используется в НЛП как инструмент воздействия на субъекта. Стимул-якорь может устанавливаться во время терапевтической процедуры вербально (например, произнесением некоторых слов, словесных последовательностей, изменением тона голоса), невербально (пожатием руки, плеча, колена; изменением положения тела коммуникатора и пр.), а также сочетанием вербальных и невербальных элементов. Понятно, что установка якоря возможна только при поддержании устойчивого раппорта, в противном случае связь между якорем и переживанием не возникнет.

Якорение должно основываться на выявлении ресурсов данного индивидуума для решения проблемной ситуации. Осознание ресурса, понимание того, что проблема может быть решена, достигается через расширение модели мира человека. Роль коммуникатора на данном этапе сводится к тому, чтобы выявить в опыте клиента то, что можно рассматривать как ресурс. В НЛП для поиска ресурса используются как техники, предполагающие сознательное участие клиента, так и его погружение в транс и работу с подсознанием. Последнее во многих случаях оказывается существенно более эффективным. Далее, положительный и отрицательный опыт человека якорится. Последовательное – в разных комбинациях – использование якорей и, тем самым, психических состояний позволяет коммуникатору элиминировать нежелательные связи, формировать новые и в результате программировать человека на желаемое им самим поведение, определяемое в НЛП как «хорошо сформулированный результат». Якорение, сами якоря, последовательность их применения фактически аналогичны алгоритмам компьютерной программы, за тем исключением, что, в отличие от компьютерных языков программирования, в НЛП при терапевтической процедуре операторы (якоря) определяются для каждого клиента индивидуально.

Среди методов НЛП имеются техники, которые дают возможность коммуникатору работать не над одной проблемой клиента, а над комплексом сходных проблем, а также над такими сложными ситуациями, когда некоторый тип поведения сам по себе не является психологической проблемой, но становится ею в определенном контексте. Например, боязнь – весьма полезное и нужное чувство, но она превращается в болезненное состояние, в манию, если боязнь ничем не обоснована или распространяется на всех окружающих. Одной из таких техник является рефрейминг. Суть рефрейминга заключается в том, чтобы видоизменить поведение клиента, вызванное некоторым стимулом или комплексом сходных стимулов, ограничив это поведение только теми ситуациями, когда это поведение действительно необходимо.

Вообще следует отметить, что основные книги по НЛП (прежде всего те, которые написаны основателями этого направления) сами представляют собой блестящий пример применения методик воздействия НЛП на читателя. Здесь можно обнаружить и методику якорения, например с помощью интересных (как правило смешных) примеров из практики, а также рассуждения, приводящие к «расширению позитивного опыта» читателя, и рефрейминг в виде соответствующих инструкций – как явных, так и скрытых.

Лингвистический аспект НЛП.

Интерпретацией и использованием знаний о языке в НЛП занимаются непрофессиональные лингвисты (со всеми вытекающими отсюда последствиями). Поэтому описание лингвистической составляющей НЛП в рамках собственно лингвистической парадигмы требует определенной коррекции тех лингвистических категорий, апелляция к которым используется в оригинальных работах представителей этого направления.

Основной лингвистический постулат НЛП можно сформулировать как гипотезу о неадекватности языка как средства отражения действительности и опыта человека. Слова – лишь искусственные ярлыки для опыта, а сам язык представляет собой фильтр, который позволяет когнитивной системе отсекать все лишнее из опыта для того, чтобы система не перегружалась и адекватно функционировала. Однако эта полезная функция приводит к тому, что сознание человека игнорирует важные части его опыта, что приводит к формированию существенно обедненного списка альтернатив при решении проблемных ситуаций. Мета-модель языка позволяет выявить наиболее типичные случаи искажения и исправить их, обогатив позитивный опыт человека.

Второй постулат как бы направлен в противоположную сторону от реальности – он определяет характер связи между языком и психикой. Это постулат об иконичности или изоморфности языка, с одной стороны, и психических и/или мыслительных процессов – с другой. Согласно этому постулату, языковые формы регулярно отражают особенности мышления и психического состояния человека. Обращая внимание на особенности речи клиента, коммуникатор в состоянии выявить его ведущую репрезентативную систему, а также установить области опущения важного опыта. Иными словами, язык и речь рассматриваются как важнейшие источники информации о психическом состоянии человека. Верно и обратное: хотя чрезмерное использование какого-то одного языкового средства вряд ли приведет к болезни, тем не менее комплекс соответствующих языковых выражений позволяет вызывать требуемое психическое состояние. Именно поэтому с помощью языка вообще возможно терапевтическое воздействие.

Важным следствием постулата об иконичности является принцип психологического разграничения поверхностной и глубинной структур высказывания. Интерпретируя это противопоставление в духе трансформационализма (иногда – в смысле порождающей грамматики, а иногда – в смысле порождающей семантики), пропоненты НЛП приписывают поверхностной структуре функцию отражения сознания, а глубинной – подсознания. Глубинная структура содержит актанты тех переменных, которые следует эксплицитно заполнить, чтобы выявить действительную, реальную проблему клиента и создать представление о «хорошо сформулированном результате» моделирования.

Языковые феномены в теории и практике НЛП.

Рассмотрим кратко конкретные языковые структуры, которые используются на разных этапах нейро-лингвистического программирования, в разных техниках НЛП. Фактически эти языковые феномены и формируют мета-модель языка, которая лежит в основе НЛП.

Метафоры.

Метафора – один из излюбленных инструментов НЛП. Известная книга Д.Гордона не случайно называется Терапевтические метафоры. Впрочем, и интерпретируется эта категория в НЛП по-разному. В наиболее близком к лингвистическому пониманию метафора используется в мета-модели языка. Как выше уже было сказано, это не модель языка как таковая, а модель поведения психотерапевта, коммуникатора, когда он собирает информацию о клиенте или устанавливает с ним раппорт. На этом этапе коммуникатор должен определить, какая репрезентативная система, т.е. способ осмысления опыта, наиболее сильно развит у клиента и, следовательно, чаще всего им используется. Если обратиться к инструментарию когнитивной лингвистики, можно сказать, что репрезентативная система – это структуры знаний, фреймы, в терминах которых человек осмысляет свой опыт и структурирует его, придает ему смысл. На поверхностном уровне, на уровне речевого поведения эти фреймы могут быть представлены метафорами, точнее – метафорическими моделями.

Как уже отмечалось, в НЛП выделяется четыре типа репрезентативных систем: 1) визуальная РС, которая позволяет структурировать и осмыслять опыт как последовательность визуальных изображений, «картинок», возникающих в сознании человека; 2) аудиальная РС, в рамках которой опыт структурируется как последовательности звуков различного типа, музыки, шумов и т.п.; 3) кинестетическая РС, которая позволяет осмыслять опыт как смену ощущений тела, и, наконец, обонятельно-вкусовая РС, воссоздающая опыт как последовательность запахов и вкусовых ощущений. Одна из РС является для человека первичной, самой главной. Ее-то и должен выявить коммуникатор на этапе сбора информации о клиенте. В этом случае анализируется как вербальное, так и невербальное поведение клиента. Невербальная составляющая – это исследование ключей доступа, которыми оказываются движения глаз. Для каждого типа РС они совершенно специфичны. При исследовании вербального поведения для выявления РС огромное значение имеет анализ метафор, используемых клиентом. В НЛП эти выражения часто называются «процессуальными словами». Фактически речь идет о метафорических моделях, заложенных в переносных значениях слов и в оригинальной метафорике клиента. Например, визуальная РС устанавливается по таким выражениям, как Я вижу, что он меня не понимает; Я смутно понимаю, что здесь что-то не то; Мне кажется, что все против меня; Эта картина так и стоит передо мной.

Аудиальная РС проявляется в метафорических моделях, источником которых является область звука, а также в развернутых сравнениях с таким же источником. Например, Эта простая, но ясная мысль просто оглушила меня; Воспоминания того лета остались как хоровод нестройных звуков над поверхностью реки на рассвете [К.Паустовский]. Кинестетическая РС устанавливается по значениям слов, в основе которых лежат метафоры с источником – областью ощущений: Я чувствую, что вы правы/неправы; Я нащупал в своих воспоминаниях что-то нужное, но не могу это ухватить; Мама была всегда суха со мной и не замечала, что я для нее делала. Обонятельно-вкусовая РС обнаруживается в высказываниях типа Мое детство всегда вызывает у меня горькие воспоминания; Я попробую сосредоточиться, но не уверен, что это мне сейчас удастся; Что-то вы сегодня кислый; С лица отца не сходила кислая мина. Выявление первичной РС позволяет как установить раппорт с клиентом, подстраиваясь в вербальных реакциях под его первичную РС, так и расширить пространство выбора клиента, переведя осмысление опыта в другие типы РС.

Поверхностная vs. глубинная структура.

Одна из основных идей трансформационной модели языка заключается в том, что одна и та же глубинная структура может на поверхности реализоваться различными поверхностными структурами, при этом глубинное представление – базовая структура в ранних версиях ТПГ – оказывается более бедной, более простой, чем поверхностная. Такое варьирование сторонников НЛП не очень интересует. Фактически для них важна не трансформационная грамматика в духе Н.Хомского, а порождающая семантика, работающая не столько с синтаксисом, сколько с семантикой высказывания. С точки зрения НЛП, на глубинном уровне всегда строится полное, достаточно богатое представление проблемной ситуации, но на поверхностном уровне оно в результате ряда альтернативных выборов, в результате проведения различных трансформаций обедняется. Например, предложение Джон купил автомобиль в глубинной структуре содержит информацию о том, у кого был куплен автомобиль, за какую сумму и когда. Иными словами, на глубинном уровне всегда присутствует модель управления глагола с обязательными и факультативными валентностями, которые более подробно описывают соответствующую ситуацию. Обеднение, редукция поверхностной формы происходит, как правило, неосознанно. В процессе терапевтического воздействия коммуникатор должен восстановить на поверхностном уровне все важные глубинные элементы – пропущенные валентности и прежде всего заполняющие их актанты.

С этой точки зрения, для НЛП значительный интерес представляют некоторые трансформации, которые регулярно «свертывают» более богатое содержание (см. обсуждавшееся выше понятие «аннулирующего» преобразования при вербализации смысла). К ним относится, например, трансформация опущения в диалогах типа Клиент: Ну, я, в общем, не уверен. Терапевт: Не уверен в чем? Клиент: Что мне стоит говорить об этом. Терапевт: О чем об «этом»? В первой реплике клиента элиминирована вся составляющая, реализующая обязательную валентность глагола, а во второй – синтаксически составляющая есть, но она заменена на анафорическое местоимение, однако анафора не раскрыта. Эти случаи описываются в НЛП как высказывания с отсутствующими референтными индексами. Предполагается, что в глубинной структуре референтные индексы всегда есть и терапевт должен в процессе опроса клиента эксплицировать эти индексы, восстановив опущенные антецеденты и опущенные составляющие. Следует иметь в виду, что референтная структура понимается в НЛП весьма расширительно и включает коммуникативный и когнитивный контексты произнесения высказывания, чувства человека относительно обсуждаемых проблем и представления о том, как другие участники коммуникации воспринимают происходящее.

Номинализация.

Аналогичное явление свертывания содержания наблюдается при номинализации. Как известно, конструкции типа Отказ от соглашения привел к неуспеху переговоров скрывают в глубинной структуре пропозициональные формы типа ‘некто отказался от соглашения’. Номинализации – в терминологии НЛП – обедняют опыт клиента, поскольку не только переводят в имплицитную форму некоторые важные аспекты ситуации, но и представляют некоторые контролируемые процессы в форме неконтролируемых уже совершившихся событий. Так, когда клиент говорит Мои способности не находят никакого признания, то он находится в плену «магии слова», поскольку понимает слово признание как совершившееся событие. В этом случае следует обратить внимание клиента на процессуальный характер ситуации, на ее контролируемость, а также на существование валентностей у глагола признавать или выражения находить признание с помощью вопросов типа У кого вы не находите признание? или Можете ли вы себе представить ситуацию, что вы нашли признание [у коллег или кого-л. еще]?

Модальные операторы.

Типичное языковое проявление обеднения своего опыта и, как следствие, сужение пространства выбора – использование конструкций с модальными словами типа Необходимо P, Следует P, Я должен P, Мне нужно делать P. Мета-модель языка в НЛП приписывает этим конструкциям глубинную структуру ‘Модальный оператор P, иначе Q. Психотерапевт должен заставить клиента выйти за переделы его ограниченного опыта, сосредоточив внимание на альтернативе Q: Что случится, если вы не будете делать P?; Что бы произошло, если бы вы отказались от P? Например, на реплику клиента Нельзя любить двух женщин одновременно психотерапевт может ответить Что вам мешает делать это? или Что случится, если вы будете любить двух женщин одновременно?; Почему невозможно одновременно любить двух женщин? Осмысление альтернативы Q расширит осознанный опыт клиента и будет способствовать решению возникшей проблемы.

Выражения с квантором всеобщности.

Искажение опыта, его неправильная интерпретация может быть связана не только с опущением, элиминацией, но и с необоснованным «достраиванием», «обогащением» представлений о реальности. Типичный источник искажения такого типа – неправомерная генерализация, обобщение. В естественном языке выражения типа Всегда P интерпретируются либо в «ослабленном» кванторном смысле ‘Обычно P/Чаще всего P/Как правило P‘, либо в «сильном» логическом смысле (нечто вроде ‘для любого момента времени из выбранного временного интервала имеет место P’). Понятно, что высказывания с квантором всеобщности в слабом смысле всегда можно поставить под сомнение с точки зрения собственно логического значения. Это очень важно для психотерапевтической процедуры, поскольку генерализованные высказывания клиента, как правило, относятся к его негативному опыту и представляют собой интерпретацию его эмоций, впечатлений о действительности, а не фактическое знание. Так, высказывание Я никогда не был в Париже вполне верифицируемо, поскольку отражает реальный опыт субъекта («знание по знакомству» – в терминах Рассела). Однако высказывания клиента типа Меня никто не понимает представляет собой результат «наивного, естественного вывода» и отражает катастрофическое восприятие действительности. Для снижения значимости отрицательного опыта клиента и фокусировки внимания на позитивном опыте психотерапевт ставит под сомнение высказывание клиента с точки зрения логического понимания: Вы действительно уверены, что вас никто не понимает?; Неужели не было случая, когда вас хоть кто-нибудь понял?

Каузальные связи.

Осознание действительности с необходимостью влечет установление между событиями причинно-следственных отношений. Поскольку сама суть НЛП заключается в переосмыслении опыта, установлении новых связей между явлениями и чувствами/когнитивными состояниями, работа с причинными конструкциями оказывается эффективным инструментом воздействия на адресата. Коммуникативная техника обсуждения причинных связей предполагает, что психотерапевт обращает внимание на отсутствие необходимой связи между событиями, которые ставятся в причинно-следственную зависимость. Например, высказывание клиента Моя жена злит меня своим поведением скрывает каузальную зависимость типа ‘Моя жена делает что-то для того, чтобы я злился’. Здесь необходимо выяснить, на основании чего клиент решил, что его жена сознательно злит его, нельзя ли объяснить поведение жены чем-то еще, всегда ли поведение жены вызывает у клиента чувство злости и т.д. Аналогичная техника используется и для высказываний с более эксплицитными причинными связями типа Я хочу стать другим, но мои родители мне мешают, Мне нужно было уехать из дома, но жена была больна. Во всех этих случаях цель коммуникатора заключается в том, чтобы поставить под сомнение существование необходимой связи между причиной и следствием. Это можно сделать, выявив случаи, когда связи не было (Всегда ли так происходит?), обратив внимание на то, что ситуация могла возникнуть непреднамеренно (Разве ваша жена специально хотела разозлить вас?), попытавшись перевернуть причинную связь (Если бы ваша жена не была больна, вы бы обязательно уехали?).

Скрытая перформативность.

Для НЛП важно, что любое утверждение человека имеет смысл только в рамках его собственной модели мира. Непонимание этого является еще одним источником заблуждений, ограничивающим поле выбора альтернатив при принятии решений в проблемных ситуациях. В этих случаях полезно эксплицировать глубинный перформатив, который, согласно перформативному анализу, представлен в глубинной структуре любого речевого акта. Например, преобразование высказывания Плохо досаждать другим своими собственными проблемами в форму с эксплицитным перформативом Я утверждаю, что плохо досаждать другим своими собственными проблемами сразу уменьшает сферу применимости утверждения, ограничивая ее моделью мира самого говорящего. Фактически это эквивалентно снятию неправомерной генерализации.

Мета-модель языка.

Модель естественного языка в НЛП представляет собой набор инструкций, с помощью которых коммуникатор контролирует процесс общения, а также выявляет те части дискурса, которые указывают на особенности мышления клиента (выявление первичной репрезентативной системы) и ограничивают его позитивный опыт. Рассмотренные выше феномены и образуют части мета-модели, которая вначале используется для сбора информации о клиенте, а затем для вербального воздействия. Заметим, впрочем, что часто эти этапы не противопоставлены по времени и происходят одновременно.

Значимость практики НЛП для теории языка.

Лингвистические постулаты НЛП с определенностью указывают на существование изоморфизма между языковыми/речевыми феноменами – такими, как метафора, следствие, глубинная и поверхностная структура, – и процессами мышления. В теоретическом языкознании неоднократно высказывались гипотезы о существовании такой связи, однако практическое доказательство было невозможно. Опыт успешного использования принципов и дискурсивных стратегий НЛП оказывается в этом смысле чрезвычайно важным. Представляет также значительный интерес гипотеза о психологической значимости практически любого варьирования языковых форм, по крайней мере на лексическом уровне. В частности, неосознаваемое варьирование метафорических моделей представляет собой важнейший источник информации о способах осмысления мира человеком.

Нейролингвистическое программирование в практической деятельности врача

Библиографическое описание:

Тимохина, М. А. Нейролингвистическое программирование в практической деятельности врача / М. А. Тимохина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2016. — № 8 (112). — С. 882-884. — URL: https://moluch.ru/archive/112/28390/ (дата обращения: 05.03.2021).



Статья посвящена некоторым аспектам нейролингвистического программирования — молодого направления практической психологии, его эффективности в практической деятельности врача. Приведены рекомендации по использованию технологии в работе сотрудников системы здравоохранения.

Ключевые слова: нейролингвистическое программирование, практическая психология, практическая медицина.

The article is devoted to aspects of neuro-linguistic programming — young direction of practical psychology, its effectiveness in practice of physician. The recommendations on the use of technology in health care workers are given.

Key words: neuro-linguistic programming, practical psychology, practical medicine.

НЛП, или нейролингвистическое программирование — модель межличностной коммуникации, изучающая, главным образом, взаимодействие между эффективными паттернами поведения и субъективным опытом (особенно шаблонами мышления), лежащим в их основе; система альтернативной терапии, основанная на этом, суть которой заключается в обучении людей осознанности и эффективной коммуникации [1]. НЛП включает в себя три наиболее важных компонента — нервная система, языковой и программный компонент, которые участвуют в формировании жизненного опыта. Так, нервная система определяет характер функционирования живого организма, языковой компонент ответственен за коммуникации и самопрезентацию, программы определяют модели мира и поведения, по которым живет человек. Нейролингвистичское программирование описывает как разум (нейро) и язык (лингво), взаимодействуя между собой, влияют на тело человека и его поведение (программирование).

Нейролингвистическое программирование — относительное молодое направление практической психологии, возникшее в начале 70-х годов 20 века учеными Р. Бэндлером и Дж. Гриндером [2], которое с успехом используется и в практике специалистов медицинского профиля.

Первая аксиома нейролингвистического программирования — карта не является территорией. Это о том, что все люди разные, слышат и чувствуют все абсолютно по-разному. Каждый живет не в реальном мире, а лишь в собственной его «интерпретации».

Карта — не территория, а диагноз — не болезнь [3]. Диагноз кратко выражает мнение врача о состоянии пациента, выраженное при помощи специальной медицинской терминологии. И тут важно, как правильно подать информацию, каким образом ее воспримет сам больной. Так, можно считать катастрофой стенокардию напряжения, а можно радоваться, что это не стенокардия покоя. В век развитых информационных технологий, возникновения огромного числа инструментальных методов исследования и доступности медицинской помощи в целом, возникла следующая проблема: люди описывают себя не с точки зрения ощущений, а мыслят языком диагнозов. Зачастую, приходя на прием, пациент на вопрос «Что Вас беспокоит?» отвечает «Высокий уровень лейкоцитов». Возникает вопрос, как человек способен ощущать изменения лабораторных показателей? Да и не каждый сможет, не имея медицинского образования, интерпретировать данный показатель, не говоря уже об ощущении. Это лишь цифра в его медицинской карте. Любопытно, а собака или кот знают, что у них повышены лейкоциты?

Похожая ситуация с межпозвонковыми грыжами. Повсеместное введение компьютерной томографии привело к гипердиагностике, а болевой синдром в области спины стали чаще трактовать именно с позиции этих «находок». Вновь можно ограничить себя рамками диагноза, а можно и выйти за пределы этих рамок. Огромную роль в дальнейшем поведении пациента играют его взаимоотношения с врачом.

Вторая аксиома: в основе любого поведения лежит позитивное намерение. Так, алкоголик не может приспособиться в этой жизни без алкоголя, диабетик без сахара. И дело лишь в том, что текущее поведение, демонстрируемое человеком, представляет наилучший выбор из доступных ему в данный момент. Лучше иметь выбор, чем вовсе не иметь его, и чем больше возможностей выбора, тем более гибко можно решать жизненные проблемы. Задача врача на данном этапе предоставить пациенту ту самую здоровую альтернативу нежелаемому поведению, не осуждая его.

Третья аксиома: нет поражений, есть только обратная связь. Не всегда рекомендации врача дают ожидаемый отклик в сознании пациента. Может, рекомендация врача дана не в то время, либо выполняется не тем образом, а быть может не подходит ситуации. Необходимо быть гибким, вовремя заметить и изменить ситуацию, ведь одно и то же действие приводит к одному результату. Это касается, например, модификации факторов риска заболеваний, ни один из которых не эксклюзивен, и всегда найдется много способов решения проблемы. Существует и вопрос грамотной подачи рекомендации или лечения. Так, например, фразы в стиле «ну, что вы хотите в вашем возрасте», «начнем лечение с адреноблокаторов…пока не отекут ноги» (то есть адреноблокаторы не помогут, а ноги все равно отекут со временем) создают негативную установку и формируют отрицательную обратную связь.

Четвертая аксиома: принцип ответственности. Каждый из нас сам несет ответственность за то, как управляет своим состоянием и мозгом. Никто из окружающих не виноват в ваших неудачах: ни правительство, ни Минздрав, ни ваш терапевт ни при чем.

Помимо навыков эффективного общения и взаимодействия с пациентом, специалисты в нейролингвистическом программировании имеют определенные успехи в коррекции психосоматических заболеваний. Существуют документально подтвержденные факты успешного лечения аллергии, а также улучшения послеоперационного прогноза при хроническом заболевании сердца [5].

Оставаясь перспективным и новым направлением в практической психологии, нейролингвистическое программирование медленно, но верно становится достоянием практической медицины, эффективно дополняя стандартные схемы лечения пациентов.

Выводы.

  1. Успешность терапии прежде всего зависит от характера взаимоотношений между пациентом и врачом, их взаимного доверия. Врач должен стремиться воспринимать каждого пациента как уникальную личность, отметить его индивидуальные особенности, с учетом которых разработать подход к эффективной коммуникации.
  2. Важным моментом в лечении является идентификация стереотипа поведения, подлежащего изменению, а также выбрать альтернативный, «здоровый» способ поведения, наиболее точно исполняющий позитивные функции старого, «нездорового». Любое поведение — даже самое жестокое, сумасшедшее и невообразимое — представляет собой выбор лучшего варианта из имеющихся в данный момент, исходя из возможностей и способностей человека, определяемых его моделью мира.
  3. Нужно доверять врачебной интуиции, предоставлять себе право на эксперимент с новыми приемами и право на ошибку в работе с пациентом.
  4. Слова — с одной стороны, лишь набор букв, но образы которые эти слова вызывают в голове делают слова значимыми, делают их инструментом, позволяют наделить смыслом любое действие. Часто врач, вольно или невольно, сам блокирует благоприятный исход негативной установкой: то озвучивает негативный прогноз, то запугивает, то использует предложения с незавершённым значением, или с другим внушающим эффектом.

Литература:

  1. Neurolinguistic programming // Oxford Dictionaries. Language matters. URL: http://www.oxforddictionaries.com/ru/определение/американский_английский/neurolinguistic-programming#neurolinguistic-programming__2 (дата обращения: 7.04.2016).
  2. Bandler R, Grinder J. The structure of magic: a book about language and therapy. Science and Behavior Books, Palo Alto (Calif) 1975a.
  3. Аксиомы НЛП в контексте здоровья // Биосфера. Арсений Александрович Гуричев. URL: http://obiosphere.spb.ru (дата обращения: 7.04.2016).
  4. Михайлов А. Н., Рыбин И. А., Михайлов О. А., Марчук В. П. Современные аспекты лучевой диагностики остеохондроза позвоночника //Дегенеративные поражения позвоночника и суставов: Матер.конф./Под ред. А. Н. Михайлова и В. Д. Пилипенко. –Минск,2001. С.68–74.
  5. Техники НЛП при работе с психосоматическими заболеваниями // Тренинговый центр. URL: http://www.stalkernlp.com/materials/stati/tehniki_nlp_pri_rabote_s_psihosomaticheskimi_zabolevaniyami.html (дата обращения: 7.04.2016).

Основные термины (генерируются автоматически): нейролингвистическое программирование, практическая психология, модель мира, негативная установка, нервная система, пациент, практическая медицина, эффективная коммуникация.

нейролингвистическое программирование — Гуманитарный портал

История НЛП

В 1973 году в университете Санта-Крус штата Калифорния встретились двое начинающих учёных — Ричард Бэндлер (Richard Bandler) и Джон Гриндер (John Grinder). Аспирант Бэндлер пытался написать диссертацию по кибернетике. Гриндер достиг больших успехов: он только что получил докторскую степень по лингвистике. Им повезло — они оказались в нужном месте и в нужное время. В начале 1970-х годов в американских университетах пышным цветом расцветали научные дисциплины, созданные на стыке психологии, лингвистики, кибернетики и философии под общим названием «когнитивная наука». Покуривая марихуану, американские студенты и молодые преподаватели поголовно зачитывались книжками Тимоти Лири — идеолога расширения сознания с помощью наркотиков. Только что закончилась позорная Вьетнамская война. Американцы погрузились в депрессию. Но только не Бэндлер и Гриндер. Им хотелось успеха, и они нашли способ, как его достичь. Правда, для этого им потребовалось целых три года научных изысканий.

В 1976 году Бэндлер и Гриндер сформулировали свою концепцию. Они назвали её «нейролингвистическое программирование». По их словам, научившись применять эту методику, можно добиться успеха в любой области. Желающих сделать это среди подавленных проигранной войной, Уотергейтом и экономическим кризисом американцев оказалось предостаточно. В 1977 году создатели НЛП провели серию первых платных семинаров. Сотни пациентов не только заплатили деньги, но и пожелали продолжить курсы. После двух лет проведения таких семинаров, в 1979 году, был опубликован совместный труд Бэндлера и Гриндера — «Из лягушек в принцессы».

Теория НЛП

В этой книге впервые излагалась теория НЛП. Поведение любого человека, учили авторы, можно разложить на составляющие. А потом использовать их в подходящих ситуациях. Например, выступать на переговорах, как Ли Якокка, или покачивать бедрами точно так же, как Мерилин Монро. Но главное, с помощью методик НЛП можно установить прямую связь между сознанием, подсознанием и телом. Всё это, по словам Бэндлера и Гриндера, давало слушателям их курсов возможность стать «успешными коммуникаторами», то есть людьми, которые всегда добиваются своего. Авторы сформулировали три главных фактора успешной коммуникации: «Первый — это знание, какого результата вы хотите достичь. Второй — поведенческая гибкость, то есть умение постоянно менять своё поведение, пока партнёр не отреагирует так, как вы хотите. И третий — наблюдательность, необходимая, чтобы заметить, какие реакции вызывает ваше поведение».

Основное внимание основатели НЛП уделяют последнему пункту — наблюдению за реакциями собеседника. Причём наиболее значимой информацией они считают не смысл того, о чём человек говорит, а его непроизвольные реакции, в частности, движения глаз. На своих семинарах тренеры по НЛП обучают всех желающих по движениям глаз определять, какой процесс происходит у человека в голове.

Специалисты тут же распознали в НЛП смесь различных теорий — от психоанализа Зигмунда Фрейда до гипнотерапии знаменитого американского психолога Милтона Эриксона. Термины вроде «моделирование», «якорение» или «раппорт», придуманные Бэндлером и Гриндером, означали давно известные психологические упражнения и состояния, которые с помощью этих упражнений достигаются. Впрочем, положительный эффект курса НЛП — исчезновение страха перед людьми, свойственного всем, и некоторая раскованность в поведении — был налицо. Правда, действовал он не на всех, и только ограниченное время — от одного месяца до года. Потом курс приходилось повторять.

Практика НЛП

Ричард Бэндлер и Джон Гриндер превратили психотерапию в поточное производство. В отличие от обычных психоаналитиков, предлагавших своим пациентам многомесячные курсы, Бэндлер и Гриндер проводили свои тренинги всего за 3-5 дней, максимум за неделю. Каждый тренинг обходился ученику от $ 1,5 тыс. до $ 5 тыс.

Вместо того чтобы тратить деньги на услуги рекламных агентств, отцы-основатели завалили рынок своими книгами — пособиями по НЛП для начинающих. В них, в частности, можно прочесть о феноменальных достижениях выпускников курсов НЛП. «Мастер Э. Робинс однажды пришёл к некоему йогу, обучавшему безболезненному хождению босиком по горячим углям, и спросил, за какое время он мог бы научиться этому своеобразному искусству. Йог ответил: нужны годы тренировок и медитаций. Робинса это не устроило, и он заплатил йогу за несколько часов хождения по огню. Вместо того чтобы учиться, он смоделировал действия йога — походку, дыхание и всё прочее — и вскоре спокойно прошёл по горячим углям. А потом открыл семинар, на котором всего за полдня обучал всех желающих гулять по огню босиком».

Ещё одна классическая история для начинающих — о том, что случилось с компанией «Ксерокс» в начале 1980-х годов. В то время повсюду уже работали на компьютерах, и компания боялась, что скоро бумага исчезнет совсем, и копировальные машины окажутся никому не нужны. Фирма решила переключиться на персональные компьютеры. Однако слово «Ксерокс» настолько тесно ассоциировалось с копировальными аппаратами, что разработка компьютеров не вписывалась в имидж и структуру корпорации. Обученные НЛП консультанты объяснили компании, что она собирается совершить слишком большой скачок, и это неизбежно приведёт к конфликту со старыми ценностями. Они рекомендовали «Ксероксу» заниматься тем, чем они занимались всегда: не посягать на область персональных компьютеров, а начать разработку компьютеризированных модулей для своих копировальных машин. «Ксерокс» прислушался к их советам и начал разрабатывать сканеры.

Для клиентов с разным достатком и потребностями Бэндлер и Гриндер придумали курсы разного уровня — базовый, НЛП-Практик, НЛП-Тренер, НЛП-Мастер. Стоимость курсов каждого нового уровня, естественно, повышалась. Домохозяйкам они обещали чудесное исцеление от всех болезней, одиноким мужчинам — способ стопроцентного соблазнения женщин, бизнесменам — беспроигрышный метод убеждения клиентов. Для топ-менеджеров и политиков был придуман специальный курс под названием «Усиление харизмы». От желающих овладеть методикой XXI века, как называли НЛП Бэндлер и Гриндер, не было отбоя.

Почти во всех развитых странах к концу 1980-х годов появились «институты НЛП». Теориями Бэндлера и Гриндера заинтересовались в ЦРУ и КГБ. Сейчас в России существуют несколько центров НЛП, но дела их идут уже не так успешно, как несколько лет назад. Ажиотаж спал.

Суд

Между тем дела отцов-основателей НЛП шли прекрасно. Деньги текли рекой. Мастера больше не проводили базовых курсов, а лишь разъезжали по разным странам с двух-трехдневными лекциями. Ричард Бэндлер основал свой первый Институт нейролингвистического программирования и продолжал заниматься курсами для частных лиц. Джон Гриндер открыл компанию «Квантовый прыжок» и переключился на корпоративных клиентов, для которых был создан так называемый «Новый код НЛП». До поры до времени эти структуры и ещё множество институтов и университетов НЛП мирно сосуществовали.

А в 1997 году между самыми успешными коммуникаторами разгорелся нешуточный деловой конфликт. Бэндлер подал на всех остальных деятелей НЛП в суд, требуя признать за ним авторские права на сам термин «нейролингвистическое программирование», его аббревиатуру NLP™ и все содержащие её названия, а также на названия всех бесчисленных методик и курсов, придуманных в его институте. Кроме того, Бэндлер потребовал для своего института эксклюзивное право присваивать квалификации практиков, тренеров и мастеров НЛП. С каждого из перечисленных в заявлении 212 руководителей курсов, программ и институтов НЛП во всём мире Бэндлер потребовал $ 90 млн. за незаконное использование термина — в общей сложности немногим меньше $ 20 млрд. Впрочем, дело «зависло» в суде и не разрешено до сих пор.

Что такое НЛП?

Комментирует Алексей Ситников, президент компании «Имидж-Контакт»: «Как язык — это средство общения, так НЛП — это средство эффективного воздействия. НЛП используется повсюду, где необходимы навыки коммуникации: в рекламе, бизнесе, СМИ. Я занимаюсь НЛП давно, лично знаком со многими его авторами. Очень люблю Гриндера, я жил у него дома. Преклоняюсь перед Бэндлером: он удивительный человек, загадка современной психологии».

Комментирует Юлия Гиппенрейтер, профессор факультета психологии МГУ: «У НЛП, на мой взгляд, несколько секретов успеха. Во-первых, вера в позитивную природу человека, его неограниченные возможности. Во-вторых, точность восприятия внутренних процессов человека и реагирования на них. И, в-третьих, опора на неосознаваемые механизмы: использование состояний транса, метафор, гипнотического языка».

Комментирует Лев Миникес, первый переводчик книг по НЛП на русский язык: «Авторы НЛП предложили широкой публике целый ряд простых моделей сложных вещей. В 1990 году я поехал в США, будучи абсолютным апологетом НЛП. Восторг захлестывал меня, я познакомился с Гриндером, устраивал его семинары в России. Это был ажиотаж, в 1992–1993 годах мы собирали по 300 человек. Но постепенно я стал охладевать к НЛП. Я понял, что эти люди не могут выполнить того, что обещают».

Комментирует Александр Пронин, креативный директор рекламного агентства «Артком»: «Нейролингвистическое программирование — это очень эффектная, красивая сказка. Я бы даже сказал — сказка для убогих. Набор техник до примитивного прост. То, на чём держится весь миф об НЛП, — это страхи людей. На самом деле Бэндлер и Гриндер ничего не создали. Просто скомпилировали опыт различных психологических и «магических» методик. Если человек изначально настроен на успех, то НЛП ему не нужно».

Нейролингвистическое программирование. Психология рекламы

Нейролингвистическое программирование

Нейролингвистическое программирование (НЛП), как некий вид психологической практики, возникло относительно недавно, в начале 70-х годов XX века, то есть около 30 лет назад. Его основателями были Джон Гриндер — ассистент профессора лингвистики и Ричард Бэндлер — студент психологического факультета. Авторы проекта первоначально были увлечены только психотерапией. Они тщательно изучили работы трех известных психотерапевтов: Фрица Перлза, основателя гештальт-терапии, Вирджинии Сатир, семейного терапевта, и всемирно известного гипнотерапевта Милтона Эриксона.

Они также использовали опыт известного английского антрополога Грегори Бэйтсона, с которым тесно общались и который был знаменит своими исследованиями в области теории коммуникаций и теории систем. Бэйтсон интересовался также вопросами биологии, кибернетики, антропологии и психотерапии, был известен как автор теории «двойной связи в шизофрении».

Дж. Гриндер и Р. Бэндлер, по их словам, не собирались создавать новую школу психотерапии, они лишь хотели выявить и описать некую систему принципов (паттернов), которые использовали выдающиеся психотерапевты. По сути дела они проявили себя как теоретики, то есть проанализировали чужой опыт, обобщили его, и представив этот опыт в виде достаточно стройной и понятной системы технологий психологического воздействия, опубликовали в виде ряда книг, которые постепенно приобрели огромную популярность по всему миру.

Популярность подхода Дж. Гриндера и Р. Бэндлера объяснялась достаточно простыми причинами: они писали о технологиях психологического воздействия и демонстрировали их во время своих семинаров. А ведь именно желание воздействовать на окружающих, добиваясь превосходства над ними, является тайным желанием огромного количества социально ориентированных личностей, особенно тех, кто стремится к славе, карьере, материальному благополучию. У авторов НЛП сразу же появилось множество последователей. Сегодня их система значительно изменена, сохранились лишь некие общие принципы, которые даются практически в каждом учебном пособии по овладению этой системой. В настоящее время говорят уже о «духе НЛП», относя к этой системе практически любые технологии психологического воздействия и манипулирования, о которых создатели системы первоначально не имели никакого представления.

Следует отметить два очень важных момента. Во-первых, в соответствии с утверждениями авторов, они не стремились создавать некую эффективную систему психологического манипулирования людьми, их сознанием и подсознанием. Цели ученых не формулировались так конкретно. Во-вторых, НЛП не содержит того, чего бы не знала традиционная мировая психология до его появления. Ведь практически все психотерапевты, технологии которых изучали авторы, опирались на общепсихологические законы, по крайней мере в том, что касается психических процессов, деятельности и общения.

Милтон Эриксон (1901–1980) в настоящее время считается в мире одним из самых талантливых гипнотерапевтов. От природы он обладал поразительными творческими способностями и незаурядными волевыми качествами. Разработанные им технологии психологического воздействия являются уникальными и не разгаданы до сих пор. Он родился в бревенчатой хижине в маленьком шахтерском городке на Западе Соединенных Штатов Америки в 1901 году. Мильтон Эриксон от рождения был лишен цветоощущения. Он не различал звуки по их высоте и не был в состоянии воспроизвести мелодию. В детстве он страдал от дизлексии (нарушение процесса чтения). В семнадцать лет М. Эриксон перенес приступ полиомиелита и выздоровел полностью благодаря лишь разработанной им самим программе реабилитации. В возрасте 51 года он снова перенес приступ полиомиелита, и на этот раз ему удалось выздороветь, но лишь частично. Последние 10 лет жизни он был прикован к инвалидному креслу, его мучили постоянные боли, он был частично парализован. У него были парализованы язык и правая рука. М. Эриксон научился использовать скрытые возможности психики, а также овладел методами психологического воздействия, которыми, как он считал, обладает каждый человек. Умер Милтон Эриксон в 1980 году в городе Фениксе, штат Аризона.

Американский гипнолог М. Спаркс (1995), излагая основы идеи М. Эриксона, считал, что существует два вида гипнотического транса: авторитарный и индивидуальный. Для М. Эриксона транс — это коммуникация, то есть нечто, в чем гипнолог участвует вместе с человеком, но никак не действие, которое он производит с ним как с объектом. Здесь отношения гипнолога и пациента являются взаимными. Никто никем не управляет. Одним из достижений М. Эриксона, по мнению М. Спаркса, являлось то, что он оценил транс как широко распространенное, часто встречающееся явление и начал использовать эти естественно возникающие состояния транса в своей работе.

По сути дела авторы НЛП Дж. Гриндер и Р. Бэндлер не изобрели никакой принципиально новой системы социальных влияний, они лишь обобщили и красиво представили мировой общественности практические знания психологии, психофизиологии, неврологии и других наук, осуществив при этом целый ряд эффективных маркетинговых мероприятий для «раскрутки» своего подхода.

Так, рассматривая хорошо известные в науке явления, например, условные рефлексы, психологические установки и пр., они разработали собственную систему доступных широкому кругу лиц понятий, которую дополнили наблюдениями, основанными не на экспериментальных исследованиях, а на психотерапевтической практике.

Специалисты по НЛП используют термины «зеркальное отражение» или «подстраивание» для обозначения установления с собеседником тесного контакта. Понятие «коммуникация» используется здесь очень широко для обозначения практически любого взаимодействия человека с другими людьми (случайный разговор, убеждение, обучение и переговоры, циклы или петли обратных связей, которые всегда включают не менее двух человек). Термин «конгруэнтность» обозначает полное соответствие произносимых слов и других составляющих коммуникационного процесса, таких как мимика, поза или интонация, а «неконгруэнтность» — наоборот, несогласованность компонентов общения (слов, выражения лица, позы, интонации), приводящую в конечном итоге к нарушению контакта с собеседником

Из истории развития НЛП

Американские психотерапевты О’ Коннор Дж., Сеймор Д. (1997) рассказывают, что начиная с первых моделей, НЛП развивалось в двух взаимодополняющих направлениях. Во-первых, как процесс обнаружения паттернов мастерства в любой области человеческой деятельности. Во-вторых, как эффективный способ мышления и коммуникации, практикуемый выдающимися людьми. Эти паттерны и умения могут быть использованы сами по себе, но, кроме того, могут служить обратной связью в процессе моделирования, чтобы сделать его еще более могущественным.

Весной 1976 года Джон и Ричард спрятались в бревенчатом домике высоко в горах неподалеку от Санта-Круза, собирая вместе все прозрения и открытия, которые они сделали. К концу марафона, который длился 36 часов, они открыли бутылку красного калифорнийского вина и спросили сами себя: «Как это будет называться?»

В результате получилось «Нейролингвистическое программирование» — громоздкое словосочетание, за которым скрываются три простые идеи. Часть «Нейро» отражает ту фундаментальную идею, что поведение берет начало в неврологических процессах видения, слушания, восприятия запаха, вкуса, прикосновения и ощущения. Мы воспринимаем мир через пять своих органов чувств, мы извлекаем «смысл» из информации и затем руководствуемся им.

Наша неврология включает в себя не только невидимые мыслительные процессы, но и наши видимые физиологические реакции на идеи и события. Одно просто является отражением другого на физическом уровне. Тело и разум образуют неразделимое единство, человеческое существо.

«Лингвистическая» часть названия показывает, что мы используем язык для того, чтобы упорядочивать наши мысли и поведение и чтобы вступать в коммуникацию с другими людьми. «Программирование» указывает на те способы, которыми мы организуем свои идеи и действия, чтобы получить результаты.

НЛП имеет дело со структурой субъективного опыта человека: как мы организуем то, что видим, слышим и ощущаем; и как мы редактируем и фильтруем с помощью органов чувств то, что получаем из внешнего мира. НЛП также исследует то, как мы описываем это в языке и как мы действуем — намеренно или ненамеренно — чтобы получить результат.

В 1977 году Джон и Ричард провели серию весьма успешных публичных семинаров по всей Америке. НЛП распространяется быстро: в Америке к настоящему времени около 100 тысяч человек в той или иной форме прошли тренинги НЛП..

Для изменения контекста выражения, утверждения, разговора или придания им иного значения применяется выражение «контекстуальный рефрейминг». Большое значение в НЛП уделяется так называемым глазным сигналам доступа. По мнению основателей НЛП, это сигналы, которые позволяют понять, как люди получают доступ к информации. Например, визуализация прошлого опыта заставляет глаза человека перемещаться вверх и влево по отношению к наблюдателю. Во время конструирования картинки из слов или при воображении того, чего человек никогда не видел, глаза поднимаются вверх и вправо. Когда человек вспоминает или конструирует звуки, его глаза перемещаются по горизонтали вправо. При получении доступа к ощущениям типичным является движение глаз вниз и вправо. При разговоре с самим с собой глаза человека чаще всего находятся внизу слева. (У левшей или людей с иной доминантой мозга движения глаз меняются обычно на противоположные.)

Термин «мета-модель» обозначает в НЛП процесс, в ходе которого в коммуникации обнаруживаются неточные выражения, а затем при помощи системы вопросов и ответов трактуется их действительное глубинное значение. «Мета-программы» и «мета-модели» — термины, применяемые для обозначения стратегии и принципов сортировки человеком собственного опыта и его организации. «Перцептивная карта реальности» — модель восприятия каждого человека, являющаяся результатом его предшествующего опыта, в «правильности» и «очевидности» которого он твердо убежден. «Репрезентативная система» — система, кодирующая в нашем сознании сенсорную информацию, поступающую к нам через органы зрения, слуха, осязания, вкуса и обоняния. В соответствии с этим принципом в НЛП всех людей делят на типы: визуалы, аудиалы, кинестетики.

«Фрейм» — это определенный контекст или способ истолкования высказывания, события или поведения. «Рефрейминг» — изменение рамок, включающих в себя какое-либо высказывание или событие, для придания им нового значения. «Якоря» — особая форма психологических установок или рефлексов, с помощью которых производится изменение некоторых психологических структур человека, устранение недостатков и развитие достоинств (O’ Коннор Дж., Сеймор Д., 1997; Алдер X., 2000; Хеллер С., Стил Т. Л., 1995).

«Мы постоянно используем наши коммуникационные умения, чтобы оказывать влияние на людей, — пишут Дж. О’ Коннор и Д. Сеймор. — Терапия, менеджмент и образование включают в себя умения общаться и оказывать влияние на людей. Существует парадокс: никого не беспокоит обучение неэффективным умениям, в то же время эффективные умения могут быть признаны порочными и им может быть присвоен ярлык манипуляции. Манипуляция несет негативную коннотацию, как будто вы оказываете давление на человека, чтобы сделать что-то против его интересов. Это абсолютно неверно по отношению к НЛП, — отмечают авторы. — НЛП — это способность эффективно взаимодействовать с другими людьми и способность понимать и уважать их модели мира» (О’ Коннор Дж., Сеймор Д., 1997. С.37).

Важным вопросом является возможность применения НЛП в практике рекламной деятельности, например в традиционной коммерческой рекламе или в каких-либо видах маркетинговых мероприятий в условиях «сейлз-промоушн», «персонал сейлинг» или «директ-маркетинга». Однако следует отметить, что, по мнению, многих практиков в области рекламы и маркетинга, возможности НЛП в рекламе во многом преувеличены.

Все дело в том, что управление поведением человека может осуществляться в двух совершенно противоположных ситуациях. В одном случае человек добровольно и осознанно подчиняется психологическому воздействию со стороны, например в процессе психотерапевтического лечения или в условиях обучения, развития способностей, избавления от вредных привычек.

В другом случае воздействие осуществляется против воли человека, его стараются «заставить захотеть» выполнить несвойственное ему действие, поступок, например, приобрести вещь, которая ему не нужна. Такое воздействие встречает со стороны любого человека крайне негативную реакцию. Она может быть и внешней, и внутренней или только внутренней. Психологическая защита, которую выстраивает человек, обладает различной степенью надежности. Но даже, уступая однажды более сильной воле, он позже делает все, чтобы вновь не попасть под нежелательное влияние. Лишь обман опытного мошенника способен заставить его повторить прежнюю ошибку. НЛП, если верить заявлениям его создателей, а также их многочисленных последователей, было создано для того, чтобы помогать людям решать их проблемы, обобщая и используя на практике опыт лиц, уже достигших значительного социального успеха.

«Специалисты», представляющие НЛП как метод «насильственного программирования психики» и заявляющие, что они легко могут использовать его в рекламе для психологических воздействий и увеличения количества продаж, чаще всего лукавят либо используют под маркой НЛП приемы тривиального обмана. И делается это прежде всего для получения дополнительного финансирования со стороны заказчика (рекламодателя).

Недаром известный американский социальный психолог японского происхождения Т. Шибутани пишет: «Часто задают вопрос: если столь многое известно о человеческой природе, не может ли стать более эффективной эксплуатация людей посредством рекламы и пропаганды? Некоторые утверждают, что путем подсознательного внушения и других трюков, основанных на недавних исследованиях, людей обманывают, вынуждая их приобретать предметы, в которых они не нуждаются. Следует отметить, что многие утверждения явно преувеличены. Для индустрии рекламы выгодно создать впечатление, что она владеет “научным” знанием, которое дает ей возможность манипулировать поведением. Если агенты рекламы смогут убедить своих клиентов, что это так, они, безусловно, повысят свои собственные доходы, если и не увеличат доходы заказчиков. Не приходится сомневаться, что многие компании по рекламе достигли больших успехов, но является ли успех результатом достоверного знания или интуитивных предположений способных исполнителей, это предмет догадок» (Шибутани Т., 1998. С. 524).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Нейролингвисгическое программирование история и инструментарий Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

ОБЩЕСТВО И РЕФОРМЫ

НЕЙРОЛИНГВИСГИЧЕСКОЕ ПРОГРАММИРОВАНИЕ ИСТОРИЯ И ИНСТРУМЕНТАРИЙ,

ЧИМАРОВ С Ю..

Чимаров Сергей Юрьевич —доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой связей с общественностью Северо-Западной академии государственной службы

Нейролингвистическое программирование (НЛП) как форма прикладной психологии возникла в начале 1970-х гг. Выступая в качестве прикладной комплексной научной дисциплины, образовавшейся на стыке лингвистики, психологии, культурологии и социологии, НЛП обеспечивает РВ, рекламу и маркетинговую деятельность специальными теоретическими разработками и практическими рекомендациями. Кроме того, НЛП включает в себя знания и приемы, необходимые для успешного межличностного, делового общения, коммуникационного менеджмента. Применение НЛП позволяет внедрять необходимые для нужд организации стереотипы мышления и поведения целевых потребителей и представителей остальных контактных общественных групп, добиваться от них нужных психологических реакций и конкретныхдействий1.

Термин «нейролингвистическое программирование» состоит из трех элементов.

Нейро (древнегреч. нейрон — нерв) — исходит из постулата, что все поведение человека есть результат неврологических процессов. Нейрология изучает разум и процессы мышления. Лингвистическое (лат. лингва — язык) — акцентирует наше внимание на том, что нервные процессы являются репрезентативны- и, упорядоченными и находят свое воплощение в определенных стратегиях нашего повседневного языка и коммуникативных систем. Лингвистика исследует то, как человек использует язык и каково его влияние на формирование личности. Программирование — указывает на целенаправленность воздействия и наличие определенной программы достижения цели.

«НЛП — это искусство и наука о личном мастерстве. Наука — потому, что существуют определенные закономерности, стратеги и того, как быть мастером. И этому мастерству можно научить других людей. Искусство — потому, что каждый человек в эти стратегии будет вкладывать себя, свою личность — т. е. каждый будет мастером по-своему», — замечает известный российский практик НЛП А. Любимов2.

Основоположниками НЛП считаются американские исследователи из университета Калифорнии Ричард Бендлер и Джон Гриндер. Р. Бендлер, будучи студентом математического факультета, увлекался компьютерами и проявил завидный интерес к аудио видеокассетам записей семинаров известных американских психотерапевтов Фрица Перлза и Вирджинии Сатир.

Ф. Перлз (1893-1970) в 1940-е гг., окончательно отойдя от теории психоанализа, начал генерировать новые идеи, впоследствии получив-

свое научное воплощение в методе «гештальттерапии». Перлз был одним из первых психотерапевтов, выдвинувших систему идей представления — визуального, звукового и кинестетического (телесного). Кроме того, Перлз являлся сторонником модели частей личности и считал, что одной из конечных целей терапии является гармоничное воссоединение этих частей.

В. Сатир (1916-1988) как психотерапевт начала работать в Чикаго, где занималась проблемами алкоголиков и бездомных. В начале 1960-х гг. она переезжает в Калифорнию и вместе с Джоном Джексоном и Джулиусом Рискиным основывает Институт ментальных исследований в Пало-Альто. В 1972 г. В. Сатир лично знакомится с Р. Бендлером и Дж. Гриндером и начинает с ними активно сотрудничать.

Р. Бендер (род. 1950) обнаружил, что копируя определенные аспекты поведения Ф. Перлза и В. Сатир, он начинает оказывать на окружающих его людей определенное воздействие. Тогда он решает создать студенческую научную группу гештальттерапии. Способностями Бендлера заинтересовался профессор лингвистики Дж. Гриндер (род. 1940). Вскоре Гриндер, опираясь на поддержку некоторых других ученых, разрабатывает «Новый кодекс» НЛП. В итоге, благодаря совместным усилиям, прежде всего Р. Бендлера и Дж. Гриндера, в оформленном виде появляются первые модели, стандарты и приемы НЛП.

Итак, формирование модели НЛ П изначально базировалось на изучении Р. Бендпером и Дж. Гриндером поведения и коммуникационных моделей признанных экспертов и людей с высокими интеллектуальными достижениями в различных областях человеческого знания. В число таких

экспертов и людей-интеллектуалов, помимо Ф. Перлза и В. Сатир, входили М. Эриксон, Г. Бейтсон и А. Коржибски.

Милтон Эриксон (1901-1980) в возрасте 18 лет перенес полиомиелит и до конца жизни был прикован к инвалидному креслу. Являясь признанным авторитетом в сфере терапевтического воздействия гипноза, М. Эриксон «подарил» нейролингвистическому программированию свои языковые шаблоны, которые и вошли в НЛП под названием «моделей Милтона».

Грегори Бейтсон (1904-1980) — британо-американский антрополог, исследователь вопросов социализации, лингвистики и кибернетики. Именно его работы в области потенциала множественных перспектив, кибернетической эпистемологии и антропологии легли в основу НЛП, а сам образ мышления Г. Бейтсона оказал огромное влияние на подход Р. Бендлера и Дж. Гринлера к моделированию модели общения.

Альфред Коржибски (1879-1950) в период первой мировой войны служил офицером разведки российской армии. После ранения переехал в Канаду, а затем в США. Являясь основателем общей семантики, А. Коржибски первым в 1933 г. употребил словосочетание «нейролингвистический». Он также утверждал, что «карта — это еще не территория», т. е. карта (язык) не является тем, что на карте отражено (опыт). Слова не являются предметами, которые они обозначают. Слова только формулируют структуру опыта.3

Основатели НЛП пришли к выводу, что каждый человек имеет предпочтительный метод переработки информации, который в целом подходит под одну из трех категорий: визуальную, аудиальную и кинестетическую.

«Так называемые „суперкоммуникаторы» предпочитали использовать три метода в равной степени, нежели чем сосредоточиваться на одном. Они также были способны переходить от одного метода к другому, чтобы соответствовать или отображать коммуникативный стиль другого человека», — замечает Салли Дим-мик4. Исследуя мастерство терапевтической эффективности, родоначальники НЛП и их последователи разработали целую обойму инструментария нейролингвистического программирования. Тезисное освещение самого инструментария (22 рецепта)5 позволит получить некоторое общее представление о направленности нейролингвистического программирования.

1. Якорь — любой стимул, провоцирующий реакцию, стимул, изменяющий состояние человека. Якорь может быть связан с любым сенсорным сигналом — зрительным, слуховым, кинестетическим, обонятельным или вкусовым.

Якоря запускают ассоциации или воспоминания и приводят человека в ресурсное (подъем) или безресурсное (упадок) состояния.

2. Ассоциация и диссоциация. Ассоциативность предполагает присутствие внутреннего опыта и предусматривает различные позиции по отношению к одному и тому же опыту. Диссоциирован-ность предполагает индифферентное задействование чувств человека, «полезно иметь способность отстраниться, взглянув на себя со стороны, с диссоциированной точки зрения»6.

3. Поведенческая гибкость предусматривает наличие набора способов реагирования на что-то или возможность выбора определенного образа действия.

4. Категоризация подразумевает процесс соединения единиц информации по блокам и по уровню обобщения в конкретном блоке. Категоризация помогает человеку структурировать свое мышление и оперировать большим количеством информации.

5. Притягательное будущее есть репрезентация будущего состояния человека или его опыта. В силу своей реалистичности, образного представления и энергии представления возможное будущее неизменно влечет человека. Оно дает человеку ощущение будущего в настоящем и определяет мотивацию его к определенным действиям в целях обязательного наступления желаемого результата.

6. Контрастный анализ заключает в себе сравнение и противопоставление двух процессов, имеющих некоторые общие элементы, но различные исходы. Например: спокойный ход служебного совещания, которое вчера закончилось конфликтом. Контрастный анализ позволяет выявить «значимое различие» или «различие, создающее различие».

Критерии и критериальные эквиваленты. Под критерием понимается стандарт, который человек использует для оценки, и обычно формулируемый с помощью значимых слов, выражающих абстрактные понятия, такие как порядочность, уважение, достоинство, счастье, дружба и т. д. Соблюдение критерия определяется конкретными формами поведения, именуемыми в НЛП «критериальными эквивалентами». Нередко поведенческая реакция бывает идиосинкретичной (т. е. уникальной, индивидуальной) и непредсказуемой, т. е. не всегда совпадает с ожидаемой реакцией.

Диснеевская стратегия креативности предназначена для формирования мечтаний человека и обеспечения для них максимального шанса превращения в реальность. Стратегия названа именем Уолта Диснея (1901-1966), американского кинорежиссера, художника, продюсера, использовавшего при командной разработке идею интегрального сочетания трех ролей: мечтателя, реалиста, критика. Как правило, люди отдают предпочтение одной из вышеназванных

ролей: критик — «убийца энтузиазма»; мечтатель — «витает в облаках»; реалист — «знает, как подойти к делу».

9. Экологическая роль предполагает целесообразность рассмотрения последствий определенного курса действий еще до того, как человек реально его осуществил. Если экология изучает регулирование влияния организмов друг на друга и на среду, то экологический Контроль в НЛП предусматривает необходимость реального исследования предполагаемых действий человека, их влияние на всю палитру взаимоотношений и множество взаимосвязанных систем в его жизни. Человек представляет собой систему, включающую в себя биологическую, интеллектуальную и эмоциональную подсистему.

10. Ориентация по движению глаз. Направление неосознаваемых движений глаз людей в момент их размышления в значительной степени зависит от того, какую репрезентативную систему они используют. Наблюдение за несознательным движением глаз облегчает человеку направленный доступ к конкретной репрезентативной системе: он знает, куда следует смотреть, в самом буквальном смысле. При желании человек может реально научиться стать более визуальным, слуховым или кинестетическим.

11. Фрейминг. Любая рамка, устанавливая границы образа, акцентирует внимание на определенные качества картины. Любая установка нашего мышления аналогично может служить рамкой или фреймом (англ. фрейм — рамка). Фрейминг выступает для человека в качестве способа определить «место» опыта, т. е. позволяет осмыслить его. Рефрейминг позволяет изменять значение переживания или события, помещая его в другую рамку. В итоге человек начинает видеть вещи в другом ракурсе, а новая интерпретация переживания или события приводит к новым выводам, оценкам и чувствам. 12. Логические уровни выступают в качестве способа определения структур и паттернов7, помогают человеку понять, какие именно темы для него важны или что происходит. Логические уровни дают человеку понимание и ответ на вопросы:

• с какого рода информацией он имел дело?

• откуда происходит проблема?

• на каком уровне проблема переживается или исходно проявляется?

• что в реальности меняется от решения проблемы?

• на каком уровне целесообразно проводить взаимодействие или вмешательство? 13.

Метамодель раскрывает для человека три способа осмысления его личного опыта и приходящей к нему информации:

• вычеркивание — устранение информации;

•генерализация — выведение широких или универсальных формулировок на основе лишь ограниченных данных;

• искажение — выделение смысла на основе доли информации и игнорирование ее остальной части.

Взгляд на происходящее с позиции метамодели позволяет восстановить недостающие звенья в общем понимании картины мира, явления и т. п., подвергнуть сомнению неоправданные генерализации и создать новые значения взамен вычеркнутых или искаженных.

14. Метапрограммы выступают в качестве паттерн классификации информации, в роли фильтров, т. е. позволяют отфильтровать малозначимое и уделять особое внимание наиболее значимой информации.

15. Моделирование является основой НЛП и выступает как результат поиска ответа на вопрос: как они это делают? Моделирование позволяет выяснить, каким именно образом ведут себя люди в конкретной ситуации. Моделирование делает возможной передачу знания и составляет основу обучения.,

Ориентация на результат: условия хорошей формы. Коучинг8 НЛП нацелен на то, чтобы помочь человеку достичь своих целей, при этом необходимо, чтобы формулировка цели соответствовала ряду условий. В НЛП эти условия именуются условиями хорошей формы. Ориентация на результат помогает человеку формулировать свои цели так, чтобы у него была максимальная возможность их достижения.

17. Следованиеи ведение. Этимологическое значение термина «следование» заключено в движении за другим, след в след. В НЛП следование и ведение понимается метафорически, т. е. как признание другого. Человек подражает позе, манере, уровню энергии другого человека, употребляет сходные метафоры и язык репрезентативных систем. Следование и ведение дает человеку необходимую основу для успешного взаимодействия с другими.

18. Принятие различных персептивных позиций. Восприятие человеком любых переживаний и любого опыта зависит от его позиции восприятия. НЛП выделяет три позиции восприятия. При первой позиции человек воспринимает через собственное «я», смотрит своими глазами, оценивает вещи с собственной точки зрения. Вторая позиция означает нахождение в «чужой шкуре»: человек представляет мир глазами

другого человека. Третья позиция подразумевает восприятие события с точки зрения заинтересованного наблюдателя — будучи «мухой на стене», вы имеете доступ к видению и

комментариям собственного «внутреннего мудреца»9. Возможность принятия различных персептивных позиций дает возможность видеть картину мира с различных ракурсов и получать информацию разностороннего плана.

19. Раппорт — достижение гармони, согласованности чувств, ощущений, общего мировосприятия в общении. Человек контактирует с другим, находясь внутри его модели мира. Раппорт не означает согласие. Можно не соглашаться с собеседником, но, тем не менее находиться с ним в раппорте. Раппорт создает основу для взаимодействия с другими людьми.

20. Репрезентативные системы. Мы получаем информацию о мире посредством своих пяти чувств, однако, в целях внутренней репрезентации окружающего мира человек использует гораздо больше пяти чувств. Он способен создавать в своем воображении оригинальные картинки, воспроизводить или отображать речь, воображать физические ощущения, вкусы, запахи и т. д. В НЛП весь механизм сложных внутренних процессов и условия их зарождения именуют репрезентативными системами. В ряде случаев эти системы называются модальностями, поскольку каждая представляет собой определенный модус или способ внутреннего оперирования данными, получаемыми человеком из внешнего мира.

21. Сенсорная восприимчивость связана с уровнем придания человеком значения информации, поступающей к нему от его органов чувств. По мере обострения реакции человека на окружающий мир происходит возрастание сенсорной восприимчивости. Сенсорная восприимчивость дает нам возможность получать больше удовлетворения от жизни, эффективнее учиться и оказывать большее влияние на других.

22. Субмодальности. Пять органов чувств в НЛП именуют «модальностями», поскольку каждый орган представляет собой модус или способ переработки информации. Зрение включает визу-ильную переработку. Слух — аудиальную. Ощущение — кинестетическую. Запах — обонятельную. Вкус — вкусовую. Наряду с вышеотмеченными основными категориями существуют так называемые Субмодальности, заключающие в себе отдельные способы описания или детализации описания внутри определенной модальности.

Разделяя идеи конструктивизма, нейролингвистическое программирование исходит из того, что человек является не пассивным реципиентом окружающего мира, а выступает в качестве активного созидателя этого мира. Нейролингвистическое программирование признает реальность бытия вне нашего восприятия, и эту реальность человек, в том числе с помощью технологий НЛП, может и должен познать. «НЛП — это голограмма. Вы можете посмотреть на нее под любым углом и построить цельную картину»10. предыдущих периодов истории это должны быть не политики, которые не компетентны в данном вопросе, а научные эксперты.

В ст. 37 определено понятие «эротические издания». «Под средством массовой информации, специализирующимся на сообщениях и материалах эротического характера, для целей настоящего закона понимаются периодическое издание или программа, которые в целом и систематически эксплуатируют интерес к сексу».

Формулировка «в целом и систематически эксплуатируют интерес к сексу» не поддается разъяснению.

В ст. 47 определены права журналиста, где в п. 9 указано, что «журналист имеет право излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения, за его подписью». Поскольку журналист не является специалистом во всех сферах общественной жизни, его «личные суждения и оценки» могут быть ошибочными и способствовать мифологизации общественного сознания. Результатом мифологизации могут стать непрогнозируемые девиантные формы социального действия или социального бездействия. Средства массовой информации и, в частности, телевидение формируют и управляют общественным сознанием. СМИ могут формировать как социокультурные нормы жизни и нормы социального действия, так и антинормы, модели асоциального действия. Во избежание последнего необходима законодательная база, опирающаяся на научно обоснованные критерии качества.

Общественные связи. Реклама. Маркетинг. Нейролингвистическое программирование. Оперативный словарь-справочник / С. В. Ильинский. — М.: АСТ: Восток-Запад, 2006. С. 204.

Любимов А. НЛП: мастерство коммуникации. — СПб.: Питер, 2003. С. 11-12.

О’Коннор Дж. НЛП: Практическое руководство для достижения желаемых результатов. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2005. С. 286. Диммик С. Успешная коммуникация через НЛП. Руководство для инструкторов. — М.: КСП+, 2003. С. 14.

Макдермот Я., Яго В. Введение в НЛП. — М.: Изд-во ЭКСМО, 2003

Бавистер С., Викерс А.Основы ПЛП: Успех профессиональной, общественной и личной жизни. -М.. ФАИР-ПРЕСС, 2005 ГриндерДж. Шепот по ветру. Новый код в НЛП. — СПб.: Прайм-Еврознак, М.: Олма-ПРЕСС, 2005

Коннира А., Стив А. Сердце разума: реализация внутренней способности к изменению с помощью НЛП. — СПб.: Прайм-Еврознак, М.: Олма-ПРЕСС, 2005

Коннира А., Стив А. Измените свое мышление и воспользуйтесь Результатами НЛП. -СПб.: Прайм-Еврознак, М.: Олма-ПРЕСС 2004

Макдермот Я., Яго В. Указ. соч. С. 3.

О’Коннор Дж. Указ. соч. С. 7.

Макдермот Я., Яго В. Указ. соч. С. 94.

Нейролингвистическое программирование

Нейролингвистическое программирование (НЛП) — это психологический подход, который включает в себя анализ стратегий, используемых успешными людьми, и их применение для достижения личной цели. Он связывает мысли, язык и модели поведения, усвоенные на собственном опыте, с конкретными результатами.

Сторонники НЛП считают, что все человеческие действия положительны. Следовательно, если план проваливается или случается непредвиденное, опыт не является ни хорошим, ни плохим — он просто дает больше полезной информации.

История нейролингвистического программирования

Нейролингвистическое программирование было разработано в 1970-х годах в Калифорнийском университете в Санта-Крус. Основными ее основателями являются лингвист Джон Гриндер и ученый-информатик и математик Ричард Бэндлер. Джудит ДеЛозье и Лесли Кэмерон-Бэндлер также внесли значительный вклад в эту область, как и Дэвид Гордон и Роберт Дилтс.

Первая книга Гриндера и Бэндлера по НЛП, Structure of Magic: A Book about Language of Therapy, была выпущена в 1975 году.В этой публикации они попытались выделить определенные модели общения, которые отличают коммуникаторов, считающихся отличными, от других. Большая часть книги основана на работах Вирджинии Сатир, Фрица Перлза и Милтона Эриксона. В нем также были объединены методы и теории других известных специалистов и исследователей в области психического здоровья, таких как Ноам Хомский, Грегори Бейтсон, Карлос Кастанеда и Альфред Коржибски. Результатом работы Гриндера и Бэндлера стала разработка метамодели НЛП, техники, которая, по их мнению, может идентифицировать языковые паттерны, отражающие основные когнитивные процессы.

Эта страница содержит как минимум одну партнерскую ссылку для программы Amazon Services LLC Associates, что означает, что GoodTherapy.org получает финансовую компенсацию, если вы совершаете покупку, используя ссылку Amazon.

Интерес к НЛП вырос в конце 1970-х, после того, как Бэндлер и Гриндер начали продвигать этот подход как инструмент, позволяющий людям узнать, как другие достигают успеха. Сегодня НЛП используется в самых разных областях, включая консультирование, медицину, юриспруденцию, бизнес, исполнительское искусство, спорт, армию и образование.

Как работает нейролингвистическое программирование

Моделирование, действие и эффективное общение — ключевые элементы нейролингвистического программирования. Считается, что если человек может понять, как другой человек выполняет задачу, процесс может быть скопирован и передан другим, чтобы они тоже могли выполнить задачу.

Сторонники нейро-лингвистического программирования предлагают, чтобы у каждого была личная карта реальности. Те, кто практикует НЛП, анализируют свои собственные и другие точки зрения, чтобы создать систематический обзор одной ситуации.Понимая различные точки зрения, пользователь НЛП получает информацию. Сторонники этой школы мысли считают, что чувства жизненно важны для обработки доступной информации и что тело и разум влияют друг на друга. Нейролингвистическое программирование — это экспериментальный подход. Следовательно, если человек хочет понять действие, он должен выполнить то же действие, чтобы извлечь уроки из опыта.

Практикующие НЛП верят, что существуют естественные иерархии обучения, общения и изменений.Шесть логических уровней изменения:

  • Цель и духовность: Это может быть причастность к чему-то большему, чем он сам, например, к религии, этике или другой системе. Это высший уровень изменений.
  • Идентичность: Идентичность — это человек, которым вы себя воспринимаете, и включает ваши обязанности и роли, которые вы играете в жизни.
  • Верования и ценности: Это ваша личная система убеждений и вопросы, которые для вас важны.
  • Возможности и навыки: Это ваши способности и то, что вы можете сделать.
  • Поведения: Поведения — это определенные действия, которые вы выполняете.
  • Окружающая среда: Ваша среда — это ваш контекст или окружение, включая всех окружающих вас людей. Это самый низкий уровень изменений.

Назначение каждого логического уровня — организовать и направить информацию, находящуюся ниже. В результате изменение на более низком уровне может вызвать изменения на более высоком уровне.Однако, согласно теории НЛП, изменение на более высоком уровне также приведет к изменениям на более низких уровнях.

Нейролингвистическое программирование в терапии

Основную концепцию НЛП можно резюмировать высказыванием: «Карта — это не территория», потому что она подчеркивает различия между верой и реальностью. Он указывает на то, что каждый человек действует в рамках своей собственной точки зрения, а не с точки зрения объективности. Сторонники НЛП считают, что восприятие мира каждым искажено, ограничено и уникально.Поэтому терапевт, практикующий НЛП, должен понимать, как человек, проходящий лечение, воспринимает свою «карту» и какое влияние это восприятие может оказать на мысли и поведение этого человека.

Карта мира человека составляется из данных, полученных через органы чувств. Эта информация может быть слуховой, зрительной, обонятельной, вкусовой или кинестетической. Практики НЛП считают, что эта информация индивидуально различается по качеству и важности, и что каждый человек обрабатывает опыт, используя первичную репрезентативную систему (PRS).Чтобы терапевт НЛП мог эффективно работать с человеком, проходящим лечение, терапевт должен попытаться сопоставить PRS этого человека, чтобы использовать его личную карту. Практики НЛП считают, что доступ к репрезентативным системам можно получить с помощью сигналов, например движений глаз.

НЛП-терапевты работают с людьми, чтобы понять их образ мышления и поведения, эмоциональное состояние и стремления. Изучая карту человека, терапевт может помочь ему найти и укрепить навыки, которые лучше всего служат ему, и помочь ему в разработке новых стратегий для замены непродуктивных.Этот процесс может помочь пациентам достичь лечебных целей.

Сторонники НЛП утверждают, что этот подход дает быстрые и устойчивые результаты и улучшает понимание когнитивных и поведенческих паттернов. НЛП также стремится наладить эффективную связь между сознательными и бессознательными психическими процессами, чтобы помочь людям развить творческие способности и навыки решения проблем. Некоторые сторонники НЛП сравнивают подход с когнитивно-поведенческой терапией (КПТ), но утверждают, что положительные изменения могут быть достигнуты с помощью НЛП за меньшее время.

С момента своего создания нейролингвистическое программирование использовалось для лечения широкого круга проблем. К ним относятся:

Исследования нейролингвистического программирования

Несмотря на ограниченное количество, научные исследования изучали эффективность НЛП как метода лечения. В исследовании 2013 года исследователи изучали, могут ли методы языка и визуализации, используемые в нейролингвистическом программировании, помочь детям с особыми потребностями лучше подготовиться к обучению в классе.Исследователи пришли к выводу, что техники НЛП помогли детям развить позитивное состояние ума, способствующее обучению. Однако было также объяснено, что это были «краткие предварительные выводы». Помимо других ограничивающих факторов, выборка состояла всего из семи детей.

Практики НЛП утверждают, что движение глаз может быть надежным индикатором обнаружения лжи. В 2012 году исследователи проверили это утверждение в серии из трех исследований. В первом исследовании движения глаз участников, которые говорили правду или лгали, не соответствовали предложенным паттернам НЛП.Во втором исследовании одной группе рассказали о гипотезе движения глаз НЛП, а контрольной группе — нет. Однако после теста на обнаружение лжи между обеими группами не было значительных различий. В третьем исследовании движения глаз каждой группы кодировались на публичных пресс-конференциях. Опять же, между ними не было значительной разницы в движении глаз.

Систематический обзор воздействия НЛП на здоровье был проведен исследователями в 2012 году. В этом обзоре были оценены десять исследований, посвященных таким вопросам, как злоупотребление психоактивными веществами, тревожность, контроль веса, утреннее недомогание и клаустрофобия.Исследователи пришли к выводу, что, хотя убедительных доказательств неэффективности НЛП не существует, мало свидетельств того, что вмешательства НЛП улучшают здоровье.

Проблемы и ограничения нейролингвистического программирования

Отчасти из-за своей эклектичной природы нейролингвистическое программирование трудно определить как метод лечения. Наиболее существенным ограничением нейролингвистического программирования является, возможно, отсутствие эмпирических данных, подтверждающих многие основные утверждения, сделанные сторонниками.

В то время как многочисленные отзывы хвалят этот подход, на сегодняшний день было проведено несколько научных исследований, дающих твердые и объективные доказательства того, что это эффективный способ лечения проблем с психическим здоровьем. Соучредитель НЛП Ричард Бэндлер часто выражал несогласие с научным тестированием НЛП.

Кроме того, отсутствие регулирования в обучении и сертификации привело к тому, что многие люди стали практиками НЛП, несмотря на отсутствие заслуживающего доверия опыта или образования в области психического здоровья.

Артикул:

  1. Крафт, А. (2001). Нейролингвистическое программирование и теория обучения. The Curriculum Journal, 12 (1), 125-136. DOI: 10.1080 / 09585170010017781
  2. Гримли, Б. (17 декабря 2015 г.). Что такое нейролингвистическое программирование (nlp)? Разработка обоснованной теории нейролингвистического программирования в рамках исследовательского путешествия. Получено с http://www.achiving-lives.co.uk/files/Files/final%20disdency%20v66%2012_12_2015%20for%20Viva%20on%2021_12_2015%20with%20corrections%20v66.pdf
  3. Кудлишкис В. (28 июня 2013 г.). Нейролингвистическое программирование и измененные состояния: поощрение подготовки к обучению в классе для учащихся с особыми образовательными потребностями. Британский журнал специального образования, 40 (2), 86-95. DOI: 10.1111 / 1467-8578.12020
  4. Любань, Дж. А. (2010). Быстрое взаимопонимание с использованием нейролингвистического программирования для улучшения результатов лечения. Калифорнийский журнал восточной медицины. Получено с http: // lamorindaacupuncture.ru / wp-content / uploads / 2010/06 / CJOM-NLP-Article1.pdf
  5. Стерт, Дж., Али, С., Робертсон, В., Меткалф, Д., Гроув, А., Борн, К., и Брайдл, К. (2012). Нейролингвистическое программирование: систематический обзор воздействия на здоровье. Британский журнал общей практики, 62 (604), e757 – e764. DOI: 10.3399 / bjgp12X658287
  6. Tosey, P., & Mathison, J. (12 августа 2010 г.). Нейролингвистическое программирование как инновация в образовании и обучении. Innovations in Education and Teaching International, 47 (3), 317-326.DOI: 10.1080 / 14703297.2010.498183
  7. Tosey, P., & Mathison, J. (4 июня 2010 г.). Нейролингвистическое программирование и теория обучения: ответ. The Curriculum Journal, 14 (3), 371-388. DOI: 10.1080 / 0958517032000137667
  8. Wiseman, R., Watt, C., ten Brinke, L., Porter, S., Couper, S. L., & Rankin, C. (2012, 11 июля). В глазах этого нет: обнаружение лжи и нейролингвистическое программирование. PLoS ONE, 7 (7), e40259. DOI: 10.1371 / journal.pone.0040259

Нейролингвистика | Лингвистическое общество Америки

Лиз Менн

Нейролингвистика — это исследование того, как язык представлен в мозгу: то есть, как и где наш мозг хранит наши знания о языке (или языках), на котором мы говорим, понимаем, читаем и пишем, что происходит в нашем мозгу, когда мы приобретать эти знания и то, что происходит, когда мы используем их в повседневной жизни.Нейролингвисты пытаются ответить на такие вопросы: что насчет нашего мозга делает возможным человеческий язык — почему наша система общения так сложна и так отличается от системы других животных? Использует ли язык те же нейронные вычисления, что и другие когнитивные системы, такие как музыка или математика? Где в вашем мозгу находится слово, которое вы выучили? Как слово «приходит на ум», когда оно вам нужно (и почему оно иногда не приходит вам в голову?)

Если вы знаете два языка, как вы переключаетесь между ними и как не мешаете им мешать друг другу? Если вы изучаете два языка с рождения, чем ваш мозг отличается от мозга человека, говорящего только на одном языке, и почему? Неужели левая часть вашего мозга действительно «языковая»? Если вы потеряете способность говорить или читать из-за инсульта или другой черепно-мозговой травмы, насколько хорошо вы сможете снова научиться говорить? Какие виды терапии, как известно, помогают, и какие новые виды языковой терапии выглядят многообещающими? Есть ли у людей, которые читают языки, написанные слева направо (например, английский или испанский), язык отличается от языка людей, которые читают языки, написанные справа налево (например, иврит и арабский)? А как насчет того, чтобы читать на языке, который написан с использованием каких-то других символов вместо алфавита, например китайского или японского? Если вы страдаете дислексией, чем ваш мозг отличается от мозга человека, у которого нет проблем с чтением? Как насчет того, чтобы заикаться?

Как видите, нейролингвистика тесно связана с психолингвистикой, которая представляет собой изучение этапов языковой обработки, необходимых для говорения и понимания слов и предложений, изучения первого и последующих языков, а также языковой обработки при нарушениях речи, языка. , и чтение.Информацию об этих расстройствах можно получить в Американской ассоциации речевого слуха (ASHA) по адресу http://www.asha.org/public/.

Как работает наш мозг

Наш мозг хранит информацию в сетях клеток мозга (нейронах и глиальных клетках). Эти нейронные сети в конечном итоге связаны с частями мозга, которые контролируют наши движения (включая те, которые необходимы для воспроизведения речи), а также наши внутренние и внешние ощущения (звуки, взгляды, прикосновения и те, которые исходят от наших собственных движений).Связи в этих сетях могут быть сильными или слабыми, а информация, которую отправляет ячейка, может увеличивать активность одних из ее соседей и подавлять активность других. Каждый раз, когда используется соединение, оно становится сильнее. Плотно связанные районы клеток мозга выполняют вычисления, которые интегрируются с информацией, поступающей из других районов, часто с использованием петель обратной связи. Многие вычисления выполняются одновременно (мозг — это массивно-параллельный информационный процессор).

Изучение информации или навыка происходит путем установления новых связей и / или изменения силы существующих связей. Эти локальные и удаленные сети связанных клеток мозга демонстрируют пластичность http://merzenich.positscience.com/?page_id=143 — то есть они могут постоянно меняться на протяжении всей нашей жизни, позволяя нам учиться и восстанавливаться (в некоторой степени ) от травм головного мозга. Для людей с афазией http://www.asha.org/public/speech/disorders/Aphasia.htm (потеря языка из-за повреждения головного мозга), в зависимости от серьезности повреждения, интенсивная терапия и практика, возможно, в сочетании с транскраниальным магнитная стимуляция (TMS) может привести к значительным улучшениям в речи, а также в контроле движений; см. раздел «Афазия» ниже и размещенные там ссылки.Становятся доступными компьютерные методы для обеспечения такой интенсивной языковой практики под наблюдением логопеда.

Где в мозгу находится язык?

На этот вопрос сложно ответить, потому что активность мозга подобна деятельности огромного города. Город устроен так, что люди, которые в нем живут, могут получать то, на что им нужно жить, но нельзя сказать, что сложная деятельность, такая как производство продукта, находится «в одном месте». Сырье должно поступать в нужное время, нужны субподрядчики, продукт должен отгружаться в разных направлениях.То же самое и с нашим мозгом. Мы не можем сказать, что язык находится «в» определенной части мозга. Неправда даже, что конкретное слово находится «в» одном месте в мозгу человека; информация, которая собирается вместе, когда мы понимаем или произносим слово, приходит из многих источников, в зависимости от того, что это слово означает. Например, когда мы понимаем или произносим такое слово, как «яблоко», мы, вероятно, будем использовать информацию о том, как яблоки выглядят, ощущаются, пахнут и на вкус, даже если мы не осознаем этого. Таким образом, слушание, понимание, разговор и чтение задействуют деятельность многих частей мозга.Однако некоторые части мозга больше участвуют в речи, чем другие.

Большинство частей вашего мозга, которые имеют решающее значение как для устной, так и для письменной речи, находятся в левой части коры головного мозга (левое полушарие), независимо от того, на каком языке вы читаете и как это пишется. Мы знаем это, потому что афазия почти всегда вызывается травмой левого полушария, а не повреждением правого полушария, независимо от того, на каком языке вы говорите или читаете, или умеете ли вы вообще читать. (Это верно примерно для 95% правшей и примерно половины левшей.) Большая часть мозга («белое вещество») состоит из волокон, которые соединяют разные области друг с другом, потому что использование языка (и мышления) требует быстрой интеграции информации, которая хранится и / или обрабатывается во многих различных областях мозга. .

Области в правой части имеют важное значение для эффективного общения и понимания сути того, что говорят люди. Если вы двуязычны, но не выучили оба языка с рождения, ваше правое полушарие может быть более вовлечено в ваш второй язык, чем в ваш первый.Наш мозг в некоторой степени пластичен — то есть его организация зависит от нашего опыта, а также от наших генетических способностей. Например, многие из «слуховых» областей мозга, которые участвуют в понимании устной речи у людей с нормальным слухом, используются для (визуального) понимания жестового языка глухими от рождения или рано оглохшими (и не имеют кохлеарных имплантатов). А слепые люди используют «зрительные» области своего мозга для обработки слов, написанных шрифтом Брайля, хотя шрифт Брайля читается наощупь.http://www.scientificamerican.com/article.cfm?id=the-reading-region

Двуязычные носители развивают особые навыки контроля того, какой язык использовать и уместно ли им смешивать свои языки, в зависимости от того, с кем они разговаривают. Эти навыки могут быть полезны и для других задач. http://www.nih.gov/researchmatters/may2012/05072012bilingual.htm

Афазия

Что такое афазия? Потеря языка после повреждения мозга — это обратная сторона его изучения? Люди, которым трудно говорить или понимать язык из-за повреждения мозга, не похожи на детей.Использование языка требует многих видов знаний и навыков. У людей с афазией есть разные комбинации вещей, которые они все еще могут делать по-взрослому, и вещей, которые они сейчас делают неуклюже или не делают вообще. Фактически, мы можем видеть разные модели профилей сохраненных и ослабленных языковых способностей у разных людей с афазией.

Терапия может помочь людям с афазией улучшить или восстановить утраченные навыки и наилучшим образом использовать оставшиеся способности. Взрослые, у которых было повреждение мозга и которые стали афазиями, выздоравливают медленнее, чем дети, у которых было такое же повреждение, но они продолжают медленно улучшаться в течение десятилетий, если у них хорошая языковая стимуляция и нет дополнительных инсультов или других повреждений мозга.Для получения дополнительной информации обратитесь к ASHA (http://www.asha.org/public/speech/disorders/Aphasia.htm), Национальной ассоциации афазии (http://aphasia.org/), Aphasia Hope (http: // www.aphasiahope.org/) или Академии Афазии (http://www.academyofaphasia.org/ClinicalServices/)

Дислексия и заикание

А как насчет дислексии и детей, которым трудно научиться говорить, хотя они могут нормально слышать? Почему у людей возникают трудности с чтением? Исследования показывают, что у дислектиков возникают проблемы с обработкой звуков языка и с трудом соотносит печатное слово со звуками.Генетические различия и генетически обусловленные различия мозга были обнаружены в семьях с дислексией и языковыми расстройствами, связанными с развитием, и исследования в этой области помогают нам понять, как гены действуют в установлении первоначальной «проводки» всего нашего мозга. Существуют убедительные доказательства того, что соответствующая языковая терапия эффективна для детей с нарушениями развития чтения и речи, включая заикание. ASHA предоставляет полезную информацию об обоих этих расстройствах: см. Http: // www.asha.org/public/speech/disorders/lbld.htm.

Как изменились нейролингвистические идеи

Многие устоявшиеся представления о нейролингвистике — в частности, роли традиционных «языковых областей» (область Брока, область Вернике) в левом полушарии мозга — были оспорены, а в некоторых случаях опровергнуты недавними данными. Вероятно, наиболее важными недавними открытиями являются: 1) обширные сети, охватывающие области, удаленные от традиционных языковых областей, глубоко вовлечены в использование языка; 2) языковые области также участвуют в обработке неязыковой информации, например, некоторые аспекты музыка http: // www.youtube.com/watch?v=ZgKFeuzGEns, и 3) корреляция определенных областей мозга с определенными языковыми нарушениями намного хуже, чем предполагалось. Эта новая информация стала доступной благодаря значительным улучшениям в нашей способности видеть, что происходит в мозгу, когда люди говорят или слушают, а также благодаря накоплению и анализу многолетних подробных данных тестов на афазию.

Как изменились нейролингвистические исследования

На протяжении более ста лет исследования в области нейролингвистики почти полностью зависели от изучения понимания и производства языка людьми с афазией.Эти исследования их языковых способностей были дополнены относительно грубой информацией о том, где находится травма в головном мозге. Неврологам приходилось выводить эту информацию в том виде, в каком она была, исходя из того, какие еще способности были потеряны, а также на основании данных вскрытия, которые не всегда были доступны. Несколько пациентов, которые собирались перенести операцию для облегчения тяжелой эпилепсии или опухолей, могли быть изучены с помощью прямой стимуляции мозга, когда с медицинской точки зрения было необходимо увести хирурга от областей, важных для использования пациентом языка.

Компьютеризированные рентгеновские исследования раннего поколения (компьютерная томография, компьютерная томография) и рентгенографические исследования церебрального кровотока (ангиограммы) начали дополнять экспериментальные и наблюдательные исследования афазии в 1970-х годах, но они давали очень грубую информацию о том, где находится поврежденная часть. головного мозга. Эти ранние методы визуализации мозга позволяли увидеть только те части мозга, у которых были серьезные повреждения или ограниченный кровоток. Они не могли дать информацию о фактической активности, происходящей в мозге, поэтому они не могли следить за тем, что происходило во время языковой обработки у нормальных или афазированных говорящих.Исследования нормальных говорящих в этот период в основном изучали, какая часть мозга была наиболее вовлечена в обработку письменной или устной речи, потому что эту информацию можно было получить из лабораторных задач, связанных с чтением или слушанием в сложных условиях, таких как прослушивание различных видов информации. предъявляется к двум ушам одновременно (дихотическое слушание).

С 1990-х годов в нейролингвистике произошел огромный сдвиг. С помощью современных технологий исследователи могут изучать, как мозг нормального говорящего обрабатывает язык, и как поврежденный мозг обрабатывает и компенсирует травмы.Эта новая технология позволяет нам отслеживать активность мозга, когда люди читают, слушают и говорят, а также получать очень точное пространственное разрешение расположения поврежденных участков мозга. Прекрасное пространственное разрешение обеспечивается магнитно-резонансной томографией (МРТ), которая дает прекрасные изображения, показывающие, какие области мозга повреждены; разрешение компьютерной томографии также значительно улучшилось. Отслеживать текущую активность мозга можно несколькими способами. Для некоторых целей лучшим методом является обнаружение электрических и магнитных сигналов, которые нейроны посылают друг другу, с помощью датчиков вне черепа (функциональная магнитно-резонансная томография, фМРТ; электроэнцефалография, ЭЭГ; магнитоэнцефалография, МЭГ; и связанные с событием потенциалы, ERP).Другой метод — наблюдение связанного с событием оптического сигнала EROS; это включает в себя обнаружение быстрых изменений в том, как нервная ткань рассеивает инфракрасный свет, который может проникать в череп и заглядывать в мозг примерно на дюйм. Третье семейство методов включает отслеживание изменений в потоке крови к различным областям головного мозга путем изучения концентрации кислорода (жирный шрифт) или изменений в способе поглощения кровью света в ближнем инфракрасном диапазоне (спектроскопия в ближнем инфракрасном диапазоне, NIRS). . Активность мозга также можно временно изменить с помощью транскраниальной магнитной стимуляции (стимуляция извне черепа, TMS), чтобы исследователи могли увидеть влияние этой стимуляции на то, насколько хорошо люди говорят, читают и понимают язык.Методы NIRS, EROS, ERP и EEG не связаны с риском, поэтому с этической точки зрения они могут использоваться для исследований на нормальных носителях, а также на людях с афазией, которым участие в исследовании не принесет особой пользы. ТМС также кажется безопасным.

Очень сложно выяснить детали того, как информация из разных частей мозга может сочетаться в реальном времени, поэтому еще один шаг вперед связан с разработкой способов использования компьютеров для моделирования частей того, чем может быть мозг. делать во время разговора или чтения.

Исследования того, что именно люди с афазией и другими языковыми расстройствами могут и не могут делать, также продолжают способствовать нашему пониманию взаимоотношений между мозгом и языком. Например, сравнение того, как люди с афазией выполняют тесты синтаксиса в сочетании с подробным отображением их мозга, показало, что существуют важные индивидуальные различия в частях мозга, участвующих в использовании грамматики. Кроме того, сравнение людей с афазией на разных языках показывает, что разные типы афазии имеют несколько разные симптомы на разных языках, в зависимости от видов возможностей для ошибки, которые предоставляет каждый язык.Например, в языках, которые имеют разные формы для местоимений мужского и женского рода или прилагательных мужского и женского рода, люди с афазией могут совершать гендерные ошибки в разговоре, но в языках, которые не имеют разных форм для разных полов, эта конкретная проблема не может объявиться.

от: Lise Menn

Благодарности

Большое спасибо членам LSA Шейле Э. Блюмштейн, Дэвиду Каплану, Гэри Деллу, Нине Дронкерс и Мэтту Голдрику за очень полезные отзывы и предложения.

Рекомендуемая литература (*) и список литературы

Каплан, Дэвид, Глория Уотерс, Гейл ДеДе, Дженнифер Мишо и Аманда Редди 2007. Исследование синтаксической обработки при афазии I: поведенческие (психолингвистические) аспекты. Мозг и язык 101, 103-150.

Каплан, Дэвид, Глория Уотерс, Дэвид Кеннеди, Натаниал Альперт, Никос Макрис, Гейл ДеДе, Дженнифер Мишо и Аманда Редди. 2007. Исследование синтаксической обработки при афазии II: неврологические аспекты.Мозг и язык 101, 151–177.

* Dehaene, Станислав. 2009. Чтение в мозгу. Викинг Пресс.

* Дронкерс, Нина и Берндт, Рита С. Афазия. Оксфордская международная энциклопедия лингвистики (2-е изд.), Vol. 16. Издательство Оксфордского университета.

* Гарднер, Ховард. 1975. Разрушенный разум: Человек после повреждения мозга. Винтажные книги.

* Гудгласс, Гарольд. 1993. Понимание Афазии. Академическая пресса.

Хикок, Грег. 2009. Функциональная нейроанатомия языка.Physics of Life Reviews, 6, 121–143.

Январь, Д., Trueswell, J.C., & Thompson-Schill, S.L. (2009). Совместная локализация Stroop и синтаксической неоднозначности в области Брока: последствия для нейронной основы обработки предложений. Журнал когнитивной неврологии, 21 (12), 2434-2444. PMID: 19199402.

* Менн, Лиз. 2011. Глава 2, Как работает мозг, и Глава 6, Анализ афазной речи и коммуникации, в Психолингвистике: Введение и применение. Множественное издание.

Новик, Дж. М., Трюсвелл, Дж. К., & Томспон-Шилл, С. Л. (2010). Область Брока и обработка языка: доказательства связи когнитивного контроля. Язык и лингвистический компас.

* Патель, Анируддх Д. 2008. Музыка, язык и мозг. Издательство Оксфордского университета.

Рамус, Франк. 2006. Гены, мозг и познание: дорожная карта для когнитивистов. Познание 101, 247-269.

Шварц, Мирна Ф., Делл, Гэри С., Мартин, Надин, Гал, Сюзанна и Собель.П. (2006). Тест серии случаев интерактивной двухэтапной модели лексического доступа: свидетельство именования изображений. Журнал памяти и языка, 54, 228-264.

Цзе, К.-Й., Ли, К.-Л., Салливан, Дж., Гарнси, С.М., Делл, Г.С., Фабиани, М., и Граттон, Г. (2007). Визуализация корковой динамики языковой обработки с помощью оптического сигнала, связанного с событием. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America, 104, 17157-17162.

Turken, A.U. И Дронкерс, Н.F. Нейронная архитектура сети языкового понимания: конвергентные данные из анализа повреждений и связности. Границы системной нейробиологии, 2011, 5, 1-20

Моделирование афазного языка: http://langprod.cogsci.illinois.edu/cgi-bin/webfit.cgi

Нейролингвистика | Coursera

Этот курс знакомит с ключевыми принципами и целями современной нейролингвистики. Нейролингвистика — это наука, объединяющая методы и парадигмы лингвистики и нейробиологии.

Определение нейролингвистики

Междисциплинарное исследование обработки речи в головном мозге с упором на обработку разговорной речи при повреждении определенных областей мозга. Его также называют неврологической лингвистики .

Журнал Мозг и язык предлагает это описание нейролингвистики : «человеческий язык или общение (речь, слух, чтение, письмо или невербальные формы), относящиеся к любому аспекту мозга или функции мозга» — Элизабет Алсен в Введение к нейролингвистике.

В новаторской статье, опубликованной в журнале « Исследования в области лингвистики » в 1961 году, Эдит Трейджер охарактеризовала нейролингвистику как «область междисциплинарных исследований, не имеющую формального существования. Ее предметом являются взаимоотношения между нервной системой человека и языком» («The Область нейролингвистики »). С тех пор эта область быстро развивалась.

Пример

Шари Р. Баум и Шейла Э. Блюмштейн: Основная цель области нейролингвистики — понять и объяснить неврологические основы языка и речи, а также охарактеризовать механизмы и процессы, связанные с использованием языка.Изучение нейролингвистики имеет широкую базу; он включает языковые и речевые нарушения у взрослых афазий и у детей, а также нарушения чтения и латерализацию функций, связанных с языком и обработкой речи.

Элизабет Алсен: Какие дисциплины необходимо учитывать в нейролингвистике ? Мозг и язык заявляет, что его междисциплинарная направленность включает области лингвистики, нейроанатомии, неврологии, нейрофизиологии, философии, психологии, психиатрии, речевой патологии и информатики.Эти дисциплины могут быть наиболее задействованы в нейролингвистике, но несколько других дисциплин также имеют большое значение, поскольку внесли свой вклад в теории, методы и открытия в нейролингвистике. Они включают нейробиологию, антропологию, химию, когнитивную науку и искусственный интеллект. Таким образом, представлены гуманитарные, медицинские, естественные и социальные науки, а также технологии.

John C.L. Ingram: Не вызывает сомнений, по крайней мере, в научных кругах, что человеческий мозг претерпел очень быстрый рост в недавней эволюции.Мозг увеличился вдвое менее чем за миллион лет. Причина этого «безудержного» роста (Wills, 1993) является предметом предположений и бесконечных споров. Можно привести веские доводы в пользу того, что расширение мозга было следствием развития разговорной речи и преимущества выживания, которое дает владение языком. Области мозга, которые претерпели наибольшее развитие, по-видимому, связаны с языком: лобные доли и соединение теменных, затылочных и височных долей (соединение POT…).

Дэвид Кристал: Природа нейролингвистических программ в последние годы привлекла большое количество исследований, особенно в отношении производства речи. Очевидно, например, что мозг не выдает моторные команды по одному сегменту за раз. . . . Когда мы рассматриваем весь спектр факторов, которые влияют на время речевых событий (таких как частота дыхания, движение и координация артикуляторов, начало вибрации голосовых складок, место стресса, а также размещение и продолжительность пауз) , очевидно, что необходимо использовать очень сложную систему управления, иначе речь может превратиться в беспорядочный, неорганизованный набор шумов.В настоящее время признано, что задействованы многие области мозга: в частности, известно, что мозжечок и таламус помогают коре в осуществлении этого контроля. Но пока невозможно построить детальную модель нейролингвистической операции, которая учитывала бы все переменные, производящие речь.

Журнал нейролингвистики — Elsevier

Журнал нейролингвистики — это международный форум для интеграции нейронаук и языковых наук . JNL обеспечивает быструю публикацию новых рецензируемых исследований взаимодействия языка , общения и мозговых процессов . Основное внимание уделяется тщательным исследованиям …

Прочитайте больше

Журнал нейролингвистики — это международный форум для интеграции нейронаук и языковых наук . JNL обеспечивает быструю публикацию новых рецензируемых исследований взаимодействия языка , общения и мозговых процессов .Основное внимание уделяется тщательным исследованиям эмпирического или теоретического характера, которые вносят оригинальный вклад в наши знания об участии нервной системы в коммуникации и ее нарушениях. Приветствуются статьи неврологии, коммуникативных расстройств, лингвистики, нейропсихологии и когнитивных наук в целом. В опубликованных статьях, как правило, рассматриваются вопросы, относящиеся к некоторым аспектам языка или речевой функции и ее неврологическим субстратам, с четким теоретическим значением.Поощряется междисциплинарная работа по любому аспекту биологических основ языка и его нарушений, возникающих в результате повреждения мозга. Уместны исследования нормальных субъектов с четкой ссылкой на функции мозга. Допускаются групповые исследования четко определенных образцов и тематические исследования с хорошо задокументированным поражением или дисфункцией нервной системы. Журнал открыт для эмпирических отчетов и обзорных статей. Также приветствуются специальные вопросы по аспектам связи между языком и структурой и функцией нервной системы.

Преимущества для авторов
Мы также предоставляем множество преимуществ для авторов, такие как бесплатные PDF-файлы, либеральная политика в отношении авторских прав, специальные скидки на публикации Elsevier и многое другое. Щелкните здесь, чтобы получить дополнительную информацию о наших услугах для авторов.

Информацию о подаче статей см. В нашем Руководстве для авторов. Если вам потребуется дополнительная информация или помощь, посетите наш Центр поддержки

Hide full Aims & Scope

Нейролингвистическое программирование | Энциклопедия.com

Definition

Нейролингвистическое программирование (НЛП) направлено на улучшение процесса исцеления путем изменения сознательных и подсознательных представлений пациентов о себе, своих болезнях и мире. Эти ограничивающие убеждения «перепрограммируются» с использованием различных техник, взятых из других дисциплин, включая гипнотерапию, и психотерапию.

Цель

Нейролингвистическое программирование использовалось для изменения ограничивающих представлений пациентов об их перспективах выздоровления от широкого спектра заболеваний, включая болезнь Паркинсона, СПИД, мигрени, артрит и рак. Практикующие утверждают, что могут вылечить фобий, менее чем за час, и помочь в изменении образа жизни в отношении упражнений, диеты, курения, и т. Д. НЛП также использовалось для лечения аллергии. В других областях заявленные преимущества включают улучшение отношений, общения, мотивации и эффективности бизнеса.

Описание

Origins

НЛП было первоначально разработано в начале 1970-х профессором лингвистики Джоном Гриндером и студентом психологии и математики Ричардом Бэндлером из Калифорнийского университета в Санта-Крус.

Изучая известного психотерапевта Вирджинию Сатир, гипнотерапевта Милтона Эриксона, антрополога Грегори Бейтсона и других, которых они считали «харизматическими суперзвездами» в своих областях, Гриндер и Бэндлер определили психологические, лингвистические и поведенческие характеристики, которые, по их словам, способствовали развитию величие этих личностей. С другой стороны, они обнаружили, что людей, испытывающих эмоциональные трудности, можно аналогичным образом идентифицировать по позе, образцу дыхания, выбору слов, тона голоса, движениям глаз, языку тела и другим характеристикам.

Гриндер и Бэндлер затем сосредоточились на использовании этих индикаторов для анализа и изменения моделей мышления и поведения. После публикации своих результатов в двух книгах в 1975 году Гриндер и Бэндлер расстались с собой, с рядом других сотрудников и с Калифорнийским университетом, продолжив свою работу над НЛП за пределами формального академического мира. В результате НЛП разделилось на несколько конкурирующих школ.

Популяризованное телевизионным «рекламным роликом» Энтони Роббинсом и другими, НЛП быстро стало применяться в кругах менеджмента и самосовершенствования.В течение 1990-х годов рос интерес к исцеляющему потенциалу НЛП.

В контексте здравоохранения практикующие нейролингвистическое программирование в первую очередь стремятся выявить негативные установки и убеждения, на которые клиент был «запрограммирован» с самого рождения. Это достигается заданием вопросов и наблюдением за физическими реакциями, такими как изменение цвета кожи, мышечное напряжение и т. Д. Затем для «перепрограммирования» ограничивающих убеждений используются самые разные методы. Например, клиентов с хроническими заболеваниями, такими как СПИД или рак, можно попросить сместить отчаяние и потерю идентичности, вызванные болезнью, визуализацией себя в крепком здоровье.Лечение у практикующих НЛП часто бывает короче, чем у других альтернативных практикующих, но семинары и курсы самопомощи НЛП могут быть довольно дорогими.

Для тех, кто хочет попробовать самолечение с помощью НЛП, доступен широкий выбор книг, аудиокассет и видео.

Меры предосторожности

НЛП особенно популярно в сферах самосовершенствования и карьерного роста, и у некоторых тренеров и практиков мало опыта в его использовании для исцеления.Об этом следует отдельно спросить практикующих.

Поскольку НЛП предназначено для улучшения процесса исцеления, его не следует использовать независимо от других методов лечения. Во всех случаях серьезного заболевания следует проконсультироваться с врачом.

Побочные эффекты

Считается, что НЛП обычно не имеет вредных побочных эффектов.

Исследования и всеобщее признание

Хотя некоторые врачи и практикующие психиатры используют принципы нейролингвистического программирования, эта область обычно рассматривается вне основной медицинской практики и академического мышления.

Ресурсы

ОРГАНИЗАЦИИ

Ассоциация НЛП. PO Box 78, Stourbridge, UK DY8 2YP.

Международная ассоциация тренеров НЛП, Ltd. Coombe House, Mill Road, Fareham, Hampshire, UK PO16 0TN. (044) 01489 571171.

Общество нейро-лингвистического программирования. PO Box 424, Hopatcong, NJ 07843. (201) 770-3600.

Медицинская энциклопедия Гейла, 3-е изд.

(PDF) Нейролингвистика

32 Валентина Бамбини

Кутас, М.и С.А.Хиллард. 1980. «Чтение бессмысленных предложений: потенциалы мозга отражают семантическую несоответствие

». Наука 207: 203–205.

Лау, Э., К. Филлипс и Д. Поппель. 2008. «Корковая сеть для семантики: (Де) конструирование

N400». Nature Reviews Neuroscience 9: 920–33.

Лауданна, А. (ред.). 2002. Существительное и глаголы. Специальный выпуск, Italian Journal of Linguistics / Rivista di

Linguistica 14.

Lichtheim, L. 1885. «Об афазии». Мозг 7: 433–484.

Линделл, А.К. 2006. «В здравом уме: вклад правого полушария в языковую обработку и производство

». Обзор нейропсихологии 16: 131–148.

Lingnau, A., B. Gesierich и A. Caramazza. 2009. «Асимметричная адаптация фМРТ не обнаруживает доказательств наличия зеркальных нейронов у людей». Труды Национальной академии наук

Соединенных Штатов Америки 106: 9925–9930.

Маранголо П., Ф. Пирас, Г. Галати и К. Бурани.2006. «Функциональная анатомия деривационной морфологии —

ogy». Cortex 42: 1093–1106.

Мартин А. 2007. «Представление объектных концепций в мозгу». Ежегодный обзор психологии

58: 25–45.

Мартин А. и Л.Л. Чао. 2001. «Семантическая память и мозг: структура и процессы». Текущее

Заключение по нейробиологии 11: 194–201.

Мартин И. и С. Макдональд. 2003. «Слабая согласованность, отсутствие теории разума или исполнительная дисфункция?

Решение загадки прагматических языковых расстройств.”Мозг и язык 85: 451–466.

Мейсон, Р.А., М.А. Джаст. 2006. «Вклад нейровизуализации в понимание дискурсивных процессов». В Справочнике по психолингвистике (2-е изд.), Изд. М. Тракслер, М.А. Гернсбахер,

765–799. Амстердам: Эльзевир.

Мэтьюз П., Л. Облер и М. Альберт. 1994. «Вернике и Альцгеймер о нарушениях языка

афазии и деменции». Мозг и язык 46: 439–462.

Мехиа-Константин, Б., О. Мончи, Н. Вальтер, М. Арсено, Н. Сенхаджи и Ж. Джоанетт. 2010. «Когда

метафор буквально выходят за пределы своей территории: влияние возраста на образный язык». Итальянский

Журнал лингвистики / Rivista di Linguistica 22: 41–60.

Месулам, М. 1990. «Крупномасштабные нейрокогнитивные сети и распределенная обработка внимания,

языка и памяти». Анналы неврологии 28: 597–613.

Монти М.М., Парсонс Л.М., Ошерсон Д.Н.2009. «Границы языка и мышления в дедуктивном выводе

». Труды Национальной академии наук США за

Америка 106: 12554–12559.

Моро, А., М. Теттаманти, Д. Перани, К. Донати, С.Ф. Каппа и Ф. Фацио. 2001. «Синтаксис и мозг:

, разбирая грамматику с помощью выборочных аномалий». NeuroImage 13: 110–118.

Musso, M., A. Moro, V. Glauche, M. Rijntjes, J. Reichenbach, C. Buchel и C. Weiller. 2003 г.

«Область Брока и языковой инстинкт». Nature Neuroscience 6: 774–781.

Ni, W., R.T. Констебль, W.E. Mencl, K.R. Пью, Р. Фулбрайт, С. Шайвиц, Б.А. Шайвиц, Дж. К.

Гор и Д. Шанквейлер. 2000. «Событийное нейровизуализационное исследование, позволяющее различать форму и содержание

при обработке предложений». Журнал когнитивной нейробиологии 12: 120–133.

Obler, L. and K. Gjerlow. 1999. Язык и мозг. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Остерхаут, Л. и П. Хагоорт. 1999. «Внешнее сходство не обязательно означает, что вы

часть семьи: Контраргументы Коулсону, Кингу и Кутасу (1998) в дебатах P600 / SPS-P300

». Язык и когнитивные процессы 14: 1–14.

Папаньо К. и Л. Ромеро Лауро. 2010. «Нейронные основы обработки идиом: нейропсихологические,

нейрофизиологических и нейровизуализационных данных».

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *