Невротики кто они: Кто такой невротик? Учимся доверять себе и миру

Содержание

Кто такой невротик? Учимся доверять себе и миру

Привычка несколько раз перепроверять, выключены ли розетки, ещё не означает, что вы невротик. Но может быть признаком невроза (а это два совершенно разных понятия!). Разбираемся, что к чему, учимся доверять себе и миру и не бояться плохих оценок — во всех смыслах.

Елизавета Богданова, клинический психолог

Окончила Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет по специальности «Клиническая психология». Стаж работы: 5 лет

Кто такие невротики? 

В структурном психоанализе есть теория по типам организации личности: условно всех людей можно разделить на три категории. 

Невротики. Такие люди склонны к тревожности и неуверенности в себе. В первую очередь они сосредоточены на том, чтобы окружающим было с ними хорошо. А для этого непременно нужно что-то сделать, ведь просто так с ними хорошо быть не может. У людей с таким типом личности есть страх, что они недостаточно соответствуют миру, и как следствие — собственным ожиданиям о том, какими они должны быть. 

Психотики. Они, наоборот, могут быть суперувереными в себе и склонными к гневливости: со мной всё так, это вы не такие. Людям вокруг них может быть некомфортно. Мир не соответствует их ожиданиям, и они очень сильно выражают своё недовольство. 

Пограничники. Они не могут определить себя сами, разобраться, что для них важно, поэтому выбирают, к чему стремиться, исходя из оценок окружающих. Они встраиваются в компанию в зависимости от того, чего от них ждут. В какой-то степени их можно назвать несформированными личностями. 

Тип личности — это не болезнь. Его невозможно «вылечить» или изменить. Вы такой, какой вы есть. Но можно научиться с ним жить комфортно и для себя, и для окружающих. 

Как выражается восприятие мира у невротиков? 

Невротики в первую очередь заботятся о том, кто и что о них подумает. Их больше волнуют отношения с другими людьми, чем с самими собой. Они скорее будут искать компромиссы, а не продавливать свою линию. 

Чаще всего это очень милые люди, с которыми приятно общаться. Они заботятся о чужих чувствах, постоянно интересуются, всё ли нравится собеседнику, не помешают ли они ему своим присутствием. 

Если что-то идёт не так, то проблема обязательно в них: не обстоятельства так сложились, а они сами что-то сделали неправильно. 

Ещё невротики склонны к тревоге, перфекционизму, часто страдают от синдрома отличника или синдрома самозванца. Но необязательно каждый невротик с этим столкнётся. Многое зависит от опыта, который был у них раньше. 

Невротиками рождаются или становятся? 

Однозначного ответа на этот вопрос нет. Но вот несколько факторов, которые могут повлиять на формирование личности невротика.

Поведение родителей

Если человека с детства учат, что нужно стремиться к чему-то, чтобы соответствовать обществу, то, скорее всего, он будет склонен к невротическому типу личности. 

А ещё родители сами могут быть невротиками. Например, они настаивают, что нельзя включать дома музыку, потому что это может потревожить соседей. Да, даже днём, когда большинство людей на работе и ни у кого рядом нет маленьких детей. Они не хотят мешать другим и относятся к людям с уважением и вежливостью. И ребёнок, вырастая, следует их примеру.

Детский сад, школа, университет

В школе от детей требуют отлично учиться, выполнять всю домашку и хорошо себя вести. Устанавливают правила игры — делай так, и тогда получишь мою симпатию. Если ребёнок растёт в семье, где родители его любят и для них он — солнышко, а потом он приходит в школу, где таких «солнышек» ещё тридцать человек, у него появляется желание эту «солнышковость» заработать. И он принимает правила игры. 

Опыт, который складывается в ценности 

От жизненного опыта зависит, на что будет направлен фокус внимания личности и то, как он будет воспринимать мир. Например, если человек сосредоточен только на оценках (или карьере) и ему не так значимы остальные люди, то, скорее всего, он будет психотиком. Для него это — способ достигнуть успеха. 

А если человека волнуют как оценки, так и отношения с одноклассниками (нужно со всеми подружиться, со всеми быть в хороших отношениях), тогда он — невротик. Для него и оценки, и хорошее отношение — способ заработать симпатию и соответствовать окружающим. 

Я выхожу из дома и начинаю тревожиться, что у меня не выключен утюг. Я невротик? 

Если вдруг у вас появляется встревоженность, которая сильно сказывается на качестве жизни, например, вам сложно успокоиться и приходится несколько раз возвращаться домой, чтобы проверить, выключена ли плита, вода или тот самый утюг, то это симптомы обсессивно-компульсивного расстройства. Раньше такие состояния называли неврозом, но это устаревший термин. 

Самое главное — это не имеет никакого отношения к невротикам и вообще не зависит от типа личности. Невротики могут жить спокойно, периодически сталкиваясь с тревогой, но она никак не будет сказываться на качестве их жизни.

Тревога — это нормальное здоровое чувство. Мы тревожимся, когда для нас что-то важно. 

Как облегчить себе жизнь, если вы невротик? 

Не подавлять свои чувства. Например, если перед важным собеседованием вы находитесь в состоянии тревоги, потому что волнуетесь и хотите произвести впечатление, не стоит обманывать себя и окружающих, что это не так. Волнение — это нормально. А подавляя его, вы создаёте иллюзию и усложняете отношения с самим собой. 

Научиться доверять себе. Это поможет меньше ориентироваться на мнение окружающих. Задайте себе вопрос: что повлияло на то, что я себе не нравлюсь таким, какой я есть? Таким образом, мы осознаём наш прошлый опыт, выносим из него уроки и шаг за шагом учимся любить себя. 

Найти способ справляться с излишней тревогой. Важно, чтобы этот способ подходил именно вам. Для кого-то это медитация, для кого-то — общение с людьми, для кого-то — заполнение дневника эмоций.

Добавить психологические рутины. Это маленькие ежедневные действия, которые помогают чувствовать себя стабильно и спокойно. Например, кофе по утрам, что-то любимое и вкусное в конце дня, сериал на ночь — главное, наделять это внутренним смыслом для себя. Это тоже помогает бороться с тревогой. 

Научиться не тратить внутренние ресурсы на контроль.

Есть в нашей жизни обстоятельства, за которые мы не отвечаем. Например, мы не можем нравиться всем людям, поэтому тратить внутреннюю энергию и всё время быть в напряжении по поводу того, кто и что о вас подумает — пустая трата ресурсов. Это не сделает вас счастливыми.

Освоить практику заземления. Это очень помогает в общении, когда вы понимаете, что начинаете подстраиваться под собеседника. Спросите себя, что вы сейчас чувствуете? Как вам эти ощущения? Приемлемо ли это для вас? Где у вас сейчас зажимы в теле? Это помогает сфокусироваться на себе и отследить, комфортно ли вам в общении, достаточно ли естественно вы себя ведёте.

Не ждать от себя быстрых результатов. Уверенность в себе складывается из позитивного опыта и доверия к своим чувствам. Чтобы быть более уверенным, главное — не ждать мгновенных результатов и разрешить себе ошибаться. Тогда процесс пойдёт быстрее. 

Невротик как тип личности — психологические особенности

Бывают такие люди, которые постоянно ждут подвоха от окружающих, тревожатся, вечно чем-то недовольны. Речь идет о невротической личности. Невротик – проблема для окружающих. Но и сам он страдает не меньше.

Психологический портрет невротика

Невротик очень зависит от окружающего мнения, его настроение нестабильно, реакции неоднозначны. Преобладает негативный эмоциональный фон. Невротик склонен замечать негатив, легко погружаться в мрачные мысли. Вытащить человека оттуда очень сложно.

Кроме того, для невротика характерно:

Невротик склонен обвинять себя и других. Он боится, что ошибется, не справится, за что получит общественное порицание.

У невротика искажено представление о любви, взаимоотношениях людей. Каждый человек знает, что ни одни отношения не обходятся без противоречий, критики. Невротик же любую критику воспринимает как предательство, оскорбление. Любая просьба, особенно в форме требования, провоцирует нервный срыв. Любое замечание в сторону невротика заканчивается скандалом, эмоциональным взрывом. Кроме того, невротик склонен к патологической беспочвенной ревности.

Партнер невротика никогда не останется наедине, потому что невротический тип не выносит одиночества и отличается эгоцентризмом. Невротик склонен постоянно названивать, чтобы поговорить «ни о чем». Он не понимает, что у других людей есть свои желания, дела, что человек может просто устать. На просьбу побыть в одиночестве невротик ответит скандалом. Как правило, отношения невротика носят зависимый или созависимый характер.

Непросто невротику и в профессиональной сфере. Страхи очень затрудняют выбор, в том числе профессиональное самоопределение. Невротик постоянно сомневается, мечется, бросает дело на половине пути.

Противоречивость, непостоянство – одна из главных черт невротика. Так же он ведет себя и в сексуальной сфере: или накладывает полный запрет, или ведет разгульный образ жизни.

Примеры невротизма

Невротика в повседневной жизни сложно не заметить:

  • Красивая девушка, которая убеждена в собственной непривлекательности, а знаки внимания трактует как поиски выгоды.
  • Работник цеха, который за 7 лет работы ни разу не ошибся, заслужил доверие всего завода, но убежден, что он работает некачественно. Или каждый день выходит на работу со страхом, что у него ничего не получится.
  • Художник, композитор, кулинар, который никогда не бывает доволен своим творчеством, продуктом. Немного успокаивается только после того, как от окружения получит похвалу, одобрение.

Еще одна характерная и заметная в быту черта – невозможность отказать или выразить свое мнение, позвонить, попросить о помощи. У невротика много внутренних запретов. Он не может отказаться от навязываемого в магазине продукта или приглашения на нежеланную встречу.

Типы невротиков

Американский психоаналитик и психолог Карен Хорни определила два возможных способа борьбы невротика с собственной тревожностью:

  1. Патологический поиск любви, привязанности. Чрезмерная близость с каждым человеком.
  2. Поиск престижа, власти, обладания чем-то или кем-то. Унижение, ущемление других людей.

Другие варианты борьбы: уход в алкоголизм, самооправдание, отрицание.

Все названное несложно заметить в жизни. Особенно невротическое стремление к успеху. Невротик желает быть во всем самым лучшим.

Карен Хорни выделила три типа невротической личности: подчиненный, агрессивный, обособленный.

Подчиненный

Этот тип невротика движется к людям. Ему важно иметь рядом хоть кого-нибудь: друга, супруга. Но сожителю заранее уготовлена роль покровителя. Он должен оберегать, защищать невротика, решать его проблемы и даже быть виновным в неудачах. В общем, отношения базируются на манипуляциях, эксплуатации. Невротик убежден в собственной слабости и силе других, хотя на самом деле ситуация может выглядеть наоборот.

Агрессивный

Движется против людей. Агрессивный невротик жаждет власти, никому не доверяет, идет по головам. Вся жизнь воспринимается как борьба, гонка, соперничество. Агрессивный невротик во всем ищет личную выгоду. Он не признает ошибок, не умеет проигрывать. В неудачах обвиняет других людей.

Однако вытекает стремление к престижу все из той же неудовлетворенной потребности в безопасности. А страх и тревога превращаются во внутреннее чувство стыда. Потому невротик никогда не будет доволен своим успехом.

Запреты при таком типе невротизма накладываются на проявление эмоций, чувств. Невротик становится хорошей «рабочей машиной». Он действительно может добиться профессионального успеха, выглядеть свободным. Но можно ли назвать человека человеком, если он не умеет чувствовать, а проявлять способен разве что агрессию?

Обособленный

Движется от людей. Из-за тревоги и напряжения в моменты общения невротик решает отделиться от мира. Он замыкается в себе, переводит все отношения в статус формальных, накладывает запрет на выражение эмоций, переживаний. Он не терпит советов, не вступает в серьезные, длительные отношения, не заключает контрактов. Избегает любых ситуаций, покушающихся на его независимость, самодостаточность.

Для сохранения целостности невротику нужна удовлетворенная потребность в независимости, уединении, самодостаточности. Но проблема в том, что независимость становится для него целью. Что с ней делать, он не знает. В результате снова оказывается наедине со своими проблемами.

При этом выражена потребность быть значимым. Нередко обособленные невротики обладают талантами, интеллектуальными способностями. Только заявить об этом на весь мир они так и не решаются. Ведь это автоматически влечет требования, обязанности.

Чем больше личность убегает и прячется, тем меньше ее жизнеспособность.

С чем сочетается невротизм

Невротическая личность имеет черты астенизма и истерии. При внешнем благополучии у такого человека все равно будет сохраняться внутренний дискомфорт. Помните ослика Иа? Вот самый яркий пример невротика с элементами астении.

Неконтролируемый невротизм сковывает человеку руки. Ошибки пугают личность настолько, что невротик предпочитает сдаться и не делать ничего. И даже многочисленный положительный опыт не уменьшает страх и тревогу. Невротик слишком не уверен в себе и зациклен на неудачах.

Невротизм иногда является способом привлечения внимания, манипулирования. Невротическая личность просит, чтобы ее не тревожили, оставили в покое. В результате нередко ее проблемы решают чужие сопереживающие люди. И тогда невротик одновременно оказывается в центре внимания и избегает жизненных трудностей.

Часто невротизм дополняется соматическими нарушениями: головные боли, аритмия, гипотензия или гипертензия. Невротика раздражает и угнетает любой звук. Это слабая личность, страдающая иррациональными страхами и тревогами.

Коррекция состояния

Чтобы невротизм как черта личности не перерос в невроз, соблюдайте несколько правил:

  • Больше отдыхайте на природе. Невроз – болезнь городских людей. Суетливый ритм жизни провоцирует развитие тревожности.
  • Пересмотрите окружение. Старайтесь находиться среди позитивных, уверенных в себе, сильных людей. Убирайте из жизни эмоциональный мусор, избегайте людей в роли жертвы.
  • Решайте проблемы по мере поступления. Обратитесь к психологу для проработки психологических травм. Невроз не возникает сам по себе, ему предшествует конкретная психологическая проблема, непроработанные эмоции, переживания.

Невротик жаждет любви и внимания. Нужно найти рациональные пути удовлетворения этой потребности. Жалость – деструктивная форма.

Невротизм, мешающий человеку нормально жить, требует обращения к психотерапевту. Работать нужно по трем направлениям: формирование адекватного самовосприятия у человека, избавление от комплекса неполноценности, формирование чувства защищенности. Невротик очень раним, что часто обусловлено неудовлетворенной потребностью в безопасности.

Невротический тип личности и невроз – разные вещи, но первое при соответствующих условиях легко переходит во второе. Если тревожность стала заметно мешать, рекомендуется посетить психолога. Лучше с этим не затягивать.

Все мы немного невротики. Откуда родом невротичность и что с ней происходит в Церкви

«Однажды “несчастный ребенок” приходит в Церковь (это может случиться в детстве, а может в более зрелом возрасте) и начинает встраивать религию в свою невротическую картину мира. …Но жизнь в Церкви делает человека печальнее, его одолевает уныние, не отпускают страхи, возникает агрессия. Религиозность есть, но есть ли вера?» В церковной среде нередко встречается невротическая религиозность. Почему, как она возникает, что с этим делать? Отвечает кризисный психолог Наталия Скуратовская.

Судить о чужой вере – здоровая она или больная – довольно самоуверенно. Но согласитесь, бывают случаи, когда человек явно верит во что-то не то. Несмотря на тщательность соблюдения церковных предписаний и канонов, жизнь в Церкви делает этого человека печальнее, его одолевает уныние, не отпускают страхи, возникает агрессия. Религиозность есть, но есть ли вера? Еще чаще бывает, что, воцерковляясь, человек очень быстро «устраивает ад» всем вокруг: семье, приходу и даже священнику. Вроде бы все делает так, как научили, но почему так ужасен результат?

А потому, что многие из нас в той или иной степени невротизированы. Религиозность становится невротической не только потому, что в Церкви научили чему-то не тому, а потому, что почва для восприятия человеком деструктивной формы веры была подготовлена с детства.

Формирование невротической личности начинается в первые два-три года жизни. Ребенок, который не получает внимания и любви, не чувствует себя в безопасности.

Он ощущает себя беспомощным, одиноким и брошенным, а мир вокруг – враждебным. У такого ребенка формируется базальная тревога, глобально относящаяся ко всему миру, с которым он соприкасается: «Я никому не нужен». Это ощущение тотальной брошенности, которое ребенок не может выразить словами, может оставаться с ним на всю жизнь.

Жить с этим ощущением невозможно, поэтому начинают формироваться защитные механизмы. Человек пытается снизить свою тревогу, приспосабливаясь к неблагоприятной среде вокруг.

Общаться с родителями так, как хотелось бы, не получается, вот и приходится искать способы общения, на которые они лучше реагируют. Одни реагируют на плач, другие – когда за них цепляются или на них висят, третьи – когда воюют и крушат все вокруг. А если родителей не проймешь ничем, остается одно: уйти в изоляцию, в надежде, что хоть так обратят внимание.

Невротические защитные механизмы поддерживаются самими родителями, ведь благодаря им ребенку таки удается добиться хоть какой-то формы внимания. Главное открытие, которое делает ребенок: такой, какой ты есть – ты никому не нужен. А нужен другой, «идеальный».

И у ребенка начинает формироваться «идеальное Я», ложная личность, маска, которая скрывает его от мира на долгие годы (как минимум, пока не будет вылечен невроз). «Идеальное Я» позволяет человеку скрыть ощущение отверженности своей подлинной личности даже от самого себя, человек теряет контакт с собой настоящим. Появляется невротическая гордость: человек не просто гордится своим «идеальным Я», он отождествляет себя с ним, хотя это имеет мало общего с подлинной личностью.

«Ребенок» и Церковь

Однажды повзрослевший «несчастный ребенок» приходит в Церковь (это может случиться в детстве, а может и в более зрелом возрасте) и начинает встраивать религию в свою невротическую картину мира.

Религия – отличный способ для невротика стать круче всех, стать еще идеальнее. Она дает строгую систему предписаний, одобряемые ролевые модели поведения, чувство превосходства над неверующими – и это позволяет невротику чувствовать себя успешным и одобряемым.

Это важно, потому что у невротической личности самооценка полностью зависит от того, как относятся к невротику другие. Именно поэтому он чутко ловит малейшее невербальное отношение к нему, корректируя то, что на выходе транслирует в мир.

В церковной системе такой человек впитывает как губка нормы, правила, приоритеты. В зависимости от церковной субкультуры, в которую его занесло, он выстраивает собственное мировоззрение, которого, по сути, нет – есть лишь желание всем нравиться. Проявляться оно может по-разному – в угождении окружающим, стремлении всеми командовать, либо он может в глубине души считать, что лучше всех, но из показной скромности и смирения не показывать это: «Бог увидит мое смирение и по-настоящему вознаградит… не то что всех остальных».

Фото: Симбирская митрополия / VK

Когда нормы поведения усвоены и приносят одобрение и признание, тогда человек старается навязать окружающим (включая своего духовника) свой образ веры как единственно правильный. При этом он не принимает критики, встречает ее враждебно, ведь малейшее сомнение в правоте ставит под угрозу весь его иллюзорный мир.

Три стратегии невротика – но ни одна не помогает победить

Когда в детстве ребенок испытывает чувство одиночества перед враждебным миром, не встречает отклика и поддержки своих эмоциональных потребностей, то у него формируются невротические защитные механизмы. Они могут иметь три основных вектора, причем на первый план выходит тот, который лучше «работает» и помогает «выманить» внимание окружающих.

  1. Жертвенная зависимость – это готовность угождать, приспосабливаться, соответствовать чужим ожиданиям, чтобы добиться любви. Если мама похвалила одноклассницу Машу, значит, надо стать, как Маша. Если в школе одноклассники посмеялись над прической, значит, надо сделать стрижку как у всех.
  2. Агрессивная враждебность – попытка получить любовь силой. «Они не смогут не обратить на меня внимание!» – выбирая такую форму взаимоотношений, ребенок учится конфликтовать, ему даже кажется, что он побеждает.
  3. Уход в изоляцию и высокомерное обособление – третий способ обезопасить себя от отвержения: «Мне никто не нужен». «Я самый умный, просто меня никто не понимает». «Близкие просто не моего социального круга».

Ни одна из трех стратегий не позволит «победить». Все они тупиковые. Но самое печальное, что под «идеальным Я» погребено «подлинное Я», и на этой почве вырастает невротическая гордыня – сочетание невротической гордости (горжусь «собой идеальным») и презрения по отношению к себе настоящему, ненужному и брошенному.

На этом фоне появляются категоричные и жесткие требования к окружающим и к себе. Лучше всего требования к окружающим описывает избитый застольный тост «Чтобы у нас все было, а нам за это ничего не было».

От окружающих такой человек требует восхищения, признания превосходства, прощения всех его поступков, поддержки во всем. Формы такого признания и восхищения могут быть разными. Главное, человек в этом состоянии не может научиться признавать свои ошибки, так как малейшая ошибка ставит под угрозу всю вымышленную конструкцию – идеальные люди не ошибаются – и вызывает панический страх.

Чего хочет невротик?

Во всех конфессиях число невротиков примерно одинаково, поскольку невротик избирает ту форму религиозности, которую считает одобряемой у значимого для него окружения. Но чего он ждет от Церкви? Того же, чего ждет от людей вообще – удовлетворения своих невротических потребностей.

Он ждет любви и одобрения – казалось бы, вполне нормальное желание, присущее любому человеку. Но невротик ждет, чтобы любовь выражалась в отсутствии сомнений в его правоте, отсутствии критики его поступков, слов, мыслей, поведения, восхищении его идеализированным образом – малейший намек на отвержение воспринимается как угроза своему существованию. Но этот дефицит одобрения не насыщаем, как и прочие невротические потребности: чем больше человек продвинулся в их удовлетворении, тем в большем он нуждается, тем сильнее не удовлетворен.

Невротик нуждается в руководящем партнере. В каждом из нас есть представление, что настоящие родители не бросят, с ними мы не будем одиноки. Невротик стремится зависеть от другого, боясь одиночества, эмоционально оставаясь ребенком. В Церкви он ищет не просто родителей, а добрых родителей (не таких, как были), от которых готов зависеть и с которыми можно разделить ответственность за поступки, слова и дела. Часто в этой роли оказываются священники, ведь «сам Бог велел» приходить к отцам и «усыновляться». Именно поэтому священникам в духовном руководстве важно не вступать в созависимые отношения, к которым такие чада будут их невольно склонять.

Невротик, страх которого иррационален и больше напоминает панику, нуждается в предсказуемой среде и четких ограничениях. Именно поэтому он стремится подчиниться установленному порядку и жестким правилам, включая их в свою систему невротических требований.

Невротику нужна власть и возможность эксплуатировать других. Но не потому, что он злодей, а потому, что другие люди воспринимаются как угроза, а их чувства и желания для него – абстракция. Он использует других в своих целях, опасаясь быть использованным самому, использует власть для того, чтобы заглушить чувство собственного ничтожества, презирая и обесценивая других.

Ему важно не просто общественное признание, ему необходимо быть объектом восхищения со стороны других. Ведь это куда надежнее, чем признание одним человеком. Статус в обществе определяет его самооценку, а нужда в восхищении приводит к тому, что для невротика годится всякая лесть.

Невротики страшатся осуждения, именно поэтому им важно остаться независимыми, не брать на себя ответственности за что-либо, не вступать ни в какие отношения, кроме товарно-денежных или манипулятивных.

И возникает парадоксальная ситуация: внешне может казаться, что такой прихожанин или священник – человек скромный, непритязательный, готов подчиняться, лишь бы от него не требовали никакой спонтанной активности, а на самом деле в основе его поведения лежит желание доминировать и контролировать. Тихий и угождающий, про себя он, увы, презирает «слабых». При этом главным способом добиться от окружающих желаемого является манипуляция – просто потому, что другому языку общения он не научен.

Зачем таким людям нужна Церковь

Главным образом, чтобы почувствовать себя в безопасности. Жить страшно. Церковь – место, куда приглашают: «Приидите, все труждающиеся и обремененные», Церковь воспринимается как тихая гавань, по-настоящему безопасное место. Но безопасность возникает здесь не только из-за соблюдения правил, которые предлагает Церковь, но и из-за принадлежности к «правильной» Церкви, с которой можно идентифицироваться, чтобы почувствовать превосходство над «неправильными», и наконец, в Церкви всегда можно отдать ответственность за свою жизнь духовнику и другим «старшим».

В Церкви такой человек рассчитывает найти не только одобрение и принятие, но и оправдание. Последнее ценно тем, что за Церковью стоит авторитет Бога, и человек «получает сертификат своей ценности» как бы от самого Бога.

Но здесь же невротик реализует и другие свои потребности. Примкнув к авторитету Церкви, можно получить инструмент влияния, контроля и манипулирования окружающими (вспомнить хотя бы пресловутых «злых бабушек»; православных активистов, которые громят музеи, или тех, кто ограждает батюшек от окружающих, пресекая «доступ к телу»).

Фото: Симбирская митрополия / VK

Еще Церковь помогает им найти смысл в страдании – но этот смысл также основан на убежденности, что хорошее отношение надо «заработать». Есть популярная формула: «чем больше будешь мучиться в земной жизни, тем лучше будет в Царствии Небесном». И правда, есть те, кому не удалось почувствовать свое превосходство, попытки шлифовать свое «идеальное Я» потерпели неудачу, и на первый план в жизни вышло презрение к себе, тяга к самоуничтожению, своего рода психологический суицид. Именно они в Церкви находят смысл своему страданию, более того, начинают страдать с удовольствием и энтузиазмом. И часто такая позиция одобряется с опорой на святоотеческое наследие – чувство «я хуже всех» намеренно культивируется.

Те молитвенные правила, которые мы читаем, полны покаяния и самоуничижения. Другое дело, что в молитвах, которые оставлены нам святыми отцами, мысли и слова искренни и рождены из ощущения любви Божией.

Невротик же в глубине души ощущает себя тотальной ошибкой Бога, неуместной для существования на земле – к этому его приучили когда-то родители.

Страдание для него – шанс заслужить снисхождение и «условно-досрочное освобождение» от этой мучительной жизни. Увы, таких людей много, именно они выпрашивают «кресты потяжелее», епитимью позабористее и акафистов побольше и подлиннее. Еще чаще, забыв о себе, собственных детях, супругах, доме и семье, идут помогать нуждающимся и не нуждающимся – нельзя исключить в этом милосердия, но оно невротическое. Такой человек идет заниматься тем, что ему зачастую неприятно, чтобы Бог оценил его старания.

Невротик – не злодей, это ребенок, который хочет, чтобы все разрешилось само собой, чудесным образом. Именно поэтому для некоторых церковь становится местом, где можно «поколдовать» и будет, как хочешь. У невротика часто магическое мышление, и он не сомневается, что достоин чудес.

Получить одобрение, быть принятым, найти смысл в страдании, быть послушным и непритязательным, иметь духовного руководителя – кажется, что это идеальный прихожанин, христианин. На самом деле человек не должен ненавидеть себя и впадать в отчаяние. Аскетическая традиция призывает к другому: ненавидь грех, но люби грешника, если упал – поднимайся и иди дальше, покайся и не возвращайся к греху. Для невротика это не так: совершил грех – все, это конец, отвержение Богом и людьми, и поэтому включается защитное отрицание, делающее человека неспособным к подлинному покаянию.

И таким образом место христианства занимает «ложная вера», основным содержанием которой является страх, власть, самоуничижение или магизм.

В любой невротической религиозности очень много страха, но нередко страх становится основным содержанием веры. Страх перед миром, адом и бесами, ИНН, штрих-кодами, психологией и психологами, католиками, американцами. Объектов для страха много.

Еще больше невротик боится быть отвергнутым и уничтоженным, поэтому приходит в церковь спрятаться от опасностей внешнего мира, всем угождать, чтобы не наказали. «Если я буду угождать чудовищу, возможно, меня съедят последним». Невротику трудно поверить в любовь или любить самому. Ведь пока человек не получил Любви, ему нечего отдавать, он пуст любовью – и остается только зависимость или навязчивое стремление все контролировать. Богу в этой вере нет места, как нет места и богообщению – Бог страшит Своей непредсказуемостью и неуязвимостью, поэтому Его место в сознании невротизированного верующего занимает «рукотворный Бог», сконструированный в соответствии со своими невротическими предпочтениями, при том что в глубине души может присутствовать желание, чтобы Бога не было или чтобы Он не вмешивался в нашу жизнь.

Чем может помочь психолог и священник

Невротическая религиозность, в первую очередь, серьезная психологическая проблема, только во вторую – духовная. Неспособность к покаянию – это реальная проблема невротика. Пока человек пребывает в состоянии невротической религиозности, о покаянии речи не идет, потому что он физически не способен осознать себя как нечто отдельное от «идеального Я» и других защитных механизмов. Именно поэтому, пока не решена психологическая проблема, к духовным подступиться невозможно, так как нет субъекта, с которым можно работать.

И чтобы помочь такому человеку измениться, нужно додать то, что не дали родители. Помочь человеку «пройти заново» начало жизненного пути. Получить в лице психолога или священника значимого взрослого, помочь преодолеть страхи. Пока у человека нет уверенности, что страхи можно победить (а для этого нужно победить хотя бы один-два вместе и терпеливо), честный вопрос «почему меня не любят» перед человеком не встанет. И значит, он не начнет искать ответ на этот вопрос и не сможет изменить взаимодействие с окружающими.

Фото: Симбирская митрополия / VK

Важно помочь человеку преодолеть чувство невротической вины и стыда. От нормальных невротические формы вины и стыда отличаются тем, что не могут конструктивным образом разрешиться, как и невротические желания нельзя удовлетворить. Невротическая вина – это ощущение, что «я виноват во всем, только скажите, я поверю». При этом так стыдно, что хочется исчезнуть.

Стыд становится формой отрицания себя, недаром метафоры стыда совпадают с метафорами ада: «сквозь землю провалиться» и «со стыда сгореть». Ощущение бесконечного стыда – это жизнь в аду.

При этом нормальный стыд – это состояние, когда человек знает, что поступил плохо (например, соврал, обманул доверие), но он может признать это, попросить прощения и постараться исправить, тем самым искупив свою вину.

Важно помочь невротику восстановить контакт с собственными чувствами и желаниями. Это одна из самых сложных частей терапевтической работы в религиозном контексте. Ведь в православной культуре распространено мнение, что от своих желаний нужно отрекаться. И уже через это помочь человеку освободиться от тирании «надо», «я должен быть лучше всех», «я должен быть смиренным». Только здесь может возникнуть критическое мышление и отношение к себе, через которое рождается самопринятие и самоценность.

Для того, чтобы быть самоценным, не нужно постоянного одобрения других. Можно быть «хорошим» без выманивания одобрения, восхищения, игнорирования критики. Признание собственной ценности – это путь к преодолению кризиса, умение не считать себя проигравшим, а пережить страдание, встать и идти дальше. Страдание не делает нас инвалидами. К счастью, неврозы обратимы, психологу и священнику важно вселить в человека надежду на Божью милость и Любовь и быть готовыми, взявшись помогать таким людям, проявить терпение, стойкость и любовь.

../../Представления экзистенциальной психологии о невротической личности

Сегодня много пишут и рассуждают об эффективной личности, человеке счастливом и успешном. Одни предлагают воспитание в себе манипулятивного типа характера, и при этом, как мы знаем, личность разрушается (Шострем). Или использование типичных видов — клише поведения на все случаи жизни. Другие предлагают путь к аутентичному существованию человека в мире, который приведет его к истинному счастью.

Но, чтобы мы не обсуждали в связи с этим, одним из основных факторов, который мешает человеку построить свою жизнь так, чтобы ему было комфортно и удобно, это невротизация личности.

Невротическая личность или невротический характер являются сложным образованием, которое ограничивает возможности эффективного функционирования человека в социуме, непониманию себя, невозможности совершить аутентичное действие. Человек лишает себя возможности быть счастливым, понимая то, что он имеет личностные проблемы, ограничивающие его жизнь. Также его существование деформирует тревога.

Выдающийся экзистенциальный философ Кьеркегор анализировал не только тревогу, его особенно интересовали подавленность и отчаяние, которые являются результатом отстранения индивида от самого себя. Ранние представления Фрейда были посвящены также тревоге.

Кьеркегор пытался выделить разные формы и степени отстранения (Kierkegaard S.).

Рассмотрим различные отклоняющиеся психические состояния. Психотик, в отличии от невротика характеризуется потерей контакта с реальностью и слишком слабыми защитами. Если невротик полагает, что проблема кроется в нем самом, то психотик не сомневается в том, что что-то произошло с миром, и угроза идет от него.

Люди пограничного уровня психического состояния занимают промежуточное положение между невротиками и психотиками. Они отличаются некоторой временной стабильностью по сравнению со вторыми и нарушением стабильности — по сравнению с первыми. По Ж. Бержере, пограничная структура образуется вследствие того, что в период детства ребенок получил травму, которая привела к организации пограничной структуры.

Термин «невротик» применяется к относительно здоровым людям, которые имеют некоторые трудности, связанные с эмоциональными нарушениями.

Они обладают интегрированным чувством идентичности, т.е. способны описать себя, не испытывая трудностей в определении своих черт характера, предпочтений, интересов, особенностей темперамента, достоинств и недостатков. Невротики также успешно описывают других людей.

Невротики находятся в надежном контакте с реальностью, у них отсутствуют галлюцинации, маниакальные интерпретации опыта, они живут в одном мире с психотерапевтом. Некоторая часть своего эго, которая пациента тревожит, и по поводу которой он обратился к психотерапевту, рассматривается им отстраненно. Она — эго-дистонна. Так, параноидная личность невротического уровня будет считать, что ее подозрения исходят из ее внутренней предрасположенности воспринимать других людей враждебными и агрессивными. Параноидные пограничные или психотические пациенты считают, что их трудности имеют внешний характер и определяются особенностями окружающего мира, его болезненностью и нарушенностью.

Невротическая личность- это деформированная личность в процессе своего становления и развития. В детстве предпосылками формирования невротической личности являются часто «удушающая» любовь близких и родных, пренебрежительное отношение к ребенку или когда фактически его не замечают. На память приходит одна шутка, когда взрослый человек рассказывает о том, что в детстве до шести лет он думал, что его зовут «заткнись».

В неврозе мы имеем дело с теми характеристиками и функциями, которые являются собственно человеческими. Это как раз то, что неудачно работает у человека с нарушенным душевным равновесием. Условием существования этих функций является самосознание, которое объясняет феномен, обнаруженный Фрейдом, — невротический стереотип поведения характеризуется подавлением и блокировкой сознания. Идея Фрейда вполне экзистенциальна сама по себе. Человек из дня в день повторяет стереотипно неэффективные действия и поступки, говоря о том, что он все понимает и ничего не может с собой сделать и таким образом, оставаясь малоэффективным при наличии в своей личности эффективных ресурсов. К примеру, женщина, которая хочет быть любима определенным мужчиной, из дня в день разрушает созданные отношения и ведет к краху собственную личную жизнь. Или профессионал высокого класса в своей области знаний или практической деятельности, отказывается от предложенной опережающей работы, мотивируя это тем, что не справится.

Конечно, невротичные, тревожные дети вынуждены беспокоиться, например, о безопасности; и, конечно, взрослый невротик, и мы, изучающие его, привносим наши формулировки в голову ничего не подозревающего ребенка. Но не точно ли так же нормальный ребенок заинтересован в выхождении в мир, исследовании, подчиняясь любопытству и духу приключений, как и продолжает «учиться дрожать и трястись»? И если вы блокируете эти нужды ребенка, не вызываете ли вы у него такую же травматическую реакцию, как если вы лишаете его безопасности? Создается впечатление, что мы сильно преувеличиваем связь человеческого бытия с безопасностью и инстинктом выживания, потому что она хорошо подходит для нашего причинно-следственного мышления. В консультировании взрослых людей приходится сталкиваться с тем, что взрослый человек, понимая свою проблему, приходит к психологу или психотерапевту, но в процессе коррекционной работы «сходит с дистанции» и говорит, что ничего с собой поделать не может.

По видимому, Ницше и Кьеркегор были более правы, описывая человека как организм, который создает некие ценности — престиж, власть, нежность, любовь, — более важные, чем удовольствие, и даже более важные, чем собственное выживание..

Роло Мэй, один из основателей современной экзистенциальной психологии, писал о том, что в его психотерапевтической практике появляется все больше и больше доказательств того, что тревога в наши дни появляется не столько из боязни нехватки либидозного удовлетворения или безопасности, сколько из боязни пациента своих собственных сил и конфликтов, возникающих из этого страха. Это может быть отличительной особенностью «невротической личности нашего времени» — невротический стереотип современного «управляемого извне» общественного человека. Нам навязывают то, что нам носить из одежды, с кем стремиться дружить, как «приспосабливаться» к различным жизненным ситуациям, как «манипулировать» окружающими, как быть модными и др.

Тревога, пишет Р.Мэй, как страх за самое бытие экзистенции, должна «растворить» все невротические фобии: осознанная тревога может быть более болезненной, но она может быть использована также для интеграции «Я». Без тревоги невозможно позитивное развитие личности, она является необходимым элементом в структуре человеческой психики. Невротична не сама тревога, а попытки ее избежать (Тихонравов Ю.В., 1998).

Деформация личности, по моему мнению, которая приводит к формированию невротической личности, происходит на базе незрелой личности. Незрелая личность может проявлять себя как активная и пассивная. Невротическая личность плохо перерабатывает когнитивную и эмоциональную информацию, при сохраняющейся низкой стрессоустойчивости, которая обусловлена незрелостью и неадаптированностью. При оценке функционирования человека одни склоняются к значению разума для жизни человека, другие — к важности эмоций в развитии нашей личности. По большому счету противопоставление неуместно, так как мы должны уметь пользоваться разумом и управлять чувствами и эмоциями.

В экзистенциальной традиции мы можем говорить о том, что онтологическое измерение экзистенции не развивается, подавляется и это приводит к неврозу.

Человек пришел в этот мир, для того, чтобы осуществить самого себя, чтобы прожить свою жизнь (Унамуно). Поэтому, наше поведение должно соответствовать нашей картине построения реальности.

По мнению Э. Фромма, одного из основателей неофрейдизма и гуманистического психоанализа, для зрелого человека характерна полнота прожитой жизни, ощущение самореализованности и счастья.

С детства нас программируют в направлении того, что мы неспособны к рефлексивной позиции по отношению к социуму — совокупности нормативных образцов реакций на стандартные стимулы. Социум — это совокупность социальных отношений. На фоне внешне благоприятных условий жизни человек может испытывать внутренний дискомфорт, связанный с невозможностью удовлетворения значимых для него потребностей. Такая длительная психотравмирующая ситуация может привести к неврозу.

Причем подлинные причины нарушений часто остаются скрытыми не только от окружения, но и от самого человека. При этом проявляется «маскировочная депривация» ( Алексеенкова Е.Г.).

Интересной представляется мысль о том, что способность к трансцедированию, то есть выходу за пределы этих установок и образцовых реакций и можно назвать личностью! То есть личностью можно стать, только поставив под сомнение онтологическую состоятельность социального как такового. Принимать всё за чистую монету, верить всему, что говорят, полностью отождествившись с социальными отношениями как единственно возможными — это невротическая болезнь в тяжёлой форме (Кравчик А.С., 2012).

Таким образом, можно сказать, что нормальным с точки зрения личностного, является не столько приспособление к среде или приспособление среды к себе, а активное формирование собственной среды. И это есть признак свободы, такой важный для личности. При этом мы активно изменяем и создаем общество и культуру. И это, вне всякого сомнения, не является реализацией нашей биологической задачи. Итак, биологические и личностные задачи индивида абсолютно различны по своей онтологической сущности.

Все философские системы, провозглашающие радости бытия и оптимизм, созданы зрелыми людьми. Они же посвящали свои труды страху смерти и жажде бессмертия. Человек — в этом его трагедия — не адаптивное существо, а благодаря своему разуму и сознанию выходит мыслями за пределы индивидуального бытия (Дружинин В.Н, 2010).

В. Франкл, основоположник Европейской экзистенциальной психологии и логотерапии, называл отчаяние по поводу отсутствия смысла жизни «экзистенциальным неврозом», в отличие от клинического невроза. Выходом из этой ситуации Франкл видел в жизни-служении, когда человек думает больше о том, что он готов и хочет дать миру, в котором он живет, а не что взять от этого мира.

Экзистенциальная фрустрация сама по себе не является патологической или патогенной. Она позволяет проявить большую осознанность своей жизни.

В. Франкл писал:»Не всякий конфликт обязательно имеет невротический характер… страдание не всегда является патологическим феноменом… Я решительно отвергаю предположения, что поиск смысла существования, или даже сомнение в его наличии всегда обусловлено каким-либо заболеванием или приводит к нему… Озабоченность или даже отчаяние человека по поводу смысла жизни есть экзистенциальное страдание, а вовсе не психическое заболевание«.

Природа неврозов и психозов

Хотя экзистенциальные конфликты могут развиваться и без невроза, каждый невроз имеет экзистенциальный аспект. Неврозы «коренятся в четырех совершенно различных слоях (или «измерениях») человеческого бытия» (Frankl, 1986, pp. 176-177) — физическом, психологическом, социальном и экзистенциальном, или духовном. Физиологические основы могут быть конституциональными (включая невропатию и психопатию) и обусловленными (например, шок после травматического переживания). Обусловливающие основания являются, вероятнее всего, ускоряющими факторами. Разные типы неврозов различаются с точки зрения относительной важности каждого из этих четырех измерений. Физиологические основы не подлежат психотерапевтическому лечению, а лишь медикаментозному, при значительной выраженности физиологического компонента психотерапия практически бессильна (Frankl, 1986).

Ноогенные неврозы. Термин ноэтический (noetic) относится к духовному измерению. «Ноогенные неврозы возникают из экзистенциальных проблем. Среди таких проблем фрустрация воли к смыслу играет значительную роль» (Frankl, 1985a, р. 123). Нарушение происходит не в духовном измерении как таковом, а проявляется в психосоматике. «Ноогенные неврозы есть заболевания «из-за духа» (aus dem Geist), но это не болезни самого «духа» (im Geist)» (Frankl, 1956, p. 125).

Коллективный невроз. Хотя XX век называли веком тревоги, сомнительно, чтобы тревога была более распространена, чем в другие времена. Начало XXI века мало чем отличается от XX, хотя развитие компьютерных технологий снижают социальную активность и адаптацию личности. Вместе с тем некоторые особенности современного человека имеют «сходство с неврозом» и могут быть определены как коллективный невроз. «Прежде всего это беспорядочное отношение к жизни» без долгосрочного планирования, что, по-видимому, связано с неопределенностью жизни после Второй мировой войны и создания атомной бомбы. «Вторым симптомом является фаталистическое восприятие жизни. Оно в свою очередь также возникло в результате последней войны» (Frankl, 1986, p. XXII). Теперь принято считать, что планировать свою жизнь невозможно. Живи одним днем и не морочь никому голову. И это является неверным, так как даже один проживаемый нами день жизни требует его планирования и оценки смысла. Ведь он может быть последним…

Следующий симптом — это коллективное мышление. «Человек предпочитает погрузиться в массы. В действительности он лишь тонет в массах; он отказывается от себя как от свободной и ответственной сущности» (Frankl, 1986, p. XXII).

Далее следует фанатизм. «Если коллективист игнорирует собственную личность, фанатик игнорирует личность другого человека… Имеет значение лишь его собственное мнение…»

Все эти четыре симптома берут свое начало из страха ответственности и бегства от свободы (Frankl, 1986, pp. XXII-XXIII). Для преодоления коллективных неврозов требуется скорее психологическое просвещение и психогигиена, а не психотерапия.

Неврозы. Ноогенные неврозы и коллективные неврозы относятся к неврозам в широком значении термина. В более узком смысле невроз затрагивает преимущественно психическое измерение человека. «Невроз не является ноэтическим (умственным) или духовным заболеванием, или же заболеванием человека, касающимся лишь духовности. Более того, это всегда заболевание человека в его единстве и целостности» (Frankl, 1956, р. 125). Психологические комплексы, конфликты, травматические переживания являются скорее проявлениями, чем причинами невроза, который более тесно связан с дефектом развития структуры личности. Тревога есть общий фактор, хотя и не причина невроза; вместе с тем она поддерживает невротический круг. Базовым элементом является антиципаторная тревога, при которой транзиторный симптом или минутная неудача в функционировании могут оказаться в центре внимания. Возникает страх рецидива симптома, подкрепляющий этот симптом, формируется невротический круг, который включает предупреждающую тревогу. В клинической психологии выделяют два основных типа неврозов: тревожный невроз и обсессивный невроз.

Тревожный невроз включает в себя нарушение функционирования вазомоторной системы, нарушение эндокринной функции или конституциональный элемент. Травматические переживания действуют как провоцирующие агенты за счет фокусирования внимания на симптомах, однако за невротической тревогой кроется экзистенциальная. Эта экзистенциальная тревога есть «страх смерти и одновременно страх жизни в целом» (Frankl, 1986, р. 180). Это результат ощущения вины перед жизнью из-за собственного нереализованного потенциала. Этот страх сосредоточивается на конкретном органе тела или концентрируется на конкретной символической ситуации в форме фобии. Пациентка, испытывающая страх открытых пространств, описывает свою тревогу как «чувство парения в воздухе», что соответствующим образом описывает и ее душевное состояние, выражением которого служит невроз (Frankl, 1986, р. 180). С экзистенциальной точки зрения невроз — это способ существования.

Обсессивный невроз, подобно всем другим неврозам, включает конституциональный фактор предрасположенности наряду с психогенным фактором. Однако имеется также экзистенциальный фактор, отражающий выбор или решение человека перейти к развернутому обсессивному неврозу. «Пациент не несет ответственности за свои навязчивые идеи», но «он, безусловно, ответствен за свое отношение к этим идеям» (Frankl, 1986, р. 188). Человек, страдающий обсессивным неврозом, не способен переносить неопределенность, напряжение между тем, что есть, и тем, что должно быть. Его мировоззрение характеризуется «стопроцентностью», или поиском абсолюта, стремлением к «абсолютной определенности в познании и решении» (Frankl, 1986, р. 191). В связи с невозможностью для такого человека достичь в жизни всего желаемого он концентрируется на конкретной области; но даже после этого человек может преуспеть «лишь частично… и всегда ценой своей естественности. Следовательно, все его стремления нечеловечны» (Frankl, 1986, р. 193). Мною вспоминается клиентка из числа невротических личностей, которая имела вначале грандиозные планы, в дальнейшем она их уменьшила, сама не решавшись их реализовать. Для этого она пригласила профессионального партнера, с которым она пыталась реализовать ту малую часть грандиозных планов. Но страх парализовал ее и не дал завершить начатое. Таким образом, небольшая часть профессионального плана была реализована, а за незавершенную осталась виновата партнер. Таким образом, она говорила о том, что она со своей стороны сделала все, что была должна.

Человек пытается в своей жизни найти то, ради чего стоит жить. Пока человек переживает конфликт совести, он не подвержен коллективному неврозу: экзистенциальный невроз избавляет его от коллективного невроза.

Фридерик Перлз, основоположник гештальттерапии писал, что невротик-это человек, который не видит очевидного. События, постоянно формирующие и усиливающие невроз, повторяются и анализ их проявлений личность не проводит. Другими словами, человек постоянно наступает на одни и те же грабли.

Невротическая личность не в состоянии определить, какая на данный момент потребность является ведущей. По мысли Перлза, невротик неспособен жить в настоящем, поскольку незавершённые гештальты держат его в прошлом.

Понятие «дело всей жизни» может быть характерной чертой невротической личности. Одна моя клиентка решила самостоятельно создать детский дом. Это был 1996 год и тогда детские дома семейного типа только начали появляться в нашей стране. Аргументом для этого был ее рассказ о том, что ее дедушка или прадедушка очень хотел создать детский дом в 1936 году. Он не успел этого сделать, так как был репрессирован и казнен. Поэтому она решила его мечту довести до завершения и сделать «делом своей жизни». Замечу еще то, что при наличии собственных детей замужем она не была и проживала с престарелой матерью.

Желания могут подавлять рассудок. Человек переходит в регрессивное состояние в позицию ребенка.

Это еще обусловлено тем феноменом, что резко возрастает ощущение недостатка по мере увеличения обеспеченности жизни. (Дружинин В.Н., 2010)

Невротическая личность склонна к проявлению экзистенциальных противоречий, которые постоянно приводят к нарушению его внутреннего равновесия. Это состояние отличает его от животного, живущего в «гармонии с природой» (Фромм Э.).

Экзистенциальную депривацию можно понимать как депривацию экзистенциальных потребностей. К экзистенциальным относят потребности, связанные с попыткой понять смысл существования человека, разобраться в вопросах жизни и смерти, свободы и ответственности, общения и одиночества, понять свое предназначение, обрести свое «Я» и т. п.

Невротик делает все, чтобы уйти от одиночества, в то время как аутентичная личность принимает состояние одиночества как подлинность человеческого существования, как возможность свободного становления и самореализации, как полноту ответственности за себя.

При поиске смысла жизни человек пытается искать ответы на свои вопросы не внутри себя, а вовне, там, где этого в принципе нет.

С позиции К. Хорни, представителя неофрейдизма и экзистенциального психоанализа, невротическая личность развивается как реакция на базовую тревогу. Столкновение личности и общества не обязательно. Оно присутствует в том случае, когда неблагоприятное окружение не удовлетворяет наши эмоциональные потребности и вызывает страх и враждебность. По мнению К. Хорни в такой ситуации развивается невротическая реакция на неблагоприятные условия. Хорни пришла к выводу, что главной чертой невроза является отчуждение от реального «Я» в результате подавляющего воздействия окружения.

Хорни не отрицала значения детства для эмоционального развития, однако, по ее мнению именно патогенные условия, а не фрустрация либидозных желаний заставляет детей чувствовать себя неуверенно, считать себя нелюбимыми и ненужными. При возникновении таких условий у детей развивается базовая тревога, чувство беспомощности в потенциально враждебном мире, от которого они пытаются избавиться, развивая стратегию защиты: стремясь обрести любовь, власть и уединение.

Хорни казалось, что эти защитные стратегии обречены на неудачу, потому что создают порочные круги: средство, с помощью которого человек хочет развеять тревогу, только усиливает ее. В частности, неудовлетворенная потребность в любви делает эту потребность ненасыщаемой, а требовательность и ревность, сопровождающие ее, уменьшают вероятность того, что такой человек когда -либо будет к кому-нибудь по настоящему привязан. Люди, которых когда-то не любили или не показывали им свою любовь, начинают ощущать себя нелюбимыми и не замечают доказательств обратного. Дефицит любви делает их зависимыми от других, однако они боятся этой самой зависимости, которая может сделать их уязвимыми. Хорни проводит параллель с человеком, который умирает от голода, но не решающимся дотронуться до пищи из страха, что она может быть отравлена.

В своей книге «Невротическая личность нашего времени» К. Хорни в 1937 году писала: «Человек предрасположен к неврозу -это кажется тот, кто в детстве остро пережил проблемы, обусловленные культурой и кто в последствии оказался неспособен их разрешить или разрешил только за счет своей личности ». Кроме того, когда неврозы родителей мешают им любить ребенка или хотя бы «воспринимать его как самостоятельную личность», у него возникает базовая тревога, мешающая ему «относиться к другим с непосредственностью подлинных чувств», вынуждающая его развивать защитные стратегии (Р. Фрейджер, 2002).

Хорни рассматривается кроме невротической потребности в любви проблема погони за властью, престижем и обладанием, возникающая, когда человек не надеется найти любовь. Одна моя клиентка не отказывала во взаимности и интимности ни одному мужчине, который проявлял к ней чувство любви. Она говорила, что не может отказать во взаимности тому мужчине, кто проявляет к ней это чувство. Однажды тяжело заболев и решив, что она умирает, решила обо всем рассказать мужу. Муж ее вылечил и развелся.

Хорни представила следующую парадигму возникновения невроза: расстройства в человеческих взаимоотношениях порождают базовую тревогу, провоцирующую развитие защитных стратегий. Защитные стратегии саморазрушительны и противоречат друг другу.

Таким образом, Карен Хорни считала, что невроз возникает как защита от таких неблагоприятных социальных факторов, как унижение, социальная изоляция, тотальная контролирующая любовь родителей в детстве, пренебрежительное и агрессивное отношение родителей к ребёнку. Чтобы защититься, ребенок формирует три основных способа защиты: «движение к людям», «против людей» и «от людей». Движение к людям преимущественно представляет собой потребность в подчинении, в любви, в защите. Движение против людей — это потребность в триумфе над людьми, в славе, в признании, в успехе, в том, чтобы быть сильным и справляться с жизнью. Движение от людей представляет собой потребность в независимости, свободе, в отдалении от людей. У каждого невротика есть все три типа, однако один из них преобладает, таким образом можно условно классифицировать невротиков на «подчинённых», «агрессивных» и «обособленных». Карен Хорни уделяла много внимания не только проблемам, порождаемым противоречиями между этими тремя способами защиты, но и проблемам, порождаемым самими защитными тенденциями. Основной целью терапии она видела необходимость «восстановить личность для самого себя, помочь человеку обрести спонтанность реакции и центр тяжести в себе самом» (Хорни К., 1939).

Таким образом, на мой взгляд, у человека, переживающего психотравмирующую ситуацию, могут быть:

  1. Включение адаптационных механизмов с восстановлением психической и физической функции организма в короткий период времени.
  2. Невротические реакции, которые могут длительное время создавать проблемы для человека.
  3. Психосоматические реакции, которые проявляются на основе определенных психологических характеристик личности, могут протекать в виде психосоматических расстройств или формирования психосоматических заболеваний.

В психокоррекции и психотерапии мы видим, что поведение невротической личности может быть предсказано достаточно жестко; это потому, что поведение такой личности — продукт обусловленности стереотипами и влечениями. Но, хотя здоровая личность «предсказуема» в том смысле, что ее поведение целостно и совершаемые поступки зависят от характера, она всегда демонстрирует новые аспекты в своем поведении (Мэй Р.).

Некоторые психоаналитики говорят о «множестве эго в одной личности», не по отношению к невротичным личностям, а по отношению к так называемым «нормальным личностям»( Мэй Р.). На мой взгляд, «множественное эго» — точное описание невротической личности.

Если невротик боится потерять собственный центр, отказывается выходить за пределы себя и становится ригидным, замыкается в себе и живет в ограниченном пространстве, оберегая себя от внешнего влияния, то его рост и развитие блокируются. Это стереотип невротического подавления и торможения, обычные невротические проявления во времена Фрейда. В наше время распространена конформность, выражающаяся в податливости человека реальному или воображаемому давлению группы, проявляющаяся в изменении его поведения и установок в соответствии с первоначально не разделявшейся им позицией большинства. В связи с этим наиболее частыми невротическими реакциями оказываются такие, как, например, рассеивание собственного «я» в процессе объединения и отождествления с другими до тех пор, пока собственное бытие не опустеет(Мэй Р.).

Невротическая личность и экзистенциальная депривация

Человек, переживающий невротизацию постоянно, склонен к экзистенциальной депривации в силу глубоких переживаний, связанных с его личностью.

Экзистенциальная депривация — психическое состояние, при котором люди испытывают недостаточное удовлетворение своих базовых потребностей, связанных с попытками осознания смысла своего существования, вопросов жизни и смерти, свободы и ответственности, одиночества и своего места в Мире, обретение своего подлинного «Я», и т. п. Другими словами — экзистенциальная депривация — депривация экзистенциальных потребностей.

Живя в обществе, будучи хорошо интегрированным в него, человек может одновременно переживать глубокую изоляцию, пропасть между собой и миром. По своей природе люди склонны к экзистенциальной депривации.

Известный американский экзистенциальный психотерапевт И. Ялом пишет, что в той мере, в какой человек отвечает за собственную жизнь, он одинок. Ответственность подразумевает авторство; осознавать свое авторство — значит отказаться от веры, что есть кто-то, кто охраняет тебя. Только человек чувствует космическое безразличие Вселенной: если у животных, возможно, и есть какое-то ощущение пастуха и приюта, то человек с его проклятием самосознания неминуемо остается открыт экзистенции.

Невротическая личность и зависть

Преступление, начинающее историю человечества, порождено завистью — убийство Авеля Каином. Невротик будет пытаться завуалировать свою грубую зависть, выдавая ее за зависть обоснованную. Не видя будущее, невротик не верит в то, что он может обладать тем, чего он хочет. А сама зависть, как феномен, парализует индивида от возможности делать что -либо важное и ответственное.

Экзистенциальные подходы в психокоррекции и психотерапии невротических расстройств

Излечить от невроза, писал Р. Мэй, значит научить творить, сделать человека артистом собственной жизни. Процесс терапии заключается в соединении друг с другом трех измерений — желания, воли и решения.

Бинсвангер Л. писал о том, что смысл экзистенциального анализа усматривается в том, чтобы помочь невротику осознать себя свободным существом, способным к самодетерминации. (Тихонравов Ю.В., 1998, стр 63) То, что люди вообще могут стать невротиками, является знаком заброшенности экзистенции и ее возможного падения, знаком ее конечности, ее трансцендентальной ограниченности и несвободы (Тихонравов Ю.В., 1998, стр 82).

Цель логотерапии состоит в том, чтобы побудить человека сознательно принять ответственность за себя. «В связи с этим задача психотерапевта — выявить потенциал пациента, обнаружить его латентные ценности» (Frankl, 1986, р. 8). Логотерапия восполняет пробел в психотерапии; она «действует за пределами эдипова комплекса и комплекса неполноценности». Это «форма психотерапии, которая проникает за психическое заболевание невротика к его духовной борьбе» (Frankl, 1986, р. 11).

Таким образом, благодаря инсайтам, возникающим в процессе психокоррекции и психотерапии, в результате спонтанного акта выбора, человек может изменить всю свою жизнь.

В представленной статье мною проанализированы взгляды различных представителей экзистенциальной психологии и психотерапии на проблему невротической личности и невротических расстройств, представлены собственные рассуждения и умозаключения, имеющие отношение к данной проблеме.

Таким образом:

  • Кьеркегор анализировал не только тревогу, особенно его интересовали подавленность и отчаяние, которые являются результатом отстранения индивида от самого себя.
  • Р. Мэй писал о том, что тревога появляется из боязни пациента своих собственных сил и конфликтов, возникающих из этого страха.
  • Современный человек представляет собой «управляемого извне» общественного человека, у которого в принципе сформирован невротический стереотип.
  • Невротическая личность формируется на базе незрелой личности.
  • Признаком нормальности и свободы для личности есть возможность формирования собственной среды.
  • В. Франкл называл отчаяние по поводу отсутствия смысла жизни «экзистенциальным неврозом». Важно понять, что ты готов дать другим в этой жизни, чем то, что ты хочешь получить.
  • Невротик чаще всего полагает, что проблема кроется в нем самом.
  • По мнению Р. Мэя тревога появляется из боязни своих собственных сил и конфликтов, возникающих из страха.
  • Экзистенциальный невроз избавляет человека от коллективного невроза.
  • Невротическая личность не в состоянии определить, какая на данный текущий момент потребность является ведущей.
  • У невротиков принцип удовольствия преобладает над здравым смыслом.
  • У невротиков отмечается проявление невротической мотивации, при которой отмечается бегство от реальных проблем в свой иллюзорный мир, где нет адекватной оценки реальности и реальности поставленной перед собой задачи.
  • Невротическая личность одержима своей мечтой и действует очень не рационально.
  • Невротик оказывается в ситуации, когда добиться ничего невозможно, и бросить нельзя.
  • При поиске смысла жизни человек пытается искать ответы на свои вопросы не внутри себя, а вовне, там, где этого в принципе нет.
  • В результате спонтанного акта выбора, человек может изменить всю свою жизнь
Литература:
  1. Алексеенкова Е.Г. Личность в условиях психической депривации. Питер, Спб, 2009- 96 с.
  2. Дружинин В.Н. Варианты жизни. Очерки экзистенциальной психологии. Питер, СПб, 2010- 156 стр.
  3. Мэй Р. Экзистенциальная психология, М., 2001
  4. Паттерсон С, Уоткинс Э. Теории психотерапии. Питер, Спб, 2009
  5. Тихонравов Ю.В. Экзистенциальная психология Москва, 1998 -236 стр.
  6. Томэ Х. Кэхеле Х. Современный психоанализ. В 2 т. Т. 2. М.: Прогресс, 1996. 776 с.
  7. Фрейджер Р, Фейдимен Д. Гуманистический психоанализ. Спб, Прайм — Еврознак, 2007 — 156 стр.
  8. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., Республика, 1994 С. 195-196
  9. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Самоанализ. Айрис — Пресс, 2004 — 464 с.
  10. Унамуно М.де. О трагическом чувстве жизни. М., Символ, 1997. С. 34-35
  11. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. — М.: Класс, 1999.
  12. Kierkegaard S., The Sickness Unto Death, trans. By Walter Lowrie (New York: Doubleday&Co., 1954)

Максименко Л.В.,

Любовь как невроз | Будь Здорова

Любовь – это не то, за что ее принимают невротики. А в невротиках доктор знала толк.

Помните, когда-то продавалась жвачка с названием «Love is»? Она была обернута фантиками с картинками, на которых два пухлых карапуза несли несусветную чушь, начинающуюся словами «Любовь – это…». Да и вообще, про эту самую любовь говорят все, кому не лень: включаешь радио, а там «All you need is love»; в телевизоре одна «не родившаяся красивой» любит другого, не родившегося брезгливым. Словом, большинство сюжетов массовой культуры так или иначе завязаны на любовных перипетиях.

Но вот что характерно: любовные переживания играют настолько значительную роль в жизни героев телесериалов и фильмов, что, сравнивая себя с ними, ощущаешь некоторую неловкость. В самом деле, нормальны ли люди, не размышляющие сутками напролет о перспективах своих любовных отношений, или, на худой конец, не любующиеся по вечерам на свой список любовных побед? Или, может, такое гипертрофированное внимание к любви ненормально? Тогда почему все вокруг стараются ему подражать? Разобраться в этом мне помогла одна из недавно прочитанных книг, принадлежащая перу психолога Карен Хорни. жившей в первой половине прошлого века.

Доктор Хорни, женщина-психоаналитик, не дает определения любви, как это делалось на вкладышах от жвачки. Она решила оттолкнуться от противного. Похожим методом пользовались мистики. «Бог – это не трубка», — говорили они, пытаясь дать очертить пределы божественного.

Так и Хорни: она говорит об чувстве любви, употребляя негативные понятия. Самое общее описание любви у нее звучит так: «Любовь – это не то, за что ее принимают невротики». А в невротиках доктор знала толк. Недаром она написала книгу «Невротическая личность нашего времени». Читая этот труд, находишь все описанные там симптомы, подобно первокурснику мединститута, у себя. Но, быть может, именно в этом-то и заключена прозорливость автора.

Страх и ненависть в кабинете психотерапевта

Начнем с того, кто такой невротик. Не вдаваясь в детали, скажем, что это человек с сильным уровнем тревожности. Отсюда все их беды.

По мнению Хорни, тревога – производная от враждебности. Вот, например, такая ситуация. Невротик, назовем его Кузнецовым, попадает в ситуацию, где от него требуются проявление инициативы. Например, нужно с кем-то конкурировать. Кузнецов говорит себе: «Я – парень простой, неамбициозный, мне не нужно всех этих достижений, ибо это суета и томление духа. Пусть же выиграет мой старый друг Дровосеков». Невротик Кузнецов думает, что он весьма великодушен и искренне любит Дровосекова, но на деле он просто-напросто вытесняет свою враждебность по отношению к старому другу в глубины бессознательного.

Но она никуда не девается, эта враждебность, и проявляется она потом в разных причудливых формах. Например, Кузнецов думает, что это не он терпеть не может Дровосекова, а наоборот: Дровосеков его. Как бы то ни было, появляется тревога, мешающая жить. Кстати сказать, тревога не всегда осознается самим невротиком – зачастую она выступает под маской депрессии, алкоголизма, сексуальных расстройств.

SOS! Любовь как спасательный круг

Но спасаться от тревоги — этого чудища, гонящегося по пятам, ведь как-то нужно! Невротик начинает кидаться к другим за поддержкой и помощью. Таким образом, любовь для невротика становится своего рода наркотиком. Из-за своей неуверенности в себе он (она) бросается в объятия любого, кто обратит на него внимание.

Важной характеристикой невротической любви будет ее ненасытность. Невротику необходимо, чтобы его любили все без разбора. А если он вдруг кому-то не понравился, переживается им как тяжелейшая трагедия и неудача. По этой же причине возникает требование абсолютной, безусловной любви и, как следствие, сильнейшая ревность по любому поводу.

Потребность в любви у невротика носит навязчивый характер. Она необходима ему как воздух или вода. Без нее, как ему кажется, он не выживет в этом страшном мире. «Необходимо, чтобы меня полюбили, чего бы этого ни стоило!».

В одиночестве невротик чувствует себя страшно некомфортно, ему жизненно необходимо, чтобы рядом всегда кто-то был. Вспомним культовый сериал «Секс в большом городе»: его главные героини постоянно находятся в поиске новых партнеров, ибо без них жизнь кажется бессмысленной и пустой. «Большая доля того, что предстает как сексуальность, — замечает психоаналитик – в реальности имеет очень мало общего с ней, но является способом получить успокоение». Секс в таких случаях, по мнению Хорни, приобретает чрезмерное значение и служит заменителем эмоциональных связей.

При этом происходит странный парадокс: невротику не очень-то по душе совместная жизнь с кем бы то ни было. С одной стороны, без партнера хоть на стенку лезь и волком вой. С другой – с ним тоже не больно-то сладко. Невротик не испытывает счастья, когда находится со своим «идолом».

Почему же так? Дело в том, что невротик не любит, а использует другого для того, чтобы приобрести уверенность в собственном покое и безопасности. Другой ему действительно нужен – но слишком нужен. Любовь невротика можно назвать зависимостью.

Портрет неизвестного

Меж тем, существует несколько типов невротиков.

Первый тип нацелен на любовь и только на нее. Такие люди на все готовы пойти ради любви: на унижение, оскорбление (как правило, самих себя). Такие, знаете ли, субъекты немного с уклоном в садо-мазо. В этой группе пальма первенства отдается женщинам: многие из них считают подобное поведение своим достоинством и гордятся тем, что все могут отдать за любовь.

Невротики второй группы печальны и разочарованы. У них когда-то случился тяжелый разрыв с любимым человеком, и они полностью отстраняются от других людей. Вместо этого они стараются заполнить внутреннюю пустоту и дефицит общения всяческими неумеренностями. Например, начинают много есть. В эту группу входят всевозможные романтические герои – одинокие, стоящие на краю утеса в развевающемся плаще. А из киногероев — один печальный адвокат из «Санта-Барбары», который хоть и не объедался, но в любовь не верил и грустно шутил.

Третий тип – вообще конченые люди. Они настолько тревожны, что совсем не верят в любовь и привязанность. Как правило, они довольно циничны и грубы. Примером может служить Печорин, подвергавший каждый свой душевный порыв анализу и обходившийся с окружающими достаточно жестко.

Рецепт любви

Итак, если подытожить, то проблема невротика состоит в том, что он не способен дарить любовь. Он может лишь паразитировать на ком-то другом, кто при этом не должен обладать особой уникальностью. Отношения с партнером для невротика – не более чем убежище, в котором можно скрыться от тревоги.

Излечение происходит в том случае, когда «место тревожности занимает здоровая уверенность в себе». Тогда не будет враждебности, а, следовательно, и тревожности. Кузнецов поймет тогда, что вовсе он не лыком шит и может еще посоревноваться с Дровосековым, а не сдаваться раньше времени. Более того, если он даже и проиграет, то вряд ли будет долго убиваться из-за своей неудачи и горестно вздыхать в объятиях участливой девицы: «Ах, какой я неудачник».

В общем, все эти масс-медийные приманки никакого отношения к настоящей любви не имеют. Для обывателя же эти бесконечные байки о романтической страсти весьма привлекательны. Ведь они созвучны его неизбывным невротическим фантазиям о принце на белом коне и принцессе на зеленой горошине. Однако мечта эта, скажу я вам, сославшись все на ту же полюбившуюся мне Карен Хорни, инфантильна! Ежели есть у вас такие фантазии – гоните их поганой метлой, а то, не ровен час, быть вам невротиком.

Прежде всего, нужно научиться любить самому и уметь дарить свою любовь другому человеку, при этом не завися от него. Да, еще один маленький совет: говорите почаще и при этом бескорыстно: «Я люблю тебя!».

Как любят невротики Отношения Мои статьи Отдельные статьи Михаила Литвака

« Назад

14.02.2020 18:10

По отношению к любви можно выделить три группы невротиков. Невротики первой группы действительно стремятся к любви, в какой бы форме она ни проявлялась и какие бы методы ни применялись для ее достижения. Невротики второй группы также стремятся к любви, но если терпят неудачу (а, как правило, они обречены на неудачу), полностью отстраняются от людей и не идут на сближение с другим человеком, а концентрируют свои усилия на чем-нибудь другом: испытывают навязчивую потребность в вещах, еде, покупках, чтении и т. п. Иногда после любовной неудачи они начинают прибавлять в весе. В этой группе личностные отношения нарушены более глубоко, — но все же они еще желают любви и осмеливаются стремиться к ней. Третья группа невротиков травмирована столь сильно, что они не верят в любовь, они просто хотят, чтобы им не причиняли вреда.

Различия могут быть суммированы следующим образом: ненасытность в любви; потребность в любви чередуется с жадностью; отсутствие явно выраженной потребности в любви в сочетании с общей жадностью. Формы проявления ненасытности: ревность и требование абсолютной, безусловной любви. «Вы должны любить исключительно меня», «Какой толк, что вы относитесь ко мне по-доброму, если вы точно так же относитесь и к другому», — вот типичные высказывания невротика.

Формула абсолютной, безусловной любви такова: «Я хочу, чтобы меня любили за то, что я есть, а не за то, что я делаю».

Во-первых, это требование невротик понимает буквально, не допуская никаких условий и оговорок. Это требование предполагает, чтобы его любили, несмотря на самое вызывающее поведение. Пациент будет говорить, что очень легко любить приятного, милого человека, но что любовь должна доказать свою способность выносить любое поведение того, кого любишь. Любая критика воспринимается как отказ от любви. У пациента возникает негодование при намеке, что нужно что-нибудь изменить в своей личности.

Во-вторых, требование абсолютной любви включает в себя желание быть любимым, ничего не давая взамен. Это желание обязательно, потому что невротик неспособен по-настоящему проявлять любовь или испытывать какую-то теплоту.

В-третьих, он хочет, чтобы его любили, не получая никакой выгоды. Данное желание также обязательно, потому что любое преимущество или удовлетворение, получаемое в этой ситуации другим человеком тут же возбуждает подозрение невротика в том, что другой человек любит его ради получения этого преимущества или удовлетворения. В ходе лечения они жалеют о том удовлетворении, которое получает врач, и срывают лечение. Невротики плохо расплачиваются. Им трудно преподносить подарки. Они умаляют помощь, которую получают.

Наконец, требование абсолютной любви включает в себя желание принимать жертвы. Эти жертвы могут быть связаны с деньгами, временем или затрагивать убеждения и личностную целостность. Такое требование включает в себя полное самоотречение. Матери ожидают, что дети откажутся от личной жизни. Одна из выпускниц нашего университета была расстроена тем, что мать запретила ей выйти замуж за выпускника военного училища, который был распределен на Дальний Восток. «Я посвятила тебе всю свою жизнь. Если ты уедешь, я покончу жизнь само убийством».

Пути достижения любви у невротической личности весьма изобретательны. Трудно описать чувствительность невротика к отвержению. Изменение времени свидания, ожидание, отсутствие немедленного отклика, несогласие с их мнением, любое невыполнение их желания, любая осечка воспринимаются как резкий отказ, а отказ отбрасывает их к тревожности и воспринимается как унижение. Отсюда взрывы враждебных чувств, так что они становятся холодными и индифферентными, даже если несколько минут назад могли с нетерпением ожидать встречи.

Страх отвержения может вести к ряду строгих внутренних запретов, относящихся к категории робости. «Люди не любят меня, поэтому мне лучше стоять в сторонке и таким образом защищать себя от любого отвержения». Страх отвержения стоит непреодолимым препятствием на пути к любви. Возникает порочный круг: те средства, которые служат успокоению от тревожности, порождают эту тревожность. Это немного напоминает алкоголизм. Алкоголик пьет, чтобы успокоиться, но после пьянки проблем становится еще больше.

Образование порочных кругов объясняет, почему несчастье прогрессирует, хотя обстоятельства не меняются в худшую сторону. Сам невротик их не осознает и чувствует себя как бы в западне. Любой путь, который представляется выходом из тупика, ввергает его в новые опасности. Невротик ищет пути, с помощью которых может получить любовь. При этом ему надо решить две проблемы: как получить необходимую ему любовь и обосновать для других и для себя требования такой любви.

Четыре способа получения невротической любви от Карен Хорни:

1) подкуп,

2) взывание к жалости,

3) призыв к справедливости,

4) угрозы/шантаж.

Подкуп протекает по формуле: «Я люблю тебя больше всего на свете, поэтому ты должен отказаться от всего ради моей любви». Такая тактика чаще используется в нашей культуре женщинами, проявляясь в преданности, за которой скрываются враждебность и страх потери. Потом она убеждает себя, что находится под влиянием «сильной страсти». Легко быть бескорыстным, когда тебе нечего дать.

Взывание к жалости: «Вы должны любить меня, потому что я страдаю и беспомощен», а само страдание дает право выдвигать чрезмерные требования. Невротик может вымогать благорасположение, ставя себя в бедственную ситуацию, вынуждающую нас оказывать ему помощь.

Призыв к справедливости: «Вот, что я сделал для вас; а что вы сделаете для меня?» Люди такого типа часто высказывают готовность помогать другим, тайно ожидая, что получат все, что пожелают, и испытывают серьезное разочарование, если этого не происходит. Их навязчивая щедрость имеет магический жест. Они делают для других то, что хотели бы сами получить от других. В основе такого призыва лежит то, что сделал бы невротик для других, если бы имел такую возможность. Представление, которое он имеет о своих качествах, является бессознательным приписыванием себе того поведения, которое он ждет от других. Однако это не откровенный обман, ибо невротик обладает определенной склонностью к самопожертвованию. Враждебность, которая может присутствовать в призыве к справедливости, выдвигается на основе необходимости возмещения якобы нанесенного вреда. Формула здесь такова: «Вы заставили меня страдать или причинили мне вред, и поэтому вы обязаны мне помогать, заботиться обо мне или поддерживать меня».

Угрозы. Когда вышеописанные пути не срабатывают, невротик прибегает к угрозе испортить репутацию, покончить жизнь самоубийством или тяжело заболевает и тем самым вынуждает других заботиться о нем.

Приведу один пример.

Один довольно крупный специалист в своей области из жалости взял к себе на временную работу секретаршу, одну из своих способных учениц, человека с искалеченной судьбой, с условием, чтобы она сохранила за собой место своей постоянной работы. На первых порах она стала очень активно и интенсивно работать, а вскоре он был без нее как без рук (подкуп). Через несколько месяцев, не выдержав ее сексуальных провокаций, он сошелся с ней. Она сразу же стала хуже работать и требовать, чтобы он разошелся со своей женой и оформил брак с ней. Начались трения, а секс прекратился. Тогда она приступила ко второму этапу — взыванию к жалости. Это эффекта не дало. Во время одной из разборок он упрекнул ее в плохой работе на производстве. Она оправдалась тем, что остальную зарплату отрабатывает в постели, и стала взывать к справедливости: «Я здесь сижу и привлекаю вам клиентов. Без меня вы бы давно уже прогорели. А что вы делаете для меня?» Тогда он отстранил ее от работы. Дело его, конечно, не прогорело. Тогда она уволилась с основной работы и стала требовать денег на содержание, угрожая то самоубийством, то тем, что выдаст некоторые секреты его работы, связанные с уплатой налогов. При этом было сказано, что им вдвоем нет места на земле.

 

Сексуальность в невротической потребности в любви играет определенную роль. Повышенная потребность в любви столь постоянно представляет собой результат тревожности, что ее вполне можно рассматривать как сигнал неблагополучия, указывающий на то, что тревожность близка к выходу наружу и требует успокоения. Так муж может навязчиво льнуть к своей жене, быть ревнивым собственником, идеализировать и восхищаться ею, хотя в глубине души может бояться и ненавидеть ее. О чрезмерно сильной преданности, маскирующей ненависть, оправданно говорить как о гиперкомпенсации. Так за «большой любовью» иногда скрывается прямая противоположность.

Существует категория лиц, отношения с которыми всегда носят сексуальную окраску.

К первой группе относятся лица, которые непрерывно переходят от одной сексуальной связи к другой. Если они вне сексуальной связи, то чувствуют себя незащищенными. Если нет секса, то они создают вокруг себя эротическую атмосферу в отношениях с другими людьми независимо от того, чувствуют ли они к ним особую привязанность или нет.

Вторая группа относится к категории лиц, играющих в психологическую игру «Отвяжись, дурень, или Динамо». Сексуальные связи у них ограничены из-за внутренних запретов.

Представители третьей группы с еще большими внутренними запретами легко возбуждаются сексуально, в каждом человеке противоположного пола видят потенциального сексуального партнера (эта группа потенциально подвержена стремлению к мастурбации).

Общая черта для всех групп — неразборчивость в выборе партнеров и навязчивая природа сексуальных потребностей. Но если им предлагают любовь, они могут прийти в смятение.

Сексуальные отношения не только снимают у них сексуальное напряжение, но и служат единственной формой установления человеческого контакта. Иногда встречается неразборчивость в выборе пола партнера. Люди этого типа могут безумно влюбиться в начальника, «звезду», своего лечащего врача, пылко требуя ответной любви. Если в реальности их любовь не находит отклика, то она воплощается в сновидениях. При этом сексуальная привлекательность партнера не играет никакой роли, это свидетельствует об особенно глубоких нарушениях в личных отношениях невротика. То, что представляется как сексуальность, имеет мало общего с ней, а является выражением желания получить успокоение.

Я хочу предупредить тех, кто считает себя сексуально привлекательными, основываясь на встречах с подобными лицами. Тревожность усиливает сексуальность. И не следует интенсивность сексуальных влечений приписывать темпераменту. В настоящее время, к сожалению, у многих людей значительная часть сексуальной активности является скорее выходом для психологических напряжений, чем подлинным сексуальным чувством.

Человек, нуждающийся в сексуальности как в средстве успокоения, не может терпеть даже кратковременного полового воздержания. Отдается такой человек не вам, он делает это ради себя, а вас использует как психологическое лекарство. В свою очередь, здоровый человек не испытывает сексуального беспокойства. Он занят делом, а сексуальное возбуждение возникает при возможности его удовлетворения.

 

 

Читайте также:

Любовного треугольника не существует

О равноправии

Любовь и секс в идеале

Книги и аудиозаписи по теме:

Книга «Брак по расчету? Практическое пособие по построению счастливой семьи»

Книга «4 вида любви»

Аудиозапись семинара «Лечение любовью»

Категории статей

Harvard Business Review Россия

От редакции. В издательстве «Альпина Паблишер» вышла книга популярного психолога Михаила Лабковского «Хочу и буду: принять себя, полюбить жизнь и стать счастливым». Публикуем несколько интересных фрагментов из нее об умении понять самого себя, счастье, работе и деньгах.

О тревожности. Постоянно о чем-то тревожиться — вот наше нормальное состояние. Притом что мы знаем: волнение не помогает, а сильно мешает решать проблемы. Зато мы не знаем, чем вообще займемся, если перестанем психовать и волноваться, верно? Какая-то пустота внутри образуется, куда ее? В этом-то и проблема…

Тревожиться без причины либо по причине ничтожной — это и значит быть невротиком. В нашей стране таких большинство. Чем от невротиков отличаются психически здоровые люди? Тем, что они, конечно же, тоже нервничают, но испытывают реальные эмоции, у которых есть реальные весомые причины — это конкретные события, раздражители во внешнем мире. Невротики же причины своего раздражения непрерывно генерируют в себе.

Для тревожных людей жизнь — это лишь череда проблем, которые надо решить, и волнений, которые надо либо заглушить (алкоголем, например), либо реализовать (поистерить по полной, например). Так, глядишь, и день прошел.

Невротику всегда необходима та самая ложка дегтя в любой, даже самой большой бочке меда. Дискомфорт, фрустрация, гнев, обида — чувства, с которыми им привычно, с ними они всегда как дома. И что характерно, они и сами не умеют радоваться жизни, и другим не дают.

Когда психика заточена под волнение, за поводом дело не станет: недомытая чашка в раковине, не опущенное сиденье унитаза, курс доллара, пьяницы в метро… И пошло-поехало с утра. Ведь если у человека есть потребность в постоянных переживаниях, ему необходимо упереться в какой-то негатив, чтобы «успокоиться» и сказать себе: «Я же не просто так волнуюсь, я волнуюсь по поводу!» Понимаете, какая подмена? Вы сначала всего боитесь и только потом находите, в чем разместить свой страх.

Однажды попытайтесь остановиться и точно выяснить, из-за чего вы нервничаете. Насколько адекватна ваша реакция имеющимся раздражителям?

Когда я учился в школе, над доской в нашем классе висел плакат с высказыванием Ленина: «Мы пойдем другим путем!» Так мы веками и идем каким-то другим путем, перпендикулярным всему миру. И эта поза, и эта громадная обида на весь мир, который якобы на нас ополчился, и эта агрессия как следствие обиды — все это факторы, серьезно влияющие на психику целой нации, целой страны. Войны, революции, репрессии, 75 лет жизни в тоталитарном государстве, «Будь бдителен — враг не дремлет», «Болтун — находка для шпиона», «А ты сдал нормы ГТО?». Где уж тут расслабиться?

Истоки тревожности как образа жизни всегда кроются в детстве, в страхах родителей и, конечно, в генетике. Наши бабушки, прабабушки и прадедушки (и, я подозреваю, все это уходит в глубь веков) вынуждены были жить с оглядкой, и уж точно никто из них не жил как ему хочется. Поэтому и для нас такой стиль жизни естественным не является. Но должен же кто-то начать…

Об отсутствии желаний и уверенности. Знаете, есть такие люди, которых спрашиваешь в ресторане: «Что ты хочешь?»

— А я не знаю.

— Выпьем?

— Ну, давай…

Почему человек не знает, чего хочет? Как это вообще можно не знать? Да запросто. Придется опять рассказывать про детство, когда родители навязывают свою волю 10-, 12-, 15-, а иногда и 40-летним «детишкам». Вернее, просто не интересуются, чего там хочет ребенок. Творожок, хлопья или омлет, например, на завтрак? У подростка могут не спрашивать, кем он сам хочет стать… Это в принципе не имеет значения для некоторых родителей, которые «сами знают, как лучше».

А получается не лучше. Получается, что, когда надо выбрать, когда важно знать, чего хочет и что лучше именно для него, ребенок или уже взрослый не может обнаружить в себе ни одного желания. Ни одного желания настолько ясного и сильного, чтобы его можно было сформулировать. Нет у них желаний.

Заорганизованным детям просто некогда осознать свои желания, так как у них нет личного времени, они живут по расписанию, составленному родителями и бабушкой. А позже они уже не могут различить, где собственные желания, где мамины, а где так называемая социальная норма…

Еще одна причина… — психологическая нестабильность. Смена настроений и психологических состояний, огромное чувство беспокойства и тревоги, мозг разрывается от взаимоисключающих мотиваций… И вот это уже надо лечить с помощью специалистов.

Еще вариант — семья, в которой живут под девизом «Есть такое слово: НАДО». А также ДОЛЖНО, ПРАВИЛЬНО, НЕОБХОДИМО и чтоб «не стыдно перед людьми». А вот ХОЧУ где-то на заднем плане трется. Желания воспринимаются как помехи тому, что долг велит. И как-то стираются постепенно. Не могу сказать, что всякий упорный труд дает результаты, соответствующие упорству. Иногда вообще не дает. И наоборот.

Но многих так воспитали, что, мол, чтоб удовольствие получить, надо еще сильно постараться, а вот страдать, пахать и чего-то лишаться — это проверенный способ существования. Безопасный, верный. Если ребенок протестует, то обязательно слышит, что «ты нам еще спасибо скажешь» и все в таком духе. Но я бы на это «спасибо» особо не рассчитывал.

Научиться хотеть можно в любом возрасте. Учиться, как будто вам год от роду и вас первый раз спрашивают: «Чего ты хочешь?» Учиться хотеть, как дети учатся ходить.

Что делают некоторые женщины, выбирая платье? Они идут в примерочную, потом зовут спутника, мужа, подругу, продавца, прохожих и всех спрашивают: «Ну как? Бледнит? Полнит? Старит? Подчеркивает?» и т. д. И это только начало. Потому что после покупки эта сцена трижды проигрывается со всеми домочадцами, а на следующее утро платье уже несут сдавать обратно в магазин.

Таким женщинам и остальным, для кого осознать свои желания — задача непростая, я советую оставить людей в покое, а решение о покупке принимать исключительно самостоятельно, не покидая примерочной. Хотите вы купить эту вещь? Нравится она вам? Берите. Чек выбрасывайте на выходе из магазина. Дома сразу отрывайте все бирки и носите выбранную вещь, как бы безобразно она ни смотрелась. Раз уж решили!

А если решили, что проведете вечер дома, в кругу сериалов и детей, — так и сидите дома. И даже если вам звонят и завлекают: «Приезжай! У нас тут круто!» — не надо хватать такси и мчаться навстречу приключениям. Оставайтесь дома: вы же сами хотели.

Не слушайте советчиков, слушайте себя. Что выбрали в меню, то и ешьте! Придерживайтесь своих решений и уважайте их. Иначе так и будете всю жизнь болтаться во власти внутреннего конфликта между «наверное» и «не знаю».

У тех, кто в себе уверен, у людей со стабильной психикой и ясным пониманием, чего они хотят от жизни, нет потребности выяснять, что о них думают другие. Существует и обратная зависимость. Поэтому перестаньте задавать людям вопросы по поводу того, что они думают о вашей внешности, ваших способностях, вашей обновке и прочем. Все, что вам интересно и важно, старайтесь выяснять у себя. Я знаю: это трудно. Это целая работа — не спрашивать…

О детях и чтении. Если ребенок а) не читает и б) не гуляет с друзьями, беспокоиться стоит только по поводу второго пункта. Социализация прежде всего. Потому что жить человеку нужно не в книгах, а навыки живого общения, умение заводить друзей, влюбляться, ориентироваться в настоящих человеческих отношениях, уметь испытывать эмоции самому важнее и полезнее, чем читать о них в книгах. Даже в самых лучших книгах.

Уважаемые непримиримые мамочки! Не надо так волноваться, говорю вам как психолог и педагог с большим стажем. Не в книгах счастье! Если вы любите читать сами, получаете от этого удовольствие, если ребенок часто видит вас с книжкой, а в доме все полки ими забиты — это не пройдет даром, скажется обязательно, хотя, может быть, не сразу. Бесполезно и даже вредно нудеть, угрожать, рисовать страшные перспективы тупого бескнижного существования, торговаться («Если прочтешь столько-то страниц — я тебе за это…»). Это отодвинет момент сближения ребенка и книги.

Хороший вариант — читать детям вслух. И не только Винни-Пуха, но и любые ваши любимые книги, включая «Войну и мир». Вместо телевизора. А с произведениями в рамках школьной программы пусть сами разбираются. Но об этом мы еще поговорим…

О работе, деньгах и счастье. Если вы не хотите идти на работу, если четко делите время на рабочее и нерабочее, а жизнь — на зарабатывание денег и саму жизнь, вы не на своем месте. Рассказываю, как там оказываются. Сначала ни шатко ни валко учатся в школе. Потом поступают в вуз, где поменьше конкурс, а лучше — сильный недобор и военная кафедра. Потом устраиваются на работу даже и не по той случайной специальности, а туда, где попроще. Ведь не уверенные в себе люди не уверены и в том, что они что-то смогут на рабочем месте. Поэтому выбирают не то, что хочется, а то, что «потянут». Как результат — кругом полно несчастных людей, тянущих лямку, а некомпетентность — бич рынка труда.

Мой совет: выбирая профессию, прислушивайтесь не к здравому смыслу (своей мамы), а к своим эмоциям. Развивайте эмоциональную сферу вместо того, чтобы заниматься целеполаганием. «Поставить цель», «достичь цели» — желанием не является. А что является, вам и надо понять…

Прямой зависимости между счастьем и количеством денег не существует. Она возникает только в случае серьезных проблем со здоровьем. Все остальное — состояние психики.

При здоровой психике человеку нужно столько денег, сколько он может проесть. Невроз по поводу денег напрямую связан со страхом перед жизнью во всех ее проявлениях: перед отношениями, перед людьми, перед неизвестностью…

Главное, что можно сделать в критической ситуации, — проговорить (или сформулировать для себя любым другим способом) самый плохой сценарий развития событий. Ведь зачастую самое страшное — это неопределенность.

Многие начинали зарабатывать, надеясь, что деньги помогут им избавиться от комплексов. А напрасно. Деньги эти комплексы только маскируют…

У всех у нас есть право на тревогу о завтрашнем дне и переживания по поводу денег. Это нормально. Ненормально, когда человек только переживает. Прямо так переживает, что ничего делать не может. Застревает в ситуации. Лучше, конечно, не переживать и действовать. Но можно нервничать, рвать и метать, но обязательно что-то предпринимать, двигаться дальше…

Главное — не останавливаться! Вполне вероятно, что кризис откроет новые перспективы и возможности, поможет изменить жизнь к лучшему. В конце концов, вопрос не в кризисе, а в том, как человек его воспринимает.

Чтобы найти работу, нужно точно определиться с тем, где хотите работать, сколько зарабатывать, найти все компании и вакансии, которые соответствуют вашим требованиям. И конечно, написать резюме. И подойти к нему творчески, с огоньком! Не просто рассказать все, что происходило с сегодняшнего дня и до школы. Резюме надо писать как стихи или роман. Причем для каждого работодателя — новый. Это как в театре: пьеса одна, а играют ее каждый раз по-разному.

К собеседованиям тоже нужно подготовиться: научиться не отводить взгляд, не мямлить, смотреть в глаза, уверенно подтверждая все, что уже написано в резюме…

Если становится ясно, что найти работу прежнего уровня невозможно, надо заранее быть готовым снизить свой статус, не бояться начать все заново. Если вы уже чего-то достигли и сумели заработать, вы сделаете это снова. Как невозможно разучиться плавать и ездить на велосипеде, так невозможно разучиться оставаться на плаву в житейских бурях.

Способность перестроиться во многом зависит от того, насколько человек открыт для новой информации и готов поменять свои планы. Кстати, это в большей степени связано с полом, чем с возрастом, — женщина спокойнее относится к тому, что вчера работала в банке, а сегодня полы моет. Мужчина же существо более консервативное и обремененное гордыней: «Я на такую работу не пойду, я за эти деньги работать не буду».

Предприниматели, на которых лежит бремя ответственности за сотрудников, должны понять, что есть ситуации, когда от них ничего не зависит. Происходящее в экономике страны — не ваша вина. Это же не вы увольняете людей, это ситуация их увольняет. Не вы закрываете бизнес, а ситуация. Надо смотреть в свою тарелку и не пытаться объять необъятное и горевать за всех людей.

А вот люди, помешанные на деньгах, убеждают себя и членов семьи, что их лихорадочная деловая активность жизненно необходима. Но зачастую это просто попытка сбежать от личных проблем. Когда человек «уходит в работу», чтобы реже бывать дома, становится трудоголиком — налицо невротические проблемы и состояние стресса.

В здоровой ситуации, когда человек занимается любимым делом, реализует себя, свои идеи и таланты, — он не делит время на работу и отдых. Он просто живет. Деньги играют преувеличенную роль в жизни многих бизнесменов. Они до смерти боятся потерять состояние, потому что не представляют, как можно вообще жить без больших денег и при этом чувствовать себя счастливыми. И именно поэтому остро реагируют на кризисные ситуации.

Если вы осознали, что постоянно испытываете чувство страха и тревоги, не получаете удовольствия от жизни, значит, пора остановиться и принять тот факт, что у вас проблема и она не связана с работой и бизнесом, а связана с вашим психическим состоянием. Обиды, неуверенность, психотравмы — вот с чем надо работать.

Я против усиленного

контроля над расходами, против тетрадочки, куда записывается, сколько сыра мы

съели на этой неделе. Это бред. Я уверен, что надо не меньше тратить, а больше зарабатывать.

Возможности для этого есть всегда!

Почему «здоровые невротики» могут процветать в стрессовые времена

Все мы знаем невротическую личность, когда видим ее: вспомним Монику из «Друзей» или Джорджа из Сайнфельда. Невротики слишком много волнуются, и если им не о чем беспокоиться, они начинают беспокоиться о том, чтобы не волноваться. Возможно, вы опознаете.

В личностных тестах участники оценивают свой невротизм с помощью таких вопросов, как «Я легко раздражаюсь» и «Я гораздо больше тревожусь, чем большинство людей» — и чем больше вы соглашаетесь с этими утверждениями, тем более невротичны вы.Эти черты могут сделать персонажа забавного ситкома, но вряд ли это рецепт здоровья и счастья. Если, как показывают многочисленные исследования, стресс действительно вреден для нашего здоровья, то ожидаемая продолжительность жизни невротиков будет короче.

Однако около двух десятилетий назад Говард Фридман из Калифорнийского университета в Риверсайде заметил, что доказательства этого предположения довольно слабы. «Некоторые хорошие исследования показали, что невротики либо становятся менее здоровыми, либо умирают раньше, — вспоминает он, — в то время как другие хорошие исследования показали обратное: невротики, как правило, становятся или становятся более здоровыми и живут дольше.”

Учитывая эти неоднозначные результаты, Фридман начал задаваться вопросом, может ли эта черта характера быть чем-то вроде палки о двух концах. Хотя беспокойство само по себе может быть разрушительным в некоторых обстоятельствах, некоторые люди могут использовать свое беспокойство в качестве мотивации для улучшения своего здоровья. Это будет особенно верно, предположил Фридман, для людей с высоким невротизмом и высокой сознательностью (склонность к дисциплине и организованности), тип личности, который он описал как «здоровый невротик».Представьте, например, что у вас есть опасения по поводу здоровья. Более непринужденная личность может не отреагировать на риск, тогда как здоровый невротик с большей вероятностью получит медицинскую помощь.

Распутать различные личностные факторы, которые могут привести к разным результатам для здоровья, и объяснить, как они это делают, — чрезвычайно сложная задача. Но различные исследования выявили преимущества здорового невротика, в том числе некоторые неожиданные преимущества в условиях нынешней пандемии.

Воспаление чувств

Давайте сначала рассмотрим исследование хронического воспаления, проведенное Николасом Туриано из Университета Западной Вирджинии.Всякий раз, когда мы болеем или травмируемся, тело испускает провоспалительные молекулы. Это приводит к покраснению и отеку, но помогает убивать микробы и восстанавливать ткани, что делает воспаление важным оружием в защите нашего организма. К сожалению, различные формы поведения, такие как курение, употребление алкоголя, переедание и отсутствие физической активности, могут вызвать длительное хроническое воспаление. Со временем это может повредить наши ткани, что приведет к артриту, диабету, раку, сердечным заболеваниям и, возможно, даже к болезни Альцгеймера.Таким образом, измерение уровней ключевых провоспалительных молекул дает представление о текущем здоровье человека и риске заболевания в будущем.

Чтобы выяснить, может ли личность человека влиять на риск хронического воспаления, Туриано изучил опрос более 1000 участников среднего возраста, которые проходили регулярные проверки здоровья. Поддерживая теорию «здорового невротика», Туриано обнаружил, что у людей с комбинацией повышенной сознательности и более высокого невротизма уровень воспаления был ниже, чем у людей, получивших высокие баллы только по одной из черт.

Как и Фридман, Туриано предположил, что причина этих различий заключается в том, как они реагируют на свои тревоги. Здоровые невротики, как правило, имеют более низкий индекс массы тела, например, возможно, потому, что они больше осознают риски для здоровья, связанные с ожирением, и поэтому прилагают больше усилий для поддержания здорового веса.

Невротик, сознательность, хорошее сочетание для здоровья

Согласно исследованию Медицинского центра Университета Рочестера, при определенных обстоятельствах невротизм может быть полезным для вашего здоровья, показав, что некоторые самоописанные невротики также имеют самый низкий уровень интерлейкина. 6 (IL-6), биомаркер воспаления и хронических заболеваний.

Исследователи сделали предварительное открытие, проводя исследование того, как психосоциальные факторы, такие как черты личности, влияют на лежащую в основе биологию, чтобы предсказать вредные состояния, такие как воспаление.

Известный как одна из черт «большой пятерки», невротизм обычно характеризуется угрюмостью, нервозностью и беспокойством и связан с враждебностью, депрессией, чрезмерным употреблением алкоголя и курением. Научная литература изобилует выводами о том, что крайняя тревожность и самолечение алкоголем и другими веществами из-за невротизма пагубно сказываются на здоровье в долгосрочной перспективе.Остальные четыре качества — это открытость (творческий, любопытный, широкий кругозор), экстраверсия (общительный, дружелюбный, разговорчивый), покладистость (услужливый, теплый, отзывчивый) и добросовестность (организованность, ответственность, трудолюбие).

Николас А. Туриано, Ph.D. , научный сотрудник отделения психиатрии URMC, задавался вопросом о серой зоне — о тех людях со средним и высоким уровнем невротизма, которые также сознательны. Проявление более высокого уровня сознательности, а также невротизма указывает на людей, которые, как правило, хорошо функционируют в обществе, очень организованы, целеустремленны, планируют и более склонны к размышлениям.

«Эти люди могут взвесить последствия своих действий, и, следовательно, их уровень невротизма в сочетании с сознательностью, вероятно, не дает им участвовать в рискованном поведении», — сказал Туриано, чье исследование опубликовано в Интернете в журнале « Brain, Behavior». и иммунитет .

Туриано и соавторы искали объективный способ проверить свою гипотезу о том, что «здоровый невротизм» может быть защитным. Они подключились к Национальному исследованию развития среднего возраста в США.База данных S. (MIDUS), выборка взрослых (1054 участника) с Западного побережья, Восточного побережья и Среднего Запада. Участники приняли участие в полной клинической оценке состояния здоровья, включая тесты на биомаркеры, связанные с заболеванием, физиологические функции и личностные особенности.

Интерлейкин 6, важный иммунный белок, легко определяется с помощью анализа крови натощак. Это был один из нескольких фрагментов данных, собранных и доступных в базе данных MIDUS, поскольку он обеспечивает точную оценку состояний, связанных с воспалением, таких как болезни сердца, инсульт, астма, артрит, диабет и некоторые виды рака.

Исследователи изучили множество путей между личностью, поведением, связанным со здоровьем, и хроническими заболеваниями, но взаимодействие невротизма и добросовестности проявилось среди 441 человека, получившего от умеренных до высоких баллов по обоим признакам. Причем, чем выше у человека показатели сознательности и невротизма, тем ниже у него уровень IL-6. Результаты показали, что у этой группы также были более низкие показатели индекса массы тела и меньше диагностированных хронических заболеваний.

Термин «здоровый невротизм» был придуман в 2000 году, когда другие исследователи впервые описали, как сознательность может обеспечить дозу самодисциплины, которая снижает нездоровое невротическое поведение, такое как переедание, курение и чрезмерное употребление алкоголя, — все из которых имеют прямое или косвенное влияние. последствия для воспаления.Напротив, невротик с низкими показателями сознательности может не иметь здоровых способов справиться со стрессом, говорится в статье.

«Есть предположения, что здоровые невротики могут быть сверхбдительными в отношении своего образа жизни и обращения за лечением в случае возникновения проблемы», — сказал Туриано. «Именно их сознательность определяет их решения по предотвращению болезней или быстрому лечению, когда они плохо себя чувствуют».

Однако Туриано предупреждает, что необходимы дополнительные исследования, прежде чем ученые смогут сделать твердые выводы.Простого обозначения определенных качеств как «хороших» и «плохих», поскольку они связаны со здоровьем, недостаточно для полного понимания связи между личностью и здоровьем.

«Будущие исследования попытаются выяснить, кто такие здоровые невротики и почему они здоровее», — сказал Туриано. «В конечном итоге клиническое приложение может позволить нам выявлять пациентов с высоким риском хронического воспаления и, следовательно, с повышенным риском проблем со здоровьем и смерти».

Исследование финансировалось за счет грантов Национального института психического здоровья и Национального института старения.Среди соавторов URMC наставник Туриано, Бен Чапман, доктор философии ., M.P.H. , доцент кафедры психиатрии; и Ян Мойнихан, доктор философии ., профессор психосоциальной медицины Энгельского отделения психиатрии и главный исследователь Рочестерского центра исследований разума и тела.

# # #

Невроз — это не расстройство — и он может быть предпосылкой для величия — Quartz

Термин «невроз» придумал шотландский врач Уильям Каллен в 1769 году, но Зигмунд Фрейд популяризировал его как способ описания ряда нервных расстройств — отличных от полного психического расстройства психоза, но, тем не менее, изнурительных (включая истерию, фобии, депрессию и ипохондрию).

По мере того, как психиатры стали более детально определять тревогу, всеохватывающий, связанный с Фрейдом термин «невроз» потерял популярность в клинической психологии и был исключен из Диагностического и статистического руководства. Психические расстройства в 1980 году. Сегодня невроз понижен в должности: психологи говорят вместо «невротизма» — просто личностная причуда, используемая в тестах, подобных «большой пятерке», для оценки чувствительности человека к отрицательным эмоциям.

И все чаще — в массовом воображении, а также в мире психологии — невротизм рассматривается как стимул к воображению и творчеству, и даже как предпосылка для истинного гения, причем фигуры от Вуди Аллена до Стива Джобса гордо носят свою нервозность. на рукавах.Мы с восхищением используем такие слова, как «одержимость» и «перфекционизм», как синонимы разновидностей того, что мы привыкли называть неврозами.

Группа психологов сейчас утверждает, что может быть какая-то научная основа для предположения, что существует связь между невротизмом и творчеством. В обзоре (pdf), опубликованном в журнале Trends in Cognitive Sciences в этом месяце, Адам Перкинс из Королевского колледжа Лондона и его команда выдвигают новую теорию, аргументирующую яркую сторону беспокойства.

Причина в том, что невротики более восприимчивы к отрицательным эмоциям, потому что они особенно чувствительны к угрозам, как реальным, так и воображаемым.По словам Перкинса, часть мозга, которая активируется, когда мы воспринимаем угрозы, совпадает с той, которая загорается, когда у нас появляются мысли, которые, кажется, приходят из ниоткуда — это еще один способ выразить изобретательские идеи. Вот как связаны невротизм и творчество, сказал он Quartz. По словам Перкинса, «невротический ум помогает вам находить проблемы, которые другие люди даже не замечают».

Необходимо провести гораздо больше исследований, чтобы увидеть, подтверждается ли теория Перкинса тщательными исследованиями, но она, безусловно, звучит правдоподобно, как ни странно, точно согласуясь с мифологизированной фигурой чувствительного, измученного тревогой гения.

Этот архетип восходит, по крайней мере, к Исааку Ньютону, как Ольга Хазан писала в Атлантике:

«Большую часть своей жизни Исаак Ньютон казался находящимся на грани нервного срыва. В 1693 году наконец наступил коллапс: после того, как Ньютон не спал пять дней подряд, он отправил письма, обвиняя своих друзей в заговоре против него. Он воздерживался от публикации книг, сказал он однажды в том же году, «из опасения, что невежды могут поднять против меня споры и разногласия.’”

В современном воображении основатель Apple Стив Джобс выделяется как типичный невротический гений — настолько одержимый совершенством, что временами он казался им мучимым.

В поп-культуре тревожный альфа-ботаник — прославленный архетип. Невротический герой нашел, пожалуй, самое чистое выражение в персонажах Вуди Аллена, который начинает серию Энни Холл : «Ну, в сущности, именно так я отношусь к жизни — полной одиночества, страданий, страданий и несчастий, и все кончено. слишком быстро.В комедии он позже прослеживается через Ларри Дэвида и Джерри Сайнфельда.

Сегодня на телевидении и в фильмах сегодняшние невротические герои — это не просто сидящие в кресле чрезмерно мыслители; они мужчины (в основном белые) действия. Их параноидальное предвидение и навязчивые привычки приводят к авантюрным результатам: от Нео в , , , Матрица , до Эллиота в Мистер Робот и Бенедикта Камбербэтча в роли Шерлока Холмса и Алан Тьюринг. Гениальный программист, главный герой сериала « Кремниевая долина », которого играет Томас Миддледич, дважды страдает от ночного пота и рвоты от стресса в первом эпизоде ​​комедии.(На что его врач отвечает: «Паническая атака садового разнообразия. Добро пожаловать в Кремниевую долину. Мы постоянно видим таких людей, как вы».) радуги на планете Паранойя. Даже если определение Фрейда было преувеличено, высокий невротизм остается сильным фактором риска многих психических заболеваний, включая расстройства пищевого поведения, шизофрению и злоупотребление психоактивными веществами.

Психолог Колин ДеЯнг скептически относится к побуждению прославлять невротика, говоря, что, по крайней мере, когнитивно связь между творчеством и эмоциональной чувствительностью является слабой.Даже если одни психологи пропагандируют привлекательную идею невротического гения, другие говорят, что такие черты личности, как открытость и интеллект, наиболее тесно связаны с художественным творчеством, а также с научным или изобретательным гением.

И очень просто, — говорит Энни Мерфи Пол, автор книги The Cult of Person и готовящейся к выходу книги по науке об интеллекте: «Невротичен или находиться среди невротиков — совсем не весело. Мы говорим об этом в шутку, но на самом деле это может быть очень неприятная характеристика; это обременительно.”

Куда делись все невротики?

Если хронические публикации в Facebook или Twitter не являются упражнением при неврозе, тогда ничто не является.

«Я думаю, что некоторые качества, которые мы когда-то приписывали невротикам, просто нормализовались», — сказал Питер Н. Стернс, историк из Университета Джорджа Мейсона в Фэрфаксе, Вирджиния, и автор будущей книги «Удовлетворение не гарантировано: дилеммы. прогресса в современном обществе ». «У меня нет веских доказательств этого, просто посмотрите вокруг и понаблюдайте, как мы живем.Мы настолько привыкли к людям, которые постоянно беспокоятся и боятся, что это сделало эту категорию устаревшей ».

Классический невротик все еще с нами, но в гораздо большей компании, и все пытаются поговорить друг с другом. «Скажем так, — сказал доктор Милрод. «Сейчас нелепые времена, и если для вас все это имеет смысл, возможно, что-то не так».

Еще одна причина сохранить слово, расширяющее определение нормального в лучших американских традициях и возвращающее тревогу его душу.Во-первых, это сохраняет конфиденциальность, когда это может быть очень важно. Сказать «она невротичка» подразумевает сложную, застенчивую личность без точного медицинского определения. Это ближе к «стрессу», чем к «беспокойству», и подразумевает состояние, которое усиливается и ослабевает как часть повседневной жизни.

«Иногда у неясности есть свои достоинства, и« невротическое »звучит скорее тревожным, чем действительно тревожным, — сказал д-р Первый. «В сообщении об этом есть ценность, удобство, а невротичность больше описывает личность, чем симптомы — это прилагательное, описывающее состояние человека, оторванное от медицинских симптомов.”

Неопределенность также может иметь некоторую клиническую ценность, особенно в такой плохо изученной области, как психическое здоровье. В серии книг, в том числе в готовящейся к выходу книге «Взлет и падение нервного срыва — и как все впали в депрессию», историк Эдвард Шортер утверждал, что в некоторых случаях, например, при отделении тревожных расстройств от депрессии, точность дает обратный эффект. Печаль и беспокойство являются интимными партнерами для многих людей, посещающих психиатров, и лекарства, известные как антидепрессанты, также широко назначаются при тревоге.

Термин невроз охватывает и то, и другое, и фактически предшествовал Фрейду на столетие. Первоначально он относился к проблеме нервов, а не к психике, что прямо противоположно «психозу», который подразумевает нарушение логического мышления, характерное для шизофрении.

Невроз — обзор | Темы ScienceDirect

Депрессия

Невротические расстройства, включая депрессию, встречаются гораздо чаще, чем психотические расстройства. Национальный опрос в Соединенном Королевстве показал, что за неделю до интервью примерно один человек из 16 пострадал от такого расстройства.Их полезно разделить на две категории: тревогу и депрессию, которые, хотя и являются обычным явлением, включают в себя гораздо больше, чем просто чувство тревоги или печали. Здесь мы сосредоточимся на депрессии из-за отсутствия данных об этнических различиях в тревожности.

Согласно статистике лечения, уровень депрессии среди афро-карибских людей, по-видимому, заметно ниже, чем среди белых людей, а уровень депрессии среди людей из Южной Азии, кажется, немного ниже, чем среди белых.Для жителей Южной Азии эти результаты были подтверждены исследованиями сообщества, в том числе FNS. Однако недавно проведенное и более тщательное исследование EMPIRIC показало, что между группами из Южной Азии и белыми людьми мало различий, а среди пакистанского населения выше уровень депрессии.

По сравнению с высокими показателями лечения психотических заболеваний среди афро-карибских жителей низкие показатели лечения депрессии представляют собой загадку. Большинство факторов, которые могут быть связаны с более высоким уровнем психотических расстройств, также должны приводить к более высокому уровню других психических заболеваний.Кроме того, в отличие от низких показателей лечения, данные FNS свидетельствуют о том, что распространенность депрессии среди жителей Карибского бассейна на самом деле более чем на 50% выше, чем среди белых. Более того, это исследование также показало, что, несмотря на более высокую распространенность, уровень лечения депрессии среди жителей Карибского бассейна был очень низким.

В отличие от низких показателей госпитализации по поводу депрессии среди тех, кто родился в Карибском бассейне и Южной Азии, сообщалось, что показатели госпитализации от депрессии среди тех, кто живет в Англии, но родился в Северной Ирландии и Ирландии, были заметно выше, чем среди тех, кто родился в Северной Ирландии и Ирландии. те, кто родился и живет в Англии.Высокий уровень депрессии среди белых людей не британского происхождения был подтвержден в сообществе FNS, который сообщил, что в этой группе показатели были на две трети выше, чем в группе белых британцев, и подтвердился для ирландских мужчин в EMPIRIC.

Невротизм — обзор | Темы ScienceDirect

Невротизм

Невротизм — это широко изучаемый аспект FFM, который отражает склонность к отрицательным эмоциям (например, тревоге, депрессии) и эмоциональной нестабильности.Появилось большое количество литературы, подтверждающей гипотезу о том, что невротизм наносит вред здоровью (Friedman & Booth-Kewley, 1987), но эти ассоциации были подвергнуты сомнению из-за частого использования субъективных показателей здоровья и опасений, что ассоциации отражают поведение, связанное с болезнью, а не фактическое заболевание. (МакКрэй и Коста, 1987). Исправления в полевых условиях привели к более убедительным тестам с исчерпывающими обзорами, подтверждающими ассоциации между характеристиками невротизма и объективными показателями физического заболевания (Lahey, 2009; Suls & Bunde, 2005).Проспективные исследования больших когорт показали, что невротизм позволяет прогнозировать смертность от всех причин на протяжении десятилетий (например, Mroczek, Spiro, & Turiano, 2009). Mroczek и Spiro (2007) обнаружили, что как более высокий начальный уровень невротизма, так и увеличение невротизма во времени предсказывают смертность, обеспечивая более убедительный тест причинных ассоциаций. Невротизм также позволяет прогнозировать прогрессирование заболевания и смертность в клинических популяциях, имеющих дело с ВИЧ (Ickovics et al., 2001) и почечной недостаточностью (Christensen et al., 2002). Наконец, невротизм был связан одновременно с более высокой распространенностью метаболического синдрома (Sutin et al., 2010) и проспективно с увеличением маркеров системного воспаления (Armon, Melamed, Shirom, Berliner, & Shapira, 2013).

Хотя значительный объем работ указывает на то, что невротизм связан с плохим здоровьем, в литературе есть много противоречий. Некоторые исследования не находят ассоциаций или даже отрицательных ассоциаций между невротизмом и смертностью (например, Turiano et al., 2015). Точно так же большой метаанализ с дополнительными новыми данными показал отсутствие связи между невротизмом и воспалительными маркерами (Luchetti, Barkley, Stephan, Terracciano, & Sutin, 2014). Непоследовательные результаты могут частично отражать то, что невротизм может иметь некоторые оздоровительные эффекты, особенно в сочетании с другими аспектами личности, такими как сознательность.

Невротизм связан с многочисленными аспектами стресса и совладания, поддерживая транзакционные механизмы смягчения стресса.Невротические люди, по-видимому, вызывают стресс, о чем свидетельствуют предполагаемые ассоциации с более высокими зависимыми жизненными событиями (то есть событиями, которые могут быть частично приписаны поведению человека), такими как семейные проблемы или потеря работы, но не с независимыми жизненными событиями, такими как смерть любимого человека; в этом исследовании более высокие зависимые события опосредовали ассоциации с новыми состояниями здоровья с течением времени (Iacovino, Bogdan, & Oltmanns, 2016). Невротики также оценивают объективно идентичные стрессоры как более угрожающие и менее контролируемые (Bibbey, Carroll, Roseboom, Phillips, & de Rooij, 2013) и демонстрируют большую эмоциональную реактивность при возникновении психологического стресса (Bolger & Zuckerman, 1995; Mroczek & Almeida, 2004). ; Тонг, 2010).Наконец, невротики используют стратегии выживания, направленные на управление эмоциями и отказ от угрозы (например, выражение отрицательных эмоций, отстранение, принятие желаемого за действительное и употребление психоактивных веществ) (Carney, Armeli, Tennen, Affleck, & O’Neil, 2000; Carver & Connor-Smith, 2010), которые часто оказываются неэффективными.

Эти данные показывают, что ассоциации невротизма с повышенной эмоциональной реактивностью на стресс отражают оценку стресса и совладание с ним, но связь между этими психологическими процессами и физиологическими путями к болезни остается неясной.Показатели нейротизма, а также связанных с ним негативных эмоций, были связаны с нарушением вегетативных влияний на сердечно-сосудистую и иммунную системы (Kiecolt-Glaser, McGuire, Robles, & Glaser, 2002; Lahey, 2009; Suls & Bunde, 2005). . Однако ассоциации невротизма с этими системами не однозначны. Невротизм связан с притуплением, а не с завышенной реактивностью кортизола и сердечно-сосудистой системы (Bibbey et al., 2013; Chida & Hamer, 2008), что потенциально указывает на дисрегулируемую систему реакции на стресс.Такое притупление реактивности, по-видимому, связано с неоптимальным функционированием систем мозга, необходимых для мотивации поведения перед лицом проблем (например, фронтолимбических систем), и с множеством неблагоприятных последствий для здоровья, особенно с поведенческими расстройствами, такими как ожирение, булимия, депрессия и зависимость. (Кэрролл, Гинти, Уиттакер, Ловалло и де Рой, 2017 г.).

Невротизм также связан с плохим здоровьем / рискованным поведением, включая более частое курение и употребление алкоголя и плохой сон (Duggan et al., 2014; Hakulinen et al., 2015), хотя результаты иногда противоречивы. Некоторые предполагают, что несоответствия могут отражать невротизм, который может быть вредным для здоровья в сочетании с низкой сознательностью, но потенциально полезен в сочетании с высокой сознательностью (Vollrath, 2006), комбинация, названная «здоровым невротиком». Туриано, Мрочек, Мойнихан и Чапман (2013) обнаружили, что здоровый невротизм был связан с более низким системным воспалением, и эта связь ослаблялась, когда связь с поведением в отношении здоровья (т.е., курение и ИМТ) контролировались. В более широком смысле, поведение, связанное со здоровьем, такое как курение, также частично опосредовало ассоциации невротизма со смертностью (Mroczek et al., 2009).

Невротизм явно влияет на поведение при болезни. Невротизм связан с большим количеством жалоб на симптомы при отсутствии объективных различий в заболеваниях (Watson & Pennebaker, 1989). Хотя невротики кажутся точными в обнаружении объективно определенных симптомов, связанных с заболеванием, они бдительны в отношении угроз для здоровья, воспринимают повышенную угрозу перед лицом симптомов болезни (Skinner, Hampson, & Fife-Schaw, 2002) и чрезмерно истолковывают значение соматических ощущений. (я.е., неправильно приписать доброкачественные ощущения болезни или лечению) (Cameron & Leventhal, 2003, стр. 1–14; Wiebe, Alderfer, Palmer, Lindsay, & Jarrett, 1994). Такие процессы могут нанести ущерб здоровью из-за неправильного принятия решений пациентами и врачами о лечении (Ellington & Wiebe, 1999; Wiebe et al., 1994) и подрыва приверженности из-за проблем с приемом лекарств (Axelsson, Cliffordson, Lundbäck, & Lötvall, 2013). Однако эти же процессы могут быть полезны для здоровья, способствуя скринингу болезней (Armon & Toker, 2013; Cameron & Leventhal, 2003, стр.1–14) и даже приверженность (Skinner et al., 2002), а также сокращение задержек в обращении за помощью (Ristvedt & Trinkaus, 2005). В большом проспективном когортном исследовании Уэстон и Джексон (2015) обнаружили, что здоровый невротизм предсказывает снижение курения после начала заболевания, но не до начала заболевания. Потенциально беспокойство о здоровье из-за невротизма в сочетании с осознанным планированием и проактивным совладанием с сознательностью способствовало укреплению здоровья в ответ на болезнь. Изучение механизмов, связывающих невротизм со здоровьем, делает некоторые несоответствия более понятными, но необходимы дополнительные исследования, чтобы понять последствия невротизма для здоровья.

Им это не нравится, как показало исследование — ScienceDaily

Этот человек, которого мы все, кажется, знаем, которого мы называем невротиком и неспособным к действию? Оказывается, он не может действовать, а просто не хочет.

Исследование почти 4000 студентов колледжей в 19 странах выявило новые подробности того, почему невротики могут избегать принятия решений и двигаться вперед по жизни. Оказывается, когда их спрашивают, является ли действие положительным, благоприятным, хорошим, они просто не любят его так сильно, как не невротиков.Поэтому убедительное общение и другие вмешательства могут быть полезны, если они просто изменяют отношение невротиков к бездействию.

Эти данные получены в исследовании «Невротизм и отношение к действию в 19 странах». Он опубликован в журнале Journal of Personality и был написан Молли Э. Айрлэнд, Техасский технический университет; Джастин Хеплер, Университет Иллинойса в Урбане-Шампейн; Хун Ли, Центр аналитики и общественного здравоохранения Battelle; и Долорес Альбаррасин — главный исследователь исследования — из Школы коммуникаций Анненберга Пенсильванского университета.

«Ты такой невротик!» Эта фраза встречается случайно, но что такое невротизм? Это черта личности, определяемая переживанием хронического негативного аффекта, включая печаль, тревогу, раздражительность и застенчивость, которое легко запускается и трудно контролировать. Невротики склонны избегать действий, когда сталкиваются с серьезными и незначительными жизненными стрессорами, что приводит к негативным жизненным последствиям.

Исследователи стремились определить, связан ли и при каких условиях невротизм с благоприятными или неблагоприятными представлениями о действии и бездействии.Они исследовали, будут ли депрессия и тревога уменьшать проактивное поведение среди невротиков и могут ли коллективистские тенденции человека — с учетом социальных последствий его поведения перед действием — смягчать негативные ассоциации между невротизмом и действием / бездействием. Исследование показало, что невротики менее благосклонно относятся к действию, а к бездействию — более положительно, чем эмоционально устойчивые люди.

«Менее эмоционально устойчивые люди менее позитивно относятся к действию и более позитивно относятся к бездействию», — пишут авторы.«Кроме того, тревога была в первую очередь ответственна за менее позитивное отношение невротиков к действию. Связь между невротизмом и менее позитивным отношением к действию была наиболее сильной среди людей, которые придерживались более коллективистских, чем индивидуалистических убеждений». Итак, ваш невротический друг, который явно не любит действия, вероятно, коллективист, предпочитающий социальную гармонию, семью и друзей.

«Люди, которые заинтересованы в уменьшении вредных последствий невротизма в своей жизни, должны подумать о том, как их отношение к действию может повлиять на их поведение.Научившись ценить действие, они могут изменить многие из негативных форм поведения, связанных с невротизмом и тревогой — например, замораживание, когда им следует действовать, или уход от стресса вместо того, чтобы активно с ним справляться », — заключили авторы, предполагая, что отношение к целям действия и бездействия имеет широкие последствия для поведения в различных контекстах и ​​культурах ». Эти открытия закладывают основу для поиска новых методов изучения и, в конечном итоге, предотвращения негативных последствий избегания невротических действий.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *