Ни слова о любви белла ахмадулина: Ни слова о любви… — Ахмадулина. Полный текст стихотворения — Ни слова о любви…

Содержание

БиблиоЛаска: Ни слова о любви!..

Десятое апреля, среда, и сегодня — День рождения Беллы Ахмадулиной! С чем и поздравляем всех, кто любит Поэзию, именно такую — с большой буквы!!!
Первые стихотворения Беллы Ахмадулиной были опубликованы, когда поэтессе было восемнадцать. Спустя всего несколько лет ее творческие вечера уже проходили с аншлагом, а тексты становились шлягерами. Белла Ахмадулина выпустила 33 поэтических сборника, писала эссе и очерки, переводила стихотворения на русский со множества языков. О творчестве жизни и поэтических строк — здесь:

Восхищение поэтом можно выразить многими словами, приведу лишь одно высказывание поклонницы творчества очаровательной Беллы — 

«Ее стихи- музыка для души. Прекрасная поэтесса. Люблю ее».(Татьяна Бурдина, ФБ) Поэзия — прежде всего

О друзья, лишь поэзия прежде, чем вы,
прежде времени, прежде меня самого,
прежде первой любви, прежде первой травы,
прежде первого снега и прежде всего.

Наши души белеют белее, чем снег.
Занимается день у окна моего,
л приходит поэзия прежде, чем свет,
прежде Свети-Цховели и прежде всего.

Что же, город мой милый, на ласку ты скуп?

Лишь последнего жду я венка твоего,
и уже заклинанья срываются с губ:
Жизнь, и Смерть, и Поэзия — прежде всего.

________

Веничке Ерофееву

Кто знает — вечность или миг
мне предстоит бродить по свету.
За этот миг иль вечность эту
равно благодарю я мир.

Что б ни случилось, не кляну,
а лишь благословляю легкость:
твоей печали мимолетность,
моей кончины тишину.

АПРЕЛЬ

Вот девочки — им хочется любви. Вот мальчики — им хочется в походы.
В апреле изменения погоды объединяют всех людей с людьми. О новый месяц, новый государь,  так ищешь ты к себе расположенья, так ты бываешь щедр на одолженья, к амнистиям склоняя календарь. Да, выручишь ты реки из оков,  приблизишь ты любое отдаленье, безумному даруешь просветленье и исцелишь недуги стариков.  Лишь мне твоей пощады не дано. Нет алчности просить тебя об этом.  Ты спрашиваешь — медлю я с ответом и свет гашу, и в комнате темно.

1960

— Интересные факты из биографии Беллы Ахмадулиной
Ни слова о любви! Но я о ней ни слова, не водятся давно в гортани соловьи. Там пламя посреди пустого небосклона, но даже в ночь луны ни слова о любви! Луну над головой держать я притерпелась  для пущего труда, для возбужденья дум. Но в нынешней луне — бессмысленная прелесть, и стелется Арбат пустыней белых дюн.  Лепечет о любви сестра-поэт-певунья – вполглаза покошусь и усмехнусь вполрта.  Как зримо возведен из толщи полнолунья  чертог для Божества, а дверь не заперта. Как бедный Гоголь худ там, во главе бульвара, и одинок вблизи вселенской полыньи. Столь длительной луны над миром не бывало, сейчас она пройдет. Ни слова о любви!  Так долго я жила, что сердце притупилось но выжило в бою с невзгодой бытия,  и вновь свежим-свежа в нём чья-то власть и милость. Те двое под луной — неужто ты и я?
1973
Не надо лишних слов, все сказано ПОЭТОМ!
— «Божественный талант, воплощение изящества. Сила и беззащитность в одном лице…» 
Зоя Богуславская.
— Павел Антакольский, восхищаясь ее талантом, в своих стихах восклицал: «Здравствуй, Чудо, по имени Белла!».

Книга: Ни слова о любви Ахмадулина Белла Ахатовна. Аннотация книги

Аннотация книги

Самые пронзительные строки великого поэта Беллы Ахмадулиной о главном… о Любви. Она по-особому смотрит и говорит об этом чувстве. Ее стихи вдохновляют, завораживают, напоминают, ранят, не дают забыть, заставляют снова и снова переживать лучшие мгновенья любви. «Мне и страшно, и весело, как тому кораблю. Не жалею, что встретила, не боюсь, что люблю»…

Подробная информация о книге

Книги автора Ахмадулина Белла Ахатовна Все

0,00

Ахмадулина Белла Ахатовна

0,00

Сирано де Бержерак Савиньен

0,00

Ахмадулина Белла Ахатовна

0,00

Ахмадулина Белла Ахатовна

0,00

Ахмадулина Белла Ахатовна

0,00

Ахмадулина Белла Ахатовна

0,00

Ахмадулина Белла Ахатовна

0,00

Ахмадулина Белла Ахатовна

0,00

Ахмадулина Белла Ахатовна

0,00

Ахмадулина Белла Ахатовна

0,00

Ахмадулина Белла Ахатовна

0,00

Ахмадулина Белла Ахатовна

Тема и вариации. Заметки о поэзии Беллы Ахмадулиной

«Ни слова о любви! Но я о ней ни слова…» – сказала Белла Ахмадулина, и так оно и есть на деле. О любви у этого поэта действительно почти «ни слова», а если уж совсем невмочь смолчать, то вымолвится кратко, глухо, отстранение.

Перелистывая последние «избранные» Ахмадулиной, где и такими-то крохами с легкостью жертвуется, вновь удивляешься этой ее особенности, без сомнения заслуживающей специального внимания. Квалифицируемая критикой как странность и, может быть, даже изъян, она видится мне по-иному: не недостатком темперамента, а инстинктивным целомудрием художника, безошибочной реакцией на некий лирический переизбыток.

Врожденная ахмадулинская сдержанность – как бы ответ на знаменитое ахматовское восклицание: «Я научила женщин говорить… // Но, боже, как их замолчать заставить!», продиктованное заботой не только о читателе, но и о самих женщинах-поэтах.

Ведь сколько существует одаренных поэтесс, пошедших по такому, казалось бы, естественному пути («Лепечет о любви сестра – поэт – певунья…»), но так и прозябающих в сравнительной безвестности. Их стихи могли быть абсолютно добротными, но характер оказывался похожим, и они неизбежно хирели в «большой тени» своих великих предшественниц.

Белла Ахмадулина сумела избежать подобной участи, сразу же отвергнув традиционную роль «возлюбленной» в качестве главной, основной своей роли. Уже в самых ранних своих стихотворениях, составивших первую книгу «Струна» (1962), она уступает ее старинной «красавице», на которую взирает с умилением и состраданием:

Как металася по комнате,

как кручинилась по нем.

Ее пальцы письма комкали

и держали над огнем.

 

А когда входил уверенно,

громко спрашивал вина –

как заносчиво и ветрено

улыбалася она.

Выводя этот тонкий психологический узор, Ахмадулина не только не скрывает, но тщательно подчеркивает старинный антураж описываемого действа: «В зале с черными колоннами // маскерады затевал //и манжетами холодными // ее руки задевал». Кропотливо выставляя напоказ свои стилизаторские усилья, Ахмадулина тем самым говорит читателю, что этот опыт добыт не ею первой, что он – чужой.

Множество раз поминая в своих стихах Цветаеву и Ахматову («Марину и Анну»), Ахмадулина находит в себе силы не идти по проторенной ими дороге, варьируя, пусть на собственный лад, их главную тему.

Она инстинктивно нацеливается на опыт, еще не освоенный ими лирически, на то, что лишь краем попало в стихи, хотя явственно прозвучало в их прозе: в цветаевских воспоминаниях о Бальмонте, Волошине, Белом, столь вызывающе пристрастных; в посвященных Мандельштаму ахматовских «Листках из дневника», обнаруживающих как раз тот особенный пафос, о котором напишут – уже в связи с самою Ахматовой – наиболее близкие ей люди. «Моя Ахматова – неистовая и дикая женщина, друг, с железной твердостью стоявший рядом с Мандельштамом, союзник в противостоянии дикому миру…»

 – свидетельствует вдова поэта, не случайно, однако, акцентируя слово «моя».

Ведь подобная характеристика скорее всего неожиданна для читателя ахматовской поэзии, в центре которой иные отношения между мужчиной и женщиной, отношения столь напряженные, что остальные человеческие связи поневоле остаются в тени. И хотя именно Ахматовой принадлежит знаменитое определение: «Души высокая свобода, // Что дружбою наречена…» – в ее собственной поэзии слово «дружба» играло подручную, скромную роль эвфемизма. «И в тайную дружбу с высоким, // Как юный орел, темноглазым, //Я, словно в цветник предосенний, // Походкою легкой вошла». То же самое – у Цветаевой: «Было дружбой, стало службой. // Бог с тобою, брат мой волк! // Подыхает наша дружба: // Я тебе не дар, а долг!», не говоря уж о цикле «Подруга», обращенном к Софии Парнок

.

Вернуть этому слову его изначальный платонический смысл (над которым размышлял, скажем, Павел Флоренский в «Письме» о дружбе) и победно утвердить его в стихах выпало на долю Беллы Ахмадулиной. Не «поединок роковой» прежде всего связывает в ее мире мужчину и женщину, но «простые» дружеские чувства, возведенные поэтом в ранг самых таинственных и сильных. Эта иерархия отразилась в известной ахмадулинской формуле: «Свирепей дружбы в мире нет любви», найденной ею в относительно поздние годы, но как бы итожащей то, что взволнованно декларировалось уже с самого начала. Стихотворение «Мои товарищи» (1963) воспринималось как манифест:

Когда моих товарищей корят,

я понимаю слов закономерность,

но нежности моей закаменелость

мешает слушать мне, как их корят.

 

Я горестно упрекам этим внемлю,

я головой киваю: слаб Андрей!

Он держится за рифму, как Антей

держался за спасительную землю.

 

За ним я знаю недостаток злой:

кощунственно венчать «гараж» с «геранью»,

и все-таки о том судить Гераклу,

поднявшему Антея над землей.

 

Оторопев, он свой автопортрет

сравнил с аэропортом, – это глупость.

Гораздо больше в нем азарт и гулкость

напоминают мне автопробег.

 

И я его корю: зачем ты лих?

Зачем ты воздух детским лбом таранишь?

Все это так. Но все ж он мой товарищ.

А я люблю товарищей моих.

 

Люблю смотреть, как, прыгнув из дверей,

выходит мальчик с резвостью жонглера.

По правилам московского жаргона

люблю ему сказать: «Привет, Андрей!»

 

Люблю, что слова чистого глоток,

как у скворца, поигрывает в горле.

Люблю и тот, неведомый и горький,

серебряный какой-то холодок.

 

И что-то в нем, хвали или кори,

есть от пророка, есть от скомороха,

и мир ему – горяч, как сковородка,

сжигающая руки до крови.

 

Все остальное ждет нас впереди.

Да будем мы к своим друзьям пристрастны!

Да будем думать, что они прекрасны!

Терять их страшно, бог не приведи!

Эта пылкая заповедь, ставшая в дальнейшем девизом ахмадулинской поэзии, не случайно содержит в себе парафразу из Пушкина, отсылая читателя к знаменитому стихотворению о лицейском братстве. Вслед за Цветаевой и Ахматовой Ахмадулина решительно зачисляет себя в прилежные пушкинские ученицы.

Но если Цветаева видит его главные уроки в любви к «стихии» , а Ахматова, напротив, в «классицизме» , то Ахмадулина выбирает в Пушкине свое – «восторги» дружеского чувства. «Друзья мои, прекрасен наш союз!» – эта хрестоматийная строчка, а также, разумеется, стоящий за нею контекст и инспирировали все эти ахмадулинские императивы: «Да будем мы к своим друзьям пристрастны! Да будем думать, что они прекрасны!», сообщившие «Моим товарищам» эмоциональную силу. А вдобавок – и немалую политическую остроту, ибо защита товарища-поэта от его зоилов оборачивалась вызовом как официальному вкусу, так и официальной морали, павликам Морозовым всех мастей.

Пафос этого ахмадулинского стихотворения неизбежно заставлял припомнить саму этимологию слова «товарищ», приводимую в сочинении Флоренского: «…старинное русское товар, т. е. товарищ… происходит, по объяснению Ст. Микуцкого, от var – крыть, закрывать – и означает, собственно, защита, защитник «.

Культ дружбы, ревностно утверждаемый Ахмадулиной, действительно давал прибежище от «дикого мира», открыто поощряющего предательства. А одновременно – и защиту от метафизической стужи, то, чего не только не давала, но даже и не сулила (по крайней мере в ранней ахмадулинской лирике) любовь:

В час осени крайний – огонь погасить

и вдруг, засыпая, воспрянуть догадкой,

что некогда звали тебя погостить

в дому у художника, там, за Таганкой.

 

И вот, аспирином задобрив недуг,

напялив калоши, – скорее, скорее

туда, где, румяные щеки надув,

художник умеет играть на свирели.

О, милое зрелище этих затей!

Хотите продолжить чтение? Подпишитесь на полный доступ к архиву.

ни слова о любви ахмадулина

Так долго я жила что сердце притупилось но выжило в бою с невзгодой бытия и вновь свежим-свежа в нём чья-то власть и милость. Но я о ней ни слова.


Pin By Ekaterina Vladimirova On Stihi Word Search Puzzle Words

Русский поэт Белла Ахмадулина.

ни слова о любви ахмадулина. Самые обыденные вещи она облекает в изысканные одеяния и воспевает их. Ни слова о любви. В нем есть та истина которую нужно знать о любви.

Ни слова о любви. Читать стих поэта Белла Ахмадулина Ни слова о любви на сайте РуСтих. В 15 лет у нее уже прослеживался собственный стиль.

Ни слова о любви. Беспорядок грозы в небесах. 2010 Ни слова о любви.

О любви Белла начала писать позднее. Так долго я жила что сердце притупилось но выжило в бою с невзгодой бытия и вновь свежим-свежа в нем чья-то власть и милость. Там пламя посреди пустого небосклона но даже в ночь луны ни слова о.

Но я о н. Там пламя посреди пустого небосклона Но даже в ночь луны ни слова о любви. Ни слова о любви текст автора писателя Белла Ахмадулина Анализ стихотворения в читательской библиотеке Стихи Дети Гуру.

Ни слова о любви. Но я о ней ни слова. Но я о ней ни.

Там пламя посреди пустого небосклона но даже в ночь луны ни слова о любви. Ни слова о любви. Читает Светлана Немоляева.

Так долго я жила что сердце притупилось но выжило в бою с невзгодой бытия и вновь свежим-свежа в нём чья-то власть и милость. Ни слова о любви. Русский поэт Белла Ахмадулина.

Белла АхмадулинаТелеграмма Борису Мессереру Ни слова о любви. Но я о ней ни слова не водятся давно в гортани соловьи. Стихи Ни слова о любви.

Ни слова о любви. Белла Ахмадулина знаменитый поэт-шестидесятник блистает гранями своего литературного таланта в необычайно тонких психологически выверенных строчках. Ни слова о любви.

Аннотация отзывы читателей иллюстрации. похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве русская поэтесса писательница переводчица. Один из крупнейших русских лирических поэтов второй.

Read Ни слова о любви from the story Белла Ахмадулина — стихи by Julia_Golichenko Julia with 62 reads. Ни слова о любви. Ахмадулина ни слова о любви анализ Рецензии на книгу Ни слова о любви Белла Ахмадулина Люблю и с удовольствием перечитываю стихи о любви замечательные стихотворения поэта Беллы Ахмадулиной.

Но я о ней ни слова не водятся давно в. Но я о ней ни слова не водятся давно в гортани соловьи. Ахмадулина Белла Изабелла Ахатовна 10 апреля 1937 Москва — 29 ноября 2010 Переделкино.

Глубина и сила чувства — вот тот бесценный дар который подарила читателям в своем творчестве поэтесса Белла Ахмадулина. И в жизни каждый так или иначе обязательно ее познает вместе с самой любовью. Ни слова о любви.

Но я о ней ни слова Не водятся давно в гортани соловьи. Даровать ей свободу — невоспетою быть нависать над землей. Белла Ахмадулина — О мой застенчивый герой.

Луну над головой держать я. Купить книгу по привлекательной цене среди миллиона книг Лабиринта. лучшие красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви природе жизни Родине для детей и взрослых.

Ни слова о любви. Белла Ахмадулина Ни слова о любви. Стихи Не писать о грозе.

Стихи Ахмадулиной стилизованы под. Так долго я жила что сердце притупилось но выжило в бою с невзгодой бытия и вновь свежим-свежа в нём чья-то власть и милость.


Pin Ot Polzovatelya Nata Na Doske Stihi Citaty Stihi O Lyubvi Vdohnovlyayushie Citaty


13 07 16 L Love You Poetry Poem Words


Bella Ahmadulina Vdohnovlyayushie Citaty Vdohnovlyayushie Frazy Citaty


51 Odnoklassniki Vdohnovlyayushie Citaty Citaty Stihi O Mame


Kak Mnogo Teh S Kem Mozhno Lech V Postel Kak Malo Teh S Kem Hochetsya Prosnutsya Womanlifeclub Ru Poems Wise Fictional Characters


Bella Ahmadulina Poem Quotes Touching Words Words


Pin Ot Polzovatelya Fred Fred Na Doske Stihi Mudrye Citaty Vdohnovlyayushie Citaty Pozitivnye Citaty


Pin Ot Polzovatelya Lida Na Doske Stihi Vdohnovlyayushie Citaty Serdechnye Citaty Mudrye Citaty


Pin Ot Polzovatelya Katya Na Doske Poeziya Vdohnovlyayushie Vyskazyvaniya Vdohnovlyayushie Citaty Zhizneutverzhdayushie Citaty


39 Odnoklasniki Tbr Album Tbl


Pin By Elen Resh On Stihi Demotivatory Instagram Quotes Quotations Poems


E A Ryazanov Slova Pesen Stihotvorenie Mudrye Citaty


Pin By Sadenkaya Vishenka On Citaty Sovety Aforizmy Quotes Wisdom Relationship


Irina Zhdanyuk Patronina Odnoklassniki L Love You Poetry Poem Words


Pin Ot Polzovatelya Nata Na Doske Stihi Citaty Stihi O Lyubvi Vdohnovlyayushie Citaty


Pin Ot Polzovatelya Irina Karpenko Na Doske Umnye Mysli Mudrye Citaty Vdohnovlyayushie Citaty Citaty


Gumilev Nastoyashie Citaty Vdohnovlyayushie Citaty Velikie Citaty


Pin By Irina Dratinskaya On Melodiya Lyubvi Melody Of Love Verses Movie Posters Movies


Pin By Dragun Irina On Stihi Mother Quotes Life Quotes Quotes


ахмадулина ни слова о любви анализ

Русский поэт Белла Ахмадулина. Читайте стихотворение Беллы Ахмадулиной Ни слова о любви.


Ahmadulina Bella Ahatovna Biografiya Poeta Lichnaya Zhizn Foto Portrety Stihi Knigi

Но я о ней ни.

ахмадулина ни слова о любви анализ. Ни слова о любви. Так долго я жила что сердце притупилось. Русский поэт Белла Ахмадулина.

Ни слова о любви. О мой застенчивый герой ты ловко избежал позора. читать популярные лучшие красивые стихотворения поэта классика на сайте РуСтих о любви и.

Но я о ней ни слова а также другие произведения поэтессы. 7 оценок среднее. Луну над головой держать я притерпелась для пущего труда для.

Ни слова о любви. 457 из 5 Категории стихотворения Белла Ахмадулина Ни слова о любви. Ни слова о любви 41 9 Осень 42 8 Ночь 43 7 Август 44 6 Свеча 45 5 Сказка о дожде 46 4 Прощание 47 3 Какое блаженство что блещут снега 48 2 По улице моей который год.

Текст опубликован полностью комментируйте и. Так долго я жила что сердце притупилось но выжило в бою с невзгодой бытия и вновь свежим-свежа в нём чья-то власть и милость. Луну над головой держать я.

Стихи Ни слова о любви. Как долго я играла роль не опираясь на партне. Ни слова о любви.

Но я о ней ни слова. Enjoy the videos and music you love upload original content and share it all with friends family and the world on YouTube. Но я о ней ни слова.

но выжило в бою с невзгодой бытия и вновь свежим-свежа в нём чья-то власть и милость. Там пламя посреди пустого небосклона но даже в ночь луны ни слова о любви. Там пламя посреди пустого небосклона но даже в ночь луны ни слова о любви.

Но я о н. Белла Ахмадулина — Стихи о любви. Ни слова о любви.

Ни слова о любви. Стихи О мой застенчивый герой. Стихотворение Ни слова о любви Ахмадулина Белла.

Предыдущий стих Белла Ахмадулина Новая тетрадь. Но я о ней ни слова не водятся давно в гортани соловьи. Так долго я жила что сердце притупилось но выжило в бою с невзгодой бытия и вновь свежим-свежа в нём чья-то власть и милость.

Стихи о любви классиков. Стих о любви Ни слова о любви из коллекции Ахмадулина Белла романтических и трогательных стихотворений про любовь прочитайте на нашем сайте. СПЕКТАКЛЬ посвященный памяти Беллы Ахмадулиной и Е.

Глубина и сила чувства — вот тот бесценный дар который подарила читателям в своем творчестве поэтесса Белла Ахмадулина. Белла Ахмадулина Стихи о любви. Read Ни слова о любви from the story Белла Ахмадулина — стихи by Julia_Golichenko Julia with 62 reads.

Ни слова о любви. Но я о ней ни слова не водятся давно в гортани соловьи. Но я о ней ни слова не водятся давно в.

Ахмадулина ни слова о любви анализ Рецензии на книгу Ни слова о любви Белла Ахмадулина Люблю и с удовольствием перечитываю стихи о любви замечательные стихотворения поэта Беллы Ахмадулиной. Ни слова о любви. Но я о ней ни слова не водятся давно в гортани соловьи.

Ни слова о любви. Ни слова о любви.


Ahmadulina Roman Georgij Dolmatov Stihi Ru


Ni Slova O Lyubvi


Ne Bolshe Chem Poet Recenziya Na Knigu Hudozhestvennyj Mir Belly Ahmadulinoj Sb Statej Po Itogam Pervoj Mezhdunar Konf Moskva 11 Apr 2012 G Tver Izd Vo Mariny Batasovoj 2016 130 S


Bella Ahmadulina Biografiya Knigi Otzyvy Citaty


Pin By Oksika Ka On Literatura Word Search Puzzle Words Math


Kratkaya Biografiya Ahmadulina Sbornik Biografij


Bella Ahmadulina Stihi Chitat Stihotvoreniya Ahmadulinoj Belly Ahatovny Poeziya Luchshie Proizvedeniya Poetessy Izuchaem Poeziyu


Ni Slova O Lyubvi


Bella Ahmadulina Stih Proshanie A Na Posledok Ya Skazhu Tekst Istoriya Alpolina


Ni Slova O Lyubvi


Ni Slova O Lyubvi


Zadanie 15 Problemy Ocenivaniya Kriterii Ocenivaniya Prezentaciya Onlajn


Ahmadulina Bella Ahatovna Vikipediya


Tekst Pesni Pod Laskoj Plyushevogo Pleda Slova M Cvetaevoj Muzyka A Petrova Pesni Tekst Pesni Teksty


Bella Ahmadulina Kritika Osobennosti Poezij B Ahmadulinoj


Bella Ahmadulina Poem Quotes Touching Words Poems


Sochinenie Zhizn I Tvorchestvo Belly Ahmadulinoj Literature Teacher


Bella Ahmadulina Biografiya Kratko Lichnaya Zhizn I Tvorchestvo


Ni Slova O Lyubvi


Российский центр науки и культуры в Минске

Писать стихи Белла Ахатовна начала еще в школьные годы, и, как отмечают литературоведы, свою манеру «нащупала» еще в 15-летнем возрасте.

Когда встал вопрос о том, куда идти учиться после школы, решение было принято однозначное – только Литературный институт. Из него, правда, ее на какое-то время отчислили, когда поэтесса отказалась поддерживать травлю, направленную против Бориса Пастернака, но официальной причиной ее отчисления была неудовлетворительная оценка по предмету марксизма-ленинизма.

Потом, в институте она была восстановлена и закончила его в 1960-ом году и в том же году она приобрела уже какую-то известность благодаря своим многочисленным поэтическим выступлениям в Лужниках, Московском университете и Политехническом музее. Она, вместе со своими товарищами по цеху, с Андреем Вознесенским, с Евгением Евтушенко, (за ним она была замужем с 1955 по 1958 год) с Робертом Рождественским собирала немыслимые аудитории. Ее артистичный облик, своеобразная манера чтения и неподражаемые интонации производили неизгладимое впечатление на слушателей.

В опубликованном в 1962 году сборнике «Струна» – самой первой книге стихов Ахмадулиной – очень остро ощущается попытка найти собственные темы. Со временем начали выходить и другие ее книги, а в периодических изданиях регулярно опубликовывались подборки ее стихов. Окончательно поэтический стиль формируется у Ахмадулиной приблизительно в середине 60-х годов. За всю историю советской поэзии впервые кто-то осмелился заговорить с читателями высоким поэтическим слогом. Легко узнаваемой и по-настоящему уникальной поэзию Ахмадулиной делают ее музыкальность, возвышенная лексика и обилие оригинальных метафор.

Второй сборник поэзии «Озноб» вышел во Франкфурте в 1968-м. Через год появилась еще одна книга лирики, названная «Уроки музыки». Белла Ахмадулина творила много и с надрывом. Ее сочинения, читающиеся на одном дыхании, были выстраданы. Сборники «Метель», «Стихи», «Свеча» следовали один за другим.

В 1970-е Белла Ахмадулина побывала в Грузии. Эта страна и ее культура произвели на поэтессу огромное впечатление. Впрочем, как и Ахмадулина на Грузию. Следствием этой обоюдной любви становится сборник поэзии «Сны о Грузии». Белла Ахатовна переводила на русский язык стихи Галактиона Табидзе, Николая Бараташвили, Симона Чиковани и других. А журнал «Литературная Грузия» публиковал произведения Ахмадулиной даже в то время, когда в России на них существовали идеологические запреты.

Ахмадулина — автор множества эссе о выдающихся творческих личностях. Ею написаны произведения о Владимире Набокове, Анне Ахматовой, Марине Цветаевой, Венедикте Ерофееве, Владимире Высоцком и других талантливых людях, со многими из которых она была лично знакома.

Тема дружеских чувств в творчестве поэтессы всегда доминирует. Это объясняется тем, что Белла Ахмадулина считает дружбу наиболее сильным из испытываемых человеком чувств. Она много говорит о чистоте дружеских помыслов, непрерывно демонстрируя способность прощать своих друзей и готовность защитить их от несправедливости, если это потребуется. Однако она не лишает тему дружбы драматизма и указывает, что даже это замечательное чувство далеко не всегда может спасти от недопонимания, одиночества и ощущения безысходности. В лирике Ахмадулиной можно уловить намеки на душевные страдания, но не прочесть конкретные их истории. О трагедиях она говорит в иносказательной форме.

Популярную во все времена тему противостояния поэта толпе поэтесса раскрывает по-своему, не используя для этого распространенный ход с изобличением непосвященных. Мир богемы в ее представлении получается скорее не враждебным, а просто абсолютно чуждым поэту.

 

Библиография

  • 1962 – «Струна»
  • 1968 – «Озноб»
  • 1969 – «Уроки музыки»
  • 1975 – «Стихи»
  • 1977 – «Свеча»
  • 1977, 1979 – «Сны о Грузии»
  • 1977 – «Метель»
  • 1991 – «Побережье»
  • 1995 – «Звук указующий»
  • 1997 – «Миг бытия»
  • 2000 – «Друзей моих прекрасные черты»
  • 2010 – «Ни слова о любви»
  • 2011 – «Нечаяние»

Познакомиться с каждым из этих произведений Вы сможете в онлайн режиме, воспользовавшись нашим уникальным проектом «ЛитРес: Библиотека».

ЛитРес – мегамаркет электронных книг №1 в России. Это возможность бесплатно подключиться к крупнейшей русской электронной библиотеке и пользоваться её контентом. Ассортимент ЛитРес насчитывает более 750 000 электронных книг на русском и иностранных языках. Каждый месяц в каталоге компании появляется более 2000 новых книг. Компания ЛитРес разработала приложения для чтения «ЛитРес: Читай!» и прослушивания аудиокниг «ЛитРес: Слушай!» для мобильных платформ iOS, Android, Windows Phone 8, Windows 8 и Samsung Smart TV.

В Доме Кино прошел вечер в честь дня рождения Беллы Ахмадулиной

Сейчас то и дело можно услышать или прочесть сетования, что “раньше поэзия собирала полные залы”, а сейчас, мол, “это неформат”. Однако состоявшийся 12 апреля 2016 года вечер в честь дня рождения Беллы Ахмадулиной этот тезис убедительно опровергает.

Вечер был организован Центральным Домом кинематографистов совместно с некоммерческим просветительским проектом “Возвращение, Серебряный век”, назывался он “Имя земли и любви — Сакартвело” и был посвящен, как ясно из этой цитаты, Белле и Грузии — стране, которая для Беллы Ахмадулиной являлась «возлюбленным пространством» и была с любовью воспета ею. Зал в этот вечер был полон уже за 15 минут до начала — Большой зал Дома Кино, 1100 мест — зрители заполнили все места на балконах, стояли в дверях… На вечер пришли многие кинематографисты, художники, артисты, ученые, врачи — назовем лишь несколько имен: Андрей Хржановский, Олеся Фокина, Наталья Аринбасарова, Александр Панкратов-Черный, Президент Академии художеств Зураб Церетели, архитектор, профессор МАРХИ Александр Великанов, народный артист России Евгений Герчаков, главный кардиолог Москвы Давид Иоселиани, директор клиники ЦЭЛТ Александр Бронштейн, вице-президент Газпромбанка и организатор премии «Белла» Татьяна Юрлова…

Камертоном и прологом вечера стали соло скрипки — щемящая музыкальная тема к стихотворению Беллы Ахмадулиной “Сны о Грузии”, в исполнении лауреата Международных конкурсов Михаила Червинского, и две записи Беллы Ахатовны, впервые показанные публично, записи, между которыми пролегло 40 лет. Когда скрипка смолкла, на экране появилось лицо юной Беллы Ахмадулиной и гости вечера услышали ее голос, тоже совсем молодой, читавший стихотворение “Тифлис” — посвящение Борису Пастернаку. Это был фрагмент записи, сделанной на Втором Пушкинском празднике поэзии в Михайловском: в ночь с 1 на 2 июня 1968 года участники студенческого отряда, которым было поручено поддерживать порядок во время праздника, “похитили” Беллу из круга приехавших со всей страны литераторов (которых расселили в резиденции С.С.Гейченко), привезли к своему ночному костру, и она долго читала стихи, говорила о поэзии (в частности, о публикациях в “Литературной Грузии”) — а один из “похитителей”, Игорь Павлов, записал полчаса этой встречи на кассету магнитофона “Романтик”. Совсем недавно Игорь Васильевич с друзьями нашли и восстановили эту запись и передали ее Ларисе Новосельцевой, и теперь фонограмма хранится в архиве Беллы Ахмадулиной. А вторая любительская запись, уже видео, была сделана 12 апреля 2008 года в Третьяковской галерее, где Белла Ахатовна более получаса читала стихи перед открытием юбилейной выставки Бориса Мессерера — и на показанном очень трогательном фрагменте она читает свое стихотворение “Сад” вместе с Борисом Асафовичем.

А вслед за этим на сцену Дома Кино вышел сам Борис Мессерер, который открыл вечер и рассказал о том, как много значила для Беллы Грузия, ее язык, ее поэзия и ее поэты и все грузинские друзья — и кем была для Грузии Белла, с каким восторгом и восхищеньем ее там встречали и слушали, какой любовью окружали, с какой готовностью и радостью помогали всегда и поддерживали. Об этом она благодарно написала в стихотворении, посвященном Гие Маргвелашвили (которое прозвучало на вечере в музыкальной интерпретации):

…Но Грузия меня всегда
звала к себе и выручала.
До чудных слез любви в зрачках
и по причине неизвестной,
о, как, когда б вы знали, — как
меня любил тот край прелестный.
… Тифлис, ты мне не объяснял
и я ни разу не спросила:
за что дарами осыпал
и мне же говорил «спасибо»?

Борис Асафович рассказал также о готовящихся к изданию книгах в память Беллы — книге-воспоминании «Промельк Беллы” и уникальном факсимильном издании писем Беллы к Борису, сопровождаемых его комментариями-воспоминаниями, а также портретами и зарисовками Беллы Ахмадулиной работы Бориса Мессерера.

Нужно отметить, что вечер в Доме Кино был уже четвертым в ряду больших вечеров, вдохновленных грузинской темой в жизни и творчестве Беллы Ахмадулиной: в апреле 2012 г. в ЦДРИ состоялся вечер “От этого порога до того”, в апреле 2013 в Доме русского зарубежья — “Сны о Грузии”, в июне 2014 в Российской государственной библиотеке — «Грузия моя». И всякий раз зал был полон, и в зале создавалась совершенно особая, теплая, солнечная, дружеская, очень грузинская атмосфера — как будто каждый из участников и каждый из сотен зрителей принес с собой и поделился со всеми своей любовью к этой замечательной стране и к удивительной Белле Ахмадулиной. Марлен Мартынович Хуциев, уроженец Тифлиса, друг Беллы и Бориса, выступавший ровно три года назад (тоже 12 апреля!), на вечере “Сны о Грузии», был настолько тронут и вдохновлен всем происходящим, что сказал: «Мы обязательно сделаем вечер Беллы и Грузии в Доме Кино!» И вот это произошло — и вновь зал был переполнен. С этого начал свое выступление, обращаясь к зрителям, Юрий Рост:

— Во-первых, это абсолютное счастье, что такой зал собрался! – признался он. — Спасибо вам огромное — и спасибо Белле! Я не знаю, кто еще смог бы собрать сегодня подобный зал, и практически без рекламы… Я с радостью увидел здесь много моих грузинских друзей — Дато, Георгий, Саша — я мог бы долго еще перечислять — спасибо, друзья, за память о Белле, за любовь к ней.

Юрий Михайлович очень проникновенно и с любовью говорил о единственности Беллы Ахмадулиной — «нашего последнего Первого поэта», необыкновенного явления русской культуры — и о ее месте в культуре Грузии. О том, например, что книга “Сны о Грузии” есть в каждой интеллигентной грузинской семье, об отношении к Белле Чабуа Амиреджиби, Георгия Харабадзе, других выдающихся представителей грузинской культуры. Заряженный общей атмосферой любви, не смог усидеть в зале и попросил слова Александр Панкратов-Черный, рассказавший об истории своего знакомства с Беллой Ахмадулиной и прочитавший несколько своих стихов. К общему сожалению, самому Марлену Хуциеву пришлось ровно в этот день улетать на фестиваль в Париж — приветствие от него всем гостям и участникам вечера передала ведущая вечер Лариса Новосельцева.

Весь вечер звучали в Доме Кино стихи и песни на стихи Беллы Ахмадулиной о Грузии, ее переводы из Николоза Бараташвили, Галактиона Табидзе, Тициана Табидзе, Симона Чиковани, Анны Каландадзе, Григола Абашидзе — в исполнении Ларисы и Светланы Новосельцевых и Михаила Червинского (скрипка), участников проекта “Возвращение. Серебряный век”. И эти прекрасные тексты сопровождались непрерывной чередой прекрасных лиц поэтов и невероятных грузинских пейзажей на огромном экране за спиной исполнителей.

Гости вечера узнали о судьбе уникального поэтического фильма “Луг зеленый” (Грузия-фильм, 1973) режиссера Александра Рехвиашвили. Стихи к фильму — по сути, его сценарную канву — написала и прочитала за кадром Белла Ахмадулина, ее голос звучит на протяжении всех 29 минут фильма. Фильм из-за своего киноязыка, далекого от соцреализма, в кинотеатрах не шел, был раз или два показан по ТВ — не в “праймтайм” и без объявления — и лег «на полку”, практически не узнанный ни зрителем, ни кинокритикой. Потом были распад Союза, пожар на складе “Грузия-фильм” в начале 90-х… Фильм считался утраченным, о его судьбе ничего не знал и сам режиссер, ничего не дали поиски копий и материалов в кино- и телеархивах.

Однако усилиями неформальной инициативной группы — Ларисы Новосельцевой, редактора Дома Кино (и данного вечера) Валентины Малюковой, продюсера Арчила Геловани, основателя и ведущего “Старого радио” Юрия Метелкина, студентки Baltic Film&Media School Светланы Новосельцевой — к вечеру в Доме Кино удалось отыскать один из ранних вариантов монтажа фильма (15 мин., еще без голоса Беллы), и отдельно — начитанные Беллой Ахатовной рабочие фонограммы к фильму, отреставрировать рассыпающуюся под руками магнитную пленку, оцифровать ее и даже — уже в последнюю ночь — успеть сделать примерную реконструкцию 8-минутного фрагмента этого фильма-притчи о творце и творчестве и показать ее пришедшим на вечер зрителям!

…Вся эта маленькая повесть-
попытка догадаться, как
вершит Художник тяжкий поиск
и что живет в его зрачках…

Необычный видеоряд А. Рехвиашвили и Л. Намгалишвили, оператора-постановщика фильма, и неповторимый голос Беллы воссоединились в единое целое — и даже этот маленький набросок произвел сильное впечатление на аудиторию.

Работа инициативной группы не закончена, ее участники надеются, с помощью Александра Павловича Рехвиашвили, восстановить фильм до полной авторской версии. И это может стать событием — темой отдельного вечера. Пока же друзья из Центрального Дома актера попросили показать восстановленный фрагмент и рассказать о фильме 28 апреля на юбилее замечательного грузинского актера Баадура Цуладзе, сыгравшего в фильме роль Садовника. “Луг зеленый” начал свое возвращение к зрителю!

А еще на вечере были представлены два новых CD-альбома: “Грузия моя” — стихи грузинских поэтов в русских переводах (9 поэтов, 6 переводчиков, 19 песен) и “Сны о Грузии” — стихи русских поэтов о Грузии, переводы с грузинского (20 песен и стихотворений). Больше половины вошедших в эти альбомы стихов и переводов принадлежит перу Беллы Ахмадулиной, музыка к стихам — Л.Новосельцевой, исполняют Л.Новосельцева и М. Червинский. Рождение таких дисков сегодня в России — безусловно прецедентное событие культурной жизни; и по словам создателей дисков, издать их они бы хотели именно в Грузии.

И эти альбомы, и фильм, и трепетное тепло тысячного зала, внимающего строкам великих грузинских поэтов в удивительных переводах Беллы Ахмадулиной — свидетельства той неразрывности культурных и человеческих связей России и Грузии, о которой еще в 1960 году написала юная Белла — с глубокой мудростью великого Поэта:

Что же, дважды будем живы!
Двух неимоверных стран
Речь и речь нерасторжимы,
Как Борис и Тициан.

В заключение нельзя не сказать о замечательной профессиональной и слаженной работе в этот вечер всех служб Дома Кино. Несмотря на такой предельный наплыв зрителей, среди которых в этот раз было много пришедших сюда впервые, в Доме практически не было очередей ни на входе, ни в гардеробе, работники бюро обслуживания оперативно снабжали всех пришедших пригласительными или пропусками, администраторы приветливо и с улыбками направляли и рассаживали зрителей и приглашенных гостей на соответствующие места. И зрители, и выступающие отмечали безупречное, без единого сбоя, качество звука, светового оформления, сложной сменяющей друг друга видео- и слайд-проекции. В этот вечер удалось буквально все, и в Доме Кино царила истинно клубная теплая атмосфера, что немало способствовало общему успеху вечера. Это особо просили отметить организаторы проекта “Возвращение. Серебряный век”, которым довелось проводить свои программы во многих залах Москвы.

Комментируйте новости Союза Кинематографистов в социальных сетях: ВКОНТАКТЕ, Instagram и Facebook!

Некролог Беллы Ахмадулиной | Поэзия

На протяжении более 40 лет поэт Белла Ахмадулина, скончавшаяся в возрасте 73 лет, была царственным, даже святым присутствием на московской литературной сцене. Она была практически уникальной, потому что о ней просто не говорили плохо, независимо от того, какое положение в официальной или неофициальной иерархии. У нее была аура, которой все полагались.

Ахмадулина родилась в Москве в семье отца татарского происхождения и матери русско-итальянского происхождения, оба они были высокопоставленными слугами советской бюрократии.Ее внешность, немного экзотическая с оттенком уязвимости, не повредила ее литературному прогрессу. Она была вундеркиндом и заслужила признание того, что ее стихи очерняли в газете «Комсомольская правда» в возрасте 20 лет. Это не помешало ей окончить Институт Максима Горького, профессиональную площадку, управляемую в Москве Советским Союзом. Писатели в 1960 году. Она была одной из немногих выдающихся литературных дарований, способных на это.

Ранняя репутация Ахмадулиной укрепилась, когда она опубликовала свой первый сборник «Струна» в 1962 году, еще будучи студенткой.Затем последовала еще одна престижная диссидентская грамота, публикация сборника «Лихорадка» во Франкфурте в 1968 году, за пределами того, что советские русские называли «нашей» территорией. После смерти Анны Ахматовой в 1966 году Ахмадулину все больше признавали самой выдающейся из ныне живущих женщин-поэтов России.

Ее поэзия не претерпела существенных изменений с годами. Она специализировалась на коротких, строгих текстах, тон которых был ближе к терпеливым страданиям Ахматовой, чем оскорбительные крики Марины Цветаевой в начале века.То, как она рассказывала о своих отношениях, страстно, но вежливо, принесло ей огромную базу поклонников среди читательниц и, что особенно важно, не напугало мужчин.

В ее стихах постоянно уделяется внимание физическим деталям, не впадая в поверхностное воспевание безделушек. В топографических стихах, действие которых происходит в живописной сельской местности под Москвой и Санкт-Петербургом, она вызывает в воображении и мифологизирует благородный дачный образ жизни, в котором чувствуется ощущение ушедшей эпохи. Но она не была камерной поэтессой. Ее работы упорно уходят далеко в историю и обращаются к общественным проблемам.

В начале 2000-х она достигла нового уровня глубины, написав серию очень личных стихов о болезни и ощущении приближающейся смерти. Но еще в 1960 году она опубликовала стихотворение без названия, которое представляло своего рода кредо:

Навсегда или мгновенно — кто знает

, как долго я буду блуждать по этому

миру.

Но на тот момент

Я благодарю мир в равной степени.

Что бы ни случилось, клянусь,

единственное, что я благословлю, это легкость —

скоротечность твоей печали,

и тишина моего конца.

В мрачные 1970-е, когда бормотание Леонида Брежнева руководило публичным разложением, а сливки советских писателей выбрали эмиграцию, Ахмадулина вместо этого обратилась в Грузию, ближайшую к «нашей» территорию, которая все еще была экзотической и не слишком испорченной Советская чума.Это был один из шагов по выживанию и возрождению, который Борис Пастернак предпринял в 1930-х годах. Ахмадулина стала ярым поборником грузинского поэтического наследия и одним из ведущих его переводчиков, написав, как говорят, превосходные версии лучших поэтов, в том числе Николоза Бараташвили, Галактиона Табидзе и Ираклия Абашидзе.

Ахмадулина не совсем ходила между каплями дождя. В 1979 году она была вовлечена в последнее крупное литературное противостояние советского периода между официальными органами и потенциальными реформаторами во главе с Василием Аксеновым.Обнародовав каждый свой шаг, группа Аксенова, все они были членами Союза писателей, заявила, что опубликует свой сборник «Метрополь» за границей, если советские цензоры откажутся от этого, и сдержали свое слово, когда случилось неизбежное. Результатом для Ахмадулиной, которая, в отличие от Аксёнова, не задумывалась об эмиграции, стало несколько лет позора, мягкого по сравнению с тем, что было раньше, когда партия и государство полностью контролировали свои полномочия.

Регулярный поток ее коллекций почти не прерывался.Член Союза писателей с 1962 года, она даже работала в его дирекции в последние годы, с 1986 по 1991 год. Она выиграла высшую государственную премию за свой восьмой сборник «Сад» в 1989 году. В 1993 году, после распада Союза писателей. Согласно старому порядку, Ахмадулина была одной из подписантов «Письма 42», в котором это число выдающихся писателей требовало упразднения всех партий и объединений с какими-либо коммунистическими или националистическими взглядами. О ее либеральной позиции наиболее ярко свидетельствует ее членство в исполнительном комитете Русского ПЕН-клуба.С середины 1980-х годов она начала совершать регулярные поездки за границу, став известной и почитаемой фигурой в литературном и академическом мире США и других стран.

Ближе к концу своей жизни она стала больше императрицей, чем королевой, ее официально чествовали и осыпали почестями. К своим советским почестям она добавила новые капиталистические лавры: заграницу — премию «Триумф» и Пушкинскую премию имени Альфреда Тёпфера в 1994 году; дома — еще одна государственная премия того же года; и, наконец, орден «За заслуги перед Отечеством» в 2007 году.Она была почетным членом Российской академии художеств и Американской академии искусств и наук. Ее смерть оценили как официальное выражение соболезнования президента Дмитрия Медведева.

Со смертью Ахмадулиной только Евгений Евтушенко, ее первый муж, остался из молодых и гламурных поэтов, которые сыграли главную роль в русской поэзии за десятилетие до 1968 года. Ахмадулина вскоре развелась с Евтушенко, а затем вышла замуж за писателя Юрия Нагибина. В 1973 году она родила на Северном Кавказе дочь Эльдара Кулиева, сына Кайсына Кулиева, самого выдающегося литератора Советской Кабардино-Балкарии.В следующем году она сформировала один из самых грандиозных союзов советской и российской культурной жизни благодаря браку с художником-постановщиком Борисом Мессерером, который пережил ее.

Белла (Изабелла) Ахмадулина Ахатовна, поэт, родилась 10 апреля 1937 г .; умерла 29 ноября 2010 г.

Белла Ахмадулина — Погружение в свет

Изабелла Ахатовна «Белла» Ахмадулина (10 апреля 1937 г. — 29 ноября 2010 г.) — советский и российский поэт, рассказчик и переводчик.

Она была частью литературного движения «Новая волна» в России.Иосиф Бродский назвал ее лучшим русским поэтом из ныне живущих.

НОЧЬ
Белла Ахмадулина

Теперь с трех сторон тьма становится глубже
с наступлением рассвета, а моя рука
все еще не имеет смелости дотянуться сквозь твердый воздух
до белой бумаги на столе.

По причине не могу честно устоять перед моим чувством ограниченности
! Теперь я не могу,
, позволить своей руке написать хоть одну из тех
беспечных фраз, которые когда-то доставили мне радость.

Во тьме всегда много значений;
легко принять эйфорию полуночи
и горящую голову от вялости
и кофеина за острый ум.

Но, очевидно, я не повредил свой
мозг своими безумными бдениями.
Я понимаю, что волнение — не заслуга,
, как бы ни было жарко; Я не считаю это талантом.

Было бы грехом игнорировать это горе! И все же
соблазн сладок. Какой маленький и невинный жест
: разрушить анонимность ночи, и
называет все в нем своими именами.

Даже когда я стараюсь держать руки по-прежнему
каждый объект флиртует со мной и демонстрирует свою
красоту, я теперь приглашен с
каждым движением, чтобы отдать дань уважения

каждому, убежденный в моей любви,
, чей тихий голос рычит и умоляет
прославить его душу в песне —
, для чего ему нужен мой голос.

И я хочу поблагодарить свечу, и если бы
его прекрасный свет был известен повсюду,
предлагал бы неутомимые эпитеты как
ласки. И все же я замолкаю.

Под этой пыткой онемения, какая боль —
, чтобы не признаться даже одним словом
великолепие всего, на что смотрит моя любовь
из тьмы суровыми глазами.

Почему мне должно быть стыдно? Разве не бесплатно в
пустой дом, в снежный паводок, в
пишут, как бы плохо? По крайней мере, назвать
дом, снег и синее окно.

Лист бумаги беззащитен: я молю
Господи, сохрани меня скромность. Вот я сижу
перед ясной и самой простодушной свечой, которая освещает мое лицо
, теперь погружающееся в сон.

==============

БОЛЬНИЦА РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ЕЛКА
Белла Ахмадулина

В больничной палате установили елку.
Это явно неуместно в обители страданий.
Луна над Ленинградом подходит к моему подоконнику
, но остается недолго — много окон, много ожидания.

Луна переходит к бойкой, независимой старухе;
снаружи можно услышать шепот, как она пытается
спрятаться от соседей и от собственного неглубокого сна
она нарушает норму — грубая ошибка незаконного плача.

Всем больным хуже; тем не менее, это канун Рождества.
Завтра будут новости; некоторые подарки; некоторые, звонки.
Жизнь и смерть остаются соседями: носилки всегда загружены;
сквозь долгую ночь лифт скрипит при падении.

Радуйся вечно, Дева! Вы родили Младенца ночью.
Нет другого повода для надежды, но это так важно,
настолько огромен, так бесконечно бесконечен, что
утешает неизвестного подземного отшельника.

Даже здесь, в палате, где дерево заставляет некоторых людей плакать
(не хотел; медсестра, по сути, приказала его принести)
слышит, как бьется сердце, и вы слышите, как люди говорят:
«Эй, смотри! Вифлеемская звезда в небе! »

Единственные достоверные факты — это плач скота в клочьях,
поспешность мудрецов, неопытная мать,
, отметившая Младенца чудесным пятном на лбу.
Все остальное — абсурд, извечная, но беглая ложь.

Что важнее или приносит больше радости больной плоти
, истощенной работой и войной, чем такая простая сцена?
Но они упрекают вас в пьянстве или в каком-то другом недостатке.
и набивают ваш мозг костями системы, подобранной чистым.

Я наблюдал, как начало дня начинается около девяти часов;
это была капля, черный свет нелепо светил в окно.
. Людям снится, что они услышали
игрушечного звонаря, звонящего в колокольчик на дереве.

День, когда он сбился, был неделей, ничего особенного.
Свет был бледнее розового, пастельный, не резкий,
как аметист переливается на шее молодой девушки.
Все посмотрели вниз, однажды увидев печальный скромный крест.

И когда они встали, неохотно открыв глаза,
через метель пролетела тележка с золотой отделкой внутри.
Они теснились в окнах, как дети: «Эй, посмотрите на эту машину!
Как сорванный окунь, весь в огне! »

Они сели завтракать; поспорили, устали, легли.
Вид из окна был такой, что секреты Ленинграда
и великолепие вызвали слезы на глазах, наполнили меня любовью.
«Вам что-то не нужно?» «Нет, ничего».

Меня давно обвиняют в изготовлении фривольных вещей.
Легкомыслие, я смотрю на тех, кто здесь, вокруг:
Богородица, помилуй! И тоже умоляю вашего Сына.
В день Его рождения молитесь и плачьте о каждом из нас.

«Не исчезай» Евгения Евтушенко, вблизи, в контексте — Алина Штефэнеску

На первый взгляд «Не исчезай» не столько экстраординарный, сколько грустный, смущающий, отчаянный. Окончательные наброски этого стихотворения Евтушенко вышли в 1977 году. Это стихотворение, адресованное влюбленному, и его структура проста: шесть строф, основанных на анафоре: «Не пропадай…».

Контекст

Любовное стихотворение с третьей стороной или тенью заслуживает небольшого контекста.

Я. женился на поэтессе Белле Ахмадулиной в 1954 году. В браке они пробыли до 1959 года, но Ю. не выдержал внимания, которое Белла получала от поклонников. Ревность, как сексуальная, так и литературная, мешала их отношениям. По официальным слухам:

Брак окончательно распался, когда Ахмадулина неожиданно забеременела. Евтушенко не хотела детей и настаивала на прерывании беременности. После последовавшего развода Евтушенко заявил, что их любовь «не умерла; она перестала существовать », и позже он попытался вернуть ее.Несмотря на трудности, паре все же удалось остаться друзьями, и когда Евтушенко женился на своей последней жене Марии, Ахмадулина даже пришла накрыть стол для свадебной трапезы.

В 1961 году Ю. женился на Галине Сокол-Лукониной. В 1968 году пара усыновила мальчика по имени Питер. Я не могу найти информацию о том, когда Галина и Ю. развелись, поэтому возможно, что это стихотворение было написано Галине на фоне Яна Батлера.

Или ирландскому переводчику Яну Батлеру, который переводил его работы в 1970-х годах и на котором он в конце концов женился в 1978 году.У них было двое сыновей до развода в 1986 году.

Менее чем через год, в 1987 году, Ю. познакомился с Марией Новиковой. Они поженились в том же году. Мария стала его четвертой и последней женой. У них было два сына до того, как Ю. умер в 2017 году.

*

А теперь само стихотворение. Я начну с перевода Альберта Тодда, потому что именно он часто всплывает при упоминании этого стихотворения. Сегодня среда, и я придираюсь к мелочам. Я хотел перечитать его, чтобы рассмотреть эллипсы. Чтобы увидеть, как использование Евтущенко эллипсов меняет стихотворение.И чтобы сравнить переводы.

Не исчезай (перевод Альберта Тодда)

Не исчезай …. Исчезнув от меня,
ты исчезнешь из себя,
навсегда предаст себя,
и это будет самым низменным нечестность.

Не пропадай …. Исчезнуть так легко.
Невозможно воскресить друг друга.
Смерть тянется слишком глубоко.
Смерть даже на мгновение — это слишком долго.

Не пропадай …. Забудь о третьей тени.
В любви их всего двое. Нет третей.
Мы оба будем чисты в Судный День,
, когда трубы призовут нас к ответу.

Не пропадай …. Мы искупили грех.
Мы оба свободны от закона, мы безгрешны.
Мы вместе достойны прощения тех
, кого мы непреднамеренно ранили.

Не исчезай …. Можно исчезнуть в одно мгновение,
, но как мы можем встретиться позже, в грядущие столетия?
Возможен ли ваш двойник в мире,
и мой двойник? Только у наших детей.

Не пропадай …. Дай мне ладонь.
Я на нем написано — это я верю.
Последнюю любовь делает ужасной
то, что это не любовь, а страх потери.

Перевод Руперта Моретона в чем-то богаче, плотнее, интимнее. Он также работает со схемой рифм, от которой Тодд, вероятно, откажется в своем переводе. Это полнее. Он толще. Он более формальный, барочный и, возможно, более симпатичный. Конечно, он строит эту парчу на том же отчаянии, но в классическом стиле.

Не исчезай «(перевод Руперта Мортона)

Не исчезай … Ибо, если ты это сделаешь,
по частям от самого себя ты исчезнешь,
тоже предаст все, что ты есть —
это подлое мошенничество, которое мы только тогда сможем изгнать.

Не исчезай … потому что это слишком легко, и
мы обнаруживаем, что не можем воскресить друг друга.
Смерть втягивает нас слишком глубоко в свой песок.
Беспечно поддаваться удушению умирающего.

Не пропадай… Третьи отбрасываются тени —
влюбленных их всего две.Обман третьего.
И мы оба будем чисты в Судный День,
, когда трубы вызовут нас на тот прием.

Не исчезай… грех мы искупили.
Нас не судят, мы сморщены.
Конечно, на самом деле мы не собирались ранить
наших сверстников, поэтому мы заслуживаем прощения.

Не пропадать. Вы можете, но подмигнуть —
, но как тогда мы можем управлять будущими встречами?
О дублях — твоих и моих — тогда можем ли мы думать?
Это может случиться в наших детских поздравлениях.

Не пропадать. Итак, дайте мне свою ладонь.
Я правда думаю, что вы найдете на нем то, что написано мной.
Последняя любовь ужасна, потому что
— это не любовь — нас укусил страх потери.

Белла Ахмадулина и Оганес Туманян

Соня И. Кетчян

В процессе исследования и написания статей я иногда сталкиваюсь с темой, которая объединяет мои знания в области русского языка, литературы и культуры с армянским языком и литературой.Таков был мой вклад «Наша песня» — Белла Ахмадулина в качестве переводчика «Моя песня» Ованеса Туманяна »в праздничный сборник, посвященный выдающемуся гениальному американскому ученому: « Удобная территория: русская литература на рубеже современности ». Очерки в честь Барри Шерра (Джон М. Коппер и Майкл Вахтель, ред. Блумингтон, штат Индиана: Slavica Publishers, 2015). В эссе рассматривается перевод известного русского поэта Беллы Ахмадулиной (1937–2010) на поэму « Im erge » («Моя песня») национального гения Армении Ованеса Туманяна (1869–1923), датированную янв.5, 1918. Это одно из 16 стихотворений Туманяна, предложенных Ахмадулиной в виде совершенных подстрочных переводов и прочтения оригинальных стихов носителем армянского языка. Два более ранних перевода стихов на русский язык предшествовали Ахмадулиной, а именно: первый — Рюрик Ивнев, 1906-81; во-вторых, Мария Петровых (1908–1979), много переводившая с армянского подстрочного перевода, хотя при ее жизни ее собственные стихи публиковались только в Армении.

Белла Ахмадулина (слева) и Соня Кетчян (Фото: Филип Кетчян)

Для меня работа над стихами Ахмадулиной всегда особенно значима и полезна, потому что она началась всерьез с моей первой встречи с русским поэтом и ее семьей на их даче в знаменитом писательском городке Переделкино, когда я с радостью подарил поэтессе, которая в то время оказалась в немилости, машинопись моей предстоящей статьи о ее ранних стихах, которая была принята к публикации в Соединенных Штатах.По чистой случайности Ахмадулина превзошла мой «подарок», подарив мне предварительный экземпляр своего новейшего сборника стихов Secret ( Taina ), который еще не вышел. В результате этого подарка я написал и опубликовал первую книгу об Ахмадулине на любом языке (Соня И. Кетчян, «Поэтическое ремесло Беллы Ахмадулиной», , Университетский парк: Издательство Пенсильванского государственного университета, 1993). Книге помогли наши более поздние встречи в Бостоне; она даже приходила поговорить с моими студентами в Кембридже.

Среди многих тем, представляющих взаимный интерес, при нашей первой встрече поэт описала свою личную аудиенцию с католикосом в Эчмиадзине, когда, охваченная эмоциями, она упала на колени в слезах, чтобы поцеловать его руку.

« Im erge » Туманяна поражает своей радостью жизни и позитивной верой в улучшение ситуации в то время, когда его народ был уничтожен и само выживание его земли было поставлено на карту. Датировка его стихотворения накануне армянского сочельника 5 января 1918 года говорит о его твердой негласной вере в силу Бога и жертвы армянских солдат, в том числе его друга генерала Антранига.В стихотворении Туманяна есть параллели в личной и метафизической щедрости и преданности жизни не только личной и художественной философии щедрости Ахмадулиной, но даже концепции всеобщей личной вины, взятой на себя ее спикером. Эта эмоция находит отражение в ее переводе через страх остаться без потерь .

В своем ясном переводе, чтобы быть правдивым для русских читателей, когда она представляет свою версию, Ахмадулина несколько свободно вышивает на оригинале Туманяна.Тем не менее, общий тон не такой, как у Ахмадулиной в ее первоначальном стихе; вместо этого ее версия мужского оратора Туманяна боится потерять его стойкое отсутствие страха перед потерями (другими словами, его принятие потерь как средство сохранения смирения и доказательства своей стойкости к положительным результатам). Важно отметить, что она следует его примеру в основных деталях: она соответствует его использованию разговорных выражений, не учитывает природу в, казалось бы, радостном стихотворении, воздерживается от артикуляции цветов и поддерживает его всеобъемлющее представление о цикличности жизни.Так что добро и справедливость в конечном итоге восторжествуют.

Благодаря тщательному балансу между близостью к оригиналу и аутентичностью русского перевода Ахмадулиной кажется, что она поет дуэтом, гармонизируя свое поэтическое «я» и переведенное стихотворение с великолепным оригиналом Туманяна. Таким образом, русская версия становится «нашей песней».

Соня И. Кетчян — научный сотрудник Центра исследований России и Евразии им. Дэвиса при Гарвардском университете.

Вклады гостей в «Армянский еженедельник» — это информационные статьи или пресс-релизы, написанные и отправленные членами сообщества.

Личная жизнь дочерей Беллы Ахмадулиной. Белла Ахмадулина: биография, личная жизнь, семья, муж, дети

10 апреля — 80 лет со дня рождения Беллы Ахмадулиной. В издательстве «Молодая гвардия» недавно вышла книга Марины Завады и Юрия Куликова «Белла.Встречи следующие ». Отрывок из нее — сокращенный разговор с дочерью поэта Елизаветой Кулиевой — опубликован« Российской газетой ».

Белла Ахмадулина:« Ладони ландыша отданы и хранятся в амулете. И структура души, открытая для любви, — это нормально »… Фото: Виктор Васенин / RG

За годы, прошедшие с тех пор, как уехала Белла Ахатовна, в вашей жизни произошло много событий. Главное: родились близнецы. родились — Маруся и Никола.На наших глазах вы несколько лет боролись, вытащив неизлечимого мальчика из болезни. Вы скучали по маме в той беде, которая случилась?

Я не готов к такому вопросу. На мой взгляд, это не связанные вещи. Когда ваш ребенок ужасно болен, вы начинаете жить обыденной, суровой жизнью, для кого-то невыносимой … Я всегда старалась уберечь маму от своих бед. А в случае с Николой она не хотела бы, чтобы мама видела мое горе. Все-таки у поэта разная степень боли, правда? А моя мать служила своим богам.

— Сходство четырехлетней Маруси с маленькой Беллой даже забавно. Какие черты характера своей мамы вы замечаете в ней?

Маруся — человек, которого нельзя заставить что-то делать, пока она сама к этому не придет. Абсолютно маминого типа. Внешне кротость, но внутри — стержень, которого не ожидаешь от такого милого существа, эльфа. В моей матери это противоречие между внешней незащищенностью и внутренней силой также было поразительным. Даже дома. Допустим, на даче забит туалет, все в панике.А мама забеспокоилась, но она пошла, залезла туда рукой и убрала … Решительность.

И, конечно, упрямство невозможно. Не ломайся. Маруся такая же. Она увлекается построением фраз, игрой со словами. Мы редко ходим в Макдональдс, но потом зашли, она говорит: «У нас сегодня праздник вредных вещей». Это тоже мамина …

Две девочки, Елизавета и Анна, рано поняли, что их мать особенная. А человек, который жил рядом, ваш папа Эльдар Кулиев — можно сослаться на слова Лауры Герра — «Я даже не понял, кто был рядом с ним»?

Не совсем так.Он все понял. В чем смысл? Думаю, он по-своему страдал, потому что живет в тени Ахмадулиной. Это она собирала средства, готовила какие-то курсовые работы для Эльдара … Мой отец был хрупким, нежным, но, к сожалению, не только по возрасту, он был инфантильным. Им обоим было тяжело. Мама написала в письме: «Мне тяжело жить не только как старейшина». А мужчине в браке стыдно быть ребенком …

— Вы знали своего балкарского деда Кайсына Кулиева?

Для многих девочек идеалом мужчины является папа, но поскольку у меня не было отца, а мы с отчимом никогда не были близки, дед навсегда стал для меня недостижимым идеалом мужчины… В шесть лет я лежал в больнице с мамой.

Новая книга, посвященная Белле, содержит разговоры с ее близкими и с теми, с кем пересекалась ее жизнь.

Две недели мы провели вместе в коробке — на одной кровати. Мама уговаривала меня терпеть боль, но это было почти не в моих силах: двенадцать инъекций в день. Наверное, во мне накопилось колоссальное внутреннее напряжение из-за боязни рычать, потому что, когда я вдруг увидел Кайсына в конце коридора больницы, я с силой бросился к нему.Не забуду, как я бежал по длинному коридору, а дедушка шагнул вперед, и я за него повис. Я был очень маленьким, но я чувствовал такую ​​силу, исходящую от него, и такую ​​жалость, что только мужчина, возможно, отец, может дать.

Вы недавно взялись перечитать «Дневник» Нагибина в связи с найденными дневниками мамы, узнав, что она, будучи его женой, тоже вела дневник?

Это чистое совпадение. Однажды я уже взялся за «Дневник», но, видимо, не успел.А потом меня потянуло вернуться к книге. Наверное, потому, что после отъезда мамы возникло желание глубже окунуться в ее жизнь, в частности — в тот мир, когда она жила в Пахре … И вдруг — такая радость! Я узнал, что вы нашли неизвестные записи моей матери в Российском государственном архиве литературы и литературы. Я начал читать, и у меня перехватило дыхание. В какой-то момент меня стала волновать тема человеческого одиночества. Я много думал об этом, и именно в те дни я наткнулся на дневник моей матери, который просто сформулировал именно то, что я думал о любви моей матери и Нагибина.

— Отношения этих двух людей — какими они видятся глазами взрослой дочери Ахмадулиной?

Нагибин и моя мама несколько противоположны. Он эрудит, жестко логичный, вменяемый, честный (я имею в виду наедине с собой, судя по «Дневнику»). Мама — воплощение гения, интуитивно воспринимающего мир.

Непохожие, по-разному трансформирующие реальность в творчество, они удивительным образом объединились в одно целое и, проникая в укромные уголки друг друга, по-своему составили идеальный ум.Сложно сказать, кто из них дал другому больше. Я не исключаю, что Нагибин. Сегодня утром я снова перечитала дневники матери и взяла их с собой. Здесь она пишет: «Юра … сотворил и обновил мою внешность … И это было так знаменательно, что моя мама смелой реформой превратила бесформенную кровь в младенца, но все же сделала со мной менее эффективную операцию, чем Юра. »

Нагибин познакомил свою мать с мировой культурой. Неужели это то, во что он так любил, чему учили в Литературном институте? Позже в гневе упрекнет: «Вы мало читаете.«Ну, по сравнению с ним многие люди выглядят идиотами. А мама дышала литературой, но она была человеком другого рода, а не академических знаний. И заслуга Нагибина, конечно, в том, что он не только раскрылся. наслоения имен, не относящихся к учебникам, — он дисциплинировал чтение. Однако приближающийся дар стал для него откровением. На каждого из них выпало счастье: найти единомышленника, человека, с которым можно говорить на одном языке. … Какая пронзительная набоковская запись в ее дневниках — про совместный обед на даче, лицо Юрия, склонившееся над тарелкой, птицы, летающие за окном, и в конце — мольба: «Господи, оставь мне все это»…

Мама никогда не упоминала о своей личной жизни с нами до дяди Бори / Мессерере /, казалось, что она просто родилась в браке с ним. Но мне, естественно, пришло в голову, что в ее жизни есть пробелы, о которых она не упоминает. Теперь, держа в руках найденные мамины страницы, я, как женщина, понимаю, какими страданиями должен был обернуться для нее распад брака с мужчиной. одна страсть, одна привычка везде натыкаться на единственное спасительное тепло, жадно окружать себя им — все сводится к Юре.«

Этот худой, глубокий мужчина вдобавок дал своей матери то, что редко дают худые: мужскую заботу, финансовую безопасность, комфорт большого красивого дома. Правда, хозяйкой в ​​этом доме она так и не стала, но чувство порядка, прибежища, размеренной жизни как радости надолго наполнило ее чем-то похожим на блаженство …

Вы причислили Нагибина к сподвижникам моей матери. Разве это не слишком сильное слово для писателя, сочинившего много оппортунистической чепухи?

Начав вести дневник, Нагибин сделал отметку, что есть литература для себя и для печати.Нагибин не мог себе позволить не писать «для всех». Он боялся бедности на генетическом уровне. Много позже мама обронила, что Нагибин ненавидит власть, и сказала: «На деньги построю из нее забор». Но с ним случилось ужасное. Думал, что ради денег можно сочинить хак и параллельно идти к идеалу. Фактически, в конце концов, хак это съел.

Все это печально. Потому что, как бы Нагибин по ту сторону забора ни пытался интегрироваться в систему, представление о нем как о советском писателе ошибочно.Он держался в стороне, из-за внутренней оппозиции во многих литературных компаниях он чувствовал себя неуютно. А мама в незнакомых домах тушила. Я всегда догадывался, что она плохо себя чувствовала среди людей, которые были не близки, но оказывается, что еще в юности она описывала в дневниках происходящее с ней, что в гостях она чувствовала муки стыда, скуки, лени, одиночество, отчуждение к другим-существующим хозяевам.

… В общем, двух «неформатных» людей под одной крышей уместить непросто.Исключаю зависть, но мужественность Юрия Марковича вряд ли обидела известность его молодой жены. Мама была на таком гребне славы, что уже тогда меня узнали на улице, потому что я похож на нее. Мне кажется, любому мужчине тяжело терпеть, если то, что ему дается тяжелым трудом, его товарищ добивается легко, шутя. Гениальная легкость, с которой мама черпала стихи, казалась непринужденной, и когда Нагибин упрекал ее в том, что она вообще не умеет работать, он был, по крайней мере, несправедлив.По шкале времени оказалось, что ее неработоспособность принесла литературе гораздо больше, чем трудоспособность Нагибина.

Шашки Ахмадулиной поразили в РГАЛИ. Множество несчастных зачеркнутых слов, строф, целых страниц! Сколько женских силуэтов и лиц было механически нарисовано рукой, когда застряли ангельские слова, родиться не хотелось!

Это абсолютно пушкинский рассказ, когда кажется легкость. Мама любила говорить на эту тему … С детства занимаюсь сочинением, все время были разговоры о стихах и творчестве.Что писать стихи сложно, мне кажется, я понимал с пеленок, но то, как мама описывает этот процесс в своих дневниках, совершенно оглушает.

Когда моей матери не дали Нобелевскую премию, она сказала: И это правильно. Нет ничего

— «Стихи возникают во мне только в связи с тяжелыми страданиями мозга. Напоминает ли это признание под пытками?»

Да. Мама старалась, чтобы «насилие» не было заметно никому, кроме нее, чтобы в муках стихов родился чудесный театр.Но писать стихи было для нее работой. К тому времени, когда я осознанно вспоминаю себя, она стала, думаю, намного организованнее, чем в эпоху Нагибина, давно уехала где-то в Репино, Комарово, Карелию, на пенсии, писала. В Сортавале нам дали дом на двоих. Зацвела черемуха, мама затащила ее в дом огромными охапками: «… она туоми. И печенье туоми, если цветет». Она привезла с собой пишущую машинку, которую подарил Василий Аксенов. Внутри скотчем приклеил фото с надписью: «Белочка для стучания рифм.«Эта машина используется для« отстукивания »удивительного цикла Сортавала.

В архиве мы наткнулись на телеграмму со ссылкой на вышедшее годом ранее стихотворение Ахмадули «Я думаю, какой я был глупым»: «Ялтинский Крым — дом творчества литературного фонда Ахмадулина Белла 10 04 1968 г. мысли ясны на площади восстания половина седьмого поцелуи андрей булат Вася гладилин дьяченко евгений жора зяма иржик кит леопольд миша и может больше но не меньше »…

Итак, моя мама — все знают — была предана друзьям: Окуджаве, Войновичу, Аксенову… У нее с ними были яркие отношения. Никогда — зависть, всегда — восхищение, умение ценить чужой талант. Но, на мой взгляд, более точное слово у нее — товарищ. Или очень любимый: брат. Такой сложный человек, как моя мама, ощущавший внутреннее одиночество, свою замкнутость и чуждость, не нуждался в дружбе в обычном, особенно женском понимании, с ее обязательным доверием, необходимостью излить душу. Да и не было принято, как мне кажется, в близком кругу мамы конфиденциального общения.В компании товарищей моей маме не нужно было преодолевать стесненность, ей было хорошо с ними, в самых шумных собраниях подразумевалась и принималась ее обособленность. Как только ее руки были раскрыты слишком широко, она спряталась. Потому что в объятиях писать нельзя. Чтобы писать, нужно быть одному. В этом, на мой взгляд, она больше всего связана с Окуджавой. Но я совсем не уверен, что они были родственными душами. Скорее, я уверен, что нет. Огромная любовь, нежность, взаимное влечение, но нелегко, тем не менее, замедление шагов перед мнимыми воротами.Мама была одинока по определению. Одиночество — это как призвание, как приговор.

Белла Ахатовна, как вы говорите, высмеивала людей, испытавших на себе силу прошлого. Это свойство очень несентиментального человека. Что еще это давало о себе знать?

Когда вошло в моду поднимать шестидесятые на щит, моя мама сказала мне, как будто обращаясь к своим знакомым из этого поколения: «Вы упоминаете те годы через слово, оттепель, просто потому, что тогда вы были молоды, а теперь вы старые дураки.«Она была убеждена, что настоящий поэт всегда шире любого направления, направления. Я терпеть не могла пафосные разговоры о« стадионах ». Литературная судьба мамы так сложилась, что они помогли ей прославиться, но это не было ее целью, и спустя годы она не гордилась собой в роли трибун-завоевателя. Такая роль была ей чужда. Вообще мама считала, что каждый имеет право тосковать по прошлому, но не надо кричать о своей печали, возвести его в культ.Или — тогда напишите об этом, как Набоков.

Заметили ли вы в дневнике совсем юной Ахмадулиной рассуждения о патриотизме? «Сколько нас учили патриотизму … довели нас до смерти, глухоты и холода на все, а нам оставалось только показать … человечка, которого мы с Юрой вчера видели: среди далеких сырых снегов, под огромным небом, мрачно наполненным Богом, он забрел в безнадежную даль, упал лицом и руками в снег, пошатнулся с невероятной скоростью, упал и скитался много веков подряд.И от всего этого была такая меланхолия, такая лесковская щека в груди, такой страх и головокружительное родство и гибель с этой землей, которые являются патриотизмом для россиян ».

Многое здесь, вероятно, пришло от Нагибина, из их разговоров по этому поводу. У мамы в записях есть момент, когда полупьяный Толя, чистивший снег в саду, замерзает, увидев синичку, и долго тупо-мечтательно наблюдает, как она клюет зерно. Мама замечает, что это свидетельствует о вечной сентиментальности русского человека при виде живого существа.Я сразу вспомнил «Дубровского». Поджигая дом, он просит кузнеца Архипа открыть двери, чтобы спящие клерки могли выбраться. А Архип, наоборот, запирает их, но, увидев кошку, бегающую по крыше с жалобным мяуканьем, опускает лестницу и лезет вслед за ней в костер. Про Толю, про таких же пьяных печников, мама пишет с восхищением, смешанным с иронией.

Что характерно: мама всегда легче находила общий язык с людьми, чем с советскими писателями.На даче в Переделкино она очень дружила с рабочим Женей. Когда мама приехала из Москвы, приехала Женя, долго разговаривали, иногда пили. В устной речи моей мамы было много народных, деревенских слов, которые она ввела специально. Из первого, что приходит в голову, слово «ничаво».

— «А у меня ничего нет» …

Что, в общем-то, недалеко от истины. Моя няня Анна Васильевна с большой жалостью относилась к маме, считала, что все пытаются «оставить ее без штанов»… Во время безденежья после «Метрополя» тетя Аня нашла подработку, чтобы нас прокормить. Мы, конечно, все равно не просили, но няня считала своим долгом накормить детей сытно и вкусно. В ее комнате был огромный американский сундук. Все время она мне говорила: «Когда я умру — не забывай, деньги спрятаны на дне сундука». Тетя Аня умерла в 1992 году, в один день с Асафом Михайловичем Мессерером. Мама хотела приехать на кладбище, но у них с дядей Бори было время только на поминки.Там мама вспомнила историю: как-то, увидев, что огромная собака Маргариты Алигер упала с цепи, бросившись на собачку Евтушенко, моя няня преградила ему путь и протянула руку. Ужасные шрамы остались на всю жизнь.

О Евгении Евтушенко — косвенном участнике героического эпоса. Мы знаем, что его контакты с вашей матерью не прекратились.

Для вас это не новость: ваша мама не пожала руку тем, к кому плохо относилась. А с Евтушенко они могли встретиться на улице, остановиться или вместе прогуляться по Переделкино.Время от времени она приезжала к нему на дачу, иногда он к нам заглядывал. Это не помешало матери Евтушенко дразнить. Но, несмотря на это, она сохранила к нему определенную теплоту.

А также сохранилось около ста страниц стихов, написанных его рукой в ​​конце пятидесятых годов, и толстый перевод из азербайджанской книги Наби Бабаева «Дуб на скале».

Вы нашли это в архиве? Я, наверное, это пропустил.

— Да. Почему-то не выбросила, развелась.

Вряд ли за этим скрывается что-то концептуальное, касающееся первой любви. Скорее надо иметь в виду: они поэты. А это еще рукописи …

В 1998 году Российский ПЕН-центр выдвинул Ахмадулину на соискание Нобелевской премии. Но португальцы победили Хосе Самараго. На свете нет справедливости! Как Белла Ахатовна отреагировала на несостоявшегося лауреата?

Она, конечно, знала о выдвижении, но была смущена этим.А когда узнала, что не выиграла, прокомментировала: «И правильно. И ничего нет». Но, возможно, она хотела признания. Потому что в конце жизни она стала задавать вопрос: помнят ли, будут ли помнить?

Поздняя Ахмадулина как-то незаметно сменила свой шумный богемный образ на респектабельный. Она с честью принимала заказы и Государственные награды. Однако, как бы хорошо она ни выглядела внешне, принадлежащая к новой социальной элите, она все равно оставалась не в порядке — во всех смыслах этого слова.Стоя в стороне. Было ли время, с которым она ладила внутренне? Кроме ночи, конечно?

Награды, награды для мамы были ненужными и важными. Она немного стеснялась государственных наград. По ее мнению, это не то, к чему должен стремиться поэт. Они еще больше льстили дяде Бору. И она пожала плечами: «Это так? Ну, пойдем, достанем». Кстати, вся семья поехала в Кремль на Государственную премию. Мы с Зюгановым почему-то выпили.Это когда мою маму отвели в президентский шатер. В нем Путин поздравил лауреатов. Дядя Боря все пытался там прорваться. Но охрана не пустила его. Но мы с Битовым взяли под руку, сделали важный вид и пошли легко. В палатке мама познакомила меня с президентом.

— Так что она сказала? «Это моя бедная Лиза»?

Как и положено по этикету: «Разрешите познакомить вас с моей дочерью». Мама была шикарно одета.Но для нее этот день меньше всего был поводом для рассказов. Скорее он дал мне повод поболтать с друзьями о том, как я ел свинью в Кремле, пил с Зюгановым и пожал руку Путину.

Теперь о том, какое время было наиболее подходящим для мамы … Да, нет. Ощущение быть мамой в любое время было драматичным. А ночь? Она прожила ночь. «И структура души, открытой для любви, прекрасна». Когда читаю эти строки, я представляю себе Сортавалу, черемуху, раннее утро.Любимое время мамы: восход солнца.

Поэта от непоэта можно отличить сразу, даже по одному стихотворению. Именно из этого исходили учредители премии 2012 года, решив чествовать молодых поэтов… У Беллы четыре номинации: на стихи на русском и итальянском языках, на эссе о современной поэзии и «Прикосновение к Казани» (название из статьи Ахмадулиной «Тайный союз слов») для поэтесс из Татарстана.

Проси дождя, слепой воды его, / сегодня будет дым, а завтра будет дым / во всех садах / грустно и по-домашнему./ Сегодня — сад, / и свет его глубок … — так начинается стих, признанный жюри во главе с критиком Натальей Ивановой лучшим в этом году. Ее автор, поэт и журналист из Жуковского Екатерина Перченкова, окончила исторический факультет МГУ, училась в Литературном институте и считает Ольгу Седакову своим учителем по поэзии.

Другой российский лауреат, ученик Михаила Гаспарова, критик Илья Кукулин, тоже был вдохновлен творчеством Седаковой.Его победившее эссе «Стилизация фольклора как память о Европе:« Старые песни »и« Песни западных славян », в котором анализируются циклы Пушкина и Седакова, вошло в сборник статей« Ольга Седакова: Стихи, смыслы, чтения »

Выбор этого года был трудным. Наша юная поэзия очень сильна, независима от старших, развивается по-своему, но с большой любовью к слову, к традиции, — говорит Наталья Иванова. — В этой традиции много линий, и каждый юноша выбирает свое.

Екатерина и Илья были награждены традиционными призами Bella — миниатюрными копиями мессереровского памятника Ахмадулиной в Тарусе. Такой же приз в номинации «Прикосновение к Казани» удостоилась юная татарская поэтесса Эльвира Хадиева. На сцену вышли итальянские победители, точнее итальянцы. Итальянское жюри во главе с профессором русской литературы Пизанского университета Стефано Гардзонио присудило победу Алессандре Кава за стихотворение «Войдите: это деревня» и Федерике Джордано, получившей приз в категории «Оптимизм — аромат. жизни».

Этот памятный сувенир 2017 года был посвящен памяти Тонино Герра, друга Ахмадулиной, который покинул нас 5 лет назад в марте 2012 года. Победителем в номинации должен был стать опус, отмеченный непобедимой, поистине герровской любовью к жизни. . А кроме поэтессы Федерики, поэт и художник Василий Бородин получил мозаику, выполненную Марко Бравурой по пастели Гуэрры для стихотворения «Дождь разбил яблоки». В котором есть такие строчки: «Сверху счастливые ночи / звезды / полный интеллекта, печали / и в нем проснутся пробелы — / звезды соседние, остальное»… «

DatsoPic 2.0 2009 от Андрея Дацо

Белла Ахмадулина — редкое, яркое, замечательное явление в русской поэзии. Ее стихи по-мужски сильны, ее поэтический талант исключителен, а ум безупречен. Она узнаваема в каждой строчке, ни с кем не спутаешь …

Белла Ахмадулина родилась 10 апреля 1937 года в городе Москва. Ее отец был заместителем министра — Ахат Валеевич Ахмадулин, татарин по национальности, а мать была переводчиком русско-итальянского происхождения.Неудивительно, что интеллигентная среда в семье способствовала развитию творческих способностей Беллы.

Публиковаться начала в школе, к пятнадцати годам, найдя свой творческий стиль, занялась литературным кружком. Поэтому когда встал вопрос о том, куда пойти учиться после школы, решение было принято однозначно — только Литературный институт. Правда, на какое-то время она была изгнана из него, когда поэтесса отказалась поддержать преследование Бориса Пастернака, но официальной причиной ее исключения была неудовлетворительная оценка по предмету марксизма-ленинизма.Затем в институте ее отреставрировали и в 1960 году окончили, и в том же году она приобрела известность благодаря многочисленным поэтическим выступлениям в Лужниках, Московском университете и Политехническом музее. Она вместе со своими товарищами по цеху, с Андреем Вознесенским, с Евгением Евтушенко, (она была замужем за ним с 1955 по 1958 год), с Робертом Рождественским собирала немыслимые публики. Правда, свое самое известное стихотворение «На моей улице, в каком году…» Белла написала еще в 1959 году, когда ей было всего двадцать два года.Впоследствии к этим стихотворениям Микаэл Таривердиев (1975) напишет чудесную музыку, и этот романс прозвучит в культовом советском фильме Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или Наслаждайся баней!».

Первый сборник поэтессы «Струна» вышел в свет в 1962 году. В 1964 году Белла Ахатовна стала киноактрисой, снявшись в фильме Василия Шукшина «Такой парень живет», где она сыграла роль журналиста. Этот фильм был удостоен премии «Золотой лев» Каннского кинофестиваля.Затем последовала еще одна киноработа — в фильме «Спорт, спорт, спорт» 1970 года. В том же 1970-м году вышел еще один сборник стихов Ахмадулиной — «Уроки музыки». Затем последовали: «Стихи» (1975), «Метель» (1977), «Свеча» (1977), «Тайна» (1983), «Сад» (1989). Последний был удостоен Государственной премии СССР.

Ахмадулина была первой женой Евгения Евтушенко, впоследствии женой Юрия Нагибина. От сына балкарского классика Кайсына Кулиева — Эльдара Кулиева в 1973 году она родила дочь Елизавету.

Огромное место в сердце поэтессы заняла Грузия, которую Ахмадулина посетила в семидесятые годы и которую полюбила всем сердцем. Белла перевела стихи грузинских поэтов: Г. Табидзе, Н. Бараташвили и И. Абашидзе, пытаясь передать красоту их слов, их невероятную лиричность русскоязычным читателям. В 1974 году она вышла замуж за Бориса Мессерера, и это был ее четвертый брак.

Дочь Елизавета Кулиева, как и ее мама, окончила Литературный институт.

Вторая дочь, Анна, окончила Полиграфический институт, занимается дизайном книг как иллюстратор.

В 1979 году поэтесса приняла участие в создании литературного антологии «Метрополь». Альманах не прошел цензуру, что соответствовало свободолюбивому духу Ахмадулиной. Неоднократно поддерживала опальных советских авторов-диссидентов: Владимира Войновича, Льва Копелова, Андрея Сахарова, Георгия Владимирова. Она опубликовала заявления в свою защиту в The New York Times, а ее выступления транслировались по Голосу Америки и Радио Свобода.Поэтесса умерла в 2010 году, двадцать девятого ноября. В последние годы, по словам мужа, Белла Ахатовна сильно заболела, почти ослепла и тронулась на ощупь, но дух этой неординарной женщины не сломился. Она не любила воспроизводить в своих текстах рассказ о душевных печалях и страданиях, но она часто указывала на них, она понимала основную основу бытия: «Не плачь по мне … Я буду жить!»

10 апреля — первый день рождения Беллы Ахмадулиной, отметили без нее.После того, как она ушла. Поэту, которому «с неба продиктовали задание», исполнилось бы 74 года. Год назад, примерно в то же время, мы с Беллой Ахатовной договорились составить книгу разговоров. Ахмадулина из-за проблем с глазами давно не пишет, но рассказать — ох, было что сказать! Она была полна энтузиазма и была в отличной форме. Нетерпеливо по телефону она начала рассказывать о том, что предназначено для книги. Потом она заболела … Теперь все, что связано с именем Ахмадулиной, кажется особенно драгоценным.В Лизе Кулиевой непритязательное сходство с мамой бросается в глаза не сразу. Но — какой-то поворот головы, вдруг та же модуляция голоса, смех — и на мгновение перед вами как Белла, не повторяющаяся (кто бы посмел на это посягнуть!), А кто передал младшей дочери то, что она сама назвала «метой нашего единства» … Сегодня Елизавета Кулиева в эксклюзивном интервью «НГ» рассказывает, какими были в жизни ее мама и сестра Анна.

— Несколько лет назад в интервью журналу Белла Ахатовна назвала свою любовь к тебе кроткой и добавила, что кроме этого чувства она тебе ни в чем не помогает.Сколько стоит кроткая любовь Беллы Ахмадулиной?

— Постараюсь объяснить, что, по моим ощущениям, такое кроткая любовь в понимании мамы. В детстве она сама страдала удушающей любовью, характерной для многих родителей. Это такой переизбыток чувств, непреодолимая чрезмерная опека. Бабушка была очень энергичным, волевым человеком. Вероятно, ее желание проникнуть во все укромные уголки существования дочери пугало ее мать, особенно с учетом необычности ее характера, тонкости ее психики, необходимости побыть наедине со своими мыслями.

Маме не хватало личного пространства, повышенная забота она воспринимала как зло. Поэтому она всегда боялась давить на нас своей любовью, старалась дать детям больше воздуха. В ее случае нежная любовь подразумевала очень сильные чувства, но с минимумом очевидного взгляда. Мама совершенно осознанно, четко формулируя для себя, дала нам значительную свободу.

Дочь Беллы Ахмадулиной Елизавета Кулиева — о книге Марины Завады и Юрия Куликова «Белла. Встречи в будущем », опубликованной в серии« Близкое прошлое ».

— Предыдущая книга о маме (автор — Б. Мессерер. — «MG ») — это 700 страниц нарциссизма. Попытка приватизировать то, что никому не может принадлежать, как я уже сказал, это просто следствие безвкусицы. На самом деле , мама с присущей ей прозорливостью предвкушала подобное отношение к себе: «… Ведь прежде, чем ты узнаешь меня, / ты должен убить меня» — идеальный эпиграф к книге «Я и знаменитости» (моя версия название), автор которой скромно рассказывает о маме, говоря практически с ее лица.На самом деле автор рассказывает о себе, а точнее хочет рассказать, потому что из книги мы ничего о нем не узнаем, и получается, что не совсем понятно, о чем книга и почему: это подробный список известных имен и использованных деликатесов — вот и все. Если бы не ложь (и подделка во всем: выборочное цитирование, пренебрежение к тем, чьи имена не могут привлечь внимание широкой публики, преднамеренное искажение фактов, вечное толкование всего и абсолютное неуважение к подарку, данному свыше и не нуждается в другой опеке, кроме «взгляда сверху») — если бы не это, книга была бы безобидным испытанием пера маленького человека с большими амбициями, мечтающего оставить в истории память о себе .

А теперь о хорошем.

«Белла. За ней следует» — книга, не имеющая ничего общего с предыдущей. В книге рассказывается в первую очередь о ее матери — о ней говорят люди, которых она сама назначила своими адъютантами, а может быть, секундантами: не те, кому Белла Ахмадулина, не задумываясь, доверила документы, удостоверяющие личность, право подписи, гонорары и «все». имущество, движимое и недвижимое »(это из ее записки) … и тех, чей художественный вкус и моральный облик соответствовали ее высоким требованиям, и сейчас важно только это, потому что деньги и недвижимость не могут сделать поэта счастливым даже при его жизни. , а после смерти у него все еще меньше — просто слава, хорошая или плохая.

И вот, выполнив последнюю волю поэта (мама хотела доверить им свои воспоминания еще при жизни, но этому не суждено было случиться), Марина Завада и Юрий Куликов восстановили справедливость. Их книга — образец учтивой подлинности и образец хорошего вкуса. Осведомленность здесь невероятно сочетается с человеческой деликатностью и глубоким знанием культуры в целом и литературы в частности. Главное, что эта книга — фейерверк любви. Как еще можно говорить о маме? Чтение доставляет необычайное удовольствие — как будто перед нами открывается дверь в тот загадочный и чудесный мир, о котором мы так много слышали, но вход в который обычному человеку запрещен.Внезапно оживают предметы, которые казались нам реквизитом, оживают интерьеры, которые мы считали украшениями, оживают герои. Теперь вы можете стать ближе к своей маме, увидеть ее такой, какой она была для близких, вы услышите ее голос, вы поймете, что она чувствовала. И еще бесценно — возможность прикоснуться к тем, кто говорит о своей матери: в основном собеседники Марины и Юры — лучшие из лучших, избранные, абсолютно «добрые», как говорила мама, люди, с которыми мы хотели бы дружить, но нет такой возможности — мы этого не заслужили.Книга состоялась уже потому, что случилось чудо: вы как будто разговариваете лицом к лицу с Мариной Влади и Владимиром Войновичем, с Михаилом Шемякиным и Марией Банкуль. Даже из такого короткого списка сразу видно, что критерием отбора героев была не их известность, а то, насколько они были близки к своей матери (если не в бытовом смысле, то по духу), а это само по себе означает что мы говорим об особенных людях, думающих, ярких.

Необычная художественная точность в сочетании с особой публицистической точностью и человеческим интересом к предмету — удивительная черта таланта Марины Завады и Юрия Куликова.Вот Белла Ахмадулина — такая, какой она была для многих: для тех, кто ее любил. Сила изображения, его достоверность меня удивили: о моей маме никто не мог бы рассказать лучше. Также скажу, что Марина и Юра проделали большую работу: над этой книгой работали несколько лет. Наконец, я должен извиниться за то, что на страницах книги я рядом с Мариной Влади и Лаурой Герра, с Войновичем и Ростом. Каждое слово, которое я говорю, заставляет меня краснеть — я не заслуживаю этого района.Просто пропустите мое интервью и читайте дальше: в остальном книга отличная — я хвалю ее не по какой-то причине, а вопреки этому. Он был задуман не мной, и мы с сестрой Аней практически не принимали участия в его создании — иначе я бы не решился так восторженно об этом говорить. Эта книга сделает вас богаче. Она сделает тебя лучше.

Елизавета Кулиева

Детство и семья Беллы Ахмадулиной

Родной город Ахмадулиной — Москва. Она родилась и жила на Варварке.Ее отец занимал пост крупного начальника таможни, а мать работала переводчиком и майором КГБ. У девочки было экзотическое сочетание кровей, так как в семье ее матери были итальянцы, а в семье отца — татары. Во многом благодаря занятости родителей Беллу воспитывала бабушка. Именно она привила внучке любовь к животным, которую пронесла через всю жизнь.

Когда началась война, отца сразу же призвали.Белла с бабушкой отправились в эвакуацию. Сначала они поехали в Самару, потом в Уфу и далее в Казань. По отцовской линии жила вторая бабушка, но для девочки она была совершенно чужой и незнакомой. В этом городе Белла тяжело заболела.

Неизвестно, выжила бы она или нет, если бы ее мать не приехала в Казань. Это было в 1944 году. Так закончилась эвакуация. Вернувшись домой, Белла пошла в школу. Бабушка привила внучке любовь к чтению.Она читала Пушкина и Гоголя, а в младших классах писала абсолютно без ошибок. Надо сказать, что Ахмадулина всегда ходила в школу с большой неохотой и часто пропускала занятия. По ее воспоминаниям, за годы войны она привыкла к одиночеству, и школа казалась ей странным местом. Лишь четыре года спустя девочка начала к этому привыкать.

Первые стихи Беллы Ахмадулиной

Еще школьницей Белла стала посещать Дом пионеров, где был организован литературный кружок.Первым журналом, в котором были опубликованы стихи юной поэтессы, стал журнал «Октябрь». Произошло это в 1955 году. Эти первые стихи были по-детски целомудренными и трогательными. Евгений Евтушенко сразу обратил внимание на ее произведения, его удивили необычные рифмы и немного собственной манеры письма.

Белла в то время посещала занятия в Литературной ассоциации, планируя после школы стать студенткой Литературного института. Родители мечтали, чтобы их дочь поступила в МГУ изучать журналистику.Белла попыталась, но провалила экзамены. Девушка устроилась на работу в газету «Метростроевец», где писала статьи и стихи. Через год Ахмадулина стала студенткой, поступив в Литературный институт. После того, как Пастернак был удостоен Нобелевской премии, его объявили предателем. Белла отказалась подписывать обвинительное письмо. Это и было настоящей причиной исключения студента из института. Произошло это в 1959 году.

Начало литературной карьеры Беллы Ахмадулиной

Поэтессе удалось устроиться в «Литературную газету» независимым корреспондентом в Иркутске.Находясь в Сибири, она написала рассказ, назвав его «По сибирским дорогам». Он был опубликован в «Литературной газете», и несколько ее стихотворений вышли одновременно. Она писала об удивительной стране и необычных людях, которые там жили. Вскоре главный редактор газеты помог вернуть талантливую девушку в институт. В 1960 году окончила его, получив красный диплом.

Белла Ахмадулина — стихи

Прошло совсем немного времени, и был издан сборник стихов «Струна».После выступления в Политехническом музее столицы вместе с Евтушенко, Вознесенским и Рождественским она стала очень популярной. Артистизм и проникновенная интонация определили ее стиль. По словам поэтессы, подобные спектакли ей давались тяжело, несмотря на кажущуюся непринужденность.

Стихи Беллы Ахмадулиной, сборники

В своем первом сборнике Ахмадулина, казалось, искала собственные темы. В 1969 году вышел сборник «Уроки музыки», через шесть лет — сборник «Стихи», а в 1977 году — «Метель» и «Свеча».Периодические издания наперебой издавали стихи Беллы.

Ее стиль окончательно сформировался к середине шестидесятых. Было необычно, что в современной советской поэзии она первой заговорила в высоком поэтическом стиле. В ее работах была и стилизация «старого» слога, и изысканность, и метафора, и возвышенность.

Белла Ахмадулина. Разбивая такие сердца

Критики по-разному отнеслись к творчеству Ахмадулиной. Были те, кто упрекал ее в близости и манерности, некоторые были снисходительны и благосклонны.

Поэтесса снялась в двух фильмах. В «Такой парень живет» ее можно увидеть в роли журналиста. Леонид Куравлев также сыграл в этом фильме. Также она приняла участие в съемках фильма «Спорт, спорт, спорт».

Личная жизнь Беллы Ахмадулиной

Первый муж поэтессы — Евгений Евтушенко. Познакомились в институте. Евтушенко напомнил, что они часто ссорились как супруги, но так же быстро помирились. Пара пробыла вместе всего три года. Второй ее муж — Юрий Нагибин (писатель).Они прожили вместе восемь лет. После разрыва Белла приняла в семью воспитанницу детского дома Анну, которой в надежде на возвращение мужа дала фамилию Нагибина и отчество Юрьевна. Затем последовал непродолжительный гражданский брак с Эльдаром Кулиевым. У них была общая дочь Элизабет.


Через год после рождения дочери Ахмадулина вышла замуж за Бориса Мессерера. Она прожила с этим мужчиной более тридцати лет.

Поэтический концерт Беллы Ахмадулиной (2001)

Смерть Беллы Ахмадулиной

Последние годы жизни Ахмадулина провела в Переделкино, где жила со своим мужем.Она была очень больна и почти не писала. Осенью 2010 года ее госпитализировали и срочно прооперировали.

Несмотря на то, что операция прошла хорошо и поэт довольно быстро выздоровела, она умерла всего через четыре дня после выписки. Похороны прошли без пафоса. Присутствовали только близкие родственники и друзья.

… Находясь в гостях у Кашифа Эльгарова, живой легенды нашей литературы, глядя на многочисленные фотографии, на которых аксакал запечатлен более шести десятилетий, я обратил внимание на три практически идентичные фотографии, сделанные осенью 1956 года на Красная площадь столицы.На них Кашиф, студент Литинститута, запечатлен со своим учителем, поэтом-песенником Александром Коваленковым, автором популярных в те годы строк «Солнце скрылось за горой, / Расселины реки затуманили, / И по степи. дорога / Советские солдаты ушли с войны », его жена Елизавета и одноклассники — Стас Валис, информации о котором я даже не нашел в осведомленном Интернете, и Белла Ахмадулина (1937-2010), имя которой говорит само за себя.


Вместе с этими фотографиями лежала еще одна, сделанная в том же году, но не в столице, а в Нальчике.На нем изображены двое молодых парней рядом с Кашифом (со стопкой книг в руках). Это братья Муллаевы — Зубер и Борис. Последний больше известен как Барасби, в фильмографии которого картины «Лавина с гор», «Герой нашего времени», «Всадник с молнией в руке», «Табор уходит в небо», «Буйный Терек», Вершины не спят »,« Раненые камни »,« Расстанемся — пока хорошо »,« Дорога к краю жизни »и ряд других.

А мальчик кто? — спросил я скорее из любопытства, чем из интереса.
— Это Эльдар Кулиев, — ответил Кашиф.
А случайно оказавшиеся рядом фотографии сложились в мозаику человеческих судеб.
Википедия так описывает личную жизнь Беллы Ахмадулиной: «С 1955 по 1958 год Ахмадулина была первой женой Евгения Евтушенко. С 1959 по 1 ноября 1968 года — пятая жена Юрия Нагибина. Этот брак, по свидетельству самого Нагибина в опубликованном им «Дневнике» и беллетризованных мемуарах Василия Аксенова «Таинственная страсть», распался из-за дерзости поэтессы… эксперименты. В 1968 году после развода с Нагибиным Ахмадулина взяла приемную дочь Анну в приемную семью. От сына балкарского классика Кайсына Кулиева — Эльдара Кулиева (1951-2017) в 1973 году Ахмадулина родила дочь Елизавету. В 1974 году она вышла замуж в четвертый и последний раз — за театрального художника Бориса Мессерера … Первая дочь, Анна, окончила Полиграфический институт, оформляет книги как иллюстратор. Дочь Елизавета, как и ее мама, окончила Литературный институт.
На сайте http://sobesednik.ru размещено интервью Аллы Григорьевны Нагибиной, вдовой известного писателя Юрия Нагибина. Оно полно самых пикантных подробностей, которые мы опустим, а воспроизведем только главное: «В 1967 году в компании тех, кого мы теперь называем« шестидесятниками », кипели страсти. Юрий Нагибин выставил на улицу свою жену Беллу Ахмадулину, твердо заявив:« Я больше не буду жить с тобой! »- Белла не хотела расставаться с Юрием.За восемь лет брака они часто расставались, один раз разрыв отношений доходил до года.Поэтому все считали: ярость, ярость и мир. Но Нагибин сказал: «Все!»
… Почему Нагибин был непреклонен, станет ясно, если прочитать сцену из романа Василия Аксенова «Таинственная страсть». В нем он описал расставание Юрия Нагибина и Беллы Ахмадулиной, в романе называет ее Аххо или Нелла: «Он открыл дверь своим ключом, вошел внутрь и тут же улетел обратно к лестничной клетке … Чрезмерный аромат духов, чрезмерное количество кофе. , избыток никотина, избыток коньяка… Он добрался до гостиной и игриво крикнул: «А-хо!» Ответом была тишина, слегка нарушенная тревожным храпящим женщиной. Он вошел в спальню и был ошарашен … »
Алла Нагибина продолжает:« Брак с сыном балкарского классика Кайсына Кулиева Эльдаром — самый загадочный в биографии Ахмадулиной. в компании Беллы разобрались.Например, Нагибин пишет, что встретил его в ресторане, где … он вступился за молодого человека.Эльдар был на 17 лет моложе Беллы, но они подружились. Может быть, поэтому, оформив официальный развод с Ахмадулиной, Нагибин уступил ей и вместе с мужем купил ему квартиру. — Они жили в одном доме на улице Черняховского, что и Юрий и я.
… Белла прожила с ним недолго. «
Но обратиться к этой истории побудили вовсе не подробности личной жизни Беллы Ахмадулиной и Эльдара Кулиева, которые, к сожалению, доступны каждому в Интернете, а взаимосвязь, казалось бы, случайных эпизодов, сформировавших ее основание.
… Буквально через пару дней после встречи с Кашифом стало известно о смерти Эльдара Кулиева 14 января этого года. В некрологе, опубликованном республиканскими газетами, сказано, что сын Кайсын «на киностудии Довженко снял трехсерийный телефильм по своему сценарию« Раненые камни »; его рассказ «Прощальный взгляд» «получил признание в литературной и читательской среде».
В этот же день в издательство зашел бывший нальчанин Сергей Касьянов, который сейчас живет в Москве и работает концертным директором.Сергей — очень известный человек в эстрадных кругах. Чем он занимается и кто он, раскрывает информация, размещенная на сайте Центра возрождения оперетты: «Этот человек 20 лет сопровождал Аллу Баянову в ее творческой карьере, помогая ей в организации концертов и творческих встреч. С его помощью Владимир Зельдин, Людмила Лядова, Римма Маркова и многие другие кумиры советской эпохи, с трудом приспособившиеся к рыночным реалиям изменившейся страны, собрали полные залы. Он сумел напомнить широкой публике о еще талантливых «старичках».
Сергей отвечает за организационную работу с творческими коллективами, в том числе за гастроли по стране. «
С Сергеем мы знакомы давно, он участвовал в ряде наших экспедиций по республике и когда приедет в Нальчик, обязательно даст о себе знать. По приезду он увидел фотографии Кашифа Эльгарова, Он лежал на столе и готовился к сканированию. Он присмотрелся и вопросительно сказал: «Белла Ахмадулина?» И, получив утвердительный ответ, продолжил: «Удивительно, но мы только что ее вспомнили.Дело в том, что я привез из Москвы икону Беллы, которую ей подарил Володя Мокаев, но так получилось, что она не смогла его взять. И икона снова вернулась Володе ».

Но для того, чтобы читатель понял все в этой истории, ее нужно сначала рассказать.
А было так. В 1970 году Эльдар и Белла приехали в Нальчик. Сначала они жили в квартире Кайсын, но затем Ахмадулина (по известным причинам) переехала в гостиницу «Россия»; их комната была на верхнем этаже.Молодые люди вели буйный образ жизни, а она требовала денег. Однажды Эльдар позвонил Володе Мокаеву, ныне известному художнику, поэту, музыканту, музейному работнику, словом, разностороннему и творческому человеку. Володя и Эльдар знали друг друга с детства, так как жили в соседних домах на проспекте Ленина. На просьбу помочь материально Мокаев ответил — он приехал в гостиницу «Россия», отдав последние три. На тот момент сумма очень солидная. Володя вспоминает, как Белла, стоя на балконе, смотрела на горы, читала стихи, заканчивая их словами: «Их видел Пушкин, Лермонтов, а теперь я.
Это была не единственная их встреча. К сожалению, веселая жизнь продолжалась, и икона, которую привезла с собой Ахмадулина, пошла отдавать. Володю попросили продать. Но на эту необычную вещь не нашлось покупателя, и она Так получилось, что она была оставлена ​​Мокаеву за счет полученных от него сумм.
Икона необычная — с Русского Севера, и они называются «Северные буквы». Северо-русская иконопись отличается простотой изображений, яркостью и чистота красок.На «Ахмадулинской» изображен Нил Столобенский (конец 15 в. — 1555 г.), основавший Нило-Столобенскую пустынь и канонизированный как святой. Аскетизм Нила доходил до того, что он даже отказывался спать лежа и, чтобы не принимать горизонтальное положение, вбивал колья в стену камеры; опираясь на них, и отдыхал. Поэтому и прозвали его «столпником». Эти колышки также есть на значке.
Короче, икона осталась в собрании Владимира Мокаева.В последующие годы Белла неоднократно приезжала в Кабардино-Балкарию, виделись. Одно время даже говорили об издании его книги, которую Ахмадулина обещала приложить к одному из зарубежных издательств. Но до этого не дошло.
И вот что случилось. По словам Володи, однажды ночью в 2010 году во сне он услышал голос, говорящий ему вернуть икону Ахмадулиной. Мокаев рассказал об этом жене, и они оба решили, что такой сон, скорее всего, предвещает скорый отъезд.
Володя даже не подумал, как передать икону. В этот же день на выставке в Республиканском музее изобразительных искусств в Нальчике. где Мокаев работает главным куратором, он познакомился с молодым человеком, который представился Сергеем Касьяновым. В разговоре выяснилось, что сейчас концертный директор занимается организацией творческого вечера Беллы Ахмадулиной. Сергей согласился передать икону.
Но этого не произошло. 10 ноября 2010 года закончилась жизнь одной из самых ярких поэтесс нашей страны.Икона Нила Столпника к ней так и не вернулась. После смерти Беллы Касьянов позвонил Мокаеву и спросил, что делать дальше. Володя просил передать икону своей дочери Белле, но она отказалась взять ее, сказав, что мать ей ничего об этом не рассказывала.
Нил Стилит вернулся в наш город …
… Володя принес икону в издательство. Я держал в руках эту маленькую доску, время от времени чернеющую, и пытался понять, что стоит за этим круговоротом событий: от Москвы до Нальчика, затем до Москвы и снова до Нальчика; кем была эта святыня для той, кому она принадлежала, почему она покинула ее руки и больше не вернулась, хотя как будто этому способствовали обстоятельства.
Нил Стилите мог ответить на волнующие меня вопросы, но промолчал: иконы не говорят, они только смотрят …
Вскоре после смерти Беллы Ахмадулиной в «Собеседнике» было опубликовано интервью с ее дочерью Елизаветой Кулиевой. Сайт .ru. Вот несколько отрывков из него:
«… Мать боялась за свою проницательность. Считалось, что она, как рентген, видит людей насквозь. У мамы было определение: «добрый человек».
Она видела «бедных», как ясновидящая.Меня всегда удивляло, что бдительность и чутье в ней непостижимо сочетаются с невинностью. Я не подозревал только о его масштабе. В последние месяцы, когда мы были в тесном контакте, обезоруживающая доверчивость моей матери на каждом шагу сбивала меня с толку.
Обычно все зависело от ее отношения к человеку. Если она была к нему благосклонна, то верила с энтузиазмом и безгранично. Если было отрицательное отношение (причем часто необъективное, необъяснимое), то — абсолютная неприязнь. Она не была грубой — хотя позволяла себе быть резкой перед злодеями.Но мама сделала отстраненное, мрачное лицо, как бы выражая: мне так скучно с тобой. Слово «скучный» определяло ее отношение к большей части человечества. Это не значит, что она кого-то презирала. Я просто не мог найти общий язык …
… Вот и думаю: что нас троих объединяет? Мы все разные — мама, Аня, я. Однако есть семейная черта, это не … бац, генетически передается, мама воспитывала нас так, что мы не способны на подлость. И мы с сестрой не умеем плести интриги, мошенничать.На работе мне проще прямо вмешаться, чем действовать потихоньку … Дело не в том, что мама, например, говорила: «Садитесь, девочки, я вам объясню, что хорошо, а что есть». плохой». Никогда — в назидательной форме, никогда — примечаний, но все, что она говорила, было об этом: человек должен быть честным, щедрым; жадность, трусость, тщеславие омерзительны. Доброта означала открытость, неспособность предавать и способность к состраданию. То есть она нас специально вырастила. Включая упоминание ситуаций и собственных действий, когда она проявляла эти качества.
… Прошло всего несколько месяцев с тех пор, как умерла моя мама, и теперь мы просто чувствуем зияющую дыру в месте сердца. Мне кажется, что пройдет еще полгода или год, и я пойму: мама есть во всем, что в мире, вокруг. Я чувствую, как это вливается в меня, в Анку, во все окружающее … Так и будет. А пока ее физическое отсутствие — это неудача, огромная пустота. А тот факт, что моя мама — великий поэт, — это то, как мы с детства научились отделять одно от другого.Мы с Аней чувствуем себя не детьми великого поэта, а детьми нашей мамы. И все же мы знаем, что она великий поэт. Это вообще не ткано для нас. «
… Белла Ахмадулина ушла. Ушла навсегда. Но остались и остались навсегда ее стихи, ее неповторимый голос. И икона, которая помнит тепло ее рук.

Поэтика выживания Беллы Ахмадулиной

Жизнь поэта прозаична. Его основная функция, я бы сказал, социально-экологическая или информативная. Он говорит нам, можем ли мы еще дышать, насколько ядовита атмосфера, какие культурные инструменты необходимы для очистки воздуха и стоит ли вообще продолжать жить.

И он сам отвечает на эти вопросы, показывая нам, как жить (если это еще возможно), какими легкими дышать и какие инструменты использовать, чтобы не задохнуться или не оглохнуть тем, что Осип Мандельштам называл «шумом времени». «то, что Александр Блок называл« музыкой », и то, что большинство из нас справедливо считает чистым зловонием. Марина Цветаева назвала поэта «евреем», потому что он постоянно живет в Освенциме, ждет своей очереди и вдыхает воздух сгоревших трупов.

Только постороннему кажется, что поэт — нечто неземное, небесная птица, поющая от счастья, слова которой очищают воздух.Он просто живет и выживает из последних сил. Потому что жить всегда тяжело, почти невыносимо, особенно если мы говорим о последнем этапе советской эпохи, периоде между оттепелью и перестройкой.


Поэтика Беллы Ахмадулиной, скончавшейся 28 ноября в Москве в возрасте 73 лет, наглядно показывает, как тяжело было жить и дышать, оставаясь в советском пространстве и не позволяя себе никаких поблажек. Ее сложные поэтические высказывания были результатом тех невероятных усилий, которые приходилось предпринимать любому честному, умному человеку, чтобы сохранить возможность самоуважения, которое было основой уважения других.

Ее поэзия была не артистическим уравновешиванием, а мобилизацией всех возможностей культуры, доступных рядовому советскому человеку. Она брала из музеев, галерей, библиотек, где, однако, нельзя было найти то, что было больше всего нужно, — правду о воздухе, которым дышали.

И чтобы хотя бы приблизиться к этой истине, Ахмадулина использовала все доступные ей культурные традиции — лучшие вентиляционные устройства, успешно опробованные самыми ответственными советскими и дореволюционными поэтами.Она ограничивала себя точно так же, как эта эпоха ограничивала обычного человека. Она хотела быть честной, а честность всегда исторична.

Советская власть должна боготворить Ахмадулину. И мы должны быть благодарны, что они не посадили ее в тюрьму. Она спасла репутацию эпохи, доказав, что даже тонкий бескислородный воздух застоя способен поэтизироваться, очищаться. Она жила в конце советской эпохи, но, как и все мы, не знала, что это конец.Многие считали ее стихи своего рода культурной границей между одной эпохой и другой, но советская эпоха внезапно закончилась и началась совершенно новая, еще более сложная в поэтическом плане. Но это уже другая тема.

Измерение талантов и выбор энциклопедических ярлыков, таких как «великий», «уникальный» или «гений», вероятно, лучше всего оставить как салонную игру. Чтобы лучше понять статус Ахмадулиной, необходимо сравнить ее. Она не претендовала на наследие авангардных традиций, адаптированных к советской эпохе, как Андрей Вознесенский.Она не демонстрировала склонности к признанию, помноженной на точное знание того, как сделать советскую карьеру, как это делал Евгений Евтушенко. Ее стихи были менее психологичны, чем стихи Александра Кушнера, хотя в них также не было звона истерики или пустоты при приближении границ дозволенного, выходить за которые было опасно.

Она не взяла на себя чужую или слишком тяжелую ношу. Но то, что она взяла, превратилось в стихи, то есть во что-то необходимое для жизни.Она была наследницей Серебряного века, ближе к Иннокентию Анненскому, чем к Борису Пастернаку, по пониманию Анненским мучений пути поэта. И ее сложность, ее преднамеренный поэтизм немедленно трансформировались в ясность и точность без кувырков, обмана или ложных ходов.

Менее плодотворно, но тем не менее поучительно сравнивать ее с теми, кто вышел за рамки советской культуры, обратился к совершенно другой аудитории и взялся за совсем другие задачи.Если говорить о поэтах и ​​более молодых современниках, таких как Иосиф Бродский, Дмитрий Пригов, Адам Рубенштейн, Виктор Кривулин или Елена Шварц, то мы должны сказать, что Ахмадулина смогла повлиять на них только в годы их становления, до их окончательного разрыва со всем советским.

Но ни один либерально-советский поэт не пользовался таким открытым уважением среди нонконформистов, как Ахмадулина. Пригов уважал ее сложность и уникальность ее важной социальной роли, последовательность ее позиций и ее олицетворение самой поэзии.Шварц, имевший ревнивые отношения с Ахмадулиной, считал ее старшей современницей. Рубинштейн, несомненно, использовал образ ее стиля в своих коллекциях — то есть отдавал ей дань уважения на другом языке.

Несомненно, Ахмадулина спасла многих читателей, которые понимали ее сложную эстетику как отражение социальной трудности (или невозможности) осознания себя в среде, запрещающей именно это. Ахмадулина, как и некоторые другие, открыла возможность жить исторической жизнью перед лицом самых негостеприимных исторических обстоятельств.Не отвергая их, а преодолевая их.

Она не боялась сокращаться до мелочей, чтобы помогать другим. Она была актрисой в смысле человека, живущего на светской сцене. Белла Ахмадулина была красивой женщиной, к которой мечтали приблизиться другие женщины и которой хотели обладать мужчины. Она была беззащитна в том смысле, что не хотела защищаться от жизни. Между прочим, она пожертвовала своей красотой, променяв ее на искренность мучений.И поэтому она была поэтессой.

Михаил Берг — московский литературный критик и писатель. Взгляды, выраженные в этом комментарии, который первоначально был опубликован в « Ежедневный журнал », принадлежат автору и не обязательно отражают точку зрения RFE / RL .

Дочь Беллы Ахмадулиной. Белла Ахмадулина: биография, личная жизнь, семья, муж, дети — фото.

Сегодня мы познакомимся с одной из самых известных советских поэтесс, переводчицей, сценаристом и просто красивой женщиной Беллой Ахмадулиной.Стихи славятся не только старшим поколением, но и подростком, так как их изучают в школьной программе. Биография, личная жизнь, дети, творческие успехи интересуют многих поклонников.

В этой статье вы найдете развернутые ответы на все интересующие вас вопросы о величайшей лирической поэтессе второй половины ХХ века. Она была одним из самых ярких поэтов 60-х годов. Прочитав ее стихи, вы поймете, что социальные темы в них полностью отсутствуют.

Рост, вес, возраст. Годы жизни Беллы Ахмадулиной

Известный русский поэт, переводчик, ее стихи популярны и по сей день. Поклонников поэтессы интересует вопрос, какой был рост, вес, возраст. Годы жизни Беллы Ахмадулиной, когда она ушла из жизни. В 73 года Белла скончалась.

Это была высокая статная женщина. Ее рост составлял 170 сантиметров, а вес — 46 килограммов. Белла Ахмадулина родилась под знаком зодиака Овен, а по восточному календарю — Бык.Ее характер по всем параметрам соответствует характеристикам этого знака зодиака.

Биография Беллы Ахмадулиной

Полное имя Беллы — Изабелла Ахмадулина. Имя ей дала бабушка, в связи с тем, что в те годы в СССР были популярны испанские имена. Изабелла родилась еще в 1937 году 10 апреля в городе Москва.

Семья у нее была достаточно обеспеченной, так как отец занимал высокий пост, а мать работала переводчиком, служила в КГБ.У Беллы смешанные крови, так как ее предки русские, татары и испанцы.

Во время боевых действий Беллу увозят в Казань, где жила ее вторая бабушка. В 1945 году девочка с мамой вернулась в Москву, где продолжила учебу в школе. Будущая писательница любила проводить время за чтением, но в школе ей было скучно, и Белла из-за этого не хотела учиться.

Первые стихи начала писать еще в школе, а в восемнадцать лет дебютировала в журнале «Огонек».Критики тут же раскритиковали ее стихи, высказав мнение, что они старомодны и неактуальны для советского времени.

После публикации первых стихотворений Изабелла определилась с профессией, она хотела стать поэтессой. Но ее семье эти планы не понравились, и Белла пообещала, что поступит в МГУ. Но с большим успехом девушка проваливает экзамены.

Провалив вступительные экзамены, Белла устроилась на работу в газету «Метростроевец».В этой газете она начала публиковать свои стихи.

Через год Ахмадулина решила поступить в A.M. Горьковский литературный институт. Учеба в этом институте была недолгой, ее исключили из института за то, что она отказалась подписать листок с осуждением предателей Б. Постернака Родине.

После исключения Изабелла устраивается на работу в издательский дом «Литературная газета». Главный редактор потрясена своими уникальными способностями и помогает возобновить учебу в учебном заведении.В 1960 году Белла окончила школу с отличием.

Творческая биография Беллы Ахмадулиной движется вперед быстротечными шагами. В 1962 году она опубликовала сборник стихов «Струна». В сборник вошли ее лучшие стихи. Публика моментально полюбила талант известного писателя.

Следующий сборник вышел в 1968 году под названием «Озноб», в 1969 году — сборник стихов «Уроки музыки». Белла много работала, ее сборники были опубликованы в колоссально короткие сроки, но стихи были настолько легкими, воздушными, что их можно было прочитать на одном дыхании.

Изабелла Ахмадулина не только писала стихи, но и была переводчиком. Она перевела на русский язык стихи Николая Бараташвили, Симона Чиковани и других грузинских авторов. Также она переводила стихи с армянского, абхазского, кабардино-балкарского, английского, итальянского, польского, чешского и других языков.

За свою жизнь сыграла две роли в кино. Если в роли артистки ее можно увидеть только в двух фильмах, то ее стихи звучат во многих фильмах.

Ахмадулина родилась через столетие после смерти Пушкина и скончалась через столетие после смерти Толстого.

Знаменитый писатель очень любил животных. Любовь к собакам и кошкам прививала с детства бабушка.

Белла была обладательницей Государственной премии СССР.

Последние годы жизни поэтессы были тяжелыми. Она была очень больна, ослепла и не могла ничего писать. Белла Ахмадулина скончалась 29 ноября 2010 года в Москве. Похоронена на Новодевичьем кладбище. В 2014 году на могиле Беллы был установлен памятник, сделанный ее мужем. Вы можете увидеть фото могилы Беллы Ахмадулиной.Памятник напоминает Беллу в реальной жизни: стройная точеная фигура с книгой в руках.

После смерти Билла мир до сих пор помнит ее, ее знаменитые стихи. В честь памяти великого писателя установлены памятники в городах Таруса и Москва.

Личная жизнь Беллы Ахмадулиной

Личная жизнь Беллы Ахмадулиной ни для кого не секрет. Была замужем трижды. Впервые она вышла замуж в восемнадцать лет за поэта Евгения Евтушенко.Спустя 3 года союз распался. Вторым мужем был Юрий Нагибин. После 9 лет брака пара рассталась из-за измены Беллы. Замужем за Юрием Белла удочеряет Анечку. Третий гражданский супруг — Эльдар Кулиев. Ахмадулина рожает Эльдару дочь Лизу. Четвертым мужем был Борис Мессерер. Пара прожила в браке более тридцати лет до самой смерти Беллы.

Семья Беллы Ахмадулиной

Каждая женщина мечтает о семейном счастье, чтобы в доме царила гармония, смех детей, но семья для Беллы никогда не была на первом плане.Ее творчество принесло ей счастье. У нее за плечами три брака, но настоящего мужчину, опоры в семье она так и не нашла.

Но судьба ей улыбнулась, и в 1974 году писатель познакомился со скульптором Борисом. С ним поэтесса чувствовала себя любящей, женственной, нужной. Когда Белла вышла замуж за скульптора, она переехала жить к нему, оставив Аню и Лизу воспитывать ее мать и няня. Семья Беллы Ахмадулиной в последний период ее жизни состояла из любящего мужа, двух дочерей.

Дети Беллы Ахмадулиной

Дети Беллы Ахмадулиной выросли с бабушкой.Анна родилась в 1968 году, она была приемной дочерью поэта и Юрия Нагибина. В 1973 году родилась Елизавета от Эльдара Кулиева. После того, как мать полюбила Бориса Мессерера, она забывает о дочерях и переезжает жить к любимому.

Но писатель быстро чувствует пустоту в материнском сердце и возобновляет общение с детьми, но не берет их к себе жить. Белла стала уделять внимание воспитанию и обучению детей. Борис Мессерер так же быстро нашел общий язык с девушками.Изабелла никогда не препятствовала развитию талантов дочерей и не ущемляла их в выборе.

Дочь Беллы Ахмадулиной — Анна Нагибина

Дочь Беллы Ахмадулиной Анна Нагибина родилась в 1968 году. Анна была приемным ребенком в семье Нагибина и Ахмадулиной. Белла удочерила девушку, чтобы спасти брак с Юрием. Впоследствии разрыв отношений поэтесса отдает Анну на воспитание матери и Анны.

Анна и ее няня жили в квартире, которую Нагибин купил для дочери.С детства Аня вспоминает, что мама уделяла воспитанию внимание, но очень редко. Подростком Аня узнает, что она приемный ребенок в их семье. Это ее расстраивает, она уходит из дома и перестает общаться с мамой.

Дочь Беллы Ахмадулиной — Елизавета Кулиева

Дочь Беллы Ахмадулиной, Елизавета Кулиева, родилась в браке с Эльдаром Кулиевым. Лизе сейчас 44 года. С детства девочка была очень ленивой, неохотно ходила в школу, старшую сестру Анну всегда брали для нее в пример.Лиза посещала художественную школу.

С детства Лиза вспоминает, что мама даже пару раз подписывала дневник, но это было редкостью. Воспитанием Лизы занималась няня. После окончания школы Елизавета поступила в A.M. Горьковский литературный институт.

Бывший муж Беллы Ахмадулиной — Юрий Нагибин

Бывший муж Беллы Ахмадулиной, Юрий Нагибин, был известным прозаиком. Они познакомились с Беллой в 1959 году. Прозаика называли «плейбоем того времени».

Нагибин связал себя узами брака шесть раз за всю свою жизнь. У писателя не было детей ни в одном из браков. Белла была его пятой женой. Прожив с ним девять лет, они расстались. Белла любила Юрия, и по порядку для сохранения брака она даже решилась на усыновление. Юрий Нагибин умер в 1994 году.

Бывший муж Беллы Ахмадулиной — Эльдар Кулиев

Бывший гражданский муж Беллы Ахмадулиной — Эльдар Кулиев был кинорежиссером и сценаристом. известная семья в 1951 году.Роман Кулиева и Ахмадулиной был бурным, но недолгим. Они любили проводить время вместе и вели довольно развязный образ жизни. В этом браке рождается дочь Елизавета. После расторжения брака Белла забирает Лизу и отдаёт её нянькой. Эльдар не общался с дочерью. Знаменитый сценарист ушел из жизни в 2017 году.

Муж Беллы Ахмадулиной — Борис Мессерер

Муж Беллы Ахмадулиной Борис Мессерер — известный скульптор и художник.Знакомство Бориса и Беллы было случайным. Они познакомились, когда гуляли с собаками, после чего начали общение, а позже пара решила узаконить свои отношения.

Брак с Беллой был вторым и последним. Пара прожила вместе более тридцати лет. Мессерер был защитником Беллы, он взял на себя решение всех проблем. Борис опубликовал книгу после смерти жены под названием «Взгляд Беллы»

Белла Ахмадулина лучшие стихи о любви (читать онлайн)

Белла Ахмадулина — лучшие любовные стихи, прочитанные в Интернете, — это самая распространенная фраза в Интернете.Романтическая лирика Ахмадулиной полна изящества и своеобразной «помпезности». Поэтесса могла говорить о вздымающих сердце эмоциях и привычных любовных радостях.

Влюбиться в Беллу Ахмадулину — это чувство сопереживания, почувствовать нежность, хрупкость, ранимость за плечом сильного мужчины. Любовь в стихах поэта переплетается с дружбой. Так как влюбленная пара тоже должна дружить друг с другом. Прочитав ее стихи, думаешь, что поэтесса пострадала от того, что ее прибили мужчины.Стихи Беллы Ахмадулиной переведены на многие языки мира.

Инстаграм и Википедия Беллы Ахмадулина

Многих поклонников ее стихов интересует вопрос, есть ли Инстаграм и Википедия Беллы Ахмадулиной. Белла не зарегистрирована ни в одной социальной сети, а подробности ее жизни можно прочитать на страницах Википедии.

Поэтесса не узнавала социальные сети, так как всегда была за живое общение, где чувствуешь эмоции, тон и речь собеседника.Ее муж и дочери также не зарегистрированы в Instagram, а узнать о последних годах жизни поэта можно только из интервью.

Всемирно известная лирическая поэтесса советской эпохи с необыкновенной судьбой, тонко чувствующей душой и непоколебимо честной гражданской позицией. Ее стихи особенные, с неуловимым ароматом таинственности, печали и глубины, которые можно почувствовать, только не осознавая, что это было. Но это было! .. Люди всех возрастов читали ее стихи, сочиняли из них песни и романсы.Даже не зная ее имени, люди слушали их, затаив дыхание. Да и концертные залы не вмещали желающих посмотреть ее выступления.

Что еще мы знаем об этой удивительной женщине — Белле Ахмадулиной? Как складывалась ее жизнь, почему в ней всегда была нотка печали и некой отстраненности, замкнутости в себе, в своем внутреннем мире? Каковы основные факты из жизни Беллы Ахмадулиной? Что она получила в личной жизни? Очень внимательно коснемся этого знакомства с драматической жизнью великой и талантливой Беллы Ахмадулиной.

Белла Ахмадулина — Википедия

Белла (Изабелла) Ахатовна Ахмадулина — русская поэтесса, писательница, переводчик, одна из крупнейших русских лирических поэтесс второй половины ХХ века. Член Союза писателей России, Исполкома Российского ПЕН-центра, Общества друзей Музея изобразительных искусств. В ВИДЕ. Пушкин. Почетный член Американской академии искусств и литературы. Лауреат Государственной премии Российской Федерации и Государственной премии СССР.

И это не все титулы и титулы женщины, которая жила не для них, а по велению своей души и совести и выполнила задачу жизни.

Белла Ахмадулина — биография

Знаменитый поэт родился 10 апреля 1937 года в Москве. У нее была интеллигентная семья. Отец Беллы, Ахат Валеевич, работал в партийно-комсомольской службе, был заместителем министра. Мать, Надежда Макаровна, была переводчицей КГБ.

Изначально девушку дали имя Изабелла по тогдашней моде испанских пристрастий.Позже девушка сменила имя, сократив его до ныне известного.

В воспитании маленькой Беллы большую роль сыграла ее бабушка по материнской линии Надежда Митрофановна, причиной тому была занятость родителей. Бабушка учила внучку читать, они вместе читали и сказки, и русскую классику. Эту любовь к литературе Ахмадулина пронесла через всю ее жизнь, она стала ее сокровенной сущностью и смыслом жизни, воплощенными в многочисленных произведениях поэтессы и писателя.

Война не позволила девочке пойти в школу вовремя, ее с бабушкой отправили в Казань, где находилась семья ее отца, бывшего на фронте. Там Белла перенесла опасную болезнь, с которой ей удалось справиться только с приездом матери.

Только вернувшись в Москву, Белла пошла в школу, но учеба среди сверстников обременяла ее, ей было намного приятнее быть наедине с собой и с книгами. Поэтому, будучи чрезвычайно начитанной, в литературе она чувствовала себя рыбой в воде и все свое время посвящала любимой литературе.Чего нельзя сказать об остальных предметах, которые часто прогуливались и игнорировались.

В школьные годы Белла вовсю писала стихи, а к 15 годам уже имела свой устоявшийся литературный стиль. Талантливая девушка состояла в Литературном объединении, в литературном кружке при заводе им. Лихачева, с этим периодом связаны ее первые публикации в журнале «Октябрь» в 18 лет.

После школы была попытка исполнить желание родителей в журналистской сфере, но судьба не позволила Белле заниматься инопланетным занятием — она ​​провалила вступительный экзамен.А на следующий год поступила в литературный институт, о котором мечтала. На этот раз у нее уже был приличный творческий опыт и известность.

Но в студенчестве бескомпромиссный характер Беллы проявился и в ее жизненных принципах, которые не терпят сделки с совестью. Тогда на Бориса Пастернака обрушился шквал обвинений в государственной измене, в том числе и с требованием выдворения из страны. Причина была удостоена Нобелевской премии по литературе. Среди студентов вуза были собраны подписи под таким обвинительным письмом, которое Белла не согласилась подписать, за что ее отчислили.Позже он был восстановлен благодаря помощи редактора газеты, у которого тогда работала молодая девушка.

В 1962 году вышла первая книга стихов «Струна», имевшая огромный успех, несмотря на критику за интимность, напыщенность, не свойственную советским писателям.

Второй сборник стихов вышел в 1969 году и назывался «Озноб». Затем последовали «Уроки музыки», «Метель», «Стихи», «Свеча» … Поэт была неутомимым тружеником, полностью отдаваясь творчеству, творила в любых условиях и в любом месте.

Гражданская позиция Беллы Ахмадулиной

Белла Ахатовна не оставалась в стороне от событий, происходящих в стране и ее политике. Она была тяжело ранена несправедливостью, для восстановления которой предприняла все возможные шаги.

Еще будучи студенткой, она не пошла на сделку со своей совестью и отказалась подписать письмо с обвинением против Б. Пастернака за то, что он получил Нобелевскую премию, что было расценено как предательство Родины и Советского Союза. Правительство настроило против него общественность.Беллу даже исключили из института под предлогом провала экзамена.

Была сторонницей опальных Сахарова, Солженицына, Копелева, защищала и поддерживала их своими призывами и выступлениями в зарубежном радио и прессе, писала о них очерки.

В 1978 году Ахмадулина приняла участие в издании альманаха «Метрополь», в котором собраны произведения многих талантливых авторов, которым было отказано в официальном издании их книг. Этот сборник, сделанный вручную в машинописном варианте, имел тираж 12 экземпляров, один из которых был бы незаконно вывезен в Америку и переиздан там.Жесткая критика и преследования немедленно последовали за участниками не прошедшего цензуру альманаха.

«Письмо сорока двух» — так называется коллективное обращение к президенту с требованием запрета партий в 1993 году, в том числе подписавшей его Беллы Ахмадулиной. А в 2001 году поэтесса встала на защиту НТВ.

Белла Ахмадулина — творчество

На концертах Ахмадулиной люди лили вал, собирая большие залы. У нее был особый художественный стиль, придающий некую старомодность, архаичность, сходство с пафосом прошлого века, но в то же время очень богатый метафорами и причудливыми образами.Обыденность звучания контрастирует с помпезностью и чувственностью.

Но самое главное — каждое стихотворение рождалось в сердце поэтессы, несло в себе живость и искренность, передавало чувства и находило живой отклик в сердцах слушателей и читателей. Ценители ее дара считали, что Ахмадулиной был присущ слог золотого века русской литературы.

Волшебный, сильный голос поэтессы, когда она читала свои стихи, вибрировал такой тугой струной, что не оставлял никого равнодушным и заставлял человека сопереживать, пробуждал его душу, совесть, возбуждал его чувства.Подобно камертону, он настраивался на размышления о жизни, доведенные до высоких истин.

Всю свою жизнь Белла Ахатовна несла любовь и благоговение к своим учителям, которые оказали влияние на всю ее жизнь и творчество — это Ахматова, Цветаева, Пастернак и Мандельштам.

33 сборника прекрасных стихов — главный результат творческой жизни Беллы Ахмадулиной. Плюс множество статей, очерков, переводов зарубежных авторов.

Ахмадулина — забаненный автор

Ахмадулину любили в стране и за рубежом, ее знали и уважали, ее переводили на все языки Европы, и этот авторитет во многих ситуациях защищал ее от репрессий.Но все же ей не удалось избежать участи всех прогрессивных людей «застойного» советского периода, и после выхода книги «Озноб» за пределами страны (Франкфурт) поэтесса подверглась жесткой критике и цензуре.

Издательство отказалось печатать его, и публичные выступления были запрещены. И так продолжалось до начала перестройки. В опале поэтесса продолжала много писать, в ее творчестве были очерки о многих известных людях, таких как Набоков, Ахматова, Цветаева, Высоцкий и других талантах, со многими она была лично знакома и даже подружилась.

Ахматова перевела стихи многих зарубежных поэтов, в 1984 году награждена Орденом Дружбы народов.

Пребывание Беллы Ахмадулиной в Грузии также связано с этим периодом, который произвел неизгладимое впечатление на Ахмадулину, особенно на Тарусу, ставшую любимым местом поэта, ее музой. Здесь родился сборник «Сны о Грузии» и многие переводы стихов выдающихся грузинских поэтов.

Ахмадулина в кино

В юности Белла Ахмадулина снялась в двух фильмах.Это роль журналиста в фильме Василия Шукшина «Такой парень живет», получившем приз Венецианского международного кинофестиваля 1964 года. Второй фильм — «Спорт, спорт, спорт» Элема Климова, в котором Ахматова прочитала собственные стихи, посвященные спортсменам.

Стихи и песни Ахмадулиной стали визитной карточкой известных картин: романа «На моей улице …» в «Иронии судьбы» Эльдара Рязанова. В «Служебном романе» внутреннее состояние героини передает стихотворение «О мой застенчивый герой.«В« Жестоком романсе »Никиты Михалкова звучит романс« А напоследок расскажу ».

Белла Ахмадулина — личная жизнь

Эта женщина была красивой и обаятельной, она нравилась многим мужчинам, они влюблялись в нее, и были толпы поклонников, и были романы и встречи.

За свою жизнь у поэтессы было четыре брака, которые распадались один за другим, и только последний принес ей долгожданное утешение.
Каждый из мужей любил и восхищался ею, они посвящали ей стихи о любви и осыпали их цветами.Но это была не столько любовь к женщине, сколько к великой и талантливой поэтессе. И у нее были свои принципы, свое мнение по различным вопросам, свои стандарты добра и зла, свои человеческие и женские качества, которые нельзя игнорировать. Вместо безусловной любви ее пытались исправить, воспитать и переделать, что не могло не наложить отпечаток на тонкую натуру Беллы.

Мужья Беллы Ахмадулиной

Первым мужем поэтессы в 18 лет стал Евгений Евтушенко.Он был первым знатоком ее стихов гораздо раньше, еще в школьные годы. Потом они снова встретились в институте и, будучи близкими натурами, сильно увлеклись друг другом и подружились, но их роман начался не сразу. Муж не видел в ней ее души, посвятил стихи и признался в любви — пара была счастлива. Но их брак распался из-за беременности Беллы, так как Евтушенко не позволил родиться ребенку. И это стало причиной последующего расставания молодой пары.

Вторым мужем Беллы Ахмадулиной был Юрий Нагибин, писатель, журналист и сценарист. Их встреча произошла вскоре после развода с Евтушенко, в 1959 году. Нагибин обладал даром влюблять в себя женщин. И этот брак для него не был ни первым, ни последним, Белла стала его пятой женой. Прожив в браке 9 лет, Нагибин расстался с Ахмадулиной по собственной инициативе. Не будем углубляться в сплетни по этому поводу, не имея достоверной трактовки, но дело в том, что она не хотела разрывать отношения.Как бы то ни было, развод состоялся, и после него поэтесса, возможно, в растерянности чувств и разочаровании забрала девочку Аню из детского дома, удочерив ее и дав ей фамилию и отчество своего теперь уже бывшего супруга.

Следующий, третий муж Ахмадулиной — Эльдар Кулиев, моложе ее на 17 лет. Откуда он в ее окружении, что их привлекало друг к другу, неизвестно, но между ними сначала возникли дружеские отношения, а затем они переросли в роман, результатом которого стало рождение дочери Лизы.Собственно, этот брак спас Ахмадулину от глубокой депрессии после предыдущего развода, но после рождения ребенка их отношения иссякли.

Всего через год Белла встретила своего главного мужчину, судьбу, который стал ее четвертым мужем, с которым они прожили до конца ее жизни. Это Борис Мессерер, скульптор, театральный художник, сценограф, который с первой встречи понял, что за этой женщиной он пойдет на край света. Он окружил ее любовью и заботой, избавил от тягостной ее жизни, взяв экономку.Он понимал ее нежную поэтическую натуру и предупреждал ее желания и трудности. Да, они искренне любили друг друга и были счастливы. Из этой великой любви после смерти жены Мессерер создал памятник в честь своей жены и величайшей поэтессы, установив его в Тарусе в 2013 году.

Дети Ахмадулиной

В первом и втором браках у поэтессы не было детей. Но после развода со вторым мужем Белла удочерила девочку по имени Анна из детского дома, назвав ей свою фамилию и отчество.

В третьем браке в 1973 году Белла Ахмадулина родила единственную внебрачную дочь Елизавету Кулиеву.

Когда поэт женился в четвертый раз, обе дочери воспитывались родителями Беллы. Несмотря на редкие встречи с мамой, в их отношениях сохранились любовь, тепло и понимание друг друга.

Елизавета пошла по стопам матери и тоже стала писательницей. После смерти матери она издала книгу «Белла. Встречайте послед », в котором отразились главные события ее жизни.Делясь детскими воспоминаниями, Лиза отметила способность матери создавать счастье для своих близких, особенно детей. Детские дни рождения она сделала незабываемым ярким праздником. Она учила дочерей жить по совести и чести, как жила сама.

По словам дочери, Белла очень любила жизнь во всех ее проявлениях и отдалась этой жизни до конца. В этой любви и жизненной радости была суть Беллы, и только зрители создали ее трагический образ.И больше всего Лиза любит эту детскую, восторженную радость жизни в своей матери.

Смерть

Величайший поэт скончался 29 ноября 2010 года после тяжелой болезни в Переделкино Московской области, где они с мужем проживали последние годы.

К этому времени она почти ослепла, что было главным страданием ее творческой души-труженика, так как она не умела писать. По словам дочери Элизабет, это стало основной причиной смерти, по сути, Белла сама запустила программу самоуничтожения, так как не могла выносить бесполезное существование.

Говорят, у нее был рак, но она умерла от сердечного приступа в машине скорой помощи. Похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.
После смерти любимой жены Мессерер написал о ней книгу воспоминаний, а в 2013 году создал в Тарусе памятник Белле Ахмадулиной.

10 апреля — первый день рождения Беллы Ахмадулиной, отметили без нее. После того, как она ушла. Поэту, которому «с неба продиктовали задание», исполнилось бы 74 года. Год назад, примерно в то же время, мы с Беллой Ахатовной договорились составить книгу разговоров.Ахмадулина из-за проблем с глазами давно не пишет, но рассказать — ох, было что сказать! Она была полна энтузиазма и была в отличной форме. Нетерпеливо по телефону она начала рассказывать о том, что предназначено для книги. Потом она заболела … Теперь все, что связано с именем Ахмадулиной, кажется особенно драгоценным. В Лизе Кулиевой беззастенчивое сходство с мамой бросается в глаза не сразу. Но — какой-то поворот головы, вдруг та же модуляция голоса, смех — и на мгновение перед вами как Белла, не повторяющаяся (кто бы посмел на это посягнуть!), Но кто передал младшей дочери то, что она сама называла «мета нашего единства»… Сегодня Елизавета Кулиева в эксклюзивном интервью «НГ» рассказывает, какими были в жизни ее мама и сестра Анна.

— Несколько лет назад в интервью журналу, который мы издали, Белла Ахатовна назвала свою любовь к тебе кроткой и добавила, что кроме этого чувства она тебе ни в чем не помогает. Сколько стоит кроткая любовь Беллы Ахмадулиной?

— Постараюсь объяснить, что, по моим ощущениям, такое кроткая любовь в понимании мамы. В детстве она сама страдала удушающей любовью, характерной для многих родителей.Это такой переизбыток чувств, непреодолимая чрезмерная опека. Бабушка была очень энергичным, волевым человеком. Вероятно, ее желание проникнуть во все укромные уголки существования дочери пугало ее мать, особенно с учетом необычности ее характера, тонкости ее психики, необходимости побыть наедине со своими мыслями.

Маме не хватало личного пространства, повышенная забота она воспринимала как зло. Поэтому она всегда боялась давить на нас своей любовью, старалась дать детям больше воздуха.В ее случае нежная любовь подразумевала очень сильные чувства, но с минимумом очевидного взгляда. Мама совершенно осознанно, четко формулируя для себя, дала нам значительную свободу.

— И сказал это вслух?

— Напрямую — нет. Я никогда не жаловалась: в детстве на меня давили … Но по ее поведению, привычкам, по тому, как она ценила собственное одиночество, уважала наше, вообще любого человека, это можно было понять.

А «помогли — не поспособствовали» — это отдельная тема.Мы с Аней, моей сестрой, выросли в особой атмосфере. Дача в поселке писателей, литературный дом у метро «Аэропорт» … Всюду нас окружали ноющие, избалованные, зависимые «писательские детишки». Уже в детстве, со взрослым сарказмом, я их так называл, переняв выражение у мамы. Это отказ от всякого кумовства, связей, использования славы родителей — она ​​не раз озвучивала. Ей казалось стыдно «вводить» детей в институт, как-то их пристраивать.Вы не можете, вы не можете, вы не можете. Мама была абсолютно права. Мы сами решали, кем будем, сами занимались своими учреждениями. Теперь я даже горжусь тем, что никогда не цеплялся за имя матери.

— Идея «созерцать небеса» за собой неоднократно возникала в стихах Беллы Ахмадулиной. Вы думаете, что теперь она сама хранит вас от небес? Защищает от различных напастей «двух девочек, испачканных малиной»?

— Моя сестра и я верующие, хотя и по-разному.Аня склоняется к православию, мне ближе индуизм. Я бы предпочел верить в реинкарнацию, чем в то, что моя мама смотрит на нас с небес. Нет, я не могу представить, чтобы она сидела где-то на облаке. На мой взгляд, после смерти человек перестает быть самим собой, но его энергия остается. Все, наверное, остается, перетекая в какое-то другое качество.

— Что для вас означает физическое отсутствие матери — независимо от того, что она великий поэт? Или все настолько переплетено, что даже для вас одно невозможно отделить от другого?

— Прошло всего несколько месяцев с тех пор, как умерла моя мать, и теперь мы просто чувствуем зияющую дыру в месте сердца.Мне кажется, что пройдет еще полгода или год, и я пойму: мама есть во всем на свете, вокруг. Я чувствую, как это вливается в меня, в Анку, во все окружающее … Так и будет. А пока ее физическое отсутствие — это неудача, огромная пустота. А тот факт, что моя мама — великий поэт, — это то, как мы с детства научились отделять одно от другого. Мы с Аней чувствуем себя не детьми великого поэта, а детьми нашей мамы. И все же мы знаем, что она великий поэт.Для нас это совсем не ткано. И было бы глупо жить, постоянно помня, что ты как … наследный принц.

Я был маленьким (лет шести-семи), когда после вечера поэзии в огромном зале ко мне подбежала незнакомая женщина с выпученными глазами и крикнула: «Ты знаешь, что твоя мама замечательная ?!» Я не понимал, чего она от меня хочет, но инстинктивно уловил некий секрет, даже драму. Впервые люди косвенно донесли до моего сознания: мама принадлежит не только мне и Ане.Я, конечно, видел: она стоит на сцене, произносит красивые, непонятные слова, слышит восхищенные аплодисменты, но я не знала, как все это связать с чужой теткой, которая откуда-то выскочила. Я не знала как, и все же мне было страшно: что-то могло украсть у нас нашу маму.

Своеобразным подтверждением является история, которую мне на днях напомнила дочь художника Моисея Фейгина Аня Фейгина. Она нам как близкая родственница — в детстве ее часто оставляли с ней.Примерно в то же время я спросил Аню: «Ты знаменитость?» Она решила, что громкая слава Ахмадули сумела меня испортить. Она ответила: «Ты меня знаешь? А Аня? А Белла? «Я кивнула.« Ну, тогда знаменитая ». То есть она восприняла мое любопытство как неправильное, обидное. Но теперь я понимаю, что я имел в виду другое. Видимо, она волновалась, подозревая: а вдруг Аня Фейгина тоже известна? Тогда ее тоже могут украсть?

Ваш вопрос, если вы посмотрите на него, является одновременно концептуальным и очень личным.Мы с сестрой ночью обсуждали что-то подобное. Я не знаю о детях других знаменитостей; наша мама определенно стоит на первом месте. В день похорон ко мне подошли люди и сказали: «Лизочка, мы соболезнуем. Гениального поэта больше нет. «При чем здесь поэт? Я потерял маму. Белла Ахмадулина останется в русской литературе. И мама уйдет.

— Белла Ахатовна провела с вами последние месяцы в Переделкино на старой писательской даче.Вы узнали о ней что-то такое, чего не знали раньше? Вы сделали небольшие запоздалые открытия о ее характере, характере, которые в общем-то неразрешимы?

— Возможно, особых открытий не было. Тем не менее, мы с мамой знаем друг друга 37 лет. (Смеется.) В начале лета мама плохо себя чувствовала. После больницы мы решили, что ей будет лучше в деревне. Мама целый день провела с Катей, женщиной, которая помогала по дому.Дядя Боря (Борис Мессерер — «НГ») и Аня приезжали из Москвы каждый день. Мы с Володей, мой муж, пришли с работы в девять часов. Мама терпеливо ждала вечера. Момент, когда все собираются на веранде за столом. Ее голос звучит в ее ушах, как она церемонно произносит: «Мы собираемся ужинать?», «Что у нас на ужин?» На самом деле мы с Володей ели мясо, какой-то салат, пили вино … А мама смотрела на нас и в лучшем случае пила пионерский кисель.У нее была диета.

Конечно, ритуал соблюдался в течение долгого счастливого периода, когда ее здоровье, казалось, поправлялось. Мама шутила, дурачилась за столом, ласково предлагала: «Давайте подразнить Володю». Вы знаете, она была во многом художником, она считала, что человек — это театр для других, и теперь — за два часа до того, как погаснет свет в 23.00 — она ​​вдохновенно выступала со сцены, снова наслаждаясь быть в центре внимания. Она жила в художественном мире, культурный контекст был ее реальностью, ее средой обитания, а мы, сидя за столом, были людьми другого, современного стиля.Непередаваемые мамины монологи в такой насыщенной, концентрированной форме были почти передозировкой. Даже я, который много слышал раньше, был поражен этими тоннами информации.

Последним, о ком она говорила за два дня до смерти, был Кирилл Ласкарь, известный петербургский хореограф. Я вкратце рассказал, что накануне видел его сына, тоже Киру. Мы друзья. Мама вдруг ожила, стала вспоминать, как маленькая Кира, как они с дядей Борей навещали Ласкари в Ленинграде.Этот город постоянно фигурировал в разговорах моей матери. У них много друзей в Санкт-Петербурге. Все мы были влюблены в одного — отоларинголога Алика Левина. Такой элегантный джентльмен с трубкой. Мама называла его «врач-ухо-стоп», потому что Алик любил мюзик-холл, а его жена Наташа в нем танцевала. А больницу имени Ленина, где работал Алик, нелепо называли «больницей имени Левина».

Вы спрашивали об открытиях, которые я сделал для себя.Не знаю, как назвать эту черту … Непосредственность? Дружелюбная отзывчивость? Бодрость? Похоже, для меня все это не было новостью. Но я почти растерялся, когда услышал, как моя мать, уже довольно слабая, разговаривает по телефону с Азариком (Азарий Плисецкий — брат Майи Плисецкой и двоюродный брат Бориса Мессерера — «НГ»). Азарик работает в школе-студии Бежара в Лозанне. Во время болезни матери они с Михаилом Барышниковым гастролировали по Южной Америке и звонили буквально через день.Мама очень любила Азарика, его веселые звонки с подробными отчетами о поездке просто продлили ей жизнь. Незадолго до смерти матери Азарик позвонил и стал описывать: он сейчас в белых штанах, сидит под пальмой, солнце ему в глаза, кофе пьют … А мама, которая больна, взбодрилась, радовалась, как будто сама наслаждалась этой экзотикой … Прибыв на похороны, Азариус заметил: «Белла позволила нам притвориться, что она не знает …» Очевидно, она сделала.

Однажды Азарик сказал матери, что Барышников шлет ей привет и слова восхищения.Она так забавно отреагировала: «Удивительно, но я думала, он меня не помнит». Как ни странно, на каком-то этапе она действительно начала чувствовать себя немного забытой. Из-за проблем со зрением не писала: не могла сочинять «мысленно» — творческий процесс был прочно связан с рукой, перьевой ручкой. Мама не жаловалась, но по обрывкам фраз нельзя было не понять, что ей грустно из-за публичности, от которой она устала раньше. И он серьезно размышляет о своем значении в литературе.

Подробнее об открытиях. Или не открытия? Матери боялись за ее проницательность. Считалось, что она, как рентген, видит людей насквозь. У мамы было определение: «добрый человек». Она видела «бедных», как ясновидящая. Меня всегда удивляло, что бдительность и чутье в ней непостижимо сочетаются с невинностью. Я не подозревал только о его масштабе. В последние месяцы, когда мы были в тесном контакте, обезоруживающая доверчивость моей матери на каждом шагу была совершенно поразительной.

Обычно все зависело от ее отношения к человеку. Если она была к нему благосклонна, то верила с энтузиазмом и безгранично. Если было отрицательное отношение (причем часто необъективное, необъяснимое), то — абсолютная неприязнь. Она не была грубой — хотя позволяла себе быть резкой перед злодеями. Но мама сделала отстраненное, мрачное лицо, как бы выражая: мне так скучно с тобой. Слово «скучный» определяло ее отношение к большей части человечества.Это не значит, что она кого-то презирала. Я просто не могла найти общий язык …

— Вряд ли ты стеснялся перед знаменитыми подругами своей мамы, рядом с которыми ты вырос. Но сама Белла Ахатовна, застенчиво (или высокомерно) предпочитая «отстраненное обожание» великих — Пастернака, Ахматовой, возможно, считала, что дети должны сидеть тихо и впитывать. Твоя мама побуждала тебя присутствовать, когда завсегдатаи болтают дома?

— Нас с Анкой специально не приглашали: давайте останемся со взрослыми.Но и со стороны мамы тоже не прозвучало «тихо». В комнате, где мы разговариваем, проходили огромные встречи. Аксенов, Войнович, Вознесенский, Рейн, Окуджава … Дым стоял как качалка. Мама иногда отгоняла его рукой: детям было плохо … Нас не заставляли слушать, сидеть. Когда на нас обращали внимание, хотели развлечь, поиграть, мама радовалась. Когда нам с Анкой стало скучно, мы встали и пошли гулять …

В Переделкино обычно приезжали по выходным и праздникам.И жили они на Черняховском. С няней, с которой обращались как с бабушкой. Большую часть времени мама проводила с дядей Бори на Поварской. Понятно, что нам было скучно, мы хотели почаще быть вместе, но это случилось. Контакт по-прежнему оставался постоянным. Мы надолго застряли в знаменитой мастерской. Здесь в нашем присутствии собрались участники «Метрополя». Мы, конечно, мало что понимали, но заметили удовольствие взрослых от работы, их взлет. Мы также наблюдали за тем, что произошло после выхода журнала.Точнее, даже не наблюдали — почувствовали на себе. Люди, которые мне нравились, и их дети, с которыми не было разлива воды, исчезли, испарились. Войновича выгнали из страны, Аксенова заставили не возвращаться. Для меня происходящее было настоящей детской травмой. Я был очень дружен с Олей Войнович и Ваней, внуком Майи Аксеновой. Я не забуду чувство ужасной потери. Я не могла влезть в голову: почему их нет, почему они не приходят снова, почему я их никогда не увижу, почему невозможно общаться, позвонить?

Как они нам все объяснили? Я не могу себе представить.Я чувствовал, что мама боялась за меня и Анку. Ведь уехавшим, как мы узнали позже, угрожали, шантажировали: страх за детей … Мама старательно защищала нас от прямолинейного языка. Я не хотел ввязываться в ранний конфликт с обществом. Я никогда не слышал от нее, например, что пионеры г … но. Но мы почему-то не сомневались: он так и думает. В начале 80-х это звучало предостерегающе: «Не нужно, не нужно с детьми.«Видимо, боялась за детскую психику, боялась двойственности: каково, когда в школе одно говорят про СССР, а в жизни происходит другое — из страны выгоняют замечательных людей?

— Белла Ахатовна следила за тем, как вы учились? Чем вы занимаетесь?

— Она даже изредка (смеется) подписывала мой дневник. Я предпочитал не демонстрировать это, потому что учился плохо. Но моя сестра хорошая. Они использовали ее как пример в школе, и это меня ужасно разозлило.Я рос ужасно растрепанным, прогуливал уроки, не делал уроки и плохо относился к школе. Но мама меня не только не ругала — можно сказать, сознательно попустительствовала. Сколько раз бывал на дачу по выходным и оставался до вторника. Мама писала классному руководителю записки о том, что я болен. Она хотела, чтобы мы побыли с ней подольше, погуляли. Она не сомневалась, что такая невинная ложь нас не испортит.

Единственным в семье, кто мог позволить себе выпустить суровость, был дядя Боря.В детстве он был для нас авторитетом. Под его влиянием я ходил в художественную школу, он учился со мной, сдавал экзамены. Но мне лень работать однообразно, пачкаться в глине и день за днем ​​рисовать. Меня тянуло писать и рисовать. Сейчас тот хороший период в моей жизни, когда я могу заниматься и тем, и другим одновременно. Я арт-директор старейшего рекламного агентства России «Бегемот», отвечаю за творческий процесс: вместе с копирайтерами и дизайнерами придумываем рекламу.А Анка после школы поступила в полиграфический институт — на художественный факультет. Так что мы оба пошли по стопам отчима. Дядя Боря постоянно старался нас дисциплинировать, с трех лет (благодаря ему) заставлял есть ножом и вилкой. Он просто посоветовал нам не мешать разговорам гостей, не перебивать взрослых, короче говоря, вести себя ответственно.

Однажды летом родители уехали в Ленинград. Мне было девять, моей сестре четырнадцать.Остались с Анель Алексеевной, мамой дяди Бори. Произошло жестокое столкновение двух реальностей: отчаянно свободной и другой — когда детей кормят по расписанию и вовремя укладывают спать. Анель Алексеевна, примерная мама и чрезвычайно организованный человек, забила тревогу, потому что мы не вернулись домой в девять часов. Мы не могли понять, в чем проблема. Мама очень рано нам объяснила, что нельзя тыкать пальцами в розетку, переходить дорогу перед машиной и поездом.Мы все это выяснили. Зачем нужен дополнительный контроль? В знак протеста в суп, который приготовила Анель Алексеевна, насыпали пачку соли. Теперь я понимаю, что мы были жестокими детьми: Анель заботилась о нас, старалась изо всех сил. Проступок не имел последствий, хотя мама, наверное, узнала.

Ее позиция о том, что детей нельзя пытать, что любое принуждение является бесчеловечным, осталась непоколебимой. Накануне холодов мы с мамой пошли в комиссионный магазин возле метро «Аэропорт» в поисках дефицитной обуви.Высокая степень свободы привела к комической ситуации. Я выбрала себе сапоги оверсайз. Они были потрясающе красивы. Но так здорово! Мама, которая неизменно элегантно одевалась, пыталась отговорить меня от безумной покупки, но я настоял, и она сдалась, не выжимала. (Смеется.)

Мама дала нам свободу не из-за своей беспечности или занятости, а специально. Нам с ней повезло больше, чем кому-либо в мире. Она была хорошим педагогом, направляя нас, может быть, не совсем традиционными способами, но я бы не хотел оказаться на месте человека, который воспитывался традиционно.Да, маму мои оценки не интересовали, с уроками не помогала. Она не настаивала: обязательно читать то и то … Но она дала правильное отношение к литературе. Я начал писать стихи, едва узнавая буквы — в школу еще не ходил. С четвертого класса стала учиться в литературной студии, побеждала в детских конкурсах. Все происходило как будто помимо мамы. Но кто бы сомневался: явно под ее влиянием. Мне кажется, родившись, я уже знал: литература — это здорово.В воздухе витали имена: Цветаева, Пушкин, Ахматова … Когда мне было десять, я очень торопился: срочно нужно было читать Гоголя, это было невероятно интересно.

Кстати, о Гоголе. Когда мы с моей однокурсницей по Литературному институту и ​​близкой подругой Таней Семилякиной договорились сочинять рассказы для девочек в издательстве Росман и взяли псевдоним Сестра Воробей, меня долго мучили: голова кружилась — Елизавета Воробей, Елизавета Воробей … Где это имя? Я подошел к маме и спросил ее.Мгновенный ответ! «Не Элизабет, а Элизабет. Вы забыли, как Собакевич хотел навязать Чичикову Елизавету Воробей, выставив крепостного за человека? «Но мама перечитывала Гоголя за много лет до меня. У нее была мощная память. Недаром я читал свои стихи наизусть за километры.

А то, что математику можно и не учить, на практике — разрешено, тоже витала в воздухе. Необразованная? Безответственная? А с другой стороны, что я от этого потеряла? Сама мама не раз жаловалась, что не умеет считать мелочи в магазине, разобраться с сдачей.Но я знаю, ее мысли были заняты другими, она не хотела вникать в ерунду, зацикливаться на гроше. Мама была рациональным человеком с математическим, как это ни парадоксально, складом ума. Интеллект полностью позволял ей заниматься высшей математикой.

Несмотря на кажущуюся отстраненность, она была очень и очень умной и позитивной. Некоторые знакомые предполагали, что ей не понравится мое решение поступить в Литературный институт, из которого ее исключили за отказ вписаться в преследование Пастернака.Но моя мама всегда насмехалась над людьми, испытавшими силу прошлого. Она утверждала, что глупо жить воспоминаниями, когда можно жить сегодняшним днем. Чтобы свести счеты с Литературным институтом, где когда-то была удушающая атмосфера или, как она сказала, «коммунистическая чушь»? Зачем?

— В целом образовательный процесс, независимо от того, проходил он или нет, имел место. Чему еще ты научился у своей мамы?

«У меня патологическая опрятность — однозначно у мамы.А Анка не терпит бардака. Мама любила порядок. Совершенный порядок. На столе никогда не было щебня, груды бумаг. Просто лампа или свеча, ручка и стопка страниц, написанных на одной стороне. Мама писала на листах А4. Это было непременным условием жизни. В конце 80-х, когда исчезла не только хорошая бумага — трусики и мыло, друзья заказали маме большую толстую книгу в твердом переплете с чистыми страницами из переплета. В результате этим стал пользоваться кто угодно, но только не она. Сначала я сочинил свою первую сказку и нарисовал иллюстрации.Затем в записной книжке появилось несколько забавных стихотворений, которыми поделился с мамой. Однажды осенней ночью на даче мы с ней придумали рассказ про Страшного Чучела. Мама рассказала об этом Евгению Попову. Он решил продолжить сказку и записал ее в книгу. Так родилась традиция: книгу начали писать все, кто приходил в дом — Андрей Битов, Виктор Ерофеев, еще кто-то …

Вот я и думаю: что нас троих объединяет? Мы все разные — мама, Аня, я. Однако есть семейная черта, ее нет… бац, генетически передается, мама воспитывала нас так, что мы не способны на подлость. И мы с сестрой не умеем плести интриги, мошенничать. На работе мне легче прямо врезаться, чем действовать потихоньку … Например, мама не говорила: «Садитесь, девочки, я вам объясню, что хорошо, а что плохо». Никогда — в назидательной форме, никогда — примечаний, но все, что она говорила, было об этом: человек должен быть честным, щедрым; жадность, трусость, тщеславие омерзительны.Доброта означала открытость, неспособность предавать и способность к состраданию. То есть она нас специально вырастила. Включая упоминание ситуаций и собственных действий, когда она проявляла эти качества.

Что еще мы однозначно взяли от мамы, так это хорошее отношение к собакам. Давным-давно, зимой на даче, каждый день или через день варила огромную кадку, бросая туда все, что было под рукой: кости, хлеб, крупы. На санки водрузили гигантский чан, она их тащила, а мы, малыши, с мисками пошли на морозе с улицы Довженко на улицу Ленина, где нашли бродячих собак.Невербализованная команда матери Аня восприняла как призыв к действию: иди и спаси! У нее есть две собственные собаки, пока она везет незнакомцев в ветеринарную больницу, прикрепляет их к друзьям. Мне тоже жалко животных, но теперь у меня только кошка. Во время болезни матери ее прозвали (это забавляло мою маму) «маминой кошкой» за то, что она подлизывалась, подлизывалась к ней и просто бегала, чтобы жаловаться.

Чувствуя себя слабой, мама не отпускала старого плюшевого мишку. Насколько я знаю, он существовал.В детстве мама с ним играла, даже отвезла в эвакуацию и привезла обратно. Когда мы приехали, мы получили медведя. Увидев его на даче, мама обрадовалась, почувствовала. Вполне безопасно, только внутри все шумит. Мама то и дело нежно поглаживала стеклянные пуговицы и своим неописуемым голосом говорила: «Ах, как я помню эти глаза!»

— Вы когда-нибудь видели, как пишет Белла Ахатовна?

— Мама не писала, находясь с нами в одной комнате.Это было бы неестественно. Но случилось это всего один раз. Мы вдвоем больше месяца отдыхали в Холгине под Ленинградом. Других номеров в мотеле не было, нам дали двухместные. Тут я и увидел: мама села вечером за стол и всю ночь работала. Я заснул — она ​​пишет, проснулась — тоже пишет … Однако меньше всего меня волновало то, что я был свидетелем причастия. Мне было 11, в мотеле была конюшня, и все, что меня интересовало в то лето, были лошади.

— Белла Ахатовна отличалась беспечностью в финансовых вопросах, при появлении засорялась гонорарами. Конечно, в периоды безденежья ее спасал «чудесный выбор из самых высоких наград: ямб, хорей, амфибрахия, анапест и дактиль». Но хватило ли этого набора для прозаичного супа?

— Правда, у мамы были плохие времена: ей не давали работать, не давали публиковаться. Она столкнулась с большими финансовыми трудностями. Однако нам с сестрой было нечего надеть — мы быстро выросли.Холодильник никогда не был пустым. Здесь мама как-то умудрилась обеспечить нам сытое детство … А вообще она даже культивировала в себе бытовую неспособность. Талант так требовал от нее. При первой же возможности мама освободилась от решения материальных проблем, расчистив территорию для насыщенной внутренней жизни. От обременительного «варианта» отказался.

— На Востоке есть пословица: «Даже черная ворона говорит воронке:« Ты моя маленькая белая. «В вашей семье все наоборот.Понимая свою непохожесть, Белла Ахатовна ассоциировала себя с паршивой овцой и горевала, что в ней были дети. «Непоправимое и невероятное / в их лицах — мета нашего единства». Вы тоже считаете, что мама «другая», и это сложно, с этим нужно жить?

— Тот факт, что в детстве я отчаянно пытался доказать, что ничем не отличаюсь от своих сверстников, есть — частично — утвердительный ответ. Довольно долгое время власти относились к моей маме чуть ли не как к врагу народа.Мы не были посвящены в это, но мы не были слепыми. Мы уловили странность, отстраненность, непригодность моей матери, мы знали, что она с некоторой долей трагедии проецирует это на нас. Такая почва не могла быть неблагоприятной для комплексов. Глупость: из-за них мне даже стало стыдно за оглушительную славу мамы, громкую фамилию. На вопрос «Правда ли, что твоя мама Белла Ахмадулина?» надоело мне. Маме принадлежат строчки: «Того, кто один, не сосчитать». Она посвятила их Павлу Антокольскому, но это, конечно, про себя.Однако когда вырастете, вы поймете неоценимость необычности. В подростковом возрасте вы так хотите быть похожими на всех. Когда я ходил в школу, я завидовал другим детям: они такие простые, классные, они не захотели бы со мной дружить. Но все хотели. Нашу непохожесть, судя по всему, заметили только мы.

Все это в прошлом. Если человек вовремя не избавится от детской (завышенной или недооцененной) самооценки, он не сможет вырасти. Мы быстро выросли.Как известно, все гении — дети. А поскольку ваша мать — ребенок, вы становитесь его родителями, которые не имеют права быть «другими». Они должны твердо стоять на ногах. Наверное, когда-то и мы были неприспособленными, пусть те, кто лезет из строя, не могли за себя постоять. Но жизнь предъявила нам свои требования, и теперь, я думаю, мы не потерялись перед лицом вызовов. Мы земные. При этом они умные, крутые, возможно, талантливые … Но мы не мама. У нас нет такого потрясающего дара, как ее.Она человек совершенно другого порядка. Гений. И было бы смешно, не имея материнского дара, «отличаться».

— Знаменитое «Все больше и больше я безгрешен перед людьми, / все больше и больше виновата перед детьми», написанное в детстве, Белла Ахатовна как-то вам объяснила, кто вырос?

— Мама в различных формах сообщала нам, что чувствует себя виноватой. Она вздохнула то грустно, то шутливо: «Бедные, бедные дети!» (Смеется.) Это произошло и тогда, когда мы стали большими, независимыми… Где-то глубоко внутри нее жила идея, что материнство важнее всего на свете. А так как подарок ненасытно потребовал ее безраздельно, велел не отвлекаться, то упрекала себя в том, что обделила нас вниманием.

Не думаю, что вина моей матери оправдана. К ней нельзя подходить по общепринятым стандартам, как если бы она была учителем или бухгалтером. Насколько могла, мама копалась в нашей жизни, следила за успехом. Она восхищалась тем, что я много и упорно работал.Когда, не выдержав марафона в издательстве «Росман», я сошла с дистанции, она стала робко надеяться, что я возьмусь за серьезные стихи. Она спросила: «А ты пишешь? Вы пишете? «Здесь тоже нужно понимать подтекст. Написание было высшим благословением для моей мамы, это то же самое, что для гурмана вкусно поесть, выпить отличного вина. Ее« ты пишешь? »Равносильно заботе обычного человека. Мать: «Ты сыт? Ты поел?» Но и здесь мама не проявила «жгучую опеку».«Кротко — возвращаясь к началу разговора — надеялась, что у меня такая же потребность писать, как у нее. Но теперь я почти не пишу стихи. Я все понимаю в себе. (Смеется.) Я взялся за прозу.

Было ли доверие между нами, что часто возникает между мамой и девочками? Нет. Мы с Анкой оградили ее от лишних подробностей, не обременяли ее своими проблемами. Конечно, пока мама была относительно здорова, мы не были слишком тревожными, заботливыми детьми. Но мы всегда заботились о ней.Так было принято в семье. Но мама видела все насквозь … В разгар последнего экономического кризиса индустрия рекламы сильно пострадала. Для тех, кто в нем работает, наступил непростой период. А потом звонок мамы: «У тебя денег нет, я знаю». — «Что ты? Есть. Все нормально». «Не обманывай. Приди и возьми. «Как она пахла? Очевидно, я не руководствовался тем, что рекламный бизнес был почти покрыт медным тазом …

— Почему-то кажется, что сколько бы разных нюансов в твоей жизни ни было, один Стихотворение «В ожидании елки» с ласково нежным припевом «сестра и сестра», «дочери Елизавета и Анна» способно залить любовью все непроизвольные разрывы, возникшие в отношениях с мамой.И вы не перестаете это чувствовать. Правильно?

— Да. И пусть все будут завидовать, что мама написала нам такое стихотворение. Это не просто стихотворение — момент триумфа. Мама по-своему призналась нам в любви. Подшучивает над американцами с их постоянным в фильмах: «Я люблю тебя». — «И я люблю тебя». Она сказала: «Я не хочу выглядеть глупо, как они, но все же очень тебя люблю».

Она умела устраивать праздники. В новогоднюю ночь приехали на дачу. В большую комнату, поставленную в углу, внесли великолепную ель.Это было обязательное мероприятие — пока под окном не посадили небольшую елку. Маму подарила работница Женя, которая в наше отсутствие ухаживала за домом, газовым котлом. Сначала мама приставила кончик к дереву с земли, потом она стояла на табурете, мы забирались на стулья. Через окно протянут провод с лампочками. Валенки у нас были всегда, много пар. Мы влезли в них и, упав в сугробы, натянули проволоку на дерево. Мы старались вовсю.Хотя какие мы были знатоками электричества. Учитывая, что мы дети, а мама поэтесса.

Последнее время она не видела с нами Новый год. Она все реже стала бывать в Переделкино. Елку мы украшали без мамы. Видишь, какой он высокий? Шарики можно вешать только на нижние ветки. В этом году впервые после долгого перерыва поставили в комнату елку. Памяти моей мамы. На нашем участке росли две ели, мешавшие друг другу.Один был ранен. Меня осенило: все равно умереть, так пусть умрет красиво. Аккуратно срубили, занесли в дом, украсили игрушками, цветными лампочками. Было ощущение, что мама где-то рядом. Потому что, кроме нее, никто в моей жизни не украшал живую елку.

Информация
Посетители в группе Гости , не могут оставлять комментарии к этой публикации.

10 апреля — 80 лет со дня рождения Беллы Ахмадулиной.В издательстве «Молодая гвардия» недавно вышла книга Марины Завады и Юрия Куликова «Белла. Встречи после». Отрывок из нее — сокращенный разговор с дочерью поэта Елизаветой Кулиевой — публикует Российская газета.

Белла Ахмадулина: «Пальмы ландыша даны и хранятся в обереге. И структура души, открытой для любви, прекрасна» … Фото: Виктор Васенин / РГ

В За годы, прошедшие с тех пор, как уехала Белла Ахатовна, в вашей жизни произошло много событий.Главное: родились двойняшки — Маруся и Никола. На наших глазах вы несколько лет боролись, вытащив неизлечимого мальчика из болезни. В той беде, которая случилась, вы скучали по своей матери?

Я не готов к такому вопросу. На мой взгляд, это не связанные вещи. Когда ваш ребенок ужасно болен, вы начинаете жить обыденной, суровой жизнью, для кого-то невыносимой … Я всегда старалась уберечь маму от своих бед. А в случае с Николой она не хотела бы, чтобы мама видела мое горе.Все-таки у поэта разная степень боли, правда? А моя мать служила своим богам.

— Сходство четырехлетней Маруси с маленькой Беллой даже забавно. Какие черты характера своей мамы вы замечаете в ней?

Маруся — человек, которого нельзя заставить что-то делать, пока она сама к этому не придет. Абсолютно маминого типа. Внешне кротость, но внутри — стержень, которого не ожидаешь от такого милого существа, эльфа. В моей матери это противоречие между внешней незащищенностью и внутренней силой также было поразительным.Даже дома. Допустим, на даче забит туалет, все в панике. А мама забеспокоилась, но она пошла, залезла туда рукой и убрала … Решительность.

И, конечно, упрямство невозможно. Не ломайся. Маруся такая же. Она увлекается построением фраз, игрой со словами. Мы редко ходим в Макдональдс, но потом зашли, она говорит: «У нас сегодня праздник вредных вещей». Это тоже мамина …

Две девочки, Елизавета и Анна, рано поняли, что их мать особенная.А человек, который жил рядом, ваш папа Эльдар Кулиев — давайте обратимся к словам Лауры Герра — «Я даже не понял, кто был рядом с ним»?

Не совсем так. Он все понял. В чем смысл? Думаю, он по-своему страдал, потому что живет в тени Ахмадулиной. Это она собирала средства, готовила какие-то курсовые работы для Эльдара … Мой отец был хрупким, нежным, но, к сожалению, не только по возрасту, он был инфантильным. Им обоим было тяжело.Мама написала в письме: «Мне тяжело жить не только как старейшина». А мужчине в браке стыдно быть ребенком …

— Вы знали своего балкарского деда Кайсына Кулиева?

Для многих девушек идеалом мужчины является папа, но поскольку у меня не было отца, а мы с отчимом никогда не были близки, дед стал для меня недостижимым идеалом мужчины навсегда … В возрасте Из шести лет я лежал в больнице с мамой.

Новая книга, посвященная Белле, содержит разговоры с ее близкими и теми, с кем пересекалась ее жизнь.

Две недели мы провели вместе в коробке — на одной кровати. Мама уговаривала меня терпеть боль, но это было почти не в моих силах: двенадцать инъекций в день. Наверное, во мне накопилось колоссальное внутреннее напряжение из-за боязни рычать, потому что, когда я вдруг увидел Кайсына в конце коридора больницы, я с силой бросился к нему. Не забуду, как я бежал по длинному коридору, а дедушка шагнул вперед, и я за него повис. Я был очень молод, но я чувствовал такую ​​исходящую от него силу и такую ​​жалость, что только мужчина, возможно, отец, может дать.

Вы недавно взялись перечитать «Дневник» Нагибина в связи с найденными дневниками матери, узнав, что она, будучи его женой, тоже вела дневник?

Это чистое совпадение. Однажды я уже взялся за «Дневник», но, видимо, не успел. А потом меня потянуло вернуться к книге. Наверное, потому, что после отъезда мамы возникло желание глубже погрузиться в ее жизнь, в частности, в тот мир, когда она жила в Пахре … И вдруг — такая радость! Я узнал, что вы нашли неизвестные записи моей матери в Российском государственном архиве литературы и литературы.Я начал читать, и у меня перехватило дыхание. В какой-то момент меня стала волновать тема человеческого одиночества. Я много думал об этом, и именно в те дни я наткнулся на дневник моей матери, который просто сформулировал именно то, что я думал о любви моей матери и Нагибина.

— Отношения этих двух людей — какими они видятся глазами взрослой дочери Ахмадулиной?

Нагибин и моя мама несколько противоположны. Он эрудит, жестко логичный, вменяемый, честный (я имею в виду наедине с собой, судя по «Дневнику»).Мама — воплощение гения, интуитивно воспринимающего мир.

Непохожие, по-разному трансформирующие реальность в творчество, они удивительным образом объединились в одно целое и, проникая в укромные уголки друг друга, по-своему составили идеальный ум. Сложно сказать, кто из них дал другому больше. Я не исключаю, что Нагибин. Сегодня утром я снова перечитала дневники матери и взяла их с собой. Здесь она пишет: «Юра … создал и обновил мою внешность… И это было так знаменательно, что моя мама путем смелой реформы превратила бесформенную кровь в младенца, тем не менее проделала со мной менее эффективную операцию, чем Юра ».

Нагибин познакомил свою мать с мировой культурой. Неужели это то, во что он так любил, чему учили в Литературном институте? Позже в гневе упрекнет: «Вы мало читаете». Что ж, по сравнению с ним многие люди выглядят идиотами. А мама дышала литературой, но она была человеком другого рода, а не академическими знаниями.И заслуга Нагибина, конечно, в том, что он не только открыл для нее пласты неучебных имен, но и дисциплинировал чтение. Однако ее приближающийся дар стал и для него откровением. На каждого из них выпало счастье: найти единомышленника, человека, с которым можно говорить на одном языке … Какая пронзительная набоковская запись в ее дневниках — про совместный обед на даче, лицо Юрия склонилось над тарелка, птицы снуют за окном, а в конце — мольба: «Господи, оставь мне все это»…

Мама никогда не упоминала свою личную жизнь перед дядей Бори / Мессерере / в нашем присутствии, создавалось впечатление, что она просто родилась в браке с ним. Но мне, естественно, пришло в голову, что в ее жизни есть пробелы, о которых она не упоминает. Теперь, держа в руках найденные мамины страницы, я как женщина понимаю, в какие страдания должен был обернуться для нее распад брака с мужчиной, если она много жила с ним под одной крышей, она пишет, как будто в начале интима: «… Все во мне ориентировано на одну страсть, на одну привычку везде натыкаться на единственное целительное тепло, жадно окружать себя им — все сводится к Юре. «

Этот худой, глубокий мужчина вдобавок дал своей матери то, что редко дают худые: мужскую заботу, финансовую безопасность, комфорт большого красивого дома. Правда, хозяйкой в ​​этом доме она так и не стала, но чувство порядка, прибежища, размеренной жизни как радости надолго наполнило ее чем-то похожим на блаженство…

Вы причислили Нагибина к сподвижникам моей матери. Разве это не слишком сильное слово для писателя, сочинившего много оппортунистической чепухи?

Начав вести дневник, Нагибин сделал отметку, что есть литература для себя и для печати. Нагибин не мог себе позволить не писать «для всех». Он боялся бедности на генетическом уровне. Много позже мама обронила, что Нагибин ненавидит власть, и сказала: «На деньги построю из нее забор». Но с ним случилось ужасное.Думал, что ради денег можно сочинить хак и при этом выйти на идеал. Фактически, в конце концов, хакер его сожрал.

Все это печально. Потому что, как бы Нагибин по ту сторону забора ни пытался интегрироваться в систему, представление о нем как о советском писателе ошибочно. Он держался в стороне, из-за внутренней оппозиции во многих литературных компаниях он чувствовал себя неуютно. А мама в незнакомых домах тушила. Я всегда догадывался, что она плохо себя чувствовала среди людей, которые были не близки, но оказывается, что еще в юности она описывала в дневниках происходящее с ней, что в гостях она чувствовала муки стыда, скуки, лени, одиночество, отчуждение к другим-существующим хозяевам.

… В общем, двух «неформатных» людей под одной крышей уместить непросто. Исключаю зависть, но мужественность Юрия Марковича вряд ли обидела известность его молодой жены. Мама была на таком гребне славы, что уже тогда меня узнали на улице, потому что я похож на нее. Мне кажется, любому мужчине тяжело терпеть, если то, что ему дается тяжелым трудом, его товарищ добивается легко, шутя. Гениальная легкость, с которой мама черпала стихи, казалась непринужденной, и когда Нагибин упрекал ее в том, что она вообще не умеет работать, он был, по крайней мере, несправедлив.По шкале времени оказалось, что ее неработоспособность принесла литературе гораздо больше, чем трудоспособность Нагибина.

Шашки Ахмадулиной поразили в РГАЛИ. Множество несчастных зачеркнутых слов, строф, целых страниц! Сколько женских силуэтов и лиц было механически нарисовано рукой, когда застряли ангельские слова, родиться не хотелось!

Это абсолютно пушкинский рассказ, когда кажется легкость. Мама любила говорить на эту тему … С детства занимаюсь сочинением, все время были разговоры о стихах и творчестве.Что писать стихи сложно, мне кажется, я понимал с пеленок, но то, как мама описывает этот процесс в своих дневниках, совершенно оглушает.

Когда моей матери не дали Нобелевскую премию, она сказала: И это правильно. Нет ничего

— «Стихи возникают во мне только в связи с тяжелыми страданиями мозга. Напоминает ли это признания под пытками?»

Да. Мама старалась, чтобы «насилие» не было заметно никому, кроме нее, чтобы в муках стихов родился чудесный театр.Но писать стихи было для нее работой. К тому времени, когда я осознанно вспоминаю себя, она стала, думаю, намного организованнее, чем в эпоху Нагибина, давно уехала где-то в Репино, Комарово, в Карелии, на пенсии, писала. В Сортавале нам дали дом на двоих. Зацвела черемуха, мама затащила ее в дом огромными охапками: «… она туоми. И печенье туоми, если цветет». Она привезла с собой пишущую машинку, которую подарил Василий Аксенов. Внутри скотчем приклеил фото с надписью: «Белочка для стучания рифм.«Эта машина используется для« отстукивания »удивительного цикла Сортавала.

В архиве мы наткнулись на телеграмму о стихотворении Ахмадули «Думаю, какой я был глуп», появившемся годом ранее: «Ялтинский Крым дом творчества литературного фонда Ахмадулина Белла 10 04 1968 пока что наши мысли чистые на площади восстания половина седьмого поцелуи поздравляем Андрея Булата Вася гладилин дьяченко евгений жора зяма иржик кит леопольд миша и может больше, но не меньше »…

Итак, моя мама — все знают — была предана друзьям: Окуджаве, Войновичу, Аксенову … У нее с ними были светлые отношения. Никогда — зависть, всегда — восхищение, умение ценить чужой талант. Но, на мой взгляд, более точное слово у нее — товарищ. Или очень любимый: брат. Такой сложный человек, как моя мама, ощущавший внутреннее одиночество, свою замкнутость и чуждость, не нуждался в дружбе в обычном, особенно женском понимании, с ее обязательным доверием, необходимостью излить душу.Да и не было принято, как мне кажется, в близком кругу мамы конфиденциального общения. В компании товарищей моей маме не нужно было преодолевать стесненность, ей было хорошо с ними, в самых шумных собраниях подразумевалась и принималась ее обособленность. Как только ее руки были раскрыты слишком широко, она спряталась. Потому что в объятиях писать нельзя. Чтобы писать, нужно быть одному. В этом, на мой взгляд, она больше всего связана с Окуджавой. Но я совсем не уверен, что они были родственными душами.Скорее, я уверен, что нет. Огромная любовь, нежность, взаимное влечение, но нелегко, тем не менее, замедление шагов перед мнимыми воротами. Мама была одинока по определению. Одиночество как призвание, как приговор.

Белла Ахатовна, как вы сказали, высмеивала людей, испытавших на себе силу прошлого. Это свойство очень несентиментального человека. Что еще это давало о себе знать?

Когда вошло в моду поднимать шестидесятые на щит, моя мама сказала мне, как будто обращаясь к своим знакомым из этого поколения: «Вы упоминаете те годы через слово, оттепель, просто потому, что тогда вы были молоды, а теперь вы старые дураки.«Она была убеждена, что настоящий поэт всегда шире любого направления, направления. Я ненавидел пафосные разговоры о« стадионах ». Литературная судьба мамы так сложилась, что они помогли ей прославиться, но это не было ее целью, и спустя годы она стала не гордилась собой в роли завоевательной трибуны. Такая роль была ей чужды. В общем, мама считала, что каждый имеет право тосковать по прошлому, но незачем кричать о своей печали, возвышать Или — тогда напишите об этом, как Набоков.

Заметили ли вы в дневнике совсем юной Ахмадулиной рассуждения о патриотизме? «Сколько нас учили патриотизму … довели нас до смерти, глухоты и холода на все, а нам оставалось только показать … человечка, которого мы с Юрой вчера видели: среди далеких сырых снегов, под огромным небом, наполненным темным Богом, он забрел в безнадежную даль, упал лицом и руками в снег, пошатнулся с невероятной скоростью, упал и скитался много веков подряд.И от всего этого была такая меланхолия, такая лесковская щека в груди, такой страх и головокружительное родство и гибель с этой землей, которые являются патриотизмом для россиян ».

Многое здесь, вероятно, пришло от Нагибина, из их разговоров по этому поводу. У мамы в записях есть момент, когда полупьяный Толя, чистивший снег в саду, замерзает, увидев синичку, и долго тупо-мечтательно наблюдает, как она клюет зерно. Мама замечает, что это свидетельствует о вечной сентиментальности русского человека при виде живого существа.Я сразу вспомнил «Дубровского». Поджигая дом, он просит кузнеца Архипа открыть двери, чтобы спящие клерки могли выбраться. А Архип, наоборот, запирает их, но, увидев кошку, бегающую по крыше с жалобным мяуканьем, опускает лестницу и лезет вслед за ней в костер. О Толе, о тех же пьяных печальниках, мама пишет с восхищением, смешанным с иронией.

Что характерно: маме всегда легче находила общий язык с людьми, чем с советскими писателями.На даче в Переделкино она очень дружила с рабочим Женей. Когда мама приехала из Москвы, приехала Женя, долго разговаривали, иногда пили. В устной речи моей мамы было много народных, деревенских слов, которые она ввела специально. Из первого, что приходит в голову, слово «ничаво».

— «А у меня ничего нет» …

Что, в общем-то, недалеко от истины. Моя няня Анна Васильевна с большой жалостью относилась к маме, считала, что все пытаются «оставить ее без штанов»… Во время безденежья после «Метрополя» тетя Аня нашла подработку, чтобы нас прокормить. Мы, конечно, все равно не просили, но няня считала своим долгом накормить детей сытно и вкусно. В ее комнате был огромный американский сундук. Все время она мне говорила: «Когда я умру — не забывай, деньги спрятаны на дне сундука». Тетя Аня умерла в 1992 году, в один день с Асафом Михайловичем Мессерером. Мама хотела приехать на кладбище, но у них с дядей Бори было время только на поминки.Там мама вспомнила историю: как-то, увидев, что огромный пес Маргариты Алигер упал с цепи, бросившись на собачку Евтушенко, моя няня преградила ему путь и протянула руку. Ужасные шрамы остались на всю жизнь.

О Евгении Евтушенко — косвенном участнике героического эпоса. Мы знаем, что его контакты с вашей матерью не прекратились.

Для вас это не новость: ваша мама не пожала руку тем, к кому плохо относилась. А с Евтушенко они могли встретиться на улице, остановиться или вместе прогуляться по Переделкино.Время от времени она приезжала к нему на дачу, иногда он к нам заглядывал. Это не помешало матери Евтушенко дразнить. Но, несмотря на это, она сохранила к нему определенную теплоту.

А также сохранилось около ста страниц стихов, написанных его рукой в ​​конце пятидесятых годов, и толстый перевод из азербайджанской книги Наби Бабаева «Дуб на скале».

Вы нашли это в архиве? Я, наверное, это пропустил.

— Да. Почему-то не выбросила, развелась.

Вряд ли за этим скрывается что-то концептуальное в отношении первой любви. Скорее надо иметь в виду: они поэты. А это еще рукописи …

В 1998 году Российский ПЕН-центр выдвинул Ахмадулину на соискание Нобелевской премии. Но португальцы победили Хосе Самараго. На свете нет справедливости! Как Белла Ахатовна отреагировала на несостоявшегося лауреата?

Она, конечно, знала о выдвижении, но была смущена этим. А когда узнала, что не выиграла, прокомментировала: «И правильно.И нет ничего ». Но, возможно, она хотела признания. Потому что в конце жизни она начала задавать вопрос: помнят ли, будут ли помнить?

Покойная Ахмадулина как-то незаметно сменила свой шумный богемный образ на респектабельный. Она с честью принимала заказы и Государственные награды. Однако, как бы хорошо она ни выглядела внешне, принадлежащая к новой социальной элите, она все равно оставалась не в порядке — во всех смыслах этого слова. Стоя в стороне. Было ли время, с которым она ладила внутренне? Кроме ночи, конечно?

Награды, награды для мамы были ненужными и важными.Она немного стеснялась государственных наград. По ее мнению, это не то, к чему должен стремиться поэт. Они еще больше льстили дяде Бору. И она пожала плечами: «Это так? Ну, пойдем, достанем». Кстати, вся семья поехала в Кремль на Государственную премию. Мы с Зюгановым почему-то выпили. Это когда мою маму отвели в президентский шатер. В нем Путин поздравил лауреатов. Дядя Боря все пытался там прорваться. Но охрана его не пустила.Но мы с Битовым взяли под руку, сделали важный вид и пошли легко. В палатке мама познакомила меня с президентом.

— Так что она сказала? «Это моя бедная Лиза»?

Как и положено по этикету: «Разрешите познакомить вас с моей дочерью». Мама была шикарно одета. Но для нее этот день меньше всего был поводом для рассказов. Скорее он дал мне повод поболтать с друзьями о том, как я ел свинью в Кремле, пил с Зюгановым и пожал руку Путину.

Теперь о том, какое время было наиболее подходящим для мамы … Да, нет. Ощущение быть мамой в любое время было драматичным. А ночь? Она прожила ночь. «И структура души, открытой для любви, прекрасна». Когда читаю эти строки, я представляю себе Сортавалу, черемуху, раннее утро. Любимое время мамы: восход солнца.

Поэта от непоэта можно отличить сразу, даже по одному стихотворению. Именно из этого исходили учредители премии 2012 года, решив чествовать молодых поэтов…. У Беллы четыре номинации: на стихи на русском и итальянском языках, на эссе о современной поэзии и «Прикосновение к Казани» (название из статьи Ахмадулиной «Тайный союз слов») для поэтесс из Татарстана.

Проси дождя, слепой воды его, / сегодня будет дым, а завтра будет дым / во всех садах / грустно и по-домашнему. / Сегодня — сад, / и свет его глубок … — так начинается стих, признанный жюри во главе с критиком Натальей Ивановой лучшим в этом году.Ее автор, поэт и журналист из Жуковского Екатерина Перченкова, окончила исторический факультет МГУ, училась в Литературном институте и считает Ольгу Седакову своим учителем по поэзии.

Другой российский лауреат, ученик Михаила Гаспарова, критик Илья Кукулин, тоже был вдохновлен творчеством Седаковой. Его победившее эссе «Стилизация фольклора как память о Европе:« Старые песни »и« Песни западных славян », в котором анализируются циклы Пушкина и Седакова, вошло в сборник статей« Ольга Седакова: Стихи, смыслы, чтения » .

Выбор этого года был трудным. Наша юная поэзия очень сильна, независима от старших, развивается по-своему, но с большой любовью к слову, к традиции, — говорит Наталья Иванова. — В этой традиции много линий, и каждый юноша выбирает свое.

Екатерина и Илья были награждены традиционными призами Bella — миниатюрными копиями мессереровского памятника Ахмадулиной в Тарусе. Такой же приз в номинации «Прикосновение к Казани» удостоилась юная татарская поэтесса Эльвира Хадиева.На сцену вышли итальянские победители, точнее итальянцы. Итальянское жюри во главе с профессором русской литературы Пизанского университета Стефано Гардзонио присудило победу Алессандре Кава за стихотворение «Войдите: это деревня» и Федерике Джордано, получившей приз в категории «Оптимизм — аромат. жизни».

Этот памятный сувенир 2017 года посвящен памяти Тонино Гуэрра, друга Ахмадулиной, который покинул нас 5 лет назад в марте 2012 года.Победителем в номинации должен был стать опус, отмеченный непобедимой, истинно геррской любовью к жизни. А кроме поэтессы Федерики, поэт и художник Василий Бородин получил мозаику, выполненную Марко Бравурой по пастели Гуэрры для стихотворения «Дождь разбил яблоки». В котором есть такие строчки: «Сверху счастливые ночи / звезды / полный ума, печали / и в нем проснутся пробелы — / звезды соседние, остальное …»

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *