Посткоитальная дисфория: Почему после секса бывает грустно

Содержание

Почему после секса бывает грустно

Посткоитальная дисфория — это состояние общей угнетенности, апатии, пониженного настроения, которое проявляется сразу после секса, и нередко — хорошего. «Афиша Daily» разбирается, почему люди плачут после полового акта и стоит ли беспокоиться по этому поводу.

На самом деле посткоитальная дисфория — это довольно распространенная вещь в своих малых проявлениях. Правда, в некоторых случаях она может принимать неприятный оборот. В 2015 году The Journal of Sexual Medicine опубликовал исследование, в ходе которого выяснилось, что 46% женщин хотя бы раз в своей жизни ощущали резкое снижение настроения сразу после секса, а 5% испытывали состояние посткоитальной дисфории несколько раз за последний месяц. Достоверной статистики по проявлениям дисфории после секса у мужчин, к сожалению, нет, хотя сексологи отмечают, что такие случаи тоже нередки.

Как и почему это происходит

Люди, которые периодически сталкиваются с посткоитальной дисфорией, говорят, что ее появление не зависит от качества полового акта: часто дисфория наступает после очень хорошего секса с приятным партнером. «Я осознаю это как щелчок, — рассказывает девушка, согласившаяся дать анонимное интервью для этого материала, — появляется ощущение, будто происходит нечто плохое и страшное, возникает тревога. Иногда бывают мысли о том, что я вообще делаю в этом мире». Другая девушка говорит, что почти каждый раз ощущение дисфории приводит к слезам и крайней раздражительности: «Я становлюсь жутко обидчивой, ко всему придираюсь, мне ужасно хочется плакать. Но мыслей о том, что я жалею об этом сексе, у меня не появляется. Есть именно почти физическое ощущение грусти».

Во время секса все было в порядке, но потом я шла в ванную и начинала рыдать, сама не зная почему

Посткоитальная дисфория может длиться от нескольких минут до трех-четырех суток. Во многом это зависит от ее происхождения и тяжести, хотя достоверно неизвестно, что является главной причиной ее появления. Сексологи говорят, что она может проявлять себя на фоне совершенно разных факторов у разных людей. «Посткоитальную дисфорию можно назвать симптомокомплексом, который наблюдается при различных состояниях, — объясняет главный научный сотрудник отдела сексопатологии Московского НИИ психиатрии Михаил Ягубов. — Причинами могут быть чисто психологические проблемы, негативные события в отношениях, склонности к фобиям (например, боязнь заразиться), органические поражения мозга, различные неврологические и психические расстройства и даже гормональный дисбаланс, хотя это не подтверждено».

Надо сказать, что посткоитальная дисфория редко оказывается патологическим случаем. Михаил Ягубов, опираясь на свой врачебный опыт, говорит, что намного чаще ему приходится иметь дело с ускоренным семяизвержением, расстройствами влечения, желания и оргазма, болевыми ощущениями. Но в то же время врач отмечает, что если посткоитальная дисфория беспокоит достаточно сильно и долго, это повод обратиться именно к врачу-сексологу. Однако чаще всего эта проблема решается с помощью психолога.

Психологические причины дисфории

Часто человек испытывает дисфорию после секса с партнером, который делает отношения откровенно опасными. Одна из героинь материала, которая долгое время состояла в отношениях с абьюзером (человек, совершающий физическое, моральное, экономическое или любое другое насилие. — Прим. ред.), вспоминает, что сильные вспышки дисфории в то время происходили регулярно: «Мы были парой, и я не совсем понимала, что мне не хотелось заниматься с ним сексом: раз все к этому располагает, то почему бы и нет. Во время секса все было в порядке, но потом я шла в ванную и начинала рыдать, сама не зная почему».

Семейный психолог и сексолог Марина Травкова говорит, что дисфорические ощущения действительно появляются после секса с партнером, когда ты одновременно и хочешь, и ненавидишь его: «Это тот случай, когда человек сначала позволил себе заняться любовью, а потом он себя за это грызет».

Часто во время секса и прелюдии к нему различные проблемы отходят на второй план из-за возбуждения и эмоций. Но когда половой акт завершается, все это возвращается и разом обрушивается на человека. Иногда дисфорию запускают некоторые психологические установки, связанные с сексом, например, когда человек переживает из-за случайной связи, потому что подсознательно он уверен в том, что это плохо.

Я объясняю это тем, что организм отвык от таких ощущений, а потом вспомнил, обрадовался и почувствовал себя опустошенным — так ведь часто бывает после события, которого долго ждал

Один из героев статьи рассказал, что в его случае дисфория всегда случается после долгого перерыва в сексе, причем неважно, с кем произошел контакт — с постоянным или случайным партнером: «Для себя я объясняю это тем, что организм отвык от этих ощущений, а потом вспомнил, обрадовался и почувствовал себя опустошенным. Так ведь часто бывает после счастливого события, которого долго ждал».

Как говорит Марина Травкова, многим из нас бывает непросто открыться кому-то, показать, насколько на самом деле мы чувствительны и уязвимы, а ведь именно во время секса происходит близость, когда мы по-настоящему отдаемся партнеру. «Физиологическое возбуждение было высоко, оргазм получился, но потом начинает перевариваться содержание процесса, — говорит Травкова. — Это можно назвать приливом и отливом — когда человек был слишком открыт, а теперь ему хочется откатиться назад, и на фоне этого неуюта могут ощущаться дисфорические явления».

Если не затрагивать психологические или органические проблемы, то и самый прекрасный секс все равно может быть стрессом для организма, поэтому некоторые реакции, похожие на дисфорические, вполне естественны: кому-то хочется сразу уснуть, кто-то хочет побыть немного в одиночестве, а кого-то тянет поплакать. Такие вещи, как отмечает Марина Травкова, обычно не беспокоят людей и не считаются проблемой, если происходят редко и не слишком раздражают.

Подробности по теме

Как и зачем разговаривать о сексе с партнером

Как и зачем разговаривать о сексе с партнером

Как и зачем говорить об этом с партнером

Причиной плохого настроения после секса могут стать временные проблемы с партнером — ссоры, конфликты, подозрения в неверности. В этом случае дисфория может сойти на нет сама по себе, но, конечно, лучше обсудить ее с партнером. Правда, здесь возникает вероятность того, что партнер не поймет или, что еще хуже, примет это на свой счет и обидится. А это может повлечь за собой целый комплекс проблем с дальнейшими сексуальными контактами. Сексологи сходятся во мнении, что часто им бывает очень трудно разобраться, что стало причиной, а что следствием дисфорических ощущений их клиента.

Человек может начать избегать секса, чтобы не получать осуждение снова, и это ведет к тому, что он решит избегать секса вообще

«Если партнер вдруг реагирует на признание в таких ощущениях как на некую ненормальность, как на личное оскорбление, то тот, кто испытывает дисфорию, начинает считать себя ущербным, — объясняет Марина Травкова, — и это приводит к серьезным проблемам, замкнутым циклам». По словам сексолога, человек может начать избегать секса, чтобы не получать осуждение снова, и это ведет к тому, что он решит избегать секса вообще.

Замалчивание проблемы тоже может негативно влиять на отношения. Любое замалчивание приводит к тому, что люди начинают избегать друг друга, а это нередко доводит до разрыва, поэтому обсуждать с партнером дисфорические ощущения после секса надо обязательно. Главное — понимать как.

Семейный психолог и сексолог Марина Травкова рекомендует соблюдать в этом случае главное правило хорошей коммуникации: «Нужно говорить от первого лица — о себе и о своих ощущениях. Например, честно признаться, что ты не знаешь, почему это происходит, но периодически с тобой такое бывает. Если это не связано с партнером, то можно прямо попросить его вести себя в таких ситуациях определенным образом». Важно быть тактичным и честным.

Подробности по теме

Когда пора идти к психологу и как выбрать профессионала

Когда пора идти к психологу и как выбрать профессионала

Что делать

В целом, если вы периодически сталкиваетесь с посткоитальной дисфорией и она вам не мешает, не волнуйтесь — скорее всего, с вами все нормально. Если вы чувствуете, что негативные ощущения после секса раздражают вас и влияют на отношения с партнером, поговорите с ним и постарайтесь не задеть его чувства. Не получилось — идите к хорошему психологу, который поможет вам разобраться в том, где может прятаться истинная причина.

Однако надо помнить, что иногда посткоитальная дисфория проявляется на фоне серьезных заболеваний — психических, неврологических и, возможно, эндокринных. Поэтому внимательно следите за своим здоровьем и обращайте внимание на другие изменения в вашей повседневной жизни.

Ученые: мужчины страдают от подавленности после секса

Мужчины не меньше женщин страдают от подавленности и раздражения после секса, выяснили австралийские ученые. Они надеются, что эти данные окажутся полезны сексологам при работе с мужчинами, а также помогут сами мужчинам не закрываться в себе, а говорить о своей проблеме.

Ученые из Квинслендского университета технологий в Австралии провели первое исследование мужчин с посткоитальной дисфорией — грустью, слезливостью и раздраженностью, следующими после секса. Это явление распространено среди женщин, но среди мужчин не рассматривалось. Результаты были опубликованы в журнале Journal of Sex and Marital Therapy

.

Посткоитальная дисфория — это подавленное настроение после секса.

В 2015 году журнал The Journal of Sexual Medicine опубликовал исследование, в ходе которого выяснилось, что 46% женщин хотя бы раз в своей жизни ощущали резкое снижение настроения сразу после секса, а 5% испытывали состояние посткоитальной дисфории несколько раз за последний месяц.

Посткоитальная дисфория может длиться от нескольких минут до трех-четырех суток. Во многом это зависит от ее происхождения и тяжести, хотя достоверно неизвестно, что является главной причиной ее появления.

«Исследование раскрывает данные опроса 1208 мужчин из Австралии, США, Великобритании, России, Новой Зеландии, Германии и других стран, — рассказывает Джоэл Мацковяк, ведущий автор исследования. — 41% из них сталкивались с посткоитальной дисфорией на протяжении жизни, в 20% — в течение последнего месяца. До 4% страдают от посткоитальной дисфории регулярно».

Некоторые мужчины также оставили комментарии о своих чувствах после секса. Среди них были следующие: «Я хочу, чтобы меня не трогали и оставили в покое», «Я чувствую себя неудовлетворенным, раздраженным и очень беспокойным», «Все, чего я хочу — остаться один и отвлечься от того, что сейчас происходило».

«Среди других описаний чувств встречаются «безэмоциональность» и «опустошенность», — продолжает Мацковяк. — При этом те мужчины, чей посткоитальный опыт был позитивен, отмечали хорошее самочувствие, удовлетворение и близость к партнерше».

Профессор Роберт Швайцер, еще один автор работы, отмечает — результаты показывают, что реакция на секс для мужчин может быть куда более разнообразной, чем считалось ранее. Это может быть использовано в лечении сексуальных расстройств и для более открытого обсуждения мужского сексуального опыта.

«Внимание ученых до сегодняшнего дня было сосредоточено на первых трех фазах полового акта человека — возбуждение, плато и оргазм, — говорит профессор Швайцер. — Опыт фазы разрешения не до конца понятен и поэтому изучен мало. Считается, что после секса мужчины и женщины испытывают спектр положительных эмоций, включая удовлетворение и расслабление. Однако более ранние исследования посткоитальной дисфории у женщин позволяют считать, что и женщины, и мужчины испытывают ее в примерно равной степени. Ее причины не ясны до конца и включают как биологические, так и психологические факторы».

Мацковяк отмечает, что отдельные данные, полученные в клинических исследованиях, а также анализ записей в блогах показывают, что посткоитальная дисфория действительно присутствует среди мужчин и может влиять на взаимоотношения в паре.

«Например, было установлено, что пары, которые после секса разговаривают, целуются, обнимаются, сообщают о большем удовлетворении от секса и от самих отношений. Это показывает, что период сразу после секса важен для выстраивания связи, — говорит он. — Таким образом, отрицательные эмоции, которые испытывает человек с посткоитальной дисфорией могут привести к стрессу как у него самого, так и у партнера, влияя на важные процессы в отношениях, привнося в них конфликты и влияя как на половые отношения так и на союз в целом».

Швайцер отмечает, что в западной культуре мужчины особенно часто сталкиваются с определенными ожиданиями от них в сексе и предположениями насчет того, как они должны себя вести.

«Эти допущения широко распространены в маскулинной суб-культуре и предполагают, что мужчины всегда хотят секса и рассматривают его как нечто приятное. Но исследование посткоитальной дисфории идет вразрез с этими культурными догмами», — отмечает профессор.

Еще одна проблема, от которой могут страдать мужчины после секса — синдром посторгазмического недомогания. Синдром проявляется после эякуляции в виде группы физических и когнитивных симптомов, включающая нарушение речи, проблемы с памятью, ухудшение настроения, снижение зрения, головную боль, лихорадку, потливость. Впервые синдром был обнаружен в 2002 году, на сегодняшний день зарегистрировано всего около 50 случаев.

Основная причина заболевания – аутоимунное или аллергическое расстройство, считают исследователи. Анализ посвященных синдрому работ показал, что из 33 пациентов 29 испытывали аллергическую реакцию при инъекциях собственной спермы в плечо. При введении плацебо реакции не наблюдалось.

Также предполагается, что расстройство может свидетельствовать о дисбалансе химических веществ в мозге пациента. Кроме того, более половины мужчин с этим синдромом страдают от преждевременной эякуляции, но связь между этими явлениями пока не ясна.

Что такое посткоитальная дисфория и почему она есть у мужчин

Секс-наставник рассказал в тиктоке про посткоитальную дисфорию у мужчин после интима с женщиной, но девушки поняли его слова превратно и разозлились. После постельных утех порой грустят все, но у феминисток есть своё универсальное объяснение: просто мужики сами во всём виноваты.

Секс-коуч Макс Блэк даёт советы, которые «помогут наладить секс и отношения», а также периодически объясняет подписчицам мотивы поведения мужчин. В очередном ролике, опубликованном 6 сентября, блогер рассказал следующее:

Из мужчин никто в этом не признается, но после постели сразу, буквально в течение 5 минут, мы можем испытывать прямо отвращение к партнёрше. И это очень сложно объяснить.

@keksovetnik##сексолог ##сексология♬ оригинальный звук — keksovetnik

Подписчики принялись живо обсуждать сказанное и делиться опытом. Но далеко не все мужчины сталкивались с подобным.

Я ещё давно спрашивала у своего парня. Он с удивлением посмотрел на меня и сказал: «Что за бред, никогда за собой такого не замечал».

Некоторые подписчицы горько пошутили, что женщины платят партнёрам той же монетой, но в бó‎льшем размере.

В этом никто не признается, но мы, девушки, испытываем отвращение к мужчинам всю жизнь.

Другие юзеры заметили, что после секса грустят далеко не только мужчины.

Это не совсем отвращение, это скорее некое безразличие, т.к. всплеск эмоций и гормонов уже произошёл. Это же испытывают и женщины.

Наконец пришли фолловеры, которые объяснили: блогер говорит о посткоитальной депрессии.

Это называется посткоитальная депрессия, и она имеет очень разные проявления.

Проблема плохого настроения после секса и впрямь довольно распространённая вещь. Это явление ещё называют посткоитальной дисфорией, но ничего страшного в нём в целом нет. Причиной негативных ощущений могут быть как проблемы в отношениях, так и эндокринные или неврологические заболевания.

Но в комментариях были и подписчики, которые решили копнуть ещё глубже.

Потому что спите с разными девушками, и на самом деле это отвращение к самому себе.

Эту мысль развила пользовательница твиттера под ником положение лёжа, причём в своём рассуждении пришла к очень неожиданному выводу. Если верить ей, получается, что мужчины до того сами себе неприятны, что женское удовольствие их только злит.

положение лёжа

На видео мужик говорит, что все мужики после секса некоторое время испытывают отвращение к партнёрше. Знаете почему? Потому что мужики неприятны сами себе, и им непонятно, как кто-то может добровольно с ними спать. Им неприятно, что женщинам может быть с ними приятно.

Девушке сразу напомнили, что всё объясняется куда проще.

Радиоптичка

Это называется посткоитальная дисфория, и женщины её испытывают ещё чаще. 46% женщин и 41% мужчин имели такой опыт. Очнись.

Тем не менее та посчитала, что всё очень даже логично.

положение лёжа

Всё правильно. Женщины испытывают отвращение из-за того, что переспали с мужиками, мужики испытывают отвращение к женщинам за то, что те с ними переспали.

Пока одни грустят после секса, другие вообще не могут найти с противоположным полом общий язык. Девушка пожаловалась, что не может найти парня из-за впечатляющих форм, но разозлённые мужчины быстро указали на её ошибку.

А вот школьница из Китая пока одинока по другой причине. Просто её отец так шикарно и молодо выглядит, что сам может сойти за ученика колледжа, и одна мысль, чтобы соревноваться с ним в красоте, пугает ровесников школьницы.

Почему вы испытываете грусть после секса | Нормально ли это? — Психология эффективной жизни

Принято считать, что секс должен приносить приятные ощущения партнерам. Половая активность и оргазм способствуют выделению окситоцина в организме — так называемого гормона доверия, который позволяет нам формировать эмоциональную привязанность к партнеру. Секс не только повышает настрой, но и некоторым людям дарит ощущение осмысленности жизни. Исследования даже показывают, что после хорошего секса организм находится на подъеме до двух суток!

Однако, несмотря на все эти положительные последствия сексуального акта, немало людей испытывают отрицательные переживания — и это при условии, что секс был с любимым человеком. Этот феномен грусти после полового акта получил название посткоитальной дисфории.

Что такое посткоитальная дисфория?

Этот термин описывает целый список негативных эмоций, которые следуют за желанной сексуальной активностью: грусть, раздраженность, тревога, вплоть до депрессии. Важно понимать, что его нельзя применять к сожалениям по поводу насильственного полового акта или случайной связи на одну ночь. Загвоздка заключается как раз в том, что мы испытываем неприятные переживания после секса с любимым или как минимум симпатичным нам партнером.

Кто этому подвержен?

До недавних пор исследования посткоитальной дисфории проводились на женщинах. В одном из них среди 230 студенток примерно 46% признались ученым, что хотя бы раз в жизни испытывали грусть после секса. 5% участниц рассказали, что испытывали эти симптомы в течение последних четырех недель. Еще одно исследование, проведенное среди той же целевой группы — студенток вузов, — показало похожие результаты.

Но более свежие исследования показывают, что эти переживания знакомы и мужчинам. Одно из них, опубликованное в научном журнале «Секс и брачная терапия» (Journal of Sex & Marital Therapy) в 2018 году, выявило, что из 1200 опрошенных мужчин 41% испытывали посткоитальную дисфорию хотя бы раз за всю жизнь, 20% — хотя бы раз за последние четыре недели, 3% — регулярно.

В чем причина посткоитальной дисфории?

Литературы на эту тему не так уж много. Как результат, у нас лишь ограниченное понимание причин возникновения этого феномена. Однако исследования предполагают, что самые очевидные предпосылки — генетика, личностные характеристики (например, более высокая эмоциональная реактивность) и тип привязанности (в особенности тревожный и избегающий). 

Кроме того, у некоторых женщин негативные переживания после полового акта связаны с детским опытом сексуального насилия и травмы. Впрочем, это лишь часть возможных причин, остальные нам еще предстоит узнать.

Нормально ли это?

Наверняка, когда вам грустно после секса с любимым человеком, вы ломаете голову, что с вами не так. Но правда в том, что подобные переживания не обязательно означают, что сам половой акт был недостаточно удовлетворительным или что ваши отношения идут под откос. Хотя, несомненно, болезненные ощущения во время секса и разногласия в отношениях вполне логично могут вызывать негативную реакцию.

Во время полового акта партнеры особенно уязвимы, секс может поднимать на поверхность затаенные эмоции и переживания. Если вам становится грустно, вы раздражены, тревожны после секса, первым делом стоит порефлексировать. Что стало предпосылкой для этого? Если проблема не решается при помощи осмысления происходящего, стоит обратиться за помощью к психологу, который поможет вам разобраться в причинах.

Источник

 

От редакции

Важная составляющая приносящей удовольствие интимной жизни — это послевкусие секса. Как не обесценивать его, рассказывает Наталья Терещенко: https://psy.systems/post/kak-ne-obescenivat-poslevkusie.

Многие женщины испытывают трудности в принятии собственной сексуальности, стесняются и подавляют ее. Возможно, все идет еще из детства. Как перестать запрещать себе быть чувственной женщиной, рассказывает Эрик Павловский: https://psy.systems/post/zapreschennaya-zhenschina.

Всем, кто хочет больше знать о сексе, идеальном партнерстве, сделать интимную жизнь более яркой и гармоничной, рекомендуем к прочтению книгу Джуди Даттон «Любовь и секс. Как мы ими занимаемся»: https://psy.systems/post/dzhudi-datton-lubov-i-seks.

«Переспал — поплакал»: что такое посткоитальная дисфория? | Аман Бол

Конфликт в отношениях

Секс и прелюдия к нему — время, когда имеющиеся проблемы в отношениях как бы исчезают, растворяясь в дымке возбуждения. Однако когда дело сделано и гормоны вновь приходят в норму, конфликты, недоговорённости и претензии друг к другу возвращаются с новой силой — это и становится причиной дисфории.

Завышенные требования к сексу

Нередко посткоитальная дисфория наблюдается среди людей, у которых сформирован некий строгий образ того, как должен выглядеть идеальный секс. Если реальная ситуация отклоняется от этого плана — не сбывшиеся ожидания могут спровоцировать ощущение тоски, никчёмности, пустоты и других признаков посткоитальной дисфории.

Чувство вины после гомосексуального опыта

Особо отметим случаи однополого секса. Нередка ситуация, когда человек только начинает путь к собственной идентификации — его влечёт однополый секс, но вместе с тем он считает такие отношения неуместными, позорными, «греховными» (почему это не так — читай в нашем материале). Как следствие — после секса человек начинает испытывать характерное для посткоитальной дисфории чувство стыда, которое вполне может перетечь в депрессивное состояние.

Генетическая предрасположенность

Исследователи выдвигают гипотезу о том, что некоторые люди просто генетически предрасположены к посткоитальной дисфории.

Такое вообще лечится?

Во-первых, важно понимать, что повод насторожиться есть только в том случае, когда симптомы посткоитальной дисфории наблюдаются регулярно.

Во-вторых, не следует забывать, что однозначные причины появления посткоитальной дисфории медиками не изучены, поэтому способы избавления от неё могут носить исключительно характер рекомендаций. У всех могут быть разные случаи — от психологических проблем, вызванных прошлым травмирующим сексуальным опытом до гормональных сбоев в организме.

При частом проявлении симптомов посткоитальной дисфории рекомендуем обратиться к врачу-сексологу.

Важна не только прелюдия, но и «эпилог» секса

После того, как дело сделано, не следует сразу расходиться по своим делам или отворачиваться к стенке и засыпать — посвятите друг другу ещё некоторое время, чтобы столь сильные эмпатичные связи не прерывались внезапно. Целуйтесь, обнимайтесь, смейтесь, разговаривайте, а затем примите вместе душ — некоторые специалисты утверждают, что подобное завершение секса избавляет от симптомов посткоитальной дисфории.

Признай, что твоя сексуальность — это естественно

Увы, большинство из нас воспитано в условиях, где вопросы сексуальности замалчиваются: об этом не принято говорить с родителями, а в обществе главенствует парадигма гетеросексуализма. Всё, что выходит за его рамки, жёстко стигматизируется. Однако давно пора понять и принять, что человеку позволительна любая сексуальная самоидентификация, которая: а) приятна и органична этому самому человеку; б) не затрагивает свободы и комфорта других людей. При соблюдении этих правил никому не должно быть дела до того, с кем ты спишь — это твоё неотъемлемое право. Принятие ценности своей сексуальной самоидентификации — надёжный способ избавиться от чувства стыда, разочарования и ощущения позора после секса. Безусловно, принятие себя — долгий путь, требующий решительности, но он того стоит. Вот материал, который может тебе немного помочь на этом нелёгком пути. А вот ещё один.

Избавься от ожиданий

Психологическая аксиома гласит: «Боязнь краха зачастую приводит к краху». Если к каждому сексу подходить с точки зрения соревнования — «нужно обязательно показать себя с лучшей стороны/побить рекорд» и т.п. — вероятность фиаско только усиливается, а твоё психологическое состояние ухудшается.

В конце концов, секс — всего лишь одна из сторон жизни и отношений — причём не всегда самая главная. Может не получиться. Такое бывает у каждого. После этого мир не рухнет. Постарайся по возможности относиться к сексу просто как к милому приключению и бонусу к и без того прекрасной жизни — ты заметишь, как отношения заиграют новыми красками, а дышать станет свободней.

Что делать, если у партнёра/партнёрки признаки посткоитальной дисфории?

Во-первых, ни в коем случае не обнулять значимость состояния человека: если он/она грустит и явно чувствует себя после секса не в своей тарелке — значит, на то есть причины. Ты можешь осторожно пойти на контакт: обнять, поцеловать, сказать ласковые слова — возможно, от этого человеку станет легче. Лучше обойтись без лишних расспросов и попыток залезть в душу, ведь после секса такой человек может быть особенно уязвимым. Поговорить вы успеете через некоторое время, скажем, на следующий день. Особенно есть смысл поговорить, если признаки дисфории проявляются у второй половинки регулярно. Только делай это максимально деликатно.

А во-вторых, постарайся не принимать плохое настроение партнёра/партнёрки после секса на свой счёт — повторимся, появление посткоитальной дисфории редко зависит от качества секса.

Почему некоторые женщины плачут после секса и нормально ли это

Как объясняет это явление медицина

Существует такое понятие, как посткоитальная дисфория . Это состояние, при котором может возникать апатия, угнетённость, понижение настроения после завершения полового акта. Помимо сильного эмоционального расстройства, в список симптомов можно включить и возникновение раздражительности. Сохраняться дисфория может от нескольких часов до нескольких дней.

В 2015 году был проведён онлайн-опрос, участие в котором приняло 230 студенток. По итогам исследования выяснилось , что 46% опрошенных женщин хотя бы один раз в жизни испытывали резкую смену настроения сразу после полового акта. Причём 5% респондентов отметили, что симптомы посткоитальной дисфории проявлялись у них за последний месяц неоднократно.

Подобное состояние может наблюдаться и у мужчин. В 2018 году проводилось исследование, подтвердившее этот факт. Из 1 208 участников мужского пола, принявших участие в анонимном опросе, 41% испытывали посткоитальную дисфорию за свою жизнь. Были и те, кто подтвердил, что сталкивается с расстройством после секса постоянно, — таких оказалось 4%.

Почему это происходит

Пока молекулярный механизм, лежащий в основе расстройства, изучен не полностью. Поэтому нельзя однозначно заявить, что посткоитальная дисфория является эндокринным явлением и возникает из-за гормональных изменений во время интимной близости.

Точно можно сказать, что описанное состояние не зависит от качества сексуального контакта. Резкое изменение настроения у женщины или слёзы могут появиться, даже когда секс приносит удовольствие.

В качестве предпосылок к возникновению посткоитальной дисфории можно рассматривать целый ряд факторов.

Биологическая реакция

В некоторых случаях плач может возникать в качестве механизма для уменьшения напряжения и интенсивного физического возбуждения. Вся сдерживаемая сексуальная энергия внезапно высвобождается, что иногда может действительно довести до слёз.

Счастье

Слёзы на глазах могут появляться благодаря целому перечню эмоций. И среди них не все плохие. Каждый становился свидетелем или сам испытывал состояние «слёз радости». То же самое может происходить и после секса, а иногда и непосредственно в процессе полового контакта.

Если у женщины давно не было интимной близости или она долго ждала этого момента, чувства могут быть ещё более интенсивными.

Нервный срыв

У каждого человека полно внутренних переживаний, которые он скрывает и которыми предпочитает не делиться с партнёром. Все эти гнетущие мысли постепенно разъедают изнутри, мешая вдохнуть полной грудью и просто наслаждаться жизнью.

Негатив собирается как снежный ком и в один момент достигает критической отметки. Половой акт может стать этим самым моментом, когда сил терпеть уже больше нет и все эмоции вырываются наружу. «Секс иногда заставляет нас чувствовать себя уязвимыми, и эта уязвимость может вызвать слёзы. Сразу после секса наступает рефлексивный период. Наружу выходят эмоции и переживания, которые вы обычно держите в тайне», — говорит Ян Кернер, нью-йоркский сексолог.

Стыд или вина

У кого-то причиной для посткоитальной дисфории может стать нетипичное поведение партнёра в постели, к примеру его неожиданные попытки добавить немного БДСМ. Причиной для резкой смены настроения может стать даже выход кишечных газов, которые рвутся наружу в самый неподходящий момент. Та же история может приключиться и с воздухом, который скапливается во влагалище.

У некоторых женщин есть страх показываться перед партнёром в обнажённом виде. Избегание привязанности и неуверенность, а также боязнь потери собственного «я» могут способствовать развитию посткоитальной дисфории.

Чувство вины и стыд нередко становятся серьёзной преградой в отношениях, влияя на сексуальную жизнь пары.

Депрессия

В ситуациях, когда плач после секса возникает на постоянной основе, это может являться признаком депрессии или же другого нарушения психического здоровья.

Вот перечень дополнительных признаков , которые свидетельствуют о депрессивном расстройстве:

  • постоянное чувство беспокойства, усталость, проблемы со сном;
  • раздражительность и гнев;
  • тревожность;
  • изменения аппетита;
  • потеря концентрации;
  • утрата интереса к нормальной деятельности, в том числе и к сексу.

Посткоитальная дисфория чаще наблюдается у женщин, страдающих от послеродовой депрессии. Колебания уровня гормонов приводят к постоянной и быстрой смене настроения.

Боль

В медицине описано состояние сексуального расстройства под названием диспареуния . Женщина во время полового акта испытывает дискомфорт в области малого таза и наружных гениталий. Физическая боль во время секса лечится, достаточно записаться на приём к врачу.

Узнайте больше 🧐

Основа для подобного явления может быть и психологической. Обычно причиной является негативный сексуальный опыт в предыдущих отношениях или неудовлетворённость нынешним партнёром.

Опыт сексуального насилия или жестокого обращения часто приводит к развитию эмоциональных и/или психологических проблем, включая беспокойство по поводу половых контактов.

Что делать, если вы плачете

Если вы физически ощущаете боль во время секса, нужно записаться на приём к врачу. В ином случае задайте себе несколько вопросов :

  1. Вы действительно плакали или проронили всего несколько случайных слезинок?
  2. Какими были ощущения — эмоциональными или физическими?
  3. О чём вы думали, когда всё началось? Были у вас в голове тревожные мысли или приятные?
  4. Слёзы помогают снять напряжение или усиливают его?
  5. Переживали ли вы заново какое-то оскорбительное событие или отношение со стороны партнёра?

В том случае, если ответы больше говорят о физическом удовольствии и любви, беспокоиться не нужно. Нет ничего ужасного в том, чтобы пролить несколько слезинок или всхлипнуть.

Куда сложнее, когда ваши ответы указывают на эмоциональные проблемы в постели или отношениях. Вот несколько рекомендаций, которые стоит попробовать:

  1. Выждите какое-то время. Задайте себе те же вопросы спустя несколько дней — так вы сможете более подробно изучить свои чувства.
  2. Поговорите о проблемах с партнёром. Работа над отношениями улучшает сексуальную жизнь.
  3. Чаще говорите о сексе. Обсуждение ваших интимных пристрастий пойдёт только на пользу. Старайтесь обмениваться идеями и ощущениями. Критики в подобных разговорах должно быть меньше всего.

Именно попытки скрыть ваши настоящие переживания и эмоции чаще всего являются причиной того, что отношения со временем разрушаются.

Что делать, если ваша партнёрша плачет

«Неужели я настолько плох?» — примерно такие мысли возникают у большинства мужчин после того, как они впервые сталкиваются с женскими слезами после секса. Не нужно сразу думать, что вы сделали что-то не так. Велик шанс того, что организм женщины в данный момент переживает самую настоящую бурю, в которой смешалось много эмоций и ощущений.

Если ваша вторая половинка плачет после полового акта, поступайте следующим образом:

  • Поинтересуйтесь, всё ли нормально, можете ли вы чем-то помочь.
  • Ни в коем случае не принижайте и не обвиняйте партнёршу.
  • Уважайте желание женщины побыть какое-то время наедине с собой.
  • Попробуйте обсудить случившееся позже.

Для любого человека важно, чтобы его партнёр просто был рядом. Обычно даже этот факт уже положительным образом влияет на ситуацию.

Нормально ли это и когда стоит беспокоиться

Если посткоитальная дисфория проявляется на протяжении длительного периода времени, стоит обратиться за помощью к врачу-сексологу.

Если же описанное расстройство бывает периодически и не мешает вашей сексуальной жизни или отношениям с любимым человеком, волноваться не нужно. При возникновении негативных мыслей или раздражительности после секса обсудите это со своей второй половинкой. Если самостоятельно решить проблему не получается, есть смысл сходить к психологу или сексологу — они помогут разобраться в причине подобного явления. Следите за здоровьем в повседневной жизни и при выявлении новых симптомов посетите врача.


Поделитесь в комментариях, возникало ли у вас когда-нибудь состояние, описанное в статье, и как на него реагировал партнёр?

Читайте также 🧐

Посткоитальная дисфория — как с ней справиться? | Дханвантари

Секс — это опыт, который в большинстве случаев связан с приятными эмоциями. Однако для некоторых людей этот процесс может привести к необъяснимым ощущениям грусти и тревожности. Данное состояние известно как посткоитальная дисфория.

Что такое посткоитальная дисфория?

Посткоитальная дисфория — это переживание негативных эмоций, таких как грусть, апатия или тревожность после удовлетворительного полового акта. Важно отметить, что эти неприятные эмоции не связаны с самим половым актом, который в этих случаях происходил по взаимному согласию и даже мог сопровождаться оргазмом. Посткоитальную дисфорию можно наблюдать как у людей, которые находятся в серьезных отношениях, так и в ситуации первого сексуального контакта с новым партнером.

Причина этого состояния еще не до конца ясна, но большинство экспертов считают, что это связано с аномальной реакцией мозга на вещества, выделяемые организмом во время секса, а также с искажением восприятия секса и сексуальности.

Вот некоторые из причин, лежащих в основе посткоитальной дисфории:

1. Гормональные изменения — одной из причин может быть изменение количества гормонов, которые выделяются в организме во время секса. Во время полового акта организм выделяет гормоны, такие как дофамин, окситоцин, эндорфины, делающие людей счастливыми. Их внезапное снижение после секса может привести к возникновению неприятных эмоций.

2. Социальная среда — некоторые люди воспитаны в среде, где секс считается постыдным занятием, и именно эти убеждения, привитые с детства, могут быть причиной чувства стыда или депрессии после полового акта.

Как с ней справиться?

Как и во всем в отношениях, самая важная вещь для решения проблемы — это общение с партнером. Необходимо поделиться своими чувствами и говорить с близким человеком. Не стоит скрывать эмоции или стыдиться.

Можно вести дневник и записывать свои мысли и чувства после секса. Это помогает выявить первопричину проблемы.

Посткоитальная дисфория чаще встречается у женщин, поэтому некоторые эксперты советуют им контролировать свой менструальный цикл, так как эти негативные эмоции, сопровождающие половой акт, чаще возникают незадолго до или во время менструации, когда присутствуют гормональные изменения, которые могут объяснить состояние.

Что вызывает грусть после секса? Влияние психического здоровья

Когда вы чувствуете грусть или раздражение после секса по обоюдному согласию, у вас может быть посткоитальная дисфория (ПКД). Это обычно называют «пост-сексуальным блюзом». Это происходит, когда вы испытываете ряд негативных чувств после желаемой сексуальной активности. После секса с партнером вы можете испытать ряд эмоций, включая грусть, раздражительность, возбуждение, беспокойство и депрессию.

Что такое посткоитальная дисфория?

PCD относится к негативным переживаниям после секса.Это отличается от женских сексуальных дисфункций (FSD), которые относятся к ощущениям и функциям до или во время сексуальной активности. Если у вас PCD, вы можете чувствовать меланхолию или депрессию после секса. Вы также можете стать агрессивным или взволнованным, даже если секса хотели вы и ваш партнер.

Посткоитальная дисфория чаще встречается у женщин, чем у мужчин. Большинство исследований было сосредоточено на этом состоянии у женщин. Симптомы PCD могут возникнуть после полового акта по обоюдному согласию. Это может произойти даже после физического удовольствия и оргазма.

Симптомы PCD у женщин включают:

  • Плаксивость
  • Печаль
  • Беспокойство и депрессия
  • Раздражительность
  • Чувство неудовлетворенности

Хотя исследований немного, но недавние исследования показывают, что PCD является распространенным явлением. опыт для мужчин тоже. Согласно одному исследованию, 41% мужчин, по сообщениям, хотя бы раз в жизни испытывали PCD. Из мужчин, участвовавших в исследовании, 3% регулярно страдали PCD.

Независимо от причины посткоитальная депрессия — это термин, используемый только для описания негативных чувств после приятного секса по обоюдному согласию.Это не относится к нападению или принуждению к сексуальной активности.

Причины посткоитальной дисфории

Существует не так много исследований, определяющих первопричину ПКС. Однако ученые считают, что эти чувства вызывают несколько факторов.

Нарушение. Если в детстве вы подвергались сексуальному насилию, это может повысить риск развития PCD. Сексуальное насилие в раннем возрасте или во взрослом возрасте может вызвать симптомы PCD. Физическое и эмоциональное насилие также может подвергнуть вас риску посткоитальной дисфории в более позднем возрасте.

Беспокойство. Эти детские травмы также могут вызывать беспокойство и депрессию. Эти состояния психического здоровья могут быть связаны с чувством печали или вызывать поведенческие проблемы.

Обида. Если вы когда-либо подвергались жестокому обращению, возможно, вы больше обижаетесь на секс или сексуальные переживания. Вам может казаться, что вы не полностью контролируете эти встречи, что может вызвать беспокойство. Вы также можете почувствовать, что вам нужно отстаивать свои желания и потребности, что может вызвать раздражение.

Послеродовая депрессия. Гормональные колебания могут вызвать послеродовую депрессию. Послеродовая депрессия, также известная как послеродовая депрессия, — это депрессия, которая возникает вскоре после родов.

Женщины с послеродовой депрессией также чаще страдают PCD. Колебания уровня эстрогена: ваше тело более чувствительно к эстрогену, что повышает риск послеродовой депрессии. Депрессия может заставить вас грустить даже после приятного секса.

Близость и посткоитальная дисфория

Близость и близкие отношения не являются фактором PCD. Исследования не обнаружили корреляции между ними. Два компонента близости играют роль в том, как вы ведете половую жизнь.

Роль привязанности. В этом случае то, насколько вы привязаны к своим отношениям, может повлиять на ваш уровень близости. Вы можете стать более близкими, и это может вызвать у вас большую привязанность.

Дифференциация себя. Способность сохранять здоровую близость в отношениях и не связывать свою личность с интимными отношениями может сыграть роль в том, как вы себя чувствуете после секса. Возможность удалить эмоции из своего рационального разума также влияет на то, как вы выбираете близость в своей жизни.

Несмотря на заблуждение, посткоитальная дисфория не вызвана отсутствием близости или не определяется тем, насколько близки ваши отношения. Вы можете быть в здоровых интимных отношениях, но по-прежнему чувствовать грусть, тревогу и депрессию после секса.

Влияние психического здоровья на посткоитальную дисфорию

Если вы испытываете тревогу, депрессию, травму в детстве и во взрослом возрасте или послеродовую депрессию, у вас больше шансов заболеть PCD. Эти условия могут впоследствии превратить ваш хороший сексуальный опыт в чувство сомнения, стыда или печали.

Вам следует поговорить со своим врачом об этих ощущениях. Вы также можете обратиться к психотерапевту для лечения основной причины PCD. С помощью когнитивно-поведенческой терапии они могут помочь вам преодолеть эти чувства и травмы.

Секс может поставить вас в уязвимое положение. Когда у вас есть скрытые тревоги или беспокойства, эти чувства могут с большей вероятностью проявиться после секса. Психотерапевт может помочь вам справиться с этими чувствами.

Можно поговорить со своим партнером об этих чувствах. Если вы находитесь в безопасных интимных отношениях, вам должно быть комфортно говорить о своих чувствах. Открытый разговор также может помочь вам преодолеть это чувство печали после секса.

Посткоитальная дисфория: распространенность и психологические корреляты

Sex Med. 2015 Dec; 3 (4): 235–243.

, к.э.н., 1 , Массачусетс (Clin Psy.), 1 и, кандидат наук 2

Роберт Д. Швейцер

1 Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Келвин Гроув, Квинсленд, Австралия

Джессика О’Брайен

1 Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Кельвин Grove, Queensland, Australia

Andrea Burri

2 Департамент психологии, Цюрихский университет, Цюрих, Швейцария

1 Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Kelvin Grove, Queensland, Australia

2 Департамент психологии, Цюрихский университет, Цюрих, Швейцария

Автор, ответственный за переписку. * Автор для переписки: Роберт Швейцер, доктор философии, Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Victoria Park Road, Kelvin Grove, Qld 4059, Australia. Тел .: +61 7 3870 9596; Факс: +61 7 3138 0486; Электронная почта: [email protected] Авторские права © 2015 Авторы. Sexual Medicine , опубликованная Wiley Periodicals, Inc. от имени Международного общества сексуальной медицины. Это статья с открытым доступом в соответствии с условиями Creative Commons Attribution-NonCommercial License, которая разрешает использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии оригинальная работа правильно процитирована и не используется в коммерческих целях.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

Введение

В то время как проблемы, связанные с желанием, возбуждением и оргазмом, были предметом обширных эпидемиологических исследований, посткоитальные реакции и чувства женщин, а также посткоитальная дисфория (ПКД) остаются недостаточно изученными.

Цель

В исследовании изучалась связь между женской тревожностью привязанности и избеганием, дифференциацией себя и переживанием симптомов PCD.

Методы

Двести тридцать студенток университетов прошли онлайн-опрос.

Основные показатели результатов

Индекс женской сексуальной функции, шкала опыта близких отношений, дифференциация самооценки — пересмотрены, и изучите конкретные вопросы.

Результаты

Сорок шесть процентов респондентов сообщили, что испытывали симптомы PCD хотя бы один раз в жизни, при этом 5,1% испытывали симптомы PCD несколько раз в течение последних 4 недель. Была обнаружена небольшая, но значимая обратная корреляция между распространенностью PCD в течение жизни и сексуальным функционированием (r = -0.16). В то время как регрессионная модель объясняла 22% дисперсии распространенности PCD в течение всей жизни, привязка и дифференциация собственных переменных не учитывала значительной дисперсии.

Выводы

Результаты подтверждают, что PCD недостаточно признан и недостаточно изучен. Кажется, что нет никакой связи между PCD и близостью в близких отношениях. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы понять субъективный опыт PCD и разработать надежную меру. Швейцер Р.Д., О’Брайен Дж. И Бурри А. Посткоитальная дисфория: распространенность и психологические корреляты. Секс Мед 2015; 3: 229–237.

Ключевые слова: Посткоитальная дисфория, сексуальные проблемы, FSD, привязанность, тревога, дифференциация себя

Введение

Общий термин женских сексуальных дисфункций (FSD) в первую очередь относится к желанию, возбуждению, оргазму и боли, а также таковой, описывает чувства и функции, возникающие до или во время сексуальной активности [1].Мало внимания уделяется физиологическим или эмоциональным проявлениям и нарушениям, возникающим после полового акта [2]. Очень ограниченное количество недавних исследований привлекло внимание к ранее плохо известному феномену, известному как посткоитальная дисфория (ПКД), или «пост-сексуальный блюз» [3]. PCD — это переживание негативного аффекта, характеризующееся плаксивостью, чувством меланхолии или депрессии, тревогой, возбуждением или агрессией после полового акта [4].

Исследования по выявлению симптомов PCD крайне отсутствуют.Bird et al. [2] сообщили, что 32,9% женщин в их выборке испытали симптомы PCD в течение своей жизни. В исследовании Burri и Spector [4] изучались переживания посткоитальных психологических симптомов, таких как раздражительность и беспричинный плач после полового акта и / или оргазма, на выборке из 1489 близнецов женского пола в Соединенном Королевстве. Они сообщили, что 7,7% женщин сообщили о постоянном появлении этих симптомов, а 3,7% женщин сообщили о недавнем появлении этих симптомов. Основные причины PCD остаются неизвестными, хотя предполагается, что этиология является многофакторной, с психологическими и аффективными факторами, составляющими большую часть экспрессии PCD.Происхождение симптомов PCD можно понять в рамках более широкой нелинейной модели женского сексуального функционирования, предложенной Бассоном [5]. Модель включает эмоциональную близость, сексуальные стимулы и удовлетворенность отношениями. Бассон [5] предположил, что для большинства женщин мотивация к сексуальной активности проистекает из желания улучшить близость со своим партнером [6, 7, 8, 9], а также получить физическое удовольствие [5]. Следовательно, согласно Бассону [5], есть две основные цели секса: улучшить близость с партнером и достичь сексуального удовлетворения.

Стремясь лучше понять посткоитальный опыт у женщин, крайне важно получить более глубокое понимание того, как и в какой степени сексуальная мотивация и, следовательно, функционирование женщин зависят от необходимости развивать, поддерживать или усиливать близость с другими людьми. партнер. Два компонента близости связаны с ролью привязанности и дифференциацией себя в сексуальном функционировании женщины [4, 10]. Привязанность и дифференциация себя постулируют, чтобы диктовать, как женщины управляют близостью в значимых отношениях [11].Дифференциация себя связана со способностью человека уравновешивать близость и автономность в отношениях, а также со способностью отделять эмоции от рационального мышления [12]. Каждая из этих конструкций может быть выражена внутриличностно и межличностно. Бурри и его коллеги [10], например, обнаружили, что реляционные переменные избегания привязанности и, в меньшей степени, тревожности привязанности связаны с FSD, причем неспособность поддерживать самоощущение в присутствии близких людей является сильнейшим. предикторы сексуальных проблем [10].Точно так же избегание привязанности и незащищенность, а также страх потери самоощущения могут способствовать PCD.

Цели

Первой целью этого исследования было оценить распространенность ПКС в выборке студенток университетов и определить, связано ли ПКС с общим сексуальным функционированием. Мы предположили, что пожизненная PCD будет довольно распространенным явлением и связана с общим сексуальным функционированием респондентов. Вторая цель исследования состояла в том, чтобы выявить потенциальные реляционные факторы, связанные с PCD, путем изучения связи между тревогой привязанности и избеганием респондентов, а также степенью дифференциации себя и переживанием симптомов PCD.Здесь мы предположили, что респонденты с более высокой степенью избегания привязанности и тревожности и с более низким уровнем дифференциации будут демонстрировать больше PCD.

Методы

Образец исследования

Данные исследования были собраны с помощью кросс-секционного онлайн-вопросника. Для удобства выборка студенток была набрана с помощью рекламы, которая была распространена по электронной почте в австралийских университетах и ​​на Facebook. Для включения в исследование женщины должны быть старше 18 лет и сообщили о своей сексуальной активности.Сбор данных проводился примерно за 6 месяцев с мая по ноябрь 2012 г. Компенсация участникам не выплачивалась. Из n = 300 женщин, которые начали анкетирование, только n = 231 заполнили его, что составило 77%. Более того, в предыдущих исследованиях сообщалось о значительных различиях в распространенности сексуальных трудностей между женщинами, состоящими в однополых отношениях, и женщинами, состоящими в отношениях противоположного пола [13]. Таким образом, люди, идентифицировавшие себя как би- или гомосексуалисты, были исключены из корреляционного и регрессионного анализа (в результате общая выборка составила n = 195).

Процедура

Анкета была создана с использованием программного обеспечения для онлайн-опросов Key Survey, а данные были размещены на защищенном сервере университета. Участники были уведомлены о том, что их согласие на участие будет означать их решение нажать кнопку «Далее». Никакой идентифицирующей информации получено не было. Одобрение этики было получено от этического комитета университетских исследований с участием человека (номер одобрения 1100001497).

Основные показатели результатов

Демографическая и справочная информация, такая как возраст, уровень образования, сексуальная ориентация, текущий статус отношений, продолжительность отношений и количество детей, была собрана с использованием вопросов, составленных самостоятельно для конкретного исследования.

Индекс женской сексуальной функции (FSFI) [14] использовался для оценки женского сексуального функционирования. FSFI состоит из 19 пунктов, охватывающих шесть областей желания, возбуждения, смазки, оргазма, боли и сексуального удовлетворения. Ответы регистрировались по рейтинговой шкале типа Лайкерта, которая включала возможность указать, что сексуальные действия не предпринимались. Общий балл FSFI указывает на общее сексуальное функционирование, более низкие баллы указывают на более низкое сексуальное функционирование.

Два дополнительных пункта, касающихся продолжительности жизни и 4-недельной распространенности PCD, были включены после FSFI.Эти элементы были адаптированы из исследования Берда и др. [2]. Пункты были: «Были ли в вашей жизни моменты, когда необъяснимая плаксивость или печаль после полового акта по обоюдному согласию были для вас проблемой?» и «Были ли случаи за последние четыре недели, когда необъяснимая плаксивость или грусть после полового акта по обоюдному согласию были для вас проблемой?» Ответы были закодированы аналогично FSFI.

Краткая форма шкалы опыта близких отношений (ECR-SF) [15, 16] — это показатель привязанности взрослых, состоящий из 12 пунктов.Шкала состоит из двух измерений: тревога привязанности и избегание привязанности. Подшкала тревожности отражает страх быть брошенным и сильное желание слиться с другим. Подшкала избегания отражает дискомфорт от близости в близких отношениях. Ответы на все вопросы регистрировались по 7-балльной шкале оценок типа Лайкерта, которая варьируется от «1 = категорически не согласен» до «7 = полностью согласен». В шести исследованиях Wei et al. [16] нашли коэффициенты внутренней надежности в пределах от 0,77 до 0.86, а по подшкале тревожности — от 0,78 до 0,88.

Дифференциация самооценки, пересмотренная (DSI-R) [17, 18] — это мера того, в какой степени человек способен балансировать автономность и близость в близких отношениях, а также способность балансировать рациональное и эмоциональное рассуждения. Инвентарь содержит 46 предметов и дает четыре балла по подшкалам, а также общий балл. Четыре подшкалы включают эмоциональную реактивность (т. Е. Склонность слишком эмоционально реагировать на окружающую среду), позицию «я» (т.д., способность поддерживать четко определенное чувство собственного достоинства), эмоциональное отключение (то есть страх близости) и слияние с другими (то есть склонность чрезмерно вовлекаться в важные отношения). Ответы на все вопросы были закодированы по 6-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от «1 = Не очень верно для меня» до «6 = Очень верно для меня» [17]. Затем баллы по подшкалам были суммированы, чтобы получить общий балл. Более высокие баллы указывают на большую дифференциацию, тогда как более низкие баллы указывают на плохую дифференциацию. Сковрон и Шмитт [18] обнаружили адекватную внутреннюю надежность для полной шкалы и каждой подшкалы: DSI-R = 0.92, эмоциональная реактивность = 0,89, позиция «Я» = 0,81, эмоциональная отсечка = 0,82 и слияние с другими = 0,85.

Психологический дистресс

Тест K6 [19] использовался для выявления психических заболеваний среди участников. K6 состоит из шести пунктов, которые оценивают когнитивные, поведенческие, эмоциональные и физические симптомы настроения и тревожных расстройств. Ответы были закодированы по 5-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от «1 = ни разу» до «5 = все время». Α Кронбаха 0,89 был найден ранее для K6 [19].

Чтобы контролировать связь между сексуальным функционированием и сексуальным насилием (например, ссылка 20), два пункта адаптированы из Bird et al. [2] были включены для выявления лиц, ранее подвергавшихся сексуальному насилию. Ответы были закодированы как «Да» или «Нет».

Статистический анализ

Обработка данных и все статистические анализы были выполнены с использованием SPSS и программного обеспечения для прогнозного анализа (PASW) Statistics Version 17.0 для ПК (SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США). Для всех анализов значение P меньше 0.05 считался статистически значимым. Предположения о нормальности оценивались с помощью теста Колмогорова – Смирнова. Внутренняя надежность каждой шкалы рассчитывалась с использованием коэффициента α Кронбаха. Все весы обладают хорошей внутренней надежностью; однако как пункты PCD, так и подшкала избегания привязанности ECR-SF оказались искаженными и впоследствии были преобразованы с использованием логарифмического преобразования.

Характеристики выборки и интересующие переменные были представлены на основе средних значений и стандартных отклонений или чисел и процентов, в зависимости от обстоятельств.Для исследования взаимосвязи между переменными использовался набор корреляционных и регрессионных анализов, включая корреляцию Спирмена (rho) между категориальными и непрерывными переменными [21], корреляцию Пирсона (r) и линейную регрессию для непрерывных переменных.

Было проведено два иерархических множественных регрессионных анализа, чтобы оценить, могут ли тревога привязанности, избегание привязанности и дифференциация самовыражения предсказать распространенность симптомов PCD. Данные были проанализированы с использованием программного обеспечения для прогнозного анализа (PASW) Statistics Version 17.0 для ПК. Поскольку лишь небольшой процент (5,1%) женщин указали, что у них были симптомы ПКС в течение последних 4 недель, в множественных регрессионных анализах использовалась только распространенность симптомов ПКС в течение всей жизни. Кроме того, дифференциация себя, привязанность, а также предыдущий опыт жестокого обращения представляют собой более устойчивые факторы, и поэтому разумно исследовать их связь с пожизненными симптомами PCD, а не с краткосрочными симптомами, когда другие факторы могут способствовать выражению симптомов.В качестве меры предосторожности история сексуального насилия и психологического стресса была введена в первый блок иерархических моделей множественной регрессии в качестве искажающих факторов. Хотя возраст не коррелировал с распространенностью симптомов ПКС в течение жизни, было возможно, что возраст оставался потенциальной помехой из-за ранее продемонстрированной связи с сексуальными трудностями [4]. В качестве проверки был проведен множественный регрессионный анализ с включением возраста и без него в блоке 1. Включение возраста существенно не повлияло на результат и поэтому было исключено из анализа.FSFI вошел в первый блок; два основных предиктора привязанности и дифференциации себя были введены в два отдельных блока. Поскольку дифференциация «я» имеет более широкую теоретическую область, чем привязанность, она была введена в последний блок в последующих множественных регрессионных анализах, чтобы определить, объясняется ли она большей дисперсией, чем привязанность.

Результаты

Разбивка выборочных демографических данных представлена ​​в таблице. Средний возраст женщин составлял 25,9 года (СО 8.15). Были отмечены ключевые различия между гетеросексуальной и негетеросексуальной группами, особенно в связи между историей сексуального насилия в детстве или во взрослом возрасте и опытом PCD как на протяжении всей жизни, так и в течение последних 4 недель. Таким образом, люди, идентифицировавшие себя как би- или гомосексуалисты, были исключены из корреляционного и регрессионного анализа (в результате общая выборка составила n = 195). В таблице приведены описательные статистические данные и внутренняя надежность каждой шкалы, используемой для оценки представляющих интерес переменных, связанных с сексуальностью, и психологических параметров.

Таблица 1

Демографические данные и справочная информация по всей выборке (n = 230)

Переменная M SD Диапазон
Возраст в годах 25,88 8,15 18–55
европеоид сексуальное насилие в детстве
Процентное происхождение (%)
90.9
Азиатский 5,7
Ближний Восток 0,4
Аборигены или жители островов Торресова пролива 0,4
Прочее
Прочее 95,2
Другое 3,5
Не ответил 1,3
Высший уровень образования
Средняя школа 30.4
Высшее образование 53,0
Последипломное образование 16,5
Сексуальная ориентация
Гетеросексуальная 9022 Гетеросексуальная 84,8
Родственный статус
Не замужем 15,7
Датировка 32.6
Совместное проживание 33,9
В браке 17,4
В разводе 0,4
Продолжительность отношений
Не ранее, чем в настоящее время 3 месяца 4,3
Менее 6 месяцев 4,3
Менее 1 года 8,7
Менее 2 лет 14.8
Менее 5 лет 24,8
Более 5 лет 26,1
Дети
Нет 87,0
20,4
Опытное сексуальное насилие над взрослым 20,4

Таблица 2

Описательная статистика и внутренняя надежность связанных с сексуальностью и психологических переменных (n = 195)

Переменная 9024 5,82
Среднее ( SD ) Диапазон оценок Асимметрия α Кронбаха
PCD 4 недели 2.27
Срок службы PCD 1,44
Всего FSFI 23,28 (5,11) 2,80–32,00 −6245 2,80–32,00 −6245 ECR ‐ SF
Беспокойство 21,00 (7,54) 8,00–42,00 0,56 0,81
Избегание 13,33 (6,70) 6,00–42,0010 0,85
DSI ‐ R
Эмоциональная реактивность 3,21 (1,01) 1,00–5,64 0,02 0,89
−0,36 0,82
Эмоциональное отключение 4,58 (0,91) 2,00–6,00 −0,55 0,86
1 3,3 Fusion 24950–5,67 0,27 0,77
K6 6,45 (4,30) 0,00–21,00 0,95 0,85

Психологическая зависимость

, связанная с сексом В таблице представлена ​​распространенность симптомов ПКС в выборке. О симптомах ПКС за последние 4 недели сообщили около 5% женщин, тогда как пожизненные симптомы ПКС были более распространены, о них сообщали 46,2% женщин (цифры, относящиеся к «несколько раз» — «почти всегда или всегда»).Только 2% женщин сообщили, что испытывают симптомы ПКС «всегда» или «большую часть времени».

Таблица 3

Распространенность посткоитальной дисфории (n = 195)

29 Более 4 недель
Частота PCD после полового акта Процент (%) образца с PCD
Не пытался полового акта 7,2
Почти никогда или никогда 87.7 53,8
Несколько раз (менее половины) 3,1 37,9
Иногда (примерно в половине случаев) 1,5 6,2
В большинстве случаев (более половины время) 0,5 1,5
Почти всегда или всегда 0,0 0,5

Чтобы определить, какие переменные необходимо включить в регрессионную модель, был проведен анализ корреляций между всеми ключевыми переменными ( см. таблицу).Обнаружена слабая, хотя и статистически значимая корреляция (r = -0,16, P = 0,02) между общим баллом FSFI и пожизненной распространенностью симптомов PCD (но не недавних симптомов PCD), что позволяет предположить, что сексуальные трудности слабо связаны с более высокой частотой продолжительности жизни. Симптомы PCD.

Таблица 4

Матрица корреляции связанных с сексуальностью и психологических переменных

A сексуальное насилие 9024 900
Переменная Возраст Продолжительность отношений Сексуальное насилие (C) Сексуальное насилие (A) K6 K6 902 жизнь PCD 4 недели FSFI Прикрепите избежать Прикрепите Anx ER IP EC FO
Возраст 0.37 ** 0,17 * 0,19 ** -0,04 0,13 0,05 -0,06 -0,11 -0,19 ** 3 0,125 0,19 0,08 0,30 **
Продолжительность отношения 0,11 0,01 -0,11 -0,01 0,076 ** −0,37 ** 0,10 −0,04 0,36 ** 0,16 *
Сексуальное насилие (C) 0,13 0,07 0,23 ** −0,01 0,05 −0,04 0,01 −0,04 0,05 −0,11
0.14 0,15 * −0,01 −0,15 * 0,15 * 0,021 −0,06 −0,05 −0,27 ** −0,05 К6 0,33 ** 0,16 * -0,25 ** 0,33 ** 0,49 −0.57 ** −0,47 ** −0,48 ** −0,34 **
Срок службы PCD 0,35 ** −0,16 * 0,19 ** 0,24 ** −0,35 ** −0,27 ** −0,24 ** -0.19 **
PCD 4 недели 0,12 0,05 0,064 * 900 −1 −0,03 −0,16 *
FSFI4 −0,9922 ** −0,11 0,29 ** 0,40 ** 0,21 **
Упор 0,33 ** −0,14 −0,14 −0,74 ** −0,101
−0.65 ** −0,48 ** −0,35 ** −0,50 **
ER 0,68 ** 0,30 ** 0,61 **
IP 0.25 ** 0,51 **
EC
FO функционирование или симптомы PCD.Сексуальное насилие в детстве и во взрослом возрасте положительно коррелировало с симптомами PCD (r = 23, P <0,01 для детства и r = 0,15, P <0,05 для жестокого обращения в зрелом возрасте). Только сексуальное насилие во взрослом возрасте было связано с FSFI, поэтому те, кто подвергался насилию, с большей вероятностью сообщали об общих сексуальных трудностях. Психологический дистресс, измеренный с помощью K6, был связан как с сексуальным функционированием (r = 0,25, P <0,01), так и с PCD (r = 0,33 и r = 0,16, соответственно).Таблица также показывает значимые корреляции между предикторами. Это было ожидаемо, учитывая, что они похожи на конструкции.

Иерархический анализ множественной регрессии

Таблица содержит статистику для модели иерархической регрессии с симптомами PCD в качестве критерия. Общая модель была значимой и составляла 22% дисперсии. В блоке 1 на все предикторы приходилось примерно 17% дисперсии, при этом на сексуальное насилие в детстве приходилось 4% уникальной дисперсии, β = 0.20, t = 3,04, P = 0,003, ср 2 = 0,04. В блоке 2 наблюдалось незначительное увеличение учтенной дисперсии с добавлением в модель тревожности привязанности и избегания привязанности. Однако ни один из факторов не повлиял существенно на общую учтенную дисперсию. В блоке 3 были учтены дополнительные 4% дисперсии со статистически значимым эффектом эмоциональной реактивности, что составляет примерно 2% уникальной дисперсии в окончательной модели. В целом общая дисперсия составила 16%.

Таблица 5

Иерархическая модель множественной регрессии со временем жизни PCD в качестве критерия

—18 *** 0,00245 —
Предикторы R 2 R 2 ch Fch d 2
Блок 1 0,17 *** 0,17 9,39 4, 190
Сексуальное насилие в детстве 0.22 *** 0,04
Сексуальное насилие над взрослыми 0,07 0,01
Психологический стресс 0,12 0,01
FSFI −0,08 0,00
5 Блок 2 0,01 1,56 2, 188
Тревога привязанности
Защита от насадок 0,14 0,01
Блок 3 0,22 *** 4 0,019 4, 184
Эмоциональная реактивность −0,27 * 0,02 9024 — положение -0,05 0,00
Эмоциональное отключение 0,07 0,00 9024 — 0,00 9024 — 0.04 0,00

Обсуждение

В целом, опыт женщин на этапе разрешения и, в частности, PCD остается недостаточно признанным и малоизученным. Настоящее исследование сообщает о возникновении пожизненных и текущих симптомов ПКС и, насколько нам известно, является первым исследованием привязанности и дифференциации себя как потенциальных факторов риска в этиологии ПКС.

Примерно 46,2% нынешней выборки сообщили, что они испытывали симптомы PCD хотя бы один раз в своей жизни.Что касается последних 4 недель, 5,1% выборки сообщили о наличии симптомов PCD. Хотя эти показатели в некоторой степени сопоставимы с оценками, представленными Бердом и его коллегами (32,9% хотя бы один раз в жизни и 9,5% в течение последних 4 недель) [2], они намного выше, чем в исследовании Берри и Спектора (3,7%). % за последние 4 недели и 7,7% за всю жизнь) [4]. Разные методы оценки, а также разные характеристики выборки (т.е. средний возраст) могут быть причиной этих огромных расхождений в показателях распространенности.Тем не менее, эти и сравнительно высокие показатели Берда [2] подчеркивают острую необходимость в дальнейших исследованиях ПКС и посткоитальной фазы, особенно у женщин.

В исследовании дополнительно изучали PCD, исследуя, было ли у женщин наличие симптомов PCD связано с их самооценкой в ​​целом сексуальным функционированием. Основываясь на предыдущем исследовании [2], было высказано предположение, что симптомы PCD будут слабо коррелировать с общим сексуальным функционированием. Эта гипотеза была частично подтверждена, поскольку была обнаружена слабая связь между пожизненными симптомами PCD и общим сексуальным функционированием.Однако, в отличие от исследования Берда [2], не удалось обнаружить существенной связи между опытом PCD за последние 4 недели и общим сексуальным функционированием. Недостаточная мощность может служить объяснением этих выводов, поскольку только 5,1% выборки сообщили о PCD за 4 недели до заполнения анкеты. С другой стороны, это также может означать, что симптомы PCD могут не обязательно быть связаны с общим сексуальным функционированием и могут возникать несмотря на «нормальное» физиологическое функционирование или после него.Это возможное объяснение дополнительно подтверждает предположение Burri и Spector [4] о том, что основная причина симптомов PCD может быть связана с множеством биопсихосоциальных факторов. В их близнецовом исследовании было обнаружено, что генетика объясняет примерно 26–28% вариаций в переживании посткоитальных психологических симптомов, таких как раздражительность и беспричинный плач [4]. Хотя эти результаты предполагают, что в посткоитальных психологических симптомах присутствует генетический компонент, большая часть отклонений остается неучтенной.Поэтому Burri и Spector [4] предположили, что такие факторы, как удовлетворенность отношениями и история сексуального насилия, могут быть более предсказуемыми для посткоитальных симптомов. В соответствии с этим выводом, история сексуального насилия в детстве оказалась наиболее важным прогностическим фактором PCD, с учетом 5% уникальной дисперсии в настоящем исследовании. Этот вывод также согласуется с множественным регрессионным анализом Bird et al. [2], в котором история жестокого обращения в детстве объясняет приблизительно 4,1% уникальной дисперсии [2].Результаты также согласуются с выводами Burri и Spector [4], которые сообщили о значительной связи не только между сексуальным насилием и симптомами PCD, но также и с физическим и эмоциональным насилием. Возможны несколько возможных объяснений этих ассоциаций. Предыдущий опыт жестокого обращения может привести к развитию эмоциональных и / или психологических проблем, включая беспокойство по поводу половых контактов, что опять же может повлиять на долгосрочное сексуальное функционирование и поведение женщины. Кроме того, вероятно, что женщины с жестоким обращением в прошлом могут быть более склонны к вступлению в отношения, в которых они не всегда чувствуют, что контролируют свой опыт или настойчивы в отношении своих желаний / потребностей, и, возможно, могут быть склонны к негодованию [4].Соответственно, мы также обнаружили значительную связь между сексуальным насилием в зрелом возрасте и избеганием привязанностей.

Были исследованы и другие факторы риска сексуальных проблем, о которых ранее сообщалось, например возраст. Хотя возраст обычно рассматривается как предиктор сексуальных проблем, данные свидетельствуют о том, что возраст нельзя рассматривать как глобальный фактор риска нарушения полового функционирования [22]. Хотя в нескольких исследованиях постоянно сообщалось о снижении либидо, субъективного и генитального возбуждения, другие области, такие как общее сексуальное удовлетворение, могут даже улучшиться.Соответственно, в нашем исследовании мы не обнаружили какой-либо существенной связи между возрастом и PCD или общим сексуальным функционированием.

Статистически значимые, хотя и небольшие и умеренные, корреляции предоставили некоторые доказательства связи между привязанностью, дифференциацией себя и опытом PCD с более высоким уровнем тревожности привязанности и избеганием привязанности, большей эмоциональной реактивностью и большей трудностью поддержания «я». ”Позиция связана с переживанием симптомов PCD.Однако при оценке 4-недельной распространенности только эмоциональная реактивность, позиция «я» и слияние с другими достоверно коррелировали с симптомами PCD. Результаты можно было лишь частично воспроизвести в иерархическом регрессионном анализе. В то время как тревога привязанности и избегание привязанности не предсказывали переживания симптомов PCD на протяжении всей жизни, можно было обнаружить значительный вклад эмоциональной реактивности. Поскольку это первое исследование, в котором изучается дифференциация себя и переживания симптомов ПКС, возможные объяснения значимых корреляций основаны исключительно на теоретической структуре Боуэна [12] и должны рассматриваться в качестве ориентировочных.Согласно Боуэну [12], дифференциация себя представляет собой критически важный фактор благополучия, поскольку считается, что плохая дифференциация приводит к психологическим и физическим страданиям. Ряд исследований продемонстрировали связь между дифференциацией «я» и психологическим дистрессом и обнаружили, что дифференциация «я» в значительной степени предопределяет удовлетворенность жизнью, о которой сообщают сами [17, 23]. В литературе имеется мало данных, оценивающих взаимосвязь между дифференциацией себя и сексуальным функционированием.Это интригует, поскольку большая часть супружеской и сексуальной терапии опирается на теорию Боуэна в качестве основы для своей практики [24]. Шнарч [25], например, утверждал, что большая дифференциация себя в интимных отношениях приводит к усилению близости и большему сексуальному удовлетворению, позволяя более широкое сексуальное общение без подавления беспокойства. Люди с более низкой дифференциацией могут больше беспокоиться о «потере себя» или контроле во время полового акта, что приводит к сексуальным проблемам.Шнарч [26] далее утверждал, что, если партнеры могут усилить свою дифференциацию, развивая интимную связь, не боясь потерять самоощущение, их отношения и сексуальное удовлетворение будут усилены.

В нашем исследовании люди, которым трудно сохранять позицию «я» и более эмоционально реактивны, чаще сообщали о симптомах PCD. В период после полового акта эмоционально реактивные люди могут быть более чувствительными или уязвимыми к негативным эмоциям, что приводит к острому периоду депрессии или раздражительности.Те, кто имеет тенденцию сливаться с другими, могут воспринимать фазу разрешения полового акта как разлуку со своим партнером, которая может быть ошеломляющей. Однако дифференциация себя не учитывала значительных различий в общей регрессионной модели, которая предполагает, что объяснение симптомов PCD может лежать в другом месте. Следовательно, крайне необходимо дальнейшее изучение PCD и потенциальных биопсихосоциальных факторов риска.

Ограничения

Отмечено несколько ограничений.Во-первых, в этом исследовании использовалась неклиническая удобная выборка гетеросексуальных женщин, преимущественно европеоидной расы, посещающих университет, что ограничивает возможность обобщения результатов исследования. Исследования на популяциях в целом необходимы для большей применимости результатов к женщинам. Кроме того, включение негетеросексуальных женщин необходимо для большей внешней валидности. Во-вторых, из-за отсутствия надежных и проверенных показателей PCD, к показателям распространенности, установленным в этом исследовании, следует относиться с осторожностью.Чтобы помочь будущим исследованиям сексуального функционирования, необходимо разработать надежный метод измерения фазы разрешения с особым акцентом на психологические симптомы PCD. Можно также сослаться на более широкое определение PCD, предложенное Sadock и Sadock [3], которые включили тревогу и возбуждение в свое описание PCD. Однако вопрос, использованный для оценки возникновения ПКС в настоящем исследовании, сопоставим с тем, который использовали Берд и его коллеги [2] и Бурри и Спектор [4]. В-третьих, из-за ретроспективного характера самоотчетов данные могут быть неточными из-за плохого запоминания или социально желательных ответов [27].Наконец, не было доступной информации о клиническом и субклиническом депрессивном статусе женщин. Однако психические заболевания, включая симптомы депрессии, оценивались по шкале K6 и учитывались во всех анализах. Дальнейшие исследования могут быть расширены на основе текущего исследования с учетом продолжительности и качества взаимоотношений.

Выводы

В целом, наши результаты подтверждают мнение о том, что симптомы PCD распространены среди населения в целом и что они могут возникать, несмотря на физиологически функциональный сексуальный опыт.Распространенность PCD на протяжении всей жизни предполагает, что дифференциация себя является более сильным предиктором симптомов PCD, чем привязанность. Значительные двумерные корреляции оправдывают необходимость дальнейшего изучения концепций, которые могут иметь клиническое значение и могут использоваться в будущих профилактических и образовательных стратегиях, направленных на укрепление сексуального здоровья.

Конфликт интересов : Автор (ы) сообщают об отсутствии конфликта интересов.

Благодарность

AB сообщает о стипендии Ambizione для личной карьеры от Швейцарского национального научного фонда.

Список литературы

1. Бассон Р., Берман Дж., Бернетт А., Дерогатис Л., Фергюсон Д., Фуркрой Дж., Гольдштейн I, Грациоттин А., Хейман Дж., Лаан Е., Лейблум С., Падма-Натан Х, Розен Р., Сегрейвс К., Сегрейвс Р. Т., Шабси Р., Сипски М., Вагнер Г., Уиппл Б. Отчет Международной конференции по развитию консенсуса по женской сексуальной дисфункции: определения и классификация. Дж Урол 2000; 163: 888–893. [PubMed] [Google Scholar] 2. Bird B, Schweitzer R, Strassberg D. Распространенность и корреляты посткоитальной дисфории у женщин.Секс Здоровье 2011; 23: 14–25. [Google Scholar] 3. Садок Б.Дж., Садок В.А., Каплан Х.И. Краткий учебник по клинической психиатрии Каплана и Садока. 3-е издание Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2008. [Google Scholar] 4. Бурри А.В., Спектор Т.Д. Эпидемиологическое исследование посткоитальных психологических симптомов в выборке женщин-близнецов в Великобритании. Twin Res Hum Genet 2011; 14: 240–248. [PubMed] [Google Scholar] 5. Бассон Р. Модель женского сексуального возбуждения. J секс в браке 2002; 28: 1–10. [PubMed] [Google Scholar] 6.Хэтфилд Э., Рэпсон Р.Л. Любовь, секс и близость: их психология, биология и история. Нью-Йорк: Харпер Коллинз; 1993. [Google Scholar] 7. Реган П.К., Бершайд Э. Убеждения о состоянии, целях и объектах сексуального влечения. J секс в браке 1996. 22: 110–120. [PubMed] [Google Scholar] 8. Спектор И. П., Кэри М. П., Стейнберг Л. Инвентарь сексуального влечения: развитие, факторная структура и доказательства надежности. J секс в браке 1996; 22: 175–190. [PubMed] [Google Scholar] 9. Тифер Л. Историческая, научная, клиническая и феминистская критика модели цикла сексуальной реакции человека.Анну Рев Секс Рес 1991; 2: 1–23. [Google Scholar] 10. Бурри А.В., Швейцер Р.Д., Обриен Дж. Корреляты женского сексуального функционирования: привязанность взрослых и дифференциация себя. J Sex Med 2014; 11: 2188–2195. [PubMed] [Google Scholar] 11. Shaver PR, Hazan C. Предвзятый обзор изучения любви. J Soc Pers Relat 1988; 5: 473–501. [Google Scholar] 12. Боуэн М. Семейная терапия в клинической практике. Нью-Йорк: Джейсон Аронсон; 1978. [Google Scholar] 13. Мэтьюз А.К., Хьюз Т.Л., Тартаро Дж. Сексуальное поведение и сексуальная дисфункция в выборке лесбиянок и гетеросексуальных женщин в сообществе В: Омото AM, Курцман Х.С., ред.Сексуальная ориентация и психическое здоровье: изучение идентичности и развития лесбиянок, геев и бисексуалов. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 2006: 185–205. [Google Scholar] 14. Rosen R, Brown C, Heiman J, Leiblum S, Meston C, Shabsigh R, Ferguson D, D’Agostino R Jr. Индекс женской сексуальной функции (FSFI): многомерный инструмент самоотчета для оценки женской сексуальной функции. J секс в браке 2000; 26: 191–208. [PubMed] [Google Scholar] 15. Бреннан К.А., Кларк С.Л., Британский PR.Самостоятельное измерение привязанности взрослых: комплексный обзор В: Simpson JA, Rholes WS, eds. Теория привязанности и близкие отношения. Нью-Йорк: Guilford Press; 1998: 46–76. [Google Scholar] 16. Вэй М, Рассел Д.В., Маллинкродт Б., Фогель Д.Л. Шкала опыта близких отношений (ECR) — краткая форма: надежность, обоснованность и факторная структура. J Pers Assess 2007. 88: 187–204. [PubMed] [Google Scholar] 17. Сковрон Э.А., Фридлендер МЛ. Дифференциация самооценки: разработка и первоначальная проверка.Дж. Коунс Психол 1998. 45: 235–246. [Google Scholar] 18. Сковрон Э.А., Шмитт Т.А. Оценка межличностного слияния: надежность и валидность новой подшкалы DSI Fusion с другими. J Marital Fam Ther 2003. 29: 209–222. [PubMed] [Google Scholar] 19. Kessler RC, Andrews G, Colpe LJ, Hiripi E, Mroczek DK, Normand SLT, Walters EE, Zaslavsky AM. Краткие скрининговые шкалы для мониторинга распространенности и тенденций неспецифического психологического стресса среди населения. Психол Мед 2002. 32: 959–976. [PubMed] [Google Scholar] 20.Местон К.М., Реллини А.Х., Хейман-младший. История сексуального насилия женщин, их сексуальность и сексуальные схемы Я. J Consult Clin Psychol 2006. 74: 229–236. [PubMed] [Google Scholar] 21. Грин WH. Эконометрический анализ. 5-е издание Нью-Джерси: Прентис-Холл; 2003. [Google Scholar] 22. Тромпетер С.Е., Беттанкур Р., Барретт-Коннор Э. Сексуальная активность и удовлетворенность здоровыми пожилыми женщинами, проживающими в сообществе. Am J Med 2012; 125: 37–43. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23. Чарльз Р. Есть ли эмпирическое подтверждение концепции Боуэна о дифференциации «я», триангуляции и слиянии? Am J Fam Ther 2001. 29: 279–292.[Google Scholar] 24. Schnarch DM. Конструирование сексуального тигля: интеграция сексуальной и супружеской терапии. Нью-Йорк: Нортон; 1991. [Google Scholar] 25. Schnarch DM. Близость и желание: пробудите страсть в ваших отношениях. Нью-Йорк: Книги Бофорта; 2009. [Google Scholar] 26. Schnarch DM. Страстный брак: секс, любовь и близость в эмоционально преданных отношениях. Нью-Йорк: Нортон; 1997. [Google Scholar] 27. ван де Мортель TF. Подделка: предвзятость реакции социальной желательности в самоотчетных исследованиях.Aust J Adv Nurs 2008; 25: 40–48. [Google Scholar]

Посткоитальная дисфория: распространенность и психологические корреляты

Sex Med. 2015 Dec; 3 (4): 235–243.

, к.э.н., 1 , Массачусетс (Clin Psy.), 1 и, кандидат наук 2

Роберт Д. Швейцер

1 Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Келвин Гроув, Квинсленд, Австралия

Джессика О’Брайен

1 Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Кельвин Grove, Queensland, Australia

Andrea Burri

2 Департамент психологии, Цюрихский университет, Цюрих, Швейцария

1 Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Kelvin Grove, Queensland, Australia

2 Департамент психологии, Цюрихский университет, Цюрих, Швейцария

Автор, ответственный за переписку. * Автор для переписки: Роберт Швейцер, доктор философии, Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Victoria Park Road, Kelvin Grove, Qld 4059, Australia. Тел .: +61 7 3870 9596; Факс: +61 7 3138 0486; Электронная почта: [email protected] Авторские права © 2015 Авторы. Sexual Medicine , опубликованная Wiley Periodicals, Inc. от имени Международного общества сексуальной медицины. Это статья с открытым доступом в соответствии с условиями Creative Commons Attribution-NonCommercial License, которая разрешает использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии оригинальная работа правильно процитирована и не используется в коммерческих целях.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

Введение

В то время как проблемы, связанные с желанием, возбуждением и оргазмом, были предметом обширных эпидемиологических исследований, посткоитальные реакции и чувства женщин, а также посткоитальная дисфория (ПКД) остаются недостаточно изученными.

Цель

В исследовании изучалась связь между женской тревожностью привязанности и избеганием, дифференциацией себя и переживанием симптомов PCD.

Методы

Двести тридцать студенток университетов прошли онлайн-опрос.

Основные показатели результатов

Индекс женской сексуальной функции, шкала опыта близких отношений, дифференциация самооценки — пересмотрены, и изучите конкретные вопросы.

Результаты

Сорок шесть процентов респондентов сообщили, что испытывали симптомы PCD хотя бы один раз в жизни, при этом 5,1% испытывали симптомы PCD несколько раз в течение последних 4 недель. Была обнаружена небольшая, но значимая обратная корреляция между распространенностью PCD в течение жизни и сексуальным функционированием (r = -0.16). В то время как регрессионная модель объясняла 22% дисперсии распространенности PCD в течение всей жизни, привязка и дифференциация собственных переменных не учитывала значительной дисперсии.

Выводы

Результаты подтверждают, что PCD недостаточно признан и недостаточно изучен. Кажется, что нет никакой связи между PCD и близостью в близких отношениях. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы понять субъективный опыт PCD и разработать надежную меру. Швейцер Р.Д., О’Брайен Дж. И Бурри А. Посткоитальная дисфория: распространенность и психологические корреляты. Секс Мед 2015; 3: 229–237.

Ключевые слова: Посткоитальная дисфория, сексуальные проблемы, FSD, привязанность, тревога, дифференциация себя

Введение

Общий термин женских сексуальных дисфункций (FSD) в первую очередь относится к желанию, возбуждению, оргазму и боли, а также таковой, описывает чувства и функции, возникающие до или во время сексуальной активности [1].Мало внимания уделяется физиологическим или эмоциональным проявлениям и нарушениям, возникающим после полового акта [2]. Очень ограниченное количество недавних исследований привлекло внимание к ранее плохо известному феномену, известному как посткоитальная дисфория (ПКД), или «пост-сексуальный блюз» [3]. PCD — это переживание негативного аффекта, характеризующееся плаксивостью, чувством меланхолии или депрессии, тревогой, возбуждением или агрессией после полового акта [4].

Исследования по выявлению симптомов PCD крайне отсутствуют.Bird et al. [2] сообщили, что 32,9% женщин в их выборке испытали симптомы PCD в течение своей жизни. В исследовании Burri и Spector [4] изучались переживания посткоитальных психологических симптомов, таких как раздражительность и беспричинный плач после полового акта и / или оргазма, на выборке из 1489 близнецов женского пола в Соединенном Королевстве. Они сообщили, что 7,7% женщин сообщили о постоянном появлении этих симптомов, а 3,7% женщин сообщили о недавнем появлении этих симптомов. Основные причины PCD остаются неизвестными, хотя предполагается, что этиология является многофакторной, с психологическими и аффективными факторами, составляющими большую часть экспрессии PCD.Происхождение симптомов PCD можно понять в рамках более широкой нелинейной модели женского сексуального функционирования, предложенной Бассоном [5]. Модель включает эмоциональную близость, сексуальные стимулы и удовлетворенность отношениями. Бассон [5] предположил, что для большинства женщин мотивация к сексуальной активности проистекает из желания улучшить близость со своим партнером [6, 7, 8, 9], а также получить физическое удовольствие [5]. Следовательно, согласно Бассону [5], есть две основные цели секса: улучшить близость с партнером и достичь сексуального удовлетворения.

Стремясь лучше понять посткоитальный опыт у женщин, крайне важно получить более глубокое понимание того, как и в какой степени сексуальная мотивация и, следовательно, функционирование женщин зависят от необходимости развивать, поддерживать или усиливать близость с другими людьми. партнер. Два компонента близости связаны с ролью привязанности и дифференциацией себя в сексуальном функционировании женщины [4, 10]. Привязанность и дифференциация себя постулируют, чтобы диктовать, как женщины управляют близостью в значимых отношениях [11].Дифференциация себя связана со способностью человека уравновешивать близость и автономность в отношениях, а также со способностью отделять эмоции от рационального мышления [12]. Каждая из этих конструкций может быть выражена внутриличностно и межличностно. Бурри и его коллеги [10], например, обнаружили, что реляционные переменные избегания привязанности и, в меньшей степени, тревожности привязанности связаны с FSD, причем неспособность поддерживать самоощущение в присутствии близких людей является сильнейшим. предикторы сексуальных проблем [10].Точно так же избегание привязанности и незащищенность, а также страх потери самоощущения могут способствовать PCD.

Цели

Первой целью этого исследования было оценить распространенность ПКС в выборке студенток университетов и определить, связано ли ПКС с общим сексуальным функционированием. Мы предположили, что пожизненная PCD будет довольно распространенным явлением и связана с общим сексуальным функционированием респондентов. Вторая цель исследования состояла в том, чтобы выявить потенциальные реляционные факторы, связанные с PCD, путем изучения связи между тревогой привязанности и избеганием респондентов, а также степенью дифференциации себя и переживанием симптомов PCD.Здесь мы предположили, что респонденты с более высокой степенью избегания привязанности и тревожности и с более низким уровнем дифференциации будут демонстрировать больше PCD.

Методы

Образец исследования

Данные исследования были собраны с помощью кросс-секционного онлайн-вопросника. Для удобства выборка студенток была набрана с помощью рекламы, которая была распространена по электронной почте в австралийских университетах и ​​на Facebook. Для включения в исследование женщины должны быть старше 18 лет и сообщили о своей сексуальной активности.Сбор данных проводился примерно за 6 месяцев с мая по ноябрь 2012 г. Компенсация участникам не выплачивалась. Из n = 300 женщин, которые начали анкетирование, только n = 231 заполнили его, что составило 77%. Более того, в предыдущих исследованиях сообщалось о значительных различиях в распространенности сексуальных трудностей между женщинами, состоящими в однополых отношениях, и женщинами, состоящими в отношениях противоположного пола [13]. Таким образом, люди, идентифицировавшие себя как би- или гомосексуалисты, были исключены из корреляционного и регрессионного анализа (в результате общая выборка составила n = 195).

Процедура

Анкета была создана с использованием программного обеспечения для онлайн-опросов Key Survey, а данные были размещены на защищенном сервере университета. Участники были уведомлены о том, что их согласие на участие будет означать их решение нажать кнопку «Далее». Никакой идентифицирующей информации получено не было. Одобрение этики было получено от этического комитета университетских исследований с участием человека (номер одобрения 1100001497).

Основные показатели результатов

Демографическая и справочная информация, такая как возраст, уровень образования, сексуальная ориентация, текущий статус отношений, продолжительность отношений и количество детей, была собрана с использованием вопросов, составленных самостоятельно для конкретного исследования.

Индекс женской сексуальной функции (FSFI) [14] использовался для оценки женского сексуального функционирования. FSFI состоит из 19 пунктов, охватывающих шесть областей желания, возбуждения, смазки, оргазма, боли и сексуального удовлетворения. Ответы регистрировались по рейтинговой шкале типа Лайкерта, которая включала возможность указать, что сексуальные действия не предпринимались. Общий балл FSFI указывает на общее сексуальное функционирование, более низкие баллы указывают на более низкое сексуальное функционирование.

Два дополнительных пункта, касающихся продолжительности жизни и 4-недельной распространенности PCD, были включены после FSFI.Эти элементы были адаптированы из исследования Берда и др. [2]. Пункты были: «Были ли в вашей жизни моменты, когда необъяснимая плаксивость или печаль после полового акта по обоюдному согласию были для вас проблемой?» и «Были ли случаи за последние четыре недели, когда необъяснимая плаксивость или грусть после полового акта по обоюдному согласию были для вас проблемой?» Ответы были закодированы аналогично FSFI.

Краткая форма шкалы опыта близких отношений (ECR-SF) [15, 16] — это показатель привязанности взрослых, состоящий из 12 пунктов.Шкала состоит из двух измерений: тревога привязанности и избегание привязанности. Подшкала тревожности отражает страх быть брошенным и сильное желание слиться с другим. Подшкала избегания отражает дискомфорт от близости в близких отношениях. Ответы на все вопросы регистрировались по 7-балльной шкале оценок типа Лайкерта, которая варьируется от «1 = категорически не согласен» до «7 = полностью согласен». В шести исследованиях Wei et al. [16] нашли коэффициенты внутренней надежности в пределах от 0,77 до 0.86, а по подшкале тревожности — от 0,78 до 0,88.

Дифференциация самооценки, пересмотренная (DSI-R) [17, 18] — это мера того, в какой степени человек способен балансировать автономность и близость в близких отношениях, а также способность балансировать рациональное и эмоциональное рассуждения. Инвентарь содержит 46 предметов и дает четыре балла по подшкалам, а также общий балл. Четыре подшкалы включают эмоциональную реактивность (т. Е. Склонность слишком эмоционально реагировать на окружающую среду), позицию «я» (т.д., способность поддерживать четко определенное чувство собственного достоинства), эмоциональное отключение (то есть страх близости) и слияние с другими (то есть склонность чрезмерно вовлекаться в важные отношения). Ответы на все вопросы были закодированы по 6-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от «1 = Не очень верно для меня» до «6 = Очень верно для меня» [17]. Затем баллы по подшкалам были суммированы, чтобы получить общий балл. Более высокие баллы указывают на большую дифференциацию, тогда как более низкие баллы указывают на плохую дифференциацию. Сковрон и Шмитт [18] обнаружили адекватную внутреннюю надежность для полной шкалы и каждой подшкалы: DSI-R = 0.92, эмоциональная реактивность = 0,89, позиция «Я» = 0,81, эмоциональная отсечка = 0,82 и слияние с другими = 0,85.

Психологический дистресс

Тест K6 [19] использовался для выявления психических заболеваний среди участников. K6 состоит из шести пунктов, которые оценивают когнитивные, поведенческие, эмоциональные и физические симптомы настроения и тревожных расстройств. Ответы были закодированы по 5-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от «1 = ни разу» до «5 = все время». Α Кронбаха 0,89 был найден ранее для K6 [19].

Чтобы контролировать связь между сексуальным функционированием и сексуальным насилием (например, ссылка 20), два пункта адаптированы из Bird et al. [2] были включены для выявления лиц, ранее подвергавшихся сексуальному насилию. Ответы были закодированы как «Да» или «Нет».

Статистический анализ

Обработка данных и все статистические анализы были выполнены с использованием SPSS и программного обеспечения для прогнозного анализа (PASW) Statistics Version 17.0 для ПК (SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США). Для всех анализов значение P меньше 0.05 считался статистически значимым. Предположения о нормальности оценивались с помощью теста Колмогорова – Смирнова. Внутренняя надежность каждой шкалы рассчитывалась с использованием коэффициента α Кронбаха. Все весы обладают хорошей внутренней надежностью; однако как пункты PCD, так и подшкала избегания привязанности ECR-SF оказались искаженными и впоследствии были преобразованы с использованием логарифмического преобразования.

Характеристики выборки и интересующие переменные были представлены на основе средних значений и стандартных отклонений или чисел и процентов, в зависимости от обстоятельств.Для исследования взаимосвязи между переменными использовался набор корреляционных и регрессионных анализов, включая корреляцию Спирмена (rho) между категориальными и непрерывными переменными [21], корреляцию Пирсона (r) и линейную регрессию для непрерывных переменных.

Было проведено два иерархических множественных регрессионных анализа, чтобы оценить, могут ли тревога привязанности, избегание привязанности и дифференциация самовыражения предсказать распространенность симптомов PCD. Данные были проанализированы с использованием программного обеспечения для прогнозного анализа (PASW) Statistics Version 17.0 для ПК. Поскольку лишь небольшой процент (5,1%) женщин указали, что у них были симптомы ПКС в течение последних 4 недель, в множественных регрессионных анализах использовалась только распространенность симптомов ПКС в течение всей жизни. Кроме того, дифференциация себя, привязанность, а также предыдущий опыт жестокого обращения представляют собой более устойчивые факторы, и поэтому разумно исследовать их связь с пожизненными симптомами PCD, а не с краткосрочными симптомами, когда другие факторы могут способствовать выражению симптомов.В качестве меры предосторожности история сексуального насилия и психологического стресса была введена в первый блок иерархических моделей множественной регрессии в качестве искажающих факторов. Хотя возраст не коррелировал с распространенностью симптомов ПКС в течение жизни, было возможно, что возраст оставался потенциальной помехой из-за ранее продемонстрированной связи с сексуальными трудностями [4]. В качестве проверки был проведен множественный регрессионный анализ с включением возраста и без него в блоке 1. Включение возраста существенно не повлияло на результат и поэтому было исключено из анализа.FSFI вошел в первый блок; два основных предиктора привязанности и дифференциации себя были введены в два отдельных блока. Поскольку дифференциация «я» имеет более широкую теоретическую область, чем привязанность, она была введена в последний блок в последующих множественных регрессионных анализах, чтобы определить, объясняется ли она большей дисперсией, чем привязанность.

Результаты

Разбивка выборочных демографических данных представлена ​​в таблице. Средний возраст женщин составлял 25,9 года (СО 8.15). Были отмечены ключевые различия между гетеросексуальной и негетеросексуальной группами, особенно в связи между историей сексуального насилия в детстве или во взрослом возрасте и опытом PCD как на протяжении всей жизни, так и в течение последних 4 недель. Таким образом, люди, идентифицировавшие себя как би- или гомосексуалисты, были исключены из корреляционного и регрессионного анализа (в результате общая выборка составила n = 195). В таблице приведены описательные статистические данные и внутренняя надежность каждой шкалы, используемой для оценки представляющих интерес переменных, связанных с сексуальностью, и психологических параметров.

Таблица 1

Демографические данные и справочная информация по всей выборке (n = 230)

Переменная M SD Диапазон
Возраст в годах 25,88 8,15 18–55
европеоид сексуальное насилие в детстве
Процентное происхождение (%)
90.9
Азиатский 5,7
Ближний Восток 0,4
Аборигены или жители островов Торресова пролива 0,4
Прочее
Прочее 95,2
Другое 3,5
Не ответил 1,3
Высший уровень образования
Средняя школа 30.4
Высшее образование 53,0
Последипломное образование 16,5
Сексуальная ориентация
Гетеросексуальная 9022 Гетеросексуальная 84,8
Родственный статус
Не замужем 15,7
Датировка 32.6
Совместное проживание 33,9
В браке 17,4
В разводе 0,4
Продолжительность отношений
Не ранее, чем в настоящее время 3 месяца 4,3
Менее 6 месяцев 4,3
Менее 1 года 8,7
Менее 2 лет 14.8
Менее 5 лет 24,8
Более 5 лет 26,1
Дети
Нет 87,0
20,4
Опытное сексуальное насилие над взрослым 20,4

Таблица 2

Описательная статистика и внутренняя надежность связанных с сексуальностью и психологических переменных (n = 195)

Переменная 9024 5,82
Среднее ( SD ) Диапазон оценок Асимметрия α Кронбаха
PCD 4 недели 2.27
Срок службы PCD 1,44
Всего FSFI 23,28 (5,11) 2,80–32,00 −6245 2,80–32,00 −6245 ECR ‐ SF
Беспокойство 21,00 (7,54) 8,00–42,00 0,56 0,81
Избегание 13,33 (6,70) 6,00–42,0010 0,85
DSI ‐ R
Эмоциональная реактивность 3,21 (1,01) 1,00–5,64 0,02 0,89
−0,36 0,82
Эмоциональное отключение 4,58 (0,91) 2,00–6,00 −0,55 0,86
1 3,3 Fusion 24950–5,67 0,27 0,77
K6 6,45 (4,30) 0,00–21,00 0,95 0,85

Психологическая зависимость

, связанная с сексом В таблице представлена ​​распространенность симптомов ПКС в выборке. О симптомах ПКС за последние 4 недели сообщили около 5% женщин, тогда как пожизненные симптомы ПКС были более распространены, о них сообщали 46,2% женщин (цифры, относящиеся к «несколько раз» — «почти всегда или всегда»).Только 2% женщин сообщили, что испытывают симптомы ПКС «всегда» или «большую часть времени».

Таблица 3

Распространенность посткоитальной дисфории (n = 195)

29 Более 4 недель
Частота PCD после полового акта Процент (%) образца с PCD
Не пытался полового акта 7,2
Почти никогда или никогда 87.7 53,8
Несколько раз (менее половины) 3,1 37,9
Иногда (примерно в половине случаев) 1,5 6,2
В большинстве случаев (более половины время) 0,5 1,5
Почти всегда или всегда 0,0 0,5

Чтобы определить, какие переменные необходимо включить в регрессионную модель, был проведен анализ корреляций между всеми ключевыми переменными ( см. таблицу).Обнаружена слабая, хотя и статистически значимая корреляция (r = -0,16, P = 0,02) между общим баллом FSFI и пожизненной распространенностью симптомов PCD (но не недавних симптомов PCD), что позволяет предположить, что сексуальные трудности слабо связаны с более высокой частотой продолжительности жизни. Симптомы PCD.

Таблица 4

Матрица корреляции связанных с сексуальностью и психологических переменных

A сексуальное насилие 9024 900
Переменная Возраст Продолжительность отношений Сексуальное насилие (C) Сексуальное насилие (A) K6 K6 902 жизнь PCD 4 недели FSFI Прикрепите избежать Прикрепите Anx ER IP EC FO
Возраст 0.37 ** 0,17 * 0,19 ** -0,04 0,13 0,05 -0,06 -0,11 -0,19 ** 3 0,125 0,19 0,08 0,30 **
Продолжительность отношения 0,11 0,01 -0,11 -0,01 0,076 ** −0,37 ** 0,10 −0,04 0,36 ** 0,16 *
Сексуальное насилие (C) 0,13 0,07 0,23 ** −0,01 0,05 −0,04 0,01 −0,04 0,05 −0,11
0.14 0,15 * −0,01 −0,15 * 0,15 * 0,021 −0,06 −0,05 −0,27 ** −0,05 К6 0,33 ** 0,16 * -0,25 ** 0,33 ** 0,49 −0.57 ** −0,47 ** −0,48 ** −0,34 **
Срок службы PCD 0,35 ** −0,16 * 0,19 ** 0,24 ** −0,35 ** −0,27 ** −0,24 ** -0.19 **
PCD 4 недели 0,12 0,05 0,064 * 900 −1 −0,03 −0,16 *
FSFI4 −0,9922 ** −0,11 0,29 ** 0,40 ** 0,21 **
Упор 0,33 ** −0,14 −0,14 −0,74 ** −0,101
−0.65 ** −0,48 ** −0,35 ** −0,50 **
ER 0,68 ** 0,30 ** 0,61 **
IP 0.25 ** 0,51 **
EC
FO функционирование или симптомы PCD.Сексуальное насилие в детстве и во взрослом возрасте положительно коррелировало с симптомами PCD (r = 23, P <0,01 для детства и r = 0,15, P <0,05 для жестокого обращения в зрелом возрасте). Только сексуальное насилие во взрослом возрасте было связано с FSFI, поэтому те, кто подвергался насилию, с большей вероятностью сообщали об общих сексуальных трудностях. Психологический дистресс, измеренный с помощью K6, был связан как с сексуальным функционированием (r = 0,25, P <0,01), так и с PCD (r = 0,33 и r = 0,16, соответственно).Таблица также показывает значимые корреляции между предикторами. Это было ожидаемо, учитывая, что они похожи на конструкции.

Иерархический анализ множественной регрессии

Таблица содержит статистику для модели иерархической регрессии с симптомами PCD в качестве критерия. Общая модель была значимой и составляла 22% дисперсии. В блоке 1 на все предикторы приходилось примерно 17% дисперсии, при этом на сексуальное насилие в детстве приходилось 4% уникальной дисперсии, β = 0.20, t = 3,04, P = 0,003, ср 2 = 0,04. В блоке 2 наблюдалось незначительное увеличение учтенной дисперсии с добавлением в модель тревожности привязанности и избегания привязанности. Однако ни один из факторов не повлиял существенно на общую учтенную дисперсию. В блоке 3 были учтены дополнительные 4% дисперсии со статистически значимым эффектом эмоциональной реактивности, что составляет примерно 2% уникальной дисперсии в окончательной модели. В целом общая дисперсия составила 16%.

Таблица 5

Иерархическая модель множественной регрессии со временем жизни PCD в качестве критерия

—18 *** 0,00245 —
Предикторы R 2 R 2 ch Fch d 2
Блок 1 0,17 *** 0,17 9,39 4, 190
Сексуальное насилие в детстве 0.22 *** 0,04
Сексуальное насилие над взрослыми 0,07 0,01
Психологический стресс 0,12 0,01
FSFI −0,08 0,00
5 Блок 2 0,01 1,56 2, 188
Тревога привязанности
Защита от насадок 0,14 0,01
Блок 3 0,22 *** 4 0,019 4, 184
Эмоциональная реактивность −0,27 * 0,02 9024 — положение -0,05 0,00
Эмоциональное отключение 0,07 0,00 9024 — 0,00 9024 — 0.04 0,00

Обсуждение

В целом, опыт женщин на этапе разрешения и, в частности, PCD остается недостаточно признанным и малоизученным. Настоящее исследование сообщает о возникновении пожизненных и текущих симптомов ПКС и, насколько нам известно, является первым исследованием привязанности и дифференциации себя как потенциальных факторов риска в этиологии ПКС.

Примерно 46,2% нынешней выборки сообщили, что они испытывали симптомы PCD хотя бы один раз в своей жизни.Что касается последних 4 недель, 5,1% выборки сообщили о наличии симптомов PCD. Хотя эти показатели в некоторой степени сопоставимы с оценками, представленными Бердом и его коллегами (32,9% хотя бы один раз в жизни и 9,5% в течение последних 4 недель) [2], они намного выше, чем в исследовании Берри и Спектора (3,7%). % за последние 4 недели и 7,7% за всю жизнь) [4]. Разные методы оценки, а также разные характеристики выборки (т.е. средний возраст) могут быть причиной этих огромных расхождений в показателях распространенности.Тем не менее, эти и сравнительно высокие показатели Берда [2] подчеркивают острую необходимость в дальнейших исследованиях ПКС и посткоитальной фазы, особенно у женщин.

В исследовании дополнительно изучали PCD, исследуя, было ли у женщин наличие симптомов PCD связано с их самооценкой в ​​целом сексуальным функционированием. Основываясь на предыдущем исследовании [2], было высказано предположение, что симптомы PCD будут слабо коррелировать с общим сексуальным функционированием. Эта гипотеза была частично подтверждена, поскольку была обнаружена слабая связь между пожизненными симптомами PCD и общим сексуальным функционированием.Однако, в отличие от исследования Берда [2], не удалось обнаружить существенной связи между опытом PCD за последние 4 недели и общим сексуальным функционированием. Недостаточная мощность может служить объяснением этих выводов, поскольку только 5,1% выборки сообщили о PCD за 4 недели до заполнения анкеты. С другой стороны, это также может означать, что симптомы PCD могут не обязательно быть связаны с общим сексуальным функционированием и могут возникать несмотря на «нормальное» физиологическое функционирование или после него.Это возможное объяснение дополнительно подтверждает предположение Burri и Spector [4] о том, что основная причина симптомов PCD может быть связана с множеством биопсихосоциальных факторов. В их близнецовом исследовании было обнаружено, что генетика объясняет примерно 26–28% вариаций в переживании посткоитальных психологических симптомов, таких как раздражительность и беспричинный плач [4]. Хотя эти результаты предполагают, что в посткоитальных психологических симптомах присутствует генетический компонент, большая часть отклонений остается неучтенной.Поэтому Burri и Spector [4] предположили, что такие факторы, как удовлетворенность отношениями и история сексуального насилия, могут быть более предсказуемыми для посткоитальных симптомов. В соответствии с этим выводом, история сексуального насилия в детстве оказалась наиболее важным прогностическим фактором PCD, с учетом 5% уникальной дисперсии в настоящем исследовании. Этот вывод также согласуется с множественным регрессионным анализом Bird et al. [2], в котором история жестокого обращения в детстве объясняет приблизительно 4,1% уникальной дисперсии [2].Результаты также согласуются с выводами Burri и Spector [4], которые сообщили о значительной связи не только между сексуальным насилием и симптомами PCD, но также и с физическим и эмоциональным насилием. Возможны несколько возможных объяснений этих ассоциаций. Предыдущий опыт жестокого обращения может привести к развитию эмоциональных и / или психологических проблем, включая беспокойство по поводу половых контактов, что опять же может повлиять на долгосрочное сексуальное функционирование и поведение женщины. Кроме того, вероятно, что женщины с жестоким обращением в прошлом могут быть более склонны к вступлению в отношения, в которых они не всегда чувствуют, что контролируют свой опыт или настойчивы в отношении своих желаний / потребностей, и, возможно, могут быть склонны к негодованию [4].Соответственно, мы также обнаружили значительную связь между сексуальным насилием в зрелом возрасте и избеганием привязанностей.

Были исследованы и другие факторы риска сексуальных проблем, о которых ранее сообщалось, например возраст. Хотя возраст обычно рассматривается как предиктор сексуальных проблем, данные свидетельствуют о том, что возраст нельзя рассматривать как глобальный фактор риска нарушения полового функционирования [22]. Хотя в нескольких исследованиях постоянно сообщалось о снижении либидо, субъективного и генитального возбуждения, другие области, такие как общее сексуальное удовлетворение, могут даже улучшиться.Соответственно, в нашем исследовании мы не обнаружили какой-либо существенной связи между возрастом и PCD или общим сексуальным функционированием.

Статистически значимые, хотя и небольшие и умеренные, корреляции предоставили некоторые доказательства связи между привязанностью, дифференциацией себя и опытом PCD с более высоким уровнем тревожности привязанности и избеганием привязанности, большей эмоциональной реактивностью и большей трудностью поддержания «я». ”Позиция связана с переживанием симптомов PCD.Однако при оценке 4-недельной распространенности только эмоциональная реактивность, позиция «я» и слияние с другими достоверно коррелировали с симптомами PCD. Результаты можно было лишь частично воспроизвести в иерархическом регрессионном анализе. В то время как тревога привязанности и избегание привязанности не предсказывали переживания симптомов PCD на протяжении всей жизни, можно было обнаружить значительный вклад эмоциональной реактивности. Поскольку это первое исследование, в котором изучается дифференциация себя и переживания симптомов ПКС, возможные объяснения значимых корреляций основаны исключительно на теоретической структуре Боуэна [12] и должны рассматриваться в качестве ориентировочных.Согласно Боуэну [12], дифференциация себя представляет собой критически важный фактор благополучия, поскольку считается, что плохая дифференциация приводит к психологическим и физическим страданиям. Ряд исследований продемонстрировали связь между дифференциацией «я» и психологическим дистрессом и обнаружили, что дифференциация «я» в значительной степени предопределяет удовлетворенность жизнью, о которой сообщают сами [17, 23]. В литературе имеется мало данных, оценивающих взаимосвязь между дифференциацией себя и сексуальным функционированием.Это интригует, поскольку большая часть супружеской и сексуальной терапии опирается на теорию Боуэна в качестве основы для своей практики [24]. Шнарч [25], например, утверждал, что большая дифференциация себя в интимных отношениях приводит к усилению близости и большему сексуальному удовлетворению, позволяя более широкое сексуальное общение без подавления беспокойства. Люди с более низкой дифференциацией могут больше беспокоиться о «потере себя» или контроле во время полового акта, что приводит к сексуальным проблемам.Шнарч [26] далее утверждал, что, если партнеры могут усилить свою дифференциацию, развивая интимную связь, не боясь потерять самоощущение, их отношения и сексуальное удовлетворение будут усилены.

В нашем исследовании люди, которым трудно сохранять позицию «я» и более эмоционально реактивны, чаще сообщали о симптомах PCD. В период после полового акта эмоционально реактивные люди могут быть более чувствительными или уязвимыми к негативным эмоциям, что приводит к острому периоду депрессии или раздражительности.Те, кто имеет тенденцию сливаться с другими, могут воспринимать фазу разрешения полового акта как разлуку со своим партнером, которая может быть ошеломляющей. Однако дифференциация себя не учитывала значительных различий в общей регрессионной модели, которая предполагает, что объяснение симптомов PCD может лежать в другом месте. Следовательно, крайне необходимо дальнейшее изучение PCD и потенциальных биопсихосоциальных факторов риска.

Ограничения

Отмечено несколько ограничений.Во-первых, в этом исследовании использовалась неклиническая удобная выборка гетеросексуальных женщин, преимущественно европеоидной расы, посещающих университет, что ограничивает возможность обобщения результатов исследования. Исследования на популяциях в целом необходимы для большей применимости результатов к женщинам. Кроме того, включение негетеросексуальных женщин необходимо для большей внешней валидности. Во-вторых, из-за отсутствия надежных и проверенных показателей PCD, к показателям распространенности, установленным в этом исследовании, следует относиться с осторожностью.Чтобы помочь будущим исследованиям сексуального функционирования, необходимо разработать надежный метод измерения фазы разрешения с особым акцентом на психологические симптомы PCD. Можно также сослаться на более широкое определение PCD, предложенное Sadock и Sadock [3], которые включили тревогу и возбуждение в свое описание PCD. Однако вопрос, использованный для оценки возникновения ПКС в настоящем исследовании, сопоставим с тем, который использовали Берд и его коллеги [2] и Бурри и Спектор [4]. В-третьих, из-за ретроспективного характера самоотчетов данные могут быть неточными из-за плохого запоминания или социально желательных ответов [27].Наконец, не было доступной информации о клиническом и субклиническом депрессивном статусе женщин. Однако психические заболевания, включая симптомы депрессии, оценивались по шкале K6 и учитывались во всех анализах. Дальнейшие исследования могут быть расширены на основе текущего исследования с учетом продолжительности и качества взаимоотношений.

Выводы

В целом, наши результаты подтверждают мнение о том, что симптомы PCD распространены среди населения в целом и что они могут возникать, несмотря на физиологически функциональный сексуальный опыт.Распространенность PCD на протяжении всей жизни предполагает, что дифференциация себя является более сильным предиктором симптомов PCD, чем привязанность. Значительные двумерные корреляции оправдывают необходимость дальнейшего изучения концепций, которые могут иметь клиническое значение и могут использоваться в будущих профилактических и образовательных стратегиях, направленных на укрепление сексуального здоровья.

Конфликт интересов : Автор (ы) сообщают об отсутствии конфликта интересов.

Благодарность

AB сообщает о стипендии Ambizione для личной карьеры от Швейцарского национального научного фонда.

Список литературы

1. Бассон Р., Берман Дж., Бернетт А., Дерогатис Л., Фергюсон Д., Фуркрой Дж., Гольдштейн I, Грациоттин А., Хейман Дж., Лаан Е., Лейблум С., Падма-Натан Х, Розен Р., Сегрейвс К., Сегрейвс Р. Т., Шабси Р., Сипски М., Вагнер Г., Уиппл Б. Отчет Международной конференции по развитию консенсуса по женской сексуальной дисфункции: определения и классификация. Дж Урол 2000; 163: 888–893. [PubMed] [Google Scholar] 2. Bird B, Schweitzer R, Strassberg D. Распространенность и корреляты посткоитальной дисфории у женщин.Секс Здоровье 2011; 23: 14–25. [Google Scholar] 3. Садок Б.Дж., Садок В.А., Каплан Х.И. Краткий учебник по клинической психиатрии Каплана и Садока. 3-е издание Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2008. [Google Scholar] 4. Бурри А.В., Спектор Т.Д. Эпидемиологическое исследование посткоитальных психологических симптомов в выборке женщин-близнецов в Великобритании. Twin Res Hum Genet 2011; 14: 240–248. [PubMed] [Google Scholar] 5. Бассон Р. Модель женского сексуального возбуждения. J секс в браке 2002; 28: 1–10. [PubMed] [Google Scholar] 6.Хэтфилд Э., Рэпсон Р.Л. Любовь, секс и близость: их психология, биология и история. Нью-Йорк: Харпер Коллинз; 1993. [Google Scholar] 7. Реган П.К., Бершайд Э. Убеждения о состоянии, целях и объектах сексуального влечения. J секс в браке 1996. 22: 110–120. [PubMed] [Google Scholar] 8. Спектор И. П., Кэри М. П., Стейнберг Л. Инвентарь сексуального влечения: развитие, факторная структура и доказательства надежности. J секс в браке 1996; 22: 175–190. [PubMed] [Google Scholar] 9. Тифер Л. Историческая, научная, клиническая и феминистская критика модели цикла сексуальной реакции человека.Анну Рев Секс Рес 1991; 2: 1–23. [Google Scholar] 10. Бурри А.В., Швейцер Р.Д., Обриен Дж. Корреляты женского сексуального функционирования: привязанность взрослых и дифференциация себя. J Sex Med 2014; 11: 2188–2195. [PubMed] [Google Scholar] 11. Shaver PR, Hazan C. Предвзятый обзор изучения любви. J Soc Pers Relat 1988; 5: 473–501. [Google Scholar] 12. Боуэн М. Семейная терапия в клинической практике. Нью-Йорк: Джейсон Аронсон; 1978. [Google Scholar] 13. Мэтьюз А.К., Хьюз Т.Л., Тартаро Дж. Сексуальное поведение и сексуальная дисфункция в выборке лесбиянок и гетеросексуальных женщин в сообществе В: Омото AM, Курцман Х.С., ред.Сексуальная ориентация и психическое здоровье: изучение идентичности и развития лесбиянок, геев и бисексуалов. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 2006: 185–205. [Google Scholar] 14. Rosen R, Brown C, Heiman J, Leiblum S, Meston C, Shabsigh R, Ferguson D, D’Agostino R Jr. Индекс женской сексуальной функции (FSFI): многомерный инструмент самоотчета для оценки женской сексуальной функции. J секс в браке 2000; 26: 191–208. [PubMed] [Google Scholar] 15. Бреннан К.А., Кларк С.Л., Британский PR.Самостоятельное измерение привязанности взрослых: комплексный обзор В: Simpson JA, Rholes WS, eds. Теория привязанности и близкие отношения. Нью-Йорк: Guilford Press; 1998: 46–76. [Google Scholar] 16. Вэй М, Рассел Д.В., Маллинкродт Б., Фогель Д.Л. Шкала опыта близких отношений (ECR) — краткая форма: надежность, обоснованность и факторная структура. J Pers Assess 2007. 88: 187–204. [PubMed] [Google Scholar] 17. Сковрон Э.А., Фридлендер МЛ. Дифференциация самооценки: разработка и первоначальная проверка.Дж. Коунс Психол 1998. 45: 235–246. [Google Scholar] 18. Сковрон Э.А., Шмитт Т.А. Оценка межличностного слияния: надежность и валидность новой подшкалы DSI Fusion с другими. J Marital Fam Ther 2003. 29: 209–222. [PubMed] [Google Scholar] 19. Kessler RC, Andrews G, Colpe LJ, Hiripi E, Mroczek DK, Normand SLT, Walters EE, Zaslavsky AM. Краткие скрининговые шкалы для мониторинга распространенности и тенденций неспецифического психологического стресса среди населения. Психол Мед 2002. 32: 959–976. [PubMed] [Google Scholar] 20.Местон К.М., Реллини А.Х., Хейман-младший. История сексуального насилия женщин, их сексуальность и сексуальные схемы Я. J Consult Clin Psychol 2006. 74: 229–236. [PubMed] [Google Scholar] 21. Грин WH. Эконометрический анализ. 5-е издание Нью-Джерси: Прентис-Холл; 2003. [Google Scholar] 22. Тромпетер С.Е., Беттанкур Р., Барретт-Коннор Э. Сексуальная активность и удовлетворенность здоровыми пожилыми женщинами, проживающими в сообществе. Am J Med 2012; 125: 37–43. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23. Чарльз Р. Есть ли эмпирическое подтверждение концепции Боуэна о дифференциации «я», триангуляции и слиянии? Am J Fam Ther 2001. 29: 279–292.[Google Scholar] 24. Schnarch DM. Конструирование сексуального тигля: интеграция сексуальной и супружеской терапии. Нью-Йорк: Нортон; 1991. [Google Scholar] 25. Schnarch DM. Близость и желание: пробудите страсть в ваших отношениях. Нью-Йорк: Книги Бофорта; 2009. [Google Scholar] 26. Schnarch DM. Страстный брак: секс, любовь и близость в эмоционально преданных отношениях. Нью-Йорк: Нортон; 1997. [Google Scholar] 27. ван де Мортель TF. Подделка: предвзятость реакции социальной желательности в самоотчетных исследованиях.Aust J Adv Nurs 2008; 25: 40–48. [Google Scholar]

Посткоитальная дисфория: распространенность и психологические корреляты

Sex Med. 2015 Dec; 3 (4): 235–243.

, к.э.н., 1 , Массачусетс (Clin Psy.), 1 и, кандидат наук 2

Роберт Д. Швейцер

1 Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Келвин Гроув, Квинсленд, Австралия

Джессика О’Брайен

1 Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Кельвин Grove, Queensland, Australia

Andrea Burri

2 Департамент психологии, Цюрихский университет, Цюрих, Швейцария

1 Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Kelvin Grove, Queensland, Australia

2 Департамент психологии, Цюрихский университет, Цюрих, Швейцария

Автор, ответственный за переписку. * Автор для переписки: Роберт Швейцер, доктор философии, Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Victoria Park Road, Kelvin Grove, Qld 4059, Australia. Тел .: +61 7 3870 9596; Факс: +61 7 3138 0486; Электронная почта: [email protected] Авторские права © 2015 Авторы. Sexual Medicine , опубликованная Wiley Periodicals, Inc. от имени Международного общества сексуальной медицины. Это статья с открытым доступом в соответствии с условиями Creative Commons Attribution-NonCommercial License, которая разрешает использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии оригинальная работа правильно процитирована и не используется в коммерческих целях.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

Введение

В то время как проблемы, связанные с желанием, возбуждением и оргазмом, были предметом обширных эпидемиологических исследований, посткоитальные реакции и чувства женщин, а также посткоитальная дисфория (ПКД) остаются недостаточно изученными.

Цель

В исследовании изучалась связь между женской тревожностью привязанности и избеганием, дифференциацией себя и переживанием симптомов PCD.

Методы

Двести тридцать студенток университетов прошли онлайн-опрос.

Основные показатели результатов

Индекс женской сексуальной функции, шкала опыта близких отношений, дифференциация самооценки — пересмотрены, и изучите конкретные вопросы.

Результаты

Сорок шесть процентов респондентов сообщили, что испытывали симптомы PCD хотя бы один раз в жизни, при этом 5,1% испытывали симптомы PCD несколько раз в течение последних 4 недель. Была обнаружена небольшая, но значимая обратная корреляция между распространенностью PCD в течение жизни и сексуальным функционированием (r = -0.16). В то время как регрессионная модель объясняла 22% дисперсии распространенности PCD в течение всей жизни, привязка и дифференциация собственных переменных не учитывала значительной дисперсии.

Выводы

Результаты подтверждают, что PCD недостаточно признан и недостаточно изучен. Кажется, что нет никакой связи между PCD и близостью в близких отношениях. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы понять субъективный опыт PCD и разработать надежную меру. Швейцер Р.Д., О’Брайен Дж. И Бурри А. Посткоитальная дисфория: распространенность и психологические корреляты. Секс Мед 2015; 3: 229–237.

Ключевые слова: Посткоитальная дисфория, сексуальные проблемы, FSD, привязанность, тревога, дифференциация себя

Введение

Общий термин женских сексуальных дисфункций (FSD) в первую очередь относится к желанию, возбуждению, оргазму и боли, а также таковой, описывает чувства и функции, возникающие до или во время сексуальной активности [1].Мало внимания уделяется физиологическим или эмоциональным проявлениям и нарушениям, возникающим после полового акта [2]. Очень ограниченное количество недавних исследований привлекло внимание к ранее плохо известному феномену, известному как посткоитальная дисфория (ПКД), или «пост-сексуальный блюз» [3]. PCD — это переживание негативного аффекта, характеризующееся плаксивостью, чувством меланхолии или депрессии, тревогой, возбуждением или агрессией после полового акта [4].

Исследования по выявлению симптомов PCD крайне отсутствуют.Bird et al. [2] сообщили, что 32,9% женщин в их выборке испытали симптомы PCD в течение своей жизни. В исследовании Burri и Spector [4] изучались переживания посткоитальных психологических симптомов, таких как раздражительность и беспричинный плач после полового акта и / или оргазма, на выборке из 1489 близнецов женского пола в Соединенном Королевстве. Они сообщили, что 7,7% женщин сообщили о постоянном появлении этих симптомов, а 3,7% женщин сообщили о недавнем появлении этих симптомов. Основные причины PCD остаются неизвестными, хотя предполагается, что этиология является многофакторной, с психологическими и аффективными факторами, составляющими большую часть экспрессии PCD.Происхождение симптомов PCD можно понять в рамках более широкой нелинейной модели женского сексуального функционирования, предложенной Бассоном [5]. Модель включает эмоциональную близость, сексуальные стимулы и удовлетворенность отношениями. Бассон [5] предположил, что для большинства женщин мотивация к сексуальной активности проистекает из желания улучшить близость со своим партнером [6, 7, 8, 9], а также получить физическое удовольствие [5]. Следовательно, согласно Бассону [5], есть две основные цели секса: улучшить близость с партнером и достичь сексуального удовлетворения.

Стремясь лучше понять посткоитальный опыт у женщин, крайне важно получить более глубокое понимание того, как и в какой степени сексуальная мотивация и, следовательно, функционирование женщин зависят от необходимости развивать, поддерживать или усиливать близость с другими людьми. партнер. Два компонента близости связаны с ролью привязанности и дифференциацией себя в сексуальном функционировании женщины [4, 10]. Привязанность и дифференциация себя постулируют, чтобы диктовать, как женщины управляют близостью в значимых отношениях [11].Дифференциация себя связана со способностью человека уравновешивать близость и автономность в отношениях, а также со способностью отделять эмоции от рационального мышления [12]. Каждая из этих конструкций может быть выражена внутриличностно и межличностно. Бурри и его коллеги [10], например, обнаружили, что реляционные переменные избегания привязанности и, в меньшей степени, тревожности привязанности связаны с FSD, причем неспособность поддерживать самоощущение в присутствии близких людей является сильнейшим. предикторы сексуальных проблем [10].Точно так же избегание привязанности и незащищенность, а также страх потери самоощущения могут способствовать PCD.

Цели

Первой целью этого исследования было оценить распространенность ПКС в выборке студенток университетов и определить, связано ли ПКС с общим сексуальным функционированием. Мы предположили, что пожизненная PCD будет довольно распространенным явлением и связана с общим сексуальным функционированием респондентов. Вторая цель исследования состояла в том, чтобы выявить потенциальные реляционные факторы, связанные с PCD, путем изучения связи между тревогой привязанности и избеганием респондентов, а также степенью дифференциации себя и переживанием симптомов PCD.Здесь мы предположили, что респонденты с более высокой степенью избегания привязанности и тревожности и с более низким уровнем дифференциации будут демонстрировать больше PCD.

Методы

Образец исследования

Данные исследования были собраны с помощью кросс-секционного онлайн-вопросника. Для удобства выборка студенток была набрана с помощью рекламы, которая была распространена по электронной почте в австралийских университетах и ​​на Facebook. Для включения в исследование женщины должны быть старше 18 лет и сообщили о своей сексуальной активности.Сбор данных проводился примерно за 6 месяцев с мая по ноябрь 2012 г. Компенсация участникам не выплачивалась. Из n = 300 женщин, которые начали анкетирование, только n = 231 заполнили его, что составило 77%. Более того, в предыдущих исследованиях сообщалось о значительных различиях в распространенности сексуальных трудностей между женщинами, состоящими в однополых отношениях, и женщинами, состоящими в отношениях противоположного пола [13]. Таким образом, люди, идентифицировавшие себя как би- или гомосексуалисты, были исключены из корреляционного и регрессионного анализа (в результате общая выборка составила n = 195).

Процедура

Анкета была создана с использованием программного обеспечения для онлайн-опросов Key Survey, а данные были размещены на защищенном сервере университета. Участники были уведомлены о том, что их согласие на участие будет означать их решение нажать кнопку «Далее». Никакой идентифицирующей информации получено не было. Одобрение этики было получено от этического комитета университетских исследований с участием человека (номер одобрения 1100001497).

Основные показатели результатов

Демографическая и справочная информация, такая как возраст, уровень образования, сексуальная ориентация, текущий статус отношений, продолжительность отношений и количество детей, была собрана с использованием вопросов, составленных самостоятельно для конкретного исследования.

Индекс женской сексуальной функции (FSFI) [14] использовался для оценки женского сексуального функционирования. FSFI состоит из 19 пунктов, охватывающих шесть областей желания, возбуждения, смазки, оргазма, боли и сексуального удовлетворения. Ответы регистрировались по рейтинговой шкале типа Лайкерта, которая включала возможность указать, что сексуальные действия не предпринимались. Общий балл FSFI указывает на общее сексуальное функционирование, более низкие баллы указывают на более низкое сексуальное функционирование.

Два дополнительных пункта, касающихся продолжительности жизни и 4-недельной распространенности PCD, были включены после FSFI.Эти элементы были адаптированы из исследования Берда и др. [2]. Пункты были: «Были ли в вашей жизни моменты, когда необъяснимая плаксивость или печаль после полового акта по обоюдному согласию были для вас проблемой?» и «Были ли случаи за последние четыре недели, когда необъяснимая плаксивость или грусть после полового акта по обоюдному согласию были для вас проблемой?» Ответы были закодированы аналогично FSFI.

Краткая форма шкалы опыта близких отношений (ECR-SF) [15, 16] — это показатель привязанности взрослых, состоящий из 12 пунктов.Шкала состоит из двух измерений: тревога привязанности и избегание привязанности. Подшкала тревожности отражает страх быть брошенным и сильное желание слиться с другим. Подшкала избегания отражает дискомфорт от близости в близких отношениях. Ответы на все вопросы регистрировались по 7-балльной шкале оценок типа Лайкерта, которая варьируется от «1 = категорически не согласен» до «7 = полностью согласен». В шести исследованиях Wei et al. [16] нашли коэффициенты внутренней надежности в пределах от 0,77 до 0.86, а по подшкале тревожности — от 0,78 до 0,88.

Дифференциация самооценки, пересмотренная (DSI-R) [17, 18] — это мера того, в какой степени человек способен балансировать автономность и близость в близких отношениях, а также способность балансировать рациональное и эмоциональное рассуждения. Инвентарь содержит 46 предметов и дает четыре балла по подшкалам, а также общий балл. Четыре подшкалы включают эмоциональную реактивность (т. Е. Склонность слишком эмоционально реагировать на окружающую среду), позицию «я» (т.д., способность поддерживать четко определенное чувство собственного достоинства), эмоциональное отключение (то есть страх близости) и слияние с другими (то есть склонность чрезмерно вовлекаться в важные отношения). Ответы на все вопросы были закодированы по 6-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от «1 = Не очень верно для меня» до «6 = Очень верно для меня» [17]. Затем баллы по подшкалам были суммированы, чтобы получить общий балл. Более высокие баллы указывают на большую дифференциацию, тогда как более низкие баллы указывают на плохую дифференциацию. Сковрон и Шмитт [18] обнаружили адекватную внутреннюю надежность для полной шкалы и каждой подшкалы: DSI-R = 0.92, эмоциональная реактивность = 0,89, позиция «Я» = 0,81, эмоциональная отсечка = 0,82 и слияние с другими = 0,85.

Психологический дистресс

Тест K6 [19] использовался для выявления психических заболеваний среди участников. K6 состоит из шести пунктов, которые оценивают когнитивные, поведенческие, эмоциональные и физические симптомы настроения и тревожных расстройств. Ответы были закодированы по 5-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от «1 = ни разу» до «5 = все время». Α Кронбаха 0,89 был найден ранее для K6 [19].

Чтобы контролировать связь между сексуальным функционированием и сексуальным насилием (например, ссылка 20), два пункта адаптированы из Bird et al. [2] были включены для выявления лиц, ранее подвергавшихся сексуальному насилию. Ответы были закодированы как «Да» или «Нет».

Статистический анализ

Обработка данных и все статистические анализы были выполнены с использованием SPSS и программного обеспечения для прогнозного анализа (PASW) Statistics Version 17.0 для ПК (SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США). Для всех анализов значение P меньше 0.05 считался статистически значимым. Предположения о нормальности оценивались с помощью теста Колмогорова – Смирнова. Внутренняя надежность каждой шкалы рассчитывалась с использованием коэффициента α Кронбаха. Все весы обладают хорошей внутренней надежностью; однако как пункты PCD, так и подшкала избегания привязанности ECR-SF оказались искаженными и впоследствии были преобразованы с использованием логарифмического преобразования.

Характеристики выборки и интересующие переменные были представлены на основе средних значений и стандартных отклонений или чисел и процентов, в зависимости от обстоятельств.Для исследования взаимосвязи между переменными использовался набор корреляционных и регрессионных анализов, включая корреляцию Спирмена (rho) между категориальными и непрерывными переменными [21], корреляцию Пирсона (r) и линейную регрессию для непрерывных переменных.

Было проведено два иерархических множественных регрессионных анализа, чтобы оценить, могут ли тревога привязанности, избегание привязанности и дифференциация самовыражения предсказать распространенность симптомов PCD. Данные были проанализированы с использованием программного обеспечения для прогнозного анализа (PASW) Statistics Version 17.0 для ПК. Поскольку лишь небольшой процент (5,1%) женщин указали, что у них были симптомы ПКС в течение последних 4 недель, в множественных регрессионных анализах использовалась только распространенность симптомов ПКС в течение всей жизни. Кроме того, дифференциация себя, привязанность, а также предыдущий опыт жестокого обращения представляют собой более устойчивые факторы, и поэтому разумно исследовать их связь с пожизненными симптомами PCD, а не с краткосрочными симптомами, когда другие факторы могут способствовать выражению симптомов.В качестве меры предосторожности история сексуального насилия и психологического стресса была введена в первый блок иерархических моделей множественной регрессии в качестве искажающих факторов. Хотя возраст не коррелировал с распространенностью симптомов ПКС в течение жизни, было возможно, что возраст оставался потенциальной помехой из-за ранее продемонстрированной связи с сексуальными трудностями [4]. В качестве проверки был проведен множественный регрессионный анализ с включением возраста и без него в блоке 1. Включение возраста существенно не повлияло на результат и поэтому было исключено из анализа.FSFI вошел в первый блок; два основных предиктора привязанности и дифференциации себя были введены в два отдельных блока. Поскольку дифференциация «я» имеет более широкую теоретическую область, чем привязанность, она была введена в последний блок в последующих множественных регрессионных анализах, чтобы определить, объясняется ли она большей дисперсией, чем привязанность.

Результаты

Разбивка выборочных демографических данных представлена ​​в таблице. Средний возраст женщин составлял 25,9 года (СО 8.15). Были отмечены ключевые различия между гетеросексуальной и негетеросексуальной группами, особенно в связи между историей сексуального насилия в детстве или во взрослом возрасте и опытом PCD как на протяжении всей жизни, так и в течение последних 4 недель. Таким образом, люди, идентифицировавшие себя как би- или гомосексуалисты, были исключены из корреляционного и регрессионного анализа (в результате общая выборка составила n = 195). В таблице приведены описательные статистические данные и внутренняя надежность каждой шкалы, используемой для оценки представляющих интерес переменных, связанных с сексуальностью, и психологических параметров.

Таблица 1

Демографические данные и справочная информация по всей выборке (n = 230)

Переменная M SD Диапазон
Возраст в годах 25,88 8,15 18–55
европеоид сексуальное насилие в детстве
Процентное происхождение (%)
90.9
Азиатский 5,7
Ближний Восток 0,4
Аборигены или жители островов Торресова пролива 0,4
Прочее
Прочее 95,2
Другое 3,5
Не ответил 1,3
Высший уровень образования
Средняя школа 30.4
Высшее образование 53,0
Последипломное образование 16,5
Сексуальная ориентация
Гетеросексуальная 9022 Гетеросексуальная 84,8
Родственный статус
Не замужем 15,7
Датировка 32.6
Совместное проживание 33,9
В браке 17,4
В разводе 0,4
Продолжительность отношений
Не ранее, чем в настоящее время 3 месяца 4,3
Менее 6 месяцев 4,3
Менее 1 года 8,7
Менее 2 лет 14.8
Менее 5 лет 24,8
Более 5 лет 26,1
Дети
Нет 87,0
20,4
Опытное сексуальное насилие над взрослым 20,4

Таблица 2

Описательная статистика и внутренняя надежность связанных с сексуальностью и психологических переменных (n = 195)

Переменная 9024 5,82
Среднее ( SD ) Диапазон оценок Асимметрия α Кронбаха
PCD 4 недели 2.27
Срок службы PCD 1,44
Всего FSFI 23,28 (5,11) 2,80–32,00 −6245 2,80–32,00 −6245 ECR ‐ SF
Беспокойство 21,00 (7,54) 8,00–42,00 0,56 0,81
Избегание 13,33 (6,70) 6,00–42,0010 0,85
DSI ‐ R
Эмоциональная реактивность 3,21 (1,01) 1,00–5,64 0,02 0,89
−0,36 0,82
Эмоциональное отключение 4,58 (0,91) 2,00–6,00 −0,55 0,86
1 3,3 Fusion 24950–5,67 0,27 0,77
K6 6,45 (4,30) 0,00–21,00 0,95 0,85

Психологическая зависимость

, связанная с сексом В таблице представлена ​​распространенность симптомов ПКС в выборке. О симптомах ПКС за последние 4 недели сообщили около 5% женщин, тогда как пожизненные симптомы ПКС были более распространены, о них сообщали 46,2% женщин (цифры, относящиеся к «несколько раз» — «почти всегда или всегда»).Только 2% женщин сообщили, что испытывают симптомы ПКС «всегда» или «большую часть времени».

Таблица 3

Распространенность посткоитальной дисфории (n = 195)

29 Более 4 недель
Частота PCD после полового акта Процент (%) образца с PCD
Не пытался полового акта 7,2
Почти никогда или никогда 87.7 53,8
Несколько раз (менее половины) 3,1 37,9
Иногда (примерно в половине случаев) 1,5 6,2
В большинстве случаев (более половины время) 0,5 1,5
Почти всегда или всегда 0,0 0,5

Чтобы определить, какие переменные необходимо включить в регрессионную модель, был проведен анализ корреляций между всеми ключевыми переменными ( см. таблицу).Обнаружена слабая, хотя и статистически значимая корреляция (r = -0,16, P = 0,02) между общим баллом FSFI и пожизненной распространенностью симптомов PCD (но не недавних симптомов PCD), что позволяет предположить, что сексуальные трудности слабо связаны с более высокой частотой продолжительности жизни. Симптомы PCD.

Таблица 4

Матрица корреляции связанных с сексуальностью и психологических переменных

A сексуальное насилие 9024 900
Переменная Возраст Продолжительность отношений Сексуальное насилие (C) Сексуальное насилие (A) K6 K6 902 жизнь PCD 4 недели FSFI Прикрепите избежать Прикрепите Anx ER IP EC FO
Возраст 0.37 ** 0,17 * 0,19 ** -0,04 0,13 0,05 -0,06 -0,11 -0,19 ** 3 0,125 0,19 0,08 0,30 **
Продолжительность отношения 0,11 0,01 -0,11 -0,01 0,076 ** −0,37 ** 0,10 −0,04 0,36 ** 0,16 *
Сексуальное насилие (C) 0,13 0,07 0,23 ** −0,01 0,05 −0,04 0,01 −0,04 0,05 −0,11
0.14 0,15 * −0,01 −0,15 * 0,15 * 0,021 −0,06 −0,05 −0,27 ** −0,05 К6 0,33 ** 0,16 * -0,25 ** 0,33 ** 0,49 −0.57 ** −0,47 ** −0,48 ** −0,34 **
Срок службы PCD 0,35 ** −0,16 * 0,19 ** 0,24 ** −0,35 ** −0,27 ** −0,24 ** -0.19 **
PCD 4 недели 0,12 0,05 0,064 * 900 −1 −0,03 −0,16 *
FSFI4 −0,9922 ** −0,11 0,29 ** 0,40 ** 0,21 **
Упор 0,33 ** −0,14 −0,14 −0,74 ** −0,101
−0.65 ** −0,48 ** −0,35 ** −0,50 **
ER 0,68 ** 0,30 ** 0,61 **
IP 0.25 ** 0,51 **
EC
FO функционирование или симптомы PCD.Сексуальное насилие в детстве и во взрослом возрасте положительно коррелировало с симптомами PCD (r = 23, P <0,01 для детства и r = 0,15, P <0,05 для жестокого обращения в зрелом возрасте). Только сексуальное насилие во взрослом возрасте было связано с FSFI, поэтому те, кто подвергался насилию, с большей вероятностью сообщали об общих сексуальных трудностях. Психологический дистресс, измеренный с помощью K6, был связан как с сексуальным функционированием (r = 0,25, P <0,01), так и с PCD (r = 0,33 и r = 0,16, соответственно).Таблица также показывает значимые корреляции между предикторами. Это было ожидаемо, учитывая, что они похожи на конструкции.

Иерархический анализ множественной регрессии

Таблица содержит статистику для модели иерархической регрессии с симптомами PCD в качестве критерия. Общая модель была значимой и составляла 22% дисперсии. В блоке 1 на все предикторы приходилось примерно 17% дисперсии, при этом на сексуальное насилие в детстве приходилось 4% уникальной дисперсии, β = 0.20, t = 3,04, P = 0,003, ср 2 = 0,04. В блоке 2 наблюдалось незначительное увеличение учтенной дисперсии с добавлением в модель тревожности привязанности и избегания привязанности. Однако ни один из факторов не повлиял существенно на общую учтенную дисперсию. В блоке 3 были учтены дополнительные 4% дисперсии со статистически значимым эффектом эмоциональной реактивности, что составляет примерно 2% уникальной дисперсии в окончательной модели. В целом общая дисперсия составила 16%.

Таблица 5

Иерархическая модель множественной регрессии со временем жизни PCD в качестве критерия

—18 *** 0,00245 —
Предикторы R 2 R 2 ch Fch d 2
Блок 1 0,17 *** 0,17 9,39 4, 190
Сексуальное насилие в детстве 0.22 *** 0,04
Сексуальное насилие над взрослыми 0,07 0,01
Психологический стресс 0,12 0,01
FSFI −0,08 0,00
5 Блок 2 0,01 1,56 2, 188
Тревога привязанности
Защита от насадок 0,14 0,01
Блок 3 0,22 *** 4 0,019 4, 184
Эмоциональная реактивность −0,27 * 0,02 9024 — положение -0,05 0,00
Эмоциональное отключение 0,07 0,00 9024 — 0,00 9024 — 0.04 0,00

Обсуждение

В целом, опыт женщин на этапе разрешения и, в частности, PCD остается недостаточно признанным и малоизученным. Настоящее исследование сообщает о возникновении пожизненных и текущих симптомов ПКС и, насколько нам известно, является первым исследованием привязанности и дифференциации себя как потенциальных факторов риска в этиологии ПКС.

Примерно 46,2% нынешней выборки сообщили, что они испытывали симптомы PCD хотя бы один раз в своей жизни.Что касается последних 4 недель, 5,1% выборки сообщили о наличии симптомов PCD. Хотя эти показатели в некоторой степени сопоставимы с оценками, представленными Бердом и его коллегами (32,9% хотя бы один раз в жизни и 9,5% в течение последних 4 недель) [2], они намного выше, чем в исследовании Берри и Спектора (3,7%). % за последние 4 недели и 7,7% за всю жизнь) [4]. Разные методы оценки, а также разные характеристики выборки (т.е. средний возраст) могут быть причиной этих огромных расхождений в показателях распространенности.Тем не менее, эти и сравнительно высокие показатели Берда [2] подчеркивают острую необходимость в дальнейших исследованиях ПКС и посткоитальной фазы, особенно у женщин.

В исследовании дополнительно изучали PCD, исследуя, было ли у женщин наличие симптомов PCD связано с их самооценкой в ​​целом сексуальным функционированием. Основываясь на предыдущем исследовании [2], было высказано предположение, что симптомы PCD будут слабо коррелировать с общим сексуальным функционированием. Эта гипотеза была частично подтверждена, поскольку была обнаружена слабая связь между пожизненными симптомами PCD и общим сексуальным функционированием.Однако, в отличие от исследования Берда [2], не удалось обнаружить существенной связи между опытом PCD за последние 4 недели и общим сексуальным функционированием. Недостаточная мощность может служить объяснением этих выводов, поскольку только 5,1% выборки сообщили о PCD за 4 недели до заполнения анкеты. С другой стороны, это также может означать, что симптомы PCD могут не обязательно быть связаны с общим сексуальным функционированием и могут возникать несмотря на «нормальное» физиологическое функционирование или после него.Это возможное объяснение дополнительно подтверждает предположение Burri и Spector [4] о том, что основная причина симптомов PCD может быть связана с множеством биопсихосоциальных факторов. В их близнецовом исследовании было обнаружено, что генетика объясняет примерно 26–28% вариаций в переживании посткоитальных психологических симптомов, таких как раздражительность и беспричинный плач [4]. Хотя эти результаты предполагают, что в посткоитальных психологических симптомах присутствует генетический компонент, большая часть отклонений остается неучтенной.Поэтому Burri и Spector [4] предположили, что такие факторы, как удовлетворенность отношениями и история сексуального насилия, могут быть более предсказуемыми для посткоитальных симптомов. В соответствии с этим выводом, история сексуального насилия в детстве оказалась наиболее важным прогностическим фактором PCD, с учетом 5% уникальной дисперсии в настоящем исследовании. Этот вывод также согласуется с множественным регрессионным анализом Bird et al. [2], в котором история жестокого обращения в детстве объясняет приблизительно 4,1% уникальной дисперсии [2].Результаты также согласуются с выводами Burri и Spector [4], которые сообщили о значительной связи не только между сексуальным насилием и симптомами PCD, но также и с физическим и эмоциональным насилием. Возможны несколько возможных объяснений этих ассоциаций. Предыдущий опыт жестокого обращения может привести к развитию эмоциональных и / или психологических проблем, включая беспокойство по поводу половых контактов, что опять же может повлиять на долгосрочное сексуальное функционирование и поведение женщины. Кроме того, вероятно, что женщины с жестоким обращением в прошлом могут быть более склонны к вступлению в отношения, в которых они не всегда чувствуют, что контролируют свой опыт или настойчивы в отношении своих желаний / потребностей, и, возможно, могут быть склонны к негодованию [4].Соответственно, мы также обнаружили значительную связь между сексуальным насилием в зрелом возрасте и избеганием привязанностей.

Были исследованы и другие факторы риска сексуальных проблем, о которых ранее сообщалось, например возраст. Хотя возраст обычно рассматривается как предиктор сексуальных проблем, данные свидетельствуют о том, что возраст нельзя рассматривать как глобальный фактор риска нарушения полового функционирования [22]. Хотя в нескольких исследованиях постоянно сообщалось о снижении либидо, субъективного и генитального возбуждения, другие области, такие как общее сексуальное удовлетворение, могут даже улучшиться.Соответственно, в нашем исследовании мы не обнаружили какой-либо существенной связи между возрастом и PCD или общим сексуальным функционированием.

Статистически значимые, хотя и небольшие и умеренные, корреляции предоставили некоторые доказательства связи между привязанностью, дифференциацией себя и опытом PCD с более высоким уровнем тревожности привязанности и избеганием привязанности, большей эмоциональной реактивностью и большей трудностью поддержания «я». ”Позиция связана с переживанием симптомов PCD.Однако при оценке 4-недельной распространенности только эмоциональная реактивность, позиция «я» и слияние с другими достоверно коррелировали с симптомами PCD. Результаты можно было лишь частично воспроизвести в иерархическом регрессионном анализе. В то время как тревога привязанности и избегание привязанности не предсказывали переживания симптомов PCD на протяжении всей жизни, можно было обнаружить значительный вклад эмоциональной реактивности. Поскольку это первое исследование, в котором изучается дифференциация себя и переживания симптомов ПКС, возможные объяснения значимых корреляций основаны исключительно на теоретической структуре Боуэна [12] и должны рассматриваться в качестве ориентировочных.Согласно Боуэну [12], дифференциация себя представляет собой критически важный фактор благополучия, поскольку считается, что плохая дифференциация приводит к психологическим и физическим страданиям. Ряд исследований продемонстрировали связь между дифференциацией «я» и психологическим дистрессом и обнаружили, что дифференциация «я» в значительной степени предопределяет удовлетворенность жизнью, о которой сообщают сами [17, 23]. В литературе имеется мало данных, оценивающих взаимосвязь между дифференциацией себя и сексуальным функционированием.Это интригует, поскольку большая часть супружеской и сексуальной терапии опирается на теорию Боуэна в качестве основы для своей практики [24]. Шнарч [25], например, утверждал, что большая дифференциация себя в интимных отношениях приводит к усилению близости и большему сексуальному удовлетворению, позволяя более широкое сексуальное общение без подавления беспокойства. Люди с более низкой дифференциацией могут больше беспокоиться о «потере себя» или контроле во время полового акта, что приводит к сексуальным проблемам.Шнарч [26] далее утверждал, что, если партнеры могут усилить свою дифференциацию, развивая интимную связь, не боясь потерять самоощущение, их отношения и сексуальное удовлетворение будут усилены.

В нашем исследовании люди, которым трудно сохранять позицию «я» и более эмоционально реактивны, чаще сообщали о симптомах PCD. В период после полового акта эмоционально реактивные люди могут быть более чувствительными или уязвимыми к негативным эмоциям, что приводит к острому периоду депрессии или раздражительности.Те, кто имеет тенденцию сливаться с другими, могут воспринимать фазу разрешения полового акта как разлуку со своим партнером, которая может быть ошеломляющей. Однако дифференциация себя не учитывала значительных различий в общей регрессионной модели, которая предполагает, что объяснение симптомов PCD может лежать в другом месте. Следовательно, крайне необходимо дальнейшее изучение PCD и потенциальных биопсихосоциальных факторов риска.

Ограничения

Отмечено несколько ограничений.Во-первых, в этом исследовании использовалась неклиническая удобная выборка гетеросексуальных женщин, преимущественно европеоидной расы, посещающих университет, что ограничивает возможность обобщения результатов исследования. Исследования на популяциях в целом необходимы для большей применимости результатов к женщинам. Кроме того, включение негетеросексуальных женщин необходимо для большей внешней валидности. Во-вторых, из-за отсутствия надежных и проверенных показателей PCD, к показателям распространенности, установленным в этом исследовании, следует относиться с осторожностью.Чтобы помочь будущим исследованиям сексуального функционирования, необходимо разработать надежный метод измерения фазы разрешения с особым акцентом на психологические симптомы PCD. Можно также сослаться на более широкое определение PCD, предложенное Sadock и Sadock [3], которые включили тревогу и возбуждение в свое описание PCD. Однако вопрос, использованный для оценки возникновения ПКС в настоящем исследовании, сопоставим с тем, который использовали Берд и его коллеги [2] и Бурри и Спектор [4]. В-третьих, из-за ретроспективного характера самоотчетов данные могут быть неточными из-за плохого запоминания или социально желательных ответов [27].Наконец, не было доступной информации о клиническом и субклиническом депрессивном статусе женщин. Однако психические заболевания, включая симптомы депрессии, оценивались по шкале K6 и учитывались во всех анализах. Дальнейшие исследования могут быть расширены на основе текущего исследования с учетом продолжительности и качества взаимоотношений.

Выводы

В целом, наши результаты подтверждают мнение о том, что симптомы PCD распространены среди населения в целом и что они могут возникать, несмотря на физиологически функциональный сексуальный опыт.Распространенность PCD на протяжении всей жизни предполагает, что дифференциация себя является более сильным предиктором симптомов PCD, чем привязанность. Значительные двумерные корреляции оправдывают необходимость дальнейшего изучения концепций, которые могут иметь клиническое значение и могут использоваться в будущих профилактических и образовательных стратегиях, направленных на укрепление сексуального здоровья.

Конфликт интересов : Автор (ы) сообщают об отсутствии конфликта интересов.

Благодарность

AB сообщает о стипендии Ambizione для личной карьеры от Швейцарского национального научного фонда.

Список литературы

1. Бассон Р., Берман Дж., Бернетт А., Дерогатис Л., Фергюсон Д., Фуркрой Дж., Гольдштейн I, Грациоттин А., Хейман Дж., Лаан Е., Лейблум С., Падма-Натан Х, Розен Р., Сегрейвс К., Сегрейвс Р. Т., Шабси Р., Сипски М., Вагнер Г., Уиппл Б. Отчет Международной конференции по развитию консенсуса по женской сексуальной дисфункции: определения и классификация. Дж Урол 2000; 163: 888–893. [PubMed] [Google Scholar] 2. Bird B, Schweitzer R, Strassberg D. Распространенность и корреляты посткоитальной дисфории у женщин.Секс Здоровье 2011; 23: 14–25. [Google Scholar] 3. Садок Б.Дж., Садок В.А., Каплан Х.И. Краткий учебник по клинической психиатрии Каплана и Садока. 3-е издание Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2008. [Google Scholar] 4. Бурри А.В., Спектор Т.Д. Эпидемиологическое исследование посткоитальных психологических симптомов в выборке женщин-близнецов в Великобритании. Twin Res Hum Genet 2011; 14: 240–248. [PubMed] [Google Scholar] 5. Бассон Р. Модель женского сексуального возбуждения. J секс в браке 2002; 28: 1–10. [PubMed] [Google Scholar] 6.Хэтфилд Э., Рэпсон Р.Л. Любовь, секс и близость: их психология, биология и история. Нью-Йорк: Харпер Коллинз; 1993. [Google Scholar] 7. Реган П.К., Бершайд Э. Убеждения о состоянии, целях и объектах сексуального влечения. J секс в браке 1996. 22: 110–120. [PubMed] [Google Scholar] 8. Спектор И. П., Кэри М. П., Стейнберг Л. Инвентарь сексуального влечения: развитие, факторная структура и доказательства надежности. J секс в браке 1996; 22: 175–190. [PubMed] [Google Scholar] 9. Тифер Л. Историческая, научная, клиническая и феминистская критика модели цикла сексуальной реакции человека.Анну Рев Секс Рес 1991; 2: 1–23. [Google Scholar] 10. Бурри А.В., Швейцер Р.Д., Обриен Дж. Корреляты женского сексуального функционирования: привязанность взрослых и дифференциация себя. J Sex Med 2014; 11: 2188–2195. [PubMed] [Google Scholar] 11. Shaver PR, Hazan C. Предвзятый обзор изучения любви. J Soc Pers Relat 1988; 5: 473–501. [Google Scholar] 12. Боуэн М. Семейная терапия в клинической практике. Нью-Йорк: Джейсон Аронсон; 1978. [Google Scholar] 13. Мэтьюз А.К., Хьюз Т.Л., Тартаро Дж. Сексуальное поведение и сексуальная дисфункция в выборке лесбиянок и гетеросексуальных женщин в сообществе В: Омото AM, Курцман Х.С., ред.Сексуальная ориентация и психическое здоровье: изучение идентичности и развития лесбиянок, геев и бисексуалов. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 2006: 185–205. [Google Scholar] 14. Rosen R, Brown C, Heiman J, Leiblum S, Meston C, Shabsigh R, Ferguson D, D’Agostino R Jr. Индекс женской сексуальной функции (FSFI): многомерный инструмент самоотчета для оценки женской сексуальной функции. J секс в браке 2000; 26: 191–208. [PubMed] [Google Scholar] 15. Бреннан К.А., Кларк С.Л., Британский PR.Самостоятельное измерение привязанности взрослых: комплексный обзор В: Simpson JA, Rholes WS, eds. Теория привязанности и близкие отношения. Нью-Йорк: Guilford Press; 1998: 46–76. [Google Scholar] 16. Вэй М, Рассел Д.В., Маллинкродт Б., Фогель Д.Л. Шкала опыта близких отношений (ECR) — краткая форма: надежность, обоснованность и факторная структура. J Pers Assess 2007. 88: 187–204. [PubMed] [Google Scholar] 17. Сковрон Э.А., Фридлендер МЛ. Дифференциация самооценки: разработка и первоначальная проверка.Дж. Коунс Психол 1998. 45: 235–246. [Google Scholar] 18. Сковрон Э.А., Шмитт Т.А. Оценка межличностного слияния: надежность и валидность новой подшкалы DSI Fusion с другими. J Marital Fam Ther 2003. 29: 209–222. [PubMed] [Google Scholar] 19. Kessler RC, Andrews G, Colpe LJ, Hiripi E, Mroczek DK, Normand SLT, Walters EE, Zaslavsky AM. Краткие скрининговые шкалы для мониторинга распространенности и тенденций неспецифического психологического стресса среди населения. Психол Мед 2002. 32: 959–976. [PubMed] [Google Scholar] 20.Местон К.М., Реллини А.Х., Хейман-младший. История сексуального насилия женщин, их сексуальность и сексуальные схемы Я. J Consult Clin Psychol 2006. 74: 229–236. [PubMed] [Google Scholar] 21. Грин WH. Эконометрический анализ. 5-е издание Нью-Джерси: Прентис-Холл; 2003. [Google Scholar] 22. Тромпетер С.Е., Беттанкур Р., Барретт-Коннор Э. Сексуальная активность и удовлетворенность здоровыми пожилыми женщинами, проживающими в сообществе. Am J Med 2012; 125: 37–43. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23. Чарльз Р. Есть ли эмпирическое подтверждение концепции Боуэна о дифференциации «я», триангуляции и слиянии? Am J Fam Ther 2001. 29: 279–292.[Google Scholar] 24. Schnarch DM. Конструирование сексуального тигля: интеграция сексуальной и супружеской терапии. Нью-Йорк: Нортон; 1991. [Google Scholar] 25. Schnarch DM. Близость и желание: пробудите страсть в ваших отношениях. Нью-Йорк: Книги Бофорта; 2009. [Google Scholar] 26. Schnarch DM. Страстный брак: секс, любовь и близость в эмоционально преданных отношениях. Нью-Йорк: Нортон; 1997. [Google Scholar] 27. ван де Мортель TF. Подделка: предвзятость реакции социальной желательности в самоотчетных исследованиях.Aust J Adv Nurs 2008; 25: 40–48. [Google Scholar]

Посткоитальная дисфория: распространенность и психологические корреляты

Sex Med. 2015 Dec; 3 (4): 235–243.

, к.э.н., 1 , Массачусетс (Clin Psy.), 1 и, кандидат наук 2

Роберт Д. Швейцер

1 Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Келвин Гроув, Квинсленд, Австралия

Джессика О’Брайен

1 Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Кельвин Grove, Queensland, Australia

Andrea Burri

2 Департамент психологии, Цюрихский университет, Цюрих, Швейцария

1 Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Kelvin Grove, Queensland, Australia

2 Департамент психологии, Цюрихский университет, Цюрих, Швейцария

Автор, ответственный за переписку. * Автор для переписки: Роберт Швейцер, доктор философии, Школа психологии и консультирования, Технологический университет Квинсленда, Victoria Park Road, Kelvin Grove, Qld 4059, Australia. Тел .: +61 7 3870 9596; Факс: +61 7 3138 0486; Электронная почта: [email protected] Авторские права © 2015 Авторы. Sexual Medicine , опубликованная Wiley Periodicals, Inc. от имени Международного общества сексуальной медицины. Это статья с открытым доступом в соответствии с условиями Creative Commons Attribution-NonCommercial License, которая разрешает использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии оригинальная работа правильно процитирована и не используется в коммерческих целях.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

Введение

В то время как проблемы, связанные с желанием, возбуждением и оргазмом, были предметом обширных эпидемиологических исследований, посткоитальные реакции и чувства женщин, а также посткоитальная дисфория (ПКД) остаются недостаточно изученными.

Цель

В исследовании изучалась связь между женской тревожностью привязанности и избеганием, дифференциацией себя и переживанием симптомов PCD.

Методы

Двести тридцать студенток университетов прошли онлайн-опрос.

Основные показатели результатов

Индекс женской сексуальной функции, шкала опыта близких отношений, дифференциация самооценки — пересмотрены, и изучите конкретные вопросы.

Результаты

Сорок шесть процентов респондентов сообщили, что испытывали симптомы PCD хотя бы один раз в жизни, при этом 5,1% испытывали симптомы PCD несколько раз в течение последних 4 недель. Была обнаружена небольшая, но значимая обратная корреляция между распространенностью PCD в течение жизни и сексуальным функционированием (r = -0.16). В то время как регрессионная модель объясняла 22% дисперсии распространенности PCD в течение всей жизни, привязка и дифференциация собственных переменных не учитывала значительной дисперсии.

Выводы

Результаты подтверждают, что PCD недостаточно признан и недостаточно изучен. Кажется, что нет никакой связи между PCD и близостью в близких отношениях. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы понять субъективный опыт PCD и разработать надежную меру. Швейцер Р.Д., О’Брайен Дж. И Бурри А. Посткоитальная дисфория: распространенность и психологические корреляты. Секс Мед 2015; 3: 229–237.

Ключевые слова: Посткоитальная дисфория, сексуальные проблемы, FSD, привязанность, тревога, дифференциация себя

Введение

Общий термин женских сексуальных дисфункций (FSD) в первую очередь относится к желанию, возбуждению, оргазму и боли, а также таковой, описывает чувства и функции, возникающие до или во время сексуальной активности [1].Мало внимания уделяется физиологическим или эмоциональным проявлениям и нарушениям, возникающим после полового акта [2]. Очень ограниченное количество недавних исследований привлекло внимание к ранее плохо известному феномену, известному как посткоитальная дисфория (ПКД), или «пост-сексуальный блюз» [3]. PCD — это переживание негативного аффекта, характеризующееся плаксивостью, чувством меланхолии или депрессии, тревогой, возбуждением или агрессией после полового акта [4].

Исследования по выявлению симптомов PCD крайне отсутствуют.Bird et al. [2] сообщили, что 32,9% женщин в их выборке испытали симптомы PCD в течение своей жизни. В исследовании Burri и Spector [4] изучались переживания посткоитальных психологических симптомов, таких как раздражительность и беспричинный плач после полового акта и / или оргазма, на выборке из 1489 близнецов женского пола в Соединенном Королевстве. Они сообщили, что 7,7% женщин сообщили о постоянном появлении этих симптомов, а 3,7% женщин сообщили о недавнем появлении этих симптомов. Основные причины PCD остаются неизвестными, хотя предполагается, что этиология является многофакторной, с психологическими и аффективными факторами, составляющими большую часть экспрессии PCD.Происхождение симптомов PCD можно понять в рамках более широкой нелинейной модели женского сексуального функционирования, предложенной Бассоном [5]. Модель включает эмоциональную близость, сексуальные стимулы и удовлетворенность отношениями. Бассон [5] предположил, что для большинства женщин мотивация к сексуальной активности проистекает из желания улучшить близость со своим партнером [6, 7, 8, 9], а также получить физическое удовольствие [5]. Следовательно, согласно Бассону [5], есть две основные цели секса: улучшить близость с партнером и достичь сексуального удовлетворения.

Стремясь лучше понять посткоитальный опыт у женщин, крайне важно получить более глубокое понимание того, как и в какой степени сексуальная мотивация и, следовательно, функционирование женщин зависят от необходимости развивать, поддерживать или усиливать близость с другими людьми. партнер. Два компонента близости связаны с ролью привязанности и дифференциацией себя в сексуальном функционировании женщины [4, 10]. Привязанность и дифференциация себя постулируют, чтобы диктовать, как женщины управляют близостью в значимых отношениях [11].Дифференциация себя связана со способностью человека уравновешивать близость и автономность в отношениях, а также со способностью отделять эмоции от рационального мышления [12]. Каждая из этих конструкций может быть выражена внутриличностно и межличностно. Бурри и его коллеги [10], например, обнаружили, что реляционные переменные избегания привязанности и, в меньшей степени, тревожности привязанности связаны с FSD, причем неспособность поддерживать самоощущение в присутствии близких людей является сильнейшим. предикторы сексуальных проблем [10].Точно так же избегание привязанности и незащищенность, а также страх потери самоощущения могут способствовать PCD.

Цели

Первой целью этого исследования было оценить распространенность ПКС в выборке студенток университетов и определить, связано ли ПКС с общим сексуальным функционированием. Мы предположили, что пожизненная PCD будет довольно распространенным явлением и связана с общим сексуальным функционированием респондентов. Вторая цель исследования состояла в том, чтобы выявить потенциальные реляционные факторы, связанные с PCD, путем изучения связи между тревогой привязанности и избеганием респондентов, а также степенью дифференциации себя и переживанием симптомов PCD.Здесь мы предположили, что респонденты с более высокой степенью избегания привязанности и тревожности и с более низким уровнем дифференциации будут демонстрировать больше PCD.

Методы

Образец исследования

Данные исследования были собраны с помощью кросс-секционного онлайн-вопросника. Для удобства выборка студенток была набрана с помощью рекламы, которая была распространена по электронной почте в австралийских университетах и ​​на Facebook. Для включения в исследование женщины должны быть старше 18 лет и сообщили о своей сексуальной активности.Сбор данных проводился примерно за 6 месяцев с мая по ноябрь 2012 г. Компенсация участникам не выплачивалась. Из n = 300 женщин, которые начали анкетирование, только n = 231 заполнили его, что составило 77%. Более того, в предыдущих исследованиях сообщалось о значительных различиях в распространенности сексуальных трудностей между женщинами, состоящими в однополых отношениях, и женщинами, состоящими в отношениях противоположного пола [13]. Таким образом, люди, идентифицировавшие себя как би- или гомосексуалисты, были исключены из корреляционного и регрессионного анализа (в результате общая выборка составила n = 195).

Процедура

Анкета была создана с использованием программного обеспечения для онлайн-опросов Key Survey, а данные были размещены на защищенном сервере университета. Участники были уведомлены о том, что их согласие на участие будет означать их решение нажать кнопку «Далее». Никакой идентифицирующей информации получено не было. Одобрение этики было получено от этического комитета университетских исследований с участием человека (номер одобрения 1100001497).

Основные показатели результатов

Демографическая и справочная информация, такая как возраст, уровень образования, сексуальная ориентация, текущий статус отношений, продолжительность отношений и количество детей, была собрана с использованием вопросов, составленных самостоятельно для конкретного исследования.

Индекс женской сексуальной функции (FSFI) [14] использовался для оценки женского сексуального функционирования. FSFI состоит из 19 пунктов, охватывающих шесть областей желания, возбуждения, смазки, оргазма, боли и сексуального удовлетворения. Ответы регистрировались по рейтинговой шкале типа Лайкерта, которая включала возможность указать, что сексуальные действия не предпринимались. Общий балл FSFI указывает на общее сексуальное функционирование, более низкие баллы указывают на более низкое сексуальное функционирование.

Два дополнительных пункта, касающихся продолжительности жизни и 4-недельной распространенности PCD, были включены после FSFI.Эти элементы были адаптированы из исследования Берда и др. [2]. Пункты были: «Были ли в вашей жизни моменты, когда необъяснимая плаксивость или печаль после полового акта по обоюдному согласию были для вас проблемой?» и «Были ли случаи за последние четыре недели, когда необъяснимая плаксивость или грусть после полового акта по обоюдному согласию были для вас проблемой?» Ответы были закодированы аналогично FSFI.

Краткая форма шкалы опыта близких отношений (ECR-SF) [15, 16] — это показатель привязанности взрослых, состоящий из 12 пунктов.Шкала состоит из двух измерений: тревога привязанности и избегание привязанности. Подшкала тревожности отражает страх быть брошенным и сильное желание слиться с другим. Подшкала избегания отражает дискомфорт от близости в близких отношениях. Ответы на все вопросы регистрировались по 7-балльной шкале оценок типа Лайкерта, которая варьируется от «1 = категорически не согласен» до «7 = полностью согласен». В шести исследованиях Wei et al. [16] нашли коэффициенты внутренней надежности в пределах от 0,77 до 0.86, а по подшкале тревожности — от 0,78 до 0,88.

Дифференциация самооценки, пересмотренная (DSI-R) [17, 18] — это мера того, в какой степени человек способен балансировать автономность и близость в близких отношениях, а также способность балансировать рациональное и эмоциональное рассуждения. Инвентарь содержит 46 предметов и дает четыре балла по подшкалам, а также общий балл. Четыре подшкалы включают эмоциональную реактивность (т. Е. Склонность слишком эмоционально реагировать на окружающую среду), позицию «я» (т.д., способность поддерживать четко определенное чувство собственного достоинства), эмоциональное отключение (то есть страх близости) и слияние с другими (то есть склонность чрезмерно вовлекаться в важные отношения). Ответы на все вопросы были закодированы по 6-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от «1 = Не очень верно для меня» до «6 = Очень верно для меня» [17]. Затем баллы по подшкалам были суммированы, чтобы получить общий балл. Более высокие баллы указывают на большую дифференциацию, тогда как более низкие баллы указывают на плохую дифференциацию. Сковрон и Шмитт [18] обнаружили адекватную внутреннюю надежность для полной шкалы и каждой подшкалы: DSI-R = 0.92, эмоциональная реактивность = 0,89, позиция «Я» = 0,81, эмоциональная отсечка = 0,82 и слияние с другими = 0,85.

Психологический дистресс

Тест K6 [19] использовался для выявления психических заболеваний среди участников. K6 состоит из шести пунктов, которые оценивают когнитивные, поведенческие, эмоциональные и физические симптомы настроения и тревожных расстройств. Ответы были закодированы по 5-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от «1 = ни разу» до «5 = все время». Α Кронбаха 0,89 был найден ранее для K6 [19].

Чтобы контролировать связь между сексуальным функционированием и сексуальным насилием (например, ссылка 20), два пункта адаптированы из Bird et al. [2] были включены для выявления лиц, ранее подвергавшихся сексуальному насилию. Ответы были закодированы как «Да» или «Нет».

Статистический анализ

Обработка данных и все статистические анализы были выполнены с использованием SPSS и программного обеспечения для прогнозного анализа (PASW) Statistics Version 17.0 для ПК (SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США). Для всех анализов значение P меньше 0.05 считался статистически значимым. Предположения о нормальности оценивались с помощью теста Колмогорова – Смирнова. Внутренняя надежность каждой шкалы рассчитывалась с использованием коэффициента α Кронбаха. Все весы обладают хорошей внутренней надежностью; однако как пункты PCD, так и подшкала избегания привязанности ECR-SF оказались искаженными и впоследствии были преобразованы с использованием логарифмического преобразования.

Характеристики выборки и интересующие переменные были представлены на основе средних значений и стандартных отклонений или чисел и процентов, в зависимости от обстоятельств.Для исследования взаимосвязи между переменными использовался набор корреляционных и регрессионных анализов, включая корреляцию Спирмена (rho) между категориальными и непрерывными переменными [21], корреляцию Пирсона (r) и линейную регрессию для непрерывных переменных.

Было проведено два иерархических множественных регрессионных анализа, чтобы оценить, могут ли тревога привязанности, избегание привязанности и дифференциация самовыражения предсказать распространенность симптомов PCD. Данные были проанализированы с использованием программного обеспечения для прогнозного анализа (PASW) Statistics Version 17.0 для ПК. Поскольку лишь небольшой процент (5,1%) женщин указали, что у них были симптомы ПКС в течение последних 4 недель, в множественных регрессионных анализах использовалась только распространенность симптомов ПКС в течение всей жизни. Кроме того, дифференциация себя, привязанность, а также предыдущий опыт жестокого обращения представляют собой более устойчивые факторы, и поэтому разумно исследовать их связь с пожизненными симптомами PCD, а не с краткосрочными симптомами, когда другие факторы могут способствовать выражению симптомов.В качестве меры предосторожности история сексуального насилия и психологического стресса была введена в первый блок иерархических моделей множественной регрессии в качестве искажающих факторов. Хотя возраст не коррелировал с распространенностью симптомов ПКС в течение жизни, было возможно, что возраст оставался потенциальной помехой из-за ранее продемонстрированной связи с сексуальными трудностями [4]. В качестве проверки был проведен множественный регрессионный анализ с включением возраста и без него в блоке 1. Включение возраста существенно не повлияло на результат и поэтому было исключено из анализа.FSFI вошел в первый блок; два основных предиктора привязанности и дифференциации себя были введены в два отдельных блока. Поскольку дифференциация «я» имеет более широкую теоретическую область, чем привязанность, она была введена в последний блок в последующих множественных регрессионных анализах, чтобы определить, объясняется ли она большей дисперсией, чем привязанность.

Результаты

Разбивка выборочных демографических данных представлена ​​в таблице. Средний возраст женщин составлял 25,9 года (СО 8.15). Были отмечены ключевые различия между гетеросексуальной и негетеросексуальной группами, особенно в связи между историей сексуального насилия в детстве или во взрослом возрасте и опытом PCD как на протяжении всей жизни, так и в течение последних 4 недель. Таким образом, люди, идентифицировавшие себя как би- или гомосексуалисты, были исключены из корреляционного и регрессионного анализа (в результате общая выборка составила n = 195). В таблице приведены описательные статистические данные и внутренняя надежность каждой шкалы, используемой для оценки представляющих интерес переменных, связанных с сексуальностью, и психологических параметров.

Таблица 1

Демографические данные и справочная информация по всей выборке (n = 230)

Переменная M SD Диапазон
Возраст в годах 25,88 8,15 18–55
европеоид сексуальное насилие в детстве
Процентное происхождение (%)
90.9
Азиатский 5,7
Ближний Восток 0,4
Аборигены или жители островов Торресова пролива 0,4
Прочее
Прочее 95,2
Другое 3,5
Не ответил 1,3
Высший уровень образования
Средняя школа 30.4
Высшее образование 53,0
Последипломное образование 16,5
Сексуальная ориентация
Гетеросексуальная 9022 Гетеросексуальная 84,8
Родственный статус
Не замужем 15,7
Датировка 32.6
Совместное проживание 33,9
В браке 17,4
В разводе 0,4
Продолжительность отношений
Не ранее, чем в настоящее время 3 месяца 4,3
Менее 6 месяцев 4,3
Менее 1 года 8,7
Менее 2 лет 14.8
Менее 5 лет 24,8
Более 5 лет 26,1
Дети
Нет 87,0
20,4
Опытное сексуальное насилие над взрослым 20,4

Таблица 2

Описательная статистика и внутренняя надежность связанных с сексуальностью и психологических переменных (n = 195)

Переменная 9024 5,82
Среднее ( SD ) Диапазон оценок Асимметрия α Кронбаха
PCD 4 недели 2.27
Срок службы PCD 1,44
Всего FSFI 23,28 (5,11) 2,80–32,00 −6245 2,80–32,00 −6245 ECR ‐ SF
Беспокойство 21,00 (7,54) 8,00–42,00 0,56 0,81
Избегание 13,33 (6,70) 6,00–42,0010 0,85
DSI ‐ R
Эмоциональная реактивность 3,21 (1,01) 1,00–5,64 0,02 0,89
−0,36 0,82
Эмоциональное отключение 4,58 (0,91) 2,00–6,00 −0,55 0,86
1 3,3 Fusion 24950–5,67 0,27 0,77
K6 6,45 (4,30) 0,00–21,00 0,95 0,85

Психологическая зависимость

, связанная с сексом В таблице представлена ​​распространенность симптомов ПКС в выборке. О симптомах ПКС за последние 4 недели сообщили около 5% женщин, тогда как пожизненные симптомы ПКС были более распространены, о них сообщали 46,2% женщин (цифры, относящиеся к «несколько раз» — «почти всегда или всегда»).Только 2% женщин сообщили, что испытывают симптомы ПКС «всегда» или «большую часть времени».

Таблица 3

Распространенность посткоитальной дисфории (n = 195)

29 Более 4 недель
Частота PCD после полового акта Процент (%) образца с PCD
Не пытался полового акта 7,2
Почти никогда или никогда 87.7 53,8
Несколько раз (менее половины) 3,1 37,9
Иногда (примерно в половине случаев) 1,5 6,2
В большинстве случаев (более половины время) 0,5 1,5
Почти всегда или всегда 0,0 0,5

Чтобы определить, какие переменные необходимо включить в регрессионную модель, был проведен анализ корреляций между всеми ключевыми переменными ( см. таблицу).Обнаружена слабая, хотя и статистически значимая корреляция (r = -0,16, P = 0,02) между общим баллом FSFI и пожизненной распространенностью симптомов PCD (но не недавних симптомов PCD), что позволяет предположить, что сексуальные трудности слабо связаны с более высокой частотой продолжительности жизни. Симптомы PCD.

Таблица 4

Матрица корреляции связанных с сексуальностью и психологических переменных

A сексуальное насилие 9024 900
Переменная Возраст Продолжительность отношений Сексуальное насилие (C) Сексуальное насилие (A) K6 K6 902 жизнь PCD 4 недели FSFI Прикрепите избежать Прикрепите Anx ER IP EC FO
Возраст 0.37 ** 0,17 * 0,19 ** -0,04 0,13 0,05 -0,06 -0,11 -0,19 ** 3 0,125 0,19 0,08 0,30 **
Продолжительность отношения 0,11 0,01 -0,11 -0,01 0,076 ** −0,37 ** 0,10 −0,04 0,36 ** 0,16 *
Сексуальное насилие (C) 0,13 0,07 0,23 ** −0,01 0,05 −0,04 0,01 −0,04 0,05 −0,11
0.14 0,15 * −0,01 −0,15 * 0,15 * 0,021 −0,06 −0,05 −0,27 ** −0,05 К6 0,33 ** 0,16 * -0,25 ** 0,33 ** 0,49 −0.57 ** −0,47 ** −0,48 ** −0,34 **
Срок службы PCD 0,35 ** −0,16 * 0,19 ** 0,24 ** −0,35 ** −0,27 ** −0,24 ** -0.19 **
PCD 4 недели 0,12 0,05 0,064 * 900 −1 −0,03 −0,16 *
FSFI4 −0,9922 ** −0,11 0,29 ** 0,40 ** 0,21 **
Упор 0,33 ** −0,14 −0,14 −0,74 ** −0,101
−0.65 ** −0,48 ** −0,35 ** −0,50 **
ER 0,68 ** 0,30 ** 0,61 **
IP 0.25 ** 0,51 **
EC
FO функционирование или симптомы PCD.Сексуальное насилие в детстве и во взрослом возрасте положительно коррелировало с симптомами PCD (r = 23, P <0,01 для детства и r = 0,15, P <0,05 для жестокого обращения в зрелом возрасте). Только сексуальное насилие во взрослом возрасте было связано с FSFI, поэтому те, кто подвергался насилию, с большей вероятностью сообщали об общих сексуальных трудностях. Психологический дистресс, измеренный с помощью K6, был связан как с сексуальным функционированием (r = 0,25, P <0,01), так и с PCD (r = 0,33 и r = 0,16, соответственно).Таблица также показывает значимые корреляции между предикторами. Это было ожидаемо, учитывая, что они похожи на конструкции.

Иерархический анализ множественной регрессии

Таблица содержит статистику для модели иерархической регрессии с симптомами PCD в качестве критерия. Общая модель была значимой и составляла 22% дисперсии. В блоке 1 на все предикторы приходилось примерно 17% дисперсии, при этом на сексуальное насилие в детстве приходилось 4% уникальной дисперсии, β = 0.20, t = 3,04, P = 0,003, ср 2 = 0,04. В блоке 2 наблюдалось незначительное увеличение учтенной дисперсии с добавлением в модель тревожности привязанности и избегания привязанности. Однако ни один из факторов не повлиял существенно на общую учтенную дисперсию. В блоке 3 были учтены дополнительные 4% дисперсии со статистически значимым эффектом эмоциональной реактивности, что составляет примерно 2% уникальной дисперсии в окончательной модели. В целом общая дисперсия составила 16%.

Таблица 5

Иерархическая модель множественной регрессии со временем жизни PCD в качестве критерия

—18 *** 0,00245 —
Предикторы R 2 R 2 ch Fch d 2
Блок 1 0,17 *** 0,17 9,39 4, 190
Сексуальное насилие в детстве 0.22 *** 0,04
Сексуальное насилие над взрослыми 0,07 0,01
Психологический стресс 0,12 0,01
FSFI −0,08 0,00
5 Блок 2 0,01 1,56 2, 188
Тревога привязанности
Защита от насадок 0,14 0,01
Блок 3 0,22 *** 4 0,019 4, 184
Эмоциональная реактивность −0,27 * 0,02 9024 — положение -0,05 0,00
Эмоциональное отключение 0,07 0,00 9024 — 0,00 9024 — 0.04 0,00

Обсуждение

В целом, опыт женщин на этапе разрешения и, в частности, PCD остается недостаточно признанным и малоизученным. Настоящее исследование сообщает о возникновении пожизненных и текущих симптомов ПКС и, насколько нам известно, является первым исследованием привязанности и дифференциации себя как потенциальных факторов риска в этиологии ПКС.

Примерно 46,2% нынешней выборки сообщили, что они испытывали симптомы PCD хотя бы один раз в своей жизни.Что касается последних 4 недель, 5,1% выборки сообщили о наличии симптомов PCD. Хотя эти показатели в некоторой степени сопоставимы с оценками, представленными Бердом и его коллегами (32,9% хотя бы один раз в жизни и 9,5% в течение последних 4 недель) [2], они намного выше, чем в исследовании Берри и Спектора (3,7%). % за последние 4 недели и 7,7% за всю жизнь) [4]. Разные методы оценки, а также разные характеристики выборки (т.е. средний возраст) могут быть причиной этих огромных расхождений в показателях распространенности.Тем не менее, эти и сравнительно высокие показатели Берда [2] подчеркивают острую необходимость в дальнейших исследованиях ПКС и посткоитальной фазы, особенно у женщин.

В исследовании дополнительно изучали PCD, исследуя, было ли у женщин наличие симптомов PCD связано с их самооценкой в ​​целом сексуальным функционированием. Основываясь на предыдущем исследовании [2], было высказано предположение, что симптомы PCD будут слабо коррелировать с общим сексуальным функционированием. Эта гипотеза была частично подтверждена, поскольку была обнаружена слабая связь между пожизненными симптомами PCD и общим сексуальным функционированием.Однако, в отличие от исследования Берда [2], не удалось обнаружить существенной связи между опытом PCD за последние 4 недели и общим сексуальным функционированием. Недостаточная мощность может служить объяснением этих выводов, поскольку только 5,1% выборки сообщили о PCD за 4 недели до заполнения анкеты. С другой стороны, это также может означать, что симптомы PCD могут не обязательно быть связаны с общим сексуальным функционированием и могут возникать несмотря на «нормальное» физиологическое функционирование или после него.Это возможное объяснение дополнительно подтверждает предположение Burri и Spector [4] о том, что основная причина симптомов PCD может быть связана с множеством биопсихосоциальных факторов. В их близнецовом исследовании было обнаружено, что генетика объясняет примерно 26–28% вариаций в переживании посткоитальных психологических симптомов, таких как раздражительность и беспричинный плач [4]. Хотя эти результаты предполагают, что в посткоитальных психологических симптомах присутствует генетический компонент, большая часть отклонений остается неучтенной.Поэтому Burri и Spector [4] предположили, что такие факторы, как удовлетворенность отношениями и история сексуального насилия, могут быть более предсказуемыми для посткоитальных симптомов. В соответствии с этим выводом, история сексуального насилия в детстве оказалась наиболее важным прогностическим фактором PCD, с учетом 5% уникальной дисперсии в настоящем исследовании. Этот вывод также согласуется с множественным регрессионным анализом Bird et al. [2], в котором история жестокого обращения в детстве объясняет приблизительно 4,1% уникальной дисперсии [2].Результаты также согласуются с выводами Burri и Spector [4], которые сообщили о значительной связи не только между сексуальным насилием и симптомами PCD, но также и с физическим и эмоциональным насилием. Возможны несколько возможных объяснений этих ассоциаций. Предыдущий опыт жестокого обращения может привести к развитию эмоциональных и / или психологических проблем, включая беспокойство по поводу половых контактов, что опять же может повлиять на долгосрочное сексуальное функционирование и поведение женщины. Кроме того, вероятно, что женщины с жестоким обращением в прошлом могут быть более склонны к вступлению в отношения, в которых они не всегда чувствуют, что контролируют свой опыт или настойчивы в отношении своих желаний / потребностей, и, возможно, могут быть склонны к негодованию [4].Соответственно, мы также обнаружили значительную связь между сексуальным насилием в зрелом возрасте и избеганием привязанностей.

Были исследованы и другие факторы риска сексуальных проблем, о которых ранее сообщалось, например возраст. Хотя возраст обычно рассматривается как предиктор сексуальных проблем, данные свидетельствуют о том, что возраст нельзя рассматривать как глобальный фактор риска нарушения полового функционирования [22]. Хотя в нескольких исследованиях постоянно сообщалось о снижении либидо, субъективного и генитального возбуждения, другие области, такие как общее сексуальное удовлетворение, могут даже улучшиться.Соответственно, в нашем исследовании мы не обнаружили какой-либо существенной связи между возрастом и PCD или общим сексуальным функционированием.

Статистически значимые, хотя и небольшие и умеренные, корреляции предоставили некоторые доказательства связи между привязанностью, дифференциацией себя и опытом PCD с более высоким уровнем тревожности привязанности и избеганием привязанности, большей эмоциональной реактивностью и большей трудностью поддержания «я». ”Позиция связана с переживанием симптомов PCD.Однако при оценке 4-недельной распространенности только эмоциональная реактивность, позиция «я» и слияние с другими достоверно коррелировали с симптомами PCD. Результаты можно было лишь частично воспроизвести в иерархическом регрессионном анализе. В то время как тревога привязанности и избегание привязанности не предсказывали переживания симптомов PCD на протяжении всей жизни, можно было обнаружить значительный вклад эмоциональной реактивности. Поскольку это первое исследование, в котором изучается дифференциация себя и переживания симптомов ПКС, возможные объяснения значимых корреляций основаны исключительно на теоретической структуре Боуэна [12] и должны рассматриваться в качестве ориентировочных.Согласно Боуэну [12], дифференциация себя представляет собой критически важный фактор благополучия, поскольку считается, что плохая дифференциация приводит к психологическим и физическим страданиям. Ряд исследований продемонстрировали связь между дифференциацией «я» и психологическим дистрессом и обнаружили, что дифференциация «я» в значительной степени предопределяет удовлетворенность жизнью, о которой сообщают сами [17, 23]. В литературе имеется мало данных, оценивающих взаимосвязь между дифференциацией себя и сексуальным функционированием.Это интригует, поскольку большая часть супружеской и сексуальной терапии опирается на теорию Боуэна в качестве основы для своей практики [24]. Шнарч [25], например, утверждал, что большая дифференциация себя в интимных отношениях приводит к усилению близости и большему сексуальному удовлетворению, позволяя более широкое сексуальное общение без подавления беспокойства. Люди с более низкой дифференциацией могут больше беспокоиться о «потере себя» или контроле во время полового акта, что приводит к сексуальным проблемам.Шнарч [26] далее утверждал, что, если партнеры могут усилить свою дифференциацию, развивая интимную связь, не боясь потерять самоощущение, их отношения и сексуальное удовлетворение будут усилены.

В нашем исследовании люди, которым трудно сохранять позицию «я» и более эмоционально реактивны, чаще сообщали о симптомах PCD. В период после полового акта эмоционально реактивные люди могут быть более чувствительными или уязвимыми к негативным эмоциям, что приводит к острому периоду депрессии или раздражительности.Те, кто имеет тенденцию сливаться с другими, могут воспринимать фазу разрешения полового акта как разлуку со своим партнером, которая может быть ошеломляющей. Однако дифференциация себя не учитывала значительных различий в общей регрессионной модели, которая предполагает, что объяснение симптомов PCD может лежать в другом месте. Следовательно, крайне необходимо дальнейшее изучение PCD и потенциальных биопсихосоциальных факторов риска.

Ограничения

Отмечено несколько ограничений.Во-первых, в этом исследовании использовалась неклиническая удобная выборка гетеросексуальных женщин, преимущественно европеоидной расы, посещающих университет, что ограничивает возможность обобщения результатов исследования. Исследования на популяциях в целом необходимы для большей применимости результатов к женщинам. Кроме того, включение негетеросексуальных женщин необходимо для большей внешней валидности. Во-вторых, из-за отсутствия надежных и проверенных показателей PCD, к показателям распространенности, установленным в этом исследовании, следует относиться с осторожностью.Чтобы помочь будущим исследованиям сексуального функционирования, необходимо разработать надежный метод измерения фазы разрешения с особым акцентом на психологические симптомы PCD. Можно также сослаться на более широкое определение PCD, предложенное Sadock и Sadock [3], которые включили тревогу и возбуждение в свое описание PCD. Однако вопрос, использованный для оценки возникновения ПКС в настоящем исследовании, сопоставим с тем, который использовали Берд и его коллеги [2] и Бурри и Спектор [4]. В-третьих, из-за ретроспективного характера самоотчетов данные могут быть неточными из-за плохого запоминания или социально желательных ответов [27].Наконец, не было доступной информации о клиническом и субклиническом депрессивном статусе женщин. Однако психические заболевания, включая симптомы депрессии, оценивались по шкале K6 и учитывались во всех анализах. Дальнейшие исследования могут быть расширены на основе текущего исследования с учетом продолжительности и качества взаимоотношений.

Выводы

В целом, наши результаты подтверждают мнение о том, что симптомы PCD распространены среди населения в целом и что они могут возникать, несмотря на физиологически функциональный сексуальный опыт.Распространенность PCD на протяжении всей жизни предполагает, что дифференциация себя является более сильным предиктором симптомов PCD, чем привязанность. Значительные двумерные корреляции оправдывают необходимость дальнейшего изучения концепций, которые могут иметь клиническое значение и могут использоваться в будущих профилактических и образовательных стратегиях, направленных на укрепление сексуального здоровья.

Конфликт интересов : Автор (ы) сообщают об отсутствии конфликта интересов.

Благодарность

AB сообщает о стипендии Ambizione для личной карьеры от Швейцарского национального научного фонда.

Список литературы

1. Бассон Р., Берман Дж., Бернетт А., Дерогатис Л., Фергюсон Д., Фуркрой Дж., Гольдштейн I, Грациоттин А., Хейман Дж., Лаан Е., Лейблум С., Падма-Натан Х, Розен Р., Сегрейвс К., Сегрейвс Р. Т., Шабси Р., Сипски М., Вагнер Г., Уиппл Б. Отчет Международной конференции по развитию консенсуса по женской сексуальной дисфункции: определения и классификация. Дж Урол 2000; 163: 888–893. [PubMed] [Google Scholar] 2. Bird B, Schweitzer R, Strassberg D. Распространенность и корреляты посткоитальной дисфории у женщин.Секс Здоровье 2011; 23: 14–25. [Google Scholar] 3. Садок Б.Дж., Садок В.А., Каплан Х.И. Краткий учебник по клинической психиатрии Каплана и Садока. 3-е издание Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2008. [Google Scholar] 4. Бурри А.В., Спектор Т.Д. Эпидемиологическое исследование посткоитальных психологических симптомов в выборке женщин-близнецов в Великобритании. Twin Res Hum Genet 2011; 14: 240–248. [PubMed] [Google Scholar] 5. Бассон Р. Модель женского сексуального возбуждения. J секс в браке 2002; 28: 1–10. [PubMed] [Google Scholar] 6.Хэтфилд Э., Рэпсон Р.Л. Любовь, секс и близость: их психология, биология и история. Нью-Йорк: Харпер Коллинз; 1993. [Google Scholar] 7. Реган П.К., Бершайд Э. Убеждения о состоянии, целях и объектах сексуального влечения. J секс в браке 1996. 22: 110–120. [PubMed] [Google Scholar] 8. Спектор И. П., Кэри М. П., Стейнберг Л. Инвентарь сексуального влечения: развитие, факторная структура и доказательства надежности. J секс в браке 1996; 22: 175–190. [PubMed] [Google Scholar] 9. Тифер Л. Историческая, научная, клиническая и феминистская критика модели цикла сексуальной реакции человека.Анну Рев Секс Рес 1991; 2: 1–23. [Google Scholar] 10. Бурри А.В., Швейцер Р.Д., Обриен Дж. Корреляты женского сексуального функционирования: привязанность взрослых и дифференциация себя. J Sex Med 2014; 11: 2188–2195. [PubMed] [Google Scholar] 11. Shaver PR, Hazan C. Предвзятый обзор изучения любви. J Soc Pers Relat 1988; 5: 473–501. [Google Scholar] 12. Боуэн М. Семейная терапия в клинической практике. Нью-Йорк: Джейсон Аронсон; 1978. [Google Scholar] 13. Мэтьюз А.К., Хьюз Т.Л., Тартаро Дж. Сексуальное поведение и сексуальная дисфункция в выборке лесбиянок и гетеросексуальных женщин в сообществе В: Омото AM, Курцман Х.С., ред.Сексуальная ориентация и психическое здоровье: изучение идентичности и развития лесбиянок, геев и бисексуалов. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 2006: 185–205. [Google Scholar] 14. Rosen R, Brown C, Heiman J, Leiblum S, Meston C, Shabsigh R, Ferguson D, D’Agostino R Jr. Индекс женской сексуальной функции (FSFI): многомерный инструмент самоотчета для оценки женской сексуальной функции. J секс в браке 2000; 26: 191–208. [PubMed] [Google Scholar] 15. Бреннан К.А., Кларк С.Л., Британский PR.Самостоятельное измерение привязанности взрослых: комплексный обзор В: Simpson JA, Rholes WS, eds. Теория привязанности и близкие отношения. Нью-Йорк: Guilford Press; 1998: 46–76. [Google Scholar] 16. Вэй М, Рассел Д.В., Маллинкродт Б., Фогель Д.Л. Шкала опыта близких отношений (ECR) — краткая форма: надежность, обоснованность и факторная структура. J Pers Assess 2007. 88: 187–204. [PubMed] [Google Scholar] 17. Сковрон Э.А., Фридлендер МЛ. Дифференциация самооценки: разработка и первоначальная проверка.Дж. Коунс Психол 1998. 45: 235–246. [Google Scholar] 18. Сковрон Э.А., Шмитт Т.А. Оценка межличностного слияния: надежность и валидность новой подшкалы DSI Fusion с другими. J Marital Fam Ther 2003. 29: 209–222. [PubMed] [Google Scholar] 19. Kessler RC, Andrews G, Colpe LJ, Hiripi E, Mroczek DK, Normand SLT, Walters EE, Zaslavsky AM. Краткие скрининговые шкалы для мониторинга распространенности и тенденций неспецифического психологического стресса среди населения. Психол Мед 2002. 32: 959–976. [PubMed] [Google Scholar] 20.Местон К.М., Реллини А.Х., Хейман-младший. История сексуального насилия женщин, их сексуальность и сексуальные схемы Я. J Consult Clin Psychol 2006. 74: 229–236. [PubMed] [Google Scholar] 21. Грин WH. Эконометрический анализ. 5-е издание Нью-Джерси: Прентис-Холл; 2003. [Google Scholar] 22. Тромпетер С.Е., Беттанкур Р., Барретт-Коннор Э. Сексуальная активность и удовлетворенность здоровыми пожилыми женщинами, проживающими в сообществе. Am J Med 2012; 125: 37–43. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23. Чарльз Р. Есть ли эмпирическое подтверждение концепции Боуэна о дифференциации «я», триангуляции и слиянии? Am J Fam Ther 2001. 29: 279–292.[Google Scholar] 24. Schnarch DM. Конструирование сексуального тигля: интеграция сексуальной и супружеской терапии. Нью-Йорк: Нортон; 1991. [Google Scholar] 25. Schnarch DM. Близость и желание: пробудите страсть в ваших отношениях. Нью-Йорк: Книги Бофорта; 2009. [Google Scholar] 26. Schnarch DM. Страстный брак: секс, любовь и близость в эмоционально преданных отношениях. Нью-Йорк: Нортон; 1997. [Google Scholar] 27. ван де Мортель TF. Подделка: предвзятость реакции социальной желательности в самоотчетных исследованиях.Aust J Adv Nurs 2008; 25: 40–48. [Google Scholar]

4 причины посткоитальной дисфории, объясняющие чувство грусти после секса

Даже когда у меня есть супер-удовлетворительный секс с партнером, которому я доверяю, я часто чувствую впоследствии печаль, но я никогда не понимаю, почему это так, что я чувствую себя так. Оказывается, однако, что я не одинока в этом опыте, поскольку лицензированный психолог Хизер З. Лайонс, доктор философии, указывает, что исследования показали, что почти половина женщин испытывают посткоитальную дисфорию (ПКС) или грусть после удовлетворительного во всех остальных отношениях полового акта. в какой-то момент их жизни.А у 5–10 процентов женщин этот показатель возрастает до уровня, имевшего место в течение последнего месяца.

«Люди, страдающие PCD, могут выражать свои непосредственные чувства после полового акта в виде меланхолии, плаксивости, беспокойства, раздражительности или психомоторного возбуждения», согласно исследованию, опубликованному в International Journal of Sexual Health .

«Люди, страдающие PCD, могут сразу после секса выражать чувства меланхолии, плаксивости, беспокойства, раздражительности или психомоторного возбуждения.”- International Journal of Sexual Health

Наконец-то почувствуйте себя увиденным, но все еще не знаете, почему это происходит и что вы можете с этим поделать? Ниже приведены четыре причины, по которым вы можете столкнуться с посткоитальной дисфорией, а также способы ее преодоления, подготовленные экспертами. И, конечно же, обращение за советом к лицензированному сексологу или сексопатологу может помочь вам выбрать индивидуальный курс действий, адаптированный к вашим конкретным потребностям.

Похожие статьи

1.Ваша потребность в пост-сексуальном уходе не удовлетворяется

Беседа на подушке после секса — это ритуал, который эксперты по сексу и педагоги хотят, чтобы вы применяли к любым сексуальным отношениям, которые у вас есть, даже случайным. Без этого времени для эмоциональной связи чувство уязвимости может уступить место чувству посткоитальной дисфории. «С постоянным партнером мы получаем объятия, возможно, завтрак по утрам, проверки и успокаивающее понимание того, что мы в безопасности и о нас заботятся», — говорит тренер по отношениям и сексу Валари Мерсед.«Когда мы встречаемся с кем-то, с кем нам не хватает чувства близости и [у нас нет процесса] послепродажного ухода, существует более высокая вероятность остаться уязвимыми».

2. Если вы занимаетесь случайным сексом, вы, возможно, работаете против своих интимных потребностей.

Эта потенциальная причина посткоитальной дисфории может вступить в игру, если ваша сексуальная жизнь не отражает того, чего вы на самом деле хотите и что вам нужно от интимных отношений. . Допустим, у вас случайный секс. «Исследования показывают, что если случайный секс соответствует их потребностям и ценностям, то и мужчины, и женщины не страдают отрицательно», — говорит клинический психолог Карла Мари Мэнли, доктор философии.«Однако случайный секс может негативно повлиять на психологическое благополучие тех, чьи ценности и желания не поддерживают [его]».

Так что, если вы когда-либо увлекались шумными играми, чувствуя себя хорошо и даже возбужденно по этому поводу, но в глубине души знаете, что этот выбор не соответствует вашей идеальной структуре отношений, у вас может быть больше шансов испытать чувство посткоитальной дисфории. Лицензированный психотерапевт и Тренер по отношениям Дэвид Стра, LMFT, говорит, что это может отражать стремление к более глубоким связям, физическим, эмоциональным и продолжающимся на регулярной основе.

3. Ваши ожидания не остаются невыполненными

Допустим, сексуальный опыт был случайным или разовым, что было захватывающе. «Сильный кайф может привести к чувству подавленности, грусти или одиночества, если мы поймем, что этот опыт не повторится», — говорит Стра.

Или, проще говоря, реальность ситуации могла не соответствовать то, на что вы надеялись. «Каждый раз, когда личные стандарты ставятся под угрозу, люди могут чувствовать беспокойство, расстройство и / или разочарование в себе или своем выборе», — говорит психотерапевт Авива Камандер, LCSW.

4. У вас есть скрытая травма или стыд

Переживание сексуального влечения и последующее действие секса могут открыть уязвимости, которые снова поднимут эмоциональные раны. «Когда человек пережил травму и / или неблагоприятные детские переживания, такие как жестокое обращение, пренебрежение и домашняя дисфункция», — говорит Камандер, любой новый сексуальный опыт может привести к пост-сексуальной грусти, независимо от того, является ли основная травма или стыд сексуальными. в природе.

Как лечить посткоитальную дисфорию

Камандер предлагает в первую очередь рассматривать свой опыт как возможность узнать о своих сексуальных потребностях, мотивациях и ценностях.Также может помочь запись своих чувств и обсуждение ситуации со своим сексуальным партнером (-ами). Камандер рекомендует задать себе следующие пять вопросов, чтобы попытаться определить, что именно вам кажется неправильным:

  1. Было ли это до, во время и / или после секса, когда вы начали чувствовать что-то тревожное?
  2. Знакомо ли это чувство с чем-либо, что вы испытывали в другой раз в своей жизни?
  3. Соответствует ли ваше поведение вашим ценностям?
  4. Довольны ли вы тем, как с вами обращались?
  5. Есть ли что-нибудь, о чем вы сожалеете об этом опыте?

«Используйте собранную вами сострадательную мудрость, чтобы утешить себя, и примените полученные знания, чтобы делать более удовлетворительный выбор в будущем», — говорит она.

Самое главное, знайте, что посткоитальная дисфория — реальность для многих, поэтому, если вы ее испытаете, будьте терпеливы и добры к себе. «Важно знать, что для вас правильно в сексуальной сфере, а затем стремиться, насколько это возможно, сознательно делать больше того, что кажется вам здоровым и поддерживающим, и меньше того, что нет, — говорит доктор Мэнли. И, конечно же, рекомендуется лечение у лицензированного специалиста.

Знаете ли вы, что плакать во время секса — это вещь, даже если вы счастливы? Кроме того, вот что делать, если вы относитесь к 75 процентам владельцев вульвы, которые испытывают болезненный секс.

«Почему мне грустно после секса?» Посткоитальная дисфория и другие причины

Конни Омари, доктор философии, LPC, NCC, опубликовано

Это может быть трудно смириться или признать, но это чувство, которое многие из нас испытали: грусть после секса. Даже если секс был отличным и удовлетворительным, чувство печали или депрессии после секса встречается чаще, чем вы думаете. Согласно исследованию посткоитальной дисфории, проведенному в 2015 году, 46% женщин-респондентов сообщили о чувстве печали после секса.

Хотя существует множество факторов, которые могут способствовать возникновению чувства печали после секса, некоторые из них возникают чаще, чем другие.

Посткоитальная дисфория

Посткоитальная дисфория (ПКД) или «пост-сексуальный блюз» — это переживание негативного чувства после секса, которое может включать плаксивость, меланхолию или депрессию, тревогу, возбуждение или агрессию. PCD — это нормальное биологическое заболевание, с которым могут столкнуться как мужчины, так и женщины. Если вы иногда чувствуете грусть после секса, причина может быть биологической.

Отсутствие связи с вашим партнером

Чувство печали после секса также может быть вызвано отсутствием глубокой эмоциональной связи с партнером. В то время как некоторые люди могут отключить эмоциональную сторону секса и иметь возможность заниматься случайным сексом или «сексом на одну ночь», некоторые люди этого не делают. Если вам нужна значимая эмоциональная связь, чтобы получить удовольствие от сексуального опыта, с вами все в порядке. Будьте честны с собой и оцените, можете ли вы рассматривать секс как развлечение, доставляющее удовольствие занятием, или если вам нужна более глубокая связь.В конечном итоге для вас будет еще больше вреда, если вы попытаетесь навязать случайные встречи, когда у вас не получится по-настоящему получить от них удовольствие.

PTSD

Посттравматическое стрессовое расстройство или посттравматическое стрессовое расстройство — это психическое расстройство, которое может развиться у людей, которые пережили или стали свидетелями травмирующего или опасного для жизни события. Если вы подверглись насильственному или сексуальному насилию, даже если вы чувствуете, что оправились от этого события, источником вашей пост-сексуальной депрессии может быть посттравматическое стрессовое расстройство. Воспоминания о нападении могут прийти в голову во время секса, побуждая вас снова пережить это травмирующее событие.

Ваше воспитание

Строгое религиозное воспитание или воспитание в доме, где вам было стыдно за свою сексуальность, также может быть причиной чувства меланхолии после секса. Нередко люди со строгим религиозным воспитанием испытывают панику, тревогу или депрессию после секса, поскольку их проблемы глубоко уходят корнями в ассоциацию секса и сексуальности со стыдом.

Есть много факторов, которые могут способствовать возникновению чувства грусти после секса. Плохие отношения, проблемы с самооценкой, сожаление в выборе партнера, злоупотребление наркотиками и / или алкоголем, и многие другие — все это может быть возможными факторами чувства печали после секса.Правильный терапевт может работать с вами, чтобы определить, что вызывает ваше расстройство, и помочь вам найти способы справиться с грустью и разобраться с источником проблемы.

Если вы боретесь с этой проблемой и нуждаетесь в поддержке и руководстве, я могу помочь. Позвоните мне сегодня в офис, и давайте назначим время поговорить.

Связанные

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *