Нигилисты в литературе: нигилисты в русской литературе (по произведениям «Отцы и дети» И.С.Тургенева, «Преступление и наказание» Ф.М.Достоевского)

Содержание

РУССКИЙ НИГИЛИСТ КАК ГЕРОЙ АНГЛИЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XIX-XXI ВЕКОВ | Ушакова (Olga M. Ushakova)

Анцыферова О.Ю., Листопадова О.Ю. Жанровая травестия в сборнике Оскара Уайльда «»Преступление лорда Артура Сэвила» и другие рассказы» // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2014. № 2 (3). С. 203–206.

Бержайте Д. Посвящение отцам, или диалог с русской литературой (Дж. М. Кутзее. «Осень в Петербурге») // LITERATŪRA. 2009. № 51(2). С. 21–34.

Берлин И. Отцы и дети: Тургенев и затруднения либералов/ пер. с англ. Г. Дурново// История Свободы. Россия. 2-е изд. М.: Новое лит. обозрение, 2014. С. 127–182.

Боборыкин П.Д. Из воспоминаний // И.С. Тургенев в воспоминаниях современников: в 2 т. М.: Худож. лит., 1983. Т.2. С. 5–16.

Бочкарева Н.С., Проскурнин Б.М. Образ и миф в английской литературе о России // Вестник Пермского университета. Российская и зарубежная филология. 2015. № 4 (32). С. 142–145.

Валова О.

М. Перекрестки культур и эпох в драматургии Оскара Уайльда // Образ провинции в русской и английской литературе. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2011. С. 235–239.

Вехи. Из глубины. М.: Правда, 1991. 607 с.

Волгин И. Из России – с любовью? «Русский след» в западной литературе // Иностр. лит. 1999. № 1. С. 230–239.

Гинзбург Л.Я. О психологической прозе. Л.: Сов. писатель, 1971. 464 с.

Данилина Г.И. История как ключевое слово культуры (А.В. Михайлов, «Из истории “нигилизма“») // Филол. журн. 2006. № 1(2). С. 216–228.

Дойл А.К. Пенсне в золотой оправе/ пер. с англ. Н. Санникова// Возвращение Шерлока Холмса. СПб: Амфора, 2014. С. 308–341.

Дойл А. К. Ночь среди нигилистов/ пер. с англ. М. Маковецкой, Г. Панченко // Забытые расследования. Рассказы и повести / сост. Г. Панченко. Харьков; Белгород: Кн. клуб «Клуб семейного досуга», 2008. С. 312 –327.

Доценко Е.Г. Русская классика Т. Стоппарда // Русская классика: динамика художественных систем: сб. науч. трудов. Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т, РОПРЯиЛ, УрО РАО, ИФИОС «Словесник», 2007. Вып. 2. С. 231–246.

Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика, Искусство/ пер. с фр. М.: Политиздат, 1990. 415 с.

Кобрин К.Р. Шерлок Холмс и рождение современности: Деньги, девушки, денди Викторианской эпохи. СПб: Изд-во Ивана Лимбаха, 2015. 184 с.

Колбасин Е.Я. Из воспоминаний о Тургеневе // И.С. Тургенев в воспоминаниях современников: в 2 т. М.: Худож. лит., 1983. Т. 2. С. 17–26.

Королева С.Б. Миф о России в британской культуре и литературе (до 1920-х годов). М.: Директ-Медиа, 2014. 314 с.

Косыхин В.Г. Нигилизм и диалектика. Саратов: Науч. книга, 2009. 256 с.

Кутзее Дж. М. Осень в Петербурге/ пер. с англ.С. Ильина. М.: Эксмо, 2009. 368 с.

Маркович В.М. Человек в романах И.С. Тургенева. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1975. 152 с.

Михайлов А.В. Из истории «нигилизма» // Михайлов А.В.

Обратный перевод. М.: Языки рус. культуры, 2000. С. 537–623.

Мопассан Ги де. Иван Тургенев // И.С. Тургенев в воспоминаниях современников: в 2 т. М.: Худож. лит., 1983. Т.2. С. 258–261.

Моэм У.С. Рождественские каникулы/ пер. с англ. Р. Облонской. М.: А/О «Книга и бизнес», 1992. 189 с.

Никола М.И., Петрушова Е.А. Образ Дзержинского в романе Сомерсета Моэма «Рождественские каникулы» // Филология и культура. Philology and Culture. 2015. № 3 (41). С. 242–247.

Островская Н.А. Из воспоминаний о Тургеневе // И.С. Тургенев в воспоминаниях современников: в 2 т. М.: Худож. лит., 1983. Т.2. С. 57–95

Переписка И.С. Тургенева: в 2 т. М.: Худож. лит., 1986. Т.2. 543 с.

Полонский Я.П. И.С. Тургенев у себя в его последний приезд на родину (Из воспоминаний) // И.С. Тургенев в воспоминаниях современников: в 2 т. М.: Худож.лит., 1983. Т.2. С. 358–406.

Соловьева Е.Е. Джозеф Конрад и Россия. Череповец: ЧГУ, 2012. 229 с.

Стоппард Т. Берег Утопии: Драматическая трилогия/ пер. с англ. И. Кормильцева. М.: Иностранка, 2006. 280 с.

Судьба нигилизма: Эрнст Юнгер. Мартин Хайдеггер. Дитмар Кампар. Гюнтер Фигаль/ пер. с нем. Г. Хайдаровой. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. 222 с.

Тургенев И.С. Отцы и дети // Тургенев И.С. Романы. М.: Детская лит., 1975. С. 421–592.

Уайльд О. Упадок лжи/ пер. с англ. А.М. Зверева // Уайльд О. Избранные произведения: в 2 т. М.: Республика, 1993. Т. 2. С. 218–245.

Уайльд О. Душа человека при социализме/ пер. с англ. О. Кириченко // Уайльд О. Избранные произведения: в 2 т. М.: Республика, 1993. Т. 2. С. 344 –374.

Уилсон Дж. Как важно любить нигилиста: «Вера» Оскара Уайльда и сексуальная политика русского радикализма // НЛО. 2015. № 5 (135). URL: http://magazines.russ.ru/nlo/2015/5/14yu.html (дата обращения: 28.01.16).

Феклин М.Б. The Beautiful Genius. Тургенев в Англии: первые полвека. Oxford: Perspective Publications, 2005. 240 c.

Хабибуллина Л.Ф. Миф России в современной английской литературе. Казань: Казан. ун-т, 2010. 206 с.

Шиффер Д.С. Философия дендизма. Эстетика души и тела (Кьеркегор, Уайльд, Ницше, Бодлер) / пер. с фр. Б.М. Скуратова. М.: Изд-во гуманит. лит., 2011. 296 с.

Элиот Т.С. Тургенев/ пер. с англ. О.М. Ушаковой // Вестник Православного Свято-Тихоновского университета (Филология). 2011. № 1 (23). С. 151–153.

A People Passing Rude: British Responses to Russian Culture / ed. by Anthony Cross. Cambridge: Open Bok Publishers, 2012. 550 p.

Bodkin M. Archetypal Patterns in Poetry. Psychological Studies of Imagination. Oxford: Oxford University Press, 1978. 340 p.

Conrad J. Foreword // Garnett E. Turgenev. A Study. London: W. Collins Sons & Co. Ltd, 1917. P. v-x.

Garnett E. Turgenev. A Study. London: W. Collins Sons & Co. Ltd, 1917. 206 p.

Ouchakova O. Les contacts anglais des émigrés russes. Paris, un carrefour des cultures // Figures de l’émigré russe en France au XIXe et XXe siècle. Fiction et réalité. Amsterdam; New York: Rodopi, 2012. P. 467–475.

Stoppard T. ‘I’m Writing Three Plays Called Bakunin, Belinksy and Her¬zen…I Think’, Lincoln Center Theater Review, Fall 2006, Issue 43 // URL: http://www.lctreview.org/article.cfm?id_issue=36549392&id_article=75124103&page=2 (дата обращения: 20.08.2009).

Wilde О. Vera, or the Nihilists // URL: http://www.wilde-online.info/vera,-or-the-nihilists-page3.html (дата обращения: 15.01.2016).

References

A People Passing Rude: British Responses to Russian Culture / Ed. by Anthony Cross. Cambridge: Open Bok Publishers, 2012. 550 p.

Antsyferova O Yu., Listopadova О. Yu. Zhanrovaja travestija v sbornike Oscara Uajlda “Prestuplenije Artura Sevila i drugije rasskazy” [Genre Travesty in “Lord Arthur Savile’s Crime and Other Stories” by Oscar Wilde] Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo [Vestnik of Lobachevsky State University of Nizhni Novgorod]. 2014. № 2 (3). P. 203–206.

Berzhaite D. Posvjashchenije ottsam, ili dialog s russkoj literaturoj (Dzh. Kutzee “Osen’ v Peterburge”) [Dedication to Fathers, or the Dialogue with Russian Literature (J. M. Coetzee’s The Master of Petersburg)]. LITERATŪRA Publ., 2009. Iss. 51(2). P. 21–34.

Berlin I. Ottsy i deti: Turgenev i zatrudnenija liberalov [Fathers and Children: Turgenev and the Liberals’ Predicament] / transl. from English by G.Durnovo. Istorija Svobodi. Rossija [History of Freedom. Russia]. M.: Novoje literaturnoje obozrenije Publ., 2014. P. 127–182.

Boborykin P.D. Iz vospominanij [From the Memoirs] I.S. Turgenev v vospominanijakh sovremennikov [I.S. Turgenev in the Memories of Contemporaries: in 2 vols. Vol. 2]. M.: Hudozh. lit. Publ., 1983. P. 5–16.

Bochkareva N.S., Proskurnin B.M. Obraz i mif v anglijskoj literature o Rossii [Image and Myth in English Literature about Russia].

Perm University Herald. Russian and Foreign Philology. 2015. Iss. 4 (32). P. 142–145.

Bodkin M. Archetypal Patterns in Poetry. Psychological Studies of Imagination. Oxford: Oxford University Press, 1978. 340 p.

Camus А. Buntujushchij chelovek. Filosofija. Politika. Iskusstvo / transl. from French [The Rebell. Philosophy. Politics. Art]. М.: Politizdat Publ., 1990. 415 p.

Conrad J. Foreword . Garnett E. Turgenev. A Study. London: W. Collins Sons & Co. Ltd, 1917. P. v-x.

Coetzee J. М. Osen’ v Peterburge/ transl. from English by S. Il’in [The Master of Petersburg]. М.: Eksmo Publ., 2009. 368 p.

Danilina G.I. Istorija kak kljuchevoje slovo kul’tury (A.V. Mikhailov, “Iz istorii nigilizma”) [History as a Key Word of Culture (A.V. Mikhailov “From the History of Nihilism”)] Filologicheskij zhurnal [Phylological Journal]. 2006. Iss. 1(2). P. 216–228.

Doyle А.C. Pensne v zolotoj oprave / transl. from English by N. Sannikov [The Adventure of the Golden Pince-Nez] Vozvrashchenie Sherloka Holmsa [The Returns of Sherlock Holmes]. SPb: Amfora Publ., 2014. P 308–341.

Doyle А.C. Noch’ sredi nigilistov/ transl. from English by M. Makovetskaja, G. Panchenko [A Night among the Nihilists] Zabytyje rassledovanija. Rasskazy i povesti [Forgotten investigations. Tales and stories]. Kharkov; Belgorod: Knizhnij klub “Klub semejnogo dosuga” Publ., 2008. P. 312 –327.

Dotsenko E.G. Russkaja klassika T. Stopparda [Russian Classics by T. Stoppard] Russkaja klassika: dinamika khudozhestvennykh sistem: sbornik nauch. trudov [Russian Classics: the dynamics of artistic systems]. Ekaterinburg: Ural. gos. ped. un-t, ROPRJAiL, UrO, RAO, IFIOS “Slovesnik” Publ., 2007. P. 231–246.

Eliot T.S. Turgenev / transl. from English by O.M. Ushakova [Turgenev] Vestnik Pravoslavnogo Svjato-Tikhonovskogo universiteta (Filologija) [St.Tikhon’s University Review (Phylolgy)]. 2011. Iss. 1 (23). P. 151–153.

Feklin M.B. The Beautiful Genius. Turgenev v Anglii: pervyje polveka [The Beautiful Genius. Turgenev in England. The First Semicentenary]. Oxford: Perspective Publications, 2005. 240 p.

Garnett E. Turgenev. A Study. London: W. Collins Sons & Co. Ltd, 1917. 206 p.

Ginzburg L.J. O psikhologicheskoj proze [On the Psychological Fiction]. L.: Sovetskij pisatel’Publ., 1971. 464 p.

Khabibullina L.F. Mif Rossii v sovremennoj anglijskoj literature [Myth of Russia in Contemporary English Literature]. Kazan: Kazan University Publ., 2010. 206 p.

Kobrin K.R. Sherlock Holmes i rozhdenije sovremennosti: Den’gi, devushki, dendi viktorianskoj epokhi [Sherlock Holmes and the Birth of Modernity: Money, Girls, Dandies of the Victorian Age]. SPb: Izd-vo Ivana Limbakha Publ., 2015. 184 p.

Kolbasin E.J. Iz vospominanij o Turgeneve [From the Memoirs about Turgenev] I.S. Turgenev v vospominanijakh sovremennikov [I.S. Turgenev in the Memoirs of Contemporaries: in 2 vols. Vol. 2]. M.: Hudozh. lit. Publ., 1983. P. 17–26.

Koroljova S.B Mif o Rossii v britanskoj kul’ture i literature (do 1920-kh gg.) [Myth of Russia in British Culture and Literature (up to the 1920s)]. М.: Direkt-Media Publ., 2014. 314 p.

Kosykhin V.G. Nigilizm i dialektika [Nihilism and Dialectics]. Saratov: Nauchnaja kniga Publ., 2009. 256 p.

Markovich V.М. Chelovek v romanakh I.S. Turgeneva [An Individual in I.S. Turgenev’s Novels]. L.: Leningrad Univ. Publ., 1975. 152 p.

Mikhailov А.V. Iz istorii “nigilizma” [From the History of “Nihilism”]. Mikhailov A.A. Obratnyj perevod [Reverse translation]. M.: Jazyki russkoj kul’tury, 2000. P. 537-623.

Maupassant Gi. de Ivan Turgenev [Ivan Turgenev]. I.S. Turgenev v vospominanijakh sovremennikov [I. S. Turgenev in the Memoirs of Contemporaries: in 2 vols. Vol. 2]. M.: Hudozh. lit. Publ., 1983. P. 258–261.

Maugham W.S. Rozhdestvenskije kanikuly/ transl. from English by R. Oblonskaja [Christmas Holiday]. M.: «Kniga i biznes» Publ., 1992. 189 p.

Nikola M.I., Petrushova E.A. Obraz Dzerzhinskogo v romane Somerset Maugham“Rozhdestvenskije kanikuly” [The Image of Dzerzhinsky in the novel “Christmas Holiday” by William Somerset Maugham] Filologija i kul’tura [Philology and Culture]. 2015. Iss. 3 (41). P. 242–247.

Ostrovskaja N.A. Iz vospominanij o Turgeneve [From the Memoirs about Turgenev]. I.S. Turgenev v vospominanijakh sovremennikov [I. S. Turgenev in the Memoirs of Contemporaries: in 2 vols. Vol. 2]. M.: Hudozh. lit. Publ., 1983. P. 57–95.

Perepiska I.S. Turgeneva [Corespondence of I.S. Turgenev: in 2 vols. Vol.2].. М.: Hudozh. lit. Publ., 1986. 543 p.

Polonskij J.P. I.S. Turgenev u sebja v ego poslednij priezd na rodinu (Iz vospominanij) [I.S. Turgenev at Home during His Last Visit to the Motherland (From the Memoirs)] I.S. Turgenev v vospominanijah sovremennikov [I.S. Turgenev in the Memoirs of Contemporaries: in 2 vols. Vol. 2]. M.: Hudozh. lit. Publ., 1983. P. 358–406.

Schiffer D.S. Filosofija dendizna: Estetika dushi i tela (Kierkegaard, Wilde, Nietzsche, Baudelaire) / transl. from French by B.M. Skuratov [Philosophy of Dandyism. Aesthetics of Soul and Body (Kierkegaard, Wilde, Nietzsche, Baudelaire)]. M.: Izd-vo gumanitarnoj literatury Publ., 2011. 296 p.

Solovjeva E.E. Joseph Conrad i Rossija [Joseph Conrad and Russia]. Cherepovets: Chuvash State University Publ., 2012. 229 p.

Stoppard T. Bereg utopia / transl. from English by I. Kormiltsev [The Coast of Utopia]. M.: Inostranka Publ., 2006. 280 p.

Stoppard T. ‘I’m Writing Three Plays Called Bakunin, Belinksy and Herzen… I Think’, Lincoln Center Theater Review, Fall 2006, Issue 43. Available at: http://www.lctreview.org/article.cfm?id_issue=36549392&id_article=75124103&page=2 (accessed 20.08.2009).

Sud’ba nigilizma: Ernst Unger, Martin Heidegger, Dietmar Kamper, Günter Figal / transl. from German by G. Khaidarova [The Way of Nihilism: Ernst Unger, Martin Heidegger, Dietmar Kamper, Günter Figal]. SPb.: St. Petersburg State Univ. Publ., 2006. 222 p.

Turgenev I.S. Ottsy i deti [Fathers and Sons] Turgenev I.S. Romany [Novels]. M.: Detskaja literatura Publ., 1975. P. 421–592.

Ushakova O. English Contacts of Russian Exiles. Paris as a Cultural Crossroads. Figures of the Russian Emigrants in France of the 19-20th Centuries. Fiction and Reality. Amsterdam/New York, NY: Rodopi, 2012. P. 467–475.

Valova О.М. Perekrestki kul’tur i epokh v dramaturgii Oscara Uajlda [Crossroads of Cultures and Epochs in Oscar Wilde’s Plays] Obraz provintsii v russkoj i angliiskoj literature [The Image of Province in Russian and English Literature]. Ekaterinburg: Ural Univ. Publ., 2011. P. 235–239.

Vekhi. Iz glubiny [Milestones. De Profundis]. М.: Pravda Publ., 1991. 607 p.

Volgin I.L. Iz Rossii – s ljubovju? “Russkij sled v zapadnoj literature [From Russia with Love? Russian Trace in Western Literature]. Inostrannaja literatura Publ., 1999. Iss. 1. P. 230–239.

Wilde О. Upadok lzhi / transl. from English by A.M. Zverev [The Decay of Lying] Wilde O. Izbrannie proizvedenija [Selected Works: in 2 vols. Vol. 2]. M.: Respublika Publ., 1993. P. 218–245.

Wilde О. Dusha cheloveka pri sotsializme / transl. from English by O. Kirichenko [The Soul of the Man under Socialism] Wilde O. Izbrannie proizvedenija [Selected Works: in 2 vols. Vol. 2]. M.: Respublika Publ., 1993. P. 344 –374.

Wilde О. Vera, or the Nihilists. Available at: http://www.wilde-online.info/vera,-or-the-nihilists-page3.html (accessed 15.01.2016).

Wilson J. Kak vazhno ljubit’ nigilista: “Vera” Oskara Wilda i seksual’naja politika russkogo radikalizma [The Importance of Loving a Nihilist: Oscar Wilde’s “Vera” and the Sexual Politics of Russian Radicalism]. NLO. 2015. Iss. 5 (135). Available at: http://magazines.russ.ru/nlo/2015/5/ 14yu.html (accessed 28.01.16).

Нигилистические идеи в русской литературе | сочинение, краткое содержание, анализ, биография, характеристика, тест, отзыв, статья, реферат, ГДЗ, книга, пересказ, сообщение, доклад, литература | Читать онлайн

Слово «нигилизм» впервые употребил в русской лите­ратуре Н. Надеждин. В статье «Сонмище нигилистов» он говорил о новых течениях в русской литературе и филосо­фии своего времени — конца 20-х — начала 30-х годов XIX века. Но широкое распространение этого понятия началось после того, как в романе И. Тургенева «Отцы и дети» нигилистом был назван главный герой Базаров.

Нигилисты стали появляться в России перед началом великих реформ императора Александра II, когда на сме­ну дворянам в литературе и общественной жизни на пер­вые роли выдвинулись образованные разночинцы — деклассированные люди, покинувшие свои сословия: дети духовных лиц, купцов, мещан и мелких чиновников. По причине недовольства существованием крепостного права и реакционного режима Николая I в их среде возникло революционное брожение. Разночинцы считали реакцион­ной силой и православную церковь, а потому не только отрекались от нее, но и становились атеистами, сторонни­ками материализма, который к тому времени имел широ­кое распространение в Западной Европе.

Христианский идеал абсолютного добра в Царстве Бо­жьем нигилисты заменили идеей земного материального благополучия. Они верили, что эта идея вполне дости­жима в форме социализма, а потому проповедовали рево­люцию. В своем отрыве от народных традиций они неред­ко проявляли максимализм и экстремизм.

Нигилисты проповедовали свободную любовь без заботы о ребенке, отрицание религии, яростную защиту своих прав без признания своих обязанностей, а в имущественных отношениях — правило: «Все мое — мое, и все твое — тоже мое».

В произведениях русской литературы XIX века отрица­тельные проявления нигилизма изображены с разных сто­рон. К примеру, стоит вспомнить Марка Волохова из ро­мана Н. Гончарова «Обрыв», который таскает яблоки из чужого сада и говорит: «Привык уж все в жизни без позво­ления делать, так и яблоки буду брать без просу: слаще так!». Или то, как он надел хорошее пальто Райского, которое так и не вернул. Желая овладеть Верой, он гово­рит ей, что «замуж выходить нелепо»: «Вы еще не жен­щина, а почка; вас надо еще развернуть, обратить в жен­щину; я зову вас на опыт». Вера мечтает о счастье на всю жизнь, а Волохов говорит: «Хватай на лету, а потом беги прочь». Отрицая мораль, долг, он советует «свободно от­даваться впечатлениям».

Базаров у Тургенева считает «вздором» всякие «идеа­лы», «романтизм». Но он при этом не ворует, не вытягивает денег из родителей, а усидчиво работает. Он плохо вос­питан, категорично отрицает то, чего сам не понимает. По его мнению, поэзия — ерунда; читать Пушкина — потерянное время, заниматься музыкой — смешно, а на­слаждаться красотой природы — нелепо. Д. Писарев — самый яркий и талантливый представитель русского ниги­лизма — так обозначил смысл романа Тургенева: «Тепе­решние молодые люди увлекаются и впадают в крайнос­ти, но в самых увлечениях сказывается свежая сила и неподкупный ум».

Те же «новые русские» представлены и в романе Н. Чернышевского «Что делать?» — Лопухов, Кирсанов, Вера Павловна. Лопухов — студент медицины, который мечтает стать профессором и посвятить свою жизнь люби­мой науке. Вдруг он оставляет свои мечты, чтобы найти заработок, который даст ему возможность жениться на Вере Павловне и освободить ее от низменной среды ее семьи. Но Веру Павловну полюбил и Кирсанов — друг Лопухова, успевший стать профессором. Не желая мешать счастью своего друга, он, чтобы оттолкнуть от себя друга и Веру Павловну, говорит при них всякие пошлости. Свой посту­пок Кирсанов не желает называть благородным, потому что благородство — пышное, двусмысленное, темное слово.

Он говорит, что он — эгоист, а поступок его — расчетли­вый. Если человек оценивает какой-то свой поступок как «геройский подвиг великодушия», то это «эгоизм повора­чивает твои жесты так, что ты корчишь человека, упор­ствующего в благородном подвижничестве». Материал с сайта //iEssay.ru

Спустя несколько лет болезнь Лопухова снова приво­дит Кирсанова в его семью. И тут Вере Павловне и Кирса­нову становится понятно, что они любят друг друга. Видя это, Лопухов симулирует самоубийство, уезжает в Амери­ку, а через несколько лет возвращается под именем мистера Бьюмонта. Н. Чернышевский пишет, что Лопухов так лю­бил жену, что готов был для нее «на смерть, на всякое мучение». Но сам Лопухов так объясняет свой поступок: «Я действовал в собственном интересе, когда решился не мешать ее счастью». И Кирсанов говорит, что «он все де­лал из эгоистического расчета, для собственного удоволь­ствия».

Яркие образы нигилистов представлены в произведе­ниях Ф. Достоевского. Вспомните поведение Антипа Бурдовского и его компании в романе «Идиот», когда они явились к князю Мышкину и заявили претензии на на­следство, к которому Бурдовский не имел никакого отно­шения. Черная, сатанинская сторона нигилизма представ­лена в романе «Бесы» образом революционера Петра Вер­ховенского, который организует убийство Шатова.

Порождением русского нигилизма были отрыв от тра­диционных жизненных устоев отцов, отказ от религии и философия материализма. Мне кажется, что нет ничего удивительного в проявлении нигилистического духа отри­цания, который порой демонстрируют молодые люди. Уди­вительно то, что мы плохо усваиваем уроки прошлого. А в этом случае нам придется переживать его снова и снова, пока однажды оно полностью не повторится. Только на этот раз — в довольно искаженной форме.

На этой странице материал по темам:
  • какие идеи проповедовал нигилисты?
  • какие идеи проповедовали нигилисты
  • образы нигилистов в романе «идиот».
  • нигилисты в русской литературе
  • нигилизм в русской литературе xix векадиплом

ПОМОГИТЕ ПОЖАЛУЙСТА!!! реферат «Нигилизм и нигилисты в жизни и литературе (Д.И.Писарев,

Бок, Клош-Кван, Айкига- из какого произведения эти персонажи?​

Напишите МИНИ- Сочинение на тему: «Сила дружбы в повестиММ.Пришвина» Кладовая Солнца​

помогитеееее прошууу срочнооооо

Проанализируйте отрывок из произведения В. В. Набокова «Рождество», Определите какую роль в раскрытии идейного содержания рассказа играет этот эпизод. … Используйте цитаты из произведения для подтверждения своих аргументов. И в то же мгновение щелкнуло что-то — тонкий звук — как будто лопнула натянутая резини. Слепцов открыл глаза и увидел: в бисквитной коробке торчит прорванный кокон, а по стене, над столом, быстро ползет вверх черное сморщенное существо величиной с мышь. Он Оно остановилось, вцепившись шестью черными мохнатыми лапками в стену, и стало странно трепетать. Оно вылупилось оттого, что изнемогающий от горя человек перенес жестяную коробку к себе, в теплую комнату, оно вырвалось оттого, что сквозь тугой шелк кокона проникло тепло, оно так долго ожидало этого, так напряженно набиралось сил и вот теперь, вырвавшись, медленно и чудесно росло. Медленно разворачивались смятые лоскутки, бархатные бахромки; крепли, наливаясь воздухом, веерные жилы. Оно стало крылатым незаметно, как незаметно становится прекрасным мужающее лицо. И крылья — еще слабые, еще влажные — все продолжали расти, расправляться, вот развернулись до предела, положенного им Богом, — и на стене уже бы а — вместо комочка, вместо черной мыши, громадная ночная бабочка, индийский шелкопряд, что летает, как птица, в сумраке, вокруг фонарей Бомбея. И тогда простертые крылья, загнутые на концах, темно-бархатные, с четырьмя слюдяными оконцами, вздохнули в по

Чем занимался дон кихот в свободное время, до того как отправился странствовать?

CРОЧНО ДАМ 50 баллов.

Попрыгунья Стрекоза Лето красное пропела; Оглянуться не успела, Как зима катит в глаза. Помертвело чисто поле; Нет уж дней тех светлых боле, Как под к … аждым ей листком Был готов и стол и дом. Всё прошло: с зимой холодной Нужда, голод настает; Стрекоза уж не поет: И кому же в ум пойдет На желудок петь голодный! Злой тоской удручена, К Муравью ползет она: «Не оставь меня, кум милый! Дай ты мне собраться с силой И до вешних только дней Прокорми и обогрей!»- «Кумушка, мне странно это: Да работала ль ты в лето?»- Говорит ей Муравей. «До того ль, голубчик, было? В мягких муравах у нас Песни, резвость всякий час, Так что голову вскружило».- «А, так ты…» «Я без души Лето целое всё пела».- «Ты всё пела? Это дело: Так пойди же, попляши!»1. Как Крылов называет Стрекозу в начале своей басни?2. Что значит фраза Муравья: «Ты все пела? Это дело: такподи же, попляши!»?A. Прямое указание к действию Б. Не хочешь зимой мерзнуть и голодать — работай летомB. Веселье гораздо приятнее любой работы3. Кому адресована пословица «Делу- время, потехе- час»?​

анализ верша «помню, помню праз гады» Я. Янишчыц сроооочно​

Как нарисовать последовательность в гадком утенке? ​

міні твір на тему «В чому полягає проблема життя життя і смерті любові і відданості»​

Правовой нигилизм: отражение его сущности, содержания и форм в литературе и юридической науке | Корнев

1. Антология мировой философии : в 4 т. — М. : Мысль, 1972.

2. Бучило Н. Ф., Исаев И. А. История и философия науки. — М., 2011.

3. Варламова Н. В. Правовой нигилизм: прошлое, настоящее и. будущее России? // Сравнительное конституционное обозрение. — М., 2000.

4. Генис А. Довлатов и окрестности. Частный случай. — М., 2011.

5. Данилевский Н. Я. Россия и Европа. — М., 1991.

6. Давид Р., Жоффре-Спинози Ж. К. Основные правовые системы современности. — М., 1996.

7. Достоевский Ф. М. Бесы : в 2 т. — М., 1993.

8. Зеньковский В. В. История русской философии : в 2 ч. — Л., 1991.

9. Интеллигенция. Власть. Народ. — М. : Наука, 1993.

10. Маркес Г. Г. Осень патриарха. — М., 2017.

11. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — Т. 25.

12. Матевосова Е. К. Правовое воспитание как средство борьбы с правовым нигилизмом : автореф. дис.. канд. юрид. наук. — М., 2012.

13. Набоков В. В. Лекции по русской литературе. — СПб., 2017.

14. Набоков В. В. Лекции по зарубежной литературе. — СПб., 2016.

15. Общая теория права : курс лекций. — Н. Новгород, 1993.

16. Словарь иностранных слов. — М., 1988.

17. Соколов Н. Я., Матевосова Е. К. Правовое воспитание в современном российском обществе. — М., 2015.

18. Солоневич И. Л. Народная монархия. — М., 2003.

19. Тургенев И. С. Два приятеля // Тургенев И. С. Полн. собр. соч. и писем : в 30 т. — М. : Наука, 1980. — Т. 4.

20. Философский словарь. — М., 1981.

21. Чичерин Б. Н. О народном представительстве. — М., 1886.

Нигилизм, карты вымышленных стран и литературные ужасы

ГодЛитературы.РФ советует, куда сходить, что посмотреть и кого послушать на этой неделе. Все самые интересные события ищите в нашей подборке.

19 апреля

19:00

Библиотека им. Достоевского (Москва, Чистопрудный бульвар, 23)

Лекция «Ужас в русской литературе». Перед встречей организаторы рекомендуют ознакомиться с рассказами «Страх» А. П. Чехова, «Записки сумасшедшего» Л. Н. Толстого и «Ужас» В. Набокова.

Подробнее — по ссылке.

Вход бесплатный.

19:00

Библиотека для молодёжи (Москва, ул. Большая Черкизовская, 4)

Лекция филолога Михаила Александровича Дзюбенко «Человек-(и)-собака в русской литературе середины XIX века».

Подробнее — по ссылке.

Вход бесплатный.

21 апреля

15:00

Библиотека №150 (Москва, ул. Борисовские пруды, 10)

Поэтический час к 130-летию поэта Серебряного века Николая Гумилева.

Подробнее — по ссылке.

Вход бесплатный.

15:30

Лаборатория социокультурных практик (Москва, Измайловский бульвар, 19)

Лекция «Карты реальных и вымышленных стран в детской литературе».

Подробнее — по ссылке.

Вход бесплатный.

22 апреля

18:00

«Кафедра» на дизайн-заводе «Флакон» (Москва, ул. Б. Новодмитровская, 36)

Конференция «Издание книг 2.0». Как издать свою книгу и выпустить ее на рынок.

Подробнее — по ссылке.

Вход бесплатный.

19:00

Библиотека №197 им. Ахматовой (Москва, ул. Крылатские холмы, 34)

Вечер «Путь конквистадора», посвященный Николаю Гумилеву. Стихи Николая Гумилева читает актер театра и кино Данил Лавренов. Ведет встречу Елена Калашникова.

Вход бесплатный.

23 апреля

Разные площадки Москвы

Библионочь.

Вход бесплатный.

24 апреля

14:30

Государственный исторический музей (Москва, Красная площадь, 1)

«От скальпеля до топора»: нигилисты в русской литературе. Лекция сопровождается выходом на экспозицию музея и демонстрацией памятников эпохи – костюмов, документов, фотографий.

Подробнее — по ссылке.

Вход по билетам в музей.

25 апреля

19:00

Московский музей современного искусства (Москва, Тверской бульвар, 9)

Лекция «Монументальные связи: искусство и дружба между США и СССР в 1930-х» в рамках выставки «Одноэтажная Америка». Лектор — кандидат искусствоведения Анжелина Лученто.

Подробнее — по ссылке.

Вход бесплатный.

Игорь Волгин: «Нигилисты тоже любить умеют»

«Вчера читала я, – Тургенев
Меня опять зачаровал…»

Эти северянинские строки я впервые открыл для себя в далёком детстве. Особенно понравилась изящная рифма: «Тургенев – сиренев». Позже, знакомясь с упомянутым в стихотворении автором, я приуготован был воспринимать его тексты именно в этом сиренево-элегическом ключе.

Однако не тут-то было. В «Записках охотника» менее всего трогали описания природы (хотя в соответствии со школьной программой мы учили эти отрывки наизусть). Прежде всего тебя подхватывал мощный поток русской речи. В другом случае возникал сердечный отклик: например, когда искренне жалеешь, что утопили Муму, а не барыню. «Отцы и дети» вообще читались как остросюжетный современный роман, где Базаров, немного смахивающий на Маяковского, убедительно доказывал – нигилисты тоже любить умеют. (Не перестаю сокрушаться, что до нас не дошло письмо Достоевского Тургеневу с оценкой этого романа, читая которое, адресат, по его собственному признанию, «только руки расставлял от изумленья – и удовольствия».)

Тургеневская проза всегда оставалась для меня чем-то надёжным, основательным, добротным, внятным, «культурно-историческим», наконец. Она словно уравновешивала изобразительную безмерность Толстого и этическую страстность Достоевского. И ведь недаром последний (о вражде которого с Тургеневым мне доводилось немало писать) в своей Пушкинской речи – наряду с Татьяной Лариной «через силу» упомянул и Лизу Калитину: так была соблюдена литературная справедливость.

Утро туманное, утро седое,
Нивы печальные, снегом покрытые,
Нехотя вспомнишь и время былое,
Вспомнишь и лица, давно позабытые.

Думается, что в этих ранних (1843) стихах содержатся, с одной стороны, как бы прообраз тургеневского писательства, а с другой – каким-то чудом – наше нынешнее отношение к автору.

Тургенев первым проложил путь русской литературе в «страну святых чудес». Его любовь к «европеянке нежной» (но отнюдь не красавице) Полине Виардо – некая психологическая загадка, возможно, намекающая на сложную диалектику взаимопритяжений и взаимоотталкиваний России и Запада.

Любовь же самой России к Тургеневу – чиста, неизменна, неодолима. Пока он присутствует в нашем «тылу», в нашей исторической памяти, надежда на национальное возрождение ещё не потеряна.

Базаров — нигилист сочинение по литературе

Роман отцы и дети Ивана Сергеевича Тургенева издан в 1862. Сюжет произведения строится на борьбе двух идеологий либерально дворянской и разночинно демократической , к приверженцам которой относится Главный герой романа Евгений Базаров. Он нигилист, то есть человек отрицающий всё – государственное устройство, церковь все основы буржуазного и дворянского общества, семью.

Не воспринимает он и искусство, ни музыку, ни поэзию, никакое либо другое. Он считает, что отмена крепостного права не сможет ничего изменить и не чувствует силы в народе. Он учится на врача и занимается естественными науками, признаёт лишь, то что потрогать, доказать опытным путём, то что может принести реальную ощутимую пользу.

Его друг Аркадий Кирсанов пытается быть во всём на него похожим. Евгений предстаёт перед нами в чуждой почти враждебной ему среде. Он старается выделиться во всем даже в одежде, носит балахон с кистями и большие бакенбарды. Евгений конфликтует с дядей своего друга Аркадия, аристократом Павлом Петровичем Кирсановым.

В их спорах показан конфликт поколений, конфликт отцов и детей, проблема смены поколений. У них разные взгляды на будущее России и на жизнь в целом, Главный герой не боится высказывать и отстаивать своё мнение. Но у Базарова не получается найти общий язык не только с Кирсановым, но и со своими родителями.

Его отношения к ним очень не однозначно, он любит их, но относится с презрением к их глупому, по его мнению образу жизни. Евгений свободомыслящий человек, несмотря на молодой возраст у него уже сформировано мнение на все вопросы. Полностью раскрыть его характер смогла лишь любовь. Отношения с Анной Одинцовой ясно показали что Базаров пылкая импульсивная и страстная личность, но к сожалению чувства героя оказывается не взаимны, что наносит Евгению сильнейший удар.

Автор романа показывает духовную революцию своего героя через разного рода жизненные испытания. Эпогеем духовного развития героя, является то что перед смертью Базаров смог признать свои ошибки. А ведь на это способны только очень сильные личности, да в Базарове нигилизм дошёл до крайности до абсурда.

Но тем не менее, именно благодаря таким революционерам, как Базаров общество может двигаться вперёд. Название романа может натолкнуть на мысль, что в произведении будет решаться извечный вопрос взаимоотношений поколений, но большее внимание автор произведения уделяет проблеме конфликта разных мировоззрений. Пытаясь, при этом осмыслить мировоззрение нового человека.

Базаров — нигилист Сейчас читают:
  • Сочинение по картине Билибина Баба-яга 5 класс

    Первый раз увидев эту картину я вспомнил все те сказки про Бабу-ягу которые когда-то давно мне читал дедушка. В них она описывалась как злая старушка, которая пыталась обхитрить и съесть маленьких детишек.

  • Сочинение по картине Тихого Аисты 9 класс

    Когда мы смотрим на это уникальное произведение искусства, то у нас возникает определенное чувство, которое заставляет нас думать о чем-то не земном и воздушном, так как сама природа завет нас в высь. Картина «Аисты», еще раз подтверждает истину:

  • Сочинение по картине Комарова Наводнение 5 класс

    Алексей Комаров был величайшим русским художником. Он хорошо показывал мельчайшие особенности каждого вида животных в своих произведениях. Художник любил рисовать картины о природе. К написанию своих шедевров Комаров

  • Сочинение Лето мое любимое время года 3 класс

    Из четырех времен года: зимы, весны, осени, лета, последнее мое любимое время года. Три летних месяца дарят нам много хорошего, интересного, красочного. Во-первых, летом расцветает все, что может цвести. Деревья приобретают яркий зеленый наряд.

  • Образ светского общества в романе Л. Н. Толстого Война и мир сочинение

    Создавая роман, автор не зря называет его эпопеей, так как кроме больших исторических событий он разворачивает перед читателями портреты представителей разных сословий. Одни из них – аристократы, люди высшего света, светское общество. Действие

  • Сказки собственного сочинения волшебные и про животных

    В некотором царстве, в некотором государстве жили-были курочка-несушка, дед и баб. Да припеваючи себе жила. Хозяева, седой старик с густой бородой, да старуха в платке, любили свою единственную кормилицу.

Экзистенциальный нигилизм в литературе: книги и цитаты

Примеры ранней литературы

Возможно, один из наиболее запоминающихся примеров экзистенциального нигилизма в литературе — это книга Macbeth . Когда Макбет готовится к битве с Малкольмом, он узнает, что его жена мертва. Он восклицает: «Жизнь — всего лишь ходячая тень, плохой игрок / Которая расхаживает и тревожит его час на сцене / А потом его больше не слышат». Макбет смотрит на жизнь и обнаруживает, что она лишена смысла. Это приходит и уходит, а потом просто заканчивается.Идея о том, что жизнь — это «ходячая тень», которую «больше не слышат», говорит об идее экзистенциального нигилизма. Можно также рассмотреть монолог Гамлета, в котором он спрашивает: «Быть ​​или не быть». Хотя Гамлет действительно приходит к тому, чтобы найти какой-то смысл в жизни, он заходит так далеко, что размышляет о том, что смертью «мы заканчиваем / Боль в сердце и тысяча природных потрясений / Эта плоть является наследницей».

Еще одна знакомая работа с нигилизмом ассоциируется « Записок из подполья» Федора Достоевского. Хотя рассказчик романа действительно заявляет, что «умный человек не может серьезно стать кем-либо», он также говорит, что «работа делает человека хорошим и честным.«Работа, — выдвигает он, — дает человеку цель . С точки зрения экзистенциального нигилизма творчество Достоевского важно из-за его влияния на других авторов, развивавших эту тему в своих литературных произведениях. Один автор, в частности, использует идеи Достоевского для развития своих собственных идей по этой теме; экзистенциальный нигилизм выглядит полностью сформированным в трудах французского философа 20 века Альбера Камю.

Альбер Камю

В эссе 1942 года, озаглавленном Миф о Сизифе , Камю излагает греческий миф, в котором Сизиф обречен вечно толкать камень в гору только для того, чтобы он снова и снова катился вниз », все существо направлено на то, чтобы ничего не достичь.Он соотносит миф с реальностью нашей жизни. В отличие от вывода подполья Достоевского, Камю пишет, что у работы нет цели. Все это несущественно. Он развивает эту идею в своем романе « Чума». Когда Риэ, врач, осматривает старика, пациент спрашивает: «Что это значит -« чума »? Просто жизнь, не более того ». Как и в случае с работой, чума демонстрирует, что в жизни нет цели или значения. Это просто так. Риэ приходит к выводу, что, хотя он может помочь некоторым выжить, в конце концов они все умрут, так в чем смысл?

Осознание ничтожества человека также преобладает в романе Камю Незнакомец .В первом отрывке рассказчик говорит читателю, что «Маман умерла сегодня … Это ничего не значит». Чуть позже в романе рассказчик находится с женщиной, Мари. Она говорит ему, что любит его, но он отвечает, говоря: «Это (не) ничего не значит». Позже он объясняет, что «Ничего, ничего не имело значения». Позже, когда рассказчик говорит, что «Собака Саламано стоил столько же, сколько его жена », — это показывает, что ни у одной жизни нет большей цели, чем у другой. Все это несущественно. Все наши действия бессмысленны, так как все умирают.

Таким образом, во многих отношениях экзистенциальный нигилизм преобладает в творчестве Камю. Его персонажи определяют жизнь как лишенную какой-либо цели или смысла. Незначительность жизни подчеркивается цитатой из The Stranger .

Недавние примеры

Экзистенциальный нигилизм, обнаруживаемый в работах Камю, также можно найти в романе Луи-Фердинанда Селин « Путешествие в конец ночи». Роман представляет собой очень мрачный взгляд на человечество. Что касается экзистенциального нигилизма, роман комментирует монтажников и то, как они «движутся, но почти не двигаются, как если бы они боролись с чем-то невозможным.«У их задачи нет конца или цели, как указывает Камю в The Plague . Идея доведена до крайности в произведении Сэмюэля Беккета «В ожидании Годо ». Владимир и Эстрагон ждут того, кто никогда не придет. Они зря тратят свои жизни, признавая, что им «больше нечего делать здесь . .. и больше нигде». Ожидание не имеет никакого значения или цели. Эстрагон даже признает, что «Всю свою паршивую жизнь я ползал по грязи». Какой цели или значения он достиг? Никто.

Рассказчик Бойцовского клуба Чака Паланика имеет похожие мысли. Паланик говорит нам, что «только в смерти мы имеем имена». Фактически, « все — ничто, ». Эти цитаты поддерживают основные принципы экзистенциального нигилизма, но роман не полностью соответствует этому мировоззрению. . Например, бойцовский клуб придает смысл жизни людей. Это позволяет им почувствовать, что они чего-то достигли, и дает им повод с нетерпением ждать, создавая чувство надежды на то, что жизнь не мрачна или пуста.Истинный экзистенциальный нигилизм заставит вас поверить в обратное.

Краткое содержание урока

Философская идея экзистенциального нигилизма заключается в том, что жизнь не имеет цели или ценности, и что существование человека ничтожно . Это все значит ничего . Эта идея исследуется в ряде различных литературных произведений, но не всегда полностью развита. Один из самых ранних литературных примеров — это книга Шекспира Macbeth . Другие известные авторы, такие как Селин, Беккет и Паланик, исследуют различные аспекты экзистенциального нигилизма, но наиболее глубоко экзистенциальный нигилизм исследует Альбер Камю.Идея незначительности и бесцельности наиболее ярко проявляется в его романах The Stranger и The Plague . В то время как его работы находились под влиянием других, его романы продолжают влиять на тех, кто пытается полностью понять концепцию экзистенциального нигилизма через литературу.

6 нигилистических художественных произведений

Нигилизм Определение: Философское учение, которое предполагает неверие в один или несколько, по общему мнению, значимых аспектов жизни.Чаще всего нигилизм представлен в форме экзистенциального нигилизма, который утверждает, что жизнь не имеет объективного значения, цели или внутренней ценности … (подробнее)

В литературе термин «нигилизм» впервые популяризировал русский писатель XIX века Иван Тургенев в его романе « Отцы и дети» .

Пост на этой неделе посвящен шести художественным произведениям, которые можно охарактеризовать как нигилистические. Они представлены в том порядке, в котором были опубликованы.Щелкните по ссылкам, чтобы прочитать мои обзоры.

Сердце тьмы Джозеф Конрад (1899)

Сердце тьмы — тревожная, многослойная история о том, что может произойти, когда человек существует вне ограничений цивилизации. Читателям предлагается поставить под сомнение существование бытия.

Мой обзор: Сердце тьмы — это новелла о пароходе, плывущем по реке через джунгли Конго в поисках мистера Курца, таинственного торговца слоновой костью, который, как сообщается, стал уроженцем … (подробнее)

Метаморфозы Франца Кафки (1915)

«Метаморфоза » — мрачная экзистенциальная нигилистическая история, в которой говорится о человеческом состоянии и тщетности жизни. Читатель оценил его черный юмор.

Мой обзор: Главный герой Грегор Замза просыпается однажды утром и обнаруживает, что он превратился в жука. Эта неловкая ситуация усугубляется, когда босс Грегора появляется в его доме … (подробнее)

Роман с кокаином М. Агеева (1934)

Роман с кокаином — это нигилистический роман о подростковом возрасте и зависимости, который был назван Достоевским из-за тщательного психологического исследования его главного героя.

Мой обзор: Действие романа « с кокаином» «», действие которого происходит непосредственно перед и после революции в России, повествует о жизни Вадима, московского подростка и студента. Вадим склонен к ненависти к самому себе … (подробнее)

Чума Альбера Камю (1947)

Многие считают книгу экзистенциальной нигилистической классикой « Чума» — философский труд, исследующий абсурдизм; человеческая склонность пытаться найти смысл жизни, но безуспешно.

Мой отзыв: В прибрежном алжирском городке Оран взрыв популяции крыс не остался незамеченным. Вскоре заражение внезапно прекращается с загадочной гибелью крыс. … (подробнее)

Меньше нуля, Брет Истон Эллис (1985)

Дебютный роман Истона Эллиса представляет собой нигилистический рассказ о жизни в Лос-Анджелесе 1980-х годов с использованием социальных комментариев и бессюжетного реализма, « Меньше нуля» — это графический и тревожный роман, неумолимый в своей мрачности.

My Review: Действие происходит в Лос-Анджелесе 1980-х годов. История рассказывает о восемнадцатилетнем Клэе, который вернулся домой на Рождество из колледжа в Нью-Гэмпшире. Клей немедленно возвращается в социальную жизнь Лос-Анджелеса, проводя свое время … (подробнее)

Дроссель Чака Паланика (2001)

Этот нигилистический роман о нашей врожденной жажде внимания и фундаментальной природе зависимости. Его главный герой имеет склонность намеренно подавиться едой в дорогих ресторанах.

Мой обзор: Главный герой Виктор Манчини — сексуальный наркоман, работающий в парке исторической реконструкции восемнадцатого века. Виктор посещает различные группы поддержки сексуальной зависимости, где встречается со многими … (подробнее)

Щелкните здесь, чтобы подписаться на мой ежемесячный информационный бюллетень, посвященный книгам.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

Если вы хотите узнать о нигилизме, прочтите эти 5 книг | Фахим Чухтай | Кафе «Философия»

Amazon.com

, получивший Книжную премию штата Орегон за лучший роман и премию Ассоциации книготорговцев северо-западного Тихоокеанского региона, дальновидный дебютный роман Чака Паланика «Бойцовский клуб» был пронизан жилами основной художественной литературы. После успеха экранизации 1999 года, поставленной Дэвидом Финчером, «Бойцовский клуб» приобрел статус культовой классики и стал поразительно точной интерпретацией нашего современного мира.

Неназванный рассказчик-мужчина, страдающий длительной бессонницей, находит лекарство, посещая группы поддержки рака.Но когда Марла Сингер — болезненная, сильно курящая нигилистка — появляется на вечерних собраниях и повторяет свое собственное мошенничество, его бессонница возвращается, поэтому он предлагает Сингеру разделить с ним график.

Ночью, когда его кондоминиум таинственным образом взрывается, он звонит Тайлеру Дердену, которого он ранее встречал — при странных обстоятельствах — на пляже. Они соглашаются встретиться в баре, где, выпив, Дерден просит его об одолжении: «Я хочу, чтобы ты ударил меня как можно сильнее».

Рассказчик наносит удар, который вывел Бойцовский клуб в мир.Вскоре к ним присоединяется множество мужчин, работающих на белых воротничках. Каждые выходные на стоянках и в подвалах баров они проводят поздние бои без правил и босиком, которые «продолжаются столько, сколько им нужно».

Эти схватки один на один удивительным образом вызывают психотерапевтические эффекты — похожие на эффект просветления — в людях: они возрождаются из своих погребенных жизней.

«Бойцовский клуб» вскоре превратился в Проект «Разгром», анархическую армию во главе с Дарденом, который стремится осуществить свои видения глобального просвещения через организованный хаос, общественные беспорядки и разрушения.

Бойцовский клуб — это социальная сатира на бесчеловечное воздействие потребительства: отчуждение, вызванное хроническим материализмом, иллюзорным комфортом, чрезмерным баловством, а также навязчивыми идеями о карьере и образе жизни, подпитываемыми рекламой. «Современный мир создан для бизнеса, а не для людей», как сказал великий психоаналитик Карл Юнг.

«Только потеряв все, вы можете делать что угодно». Умело соединив элементы дзен с экстремистскими идеологиями Дердена, Паланик написал провокационное выражение метафизического бунта.Коллективное восстание против экзистенциального вакуума — это ядро ​​Дердена и то, что привлекает к нему людей.

Нуарная атмосфера Бойцовского клуба и солидная экономия его прозы напоминают «Незнакомец» Альбера Камю, но с резким нелинейным повествованием, воплощающим его сюжет; Унаследовав темный юмор Курта Воннегута, Чак Паланик принадлежит к числу сегодняшних ярких и интригующих голосов.

Что такое нигилизм? История и профиль нигилизма, нигилистической философии и нигилистических философов

Термин «нигилизм» происходит от латинского слова «nihil», которое буквально означает «ничто».Многие считают, что он был первоначально придуман русским писателем Иваном Тургеневым в его романе «Отцы и дети» (1862 г.), но, вероятно, впервые появился на несколько десятилетий раньше. Тем не менее использование этого слова Тургеневым для описания взглядов, которые он приписывал молодым интеллектуальным критикам феодального общества в целом и царского режима в частности, дало этому слову широкую популярность.

Основные принципы, лежащие в основе нигилизма, существовали задолго до того, как появился термин, который попытался описать их как единое целое.Большинство основных принципов можно найти в развитии античного скептицизма у древних греков. Возможно, первоначальным нигилистом был Горгий (483–378 гг. До н. Э.), Известный тем, что сказал: «Ничего не существует. Если что-то и существовало, этого нельзя было узнать. Если бы это было известно, знание о нем было бы непередаваемым ».

Важные философы нигилизма

Является ли нигилизм философией насилия?

Нигилизм несправедливо рассматривался как философия насилия и даже терроризма, но это правда, что нигилизм использовался для поддержки насилия, и многие ранние нигилисты были жестокими революционерами.Русские нигилисты, например, отрицали, что традиционные политические, этические и религиозные нормы имеют для них какую-либо юридическую силу или обязательную силу.

Их было слишком мало, чтобы представлять угрозу стабильности общества, но их насилие было угрозой для жизни власть имущих.

Все ли нигилисты атеисты?

Атеизм долгое время был тесно связан с нигилизмом, как по хорошим, так и по плохим причинам, но обычно по плохим причинам в трудах критиков обоих.

Утверждается, что атеизм обязательно ведет к нигилизму, потому что атеизм обязательно приводит к материализму, сциентизму, этическому релятивизму и чувству отчаяния, которое должно приводить к чувству самоубийства. Все это, как правило, является основными характеристиками нигилистических философий.

Куда ведет нигилизм?

Многие из наиболее распространенных ответов на основные предпосылки нигилизма сводятся к отчаянию: отчаяние из-за потери Бога, отчаяние из-за потери объективных и абсолютных ценностей и / или отчаяние из-за постмодернистского состояния отчуждения и дегуманизации.Однако этим не исчерпываются все возможные ответы — как и в случае с ранним русским нигилизмом, есть те, кто принимает эту точку зрения и полагается на нее как на средство для дальнейшего развития.

Был ли Ницше нигилистом?

Существует распространенное заблуждение, что немецкий философ Фридрих Ницше был нигилистом. Вы можете найти это утверждение как в популярной, так и в академической литературе, но как бы оно ни было широко распространено, оно не является точным изображением его работы.Ницше, правда, много писал о нигилизме, но это было потому, что он беспокоился о влиянии нигилизма на общество и культуру, а не потому, что он защищал нигилизм.

Важные книги по нигилизму

Отцы и дети, Иван Тургенев

Братья Карамазовы по Достоевскому

Человек без качеств, Роберт Мусил

Испытание, Франц Кафка

Бытие и ничто, Жан-Поль Сартр

Project MUSE — Философия нуждается в литературе: Джон Барт и моральный нигилизм

Джесси Калин ФИЛОСОФИИ НУЖНА ЛИТЕРАТУРА: ДЖОН БАРТ И НРАВСТВЕННЫЙ НИГИЛИЗМ Примеры философии в романе варьируются от произведений Толстого и Достоевского с одной стороны до произведений Де Сада, Льюиса Кэрролла и Роберта Пирсига с другой.Сами философы признали, что такие литературные произведения имеют место в их деятельности, и взяли их в качестве примеров для философского анализа, использовали их, чтобы проиллюстрировать и развить философские позиции, и даже вырезали их части, чтобы рассматривать их как самостоятельные философские аргументы. . Тем не менее философы склонны рассматривать такие примеры философии, поскольку они являются литературой и оформляются в литературном, а не просто дискурсивном стиле, как дополнительные и необязательные с философской точки зрения.Стандартное мнение состоит в том, что философия через литературу облегчает понимание некоторых вопросов, особенно для начинающих, и что она делает философию более интересной и менее неуклонно абстрактной, но не более того. Философское содержание, воплощенное в романе, никоим образом не зависит от самого романа и всегда может быть выражено без философских потерь в обычной, нелитературной манере эссе или журнальной статьи. Литература, хотя она часто бывает полезной, для философских целей является несущественной роскошью.Я буду утверждать, что этот взгляд на отношение литературы к философии ошибочен и что философское содержание зависит, по крайней мере, иногда от литературной формы, в которой оно выражено. В некоторых романах, например, выдвигается философская аргументация, содержание которой невозможно передать обычными дискурсивными средствами. Так обстоит дело с двумя романами Джона Барта — «Плавающая опера» и «Конец дороги», и именно через их обсуждение как примеры такого аргумента я буду развивать этот тезис.Однако прежде чем начать, следует отметить, что для целей этого эссе «литература» и «литературная форма» должны пониматься как неизбежно связанные с созданием и расширенным развитием персонажей и их взаимоотношениями друг с другом. Это ограничение обыденного смысла этих терминов, но оно имеет здесь достоинство четкого различия литературного от нелитературного, что существенно для утверждения, что некоторые типы философских аргументов могут быть полностью представлены только в особая, недискурсивная форма.Оба романа Барта о моральном нигилизме. В первой Тодд Эндрюс, рассказчик «Плавучей оперы» 1, дает явный аргумент в пользу того, что у человека нет причин продолжать жить. На основании этого аргумента он решает покончить с собой, и роман — это его рассказ о том, что произошло и почему он передумал. Основанием для самоубийства Эндрюса являются пять утверждений (стр. 238–243): 1. Ничто не имеет внутренней ценности. Вещи приобретают ценность только с точки зрения определенных целей. 2. Причины, по которым люди придают ценность вещам, всегда в конечном счете произвольны.То есть цели, с точки зрения которых вещи приобретают ценность, сами по себе в конечном итоге иррациональны. 3. Следовательно, не существует окончательной «причины» ценить что-либо, включая жизнь. 4. Жизнь — это действие в той или иной форме. Нет повода для действий ни в каком виде. 5. Таким образом, нет никакой «причины» для жизни. Но в романе самоубийства нет. Непосредственная причина этого — несчастный случай. Рабочий входит в камбуз катера, куда ушел Тодд, и выключает газ, прежде чем он сможет полностью подействовать. С этим прерыванием своего плана Тодд испытывает странный паралич воли, который заставляет его модифицировать свой нигилистический аргумент.«Дело было не в том, что я решил не говорить, а в том, что, осознавая каждой своей частью неоправданный характер действия и полностью подчиняясь действию своих рассуждений, я просто не мог открыть рот» ( стр.264). Его первоначальный вывод был неверным, поскольку, если действительно не было «окончательной причины для чего-либо ценить», это отсутствие оснований применимо и к самоубийству. Предложение 5 действительно следует читать: 5 ‘. Следовательно, нет никакой «причины» для жизни (или для самоубийства) (с. 270). Таким образом, моральный нигилизм — это позиция, согласно которой нет причин что-либо делать, и ее практическое следствие — инерционное бездействие.Поскольку один …

странствующих героев, преданных писателей — מכון ון ליר בירושלים

Нигилисты и нигилизм в русской литературе, 1862-1866 гг. Hakibbutz Hameuchad

Язык Еврейский Год публикации 2015 Серия Теория в контексте Серии Nihilander Русские литературные деятели, русскоязычные литературные деятели Nihilander 9324 , 1862–1866 предлагает всесторонний взгляд на литературный, философский и социальный дискурс в России 1860-х годов.В те годы нигилизм и нигилисты составляли главную литературную и социальную проблему, волновавшую писателей, литературоведов и читателей в России. Концепция нигилизма и его истоки в немецкой философии стали синонимом радикального скептицизма и недоумения метафизики. Распространение нигилизма в России породило новый поджанр европейского романа: нигилистический роман, в основе которого — молодой главный герой, отвергающий общепринятые взгляды во всех сферах жизни, включая религию, науку, политику и искусство.Эти литературные персонажи — такие как Базаров в романе « Отцы и дети», Ивана С. Тургенева, главные герои сериала «» Что делать? Николай Г. Чернышевский и Раскольников в Преступление и наказание Федора М. Достоевского — быстро стали иконами культуры. Через литературную критику нигилизм распространился из литературы в историческую реальность и даже оказал решающее влияние на распад социальной и политической систем. Таким образом, нигилизм в русской литературе является предметом не только для литературоведов, но и для исследования интеллектуальной и культурной истории России.

Д-р Рафи Циркин-Садан является научным сотрудником Израильского межуниверситетского академического партнерства по изучению России и Восточной Европы и Даат Маком — Израильского центра передовых исследований (I-CORE) по изучению культур местности. в еврейской современности. Его книга « Еврейская буква в Пушкинской библиотеке: творчество Я. Х. Бреннера и его связь с русской литературой и мыслью» [на иврите] была издана в 2013 году Институтом Бялика.

Нигилизм, русский язык — Философская энциклопедия Рутледжа

DOI

10.4324/9780415249126-E072-1

DOI: 10.4324 / 9780415249126-E072-1
Версия: v1, опубликовано в Интернете: 1998
Получено 1 июня 2021 г., с https://www.rep.routledge.com/articles/thematic/nihilism-russian/v-1


Краткое содержание статьи

Термин «нигилист», хотя он впервые был использован в русском языке еще в 1829 году, приобрел свое нынешнее значение только в романе Тургенева «Отцы и дети» (1862), где он применяется к центральному персонажу, Базарову.После этого нигилизм быстро стал предметом полемических дискуссий в журнальной прессе и в литературных произведениях. Нигилисты были поколением молодых радикальных интеллектуалов, не принадлежащих к дворянскому сословию, которые исповедовали радикальный материализм, позитивизм и сциентизм. Главными теоретиками русского нигилизма были Николай Чернышевский и Дмитрий Писарев, хотя их авторитет и влияние выходили далеко за рамки теории. Нигилизм был широким социальным и культурным движением, а также доктриной.

Русский нигилизм отрицал не нормативное значение мира или общий смысл человеческого существования, а, скорее, определенный социальный, политический и эстетический строй. Несмотря на свое название, русские нигилисты действительно придерживались убеждений — прежде всего в самих себе и в силу своей доктрины, способной вызвать социальные изменения. Однако расплывчатость их позитивных программ отличает нигилистов от последовавших за ними революционных социалистов. Русский нигилизм, пожалуй, лучше всего рассматривать как интеллектуальный пул периода 1855–1866 годов, из которого возникли более поздние радикальные движения; в нем был потенциал как якобинства, так и анархизма.

Цитирование этой статьи:
Ловелл, Стивен. Нигилизм, Русский, 1998, DOI: 10.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.