Низкий социальный статус: Низкий социальный статус: определение, примеры

Содержание

«Низкий социальный статус» определили на глаз // Верховный суд корректирует практику отказов банков в открытии счетов

Гражданская коллегия Верховного суда (ВС) указала, что нельзя произвольно отказывать клиенту в открытии счета. В деле это случилось с жителем Санкт-Петербурга. Сотрудница АО «Альфа-банк» отказал истцу, сославшись на ряд критериев, среди которых были «признаки низкого социального статуса» и опьянения. Так позволяют правила банка, разработанные в целях борьбы с отмыванием преступных доходов. Но это был субъективный вывод сотрудницы, а состояние опьянения клиента она не помнила. Гражданская коллегия отправила дело на пересмотр в первую инстанцию (см. решение).

Сотрудница «Альфа-банка» отказалась открыть счет Константину Шамко. Она сослалась на п. 5.2 ст. 7 Закона о противодействии легализации преступных доходов[1]. Эта норма дает банку право отказать в открытии счета, если есть подозрения, что цель клиента — операции по отмыванию преступных доходов или финансирование терроризма.

Примерные основания для отказа разработал Банк России[2]. Банки же сами вправе определять факторы, которые влияют на решение об отказе в открытии счета. Есть такие критерии и у «Альфа-банка». В определении ВС они перечислены подробно. Вот некоторых из них

  • клиент постоянно консультируется с третьими лицами в прямом разговоре или по телефону;
  • клиент пришёл в сопровождении третьих лиц, и все они «однотипны по своему составу»;
  • клиент не может пояснить, какой тарифный план ему нужен, а сразу после открытия счета хочет оформить доверенность третьим лицам;
  • клиент настаивает на повышенных пакетах услуг, но «потребности клиента не соответствуют выбираемому пакету»;
  • по внешнему виду «клиент находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, имеет признаки низкого социального статуса»;
  • при предоставлении сведений о месте работы клиент затрудняется представить адрес работодателя, а также «не представляет, чем занимается его компания».

По правилам «Альфа-банка» для отказа достаточно двух критериев. Сотрудница банка, которая отказала Константину Шамко, указала на три фактора. Во-первых, он не мог пояснить, какой тарифный план ему нужен, и не мог «внятно» объяснить цель открытия счета. Во-вторых, он настаивал на повышенном тарифе обслуживания, но сведения о работе давали подозрения считать, что постоянного источника дохода у него нет. Наконец, по мнению сотрудницы банка, Константин Шамко был пьян и имел признаки низкого социального статуса.

Суды поддержали банк и отметили также, что банк направлял истцу уведомление с предложением подтвердить финансовое состояние, а истец этого не сделал.

Гражданская коллегия с судами не согласилась (дело было рассмотрено 24 декабря). Сотрудница банка, отказавшая истцу, пояснила, что на низкий статус она указала «по собственному усмотрению». Состояния опьянения клиента она не помнила. Другие два критерия, по мнению ВС, носят взаимоисключающий характер. Получалось, что, с одной стороны, клиент просил повышенные тарифы обслуживания, а с другой — не мог пояснить, какой тариф ему нужен. Суды, считает ВС, не дали этому оценку.

Наконец, суды сослались на то, что банк может пересмотреть свой отказ. Но это не значит, что истцу в связи с этим надо было отказать.

Гражданская коллегия отменила решения нижестоящих судов и отправила дело на пересмотр в первую инстанцию. Решение по этому делу, возможно, подтолкнет банки к более тщательному обоснованию отказов в открытии счетов по «антиотмывочным» причинам.

 

[1]  Федеральный закон от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма».

[2] Положение Банка России от 2 марта 2012 года № 375-П «О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма».

Социальный статус влияет на активность мозга

Автор фото, na

Подпись к фото,

Свадьбы предоставляют прекрасные возможности для сравнения социального статуса

Наш мозг реагирует на окружающих нас людей по-разному в зависимости от их социального статуса.

К такому выводу пришли авторы статьи, опубликованной в научном журнале Current Biology, в которой утверждается, что люди, считающие себя обладающими высоким социальным статусом, демонстрируют более высокую активность мозговой деятельности при общении с людьми равного им статуса.

Исследователи отмечают, что эта активность была обусловлена тем, как испытуемые воспринимали свое социальное положение.

Известны исследования поведения других приматов, которые показали, что шимпанзе, например, меняют поведение в зависимости от того, как они воспринимают статус другой особи в популяции или социальной группе.

23 участника исследования, которые обладали различным социальным статусом, получали информацию о людях с более высоким и более низким статусом.

В ходе экспериментов активность мозговой деятельность измерялась с помощью сканирования головного мозга методом функционального магнитного резонанса (fMRI) в вентральном стриатуме, одном из важнейших отделов мозга.

Испытуемые, которые рассматривали себя в качестве обладающих субъективно более высоким социо-экономическим статусом, проявляли более высокую мозговую активность при общении с другими лицами со столь же высоким статусом. Испытуемые с более низким статусом реагировали схожим образом на общение с людьми с таким же статусом.

Первые впечатления

Доктор Каролайн Зинк из Национального института психического здоровья США, которая руководила исследованием, говорит: «То, как мы взаимодействуем с другими людьми, часто определяется их социальным статусом относительно нашего собственного, и поэтому любая информация о социальном статусе имеет для нас такой вес».

По ее словам, социо-экономический статус основан не исключительно на богатстве, но включает такие факторы, как достижения и привычки.

Лондонский психолог доктор Джейн Маккартни, член Британского психологического общества, считает, что первая оценка, даваемая окружающим, имеет огромное значение для всех людей, и это касается статуса, внешнего вида и состоятельности.

«Мы все постоянно принимаем решения о том, каким статусом обладает новый для нас человек и что надо сделать, чтобы дать ему понять, что вы обладаете равным ему или более высоким статусом, а также о том, какую роль такой человек может сыграть в нашей жизни», — говорит психолог.

«Думаю, что в пятницу в Вестминстерском аббатстве такие решения будут приниматься направо и налево», — добавляет она.

Как социальное положение семьи программирует образование ребенка – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

В семьях с высоким профессиональным и образовательным статусом шансы детей поступить престижный вуз вдвое выше, чем для их сверстников из малоресурсных семей, подсчитали исследователи ВШЭ. «Привилегированные» подростки выигрывают за счет сильных семейных установок на хорошее образование, родительских вложений в их учебу и связанной с этим высокой успеваемости. А учащиеся из малообразованных семей даже при неплохих оценках не рискуют поступать в престижный вуз.

Семейное проклятие

Социально-экономическое положение (СЭП) родителей — уровень их образования, доходов и культурных запросов — остается главным предиктором образовательной траектории ребенка. Семья во многом предопределяет школьные достижения и стремление (или нежелание) подростка продолжать обучение в старших классах, а затем в вузе.

Причем семейный бэкграунд часто действует как ограничитель. Дети вынужденно повторяют путь родителей, что сокращает для них шансы повысить свой социальный статус.

Как показали в исследовании с участием около 2000 респондентов сотрудники Института образования ВШЭ Татьяна Хавенсон и Татьяна Чиркина, дети малообразованных и небогатых родителей часто следуют семейной колее и не идут учиться в хороший вуз, даже если неплохо закончили школу.

И наоборот, выходцы из «ресурсных» семей нацелены на поступление в селективные (престижные и качественные) университеты, даже невзирая на проблемы с успеваемостью.

По подсчетам Хавенсон и Чиркиной, у подростков из семей с высоким СЭП — двойное преимущество перед ровесниками из простых семей. Они в полтора-два раза чаще переходят в старшие классы школы и продолжают образование в селективном вузе, выяснили исследователи в лонгитюде «Траектории в образовании и профессии».

Два витка семейного влияния

Социально-экономическое положение семьи связано с образовательной траекторией учащегося дважды, в том числе через семейные ориентиры и установки.

Первичный эффект состоит в том, что ученики из ресурсных семей за счет родительских установок и инвестиций (денег, времени, сил) в их образование учатся лучше и имеют больше шансов продолжить обучение в вузе.

Также читайте

Вторичные эффекты — это прямое влияние СЭП на образовательный выбор учащегося: в пользу вуза или среднего профессионального образования — колледжа/техникума. Так, исследования в разных странах (например, в США, Австралии и Великобритании) показали, что образованные и состоятельные семьи мотивируют детей к продолжению учебы в хорошем вузе.

Такая же ситуация и в России. И если у таких учеников есть проблемы с успеваемостью, они решаются с помощью репетиторов.

«Первичные и вторичные эффекты предотвращают переход учащихся из более обеспеченных семей в профессиональное образование», — поясняют исследователи.

А для подростков с низким СЭП эти эффекты суживают образовательный выбор и, по сути, блокируют социальный лифт. И даже если учащиеся из малообеспеченных семей учатся хорошо, многие из них не продолжают образование в вузе, а уходят в систему среднего профессионального образования. Либо же идут во второразрядные университеты.

Остановленный лифт

На деле доступ к хорошему образованию для разных социальных групп в последние десятилетия расширился. Когорта нынешних старшеклассников довольно малочисленна (это эхо демографического провала начала 2000-х), а мест в старшей школе и университетах достаточно.

«При таком соотношении спроса и предложения можно ожидать, что более открытый доступ к образовательным ступеням создаст возможности для меритократичной системы, когда выбор той или иной траектории обусловлен достижениями, а не социальным положением», — отмечают исследователи. Но нет. Семейный бэкграунд все еще фатален и нередко даже перекрывает фактор успеваемости.

Исследователи выяснили, на каких этапах образования и как работают первичные и вторичные эффекты семейного бэкграунда. Референтной группой стали учащиеся из семей с низким СЭП.

Социально-экономическое положение семьи (низкое, среднее и высокое) определялось комбинацией трех переменных: числа книг дома (до 25, от 26 до 100, свыше 100; это индикатор культурных запросов), уровня образования матери (полное среднее, среднее профессиональное, высшее) и профессионального статуса родителей (с учетом индекса престижности профессии).

Двойное преимущество

При переходе учащихся в 10-й класс ощутимо проявляются первичные эффекты. Дети из более благополучных семей чаще идут в старшую школу благодаря высокой успеваемости. Это действует при сравнении как выходцев из семей с высоким и низким СЭП, так и из семей со средним и низким социально-экономическим положением.

Вторичные эффекты работают, когда в качестве главных индикаторов СЭП рассматривается профессиональный статус родителей и число книг. Среднее социально-экономическое положение семьи почти в полтора раза увеличивает вероятность перехода ученика в старшую школу, а не в колледж, по сравнению с референтной группой. А учащиеся с высоким СЭП имеют вдвое больше шансов перейти в старшие классы (относительно сверстников из бедных семей).

На следующем этапе, при выборе между средним профессиональным и высшим образованием, различия в первичных эффектах сказываются прежде всего для «полярных» групп — с низким и высоким СЭП. У привилегированных групп шансы продолжить образование в вузе в полтора раза выше.

Вторичный эффект семейного бэкграунда тоже значим для разных социальных групп. «При одинаковой успеваемости культурные, образовательные и социально-экономические ресурсы семьи играют значимую роль, повышая шансы учащихся из семей, где таких ресурсов много, поступить в университет», — подчеркивают исследователи.

В ситуации с выбором вуза ярче проявляются вторичные эффекты. 

Группа со средним социально-экономическим положением имеет в полтора раза больше шансов поступить в престижный вуз. А высокоресурсная группа и вовсе имеет двойное преимущество перед ровесниками с низким положением.

Неиспользованные шансы и воспроизводство неравенства

Учащиеся из простых семей, по сути, не имеют преимуществ, кроме успеваемости, однако и ею часто не пользуются. Ее, по-видимому, перекрывает семейный бэкграунд и установки — например, пойти в техникум или колледж, чтобы скорее получить профессию и работать.

В итоге подростки из семей со средним СЭП чаще переходят в старшие классы по сравнению с малообеспеченными ровесниками.

Также читайте

Для детей богатых родителей даже выбора, идти ли в старшую школу, по сути, нет. Почти все они переходят в 10-й класс. По мнению исследователей, здесь действуют разные механизмы: атмосфера в семье, мотивирующая к учебе, ценности и установки.

Напротив, для выходцев из семей с низким социальным положением 9-й класс оказывается рубежом. Представители этой группы чаще других завершают школьное образование на этом этапе и переходят в техникумы. По-видимому, они часто не верят в свои возможности или просто мало знают о них, а в результате не продолжают образование.

«Несмотря на достаточное количество мест в 10-х классах и отсутствие вступительных испытаний, даже хорошо успевающие школьники с низким уровнем образовательного, культурного и экономического капитала в семье выбирают менее престижную траекторию профессионального образования», — пишут исследователи.

При этом вторичные эффекты — прямое влияние положения семьи на образовательный выбор — резонируют с первичными и усиливают то неравенство, которое накопилось за счет различий в успеваемости.

Истоки преимуществ и ошибок

После 11-го класса действие первичных и вторичных эффектов различается. Ученики со средним СЭП не получают преимуществ при поступлении в вуз за счет действия эффектов семьи и учета успеваемости. Отчасти это объясняется тем, что есть невзыскательные университеты, которые принимают абитуриентов с невысокими результатами ЕГЭ.

Кроме того, группы со средним и низким положением находятся примерно на одном уровне успеваемости, что также уравнивает их шансы при выборе вуза.

А вот для детей ресурсных родителей первичные эффекты по-прежнему актуальны. Их семьи готовы вкладываться в повышение успеваемости. То есть задействовать социальные, культурные и экономические ресурсы, нанимая репетиторов и стараясь вовлечь школьников в учебу. Не удивительно, что выходцы из таких семей после школы чаще поступают в селективные университеты.

Вторичные эффекты дают преимущества группам со средним и высоким СЭП. Два главных механизма, помогающих им использовать свои бонусы при поступлении в вуз, — это:

  готовность их семей нести повышенные расходы, которых требует учеба в вузе;

  родительский опыт обучения в университете, понимание ценности высшего образования, особенно полученного в хороших вузах.

И наоборот, родители учащихся с низким СЭП часто не имеют опыта учебы в вузе и придают ему меньше значения.

По сути, сами семьи нередко останавливают для детей социальный лифт, занижают их возможности. Подростки не получают моральной поддержки в своем выборе продолжения образования, недооценивают собственные возможности — и даже не пытаются поступить в селективный университет.

Зачастую это связано с банальной нехваткой информации — о разнице между вузами и о перспективах на рынке труда после окончания разных университетов. Есть и другой мотив: избегать рисков и выбирать университет, в который гарантированно поступишь. Альтернативный путь — обходной: поступление сначала в колледж, затем в вуз, минуя ЕГЭ.

В поисках меритократии

Таким образом, успеваемость лишь частично предопределяет образовательный выбор. Весомее оказываются ресурсы и установки семьи. Для учащихся со средним и высоким СЭП низкая или средняя успеваемость — сигнал обратиться к репетиторам, а не уходить из школы после 9-го класса.

Напротив, для подростков из малообеспеченных семей низкие оценки — стимул к переходу в колледж. Но и высокая успеваемость не гарантирует выбора в пользу университета. Слишком сильны «ценности семей, настроенных на повторение родительской образовательной траектории», заключают исследователи.

Поэтому, чтобы запустить социальный лифт для детей малоресурсных родителей, одних только мер для повышения качества образования и успеваемости недостаточно, подчеркивает Татьяна Хавенсон. «Надо еще работать с субъективными причинами в семьях с низким СЭП: нехваткой информации, личными установками на избегание учебы в вузах, особенно селективных, то есть со всем потенциальным пулом причин, заключенных во вторичных эффектах», — поясняет исследователь.

Нужно устранять «необразовательные причины, препятствующие выбору академических (школа — вуз) траекторий». Например, рассказывать учащимся об особенностях получения того или иного уровня образования и о возможностях продолжения учебы после окончания школы. Стоит помогать подросткам в определении мотивации и склонностей. «Результатом таких мер может быть более эффективная реализация человеческого капитала у учащихся с бóльшим академическим потенциалом», — пишут исследователи.

Есть и резильентные школы, которые работают со сложным контингентом, но помогают самым разным учащимся добиваться высоких результатов — за счет дополнительных занятий, повышения мотивации и пр.

Также читайте

Стоит работать и со школами, которые зачастую предвзято относятся к детям из семей с низким СЭП. «В другом исследовании мы показали, что учителя и руководство школ воспринимают низкий уровень образования родителей, низкий культурный уровень, а также занятость в низкоквалифицированном секторе как сигнал о низких образовательных возможностях и притязаниях, — комментирует Татьяна Хавенсон. — Они более пессимистично настроены по отношению к детям из семей с низким уровнем образования и занятых в рабочих профессиях и не ориентируют их на получение высшего образования. Во многом считая, что таким детям оно и не надо, они его и не хотят, и не могут получить».

По сути, школы, работающие с такими подростками, нацеливают их на завершение образования после 9-го класса. «Это может быть не оправдано, но у семей без опыта обучения в вузе нет понимания необходимости решать самостоятельно, они плывут по течению», — говорит исследователь. Тем не менее, опыт тех же резильентных школ и других школ с установками «высшее образование никогда не будет лишним» показывает, что «эффективная работа по продвижению учеников к получению высшего образования может вестись независимо от контингента школы».

Есть и третья группа факторов — условно объективных: это территориальное неравенство. Ученики из семей с низким социальным статусом чаще проживают в селах и небольших населенных пунктах. Это делает высокоселективные вузы труднодоступными для этой категории абитуриентов. «Тут нужны серьезные меры государственной поддержки и таких подростков, и инфраструктуры вузов», — заключают авторы статьи.
IQ

 

Авторы исследования:

Татьяна Хавенсон, научный сотрудник Лаборатории инноваций в образовании Института образования НИУ ВШЭ Татьяна Чиркина, младший научный сотрудник Международной лаборатории оценки практик и инноваций в образовании Института образования НИУ ВШЭ
Подпишись на IQ.HSE

перевод на английский, синонимы, антонимы, примеры предложений, значение, словосочетания

Вечные викарии, как правило, имели более низкий социальный статус и часто получали весьма скудное вознаграждение. Perpetual curates tended to have a lower social status, and were often quite poorly remunerated.
Женщины в целом имеют более низкий социальный статус, чем мужчины. Women are subjected to an overall lower social status than men.
В общественном мнении бастарды имели крайне низкий социальный статус. In public opinion, bastards had extremely low social standing.
В исследовании, посвященном женщинам-индийским секс-работникам, неграмотность и более низкий социальный статус были более распространены, чем среди общего женского населения. In a study of female Indian sex workers, illiteracy and lower social status were more prevalent than among the general female population.
Другие результаты
У меня не было ни одного примера для подражания. I had no role models, absolutely none.
Ни он, ни я не обсуждали друг с другом свои проблемы. Neither one of us had ever talked to the other about our struggles.
Этот проект считается уникальным — ни одна другая страна в мире не прослеживала жизнь поколений детей столь детально. This whole project has become unique — so, no other country in the world is tracking generations of children in quite this detail.
Там не было ни проволочного ограждения, ни забора, ни знака о пересечении границы, но перебежчики из Северной Кореи использовали это место для побега из страны. There was no wire fence or bars or sign to show that it is the border, but this is a place that a lot of North Korean defectors use as an escape route.
Благодаря дополненной реальности уже сейчас можно создать для себя ощущение работы в офисе, где бы вы ни были. Augmented reality already today allows you to take your office environment everywhere with you.
В каком-то смысле, кажется, что мы всегда вместе, где бы мы ни были. In a way, that makes you think like we are connected no matter where we are.
И хотя ни один из роботов не делает ничего идеально, правила таковы, что мы можем заставить коллектив достигнуть цели надёжно и вместе. And even though no robot is doing anything perfectly, the rules are such that we can get the collective to do its goal robustly together.
Я помнил, что часто видел туманы в Юнгае, поэтому после размещения датчиков в местах, где, как я помнил, никогда не было ни туманов, ни облаков, я обнаружил четыре других места, более засушливых, нежели Юнгай, как например, Мария-Елена Саус — по-настоящему самое сухое место на Земле, такое же сухое, как Марс, расположенное всего в 15 минутах езды от небольшого шахтёрского городка, где я родился. So I remembered that I usually see fogs in Yungay, so after setting sensors in a number of places, where I remember never seeing fogs or clouds, I reported four other sites much drier than Yungay, with this one, María Elena South, being the truly driest place on Earth, as dry as Mars, and amazingly, just a 15-minute ride from the small mining town where I was born.
Поэтому вот вопрос: как что-то, что ни до чего не касается, знает, где оно? So the question is: How does something that is not touching anything know where it is?
И через 170 километров достигаем центра Берлина, не используя ни капли сгораемого топлива, передвигаясь исключительно при помощи потоков ветра. And we can get to 105 miles from the center of Berlin without burning a single drop of fuel, being transported only by wind currents.
К сожалению, ни один из современных ИИ, включая Watson, Siri и Todai Robot, не умеет читать. Unfortunately, none of the modern AIs, including Watson, Siri and Todai Robot, is able to read.
Каковы бы ни были причины, нам нужен новый путь, и Афробубльгум — один из подходов к этому. Whatever the reason, we need a new way, and AfroBubbleGum is one approach.
Когда мы спросили людей, купят ли они такой автомобиль, они ответили: «Ни за что». When we asked people whether they would purchase such cars, they said, Absolutely not.
Они хотят купить машину, которая их защитит, что бы ни случилось, при этом пусть другие покупают машины, минимизирующие вред. They would like to buy cars that protect them at all costs, but they want everybody else to buy cars that minimize harm.
Они автоматизируют статус-кво. They automate the status quo.
Что бы мы ни делали, ритм никуда не девается, остаются и темп, и биение сердца, но потом я ушла, поступила в вуз, и вдруг всё исчезло. No matter what you do, the rhythms are still there: the tempo and the heartbeat until I left, and I went to college and everything disappeared.
На своей обычной работе, чем бы вы ни занимались, выделите время, чтобы установить справедливость. But in your professional lives, whatever you do, take time out to just do some justice.
И это чувство ни с чем несравнимо. And there was nothing like that feeling.
Ещё несколько лет назад ни один учёный не сказал бы вам, какие букашки и микробы живут в вашем доме — в месте, которое вы знаете как свои пять пальцев. As of a few years ago, no scientist could tell you what bugs or microorganisms live in your home — your home, the place you know better than anywhere else.
И тот астроном — я брал у него интервью — объяснил, что должно было произойти и как на это смотреть, но он отметил, что каким бы интересным частичное солнечное затмение ни казалось, более редкое полное затмение — абсолютно другое явление. And the astronomer — I interviewed him, and he explained what was going to happen and how to view it, but he emphasized that, as interesting as a partial solar eclipse is, a much rarer total solar eclipse is completely different.
Все эти предрассудки заставляют нас бороться друг с другом для поддержания статус-кво, как механики в США конкурируют с механиками в Мексике, вместо того, чтобы совместно добиться роста зарплаты. All these prejudices pit us against each other to maintain the status quo, like auto workers in the US competing against auto workers in Mexico instead of organizing for better wages.
Это идея, что возраст повышает статус мужчин и обесценивает женщин. The notion that aging enhances men and devalues women.
Ни радиации, ни сложного оборудования, просто анализ крови. No radiation, no complicated equipment — a simple blood test.
Не слишком хорошая идея сказать: «Не беспокойтесь, здесь всё такое мелкое, что мне всё равно не разглядеть», если случайно забредёте в мужской туалет одного из крупнейших стадионов в мире или где бы то ни было. It is not a great idea to say, Don’t worry, everything in here is too small for me to see when you accidentally walk into the men’s room at one of the world’s largest sporting arenas or anywhere.
И в довольно передовом ключе — Мэдисон всегда был склонен к новаторству, о чём бы он ни думал — он сказал, что пресса поддержала федералистов, потому что все рекламодатели были федералистами, ведь они торговали на побережьях, которые получали свои капиталы из Великобритании, с которой федералисты были заодно. And in a rather innovative view — Madison never failed to innovate when he thought about anything — he said the reason that the press was so pro-Federalist is that the advertisers were all Federalists, because they were traders on the coasts who got their capital from Britain, which Federalism was in bed with.
Они сказали: «У нас миллионная выборка, и мы не видим признаков того, что кто-то хотел бы купить смартфон, а у вас всего 100 наблюдений, — какими бы пёстрыми они ни были, — слишком мало, чтобы принимать их всерьёз». They said, We have millions of data points, and we don’t see any indicators of anyone wanting to buy a smartphone, and your data set of 100, as diverse as it is, is too weak for us to even take seriously.
Всё, что у вас есть — потоки электрических импульсов, которые лишь косвенно связаны с тем, что происходит в мире, что бы то ни было. All you’ve got to go on is streams of electrical impulses which are only indirectly related to things in the world, whatever they may be.
Далее, осознание своего «я» нельзя свести к программному коду и загрузить его в робота, каким бы умным и продвинутым он ни был. Second: what it means to be me cannot be reduced to or uploaded to a software program running on a robot, however smart or sophisticated.
Но куда бы я ни пошла, кажется, что облака следуют за мной. But clouds seem to follow me wherever I go.
Этот процесс не прекращается ни на минуту, и существенно влияет на изменение всего ландшафта Земли. And this process is ongoing all the time, and it has huge effects on how the landscape works.
Даже если я предельно точно описываю событие с двух разных точек зрения — демократов и республиканцев, либералов и консерваторов, правительства и оппозиции, в итоге ни я, ни вы не можете точно знать, что из сказанного правда. Even if I’m unequivocally scrupulous, and I present both sides of a news item — the Democratic and the Republican, the liberal and the conservative, the government’s and the opposition’s — in the end, I have no guarantee, nor are any of us guaranteed that we’ll know what’s true and what’s not true.
На самом деле каждый раз, когда мы протягиваем руку дружбы кому-то непохожему на нас, чей статус, или убеждения, или цвет кожи отличаются от наших, мы залечиваем одну из ран нашего больного мира. And actually, every time we hold out the hand of friendship to somebody not like us, whose class or creed or color are different from ours, we heal one of the fractures of our wounded world.
Не было ни магазинов, ни улиц, ни школ. There were no stores, no streets, no schools.
Со спины я не казалась ни тем, ни другим. From behind, I didn’t appear to be either to her.
Во времена острого расового и социального напряжения благодаря этому движению и другим, подобным ему, мы можем преодолеть границы существующего статус-кво. In a time of racial and social tension, embracing this movement and others like this help us to rise above the confines of the status quo.
Когда Арнольд получил счёт за медицинскую страховку, он был шокирован и напуган, поскольку дополнительные платы взлетели до небес, и ни он, ни его семья не могли себе позволить такие суммы. When Arnold received his health insurance bill, he was shocked and scared to see that his premiums had gone through the roof, beyond anything he or his family could ever afford.
А где-то участок на кладбище вообще нельзя купить ни за какие деньги. In some places, you can’t buy a plot no matter how much money you have.
Как будто мы сами создали и приняли даже в смерти тот статус-кво, который разделяет нас и природу настолько, насколько это вообще возможно. It’s like we’ve created, accepted and death-denied our way into a status quo that puts as much distance between ourselves and nature as is humanly possible.
Часто мы не думаем об ужасной плате за поддержание статус-кво, о цене бездействия. What we don’t often consider is the atrocious cost of the status quo — not changing anything.
Иван не удерживал взгляда, забывал слова, которые уже говорил, не откликался ни на своё имя, ни на наши просьбы о чём-либо, как будто слова были шумом. Ivan would not maintain eye contact, he had lost the words that he did know, and he didn’t respond to his name or to anything we asked him, as if words were noise.
Она жила в изолированной лесной общине, которая сотни лет обходилась без медицинской помощи, пока в прошлом году медсестра не обучила членов общины, дав им статус медработников. She lived in an isolated community in the forest that had gone for 100 years without any health care until last year when a nurse trained her neighbors to become community health workers.
Мы споём ещё одну через несколько минут, а сейчас мы хотим ответить на вопрос, который нам всё время задают, но мы ни разу не смогли дать вразумительного ответа; вопрос звучит так: как вам в голову приходят подобные идеи? So we will play along with another one of those in a few minutes, but in the meantime, we want to address this question that we get asked all the time but we’ve really never come up with an adequate answer for it, and that is, how do we think of those ideas?
Думаю, особенно в последние несколько лет стало совершенно очевидно, что мы не можем держаться за статус-кво — нам нужны новые концепции. And I think that especially in the past few years, it has become abundantly clear that we cannot stick to the status quo — that we need new ideas.
Стареющая кинозвезда, пытающаяся разобраться с новшествами вокруг себя, но не уверенная в том, что хорошо с этим справляется, и пытающаяся найти способ продолжать сиять, несмотря ни на что. It’s an aging movie star, grappling with all the newness around itself, wondering whether it got it right in the first place, and still trying to find a way to keep on shining regardless.
Как вы заметили, никто не имел ни малейшего понятия, что происходит, кроме меня, но мне было наплевать, потому что весь мир и всё человечество казались такими же потерянными, как и я. Like you notice, nobody could make any sense of what was happening except me, and I didn’t give a damn, really, because the whole world, and whole humanity, seemed as confused and lost as I was.
Жители этой древней страны окружили меня своей бесконечной любовью, и я научился у них, что ни власть, ни бедность не сделают жизнь более чудесной или менее тяжёлой. The people of this ancient land embraced me in their limitless love, and I’ve learned from these people that neither power nor poverty can make your life more magical or less tortuous.
Простите, но я не вербуюсь ни под каким флагом, любая мечта стоит больше, чем просто клочок ткани. Forgive me for not enlisting under any flag, any daydream is worth more than a sad piece of cloth.
И так как организаторы концерта меня знали, они также знали, что я одержим децимой и что куда бы ни шёл, всюду спрашиваю про неё и стремлюсь услышать её мастеров. And since the concert promoters know me, they knew I was a Décima freak and that everywhere I go I ask about it, insisting on hearing Décima artists.
Но когда был назначен курс химиотерапии, я пришла в ужас, так как понимала, что на моем теле не останется ни одного волоска, потому что тот курс химиотерапии не оставлял другого выбора. But then my chemo was scheduled to begin and that terrified me because I knew that I was going to lose every single hair on my body because of the kind of chemo that I was going to have.
Работая медбратом в Аппалачах, Джейсон приходит на помощь туда, куда не доберётся ни одна скорая. As a nurse in the Appalachian mountains, Jason goes places that an ambulance can’t even get to.
Лишь немногие привели примеры известных причин психической болезни, таких как наследственность, социоэкономический статус, война, конфликты, потеря близких людей. But few cited other known causes of mental illness, like genetics, socioeconomic status, war, conflict or the loss of a loved one.
И для этой сети нет ни шифрования, ни брандмауэра, ни двухфакторной аутентификации, ни сложных паролей для вашей защиты. And for this network, there’s no encryption, there’s no firewall, no two-factor authentication, no password complex enough to protect you.
Со времён окончания Второй мировой войны ни в одном военном трибунале преступники всех национальностей никогда не отрицали случившегося. In not one war crimes trial since the end of World War II has a perpetrator of any nationality ever said, It didn’t happen.
А евреи, что бы там с ними ни случилось, в общем-то это как бы заслужили. And the Jews, whatever happened to them, they sort of deserved it.
Что бы они ни утверждали, у них нет доказательств. What they claim — they don’t have the evidence to prove it.
Когда кто-то выступает с возмутительным заявлением, каким бы высокопоставленным ни было это лицо в стране или даже мире, мы должны ответить: Где доказательства? When someone makes an outrageous claim, even though they may hold one of the highest offices in the land, if not the world — we must say to them, Where’s the proof?

Вадим Волков: Российские суды ценят статус подсудимых

В 1928 г. американский социолог Торстейн Селлин опубликовал исследование, в котором сравнил долю приговоров к тюремному сроку, условных наказаний и оправданий для белого и черного населения страны. Оказалось, что чернокожие получали тюремный срок в 14 раз чаще, чем белые. Суды оправдывали белых почти в 2 раза чаще, чем чернокожих (31% против 18%). Селлин первым поставил под сомнение тезис о более высокой природной склонности чернокожих к преступному поведению и обратил внимание на их дискриминацию со стороны полицейских и судей, набранных исключительно из белого большинства. Эта работа положила начало традиции исследования расовых уклонов в криминальной юстиции, оказавшей сильнейшее влияние на реформу американской судебной системы и движение за равные права.

Затем ученые начали изучать и различия в тяжести наказания, вызванные разным социально-экономическим статусом подсудимых. В 1962 г. Хьюго Бедо впервые сравнил социальный статус приговоренных к смертной казни за 50 лет в штатах Нью-Джерси и Орегоне. Он показал, что людей с низким статусом – рабочих физического труда – диспропорционально больше среди приговоренных, чем квалифицированных работников или служащих. Подобные исследования легли в основу марксистской криминологии, основным постулатом которой стало положение о том, что криминальная юстиция дискриминирует людей с низким социально-экономическим статусом и служит инструментом подавления низов со стороны правящего класса.

В СССР и России исследования статусных, классовых или каких-либо других уклонов не проводились. Между тем именно они являются во всем мире ключевым источником экспертизы для приведения судебной системы в соответствие с принципами равенства перед законом.

Институт проблем правоприменения провел первичный анализ статусных уклонов в российских судах, создав базу данных, содержащую около 1,5 млн судебных решений по всем уголовным делам страны за 2009 г. и первую половину 2010 г. Стандартные учетные карточки, на основе которых была создана база, были предварительно собраны судебным департаментом. Среди прочего они содержат информацию о социальном и профессиональном статусе подсудимых. Это позволяет сравнить результаты судебных рассмотрений в отношении нескольких статусных групп, которые в сумме составляют основную массу подсудимых.

Подавляющее большинство подсудимых – 84% – лица с низким социальным статусом. Это маргинальные слои населения (лица без работы, определенных занятий или с незаконченным средним образованием), их 64%, и рабочие, их 20%. Преобладание лиц с низким социальным статусом среди подсудимых объясняется не только тем, что они чаще прибегают к противоправным действиям для достижения своих целей, но и тем, что у них нет ресурсов, чтобы избежать уголовного преследования на более ранней стадии. Студентов и представителей среднего класса на порядок меньше (2 и 5%), а группы с высоким статусом – представители бизнеса (владельцы и топ-менеджеры), чиновники и сотрудники правоохранительных органов – составляют лишь единицы процентов от подсудимых (см. таблицу), хотя в абсолютных цифрах это десятки тысяч человек.

Как судят представителей этих групп? Равны ли у них шансы перед законом? Анализ выявил сильные статусные уклоны. Они соответствуют социальному расслоению общества, но есть и некоторые аномалии.

Описательная статистика говорит о том, что у групп с низким статусом нет шансов на оправдательный приговор в суде. Доля оправданий по публичному и частно-публичному обвинениям, по которым и даются реальные сроки, составляет 0,18%. У рабочих это 0,2%. У сотрудников правоохранительных органов доля оправданий в 25 раз выше по той же категории преступлений и составляет 5,1%, а у чиновников – в 16 раз выше, 3,2%. Значительно выше она и у бизнесменов (2,5%), и эти три категории разительно отличаются от остальных, включая средний класс (0,5%). В частном обвинении (нетяжкие преступления, суд без участия прокурора) оправданий в принципе на порядок выше. Здесь разница между высоким и низким социальным статусом составляет 2–3 раза.

Эти различия можно выразить и по-другому. В 2009 г. по статьям публичного и частно-публичного обвинения перед судами предстало 873 693 человека, из которых было оправдано 2708 человек, или 0,3%. Так вот из этих оправданных на правоохранителей, чиновников и бизнесменов приходится 31%, а в общей массе подсудимых по этим статьям они составляют 5,7%.

Юрист, однако, может возразить. Статусные группы неравномерно распределены по насильственным, имущественным, беловоротничковым, наркотическим и другим статьям, а по ним имеет место разное правоприменение. К тому же каждый случай индивидуален, и есть различия по полу, возрасту, прошлым судимостям, наличию иждивенцев и другим обстоятельствам, влияющим на приговор. Где гарантия, что именно социальный статус дает такие различия?

Для того чтобы измерить влияние статуса на исход дела или размер наказания, существуют более сложные методы (регрессии), позволяющие создавать ситуацию при прочих равных и контролировать влияние других легальных и экстралегальных факторов. Расчеты показывают, что статус сотрудника правоохранительных органов на 3% повышает вероятность оправдания. По статьям частного обвинения эффект правоохранителя выражен еще сильнее: шансы на оправдание вырастут на 18%. И что самое показательное, правоохранитель имеет преимущество в 8% по тяжким статьям. Статус чиновника и бизнесмена тоже значим и дает преимущества, а для рабочего и маргинала ситуация обратная.

Дискриминация маргинального большинства проявляется и в доле условных приговоров к лишению свободы, здесь его шансы ниже на 15–17%, а статус чиновника, наоборот, предсказывает на 6–10% более высокую вероятность условного приговора в зависимости от категории преступления. На правоохранителей эта привилегия не распространяется.

В исследованиях судебных уклонов особое внимание уделяется влиянию социально-экономического (или расового) статуса на тяжесть наказания. Стандартная модель критической криминологии предсказывает более мягкие приговоры для групп с более высоким статусом и более жесткие – для низов, что толкуется как проявление классового характера государства и признак конфликта.

Эта модель подходит и для современной России, но с одним существенным различием. Представители бизнеса, которых не отнесешь к низшим слоям, получают более суровое наказание. По той же статье, в том же регионе и схожих юридических обстоятельствах правоохранители получат в среднем на три месяца меньший срок, а по ст. 159 «Мошенничество» – на полгода меньше. По той же статье чиновник получит меньше на четыре месяца. Маргинальные преступники предсказуемо получат на 4–5 месяцев больше по всем категориям. Необычно то, что представители бизнеса при прочих равных получат в среднем на месяц больший срок и на три месяца больше по ст. 159.

Это симптом продолжающегося конфликта государства с бизнесом. Бизнесмены имеют ресурсы, чтобы отстоять свои интересы в суде и добиться оправдания. Но если они получают реальный срок, то подвергаются более сильным уголовным репрессиям, сравнимым с маргинальным социальным слоем. При этом сотрудники правоохранительных органов, про которых нельзя однозначно сказать, что их социальный статус в обществе высок, тем не менее получают в судах привилегии, свойственные правящему слою.

И напоследок хорошая новость про уклоны. Российские суды проявляют некоторый гуманизм по отношению к студентам. При прочих равных их шансы на условный приговор выше на 15–25%. По насильственным преступлениям средней тяжести студент получит на полгода меньший срок, а по тяжким – меньше на четыре месяца. Судьи готовы дать им второй шанс.

low social status — Russian translation – Linguee

Unfortunately, there are many barriers to putting competent

[…] instructors in classrooms, including low pay, low social status, heavy workloads, huge class size and lack of […]

professional development.

unesdoc.unesco.org

К сожалению,

[…] этому препятствует много факторов, включая низкие оклады, низкий социальный статус, большую рабочую нагрузку, переполненные […]

классы и отсутствие

[…]

возможностей профессионального роста.

unesdoc.unesco.org

Women in servile marriage lack adequate protection in the

[…]

light of their specific vulnerabilities

[…] arising from their gender, low social status and their age (if they are girls).

daccess-ods.un.org

Женщины, состоящие в подневольном браке, не пользуются надлежащей

[…]

защитой ввиду своей

[…] особой уязвимости, связанной с их полом, низким социальным статусом и возрастом […]

(если речь идет о девочках).

daccess-ods.un.org

Long-term isolation from the family often

[…]

leads to sexual relations

[…] with casual partners, and the low social status of migrant workers in host countries […]

severely restricts

[…]

their choice of sexual partners.

unwomen-eeca.org

Долговременное пребывание в

[…]

отрыве от семьи нередко

[…] приводит к связям со случайными половыми партнерами, а низкий социальный статус трудовых […]

мигрантов в странах

[…]

приема резко сужает для них возможности выбора сексуальных партнеров.

unwomen-eeca.org

Women in Papua New Guinea have a very low social status, which places them at very high risk […]

of abuse in the domestic and public spheres.

daccess-ods.un.org

Женщины в Папуа-Новой Гвинее имеют очень низкий социальный статус, в результате чего им грозит […]

весьма высокая опасность жестокого

[…]

обращения в бытовой и государственной сферах жизни.

daccess-ods.un.org

In addition, low social status of migrant workers in host countries significantly narrows […]

their choice of sexual partners.

unwomen-eeca.org

Кроме того, низкий социальный статус трудовых мигрантов в странах приема резко сужает для […]

них возможности выбора сексуальных партнеров.

unwomen-eeca.org

It is essential that national governments further develop such education policies linked to a broader development framework to reach all children, youth and adults,

[…]

regardless of age, nationality, race, gender,

[…] ethnicity, disability, religion, low social status and other markers of disadvantage.

unesdoc.unesco.org

Важно, чтобы национальные правительства и далее развивали такую политику в области образования в увязке с более широкими рамками развития в целях охвата всех детей, молодых людей и взрослых, независимо от их возраста,

[…]

гражданства, расы, пола,

[…] этнической принадлежности, наличия у них физических или умственных недостатков, их религии, […]

низкого социального

[…]

статуса и других признаков обездоленности.

unesdoc.unesco.org

These processes can primarily be attributed to stigmatization of and

[…]

discrimination against

[…] HIV-infected people, as well as the low social status of women, which hamper the expansion […]

of strategies aimed

[…]

at reducing the risk of HIV infection.

unwomen-eeca.org

Эти процессы, в первую очередь, объясняются

[…]

высоким уровнем

[…] стигматизации и дискриминации в отношении ВИЧ-инфицированных, а также низким социальным статусом […]

женщин, затрудняющим

[…]

расширение стратегий, направленных на снижение рисков инфицирования.

unwomen-eeca.org

Lack of security, low social status as members of ethnic minorities and a lack of clan protection […]

are all factors that continue to expose

[…]

them to the risk of sexual violence, which takes place both at the hands of members of the host community as well as fellow displaced men.

daccess-ods.un.org

Отсутствие безопасности, социальная дискриминация в связи с принадлежностью к этническим […]

меньшинствам, а также отсутствие клановой защиты,

[…]

представляют собой факторы, в силу которых они по-прежнему подвергаются опасности стать жертвами сексуального насилия как со стороны членов принимающих общин, так и со стороны своих же переселенцев мужского пола.

daccess-ods.un.org

In December 2011, an inmate attempted suicide

[…] after he had been transferred to a cell with prisoners of a low social status.

telegraf.by

В декабре 2011 года

[…]

заключенный предпринял попытку суицида после того,

[…] как его перевели в камеру, где сидят заключенные с низким социальным статусом.

telegraf.by

Among those who would like to work abroad, more than a third described their income as average,

[…]

«which allows to make ends meet,»

[…] that is, in general, people with low social status among labor migrants are in the […]

minority.

carim-east.eu

Среди тех, кто хотел бы поработать за границей, более трети охарактеризовали свой доход как средний,

[…]

«позволяющий сводить

[…] концы с концами», – то есть, в целом, маргиналов с низким социальным статусом среди […]

мигрирующей трудовой

[…]

силы меньшинство.

carim-east.eu

The problems are

[…] rather the cultural workers low incomes and social status and the reduced consumer demand […]

for cultural products.

daccess-ods.un.org

Проблема не столько в незанятости, сколько в низких доходах и вопросе социального статуса культурных […]

работников, равно как в снижении

[…]

потребительского спроса на культурную продукцию.

daccess-ods.un.org

They are taken from Kyrgyzstan for purposes of sexual exploitation through recruitment that takes the form of

[…]

fraudulent hiring, and most of them are

[…] young women under 30 who have a secondary education, are married, and have low economic and social status.

un.org

Они вывозятся из Кыргызстана с целью сексуальной эксплуатации преимущественно через вербовку, осуществляемую путем мошеннического найма, причем

[…]

большинство составляют молодые женщины

[…] до 30 лет, со средним образованием, часто замужние, имеющие низкий экономический и социальный статус.

un.org

A woman who faithfully performs her duty of

[…]

mother and wife, does not

[…] have time and wish to work outside the home Low social and economic status, the status of determinism by position of […]

husband / his family The

[…]

role of the breadwinner, the bearer of social and economic status and the person responsible for making all major family decisions

unwomen-eeca.org

Женщина, добросовестно выполняющая

[…]

свой долг матери и

[…] жены, не имеет времени и желания работать вне дома Низкий социальный и экономический статус, детерминированность статуса […]

положением мужа / семьи

[…]

мужа Роль кормильца, носителя социального и экономического статуса и лица, ответственного за принятие всех основных семейных решений

unwomen-eeca.org

Risk factors at economic, political and social levels included the acceptance of violence in the society, the acceptance of male superiority, the low status of women, and, at the individual level, a low level of education, lack of economic power, alcohol abuse, […]

lack of adequate housing, or lack of independent outcome.

daccess-ods.un.org

Факторы риска на экономическом, политическом и социальном уровнях включают согласие общества с насилием, согласие с доминирующей ролью мужчин и низким статусом женщин, а на индивидуальном уровне − низкий уровень образования, отсутствие экономической власти, алкоголизм, […]

дефицит адекватного жилья и отсутствие

[…]

независимых объективных решений.

daccess-ods.un.org

Social norms that confine women to certain sectors or phases of the supply chain can further limit their opportunities for career growth and reinforce these sectors as low-pay and low-status occupations.

fao.org

Общественные установки, удерживающие женщин в пределах определенных отраслей или этапов производственной цепи, также могут ограничивать их возможности профессионального роста, закрепляя эти сектора как низкооплачиваемые и непрестижные профессии.

fao.org

Many participants highlighted the important role that local authorities

[…]

played in waste management

[…] policymaking and implementation, and emphasized the social aspects that needed to be addressed, such as the low status of workers in the waste sector and the health hazards […]

linked to garbage collection by women and children.

daccess-ods.un.org

Многие участники особо отмечали ту важную роль, которую играют

[…]

местные власти в деле

[…] разработки и осуществления политики управления отходами, и подчеркивали необходимость рассмотрения социальных аспектов, таких как низкий статус работников сектора удаления и утилизации […]

отходов и опасности

[…]

для здоровья, которым подвергаются женщины и дети, занимающиеся уборкой мусора.

daccess-ods.un.org

A World Observatory on the social status of the artists was launched and […]

presented at several professional events; it is

[…]

expected to evolve into a major reference tool for the implementation of the Recommendation on the status of the artist.

unesdoc.unesco.org

Была создана и представлена на нескольких

[…]

профессиональных

[…] совещаниях Всемирная обсерватория по социальному статусу артистов; предполагается […]

превратить ее в важнейший

[…]

инструмент по осуществлению Рекомендации о положении творческих работников.

unesdoc.unesco.org

Women and girls faced significant discrimination and inequality in their access to medicines on grounds of sex and gender, but their access was often

[…]

affected also by intersectional and multiple

[…] forms of discrimination, for example on the grounds of social status and age.

daccess-ods.un.org

Женщины и девочки сталкиваются с серьезной дискриминацией и неравенством в доступе к лекарствам по признаку пола, однако

[…]

обеспечению их лекарствами

[…] также препятствуют различные виды дискриминации, к примеру по признаку социального […]

статуса и возраста.

daccess-ods.un.org

Article 152 of the Criminal Code, on violations of the principle of equality, was also not fully in compliance with the Convention because it provided only that granting unlawful preferences to a person on the basis of his or her nationality, race, colour, sex, language, origin, religion, sexual orientation, political opinion, financial or social status was an unlawful restriction of a person’s rights (paragraph 52 of the State party’s report), whereas article 1 of the Convention prohibited not only preferences, but also distinctions, exclusions and restrictions.

daccess-ods.un.org

Кроме того, г-н Дьякону полагает, что статья 152 Уголовного кодекса, где речь идет о нарушении принципа равенства, не соответствует в полной мере статье 1 Конвенции, поскольку она предусматривает, что незаконным ограничением прав личности является лишь оказание какому-либо лицу незаконных предпочтений на основании национальной принадлежности, расы, цвета кожи, пола, языка, происхождения, вероисповедания, сексуальной ориентации, политических убеждений, финансового или социального положения (там же, пункт 52).

daccess-ods.un.org

Currently, for instance, leading NGOs of the country, such as the Fund Forum, carry out a number of projects aimed at implementing

[…]

provisions of the Convention related to the rights of the

[…] child and the social protection of lowincome family […]

children.

daccess-ods.un.org

К примеру, на сегодняшний день такой ведущей в Узбекиста не неправительственной организацией, как Фонд Форум, осуществляется ряд проектов,

[…]

направленных на выполнение некоторых

[…] положений Конвенции по правам ребенка и социальной защиты […]

детей из малообеспеченных семей.

daccess-ods.un.org

Upon completion of this programme, the Government adopted a poverty reduction programme for 2003–2005, in which the significant factors of poverty reduction were the growth

[…]

of wages and pensions based on a consistent

[…] increase in their minimum level and targeted social assistance for lowincome groups.

daccess-ods.un.org

После ее завершения Правительством была принята Программа по снижению бедности на 2003-2005 годы, в которой значимыми факторами снижения бедности стали рост заработной платы и пенсий на

[…]

основе последовательного

[…] повышения их минимального уровня, а также оказания адресной социальной помощи низкодоходным […]

слоям населения.

daccess-ods.un.org

the need to address the social issues that contribute to the problem of obstetric fistula, such as early marriage of the girl child, early pregnancy, lack of access to sexual and reproductive health, lack of or inadequate education of women and girls, poverty and the low status of women and girls

daccess-ods.un.org

необходимость решения социальных проблем, которые усугубляют проблему акушерских свищей, таких, как ранний возраст вступления девочек в брак, ранняя беременность, отсутствие доступа к услугам по охране сексуального и репродуктивного здоровья, полное отсутствие у женщин и девочек образования или его неадекватность, нищета и низкий статус женщин и девочек

daccess-ods.un.org

In the reporting period, the Ministry for Regional Development granted subsidies to municipalities for the

[…]

construction of subsidized units for people

[…] who have restricted access to housing because of their low income and other social handicaps.

daccess-ods.un.org

В отчетный период Министерство регионального развития предоставляло муниципалитетам субсидии на

[…]

строительство субсидируемого жилья для

[…] лиц, имеющих ограниченный доступ к жилью в силу низких доходов и других ограничений социального […]

характера.

daccess-ods.un.org

In many countries, opening up access to work-based

[…] learning for workers who have relatively low-status jobs and few formal qualifications is a […]

particular challenge,

[…]

as is access to training for women who are traditionally marginalized in the labour market, and for the huge numbers of young people who lack foundations skills or have completed basic education and yet have few prospects of decent work.

unesdoc.unesco.org

Во многих странах предоставление доступа к обучению на рабочем месте

[…]

для работников,

[…] которые трудятся на рабочих местах со сравнительно низким статусом и имеют невысокую формальную […]

квалификацию, является

[…]

отдельной проблемой, равно как и доступ к обучению для женщин, которые традиционно находятся в невыгодном положении на рынке труда, и для многочисленных молодых людей, не имеющих базовых навыков или получивших начальное образование и практически лишенных перспективы получения достойной работы.

unesdoc.unesco.org

The increase in the number of people with disabilities is due to a number of reasons, chief among which are civil strife and continuing wars; a high level of illiteracy; undernutrition

[…]

and malnutrition;

[…] communicable diseases; poor health services; a low level of social assistance and services; accidents and domestic […]

violence; poor economic

[…]

conditions in most of the countries; and old age and natural calamities and disasters (AUC, 2005).

daccess-ods.un.org

Рост численности инвалидов обусловлен целым рядом причин, главными из которых являются: гражданские беспорядки и продолжающиеся войны; высокий уровень неграмотности; недоедание и

[…]

неполноценное питание;

[…] инфекционные заболевания; некачественное медицинское обслуживание; низкий уровень социальной помощи и услуг; травмы […]

и бытовое насилие;

[…]

неразвитая экономика в большинстве стран; пожилой возраст и природные бедствия и катаклизмы (Комиссия Африканского союза, 2005 год).

daccess-ods.un.org

The Committee notes the adoption of the Vocational Educational Initiative and the

[…]

development of special vocational

[…] training programmes to assist children from low socio-economic status and for children from other vulnerable groups.

daccess-ods.un.org

Комитет отмечает Инициативу в сфере профессионально-технического образования и разработку специальных программ

[…] […] профессионально-технической подготовки для оказания помощи детям, имеющим низкий социально-экономический статус, и детям из других […]

уязвимых групп.

daccess-ods.un.org

The foundation has been carrying out a number of projects aimed at implementing certain provisions of the Convention on the Rights of the Child and providing a social safety net for children from disadvantaged families, such as the Yangi avlod Child Creativity Festival, which has been held for five years nationwide and in which, over that entire period of

[…]

time, more than 30,000 children aged between 6

[…] and 14 have taken part, regardless of educational level or social status.

daccess-ods.un.org

В настоящее время Фондом осуществляется ряд проектов, направленных на выполнение некоторых положений Конвенции по правам ребенка и социальную защиту детей из малообеспеченных семей, такие как: Фестиваль детского творчества «Янги авлод», который проходит в масштабах всей республики на протяжении пяти лет, и за все это время в нем

[…]

приняли участие более 30

[…] 000 детей в возрасте от 6 до 14 лет независимо от уровня их подготовки и […]

социального положения.

daccess-ods.un.org

Article 3 of the Labour Standards Law stipulates that “An employer shall not discriminate against or in favour of any workers with respect to wages, working hours, or other

[…]

working conditions because

[…] of the nationality, creed, or social status of any worker”, while Article […]

4 sets forth the principle

[…]

of equal wages for men and women.

daccess-ods.un.org

Статья 3 Закона о трудовых стандартах предполагает, что «Работодатель не должен дискриминировать против или в пользу любых работников в отношении ставок, рабочих часов

[…]

или других условий труда

[…] по признаку национальности, убеждений или социального статуса любого работника», […]

а статья 4 предусматривает

[…]

принцип равных ставок для мужчин и женщин.

daccess-ods.un.org

The Constitution guaranteed respect for the diverse languages and traditions of all ethnic groups and nationalities living in Uzbekistan and the conditions necessary for their development; it stipulated that all citizens enjoyed the same

[…]

rights and freedoms and were equal before

[…] the law, without distinction as to sex, race, nationality, language, religion, beliefs, personal or social status or social origin.

daccess-ods.un.org

Конституция страны обеспечивает уважительное отношение к разнообразию языков, обычаев и традиций наций и народностей, проживающих на ее территории, создание условий для их развития; в ней говорится, что все

[…]

граждане имеют одинаковые

[…] права и свободы и равны перед законом без различия пола, расы, национальности, языка, религии, социального происхождения, убеждений, […]

личного и общественного положения.

daccess-ods.un.org

By Second Review Conference, 4 relevant States Parties had reported that programmes and/or policies are in

[…]

place to ensure that geography,

[…] cost, age, gender or social status do not present barriers […]

to landmine survivors in accessing

[…]

physical rehabilitation services, 10 reported programmes/policies have been developed but their effectiveness is limited by a lack of resources, and none reported that programmes/policies have been developed but have not been implemented.

daccess-ods.un.org

Ко второй обзорной Конференции 4 соответствующих государства-участника сообщили, что имеются программы и/или директивы

[…]

с целью обеспечить, чтобы

[…] география, стоимость, возраст, пол или социальное положение […]

не создавали жертвам наземных мин

[…]

барьеров для доступа услугам по физической реабилитации, 10 сообщили, что программы/директивы разработаны, но их эффективность носит ограниченный характер из-за дефицита ресурсов, и ни одно не сообщило, что программы/директивы разработаны, но не осуществляются.

daccess-ods.un.org

Люди воспринимают недовольное лицо как признак низкого социального статуса

Фото: pexels.com

Читайте нас в Google Новости

Специалисты из Лондонского университета выяснили, что окружающие связывают недовольное выражение лица с более низким социальным статусом. При этом не имеет значения, грусть ли это, гнев, отвращение или страх.


Учёные попросили 30 человек рассказать, какие эмоции испытывают представители богатого и бедного класса. После 675 добровольцев распределили снимки людей с противоположными эмоциями на лице по разным соцгруппам.

Люди опираются на стереотипы о преимуществах богатства и успеха, чтобы сделать вывод, что богатые люди выглядят счастливее, чем бедные, — говорится в сообщении, опубликованном на сайте ассоциации.

Так, за состоятельных чаще всего принимают улыбающихся людей, а не с нейтральными лицами. Кроме того, нейтральные лица богачей оказывают более позитивное влияние, чем нейтральные лица бедных людей.

Ранее NEWS.ru писал, что американские специалисты создали алгоритм, способный с высокой точностью определить политическую ориентацию человека по фотографии. 

границ | Недооцененная личность: социальный класс и самооценка

С конца 1970-х годов Соединенные Штаты способствовали колоссальному росту доходов самых высокодоходных людей в стране: доля доходов до налогообложения у самых высокооплачиваемых процентов увеличилась с примерно 9% в 1978 году до почти 23% к 2012 году, а в настоящее время По оценкам, на верхние децильные сети приходится около 50% всего рыночного дохода в США (Saez, 2013). Растущее количество исследований в области социальных наук показывает, что уровни экономического неравенства связаны с социальным благополучием: по сравнению с более равными странами с аналогичным экономическим развитием, такими как Дания и Норвегия, страны с высоким уровнем неравенства, такие как Соединенные Штаты, страдают от более высоких показателей. ожирения, тюремного заключения и психических заболеваний среди многих других важных медицинских и социальных проблем (Wilkinson and Pickett, 2006).Более того, эти негативные последствия для благополучия особенно усиливаются для тех, кто находится на нижних уровнях иерархии социальных классов — с меньшими материальными и социальными ресурсами (Wilkinson, 1996; Wilkinson and Pickett, 2009). Когда экономическое неравенство усиливается, больше всего страдают те, кто находится в нижней части общественной иерархии.

В этом исследовании мы исследуем, как восприятий собственного экономического положения — хронически сообщаемых или специфичных для конкретной ситуации — объясняют, как социальный класс связан с моделями самооценки.Мы делаем следующие прогнозы: хронических восприятий ранга социального класса по отношению к другим будут объяснять связи между оценками фактических экономических ресурсов и негативной самооценкой, тогда как конкретных ситуаций напоминаний, предполагающих более низкое экономическое положение по отношению к другим, будут вызывать процессы связанные с негативной самооценкой (т. е. усиленным негативным аффектом самосознания), особенно для людей с меньшими фактическими экономическими ресурсами.

Восприятие экономического положения

Социальный класс (социально-экономический статус или SES) обычно определяется как опыт сопоставления уровней объективных экономических и социальных ресурсов и измеряется с использованием индексов уровня образования, годового дохода и статуса занятия (Oakes and Rossi, 2003; Kraus et al., 2012; Краус и Стивенс, 2012; Stephens et al., 2012b). Вместе образование, доход и статус занятия представляют собой материальную субстанцию ​​социального класса и глубоко формируют жизненные траектории людей — даже сокращая жизненный путь для тех, кто находится в нижней части классовой иерархии, по сравнению с теми, кто выше их (Адлер и др., 1994).

Недавние теоретические достижения показывают, что объективные материальные аспекты социального класса формируют то, как люди воспринимают свое собственное экономическое положение в иерархии социальных классов по отношению к другим (Kraus et al., 2009). В частности, люди ранжируют себя в рамках своих небольших социальных групп, местного сообщества и общества в целом, сравнивая свой доход, образование и статус профессии со статусом других (см. Обзор в Kraus et al., 2013b). Этому процессу ранжирования способствует способность людей точно оценивать социальный класс других во время кратких социальных взаимодействий (Kraus and Keltner, 2009), а также склонность людей делиться точной информацией о себе, чтобы облегчить социальное взаимодействие ( е.г., Амбади, Розенталь, 1992).

В соответствии с исследованиями, предполагающими важность социального положения для социальной жизни млекопитающих, кроме человека (Sapolsky, 2005), острое осознание собственного экономического положения по отношению к другим вызывает важные изменения в здоровье и благополучии: В серии исследований участники оценивали свой социальный класс, помещая «X» на десятиступенчатой ​​лестнице, представляющей возрастающие уровни дохода, образования и статуса занятости в обществе, а затем измеряли различные показатели здоровья.В различных исследованиях восприятие более низкого социального класса предсказывало повышенное артериальное давление (Adler et al., 2000; Wright and Steptoe, 2005), большую восприимчивость к вызывающим простуду вирусам (Cohen et al., 2008) и повышенный риск смертности ( Копп и др., 2004) относительно представлений о ранге высшего класса. Более того, в каждом из этих исследований субъективное восприятие положения на социальной лестнице предсказывало результаты для здоровья независимо от объективных показателей материальных ресурсов социального класса (т. Е. Годового дохода, уровня образования).

Важно отметить, что люди приходят к хроническому пониманию своего экономического положения в обществе, а также корректируют это восприятие в соответствии с текущей ситуацией или контекстом (для обзора см. Kraus et al., 2012). Доказательства хронических представлений об экономическом положении получены из исследований, показывающих, что ранг социального класса предсказывает плохую самооценку здоровья и негативное влияние независимо от текущего состояния настроения (Kraus et al., 2013a). Доказательства того, что восприятие экономического положения зависит от ситуации, поступают из исследований, показывающих, что люди изменят свое восприятие положения в социальном классе в результате ожидания взаимодействия с кем-то выше или ниже их в классовой иерархии (например,г., Kraus et al., 2010). Например, одно исследование показало, что мышление людей, находящихся на вершине иерархии социальных классов, побуждает людей сообщать о себе как о занимающих более низкое классовое положение в обществе и сообщать о более враждебных эмоциях в ответ на неоднозначно угрожающую социальную ситуацию по сравнению с мышлением. человека, находящегося на нижнем уровне иерархии — предположительно потому, что восприятие ранга более низкого социального класса в первом случае вызывает повышенную реактивность на угрозу (Kraus et al., 2011).

В целом, вышеупомянутое исследование предполагает, что восприятие себя как более низкого экономического положения по сравнению с другими имеет глубокие последствия для здоровья и благополучия на протяжении всей жизни.В настоящем исследовании мы рассматриваем, как хроническое и зависящее от ситуации восприятие экономического положения, возникающее из материальных условий жизни людей, формирует положительные или отрицательные оценки самооценки.

Недооцененная личность

Способ, которым люди оценивают себя как положительные или отрицательные, зависит от множества социальных факторов, включая культурный фон (Markus and Kitayama, 1991), присутствие значимых других (Baldwin, 1992; Bosson and Swann, 1999), угрозу оценок других (Джеймс, 1890; Седикидес и Грегг, 2008), а также основных целей, поставленных социальным контекстом (Шах, 2003).Хотя многие исследования показывают, что социальный класс глубоко формирует аспекты социального «я» (см., Snibbe and Markus, 2005; Stephens et al., 2007, 2012b; Kraus et al., 2012), влияние социального класса на самооценку не имеет, по нашей оценке, хорошо изучен в психологических исследованиях.

Мы утверждаем, что восприятие экономического положения будет влиять на самооценку двумя способами: хроническое восприятие своего более низкого экономического положения по сравнению с другими, как мы прогнозируем, будет объяснять связи между негативной самооценкой и более низкими объективными показателями материальных ресурсов социального класса (Гипотеза Я).Напротив, информация о конкретной ситуации, предполагающая, что у одного человека меньше экономических ресурсов по сравнению с другими, вызовет более низкую самооценку, особенно для тех, кто принадлежит к относительно низкому социальному классу (Гипотеза II).

Что касается хронического восприятия экономического положения, люди из низшего сословия постоянно развивают более низкое восприятие своих экономических ресурсов по сравнению с другими (Adler et al., 2000; Kraus et al., 2012), и мы прогнозируем, что именно эти представления , которые стимулируют самооценку: в частности, те, кто считает себя находящимися в нижней части экономической иерархии общества, признают более низкую ценность себя с экономической точки зрения по сравнению с другими людьми.Напротив, те, кто воспринимает себя как высшее звено экономической иерархии общества, сообщают о повышении их ценности. Мы полагаем, что суждения об экономической ценности личности будут перенесены в другие релевантные для себя области и будут формировать более общие самооценки.

Исследования, подтверждающие взаимосвязь между социальным классом и самооценкой, ограничены, но наводят на размышления: например, в метаанализе 446 выборок наблюдалась небольшая, но устойчивая положительная связь между самооценкой и объективными показателями ресурсов социального класса, что позволяет предположить что люди из низшего класса имеют более низкую самооценку, чем их коллеги из высшего класса (Twenge and Campbell, 2002).Кроме того, объективные показатели материальных ресурсов социального класса отрицательно коррелируют с показателями дисфорического аффекта как у студентов университетов (Kraus et al., 2011), так и у взрослых (Adler et al., 2000), указывая на то, что люди из низшего класса чувствуют себя более подавленными. и подавлены по сравнению со своими коллегами из высшего сословия. Кроме того, студенты первого поколения колледжей, родители которых никогда не учились в четырехлетнем университете, испытывают более негативные эмоции застенчивости (например, чувство вины) из-за того, что бросили свои семьи ради учебы в университете, чем студенты, родители которых учились в четырехлетних университетах в прошлом (Covarrubias и Фрайберг, 2014).Поскольку переживание негативных эмоций самосознания является коррелятом самооценки, эти результаты являются убедительным свидетельством в поддержку наших прогнозов.

Наше мнение о том, что восприятие ограниченных экономических ресурсов в зависимости от ситуации будет предсказывать более негативные самооценки, особенно для людей из низшего сословия, вытекает из следующих соображений: контексты должны вызывать повышенную самооценку у людей из низшего класса, потому что они напоминают об этом. люди их хронически более низкой доли экономических ресурсов в обществе.Напротив, для представителей высшего класса контексты, обеспечивающие низкие экономические ресурсы, не имеют никакого отношения к хроническим экономическим состояниям и, как следствие, не вызывают негативных оценок самих себя.

Исследования, изучающие другие группы с низким статусом в обществе, наводят на мысль об этом прогнозе: принадлежность к группе с низким статусом имеет тенденцию быть опасной для людей, особенно когда они узнают о своем подчиненном статусе с помощью ситуационных сигналов: в литературе по стереотипам угроза, группы с низким статусом в обществе (например,ж., афроамериканцы), как правило, хуже справляются с тестами на математические способности только в той степени, в которой они осознавали свою низкую статусную идентичность до сдачи теста (например, Steele and Aronson, 1995). В примере, связанном с социальным классом, исследование студентов университетов показало, что студенты среднего класса хуже справляются с задачами исполнительного функционирования только тогда, когда им напоминают об их более низком уровне экономических ресурсов по сравнению с другими членами академического сообщества (например.г., преподаватели, старшеклассники; Джонсон и др., 2011).

Настоящее исследование

В настоящем исследовании мы сообщаем о двух исследованиях, в которых исследуются наши гипотезы, связанные с восприятием социального класса и самооценкой. В частности, мы прогнозируем, что хроническое восприятие ранга социального класса будет объяснять связи между объективным социальным классом и самооценкой (Гипотеза I), в то время как специфическое для ситуации восприятие низких экономических ресурсов вызовет негативные самооценки, особенно у людей из низшего сословия. (Гипотеза II).Мы проверяем эти прогнозы в двух исследованиях, используя корреляционную (Исследование 1) и экспериментальную (Исследование 2) оценки восприятия экономических ресурсов. В частности, в исследовании 1 изучаются связи между происхождением социального класса, субъективным социальным классом и самооценкой — глобальной оценкой самооценки — при одновременном контроле невротизма черт, предиктора самооценки в предыдущих исследованиях (например, Judge et al. ., 2002). Мы контролировали нейротизм черт, чтобы определить уникальное влияние социального класса на самооценку, которое отличается от характерных черт характера реакции на эмоции.Мы ожидали, что хронические представления о ранге социального класса будут опосредовать ассоциации между объективным социальным классом и самооценкой. В исследовании 2 студенты университетов были вовлечены в экономическую игру с партнером, в которой ими манипулировали, чтобы получить равную или небольшую долю экономических ресурсов до оценки себя. В исследовании 2 мы оценили негативные эмоции, связанные с самосознанием, из-за их корреляции, в предыдущих исследованиях, с самооценкой, зависящей от конкретной ситуации. Эмоции — это краткие аффективные переживания с определенными вызывающими событиями (Keltner and Lerner, 2010), а эмоции самосознания — это краткие оценки положительных или отрицательных чувств по отношению к себе (Tangney et al., 2007b). Мы ожидали, что люди из низшего сословия будут сообщать о более негативных эмоциях самосознания, особенно после того, как они столкнулись с низкой (а не равной) долей экономических ресурсов.

Исследование 1: Хроническое восприятие экономического положения и самооценки

В исследовании 1 мы попросили выборку онлайн-участников предоставить информацию об их собственных объективных материальных ресурсах, восприятии своего экономического положения, измеряемого с точки зрения субъективного социального класса, и их самооценки.Мы ожидали, что связь между показателями материальных ресурсов социального класса и самооценкой будет статистически частично объяснена восприятием ранга социального класса. Кроме того, мы ожидали, что этот эффект сохранится даже после учета потенциального альтернативного объяснения ассоциаций между социальным классом и самооценкой. Самоуважение обычно сильно коррелирует с нейротизмом черт (Judge et al., 2002), поэтому мы стремились определить, была ли связь между социальным классом и самооценкой независимой от этого личностного фактора.

Материалы и методы

Участников

Участниками были 744 взрослых, привлеченных онлайн через Amazon Mechanical Turk. В среднем участникам было 32 года (SD = 11,94), и большая часть выборки составляли мужчины ( n = 378). Все участники были жителями США и идентифицировали себя как американцы европейского происхождения ( n = 563), афроамериканцы ( n = 56), американцы азиатского происхождения ( n = 65), латиноамериканцы ( n = 36). ) или указали другое как их этническое происхождение ( n = 37).Участникам было разрешено выбрать более одной этнической категории. Исследование было одобрено наблюдательным советом по исследованиям на людях в Университете Иллинойса.

Процедура

Участники получили доступ к опросу об их важных социальных группах и сначала заполнили демографическую информацию о своем социальном классе в рамках более крупного исследовательского проекта. Наконец, участники заполнили личностные характеристики и показатель самооценки, были исследованы на предмет подозрений, проинформированы о гипотезе исследования и получили компенсацию в размере 1 доллара за свое участие.

Меры

Социальный класс. Мы оценили образование и доход участников как объективные показатели материальных ресурсов социального класса (Kraus and Stephens, 2012). Доход измерялся путем усреднения самоотчетов участников о текущем годовом доходе и годовом доходе семьи, каждая из которых оценивалась с использованием восьми категорий: (1) < $ 15000 , (2) $ 15 001–30 000 , (3) $ 30 001–45 000 , (4) 45 001–60 000 , (5) 60 001– 75 000 долларов, (6) 75 001– 100 000 долларов, (7) 100 001– 150 000 долларов и (8)> 150 000 долларов.Средний доход выборки составлял от 30 001 до 45 000 долларов, что соответствует национальным медианным уровням в США (www.census.gov; M = 3,32, SD = 1,58). Уровень образования участников оценивался по четырем категориям: (1) на меньше, чем окончил среднюю школу , (2) закончил среднюю школу , , (3) закончил колледж , , и (4) закончил аспирантуру , ( M ). = 2,64, SD = 0,70). Чтобы создать общую совокупность социальных классов, мы стандартизировали и усреднили совокупные переменные дохода и образования для создания общей меры объективного социального класса ( M = –0.001, SD = 0,83).

Как и в предыдущем исследовании (Kraus et al., 2009), мы оценили восприятие ранга социального класса, используя Adler et al. (2000) мера субъективной СЭС. В этом показателе участники указали свое положение на 10-ступенчатой ​​лестнице, представляющей возрастающие уровни дохода, образования и статуса профессии в обществе ( M = 5,24, SD = 1,80).

Самоуважение. Шкала самооценки Розенберга из 10 пунктов использовалась для измерения нашей самооценки (Розенберг, 1965).Пункты оценивались по 7-балльной шкале Лайкерта (–3 = категорически не согласен , 3 = полностью согласен ; M = 1,21, SD = 1,29, α = 0,94). Пример: «Я чувствую, что обладаю рядом хороших качеств».

Невротизм. Участники заполнили инвентарь Большой пятерки из 44 пунктов, используя 5-балльную шкалу Лайкерта (1 = Совершенно не согласен, , 5 = Полностью согласен ; Джон и Шривастава, 1999). Невротизм оценивался по 8 пунктам (например,g., я считаю себя тревожным, легко расстраивающимся; M = 2,76, SD = 0,87, α = 0,88).

Результаты

Корреляции между ключевыми переменными показаны в таблице 1. Как и ожидалось, все показатели социального класса были умеренно взаимосвязаны — с субъективным социальным классом, умеренно положительно связанным с годовым доходом и уровнем образования. В соответствии с нашей первой гипотезой, доход и совокупный показатель социального класса показали небольшие положительные ассоциации с самооценкой.Примечательно, что направление и величина взаимосвязи между этими индексами социального класса и самооценки согласуется с предыдущими метааналитическими оценками (Twenge and Campbell, 2002). Невротизм черт был значительно отрицательно связан с социальным классовым рангом, объективной совокупностью социального класса, дохода и самооценки. В соответствии с нашими ожиданиями, повышенный социальный класс был в значительной степени положительно связан с повышенной самооценкой, предполагая, что восприятие того, что человек имеет более высокий социальный класс в обществе, связано с более общими положительными оценками самого себя.

Таблица 1. Взаимосвязь между социальным классом, самооценкой и невротизмом черт (исследование 1).

Корреляционный анализ нулевого порядка показывает предсказанные связи между социальным классом и самооценкой, но он не может проверить Гипотезу I: восприятие ранга социального класса по отношению к другим будет статистически объяснять взаимосвязь между объективными показателями материальных ресурсов социального класса. и чувство собственного достоинства. Чтобы напрямую проверить эту гипотезу, мы провели анализ пути посредничества, используя составную меру объективных материальных ресурсов социального класса в качестве предиктивной переменной, самооценку в качестве переменной результата и восприятие ранга социального класса в качестве посредника (Барон и Кенни, 1986).

Результаты этого путевого анализа описаны ниже и показаны на Рисунке 1. В соответствии с нашей первой гипотезой, составной показатель объективного социального класса был положительно связан с самооценкой, при этом люди из относительно высшего класса сообщали о более высокой самооценке, чем у их сравнительно более низкого класса коллег, β = 0,12, t (738) = 3,20, p <0,01. Более того, при учете значимых отношений между субъективным социальным классом и объективным социальным классом β = 0.35, t (739) = 10,25, p <0,01, а самооценка β = 0,30, t (737) = 8,02, p <0,01, изначально значимая взаимосвязь между объективным социальным классом и самооценка снизилась, β = 0,01, t (737) = 0,29, p = 0,77. Процедура начальной загрузки с использованием 2000 повторных выборок выявила положительное косвенное влияние объективного социального класса на самооценку через социальный классовый ранг b = 0,17, SE = 0.03, 95% ДИ (0,12–0,22; Проповедник и Хейс, 2004, 2008). Этот косвенный эффект обеспечивает корреляционные доказательства в поддержку гипотезы I — что связь между объективным социальным классом и самооценкой частично объясняется восприятием ранга социального класса.

Рис. 1. Анализ пути, показывающий отношения между объективным социальным классом, восприятием ранга в социальном классе и самооценкой (Исследование 1). Верхняя панель показывает связь между объективным социальным классом, измеряемым как совокупность образовательного уровня и годового дохода, и самооценкой.Нижняя панель показывает связь между объективным социальным классом и самооценкой через субъективный социальный классовый ранг. Цифры указывают стандартизированные бета-коэффициенты. * p <0,05.

Мы также провели тот же анализ пути посредничества, учитывая при этом невротизм черт. Этот последний анализ пути дал аналогичные результаты: составной показатель объективного социального класса был положительно связан с самооценкой β = 0,06, t (716) = 2,05, p <0.05. Кроме того, с учетом значимых взаимосвязей между субъективным социальным классовым рангом, объективный социальный класс β = 0,34, t (716) = 9,83, p <0,01 и самооценка β = 0,17, t ( 715) = 5,67, p <0,01, первоначально значимая взаимосвязь между объективным социальным классом и самооценкой была снижена, β = 0,00, t (715) = 0,01, p = 0,99. Процедура начальной загрузки с использованием 2000 повторных выборок выявила положительное косвенное влияние объективного социального класса на самооценку через ранг социального класса b = 0.09, SE = 0,02, 95% ДИ (0,05–0,13; Preacher and Hayes, 2004, 2008). Невротизм был отрицательно связан с самооценкой в ​​путевом анализе β = –0,64, t (715) = –22,99, p <0,05.

Обсуждение

Результаты исследования 1 предоставляют корреляционные доказательства в поддержку нашей первой гипотезы: в частности, люди из более низкого объективного социального класса имеют пониженную самооценку по сравнению с их коллегами из высшего класса, и эта связь статистически объясняется субъективным восприятием социального класса. ранг по сравнению с другими.Более того, эти результаты были получены после учета невротизма черт, который отрицательно связан с самооценкой.

Поскольку приведенное выше свидетельство является корреляционным, направление взаимосвязей между переменными в текущем анализе не может быть определено — что повышает альтернативную возможность того, что низкие самооценки приводят к более низкому восприятию положения в иерархии социальных классов. В исследовании 2 используется экспериментальная парадигма для проверки гипотезы II: напоминания о более низком положении в иерархии социальных классов вызывают негативную самооценку, особенно среди представителей низшего класса.

Исследование 2: Социальный класс, негативное самосознание и совместное использование ресурсов

В исследовании 2 мы проверяем гипотезу о том, что люди из низшего класса испытывают более негативные оценки себя по сравнению с людьми из высшего класса, особенно когда им напоминают об их более низком экономическом положении. В частности, мы ожидали, что люди из низшего класса будут реагировать с повышенными эмоциями самосознания на низкое, а не на равное разделение ресурсов незнакомцем, потому что такое разделение будет напоминать им об их хроническом более низком положении в иерархии социальных классов.Напротив, мы ожидали, что представители высшего класса не будут демонстрировать этот образец эмоциональной реактивности, потому что низкий уровень совместного использования ресурсов не имеет никакого отношения к их хроническим представлениям о социальном статусе. С этой целью мы использовали взаимодействие экономической игры, в которой участниками, различающимися по семейному социальному классу, манипулировали, чтобы получить очень небольшую или почти равную долю экономических ресурсов от анонимного партнера. Кроме того, учитывая, что такие личностные факторы, как невротизм черт, предсказывают негативную самооценку (Judge et al., 2002), мы еще раз искали доказательства того, что ассоциации между социальным классом и самооценкой не зависят от личностных паттернов аффективного реагирования.

Материалы и методы

Участников

Участниками были 103 студента университетов, набранных для прохождения курса в крупном государственном университете на западе Соединенных Штатов. Участники сами идентифицировали себя как американцы европейского происхождения ( n = 17), афроамериканцы ( n = 5), американцы азиатского происхождения ( n = 51), латиноамериканцы ( n = 8), коренные американцы ( n ). = 6) или указали другое как их этническое происхождение ( n = 17).Исследование было одобрено наблюдательным советом университета для исследований на людях.

Процедура

Участники приходили к эксперименту индивидуально и рассаживались за один из пяти закрытых компьютерных кабин. Участников проинструктировали, что они будут играть в экономическую игру, в которой у них будет возможность заработать лотерейные билеты, которые будут использоваться в конце семестра для выигрыша подарочных сертификатов в интернет-магазине. Затем экспериментатор проинструктировал участников начать заполнять свою собственную демографическую информацию, включая измерения социального класса семьи, базовых эмоций и личности.

Затем участники начали экономическую игру, якобы с партнером по эксперименту в одной из четырех других кабинок в комнате. Участникам сказали, что это игра о диктаторах (Camerer and Thaler, 1995) и что они будут играть роль получателя. Их партнер будет дистрибьютором и сможет распределить в общей сложности 10 лотерейных билетов между собой и участником. В игре «Диктатор» получатель должен принять распределение дистрибьютора, независимо от того, насколько оно велико или мало.

Следуя этим инструкциям, участники ждали на экране загрузки, пока дистрибьютор якобы решил, как распределить лотерейные билеты. После 30 секунд ожидания участники были проинформированы о решении дистрибьютора: в условиях почти равного распределения дистрибьютор поделился с участником четырьмя билетами из 10. В условиях низкого распределения дистрибьютор поделился с участником одним билетом из 10. После получения этих билетов в электронном виде участники заполняли рейтинги своих эмоций, им была предоставлена ​​возможность участвовать в игре «Диктатор» в качестве дистрибьютора с тем же партнером (чтобы проверить значимость наших манипуляций с разделением экономики), они были исследованы на предмет подозрений и были проверены. разобрали гипотезы исследования.В конце сбора данных был проведен розыгрыш, и участникам были розданы три подарочных сертификата на 25 долларов США на Amazon.com.

Меры

Социальный класс. Как и в предыдущем исследовании (Kraus and Keltner, 2009), социальный класс участников оценивался с использованием годового семейного дохода и уровня образования родителей участников. Годовой доход семьи оценивался по шести категориям: (1) < 15000 долларов , (2) 15 001–45 000 долларов, (3) 45 001–60 000 долларов, (4) 60 001– 75 000 долларов, (5) 75 001– 100000 долларов США , и (6)> 100000 долларов США .Средний доход семьи в выборке составлял от 60 001 до 75 000 долларов ( M = 3,79, SD = 1,69). Уровень образования оценивался по трем категориям: (1) , окончание средней школы , (2) , окончание колледжа, , или (3) , окончание средней школы, . В выборку вошли участники с обеими матерями ( n = 17; M = 2,41, SD = 0,74) и отцами ( n = 16; M = 2,35, SD = 0,75) с окончанием средней школы как их наивысшим результатом. уровень образования.Чтобы рассчитать социальный класс, оценки участников по родительскому доходу и образованию были стандартизированы и усреднены для создания составного показателя социального класса семьи ( M = 0,00, SD = 1,00).

Рейтинг эмоций. В исследовании 2 мы оценили застенчивые эмоции как коррелят негативной самооценки и связанных с ней показателей. Участники самостоятельно оценили 23 эмоции на исходном уровне, а затем снова непосредственно после экономической игры. Эмоциями были веселье, гнев, трепет, сострадание, презрение, удовлетворение, желание, отвращение, смущение, возбуждение, страх, вина, счастье, надежда, вдохновение, интерес, ревность, любовь, расслабление, печаль, возбуждение, удивление и беспокойство.Участники ответили по 8-балльной шкале Лайкерта (0 = совсем не , 8 = очень сильно ). Мы создали композицию застенчивых эмоций (смущение, страх, вина и беспокойство; α время1 = 0,71, α время2 = 0,84), гнев (гнев, презрение и отвращение; α время1 = 0,76, α время2 = 0,76), и общая отрицательная эмоция (гнев, презрение, отвращение, смущение, страх, вина, беспокойство, ревность и грусть; α время1 = 0,88, α время2 = 0.87). Нас интересовали изменения в самосознании ( M = –0,29, SD = 0,87), гневе ( M = 0,74, SD = 1,31) и отрицательных ( M = 0,14, SD = 0,74) эмоциях после экономическая игра.

Невротизм. Опись личности из десяти пунктов (Gosling et al., 2003) использовалась для оценки невротизма участников. Участники ответили на два вопроса (например, «Я считаю себя тревожным, легко расстраивающимся»), используя 7-балльную шкалу Лайкерта (1 = категорически не согласен , 7 = полностью согласен ; M = 3.18, SD = 1,17).

Игра диктатора. Участникам была предоставлена ​​возможность сыграть в игру «Диктатор» во второй раз с тем же партнером, но в этом втором раунде они играли роль дистрибьюторов и выделили своему партнеру до 10 билетов ( M = 4,36, SD = 1.51). Мы использовали эту вторую игру «Диктатор», чтобы оценить эффективность наших манипуляций с разделением экономики.

Результаты

Проверка манипуляций

Мы ожидали, что наши манипуляции с разделением ресурсов заставят участников осознать их более низкое экономическое положение во взаимодействии.Чтобы определить, удалось ли нашим манипуляциям изменить текущее экономическое положение в рамках взаимодействия, мы сначала попытались определить, изменили ли участники свое последующее поведение в игре «Диктатор» в качестве дистрибьютора, основываясь на своем опыте в качестве получателя. Мы ожидали, что начальная низкая доля ресурсов вызовет взаимность (то есть меньшее разделение ресурсов взамен) со стороны участников второй игры (Camerer and Thaler, 1995). Результаты подтверждают эту закономерность: участники делились большим количеством с партнером, который выделил им почти равное количество ( M = 4.83) относительно низкой ( M = 3,92) доли ресурсов тикета т (101) = –3,18, p <0,05. Социальный класс и пол участников не были связаны с решениями о распределении во второй игре «Диктатор». Эти данные подтверждают утверждение о том, что участники знали о своем собственном экономическом положении, связанном с взаимодействием.

Социальный класс, совместное использование ресурсов и изменения эмоций

Мы предсказали, что люди из низшего класса будут испытывать усиление негативных эмоций самосознания при столкновении с низким, относительно равным, разделением экономических ресурсов, потому что такая практика совместного использования ресурсов напоминает представителям низшего класса об их хроническом более низком положении в социальном классе. иерархия.Мы проверили эту гипотезу, проведя линейный регрессионный анализ, предсказывающий аффект самосознания во время 2 после первой игры «Диктатор». Мы ввели условие совместного использования (обозначено как «–1» для низкого и «1» для равного), социальный класс участника, застенчивые эмоции на исходном уровне и взаимодействие между социальным классом участника и условием совместного использования.

В ходе анализа исходная эмоция самосознания была значимым предиктором эмоции самосознания во время 2 β = 0,71, t (93) = 10.18, p <0,01 с более низкими эмоциями самосознания на исходном уровне, предсказывающими более низкие эмоции самосознания во время 2. Социальный класс не был существенно связан с изменением эмоций застенчивости β = –0,12, t (93) = –1,74, p = 0,09, но картина результатов соответствовала тенденции людей из низшего класса сообщать о более высоких уровнях негативных эмоций самосознания. Условие обмена не было связано с изменениями в эмоциях застенчивости β = –0.05, т (93) = –0,76, нс . Однако все эти результаты были квалифицированы значительным взаимодействием между социальным классом и условием совместного использования β = 0,15, t (93) = 2,15, p <0,05.

Взаимодействие изображено на рисунке 2 и показывает модель, совпадающую с нашим предсказанием: в условиях равного распределения участники из высшего и низшего классов не проявляют различий в эмоциях самосознания во время 2, t (48) = 0,29, нс .Напротив, в условиях низкого уровня обмена люди из низшего класса демонстрируют повышенные эмоции самосознания во время 2 по сравнению с их коллегами из высшего класса t (51) = –2,84, p <0,05. Более того, при добавлении невротизма в анализ в качестве ковариаты β = 0,10, t (92) = 1,32, p = 0,20, взаимодействие между социальным классом и условием совместного использования оставалось значимым β = 0,15, t ( 92) = 2,21, p <0,05.

Рисунок 2.Отрицательный Аффект самосознания во время 2 в зависимости от условий участия в экономической жизни и социального класса участников, контролирующий исходный негативный аффект самосознания (Исследование 2).

Мы также исследовали изменения гнева и общих отрицательных эмоций. В анализе гнева, базовый уровень гнева предсказал время гнева 2 β = 0,56, t (96) = 6,64, p <0,01, но никаких эффектов не было значимым t с (96) <1, что позволяет предположить, что время участников 2 гнев не изменился в зависимости от условий совместного проживания или социального класса.Для общей отрицательной эмоции во время 2 только исходная отрицательная эмоция была значимым предиктором β = 0,74, t (94) = 10,97, p <0,01, при этом участники сообщали о более высоких уровнях на исходном уровне, также сообщали о более высоких уровнях во время 2 Нет другие эффекты были значительными т с (94) <–1,61. Влияние на рейтинги эмоций после игры «Диктатор», по-видимому, ограничено негативным аффектом самосознания.

Обсуждение

Результаты исследования 2 предоставляют первоначальные экспериментальные доказательства, согласующиеся с гипотезой II: воздействие низкой, а не равной доли экономических ресурсов в рамках взаимодействия вызывало повышенный негативный аффект самосознания у людей из низшего класса — предположительно потому, что такое взаимодействие ресурсов напоминает об этом. люди с более низким экономическим положением.Напротив, представители высшего класса не проявляли таких изменений в негативном аффекте самосознания. Интересно, что результаты были специфичны для негативного аффекта самосознания и сохранялись после учета характерного невротизма, корреляции негативных аффективных реакций.

Общие обсуждения

По мере роста экономического неравенства в Соединенных Штатах люди, находящиеся на нижних ступенях иерархии социальных классов, сталкиваются с социальным и экономическим бременем, которое включает рост проблем с физическим здоровьем и ограниченный доступ к важным социальным учреждениям.В дополнение к этим ощутимым физическим и материальным угрозам люди из низшего сословия также испытывают хроническое ощущение того, что они находятся ниже по социальной лестнице общества (Kraus et al., 2013b). Это субъективное ощущение, что у одного человека меньше материальных и социальных ресурсов, чем у других, вероятно, создаст дополнительное бремя для людей из низшего класса — оно создает ощущение того, что личность недооценена по сравнению с людьми из высшего класса.

Два исследования предоставили доказательства в поддержку этого общего прогноза.В исследовании 1 более низкие субъективные представления участников о хроническом социальном статусе в обществе объясняли связи между более низкими объективными показателями материальных ресурсов социального класса и более низкой самооценкой. В исследовании 2 воздействие на людей определенной ситуации доли низких экономических ресурсов вызывало усиленный негативный эффект самосознания, особенно у людей из низшего класса — якобы потому, что ограниченное распределение ресурсов в конкретной ситуации напоминает людям из низшего класса об их подчиненном статусе и снижает социальная и экономическая ценность по сравнению с другими.В обоих исследованиях связь между восприятием экономического положения и самооценкой возникла даже после учета показателей невротизма, которые коррелируют с негативной самооценкой (Judge et al., 2002).

Предостережения и направления на будущее

Текущее исследование согласуется с растущим объемом теории и данных, свидетельствующих о важности восприятия ранга в восприятии социального класса (Адлер и др., 2000; Краус и др., 2012, 2013). Важно отметить, что эти результаты показывают, что склонность людей из низшего класса испытывать низкую самооценку объясняется как хроническими, так и зависящими от ситуации восприятием экономического положения — а не обязательно уровнями материальных и социальных ресурсов (Twenge and Campbell , 2002) или испытать чувство вины в академическом контексте (Covarrubias and Fryberg, 2014).Поскольку в этих исследованиях использовались удобные методы выборки, будущие исследования с более крупной репрезентативной выборкой будут полезны для дальнейшей проверки связи между восприятием экономического положения и самооценкой.

Интересно, что в то время как низкая доля ресурсов вызвала усиление эмоций самосознания у людей из низшего класса, она не усилила гнев. Было показано, что самосознательные эмоции заставляют людей избегать действий, которые могут привести к личному одобрению (Tangney and Dearing, 2003).Кроме того, из отрицательных эмоций гнев наиболее ассоциируется с мотивационными состояниями подхода и тенденциями к действию (например, Lerner and Tiedens, 2006). Тот факт, что у представителей низшего класса наблюдалось усиление негативных эмоций самосознания, связанное с уменьшением количества действий, направленных на самоубийство (Tracy et al., 2009), и отсутствие увеличения гнева после получения ими небольшой доли ресурсов приводит к предсказанию, что восприятие ранга низшего класса будет увеличивать негативную самооценку и уменьшать вероятность того, что люди будут участвовать в действиях с собственной выгодой.

Прежде чем интерпретировать результаты исследования 2 в более широком смысле, следует выделить некоторые ограничения в методологии: наиболее критично то, что наши манипуляции с совместным использованием ресурсов включали поведенческую проверку эффективности манипуляции — низкий уровень совместного использования ресурсов вызывал меньшее последующее совместное использование ресурсов в ответных действиях в Вторая диктаторская игра, проведенная по завершении эксперимента, относительно равного распределения. Поскольку эта манипуляционная проверка носит поведенческий характер, трудно интерпретировать психологическое состояние, которое она вызывает.Например, неясно, испытали ли участники снижение чувства статуса, почувствовали ли они себя обманутыми или несправедливо обращенными, или почувствовали снижение относительного экономического положения после манипуляции с разделением ресурсов. Хотя мы утверждаем, что манипуляция вызвала разные уровни подверженности совместному использованию ресурсов, проверка поведенческой манипуляции не может определенно исключить эти другие убедительные альтернативные объяснения.

Кроме того, хотя мы оценивали процессы самооценки с помощью оценок самосознания аффектов, более подходящий дизайн, который больше соответствует Исследованию 1, может включать оценку самооценки государства.Тем не менее, интересно порассуждать о том, откуда произошли застенчивые эмоции, описанные в исследовании 2: в частности, от участников из относительно низшего класса, которые испытывают небольшую долю ресурсов, фактически обвиняя себя в отсутствии справедливости своего партнера по сравнению с высшим классом. -классные личности? Такой вывод может указывать на фундаментальные различия между способами, которыми люди, принадлежащие к разным социальным классам, интерпретируют поведение при совместном использовании ресурсов (см. Kraus et al., 2012).Необходимы дальнейшие исследования, чтобы проверить надежность этого открытия, прежде чем можно будет изучить его значение и последствия.

Люди с разным культурным происхождением имеют существенно разные способы мышления о себе, и поэтому интересно поразмышлять о том, как наблюдаемые различия в культурных контекстах людей относительно высшего и низшего классов влияют на самооценку (Snibbe and Markus, 2005). ; Kraus, Stephens, 2012; Stephens et al., 2012b). Несколько предшествующих исследований показывают, что в то время как люди относительно высшего класса склонны вести себя и воспринимать мир отдельно от себя, люди относительно низшего класса склонны рассматривать себя как взаимосвязанные, связанные с другими и внешней средой (например,г., Стивенс и др., 2007; Kraus et al., 2009). Эти различия в том, как я определяется культурой, с точки зрения его связи с внешним контекстом и другими людьми, могут изменить само значение самооценки и самосознательных эмоций. Например, люди с относительно более низким рангом могут сообщать о более низком уровне самооценки или о более негативном самосознательном аффекте не потому, что они негативно оценивают себя, а вместо этого, потому что они уменьшают степень своего превосходства над другими (ибо аналогичный культурный анализ, см. Markus and Kitayama, 1991).

Этот культурный анализ предлагает альтернативную интерпретацию наших выводов: а именно, восприятие ранга низшего класса приводит людей к сообщению о более низкой самооценке, а не к оценке себя ниже, чем к людям из высшего сословия. В соответствии с этой культурной точкой зрения, будущие исследования выиграют от изучения того, позволяют ли отрицательные самооценки людям из низшего класса чувствовать себя ближе к людям из аналогичного сословного происхождения.

Наконец, результаты настоящего исследования могут помочь объяснить некоторые из текущих медицинских и социальных различий в Соединенных Штатах.Например, более низкие показатели здоровья, с которыми сталкиваются люди из низшего класса, могут частично объясняться их склонностью испытывать усиление самосознательных эмоций в результате их хронического восприятия более низкого ранга в классовой иерархии. Например, пятиклассники, склонные к стыду, с большей вероятностью в перспективе будут участвовать в рискованном поведении за рулем и имеют меньшую вероятность практиковать безопасный секс (Tangney and Dearing, 2003), а также существует положительная связь между чувством стыда и материальной ценностью. жестокое обращение в зрелом возрасте (Dearing et al., 2005; Tangney et al., 2007a). Кроме того, все больше исследований изучают культурное несоответствие, с которым сталкиваются студенты с низкими доходами при поступлении в высшие учебные заведения (Johnson et al., 2011; Stephens et al., 2012a). По мере того как культурные различия учащихся из рабочего класса обостряются, которым приходится ежедневно сталкиваться с заведением, исторически принадлежащим к высшему классу, они могут испытывать усиление эмоций самосознания, которые приводят к неуспеваемости из-за запрета на действия с собственной выгодой.Многие из этих предсказаний будущего заслуживают дальнейшего эмпирического изучения.

В этом исследовании мы показали, что ранг социального класса определяет то, как оценивается личность. Исследование представляет собой одну из первых демонстраций этого явления и, как таковое, требует дальнейшего воспроизведения и расширения, прежде чем результаты можно будет применить в новых областях исследований или для обоснования стратегий вмешательства. Несмотря на эти слабые места, это исследование предполагает, что потенциально важным способом, которым социальный класс формирует самооценку, является усиление глобальных негативных оценок индивидов из низшего класса, особенно когда эти индивиды осознают свое подчиненное положение в социальном классе в конкретной ситуации. или контекст.Таким образом, хотя американцы из низшего класса равны по ценности с другими американцами при рассмотрении их способности голосовать или своего гражданства, субъективное восприятие ранга социального класса снижает ценность «я» для этих американцев в их собственном сознании.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

  1. Мы провели анализ пути обратного посредничества, чтобы определить, объясняет ли самооценка связь между объективным социальным классом и субъективным восприятием ранга социального класса.Хотя анализ действительно дал значительный косвенный эффект b = 0,07, SE = 0,03, 95% ДИ (0,02–0,12) от объективного социального класса до субъективного социального класса через самооценку, изначально значимую взаимосвязь между объективным и субъективным социальным положением. класс оставался большим β = 0,32, t (737) = 9,66, p <0,01. Эти результаты предполагают, что наша исходная модель, использующая субъективный социальный класс в качестве посредника, лучше соответствует данным, чем это альтернативное обратное посредничество.

Список литературы

Адлер Н. Э., Бойс Т., Чесни М. А., Коэн С., Фолкман С., Кан Р. Л. и др. (1994). Социально-экономический статус и здоровье: проблема градиента. г. Psychol. 49, 15–24. DOI: 10.1037 / 0003-066X.49.1.15

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Адлер Н. Э., Эпель Э. С., Кастеллаццо Г. и Ицкович Дж. Р. (2000). Связь субъективного и объективного социального статуса с психологическим и физиологическим функционированием: предварительные данные у здоровых белых женщин. Health Psychol. 19, 586–592. DOI: 10.1037 / 0278-6133.19.6.586

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Амбади Н. и Розенталь Р. (1992). Тонкие срезы выразительного поведения как предикторы межличностных последствий: метаанализ. Psychol. Бык. 111, 256–272. DOI: 10.1037 / 0033-2909.111.2.256

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Болдуин, М. В. (1992). Реляционные схемы и обработка социальной информации. Psychol. Бык. 112, 461–484. DOI: 10.1037 / 0033-2909.112.3.461

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барон Р. М. и Кенни Д. А. (1986). Различие переменных модератора и посредника в социально-психологическом исследовании: концептуальные, стратегические и статистические соображения. J. Pers. Soc. Psychol. 51, 1173–1182. DOI: 10.1037 / 0022-3514.51.6.1173

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боссон, Дж.К. и Суонн В. Б. (1999). Пристрастие к себе, самонадеянность и стремление к самопроверке. чел. Soc. Psychol. Бык. 25, 1230–1241. DOI: 10.1177 / 0146167299258005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Камерер К. и Талер Р. Х. (1995). Аномалии: ультиматумы, диктаторы и манеры. J. Econ. Перспектива. 9, 209–219. DOI: 10.1257 / jep.9.2.209

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коэн, С., Альпер, К. М., Дойл, В.Дж., Адлер, Н., Тринор, Дж. Дж., И Тернер, Р. Б. (2008). Объективный и субъективный социально-экономический статус и подверженность простуде. Health Psychol. 27, 268–274. DOI: 10.1037 / 0278-6133.27.2.268

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коваррубиас Р. и Фрайберг С. А. (2014). Движение вперед (в колледж): опыт студентов колледжа в первом поколении с чувством вины за достижения в семье. Cultur. Дайверы. Этнический несовершеннолетний.Психол . [Epub перед печатью].

Google Scholar

Гослинг, С. Д., Рентфроу, П. Дж. И Суонн, В. Б. мл. (2003). Очень краткая характеристика личностных сфер Большой пятерки. J. Res. Чел. 37, 504–528. DOI: 10.1016 / S0092-6566 (03) 00046-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джон, О. П., и Шривастава, С. (1999). «Таксономия черт Большой пятерки: история, измерения и теоретические перспективы», в Handbook of Personality: Theory and Research, Vol.2, ред. Л. А. Первин и О. П. Джон (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 102–138.

Google Scholar

Судья Т. А., Эрез А., Боно Дж. Э. и Торесен К. Дж. (2002). Являются ли показатели самооценки, невротизма, локуса контроля и обобщенной самоэффективности индикаторами общей основной конструкции? J. Pers. Soc. Psychol. 83, 693–710. DOI: 10.1037 / 0022-3514.83.3.693

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Келтнер Д., Лернер Дж. С. (2010). Эмоция. Справочник по социальной психологии. Нью-Йорк: Уайли.

Google Scholar

Копп М., Скрабски А., Ретели Дж., Кавачи И. и Адлер Н. Э. (2004). Самооценка здоровья, субъективный социальный статус и смертность среднего возраста в меняющемся обществе. Behav. Med. 30, 65–72. DOI: 10.3200 / BMED.30.2.65-72

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Краус, М. В., Тан, Дж. Дж., И Танненбаум, М.Б. (2013b). Социальная лестница: ранговый взгляд на социальный класс. Psychol. Inq. 24, 81–96. DOI: 10.1080 / 1047840X.2013.778803

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Краус, М. В., Хорберг, Э. Дж., Гетц, Дж. Л., и Келтнер, Д. (2011). Социальный класс, бдительность и враждебная реакция. чел. Soc. Psychol. Бык. 37, 1376–1388. DOI: 10.1177 / 0146167211410987

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Краус, М.В., Пифф, П. К., Мендоза-Дентон, Р., Райншмидт, М. Л., и Келтнер, Д. (2012). Социальный класс, солипсизм и контекстуализм: чем богатые отличаются от бедных. Psychol. Ред. 119, 546–572. DOI: 10.1037 / a0028756

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Краус, М. В., и Стивенс, Н. М. (2012). Дорожная карта для зарождающейся психологии социального класса. Soc. Чел. Psychol. Компас 6, 642–656. DOI: 10.1111 / j.1751-9004.2012.00453.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лернер, Дж. С., и Тиденс, Л. З. (2006). Портрет гневного человека, принимающего решения: как оценочные тенденции влияют на влияние гнева на познание. J. Behav. Decis. Мак. 19, 115–137. DOI: 10.1002 / bdm.515

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маркус, Х. Р. и Китайма, С. (1991). Культура и личность: значение для познания, эмоций и мотивации. Psychol. Ред. 98, 224. doi: 10.1037 / 0033-295X.98.2.224

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оукс, Дж. М., и Росси, П. Х. (2003). Измерение SES в исследованиях в области здравоохранения: текущая практика и шаги к новому подходу. Soc. Sci. Med. 56, 769–784. DOI: 10.1016 / S0277-9536 (02) 00073-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Проповедник, К. Дж., И Хейс, А. Ф. (2004). Процедуры SPSS и SAS для оценки косвенных эффектов в простых моделях посредничества. Behav. Res. Методы Instrum. Comput. 36, 717–731. DOI: 10.3758 / BF03206553

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Розенберг, М. (1965). Шкала самооценки Розенберга (RSE). Терапия принятия и приверженности. Пакет мер, 61.

Google Scholar

Седикидес, К., и Грегг, А. П. (2008). Самоусиление: пища для размышлений. Перспектива. Psychol. Sci. 3, 102–116. DOI: 10.1111 / j.1745-6916.2008.00068.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стивенс, Н.М., Фрайберг, С.А., Маркус, Х.Р., Джонсон, К.С., и Коваррубиас, Р. (2012a). Невидимый недостаток: как стремление американских университетов к независимости подрывает академическую успеваемость студентов колледжей в первом поколении. J. Pers. Soc. Psychol. 102, 1178–1197. DOI: 10.1037 / a0027143

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Танни, Дж. П., и Деринг, Р. Л. (2003). Стыд и вина . Нью-Йорк: Guilford Press.

Google Scholar

Твенге, Дж. М., и Кэмпбелл, В. К. (2002). Самооценка и социально-экономический статус: метааналитический обзор. чел. Soc. Psychol. Ред. 6, 59–71. DOI: 10.1207 / S15327957PSPR0601_3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилкинсон, Р. Г. (1996). Нездоровые общества: недуги неравенства. Нью-Йорк: Рутледж. DOI: 10.4324 / 9780203421680

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилкинсон, Р.Г. и Пикетт К. Э. (2009). Духовный уровень: почему большее равенство делает общества сильнее . Лондон: Bloomsbury Publishing.

Google Scholar

Райт, К. Э., и Степто, А. (2005). Субъективное социально-экономическое положение, пол и реакция кортизола на пробуждение у пожилых людей. Психонейроэндокринология 30, 582–590.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | Google Scholar

Влияние социального статуса на основе доминирования и престижа на конкуренцию за ресурсы внимания

  • 1.

    Холл, Дж. А., Коутс, Э. Дж., Лебо, Л. С., Брей, Э. и Шаттс, К. Невербальное поведение и вертикальное измерение социальных отношений: метаанализ. Психологический бюллетень 131 , 898–924 (2005).

    Артикул Google Scholar

  • 2.

    Далмазо, М., Паван, Г., Кастелли, Л. и Гальфано, Г. Ворота социального статуса у людей влияют на социальное внимание. Письма по биологии 8 , 450–452 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 3.

    Фиске С. Межличностное расслоение: статус, власть и подчинение. В справочнике по социальной психологии (Фиске С., Гилберт Д. и Линдзи Г.) 941–982 (John Wiley & Sons, Inc, 2010).

  • 4.

    Хенрих, Дж. И Гил-Уайт, Ф. Эволюция престижа: Свободно выражаемое почтение как механизм увеличения преимуществ культурной передачи. Эволюция и поведение человека 22 , 165–196 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 5.

    Коски, Дж. Э., Се, Х. и Олсон, И. Р. Понимание социальных иерархий: нейронные и психологические основы восприятия статуса. Социальная неврология 10 , 527–550 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 6.

    Лорд, Р. Г., де Вейдер, К. Л. и Аллигер, Г. М. Метаанализ взаимосвязи между личностными чертами и восприятием лидерства: применение процедур обобщения валидности. Журнал прикладной психологии 71 , 402–410 (1986).

    Артикул Google Scholar

  • 7.

    Сапольский Р.М. Социальное положение и здоровье человека и других животных. Ежегодный обзор антропологии 33 , 393–418 (2004).

    Артикул Google Scholar

  • 8.

    Страйер Ф. и Трудель М. Изменения в развитии природы и функции социального доминирования среди детей младшего возраста. Этология и социобиология 5 , 279–295 (1984).

    Артикул Google Scholar

  • 9.

    Шанс, М. Р. А. Структура внимания как основа рангов приматов. Мужчина 2 , 503–518 (1967).

    Артикул Google Scholar

  • 10.

    Мазур А. Межвидовое сравнение статуса в небольших установленных группах. Американский социологический обзор 38 , 513–530 (1973).

    CAS Статья Google Scholar

  • 11.

    Ченг, Дж. Т., Трейси, Дж. Л. и Хенрих, Дж. Гордость, личность и эволюционные основы социального статуса человека. Эволюция и поведение человека 31 , 334–347 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 12.

    Бандура, А. Теория социального обучения . (Прентис-Холл, 1977).

  • 13.

    Кук, Дж. Л., Ден Ауден, Х. Э. М., Хейес, К. М. и Коулс, Р. Парадокс социального доминирования. Current Biology 24 , 2812–2816 (2014).

    CAS Статья Google Scholar

  • 14.

    Милграм С. Поведенческое исследование послушания. Журнал аномальной психологии 67 , 371–378 (1963).

    CAS Статья Google Scholar

  • 15.

    Сапольский Р. М. Влияние социальной иерархии на здоровье приматов. Наука 648 , 648–652 (2005).

    ADS Статья Google Scholar

  • 16.

    Кашдан Э. Улыбки, речь и поза тела: как женщины и мужчины демонстрируют социометрический статус и власть. Журнал невербального поведения 22 , 209–228 (1998).

    Артикул Google Scholar

  • 17.

    Ченг, Дж. Т. и Трейси, Дж. Л. К единой науке об иерархии: господство и престиж — два основных пути к социальному рангу человека. В Психология социального статуса (изд. Ченг, Дж. Т., Трейси, Дж. Л. и Андерсон, К.) 3–27 (Springer New York, 2014).

  • 18.

    Фиске, С. Т. Управление другими людьми: влияние власти на стереотипы. Американский психолог 48 , 621–628 (1993).

    CAS Статья Google Scholar

  • 19.

    Хоули, П. Х. Социальное доминирование и просоциальные и принудительные стратегии контроля ресурсов у дошкольников. Международный журнал поведенческого развития 26 , 167–176 (2002).

    Артикул Google Scholar

  • 20.

    Маги, Дж. К. и Галински, А. Д. Социальная иерархия: самоподдерживающаяся природа власти и статуса. Летопись Академии управления 2 , 351–398 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 21.

    Манер, Дж. К. и Кейс, К. Р. Доминирование и престиж: двойные стратегии навигации по социальным иерархиям . Успехи в экспериментальной социальной психологии (1-е изд.). (Elsevier Inc, 2016).

  • 22.

    Cheng, J. T., Tracy, J. L., Foulsham, T., Kingstone, A. & Henrich, J. Два пути к вершине: свидетельство того, что доминирование и престиж являются отдельными, но жизнеспособными путями к социальному рангу и влиянию. Журнал личности и социальной психологии 104 , 103–125 (2013).

    Артикул Google Scholar

  • 23.

    де Ваал, Ф. Б. М. Интеграция доминирования и социальных связей у приматов. Ежеквартальный обзор биологии 61 , 459–479 (1986).

    Артикул Google Scholar

  • 24.

    Абир Ю., Скляр А. Ю., Дотч Р., Тодоров А. и Хассин Р. Р. Детерминанты сознания человеческих лиц. Природа человеческого поведения 2 , 194–199 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 25.

    Остерхоф Н. Н., Тодоров А. Функциональные основы оценки лица. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки 105 , 11087–11092 (2008).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 26.

    Тодоров А., Саид К. П., Энгелл А. Д. и Остерхоф Н. Н. Понимание оценки лиц по социальным параметрам. Тенденции в когнитивных науках 12 , 455–460 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 27.

    Маттан, Б. Д., Кубота, Дж. Т. и Клотье, Дж. Как социальный статус формирует восприятие и оценку человека: перспектива социальной нейробиологии. Перспективы психологической науки 12 , 468–507 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 28.

    Аткиссон, К., О’Брайен, М. Дж. И Месуди, А. Взрослые учащиеся в новой среде используют социальное обучение, ориентированное на престиж. Эволюционная психология 10 , 519–537 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 29.

    Чудек, М., Хеллер, С., Берч, С., Хенрих, Дж. Культурное обучение, ориентированное на престиж: особое внимание стороннего наблюдателя к потенциальным моделям влияет на обучение детей. Эволюция и поведение человека 33 , 46–56 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 30.

    Фоулшем Т., Ченг, Дж. Т., Трейси, Дж. Л., Хенрих, Дж. И Кингстон, А. Распределение взгляда в динамической ситуации: влияние социального статуса и разговорной речи. Познание 117 , 319–331 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 31.

    Манер, Дж. К., Де Валл, К. Н. и Гайо, М. Т. Селективное внимание к признакам успеха: социальное доминирование и межличностное восприятие на ранней стадии. Бюллетень личности и социальной психологии 34 , 488–501 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 32.

    Манер, Дж. К. и Мид, Н. Л. Существенное противоречие между лидерством и властью: когда лидеры жертвуют групповыми целями ради личных интересов. Журнал личности и социальной психологии 99 , 482–497 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 33.

    Лэнгтон, С. Р. Х. Взаимное влияние ориентации взгляда и головы при анализе направленности социального внимания. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии 53A , 805–845 (2000).

    Google Scholar

  • 34.

    Friesen, C. K. и Kingstone, A. Это есть в глазах! Рефлексивная ориентация запускается непредсказуемым взглядом. Psychonomic Bulletin & Review 5 , 490–495 (1998).

    Артикул Google Scholar

  • 35.

    Познер М.И. Ориентация внимания. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии 32 , 3–25 (1980).

    CAS Статья Google Scholar

  • 36.

    Джонс, Б.С. и др. . Признаки доминирования на лице модулируют краткосрочный эффект пристального взгляда у людей-наблюдателей. Труды Лондонского королевского общества B: Биологические науки 277 , 617–624 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 37.

    Ульсен, Г., ван Зост, В. и ван Вугт, М. Доминирование пола и лица при поиске взгляда: эмоциональный контекст имеет значение в глазах, которые мы следим. PLoS One 8 .

  • 38.

    Поттер, М. К. и Леви, Э. И. Память распознавания для быстрой последовательности изображений. Журнал экспериментальной психологии 81 , 10–15 (1969).

    CAS Статья Google Scholar

  • 39.

    Бродбент, Д. Э. и Бродбент, М. Х. П. От обнаружения к идентификации: реакция на несколько целей в быстром последовательном визуальном представлении. Восприятие и психофизика 42 , 105–113 (1987).

    CAS Статья Google Scholar

  • 40.

    Kranczioch, C., Debener, S., Schwarzbach, J., Goebel, R. & Engel, A.K. Нейронные корреляты сознательного восприятия при моргании внимания. NeuroImage 24 , 704–714 (2005).

    Артикул Google Scholar

  • 41.

    Раймонд, Дж. Э., Шапиро, К. Л. и Арнелл, К. М. Временное подавление визуальной обработки в задаче RSVP: мигание внимания? Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и деятельность 18 , 849–860 (1992).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 42.

    Visser, T. A. W. Трудность маскировки T1: время обработки и моргание внимания. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 33 , 285–297 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 43.

    Дакс, П. Э. и Маруа, Р. Мигание внимания: обзор данных и теории. Внимание, восприятие и психофизика 71 , 1683–1700 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 44.

    Chun, M. & Potter, M.C. Двухэтапная модель для обнаружения множественных целей в быстром последовательном визуальном представлении. Журнал экспериментальной психологии. Человеческое восприятие и производительность 21 , 109–127 (1995).

    CAS Статья Google Scholar

  • 45.

    Jolicœur, P. & Dell’Acqua, R. Демонстрация краткосрочной консолидации. Когнитивная психология 36 , 138–202 (1998).

    Артикул Google Scholar

  • 46.

    Шапиро, К. Л., Рэймонд, Дж. Э. и Арнелл, К. М. Внимание к информации визуального паттерна вызывает мигание внимания при быстром последовательном визуальном представлении. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 20 , 357–371 (1994).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 47.

    Оливерс, К. Н. Л. и Метер, М. Теория ускорения и отскока временного внимания. Психологический обзор 115 , 836–863 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 48.

    Таатген, Н. А., Джувина, И., Шиппер, М., Борст, Дж. П. и Мартенс, С. Слишком сильный контроль может навредить: многопоточная когнитивная модель моргания внимания. Когнитивная психология 59 , 1-29 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 49.

    Wyble, B., Bowman, H. и Nieuwenstein, M. Мигание внимания обеспечивает эпизодическую различимость: экономия ценой. Журнал экспериментальной психологии. Человеческое восприятие и производительность 35 , 787–807 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 50.

    Чой, Х., Чанг, Л., Шибата, К., Сасаки, Ю. и Ватанабе, Т. Сброс ограничений способности, выявленных длительным устранением моргания внимания посредством тренировки. Труды Национальной академии наук 109 , 12242–12247 (2012).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 51.

    Тан, М. Ф., Бадкок, Д. Р. и Виссер, Т. А. У. Тренировка и моргание внимания: преодоление пределов или повышение ожиданий? Psychonomic Bulletin & Review 21 , 406–411 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 52.

    Visser, T. A. W., Ohan, J. L. & Enns, J. T. Временные сигналы, полученные из статистических паттернов, могут преодолеть ограничения ресурсов при моргании внимания. Психофизиология внимания и восприятия 77 , 1585–1595 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 53.

    Visser, T. A. W., Tang, M. F., Badcock, D.Р. и Эннс, Дж. Т. Временные сигналы и мигание внимания: дальнейшее исследование роли ожидания в последовательном восприятии объекта. Внимание и перцепционная психофизиология 76 , 2212–2220 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 54.

    Бах, Д. Р., Шмидт-Даффи, М. и Долан, Р. Дж. Выражение лица влияет на распознавание личности во время моргания внимания. Emotion 14 , 1007–1013 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 55.

    МакХьюго, М., Олатунджи, Б. О. и Зальд, Д. Х. Эмоциональное мигание внимания: что мы знаем на данный момент. Frontiers in Human Neuroscience 7 , 151 (2013).

    Артикул Google Scholar

  • 56.

    Раймонд, Дж. Э. и О’Брайен, Дж. Л. Селективное визуальное внимание и мотивация: последствия обучения ценностям в задаче моргания внимания. Психологические науки 20 , 981–988 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 57.

    Шапиро, К. Л., Раймонд, Дж. Э. и Арнелл, К. М. Моргание внимания. Тенденции в когнитивных науках 1 , 291–296 (1997).

    CAS Статья Google Scholar

  • 58.

    Инглиш, M. C. W., Maybery, M. T. & Visser, T. A.В. Угрожающие лица не могут привлечь внимание взрослых с аутистическими чертами характера. Исследования аутизма 10 , 311–320 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 59.

    Маратос, Ф. А., Могг, К. и Брэдли, Б. П. Выявление сердитых лиц при моргании внимания. Познание и эмоции 22 , 1340–1352 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 60.

    Лундквист, Д., Фликт, А. и Оман, А. Каролинские эмоциональные лица — KDEF. Компакт-диск из отдела клинической неврологии, секции психологии, Каролинский институт, IBSN 91-630-7164-9 (1998).

  • 61.

    Дьюолл, К. Н. и Манер, Дж. К. Высокопоставленные мужчины (но не женщины) привлекают внимание смотрящего. Эволюционная психология 6 , 328–341 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 62.

    Эймер, М. и Кисс, М. Захват внимания не относящимися к задаче испуганными лицами обнаруживается компонентом N2pc. Биологическая психология 74 , 108–112 (2007).

    Артикул Google Scholar

  • 63.

    Сазерленд, К. А. М., Янг, А. В. и Роудс, Г. Первые впечатления от лица под другим углом: как на социальные суждения влияют изменчивые и неизменные черты лица. Британский журнал психологии 108 , 397–415 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 64.

    Yerys, B.E. et al. . Модуляция моргания внимания эмоциональными лицами при типичных проявлениях и расстройствах аутистического спектра. Журнал детской психологии и психиатрии 54 , 636–643 (2013).

    Артикул Google Scholar

  • 65.

    Скотт К. М. и др. . Связь между субъективным социальным статусом и психическими расстройствами DSM-IV: результаты исследований в области психического здоровья в мире. JAMA Psychiatry 71 , 1400–1408 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 66.

    Стюарт, Л. Х. и др. . Бессознательная оценка лиц по социальным параметрам. Журнал экспериментальной психологии: общие 141 , 715–727 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 67.

    Vuilleumier, P. Как остерегается мозг: нейронные механизмы эмоционального внимания. Тенденции в когнитивных науках 9 , 585–594 (2005).

    Артикул Google Scholar

  • 68.

    Исаак, М. И., Шапиро, К. Л. и Мартин, Дж. Мигание внимания отражает соревнование поиска среди нескольких элементов быстрого последовательного визуального представления: Тесты модели интерференции. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и деятельность 25 , 1774–1792 (1999).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 69.

    Vermeulen, N., Mermillod, M., Godefroid, J. & Corneille, O. Непреднамеренное воплощение концепций в восприятия: сенсорная активация усиливает внимание к концепциям той же модальности в парадигме моргания внимания. Познание 112 , 467–472 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 70.

    Kranczioch, C., Debener, S. & Engel, A.K. Связанные с событием потенциальные корреляты феномена моргания внимания. Исследование мозга. Когнитивные исследования мозга 17 , 177–187 (2003).

    Артикул Google Scholar

  • 71.

    Сазерленд, К. А. М., Янг, А. В., Муц, С. А. и Олдмидоу, Дж. А. Пол и стереотипность лица влияют на оценку черт лица: контр-стереотипные женские лица оцениваются отрицательно. Британский журнал психологии 106 , 186–208 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 72.

    Пауэр, Дж. Дж., Мерфи, С. Т. и Кувер, Г. Прайминг предубеждений. Как стереотипы и контр-стереотипы влияют на распределение ответственности и доверие между внутренними и внешними группами. Human Communication Research 23 , 36–58 (1996).

    Артикул Google Scholar

  • 73.

    Ву, Л., Гу, Р., Цай, Х., Ло, Ю. Л. и Чжан, Дж. Нейронный ответ на материнские стимулы: исследование ERP. PLoS One 9 , 1–9 (2014).

    Google Scholar

  • 74.

    Кадди, А. Дж. К., Фиск, С. Т. и Глик, П. Теплота и компетентность как универсальные измерения социального восприятия: модель содержания стереотипов и карта предвзятости. Успехи в экспериментальной социальной психологии 40 , 61–149 (2008).

    Google Scholar

  • 75.

    О’Брайен, Ф. и Кузино, Д. Представление полос ошибок в тематических проектах в типичных программных пакетах. Количественные методы психологии 10 , 56–67 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • Чем ниже ваш социальный класс, тем вы «мудрее», предлагает новое исследование | Наука

    Растущий рабочий класс дает людям социальные навыки, которые помогают расширить их кругозор во время конфликтов.

    Николас Хойзи / Unsplash

    Автор: Майкл Прайс

    В современной жизни есть очевидный парадокс: общество в целом становится умнее, но мы еще не приблизились к тому, чтобы понять, как всем жить вместе. «Как это возможно, что у нас столько же, если не больше конфликтов, как раньше?» — спрашивает социальный психолог Игорь Гроссманн из Университета Ватерлоо в Канаде.

    Ответ заключается в том, что чистый интеллект не уменьшает конфликты, утверждает он. Мудрость делает. Согласно новому исследованию Гроссмана и его коллег, такая мудрость — по сути, способность принимать во внимание точки зрения других и стремиться к компромиссу — гораздо более естественна для тех, кто растет в бедности или из рабочего класса.

    «Эта работа представляет собой новейшее исследование мудрости», — говорит Эранда Джаявикрем, социальный психолог из Университета Уэйк Форест в Уинстон-Салеме, Северная Каролина.

    Для проведения исследования Гроссманн и его аспирант Джастин Бриенца предприняли эксперимент, состоящий из двух частей. Во-первых, они попросили 2145 человек по всей территории США пройти онлайн-опрос. Участников попросили вспомнить недавний конфликт, который у них был с кем-то, например, ссору с супругом или ссору с другом. Затем они ответили на 20 вопросов, применимых к этому или любому конфликту, в том числе: «Вы когда-нибудь задумывались о сторонней точке зрения?» «Насколько вы пытались понять точку зрения другого человека?» и «Вы считали, что могли ошибаться?»

    Гроссманн и Бриенца проанализировали данные и присвоили участникам оценку «мудрого рассуждения», основанную на конфликтных ответах, и оценку «социальный класс», а затем сопоставили эти две оценки друг с другом.Они обнаружили, что люди с самым низким социальным классом — с меньшим доходом, меньшим образованием и большим беспокойством о деньгах — набрали примерно в два раза больше баллов по шкале мудрых рассуждений, чем представители самого высокого социального класса. Уровень доходов и образования варьировался от рабочего класса до высшего среднего класса; ни очень богатые, ни очень бедные не были хорошо представлены в исследовании.

    Во второй части эксперимента дуэт набрал 200 человек в Анн-Арборе и его окрестностях, штат Мичиган, чтобы пройти стандартный тест на IQ и прочитать три письма в колонке советов «Дорогая Эбби».В одном письме, например, спрашивалось о выборе стороны в споре между общими друзьями. Затем каждый участник обсудил с интервьюером, как, по их мнению, будут развиваться ситуации, описанные в письмах. Судейская коллегия оценивала их ответы в соответствии с различными критериями разумного рассуждения. В приведенном выше примере размышления о том, как посторонний может взглянуть на конфликт, принесут очки мудрости, а полагаться только на свою точку зрения — нет.

    Как и в первой части эксперимента, представители низших социальных классов стабильно имели более высокие оценки мудрости, чем представители более высоких социальных классов, сообщили сегодня исследователи в Proceedings of the Royal Society B .Однако показатели IQ не были так или иначе связаны с мудрыми рассуждениями.

    Выводы имеют смысл, говорит Джаявикрем, поскольку люди, которые растут в среде рабочего класса, должны полагаться на общие общие ресурсы больше, чем люди из среднего класса, и поэтому оттачивают социальные методы, которые сглаживают конфликты со своими сверстниками. Представители среднего класса, напротив, склонны сосредоточивать внимание на образовании, которое улучшает их показатели IQ, но они не прикладывают столько усилий к навыкам разрешения конфликтов, говорит Гроссманн.

    Если вы хотите развить в себе мудрое рассуждение, советует Гроссманн, попробуйте использовать язык от третьего лица, когда думаете о конфликтах. Мысленно обращайтесь к себе и своему партнеру по конфликту по имени, например, поскольку это заставляет вас увидеть ситуацию так, как ее увидят другие. И ищите ситуации, в которых ваш собственный опыт и ожидания не находятся в центре внимания, например, посещая фестиваль мультикультурного кино или работая волонтером в приюте для бездомных.

    В конце концов, Гроссман хочет распространить свое изучение мудрости на людей, принадлежащих к крайним социальным слоям.«Я не удивлюсь, если результат будет еще более заметным среди очень богатых людей, но у нас пока нет данных, чтобы с ними поговорить», — говорит он. «Я хотел бы взять интервью у Дональда Трампа».

    Социальный класс | Безграничная социология

    Социальный класс

    Общество расслоено на социальные классы на основе богатства, дохода, уровня образования и рода занятий.

    Цели обучения

    Обсудите различия в формировании социальных классов, выявленные различными социологами

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Существуют конкурирующие модели мышления о социальных классах в США.С. — большинство американцев верят в трехуровневую структуру, которая включает верхний, средний и низший классы, но популярные варианты разграничивают верхний средний класс и рабочий класс.
    • Люди имеют тенденцию формировать отношения с другими членами своего класса и, как следствие, приобщаться к своему классу или узнавать его ценности поведения. Этот процесс усиливает различия между классами, поскольку каждая группа создает уникальную классовую культуру.
    • Из-за классовой мобильности в некоторых случаях люди могут также адаптироваться к культуре другого класса, поднимаясь или опускаясь в социальном порядке.
    Ключевые термины
    • социальная сеть : Сеть социальных, семейных и деловых контактов человека, которые предоставляют материальные и социальные ресурсы и возможности.
    • аккультурировать : Приобрести культуру (включая системы ценностей и убеждений) общества, в котором человек живет, начиная с рождения.
    • Классовая культура : Система убеждений, ценностей и поведения, присущая определенной социально-экономической группе.

    Большинство социологов согласны с тем, что общество стратифицировано по иерархической структуре социальных классов.Социальные классы — это группы людей в иерархии, обычно основанные на богатстве, образовании, профессии, доходе и принадлежности к субкультуре или социальной сети. Социальный класс в Соединенных Штатах — спорный вопрос, имеющий множество конкурирующих определений, моделей и даже разногласий по поводу самого его существования. Многие американцы верят в простую трехклассовую модель, которая включает высший класс, средний класс и низший класс или рабочий класс. Более сложные модели, предложенные социологами, описывают до дюжины уровней классов.

    Социальные классы США : Хотя социологи предлагают конкурирующие модели классовой структуры, большинство согласны с тем, что общество стратифицировано по роду занятий, доходу и уровню образования.

    Между тем, некоторые ученые отрицают само существование дискретных социальных классов в американском обществе. Несмотря на споры, большинство социологов согласны с тем, что в США существует структура социальных классов, в которой люди иерархически ранжированы. В других странах мира социальный класс может больше зависеть от расы / этнической принадлежности, положения при рождении или религиозной принадлежности.Например, в Мексике общество разделено на классы, определяемые европейским или коренным происхождением, а также богатством. В Великобритании классовое положение в некоторой степени зависит от семейного происхождения, при этом представители знати традиционно принадлежали к аристократии.

    Классовая культура

    Социальный класс иногда представляется как описание того, как члены общества распределяют себя по континууму позиций, различающихся по важности, влиянию, престижу и вознаграждению. С этой точки зрения, как только люди идентифицируют себя как принадлежащие к классовой группе, они начинают придерживаться поведения, которого они ожидают от этого класса.Таким образом, человек, который считает себя представителем высшего класса, будет одеваться иначе, чем человек, который считает себя представителем рабочего класса: один может носить деловой костюм каждый день, а другой, например, носить джинсы. Придерживаясь классовых ожиданий, индивиды создают более четкие различия между классами, чем они могли бы существовать в противном случае.

    Социологи, изучающие классовые различия с 1970-х годов, обнаружили, что каждый социальный класс обладает уникальными культурными особенностями. Было показано, что это явление, именуемое классовой культурой, оказывает сильное влияние на повседневную жизнь людей, затрагивая все, от того, как они воспитывают своих детей, до того, как они заводят и поддерживают романтические отношения, до цвета, в котором они живут. они красят свои дома.Общая тенденция людей ассоциироваться в основном с людьми, имеющими равное положение, усилила классовые различия. Поскольку социальные сети людей, как правило, принадлежат к их собственному классу, они приобщаются к своему классу или изучают ценности и поведение своего класса. Из-за классовой мобильности в некоторых случаях люди могут также адаптироваться к культуре другого класса, восходя или опускаясь в социальном порядке. Тем не менее, влияние классовой культуры на определение социальной иерархии является значительным.

    Объект

    Собственность — это совокупность владений человека и, следовательно, может быть лучшим показателем социального класса, чем доход.

    Цели обучения

    Опишите различные формы собственности — частной, общественной и коллективной — и их функции.

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Собственность выходит за рамки дохода как меры социального класса, поскольку отражает накопленное богатство (например, дома, акции, облигации, сбережения) в дополнение к потенциальному заработку.
    • Частная собственность отличается от государственной собственности и коллективной собственности, которая относится к активам, принадлежащим государству, сообществу или правительству, а не отдельным лицам или юридическим лицам.
    • Экономические либералы считают, что частная собственность необходима для построения процветающего общества.
    • Социалисты рассматривают отношения частной собственности как ограничивающие потенциал производительных сил в экономике.
    • Либертарианцы считают, что права частной собственности являются необходимым условием для рациональных и эффективных экономических расчетов.
    Ключевые термины
    • либертарианец : сторонник политической доктрины, которая подчеркивает индивидуальную свободу и отсутствие государственного регулирования и надзора как в вопросах экономики («свободный рынок»), так и в личном поведении.
    • экономические либералы : Экономический либерализм — это идеологическая вера в организацию экономики по индивидуалистическим принципам, так что максимально возможное количество экономических решений принимается частными лицами, а не коллективными институтами.

    Имущество означает общую сумму имущества, а также его регулярный доход. Он выходит за рамки дохода как меры социального класса, поскольку он отражает накопленное богатство (например, дома, акции, облигации, сбережения) в дополнение к потенциальному заработку. Собственность — лучший общий показатель социального класса, чем доход, поскольку многие люди, которые считаются богатыми, на самом деле имеют очень небольшой доход, а те, у кого меньше собственности, как правило, имеют меньше власти и престижа.

    Доход : Доход — это одна из форм собственности, которая вносит значительный вклад в измерение благосостояния.В Соединенных Штатах верхний 1% населения зарабатывает непропорционально большой национальный доход, что совпадает с их положением на вершине иерархии социальных классов.

    Частная собственность — это владение, контроль, занятость, возможность распоряжаться землей, капиталом и другими формами собственности и передавать их по наследству частным лицам и частным фирмам. Частная собственность отличается от государственной собственности и коллективной собственности, которая относится к активам, принадлежащим государству, сообществу или правительству, а не частным лицам или юридическим лицам.Понятие собственности не эквивалентно понятию владения. Собственность и собственность относятся к социально сконструированным обстоятельствам, которыми наделены отдельные лица или коллективные образования со стороны государства, тогда как владение — это физическое явление.

    Экономические либералы считают, что частная собственность необходима для построения процветающего общества. Они считают, что частная собственность на землю обеспечивает продуктивное использование земли и защиту ее стоимости от собственника. Если владельцы должны платить налоги на собственность, это вынуждает владельцев поддерживать продуктивную продукцию с земли, чтобы налоги оставались актуальными.

    С другой стороны, социалисты рассматривают отношения частной собственности как ограничивающие потенциал производительных сил в экономике. Они считают, что частная собственность становится бесполезной, когда она концентрируется в централизованных, обобществленных институтах, основанных на частном присвоении доходов, пока роль капиталиста не станет излишней.

    Наконец, либертарианцы считают, что права частной собственности являются необходимым условием для рациональных экономических расчетов, и что без четко определенных прав собственности цены на товары и услуги не могут быть определены «эффективным» способом, что делает невозможным наиболее эффективный экономический расчет.

    Мощность

    Сила относится к чьей-либо способности заставить других выполнять свою волю, независимо от того, хотят они этого или нет.

    Цели обучения

    Сравните положительные и отрицательные стороны использования власти и того, как власть действует в обществе

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Законная власть — власть, добровольно предоставленная отдельным лицам другими людьми, — называется «властью».
    • Незаконная власть, власть, полученная силой или угрозой применения силы, называется «принуждением».
    • Принуждение — это сила или угроза применения силы.
    • Влияние, в отличие от принуждения, относится к средствам использования власти.
    • Поскольку власть действует как в отношениях, так и во взаимности, социологи говорят о балансе сил между сторонами в отношениях. Все стороны во всех отношениях обладают некоторой властью.
    Ключевые термины
    • принуждение : Фактическая сила или угроза применения силы с целью принуждения другого лица; акт принуждения.
    • влияние : Действие, совершаемое одним человеком или предметом с такой силой в отношении другого, чтобы вызвать изменение.

    Сила относится к чьей-либо способности заставить других выполнять свою волю, независимо от того, хотят они этого или нет. Это также измерение способности объекта контролировать свое окружение, включая поведение других объектов. Законная власть, власть, добровольно предоставленная отдельным лицам другими, называется «властью»; незаконная власть, власть, полученная силой или угрозой применения силы, называется «принуждением».«В корпоративной среде власть часто выражается как восходящая или нисходящая. При нисходящей власти начальство компании влияет на подчиненных. Когда компания использует восходящую власть, подчиненные влияют на решения лидера. Часто изучение власти в обществе называют «политикой». ”

    Власть может рассматриваться как зло или несправедливость, но использование власти считается присущим людям как социальным существам. Использование власти не обязательно предполагает принуждение (применение силы или угрозы силой).С одной стороны, это больше похоже на то, что повседневные англоговорящие люди называют «влиянием», или средства, с помощью которых используется власть. Хотя власть можно рассматривать как различные формы ограничения человеческих действий, ее также можно понимать как то, что делает возможным действие, хотя и в ограниченном объеме.

    Поскольку власть действует как на основе отношений, так и на взаимной основе, социологи говорят о балансе сил между сторонами в отношениях. Все стороны во всех отношениях обладают некоторой властью. Социологическое исследование власти связано с обнаружением и описанием относительных сильных сторон — равных или неравных, стабильных или подверженных периодическим изменениям.Социологи обычно анализируют отношения, в которых стороны обладают относительно равной или почти равной властью с точки зрения принуждения, а не силы.

    Престиж

    Престиж относится к репутации или уважению, связанным с положением человека в обществе, которое тесно связано с его социальным классом.

    Цели обучения

    Сравните два типа престижа — достигнутый и приписываемый, и как престиж связан с властью, имуществом и социальной мобильностью

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Раньше престиж ассоциировался с фамилией, но для большинства людей в развитых странах сейчас престиж обычно привязан к профессии.
    • Высококвалифицированные профессии обычно имеют больший престиж, чем низкоквалифицированные.
    • Престиж часто связывают с двумя другими показателями социального класса — собственностью и властью.
    • Престиж — важный элемент социальной мобильности.
    Ключевые термины
    • род занятий : Обычная деятельность, выполняемая за плату, включая работу и профессии.
    • социальный класс : Группа людей в стратифицированной иерархии, основанной на социальной власти, богатстве, образовательном уровне и других критериях.
    • престиж : мера того, насколько хороша репутация чего-то или кого-то, или насколько благосклонно к чему-то или кому-то относятся.

    Престиж относится к репутации или уважению, связанным с положением в обществе. Человек может заработать престиж своими собственными достижениями, что называется достигнутым статусом, или он может быть помещен в систему стратификации по наследуемому положению, что называется присвоенным статусом. Например, раньше престиж ассоциировался с фамилией (приписываемым статусом), но для большинства людей в развитых странах престиж теперь обычно привязан к профессии (достигнутому статусу).Такие профессии, как врачи или юристы, как правило, имеют больший престиж, чем такие профессии, как бармен или уборщик. Престиж человека тесно связан с его социальным классом — чем выше престиж человека (по его роду занятий или, иногда, по фамилии), тем выше его социальный класс.

    Престиж часто связывают с двумя другими показателями социального класса — собственностью и властью. Например, судья Верховного суда обычно богат, пользуется большим авторитетом и обладает значительной властью.Однако в некоторых случаях человек по-разному оценивается по этим показателям, например, распорядитель похорон. Их престиж довольно низок, но у большинства из них доходы выше, чем у профессоров колледжей, которые являются одними из самых образованных людей в Америке и имеют высокий престиж.

    Престиж — сильный элемент социальной мобильности. С одной стороны, выбор определенной профессии или посещение определенной школы может повлиять на уровень престижа человека. Хотя эти возможности доступны не всем в равной степени, выбор человека может, по крайней мере в некоторой степени, повысить или понизить его престиж и привести к социальной мобильности.С другой стороны, определенные элементы престижа закреплены; Фамилия, место рождения, род занятий родителей и т. д. являются неизменными составляющими престижа, вызывающими социальное расслоение.

    Церемония в Оксфордском университете : Профессия профессора является примером профессии, имеющей высокий престиж, даже несмотря на то, что многие профессора не получают доходов в высшей экономической группе.

    Несоответствие статуса

    Несоответствие статуса возникает, когда социальное положение человека различается, и эти различия влияют на его или ее общий социальный статус.

    Цели обучения

    Обсудите концепцию непоследовательности статуса и то, как это явление может приводить к разочарованию людей

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Представленные социологом Герхардом Ленски в 1950-х годах теории несогласованности статуса предсказывают, что люди, чей статус непоследователен, будут более разочарованы и недовольны, чем люди с постоянным статусом.
    • Социологи исследуют проблемы несогласованности статусов, чтобы лучше понять статусные системы и стратификацию.
    • Макс Вебер сформулировал три основных аспекта стратификации в своем обсуждении класса, власти и статуса.
    Ключевые термины
    • социолог : социолог, специализирующийся на изучении общества, человеческого социального взаимодействия, а также правил и процессов, которые связывают и разделяют людей не только как индивидуумов, но и как членов ассоциаций, групп и институтов.
    • несоответствие статуса : Ситуация, в которой различное социальное положение человека может иметь как положительное, так и отрицательное влияние на его или ее социальный статус.
    • Макс Вебер : (1864–1920) Немецкий социолог, философ и политический экономист, оказавший глубокое влияние на социальную теорию, социальные исследования и саму социологию.

    Несоответствие статуса — это ситуация, когда социальное положение человека оказывает как положительное, так и отрицательное влияние на его или ее социальный статус. Представленные социологом Герхардом Ленски в 1950-х годах теории несогласованности статуса предсказывают, что люди, чьи статусы несовместимы, будут более разочарованы и недовольны, чем люди с постоянными статусами.Например, учитель может иметь положительный имидж в обществе (уважение, престиж и т. Д.), Который повышает ее статус, но он может зарабатывать мало денег, что одновременно снижает ее статус.

    Все общества имеют некую основу для социального расслоения, а индустриальные общества характеризуются множеством измерений, которым может быть приписана некоторая вертикальная иерархия. Понятие несоответствия статуса простое: оно определяется как занятие разных вертикальных позиций в двух или более иерархиях.Социологи исследуют проблемы несогласованности статусов, чтобы лучше понять статусные системы и стратификацию, а также потому, что некоторые социологи считают, что позиция несогласованности статусов может иметь сильное влияние на поведение людей.

    Макс Вебер сформулировал три основных аспекта стратификации в своем обсуждении класса, власти и статуса. Эта многогранная структура предоставляет базовые концепции для обсуждения несогласованности статусов. Теории несогласованности статуса предсказывают, что люди, чей статус непоследователен или выше по одному параметру, чем один по другому, будут больше разочарованы и недовольны, чем люди с постоянным статусом.

    Герхард Ленски первоначально предсказал, что люди, страдающие от непоследовательности статуса, будут отдавать предпочтение политическим действиям и партиям, направленным против групп с более высоким статусом. По словам Ленски, эту концепцию можно использовать для дальнейшего объяснения того, почему статусные группы, состоящие из богатых меньшинств, которых можно было бы считать консервативными, имеют тенденцию быть либеральными. С тех пор, как Ленский ввел термин, противоречие статуса оставалось спорным с ограниченной эмпирической проверкой.

    Школьный учитель : Учителя часто пользуются большим уважением и оказывают влияние на учеников и на местную политику, но у них, как правило, низкие доходы и мало накопленного богатства.

    Типы социальных слоев населения

    Типы социальных слоев населения

    Социальный класс относится к группе людей с одинаковым уровнем богатства, влияния и статуса. Социологи обычно используют три метода для определения социального класса:

    • Объективный метод измеряет и анализирует «неопровержимые» факты.
    • Субъективный метод спрашивает людей, что они думают о себе.
    • Репутационный метод спрашивает, что люди думают о других.

    Результаты этих трех методов исследования показывают, что сегодня в Соединенных Штатах примерно от 15 до 20 процентов относятся к бедным, низшим слоям населения; От 30 до 40 процентов относятся к рабочему классу; От 40 до 50 процентов относятся к среднему классу; и от 1 до 3 процентов относятся к богатым, высшим слоям общества.

    Низший класс

    Для низшего класса характерны бедность, бездомность и безработица.Люди этого класса, немногие из которых окончили среднюю школу, страдают от отсутствия медицинской помощи, адекватного жилья и еды, достойной одежды, безопасности и профессиональной подготовки. Средства массовой информации часто клеймят низший класс как «низший класс», неточно характеризуя бедных как матерей-пособников, которые злоупотребляют системой, рожая все больше и больше детей, отцов-пособников, которые могут работать, но не работают, наркоманов, преступников и общества ». мусор.»

    Рабочий класс

    Рабочий класс — это люди с минимальным образованием, которые занимаются «ручным трудом» с небольшим престижем или без него.Неквалифицированные рабочие в классе — посудомойщики, кассиры, горничные и официантки — обычно получают низкую заработную плату и не имеют возможности карьерного роста. Их часто называют рабочих бедняков . Квалифицированных рабочих этого класса — плотников, сантехников и электриков — часто называют «синими воротничками» . Они могут зарабатывать больше денег, чем работники среднего класса — секретари, учителя и компьютерные техники; однако их работа обычно требует больших физических затрат, а в некоторых случаях довольно опасна.

    Средний класс

    Средний класс — это класс «бутербродов». У этих белых воротничков больше денег, чем у тех, кто ниже их на «социальной лестнице», но меньше, чем у тех, кто выше них. Они делятся на два уровня в зависимости от богатства, образования и престижа. Нижний средний класс часто состоит из менее образованных людей с более низкими доходами, таких как менеджеры, владельцы малого бизнеса, учителя и секретари. Верхний средний класс часто состоит из высокообразованных бизнесменов и профессиональных людей с высокими доходами, таких как врачи, юристы, биржевые маклеры и генеральные директора.

    Высший класс

    Составляя от 1 до 3 процентов населения Соединенных Штатов, высший класс владеет более 25 процентами национального богатства. Этот класс делится на две группы: нижний верхний и верхний верхний . низший — высший класс включает тех, у кого есть «новые деньги» или деньги, полученные от инвестиций, деловых предприятий и т. Д. Высший высший класс включает те аристократические и «высшие» семьи со «старыми деньгами», которые были богатыми в течение нескольких поколений.Эти чрезвычайно богатые люди живут за счет унаследованного богатства. Высший высший класс более престижен, чем низший высший класс.

    Где бы ни берутся их деньги, оба сегмента высшего класса исключительно богаты. У обеих групп больше денег, чем они могли бы потратить, поэтому у них остается много свободного времени для развития различных интересов. Они живут в престижных районах, собираются в дорогих социальных клубах и отправляют своих детей в лучшие школы.Как и следовало ожидать, они также обладают большим влиянием и властью как на национальном, так и на глобальном уровне.

    Стресс — связь между низким социальным статусом и плохим здоровьем?

    Источник: Pixabay / Davidqr

    Деньги и статус важны для всех нас. Возможно, мы не осознаем, насколько они важны, пока не потеряем свой статус или не сможем позволить себе то, что мы ценим. Чтобы понять, с какими трудностями сталкиваются бедные люди при расстановке приоритетов в своих расходах, попробуйте поиграть в симуляцию SPENT.

    Один из таких приоритетов связан с расходами на здравоохранение, учитывая, что многие люди с более низким социально-экономическим статусом (SES) — социальным, образовательным и профессиональным рангом — имеют плохое здоровье. Почему у людей с более низким СЭС хуже здоровье?

    В статье, опубликованной в апрельском выпуске Current Directions in Psychological Science , Кундифф и его коллеги утверждают, что более низкий статус и плохое здоровье связаны через повышенное воздействие стресса и реакцию. В своей статье авторы резюмируют недавние исследования здоровья и статуса, а затем обсуждают методологические ограничения этого объема исследований и способы их улучшения. 1

    Состояние и здоровье

    Предыдущее исследование показало, что люди с более высоким СЭС живут дольше и имеют более низкие показатели заболеваемости, чем люди с более низким социально-экономическим статусом. Эта связь также была отмечена в различных исследованиях по всему миру, в странах, где есть универсальная медицинская помощь, и в странах без нее, а также в странах как с низким, так и с высоким уровнем доходов.

    Здоровье и социально-экономический статус взаимно влияют друг на друга сложным образом. Например, на здоровье человека при рождении и в детстве влияют ресурсы родителей.А здоровье человека в детстве будет напрямую влиять на его или ее здоровье в подростковом возрасте и косвенно — на качество его образования. Аналогичным образом здоровье подростков будет влиять на здоровье и род занятий / доход в зрелом возрасте. Наконец, здоровье в зрелом возрасте влияет на здоровье и пенсионный доход в старости. 2

    Через какие механизмы статус влияет на здоровье? Согласно одной точке зрения, психологические механизмы, связывающие более низкий статус и плохое здоровье, включают нехватку межличностных ресурсов (например,ж., социальная поддержка) и внутриличностные ресурсы (например, оптимизм, воспринимаемый контроль). Например, люди с более низким статусом обычно подвергаются большему количеству стрессовых ситуаций, истощающих их ресурсы. Кроме того, их нынешняя среда часто не позволяет им развивать или пополнять свои ресурсы. 3 Итак, может ли стрессовое воздействие и реакция на него объяснить, почему люди с более низким статусом чаще страдают плохим здоровьем?

    Связаны ли статус и здоровье через воздействие стресса и реакцию?

    Стресс можно концептуализировать по-разному, в том числе ситуаций , вызывающих стрессовую реакцию (например.g., развод), эмоциональный и поведенческий стресс , реакция на ситуацию (например, чувство неспособности справиться) и биологические изменения (например, высокое кровяное давление). 1

    Каковы доказательства того, что стресс является связующим звеном между более низким статусом и плохим здоровьем?

    Некоторые исследования показывают, что более низкий статус увеличивает вероятность заболевания из-за более частого и длительного воздействия источников стресса (например, бездомности, меньших возможностей трудоустройства, проживания в районе с высоким уровнем преступности).Однако другие исследования не обнаружили связи между стрессом и здоровьем. Почему?

    Авторы этого обзора считают, что отсутствие доказательств связано с методологическими ограничениями этих исследований.

    Например, объективные измерения стресса не позволяют уловить продолжительность и серьезность факторов стресса. Другая проблема связана с концептуализацией стресса с точки зрения биологической реакции (например, уровня воспаления): на биологические реакции влияют несколько факторов (например,g. на воспаление влияет стресс, но также и жировые отложения), поэтому оно может не отражать только эффекты стресса.

    Источник: Араш Эмамзаде (Cundiff et al., 2020)

    Кроме того, лабораторные манипуляции со стрессом (например, выполнение мысленных вычислений, выполнение публичных выступлений) не являются специфическими для стресса, связанного со статусом. Стресс, связанный со статусом, который мы должны измерять, обычно связан с финансовыми проблемами, социальным подчинением (реальным или мнимым), опытом дискриминации, неоднократным обесцениванием, чувством неспособности контролировать свое окружение и регулярным контролем со стороны других.

    Исследования этих показателей стресса, зависящих от статуса, могут показать более сильную поддержку воздействия стресса и реакции на него как пути, связывающего статус и здоровье (см. Рис. 1).

    Заключительные мысли

    Таким образом, многие люди подвергаются источникам стресса, которые являются серьезными или достаточно частыми, чтобы заставить их с трудом справиться. Для некоторых людей эти встречи с большей вероятностью приведут к ухудшению здоровья, потому что эти источники стресса более специфичны для опыта, связанного с более низким социально-экономическим статусом, например, работа на низко статусной и низкооплачиваемой работе.

    Лица с низким SES могут регулярно сталкиваться с дискриминацией, отвержением, принижением, доминированием и контролем. Они часто чувствуют, что не могут контролировать то, что происходит с ними и их семьями. Эти люди чаще страдают плохим здоровьем. И основным механизмом, объясняющим эту взаимосвязь, может быть стрессовое воздействие и реакция.

    Что определяет, как американцы воспринимают свой социальный класс?

    Термин «социальный класс» сегодня широко используется в американской культуре, но не имеет четкого определения или понимания.У большинства из нас есть чувство иерархии в обществе, от низкого до высокого, основанное на доходе, богатстве, власти, культуре, поведении, наследии и престиже. Слово «класс», добавленное после таких терминов, как «рабочий», «правящий», «нижний» и «верхний», является сокращенным способом описания этих ступеней иерархии, но с обычно расплывчатыми представлениями о том, что означают эти термины.

    Акцент на цели социальный класс влечет за собой прямое определение социального класса человека на основе социально-экономических переменных — в основном дохода, благосостояния, образования и профессии.Второй подход к социальному классу, которым мы здесь занимаемся, касается того, как люди помещают себя в категории. Это субъективный социальный класс — подход, который имеет свои трудности, но помогает объяснить класс с точки зрения людей. Это важно, поскольку то, как люди определяют ситуацию, имеет реальные последствия для ее исхода.

    Gallup в течение ряда лет просил американцев без всяких указаний разделить себя на пять социальных классов: верхний, средний, средний, рабочий и низший.Эти пять ярлыков классов представляют общий подход, используемый в популярном языке и исследователями. Последний анализ Гэллапа показал, что 3% американцев относят себя к высшему классу, 15% — к высшему среднему классу, 43% — к среднему классу, 30% — к рабочему классу и 8% — к низшему классу — с отмеченными изменениями в этих самоопределениях. через некоторое время.

    Что входит в определение класса, в который себя причисляют американцы? Мы не можем измерить все возможные переменные, теоретически связанные с классовым самоопределением, включая, в частности, семейное наследие и происхождение, престиж жилого района, поведение, связанное с одеждой, автомобилями, домами, манерами, супругами и семейным контекстом.Но мы можем посмотреть на статистическую взаимосвязь между социальным классом и списком социально-экономических и демографических переменных, включенных в совокупность трех опросов Gallup, проведенных осенью 2016 года. Этот анализ контролирует все другие переменные, что позволяет нам точно определить независимые влияние каждой переменной на идентификацию социального класса.

    Как и следовало ожидать, доход является мощным детерминантом социального класса, в который люди помещают себя, как и, в меньшей степени, образование.Возраст имеет значение, даже с учетом дохода и образования, как и регион, раса, независимо от того, работает ли человек, а также место проживания в городе, пригороде или деревне.

    Идентификация политической партии, идеология, семейное положение и пол американцев не имеют никакого значения в том, как они определяют себя, если учитывать другие переменные.

    На прилагаемом графике показана взаимосвязь между доходом и субъективным социальным классом. Статистическая модель, которую мы обсуждали выше, основана на комплексном анализе совокупности всех переменных одновременно; данные, представленные в таблице, являются простым отображением идентификации социального класса на каждом уровне дохода.

    • При самом низком уровне годового дохода домохозяйства, включенном в это исследование (менее 20 000 долларов в год), люди с одинаковой вероятностью идентифицируют себя как «нижний», «рабочий» и «средний».

    • Идентификация как низший класс быстро снижается с увеличением дохода, в то время как идентификация как рабочего и среднего класса увеличивается. Например, среди американцев с доходом от 30 000 до 40 000 долларов, что значительно ниже среднего дохода в США, менее 10% относятся к низшему классу.Рабочий класс несколько более распространен, чем средний класс.

    • Мы видим изменение примерно на 40 000 долларов; люди на этом уровне с большей вероятностью скажут, что они принадлежат к среднему классу, и с меньшей вероятностью назовут себя рабочим классом.

    • Идентификация рабочего класса значительно сокращается при уровне годового дохода 75 000-99 000 долларов США. Средний класс по-прежнему доминирует, но верхний средний класс становится несколько более преобладающим.

    • 150 000 долларов — это уровень дохода, при котором верхний средний класс становится наиболее доминирующей идентификацией социального класса, при этом почти все те, кто не выбирает верхний средний класс, выбирают средний класс.

    • Наконец, треть американцев, зарабатывающих 250 000 долларов в год и более, самая высокая широкая группа, которую мы представляем на графике, идентифицируют себя как высший класс, а большинство остальных — как верхний средний. В нашем опросе мало людей, которые говорят, что они зарабатывают 500 000 долларов в год или больше, и из этой небольшой группы, не представленной на диаграмме из-за небольшого размера выборки, только около половины говорят, что они принадлежат к высшему классу. Большинство остальных идентифицируют себя как высший средний класс.

    Наибольшее влияние образование на субъективный социальный класс происходит на уровне выпускника колледжа, когда идентификация рабочего класса значительно снижается, с сопутствующим ростом идентификации как высший средний класс.Идентификация среднего класса на удивление постоянна на всех уровнях образования. Менее половины идентифицируют себя как рабочий класс на любом уровне образования.

    Наибольшее влияние в возрасте оказывает на людей в возрасте 65 лет и старше, которые с большей вероятностью идентифицируют себя с более высоким социальным классом по сравнению с более молодыми людьми.

    Имеется влияние гонка . При прочих равных, белые чаще, чем небелые, идентифицируют себя с более высоким социальным классом.

    Люди, живущие в сельских районах , с меньшей вероятностью идентифицируют себя с более высоким социальным классом по сравнению с людьми, живущими в городских и пригородных районах.

    Последние мысли

    В то время как многие думают, что в современном американском обществе могут быть низший и высший классы, относительно немногие американцы с любым уровнем дохода или образования любят думать о себе как о принадлежащих к этим классам. Американцы с очень низким социально-экономическим статусом с такой же вероятностью будут относиться к рабочему или среднему классу, как и к низшему классу, в то время как американцы с очень высоким социально-экономическим статусом относят себя к верхнему среднему классу, а не к высшему классу.

    Эти данные в некоторой степени подтверждают популярную концепцию разделения на уровне выпускников колледжей между теми, кто принадлежит к рабочему классу, и теми, кто не является им. Тем не менее, менее 40% американцев без высшего образования идентифицируют себя как рабочий класс. Для тех, у кого есть средняя школа или какое-то высшее образование, средний класс вытесняет рабочий класс, в то время как для тех, у кого образование ниже среднего, большинство идентифицируют себя как со средним, так и с низшим классом. Короче говоря, резонанс американцев с ярлыком «рабочий класс» не так существенен, как можно было бы ожидать, даже для тех, кто не имеет высшего образования.

    Тот факт, что политическая идентичность не влияет на субъективный социальный класс, важен, учитывая исключительную важность пристрастия ко многому другому, что обнаруживается в наших данных. Другими словами, для людей с одинаковыми социально-экономическими и демографическими характеристиками быть демократом не делает более вероятным, чем республиканец, идентифицировать себя как рабочий класс. Равно как республиканец не делает человека более вероятным, чем демократ, идентифицировать себя как верхний средний или высший класс.

    .

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.