Основные параметры семейной системы – Тема: «Параметры семейной системы» | Psylist.net

Содержание

Тема: «Параметры семейной системы» | Psylist.net

Выделяют шесть основных параметров семейной системы:

  1. Стереотипы взаимодействия
  2. Семейные правила
  3. Семейные мифы
  4. Границы семьи
  5. Стабилизаторы семьи
  6. Семейная история
1. Стереотипы взаимодействия семьи

Под ними понимают сообщения, которыми члены семьи обмениваются друг с другом (муж улыбается жене, а она в ответ показывает язык – преамбула к скандалу или сексу и пр.). Сообщением в семье является любое событие. Гром кастрюль на кухне может означать рассерженность мамы).

Типы сообщений:

  1. Одноуровневые (по одному каналу) – например, звук захлопнувшейся двери.
  2. Двухуровневые – звук захлопнувшейся двери, плюс крик в догонку.
  3. Многоуровневые.

Один уровень всегда является словесным, 2-й – невербальным

Двух и многоуровневые сообщения делятся на:

  1. Конгруэнтные (совпадающие).
  2. Неконгруэнтные (несовпадающие, расходящиеся).

Если содержание информации по 2-м каналам совпадает – конгруэнтные.

Как дела? – улыбка и «всё хорошо» – конгруэнтное сообщение. Если же говорит – «всё хорошо», а голову опускает – не конгруэнтное сообщение.

Эти взаимодействия (интеракции) часто бывают повторяющимися и те стереотипы, которые часто повторяются, называются стереотипами взаимодействия.

В функциональной семье большая часть стереотипов взаимодействия является функциональной (конгруэнтной).

Радость на лице, в голосе и словах, также и печаль – конгруэнтный характер. Когда стереотипы взаимодействия носят конгруэнтный характер, тогда все события в семье являются ясными и понятными, также и эмоции и взаимоотношения. При этом происходит свободный эмоциональный обмен, семья способна вырабатывать здравые решения, в ней царит мир и спокойствие.

Для проблемной семьи особый интерес представляет анализ патогенных (неконгруэнтных) стереотипов взаимодействия.

К примеру, подросток приходит домой, говорит что всё хорошо и при этом опускает голову вниз. Это повод к родительской тревоге, фантазиям о том, что случилось, недоверие, желание подтверждения того, что произошло. Нарастает эмоциональное напряжение, возникает семейная проблема. И если она есть у мамы, папы, сына и бабушки, они начинают обмениваться, напряжение кумулирует, возникает патогенный стереотип взаимодействия в семье. Никто ни у кого не находит поддержки. Подобные стереотипы ведут к серьёзным нарушениям взаимодействия в семье. Чем более дисфункциональной является семья, тем с большим объёмом неконгруэнтных стереотипов мы встречаемся.

Нужно наблюдать за взаимодействием в семье и выбирать неконгруентность, чтобы потом назначить правильную коррекцию. Стереотипы можно отследить только наблюдая за семьёй в целом. Самым значительным стереотипом является стереотип, описанный в конце 69-х годов группой Американских психологов под руководством Грегори Бейтсона. Они вначале исследовали формы общения в семьях с больным шизофренией. В результате они установили, что в каждой из этих семей встречается особый стереотип двойной связи.

Сущность двойной связи заключается в том, что к ребёнку постоянно поступают неконгруэнтные сообщения в ситуации, когда он не может выйти или отстраниться или проверить саму ситуацию взаимодействия. Матери на словах говорили детям, что они их любят, но не вербально это не подтверждалось. Ребёнок мал и не может проверить правильность послания. На одном уровне коммуникации показывается неприязнь, а на другом (словесном) говорится о любви.

Если ребёнок получает такое двойное послание, возникает состояние растерянности – какой части этого двойного послания верить? Соответственно ребёнок не может получить должной эмоциональной привязанности. Присоединюсь к «люблю» – она отодвинется. Присоединюсь к «отодвинется» – она меня наругает. Такой ребёнок оказывается в состоянии хронической растерянности. Шизофрения, в таком случае, своеобразный выход из состояния постоянной растерянности, посредством аутизма.

Консультант в этом случае, способствует трансформации неконгруентных стереотипов в конгруэнтные. Неконгруэнтные стереотипы – это очень сильная привычка, изменить её невозможно, пока не увидишь себя со стороны.

2. Семейные правила

В каждой семье существуют свои правила жизни. Они делятся на гласные и негласные, о которых все знают, по которым все живут, но которые не озвучиваются либо не сознаются. Если речь идёт о гласных правилах, то по ним договориться легко. Если они не озвучены, подчинения негласны, люди делают вид, что правил нет. Важно выявить не только гласные, но негласные правила.

Правила бывают ещё:

  1. Культуральными, которые существуют в конкретной культуре и принимаются многими семьями. Они известны всем членам семьи и всем семьям. Например, родители не должны заниматься сексом на глазах у детей.
  2. Уникальные правила касаются каждой отдельной семьи, возникают в силу уникальности истории семьи и известны только членам этой семьи. Часто они бывают негласными.

Правила касаются основных сфер жизнедеятельности семьи. Муж работает, жена домохозяйка. Правила касаются сферы досуга, домашнего хозяйства. Они способствуют распределению семейных ролей и функций.

Правила в каждой семье определяют место для члена семьи, которое он займёт в семейной иерархии. Новый элемент в этой структуре будет продвигаться по правилам. Правила распространяются на место детей в семье.

Совокупность всех семейных правил подчиняется закону гомеостаза (сохранения), который обеспечивает постоянство этих правил. Если кто-то может указать на это негласное семейное правило, может стать для семьи persona nongrata.

Правила нуждаются в изменении в соответствии с динамикой семейной жизни. Это болезненный процесс.

Правила семейной жизни касаются всех областей жизни. Часть вырабатывается внутри семьи (уникальные), часть вносится в семью культурально. Правила касаются распределения ролей в семье. Они достаточно противоречивы. С одной стороны, есть правило, что муж – глава семьи, с другой стороны – есть правило равноправия между мужчиной и женщиной. Правила определяют борьбу за власть внутри семьи и определяют семейную дисфункцию.

Правила можно разделить на:

  1. Функциональные.
  2. Дисфункциональные.

Дисфункционльным в правиле может быть его содержание. Те, кто позволяет совершать насилие в семье, устанавливают дисфункциональные правила. Дисфункциональные правила отличаются устойчивостью (ригидностью). Любое трудно изменяемое правило является дисфункциональным.

Функциональными являются те правила, которые можно менять. Чтобы помочь семье, нужно выявить дисфункциональные правила.

3. Семейные мифы.

Это сложное семейное знание, часто плохо осознаваемое, которое складывается из совокупности семейных правил, сформировавшихся в течение, как минимум, трех поколений и которые являются, как бы, продолжением фразы «Мы – это…» Обычно семейный миф пребывает в латентном состоянии. Он просыпается, когда:

  1. В семью входит посторонний человек.
  2. В моменты серьёзных социальных перемен.
  3. В ситуации с семейной дисфункцией.

Обычно в функциональной семье миф находится очень глубоко. Чем более семья становится дисфункциональной, тем больше начинает просыпаться миф. Миф не всегда является дисфункциональным. Он может быть вполне естественным и определяться теми условиями, где живёт семья. Но если в 1-м поколении он воспринимается нормально, то к третьему он может стать болезненным для кого-то из членов семьи.

Люди, находящиеся внутри мифа, как правило этот миф не осознают. Поскольку они находятся внутри мифа, то и реальность они начинают видеть в категориях этого мифа. Часто семейные мифы соответствуют известным древнегреческим мифам. В семьях живут Гераклы, Домоклы, Танталы и пр.

В зависимости от этапа развития мифа, семья может развиться из функциональной в дисфункциональную. Миф: «Мы – дружная семья…» в двух поколениях, в третьем поколении приводит к сложностям отделения детей от родителей.

4. Границы семьи

Любая семья – это система, а любая система имеет свою структуру и границы. Границы семьи тесно зависят от состояния границ больших социальных систем. Чем более открыты границы большей социальной системы (государства), тем более закрытыми являются границы меньшей социальной системы (семьи) и наоборот. 70 лет СССР был закрытым государством, при этом семьи были очень открытыми. Теперь система государства открылась и границы семьи стремительно закрываются. Формируется позитивное отношение к закрытым семейным системам. Но если границы семьи закрыты, то границы подсистемы (мамы, папы) всё более открываются. Для таких систем очень частыми являются вертикальные дисфункциональные коалиции (мама с дочкой против папы). Все вертикальные коалиции дисфункциональны, а горизонтальные – функциональные.

При консультировании важно ответить на вопрос – где границы, какие они, как они проходят, почему происходит перестройка.

Треугольник позволяет увидеть коалиции: вечерний треугольник и дневной треугольник. Например, в семье папа, мама, ребёнок и телевизор. Вечерний треугольник, когда ребёнок спит. Если папа с мамой не разговаривают, общение может идти через ребёнка. Когда ребёнок вечером усыпает, его место в треугольнике занимает телевизор.

Границы семьи видны с первого взгляда. Они хорошо видны на основании того, как семья взаимодействует с близкими семьями.

5. Стабилизаторы семьи

В каждой семье, как функциональной так и дисфункциональной имеются свои стабилизаторы:

  • формы активности
  • люди
  • материальные вещи и пр.

Они поддерживают жизнедеятельность семьи, продлевая её жизнь

Функциональные стабилизаторы:

  1. Общее место проживания
  2. Общие финансовые средства
  3. Общие формы активности и деятельности
  4. Общие развлечения и пр.

Дисфункциональные стабилизаторы – те, которые продлевают время жизни дисфункциональной семьи:

1. Дети
Они являются элементом семейной системы, растут и развиваются в ней. В функциональной семье они стабилизаторами не являются. Но в дисфункциональной, вместо того, чтобы семья тратила энергию на своё развитие, все элементы системы тратят массу энергии на сохранение семьи. Ребёнок своим присутствием заставляет семью не распадаться. Дети стали становиться такими стабилизаторами в последние 100 – 150 лет, что связано с увеличением продолжительности жизни. Раньше браки длились не более 20 лет, дети не успевали стать стабилизаторами.

В соответствии с законом гомеостаза семья пытается сохранить свою стабильность и ребёнок выполняет роль стабилизатора, удерживающего семью от распада.

2. Болезни
Как болезни, возникающие помимо влияния семейной системы (соматические), так и расстройства порождённые самой системой (психосоматические и психические). Если в семье появляется больной ребёнок, то он становится дисфункциональным стабилизатором системы. Аналогично, если в семье появляется психически больной. Могут возникать и различные психосоматические расстройства, которые также заставляют существовать семью достаточно долго.

3. Нарушения поведения
Существует достаточное количество семей, где дети убегают из дома, совершают мелкие кражи и пр. Это становится своеобразными стабилизаторами семьи. Эти нарушения поведения часто являются реакцией на дисфункциональность отношений в семье. Двойки в дневнике – часто бессознательное действие к тому, чтобы обратить внимание родителей на детей. Такой проблемный ребёнок продлевает время жизни дисфункциональной семьи.

4. Супружеские измены – при синдроме страха близости.

6. Семейная история

Многие дисфункциональные стереотипы в семье воспроизводятся в поколениях. Например, алкоголизм, суициды, лавеласы и пр.

Сегодня точно установлены генетические заболевания и просто стереотипы поведения с стереотипами наследования. Отсюда, семейные психологи интересуются семейной историей жизни изучаемой семьи и каждого из членов семьи, которую они составляют. Этот интерес помогает понять то актуальное неблагополучие, которое возникало. Одной из техник, по которой можно правильно узнать историю является техника генограмм. Её создал Мюрей Боуель – американский психолог. Эта техника позволяет записать не только структуру семьи, но и верифицировать тот или иной тип взаимоотношений в семьях. Кружок – обозначание женщины, квадрат – мужчина. Линия их соединения – брак. Дети обозначаются соответственно кружочком или квадратиком, внутри ставится возраст. Это даёт представление о характере отношений в семье. Если в семье кто-то умер, это обозначается перечеркнутым квадратом, ставятся даты жизни и смерти. Аборты и выкидыши – перечеркнутый треугольник. Развод обозначается двумя параллельными линиями. Восстановление брака – линия, повторно соединяющая квадрат и круг. Связь без брака – пунктирная линия. Также фиксируют и характер отношений – две параллельные линии при хороших отношениях, дистантные отношения – пунктирная линия. В семьях бывают симбиотические отношения – 3 параллельных линии. Это очень близкие отношения с выраженной эмоциональной зависимостью людей друг от друга. При увеличении межличностной дистанции – дети трудно переносят разлуку. Возникают различные невротические состояния, ребёнок становится более инфантильным, он не в состоянии начать и вести самостоятельную жизнь. Если 2 элемента обводятся пунктирной линией – имеется коалиция. Если есть коалиция симбиотическая связь – возникает дисфункция. Любая дисфункция по вертикали будет воспроизведена по горизонтали.

Две косые линии – отношения типа эмоционального разрыва. Конфликтные отношения в семьях изображаются волнистой линией.

Амбивалентные отношения – 2 параллельные линии, перекрещенные синусоидой – когда люди испытывают друг к другу сильные противоречивые отношения. Периоды близости чередуются с конфликтами.

На полях генограммы указаны имена, даты рождения и смерти и значительные даты в истории семьи (переезды, аресты и пр.) Если генограмму рассмотреть в трех поколениях, можно установить источник семейного мифа. Эта техника позволяет установить границы семьи, у кого были аналогичные стереотипы. Есть определённые закономерности, которые в семье воспроизводятся.

Техника генограммы позволяет также определить степень дифференциации в семье. Что такое дифференциация – это понятие определяющее характеристику индивидуальной психики и отражает степень разграниченности индивидуального и функционального. Чем ниже уровень дифференциации тем легче мыслительные процессы подпадают под власть эмоций. Тем выше зависимость поведения индивида от ситуации. Существует шкала дифференциации с 4-мя областями.

Крайняя область 0 – 25% – эмоции полностью доминируют над мыслительными процессами. Установки поведения полностью зависят от стереотипов. В стабильных условиях функционирует опираясь на здравый смысл, но при небольшом стрессе, эмоции приобретают над таким человеком полную власть.

При 25 – 50% человеком также преимущественно обладают эмоции, но они в большей мере являются приспособительными и в меньшей степени обусловлены средой. Здесь присутствует целенаправленное поведение, но человек чрезмерно зависим от мнения других. Каждый шаг человек сверяет со средой и не очень доверяет самому себе. Значимые поступки человек может не совершать, если среда посмотрит на это негативно.

50 – 70% интеллектуальные функции достаточно сформированы, чтобы не подпадать под эмоции. Они берут верх только при сильном стрессе. Большая часть человечества подпадает под этот параметр. Интеллект определяет принятие решений, а эмоции активно проявляются в близких отношениях.

Как это связано семьёй. Недифференцированность означает, что при взаимодействии в группе индивид легко вступает в эмоциональное слияние с другими. Человек, не способный отделить свой разум от эмоций не может этого отделить и в других, особенно в близких. Такой человек сам того не осознавая заряжает семью разными эмоциями. Такая семья называется эмоционально слитной. Семейная эго масса – не понятно, кто является источником эмоций. Эта эмоциональная слитность начинает сказываться и на модели индивидуального поведения и семейного тоже. Ребёнок в такой семье будет заражаться к примеру эмоциями мамы. Создав свою семью он будет стараться чрезмерно слиться с своей женой.

В слитных семьях взаимная эмоциональная вовлеченность столь велика, что они знают мысли друг друга и фантазии. Если такая сверхблизость наблюдается постоянно, это становится невыносимым. Такая сверхблизость характеризуется периодами отчуждений. То периоды сверхблизости, то отчуждения. Часто в таких амбивалентных семьях появляются дети – шизофреники. Выход из такой слитной семьи может осуществляться не путём сепарации, а путём эмоционального разрыва. Каждый является жизненно важным элементом друг для друга. Когда сын будет стремиться к отделению, мать будет стараться всеми силами его удержать. В лучшем случае его женят на ком-то. При такой слитности не возможно устанавливать дистанцию в семье на конечную величину. Не возможны сохранения отношений взрослого сына и матери. Возникает 2 варианта – либо состояние слияния и тогда симбиоз, либо ситуация разрыва и тогда дистанция становится бесконечной. Ситуация эмоционального разрыва оказывается не противоположностью, а её оборотной стороной, т.е. наоборот предполагает сверхблизость. Это значит, что такой сын может уйти от симбиоза с мамой может разорвать связь с мамой и уехать за тридевять земель. Но образ мамы он всё равно увезёт с собой. Эти отношения всё равно останутся в нём. И в новых отношениях с женой он всё равно будет продолжать воспроизводить отношения с матерью. Гены здесь ни при чем, только стереотип. Таким образом эта низкая дифференцированность на индивидуальном уровне приводит к тому, что семья также будет характеризовать с незрелостью, низкой стрессустойчивостью, зависимостью от массового сознания и мнении окружающих, нереалистической самооценкой. Сверхблизость будет чередоваться с отчуждённостью. Эмоциональное состояние семьи будет зависеть от одного и того же фактора. Жена в печали и муж приходя домой впадает в печаль, туда же впадают и дети без разбора к причинам. Семья будет характеризоваться устойчивостью к воздействию психолога, консервативностью Любые внешние воздействия для семьи могут оказаться фатальными. Это люди, которые друг без друга жить не могут. Отсюда невозможность приспосабливаться к изменениям, в том числе переходить из одной стадии семейной жизни в другую.

При анализе генограмм можно вполне выявить ещё одно ключевое понятие – треугольник. Это структура, включающая 3-х человек. Отличается большей степенью устойчивости. Очень часто внутри треугольника начинают образовываться коалиции, которые возникают следующим образом:

Если в какой-то семье чередуются сверхблизости с отчуждением, то на каком-то этапе может возникнуть ситуация эмоционального разрыва. Если эти отношения чем-то не стабилизировать, то весьма возможен распад семьи. Тогда находится третий участник, которого пара вовлекает в свои отношения и на которого может быть вылит избыток эмоций. Это названо триангуляцией семьи. Муж не может найти отношения с тёщей, жена оказывается объектом триангуляции – какой ты муж? какая ты жена?

При триангуляции вместо эмоционального обмена между супругами эмоциональные каналы между ними перекрываются, и открываются в отношении третьего человека. Эмоциональный обмен очень нарушается, третьего отпускают, когда мир, но когда конфликт нарастает подтягивют триангулированного члена семьи. По сути он живёт не для себя а для обслуживания дисфункции членов семьи. Это способ стабилизации семьи. Обычно такими являются наименее недифференцированные члены семьи – либо тёща, либо дети. Для треугольника могут использоваться не только люди, но и домашнее животное, либо хобби (рыбалка), религиозная деятельность, работаголизм, идеология (коммунистическая). При семейной терапии первое, что делает семья, она стремится триангулировать психолога, включить его в треугольник. Важно на это не поддаваться. Семейное консультирование всегда нейтральное и дистанцированное, сохраняя возможность позитивных действий в семье. Это сложно достичь, но важно соблюдать максимальную нейтральность.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Психология ребенка:

psylist.net

1.4. Структура и основные параметры семейной системы

Перечень всех учебных материалов

Государство и право
Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология

1.4. Структура и основные параметры семейной системы

  Следующей характеристикой семейной группы (после функций) является её структура. Американский психотерапевт С. Минухин отмечает, что взаимодействие членов семьи подчиняется определенным закономерностям. Эти закономерности обычно не формулируются явно или даже не осознаются; однако они формируют нечто целое, а именно — структуру семьи. Структурный подход к семьям основан на представлении о том, что семьи есть нечто большее, чем индивидуальные «биопсиходинамики» её членов. С. Минухин заключает, что реальность структуры — это реальность другого порядка по сравнению с реальностью отдельных членов семьи [4;5]. Вопрос определения структуры семьи является довольно сложным как в теории, так и в практике оказания психологической помощи семье.
  Семейная структура представляет собой совокупность элементов и взаимосвязей между ними. С. Минухин и Ч.Фишман в качестве структурных элементов семьи как системы выделяют супружескую, родительскую, сиблинговую и индивидуальную подсистемы, представляющие собой дифференцированные совокупности семейных ролей, которые позволяют семье выполнять определенные функции [24].
  Взаимоотношения между структурными элементами семейной системы характеризуются следующими свойствами: сплоченность, иерархия, гибкость. Сплоченность можно определить как психологическое расстояние между членами семьи. Иерархия характеризует отношения доминирования-подчинения в семье и включает в себя характеристики различных аспектов семейных отношений: авторитетность, доминирование, степень влияния одного члена семьи на других, власть принимать решения. Гибкость означает способность семейной системы адаптироваться к изменениям внешней и внутрисемейной ситуации.
  Структура семьи, по мнению отечественных семейных психотерапевтов, включает в себя следующие элементы [29;33;43]:
  1. Численный и персональный состав семьи.
  2. Семейные правила.
  3. Семейные роли.
  4. Семейные подсистемы.
  5. Границы семьи.
  6. Мифы и легенды
  А.Я. Варга выделяет шесть параметров семейной системы, с помощью которых можно описать любую семейную систему [4, с.36]:
  1. Стереотипы взаимодействия.
  2. Семейные правила.
  3. Семейные мифы.
  4. Границы.
  5. Стабилизаторы.
  6. Семейная история.
  Рассмотрим подробнее структурные элементы и параметры семейной системы.
  1. Численный и персональный состав семьи — означает, кто физически или психологически присутствует в данной семейной системе, например разведенные семьи, повторные браки. При работе с семьей важно знать, кого каждый из членов семьи считает её членом, т.к. нередки случаи, когда члены семьи не согласны в том, кто входит в её состав. Особенно важно решение этого вопроса для разведенных семей и вступивших в повторный брак.
  2. Семейные правила — совокупность оснований и требований, на которых строится жизнь семьи. Отсутствие правил и норм приводит к хаосу в семейной системе. Нечеткость правил и норм может способствовать росту тревоги у членов семьи, тормозить развитие, как всей семейной системы, так и отдельных её членов. Правила позволяют членам семьи ориентироваться в реальности и придают устойчивость семье в целом благодаря тому, что каждый знает свои права и обязанности. Выделяют следующие правила:
  а) явные — заключаются в семье открыто и провозглашены явно, например: стучи в закрытую дверь; никогда не повышай голоса; родители устанавливают время, когда маленьким детям нужно идти спать.
  б) скрытые — известны членам семьи, но открыто не провозглашаются, например: тема алкоголизма матери запретна; не говори ни о чем сексуальном, это расстроит маму; если есть проблемы, лучше поговори с отцом.
  в) неосознаваемые. Много правил не осознается членами семьи. Просто они поступают определенным образом, даже не задумываясь, что можно поступить иначе. Эти правила можно выявить, наблюдая за реальным поведением членов семьи, за тем, как они, например: принимают решения; что-либо обсуждают. Например: 1) если отдыхает отец, все ведут себя очень тихо; если мать — можно пошуметь; 2) последнее слово в споре, в обсуждении — за отцом.
  3. Семейные роли понимаются как цели, убеждения, чувства, ценности, действия, которые ожидаются или приписываются человеку, занимающему определенное место в семейной системе. Выделяют:
  а) конвенциальные — роли, определенные правом, моралью, традицией. Например: роли мужа, жены, матери, отца, ребенка, брата, сестры и т.п. Самые общие права и обязанности для мужа, жены, отца, матери, равно как и детей по отношению к родителям установлены законодательно. Конкретные нормы и правила определяют, что должно выполняться носителем конвенциальной роли. Например: мать должна помогать детям в овладении различными умениями, контролировать их поведение и т.п.
  б) межличностные — роли, которые определяются личностными особенностями, склонностями их носителей (лидер, диктатор, любимчик, ведомый и др.).
  Выделяют следующие требования к семейным ролям:
  1. Совокупность ролей, которые выполняет индивид в семье, должна обеспечивать удовлетворение его потребностей в уважении, признании и т.п.
  2. Выполняемая семейная роль должна соответствовать возможностям носителя данной роли.
  Если требования роли непосильны, у носителя роли возникает тревога, нервно-психическое напряжение. Например, это может возникнуть у ребенка, который выполняет «роль родителя» (в силу отсутствия, болезни и т.п.).
  3. Совокупность семейных ролей, которые выполняет индивид в семье, должна обеспечивать удовлетворение не только его потребностей, но и потребностей других членов семьи.
  Например, ролевая структура, при которой отдых одних членов семьи обеспечивается за счет непомерного труда другого члена, может стать психотравмирующей.
  Одно из наиболее интересных направлений в современной психотерапии связано с выявлением и изучением так называемых патологизирующих ролей в семье. Патологизирующие семейные роли — такие межличностные роли, которые в силу своей структуры и содержания оказывают психотравмирующее воздействие на своего носителя [44]. Например, роль козла отпущения, роль «семейного мученика» без остатка жертвующего собой во имя семьи, роль «больного человека».
  4. Подсистемы — это структурный элемент семейной системы, и их динамика тесно связана с жизненным циклом семьи.
  1. Первая — это подсистема супругов.
  Данная подсистема образуется с заключением брака. Одновременно начинается процесс адаптации, принимаются и уточняю

txtb.ru

подсистемы и границы семьи, семейные правила, семейные мифы, стабилизаторы) — Мегаобучалка

Семейная система — это группа людей, связанная общим местом проживания, совместным хозяйством, а главное — взаимоотношениями.

Подсистемы – это структурный элемент семейной системы, и их динамика тесно связана с жизненным циклом семьи.

Первая – это подсистема супругов. Данная подсистема образуется с заключением брака. Одновременно начинается процесс адаптации, принимаются и уточняются роли мужа и жены. На этот процесс существенное влияние оказывает опыт, приобретенный в родительских семьях.

Вторая – это подсистема родителей. Появляется после рождения ребенка. Родительская подсистема изменяется, приспосабливается к возрастным особенностям детей. Она должна учитывать потребности всех растущих в семье детей.

Третьяподсистема детей. Данная подсистема предоставляет возможность ребенку быть только ребенком; позволяет изучать отношения сверстников; формировать необходимые коммуникативные навыки для общения со сверстниками и со взрослыми. Поэтому хорошо, когда больше одного ребенка в семье.

Границы семьи – это правила, определяющие, кто и как участвует во взаимодействии. Границы – это гласные и негласные договоренности между членами семьи относительно того, кто и что может себе позволить делать в семье и за пределами семьи. (Например, кто может задерживаться на работе, кто может приглашать к себе друзей, гостей; с кем можно встречаться вне семьи и т.п.)

В.М. Целуйко выделяет следующие виды границ семьи:

а) внешние – регулируют отношения между семьей и социальным окружением; определяют разницу в поведении с членами семьи и с социальным окружением.

б) внутренние – регулируют отношения между различными подсистемами внутри семьи.

В.М. Целуйко рассматривает следующие типы внутренних границ:

1) четкие – подразумевают совершенно определенные права, обязанности, нормы поведения для членов каждой подсистемы (родительской, детской, супружеской), такие правила улучшают коммуникацию в семье, облегчают согласование и приспособление участников разных подсистем;



2) ригидные (жесткие) – обеспечивают автономию членов семьи, изолируют их друг от друга. Семье с ригидными внутренними границами трудно функционировать, т.к. у ее членов нет навыков согласования.

3) диффузные (размытые) – это такие границы, при которых утрачивается автономия членов семьи, и неясны функции подсистем. (Так, в семье с диффузными границами, например, подсистема супружеской пары как бы исчезает, растворяясь в родительской подсистеме, супругам не хватает интимности в отношениях.)

Е.Н. Юрасова выделяет следующие свойства границ семьи:

а) гибкость – это способность границ к изменениям.

б) проницаемость – это свойство внешних границ. Проницаемость границ – это установки семьи на взаимодействие, контакты с внешним окружением. (Когда внешние границы отличаются высокой проницаемостью, они становятся диффузными, и это ведет к избыточному вмешательству в жизнь семьи других людей. Непроницаемость границ резко снижает возможность необходимого общения с внешним миром.)

Семейные правила – совокупность оснований и требований, на которых строится жизнь семьи. Правила позволяют членам семьи ориентироваться в реальности и придают устойчивость семье в целом благодаря тому, что каждый знает свои права и обязанности.

Правила касаются основных сфер жизнедеятельности семьи. Они способствуют распределению семейных ролей и функций.

Правила в каждой семье определяют место для члена семьи, которое он займёт в семейной иерархии. Совокупность всех семейных правил подчиняется закону гомеостаза (сохранения), который обеспечивает постоянство этих правил. Правила нуждаются в изменении в соответствии с динамикой семейной жизни. Это болезненный процесс.

Отсутствие правил и норм приводит к хаосу в семейной системе. Нечеткость правил и норм может способствовать росту тревоги у членов семьи, тормозить развитие, как всей семейной системы, так и отдельных еѐ членов.

Выделяют следующие правила:

а) явные – заключаются в семье открыто и провозглашены явно (Например: стучи в закрытую дверь; никогда не повышай голоса; родители устанавливают время, когда маленьким детям нужно идти спать.)

б) скрытые – известны членам семьи, но открыто не провозглашаются (Например: тема алкоголизма матери запретна; не говори ни о чем сексуальном, это расстроит маму; если есть проблемы, лучше поговори с отцом.)

в) неосознаваемые. Много правил не осознается членами семьи, просто они поступают определенным образом, даже не задумываясь, что можно поступить иначе. Эти правила можно выявить, наблюдая за реальным поведением членов семьи, за тем, как они, например принимают решения; что-либо обсуждают. (Например: 1) если отдыхает отец, все ведут себя очень тихо; если мать – можно пошуметь; 2) последнее слово в споре, в обсуждении – за отцом.)

Правила бывают ещё:

1. Культуральными, которые существуют в конкретной культуре и принимаются многими семьями. Они известны всем членам семьи и всем семьям. Например, родители не должны заниматься сексом на глазах у детей.

2. Уникальные правила касаются каждой отдельной семьи, возникают в силу уникальности истории семьи и известны только членам этой семьи.

Семейный миф – это многофункциональный семейный феномен, плохо осознаваемый, формирующийся в виде совокупности представлений членов данной семьи о ней самой. Миф – это сложное семейное знание, которое является продолжением такого предложения, как: «Мы – это…».

Обычно семейный миф пребывает в латентном состоянии. Он просыпается, когда:

1. В семью входит посторонний человек.

2. В моменты серьёзных социальных перемен.

3. В ситуации с семейной дисфункцией.

Обычно в функциональной семье миф находится очень глубоко. Чем более семья становится дисфункциональной, тем больше начинает просыпаться миф. Миф не всегда является дисфункциональным. Он может быть вполне естественным и определяться теми условиями, где живёт семья.

Функция семейного мифа заключается в сокрытии от осознания отвергаемой информации о семье в целом и о каждом ее члене.

Цель «семейного мифа» – закамуфлировать те конфликты и неудовлетворенные потребности, которые имеются у членов семьи, согласовать их идеализированные представления друг о друге.

Негативное действие семейных мифов заключается в том, что семья становится ригидной; они препятствуют ее нормативным изменениям, связанным с динамикой жизненного цикла семьи.

Таким образом, можно воспринимать семейный миф как своеобразный механизм психологической защиты семьи, который выполняет оберегающую функцию и способствует поддержанию целостности семейной системы. (Наиболее известными являются следующие семейные мифы: «Мы – дружная семья»; «Мы – семья героев».)

Стабилизаторы семьи.В каждой семье, как функциональной так и дисфункциональной имеются свои стабилизаторы.

Примеры функциональных стабилизаторов: общее место проживания, общие дела, общие деньги, общие развлечения и пр. Они поддерживают жизнедеятельность семьи, продлевая её жизнь.

Дисфункциональные стабилизаторы – те, которые продлевают время жизни дисфункциональной семьи:

1. Дети. Они являются элементом семейной системы, растут и развиваются в ней. Вместо того, чтобы семья тратила энергию на своё развитие, все элементы системы тратят массу энергии на сохранение семьи. Ребёнок своим присутствием заставляет семью не распадаться.

2. Болезни. Если в семье появляется больной ребёнок, то он становится дисфункциональным стабилизатором системы. Аналогично, если в семье появляется психически больной. Могут возникать и различные психосоматические расстройства, которые также заставляют существовать семью достаточно долго.

3. Нарушения поведения. Существует достаточное количество семей, где дети убегают из дома, совершают мелкие кражи и пр. Это становится своеобразными стабилизаторами семьи. Эти нарушения поведения часто являются реакцией на дисфункциональность отношений в семье. Двойки в дневнике – часто бессознательное действие к тому, чтобы обратить внимание родителей на детей. Такой проблемный ребёнок продлевает время жизни дисфункциональной семьи.

4. Супружеские измены – при синдроме страха близости. Можно представить следующий стереотип взаимодействия по поводу измен: измены, выяснение отношений и скандалы по поводу измен, примирение. Живут вместе, пока не накопится напряжение от нерешенных проблем. Напряжение достигает какого-то предела – дальше все повторяется.

megaobuchalka.ru

Тема Параметры семейной системы. План

Тема 2.3. Параметры семейной системы.

План


  1. Стандарты взаимодействия членов семьи.

  2. Семейные правила.

  3. Семейные мифы.

  4. Стабилизаторы семейной системы.

  5. Семейная история.

Основная литература

  1. Варга А.Я. Системная семейная психотерапия. – М., 2001. – С.36-76.

  2. Эйдемиллер Э.Г., Добряков И.В., Никольская И.М. Семейный диагноз и семейная психотерапия. – СПб, 2003. – С. 21-31.

Дополнительная литература


  1. Черников А.В. Интегративная модель системной семейной психотерапевтической диагностики. Тематическое приложение к журналу «Семейная психология и семейная терапия» за 1997 год. – М., 1997. – С. 40-45.

  2. Варга А.Я. Семейные мифы в практике системной семейной психотерапии //Семейная психология и семейная терапия. — № 1-2, 2001. – С. 65-76.

  3. Пепп Пегги. Семейная терапия и ее парадоксы. – М.: Независимая фирма «Класс», 1998.

Одной из важнейших особенностей семейной системы наряду с целостностью, открытостью и тотальностью является четкая самоорганизация.

Т.е. семья – это самоорганизующаяся система, её поведение всегда целесообразно, и источник преобразований системы лежит внут­ри ее самой.

Организация семейной системы обеспечивается рядом параметров: стандартами взаимодействия членов семьи, семейными правилами, семейными мифами, стабилизаторами семейной системы, семейной историей.

1. Стандарты (стереотипы) взаимодействий членов семьи


Стандарты (стереотипы) взаимодействия – это устойчивые способы поведения членов семьи, их поступки и сообщения, которые часто повторяются.

Все стандарты взаимодействия можно рассматривать как семейную коммуникацию, т.е. обмен сообщениями. Он может осуществляться как с помощью речи, так и невербальными средствами.

Более того, П. Вацлавик считает, всякое поведение в присутствии другого человека есть коммуникация (опоздание и умолчание, резкие движения, хлопанье дверью, грохот кастрюль, откровенные разговоры, покупка и приготовление еды, болезни, потери вещей, внешний вид – все это информативное и уникальное для данной семейной системы общение).

Даже казалось бы отсутствие общения – молчание, на самом деле мощное информативное общение. В зависимости от ситуации это может быть


  • выражением неодобрения или недовольства,

  • стремление наказать виноватого остракизмом,

  • показателем того, что в этой области люди не сумели наладить конструктивное общение и предпочитают не касаться этого вообще и т.д.

Изучением семейной коммуникации занимались представители коммуникативного подхода в семейной терапии В. Сатир, П. Вацлавик, Дж. Хейли и др., а также Г. Бейтсон.

На основании теории логических типов Бертрана Рассела в коммуникативном процессе принято выделять два логических уровня:


  1. содержательный (коммуникации (N))

  2. контекстуальный (метакоммуникации (N + 1)).

Если коммуникация – это обмен сообщениями, то метакоммуникация – это комментарий или сообщение по поводу коммуникации.

Она также может быть как вербальной, так и невербальной, и обычно представляет собой сигналы, помогающие правильно понять контекст сообщения. Например, является ли сказанная фраза шуткой или оскорблением, рекомендацией или приказом.

В реальном общении сообщения разных логических уровней могут совпадать (конгруэнтные): например, на вопрос «Как дела?» сын с улыбкой отвечает «Все хорошо», или не совпадать (не конгруэнтные): если на вопрос жены «Ты меня любишь?» – муж смотрит в сторону и недовольно говорит: «Конечно, люблю, сколько можно об этом спрашивать».

Если сообщения разных уровней противоречат друг другу такая коммуникация называется парадоксальной или двойным посланием. Изучением такой коммуникации занимался Г. Бейтсон.

Рассогласование может наблюдаться:

1) между вербальным и невербальным уровнем: например: «Вы достигли больших успехов», но все поведение и интонации говорят: «Ваши достижения не стоят выеденного яйца».

Или, например, флирт. Люди как бы разговаривают на серьезные и даже деловые темы, при этом невербально, взглядами, позами, жестами, межличностной дистанцией они ведут совсем другой разговор.

2) внутри самого вербального послания. Например: «Будь непосредственным!», в то время как принуждение и непосредственность несовместимы.

В дисфункциональной семье часто встречаются парадоксальные требования друг к другу, которые не могут быть исполнены.

Например, жена хочет, что бы муж ею руководил, взял на себя ответственность за ее жизнь, принимал все важные решения, но при этом вел ее туда, куда желает она сама.

Или, например, мама посылает сыну такое сообщение: «Если бы ты был хорошим ребенком, ты бы получил радость и удовольствие от этого скучного урока».

Т.е. получается как в анекдоте про еврейскую маму.

Парадоксальные воздействия ставят их получателя в тупик. Они не имеют негативных последствий, если их можно обсуждать.

Особенно вредными они являются там, где статус участников взаимодействия является неравным, и где наложен запрет на обсуждение парадоксальных воздействий.

Крайним вариантом парадоксальной коммуникации является ситуация «двойного зажима (ловушки)» (Г.Бейтсон):


  1. Человек включен в очень тесные отношения с другим человеком, поэтому для него жизненно важно точно определять, какое сообщение ему передается, чтобы реагировать правильно (например, мать и ребенок, начальник и подчиненный).

  2. Значимый другой передает два сообщения, одно из которых отрицает другое.

  3. Человек не может уточнить, на какое из полученных сообщений реагировать.

  4. Кроме того, он не может покинуть ситуацию взаимодействия, т.к. несовместимые послания обычно касаются очень важного для него чувства (для ребенка – любят его родители или нет).

«Двойной зажим» – один из патогенных стандартов взаимодействия.

Патогенным является такое общение в семье, при котором доминируют негативные эмоции (критика, унижение, устрашение партнера, неверие в него). Оно ведет к снижению самооценки и самоуважения, росту внутреннего напряжения, тревоги, агрессии и, как следствие, к невротическим или психосоматическим расстройствам.

Автор концепции двойного зажима Г. Бейтсон, считает, если такая тупиковая ситуация повторяется очень часто, то нередко способом выхода из нее является шизофреническая симптоматика, которая помимо всего прочего приводит к неспособности шизофреников различать разные уровни коммуникации, а именно, содержание и контекст, буквальный смысл и метафору.

Вот как выглядит один из эпизодов, описанный Г.Бейтсоном.

Мать навещает своего сына-шизофреника в больнице.

Обрадованный встрече он импульсивно ее обнимает. Она напрягается и как бы каменеет (коммуникативное сообщение — «мне неприятен контакт с тобой»), он сразу убирает руку.

«Разве ты меня больше не любишь?» — тут же спрашивает мать. (Мета- сообщение — «ты должен относиться ко мне как к любящей матери. То, что ты проявил, не является любовью!»).

Услышав это, молодой человек покраснел, а она заметила: «Дорогой, ты не должен так легко смущаться и бояться своих чувств».

После этих слов пациент не был в состоянии оставаться с матерью более нескольких минут, а когда она ушла, он набросился на санитара.

Еще одной особенностью семейной коммуникации часто является циркулирование информации, т.е. последовательность стандартов взаимодействия имеет форму круга.

Например, отец недоволен поведением дочери-подростка, которая слушает громкую музыку. Он сердится и начинает выговаривать жене, что она совершенно не участвует в воспитании детей и боится сделать дочери замечание → Жена не соглашается с тем, что она плохая мать и начинает плакать → Маленький сын бросается к ней, обнимает и утешает → Отец видит, что матери сочувствуют, а его осуждают, и пинком отгоняет собаку, которая попадает ему под ноги → Дочь делает музыку еще громче, чтобы заглушить крик отца, плачь матери и визг собаки → Отец злится на дочь и т.д.

Отсюда одним из методологических принципов работы с семьей является циркулярность (а не линейность), а основным методом – циркулярное интервью.

2. Семейные правила

Семейные правила – это соглашения членов семьи о том, как будет строиться их взаимодействие: как будут распределяться роли и функции, места в семейной иерархии, что позволено, а что нет (вплоть до выражения мыслей и чувств), какие последствия влечет за собой выполнение или невыполнение правил и т.д. Т.о. основная задача правил – контролировать способы взаимодействия в семье. «Задерживаешься – позвони», «Каждый за собой моет посуду», «Деньгами распоряжается жена/ муж», «Воскресенье проводим вместе в семейном кругу» и т.д.

Правила придают семейной системе устойчивость, т.к. каждый хорошо знает и выполняет свои права и обязанности, а членам семьи ощущение упорядоченности.

Дефицит правил в семье становится первым источником обид и конфликтов. Это сродни отсутствию у сотрудников организации четких должностных обязанностей. Многие дети с делинквентным поведением – выходцы из семей с размытыми правилами.

Правила могут быть гласные и негласные. Гласные правила предъявляют­ся открыто и четко, их можно обсуждать, о них можно спорить и менять.

На­пример: «детям твоего возраста после 9 вечера гулять не разрешается»,

«вся семья должна по выходным собираться за обеденным столом»,

«не включай громкую музыку» и т.д.

Негласные правила также регулируют взаимоотношения, но от­крыто не рассматриваются и не обсуждаются. Если они упоминаются, то могут даже отрицаться наиболее приверженными им членами семьи.

# В нашей семье ссоры неприемлемы. От членов семьи ожидается, что они всегда в согла­сии. Противоречия и различия между членами семьи исключаются и не выражаются.

# Или напротив: «Лучше спорить и ссориться, чем быть холодным и безразличным; выражая свое недовольство, ты этим показываешь свое внимание и т.д.» Т.е. конфликт в семейном репертуаре может быть единственным способом демонстрации внимания. И тогда: «Милые бранятся – только тешутся».

Правила семьи бывают культурно заданными и уникальными.

Культурно заданные разделяются многими семьями.

# Родители не должны заниматься сексом на глазах у детей.

Уникальные – вырабатываются для каждой конкретной семьи.

# Если у жены ответственное совещание – муж накануне вечером ужин готовит сам.

Когда молодые люди вступают в брак, они обычно стоят перед задачей совмещения зачастую конфликтных правил взаи­модействия их родительских семей.

Правила взаимодействия задают внешние и внутренние границы семьи.

# В большой, семье, состоящей из одних взрослых, растет поздний и горячо любимый ребенок. Наиболее часто исполняемое правило этой семьи: ни в коем случае не ругать ребенка ни за что, а хвалить при каждом удобном случае, восхищаться и умиляться, про себя и вслух, индивидуально и в группах. Если кто-то, гость или дальний родственник, нарушит это правило: не похвалит, не восхитится или, хуже того, сделает замечание ненаглядному ребенку, он нарушит существенное правило жизни этой семьи, поставит всех в неловкое положение и не будет в дальнейшем желанным гостем (жесткие внешние границы).

На каждой стадии жизненного цикла должно происходить серьезное изме­нение правил функционирования. Например, правило возвращаться домой не позднее 9 вечера адекватно для младшего школьника и неприемлемо для юноши.

Изменение правил – это болезненный процесс для членов семьи (работает закон гомеостаза), но необходимый.

Нарушают семейное функционирование ригидные правила (жестко заданные и трудно изменяемые). Когда старые правила приходят в противоречие с изменившейся ситуацией, в семье назревает кризис.

Несоблюдение правил ведет к возрастанию тревоги у членов семьи.

В дисфункциональных семьях наблюдается нечеткость правил и норм, их противоречивость, много негласных правил.

Задание: сформулируйте некоторые правила жизни вашей семьи.

3. Семейные мифы

В процессе совместной жизни у членов семьи вырабатывается общий образ семьи или семейное самосознание, отвечающее на вопрос «Кто мы?» и имеющее ответ «Мы – это…»

Функция семейного самосознания – регуляция поведения семьи.

Образ семьи может быть адекватным и неадекватным.

Адекватный образ семьи реалистичен, согласован, динамичен и эффективно регулирует жизнь семьи в целом и ее отдельных подсистем и членов.

Неадекватный образ семьи имеет форму семейного мифа.

Семейный миф это объединяющая всех членов семьи идея, образ или история (можно сказать идеология).

Его основная функция – скрыть от сознания отвергаемую информацию о семье и о каждом ее члене. В этом смысле семейные мифы – это своеобразные защитные механизмы для поддержания единства в семьях.

Первыми семейные мифы описали представители Миланской школы системной семейной психотерапии Мара Сельвини Палаццоли, Джулиана Прата, Джанфранко Чеккин, Луиджи Босколо в книге «Парадокс и контрпарадокс» (1978). Они анализируют наиболее типичные семейные мифы: «Мы дружная семья», «Мы – семья героев», «Миф о спасителе».

Миф необходим не всегда, а только в случаях, когда границы семьи находятся под угрозой: когда посторонний человек входит в семью, когда меняется социальное окружение, в период серьезных социальных перемен и потрясений.

Семейный миф формируется примерно в течение трех поколений жизни в семье. Первому поколению он бывает реально необходим, поскольку выполняет важную функцию.

Например, миф «Мы дружная семья» важен в трудных и опасных условиях, например, в военной обстановке, в период репрессий, в голод (поэтому это очень распространенный российский миф). Людям кажется, что они могут выжить только вместе, их сила в единстве. После ликвидации угрозы семье такого объединения уже не требуется, но родители передают своим детям правила жизни в дружной семье:


  • в дружной семье не может быть открытых конфликтов, тем более при детях;

  • ссор из избы не выносится никогда;

  • отношения не выясняются открыто, все противоречия затушевываются;

  • принято чувствовать друг к другу только любовь, нежность умиление, жалость и благодарность. Остальные чувства – обида, гнев, разочарование – игнорируются или вытесняются

  • принято всюду бывать вместе, т.к. миф требует распространения в обществе, своего рода издания.

Утратив свою основную функцию, этот миф становится помехой в жизни семьи: он провоцирует трудности отделения детей от родителей, препятствует развитию индивидуальности у детей, т.к. они часто включены в обслуживание психологических потребностей своих родителей.

Типичные проблемы «дружной» семьи – тревожно-депрессивные расстройства или агрессивное поведение.

Семейный миф о Спасителе: «Что бы мы делали без …».

При таком мифе в семье обязательно есть человек (Спаситель), без которого члены семьи пропали бы. Так считает Спаситель и с ним согласны все. Спасатель может состояться, если рядом есть кого спасать.

Спаситель может быть в моральной или физической ипостаси, а может быть то и другое вместе.

Моральный Спаситель нуждается в грешниках. Его семья должна состоять из людей, которые часто делают что-то плохое: пьют, воруют, гуляют, попадают в скверные истории. Спаситель выручает и только в этом случае может чувствовать себя спасителем. Грешники благодарят, обещают исправиться и снова грешат. Яркий пример такой семьи – алкогольная семья.

Если женщина выходит замуж за уже сложившегося алкоголика с идеей, что она вылечит его своей любовью – это состоявшийся спасатель, нашедший свой объект. Алкоголизм функционально хорошо заменяется депрессивным состоянием партнера.

Не всегда необходимый дисфункционал сразу имеется в семейной паре. Миф может его создать.

Например, дочь алкоголика и бывшая жена алкоголика хочет создать «трезвую» семью. Она встречается с мужчиной и при первом удобном случае, шутя, спрашивает: «А как у тебя с этим делом?» Тем самым сообщает, что для нее является значимой ситуацией. Если в дальнейшем у них возникнут размолвки (обида, гнев), то мужчина, чтобы наказать ее, скорее всего напьется. А она, конечно, будет реагировать очень эмоционально. Он добился своей цели – оказал сильное воздействие и проверил эффективность метода. Этот стереотип взаимодействия, скорее всего, закрепится. Дисфункционал создан.

Физический спаситель – выхаживает, лечит, кормит, приносит продукты и т.п. Примером могут быть семьи с гиперопекающими матерями. (# С.И.)

Вообще в модели «Спаситель» описывается динамика гиперфункциональности и гипофункциональности в семье: тот, кто спасает – гиперфункционален. Рядом с ним для прочных отношений должен быть гипофункционал.

Семейные мифы часто формируются на почве какого-то неразрешенного кризиса – развода, чьей-то смерти, семейной тайны. При этом семья отвергает что-то нежеланное, травмирующее, и его место занимает защитный «фантом».

Например, женщина, родившая ребенка вне брака и не справившаяся с чувством вины или стыда, говорит ребенку «твой папа был летчиком и погиб в авиакатастрофе».

Работа с семейными мифами проста и сложна одновременно. Их нужно уметь выявлять и считаться с ними, особенно вначале работы. Иначе возникают семейные защиты, которые сделают работу непродуктивной.

Стратегия работы схематично выглядит так: ритуалы, которые поддерживают миф, заменяются ритуалами, которые этот миф не поддерживают.

Сложность состоит в тактике: она штучная и уникальная для каждой семьи. Нужно вычислить поведенческие ритуалы, поддерживающие миф, определить в каких ситуациях они воспроизводятся, кто в них участвует. Затем сочинить новый ритуал и встроить (как?) его в жизнь семьи.

Т.о. перечисленные компоненты тесно связаны между собой: семейный миф диктует правила, а правила, в свою очередь, во многом определяют особенности общения членов семьи друг с другом.

Нарушение правил, особенно систематическое, может разрушить миф, и, следовательно, всю систему. Поэтому семья активно сплачивается против нарушителя правил и часто ведет его к психологу как идентифицированного клиента.

4.Стабилизаторы семейной системы

Стабилизаторы семейной системы – это то, что скрепляет систему, что помогает людям держаться вместе. В каком-то смысле все предыдущие параметры (стандатры взаимоотношений, семейные правила и мифы) являются стабилизаторами, особенно семейный миф.

В разные периоды жизни семьи существуют разные стабилизаторы.

Страх одиночества – универсальный стабилизатор, особенно ярко выступающий в старости.

Общие дела: хозяйство, общий бюджет – это так же обычные стабилизаторы, которые естественно присутствуют в каждой семье.

Общие дети – универсальный стабилизатор, особенно хорошо работающий в российской семье.

Общественное мнение так же неплохой стабилизатор, особенно в тех обществах, где существует высокая ценность брака, где одинокая женщина или одинокий мужчина воспринимаются как неудачники.

Своеобразным стабилизатором семьи является симптоматическое поведение члена семьи.
Под симптоматическим поведением понимают широкий класс нарушений (начиная от любых форм поведения, заболеваний и заканчивая психическими отклонениями), которые:


  1. оказывают значительное влияние на других людей,

  2. непроизвольны,

  3. не поддаются контролю со стороны их носителя.

# У ребенка начинает болеть голова или живот в тот момент, когда ему надо идти в школу.

или как только мама с папой начинают ссориться, ребенок начинает болеть.

# В семье растет мальчик-подросток, который очень привязан к матери. Мать замужем второй раз. После рождения братика у подростка начинаются проблемы с поведением и успеваемостью. Что сообщает этим подросток? Что чувствует себя покинутым, отодвинутым на второй план. Мать начинает ругать старшего сына, и получив порцию пусть даже отрицательного внимания, подросток успокаивается, т.к. чувствует, что и по отношению к нему мать продолжает выполнять свои функции.

Симптоматическое поведение всегда несет в себе определенные функции в семейной системе: является коммуникативным посланием другим членам семьи, но не в открытом виде, а в виде метафоры.

Поэтому при анализе симптоматического поведения целесообразно задать себе вопросы:


  1. Что сообщает этим клиент?

  2. К чему приводит такое поведение клиента в межличностных отношениях (с членами семьи, на работе и т.д.)?

  3. В чем его «вторичная выгода»?

Симптоматическое поведение чаще всего проявляется не постоянно.

# Например, у матери повышается давление и она становится совершенно беспомощной в то время, когда дочери очень хочется уйти на свидание с парнем.

Наблюдение и анализ того, в каких ситуациях оно возникает, тоже проливает свет на смысл симптома. В данном примере видно, что с помощью беспомощности мать на более высоком уровне контролирует поведение дочери. Например, хороший способ контроля окружающих – обида.

При попытке понять функции симптомов важно обращать внимание на то, что является единицей анализа: индивид, диада или группа.

Например: у мужа кардиофобия, он боится умереть от сердечного приступа, хотя физически сердце у него вполне здоровое. Если рассматривать эту ситуацию с точки зрения индивида, то возникает гипотеза о том, что в виде этого симптома проявляет себя какой-то внутренний конфликт. С точки зрения взаимоотношений в диаде муж-жена или всей семьи в целом данный симптом может структурировать всю жизнь семьи, начиная с интимных отношений между супругами и заканчивая поведением детей, которые не должны шуметь, когда папа так болен.

Наивно было бы думать, что стоит «расшифровать» симптом и он сразу исчезнет. Иногда происходит совсем наоборот – симптом только обостряется, т.к. давно перешел из острой формы в хроническую.

Например, впервые у ребенка возникла боль в желудке, когда он не выучил уроки и не хотел идти в школу. В семейной системе поведение ее членов всегда является комплиментарным, т.е. чем больше степень беспомощности у ребенка, тем заботливее и авторитарнее родитель. Мама уложила его в постель, накормила вкусно, приласкала – почувствовала себя заботливой матерью, особенно если по этому поводу чувствовала угрызения совести. Этот симптом с большой вероятностью может закрепиться, т.к. помимо достижения конкретной цели (избегания школы), ребенок получил внимание матери (дополнительное подкрепление) и мать не будет препятствовать, т.к. она тоже имеет вторичную выгоду.
5. История семьи

Для успешной работы с семьей необходимо знать не только положение сегодняшнего дня, которое описывается предыдущими параметрами, но и то, каким образом семья дошла до этого положения, т.е. семейную историю.

Семейная история складывается из прошлого опыта жизни членов семьи, из того, что они пережили в своей родительской семье, в прошлых браках или во внебрачных отношениях.

Из прошлого человек приносит в свою семью:


  • во-первых, правила и мифы своей родительской семьи в неизменном виде или в своей противоположности;

  • во-вторых, ожидания и потребности, которые сформировались под влиянием прошлого опыта.

Правила и мифы родительской семьи присутствуют в виде привычек, чувства комфорта, которое возникает, когда осуществляется привычный стиль жизни.

Например, в одной семье считают, что без мяса в нашем суровом климате не выжить, а в другой, что мясоедение – это варварское уничтожение животных. В любом случае, этот вопрос придется решать, находить компромисс или одному менять свой привычный режим.

Помимо привычек человек привносит в брачный союз свои ожидания и массу нереализованных потребностей.

Удачный брак – это такой брак, в котором могут реализовываться потребности и фантазии супругов. Очень часто собственная семейная жизнь устраивается именно для того, чтобы решить проблемы, нерешенные в семье своего детства.

# В каждой семье необходимый этап – сепарация детей от родителей. Каждый ребенок должен сепарироваться от родителей, чтобы стать взрослым, самостоятельным, ответственным, быть способным создать собственную семью. Известно, что прохождение семьей стадии сепарации одна из самых кризисных стадий в развитии семьи. Если это не удается с мамой и с папой, то может осуществиться с мужем или женой. В этих случаях брак заключается для развода.

Уже на этапе выбора партнера происходит вычисление вероятности удовлетворения психологических потребностей в отношениях с этим человеком. Партнер для этого находится снайперски. Любовь в этом смысле самое корыстное чувство. Ловушка заключается лишь в том, что потребности со временем меняются. # Пример с «мишенью любви».

Если значимые для супругов потребности не могут реализовываться, то обычно брак переживает серьезный кризис или распадается.

При анализе семейной истории важно выделить следующие компоненты:


  1. Порядок рождения, пол и разница в возрасте между детьми в семье

  2. Совпадение жизненных событий

  3. Повторение паттернов семейного функционирования в следующих поколениях.

Порядок рождения, пол и разница в возрасте между детьми в семье


Модели поведения людей во многом определяются тем, были ли они старшими, средними, младшими или единственными детьми в семье. Люди, занимающие одинако­вые позиции в семье по порядку рождения имеют весьма близкие характеристики.

Старшему ребенку в семье обычно больше других детей свойственны:


  • Ответ­ственность, добросовестность, стремление к достижениям, честолюбие.

  • Он часто берет на себя часть родительских функций, заботясь о младших детях в семье.

  • Он может чувствовать себя ответственным за продолжение семейных традиций, часто становится лидером.

Рождение следующего ребенка приводит к лишению его исключительной позиции в обладании любви и заботы матери и часто сопровождается ревностью к появлению соперника.

Для младшего ребенка больше свойственны:


  • Беззаботность, готов­ность принимать чужое покровительство, оптимизм

  • Для членов своей семьи он может так и остаться навсегда малышом

  • К его достижениям родители, как правила, относят­ся менее требовательно. И, если старшие дети в семье не умирают или серьезно не заболевают, он меньше посвящает себя продолжению дела семьи.

Если вспомнить традиции средневековья, то земельный надел и замок доставался стар­шему сыну, а младшие уходили искать счастья в крестовые походы. Неслучайно также, что библейский блудный сын был младшим сыном в семье.

Средний ребенок может обладать характеристиками как младшего, так и старшего или их комбинацией. Часто средний ребенок, если он только не единственный в семье, вынужден бороться за то, чтобы быть замеченным и получить свою роль в семье.

Автор теории о ком­плексе неполноценности Альфред Адлер, будучи сам вторым сыном в семье и пе­ренеся в детстве серьезные заболевания, писал: «Второй ребенок в семье находит­ся под постоянным давлением с обеих сторон – борясь за то, чтобы опередить своего старшего брата, и боясь быть догнанным младшим… «.

Единственный ребенок оказывается одновременно самым старшим и самым младшим ребенком в семье. В результате эти дети имеют многие свойства стар­шего ребенка, но могут сохранить в себе детские качества до зрелого возраста.


  • Более чем какой-либо другой, единственный ребенок наследует характе­ристики родителя того же пола. Например, девочка, мать которой была младшей сестрой братьев, окажется более непостоянной и склонной к флирту, чем та, мать которой была старшей сестрой сестер.

  • Поскольку родители склонны возлагать большие надежды на своего единственного ребенка, как и на старшего, он обычно отличается в школе и в последующих областях при­ложения сил.

  • Единственные дети часто имеют очень тесную привязанность к родителям на протяжении всей жиз­ни.

  • Имея меньше возможностей для игры с другими детьми, он может походить уже в детстве на маленького взрослого.

  • Кроме того, он достаточно комфортно будет чувствовать себя в одиночестве.

Особенный ребенок может изменить типично характе­ристики. Второй ребенок может стать функционирующим как первый, если имеет особые таланты или если старший болен.

Порядковая позиция ребенка может быть усилена, если его родитель того же пола имеет такую же по­рядковую позицию.

Что касается разницы в возрасте, то если она составляет более 5-6 лет, то каждый из детей будет приближаться по своим характеристикам к единственному ребенку, хотя к ним будут добавляться некоторые качества той позиции, к которой он ближе всего.

Чем меньше разница в возрасте, тем более вероятно, что дети будут конку­рировать между собой. Например, если между старшим братом и младшей сестрой разница всего в год, то наступит время, когда он будет бояться опережения себя девочкой, чье развитие будет происходить быстрее его.

Порядок рождения ребенка в семье имеет существенное значение при построении собственного брака.

Выделяют ком­плементарный, некомплементарный и частично комплементарный браки.

Комплементарный брак – брак, в котором один супруг является старшим ребенком в семье, а другой младшим.

В комплементарном браке супругам легче договориться и подстроиться друг под друга, так как они воспроизводят свой опыт взаимоотношений с братьями и сестрами. Они занимают в браке комплементарные роли — один заботится, другой принимает заботу; один плани­рует, другой осуществляет эти планы; один хочет ходить на работу, другой пред­почитает оставаться дома и т.д. Их связь тем прочнее и продолжительнее, чем больше отношения обоих партнеров напоминают их положение в семьях родите­лей («теория дубликатов»).

Некомплементарный брак — это брак партнеров с одинаковой порядковой позицией в родительской семье.

При прочих равных условиях им тре­буется больше времени и усилий чтобы договориться и действовать согласован­но.

Когда в брак вступают два старших ребенка, они могут бороться за власть и конкурировать во взаимоотношениях. Два младших, наоборот могут избегать от­ветственности и соревноваться, кто из них младше.

Очень важным является, был ли у супругов опыт взаимоотношения с детьми противоположного пола в роди­тельской семье. Муж, который произошел из семьи, где все дети были мальчика­ми, будет вероятно воспринимать женщину как «чужеродное существо», и ему надо больше усилий, чтобы понять свою жену, чем мужчине, который имел сестер.

Частично комплементарные браки – это браки, в которых один или лба супруга были средними детьми в семье.

Единственные дети, в силу их большей привязанности к родителям, скорее будут искать в партнере черты отца или матери. Наи­худший прогноз имеют браки, в которых каждый из супругов был единственным ребенком в семье.

Важно отметить, что комплементарность брака не является абсолют­ной гарантией его стабильности. Не менее важной является модель взаимоотношений родителей супругов.

Совпадение жизненных событий


Под ключевыми жизненными событиями понимают рождение, смерть, за­ключение браков, разводы и временные разделения, переезды, серьезные заболе­вания, изменения во взаимоотношениях, в карьере, смена места работы и учеб­ных заведений, серьезные неудачи и успехи и т.д.

В семье часто кажущиеся несвязанными события, происходящие в одно и то же время, и оказывают серьезное влияние на жизнь семьи. Черников А.В. выделили ряд особенностей совпадения жизненных событий.

1) Группировка важных жизненных событий чаще всего наблюдается в переходный период между стадиями жизненного цикла.

# в период отделения ребенка от семьи произошел крах профессиональной карьеры отца и особенно ожесточил взаимоотношения отца с сыном, который пытается идти своим путем.

# долго откладывавшая свой брак женщина выходит замуж вскоре после смерти своего отца. В этом случае стоит исследовать взаимоотношения женщины со своим отцом , а муж, скорее всего, является замещающей отца фигурой.

2) Совпадение жизненных событий в семье часто сочетается с возникновением или с обострением симптомов у ее членов. Механизм прост – в переходный период с одной стадии на другую от семьи требуется перестройка взаимоотношений. Дисфункциональная семья испытывает в этом трудности, т.е. потребности отдельных ее членов не удовлетворяются о чем говорят симптоматическим поведением.

# возрастная регрессия ребенка после рождения младшего братика или сестренки.

3) Совпадение событий может быть реакцией на юбилей какого-ни­будь важного или травматического события.

# Возникающее депрессив­ное настроение в одно и то же время каждый год может совпадать с годовщиной смерти родителя или брата или сестры, причем такая связь не обязательно будет осознаваема.

При приближении к определенному возрасту у членов семьи может резко воз­растать тревога.

# Так, у мужчины, отец которого умер от инфаркта в 40 лет, мо­жет развиться страх умереть от сердечного приступа, когда он начинает преодо­левать этот возрастной рубеж.

# Женщина может начать особенно бояться раз­вода, когда ее младшей дочери исполнится столько же лет, сколько было ей, ко­гда их семью покинул отец.

# В консультацию обращается женщи­на с проблемным подростком 13 лет. В процессе интервью выясняется, что когда ей самой было тринадцать лет, у нее умерла мать. Возможно, она обра­щается на консультацию именно сейчас, так как приблизилась к возрасту своего сына, с которого у нее самой отсутствует опыт воспитания матерью.

4) Совпадение важных событий с рождением ребенка может сделать его положение в семье особым

# Зигмунд Фрейд. В год его рождения умирает отец его отца, через год рождается и вскоре умирает брат, после чего в семье долго рождались одни девочки. Кроме того, через пару лет после его рождения старшие сыновья отца от предыдущего брака эмигрируют в Англию. Возможно, Фрейд стал для своих родителей заменой всех этих потерь.
Повторение паттернов функционирования в следующих поколениях

Многие симптоматические паттерны (алкоголизм, инцест, физические симптомы, насилие, суицид) склонны к повторению из поколения в поколение.

Они получили название «семейных программ» или «семейного сценария». Идентификация и распознавание семейных сценариев может помочь семье осознать неэффективные способы адаптации, отказаться от них в настоящем, выработать другие – более эффективные и тем самым препятствовать передаче их будущим поколениям.

Наиболее эффективным методом анализа семейной истории, в том числе и передачи паттернов взаимодействия является метод генограммы, предложенный американским семейным психотерапевтом Мюрреем Боуэном.

Одним из механизмов передачи дисфункциональных паттернов является создание устойчивых вертикальных коалиций, например, матери и дочери (сына), отца и сына (дочери). Функциональными являются горизонтальные коалиции (супружеская), а вертикальные – дисфункциональными.


Диада (в том числе супружеская пара) – минимальная социальная система, которая не является устойчивой. Более устойчивой является триада, т.е. структура, включающая в себе трех человек.
В благоприятной ситуации диаде может быть вполне комфортно друг с другом в их эмоциональном обмене. Но при возникновении внутреннего или внешнего стресса у супругов их взаимодействие легко может стать конфликтным, неуправляемым. И если отношения чем-нибудь не стабилизировать, может наступить разрыв.

Этим «чем-нибудь» обычно оказывается третий участник. На него либо спонтанно выливается излишек эмоций, либо он эмоционально «программируется» так, чтобы своим поведением обращать на себя внимание, вызывая соответствующие (дающие необходимую эмоциональную разрядку) реакции.

Такое вовлечение третьего называется триангуляцией. Треугольник позволяет формировать устойчивые каналы эмоциональной разрядки и точки фиксации тревоги. Он более гибок и устойчив к стрессу.

Триангулированными, т.е. втянутыми в отношения неблагополучной диады, обычно бывают дети. Симптоматическое поведение многих детей – психосоматические заболевания, учебные трудности и пр. – являются проявлением триангулированности ребенка.

Для триангуляции может использоваться не только человек. Это могут быть самые разные другие объекты от домашнего животного до работы, хобби, религиозной активности, идеологии и т.д.

Когда уровень напряжения (тревоги) падает, третьего «отпускают»: пара возвращается к прежнему мирному сосуществованию. Для внешнего наблюдателя это может выглядеть так: трудный ребенок вдруг становится не столь трудным, больной выздоравливает, проблемы в школе вдруг разрешаются и т.д.

Чем более дисфункциональна семья, тем активнее в ней триангуляционные процессы. Они предотвращают возникновение такого уровня напряжения, при котором система может разрушиться. Смысл триангуляции состоит в поддержании семейной системы.


Анализируя генограмму, можно увидеть повторение диадических взаимоотноше­ний. Сыновья в каждом поколении имеют кон­фликтные взаимоотношения с их отцами и близкие с матерями, в то время, как дочери, напротив – конфликтные с матерями и близкие с отцами. Все супруги имеют дистантные или конфликтные взаимоотношения друг с другом. Другими словами, существует комплементарный паттерн супружеского дистанцирования, конфликтов между лицами того же пола и альянса между лицами разных полов между поколениями. Можно тогда предположить, что сын и дочь в третьем поко­лении могли бы повторить эту модель дистанцированного брака, конфликты с детьми того же пола и близость с детьми противоположного.
Пример из А.Я. Варги «Системная семейная психотерапия», с.11-12.


netnado.ru

Представления о семье как о системе, признаки семьи как системы.

⇐ ПредыдущаяСтр 3 из 4Следующая ⇒

В развитии науки о семье переломным моментом было возникновение представления о ней как о системе (Jackson D., 1965). Такой подход к семье означает, что в ней все взаимосвязано, что она единое целое – единый биологический и психологический организм.

Признаки:

1) взаимозависимость;

2) холизм;

3) структурная организация;

4)специфичность внутрисистемных процессов

;5) динамичность, или способность развиваться;

6) способность к самоорганизации;

7) диалектика гомеостаза и развития.

Структурные параметры семейной системы.

2.1. Сплоченность(связь, когезия, эмоциональная близость, эмоциональная дистанция) психологическое расстояние между членами семьи.

Выделяют четыре уровня сплоченности: разобщенный, разделенный, связанный, запутанный.

2.2. Иерархияхарактеризует отношения доминирования-подчинения в семье.

Наиболее типичным нарушением структуры семьи по данному параметру является инверсия иерархии (перевернутая иерархия).

2.3. Границы семьи — параметр, используемый для описания взаимоотношений между семьей и социальным окружением (внешние границы), а также между различными подсистемами внутри семьи (внутренние границы).

2.4. Гибкостьспособность семейной системы адаптироваться к изменениям внешней и внутрисемейной ситуации.

Ролевая структура семьи

Семейные ролиустойчивые функции семейной системы, закрепленные за каждым из ее членов. Ролевая структура семьи предписывает ее членам что, как, когда и в какой последовательности они должны делать, взаимодействуя друг с другом. Показателем дисфункциональности семейной системы служит появление патологизирующих ролей.

Процессуальные параметры семейной системы.

Жизненный цикл нуклеарной семьи

ЖЦС –последовательность этапов, которые проходит в своем развитии любая среднестатистическая семья.

Коммуникация

— Паттерны (стандарты, стереотипы) взаимодействияэто устойчивые способы поведения членов семьи, их поступки и сообщения, которые часто повторяются. Некоторые из них приводят к нарушениям психического и соматического здоровья и тогда их называют патогенными стандартами взаимодействия:

Регуляторы семейной системы

— Семейные правила – это те основания, на которых строится жизнь семьи.

Семейные ценностиидеалы, представления о семье, ее особенностях, которые одобряются и культивируются в кругу семьи, а также служат важным фактором регуляции взаимоотношений между ее членами.

Традиции и ритуалыповторяющиеся узаконенные действия, имеющие символический смысл.

Механизмы функционирования семьи

Идентификация — разотождествление

Научение — репрессия

Изоляция — диффузия

Регресс — прогресс

Проекция — интроекция

Дифференциация / расщепление — интеграция

Эксклюзия — инклюзия

Идеализация — обесценивание

Исторические параметры семейной системы.

4.1. Семейный миф— это показатель функционирования семейной системы, формирующийся в течение нескольких поколений и являющий собой совокупность представлений членов данной семьи о ней самой.

4.2. Семейная легендаискажающая реальые факты семейной истории интерпретация отдельных событий, позволяющая поддерживать миф о семейном благополучии.

4.3. Семейный сценарийобусловленные семейной историей, повторяющиеся из поколения в поколение паттерны взаимодействия, обусловленные событиями семейной истории.

4.4. Семейная история— понятие, относящееся к историческому контексту семьи и описывающее хронологию значимых событий жизни нескольких поколений семьи (минимум трех).

20 . Уровни и показатели функционирования семьи (самостоятельная работа)

Определение понятий «динамика (жизненный цикл) семьи» и «жизненный путь семьи», периодизации развития семейной жизни.

Динамика (жизненный цикл) семьи – это изменение ее структуры и функций в зависимости от этапов жизнедеятельности. Жизнный путь семьипредставляет собой последовательность этапов, которые проходит в своем развитии любая среднестатистическая семья.

Понятие «цикл развития семьи» было использовано впервые в 1948 году Э Дювалль и Р.Хилом на общенациональной американской конференции по семейной жизни. Первоначально было выявлено 24 стадии семейного цикла. В 1950 г. Э.Дювалль первым опубликовал работу по проблемам развития семьи и подразделил ЖЦС на восемь стадий.

 

Понятие нормативного семейного кризиса.

При переходе от одной стадии ЖЦС к другой семья переживает закономерные кризисы развития – нормативные (горизонтальные стрессоры).

В семейном кризисе можно выделить две потенциальные линии дальнейшего развития семьи:

1) деструктивная, ведущая к нарушению семейных отношений и содержащая опасность для их существования.

2) конструктивная, заключающая в себе потенциальную возможность перехода семьи на новый уровень функционирования.

Характеристика основных стадий жизненного цикла семьи: период добрачного ухаживания.

Задачи

1.Формирование идентичности.

2. Дифференциация от родительской семьи и достижение эмоциональной и финансовой независимости от родителей.

3. Обретение молодым человеком адекватного возрасту статуса.

4. Коррекция представлений об идеальном брачном партнере в реальных отношениях.

5. Развитие навыков ухаживания и привлечения партнера, приобретение опыта эмоционального и делового взаимодействия с ним.

6. Выбор брачного партнера

Характеристика основных стадий жизненного цикла семьи: принятие на себя супружеских обязательств.

Задачи

Адаптация супругов к семейной жизни и друг к другу:

1 .Формирование внутренних границ семьи, определяющих отношение супругов друг с другом.

2. Формирование внешних границ семьи, регулирующих общение с друзьями и родственниками.

3. Достижение гомеостаза основных структурных параметров.

4. Сексуальная адаптация супругов.

5. Согласование системы ценностей супругов, выработка семейных традиций и ритуалов.

6. Подготовка к рождению ребенка (актуализация репродуктивной функции семьи).

 

Характеристика основных стадий жизненного цикла семьи: освоение супругами родительских ролей и принятие факта появления в семье новой личности.

Задачи:

Реорганизация семьи для выполнения новых задач:

1. Принятие ролей родителей.

2 .Уход за маленьким ребенком.

3. Перестройка структуры семьи в связи с появлением ребенка (распределение ролей, связанных с отцовством и материнством, их согласование).

4. Адаптация к длительному периоду ухода за ребенком (приспособление к большим физическим и психическим перегрузкам, ограничению общей активности супругов за пределами семьи, недостаточной возможности побыть в одиночестве).

5. Подготовка семьи к созданию психологического пространства для ребенка.

6. Формирование психологического пространства для бабушек и дедушек.

Поощрение роста ребенка и обеспечение его безопасности и родительского авторитета.

7. Согласование личных и семейных целей.

26. Характеристика основных стадий жизненного цикла семьи: включение детей во внешние социальные структуры (детский сад, школа).

Задачи

Реорганизация семьи для выполнения новых задач:

1. Реорганизация структуры семьи в связи с включением ребенка во внешние социальные структуры (детский сад, школу).

2. Поощрение развития ребенка и обеспечение его безопасности и родительского авторитета.

3. Адаптация семьи к потребностям ребенка.

4. Расширение взаимодействия между семьей и обществом.

5. Поощрение и поддержка детей в получении образования.

6. Совладение с недостатком личного и времени (уединенности) и супружеских отношений.

7. Развитие воспитательной функции семьи

 

Характеристика основных стадий жизненного цикла семьи: принятие факта достижения ребенком подросткового периода.

Задачи

Реорганизация семьи для выполнения новых задач:

1. Реорганизация структуры семьи в связи с достижением ребенком подросткового возраста и необходимостью поддержания его автономии.

2. Подготовка подростка к началу самостоятельной жизни (поддержание его стремления включаться в другие референтные группы, помимо семьи, строить дружеские и романтические отношения и т. п.).

3. Начало реорганизации отношений в супружеской подсистеме («оживление»)

 




infopedia.su

Второй параметр семейной системы — это семейные правила

В каждой семье существуют правила жизни, гласные и негласные. Немножко мы поговорили о правилах выше, о том, что на разных стадиях жизненного цикла надо о правилах договариваться.

Правила бывают культурно заданными — и тогда они разделяются многими семьями, а бывают уникальными для каждой отдельной семьи.

Культурно заданные правила семейной жизни известны всем (например, все знают, что родители не должны заниматься любовью на глазах у детей), уникальные правила известны только членам данной семьи.

Правила — это то, как семья решила отдыхать и вести свое домашнее хозяйство, как она будет тратить деньги и кто именно может это делать в семье, а кто нет; кто покупает, кто стирает, кто готовит, кто хвалит, а кто по большей части ругает; кто запрещает, а кто разрешает. Словом, это распределение семейных ролей и функций, определенные места в семейной иерархии, что вообще позволено а что нет, что хорошо, а что плохо. В большой семье, состоящей из одних взрослых, растет поздний и горячо любимый ребенок. Наиболее часто исполняемое правило этой семьи: ни в коем случае не ругать ребенка ни за что, а хвалить его при каждом удобном случае, восхищаться и умиляться про себя и вслух, индивидуально и в группах. Согласно правилу этой семьи такое поведение есть выражение любви к ребенку. Если кто-либо, гость или дальний родственник, нарушит это правило: не похвалит, не восхитится или, хуже того, сделает замечание ребенку — он нарушит существенное правило жизни этой семьи, поставит всех в неловкое положение и не будет в дальнейшем желанным гостем. Закон гомеостаза требует сохранения семейных правил в постоянном виде. Изменение семейных правил — болезненный процесс для членов семьи.

Нарушение правил — вещь опасная, очень драматичная, многократно описанная в русской художественной литературе.

Например, «Анна Каренина» — замечательный роман про то, что происходит, когда нарушаются правила жизни в семье. «Бесприданница», «Гроза» — все описывают смертельно опасные последствия нарушения семейных правил.

У Достоевского есть вещь, клинически очень верная, про то, что происходит, когда меняются семейные правила. Это небольшая повесть «Село Степанчиково и его обитатели» — про то, как менялись правила семейной иерархии. На вершине иерархии был один человек — Фома Фомич Опискин. Вся история — про то, как менялась иерархия в семье, и про то, какими тяжелыми переживаниями для всех членов семьи это все сопровождалось…

Правила семейной жизни касаются, в принципе, всех областей. Есть часть правил, культурно заданных. Есть часть правил, которые вырабатываются внутри семьи, в каждой — свои. «Анна Каренина» — это роман про культурно заданные правила: «…Женщине не следует гулять ни с камер-юнкером, ни с флигель-адъютантом, когда она жена и мать».

В российской культуре существуют противоречивые правила о распределении ролей в семье. С одной стороны, есть правило о том, что муж должен быть главой семьи, деньги в дом нести и т. д. С другой стороны, в русских народных сказках образ мужа, мужчины — это образ человека, который преуспевает, только слушаясь кого-либо. Женский же сказочный или фольклорный образ — это образ сильного, часто могущественного человека (Царь-девица, например).

Не случайно борьба за власть и статус в современных российских семьях — это одна из мощнейших дисфункций. И возникает эта борьба потому, что в культуре нет внятного правила про половое неравенство.

На самом деле в семьях много гласных (типа того, что если задерживаешься — предупреди), негласных, сложных, витиеватых правил, пронизывающих нашу жизнь. Семейный психотерапевт должен уметь быстро определять некоторые важные правила функционирования семейной системы.

Нет содержательно дисфункциональных правил, за исключением правил, которые позволяют осуществлять насилие любого рода в семье.

Дисфункциональность задается ригидностью, т. е. любое трудно изменяемое правило — дисфункционально. Там, где передоговор возможен, где правила можно менять, там семейная дисфункция наступает реже. Семейные правила составляют внешнюю основу семейных мифов.

studfile.net

Семейная история — это шестой параметр семейной системы

Многие стереотипы поведения воспроизводятся в поколениях. Многие закономерности взаимодействия воспроизводятся в поколениях. С помощью генограммы можно узнать семейную историю и правильно ее записать. Ее придумал Мюррей Боуэн. Всем было бы полезно составить генограмму своей семьи.

Симбиотические отношения — это очень близкие отношения с выраженной эмоциональной зависимостью людей друг от друга. При увеличении межличностной дистанции у этих людей растет тревога. Дети-симбиотики с трудом переносят даже кратковременную разлуку с близким взрослым. Симптоматическое поведение в этих случаях возникает тогда, когда возникает любая угроза близости.

Дистантные отношения — это когда люди говорят друг другу «здраствуйте — до свидания», а все остальное они говорят другим людям.

Эмоциональный разрыв — люди не общаются друг с другом после того, как у них был период конфликтов.

Конфликтные отношения — отношения сохраняются, но сопровождаются конфликтами и короткими периодами перемирий.

Амбивалентные отношения — люди испытывают друг к другу сильные противоречивые чувства: любовь и ненависть в одно и то же время, гнев и вину, стыд и ярость. Как правило, такие отношения сопровождаются периодами конфликтов и периодами близких отношений.

В генограмме на полях указываются имена, даты рождения и смертей, а также важные события в жизни семьи (переезды, решительные изменения образа жизни, насильственные смерти, аресты, какое-то хроническое заболевание, которое потом резко меняет жизнь). Если какой-то член семьи является родоначальником какой-то семейной легенды — это важно. Если пол ваших дальних предков или родственников известен — хорошо, если нет -рисуются только палочки в соответствующем количестве.

Сколько людей вы хотите включить в вашу генограмму — это тоже диагностический признак. Захотелось включить много людей, значит, этому есть причины, а что за причины — надо разбираться по ходу дела.

Семейная история дает определенные стереотипы и особенности, которые повторяются из поколения в поколение. Есть определенные закономерности, которые почти всегда воспроизводятся. Например, уровень дифференциации. Это понятие было введено Мюрреем Боуэном и означает оно степень эмоциональной независимости и самодостаточности людей, составляющих семью. Чем более высок уровень дифференцированности, тем более функциональна семья.

Представьте себе, что заключается брак между людьми из таких семей (рис. 15).

В одной семье растет мальчик, в другой семье — девочка. И оба находятся в коалиции со своей мамой. Оба они — так называемые триангулированные члены семьи, включенные в первичный треугольник и выполняющие определенную функцию по регулированию супружеских отношений своих родителей. Функции эти могут быть самыми разными; ну например, ребенок плохо учится и знает, что родители не ругаются, потому что обсуждают его двойки; один родитель помогает с русским, а другой с математикой. Ребенку очень важно получать двойки, он даже готов сносить всякие комментарии учительницы по этому поводу. У девочки, допустим, астма, и она знает, что когда у нее приступ, родители приходят к ней, дома возникает подобие единства (любому ребенку приятно, когда две головы над ним склоняются, гораздо приятнее, чем одна). Что в их детском опыте произошло? Они выяснили, что нужны некоторые специальные усилия, специальные какие-то действия, для того чтобы был психологический комфорт и для того чтобы эту самую родительскую любовь получить. То есть они научились этой самой условной любви. Вывод, который они делают в этом случае для своей дальнейшей жизни таков: они, такие, как они есть со всеми своими потрохами, никому не нужны, они нужны только высвеченные под определенным углом, что еще подкрепляется всякими формулами воспитания. Например: «Кто же тебя замуж возьмет, если ты шить не умеешь, готовить не умеешь?», «Тебе же надо зарабатывать, чтобы содержать свою семью…» Это формулы условной связи. Поэтому когда эти дети ищут себе партнера, они ищут не отношений как таковых, а условий, в которых возможно их принятие. «Я знаю, что я хорошо готовлю. Я выйду замуж за человека, который это оценит.» Это некий такой договор, который плохо осознается, но тем не менее действует. И когда этот договор начинает нарушаться («Вот, всегда ценил, а потом перестал обращать внимание»), начинается конфликт. Механизм возникновения этого конфликта плохо поддается осознанию.

В функциональных семьях больше вариантов поведения, больше выбора. В дисфункциональных семьях меньше вариантов выбора, потому что работает общечеловеческий механизм — в стрессе человек действует стереотипно. Где много стресса, там много стереотипов, мало свободы выбора, мало творчества. И когда вам люди говорят: «Я все понимаю. Я не могу поступить иначе!», -это работа стресса. В дисфункциональных семьях, где много стресса, существуют многие стереотипы, есть большой страх перемен.

Дети вырастают и ищут некие условия, при наличии которых есть возможность вступить в брак, некие условия, в которых будет оценено то их свойство, которое они считают достойным для брачной коммуникации. Потому что они себя целиком в общении не проявляют; они понимают, что они хороши только своими отдельными частями, некоторыми своими свойствами или умениями. Когда такой брак заключается, он длится успешно до тех пор, пока эти самые договорные условия соблюдаются. Как только они перестают соблюдаться, начинаются проблемы, и люди из них выходят обычно известным способом. Тем способом, модель которого они уже пережили в своей жизни. Они формируют коалицию. Ребенок триангулируется, становится вершиной треугольника и начинает выполнять определенные функции в супружеских отношениях своих родителей. И это все продолжается, продолжается и продолжается. Существуют определенные закономерности, которые можно увидеть с помощью генограммы. Например, выбор брачного партнера довольно легко предсказать в генограмме. Возьмем, например, те же самые семьи. Мальчик растет в семье, в которой у мамы с папой отношения конфликтные. Мама сформировала коалицию с сыном. Свой эмоциональный вакуум она заполняет с помощью отношений с сыном, а не с мужем. И все идет замечательно до подросткового возраста. В подростковом возрасте начинается конфликт между потребностью гомеостаза системы и потребностью прохождения определенной, очень важной стадии психического развития — поиска идентичности. Ребенок в подростковом возрасте находится в кризисе идентичности, и ему надо выйти за пределы семьи, чтобы этот кризис решить. Потому что на конкретно заданные вопросы: «Кто я? Куда иду?» не может быть ответа: «Я — сын своих родителей» — этого недостаточно. Этого слишком мало, с помощью этого не преуспеешь в жизни. Если этот мальчик психически здоров, он начинает, так сказать, смотреть в лес и искать себе другие образцы для подражания вне семьи. При этом у мальчика развивается внутренний конфликт: он оставляет маму одинокой, потому что мама считает, что он ее предает, или, в другой лексике, «потому что он стал неуправляемым», или «он гибнет, потому что связался с дурной компанией». Мальчик пытается решить этот конфликт — начинает «вертеть головой» и смотреть, а как же папа поступает в этом случае? Никогда до этого папу не замечал, а тут начинает понимать, что папа есть, что есть другой мужчина, который живет рядом с этой женщиной, и вроде ничего. И он видит, что у папы есть свои способы выживания. Папа довольно дистантный, он много занят вне семьи, он на какие-то элементы маминого поведения внимания не обращает. Мальчик все это замечает. Пытается сблизиться с папой. В такой семье не всякий папа может пойти на это сближение, потому что папа понимает, что он дорого за это заплатит.

Поэтому как были у него дистантные отношения с ребенком, так они и остаются. И его сын на своем опыте узнаёт, что значит быть дистантным, что значит быть малодоступным. Это — модель мужского поведения: модель выживания с любимой, но трудной в общении женщиной становится его образом действия.

Сейчас мы его оставим и обратимся к девочке, которая живет в семье с похожей структурой. Та же ситуация: брак не очень простой, малодифференцированная семья. Мама присоединила к себе дочку, восполняя эмоциональный дефицит в супружеских отношениях. Все отлично было до вот этого вот сакраментального момента, когда нужно выходить из семьи, чтобы сохранить психологическое здоровье. Начинаются конфликты. Девочке нужна поддержка. Она не ищет модели мужского поведения, потому что она знает, что она — девочка и модель женского поведения у нее одна — мамина. Поэтому она обращает взоры в папину сторону -не для того, чтобы учиться выживать рядом с мамой, а для того, чтобы найти эмоциональную поддержку еще у одного человека. Но папа свой стереотип жизни в семье не хочет менять, и это -обычное дело, потому что в дисфункциональных семьях перемены кажутся опасными (а вдруг будет еще хуже?). В дисфункциональных семьях перемен боятся. Вот девочка пыталась как-то с папой подружиться, и ей это не удалось, т. е. она натолкнулась на папину дистантную доброжелательность. При этом девочка ищет тесных, близких отношений с папой, тех самых, которые у нее были с мамой, пока она не выросла. Папа не идет на такие близкие отношения с дочерью. У дочери остается неудовлетворенная потребность в близких отношениях с дистантным мужчиной.

У меня сейчас лечится девочка 9 лет, структура семьи которой очень похожа на рассматриваемую нами. Там произошел развод, и мама во второй раз вышла замуж. У девочки плохие отношения с отчимом. Мама всегда формировала симбиотические отношения с девочкой. Сейчас понятно, что если она хочет сохранить брак, надо симбиотические отношения рвать, потому что у нее не строятся супружеские отношения. Девочка, естественно, сопротивляется этому обстоятельству. Девочка очень умная, с прекрасной речью. Она говорит: «Зачем ты меня родила? Ты что, меня родила, чтобы теперь с этим молодым человеком жить? Я хочу обратно.» (Имеется в виду родиться обратно). У них такие символические ласки: она маму так крепко обнимает, что маме больно становится (девочка крупная такая), и целует ее очень крепко. Мама говорит: «Она в меня вбуравливается, и мне это неприятно…» А девочка в этот момент начинает говорить «Я хочу обратно». Вполне четко сформулированное, хорошо осознаваемое желание абсолютной, тотальной биологической симбиотической близости, потому что там комфортно, потому что там не нужно ни дышать, ни есть, ни греться — все обеспечивает материнское тело.

Таким образом, мы видим, что оба молодых человека, о которых мы говорим, ищут такие отношения, которые они пытались построить с родителем противоположного пола, но не смогли. При этом у девочки — мамина модель поведения, а у мальчика — папина.

Девочка хочет близких, эмоционально включенных отношений с мужчиной, но не с любым. Какой-нибудь молодой человек, который будет внимательным, ласковым, ей не нужен, не интересен, потому что она не будет решать свою задачу — развернуть дистантного папу к себе. А раз не получилось с папой — пусть получится с дистантным молодым человеком. И она будет испытывать интерес только к таким дистантным мальчикам, доброжелательно отстраненным. Ей это будет интересно, она будет в них влюбляться. У молодого человека другая задача: он знает, как выживать рядом с женщинами, подобными маме, — эмоционально включенными, импульсивными. Ему помогает выжить с ними папина модель поведения — дистантная, невключенная. Но при этом ему интересны девочки, которые похожи на его маму, потому что он хочет разрешить свой детский конфликт. Как ему, будучи таким, какой он есть, устроить себе близкие, тесные эмоциональные отношения, которые он имел со своей мамой, пока еще не был таким отстраненным?

Поэтому очень вероятно, что два этих человека влюбятся друг в друга и попробуют создать семью. Варианты могут быть самыми разными, но весьма вероятно, что история их родительских семей воспроизведется. Потому что он будет таким, как ее папа, она будет такой, как его мама, с некоторыми купюрами и редакцией, но при этом, когда она слишком перейдет его границу или сделает что-то, что вызовет у него стресс, он отвернется, потому что таков его способ выживания в стрессовой ситуации. Вот тут-то она и запустит мамин механизм экспансии. Это будет вечная история про Артемиду, которая несется за оленем. Вот такой брак: муж убегает, жена — за ним. И чем более отстраненным, дистантным он становится, тем более активной, функциональной, эмоционально требовательной становится она, пока у нее не появится ребенок.

В генограмме существуют разные детали, которые указывают на особенности функционирования систем. Ну, например, важно сопоставление дат. Скажем, дата смерти некоторого члена семьи совпадает с датой свадьбы какого-то другого члена семьи. Это, конечно, история про замещение, про смену иерархий, про изменение структуры. Многие семейные реакции можно понять, только зная историю семьи.

Есть в Лондоне Тавистокская клиника, в которой обучают студентов. Там практические психологи работают, принимают клиентов, и у них есть студенты, которые уже получили базовое образование и только наблюдают за работой либо их супервизируют, т. е. институт, который обеспечивает обучение и осознание практики в чистом виде. В этой клинике есть отделение семейной психотерапии. Лет 15 назад заведующей этим отделением была некая Роз-Мари Виффен. Потом заведующим стал тот самый киприотский грек, о котором я уже говорила выше. Итак, случай Роз-Мари Виффен.

Вот семья: бабушка, папа, мама и сын (рис. 16).

Вот молодой человек с Британских островов собирается на материк со своим классом. Вся семья по этому поводу безумно волнуется, но все же соглашается, чтобы он ехал. Ему надо оформлять паспорт. Почему-то мальчику не удается оформить свой паспорт. Он опаздывает сдать фотографии, в консульстве не забирает вовремя документы — получается странная вещь. Семья находится в терапии. В процессе психотерапевтической работы и происходит история с оформлением паспорта. Естественно, это обсуждается на приеме. Разбирается семейная история.

Выясняется, что после войны эта еврейская семья переехала в Англию из Голландии. Собственно, приехали в Англию два человека: вот эта мать… и этот… сын, которому тогда было, наверное, лет 10. Во время войны вот эта… семья оставалась в Голландии и была поделена между людьми, которые их прятали. Мама с дочерьми была в одном месте, папа — в другом, а вот один мальчик, последний — в третьем. Он очень скучал по своей маме, по своим сестрам. И где-то в 8-9 лет он решил их навестить — ушел из убежища, где он жил, и пошел на ферму, где они прятались. И привел за собой фашистов. И их всех взяли в лагерь, где они все погибли. Мать спаслась, потому что ее в этот момент не было, и он как-то уцелел. Получилось, что он погубил свою семью. После войны переехали в Англию. И семейная идея была, что нельзя разлучаться, потому что в разлуке плохо и опасно, смертельно опасно для семьи. Мальчик вырос, стал молодым человеком, женился, родил деток. И никто про это не вспоминал.

Терапевты стали работать с ситуацией отъезда мальчика. А надо сказать, что мальчик про всю эту историю не знал, она не обсуждалась, но ценность единства семьи была настолько велика, что, с одной стороны, он, конечно, хотел поехать (и вся семья хотела, чтобы он поехал), с другой стороны, он так этого боялся, что не мог оформить себе паспорт.

Это как бы грубый пример того, как сама по себе семейная история может определять некоторые поступки.

Есть еще много всего в генограмме. Например, замещающий сюжет, замещающие дети; это — важный момент.

Вот семья Зигмунда Фрейда (рис. 17).

Фрейд был старшим мальчиком в семье, в третьем браке своего отца. После него через год рождается мальчик, который тут же умирает, и дальше родятся только девочки. В тот год, когда рождается Зигмунд, его старшие братья от предыдущих браков отца уезжают из Австрии в Англию. И Фрейд оказывается единственным биологическим сыном у своей матери и единственным близким сыном у своего отца. Таким образом, он — старший и единственный мальчик в семье. Известно, что у него были очень близкие отношения с матерью. И эта семейная структура вполне подтверждает свидетельства самого Фрейда о своем положении в семье, потому что он был замещающим ребенком. Он замещал матери умершего брата и рос за себя и за него, он замещал отцу сыновей, которые уехали и общение с которыми было не таким частым, как отцу хотелось бы. И он, конечно, был носителем всяких серьезных семейных ожиданий, к нему обращенных. Так что нечего удивляться, что он стал таким известным.

Такого рода замещения — важная вещь, потому что они во многом — ключ к судьбе.

Вопрос: Каков механизм возникновения повторения семейных стереотипов?

Ответ: В семье была ценность совместности, это абсолютно конкретное знание, которым обладают все члены семьи. «С любимыми не расставайтесь…» Ребенок в этом живет. Когда он растет, он слышит, как родители реагируют на разные события, которые происходят с ними или с другими людьми. Например, бабушка приезжает к ним в дом, и мама говорит: «Как хорошо — все дома!». Ребенок это слышит. Или идет обсуждение соседей, которые разъехались. Даются разные оценки этому событию, но его родители говорят: «Это они зря сделали…» Каждый ребенок живет и растет в понятийном аппарате собственной семьи. Это тексты. Это реакции людей.

Вопрос: Возможен ли другой выбор брачного партнера, кроме запрограммированного в родительской семье? Можно ли этому помочь в психотерапии?

Ответ’. Люди обычно не приходят и не говорят: «Вот у меня растет мальчик. Сделайте так, чтобы он полюбил девочку, на меня непохожую». С этим же не идут, идут с симптомом. Помощь можно оказать апостериори, после того как произошел брак. Это же может и не произойти. Вообще говоря, это больная дилемма. Предположим, приходят просвещенные в психологии родители и говорят: «Сделайте так, чтобы он не повторил этого в своем опыте».

Такая ситуация двусмысленна, потому что каждая психологическая помощь, с одной стороны, помогает, а с другой — инвалидизирует. Чем? Предположим, вы пришли за помощью, т. е. чтобы вам красиво сделали и обратно вернули в уже готовом виде. А когда начинаешь заниматься семьей, выползает постепенно одно, другое, третье… и возникает ощущение того, что все плохо. Растет тревога. Нарастает дисфункция, особенно в начале терапии, потому что там вообще все нарастает, и возникает ощущение того, что все хуже, чем мы думали, надо было раньше обращаться и т. д., и т. д. Это оборотная сторона помощи. То же самое происходит с превентивными мерами. Вы приводите мальчика и требуете, чтобы вам сделали все не так, как у вас есть. Вы, во-первых, означиваете эту ситуацию, во-вторых, моделируете некоторое будущее, т. е. вы уже точно знаете, что он вот так поступит, а я должна сделать так, чтобы он так не поступил… Здесь есть некая презумпция, которая совершенно не обязательно осуществится в жизни. В принципе, если в этой логике существовать, то надо действовать, как дедушка одного моего приятеля, который практически всегда лежал. И когда ему говорили: «Дед, чего ты лежишь?», он отвечал: «А это полезно для здоровья». Имея в виду, что когда люди болеют — они лежат, значит — это здоровый образ жизни. Психологические проблемы решаются по мере поступления и по возможности минимальным воздействием, потому что если вы начинаете из пушки по воробьям лупить, то вы просто ослабляете резервные возможности семьи. Воздействие должно быть по возможности минимальным

Статистика успеха терапии в любой психотерапевтической школе одинакова. На сегодняшний день нет ни одной психотерапевтической школы, которая была бы успешнее других. На самом деле, это тоже сложный вопрос, потому что неясно, что считать критериями успеха. Что считать успехом? Исчезновение симптома? Ощущение комфорта? В семейной терапии есть некие объективные признаки функциональности системы: отсутствие симптоматического поведения у кого-либо из членов семьи, плавный переход с одной стадии жизненного цикла на другую, реализация жизненных планов и задач.

Ниже будет изложена теория семейных систем Боуэна. Теперь, когда вы знаете основной понятийный аппарат системного подхода, вам будет проще понять эту теорию.

studfile.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о