Психолог и психотерапевт в чем отличие: Психолог, психотерапевт или психиатр — когда и к кому идти?

Содержание

В чем разница между психологом, психиатром и психотерапевтом? – Блог – Ясно

Этот вопрос нам задают, пожалуй, чаще всего. Понимаем, разобраться действительно непросто – учитывая то, что грани между этими профессиями бывают размыты, а иногда и вовсе соприкасаются и перетекают друг в друга. Но все же – это совершенно разные вещи. Давайте разбираться.

Психолог

Это довольно широкое понятие, приблизительно такое же как менеджер. Как правило, это человек, который получил психологическое образование и, следовательно, ознакомился с общими законами функционирования человеческой психики.

Под эту категорию попадает множество всяких вещей – реакция на стресс, поведение в коллективе, типология мышления и прочие вопросы прикладного характера. Собственно, ими психолог и занимается – он может помогать в подборе сотрудников, консультировать по вопросам правильной организации коммуникаций или рабочих мест, заниматься общей диагностикой личности.

Психотерапевт

Это человек, который получил образование в области психотерапии (которая, в теории, является одной из областей психологии – но относится к ней также, как, скажем,

эндокринология относится к медицине).

Психолог не может заниматься психотерапией, если он не прошел профильную переподготовку. Психотерапевт – это профессия, которая занимается очень тонкими и специфичными настойками человеческой психики: отношением с людьми, с собственными желаниями, с бессознательным – и тем, как все это влияет на его повседневную жизнь.

Пример.

Психолог вполне способен успокоить женщину или мужчину после развода. Однако разобраться в том, почему этот развод произошел, почему он приносит настолько сильную боль и почему это не первый подобный развод в жизни человека, психолог не способен. Это делает психотерапевт.

Должен ли психотерапевт иметь медицинское образование? На этот счет в нашей стране (да в мире, в целом), нет однозначного ответа. Существует приказ Минздрава, в котором утверждается, что психотерапевтом может быть лишь тот, кто получил образование психиатра (то есть, врача). В то же время, есть закон города Москвы, из которого следует, что психотерапия – не медицинское, но психологическое направление, и оказывать соответствующие услуги имеют право люди, которые получили психотерапевтическое образование.

Эти две традиции существует и в мире. Скажем, в США, профессия психотерапевта считается медицинской и требует соответствующего образования. А в Европе, – например, во Франции или Германии, – психотерапевт считается отдельной, самодостаточной профессией и не требует медицинского бекграунда.

Сторонники каждого подхода по-своему правы. Мы лишь можем вспомнить Фрейда, который советовал своим ученикам не тратить время на медицинское образование и сразу приступать к изучению психоанализа.

Психиатр

Это врач. У него есть медицинское образование – и, следовательно, полное понимание того, как работает мозг, как с органической, так и с психической точки зрения.

Как правило, психиатр занимается прикладными вещами – скажем, если вас мучают панические атаки, то он поговорит с вами, поставит диагноз и при необходимости выпишет таблетки.

Однако хороший психиатр понимает, что панические атаки вызваны не только и не сколько органическими причинами, но являются следствием каких-то внутренних психических конфликтов. По этой причине, он может отправить вас к психотерапевту – искать их, осознавать и пытаться понять, чем они вызваны. (Так и психотерапевт, поняв, что состояние клиента настолько острое, что одними разговорами ему не поможешь, часто отправляет того к психиатру).

Таким образом, психотерапевт и психиатр часто работают в паре – первый разбирается с накопленными у человека внутри обидой, болью и злостью, а второй – следит за его общим психическим состоянием и подкручивает его с помощью медикаментов.

Психолог VS психотерапевт. Кого выбрать?

По данным, полученным в результате проведенного нашим психологическим центром опроса, около 78% опрошенных людей не знают, в чем отличие между психотерапевтом и психологом. При этом мнение о том, к кому обращаться, если возникнет вдруг такая необходимость, различные. К психологу пойдут 54% опрошенных, к психотерапевту – 46%. В чем разница между этими двумя профессиями?

И психолог, и психотерапевт занимаются оказанием помощи в сфере психического здоровья. Это психотерапия, психодиагностика, психокоррекция, психологическое консультирование. Вопреки распространенному мнению, психологическая помощь – это не «беседа за деньги». Психологи и психотерапевты владеют специальными методами, с помощью которых они оказывают психологическую помощь. Такими, например как гипноз, бихевиоральная терапия, телесно-ориентированная терапия, экзистенциальная  терапия, трансактный анализ, классический психоанализ, аналитический подход, гештальт-терапия, арт-терапия, юнгианская песочная терапия, символдрама,  НЛП и т.д.

Итак, методы работы у психологов и у психотерапевтов совпадают. Однако, в отличие от психолога, у психотерапевта есть медицинское образование, т.е. психотерапевт может не только проводить психотерапию, психологическое консультирование, но и выписать лекарства, к примеру, антидепрессанты. У психолога медицинского образования нет, поэтому психологи обязаны отправлять человека к психотерапевту, если клиенту необходимы лекарства.

В общественном сознании психотерапевт в разное время занимал разные позиции. К примеру, в советское время его относили больше к психиатру, теперь, под влиянием зарубежной психологии, психотерапевта относят больше к психологу.

И психологи и психотерапевты работают как в государственных медицинских учреждениях, так и занимаются частной практикой. Психология более широкая отрасль, чем психотерапия, поэтому психологи также могут заниматься психологией спорта, труда, бизнеса, педагогики и т.д. Однако есть медицинские психологи (клинические), которые работают с такими же случаями, как и психотерапевты. Вопреки предубеждению, что психологи занимаются психическими здоровьем, а психотерапевты – болезнью, — это не так. Медицинские психологи имеют прямое отношение к патологии. Они занимаются диагностикой, психокоррекцией, психотерапией. Также они могут помогать людям, которые имеют психические расстройства.

Получается, что психотерапевт и психолог – близкие профессии по содержанию деятельности, особенно тогда, когда дело касается внемедицинской психотерапии.


Справка

В Беларуси, к примеру, психологи, чтобы оказывать психологическую помощь, должны получить лицензию, т.е. доказать свое профессиональное соответствие. Лицензия выдается Министерством Здравоохранения. Комиссия, принимающая решение о выдаче лицензии, определяет уровень компетентности психолога (психологического центра).


В нашем центре Вы можете получить профессиональную помощь психолога. 
Очно в Минске или онлайн по всему миру.

Найдите своего психолога ТУТ

 

В чем отличие психолога от психотерапевта, а психотерапевта

Почему россияне боятся обращаться к психиатру?

«Я не псих, чтобы идти в ПНД». Психиатр лечит не только людей с психозами, но и так называемую «малую психиатрию», например, эндогенную (не имеющую внешних причин) тревогу и депрессию. Психиатр выписывает лекарства, которые помогают справиться с переживанием острого горя. Иногда лечение у психиатра — часть комплексной терапии при эпилепсии, черепно-мозговых травмах, а также алкоголизме или других зависимостях.

«Меня поставят на учет». Многие боятся правовых последствий посещения психиатра. «Учёт» — понятие устаревшее. В наше время в ПНД существует два вида помощи: консультативно-лечебная помощь и диспансерное наблюдение. Диспансерное наблюдение по Закону о психиатрической помощи назначается только людям, «…страдающим хроническим и затяжным психическим расстройством с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями». Как правило, это заболевания с психотическими проявлениями, требующие госпитализации. Ограничение на оружие, водительские права и определенные виды работ существуют только для пациентов на диспансерном наблюдении. Но даже если вы находитесь под диспансерным наблюдением, вы можете «сняться» с него, если специальная комиссия признает, что вы находитесь в полной ремиссии. Если же вы обратились в ПНД для консультативно-лечебной помощи и посещаете психиатра амбулаторно, бояться вам нечего.

«Я справлюсь сам, без таблеток, не хочу на них подсаживаться». Если человек сломал ногу, он не может справиться сам, ему нужен врач. Если человек годами испытывает тревогу, подавленность, нежелание жить, ему стоит попробовать улучшить свое состояние. Причем в названных случаях для начала следует обратиться не к психиатру, а к психотерапевту. Если потребуется прием лекарств, помните: современные препараты очень редко могут вызывать зависимость, и чаще всего их назначают курсами.

© ДокторПитер

Психолог, психотерапевт, психиатр: в чем разница?

Общий корень и близкое родство этих профессий вносит смятение в ряды пациентов, не всегда ясно сознающих, к кому из них следует обращаться с той или иной проблемой. И не напрасно: психолог, психиатр, психотерапевт – это три разных специалиста, получавших профессиональное образование каждый в своей области.

Психолог – это человек, получивший высшее психологическое образование. Психологи могут заниматься научными исследованиями, оказывать психологическую поддержку и помощь в разрешении ситуационных проблем, консультировать, тестировать людей, анализировать их психологическое состояние. Психологи-педагоги работают в школах, образовательных учреждениях, оказывают психологическую помощь детям, консультируют родителей. Дефектологи занимаются детьми, имеющими те или иные отклонения здоровья, с помощью различных методик корректируют их развитие и способствуют социальной адаптации.

Психотерапевт – это специалист, который занимается диагностикой и лечением заболеваний психогенного происхождения. В арсенале психотерапевта различные методики вербального, психологического воздействия и взаимодействия, а в дополнение к ним используются при необходимости и фармакологические средства. Получив дополнительное образование, психотерапевт имеет возможность получить специальность психоаналитика. Психоаналитик – специалист в области глубинной психологии, психоанализа, то есть метода изучения и лечения психических нарушений и расстройств.

Психиатр – это врач, получивший сертификат по специальности «психиатрия». Врач-психиатр владеет методами диагностики, лечения, профилактики и экспертизы психических расстройств и работает с теми пациентами, у которых достоверно диагностировано тяжелое психическое заболевание. Он может принудительно госпитализировать человека, если сочтет его опасным для окружающих или для самого этого человека. Психиатры в большей степени акцентируют внимание на физиологических причинах заболеваний и пользуются преимущественно фармакологическими средствами.

Как итог: психолог будет полезен, когда в целом здоровому человеку требуется тестирование или консультация, а также для помощи в воспитании и коррекции развития детей. Психиатр – это врач, который лечит людей с серьезными психическими заболеваниями с помощью лекарств. Психотерапевт – это универсальный специалист, который совмещает в своей работе методы психолога и психиатра.

Чем отличается психолог от психотерапевта и психиатра — основные моменты

Меня часто спрашивают, в чем отличие психолога, психотерапевта и психиатра? Однако и нередко слышу скептические утверждения: «Да зачем они нужны?!», «Бесполезная трата денег и времени!», «Чем они могут помочь?!», «Откуда им знать мою жизнь?!», «Учить еще будут, у меня больше опыта!», «Я сильный!», «Что, я псих что ли?!».

Давно хотел написать о недостатках психологического и медицинского образования и проблемах психотерапии в нашей стране. И вот, наконец, опрос, проведенный на одном из порталов, подвиг меня на это.
Статья будет неким обзором профессий и проблем психотерапии, которые, на мой взгляд, являются наиболее острыми на сегодняшний день. Также я думаю, статья поможет в поиске и выборе к кому пойти решившимся начать собственное развитие.
Начну с психологов. Психолог, педагог-психолог. Такое образование можно получить в гуманитарных вузах. Если факультет психологический, обычно у такого специалиста больше знаний в психологии, так как на факультете психологии и педагогики много времени отдается на педагогику. Специалист не может ставить диагноз.
Где может работать такой специалист? Психологи обычно работают в дошкольных и школьных учреждениях, в отделах по работе с персоналом, в научной среде. Обычно их работа сводится к тестированию, выявлению различных факторов влияющих на «что-нибудь». В детских садах это различные игры с детьми, в том числе развивающие. Так же психологи проводят беседы с детьми и родителями, сотрудниками компаний. Беседы могут затрагивать различные проблемы профориентации, мотивации, решения конфликтных ситуаций. Такие беседы можно назвать психологическим консультированием. В научной среде психологи проводят массу социальных исследований.
Следующий специалист это клинический или медицинский психолог. Это образование тоже можно получить в гуманитарных вузах и совсем недавно в медицинских вузах открылись факультеты клинической психологии. Клинический психолог не является врачом и не может выписывать лекарства и ставить диагнозы. Однако может выступать экспертом в психолого-психиатрической экспертизе. Часто это ничего не значит. В нашей стране, врач все, психолог — ничто.
Где может работать такой специалист? Главное отличие клинического психолога от психолога в том, что он может работать в медицинских учреждениях. Специалист этой области обладает бо’льшими знаниями в физиологии и анатомии ЦНС, психиатрии, так как работа в медицинских учреждениях предполагает работу с патологиями. Обычно такие специалисты работают с детской патологией, пациентами, получившими черепно-мозговые травмы, кровоизлияния вследствие инсульта. В психиатрических больницах работают в паре с психиатром, — это беседы, тестирования, развивающие игры или упражнения. Часто параллельно ведут научные исследования.
Психиатр. Данное образование можно получить только в медицинском вузе. Психиатр — это врач, он может выписывать лекарства и ставить диагнозы, может выступать экспертом в психолого-психиатрической экспертизе.
Где может работать такой специалист? Психиатры работают в медицинских учреждениях или частным образом. Обычно занимаются психиатрическими проблемами. Суть работы сводится к правильному подбору лекарственной терапии. Предполагалось, что клинический психолог как раз должен взять на себя работу с психологическими проблемами пациентов. На деле это часто не так, то есть психикой пациентов в психиатрических больницах никто не занимается, я имею в виду поддержание, развитие, реабилитацию, психотерапию.
Психотерапевт. Вот мы и дошли до этого интересного названия. Где можно получить такое образование? До недавнего времени в России — нигде. Сейчас есть официальная профессия «психотерапевт», и получить ее можно в медицинских вузах. Психотерапевт — это врач, имеющий право выписывать лекарственные средства. Предполагается, что такой специалист будет работать и с психологическими проблемами, и с психиатрическими, совмещая вербальную терапию с лекарственной. К сожалению, на деле это не так, ведь программа образования до недавнего времени ни чем не отличалась от программы образования психиатра.
Где может работать такой специалист? Психотерапевт работает в медицинских учреждениях, круг проблем обычно схож с работой психиатра.
Теперь о недостатках образования в нашей стране. Расскажу о них с точки зрения работы с людьми в качестве психотерапевта, так как я работаю, как психотерапевт.
Главная проблема в нашей стране — отсутствие психотерапевтических школ и преемственности, также как и отсутствие самого понятия «психотерапия» как лечение словом. Ведь ввести профессию в медицинском вузе и внести ее в перечень официальных профессий, — всего лишь формальность. Психотерапевт должен работать с психикой пациента. А как с ней работать, если он не знает ни одного психотерапевтического направления? Хорошо, если знакомы с Эриксоновским или директивным гипнозами. В России будущие психологи обучаются теории психологии и немного теории психотерапии и, выходя из учебного заведения, не знают, что делать с живыми людьми, ведь на лекциях в лучшем случае расскажут о наличии различных направлений работы. Конечно, есть практика, но она минимальна. К счастью, Железный занавес убрали и теперь у психологов и врачей, которые по-настоящему хотят быть психотерапевтами, есть возможность обучаться различным направлениям от первоисточников, выезжая за границу или посещая семинары приезжающих сюда специалистов. Что хорошие специалисты, уважающие себя и свою профессию, и делают — изучают необходимые им в работе направления, чтобы стать настоящим психотерапевтом. То есть после своего вуза посещают обучающие программы, которые зачастую могут превышать сроки самого образования, например, такие как гештальт-терапия, психоанализ, биосинтез, биоэнергетический анализ, психодрама, транзактный анализ, семейная терапия, символдрама и многие другие. Среди врачей нередки случаи, когда врач кроме изучения психотерапевтического направления, получает психологическое образование. Есть даже вузы, которые специально занимаются переподготовкой врачей. Зачем? — Потому что психологического образования нет в медицинском вузе. К сожалению не каждый врач приходит к пониманию, что человек — это не ухо, голова, нога и мозг, а психофизиологическая структура, и рассматривать ее нужно целиком, а не кусками. Вот я и подошел к первому недостатку медицинского образования в психологии, который можно сформулировать. Как и врач любого другого направления, психиатр или психотерапевт рассматривает психику человека как орган, то есть лечит орган — мозг (а если у Вас слюни течь будут, или ноги откажут, это будет проблемой другого доктора). Второй недостаток, это отсутствие гуманитарного образования и психотерапевтического направления в медицинском вузе. Наверное, меня попытаются опровергнуть, но факт давнишний, даже пословица народная есть «одно лечим, другое калечим», и фактов переподготовки полно. Ну, а что же с психологами? Уж они-то понимают, что человек — это единое целое? Не тут-то было. Психологи, получившие гуманитарное образование, не имеют представление о теле человека. Часто даже вытесняют его, несмотря на целое направление в психологии — психосоматику. Есть проблемы в голове, при чем здесь почка или биохимия мозга? Сформулировать проблему, думаю можно следующим образом: отсутствие какого-либо медицинского образования у психолога дает возможность уходить в мистику и совершенно забывать, что существуют чисто соматические проблемы, влияющие на психику, которые могут быть первичны. На мой взгляд, решение проблемы для психолога, — пойти на повышение квалификации до клинического психолога, что даст некоторую заземленность и приблизит к реальности. Итак, варианты повысить квалификацию и дополнить свое образование есть. А что же дальше? А дальше, у любого специалиста, желающего работать с психикой человека должен начаться курс личной терапии. И вот это проблема может оказаться серьезнее пробелов в образовании. Человек попросту не может проводить психотерапию, имея собственные неосознанные и непроработанные проблемы, потому что не может абстрагироваться от них и увидеть суть проблемы клиента. Да и понять, как выстраивается проблема, можно только на личном опыте. Открою маленькую тайну: из-за отсутствия культуры посещения психотерапевта в нашу профессию люди бессознательно идут лечить себя. Но сколько из них впоследствии идут на личную терапию? То есть осознают это. В моем первом гуманитарном вузе — не было ни одного. Во втором — несколько, причем краткосрочно. И вот это по-настоящему страшно. Не имея собственной проработки, тысячи психологов и психотерапевтов навешивают свои проблемы на клиентов. И дело даже не в паранойяльной идеи, что они что-то изменят в психике, без моего ведома, навредят, или повлияют, какими-то техниками. Психику человека изменить не так просто, и плохой специалист ничего не сделает, но самое вредное, — он создаст иллюзию работы у клиента. То есть для клиента психолог или психотерапевт, это доверенное лицо, которому он рассказывает серьезные вещи, которые зачастую не расскажет партнеру, другу, родителям. Через какое-то время клиент почувствует, что все в холостую и работы не происходит, и это может оказаться очередной психотравмой, потому что это будет предательство. Нужно найти в себе силы пойти к другому специалисту. Пойдет ли? Вред нанесенный такими специалистами еще и дискредитация профессии, и без того еле зарождающейся в нашей стране. Личная терапия никак не регламентирована. В одном частном вузе после обучения нужно пройти 10 сеансов, что является формальностью, но хотя бы так, в длительных западных программах, привозимых в Россию, — кое-где и кое-как. Контролировать это сложно по ряду причин. Пожалуй, самый серьезный подход к этому в психоанализе и гештальт-терапии, там личная терапия строго регламентирована. Оба направления преподаются только в частных вузах. Ни в одном государственном вузе,  гуманитарном или медицинском, нет регламента на прохождение личной терапии. А теперь представьте, если психолог или врач пошел в психотерапию, то он так или иначе дойдет до понимания, что личная терапия ему нужна, или просто произойдет естественный отбор и у него не будет клиентов, то все остальные, те, кто пойдут в другую область работы не дойдут до личной психотерапии никогда. Просто не зачем. Сами не осознают, сверху не скажут.  Психологи, работающие с детьми в детских садах, школах, тренеры, обучающие навыкам подростков и взрослых, психиатры, работающие с пациентами, не имея личной проработки, на мой взгляд, это страшно. А вам как?
А как у них?
Почему же на Западе и в Америке врач-психоаналитик работает с людьми и консультирует, а не занимается только фармакотерапией и тестами? Все пошло от любимого мной Сигизмунда Яковлевича, он был врачом и он создал  психоанализ. Поэтому на Западе, а затем и в Америке, любой врач психиатр — это психоаналитик. Система образования построена так, что специалист обладает должными медицинскими и фармакологическими знаниями и умеет работать с людьми, а не с таблетками, причем все это важно в равной степени, нет никаких перекосов. Кому этого мало разрабатывают и изучают другие психотерапевтические направления, и их много. Возможно, я напишу статью и об этом. Чаще всего все эти специалисты — врачи M.D. (Medicine Doctor), но сейчас есть возможность заниматься психотерапией, не будучи врачом, имея образование P.D. (Psychology Doctor). Но самое главное, невозможно получить лицензию, если нет личной психотерапии. Ее просто не дадут.
Так что же такое психотерапия и кто такой психотерапевт?
На мой взгляд, психотерапия это искусство. А психотерапевт, несомненно, должен быть талантливым человеком, понимающим и осознающим себя и как следствие других людей. Видеть в человеке не проблему, которую нужно выковырять, а личность, любить людей. Не столь важно, какое образование, легко прикрыться корочкой врача, но при этом быть больным на всю голову, тем более что врач априори вызывает доверие или корочкой престижного гуманитарного вуза, при этом иметь только теоретические знания, важна личная проработка и желание узнавать людей. Я знаю, психологов, которые не только понимают больше врачей про тело и психику, но и разрабатывают свои техники и даже целые направления, которые признаны в мире, и развивают их. Я знаю врачей-психиатров, которые получили образование психолога, потому что поняли, что медицинского образования мало и/или недостаточно для работы с людьми и продолжают обучаться различным направлениям.
Как же выбирать специалиста?
Главный критерий, который нужно учесть в выборе такого специалиста, — это его интерес к своей профессии. Я думаю, что специалист, живущий психотерапией, а в данном направлении по-другому просто нельзя, будет иметь не одно базовое образование, получив его 10 лет назад, а еще много различных курсов и семинаров. В остальном нужно полагаться на свое чутье, обычно психотерапевт и клиент подходят друг другу по разным причинам, если это произошло — хорошо, если нет, — не ленитесь искать другого специалиста. Через какое-то время Вы сами должны почувствовать свои изменения, если их нет, значит что-то идет не так. Для начала это можно обсудить со специалистом, а дальше верить в свою интуицию, ведь психотерапия именно про движение к себе, про чувствование себя, прежде всего, а не решение какой-то определённой проблемы.
Нужна ли мне психотерапия или можно обойтись друзьями?
Я часто слышу: «я сильный», «сам справлюсь». Это хорошо, когда есть такой ресурс, но зачем себя насиловать? Ходить и носить в себе что-то годами, «справляясь». В такой ситуации речь уже не про жизнь, а про выживание. Можно же потратить этот ресурс и на что-то более полезное, чем ношение в себе проблем. Или еще одна фраза: «Что я псих что ли?!». На мой взгляд, в этом больше нездорового, опять же в ношении проблем в себе, гордясь этим. Есть некий миф, что к психотерапевту ходят только больные люди, а если я пойду, то я окажусь больным, да еще и коллеги и друзья узнают. Больные люди лечатся у психиатра и сами к нему приходят редко, зачастую доводя себя до состояния, когда просто попадают в больницу. И это не наследственные заболевания, а значит, все можно было решить, не усложняя проблемы психиатрией. Так кто здесь больше больной? Тот, кто вовремя решает идти к психотерапевту, или тот, кто попадает в больницу с диагнозом? Конечно, еще влияет советское время, когда психиатры были средством запугивания. Это факты нашей истории, но время поменялось. Я не встречал в своей практике, чтобы настоящие друзья и близкие осуждали клиента по-настоящему. Страхи, что человек изменится и прервет отношения — всего лишь зависть, что человек может себе позволить заниматься собой и не скрывать этого, ведь они тоже хотят, просто боятся. Это что касается близких. А если говорить про чужих людей.  Во-первых, какое Вам до них дело, что они про Вас подумают? А во-вторых, это как обратная сторона медали, часто это больное самомнение, Вы думаете, чужим людям есть до Вас дело? Всем 7-ми миллиардам? Еще один миф: «Чему может научить психолог, если у меня опыта больше?» Психолог или психотерапевт ничему не учит, не рассказывает, как жить, не дает советы и ему совершенно не нужно быть банкиром, менеджером или еще кем-то. Несмотря на уникальность каждого человека, источники проблем у всех почти одни и те же, важнее понять, как помочь человеку осознать и разобраться в конкретной ситуации, найти подход к человеку, а это уже про профессионализм психолога или психотерапевта. Стоит ли писать о мужественности, по-моему, уже избито, что мужественность заключается не в держании себя в руках, отрицании собственных эмоций, и проблем, а как раз, наоборот, в признании проблем и умении выражать свои эмоции. В дополнении открою еще одну маленькую тайну, — психологические проблемы есть у всех. Психологические травмы происходят, начиная с момента появления психики, то есть до рождения. Разница лишь в том, как психика справляется с ними и есть ли у нее возможность для этого и каков результат. Вкратце, причиной возникновения травм является наша цивилизация, строение социума, запреты, правила, поведение и т.д. Об этом еще Фрейд говорил, что — «Невроз — это плата за цивилизацию». А поскольку травмы происходят в перинатальном периоде или раннем детстве, то они неосознанные, и поскольку они неосознанные они влияют на наше поведение. Разница лишь в степени выраженности, насколько сильно они влияют на нас. Всегда задавался вопросом, почему-то к стоматологу ходить 2 раза в год вопросов не возникает, в парикмахерскую — ежемесячно, а психика, что гораздо тоньше почему-то игнорируется.
Еще одним критерием пойти к психотерапевту является тело. Как говорил Александр Лоуэн, основатель биоэнергетического анализа: «Вы — это Ваше тело». Если есть боли, которые не могут диагностировать, какие-то изменения, которые якобы незначительны, имеет смысл обратиться к психотерапевту. Как я, уже говорил человек — это психофизиологическая структура, и ничто в теле и психике не происходит просто так и все, что происходит взаимосвязано. Медициной уже признано, что псориаз имеет психологическую основу, так же и, как и многие язвы и аллергии. И как бы это страшно не казалось, если мы не осознаем свои проблемы психики, то они неминуемо отражаются в теле, с возрастом это приводит к тяжелейшим последствиям. Из своего опыта я могу сказать, что любая психологическая проблема отразится в теле в качестве заболевания. Об этом я расскажу в другой статье.
Кроме решения какой-то конкретной проблемы или поддержание в стрессовой, острой ситуации, психотерапия это еще и развитие личности. Не нужно путать с количеством накопленных знаний или умений. Часто под развитием понимают именно это. Важный критерий нужна терапия или нет, это то, как Вы себя чувствуете. Если что-то не так, но Вы не знаете что, что-то тревожит, нет пресловутого счастья, — я думаю, стоит заняться собой. И это не про «пойти на фитнесс», это звонок из бессознательного, о накопленных, но неосознанных проблемах. Что чаще делают люди? Идут в кино, на рыбалку, едут в отпуск, выпивают, едят торт. Но это отвлечение, а не решение, а между тем проблемы накапливаются. Это все равно, что замазывать прыщи тональным кремом, хотя некоторые так и делают. Но тут уже, как говорится на вкус и цвет товарищей нет. Друзья — это хорошо, но вопреки опросу проведенному порталом, я не думаю, что все всё обсуждают с друзьями, родителями, партнёрами. Исходя из своей практики, я думаю, что многие лукавят и хотели бы, чтобы так было, но обычно это не так. Кроме того, обсуждение проблемы — не работа над ней. Друзья, родители, партнеры — заинтересованные лица, они находятся в системе отношений с Вами и, имея свои неосознанные и не решенные проблемы, могут поддержать Вас в любой глупости как минимум, и как это ни прискорбно, чаще это неосознанная выгода для них. Кроме того, если задуматься, то зачем из близких и друзей делать ведро для слива проблем? Когда с близкими можно поделиться проблемами это одно, но когда вы не можете решить проблему, то постоянно к ней возвращаетесь в схожих ситуациях, диалогах, выпивая. Ведь психика требует решения проблемы, и Вы как пластинка говорите об одном и том же. Думаете, что это надо вашим друзьям и близким? Кроме того, конечно это про ответственность. Взять ее на себя, а не засунуть в друга, бутылку или положить на торт. Психотерапевт может посмотреть на проблему не предвзято со стороны, кроме того, точно не даст совет, так как совет это чье-то готовое решение, может и не самое худшее, но точно не Ваше, а если не Ваше, то в психике ничего не изменится.

Подводя итоги и отвечая на главный вопрос статьи, я скажу следующее. К сожалению, в нашей стране государству нет дела до психотерапии. Причины этого — тема не данной статьи. В медицинских вузах к современным западным и Американским техникам относятся как к шутке, в гуманитарных вузах до сих пор преподают советскую теорию, которая важна, но не имеет никакого отношения к работе с людьми и к психотерапии. В России я знаю одного современника, изобретшего новый метод психотерапии — танатотерапию, и это В. Ю. Баскаков. И это 80-е годы. Этот метод, как и другие, не преподаются в государственных вузах и даже не упоминаются. В паре частных вузов пытаются преподавать теорию некоторых современных методов психотерапии. Кстати, современных это мягко сказано: биоэнергетический анализ — А. Лоуэн, 40-50-е года прошлого века; биосинтез — Д. Боаделла, 70-е года, «Бодинамика»; была изобретена также в 70-х годах Лизбет Марчер; психодрама — Якобо Морено, 20-е года; трансактный анализ — Эриком Берн, 60-70 года; , модные сегодня «расстановки по Хеллингеру», введенные Хелингерым в 80-е годы, а основанные на еще более ранних опытах Эрика Берна и Артура Янова, и многие другие. Более ранние опыты ранних западных и Американских психотерапевтов позволяют их ученикам создавать новые методы, включая их в современный опыт. В России распространение методов психотерапии, по сути, является частной инициативой, как среди преподавателей вузов, государственных и частных, так и приглашение специалистов с их программами, и создание филиалов западных программ. Что же касается образования, назваться психотерапевтом (официально в нашем государстве), прикрывшись медицинским образованием, не означает, что вы получите специалиста по психике, так же как назваться психологом не будет значить, что это специалист по душе, работающий с психикой, а не с тестами. Что же делать? Искать! Смею Вас уверить, что в России есть психотерапевты не по образованию, а по призванию. Есть люди, лечащие словом, а теперь, исходя из современных тенденций в западной психотерапии, словом, включая тело, то есть работающие с людьми целиком, а не с мозгом или с таблетками, и не важно какое у них образование изначально, — главное, что они делают сейчас, чем увлекаются, как совершенствуются.

Чем отличается психиатр, психотерапевт и психолог?

Таким вопросом задаются люди, впервые столкнувшиеся с необходимостью обратиться за психологической помощью. 

В этой статье мы разберемся, какие ключевые особенности разделяют эти профессии.

Содержание:

1.    Образование

2.    Симптомы

3.    Методики

4.    Право на работу

5.    Ограничения

1 Образование

Психиатр и психотерапевт – медицинские работники. Это врачи, которые закончили медицинский вуз и интернатуру по «психиатрии». Обучение этим профессиям длится 7 лет.  В отличие от психиатров,  врачи-психотерапевты дополнительно проходят профессиональную переподготовку по специальности «психотерапия». Закончив медицинский вуз, врач-психиатр получает Диплом по специализации «психиатрия», а врач-психотерапевт, пройдя переподготовку, дополнительно к диплому «психиатрия» получает второй диплом со специализацией «психотерапия».

Психолог  — это всегда выпускник гуманитарного вуза, как правило, психологического факультета. Кроме абитуриентов, которые получают диплом бакалавра за 4 года, практически любой взрослый человек с высшим образованием может за 1,5 – 2 года пройти профессиональную переподготовку и получить профессию «психолог». Подобные образовательные услуги оказывают как известные государственные вузы, так и специализированные частные институты.

2 Симптомы


Врач- психиатр ежедневно ведет прием и наблюдение за пациентами с «большими» психическими расстройствами:

·      Бред

·      Галлюцинации

·      Шизофрения

·      Деменция

·      Эпилепсия

·      Тяжелые расстройства настроения или неспособность справляться с социальными задачами. 

Это тяжелые заболевания, которые требуют длительного лечения, как правило, в стационаре. 

Многие знают и понимают, что лечит психиатр, а вот разница между психотерапевтом и психологом не столь очевидна. Часто путаница возникает, потому что у психотерапевта и психолога много общего,  так как они работают с одними и теми же симптомами:

·      Депрессия

·      Тревога

·      Психосоматика

·      Зависимости

·      Бессоница

·      Панические атаки

·      Пограничные состояния

 Однако, профессия «психотерапевт» появилась в постсоветской России сравнительно недавно,  тогда как «психолог» уходит корнями в конец 19 века. Актуальные отличия между психотерапевтом и психологом находятся в применяемых для лечения симптомов методиках и моделях.

3. Модели

 Выделение такой специальности как «психотерапия» продиктована увеличением тревожно-депрессивных состояний, которые вышли на первое место среди всех психических расстройств. Психотерапевты выделились в отдельную от психиатров профессию для приема и лечения людей, которым не требуется госпитализация в психиатрический стационар и постановка на психиатрический учет. Так же как и врач – психиатр, психотерапевт может назначать лекарственную модель лечения для подавления физиологических причин болезни.

В то же время, психотерапевт, как и психолог, обучен одной или нескольким психологическим методикам:

Þ   Суггестия – гипноз, аутогенная тренировка, прогрессивная мышечная релаксация.

Þ   Психодинамические – психоанализ, патогенетическая терапия по Мясищеву.

Þ   Когнитивно – поведенческая.

Þ   Экзистенциальная.

Þ   Семейная.

Кроме перечисленных есть много других методик: арт-терапия, телесно-ориентированная, музыкотерапия, сказкотерапия, песочная, игровая и т.д.

В каждой из методик есть свое описание причин появления различных психических сложностей и соответственное предложение, как их изменить. Например, семейный психолог и психолог – психоаналитик будут по-разному интерпретировать симптомы и первоисточники депрессии.

Грамотное лечение с помощью психологических методов эффективно и помогает справиться с расстройствами, не прибегая к назначению и приему медикаментов.

Однако, так как психотерапевт, в отличие от психолога, это врач, то он может комбинировать в терапии лекарственную и психологическую модели. Бывают психотерапевты, склонные к медицинской психотерапии: назначают лекарства и отслеживают их эффективность. В то же время, много психотерапевтов применяют только психологические модели лечения и избегают назначать препараты. В таком случае психотерапевт работает как психолог.

Психиатр применяет для лечения только лекарственную модель. Основной целью психиатрии является постановка диагноза и купирование препаратами тяжелых симптомов. Врач-психиатр не будет анализировать и искать причины возникновения заболевания. Его задача подавить психические расстройства для обратной социализации пациента.

4.Право на работу

Психиатр — это доктор, который работает в психоневрологическом диспансере или психиатрическом стационаре. Для работы требуется действующий сертификат врача-психиатра, который необходимо продлевать каждые 5 лет.

Психотерапевт – это врач, который ведет прием в районной поликлинике или частном центре. Для работы требуется действующий сертификат врача-психотерапевта, который необходимо продлевать каждые 5 лет. В последние годы, врачи-психотерапевты работают не только в поликлиниках, но и в других смежных лечебных учреждениях, например в санаториях и оздоровительных курортах. Обращение за помощью к психотерапевту становится такой же частью жизни, как и визит к любому другому врачу. 

В дополнение к сертификату врача для хорошего психотерапевта желательна личная психотерапия и членство в профессиональном сообществе.

Психолог для оказания услуг должен иметь диплом по одной, а лучше нескольким психологическим методикам. Желательно членство в профессиональном сообществе.

В чем отличие психолога от психотерапевта?

[ Радио Свобода: Программы: Наука и медицина]

[15-01-05]

В чем отличие психолога от психотерапевта?

Ведущая Марина Катыс: По данным Всемирной организации здравоохранения, на сегодняшний день теми или иными расстройствами психической деятельности в России страдают 20 миллионов человек (не считая их близких, так или иначе втянутых в данные проблемы). Однако, психолог, а тем более — психотерапевт, по-прежнему вызывает у россиян настороженность. Поликлиники не спешат обзавестись такими специалистами, да и очередей к ним не наблюдается. Так в чем отличие психолога от психотерапевта? Не является ли клинический психолог светским аналогом священника? Об этом мы будем говорить сегодня с членом Всероссийского общества психологов, заведующим отделом клинической психологии Научного Центра психического здоровья Российской академии медицинских наук Сергеем Николаевичем Ениколоповым. И первый вопрос гостю. Сергей Николаевич, почему россияне не часто обращаются за помощью к психологам? Я имею в виду личные обращения, а не те случаи, когда организации имеют штатных психологов. Сергей Ениколопов: Просто история нашей страны была такой, что психология вообще долгие годы не развивалась. Достаточно сказать, что факультеты психологии в Москве и в Петербурге были открыты лишь в 1966 году. Был большой перерыв — больше 30 лет — даже в производстве психологов. Можно сказать, что «психолог» как профессия — это очень молодая профессия. А «клинический психолог» — еще моложе. Поэтому у большей части наших сограждан нет правильного понимания того, чем занимаются психологи, в чем их отличие от психиатров, кто они, чем занимаются отдельные виды психологов — инженерные, клинические, спортивные, педагогические и так далее. Единственная, по-настоящему сейчас развернутая большая служба — это служба психологов в школе. И на мой взгляд, как раз эта школьная служба должна была бы сотрудничать с клиническими психологами, потому что именно они выявляют всевозможные психологические проблемы и у школьников, и у их родителей, и у учителей. Поэтому они могли бы в школьной ситуации очень сильно продвинуть профилактическую образовательную программу — чтобы подрастающее поколение знало, куда обращаться в случае необходимости. Марина Катыс: Спасибо. А сейчас я хочу предложить вашему вниманию материал, подготовленный нашим корреспондентом в Чебоксарах Дмитрием Лишневым. Он беседовал с доктором психологических наук, деканом факультета психологии Чувашского университета Владимиром Фоминых. Дмитрий Лишнев: Свой рассказ о клинической психологии как об особой специальности доктор психологических наук, профессор, декан факультета психологии Чувашского государственного университета и член-корреспондент Международной академии психологических наук Владимир Фоминых начал с простого, но яркого примера. Владимир Фоминых: Недавно я пошел в стоматологическую поликлинику. Ну, там разговорились. Женщина — доктор наук, профессионал высокого класса, хирург-стоматолог. Я говорю: «Как вы думаете, допустим, я очень трушу идти к врачу вырывать зуб или с какой-то другой хирургической проблемой, кто должен оказать пациенту помощь?». «Конечно, — говорит, — я». Я спрашиваю: «А психолог?». «А я сама — психолог». То есть даже не понимает, о чем речь идет. Человек испытывает страшный стресс, а она говорит: «Я все сделаю». Депрессия, стрессы, фрустрации. Это же прямые функции психологов — технология снятия стрессов. Поэтому с врачами у нас очень трудные взаимоотношения, особенно у клинических психологов. Здесь много пересекающихся моментов, и многие эти пересечения не понимают. Если психиатра или психотерапевта спросить — вы психолог? — он всегда вам скажет: «Да, я психолог». Но ни один психолог не скажет, что «я врач-психотерапевт». Дмитрий Лишнев: Клиническая психология, как специальность по образованию, официально утверждена совсем недавно. И по этой причине, действительно, очень многие обыватели и даже врачи не всегда понимают, чем отличается клинический психолог от психотерапевта, и даже психиатра. Владимир Фоминых: Когда мы говорим о «клиническом психологе» — его сфера деятельности коренным образом отличается от деятельности врача-психиатра и врача-психотерапевта. Это две разные вещи. Врач лечит больного. Психолог занимается не лечением. Психолог-клиницист рассматривает пограничные расстройства и осуществляет процесс коррекции, регуляции и так далее. Вот это — самое коренное отличие. Врач лечит, психолог корректирует, направляет здорового человека. Психолог чаще всего работает со здоровыми людьми, а врачи — с больными. Сейчас роль психолога поднялась в связи с различными событиями — взрывами и так далее. Туда же не приглашают ни психиатров, ни психотерапевтов, туда приглашают психологов, которые как раз лечат душу человека. Что такое классный хирург? — Это классный слесарь человеческого тела. Что такое психолог? — Это инженер человеческой души. Он лечит тончайшие отклонения души. Многие просто не понимают этого и думают, что раз врач-психотерапевт или врач-психиатр, значит — он психолог. На самом деле врачи-психиатры и психотерапевты имеют очень скудное психологическое образование. Им в первом и во втором семестрах по 16-18 часов общей и немножко клинической психологии дают — все. И заканчивая 5-6 курс, они вообще забывают, что такое психология. Поэтому у врачей-психотерапевтов и у психиатров много проколов. Они чаще всего работают с какой-то патологией. Такой специальности, как психотерапевт, вообще нет. Есть психиатры. И психиатр уже начинает специализироваться в психотерапии. Это только на Западе базовое медицинское и психологическое образование дается одновременно. У нас в рамках специальности «клиническая психология» студенты проходят значительный цикл медицинских дисциплин, которые читаются на старших курсах на медицинском факультете. С самого начала они сдают те же базовые дисциплины, что и на медицинском факультете — анатомия ЦНС, физиология ЦНС, физиология анализаторов, психофизиология, нейрохирургия. То есть многие дисциплины наши студенты-психологи, проходят так же, как и студенты врачебных специальностей. Дмитрий Лишнев: Необходимость и важность клинической психологии обоснованы, по мнению профессора Фоминых, не только выводами ученых, но и практикой — сложившимися в обществе стереотипами и общепризнанными оценками. Владимир Фоминых: Поскольку врачи-психотерапевты уже себя очень скомпрометировали — Кашпировский, Чумак и прочие, — на них очень плохо реагируют многие здоровые, нормальные люди. Если у вас болит душа, вы с кем-то поссорились — вы же не побежите в психиатрическую больницу и не будете вызывать на дом психиатра. Эти моменты, связанные с душевным расстройством, как раз требуют вмешательства психолога. Марина Катыс: Сергей Николаевич, давно известно, что большинство человеческих несчастий и трудностей, такие как болезни, неудачи, одиночество, возникают из-за неверного понимания человеком своей собственной природы, и вследствие этого — ошибочного подхода к самому себе и окружающим людям. Может ли психолог помочь преодолеть это непонимание? Сергей Ениколопов: Конечно, может. Это — одна из основных задач любого психолога (не только клинического) — чтобы человек осознал не только свои желания или сиюминутные проблемы, с которыми он сталкивается, но и смысл своего существования, свои истинные мотивы в поведении. Чтобы он осознал те проблемы, с которыми он сталкивается, решаемые они или нет. Очень часто люди считают, что они столкнулись с проблемой, которая для них не решаема. Но потом выясняется, что они бьются в закрытую дверь, хотя рядом есть огромное количество проходов. Одна из функций психолога — помочь человеку в ориентации в этом жизненном пространстве и в себе самом. Потому что большая часть проблем, с которыми сталкиваются эти люди — это их собственные проблемы. Иногда это низкая самооценка, высокая тревожность, неумение общаться с другими людьми. Притом сам человек может считать, что он прекрасно говорит, но — как выясняется — он не слушает собеседника либо понимает его не так. Все эти проблемы — это проблемы вообще психологов. Я не совсем согласен с деканом факультета психологии Чувашского университета Владимиром Фоминых. Проблемы клинических психологов — это во многом помощь в реализации своих жизненных планов и устремлений, в том числе и больных людей. И очень часто, когда говорят о «клиническом психологе» его подменяют словом «психотерапевт», но забывают о такой огромной области клинической психологии, как нейропсихология. Это психологи, которые работают с людьми после тяжелых черепно-мозговых травм, после инсульта, после онкологических заболеваний или заболеваний головного мозга — именно с этими людьми работают психологи, разрабатывают программы реабилитации этих людей. Врачи уже все сделали (прооперировали, сняли отек или зашили черепно-мозговую травму), но выясняется, что человек потерял речь или частично потерял речь. Как восстановить эту речь, как восстановить те функции, которые утеряны человеком, — это работа клинических психологов. Марина Катыс: Сергей Николаевич, если верить статистике, в мире клинические психологи составляют большинство среди психологов. Так, например, в США около 150 тысяч психологов вообще, из них более 90 тысяч — клинические психологи. А как обстоят дела в России? Ведь, действительно, профессия «клинический психолог» была узаконена приказом Минздрава всего четыре года назад — в 2000 году. Сергей Ениколопов: С одной стороны — да, профессия была введена не очень давно. Но, с другой стороны, в Советском Союзе в психиатрических учреждениях профессионально работающие психологи были достаточно большой группой. В нашем Центре, например, лаборатория патопсихологии работает более 40 лет. Хотя клинические психологи как специальность появились недавно, со всеми жесткими требованиями по подготовке, по сертификации и так далее, то есть больше — с административными функциями. И пока мы, безусловно, очень сильно отстаем от западной структуры психологического сообщества. Не только в США, а практически по всех странах Западной Европы клинические психологи составляют более 50 процентов психологического сообщества. Они работают и в психиатрических клиниках, и в соматических клиниках, и в неврологических клиниках — то есть практически во всех медицинских учреждениях. Плюс к этому — очень много клинических психологов становятся судебными психологами. Это лучшая подготовка для судебных психологов, как экспертов, как людей, которые оказывают помощь полиции в розыске, в работе с жертвами. И плюс к этому — область, о которой очень часто говорится, но у нас она пока никак законодательно не закреплена для клинических психологов, это психотерапия. Марина Катыс: У меня к вам, кстати, вопрос. Я подозреваю, что и среди наших слушателей не все понимают разницу между психологом, психотерапевтом и психоаналитиком. В США профессия психоаналитика была довольно популярна в последние годы. И до сих пор сохраняется миф о том, что в США половину населения составляют психоаналитики, а вторая половина — это клиенты этих психоаналитиков. В России психоанализ, в общем, не получил широкого распространения. Почему? Сергей Ениколопов: Он не получил широкого распространения по целому ряду исторических причин. В 20-е годы было ощущение, что Россия становится настоящей родиной психоанализа. Он зародился в Австрии, а потом, в 20-е годы, стал очень популярен в России. Переводы работ Фрейда и его учеников осуществлялись буквально в течение года, и издавались большими тиражами и в Москве, и в Одессе, и в Петербурге. Потом, в силу политических причин, (в первую очередь потому, что психоанализу покровительствовал Троцкий, ну и просто в связи с внутрипартийной борьбой) одновременно убрали еще и психоанализ. Марина Катыс: То есть психоанализ пострадал только потому, что им увлекался Троцкий? Сергей Ениколопов: Не только. Психоанализ пострадал еще и потому, что все-таки он подчеркивал большую роль бессознательного, подавленные сексуальные проблемы, связанные с агрессивным поведением. А в идеологии нашего государства был примат идеологии над реальностью — «какие бессознательные проблемы, человек должен быть сознательным»… Марина Катыс: Членом коммунистического общества. Сергей Ениколопов: Да. Агрессия — не только плохое поведение, поэтому мы не будем этим заниматься. Но если это инстинкт, то как же бороться за мир, если агрессивность инстинктивна? То есть вещи, которые повредили не только психоанализу, но и этологии, в частности. Психоанализ был отодвинут. Но когда произошла перестройка, у нас психоанализ стал выдвигаться на первый план. И огромное количество людей считают, что психолог и психоаналитик — это одно и то же. Это — совершенно разные вещи. Дело в том, что традиционно психоанализ — это, как правило, второе образование. Так же как и психотерапия — это второе образование для психиатров и психологов, если говорить о западных странах. Во многих странах, например, во Франции, государство защищает дипломированного специалиста по психологии и психиатрии, и только эти люди имеют право так называться. А психотерапевтом может называться любой человек, который прошел обучение психотерапии, который только помогает людям психотерапевтической практикой, но не может, например, поставить психологический диагноз, или помочь врачам в постановке диагноза, или определить как протекает болезнь, как воздействуют лекарства — это работа психолога, а не психотерапевта. Марина Катыс: Я вас не секунду перебью. Но в России всегда существовали такие доморощенные специалисты. И уж что касается психотерапии — это расхожее мнение: соседка по лестничной клетке или лучшая подруга — это и есть тот самый лучший психоаналитик или психотерапевт для меня лично и для моих друзей. Это определялось, конечно, социальной структурой общества, связями людей. Но насколько это сохраняется сейчас? Сергей Ениколопов: К сожалению, сейчас это не сохраняется. Мы начинаем жить более разобщенной жизнью из-за темпа, из-за мобильности. Чем дальше мы будем развиваться, тем более активной будет и вертикальная, и горизонтальная мобильность, мы будем переезжать из города в город и так далее. И вот эта старая, традиционная, очень правильная для патриархального общества система, когда близкие, друзья, родственники и просто хорошие знакомые во многом помогают и снимают какие-то проблемы (с ними можно выговориться, от них можно получить какую-то дополнительную помощь) — она отходит в сторону. И при этом она еще и не всегда эффективна, что очень важно. Марина Катыс: Она не профессиональна, по крайней мере. Сергей Ениколопов: Да. Она может помочь, а может и не помочь, а может даже ухудшить состояние. Сейчас во всех странах мира происходит замена любителей, парапрофессионалов на профессионалов. Но я не договорил о психоаналитиках. Психоанализ — только одна из форм психотерапии. Есть поведенческие, есть экзистенциальные — есть огромное количество психотерапевтических техник, по которым люди специализируются и предлагают свои услуги населению. Марина Катыс: Но в последнее время все более актуальной становится тема психологической безопасности. Эта тема рассматривается с самых разных сторон, в том числе — и с точки зрения мирового терроризма. И, в общем, все авторы сходятся в том, что методами, позволяющими сохранить безопасность, являются психологические защиты. В СССР эта тема считалась запретной, поскольку имела прямое отношение к психоанализу. Сейчас эта тема переходит в разряд элитных, ее можно разрабатывать в рамках академической психологии, насколько я понимаю. Какова роль психологов в создании этой психологической защиты? Сергей Ениколопов: Здесь роль психологов достаточно высока. Проблема ведь в том, что наша психика устроена таким образом, что она сама естественным образом защищает нас в огромном количестве случаев. Мы даже не понимаем, как хорошо мы защищены. Только когда происходят сбои — тогда и обращаем внимание. Сейчас психологи очень активно во всем этом участвуют. Потому что в первую очередь это связано с мощным воздействием информационных потоков, в которых мы участвуем. И эти потоки не все доброжелательны к людям — это и информация со стороны, например, террористических организаций (она существует, этого нельзя исключить), неприятные сообщения, очень часто экстремальные для людей. Есть огромное количество тонких и ранимых людей, которые переживают цунами в Азии так же, как будто это происходит в соседнем дворе. Очень важно оказывать психологическую помощь этим людям, чтобы они все-таки не выпадали из нормальной жизнедеятельности. Марина Катыс: Но именно в связи с тем, о чем вы говорите, в последнее время в российской Думе обсуждается вопрос о том, что нужно запретить средствам массовой информации показывать террористические акты или стихийные бедствия с большим числом жертв. Известен скандал, когда публикация фотографий из Беслана привела к снятию главного редактора газеты. Это очень спорный вопрос. С одной стороны, психологи говорят о том, что население, не находящееся непосредственно в зоне террористического акта или стихийного бедствия, переживает очень сильно и эмоционально то, что видит на телеэкранах, о чем читает в газетах или слышит по радио. А с другой стороны — что делать журналистам, которые должны донести до населения информацию о том, что происходит? Сергей Ениколопов: Вы знаете, я абсолютный противник запретов на показ или на рассказ. Проблема, на мой взгляд, совершенно в другом. Надо научиться рассказывать и показывать события (не обязательно — теракты). То же относится и к катастрофам, ко всем экстремальным, чрезвычайным для обывателя ситуациям. И это — проблема, в которой психологи могли бы реально помочь журналистам. Марина Катыс: То есть у журналистов должна быть специальная подготовка? Сергей Ениколопов: Да, безусловно. Потому что очень важна сама подача материала, очень важен комментарий к материалу, что показывать, как показывать. Не случайно американцы, если вы обращали внимание, не показывали трупы после 11 сентября. Никто из нас не видел никаких погибших. Мы только знаем, что их — 3 тысячи. Марина Катыс: Спасибо, Сергей Николаевич. Перед тем как мы вернемся к главной теме нашего разговора, я предлагаю вашему вниманию выпуск медицинских новостей, который подготовил наш нью-йоркский корреспондент Евгений Муслин. Александр Гостев: Люди, которые мало спят, более склонны к ожирению, — говорится в исследовании медиков Норфолкской медицинской школы, опубликованном в американском журнале «Терапевтический архив». «До сих пор основное внимание мы уделяли диете и физическим упражнениям, — говорит доктор Фред Тюрек, — но не исключено, что дополнительный сон поможет эффективнее бороться с тучностью». Данные, проверенные на более чем тысяче участников исследования, показали, что люди с повышенным весом спят в среднем на два часа в неделю меньше людей с нормальным весом. Конечно, этих данных недостаточно для установления четкой причинно-следственной связи между ограниченным сном и ожирением, но эту связь можно будет строго обосновать, если в специальных экспериментах по небольшому увеличению продолжительности сна удастся добиться потери веса. Исследования показали, что недосыпание вызывает в организме дефицит лептина — гормона, подавляющего аппетит, и повышает содержание другого гормона, обостряющего чувство голода. Исследования физиологов, кардиологов и специалистов по диабету показали, что недосыпание, характерное для населения развитых стран, приводит к целому каскаду различных нарушений в организме. Одним из подобных нарушений вполне может оказаться ожирение. Небольшого изменения всего в одном гене, возможно, будет достаточно, чтобы предохранить людей, инфицированных вирусом иммунодефицита человека — ВИЧ, от развития СПИДа. К такому выводу пришли сотрудники Лондонского Национального института медицинских исследований, обнаружившие радикальное отличие определенного человеческого гена и соответствующего гена обезьяны, который блокирует распространение вируса у животных. «Если бы такой же ген был у человека, — говорит доктор Джонатан Стой, руководящий вирусологическими исследованиями в Лондонском институте, — у нас бы не было эпидемии СПИДа, охватившей во всем мире 40 миллионов человек». Лабораторные эксперименты показывают, что клетки обезьяны гораздо труднее инфицировать вирусом ВИЧ, чем человеческие. Все дело в генах ТРИМ-5-АЛЬФА. Такие гены имеются и у обезьян, и у человека, но, как обнаружили лондонские исследователи, из-за небольшого отличия между ними продуцируемые этими генами протеины получаются разными, и благодаря этому клетки обезьяны становятся неуязвимыми для вируса. Заменив человеческий протеин обезьяньим, исследователи сумели — пока в пробирке — сделать человеческие клетки резистентными по отношению к ВИЧ. Исследователи предполагают, что введение обезьяньих генов ТРИМ-5-АЛЬФА в клетки человека сделает весь организм неуязвимым для смертельной болезни. Таблетки с экстрактом из папоротника Полиподиум Лейкотомос, растущего в Центральной Америке, защищают кожу от ультрафиолетовой радиации солнца, способной вызвать рак. К такому выводу исследователи пришли, облучая ксеноновыми лампами добровольцев и проверяя потом состояние клеток их кожи в лаборатории. Как пишут в «Американском дерматологическом журнале» доктор Сальвадор Гонзалес и его сотрудники из Массачусетской больницы в Бостоне, это первое исследование, в котором изучалось защитное действие антиоксиданта, принимаемого орально, в частности, его способность предотвращать повреждение молекул наследственного вещества ДНК. Таблетки, в принципе, должны быть эффективней любых мазей, так как они защищают всю поверхность человеческого тела и не смываются морскою водой. Марина Катыс: Сергей Николаевич, насколько я знаю, психолог может помочь в самых неожиданных, с обывательской точки зрения, случаях. Например, и вы уже говорили об этом, при реабилитации после инфаркта или тяжелой черепно-мозговой травмы, или при посттравматическом синдроме, который, как мы знаем, был впервые обнаружен и описан после вьетнамской войны. К сфере компетенции психолога, видимо, относится также и профилактика суицида, и алкоголизм, и наркомания, а также такие заболевания, как бронхиальная астма, язва и нейродермиты. Вы могли бы объяснить, когда человеку нужно обращаться к помощи психолога, если он страдает, допустим, бронхиальной астмой, а когда идти к участковому терапевту? Сергей Ениколопов: Надо идти, конечно, к участковому терапевту. Но в западных странах принято работать в команде. В первую очередь психологи работают в команде с психиатрами, со стресс-менеджерами, с массажистами, даже со специалистами по физиотерапии. Это команда, полностью отвечающая за данного больного — все вместе вносят свой вклад. То же самое стало сейчас делаться и с соматическими больными, то есть с теми больными, которые страдают такими тяжелыми хроническими заболеваниями, как бронхиальная астма, сердечно-сосудистые заболевания, всевозможные желудочные заболевания, язвенные, колиты и так далее. Потому что в этих заболеваниях есть психологический компонент. Как реагировать на стрессы? На социальный стресс, на личный стресс? — На самом деле они обостряют заболевание. Поэтому (кроме того, что лечат медикаментозно) предлагается психологическая программа защиты или профилактики данного заболевания. То же самое с кардиобольными — чтобы они не реагировали на стрессы, которые жизнь им будет преподносить все время. Марина Катыс: Спасибо, Сергей Николаевич. И у нас первый звонок из Москвы. Лариса Алексеевна, пожалуйста. Слушатель: Здравствуйте, Сергей Николаевич. У меня к вам большая просьба. Как бы мне получить от вас хоть какую-то ниточку, чтобы проконсультироваться по вопросу не медикаментозной защиты от очень тяжелого психологического положения, которое у меня сложилось уже на протяжении 16 лет моей жизни? Сергей Ениколопов: Если вы из Москвы, то в Москве сейчас есть большая сеть Центров психологической помощи. Очень активно работает Московский городской Центр психологической помощи, который расположен в районе метро «Текстильщики», и сейчас он открывает два своих филиала. А в ближайший год, насколько я знаю, в каждом округе Москвы должны быть открыты филиалы этого центра. Кроме этого, есть свои муниципальные центры. То есть Москва очень активно с населением, и в эти центры можно обращаться. Марина Катыс: И сразу у нас звонок из Самары. Марина, пожалуйста, ваш вопрос. Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к Сергею Николаевичу. И смерть мужа, и смерть ребенка… Но у нас есть очень хороший психотерапевт, я к нему обращалась, и над собой много работала. В общем, как бы восстановилась, как мне кажется. Но есть ли какой-то предел испытаниям человеческой психики? И можно ли в такой ситуации восстановиться окончательно? И как вообще дальше жить? Сергей Ениколопов: Знаете, слово «окончательно» меня настораживает. Понимаете, никакого предела нет. Мы всегда можем пережить целую череду неприятных событий, и очень экстремальных. С другой стороны, оказание психологической помощи и то, что вы сказали, что «мне кажется, я с этим справилась». Когда человек ощущает, что он с этим справился, когда человек научился справляться и с другими проблемами, которые могут перед ним возникнуть, это и есть показать эффективности работы вашего психолога. И второе, что очень важно — вы либо овладели способом, как решать дальше свои проблемы, либо знаете, что если вдруг что-то произойдет, вам окажут помощь. Марина Катыс: И у нас еще один звонок. Андрей из Петербурга, пожалуйста. Слушатель: Здравствуйте. Мой знакомый психотерапевт был недавно, в декабре, на Национальном конгрессе по социальной психиатрии. Этот конгресс организовал Институт судебной психиатрии имени Сербского. Сергей Ениколопов: Да, он в Москве проходил в начале декабря. Слушатель: Да. И он мне рассказал, что Татьяна Дмитриева всем участникам конгресса объявила, что в 2005 году психиатрия и психиатры должны поставить под контроль средства массовой информации и религию. Меня это очень удивило и даже в определенной степени возмутило. Потому что общеизвестно и об этом много писалось, есть множество публикаций — что взаимодействие психиатрии с религией на Западе привело к распаду многих католических орденов, даже к развращению священников и отступничеству среди прихожан. Как вы считаете, какова должна быть ответственность психиатра, психотерапевта или психолога за свои действия, за свои инновации, за своего рода идеологию? Спасибо. Марина Катыс: Спасибо, Андрей. Я только могу сказать, что судя по выражению лица Сергея Николаевича, он тоже страшно удивлен тем, что вы сообщили. Сергей Ениколопов: Я был на этом конгрессе. На самом деле Дмитриева не говорила так жестко: прямо под контроль религию и так далее. Она больше говорила как раз о том, что мы должны научиться взаимодействовать и со средствами массовой информации, и с религиозными организациями. Потому что многие из них делают точно такое же дело, что и мы — врачуют души верующих. Но нужно помнить, что в нашей стране — огромное количество атеистов, которым не менее трудно жить, чем верующим. Поэтому многие из них обращаются к помощи психологов и психотерапевтов. Это первое. А второй ваш вопрос был действительно очень серьезным — это проблема ответственности. Дело в том, что реальная жизнь и действия психологов в западных странах привели к тому, что в большей части психологических обществ западных стран имеется очень тщательно разработанные этические кодексы. Не только этический кодекс вообще психолога, но и этический кодекс психотерапевта, этический кодекс специалиста по психодиагностике, этический кодекс специалиста, работающего в трудовой психологии. Этим кодексом регламентируется деятельность психологов. И люди, которые приходят в профессию, знают, что они должны нести этическую ответственность за свои действия. Потому что наше слово и наша деятельность может привести к самым негативным последствиям для человека, который является нашим пациентом, которому мы должны были только оказывать помощь, а никак не разрушать его. К сожалению, в России только в позапрошлом году был принят этический кодекс психологов. Многие психологи не знают его хорошо, не соизмеряют свои действия с этим кодексом. Не разработан этический кодекс для психотерапевтов и так далее. Поэтому мы действительно должны ограничивать свою экспансию. Марина Катыс: Спасибо, Сергей Николаевич. Владимир из Новосибирска дозвонился в нашу студию. Пожалуйста, Владимир. Слушатель: Здравствуйте. Вопрос такой. Как уважаемый специалист расценивает, с точки зрения своей специальности, деятельность наших многочисленных колдунов и экстрасенсов? Тем более что есть весьма достоверные сведения, что многие от них попадают уже не к психотерапевту, а прямо к психиатрам. Сергей Ениколопов: Так, как вы и предполагали, что я к ним и отношусь. Большая часть из них, на мой взгляд, конечно же, шарлатаны. Среди них есть небольшое количество действительно очень хороших специалистов по народной медицине, которые пользуются старыми, иногда хорошо забытыми, иногда менее действенными способами воздействия и психотерапевтической помощи. Они в первую очередь оказывают помощь людям, которые в них верят. Но негативный эффект, на мой взгляд, намного больше. Человек намного позже обращается к врачу (особенно если это связано и с онкологией или с психиатрией), а когда он намного позже обращается к врачу — ему труднее помогать. Марина Катыс: Я хочу продолжить этот вопрос. Известные события, когда Кашпировский и Чумак собирали спортивные залы зрителей — и исцеляли моментально всех сразу. То, что двигало Чумаком и Кашпировским (и аналогичными персонажами) — понятно. Но что заставляло людей идти на это? Сергей Ениколопов: Понимаете, людей идти на это, может быть, ничего и не заставляло. Во многом ведь и Кашпировский, и Чумак (и вся эта компания) воздействовали с помощью телевизора. Огромное количество людей были просто пассивными зрителями — что показывают, то они и смотрят. Потом очень известный московский психолог профессор Лебедев установил у этих людей огромное количество соматических проявлений, после воздействия. Потому что на кого-то такое воздействие положительно, а есть люди, на которых такое же воздействие отрицательно. Как раз неподготовленность и нарушение этического начала, о котором мы говорили, и проявлялись в это время. Потому что, в принципе, когда человек, как врач, работает с одним больным, он его ведет, наблюдает за изменениями в организме этого человека, вообще во внешнем виде. А здесь — высказал что-то по телевизору, сколько-то миллионов человек увидели. Кому-то лучше, кому-то хуже, кому-то вообще никак, кто-то просто переключил на другой канал. Никакой защиты от них не существует, кроме выключенного телевизора. И в этом смысле, конечно же, это проблема нашего профессионального сообщества: как ограничить возможности таких людей прорваться к телевизору и прокричать на всю страну. Когда мы говорим о том, какие мотивы ими двигали — ими двигали в первую очередь два очень важных мотива: один — слава и власть, а второй — это деньги. Они взаимосвязаны. Марина Катыс: Эти мотивы просты и, что называется, понятны. Но люди, которые верят в исцеление через экран телевизора — это все-таки очень специальное верование. Сергей Ениколопов: Нельзя отрицать, что такие люди есть. Я не могу сказать — каков процент таких людей, но, в принципе, процент внушаемых достаточно высок. И какая-то часть слушает это. Мы говорили о безопасности и о терактах. В моем отделе проводили исследование (среди москвичей) и мы установили, что после захвата заложников на Дубровке среди смотревших телевизионные новости и не имевших никаких знакомых и родственников на «Дубровке», примерно 24 процента были с симптомами посттравматического стрессового расстройства. Просто пассивно сидя у телевизоров и переживая событие, которое происходило в это время. Поэтому сила воздействия на самом деле очень велика. Марина Катыс: Но 24 процента — это цифра, понятная вам. О чем она говорит, вы не могли бы немножко пояснить? Сергей Ениколопов: Я могу пояснить. Для сравнения, посттравматические стрессовые расстройства, которые были открыты на солдатах-участниках боевых действий — у не очень хорошо подготовленных частей эта цифра колеблется в пределах 16-18 процентов. То есть, участник боевых действий -с одной стороны, а с другой стороны — обычный московский обыватель, сидящий у телевизора. Как всякий нормальный человек, он смотрит и переживает, что происходит в это время на «Дубровке». И когда мы через полгода после «Дубровки» провели исследование, то обнаружили, что 24 процентам людей, которые внимательно смотрели телевизор по несколько часов в день, нужно оказывать психологическую помощь. А они даже не знают об этом, им в голову не приходит, что их плохое самочувствие связано с тем, что они — когда-то — смотрели телевизионные сообщения о террористическом акте. В ближайшее время мы хотели бы повторить это исследование в связи с событиями в Беслане, просто с отсрочкой посмотреть, как это воздействует. Марина Катыс: Спасибо, Сергей Николаевич. И у нас звонок из Москвы. Раиса Егоровна, пожалуйста. Слушатель: Здравствуйте. Хотелось бы знать ваше мнение о том, что министр Михаил Зурабов сказал о необходимости принятия Закона о врачебной ответственности. Ведь всем известно, что сегодня зафиксировано очень много случаев, когда медицина сращивается с криминальной «квартирной» мафией. Что вы думаете по этому поводу? Сергей Ениколопов: Полностью согласен с министром: нужен закон о врачебной ответственности. Марина Катыс: У нас опять звонок из Петербурга. Александр, пожалуйста. Слушатель: Добрый день. У меня два вопроса. Первый — лично к Сергею Николаевичу. Я его видел и в передаче у Гордона, и в «Черном квадрате», которая была построена не хуже гордоновской. Не хотел бы он свой проект организовать на телевидении? Почему «Черный квадрат» закончился? Рейтинг был низкий или что-то другое? Ну, для канала «Культура» это как бы не характерно, поскольку это не бизнес-канал, где важен рейтинг для извлечения прибыли. По-моему, это был бы замечательный персонаж для телеэкрана, и по фактуре, и по подаче. Я Сергея Николаевича с удовольствием всегда слушал и у Гордона, и в «Черном квадрате». Есть у него такие задумки? Это было бы очень полезно. И второй вопрос. Известно, что Фрейд говорил, что психоанализ не обещает счастье, но обещает сносную жизнь. Про пределы или границы психоанализа здесь уже говорили. Почему психоанализ не прижился в России? Мне кажется, потому что психоанализ рассчитан на «среднего» человека, на общество потребления. Для домохозяйки он, может быть, и хорош. Я с трудом представляю, например, что Гоголь приходит к психоаналитику, или Блок. Какого уровня должен быть психоаналитик? Сергей Ениколопов: Соизмеримый с Гоголем и Блоком. Слушатель: Мои знакомые ходили к психоаналитикам, уровень такой, что впечатление будто он даже не понимает, о чем говорят. У меня, например, экзистенциальные вопросы, которые ему вообще непонятны. Может быть, то, что ему расскажет домохозяйка (ее проблемы с мужем, с семьей), ему понятно, а вот моя область, мои болевые точки ему совершенно непонятны. Сергей Ениколопов: Большое спасибо. По первому вопросу я могу только сказать, что я все время там был приглашенным человеком. Почему закрыли и как закрыли программу, я не знаю. В мои планы входит все-таки заниматься своей основной работой — научной деятельностью в области психического здоровья. А если говорить о втором вопросе (он у вас просто замечательный), существует гигантское количество ограничений любого вида психотерапии, в том числе и психоанализа. И должен сказать, что у нас несколько преувеличенное отношение к психоанализу. В Америке в обществе психоаналитиков всего около 3 тысяч человек (если учесть, что в обществе клинических психологов — 91 тысяча). И, конечно же, для Гоголя и для многих других людей психоаналитик должен быть соизмерим, по крайней мере, с интеллектом или с чувствованиями такого человека, как Блок или Гоголь. Неслучайно они и не обращались к ним. Другое дело, что на Западе очень многие популярные кинорежиссеры и киноактеры обращаются к психоаналитикам, но это связано в первую очередь с популярностью и раскруткой психоанализа, по сравнению с другими названным вами видами терапии, как экзистенциальная терапия. Потому что у огромного количества людей есть просто реальные проблемы, связанные со смыслом жизни. Марина Катыс: Спасибо, Сергей Николаевич. Продолжим тему несостоявшегося в России психоанализа. Мы уже говорили о профессиональной защите психологов в виде профессиональных кодексов этики. Существует ряд ограничений не только для психоаналитиков, но и для клинических психологов. И первое, и, наверное, самое главное для пациента — это то, что психолог не должен вступать ни в какие личные отношения со своим пациентом. Сергей Ениколопов: Личные отношения подразумевают два вида. Первый — это полный запрет на сексуальные отношения. А второй, на мой взгляд, более серьезный — это конфиденциальность. Для большей части западных психологов (и наши психологи это тоже осознают) проблема работы с пациентом связана с тем, что он, как и католический священник, не должен выносить за рамки места взаимной встречи и места совместной работы сведения, которые он получает о пациенте. Пациент должен быть уверен, что никто не узнает о его проблемах, если он сам того не пожелает. Он сообщает своему психологу, психотерапевту любые сведения, зная, что это никуда дальше не разойдется. Марина Катыс: Но, как правило, человек склонен изливать душу другому человеку только в том случае, если он очень ему доверяет и достаточно хорошо его знает. Отсутствие личных контактов вне собственно кабинета психолога подразумевает, что люди знакомы, в общем, довольно поверхностно. Почему тогда человек будет раскрываться перед психологом? Сергей Ениколопов: Это тоже наше традиционное мнение — что мы открываемся только такому человеку. На самом деле один из самых лучших психотерапевтов — это так называемый эффект «случайного попутчика». Часто мы случайному попутчику (которого знаем только в момент дороги, и надеемся, что больше никогда в жизни мы его не увидим) открываемся намного больше, чем очень близким людям. Потому что боимся, что дальше нам с ними еще существовать, а они узнают о нас что-то. Такую психотерапевтическую функцию выполняют парикмахеры, таксисты — люди, которые умеют общаться — с одной стороны, а с другой стороны — мы им ничем не обязаны. Марина Катыс: И они нам тоже. Сергей Ениколопов: И они нам тоже, да. Марина Катыс: Спасибо, Сергей Николаевич. Всего вам доброго!

Различия между психологией, психиатрией и психотерапией

На этой странице объясняются существенные различия между ролями в психологии, психиатрии и психотерапии.

Сотрудники, работающие на этих ролях, как правило, имеют дело с разными типами проблем, хотя их работа также в значительной степени частично совпадает.

Ниже приводится краткое описание каждой из различных областей.

Психология — это изучение людей: как они думают, как действуют, реагируют и взаимодействуют. Он касается всех аспектов поведения, а также мыслей, чувств и мотивации, лежащих в основе такого поведения.

Психология — это дисциплина, которая в первую очередь занимается нормальным функционированием ума и исследует такие области, как обучение, запоминание и нормальное психологическое развитие детей. Это один из самых быстрорастущих университетских предметов, который становится все более доступным в школах и колледжах.

Психологи обычно не имеют медицинской квалификации, и лишь небольшая часть людей, изучающих психологию, продолжит работать с пациентами.

Психологи могут специализироваться в нескольких областях, таких как психическое здоровье, педагогическая и профессиональная психология. В сфере здравоохранения психологи специализируются на клинической, консультационной, судебной медицине или психологии здоровья.

Роли психологической терапии

Есть также роли, использующие психологию для других сотрудников, включая помощников психологов, практикующих психологов и терапевтов высокой интенсивности

Психиатрия — это исследование проблем психического здоровья, их диагностики, лечения и профилактики.Психиатры — это врачи с квалификацией в области психиатрии. Они часто сочетают обширную общую нагрузку с областью специальных знаний и исследований.

Психотерапия проводится с отдельными лицами, группами, парами и семьями. Психотерапевты помогают людям преодолеть стресс, эмоциональные проблемы и проблемы в отношениях или дурные привычки.

В психотерапии или разговорной терапии существует множество различных подходов, в том числе:

  • когнитивно-поведенческая терапия
  • психоаналитическая терапия
  • психодинамические терапии
  • системная и семейная психотерапия
  • Искусство и игровая терапия
  • Гуманистическая и интегративная психотерапия
  • гипнопсихотерапия
  • Эмпирическая конструктивистская терапия

Психотерапевт может быть психиатром, психологом или другим специалистом в области психического здоровья, который прошел дополнительную специальную подготовку в области психотерапии.Все чаще появляется ряд психотерапевтов, не имеющих опыта работы в вышеуказанных областях, но прошедших углубленное обучение в этой области.

Медицинские психотерапевты — это высококвалифицированные врачи, получившие квалификацию в области психиатрии, а затем прошедшие трех- или четырехлетнюю специальную подготовку в области психотерапии. Их роль заключается в психотерапевтическом лечении пациентов с психическими заболеваниями.

В чем разница между психотерапевтом и клиническим психологом?

Студенты-психологи, которые выясняют, каким психологом они хотели бы стать после окончания учебы, часто задаются вопросом, в чем разница между психотерапевтом и клиническим психологом? Хотя это не единственные виды профессий: в психологии перечислено более семи профессий, они являются самыми популярными.Вот несколько отличий этих профессий.

Психотерапевт — это зонтичный термин

Одно из самых больших различий между этими двумя профессиями состоит в том, что одна является зонтичным термином, а другая — очень специфической профессией; путаница между этими двумя понятиями является обычным явлением и приводит к тому, что некоторые люди обращаются за помощью не к тому специалисту.

Психотерапевт — это общий термин, означающий, что все клинические психологи, наряду с другими специалистами в области психологии, могут относиться к этому термину.Психотерапевт — это имя, которое дают профессионалы, обеспечивающие терапию для клиентов.

У клинических психологов один фокус

Клинические психологи отличаются от психотерапевтов еще в одной важной области: области, на которой они сосредоточены в своей работе.

Клинические психологи либо ориентированы на исследования, либо прикладывают свои усилия; этот профессионал может работать исследователем в лабораториях и академических учреждениях или стать терапевтом, который работает с клиентами в клинических или частных условиях.

Психотерапевты обычно работают только с клиентами в рамках терапии и не проводят никаких исследований. Их можно найти в школах, медицинских учреждениях, общественных центрах здоровья и т. Д.

Популярные онлайн-программы

Выяснили, куда обратиться? Эти лучшие аккредитованные школы предлагают различные онлайн-степени. Рассмотрите одну из этих аккредитованных программ и откройте для себя их ценность сегодня.

Academic Requirements Matter

Что касается образования, у психотерапевтов и клинических психологов есть требования, которые необходимо выполнить перед получением лицензии или сертификата. Для обеих профессий требуется высшее образование, которое включает обучение в реальных условиях и исследовательские проекты; по крайней мере, степень бакалавра требуется для всех, кто хочет получить сертификат по любой из профессий.

Но есть различия между образованием, которое требуется от психотерапевтов, и от клинических психологов.

Клинические психологи изучают психологию на уровне бакалавриата, а затем переходят на программы клинической психологии на уровне докторантуры, что требует еще четырех лет обучения в школе. Они также должны пройти клиническую практику и научную диссертацию. Только после окончания учебы этот профессионал может получить лицензию в своем штате; требования к лицензированию могут отличаться в зависимости от штата.

Психотерапевты, с другой стороны, не нуждаются в высшем психологическом образовании; Психотерапевтическая подготовка начинается на уровне выпускника, поэтому, если студент имеет профессиональное образование, он будет иметь право обучаться на психотерапевта. Эта профессия требует высшего образования и некоторой прикладной практики. В некоторых штатах требуется, чтобы у психотерапевтов были сертификаты.

Профессиональный опыт может различаться

Профессиональный опыт психотерапевтов и клинических психологов сильно различается, а это означает, что выбор того или другого имеет преимущества.

Психотерапевты могут пройти формальную подготовку по любой профессии, прежде чем стать профессионалом в области психологии. Это может включать медицину, психологию, государственную политику, уголовное правосудие и многое другое. Они получают профессиональную подготовку в этой области на уровне выпускников, проходя стажировку в школе, чтобы понять, как устроена их карьера.

Однако клинические психологи почти всю свою сознательную жизнь занимались психологией. Поскольку от клинических психологов требуется много школьного образования и стажировки, они редко работают в какой-либо другой отрасли, что гарантирует им долгую и успешную академическую и профессиональную карьеру до получения сертификата профессионала.

В области психологии может быть сложно ориентироваться, особенно для студентов, которые знают, хотят ли они быть исследователями или терапевтами. Вышеупомянутая статья ответила на вопрос, в чем разница между психотерапевтом и клиническим психологом, и позволит студентам и клиентам найти психотерапевта, который лучше всего подходит для них.

См. Также: 25 самых доступных программ магистратуры по консультированию на северо-востоке

Психиатрия, психология, консультирование и терапия: чего ожидать

Психиатрия и психология — это взаимосвязанные профессии.Практикующие врачи — психиатры и психологи — являются специалистами в области психического здоровья. Их область знаний — это разум и то, как он влияет на поведение и благополучие. Они часто работают вместе, чтобы предотвратить, диагностировать и лечить психические заболевания. И оба стремятся помочь людям оставаться психически здоровыми.

Но между психиатрией и психологией есть различия. Иногда эти различия сбивают с толку людей, особенно когда им нужна помощь. Что еще больше сбивает с толку, психиатры и психологи — не единственные специалисты в области психического здоровья, из которых вы можете выбирать.Есть консультанты по психическому здоровью, социальные работники, медсестры и практикующие медсестры, а также другие лица, которые занимаются проблемами психического здоровья. А если учесть множество подходов к лечению, от консультирования до различных форм психотерапии, вся система психического здоровья начинает выглядеть лабиринтом, в котором практически невозможно ориентироваться.

Но вот руководство, которое вы можете использовать, чтобы помочь вам пройти через этот лабиринт.

С чего начать

Проблемы с психическим здоровьем, особенно если они хронические (постоянные или часто повторяющиеся), могут быть изнурительными.Ваше тело может физически реагировать на депрессию или тревогу так же, как и на физические болезни. А иногда психические проблемы могут быть вызваны физическим состоянием. Итак, первый человек, который увидит, если вы считаете, что у вас проблемы с психикой, — это ваш лечащий врач .

Ваш врач спросит о ваших симптомах, как долго они у вас есть, и являются ли они постоянными или приходят и уходят. Ваш врач проверит наличие физических проблем, которые могут быть причиной ваших симптомов, и поможет вам решить, какой тип психиатра и какой вид терапии могут быть лучше всего для вас.

Типы специалистов в области психического здоровья

Ваш врач может направить вас к любому из следующих специалистов в области психического здоровья:

Психиатр. Психиатр — это врач (MD или D.O.), который специализируется на профилактике, диагностике и лечении психических заболеваний. Обучение психиатра начинается с четырехлетнего обучения в медицинской школе, за которым следует годовая интернатура и не менее трех лет специализированной подготовки в качестве ординатора-психиатра. Психиатр обучен отличать проблемы психического здоровья от других основных заболеваний, которые могут проявляться психиатрическими симптомами.Они также отслеживают влияние психических заболеваний на другие физические состояния (например, проблемы с сердцем или высокое кровяное давление) и влияние лекарств на организм (например, вес, уровень сахара в крови, артериальное давление, сон, почки или печень). функционирует).

Как врач, психиатр имеет право выписывать рецепты. Многие психические расстройства, такие как депрессия, тревога, СДВГ или биполярное расстройство, можно эффективно лечить с помощью определенных лекарств. Если вы работаете с психиатром, большая часть лечения может быть сосредоточена на приеме лекарств.Иногда для лечения психического заболевания достаточно одного лекарства. Иногда требуется сочетание лекарств и психотерапии или консультирования. В этом случае психиатр может предоставить психотерапию или психиатр может направить вас к консультанту или другому специалисту в области психического здоровья.

Психолог. Психолог имеет докторскую степень (PhD, PsyD или EdD) в области психологии, которая занимается изучением разума и поведения. Высшая школа дает психологу образование в области оценки и лечения психических и эмоциональных расстройств.После окончания аспирантуры клинический психолог проходит стажировку, которая длится два-три года и обеспечивает дальнейшее обучение методам лечения, психологической теории и поведенческой терапии.

Лицензированные психологи обладают квалификацией для консультирования и психотерапии, проведения психологического тестирования и лечения психических расстройств. Однако они не врачи. Это означает, что, за исключением нескольких штатов, психологи не могут выписывать рецепты или выполнять медицинские процедуры.Часто психолог работает вместе с психиатром или другим врачом, который лечит психическое заболевание, в то время как психолог проводит психотерапию.

Лицензированный консультант по психическому здоровью. Психологический консультант — это специалист в области психического здоровья, имеющий степень магистра (MA) в области психологии, консультирования или смежных областях. Чтобы получить лицензию, профессиональному консультанту также необходимо два дополнительных года опыта работы с квалифицированным специалистом в области психического здоровья после окончания аспирантуры.Консультант по психическому здоровью имеет право оценивать и лечить психические проблемы, предоставляя консультации или психотерапию.

Клинический социальный работник. Клинический социальный работник имеет как минимум степень магистра в области социальной работы и подготовку, позволяющую оценивать и лечить психические заболевания. Помимо психотерапии, социальные работники могут обеспечить ведение пациентов и планирование выписки из больницы, а также работать в качестве защитника интересов пациентов и их семей.

Медсестра психиатрической или психиатрической помощи. Некоторые медсестры прошли специальную подготовку по оказанию психиатрических услуг. В зависимости от уровня подготовки и сертификации они могут оценивать пациентов с психическими заболеваниями и проводить лечение в форме психотерапии. В некоторых штатах им также разрешено назначать и контролировать лекарства, иногда самостоятельно, а иногда под наблюдением врача. Медсестры также предоставляют услуги по ведению пациентов и выступают в качестве защитников интересов пациентов.

Разница между консультированием и психотерапией

Хотя термины консультирование и терапия часто используются как синонимы, между психотерапией и психологическим консультированием есть разница.Консультации фокусируются на конкретных проблемах и призваны помочь человеку решить конкретную проблему, например, справиться с зависимостью или стрессом. Основное внимание может быть уделено решению проблем или изучению конкретных методов, позволяющих справляться с проблемными областями или избегать их. Консультации также обычно более краткосрочны, чем терапия.

Психотерапия длится дольше, чем консультирование, и фокусируется на более широком круге вопросов. Основополагающий принцип заключается в том, что модели мышления и поведения человека влияют на то, как этот человек взаимодействует с миром.В зависимости от конкретного типа психотерапии, которая используется, цель состоит в том, чтобы помочь людям чувствовать себя лучше подготовленными к управлению стрессом, понять модели своего поведения, которые могут мешать достижению личных целей, иметь более удовлетворительные отношения и лучше регулировать свое мышление и эмоции. реакции на стрессовые ситуации. Если у кого-то есть форма психического заболевания, такая как депрессия, биполярное расстройство, шизофрения или тревожное расстройство, психотерапия также рассматривает способы, которыми болезнь влияет на его повседневную жизнь, фокусируется на том, как лучше понять болезнь и управлять ее симптомами и следовать медицинским показаниям. рекомендации.

Типы психотерапии

Существует множество подходов к психотерапии, также называемых разговорной терапией, из которых специалисты в области психического здоровья черпают свои методы лечения. Различные типы психотерапии часто лучше подходят для решения конкретных типов проблем. Например, некоторые психотерапевтические методы предназначены в основном для лечения таких расстройств, как депрессия или тревога, в то время как другие больше ориентированы на то, чтобы помочь людям преодолеть проблемы во взаимоотношениях или препятствия на пути к большему удовлетворению жизнью.Некоторые формы психотерапии проводятся индивидуально с терапевтом, в то время как другие являются групповыми или семейными. Согласно Американской психологической ассоциации, эти подходы делятся на пять широких категорий.

Психоаналитическая или психодинамическая терапия. Идея этого вида терапии заключается в том, что на жизнь людей влияют бессознательные проблемы и конфликты. Цель терапевта — помочь человеку довести эти проблемы до сознательного уровня, на котором их можно будет понять и решить.Это может включать анализ снов или изучение личной истории человека.

Поведенческая терапия. Этот подход к терапии фокусируется на обучении и поведении в попытке изменить нездоровые поведенческие модели. Некоторые терапевты пытаются помочь пациентам усвоить новые ассоциации, используя систему поощрений и наказаний, чтобы вызвать определенные поведенческие изменения. Другой подход может включать контролируемую серию воздействий на триггер фобии, чтобы снизить чувствительность человека к необоснованному страху.

Когнитивная терапия. В когнитивной терапии упор делается на мысли человека. Идея состоит в том, что дисфункциональное мышление — это то, что приводит к дисфункциональным эмоциям или поведению. Цель состоит в том, чтобы помочь человеку распознать нездоровые модели мышления, а также распознать и изменить неточные убеждения.

Гуманистическая терапия. Этот подход к терапии основан на идее, что люди способны делать рациональный выбор и максимально раскрывать свой потенциал.Этот подход к терапии часто ориентирован на клиента, когда клиент рассматривается как авторитет в том, что происходит внутри.

Интегративная или холистическая терапия. Этот подход основан на интеграции нескольких подходов к терапии, основанных на индивидуальных потребностях клиента. Например, когнитивно-поведенческая терапия представляет собой комбинацию двух индивидуальных терапий и фокусируется как на мышлении, так и на поведении.

Начало работы со специалистом в области психического здоровья

Поиск подходящего специалиста по психическому здоровью и правильный подход к терапии так же важны, как и поиск подходящего врача.Планируете ли вы обратиться к психологу, психиатру или другому специалисту в области психического здоровья, вам следует начать с телефонного звонка этому специалисту. Спросите о подходе профессионала к решению психических проблем и о том, как он обычно работает с клиентами. Спросите, принимают ли они страховку и как обрабатываются выплаты. Вы можете описать причину, по которой вы хотите записаться на прием, и спросить, есть ли у них опыт решения таких вопросов. Если вам комфортно с ними разговаривать, следующий шаг — назначить встречу.

Во время вашего первого визита в офис психиатр захочет поговорить с вами о том, почему вы считаете, что вам нужно прийти на терапию. Они захотят узнать, каковы ваши симптомы, как долго они у вас есть и что, если вообще что-то, вы делали с ними в прошлом. Они, вероятно, спросят вас о вашей семье и работе, а также о том, что вы делаете, чтобы расслабиться. Этот начальный разговор важен для выработки правильного подхода к лечению. Перед тем, как вы покинете офис, психиатр должен описать вам план лечения и дать вам возможность задать любые вопросы, которые могут у вас возникнуть.

Скорее всего, пройдет несколько недель, прежде чем вы полностью освоитесь с терапией. Если вы все еще не чувствуете себя комфортно после двух или трех посещений, сообщите об этом специалисту по психическому здоровью и объясните, почему вы так себя чувствуете. Вам двоим необходимо работать вместе как одна команда, чтобы получить от лечения максимум удовольствия.

Психиатрия, психология, консультирование и терапия: чего ожидать

Психиатрия и психология пересекаются друг с другом. Практикующие врачи — психиатры и психологи — являются специалистами в области психического здоровья.Их область знаний — это разум и то, как он влияет на поведение и благополучие. Они часто работают вместе, чтобы предотвратить, диагностировать и лечить психические заболевания. И оба стремятся помочь людям оставаться психически здоровыми.

Но между психиатрией и психологией есть различия. Иногда эти различия сбивают с толку людей, особенно когда им нужна помощь. Что еще больше сбивает с толку, психиатры и психологи — не единственные специалисты в области психического здоровья, из которых вы можете выбирать.Есть консультанты по психическому здоровью, социальные работники, медсестры и практикующие медсестры, а также другие лица, которые занимаются проблемами психического здоровья. А если учесть множество подходов к лечению, от консультирования до различных форм психотерапии, вся система психического здоровья начинает выглядеть лабиринтом, в котором практически невозможно ориентироваться.

Но вот руководство, которое вы можете использовать, чтобы помочь вам пройти через этот лабиринт.

С чего начать

Проблемы с психическим здоровьем, особенно если они хронические (постоянные или часто повторяющиеся), могут быть изнурительными.Ваше тело может физически реагировать на депрессию или тревогу так же, как и на физические болезни. А иногда психические проблемы могут быть вызваны физическим состоянием. Итак, первый человек, который увидит, если вы считаете, что у вас проблемы с психикой, — это ваш лечащий врач .

Ваш врач спросит о ваших симптомах, как долго они у вас есть, и являются ли они постоянными или приходят и уходят. Ваш врач проверит наличие физических проблем, которые могут быть причиной ваших симптомов, и поможет вам решить, какой тип психиатра и какой вид терапии могут быть лучше всего для вас.

Типы специалистов в области психического здоровья

Ваш врач может направить вас к любому из следующих специалистов в области психического здоровья:

Психиатр. Психиатр — это врач (MD или D.O.), который специализируется на профилактике, диагностике и лечении психических заболеваний. Обучение психиатра начинается с четырехлетнего обучения в медицинской школе, за которым следует годовая интернатура и не менее трех лет специализированной подготовки в качестве ординатора-психиатра. Психиатр обучен отличать проблемы психического здоровья от других основных заболеваний, которые могут проявляться психиатрическими симптомами.Они также отслеживают влияние психических заболеваний на другие физические состояния (например, проблемы с сердцем или высокое кровяное давление) и влияние лекарств на организм (например, вес, уровень сахара в крови, артериальное давление, сон, почки или печень). функционирует).

Как врач, психиатр имеет право выписывать рецепты. Многие психические расстройства, такие как депрессия, тревога, СДВГ или биполярное расстройство, можно эффективно лечить с помощью определенных лекарств. Если вы работаете с психиатром, большая часть лечения может быть сосредоточена на приеме лекарств.Иногда для лечения психического заболевания достаточно одного лекарства. Иногда требуется сочетание лекарств и психотерапии или консультирования. В этом случае психиатр может предоставить психотерапию или психиатр может направить вас к консультанту или другому специалисту в области психического здоровья.

Психолог. Психолог имеет докторскую степень (PhD, PsyD или EdD) в области психологии, которая занимается изучением разума и поведения. Высшая школа дает психологу образование в области оценки и лечения психических и эмоциональных расстройств.После окончания аспирантуры клинический психолог проходит стажировку, которая длится два-три года и обеспечивает дальнейшее обучение методам лечения, психологической теории и поведенческой терапии.

Лицензированные психологи обладают квалификацией для консультирования и психотерапии, проведения психологического тестирования и лечения психических расстройств. Однако они не врачи. Это означает, что, за исключением нескольких штатов, психологи не могут выписывать рецепты или выполнять медицинские процедуры.Часто психолог работает вместе с психиатром или другим врачом, который лечит психическое заболевание, в то время как психолог проводит психотерапию.

Лицензированный консультант по психическому здоровью. Психологический консультант — это специалист в области психического здоровья, имеющий степень магистра (MA) в области психологии, консультирования или смежных областях. Чтобы получить лицензию, профессиональному консультанту также необходимо два дополнительных года опыта работы с квалифицированным специалистом в области психического здоровья после окончания аспирантуры.Консультант по психическому здоровью имеет право оценивать и лечить психические проблемы, предоставляя консультации или психотерапию.

Клинический социальный работник. Клинический социальный работник имеет как минимум степень магистра в области социальной работы и подготовку, позволяющую оценивать и лечить психические заболевания. Помимо психотерапии, социальные работники могут обеспечить ведение пациентов и планирование выписки из больницы, а также работать в качестве защитника интересов пациентов и их семей.

Медсестра психиатрической или психиатрической помощи. Некоторые медсестры прошли специальную подготовку по оказанию психиатрических услуг. В зависимости от уровня подготовки и сертификации они могут оценивать пациентов с психическими заболеваниями и проводить лечение в форме психотерапии. В некоторых штатах им также разрешено назначать и контролировать лекарства, иногда самостоятельно, а иногда под наблюдением врача. Медсестры также предоставляют услуги по ведению пациентов и выступают в качестве защитников интересов пациентов.

Разница между консультированием и психотерапией

Хотя термины консультирование и терапия часто используются как синонимы, между психотерапией и психологическим консультированием есть разница.Консультации фокусируются на конкретных проблемах и призваны помочь человеку решить конкретную проблему, например, справиться с зависимостью или стрессом. Основное внимание может быть уделено решению проблем или изучению конкретных методов, позволяющих справляться с проблемными областями или избегать их. Консультации также обычно более краткосрочны, чем терапия.

Психотерапия длится дольше, чем консультирование, и фокусируется на более широком круге вопросов. Основополагающий принцип заключается в том, что модели мышления и поведения человека влияют на то, как этот человек взаимодействует с миром.В зависимости от конкретного типа психотерапии, которая используется, цель состоит в том, чтобы помочь людям чувствовать себя лучше подготовленными к управлению стрессом, понять модели своего поведения, которые могут мешать достижению личных целей, иметь более удовлетворительные отношения и лучше регулировать свое мышление и эмоции. реакции на стрессовые ситуации. Если у кого-то есть форма психического заболевания, такая как депрессия, биполярное расстройство, шизофрения или тревожное расстройство, психотерапия также рассматривает способы, которыми болезнь влияет на его повседневную жизнь, фокусируется на том, как лучше понять болезнь и управлять ее симптомами и следовать медицинским показаниям. рекомендации.

Типы психотерапии

Существует множество подходов к психотерапии, также называемых разговорной терапией, из которых специалисты в области психического здоровья черпают свои методы лечения. Различные типы психотерапии часто лучше подходят для решения конкретных типов проблем. Например, некоторые психотерапевтические методы предназначены в основном для лечения таких расстройств, как депрессия или тревога, в то время как другие больше ориентированы на то, чтобы помочь людям преодолеть проблемы во взаимоотношениях или препятствия на пути к большему удовлетворению жизнью.Некоторые формы психотерапии проводятся индивидуально с терапевтом, в то время как другие являются групповыми или семейными. Согласно Американской психологической ассоциации, эти подходы делятся на пять широких категорий.

Психоаналитическая или психодинамическая терапия. Идея этого вида терапии заключается в том, что на жизнь людей влияют бессознательные проблемы и конфликты. Цель терапевта — помочь человеку довести эти проблемы до сознательного уровня, на котором их можно будет понять и решить.Это может включать анализ снов или изучение личной истории человека.

Поведенческая терапия. Этот подход к терапии фокусируется на обучении и поведении в попытке изменить нездоровые поведенческие модели. Некоторые терапевты пытаются помочь пациентам усвоить новые ассоциации, используя систему поощрений и наказаний, чтобы вызвать определенные поведенческие изменения. Другой подход может включать контролируемую серию воздействий на триггер фобии, чтобы снизить чувствительность человека к необоснованному страху.

Когнитивная терапия. В когнитивной терапии упор делается на мысли человека. Идея состоит в том, что дисфункциональное мышление — это то, что приводит к дисфункциональным эмоциям или поведению. Цель состоит в том, чтобы помочь человеку распознать нездоровые модели мышления, а также распознать и изменить неточные убеждения.

Гуманистическая терапия. Этот подход к терапии основан на идее, что люди способны делать рациональный выбор и максимально раскрывать свой потенциал.Этот подход к терапии часто ориентирован на клиента, когда клиент рассматривается как авторитет в том, что происходит внутри.

Интегративная или холистическая терапия. Этот подход основан на интеграции нескольких подходов к терапии, основанных на индивидуальных потребностях клиента. Например, когнитивно-поведенческая терапия представляет собой комбинацию двух индивидуальных терапий и фокусируется как на мышлении, так и на поведении.

Начало работы со специалистом в области психического здоровья

Поиск подходящего специалиста по психическому здоровью и правильный подход к терапии так же важны, как и поиск подходящего врача.Планируете ли вы обратиться к психологу, психиатру или другому специалисту в области психического здоровья, вам следует начать с телефонного звонка этому специалисту. Спросите о подходе профессионала к решению психических проблем и о том, как он обычно работает с клиентами. Спросите, принимают ли они страховку и как обрабатываются выплаты. Вы можете описать причину, по которой вы хотите записаться на прием, и спросить, есть ли у них опыт решения таких вопросов. Если вам комфортно с ними разговаривать, следующий шаг — назначить встречу.

Во время вашего первого визита в офис психиатр захочет поговорить с вами о том, почему вы считаете, что вам нужно прийти на терапию. Они захотят узнать, каковы ваши симптомы, как долго они у вас есть и что, если вообще что-то, вы делали с ними в прошлом. Они, вероятно, спросят вас о вашей семье и работе, а также о том, что вы делаете, чтобы расслабиться. Этот начальный разговор важен для выработки правильного подхода к лечению. Перед тем, как вы покинете офис, психиатр должен описать вам план лечения и дать вам возможность задать любые вопросы, которые могут у вас возникнуть.

Скорее всего, пройдет несколько недель, прежде чем вы полностью освоитесь с терапией. Если вы все еще не чувствуете себя комфортно после двух или трех посещений, сообщите об этом специалисту по психическому здоровью и объясните, почему вы так себя чувствуете. Вам двоим необходимо работать вместе как одна команда, чтобы получить от лечения максимум удовольствия.

В чем разница между психотерапевтом, психологом и психиатром?

Как канадцы, мы гордимся своей прогрессивностью, так почему же психическое здоровье до сих пор подвергается такой стигматизации? Именно из-за этой стигмы многие из нас, у кого есть проблемы с психическим здоровьем, неохотно обращаются за помощью.

Мы поедем к дерматологу при кожной инфекции или пойдем к гинекологу при проблемах с маткой. Но практикующий психиатр? Забудь это. Кроме того, выбор между психологом или психиатром может быть настолько неприятным, что мы полностью сдаемся. Но знание разницы может означать более быстрое выздоровление. Они больше, чем просто болтливые врачи с удобными диванами и сильнодействующими таблетками.

В духе открытости давайте начнем демистифицировать некоторые типы терапевтов в развивающемся мире психиатрической помощи, чтобы помочь нам выяснить, кто может предоставить нам необходимую помощь.

Кто такие психотерапевты?

Психотерапевты — это специалисты в области психического здоровья, прошедшие специальную подготовку в области разговорной терапии. Это всеобъемлющий термин для тех, кто помогает людям справляться со стрессом, тревогой и другими эмоциональными проблемами с помощью терапии. Психотерапевты включают психологов, психоаналитиков и некоторых психиатров. Каждый из них имеет разную степень и направленность, поэтому мы обсудим все три позже.

Кто такие советники?

Консультанты предоставляют терапию, консультации или советы в определенной области.Они могут специализироваться в различных областях, таких как отношения, карьера, семья, общее психическое здоровье или консультирование по вопросам образования. Обычно люди обращаются к консультантам за конкретным советом, за помощью в решении проблем или принятии важных жизненных решений.

Кто такие психоаналитики?

Психоаналитики используют очень специфический метод лечения и терапии. Они сосредоточены на облегчении симптомов, но также углубляются в основные причины психологических проблем. Это профессионалы, которые чаще всего ассоциируются со стереотипным сценарием кушетки, а также с фрейдистской моделью, которая предполагает высвобождение эмоций и свободные ассоциации.Психоаналитики не могут проводить психологическое тестирование, не могут назначать лекарства и, как правило, лучше всего подходят для лечения таких состояний, как детская травма.

Кто такие психологи?

Психологи — это профессионалы, изучающие психологию. Большинство из них проводят исследования и имеют докторскую степень по психологии. В частности, клинические психологи имеют докторскую степень по психологии — PsyD. Они сосредоточены на тестировании (например, тестировании IQ) и специализированных видах терапии, таких как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), для решения проблем психического здоровья.Несмотря на докторскую степень, они не врачи и поэтому не могут назначать лекарства. Если вы чувствуете, что у вас психическое расстройство, которое требует лечения, помимо разговорной терапии, но не лекарств, обратитесь к клиническому психологу.

Кто такие психиатры и психофармакологи?

Психиатры — это специалисты в области психического здоровья, имеющие степень доктора медицины (MD). Хотя некоторые из них действительно проводят беседу, они обычно сосредотачиваются на медицинской стороне психического заболевания, прописывая лекарства.Точно так же психофармакологи специализируются на лекарствах от психологических проблем и считаются психиатрическими фармацевтами.

Кто такие социальные работники?

Социальные работники разрабатывают программы и услуги, которые помогают решать психологические проблемы людей в нашем обществе. Если они занимаются частной практикой, они также могут разработать лечение или составить планы социального обеспечения для отдельных лиц. Однако они не участвуют в психологическом тестировании и сосредотачиваются на социальной среде как на причине индивидуальных проблем.Социальные работники могут заниматься индивидуальной практикой или работать в общественных больницах или в программах по аутрич-работе.

Если вы немного больше осведомлены о различных типах специалистов в области психического здоровья, это может сделать обращение за помощью менее пугающим.

В чем разница между психотерапевтом и психологом?

Психотерапевты, психологи, психиатры, консультанты… Если вы думаете о разговоре со специалистом в области психического здоровья, все разные имена могут серьезно сбить с толку.И если это еще не было достаточно сложно, в Великобритании различия между ними не всегда так очевидны. Иногда психотерапевт называет себя терапевтом и может даже предлагать консультационные услуги, чтобы помочь вам справиться.

Этого достаточно, чтобы вскружить голову кому угодно. И такие размытые линии могут усложнить задачу, когда вы пытаетесь выбрать лучший для себя. Имея это в виду, мы проделали за вас тяжелую работу и уточнили определения.

Кто такой психотерапевт?

Психотерапия — иногда называемая «разговорной терапией» — может применяться для лечения отдельных лиц, пар, семей или даже групп.По сути, это включает в себя разговор о своих чувствах с квалифицированным специалистом, который поможет вам преодолеть любые проблемы, которые могут у вас возникнуть. Независимо от того, страдаете ли вы от стресса и доставляете вредные привычки или страдаете от плохого психического здоровья, психотерапевт поможет вам разобраться в том, что вас беспокоит.

Для этого психотерапевт может использовать широкий спектр различных методов разговорной терапии, включая:

  • когнитивно-поведенческую терапию
  • системную и семейную психотерапию
  • психоаналитическую терапию
  • психодинамическую терапию
  • искусство и игровую терапию
  • гуманистическую и интегративную терапию. психотерапия

Как ни странно, «психотерапевт» — это довольно широкий общий термин.Он описывает любого, кто обучен лечить людей с помощью разговорной терапии, поэтому он может охватывать любого, от психиатров до психологов. Они будут тренироваться минимум три-четыре года, а может, и дольше. Например, если они психолог, у них за плечами не менее шести лет опыта.

Хотя между ними много общего, психотерапевт обычно использует более глубокий подход, чем консультант. Они также лучше подготовлены к решению сложных проблем психического здоровья, таких как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) и расстройства личности.

Во время сеанса они создадут безопасное пространство, где вы сможете распутать любые неприятные эмоции и переживания, с которыми вы, возможно, столкнулись в детстве. Затем они изучат ваши текущие трудности и симптомы. Взглянув на картину в целом, они увидят, как ваш прошлый опыт мог повлиять на то, кем вы являетесь сегодня. Со временем вы научитесь справляться с любыми болезненными или скрытыми эмоциями, которые могут у вас возникнуть. И, надеюсь, вы со временем справитесь с ними и избавитесь от боли, которую вы чувствуете.

Поскольку это комплексный процесс, психотерапия обычно занимает больше времени, чем консультирование. Вы можете посещать сеансы 1-5 раз в неделю и продолжать посещать терапевта от шести месяцев до нескольких лет, в зависимости от того, какая поддержка вам нужна.

Кто такой психолог?

Работа психолога — невероятно полезная работа. Они узнают, почему люди думают, действуют, чувствуют и ведут себя именно так, и могут помочь людям преодолеть или контролировать любые проблемы, которые могут у них возникнуть.Однако пройти квалификацию непросто. Им необходимо:

  • степень психолога, аккредитованная Британским психологическим обществом (BPS)
  • Основание для дипломированного специалиста
  • аккредитованная последипломная квалификация по своей специальности

Психологи имеют высокий уровень подготовки. У них есть не только трехлетняя степень бакалавра, но и трехлетняя аспирантура по выбранной ими специальности (например, психологическое консультирование или клиническая психология).Добавьте это к тем годам, которые они потратили, обращаясь с людьми так же, как вы, и у них есть все необходимое, чтобы помочь людям улучшить свое психическое благополучие.

Помните, психологи долго и упорно изучали тонкие подсказки, которые многие из нас упускают. Они могут сказать, когда вы сдерживаетесь, знают, как побудить вас открыться, и могут обнаружить явные признаки психического заболевания. Как эксперты в своей области, они помогли многим людям вернуть свое психическое здоровье в норму.

Кто такие психолог-консультант и клинический психолог?

Клинические и консультационные психологи во многом пересекаются.Оба имеют специальность, получив трехлетнюю докторскую степень, и работают на одинаковых рабочих местах, включая университеты, поликлиники, больницы и частную практику. Они больше похожи, чем различны. Однако вы скорее найдете клинического психолога, работающего в условиях больницы, чем психолога-консультанта.

Оба хорошо оборудованы для лечения широкого спектра проблем психического здоровья, включая тревогу и депрессию. Но они также могут иметь дело с более поверхностными проблемами, такими как рабочий стресс, трудности в отношениях или самосовершенствование.

Психологи-консультанты получили трехлетнюю степень по психологии, а затем еще трехлетнюю аспирантуру по психологии консультирования. Клинические психологи также имеют шестилетнее университетское образование, получив трехлетнюю степень по психологии, а затем еще трехлетнюю аспирантуру по клинической психологии.

На прием к психологу впервые? Вот чего ожидать.

Первое посещение терапевта может нервировать.Но напомните себе о том, насколько выгодным будет это вложение. Может быть, вы хотите лучше справиться со своим беспокойством. распутайте некоторые трудности во взаимоотношениях, которые у вас были, или вам просто нужно найти корень того, чего вы не можете понять. Ответы, которые вы ищете, могут быть уже доступны.

На первой консультации вы и ваш психолог начнете с того, что лучше узнаете друг друга. Они спросят вас, почему вы решили пойти на терапию, что вы надеетесь получить от этого, и исследуют свое прошлое, а также текущие симптомы.

Как только ваш терапевт почувствует ваши проблемы, он составит план того, как вы будете вместе работать над ними.

Хотите знать, чего ожидать от первого сеанса терапии? Вот несколько моментов, о которых следует помнить:

Доверяйте своей интуиции

Когда дело доходит до плохого психического здоровья, начать разговор может быть сложно. Но если вы найдете терапевта, с которым будете работать, это может значительно упростить процесс. Ваш терапевт не для того, чтобы быть вашим лучшим другом (вот что делает эти отношения такими ценными), но он должен заставлять вас чувствовать себя комфортно и непринужденно.Помните, что вы не только еженедельно проводите с терапевтом часть своего времени, вы также будете делиться личными, а иногда и уязвимыми эмоциями. Следовательно, вы хотите чувствовать, что можете им доверять.

Нет двух одинаковых терапевтов, и некоторым вы можете почувствовать себя более открытыми, чем другим. Лучшее, что вы можете сделать, — это довериться своим инстинктам и спросить себя: «Подходит ли мне этот человек?» Если вы решите, что это не так, не теряйте надежды. Просто попробуйте обратиться к другому терапевту.Ваше терапевтическое путешествие глубоко личное, поэтому ничего страшного, если они вам не подходят. Просто продолжать идти.

Обязательно участвуйте

Вы получаете столько, сколько вкладываете в терапию. Так что, если вы не будете активно участвовать, вы, вероятно, не сочтете этот процесс ценным. Помните, что ваш терапевт не может сделать за вас всю тяжелую работу. Это командные усилия. Так что открыто говорите о своих чувствах, задавайте вопросы и разумно используйте свое время.

Примите свои эмоции

Если вы склонны сдерживать свои эмоции, терапия может показаться совершенно чуждым опытом.В прошлом вам могло казаться, что вы не хотите никого обременять и какое-то время «держали это вместе». Когда вы начнете распаковывать эти глубокие чувства, вы можете испытать сильную эмоциональную реакцию. Вы даже можете сломаться и заплакать — и это нормально. Это совершенно естественно, и не о чем смущаться. Освобождение этих сдерживаемых эмоций обязательно принесет вам огромное облегчение.

Помните, что это конфиденциально.

Прелесть терапии заключается в том, что все, что вы говорите, остается строго конфиденциальной между вами и вашим терапевтом.Это означает, что вам не нужно сдерживаться. Помните, что ваш терапевт долго и упорно учился, чтобы стать тем, кем он является сегодня, и с добавленными годами практического опыта он все это уже видел и слышал раньше. Сейчас идеальное время, чтобы снять все с груди. Так что будьте открыты со своим терапевтом и, что более важно, будьте открыты самому себе.

В чем разница между психологами, психиатрами и социальными работниками?

Специалисты, предоставляющие психотерапию, включают психологов, психиатров, социальных работников, лицензированных профессиональных клинических консультантов, лицензированных терапевтов по вопросам брака и семьи, пастырских консультантов и практикующих психиатрических медсестер.Из этой группы наиболее распространены психологи, психиатры и социальные работники. Все эти специалисты обучены предлагать психотерапию, но есть различия в их образовании и обучении.

Психологи посещают аспирантуру по психологии. Американская психологическая ассоциация признает докторскую степень минимальным образовательным требованием для психологов; эти степени включают PhD (доктор философии), PsyD (доктор психологии) или EdD (доктор педагогических наук).В некоторых штатах людям со степенью магистра психологии разрешается использовать термин «психолог». В аспирантуре основное внимание уделяется всем аспектам человеческого поведения с упором на исследования и научные методы. Подготовка для получения степени доктора философии, психотерапевта и редколлегии обычно включает от четырех до шести лет академической подготовки, за которой следуют от одного до двух лет постоянной работы под наблюдением с пациентами и лицензионных экзаменов. Психологи в некоторых штатах могут назначать психиатрические препараты после дополнительной подготовки, хотя в большинстве штатов это не так.

Психиатры посещают медицинский вуз и имеют степень MD (доктор медицины) или DO (доктор остеопатической медицины). Они могут пройти дополнительную специализированную подготовку по психиатрии во время ординатуры (дополнительные три-четыре года). При обучении психиатров основное внимание уделяется биологическим аспектам психических заболеваний. Благодаря своему медицинскому образованию психиатры могут назначать лекарства, а их работа с клиентами может включать беседу в сочетании с лекарствами.

Социальные работники посещают аспирантуру по социальной работе, получая степень MSW (магистр социальной работы) или LCSW (лицензированный клинический социальный работник).Обучение обычно включает два года курсовой работы и практический опыт работы в агентствах по месту жительства. Социальные работники обучены проводить психотерапию с особым упором на связь людей с сообществом и доступными там службами поддержки.

Краткое изложение образования и обучения

Психолог

Степень : MA, PhD, PsyD, EdD

Обучение : курсы повышения квалификации по человеческому поведению, развитию, личности, исследованиям, статистике, психотерапии, оценке, этике.Два года для получения степени магистра, от четырех до шести лет для получения докторской степени, а затем один-два года на очной стажировке.

Могут выписывать лекарства. : В определенных штатах с дополнительной подготовкой.

Психиатр

Степень : MD, DO

Обучение : Медицинская школа с широким акцентом на биологическое функционирование (четыре года), за которой следует специализированная резидентура по психическим заболеваниям и их лечению с акцентом на лекарственные препараты (от трех до четырех лет).

Могут выписывать лекарства : Да.

Социальный работник

Степень : MSW, LCSW

Тренинг : Курсы для аспирантов по человеческому поведению, психотерапии, ресурсам сообщества. Два года обучения в аспирантуре, за которыми следуют два-три года клинической работы под руководством.

Можно прописать лекарства : №

Терапевты каждой профессии обычно специализируются на работе с определенными типами людей.Некоторые обладают особыми навыками работы с разными возрастными группами (например, дети, подростки, пожилые люди). Другие направлены на решение определенных проблем (например, злоупотребление наркотиками или алкоголем, расстройства пищевого поведения, депрессия). Все эти профессионалы должны иметь лицензию на практику, выданную государством. Все эти профессионалы, если захотят, могут принять возмещение от страховых компаний.

Психологи, психиатры и социальные работники могут предложить психотерапию. Полномочия (например, MD, PhD или MSW) говорят вам, что терапевт прошел базовый курс обучения и получил степень академического учреждения.Лицензия говорит вам, что терапевт сдал экзамен, проводимый государством. Но это мало что говорит о том, насколько хороший терапевт. Важно провести собеседование с потенциальными терапевтами и узнать об их полномочиях, опыте и подходах к психотерапии, а затем самому судить, насколько комфортно вы себя чувствуете с этим человеком.

Источник: APA Div.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *