Рефлексия это в психологии пример: Рефлексия: что это простыми словами, примеры из психологии

Содержание

Рефлексия: что это простыми словами, примеры из психологии

Наконец, следующие 30 подсказок и вопросов сохраните для своего журнала, если вы его ведете:

  • Мой любимый способ провести день — это…

  • Если бы я мог поговорить с собой подростком, единственное, что я бы сказал, — это…

  • Два момента, которые я никогда не забуду в своей жизни… (опишите их в мельчайших подробностях и объясните, что делает особенными)

  • Составьте список из 30 вещей, которые заставляют вас улыбаться.

  • Напишите о моменте, пережитом вашим телом.

  • Я бы хотел жить согласно этим словам/фразам/принципам…

  • Я не представляю себе жизни без…

  • Когда мне больно — физически или эмоционально, — самое доброе, что я могу сделать для себя, — это…

  • Составьте список людей, которые искренне поддерживают вас и которым вы можете полностью доверять. Затем найдите время, чтобы пообщаться с ними.

  • Как выглядит безусловная любовь для вас?

  • Что бы вы делали, если бы любили себя безоговорочно?

  • Я действительно хочу, чтобы другие знали это обо мне …

  • Чего для вас достаточно?

  • Если бы мое тело могло говорить, оно бы сказало…

  • Назовите способ сострадания, которым вы поддерживали друга в последнее время. Затем подумайте, как применить его по отношению к себе.

  • Что вы любите в жизни?

  • Что всегда вызывает слезы на ваших глазах?

  • Напишите о том времени, когда ваша работа казалась вам реальной, необходимой и приносящей удовлетворение, независимо от того, была ли она оплачиваемой или неоплачиваемой, профессиональной или домашней, физической или умственной.

  • Напишите о своей первой любви — будь то человек, место или вещь.

  • Используя 10 слов, опишите себя.

  • Что вас больше всего удивило в вашей жизни или в жизни вообще?

  • Чему вы можете научиться на своих самых больших ошибках?

  • Я чувствую себя наиболее энергичным, когда …

  • Напишите список вопросов, на которые вам срочно нужны ответы.

  • Составьте список всего, что вас вдохновляет: книги, сайты, цитаты, аккаунты в Инстаграме, люди, картины, магазины…

  • В какой теме вам нужно разбираться лучше, чтобы жить более полноценной жизнью?

  • Я чувствую себя счастливым, когда. . .

  • Составьте список всего, чему вы хотели бы сказать «нет».

  • Составьте список всего, чему вы хотели бы сказать «да».

  • Напишите слова, которые вам важно услышать.

  • Психология рефлексии: проблемы и исследования

    В современной психологии наблюдается как интенсивный рост экспериментальных и прикладных исследований рефлексивных процессов (см.: Вопросы психологии, 1983, No 5, с.17-173), так и углубленный анализ их теоретических оснований. В целом это свидетельствует о выделении и становлении такой особой области знания, как психология рефлексии (см.: Вопросы психологии, 1984, No 5, с. 169-170). Если раньше рефлексия была лишь объяснительным принципом функционирования психических процессов или привлекалась в качестве категориального средства для обоснования теоретических концепций психического развития в работах Б. Г. Ананьева, П. П. Блонского, Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, СЛ. Рубинштейна и других исследователей, то теперь она выступает еще и особым психологическим предметом экспериментального изучения, оснащенного специально разработанными для этого методами.

    Эффективность их использования для решения ряда прикладных задач в области педагогической, возрастной, инженерной, социальной и патопсихологии свидетельствует об органичной связи психологии рефлексии
    с
    уже существующими психологическими традициями и о ее все возрастающем влиянии на их развитие в условиях НТР.

    В связи с этим назрела необходимость в проведении анализа проблем, в выделении основных направлений психологии рефлексии, в систематизации полученных в них результатов и обобщении ее достижений как в теоретико-методическом, так и в экспериментально-прикладном плане. Задача настоящей статьи ограничена выделением и анализом основных аспектов психологического изучения рефлексии, которые акцентируются в ее теоретических трактовках. Конструктивное решение этой задачи предполагает краткую характеристику общенаучного и философского контекста развития проблематики рефлексии, а также истории ее собственно психологического изучения как в зарубежной, так и в отечественной психологии.

    Итогом же теоретического обобщения проанализированных проблем и направлений их исследования должно стать определение ключевых представлений о механизмах рефлексии как особой психологической реальности и показ перспективы их реализации в прикладных разработках, в том числе в психолого-педагогической практике. Указанная логика решения задачи данной статьи и определяет ее структуру.

    1. Философские и общенаучные предпосылки психологического изучения рефлексии

    В связи с интенсификацией процессов дифференциации и интеграции знаний в условиях НТР всевозрастающую роль в познании играет методологическая рефлексия, во многом определяя эффективность конкретно-научных изысканий. Этот процесс отражается в наблюдаемом в настоящее время изменении философской трактовки рефлексии (В. А. — Лекторский, А. П. Огурцов и др.).

    В классической немецкой философии рефлексия рассматривалась как анализ наукой собственных средств познания или особый вид теоретической ретроспекции и ассоциировалась с гносеологической проблематикой обоснования истинности знаний. В настоящее же время представления о рефлексии получили дальнейшее развитие. Они активно привлекаются для обоснования или решения таких, например, методологических проблем, как организация междисциплинарных исследований, перспективная разработка средств комплексного изучения и проектирования системных объектов, оптимизация управления большими системами (9), (17), (18). Тем самым помимо традиционной, ретроспективной функции рефлексии — критического анализа, логического обоснования, обобщенной систематизации накопленного наукой знания — реализуется ее конструктивная, творческая функция — позитивной разработки ценностей, целей, программ и средств самой научной деятельности, в которой и добываются эти знания [20], [31].

    Границы применимости категории рефлексии существенно расширились: она активно используется не только на философском, но и на общенаучном уровне, выступая в качестве либо методологического средства междисциплинарных разработок и неклассических направлений современной науки (теория рефлексивных игр и т.  п.), либо объяснительного принципа для ряда общественных и гуманитарных дисциплин (искусствоведения, социологии, лингвистики, логики и др.). Заслуживает пристального внимания и соответствующего анализа также и тот факт, что рефлексия выступает и в качестве особого предмета научного изучения [18), в том числе и психологического [5], [7], [10], [13], [14], [17], [21], [27], [28], [29], [30]. Понятие рефлексии является уже не только философским и общенаучным, но также и специально-научным, в частности психологическим, понятием. Этот факт с особой остротой ставит проблему вычленения собственно психологического содержания данного понятия, тем более что обращение психологии к проблематике рефлексии определяется не только современными общенаучными предпосылками, связанными с запросами практики, но и имеющейся внутри-психологической предысторией и традициями изучения механизмов со знания, познавательных процессов и самосознания личности в их социальной обусловленности.

    В связи с этим перейдем к краткой характеристике становления проблематики рефлексии в истории психологии.

    2. Исследования рефлексии в зарубежной психологии

    Процесс становления психологии (в лице аналитического структурализма, функционализма, вюрцбургской школы и других направлений) в качестве самостоятельной дисциплины с ориентацией на естественнонаучную методологию таких наук, как физика, биология, физиология (см [3]. [4], [31] и др.) на рубеже XIX — XX вв. сопровождался (см. [21; 159 — 162]) вытеснением из психологической проблематики методических приемов рефлексии (в виде различных способов самонаблюдения) и даже самого ее понятия, инициированного в психологию ранее еще в пору развития ее в лоне философии [19].

    Инерцию такого развития зарубежной психологии преодолел — да и то на время — лишь А. Буземан (1925, 1926), который, пожалуй, первый из психологов предложил выделить исследования по рефлексии и само сознанию в особую область и назвать ее психологией рефлексии (см. по [4; 228]). Основной результат его работ, по оценке Л. С. Выготского, состоит в экспериментальном доказательстве того, что «рефлексия и основанное на ней самосознание подростка представлены в развитии» [4; 231].

    А. Буземан трактует рефлексию как «всякое перенесение переживания с внешнего мира на самого себя» (цит. по [4; 228]).

    Наиболее отчетливо указанная тенденция к вытеснению рефлексии из психологии исторически восходит к бихевиоризму, который вообще отказался от такой категории, как сознание. Соответственно в психологии поведения не оказалось места и для понятия рефлексии. Концепции бихевиоризма в различных своих модификациях (в частности, в лице необихевиоризма и отчасти когнитивизма) доминировали в американской психологии вплоть до последней трети XX в.

    Вместе с тем параллельно с бихевиоризмом в зарубежной психологии начинали развиваться и другие направления (гештальтпсихология, женевская школа, фрейдизм, гуманистическая психология и др.), постоянно критиковавшие его за отрицание роли, сознания в регуляции и организации поведения человека. В последние десятилетия это критическое отношение к бихевиоризму как к исчерпавшей себя парадигме психологического мышления приобрело фронтальный характер, в чем конструктивную роль сыграли работы советских психологов [3], [4], [6], [12], [13], [24] и др.

    Это и послужило одной из основных предпосылок возобновления интереса в зарубежной психологии, особенно в метакогнитивизме, к изучению рефлексии как особой психической реальности. В одних случаях в рамках данного подхода психические процессы, управляющие переработкой информации, прямо отождествляются с иерархически организованной рефлексивной регуляцией познавательной активности, в других рефлексии отводится место одного из множества этих процессов [26], [27], [30]. Общий же интеллектуалистический смысл метакогнитивистского понятия рефлексии выражен в ее определении Д. Дернером, считающим, что рефлексия — «это способность думать о своем собственном мышлении с целью его совершенствования» [26; 102]. Сторонники метакогнитивизма часто относят к своему направлению и Ж. Пиаже, последние работы которого были посвящены также изучению развития рефлексивного мышления у ребенка, в частности его способности к рефлексивной абстракции [29]. Ж. Пиаже трактует рефлексивное мышление как процесс, осуществляющийся на основе знания субъектом логических законов связи объекта с направленным на него действием и на основе осознания необходимости такой связи.
    Осознание представляет собой процесс концептуализации, т. е. реконструкции схемы действия и преобразования ее в понятие. Механизм такого рода осознания связан с физической и логико-математической абстракциями. Первая (эмпирическая) обеспечивает содержательно-предметное наполнение концепта, а вторая (собственно рефлексивная — как отраженная от непосредственного действия) осуществляет схематическую реконструкцию этого содержания и его развитие в понятие в процессе интериоризации. Периодизация онтогенеза рефлексивного мышления рассматривается Ж. Пиаже по аналогии с периодизацией развития интеллекта ребенка. По его мнению, логическая связь объекта и действия становится вполне рефлектируемой лишь на стадии формальных операций [29].

    С нашей точки зрения, отнесение представителями метакогнитивизма к своему направлению исследований Ж. Пиаже следует считать весьма условным, поскольку его методологическая и теоретическая позиции совершенно самостоятельны [3], [4], [24] и выработаны чуть ли не на полвека раньше появления первой работы по метакогнитивизму — исследования Дж. Флейвелом метапамяти (см. по [27]). Оценивая в целом характер исследований рефлексии в метакогнитивизме, следует отметить их интеллектуалистическую ориентацию в теоретическом плане, присущую большинству исследований мышления в зарубежной психологии, а также их близость к методологии информационного подхода, уподобляющей психику человека информационным процессам в ЭВМ.

    3. Исследование рефлексии в советской психологии

    Развитие в отечественной психологии конкретно-экспериментальных работ, посвященных изучению рефлексии, было подготовлено проработкой данного понятия И. М. Сеченовым, Б. Г. Ананьевым, П. П. Блонским, Л. С. Выготским, С.Ж. Рубинштейном и другими сначала на теоретическом уровне психологического знания в качестве одного из объяснительных принципов организации и развития психики человека, и прежде всего ее высшей формы — самосознания. И сейчас понятие «рефлексия» привлекается в качестве объяснительного принципа для раскрытия психологического содержания различных феноменов и фактов, получаемых в экспериментальных исследованиях конкретных предметов психологического изучения: мышления [6], [7], [10], [18], [20], [31] и др. , памяти [И], [14], [18], сознания [4], [5], [14], [17], [21], [22], личности [4], [5], [8], [28], общения [1], [2], [12] и т. п.

    Так, например, Б. В. Зейгарник, объясняя мотивационные нарушения мышления при шизофрении, отмечает важное значение в развитии этой патологии нарушений опосредствования и саморегуляции, связанных «с самосознанием человека, с его самооценкой, с возможностью рефлексии» [8; 12]. Б. Ф. Ломов, характеризуя общение как подвижную, развивающуюся систему, отмечает, что «важные его моменты — эмпатия и рефлексия» [12; 13]. Интегративную функцию рефлексии по отношению к различным психологическим предметам и к областям практики выделяет А. М. Матюшкин: «Изучение структуры и условий формирования рефлексивных механизмов саморегуляции мышления позволило исследовать мышление как включенное во все жизненные ситуации — общение, игру, учение, профессиональную деятельность человека» [13; 12]. Это же отмечается и О. К. Тихомировым: «Мышление — необходимый компонент рефлексии личности и само становится объектом этой рефлексии» [24; 4].

    Помимо этого в ряде экспериментальных исследований рефлексия выступает не только как существенный компонент какого-либо другого предмета (например, мышления, протекающего по 4, выделенным И. Н. Семеновым [9; 27-61], уровням: личностному, рефлексивному, предметному и операциональному, взаимодействие которых изучено в цикле экспериментальных исследований [9; 27-153]; [28], [31] и др.), но и как предмет специального психологического изучения, например: в исследовании Н. И. Гуткиной рефлексивных ожиданий личности [5], М. М. Муканова — специфики рефлексии у представителей «традициональной культуры» [14], А. В. Захаровой, М. Э. Боцмановой [7] и Е. Р. Новиковой [15] — возрастных особенностей рефлексии. При этом в зависимости от той области, в которой проводится психологическое исследование, выделяется та или иная «грань» рефлексии, акцентируется тот или иной ее аспект. Это является, с одной стороны, необходимым моментом процесса все более глубокого изучения рефлексии, а с другой — приводит иногда к чрезмерному сужению границ данного понятия через акцентирование лишь одного какого-либо аспекта при абстрагировании от других.

    В целом анализ отечественных конкретно-экспериментальных работ, посвященных изучению рефлексии, показывает [23], что она исследуется в четырех основных аспектах: кооперативном, коммуникативном, личностном и интеллектуальном. При этом первые два аспекта выделяются в исследованиях коллективных форм деятельности и опосредствующих их процессах общения, а другие два — в индивидуальных формах проявления мышления и сознания. Эта акцентировка позволяет, с одной стороны, различить коллективную и индивидуальную формы осуществления рефлексии, а с другой — указать области психологии и пограничных с ней наук, в которых преимущественно изучается тот или иной аспект рефлексии. Исходя из этого, рассмотрим наиболее распространенные определения рефлексии, формулируемые в контексте проблематики той или иной области психологии. Кроме того, отметим важность прямого цитирования конкретных дефиниций, поскольку это позволит, во-первых, уловить реальную противоречивость в существующих трактовках рефлексии, а во-вторых, оттенить именно психологическую содержательность понятия рефлексии в отличие от ее собственно философских трактовок. К последним, в частности, можно отнести такие определения рефлексии, как: 1) способность разума обращать свой «взор на себя; 2) мышление о мышлении; 3) анализ знания с целью получения нового знания или преобразования знания неявного в явное: 4) самонаблюдение за состоянием ума или души; 5) выход из поглощенности жизнедеятельностью; 6) исследовательский акт, направляемый человеком на себя, и т. п. (см.: Философская энциклопедия. Т. 4. М., 1967, с. 499-502) [5], [18], [19].

    На выявление специфики кооперативного аспекта рефлексии направлены работы Н. Г. Алексеева, В. В. Рубцова, А. А, Тюкова [18; 100, 115, 229], Г. П. Щедровицкого [25] и др. Эти исследования имеют прямое отношение к психологии управления и ведутся в таких пограничных с ней прикладных науках и областях практики, как педагогика, проектирование, дизайн, эргономика, спорт. Психологические знания о кооперативном аспекте рефлексии обеспечивают, в частности, проектирование коллективной деятельности с учетом необходимости координации профессиональных позиций и групповых ролей субъектов, а главное, кооперации их совместных действий. При этом рефлексия трактуется как «высвобождение» субъекта из процесса деятельности, как его «выход» во внешнюю позицию по отношению к ней [25; 23].

    Естественно, что при таком подходе акцент ставится на результатах рефлексии, а не на ее процессуальных механизмах или на индивидуальных различиях в их проявлении.

    На выявление специфики коммуникативного аспекта направлены преимущественно социально-психологические исследования Н. И. Гуткиной, И. Е. Берлянд, К. Е. Данилина, А, В. Петровского, Л. А. Петровской и других, а также некоторые инженерно-психологические работы (см., например, [17; 243-270]). В них рефлексия рассматривается как существенная составляющая развитого общения и межличностного восприятия, которая характеризуется А. А. Бодалевым как специфическое качество познания человека человеком [2; 42 — 43]. Давая социально-психологическое определение понятия «рефлексия», Е. В. Смирнова и А. П. Сопиков отмечают, что «размышление за другое лицо, способность понять, что думают другие лица, называется рефлексией» [22; 142]. Вместе с тем Г. М. Андреева, еще более конкретизируя понятие «рефлексия «, подчеркивает, что «в социальной психологии под рефлексией понимается осознание действующим индивидом того, как он воспринимается партнером по общению» [1; 145], при этом предупреждает, что «здесь слово «рефлексия» употребляется… в несколько условном смысле» [1; 145].

    Экспериментальному исследованию личностного аспекта рефлексии посвящены работы Н. И. Гуткиной [5], Е. Р. Новиковой [15], И. Н. Семенова и С. Ю. Степанова [21], А. Б. Холмогоровой, В. К. Зарецкого и др. [26]. Центральным для большинства этих работ является понимание рефлексии как процесса переосмысления [20], как механизма «не только дифференциации в каждом развитом и уникальном человеческом «я» его различных подструктур (типа: «я» — физическое тело», «я» — биологический организм», «я» — социальное существо», «я» — субъект творчества» и др.), но и интеграции «я» в неповторимую целостность…» (Вопросы психологии, 1983, No 2, с. 38). На основе различения в личности функций «я—исполнителя» и «я-контролера» Ю.  Н. Кулюткин, например, объясняет необходимость в рефлексивной регуляции человеком собственного поведения, когда ему «приходится переделывать сложившийся способ действия» [10; 25].

    В контексте изучения когнитивных процессов Н. Г. Алексеевым (см. [9]), Л. Ф. Берцфаи, Л. Л. Гуровой, А. З. Заком (см. [18]) и другими ведутся исследования интеллектуального аспекта рефлексии. Ориентированные в этом направлении работы явно преобладают в общем объеме публикаций, отражающих разработку проблематики рефлексии в психологии, (см. [6J, [7], 19J, [18] и др.). В. В. Давыдов определяет рефлексию как умение субъекта «выделять, анализировать и соотносить с предметной ситуацией собственные действия» [6; 687]. Здесь рефлексия, по сути дела, рассматривается в своем интеллектуальном аспекте. Такое ее понимание служит одним из оснований, позволяющих раскрыть представления о психологических механизмах теоретического мышления и реализовать их в возрастной и педагогической психологии, например, в работах А.  В. Захаровой и М. Э. Боцмановой [7], А.3.3ака (см. [18]).

    Важным во всех приведенных выше дефинициях является то, что они в своей целокупности определяют многообразие содержаний, выступающих в качестве предметов, на которые может быть направлена рефлексия. Так, субъект может рефлексировать: а) знания о ролевой структуре и позициональной организации коллективного взаимодействия; б) представления о внутреннем мире другого человека и причинах тех или иных его поступков; в) свои поступки и образы собственного «я» как индивидуальности; г) знания об объекте и способы действия с ним. Соответственно и различаются: а) кооперативный, б) коммуникативный, в) личностный, г) интеллектуальный типы рефлексии [23].

    Вместе с тем анализ направлений исследований, посвященных психологическому изучению различных аспектов рефлексии, показывает, что формулируемые в них определения рефлексии практически не только довольно мало соприкасаются друг с другом, но порой противоречат друг другу, поскольку исходят из различных методологических ориентации [31]. При этом с теоретической точки зрения наиболее существенными являются различия, касающиеся представления о психологических механизмах процесса рефлексии.

    4. Основные психологические модели механизмов рефлексии

    В исследованиях, ориентирующихся на методологию кибернетического и информационного подходов в психологии, механизм рефлексии уподобляется «обратной связи». Эта концептуализация имеет своим прототипом физиологические представления о нервно-рефлекторной активности мозга как сложно организованной органической системы. При таком натуралистическом понимании, на наш взгляд, упускается из виду качественная специфика рефлексии как отличительного свойства собственно человеческой — социально детерминированной, сознательной — психики.

    Для психологических исследований, ориентирующихся на методологию логико-гносеологического и социологического знания, общий механизм рефлексии описывается в виде модели «рефлексивного выхода» [25] субъекта за пределы совершаемого в деятельности или «установления отношения» между се различными структурными образованиями (производными от позиций участвующих в ней кооперантов) с целью преодоления возникающих в ней «разрывов» и остановок [9; 138-139], [18; 115-116]. Выход субъекта в метаплан деятельности (т. е. в план тех принципов, которые лежат как бы вне ее и вместе с тем которые регулируют ее протекание или на которых она строится) осуществляется либо через занятие по отношению к ней внешней позиции, либо через осознание норм, исходных абстракций, и категорий мышления, или экспликацию эталонов оценки и контроля действия, или выделение ориентиров и инвариантов деятельности. Рефлексивное восполнение «разрывов» в деятельности обеспечивает ее воспроизводство и репродукцию в сходных условиях. Эта «метадеятельностная» модель рефлексии неявно предполагает в качестве своего основания допущение о том, что субъект разрешает возникающие перед ним проблемы всегда как бы репродуктивно и ретроспективно (недостаточность такого понимания, как говорилось выше, уже выявлена в современных философских работах по рефлексии [18; 113-115], [19], [20]), т. е. через поиск и реализацию уже наличествующих в социокультурном контексте средств или через их осознание в процессе деятельности. Творческие же возможности человека при этом ограничиваются количеством потенциально возможных комбинаций уже имеющихся средств и знаний. С психологической точки зрения это, по существу, означает, что рефлексия не может обеспечить порождение качественно новых психических образований. Характерно, что рассмотренная модель рефлексивного механизма как метадеятельностного образования, по существу, построена при абстрагировании от его личностно-смысловой обусловленности, а это, к сожалению, сужает объяснительный потенциал данной модели в психологических исследованиях.

    Момент личностно-смысловой обусловленности становится центральным при ином понимании механизма рефлексии, а именно как переосмысления и перестройки субъектом содержаний своего сознания, своей деятельности, общения, т. е. своего поведения, как целостного отношения к окружающему миру. В процессе переосмысления выделяются 5 этапов (фаз): 1) актуализация смысловых структур «я» при вхождении субъекта в проблемно-конфликтную ситуацию и при ее понимании; 2) исчерпание этих актуализировавшихся смыслов при апробировании различных стереотипов опыта и шаблонов действия; 3) их дискредитация вплоть до полного обессмысливания в контексте обнаруженных субъектом противоречий; 4) инновация принципов конструктивного преодоления этих противоречии через осмысление целостным «я» проблемно-конфликтной ситуации и самого себя в ней как бы заново — собственно фаза «переосмысления»; 5) реализация этого заново обретенного целостного смысла через последующую реорганизацию содержаний личного опыта и действенное, адекватное преодоление противоречий проблемно-конфликтной ситуации. Личностно-смысловой механизм рефлексивного процесса в общем виде описан нами (см.: Вопросы психологии, 1983, No 2, с. 39-42) как последовательная смена типов осуществления «я» (репродуктивного, регрессивного, кульминационного, прогрессивного, продуктивного) в проблемно-конфликтной ситуации и исследован на материале содержательно-смыслового анализа дискурсивного решения творческих задач [21; 163-169].

    Подчеркивание в рассмотренной модели рефлексии ее связи с творческим выражением личности является принципиальным, поскольку именно при таком понимании открывается перспектива конструктивного преодоления отмеченной ранее противоречивости в трактовках рефлексии. Это возможно на основе комплексного подхода к изучению проблематики психологии творчества, конструктивность которого убедительно показана Я. А, Пономаревым [9; 11-19], [16], так как именно в творчестве человек осуществляет себя не как частичный субъект, а как целостная, саморазвивающаяся личность. Такой комплексный подход позволяет системно рассматривать рефлексию, экспериментально исследовать отдельные ее аспекты как взаимообусловленные типы рефлексии, одновременное взаимодействие которых определяет динамику и продуктивность творческого процесса. Принципы, позволяющие дифференцировать различные типы рефлексии, как уже говорилось выше, основываются на учете той предметной действительности, которая отражается, рефлексируется и преобразуется субъектом.

    5. Типология рефлексии и возможности ее использования на практике

    Развиваемое нами [23] представление о 4 типах рефлексии как способах переосмысления субъектом содержаний своего сознания, деятельности, общения позволяет конструктивно разрабатывать средства анализа психологических проблем, относящихся к различным областям практики. Обратимся в связи с этим к такому примеру, как анализ оперативного мышления, все более выявляющего в условиях НТР черты творчества.

    В связи с усложнением оперативной деятельности, развитием не только ее индивидуальных, но и коллективных форм увеличивается вероятность возникновения нестандартных, нештатных ситуаций, требующих от оператора перестройки стереотипов принятия решения, т. е. осуществления фактически творческого мышления. Механизмом, обеспечивающим принятие решения как творческого процесса, является переосмысление и реорганизация оперативной деятельности. Различные нештатные ситуации, задавая направленность и содержательную специфику рефлексии оператора при принятии решения, определяют типы самой рефлексии.

    Так, при возникновении в нештатной ситуации противоречия между образно-концептуальной моделью объекта управления и вновь поступающей о нем информации возникает необходимость в осуществлении оператором интеллектуальной рефлексии. Функция данного типа состоит в переосмыслении и преобразовании исходной образно-концептуальной модели объекта в более адекватную на основе новой информации о нем. В нештатной ситуации, связанной с противоречием между данными оператору инструкциями, предписывающими конкретные, регламентированные способы его личностного осуществления (например, как простого исполнителя этих инструкций), и теми реа1ьными требованиями ситуации, которые определяют необходимость не только частичного отклонения от какой-либо инструкции, но и полного отказа от нее как от неадекватной, принятие решения осуществляется оператором на основе личностной рефлексии. Функция данного типа — в самоопределении оператора и в обосновании им собственного личностного права на отклонение от заданной инструкции и на компенсацию ее недостаточности новой самоинструкцией с учетом особенностей нештатной ситуации. При возникновении же в ситуации противоречия между представлениями о другом субъекте совместной оперативной деятельности и теми вновь раскрывающимися его индивидуальными психологическими чертами (учет которых необходим для успешной координации усилий) принятие решения должно быть обусловлено коммуникативной рефлексией. Ее функция состоит в смене представлений о другом субъекте на более адекватные для данной ситуации. В иных ситуациях противоречия возникают при столкновении уже сложившихся норм организации коллективного взаимодействия операторов с условиями, требующими их преобразования, т. е. реорганизации конкретных способов кооперации участников оперативной деятельности. Преодоление данного вида противоречий в процессе принятия решения происходит на основе кооперативного типа рефлексии. Его функция состоит в переосмыслении и реорганизации коллективной деятельности.

    Вместе с тем при разработке средств инженерно-психологического обеспечения оперативной деятельности в нештатных ситуациях следует учитывать также различие между двумя формами осуществления рефлексии: коллективной и индивидуальной. При коллективной оперативной деятельности обычно имеет место симультанное (а в негативном случае — синкретичное, неразвитое) осуществление всех типов рефлексии. При индивидуальной же оперативной деятельности, наоборот, — их разворачивание сукцессивным образом, что в негативном случае приводит к полной автономизации типов рефлексии, т. е. к распаду целостности оперативной деятельности и порождению стрессового состояния у оператора. Таким образом, учет и анализ специфики рассмотренных типов, форм и функций рефлексии в процессе принятия решения различной степени сложности служит одной из предпосылок для разработки эффективных средств по оптимизации оперативной деятельности в нештатных ситуациях.

    Аналогичным образом проведенное различение 4 типов рефлексии можно конкретизировать применительно к другим областям практики, например педагогической. Для совершенствования процесса обучения и умственного воспитания также необходим учет специфики этих типов рефлексии в различных ситуациях развития творческого мышления, связанных с использованием задач на соображение или на смекалку. Так, если учащийся индивидуально решает задачу, например, при подготовке домашних заданий, то для осуществления успешного мыслительного процесса может быть достаточно интеллектуальной рефлексии. Когда же задача решается в присутствии реферантного лица (т. е. преподавателя или более успевающего ученика при выполнении контрольной работы), но без реального общения и взаимодействия с ним в виде помощи в поиске решения, то в мыслительный процесс помимо интеллектуальной рефлексии вовлекается еще и личностная рефлексия. Если же поиск решения осуществляется в процессе непосредственного общения с другими учениками (например, при групповой дискуссии на факультативных занятиях), то включается также и коммуникативная рефлексия. Когда этот процесс организуется учителем (в ситуациях проблемного или игрового обучения), то помимо интеллектуального, личностного, коммуникативного типов рефлексии осуществляется также и кооперативная рефлексия.

    Выделение типов рефлексии в этих ситуациях позволяет определить уровни сложности педагогической деятельности в зависимости от тех рефлексивных процессов, которые осуществляются учащимися. Так, очевидно, что в первом случае деятельность педагога характеризуется минимальным уровнем сложности, поскольку ему приходится учитывать специфику лишь одного типа рефлексивных процессов, а в последнем, наоборот, — максимальным. Таким образом, для развития у учащихся творческого мышления и культуры умственного труда во всех этих ситуациях необходимо разрабатывать психолого-педагогические средства как для направленной активизации какого-либо одного из этих типов рефлексии, так и для культивирования всех их одновременно с тем, чтобы оптимизировать из взаимодействие.

    При этом следует учитывать, что в результате одновременного разворачивания нескольких типов рефлексии, т.  е. в их взаимодействии, возникают качественно различные и более сложные психические новообразования, чем при функционировании лишь одного типа рефлексии. Так, при взаимодействии, например, личностной и коммуникативной (или «межличностной», как ее называют Н. И. Гуткина [5] и ряд других исследователей) рефлексии возникают такие специфические для подросткового возраста новообразования, как «рефлексивные ожидания», т. е. представления о том, как сам субъект рефлексии воспринимается другими людьми [5]. Примером учета специфики взаимодействия личностной и интеллектуальной рефлексии служит проведенное нами исследование [21] по развитию мышления при индивидуальном решении творческих задач, где психолого-педагогические воздействия осуществлялись в контексте диалогического взаимодействия испытуемого с экспериментатором и были направлены прежде всего на культивирование у учащегося двух указанных типов рефлексии (см.: Вопросы психологии, 1983, No 2, с. 40-42). Кроме того, нами совместно с Е. Р. Новиковой обнаружено, что эффективность индивидуального творческого мышления зависит от возрастных особенностей и развития этих двух типов рефлексии [15].

    Итак, проведенный анализ психологических проблем и исследований рефлексии выявил в них 4 основных направления, каждое из которых концентрируется на каком-либо одном типе такой психологической реальности, как рефлексия. Вместе с тем рассмотренные примеры из практики педагогической и инженерной психологии, связанные с актуализацией и культивированием творческих возможностей человека в проблемно-конфликтных ситуациях, показывают необходимость разработки специальных методов изучения всех четырех типов рефлексии в едином процессе их активного взаимодействия как специфических психических образований. Разработка таких методов составляет, на наш взгляд, важную перспективу развития психологического знания в условиях современной НТР, его действенности в различных областях практики, как резерв ее интенсификации.

    1. Андреева Г. М. Современная социальная психология. — М., 1981. — 361 с.

    2. Бодалев А. А. Личность и общение. — М., 1983. — 272 с.

    3. Брушлинский А.  В. Деятельность, действие и психическое как процесс. — Вопросы психологии, 1984, No 5, с. 17 — 29.

    4. Выготский Л. С. Собрание сочинений. Т 4. — М., 1984. — 433 с.

    5. Гуткина Н. И. О психологической сущности рефлексивных ожиданий. — В кн.: Психология личности: теория и эксперимент. М., 1982, с. 100 — 108.

    6. Давыдов В. В. О двух основных путях развития мышления школьников. — В кн.: Материалы ГУ Всесоюзного съезда Общества психологов СССР. Тбилиси, 1971, с. 686 — 687.

    7. Захарова А. В., Боцманова М. Э. Особенности рефлексии как психического новообразования в учебной деятельности. — В кн.: Формирование учебной деятельности школьников. М., 1982, с. 152 — 162.

    8. Зейгарник Б. В. Опосредствование и саморегуляция в норме и патологии. — Вестник МГУ. Серия 14 «Психология», 1981, с. 9 — 14.

    9. Исследование проблем психологии творчества / Под ред. Я.А. Пономарева. — М., 1983, — 336 с.

    10. Кулюткин Ю. Н. Рефлексивная регуляция мыслительных действий. — В кн.: Психологические исследования интеллектуальной деятельности. М., 1979, с. 22 — 28.

    11. Лактионов А. Н. О рефлексивном компоненте мнемического действия. — В кн.: Категории, принципы и методы психологии. М., 1983, с. 455.

    12. Ломов Б. Ф. Проблема общения в психологии. — В кн.. Проблема общения в психологии. М., 1981, с. 3 — 18.

    13. Матюшкин А. М. Основные направления исследований мышления и творчества. — Психологический журнал, 1984, т. 5, No 1, с. 9 — 17

    14. Муканов М. М. Исследование когнитивной эмпатии и рефлексии у представителей традициональной культуры. — В сб.: Исследование речемысли и рефлексии. Алма-Ата, 1979, с. 54 — 74.

    15. Новикова Е. Р. Особенности рефлексивных механизмов мышления у школьников подросткового возраста. — Вестник МГУ. Серия 14 «Психология», 1984, No 4, с. 71 — 72,

    16. Пономарев Я. А. Методологическое введение в психологию. — М., 1983. — 205 с.

    17. Проблемы эвристики / Под ред. Б. Н. Пушкина. М., 1969. — 272 с

    18. Рефлексия в науке и обучении, — Новосибирск, 1984.

    19. Семенов И. Н. Душа. — В кн.: БСЭ. 3-е изд., 1971, т. 8, с. 554; Индивидуальность. — В кн.: БСЭ. 3-е изд., 1972, т. 10, с. 188.

    20. Семенов И. Н., Степанов С. Ю. Типы и функции рефлексии в научном мышлении. — В кн.: Проблемы рефлексии в научном познании. Куйбышев, 1983, с. 76 — 82.

    21. Семенов И. Н., Степанов С. Ю. Проблема предмета и метода психологического изучения рефлексии. — В кн.: Исследование проблем психологии творчества. М., 1983, с. 154 — 182.

    22. Смирнова Е. В., Сопиков А. П. Рассуждение о рассуждениях (рефлексивность сознания личности). — В кн.: Социальная психология личности. Л., 1973, с. 140 — 149.

    23. Степанов С. Ю., Семенов И. Н., Новикова Е. Р. Типы и функции рефлексии в организации принятия решения оператором. — В кн.: Проблемы инженерной психологии. Вып. 2. Л., 1984, с.127 — 129.

    24. Тихомиров О. К Психология мышления. — М., 1984. — 272 с.

    25. Щедровицкий Г. П. Коммуникация, деятельность, рефлексия. — В кн.: Исследования речемыслительной деятельности. Алма-Ата, 1974, с. 12-28.

    26. Domer P. Self-reflection and problem-solving. In: Human and artificial intelligence. — Berlin, 1978, p. 101 — 107.

    27. Flavell J. H., Wellman H. M. Metamemory. — In: Kail R. V. and Hag-en G. W. (Eds.) Perspectives on the development of memory and cognition. Hillsdale, N. Y.: Erlbaum, 1977, p. 3 — 34.

    28. Kholmogorova А. В., Zaretskii V. K., Semenov I. N. Reflective-personal regulation of normal and pathological goal formation. Soviet psychology, 1982, 20 (4), p. 79 — 97.

    29. Piaget J. Recherches sur 1abstraction reflechissantes. Paris, PUF, 1977, vol. I, II, 326 p.

    30. Reither F. Selfreflective cognitive processes: Its characteristics and effects. — In: XXII-nd International Congress of Psychology, v. I, Leipzig, 1980, p. 229.

    31. Semenov I. N., Stepanov S. Y. Methodological orientation in psychology of creative thinking, — In: Logic, methodology and philosophy of science. Sections 6, 8 — 13., Moscow, 1983, p. 158 — 161.

    Вопросы психологии No 3, 1985, с. 31-40.

    Что такое рефлексия //Психологическая газета

    То, что я усердно, по крупицам собирала в течение многих лет непрерывной психотерапии (благодаря своим, когда-то весьма неслучайно, хотя и преимущественно интуитивно выбранным терапевтам, супервизору, учителям и наставникам), и чем теперь постоянно и уверенно пользуюсь в обычной жизни, на мой взгляд, невозможно обрести посредством книг.

    Я говорю о способности к рефлексии. Чтобы в термины заумные не углубляться, попробую объяснить это понятие проще.

    По сути, рефлексия — это умение человека осознанно направлять внимание вглубь себя, наблюдать своё психическое пространство, сосредотачиваясь на внутреннем содержании.

    В Википедии, например, можно прочесть о том, что рефлексия отличает человека от животных, и именно благодаря ей человек может не просто знать или чувствовать нечто, но ещё и знать о своём знании или переживании. Это умение отслеживать то, что происходит на разных уровнях сознания, с возможностью дальнейшего переосмысления.

    Возникнув в философии, понятие рефлексии со временем расширялось. Как психологу, мне ближе всего формулировка, принадлежащая  психоаналитику, доктору наук  А. В. Россохину. Он описывает личностную рефлексию как «активный субъектный процесс порождения смыслов, основанный на уникальной способности личности к осознанию бессознательного».

    У детей рефлексия практически отсутствует. Детство – это время аффекта, импульса, если можно так выразиться, время непосредственного реагирования  или, если оно остановлено, по каким-то причинам оказавшись недоступным, то бессознательного приспособления к реальности посредством  психических защитных механизмов.

    Никакого самонаблюдения в детской психике еще не развилось, поскольку способность  к рефлексии «вызревает» именно в контакте с доступным Другим, а затем может пожизненно развиваться, если человек заинтересован и не купирует эту возможность.

    В отличие от животных и маленьких детей, человек психически взрослый и обладающий достаточно развитой рефлексией, способен самостоятельно учиться и организовывать самопознание в контакте со всеми и всем, с  кем и чем встречается.

    Благодаря именно этому развитому свойству, он становится способен не реагировать аффективно, а наблюдать, отслеживать появление того или иного своего чувства, состояния,  и исследовать их, задаваясь всевозможными вопросами о себе, индивидуальном «устройстве» и ситуации, порождающей такое реагирование.

    Он может обнаруживать причинно–следственные, временные, пространственные и прочие связи (собственно, благодаря связыванию и достигается целостность).

    И потому для человека взрослого вообще всё до конца жизни может являться Неограниченным Кладезем, Учителем, а при таком подходе встреча с любым существом будет одаривать этого человека новыми гранями познания «самого-себя-в-мире».

    Благодаря рефлексии, человек постепенно интровертируется, его личностная картина обретает глубину, появляются грани и возможности, которых он прежде в себе не обнаруживал.

    На фоне сказанного, психотерапия – так называемое переходное пространство, в котором у людей, еще не способных или мало способных к рефлексии, есть возможность обрести и развить её до той степени, что со временем необходимость в терапии отпадет, и человек, получив в распоряжение бесценное умение «психотерапевтироваться» обо всё вокруг, становится способен извлекать таким образом полезное понимание и присваивать жизненный опыт.

    Однако конечно, как всегда, написать об этом легче, чем путь развития осознанности проходить.

    Например, человеку, идущему из травмы, имеющему структурные личностные нарушения  (любые, относящиеся к пограничному или психотическому уровню) или диагноз, скорее всего до этой способности идти придется труднее, и потому наверняка дольше, чем, например, клиенту-невротику (к тому же наверняка не с одним терапевтом).

    Рефлексия получает свое развитие в контакте с присутствующим и отражающим Другим.
    Люди же, приходящие в терапию в тяжелом душевном состоянии, не могут опираться ни на этот факт, ни на переживание себя в контакте.

    Они не умеют этого, потому что никто не учил. А кроме этой дефицитарности, их прошлый опыт говорит либо об отсутствии заинтересованного близкого, либо об опасности, фактической смертоносности Другого, оказавшегося в непосредственной близости. Потому этим клиентам невыносимо ни отражение, ни даже сама возможность быть воспринятыми, в связи с чем и возникает их импульс дистанцироваться и закрываться от сидящего напротив человека (терапевта), создающего своим присутствием «угрозу» самоузнавания.

    Недавно наткнулась в сети на одно ценное высказывание о преобладании восприятия над репрезентацией (воспроизведением воспринятого):

    «Люди с психосоматическим функционированием сверхинвестируют перцепцию, что тормозит или обрывает мышление. Иногда это можно обнаружить прямо на сеансе, когда пациент вместо того, чтобы прогуливаться по своему внутреннему миру, начинает прислушиваться к звукам, шумам извне, рассматривать обои в кабинете и т. д. Пациенты прибегают к перцепции для того, чтобы остановить болезненную репрезентацию».

    Ясно, что человеку, которому крайне больно, плохо и не нравится обнаруживать в недрах себя те переживания, которые там сокрыты, довольно мучительно, страшно, стыдно и тревожно быть рядом с Другим. Об него потенциально всё это можно испытать снова. Говорю «снова», поскольку это следы прошлых событий, уже когда-то происходивших и сохранивших в глубинах бессознательного заблокированные, не переработанные психикой тяжелые переживания.

    Вполне объяснимо, что человека, когда-то давно перенесшего невыносимые для него-маленького страдания,  первостепенно тянет контролировать, следить за терапевтом, управлять, рассматривать его, проверять и анализировать, атаковать вопросами или заваливать переходящими на личность суждениями и оценками — в общем, делать всё что угодно, сбегая таким образом от себя подальше, вовне. Ведь выбирать изучение терапевта, оглядывание стен или своих ладоней в крайнем случае куда безопаснее, чем исследование внутреннего, психического мироустройства, от встречи с которым наверняка может исходить угроза в виде воспроизведенной и прежде невыносимой душевной боли.

    Имея нарушения практически всех сфер: личностной структуры, мышления, восприятия, эмоционально-волевой и поведенческой сферы, таким клиентам потребуется время и некая, так скажем привычка к тому, что никакой угрозы в кабинете для них нет (это тема Этики психотерапевта), понадобится «прикрепленность» к терапевту, чтобы до рефлексии все же была возможность добраться, рано или поздно.

    Ведь сначала в пространстве терапии приличное  время уходит на адаптацию, всевозможное автоматическое реагирование, а также обильное применение характерных для человека в обычной жизни защитных механизмов и проявлений этого в действиях.

    Взять, к примеру, ночные звонки (странное такое явление и для повседневности, не так ли?). Если это человеку свойственно – импульсивно звонить кому-либо в любое время дня и ночи (я не говорю сейчас о форс-мажоре, это другое), рано или поздно, но скорее всего он позвонит в неурочное время и своему терапевту.

    При попытке поговорить об этом на сессии, клиент менее нарушенный и более терпимый, более принимающий себя «неидеального», наверняка задумается и, скорее всего, начнет вспоминать не только как это вышло и что с ним происходило, но и, вероятно, будет способен делать предположения  или сможет выдерживать интерпретации терапевта о потребностях, времени и ролях, откуда этот импульс происходит.

    То есть это событие, этот факт достаточно спокойно можно будет обсуждать и исследовать вместе с клиентом, внося его в терапию с целью найти понимание бессознательных мотивов и потребностей, автоматически запустивших это поведение. Если проще – откуда что взялось (не про внешние обстоятельства говорить, а исследовать внутренние потребности).

    Это был пример осуществляющейся рефлексии, где с помощью терапевта клиент учится обнаруживать и понимать самого себя и тренируется это делать.

    Когда же рефлексии нет — именно  в силу нарушений восприятия, мышления, преобладания импульса, аффектов над рациональным видением, и на фоне всего этого – естественно! —  преобладающего и гнетущего ощущения своей небезопасности, — попытки терапевта исследовать, что же эти действия могли бы означать для клиента, то с большой вероятностью расценит их как преследование,  атаку, обвинение, нападение, то есть, будет усматривать опасность и враждебность в самой работе терапевта.

    Или может переживать пустоту и наблюдать у себя полное отсутствие связей этого события с возможными внутренними мотивами, что особенно характерно для пациентов с алекситимией. На её фоне любая попытка терапевта искать понимание происходящего ограничивается ответом из серии «не знаю», «ничего нет».

    Поэтому  терапия – это пространство, где данная способность может развиться, а уже благодаря рефлексии, на её основе – смогут выстраиваться многие другие свойства и  возможности взрослого человека.

    В качестве примера приведу наверняка знакомую многим жизненную ситуацию, чтобы описать, что может проявляться внешне и что  происходить с человеком внутри, в его психической реальности, при наличии или в случае отсутствия рефлексии.

    Возьмем очередь. Вязкую, медленно движущуюся. Но обязательно по какому-то важному поводу, без чего обойтись теоретически можно, но не хотелось бы (деньги в банке снять, загранпаспорт оформить, получить консультацию приехавшего на один день важного специалиста, в общем, что угодно).

    Итак, наверняка многие попадали в похожие обстоятельства, и видели, как по-разному люди себя в них ведут.

    Кто-то, обнаружив очередь, решит отказаться от своего намерения и цели, не захочет стоять или не сможет потратить время, развернется и уйдет. Среди тех, чье намерение получить желаемое все же перевесит, люди тоже проявятся по-разному.

    Часто найдется тот, кто крайне раздосадован, и не старается это скрывать. Такие люди обычно склонны реагировать эмоционально, эксплозивно, выплескивая всё свое недовольство и нетерпимость вовне (в лучшем случае, посредством мимики и жестов). Как правило, именно эти люди затевают шумные скандалы с кем-то из очереди, не щадя и размазывая «врага» от души. Или упорно жалуются и сетуют на судьбу, быстро находя себе кого-то, кто «согласится» выслушивать их непрекращающиеся жалобы. Бывает, они находят единомышленников среди других «жертв», тоже недовольных и расстроенных, но не склонных к лидерству или не настолько агрессивных.

    В таких внезапно образовавшихся группах могут даже целые бурные дебаты разворачиваться, построенные на жалобах далеко за пределами конкретной ситуации.

    Есть очень ответственные граждане, кто будет совладать со своим недовольством посредством активности и бурной деятельности. Они не склонны ничего «разрушать» и не намерены враждовать, но бездействие дается им сложно. Именно они обычно составляют списки и самоизбираются, чтобы установить порядок очередности, а после следить, чтобы тот никем не нарушался.

    Большинство уткнутся во всевозможные гаджеты, лишь изредка отрываясь для проверки ситуации. Кто-то будет перекусывать, читать, слушать музыку или болтать по телефону.

    Найдутся те, кто начнет двигательно снимать напряжение. Чаще это ходящие из стороны в сторону, меряющие шагами пространство мужчины. Найдутся другие, кто станет разглядывать интерьер или изучать людей, наблюдая за происходящим вокруг.

    Есть и очень тихие, в сторонке стоящие и будто бы о чем-то размышляющие люди. Но вот о чем – тоже вопрос интересный, потому что не всегда это будет рефлексией, в большинстве случаев мышление превращается в перманентное перемалывание навязчивых мыслей, умственные хождения по кругу – а это не рефлексия никакая, а скорее обсессия.

    Нередко встречаются люди, реагирующие соматически. Не осознавая своих чувств и переживаний, они начинают испытывать телесный дискомфорт, вплоть до страдания. Кто-то покрывается пятнами, начинает кашлять, чесаться, чувствовать тошноту или боли в желудке. У пожилых людей нередко может подскочить давление, вплоть до обмороков, кризов, а то и чего посерьезнее.

    То, что я описала, это не рефлексивные, а скорее рефлекторные, сценарные, то есть уже вошедшие в привычку способы реагирования. В частности поведения, бессознательно организованного для совладания со своей агрессией.

    Короче говоря, кто-то бурлит и пенится, как кипящая кастрюля. Кто-то избегает неприятных чувств, отвлекая себя любыми доступными способами: заедая, заслушивая, задумывая или забалтывая. Кто сублимирует, сочиняя сатирические стихи. Кто-то занимается отреагированием  посредством движений, телесных состояний или более сложно организованных действий.

    А вот суть одна: уйти, избежать собственных «опасных» переживаний, остановить контакт со своим же чувственным содержанием.

    Предположу, что человек рефлексирующий мог бы обходиться со своей агрессией несколько иначе. Будучи способным выдерживать свои разные чувства, для начала он бы заметил, что с ним происходит. Обнаружил бы раздражение, или  поярче, прямо-таки злость внутри себя. Вслед за этим он мог бы уже обдумывать, на что именно возникла такая  реакция.

    Оценив обстоятельства (есть реальная угроза жизни или нет), и приняв решение (буду стоять или нет) такой человек мог бы заняться исследованием, например, чего именно в этой ситуации ему так трудно выносить?

    Это вопрос не вовне, а к самому себе, волевым усилием организованное наблюдение за собой, как бы со стороны. Но именно наблюдение своего содержания, своей реакции на происходящее, а не суждений про внешнее, из серии «какие все уроды», «какое ужасное государство», «какой несправедливый мир», «какой слабый и никчемный я» или «как тягуче время».

    Интересным может оказаться ответ на вопрос, чего лично я прямо сейчас не могу выдерживать. Почему мне так трудно это? Как внешне проявляется моё переживание злости? На что в моем опыте похоже это переживание? При каких обстоятельствах я так же себя чувствовал раньше? Из какого самого раннего периода моей жизни это воспоминание? Каким образом и ради чего мне это выдерживать прямо сейчас, и чтобы без ущерба для себя и окружающих?

    Задавая себе всевозможные вопросы, можно неплохо скоротать время 🙂 А еще получше изучить себя, благодаря чему появится возможность  выстраивать какой-то более качественный контакт с миром. Найти следы прошлого опыта и простроить связи с текущей ситуацией, так как это имеет вероятность снижать интенсивность гнева, если она была чрезмерной, по силе совершенно не соответствуя ситуации.

    Например, так человек может воспроизвести, «вспомнить» какие-то свои очень ранние состояния и осознать, что это его детский опыт. Благодаря символическому мышлению, приходящим образам, может возникнуть переживание, что когда-то в детстве он очень скучал и ждал маму. А она все не шла, и время невыносимо медленно тянулось, и ему было непереносимо все это. А те состояния невыносимости очень похожи на вот это состояние отчаяния, прямо сейчас в этой очереди возникшее (и явно не симметричное по заряду). Тогда может оказаться, что не так уж невыносима эта ситуация. Ведь это тогда он был маленьким и бессильным, а сейчас это взрослый человек, и час подождать, никого не убив «в наказание», взрослый вполне способен. А то и два, ради загранпаспорта.

    Я сейчас привела пример использования рефлексии для совладания с гневом через подключение более зрелых, вторичных защитных механизмов вместо примитивного избегания. И это пример, характерный для «опытного пользователя» своего внутреннего мира, например, человека прошедшего психотерапию, или натренировавшегося благодаря иным практикам, развивающим осознавание.

    Естественно, эта история может быть про любое «тяжелое переживание» и автоматический импульс избегать его, гнев ли это, или что-то иное, например скука, нетерпение, возмущение, напряжение, апатия, тревога, разочарование. Если человек пришел, оказался в очереди, и ему нормально, можно считать, что никакого внутреннего конфликта нет или он уже решен удачным для человека способом.

    Мне важно подчеркнуть, что развитие рефлексии вполне доступно (несмотря на то, что некоторым людям может потребоваться довольно много времени для овладения ею). Зато когда это свойство психики появляется – открываются совершенно новые жизненные горизонты, качество жизни заметно улучшается, а сам человек способен быть самотерапевтичным, и не нуждаться в каких-то специально организованных постоянных формах терапии, разве что в качестве хобби, то есть от интереса, а не от потребности лечиться и вылезать из затянувшегося страдания.

    Источник

    Что такое рефлексия — определение и примеры

    Сегодня мы поговорим о таком важном явлении, который в психологии называют рефлексией. По убеждению многих специалистов, именно рефлексия делает человека человеком, отличая его от животных. Ведь именно она дает человеку возможность не только знать что-то или чувствовать, но и знать о своих переживаниях.

    Так что знать об этом важном явлении должен каждый. Именно поэтому в данной статье мы рассмотрим этот вопрос более подробно.

    Значение и появление термина

    Сам термин рефлексия возник в философии и изначально являлся типом философского мышления, который был направлен на то, чтобы осмыслить и обосновать собственные предпосылки, требующие обращения собственного сознания на себя. Однако, на сегодняшний день, понятие рефлексия является намного расширенным и, переходя в психологию, стала расширенным понятием.

    На сегодняшний день можно найти множество определений для термина, однако, самый понятный и для всех доступный – это следующее определение термина.

    Рефлексию можно назвать умением индивида осознанным образом направлять свое внимание внутри себя, для того, чтобы просматривать собственное психическое пространство и сосредоточить свое внимание на том, что происходит внутри себя самого.

    То есть, сказать иными словами, рефлексия дает возможность человеку следить за тем, что происходит у себя внутри на том или ином уровне сознания. Однако это не простая »слежка», так как рефлексия дает возможность в дальнейшем переосмысливать свои переживания и понять их.

    Особой популярностью пользуется и определение рефлексии от психоаналитика А.В.Рассохина, который описывал личностную рефлексию как активный субъектный процесс порождения смыслов, основанный на уникальной способности личности к осознанию бессознательного.

    Саморефлексией называют реакцию человека на самого себя, при этом термин рефлексия означает отражение не только себя, но и ситуации, в которой находишься, других людей.

    Проявление в детстве

    На самом деле, у детей отсутствует рефлексия. Детство отличается тем, что является этапом аффективным, это промежуток жизни где человеку (ребенку) свойственна быстрая и непосредственная реакция на все. А в тех случаях, когда по каким-то причинам это недоступно для детей, то включается бессознательное приспособление, в которых имеют свое особое значение психические защитные механизмы.

    Ребенок и рефлексия

    О самонаблюдении в детском возрасте не может быть и речи. Рефлексия »созревает» у человека благодаря контакту с другими, а потом развитие рефлексии продолжается у человека всю сознательную жизнь.

    Человек и рефлексия

    Со временем у психически здорового и зрелого человека развивается рефлексия до такой стадии, что он уже может сам организовать самопознание исходя из контактирования с окружающими.

    Именно развитая рефлексия дает возможность человеку не отреагировать на внешние факторы аффективно, а наблюдать и отследить проявления тех или иных чувств, состояния и разобраться с ними, задавая себе вопрос и о том, как появились те или иные чувства, почему появилась такая ситуация и т.п.

    То есть развитая рефлексия дает индивиду возможность обнаружить причинно-следственные, временные и другие связи и разобраться в самом себе.

    Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что для человека, который имеет развитую рефлексию, все в жизни может стать способствующим источником для более глубокого познания самого себя.

    Рефлексия дает человеку возможность более четко понять себя, делает картину о себе более глубокой. Помимо того, познавая себя все лучше и лучше, у него появляются новые шансы и грани, о которых он раньше и не догадывался.

    Но на самом деле это не так уж и легко дается человеку, особенно если у него есть переживания, которые связаны с болью и с негативными эмоциями. В этом случае для человека бывает очень болезненно и тревожно, а в некоторых случаях и стыдно, раскрывать самого себя при помощи рефлексии бывает просто невыносимо. Поэтому часто бывает так, что люди предпочитают избегать этого.

    Отсутствие рефлексии

    К сожалению, бывают случаи, когда у человека отсутствует рефлексия. Это происходит из-за нарушения восприятия, мышления у человека. В этом случае человек может впасть в две крайности.

    В первом случае это приводит к тому, что у индивида преобладает рациональное видение и преобладают импульсы и аффект. Все это приводит человека к такому гнетущему состоянию, когда вокруг мерещится только опасность и он начинает защищаться от всех и от всего.

    В этом случае, все попытки со стороны родных, друзей, близких и даже психолога помочь этому человеку еще больше усугубляет состояние. Более того, все это подтверждает его чувство небезопасности и того, что все вокруг враждебно к нему настроены.

    Во втором случае у человека могут возникнуть чувство пустоты. А это происходит из-за того, что у индивида нет связи между какими-то событиями и внутренними мотивами. В этом случае у человека на все есть один готовый ответ – »не знаю».

    Именно поэтому очень важно пройти терапию, для того, чтобы развить рефлексию. Так как именно на ее основе у человека выстраиваются база свойств и возможностей, которые просто необходимы индивиду в жизни.

    Жизненный пример

    Для того, чтобы было понятнее, давайте рассмотрим на примере, как наличие или отсутствие рефлексии влияет на поведение людей.

    Всем знакома такая неприятная, но увы часто встречающая вещь как очередь. Не важно, что это за очередь, главное то, что разные люди всегда себя ведут по-разному в них.

    Очередь

    Тут можно встретить разные варианты: к примеру, какой-то человек, увидев очередь, даже и не попробует встать в очередь и просто уйдет, решив, что легче отказаться от своей цели. А среди тех, кто все же решил стоять в очереди можно встретить раздосадованных людей, которые даже и не стараются скрыть это, они бывают очень эмоциональны, всю свою раздражительность и досаду они выплескивают на окружающих, как с помощью языка тела, так и словесно. Как может догадаться каждый, именно они становятся виновниками шумных скандалов в очередях.

    Или же находят себе единомышленников, которым тоже неприятно стоять в очереди, но из-за меньшей агрессивности терпят все тихо.

    Бывают и такие, которые без конца жалуются на всё и жаждут найти себе слушателя, который выслушает его и согласится во всем. И вот в таких мини-группах, могут создаться целые бурные дебаты, которые могут выходить далеко за пределы данной ситуации.

    Бывают в очередях и такие личности, которые сами на себя принимают роль миротворца и начинают устанавливать порядок и следить за тем, чтобы в очереди не было нарушений.

    По большей части люди будут смотреть в свои гаджеты, слушать музыку, читать или болтать по телефону… отрываясь оттуда время от времени, чтобы следить за очередью и только.

    Могут встречаться и те, которые будут ходить из стороны в сторону, чтобы таким образом снять напряжение. А некоторые будут изучать интерьер и других людей, пристально следя за тем, что происходит вокруг.

    Есть в очередях и такие, которые тихо стоят в сторонке, смотря на них можно подумать, что у них рефлексия, так как такое впечатление, что человек размышляет о чем-то, но это не рефлексия. В большинстве случаев мышление таких людей является перманентным перемалыванием навязчивых идей.

    Могут быть и такие, которые начинают чувствовать телесный дискомфорт, и чем больше длится очередь, тем все это причиняет им телесное страдание. В этом случае можно наблюдать соматические реакции: может появиться кашель, тошнота, на коже могут появляться пятна, боль в желудке, если у человека есть проблемы с давлением, то может наблюдаться и повышенность давления, обморок и тому подобное.

    Все это не имеет ничего общего с рефлексией. Это скорее способы реагирования, которые стали привычкой и, благодаря чему, человек на бессознательном уровне организует совладение с собственной агрессивностью.

    Иными словами, в разных жизненных ситуациях человек поступает по-разному: кто-то ведет себя агрессивно и бурлит как кипящая кастрюля. Второй, избегая неприятностей, »прячется», отвлекаясь всем, чем может: заедает, слушает других, задумывается или просто болтает. У третьих же все переносится на телесные движения или состояния.

    И как бы люди по-разному не отреагировали на те или иные ситуации, все равно основой этого является стремление ухода от тех переживаний, которые являются опасными для них. То есть человек делает все, чтобы избежать контакта со своим внутренним, чувственным содержанием.

    В том случае, если человек способен на рефлексию, то у него будет другая реакция на собственную агрессию или же переживания. В первую очередь, рефлексирующий человек замечает, что с ним творится. Ведь он знает свои чувства и способен выдерживать их. И вот, всматриваясь вглубь самого себя, он заметит, что у него появилось раздражение, или внутренняя злоба. И когда он видит в себе проявление этих чувств, он не стремится, как большинство людей, убежать от собственных чувств и эмоций. Человек, у которого развита рефлексия, после того, как видит в себе проявление новых чувств, начинает обдумывать над тем, каким образом и вследствие чего появилась та или иная реакция.

    После этого у него идет этап оценивания конкретных обстоятельств (может ли данная ситуация угрожать жизни или нет), и только после этого человек принимает решение (остаться или уйти).

    Таким людям свойственно глубокое самоисследование, они задают вопрос самому себе: что именно в конкретном случае мне причиняет дискомфорт? Что я не могу выносить в этой ситуации?

    Эти вопросы к самому себе дают возможность посмотреть внутрь себя, рефлексировать и понять свое внутреннее содержание, свои реакции.

    Человек, у которого развита рефлексия, никогда не будет делать суждения, исходя из внешних обстоятельств. Он не скажет: »Вокруг одни уроды», »Что за государство», »Жизнь несправедлива», »Я никчемный слабак» и тому подобное.

    На самом деле этого могут достичь лишь люди, у которых уровень рефлексии высок. Поэтому, если у вас сразу не получается, то не нужно переживать, так как ниже мы поговорим о том, как можно развивать рефлексию.

    Как развивать в себе это качество?

    На самом деле, поняв, каким важным является рефлексия, человек осознает, что необходимо развивать и поднимать в себе уровень рефлексии. К счастью, на сегодняшний день для этого есть много методик и возможностей.

    К примеру, человек может научиться в тех или иных ситуациях вместо того, чтобы сразу раздражаться, проявлять агрессию, человек может задавать себе вопросы, которые будут некими »проводниками» во внутренний мир. Человек может задать себе такие вопросы:

    Агрессия
    • Почему я не могу держать себя в руках?
    • Что именно выводит меня из себя прямо сейчас?
    • Почему мне так тяжело?
    • Какие внешние проявлений моей агрессии, злости, обиды …?
    • Какие обстоятельства раньше меня приводили в такое же состояние?
    • Зачем я должен держать себя в руках в этой ситуации?

    Когда человек задает себе эти и другие подобные вопросы, перед ним раскрывается картина. Человек может с легкостью увидеть, что его реакция на данную ситуацию это не что иное, как не пережитый опыт прошлого. А когда человек это осознает, то у него может наблюдаться снижение гнева, злости, обиды.

    Если вернуться к нашему примеру с очередью, то у человека могут быть ассоциации с ранним детством, когда он все ждал свою маму, а она не приходила. Как бы странно это не казалось, все же символическое мышление делает с человеком и не такое. И когда человек осознает это, то ему бывает намного легче справиться с ожиданием.

    Развивать рефлексию у себя человек может и с помощью психотерапевта. На сеансах психотерапии, с помощью специалиста, каждый может раскрыть в себе дар познания самого себя изнутри. Естественно, в начале, это бывает очень трудно и у разных людей это проявляется в разный промежуток времени: у кого на это могут уйти годы, кто-то может достичь успеха уже через месяц-другой. Тут все зависит от того, с каким человеком работает психотерапевт. Ведь чем выше степень пережитой боли у человека, тем труднее он раскрывается.

    Однако, после того, когда человеку удается достичь рефлексии, то перед ним раскрываются новые возможности, меняется качество жизни и сама жизнь.

    примеры, развитие, виды и формы

     Рефлексия  – способ познания самого себя, применяющийся в таких научных сферах как психология, философия и педагогика. Этот метод позволяет человеку обратить внимание на свои мысли, чувства, на знания и умения, на отношения с другими людьми.

    В медитации можно отлично познать себя

    Определение рефлексии

    Термин «рефлексия» происходит от позднелатинского слова «reflexio», что переводится как «обращение назад». Это состояние, во время которого человек обращает внимание на собственное сознание, глубоко анализирует и переосмысляет себя самого.

     Рефлексия  – это способ осознания результатов деятельности человека. В процессе рефлексирования человек внимательно изучает свои мысли и идеи, рассматривает накопленные знания и полученные умения, обдумывает совершенные и планируемые действия. Это позволяет лучше узнать и понять самого себя.

    Способность делать выводы на основе саморефлексии – уникальная черта, отличающая человека от животных. Этот метод помогает избежать многих ошибок, возникающих при повторении одних и тех же действий с ожиданием разного результата.

    Понятие рефлексии были сформировано в философии, но сейчас оно широко распространено в педагогической практике, науковедении,  разных областях психологии,  физике и военном деле.

    Формы рефлексии

    В зависимости от времени, взятого за основу во время рефлексирования, оно может проявляться в 3 основных формах:

    1. Ретроспективная форма. Характеризуется анализом прошедших событий.
    2. Ситуативная форма. Выражается реакцией на события, происходящие с человеком в прямо сейчас.
    3. Проспективная форма. Рефлексии подвергаются события будущего, пока не произошедшие. Это мечты, планы и цели человека.

    Ретроспективный анализ прошлого в жизни человека

    Важно!

    Наиболее распространённой считается ретроспективная рефлексия. Она применяется в педагогике, при закреплении материала учениками, и в психологии, при анализе событий прошлого для решения психологических проблем.

    Виды рефлексии

    Рефлексивная позиция разделяется на несколько основных групп, в зависимости от объекта рефлексирования:

    • личностная, включающая в себя самоанализ и изучение собственного «Я», достижение самосознания;
    • коммуникативная, анализирующая отношения с другими людьми;
    • кооперативная, осмысляющая совместную деятельность для достижения цели;
    • интеллектуальная, обращающая внимание на знания, умения и навыки человека, а также на сферы и способы их применения;
    • социальная рефлексия, познающая внутреннее состояние человека через то, как его воспринимают и что о нём думают другие люди;
    • профессиональная, помогающая проанализировать движение по карьерной лестнице;
    • учебная, позволяющая лучше усвоить материал, полученный на уроке;
    • научная, обращённая к осмыслению знаний и умений человека, связанных с наукой;
    • экзистенциональная, обдумывающая смысл жизни и другие глубокие вопросы;
    • саногенная, направленная на контроль эмоционального состояния личности.

    Профессиональная рефлексия позволит понять к чему вы пришли и куда дальше идти по карьере

    Развитие рефлексии

    Научиться рефлексии способен любой человек. Чтобы запустить процесс, стоит больше практиковаться, выполняя простые психологические упражнения. Они приучат человека анализировать всё, что вокруг него происходит, и проживать свою жизнь осмысленно.

    Взаимодействие с миром

     Рефлексирование  – это всегда реакция на внешнее воздействие. Всё, чем наполнено сознание человека, пришло к нему извне. Поэтому лучшей тренировкой рефлексии станет взаимодействие с миром вокруг него: с чужим мнением, критикой, конфликтами, сомнениями и другими сложностями.

    Контакты с раздражителями, поступающими извне, расширяют диапазон рефлексивности человека. Общаясь с другими людьми, человек учится понимать их, и это позволяет ему легче и проще понимать самого себя.

    Взаимодействуя с другими людьми мы учимся понимать мир вокруг себя

    После завершения дня, проведенного в окружении других людей, важно обдумать все произошедшие события. Проанализируйте свое поведение и действия, совершенные в течение дня. Что вы думаете по этому поводу? Что вы чувствуете? В чем вы были неправы?

    Выполняя это упражнение ежедневно, можно добиться отличных результатов.

    Новая информация

    Находясь в своей зоне комфорта, сложно узнать что-то новое о себе. Постоянно общаясь с одними и теми же людьми, смотря фильмы одного жанра, читая одинаковые книги, человек перестает развиваться как личность. Чтобы улучшить способности к самоанализу, нужно изучить что-то новое, противоположное привычным интересам.

    Нужно постоянно выходить из своей зоны комфорта, иначе мы не развиваемся

    Пообщайтесь с человеком, имеющим отличную от вашей точку зрения на важные вопросы, или с живущим противоположным образом жизни. Начните необычную для вас книгу в жанре, который вы прежде не пробовали читать, послушайте музыку, с которой прежде не были знакомы, и вы удивитесь, как много нового и необычного есть вокруг вас.

    Анализ одной вещи

    Нейробиологи считают, что большой объём информации, получаемый в современном темпе жизни, плохо сказывается на мыслительных функциях и памяти человека. При обилии ненужных знаний новая информация плохо усваивается, создаёт помехи в процессе мышления. Поэтому важно анализировать вещи и отношения, занимающие мысли человека.

    В процессе этой тренировки нужно выбрать один предмет и детально его проанализировать. Рассмотрению может подвергаться новая интересная книга, любимый сериал, понравившаяся песня или, скажем, общение с новым знакомым.

    Анализируя вещи нужно задавать себе ряд определенных вопросов

    Думая о предмете анализа, задайте себе следующие вопросы:

    1. Полезен ли этот предмет для меня?
    2. Узнал ли я что-то новое благодаря ему?
    3. Могу ли я использовать эти знания?
    4. Какие чувства у меня вызывает этот предмет?
    5. Хочу ли я изучать его дальше, интересно ли мне?

    Эти вопросы помогут избавиться от ненужных вещей в жизни. Они освободят полезное место для более важного и интересного, а также научат сосредотачиваться и отсеивать все лишнее самостоятельно, в автоматическом режиме.

    Волнующие вопросы

    Чтобы узнать себя лучше, запишите на лист бумаги вопросы, которые волнуют вас. Это могут быть вопросы, возникшие только вчера, или интересующие вас на протяжении долгих годов. Составьте подробный список, а после разделите его по категориям.

    Это могут быть вопросы:

    • о прошедших событиях;
    • о грядущем;
    • о взаимоотношениях с людьми;
    • о чувствах и эмоциях;
    • о материальных предметах;
    • о научных знаниях;
    • о духовных материях;
    • о смысле жизни, сущего.

    Задавая вопросы самому себе сделайте их волнующими и важными

    Какая группа собрала большую часть ответов? Подумайте, почему получилось именно так. Это отличная тренировка, помогающая раскрыть человеку информацию, о которой он мог и не подозревать.

    Как перестать рефлексировать?

    Многие люди считают, что склонность рефлексировать на постоянной основе вредна, что она негативно влияет на человека, но это естественный компонент жизни любого человека.

    Важно!

    Обращение человека к себе, к своим внутренним мотивам и желаниям только укрепляет волю, улучшает результат и эффективность любой деятельности. Однако важно, чтобы рефлексирующий человек эту деятельность совершал: осмысление без действий не принесёт плодов.

    Не стоит путать рефлексию с обычным самокопанием: в отличие от последнего, рефлексирование – созидающее, а не деструктивное занятие.

    Если саморазвитие доходит до абсурда и вы чувствуете, что далеки от реальности – нужно от него избавиться:

    • чтение книг о саморазвитии не должно быть просто хобби;
    • меньше посещайте тренинги и больше общайтесь с людьми, гуляйте, общайтесь;
    • если изученные техники и методики не приносят результатов – не зацикливайтесь на них;
    • большинство методик – это бизнес, которые разработаны ради заработка;
    • при достижении своих целей, оставьте идею усовершенствовать их.

    Примеры рефлексии

    В педагогике

    Примером учебной рефлексивности в педагогической практике может стать любое школьное занятие. По ФГОС, в конце урока учитель должен обязательно провести небольшой опрос в символической, устной или письменной форме. Он содержит в себе рефлексивные вопросы, направленные на закрепление материала, на оценку эмоций либо на анализ того, зачем ученику нужна эта информация.

    В психологии

    Ретроспективная рефлексия активно применяется в психологической практике. Примером может стать консультация психотерапевта, когда он задает пациенту наводящие вопросы и помогает ему провести анализ событий прошлого. Эта методика позволяет справиться с проблемами и заболеваниями, вызванными травмирующими воспоминаниями.

    Коммуникативная рефлексия

    Анализ взаимоотношений с родственниками, друзьями или второй половинкой. Рефлексирующий человек вспоминает события и ситуации, связанные с близким человеком, анализирует свои чувства по отношению к этому. Это помогает понять, в правильном ли направлении идут отношения, и что стоит изменить.

    Коммуникативная рефлексия необходима чтобы проанализировать отношения с близкими

     Рефлексия  – способ анализа сознания человека, позволяющий лучше узнать самого себя. Это умение отличает людей от животных. Для развития рефлексии можно использовать интересные методы: взаимодействие с миром, поиск новой информации, отличной от интересов человека, подробный анализ одной вещи и составление списка вопросов, которые волнуют человека больше всего.

    Что такое рефлексия? | Помощь семейного психолога

    Почему сайт называется рефлексия? Что это такое?

    Рефлексия в работе с психологом — это взгляд на себя со стороны. Чем продуктивнее работа с психологом, тем глубже становится уровень рефлексии. Ведь в результате занятий клиент не только решает заявленную проблему , но и учится глубже понимать себя, анализировать свои поступки.
    Поэтому именно так я назвала свой сайт.

    Осознавать, что именно я чувствую в данный момент? Какое мое слабое место задел этот собеседник? Как конструктивно повернуть диалог, несмотря на мою обиду/гнев/раздражение? Сам поиск ответов на эти вопросы уже сам по себе является рефлексией. Важно, конечно, найти и ответы на них и, таким образом, достичь глубокого уровня рефлексии.

    Взгляд «внутрь» себя, на самого себя со стороны – это и есть рефлексия. И это не только «взгляд» на себя «настоящего», но и познание «общественного» себя – такого, каким мы демонстрируем себя на людях; это также и познание «улучшенного» себя – такого, каким мы хотели бы стать в идеале.

    Рефлексия — это также еще и понимание, как воспринимают эти три вышеуказанных образа окружающие.

    По-научному, рефлексия – это осознание 6-ти частей своей личности:

    Я «сам собой» + Я «на людях» + «Идеальный» Я + Я «сам собой» в восприятии другого + Я «на людях» в восприятии другого + Я «идеальный» в воcприятии другого.

    Примеры. Вы смотрите фильм и вдруг понимаете, что один из героев — очень похож на Вас, он также себя ведет, Вы совершаете похожие поступки. Это — рефлексия. Или Вы смотрите на своего ребенка и пытаетесь определить в нем Ваши черты — это тоже процесс рефлексии.

    В психологии еще выделяют несколько постоянных признаков рефлексии: глубина, обширность, истинность.

    Что такое, например, глубина? Если чей-то внутренний мир, который мы рассматриваем, уже содержит в себе другой внутренний мир, глубина рефлексии увеличивается. Мерой глубины я служит число таких вложенных друг в друга миров. «Я ехала домой, я думала о вас» — «рассуждение» такого типа обнаруживает первый уровень глубины: один мир вложен в другой, и все.

    Второй уровень, где два мира как бы вложены друг в друга, выглядит приблизительно так: «Боюсь, ты теперь будешь обо мне плохо думать». А третий лучше всего выражен в строчках старинного английского стихотворения: «Он думал, что уснула я и все во сне стерплю, иль думал, что я думала, что думал он: я сплю!»

    Для понимания, что такое глубина рефлексии, прочитайте загадки о трех колпаках и лестницы из ивовых прутьев.

    Загадка о трех колпаках. Играют двое. Ведущий говорит им, что у него есть три колпака — два белых и один красный, что он сейчас наденет каждому один из них, какой именно, они знать не будут, и кто первый догадается, какой на нем, тот выиграл. Он надевает на обоих белые колпаки, и каждый начинает рассуждать: «На нем белый, значит, на мне тоже белый или красный». Дальше оба молчат. Наконец, один восклицает: «На мне белый!» Догадались ли вы, как он догадался? Нет? Но это проще простого. «Раз другой молчит,— подумал воскликнувший,— значит, он видит на мне не красный колпак, красный-то один. Значит, на мне белый».

    Лестница из ивовых прутьев.
    Трем людям с закрытыми глазами надевают красные колпаки и говорят, что у другого может оказаться либо красный, либо белый. Затем их просят открыть глаза и поднять руку, если они увидят хотя бы один красный колпак, а если кто догадается, какой колпак на нем, пусть выйдет из комнаты. Руку поднимают все, но потом воцаряется молчание. Наконец, один из игроков встает.
    «Может ли мой колпак быть белый? — рассуждал он,— Нет, если бы он был белый, мой сосед слева увидел бы это и подумал бы, что правый игрок видит лишь на нем самом красный и потому поднимает руку. Тогда левый игрок должен выйти. Но он не выходит. Значит, на мне красный». Этот игрок рассуждал за левого игрока, в то время как в рассуждение левого было включено рассуждение правого.

    Глубина характеризует степень проникновения во внутренний мир одного человека, когда в нем уже содержатся миры других людей.

    Количество же людей, чьи миры рассматриваются одновременно, отражает такая характеристика, как обширность. Знаменитый выход Лизы в «Горе от ума», когда она в отчаянии взывает к рассудку Софьи и Молчалина,— классический пример рефлексии за двоих («…И страх их не берет… И слышат, не хотят понять…»). Когда Фамусов беспокоится о мнении княгини Марьи Алексеевы, он имеет в виду определенное лицо. Мы, повторяя его слова, вошедшие в пословицу, имеем в виду весь свет: обширность нашей рефлексии безгранична.

    Когда наше предположение о ходе мысли другого подтверждается, мы гордимся своей проницательностью — наша рефлексия истинна. Спору нет, мерить всех на свой аршин нельзя и ставить себя на место другого следует с умом. И все же, если мы хотим понять других и быть поняты сами, стоит иногда позаниматься этой небесполезной игрой. Так мы меньше рискуем очутиться в положении жениха из другого стихотворения Бёрнса, который поразил свою невесту искаженным рефлексивным рассуждением.
    «А я говорю: — Ненавижу мужчин! — И впрямь ненавижу, он думал… Вот дурень, что так он подумал !»

    Теперь, познакомившись, хотя и поверхностно, с теоретическими тонкостями рефлексивных игр, мы без труда сообразим, как рассуждали и русские и немецкие штабисты в истории с Ревельской Анной. Русские, очевидно, рассуждали так: «Мы подсовываем немцам карту минных полей, и они думают, что мы не знаем, что она к ним попала». Но это первый уровень рефлексии. Не такие немцы дураки, чтобы попасться на эту удочку. Перейдем на второй уровень. Пусть немцы подумают, что мы их обманываем, и проверят путь в минных полях. Так что есть смысл временно его расчистить. Расчет оказался правильным: немцы проверили, убедились, что все в порядке, и русские поспешили снова заминировать фарватер.

    В статье использовались материалы из книги Иванова С.М. «Быстрый холод вдохновенья», М, 1988.

    Читать дальше

    Саморефлексия: как учиться на своих ошибках и быть счастливым

    Спорить до победного, опускать руки, наступать на одни и те же грабли — если что-то из этого вам знакомо, задумайтесь о развитии навыка саморефлексии. Рассказываем, как его развить и почему это главный навык в обучении

    Об эксперте: Надежда Хорт — преподаватель НИУ ВШЭ. Автор Телеграм канала о самопознании и осознанном обучении «Учись, пока немолодой».

    Что такое саморефлексия

    Каждый человек рефлексирует о своей жизни, поступках и собственном развитии, даже не осознавая этого. Но только те, кто мастерски пользуются навыком саморефлексии, извлекают уроки из своего опыта и учатся на собственных ошибках.

    Пример саморефлексии героя романа Виктора Пелевина «Чапаев и Пустота»:

    «Уже много лет моя главная проблема — как избавиться от всех этих мыслей и чувств самому, оставив свой так называемый внутренний мир на какой-нибудь помойке. Но даже если допустить на миг, что он представляет какую-то ценность, хотя бы эстетическую, это ничего не меняет — все прекрасное, что может быть в человеке, недоступно другим, потому что по-настоящему оно недоступно даже тому, в ком оно есть».

    Понятие рефлексии как осознанного познания себя появилось еще в Древней Греции. Сократ считал, что самопознание — наиболее важная задача человека. Платон связывал понятие рефлексии с благоразумием — знанием о самом себе. Позже Джон Локк определял рефлексию как основу жизненного опыта, который помогает человеку развиваться.

    Саморефлексия — это способность разбираться в себе. Смотреть на свои поступки, чувства и эмоции со стороны и на их основе делать выводы, чтобы идти дальше, конструктивно проживая разные жизненные события. С развитым навыком саморефлексии вы контролируете свои мысли, а не они вас.

    Преимущества саморефлексии

    Согласно исследованию Гарвардской школы бизнеса, если сотрудники в конце дня рефлексировали об извлеченных уроках по 15 минут, то через 10 дней они работали на 23% лучше, чем те, кто не рефлексировал. Британское исследование это подтверждает: люди, которые размышляли о своем плане на день по дороге на работу, счастливее, продуктивнее и реже выгорают.

    Навык саморефлексии помогает:

    • понять свои ошибки и причины неудачного опыта;
    • выявить сильные и слабые стороны, ценности и приоритеты;
    • научиться принимать правильные решения;
    • раскрыть свой потенциал;
    • понять других людей;
    • избавиться от эмоциональных привязанностей и препятствий;
    • видеть проблемы на ранних стадиях;
    • изменить характер.

    Саморефлексия — основа обучения и образования

    Помимо психологии, саморефлексию используют в обучении. Навык помогает специалистам выйти на новые уровни профессионального и личного развития.

    Цикл Колба. Роль саморефлексии в процессе обучения описал американский теоретик образования Дэвид Колб в своей модели в 1970-е годы. Колб утверждал, что мы учимся, когда получаем конкретный опыт и через осмысление или рефлексию преобразуем его в теоретическую концепцию. Эту концепцию мы пробуем на практике, обновляя «цикл Колба».

    Если вы привыкли учиться с изучения теории, обратите внимание на эту модель. Цикл обучения может начаться с любого этапа, но именно приобретение опыта, а не теории — отправная точка развития.

    Петля обучения Арджириса. В теории двойной петли обучения Криса Арджириса саморефлексия — триггер, который помогает выйти на новый уровень осознания своих компетенций и действий.

    Одинарная петля — это базовая форма обучения. Вы исправляете ошибки и учитесь решать похожие задачи чуть лучше в будущем. Часто программы корпоративного или профессионального обучения строят только на основе одинарной петли — исправлении ошибок. Из-за этого квалифицированные специалисты могут годами оставаться на месте в профессиональном развитии. По мнению Арджириса, им не хватает навыка саморефлексии, чтобы провести переоценку ценностей и найти новые способы решения задачи или отказаться от них.

    Двойная петля — обучение, когда вы задумываетесь о ценности тех или иных правил, нормативов и целей. Проще говоря, вы совершаете переход от стереотипного к более свободному мышлению. Согласно Арджирису, на второй уровень обучения возможно перейти только с развитым навыков саморефлексии.

    Наши убеждения влияют на данные, которые мы выберем в следующий раз при принятии решений. Поэтому рефлексия играет ключевую роль в процессе размышлений и принятия решений в условиях ограниченных данных. Если рефлексировать о своих убеждениях, вы сможете увидеть картину целиком и принять лучшее решение.

    • Блок Assumptions — Предположения, ценности и убеждения (Почему мы делаем то, что мы делаем)
    • Блок Goals — Цели, стратегии, техники (Как мы действуем)
    • Single Loop Learning — одинарная петля обучения
    • Блок Results — Результаты и выводы
    • Double Loop Learning — двойная петля обучения
    • Блок Defensive — Защитная реакция (что нужно преодолеть)

    Почему так мало людей развивают саморефлексию?

    Многие люди не умеют размышлять и не понимают, как это делать. Другим, не нравится процесс, они склонны действовать или не видят быстрых результатов.

    Не нравится процесс. Рефлексия требует делать вещи, которые могут не нравятся: замедлиться, принять образ незнания и любопытства, терпеть беспорядок и неэффективность, брать личную ответственность. Рефлексия может привести к ценным открытиям и прорывам или вызвать чувство дискомфорта, уязвимости и защитную реакцию.

    Склонны действовать. Многие люди настроены действовать, как и футбольные вратари. Исследователи изучили действия профессиональных вратарей во время пенальти и выяснили, что у голкиперов, которые остаются в центре ворот, шанс отбить мяч — 33%. И только 6%, если они прыгают вправо или влево. Дело в том, что вратарям становится легче, когда они «что-то делают». То же самое происходит с рефлексией — кажется, что стоять на месте неверно.

    Не видят результата. Иногда трудно увидеть немедленную окупаемость усилий и результат, но именно замедление и размышления помогают вырваться вперед.

    Саморефлексия как soft skills: как развить навык

    Чтобы проверить уровень развития навыка саморефлексии, Арджирис предлагает подняться по «лестнице умозаключения» — шести этапам мыслительной деятельности:

    • выбираете данные — смотрите прогноз погоды на определенном сайте;
    • интерпретируете их — сравниваете погоду за окном и прогноз дождя вечером;
    • проверяете предположение — просматриваете другие сайты;
    • формулируете выводы — по прогнозу дождь будет, но предпосылок не видно;
    • решаете: что делать и почему — на «всякий случай» берете с собой зонт, чтобы не промокнуть.

    В повседневной жизни вы можете «подняться по лестнице» за секунды, даже не задумываясь об этапах. Если навык рефлексии развит слабо, такая скорость может привести к ложным выводам и конфликтам. Например, вы не проверите прогноз погоды на других сайтах и не возьмете с собой зонт — перейдете со второй ступени на пятую.

    Подробный разбор «Лестницы выводов» Арджириса

    Например, вам кажется, что руководитель игнорирует ваши аргументы и мнение, поэтому вы не ощущаете своего вклада в общий проект. Это изматывает, чувство неудовлетворенности растет. В какой-то момент вы задумаетесь о новой работе, где вас будут ценить больше. Это финальная ступень лестницы — «действие». В таком случае важно последовательно «пройтись вниз» по всем ступеням и удостовериться, что вы ничего не упустили. Можно проверить себя с помощью этих вопросов:

    1. Почему я выбрал такой образ действий? Есть ли другие действия, которые следует рассмотреть?  — можно поработать над другим проектом или в другом отделе.
    2. Какие убеждения привели меня к такому действию? Это обоснованно?  — ваши последние предложения не приняли.
    3. Почему я сделал такой вывод? Вывод верный?  — вспомнили рабочие ситуации и проекты. В голове прочно засела мысль: начальник вас точно не ценит.
    4. Что я предполагаю и почему? Верны ли мои предположения?  — перечитали переписку с руководителем, предложили новую идею, но ее снова не приняли. На основе собранных данных сделали предположение. Здесь стоит задуматься: это действительно так или происходит что-то другое и нужно собрать больше данных?
    5. Какие данные я выбрал и почему? Тщательно ли я выбирал данные?  — вы сделали предположение на основе личных ощущений, но ведь можно поговорить с коллегами или с самим руководителем.
    6. Какие реальные факты использовать? Какие еще факты следует учесть?  — возможно, вы сделали вывод только на видимых фактах. На самом деле у вашего руководителя случилась личная трагедия, из-за которой он уделяет меньше внимания работе. И дело вовсе не вас.

    Упражнение кажется громоздким, но если практиковаться регулярно, вы будете «проходить» по всем ступеням лестницы за несколько минут. Спрашивайте себя на каждом этапе: о чем вы думаете и почему. Анализ поможет скорректировать рассуждения — изменить предположения или расширить данные.

    Ведите дневник рефлексии. Ведение дневника может показаться несерьезным или детским занятием. Но регулярные записи и письменные практики помогают привести мысли в порядок, посмотреть на них со стороны и развить навык рефлексии. Главное здесь — регулярность. Даже пяти минут в день будет достаточно, чтобы записать ключевую мысль дня или ответить на один из рефлексивных вопросов. Если не любите писать от руки, попробуйте завести личный блог на сайте или в соцсетях.

    Дополнить дневник рефлексии можно чек-листом для анализа недели 365 done:

    Задавайте критические вопросы. Одно из лучших упражнений для развития саморефлексии — задавать рефлексивные вопросы себе и окружающим. Это вопросы, которые помогают взглянуть в суть ситуации, убеждения или эмоции, понять их истоки.

    Формулируйте актуальные, конкретные вопросы в позитивном ключе. Такие вопросы можно использовать для дневника. Например:

    • что для меня по-настоящему важно?
    • как часто меня подводит интуиция и почему?
    • что или кто может мне помочь?
    • кому и как могу помочь я?
    • какой урок я извлеку из этой ситуации?
    • как изменить эту привычку?

    Учитесь получать и слышать обратную связь. Спрашивайте у коллег, друзей и знакомых обратную связь — отзыв о ваших действиях. Так вы получите взгляд и критику со стороны. Например, попросите честную обратную связь у своей команды и сделайте выводы. Вот вопросы, которые помогут ее получить:

    • Если бы вы были на моем месте, что бы подумали об этом?
    • С вашей точки зрения, какую информацию я не учел?
    • Что из того, что только что произошло, было правильно?
    • Что мне следует улучшить?

    Отмечайте свои достижения. Из-за быстрого темпа жизни мы можем забыть оценить проделанную работу. Отслеживайте свой прогресс, хвалите и отмечайте достижения. Например, вкусной едой, путешествиями или выходными.

    Не бойтесь своих и чужих провалов. Спокойное отношение к провалам — признак развитого навыка саморефлексии. Если вы умеете учиться на своих ошибках, провалы станут полем для развития, а не трагедией.

    О провалах можно и нужно говорить. Например, гости подкаста «Это провал» открыто обсуждают свои провалы, ошибки и страхи.

    Будьте открыты новому и неизведанному. Пробуйте адаптироваться к психологическому или социальному дискомфорту из-за новых людей или других взглядов. Это отличная тренировка навыка саморефлексии.


    Больше информации и новостей о трендах образования в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь.

    Пример отражения психологии — Отдел исследований и стипендий бакалавриата

    83-е ежегодное собрание Психологической ассоциации Среднего Запада Психологическая ассоциация Среднего Запада

    Прежде всего, я хотел бы поблагодарить вас за одобрение моего запроса на финансирование. Выступление в Психологической ассоциации Среднего Запада (MPA) было большим опытом. Первый день конференции произвел на меня сильное впечатление. Было захватывающе видеть, как многие молодые ученые, во многом похожие на меня, а также профессора и другие ученые из области психологии проявляют интерес к нашей работе.За время, отведенное для нашего плаката, мы неоднократно представляли его для самых разных людей. Эта практика действительно помогла мне и другим членам моей группы с нашими разговорными навыками, а также с последовательной и убедительной вербализацией нашего исследования.

    Хотя представление наших результатов было очень захватывающим, я считаю, что было еще более захватывающе иметь возможность изучить стендовые презентации и присутствовать на выступлениях, которые представляли мой собственный интерес. Был большой выбор, начиная от презентаций о стереотипах, влиянии религиозности на поведение, влиянии примеров на творческое мышление и многих других культурных исследований, сравнивающих различные этнические группы.Я стремлюсь стать детским клиническим психологом, и в MPA было много увлекательных плакатов в этой области психологии, но меня также заинтересовали плакаты в таких областях, как социальная, психология развития и биопсихология. Посещение этих презентаций позволило мне немного узнать о других подполях психологии и узнать, как все эти подполя связаны между собой.

    Конференция дала мне возможность взглянуть на эту область как эксперта в моей теме психологии развития и помогла мне укрепить свое решение продолжать двигаться к моей цели стать профессионалом в этой области.Конференция действительно помогла мне осознать удовольствие, которое я получаю от изучения моих собственных и других исследований. Я буду продолжать использовать предоставленные мне возможности для поездок на исследовательские конференции, чтобы получать информацию о других исследованиях и оттачивать свои собственные исследовательские и презентационные навыки.

    Отражение чувств: определение и примеры — видео и стенограмма урока

    Цель отражения чувств

    Консультанты и социальные работники не зря используют эту простую, но эффективную технику в своих сеансах с клиентами.Само по себе отражение чувств может заставить клиента почувствовать себя признанным, понятым и услышанным, и это может даже помочь осознать скрытые вторичные эмоции. Рассмотрим эти цели подробнее.

    Отражение чувств подтверждает чувства человека. Подтверждение или одобрение чьих-либо чувств посредством отражения их чувств — это способ сказать этому человеку, что вы принимаете его чувства. Это может стать облегчением для человека или клиента, который борется с трудными чувствами.Представьте себе мужчину в католической конфессии, раскрывающего некоторые из своих самых глубоких и темных секретов священнику:

    Джо говорит своему священнику: «Я женат, но я близко виделся с другой женщиной, и я не мог спать или съесть, потому что сохранение этого секрета съедает меня изнутри ».

    Священник отвечает:« Ты чувствуешь себя виноватым ».

    Джо говорит:« Совершенно, чрезвычайно виноват ».

    В этом случае священник отражает мучительное чувство вины Джо, и, по сути, это подтверждает и поддерживает такое чувство Джо.

    Кроме того, отражение чувств заставляет человека чувствовать, что его понимают и слушают. В мире, где так много отвлекающих факторов, трудно найти хороших слушателей. Таким образом, когда кто-то не только слушает нас, но и отражает наши чувства, мы чувствуем, что нас действительно слушают и понимают. Представьте себе Эмили, финансового консультанта, которая расстроена из-за того, что она слишком много поверхностно разговаривала с людьми на сетевом мероприятии. Эмили наконец встречает Гаса, который умеет активно слушать и отражать чувства:

    Эмили говорит Гасу: «Кажется, что как бы я ни старался или сколько ни делал, я не могу привыкнуть к холодным звонкам.Мне это кажется таким противным, но я знаю, что должен сделать это, чтобы привлечь больше клиентов ».

    Гас отвечает: « И это расстраивает вас, потому что сейчас это большая часть вашей работы, так что вы хотите вы могли бы чувствовать себя более непринужденно, делая это ».

    « Вау, да », — говорит Эмили.

    Наконец, отражение чувств помогает человеку осознать свои скрытые или незаметные чувства. Люди легко распознают такие первичные эмоции, как грусть, гнев и счастье, потому что они часто являются первыми эмоциями, которые они испытывают.Человек может злиться или злиться, но он может испытывать скрытую или вторичную эмоцию негодования, как в следующем примере:

    Грейс говорит: «Итак, я позволил своему зятю остаться с нами на некоторое время. в месяц, но он уже полгода живет в нашем доме. Он не работает, ест нашу еду и весь день бездельничает на диване перед телевизором. Это сводит меня с ума ».

    Рик отвечает:« Ты злишься на своего зятя и, возможно, чувствуешь обиду? »

    Грейс отвечает: «Знаете что, я не думала об этом таким образом, но это именно то!»

    Отражение чувств при консультировании

    Как упоминалось ранее, отражение чувств является основным, распространенным и эффективным терапевтическим средством. техника, которую все консультанты используют в своей практике с клиентами.В конце концов, если консультант заставляет клиента чувствовать себя признанным, понятым и выслушанным, отражая чувства, тогда консультант устанавливает взаимопонимание и поддерживает рабочие отношения с этим клиентом. В следующем примере мы рассмотрим, как отражаются чувства амбивалентности и сопротивления, которые часто наблюдаются у клиентов в начале терапии.

    Пример

    Тони — социальный работник, который проводит домашнюю терапию для малообеспеченных семей. Перед встречей со своим новым 15-летним клиентом Себастьяном Тони осознает, что Себастьян не хочет иметь ничего общего с семейным консультантом.Когда Тони садится на экзамен с Себастьяном, язык тела Себастьяна подтверждает эту теорию. Себастьян сидит лицом к двери (не Тони), сгорбившись, скрестив руки, с кислым выражением лица:

    Тони говорит: «Привет, Себастьян, я Тони. Я работаю в Детской семейной службе, и я буду вашим новым семейным консультантом ».

    Себастьян молчит…

    Тони говорит:« Похоже, ты злишься на то, что я здесь, и предпочитаю делать что-то другое, кроме встретиться со мной.«

    Себастьян, наконец, смотрит в глаза, но молчит…

    Тони говорит:« Кроме того, вы, вероятно, считаете несправедливым, что вас заставляют обратиться к консультанту? »

    Себастьян согласно кивает.

    Отражение чувств Себастьяна может занять еще несколько минут или еще немного, но Тони добивается успеха с этим злым и упрямым подростком только благодаря отражению чувств подростка, которые проявляются через язык его тела.

    Краткое содержание урока

    Отражение чувств — это определение чувств и эмоций в словесной речи человека или клиента и языке тела, а также выражение (или отражение) этих чувств обратно этому человеку.Это популярный метод консультирования, но его можно использовать в любом разговоре, когда слушатель хочет, чтобы говорящий чувствовал себя услышанным, понятым и подтвержденным. Три цели отражения чувств:

    1. Подтверждение чувств человека
    2. Заставить человека почувствовать себя понятым и услышанным
    3. Помощь в осознании человеком каких-либо скрытых или незаметных (второстепенных) чувств

    Отражение чувств часто используется при консультировании для установления взаимопонимания и построения отношений с клиентом.Он также используется, чтобы заставить клиента почувствовать себя понятым, побудить его выразить себя и больше открыться, а также помочь ему осознать свои собственные эмоции и чувства.

    Рефлексивная практика | Психология Вики

    Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
    Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

    Клиническая: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


    Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
    Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
    Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

    .

    Рефлексивная практика — это «способность размышлять о действиях, чтобы участвовать в процессе непрерывного обучения», что, согласно создателю термина, является «одной из определяющих характеристик профессиональной практики». [1]

    Согласно одному определению, это включает «уделение критического внимания практическим ценностям и теориям, которые определяют повседневные действия, путем рефлексивного и рефлексивного изучения практики.Это ведет к пониманию развития «. [2]

    Рефлексивная практика может быть важным инструментом в условиях профессионального обучения, основанного на практике, где люди, которые учатся на собственном профессиональном опыте, а не на формальном обучении или передаче знаний, могут быть наиболее значимыми. важный источник личного профессионального развития и совершенствования. Таким образом, это понятие получило широкое распространение, особенно в области профессионального развития практикующих врачей в области образования и здравоохранения.Однако вопрос о том, как лучше всего учиться на опыте, имеет более широкое отношение к любой организационной среде обучения.

    Файл: Donald Schon pic.jpg

    Заслуженный профессор Дональд Шен

    Рефлексивная практика была представлена ​​Дональдом Шоном в его книге The Reflective Practitioner в 1983 году, однако концепции, лежащие в основе рефлексивной практики , намного старше. Джон Дьюи был одним из первых, кто написал о рефлексивной практике с его исследованием опыта, взаимодействия и рефлексии. [3] Другие исследователи, такие как Курт Левин, Жан Пиаже, Уильям Джеймс и Карл Юнг, разрабатывали теории обучения и развития человека. [4] Размышления Марка Аврелия также были описаны как пример рефлексивной практики. [5]

    Работы Дьюи вдохновили таких писателей, как Дональд Шен и Дэвид Бауд, на исследование границ рефлексивной практики. Центральным в развитии рефлексивной теории был интерес к интеграции теории и практики, циклической модели опыта и сознательному применению этого опыта обучения.За последние 30 лет появилось все больше литературы, посвященной экспериментальному обучению, а также развитию и применению рефлексивной практики.

    Книга Дональда Шена 1983 года вводит такие понятия, как «размышление о действии» и «размышление в действии», где профессионалы решают задачи своей работы с помощью своего рода импровизации, полученной на практике. Рефлексивная практика теперь широко принята и используется в качестве развивающих практик для организаций, сетей и отдельных лиц.Как утверждают Боуд и др. : «Рефлексия — это важная человеческая деятельность, в которой люди восстанавливают свой опыт, думают о нем, обдумывают его и оценивают его. Именно работа с опытом важна в обучении». [6] Рефлексивную практику можно увидеть и это признали во многих сценариях преподавания и обучения, а появление в последние годы блогов рассматривается как еще одна форма отражения опыта в эпоху технологий. [7]

    Образцы рефлексивной практики [править | править источник]

    Концепция рефлексивной практики основана на идее обучения на протяжении всей жизни, когда практикующий анализирует опыт, чтобы учиться на нем.Рефлексивная практика используется для продвижения независимых профессионалов, которые постоянно заняты отражением ситуаций, с которыми они сталкиваются в своем профессиональном мире. Есть несколько моделей рефлексии, которые используются для извлечения уроков из опыта. [ необходима ссылка ]

    Аргирис и Шен 1978 [править | править источник]

    Файл: Steph A&S Model2.jpg

    Адаптация модели обучения с одинарным и двойным циклом, разработанная Аргирисом и Шоном

    Файл: Steph Model 3.jpg

    Адаптация рефлексивной модели Шёном

    Аргирис и Шён впервые предложили идею одинарного и двойного циклического обучения в 1978 году. Теория была построена вокруг распознавания и исправления воспринимаемой ошибки или ошибки. [8] Одноконтурное обучение — это когда практикующий специалист или организация, даже после того, как произошла ошибка и сделано исправление, продолжает полагаться на текущие стратегии, методы или политики, когда ситуация снова выявляется. Обучение с двойным циклом включает в себя изменение личных целей, стратегий или политик, чтобы при возникновении аналогичной ситуации использовалась новая система фреймов. [9]

    Сам Шен несколько лет спустя представил концепции «Отражение в действии» и «Отражение в действии». Рефлексию в действии можно описать как способность практикующего «думать на своих ногах», иначе известную как «чувственное знание». [10] Он вращается вокруг идеи, что в любой данный момент, столкнувшись с профессиональной проблемой, практикующий обычно связывается со своими чувствами, эмоциями и предыдущим опытом, чтобы напрямую заняться ситуацией.С другой стороны, размышление о действии — это идея, что после опыта практикующий анализирует свою реакцию на ситуацию и исследует причины и последствия своих действий. Обычно это осуществляется посредством документального отражения ситуации. [11]

    Кольб 1984 [править | править источник]

    Файл: Steph Kol Model.jpg

    Адаптация модели отражателя Колба

    На Колба большое влияние оказали исследования, проведенные Дьюи и Пиаже в 1970-х годах.Рефлексивная модель Колба подчеркивает концепцию экспериментального обучения и сосредоточена на преобразовании информации в знания. Это происходит после того, как ситуация возникла, и влечет за собой размышление практикующего над опытом, получение общего понимания концепций, встреченных во время опыта, а затем проверку этого общего понимания на новой ситуации. Таким образом, знания, полученные из ситуации, постоянно применяются и повторно применяются, основываясь на предыдущем опыте и знаниях практикующих. [12]

    Гиббс 1988 [править | править источник]

    Файл: Steph Gib Model.jpg

    Адаптация рефлексивной модели Гиббса

    Грэм Гиббс обсудил использование структурированного разбора для облегчения рефлексии, включенной в «экспериментальный цикл обучения» Колба. Он представляет этапы полного структурированного подведения итогов следующим образом:

    • (Начальный опыт)
    • Описание :
      «Что случилось? Пока не судите и не пытайтесь делать выводы; просто опишите.»
    • Чувства :
      «Каковы были ваши реакции и чувства? Опять же, не переходите пока к их анализу».
    • Оценка :
      «Что было хорошего или плохого в этом опыте? Делайте оценочные суждения».
    • Анализ :
      «Какой смысл вы можете понять в ситуации? Привлекайте идеи извне, чтобы помочь вам».
      «Что на самом деле происходило?»
      «Был ли жизненный опыт разных людей одинаковым или разным?»
    • Выводы (общие) :
      «Что можно сделать в общем смысле из этого опыта и проведенного вами анализа?»
    • Выводы (конкретные) :
      «Какой вывод можно сделать о вашей конкретной, уникальной, личной ситуации или способе работы?»
    • Персональные планы действий :
      «Что вы собираетесь делать по-другому в такой ситуации в следующий раз?»
      «Какие шаги вы собираетесь предпринять на основе того, что вы узнали?» [13] [14]

    Предложения Гиббса часто цитируются как модель отражательного цикла Гиббса или модель Гиббса отражения (1988) и упрощаются до следующих шести отдельных стадий:

    • Описание
    • Чувства
    • Оценка
    • Анализ
    • Выводы
    • План действий.

    Джонс 1995 [редактировать | править источник]

    Файл: Steph Joh Model2.jpg

    Адаптация рефлексивной модели Джонса

    Модель Джонса — это структурированный способ отражения, который предоставляет практикующему специалисту руководство для более глубокого понимания. Он предназначен для осуществления через акт обмена с коллегой или наставником, что позволяет опыту превращаться в усвоенные знания с большей скоростью, чем в одиночку. [15] Джонс подчеркивает важность накопленных знаний и способности практикующего врача получать, понимать и применять на практике информацию, полученную эмпирическим путем.Для того, чтобы это было достигнуто, размышление происходит посредством «изучения» своих мыслей и эмоций и «взгляда» на переживаемую ситуацию. Джонс опирается на работу Карпера (1978), чтобы расширить понятие «наблюдения» за опытом. [16] В управляемую рефлексию включаются пять паттернов познания, когда практикующий анализирует эстетические, личные, этические, эмпирические и рефлексивные элементы, переживаемые через ситуацию. Модель Джонса носит всеобъемлющий характер и позволяет размышлять над многими важными элементами. [17]

    Рольфе 2001 [править | править источник]

    Файл: Steph Rol Model.jpg

    Адаптация световозвращающей модели Рольфе

    Светоотражающая модель Рольфе основана на разработанной Бортоном модели 1970 года. [18] Упрощенный цикл, состоящий из 3 вопросов, которые задают практикующему: что, ну и что и что теперь. Посредством этого анализа дается описание ситуации, которое затем приводит к тщательному изучению ситуации и конструированию знаний, которые были извлечены из опыта.После этого отражаются способы личного улучшения и последствия своей реакции на этот опыт. [19]

    Рефлексивная практика была описана как неструктурированный подход, направленный на понимание и обучение, саморегулируемый процесс, обычно используемый в профессиях в области здравоохранения и преподавания, но применимый ко всем профессиям. [20] [21] [22] Рефлексивная практика — это процесс обучения, которому практикующие специалисты преподают профессионалам из различных дисциплин с целью улучшения способностей к общению и принятия обоснованных / сбалансированных решений.Исторически эта практика больше всего применялась в образовательной и медицинской сфере.

    Образование [править | править источник]

    В образовании рефлексивная практика относится к процессу изучения преподавателем своих собственных методов обучения и определения того, что лучше всего подходит для учащихся. Он включает рассмотрение этических последствий занятий в классе для учащихся. [21]

    Привлекательность использования рефлексивной практики для учителей заключается в том, что, поскольку преподавание и обучение сложны, и не существует единого правильного подхода, размышление над разными версиями преподавания и изменение прошлого и настоящего опыта приведет к совершенствование педагогической практики. [23] Рефлексия Шена в действии помогает учителям сделать профессиональные знания, которые они получат из своего опыта в классе, явной частью их принятия решений. [24]

    Как утверждает Ларриви, «Рефлексивная практика» перемещает учителей от их базы знаний о различных навыках к этапу своей карьеры, когда они могут изменять свои навыки в соответствии с конкретными контекстами и ситуациями и, в конечном итоге, изобретать новые стратегии. [21] Реализуя процесс рефлексивной практики, учителя смогут на практике выйти за рамки существующих теорий и своих школ. [23] Ларриви заключает, что учителя должны «сопротивляться установлению в классе культуры контроля и стать рефлексивным практиком, постоянно участвуя в критическом размышлении и, следовательно, оставаясь подвижным в динамичной среде классной комнаты». [21]

    Другие специалисты в области здравоохранения [править | править источник]

    Рефлексивная практика

    связана с обучением на собственном опыте и рассматривается как важная стратегия для специалистов здравоохранения, которые стремятся к обучению на протяжении всей жизни.Из-за постоянно меняющегося контекста здравоохранения и постоянного роста медицинских знаний существует высокий уровень спроса на опыт специалистов в области здравоохранения. [25] Благодаря этой сложной и постоянно меняющейся среде, медицинские работники могут извлечь выгоду из программы рефлексивной практики. [26]

    Для медицинских работников Рефлексивная практика приведет к тому, что врач будет замечать, например, неожиданный ответ на лечение, критически пересматривая свое первоначальное понимание проблемы и генерируя альтернативные решения. [27] Это дает дополнительное преимущество, помогая медицинскому работнику создавать новую учебную ситуацию, которая развивает их навыки и базу знаний. [28]

    В области сестринского дела есть опасения, что действия могут вызвать риск привыкания, тем самым дегуманизируя пациентов и их потребности. [28] При использовании рефлексивной практики медсестры могут планировать свои действия и сознательно контролировать их, чтобы гарантировать, что они принесут пользу их пациенту. [28]

    Акт размышления рассматривается как способ содействия развитию автономных, квалифицированных и самостоятельных профессионалов. Рефлексивная практика связана с улучшением качества медицинской помощи, стимулированием личного и профессионального роста и сокращением разрыва между теорией и практикой. [29]

    Другие профессии [править | править источник]

    Рефлексивная практика может помочь человеку в личностном развитии и полезна для профессий, отличных от тех, которые обсуждались выше.Это позволяет профессионалам постоянно обновлять свои навыки и знания и обдумывать способы взаимодействия со своими коллегами. [30]

    Предлагаемые для профессионалов способы практиковать рефлексивный менеджмент включают:

    • Ведение журнала;
    • Ищу обратную связь;
    • Объективный взгляд на опыт; и
    • Выделение времени в конце каждого дня, встречи, опыта и т. Д. Для размышлений о действиях.
    1. ↑ Schön, D. (1983) Рефлексивный практик, Как профессионалы думают в действии , Basic Books.ISBN 0465068782. Шаблон: Требуется страница
    2. ↑ Bolton, G (2010) Рефлексивная практика, письмо и профессиональное развитие (3-е издание), публикации SAGE, Калифорния. ISBN 184860212X. п. xix
    3. ↑ Дьюи, Дж. (1933) Как мы думаем. Подтверждение отношения рефлексивного мышления к образовательному процессу (пересмотренное издание), Бостон: Д. К. Хит. ISBN 0486298957.
    4. (2005). Стили обучения и учебные пространства: улучшение экспериментального обучения в высшем образовании. Академия управленческого обучения и образования 4 (2): 193–212.
    5. Mac Suibhne, S. (2009). «Боритесь за человека, которого философия хотела сделать из вас»: Марк Аврелий, практик рефлексии. Рефлексивная практика 10 (4): 429–436.
    6. ↑ Боуд Д., Кио Р. и Уокер Д. (1985) Размышление, превращение опыта в обучение , Рутледж. ISBN 0850388643. стр. 19
    7. (2010). Интернет-журналы как инструменты для размышлений о действиях в педагогическом образовании. Интерактивные среды обучения 18 (3): 245.
    8. ↑ Смит, Марк К. (2001), Крис Аргирис, Энциклопедия неформального образования (infed). Интернет-страница открыта 29 ноября 2010 г.
    9. ↑ Argyris, C & Schön, D (1978) Организационное обучение: теория перспективы действия , Чтение, Массачусетс: Аддисон Уэсли. ISBN 0201001748. Шаблон: Требуется страница
    10. ↑ Walkerden, G. (2005) Ощущение знания: основа практики местного самоуправления.В Кин, М., Браун, В. и Дайболл, Р. (ред.) Социальное обучение в управлении окружающей средой . Лондон, Earthscan. ISBN 9781844071838.Шаблон: Требуется страница
    11. ↑ Schön, D (1983) Рефлексивный практик, Как профессионалы думают в действии , Basic Books. ISBN 0465068782 Шаблон: Требуется страница
    12. ↑ Шейлдс Р. У., Д. Аарон и С. Уолл (2001), Что такое модель экспериментального образования Колба и откуда она взялась ?, Вопросы и ответы по образованию взрослых, Институт исследований в области образования Онтарио, Университет Торонто.Веб-страница открыта 29 ноября 2010 г. Шаблон: Самоизданный встроенный
    13. ↑ Гиббс Г. Обучение на практике: Руководство по преподаванию и методам обучения [онлайн-монография]. Воспроизведено Сетью дисциплин географии; 2001. [цитировано 10 ноября 2011 г.]
    14. ↑ Гиббс, Г. (1988) Обучение на практике: Руководство по методам преподавания и обучения , Оксфордский центр развития персонала и обучения, Оксфордский политехнический институт. Лондон: Отдел дополнительного образования. ISBN 1853380717. Раздел 4.3.5.
    15. ↑ Греч, Э.(2004), «Диалектическая и рефлексивная практика Гегеля — краткое эссе». Международный журнал психосоциальной реабилитации . 8 , 71–73.
    16. (октябрь 1978 г.). Фундаментальные модели познания в сестринском деле. Достижения в области сестринского дела 1 (1): 13–24.
    17. (1995). Обрамление обучения через размышления в рамках фундаментальных способов познания Карпера в области медсестер Журнал усовершенствованного медсестринского дела 22 (2): 226–34.
    18. ↑ Бортон, Т. (1970), Достигни, прикоснись и научи . Лондон, Великобритания: Хатчинсон. ISBN 0070065713. Шаблон: Требуется страница.
    19. ↑ Рольфе, Г., Фрешуотер, Д., Джаспер, М. (2001) (ред.) Критическое размышление для медсестер и вспомогательных профессий . Бейзингсток, Великобритания: Palgrave. ISBN 0333777956. pp. 26 et seq. , стр. 35 год
    20. ↑ Боуд Д., Кио Р. и Уокер Д. (1985) Размышление, превращение опыта в обучение . Рутледж. ISBN 0850388643.
    21. 21,0 21,1 21,2 21,3 (2000). Преобразование педагогической практики: стать критически мыслящим учителем. Светоотражающая практика 1 (3): 293.
    22. ↑ Schön D (1983) Рефлексивный практик, Как профессионалы думают в действии , Basic Books
    23. 23,0 23,1 (2000). Исследование действий и рефлексивная практика: к целостному взгляду. Исследования в области образования 8 : 179.
    24. (1996). Рефлексивная практика: пример профессионального развития для экологического образования. Журнал экологического образования 27 (3): 11.
    25. (1971). Протезы и эпитезы в офтальмологии. Что должен знать практикующий. Zeitschrift fur Allgemeinmedizin 47 (3): 118–21.
    26. (1996).Практический стратегический подход к использованию рефлексивной практики в реанимации. Сестринское дело интенсивной терапии и интенсивной терапии 12 (2): 97–101.
    27. (2004). Структура рефлексивной практики в медицине. Медицинское образование 38 (12): 1302–8.
    28. 28,0 28,1 28,2 (1996). Рефлексивная практика при авариях и аварийных ситуациях. Медицинская помощь при несчастных случаях и неотложной помощи 4 (1): 27–30.
    29. ↑ Джаспер, М. (2003) Начало рефлексивной практики (Основы сестринского дела и здравоохранения) . Челтенхэм: Nelson Thomas Ltd. ISBN 0748771174. Шаблон: Требуется страница
    30. (2004). Практический подход к развитию рефлексивной практики в сестринском деле. Время кормления 100 (12): 42–5.
    • Дьюи, Дж. (1933) Как мы думаем , исправленное издание. Бостон: округ Колумбия Хит. ISBN 0486298957 (перепечатка в Дувре, 1997 г.)
    • Шён, Д.(1983) Рефлексивный практик, Как профессионалы думают в действии , Basic Books. ISBN 0465068782
    • Хартман, Х. Дж. (2001), «Метакогнитивное обучение», В Метапознание в обучении и обучении , Спрингер, Дордрехт. ISBN 079236838X
    • Freshwater D, Horton-Deutsch S, Sherwood G, Taylor B (2005), Справочная статья: Стипендия рефлексивной практики, Общество медсестер Honor, Sigma Theta Tau International
    • 11,965 Рефлексивная практика: подход к расширению границ обучения, MIT OpenCourseWare, январь 2007 г.
    • Neill, J (2004), Циклы экспериментального обучения
    • Тиндал, Ян, Открытие рефлексивной практики
    • Введение в развитие рефлексивной практики, Британский центр юридического образования
    • Атертон, Дж.С., Обучение и преподавание: рефлексия и рефлексивная практика
    • Смит, Марк К., Дональд Шен: размышления и изменения в обучении, Энциклопедия неформального образования (Infed)
    Викискладе есть медиафайлы по теме: [[Commons: Категория: Светоотражающая модель

    | Светоотражающая модель

    ]]

    Примеры рефлексивной практики — Рефлексивная практика

    ПРИМЕЧАНИЕ: Эти короткие выдержки взяты из более длинных документов, ранее представленных для оценки (разрешение предоставлено авторами).Также обратите внимание, что формат цитирования в тексте отражает это.

    ПРИМЕР 1

    Мне нужно было больше узнать о том, что такое стойкость на самом деле, и является ли она присущей человеку индивидуальностью. Макдональд, Джексон, Уилкс и Викерс (2013) определяют устойчивость как способность справляться с «существенными нарушениями, изменениями или невзгодами» (стр. 134), и что на рабочем месте невзгоды связаны с трудными или вызывающими аспектами роли. . Авторы определяют черты, связанные с устойчивостью, такие как «стойкость, надежда, уверенность в себе, находчивость, гибкость оптимизма и эмоциональный интеллект» (McDonald et al., стр.134) и обсудите, как были разработаны программы обучения на рабочем месте, чтобы научить людей этим навыкам.

    ….

    План по повышению устойчивости к моей будущей роли акушерки необходимо начать сейчас, чтобы положительные модели укоренились в моей практике и повседневной жизни. Это может включать в себя действия, описанные выше, а также попытки выработать привычки внимательности на повседневной основе (Foureur, Besley, Burton, Yu, & Crisp, 2013).

    Список литературы

    Фуреур, М., Бесли, К., Бертон, Г., Ю., Н., и Крисп, Дж. (2013). Повышение устойчивости медсестер и акушерок: пилотная программа, основанная на внимательности, для улучшения здоровья, чувства согласованности и снижения депрессии, беспокойства и стресса. Contemporary Nurse: A Journal for the Australian Nursing Profession , 45 (1), 114-125.

    Макдональд, Г., Джексон, Д., Уилкс, Л., и Викерс, М. (2013). Личная устойчивость медсестер и акушерок: эффекты образовательного вмешательства на рабочем месте. Contemporary Nurse: A Journal for the Australian Nursing Profession , 45 (1), 134-143.

    ПРИМЕР 2

    Жизненно важно обеспечить здоровый баланс между работой и личной жизнью (Pelvin, 2010). Дисбаланс в профессиональной и личной жизни может вызвать выгорание (Fereday & Oster, 2010). Выгорание возрастает с увеличением числа конфликтов между семьей и работой (Jordan et al., 2013). Интересы, не связанные с работой, помогают снизить риск выгорания; упражнения, отдых, свободное время и самостоятельный темп — все это помогает справиться со стрессом (Jordan et al., 2013; Молларт и др., 2013). Самосознание и внимательность положительно влияют на наши личные отношения и вносят ценный вклад в профессиональное рабочее место (van der Riet et al., 2015). Внимательность также позволяет акушеркам полностью присутствовать с женщинами и их семьями (White, 2013). Ведение семейного дневника в актуальном состоянии помогло мне спланировать и определить темп моей учебы, работы, личной и общественной деятельности.

    Список литературы

    Фередей Дж. И Остер К. (2010). Управление балансом между работой и личной жизнью: опыт акушерок, работающих в условиях групповой практики. Акушерство, 26 (3), 311-318.

    Джордан, К., Фенвик, Дж., Славин, В., Сайдботэм, М., и Гэмбл, Дж. (2013). Уровень выгорания у небольшой группы австралийских акушерок. Женщины и рождение , 26 (2), 125-132.

    Молларт, Л., Скиннер, В. М., Ньюинг, К., и Фуреур, М. (2013). Факторы, которые могут повлиять на стресс и выгорание акушерок на работе. Женщины и Рождение , 26 , 26-32.

    Пельвин, Б.(2010). Жизненные навыки для акушерской практики. В S. Pairman, S. Tracy, C. Thorogood & J. Pincombe (Eds), Акушерство: подготовка к практике (2 nd ed.). (стр. 298-312). Чатсвуд, Новый Южный Уэльс: Эльсельвьер, Австралия.

    ван дер Рит, П., Росситер, Р., Кирби, Д., Длузевска, Т., и Хармон, К. (2015). Пилотная реализация программы управления стрессом и внимательности для студентов-медсестер: отзывы студентов и извлеченные уроки. Обучение медсестер сегодня , 35 , 44-49.

    Уайт, Л. (2013). Внимательность в уходе: анализ эволюционной концепции. J нашнал по продвинутому медсестринскому делу , 70 (2), 282-294.

    Размышляя об эффективности рефлексивной практики

    Самопознание высоко ценится в современном обществе; достаточно лишь просмотреть разделы психологии или самопомощи в любом книжном магазине, чтобы столкнуться с целым рядом книг, рекламирующих потребность в саморефлексии как средстве лучшего понимания своих мыслей и действий.Точно так же в современной клинической психологии важность саморефлексии провозглашается всеобъемлющим подходом к клиническому обучению, называемым рефлексивной практикой . Рефлексивная практика рассматривается как важный атрибут профессиональной компетентности Американской психологической ассоциацией среди других организаций. Рефлексивная практика была определена как психологи, «осознающие важность самосознания и необходимость оценивать и размышлять над своей собственной практикой» (BPS, 2008, стр.8), и широко считается ключевым ингредиентом для достижения большего самосознания, клинической мудрости, профессионального опыта, улучшения ухода за пациентами и этических соображений (Gates & Senediak, 2017; Sendiack, 2013; Lavender, 2003).

    Будучи магистрантом, первый автор этого блога познакомился с рефлексивной практикой во время своей клинической практики в Мельбурнском университете. В рамках практики по нейропсихологии от нее требовалось документировать свои клинические случаи в журнале и заполнить раздел «Размышления об опыте», где ее попросили подробно рассказать о вопросах, связанных с «вкладом нейропсихологии, вашим личным опытом». реакции на обстоятельства пациента, то, что вы узнали, развиваемые основные компетенции и / или выявленные ограничения.Практические упражнения на рефлексию несколько различаются в разных программах обучения и могут также включать ответы на вопросы, которые просят обучаемых поразмышлять над своими когнитивными и эмоциональными реакциями на пациентов, понять, почему они приняли определенные клинические решения, спросить себя, какие альтернативные варианты действий у них могут быть. преследовали, чтобы оценить, что они сделали, а что нет, и как они могут изменить свою клиническую практику в свете этих суждений.

    Модели рефлексивной практики предполагают, что эти действия могут улучшить способность практикующих критически относиться к своей повседневной работе и, в идеале, позволить им стать более разборчивыми и эффективными клиницистами.Учитывая, сколько времени она тратила на размышления о своем клиническом опыте, первый автор, естественно, начал задаваться вопросом, есть ли какие-либо научные доказательства эффективности этой практики. Наш недавний обзор литературы и комментарии были направлены на то, чтобы выяснить, согласуется ли рефлексивная практика с выводами, полученными из фундаментальной психологической науки, такой как социальное познание.

    Во-первых, одно из основных предположений рефлексивной практики состоит в том, что саморефлексия позволяет людям преодолевать свои предубеждения.Однако одна из проблем, мешающих этому предположению, состоит в том, что мы, как правило, имеем ограниченный прямой доступ к нашим когнитивным процессам более высокого порядка, таким как доступ к причинам нашего поведения (Nisbett & Wilson, 1977). Таким образом, рефлексивные практические вопросы, в которых обучаемым предлагается подумать о том, как на их убеждения повлиял определенный клинический опыт, скорее всего, будут отражать их неявные причинные повествования, а не фактические причины такого поведения. Кроме того, у нас есть склонность отображать слепое пятно предвзятости (Пронин, Лин и Росс, 2002), то есть склонность воспринимать других, но не себя, как подверженных предубеждениям.Одним из источников слепого пятна предубеждений является иллюзия самоанализа, когда люди ошибочно полагают, что их интроспекция дает ценную информацию об их предубеждениях (Hansen & Pronin, 2012). Исследования показывают, что, когда люди пытаются обнаружить предвзятость в себе, они обычно ищут доказательства такой предвзятости. Не обнаружив этого, они приходят к выводу, что они беспристрастны (Пронин и Куглер, 2007). Несмотря на корреляцию, это исследование предполагает, что рефлексивные практические упражнения, в которых используется интроспекция для уменьшения предвзятости, могут непреднамеренно усугубить слепое пятно предвзятости, поскольку они могут подпитывать ошибочное впечатление, что наши предубеждения нигде не обнаруживаются.

    Во-вторых, литература по рефлексивной практике предполагает, что, рассматривая свои сильные и слабые стороны, а также то, что мы сделали хорошо и сделали плохо, психологи могут улучшить свои клинические показатели. Однако одним из важнейших препятствий для рефлексивной практики является то, что многие или большинство людей плохо оценивают самооценку. Например, хорошо тиражируемые данные демонстрируют, что люди, обладающие низким уровнем навыков и знаний, склонны переоценивать свои навыки и знания — явление, названное эффектом Даннинга-Крюгера (Dunning, 2011).В случае клинической работы одним из важнейших навыков является способность размышлять о своей деятельности; тем не менее, из-за эффекта Даннинга-Крюгера практикующие, наименее искусные в рефлексии, могут оказаться среди тех, кто с наибольшей вероятностью не сможет обнаружить пробелы в знаниях и навыках и почувствовать себя адептами.

    Третья проблема для литературы по рефлексивной практике состоит в том, что исследования показывают, что мы склонны приобретать знания, в том числе клинические, в очень ограниченных условиях.Например, мы обычно накапливаем знания и опыт только в высокодостоверных средах (Kahneman & Klein, 2009), а именно, где большинство неудач и успехов очевидны, а обратная связь возникает относительно незамедлительно. Такие профессии и увлечения, как игра в шахматы, пожаротушение и компьютерное программирование, являются примерами, в которых профессионалы обычно извлекают пользу из опыта. Напротив, большинство условий клинической практики — это среда с низкой достоверностью, в которой обратная связь с клиницистами часто неоднозначна и задерживается (Tracey et al., 2014). Например, определение того, находится ли клиент в меньшей депрессии, чем на предыдущем сеансе, может быть сложной задачей, а определение того, связано ли такое изменение с вмешательством, еще более сложным, учитывая, что клиницистам, возможно, придется подождать недели, прежде чем обнаруживать, улучшилось ли состояние клиента. Даже в этом случае создание причинных выводов чревато опасностями. Таким образом, поскольку люди обычно не могут развить свои знания в результате обратной связи в среде с низкой достоверностью, маловероятно, что простое размышление о своем клиническом опыте поможет обойти этот камень преткновения на пути к обучению.

    В целом мы пришли к выводу, что рефлексивная практика в ее нынешнем концептуальном и практическом виде несовместима с когнитивными способностями людей, такими как их способность точно отражать свои мотивы и поведение, а также извлекать пользу из самооценки и извлекать уроки из опыта. Напротив, многообещающее направление исследований направлено на снижение предвзятости с помощью таких методов, как «рассмотрение альтернативы», которые побуждают людей поддерживать гипотезы, отличные от их собственных (Crosskerry, Singhal, & Mamede, 2013).Мы надеемся, что в будущем литература по рефлексивной практике установит более тесные связи с фундаментальными исследованиями социального познания, обучения и клинических суждений / предсказаний.

    Очки обсуждения

    • Может ли рефлексивная практика быть вредной для чрезмерно самоуверенных людей с низким уровнем проницательности?
    • Как можно пересмотреть практику рефлексии, чтобы привести ее в соответствие с литературой по социальному познанию и клиническим суждениям / предсказаниям?

    Автор биографии

    Кэндис Бастерфилд получила степень магистра клинической нейропсихологии в Мельбурнском университете (Австралия).В настоящее время она работает научным сотрудником в отделении реабилитационной медицины Университета Эмори в отделении нейропсихологии.

    Скотт О. Лилиенфельд — профессор психологии Сэмюэля Кэндлера Доббса в Университете Эмори. Его интересы включают доказательную практику и применение научного мышления в клинической психологии.

    Ссылочная статья

    Лилиенфельд, С.О., Бастерфилд, К. Рефлексивная практика в клинической психологии: размышления о фундаментальной психологической науке. Clin Psychol Sci Pract . 2020; 00: e12352. https://doi.org/10.1111/cpsp.12352

    Список литературы

    Британское психологическое общество (BPS). (2008). Критерии аккредитации программ последипломного образования по клинической психологии . Лестер: Британское психологическое общество.

    Кроскерри П., Сингхал Г. и Мамеде С. (2013). Когнитивная деградация 2: препятствия и стратегии изменений. BMJ Qual Saf, 22, ii65-ii72.

    Даннинг, Д.(2011). Эффект Даннинга-Крюгера: незнание собственного невежества. В J.M. Olson & M.P. Занна (ред.), Достижения экспериментальной социальной психологии (Том 44, стр. 247-296). Нью-Йорк: Academic Press,

    .

    Гейтс, Н. Дж., И Сенедяк, К. И. (2017). Супервизия нейропсихологии: включающая рефлексивную практику. Австралийский психолог , 52 , 191–197.

    Хансен, К. Э., Пронин, Э. (2012). Иллюзии самопознания. В S. Vazire & T.Д. Уилсон (ред.), Справочник самопознания (стр. 345–362). Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

    Канеман Д. и Кляйн Г. (2009). Условия для интуитивной экспертизы: Неспособность не соглашаться. Американский психолог , 64, 515-526.

    Лаванда, Т. (2003). Восстановление баланса. Место, история и будущее рефлексивной практики в клинической практике. Клиническая психология , 27 , 11-15.

    Нисбетт, Р. Э., и Уилсон, Т.Д. (1977). Рассказывать больше, чем мы можем знать: устные отчеты о психических процессах. Психологический обзор , 84 , 231-259.

    Пронин Э., Куглер М. Б. (2007). Ценить мысли, игнорировать поведение: иллюзия самоанализа как источник слепого пятна предвзятости. Журнал экспериментальной социальной психологии , 43 , 565-578.

    Пронин, Э., Лин, Д. Ю., и Росс, Л. (2002). Слепое пятно предвзятости: восприятие предвзятого отношения к себе по сравнению с другими. Бюллетень личности и социальной психологии , 28, 369-381.

    Сенедяк, К. (2013). Интеграция рефлексивной практики в супервизию семейной терапии. Австралийский и новозеландский журнал семейной терапии , 34 , 338-351.

    Трейси, Т. Дж., Вамполд, Б. Э., Лихтенберг, Дж. У., и Гудиер, Р. К. (2014). Опыт в психотерапии: неуловимая цель? Американский психолог , 69, 218-229.


    Заинтересованы в участии в серии блогов SCP? Загрузите нашу форму подачи блога!

    Пример бесплатного эссе, 759 слов

    Психология — это курс, который не только стимулирует ум, но и помогает лучше понять свою жизнь и лучше осознавать ум других.Это дает более интеллектуальный и образовательный взгляд на человеческое поведение и причины, по которым мы поступаем определенным образом. Во время общей психологии было затронуто несколько важных тем, которые предоставили полезную информацию. Темы главы, которые были раскрыты более глубоко, касались психологии, обучения и кондиционирования, мотивации, личностных теорий и подходов к лечению и терапии. Теперь, когда этот урок завершается, я отражаю то, что мне понравилось больше всего и меньше всего, а также предоставляю обратную связь, которая может лучше помочь следующим студентам, которые пойдут на этот курс.

    Хотите получить оригинальную статью по этой теме?

    Просто отправьте нам запрос «Напишите мою статью». Это быстро и просто!

    В ходе этого курса больше всего выделялось собственное значение психологии и то, как она разбита на букву «Т», подкрепленная данными исследований. Психология — это проведенное исследование, посвященное тому, как работает человеческий разум. Поскольку психология — это наука, она пытается исследовать причины поведения, используя систематические и объективные процедуры наблюдения, измерения и анализа, подкрепленные теоретическими интерпретациями, обобщениями, объяснениями и предсказаниями.Чтобы полностью понять, это заставляет человека использовать навыки критического мышления, чтобы смотреть на вещи иначе, чем мы обычно. Критическое мышление — один из многих жизненно важных навыков, которые должны развить учащиеся, чтобы добиться успеха в том, к чему мы стремимся. Эти курсы предназначены только для помощи и дальнейшего расширения знаний каждого студента, поэтому я не могу сказать, что мне не нравилась какая-либо тема или информация, которая была предоставлена. Однако могу сказать, что на курсе просто не хватает времени, чтобы выучить все, что я хотел бы знать.Психология — это очень важная тема, и она будет большим подспорьем не только для познания себя, но и для тех, кто меня окружает.

    Еще одна тема, которая мне понравилась, — это мотивация. Согласно тексту в главе 12 PowerPoint, мотивация относится к процессу внутри человека или животного, который заставляет этот организм двигаться: к цели или прочь от неприятной ситуации. Мотивация — это хорошо известное слово, к которому я отношусь нелегко, потому что это именно то, что заставляет меня преодолевать трудные времена и любые препятствия на пути к моей цели.Мы так часто используем это слово, но не знаем, какой эффект стоит за ним, чтобы правильно его использовать. Некоторое влияние мотивации на работу, как я узнал, было связано с мотивацией: чтобы добиться успеха, нужно обладать самоконтролем, уверенностью в себе, самоэффективностью и самореализацией. Все эти факторы являются частью нашего ума, потому что, если вы не верите в себя и показываете, что действительно чего-то хотите, никто другой этого не сделает.

    В целом, этот курс был хорош, потому что давал полезную информацию.Поскольку психология — это тема, которой студенты будут заниматься всю оставшуюся жизнь, я мог бы предложить реализовать интерактивное задание, которое позволяет ученым взаимодействовать друг с другом, чтобы лучше стимулировать мозг. Это может быть так же просто, как обсуждение, которое заставляет использовать критическое мышление, которое дает разные точки зрения. Часто мы ходим вокруг, думая, что все это знаем и держим вместе, пока не наступит реальность. Открытость для обучения у других — ключ к успеху.Есть поговорка, которую много говорили в детстве: «ум — ужасная вещь», которую можно тратить впустую. Тогда было непонятно, почему пожилые люди говорят это так часто. Но теперь это имеет смысл, особенно после того, как вы взяли этот урок и поняли важность всего этого. В заключение, психология очень важна, потому что она имеет дело с мозгом, повседневными вещами и дает лучшее понимание того, что происходит. Людям жизненно важно перестать думать, что они сумасшедшие и слишком «крутые», чтобы ходить к психиатру, потому что психические заболевания находятся на рекордно высоком уровне, потому что люди не получают помощи.Есть расстройства, которые серьезно влияют на жизнь человека, такие как тревога, депрессия, посттравматическое стрессовое расстройство и многие другие. Как только вы узнаете лучше, вы сможете добиться большего, приняв меры для улучшения своей жизни. Психология помогает понять, что происходит, разобраться в причинах того, почему эти вещи происходят на самом деле, а также предлагает решение и метод преодоления.

    01 апреля 2020

    ⚠️ Помните: Это эссе было написано и загружено средним студентом.Он не отражает качество работ, выполненных нашими опытными авторами эссе. Получить кастомное эссе без плагиата кликните сюда.

    Пример отражающей бумаги (1) психология — Docsity

    Уважаемый класс! Вот образец выдающейся бумаги для размышлений, чтобы вы могли увидеть то, что я ищу. Этот аналитический документ был написан о различных типах памяти и был представлен в главе 8: В этой главе я узнал, что память очень важна.Без памяти мы не сможем узнавать места, людей и даже самих себя. Память позволяет нам наслаждаться переживаниями и воспроизводить их в уме. Когда мы сталкиваемся с трагедией, это дает нам возможность забыть о своей эмоциональной боли и двигаться дальше. Например, когда два года назад скончался мой дедушка, мы все были в отчаянии, думая, что будем жить с болью. Однако со временем я заметил, что мое горе постепенно уменьшалось. Без памяти мы прожили бы всю нашу жизнь с горем из-за людей, которых мы потеряли, и из-за трагедий, с которыми мы столкнулись.Кроме того, некоторая информация попадает в нашу память с небольшим усилием, а другая — с большим усилием. Например, всякий раз, когда мы готовимся к промежуточному или заключительному экзамену, информация сохраняется в нашей явной памяти, потому что это происходит в результате обработки, требующей усилий; мы должны изучить и отрепетировать информацию. Однако езда на велосипеде подразумевается, потому что мы делаем это посредством автоматической обработки и не осознавая этого. Вдобавок, когда я готовился к экзамену, я встал, чтобы взять еще бумаги из комнаты моего брата.Когда я добрался до его комнаты, я забыл, зачем я туда пошел и чего хотел. Затем, когда я вернулся в свою комнату, я вспомнил, что встал за бумагами.

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *