Синестезия это в психологии примеры: Что такое синестезия? — все самое интересное на ПостНауке

Содержание

что это такое. Явление синестезии в психологии

Понятие «синестезия» в психологии происходит от греческого слова synaisthesis и определяется как одновременное восприятие или способность человека при раздражении одного из органов чувств испытывать ощущения, свойственные другому. Иначе говоря, вследствие распространения процессов возбуждения в кору полушарий головного мозга (иррадиации) синестетик (тот, кому свойственно явление синестезии) может не только слышать звуки, но и видеть их, не только ощущать какой-либо предмет, но и чувствовать его вкус.

Какая бывает синестезия

По характеру возникающих дополнительных ощущений синестезия делится на несколько видов — слуховую, зрительную, вкусовую и прочие (в том числе комбинированные — когда у одного человека наблюдается несколько сочетаний чувств). Наиболее распространенной разновидностью феномена выступает цветной слух, при котором два чувства сливаются в единое целое. Человек, обладающий аудиальной цветовой синестезией, во время прослушивания музыкальных композиций ассоциирует слышимые звуки с какими-либо оттенками цветовой палитры. Также достаточно часто встречается вкусовое зрение или
вкусовая реакция на слова
.

При этом для каждого синестезия индивидуальна и разнородна. Один и тот же звук для разных людей окрашен в разные цвета или представляется различными образами. То же самое относится и о фактурной или цветовой ассоциации с буквами, словами или цифрами. Каждый человек воспринимает их в разных цветах: для одного буква А сиреневая, для другого — красная, для третьего — зеленая.

Интересно то, что при всем разнообразии синестетических вариаций, буква О у большей части людей ассоциируется с белым цветом.

Еще одна особенность — синестезия может распространяться не на всю массу информации, поступающую от данного органа чувств, а только от части. Например, какие-то слова будут вызывать цветные или вкусовые реакции, а какие-то нет.

Изучение синестезии

Как психический феномен синестезия известна в науке и медицине уже несколько столетий. Среди знаменитых людей синестетиками были композиторы А. Скрябин, различавший цвет и даже вкус музыкальных нот, и Н. Римский-Корсаков, обладавший цветным слухом на звуковысотность. У поэта Артюра Рембо гласные звуки окрашивались разными цветами, а художник В. Кандинский мог слышать звуки красок.

До сих пор не существует единого мнения, объясняющего происхождение синестезии. По одной из версий, ее развитие начинается в младенчестве. В мозгу у новорожденных импульсы, исходящие от органов чувств, смешаны, но со временем, в результате отмирания нейронов, образующих так называемые синаптические мостики, начинается их разделение. У синестетиков же этот процесс не происходит, поэтому в течение всей своей жизни они остаются «счастливыми младенцами».

Интересно, что «соединение» разных органов чувств и использование их в необычных контекстах — один из принципов нейробики — зарядки для мозга, которая не дает мозгам застояться. Конечно, нейробические упражнения не включают «видение» цифр или «слушание» цветов, зато в их рамках можно одеться с закрытыми глазами или нюхать духи под музыку.


​Словарный запас: СИНЕСТЕЗИЯ — Strelka Mag

Картины извлекают мелодию, а текст пахнет — это не графомания, это синестезия. О том, почему всё это может случиться с человеком и не только по весне, эксперты в области нейропсихологии и медиаэкологии разобрались вместе со Strelka Magazine.

 

ЧТО НАПИСАНО В СЛОВАРЕ

От греческого synaisthesis — одновременное выражение двух, трёх, вплоть до пяти человеческих чувств, основанное на повышенной способности к образному мышлению в чувственной сфере. (Словарь философских терминов. Научная редакция профессора В. Г. Кузнецова. М., ИНФРА-М, 2007, с. 506-507)

Нейрологический феномен, при котором раздражение в одной (сенсорной или когнитивной) системе ведёт к непроизвольному отклику в другой. Люди, которые сообщают о подобном опыте, называются синестетами. (Cytowic Richard E. Synesthesia: A Union of the Senses (2nd edition). — Cambridge, Massachusetts: MIT Press, 2002).

 

ЧТО ГОВОРЯТ ЭКСПЕРТЫ

Татьяна Сафронова, специалист в области психологии МГПУ, преподаватель психологии, практикующий психолог-консультант

Органы чувств не всегда работают изолированно, поэтому они могут взаимодействовать или влиять друг на друга. Причём работа одного органа чувств может стимулировать или угнетать работу другого. Но существуют и более глубокие формы взаимодействия, при которых органы чувств работают вместе, обусловливая новый вид чувствительности — синестезию. В психологии хорошо известны факты «окрашенного слуха». В лабораторию тогда ещё молодого психолога Александра Лурии пришёл репортёр одной из газет (в ходе своих исследований имя репортёра психолог решил скрыть) и попросил проверить его память. Позже выяснилось, что репортёр этот был синестетом. Он воспринимал все голоса окрашенными. Репортёр рассказывал, что голос обращающегося к нему человека, например, «жёлтый и рассыпчатый». Цвета ощущались им как «звонкие» или «глухие», как «солёные» или «хрустящие». Советую прочитать «Маленькую книжку о большой памяти» Александра Лурии, где он описывает своё исследование.

Характерно, что явление синестезии распространено не одинаково у всех людей. Оно отчётливее проявляется у людей с повышенной возбудимостью подкорковых образований. Известно, что оно преобладает при истерии, повышается в период беременности, может быть искусственно вызвано при применении ряда фармакологических веществ. Но синестезия — это не болезнь, требующая лечения. Американская медицинская ассоциация и Американская психиатрическая ассоциация характеризуют синестезию как нейтральное состояние, не являющееся патологией. Насколько мне известно, синестезия не включена в Руководство по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-IV-TR). Но возможно, что побочную синестезию как симптом может вызвать определённое расстройство (опухоль, инсульт, пулевое ранение в голову). Также нельзя поставить в один ряд синестезию, вызванную влиянием психотропных препаратов, с врождённой синестезией.

Межчувственные ассоциации, образы и аналогии, вовлекающие ощущения от разных органов чувств, — всем этим обладает каждый из нас в силу опыта и привычной координации ощущений. Вероятно, в творчестве этот опыт обостряется и превращается в более насыщенные индивидуальные поэтические картины мира, в которых начинают доминировать чувственные синестетические связи. Такой способ переживания синестетических связей можно назвать имплицитным, то есть неявным, скрытым, другие же способы характеризуются эксплицитностью ощущений, ярко выраженной, явной закономерностью непроизвольной природы. Константин Сараджев, колоколист, воспринимал более полутора тысяч оттенков цветов всего лишь в одной октаве, создавал потрясающие колокольные симфонии. Скрябин, Римский-Корсаков — все эти знаменитые люди искусства передавали нам посредством своих произведений что-то совершенно удивительное и неповторимое.

Варвара Чумакова, младший научный сотрудник в НИУ ВШЭ лаборатории медиаисследований, преподаватель в департаменте медиа, специалист в области медиаэкологии и социологии

Термин «синестезия» используется в разных областях: в изучении человеческого мозга, в искусстве, в медиаисследованиях. В первом случае этот термин имеет строгое объяснение, основанное на данных о работе мозга. В остальных синестезия используется скорее как метафора. Для искусства синестезия — это приём, позволяющий показать восприятие того, что предназначено для одного органа чувств, через другие. Речь не обязательно о нейрофизиологическом феномене, то есть о том, что восприятие музыки в цвете происходит «автоматически». Художник может развивать, тренировать своё воображение, придумывать, как связать музыку и цвет. Мало того, воздействие раздражения одной сенсорной области на другую может быть отдано на откуп технике, как в случае некоторых современных перформансов. Исследователь медиа Маршалл Маклюэн употреблял метафору синестезии применительно к первобытному искусству, когда противопоставлял его западноевропейскому искусству Нового времени. Если в западноевропейской культуре, по Маклюэну, визуальное восприятие категорически доминирует над всеми остальными, то существуют культуры, в которых такого не произошло, и носитель культуры традиционно получает опыт с помощью всех органов чувств в совокупности. Синестезия в этом контексте не обозначает какую-то особенность работы мозга, присущую исключительным личностям, но используется для того, чтобы охарактеризовать способ получения сенсорной информации о мире вокруг.

Развитие телевидения, кстати, Маклюэн связывал со снижением доминирования только визуального канала восприятия и с возвращением значимости аудиального и тактильного каналов. В «Понимании медиа» он писал, что «именно синестезия, или осязательная глубина телевизионного опыта» делает людей, привыкших к пассивному восприятию текста, активными соучастниками процесса коммуникации. Сегодня мы понимаем, что представление о телевидении в работах Маклюэна требует критического осмысления. Однако сама метафора синестезии позволяет рассуждать о медиа с точки зрения того, какие органы чувств задействует то или иное средство коммуникации.

 

ПРИМЕРЫ УПОТРЕБЛЕНИЯ

ТАК ГОВОРИТЬ ПРАВИЛЬНО

«В последние годы синестезия (пусть и неохотно) постепенно принимается наукой в качестве реального явления с реальным неврологическим обоснованием. Некоторые исследователи даже считают, что её изучение может дать подсказки к тому, как организован мозг и как работает наше восприятие». (lookatme.ru)

ТАК ГОВОРИТЬ НЕПРАВИЛЬНО

Неправильно употреблять этот термин, когда нет уверенности, что речь идёт об истинной синестезии. В отличие от технических, художественных сопоставлений (цветомузыки, визуализации и так далее), которые создаются осознанно и воплощают какую-либо техническую функцию или художественную идею, истинная синестезия проявляется против воли человека, неосознанно.

Люди, которые нюхают буквы и слышат цвета — Look At Me

 

Некоторые синестеты находят практическое применение своим необычным способностям, и отдельные компании набирают таких людей для выполнения необычной работы. Например, в компании Ford существует такая должность, как эксперт-синестет. Его задача заключается в том, чтобы трогать, нюхать и слушать автомобили. Мы связались с Майклом Хаверкампом, и он рассказал нам об особенностях своей профессии.

   

«В принципе, моё восприятие такое же, как и у всех остальных. Однако мои чувства по-особому связаны между собой. В качестве примера: когда я слышу звуки или слушаю музыку, я вижу перед собой цвет и форму.

Меня всегда интересовала техника, музыка и искусство. Во время учёбы на электроинженера, я изучал коммуникационные технологии и акустику. Важной частью акустики является передача звуковой волны через человеческое ухо и нейронная обработка сигналов. Психология слуха играет важную роль. Когда я работал инженером автомобильной акустики, я, помимо прочего, участвовал в изучении вибраций автомобиля, шума тормозов, звукового излучения и в улучшении качества звука автомобиля. За это время мне стало ясно, что эффект воздействия звука на человеческое восприятие невозможно понять полностью без учёта данных других органов чувств. Очень важно знать, какие изображения возникают в голове у человека при прослушивании музыки. Если вы слышите, как кто-то касается поверхности, что вы при этом почувствуете, как это будет выглядеть?

После разработки методологии подхода мультисенсорной оптимизации компонентов автомобиля у меня появилась полноценная должность в качестве специалиста по кросс-сенсорной гармонизации восприятия качества автомобиля. Помимо работы по оптимизации, я написал книгу, в которой описано моё понимание всех чувств и ощущений

(Синестетический дизайн. Справочник для мультисенсорного подхода. Birkhäuser, 2013).

В настоящее время автомобилям среднего класса и класса люкс выставляются высокие требования по «восприятию» их качества. Оценка внешнего вида, звука и тактильного восприятия материалов обычно производится в рамках специализированных отделов. Следующий шаг, который часто игнорируется, — оптимальное согласование чувственного восприятия компонентов автомобиля. Когда человек трогает какой-либо материал, он должен чувствовать на ощупь и слышать именно то, что он ожидает от внешнего вида этого материала. Индивидуальное восприятие является хорошим началом для расширения творческих возможностей. Однако каждый подход должен зарекомендовать себя перед окончательным утверждением. Конечный дизайн продукта должен подходить для всех клиентов. Мы используем научные тесты и исследования, основанные на отзывах наших покупателей, чтобы убедиться в том, что мы движемся в правильном направлении.

Запахи бензина, масла, пластмассы и металла не входят в рейтинг самых приятных материалов. Запах натуральных материалов нравится мне намного больше, например, запах кожи или натуральной ткани. Но в некоторых случаях я ощущаю, что даже запах бензина является уместным, например, для старомодной модели. Запах кожи является предпочтительным в Европе и Северной Америке, но клиентам из Японии, Китая и Индии не нравится отделка, которая пахнет кожей. В компании Ford мы нацелены на «чистое» восприятие интерьера без интенсивного аромата. Почти каждая автомобильная компания пытается оптимизировать внешний вид, сенсорное восприятие, звук и запах своих автомобилей. Однако подход к оптимизации чувств является новшеством для автомобильной отрасли».

 

Что такое синестезия и как синестеты ощущают мир

Синестезия — это нейрологический феномен, при котором ощущения, исходящие от одного органа чувств, также проявляются в другом. Синестеты могут видеть запахи, слышать цвета, буквы и цифры для них тоже имеют оттенки. «Афиша Daily» поговорила с людьми, которые живут с такой особенностью, а также узнала у исследователя синестезии, как она устроена.

© Juan Carlos Munoz/Getty Images

«Я знаю, как выглядит моя болезнь»

Афина Сафонова, 33 года

Армавир. Трансовый терапевт и автор «Книги о мандалах»

В 14 лет я еще не знала этого слова [синестезия], но могла, например, почувствовать облако на вкус (сырое, холодное) или же дорогу — она слишком твердая, чтобы ее жевать. Могла мысленно полизать столб, понюхать кошку, не прикасаясь к ней.

Цвета букв я видела чуть ли не раньше, чем научилась их выговаривать. Ревность пахнет носками. Страх денежных потерь — красно-коричневая зубастая воронка внизу живота. А восхищение красотой — эмоция, обладающая «ангельским», несуществующим в земном спектре светло-красным оттенком. Я знаю, как выглядит моя болезнь гранулематоз вегенера (аутоиммунное заболевание, воспаление стенок сосудов. — Прим. ред.) — это черный, ржавый трактор.

Иногда мне снятся цвета, которых нет в природе. У них бывает своя плотность, ощущаются их квантовые частицы, температура и звук. В реальности у меня плохое зрение — левый глаз видит на 10% из‑за атрофии нерва, а зрение на правом после замены хрусталика определяется как минус два. Поэтому смотреть сны для меня большое удовольствие.

Затем заметила, что от людей у меня очень своеобразное ощущение: человек — большой комок всего, где есть и цвет, и звук, и тепло, и давление. Ощущать эту энергию неприятно из‑за противоречий в их собственных эмоциях. Из‑за своей сверхчувствительности я сильно уставала в школе, страдала головной болью от недосыпа, потому что за ночь мозг не успевал обработать всю информацию.

Находиться в общественном транспорте больше двух часов не могу, потому что после поездки кожей ощущаю на себе что‑то налипшее, мелко вибрирующее, оранжевого цвета.

Сразу хочется помыться, потому что оно словно вытягивает из‑под кожи все наружу.

Случайно я обнаружила, что могу нарисовать то, что ощущаю от человека. Например, цветовые пятна, значение которых потом расшифровываю в виде эмоций.

Синестезия заставила меня научиться бережно и тонко относиться к себе и людям, любить их. Видеть причины, связи, внутренние мотивы и противоречия. Иначе жить с таким восприятием просто нельзя — можно попросту лопнуть, как шарик. Обычный человек толстокожий, словно слон в посудной лавке, а тебе нужно делать все нежно и внимательно. Синестетики — как смартфоны новой модели среди кнопочных Nokia: слишком тонкие, хрупкие, мало держат заряд, ими нельзя забивать гвозди и копать ямы.

«Мыслю несколькими органами чувств»

Янина Скоробогатова, 35 лет

Москва. Кинорежиссер, сценарист и преподаватель ИЗО

У меня аурический вид особенности, а точнее — гиперстезия, то есть обостренная синестезия. Заключается она в том, что я вижу людей в линиях и орнаментах. Все они разных цветов, детализированы и индивидуальны для каждого человека. Также могу увидеть состояние человека линией, поэтому отчасти моя особенность связана с эмпатией.

В детстве я училась в художественной школе — тогда и заметила свою особенность. Пять лет назад она обострилась из‑за сильного стресса и начала меня даже мучить. Например, я заметила, что запах фото и картин мешает мне изображать то, что я хочу (я увлекалась фотографией). Окружающие стали отмечать особую цветопередачу и даже обвинять меня в психических расстройствах и наркомании. Позже я сделала из этого собственный фотоприем. То есть изображаю линии и орнаменты людей из головы, так вижу их портрет.

В какой‑то момент синестезия вызывала у меня что‑то вроде легкого обморока и состояния перегрузки. Были ощущения, будто ты расширяешься и растворяешься в пространстве. Они появляются непроизвольно, поэтому важно себя контролировать. Из‑за этого происходит самопознание, диалог с самим собой. Если остановить процесс творчества или созерцания и переключить внимание на что‑то другое, она уже не так обостряется. Я, например, сочиняю стихи, выливаю эмоции на бумагу.

Привычка в чем‑то отличаться появилась у меня в детстве из‑за замкнутости, которой сейчас у меня не наблюдается. Часто хочется быть обычной, потому что каждому нужно понимание со стороны, а оно не всегда есть в моей жизни. Когда нахожусь в обществе подобных мне людей, чувствую себя в своей тарелке. Моя любовь к особенности ставит все неудобства на второй план.

© Level1studio/Getty Images

«Меня просят «пронюхать» кого‑то из знакомых»

Дарья Ковалева, 23 года

Абакан, Республика Хакасия. Библиотекарь юношеской библиотеки «Ровесник», магистрант Хакасского государственного университета им. Н.Ф.Катанова (филология)

Моя прабабушка была синестетиком. Я выяснила это уже после того, как узнала о феномене. А вот у родителей, бабушек и дедушек этой особенности нет.

На втором курсе университета я начала сравнивать преподавателей с геометрическими фигурами, и одногруппницы этому очень удивлялись. В кругу друзей рассказывала, как вижу эмоции людей — с цветами и запахами, — но все считали это ненормальным. Теперь меня считают особенной.

Синестезия для меня — это нечто вроде апгрейда головного мозга, когда можно увидеть, услышать, почувствовать больше, чем на самом деле.

Например, я вижу цвета букв и цифр: единица белая, двойка всегда была зеленой, пятерка у меня ассоциируется с красным, а девятка — с пурпурным. С буквами то же самое: О — синего цвета, Э — фиолетового, а Ю разноцветная. Согласные буквы делятся на группы. М, Н, Р, Л — темно-синие, а Ш, Ж, Г, В, Д — голубые.

Дни недели тоже окрашиваются в разные цвета. В понедельник я вижу светло-голубой, в четверг — синий, а пятница, как ни странно, у меня красного цвета. Также вижу цвета эмоций, а иногда даже чувствую их запах или вкус. Например, когда человек врет, я чувствую запах дегтя и вижу черные пятна вокруг него, а если он радуется — будет ярко-желтый цвет. Если кто‑то грустит или беспокоится, то вокруг него появляется грязно-зеленый, болотный цвет. Плохие эмоции чувствуются сильнее хороших.

Часто меня просят «пронюхать» кого‑то из знакомых. Я стараюсь называть цвет и то, какие эмоции он вызывает. Странно, конечно, но это работает, и я почти всегда «предсказываю» правильно.

А вот музыку я слушаю только с глубокими низкими звуками — например, виолончель или низкие клавиши фортепиано. Потому что эти звуки синих, фиолетовых и зеленых цветов. Если песня оранжевая, красная или желтая, с короткими и высокими звуками, то, скорее всего, она мне не понравится.

Из‑за синестезии легко могу воспроизвести номера телефонов по памяти. Я запоминаю не только цифры, но и цветовой ряд, который присутствовал в последовательности этих цифр. При этом плохо воспринимаю текст на слух, потому что звуки вызывают цветовые ассоциации, и я отвлекаюсь от слов. Если я захочу понять смысл песни или запомнить какую‑то лекцию, мне обязательно нужно иметь текст перед глазами.

Учить иностранные языки сложно, так как там совсем другие ассоциативные ряды, трудно сопоставлять их с уже существующими. Я учу английский 12 лет: сначала в школе, потом в университете, разных кружках. Но ничего, кроме самых простых ключевых слов, сказать не могу.

Подробности по теме

Холст, масло, Дэвид Боуи: девушка с синестезией видит звуки и рисует музыку

Холст, масло, Дэвид Боуи: девушка с синестезией видит звуки и рисует музыку

© stilllifephotographer/Getty Images

Антон Сидоров-Дорсо

Научный куратор Российского Синестетического сообщества и руководитель исследовательской группы «Синестезия: дети и родители» при Центре междисциплинарных исследований современного детства МГППУ

Кто такие синестеты

Синестетов примерно четыре процента от всего населения Земли. Чаще ими оказываются женщины. Некоторые коллеги объясняют этот факт не половым диморфизмом (анатомические различия между представителями разных полов одного и того же биологического вида. — Прим. ред.), а путаницей во время набора участников исследований: женщины попросту чаще сообщают о своей особенности.

Синестет многое понимает по-другому: окружающий мир вызывает у него дополнительную реакцию в виде цвета, вкуса и/или прикосновения. Например, буквы или цифры могут вызывать ощущение цветов, звуки речи — вкус во рту, а дни недели и месяцы могут объемно располагаться в пространстве.

Как мыслят синестеты

В некоторых исследованиях продемонстрировано, что синестеты обладают высокой проницаемостью психологических границ. Они легко переходят от мышления к интуиции, от памяти к фантазии (и наоборот), от одних эмоций и чувств к другим. Это не плюс и не минус, а индивидуальный стиль проявления нейрокогнитивного функционирования.

Как интуитивно высказывался о синестезии Владимир Набоков (сам синестет) в автобиографическом произведении «Память, говори»: «Исповедь синестета назовут претенциозной и скучной те, кто защищен от таких просачиваний и отцеживаний более плотными перегородками, чем защищен я».

Можно ли притвориться синестетом

Синестетические связи нельзя объяснить пережитым опытом или заученными наизусть ассоциациями. В отличие от фантазии синестезия более схематична, возникает непроизвольно из‑за дополнительных нейронных взаимодействий в мозге и не меняется с годами. Поэтому поймать на лжи человека очень просто. Если вы хвастаетесь, что у вас большая семья, но не можете быстро назвать, как зовут каждого из ваших родственников, то вы вряд ли сказали правду. Тот же принцип мы [исследователи] применяем к «кандидатам в синестеты». Учитываем время реакции, последовательность и точность ответов при указании на оттенки цветов. Проверить хитреца можно и аппаратурными исследованиями, например при помощи МРТ. Томография показывает необычную работу мозга (метаболическую активность). У синестета она отличается в тех зонах, которые отвечают за восприятие цвета, в частности, в зрительной коре.

Можно ли считать синестезию психической особенностью

Недавнее генетическое исследование с моим участием в качестве представителя из России выявило, что связи синестезии с шизофренией и расстройствами аутистического спектра нет. То есть это не болезнь, а особенность нейрокогнитивного функционирования и особая чуткость к вербальности, музыкальности и письменности — в зависимости от разновидности синестезии.

Научиться этому невозможно. Для нее нужна предрасположенность, потому что переживания при синестезии — это не просто ассоциации. Например, цвета букв — не воспоминания и не образы, рожденные опытом, а внутренняя реакция. Я проводил эксперимент, в котором участникам предъявлялась ситуация с воображаемой восьмидневной неделей, с выдуманным днем, располагающимся между четвергом и пятницей. Они «вживались» в такой график заполнением календаря и решением задач на организацию дел на неделю. В итоге у синестетов возникала реакция на этот выдуманный день в цвете. Он никак не отличался от других, настоящих дней недели. Важно, что стимул проявлялся в непредсказуемом цвете, не имеющем аналогов вокруг. Эти синестетические цвета, порождаемые самим мозгом, часто называют марсианскими.

Что такое синестезия, и почему синий цвет может пахнуть малиной — T&P

Параллели между разными ощущениями интересовали художников и ученых со времен античности. О возможности «общего чувства» рассуждал Аристотель в трактате «О душе», сопоставлением гамм и палитр интересовались Гете и Лейбниц, а французский ученый Луи Бертран Кастель сконструировал цветомузыкальный орган задолго до авангардных экспериментов Скрябина. Но со временем выяснилось, что «цветной слух» — лишь частное и наиболее распространенное проявление загадочного феномена — синестезии. T&P узнали, как его объясняют нейробиологи, передается ли синестезия по наследству и какую пользу могут принести «смешанные чувства».

Что это такое

Синестезия — это особый способ восприятия, когда некоторые состояния, явления, понятия и символы непроизвольно наделяются дополнительными качествами: цветом, запахом, текстурой, вкусом, геометрической формой, звуковой тональностью или положением в пространстве. Эти качества иллюзорны: органы чувств, обычно отвечающие за их появление, в синестетическом восприятии не участвуют. При этом чувства словно смешиваются: человек может видеть или осязать звук, слышать цвет, чувствовать текстуру или геометрическую форму мелодии и так далее.

Такое «перекрестное» восприятие может проявляться в двух вариантах. Более интенсивный — когда синестетик действительно видит или чувствует цвета, запахи и другие дополнительные качества параллельно с привычными ощущениями от предметов. Но есть и мягкий вариант — «ассоциативный». когда у человека всплывают стойкие ассоциации на определенный раздражитель, но в качестве абстрактного знания, а не реальных физических ощущений. Отличие таких ассоциаций от обычной игры воображения — в их фиксированности: например, человек на протяжении всей жизни ассоциирует цифру «7» с желтым цветом, а музыку Моцарта — с овалом, в каком бы контексте он с ними не сталкивался.

Виды синестезии

«Черно-бурую группу составляют: густое, без галльского глянца и буква А, крепкое каучуковое Г, Ж — отличающееся от французского J, как горький шоколад от молочного, а также темно-коричневое, отполированное Я. В белесой группе буквы Л, Н, О, X, Э представляют, в этом порядке, довольно бледную диету из вермишели, смоленской каши, миндального молока, сухой булки и шведского хлеба».

Так описывал свои ощущения от букв русского и французского алфавита синестетик Набоков — в автобиографической повести «Другие берега». Современное исследование профессора Калифорнийского университета Шона Дэя показало, что графемно-цветовые ассоциации («буква-цвет» или «цифра-цвет») — самый популярный вид синестезии: его обнаружили у 62% опрошенных синестетиков (всего в исследовании принял участие 931 человек). На втором месте — связь между отрезками времени и цветами: 21% опрошенных наделяли разными оттенками дни недели и месяцы года. На третьем месте — ассоциации между музыкальными звуками и цветами. Впрочем, «цветной слух» в базовой форме свойственен большинству людей: мы все способны делить музыку на «светлую» и «мрачную». Но в ходе своих исследований Дэй обнаружил и совсем странные случаи: некоторые люди наделяют запахом геометрические фигуры, а цветом — болевые ощущения. Отдельные счастливчики даже испытывают «цветной» оргазм.

Почему это происходит

Нейрофизиологи до сих пор не пришли к единой точке зрения на этот счет. По одной из версий, проводящие нервные пути в мозге синестетика по каким-то причинам теряют миелиновую оболочку, которая играет роль изолятора и предотвращает рассеивание нервных импульсов. В результате, нейроны, отвечающие за разные чувственные впечатления, начинают спонтанно обмениваться электрическими импульсами и в сознании человека возникают странные взаимосвязи между ощущениями.

«Ференц Лист однажды шокировал музыкантов веймарского оркестра просьбой “играть чуть менее розово” — видимо, не понимая, что не все разделяют его восприятие звука».

По второй версии, в раннем детстве все мы были синестетиками: в мозгу младенца гипотетически могут существовать «нейронные мостики», поддерживающие связи между разными органами чувств. И если гипотеза верна, то цвета, образы, звуки и запахи в восприятии малыша слиты в одно насыщенное, хаотическое целое — но с возрастом эти связи разрушаются и наши ощущения становятся более четкими. А у небольшого процента людей эти «мостики» сохраняются на протяжении всей жизни.

Но самая популярная гипотеза — модель кросс-активации. Согласно ей, между двумя смежными зонами коры головного мозга, отвечающими за разные ощущения, происходит перекрестная активация. Например, зона, ответственная за восприятие геометрических форм, попадает в зависимость от области, отвечающей за восприятие звука. Это может происходить из-за возникновения аномальных связей между нейронами или неправильной работы нейротрансмиттеров.

По этой модели, синестезия — врожденное качество человека, вызванное мутацией генов. И может передаваться по наследству — что подтверждает биография Набокова: цветовое восприятие букв он унаследовал от матери и передал своему сыну. Но стоит подчеркнуть, что наследуется лишь способность «смешанного восприятия»: это не значит, например, что одни и те же звуки у родителей и детей будут связаны с одинаковыми цветами.

Впрочем, есть и скептики, полагающие, что синестезия — это лишь разновидность метафорического мышления, способность творчески проводить параллели между разными вещами. В той или иной степени такое мышление свойственно всем людям и имеет свои паттерны: например, мы обычно ассоциируем печаль с цветами холодного спектра, а звук контрабаса кажется нам «тяжелым». Но эта теория не объясняет всех странностей синестетического восприятия — ведь для таких параллелей нужно хотя бы отдаленное сходство между сравниваемыми объектами. А в сознании синестетика цвет слова может, например, вступать в противоречие с цветом обозначаемого им предмета. Слово «море» может восприниматься как красное, а слово «закат» — как зеленое, вопреки реальному чувственному опыту человека, связанному с этими понятиями.

Можно ли стать синестетиком?

Синестезия — явление непроизвольное: маловероятно, что человек «развидит» цвета нот или перестанет ощущать запахи дней недели по собственному желанию. Так же мала и вероятность стать настоящим синестетиком в середине жизни. Опыт синестезии (чаще всего, разнообразные чувственные ассоциации с музыкальными звуками и ритмами) могут давать психоделики — но такие переживания, как правило, заканчиваются вместе с действием наркотического вещества.

Впрочем, медицине известны редкие случаи, когда из-за нарушения определенных процессов в мозгу человек приобретал синестетические способности. Самая нашумевшая история произошла с сорокапятилетним жителем Торонто. В 2007 году мужчина пережил инсульт, а 9 месяцев спустя начал испытывать странные ощущения: его стали раздражать слова, написанные определенным цветом, синий начал ассоциироваться с запахом малины, а при звуках главной темы из фильмов «Бондианы» канадец впадал в настоящий экстаз — хотя отнюдь не являлся фанатом Яна Флеминга. Испугавшись, мужчина обратился к врачам. МРТ-сканирование помогло выяснить причину: пострадавший от инсульта мозг пациента пытался восстановиться, формируя хаотичные связи между нейронами.

Недостаток или преимущество?

Жизнь человека, которому для эйфории достаточно пары нот из саундтрека «Бондианы», не лишена прелести. Хотя есть и минусы — непроизвольные ассоциации и ощущения могут мешать сосредоточению. Зато появляются дополнительные механизмы запоминания. Шотландский психолог Джулия Симнер совместно со своими коллегами провела эксперимент — попросила смешанную группу из синестетиков и обычных людей вспомнить даты ряда известных событий 1950—2008 гг. Синестетики называли даты точнее — благодаря тому, что их воспоминания подкреплялись более широким спектром ассоциаций. Некоторым графемно-цветовая синестезия помогает писать грамотно — совершенную орфографическую ошибку им может подсказать «неправильный» цвет слова.

«Опыт синестезии могут давать психоделики — но такие переживания, как правило, заканчиваются вместе с действием наркотического вещества».

Синестезия может помогать и в творчестве — хотя далеко не все литераторы, художники и композиторы, увлеченные темой смешанного восприятия, действительно обладали даром синестезии. В частности, цвето-звуковые ассоциации Рембо, Кандинского и Скрябина, по мнению исследователя Шона Дэя, были вполне произвольными плодами их фантазии. Зато Владимир Набоков, Ван Гог, Дюк Эллингтон и Ференц Лист признаны настоящими синестетиками. Последний однажды шокировал музыкантов веймарского оркестра просьбой «играть чуть менее розово» — видимо, не понимая, что не все разделяют его восприятие звука.

Впрочем, синестезия может повлиять на креативность лишь в определенных пределах — порождаемые ей ассоциации гораздо менее гибки, чем те, что возникают при обычном метафорическом мышлении.

Как помочь науке

В мире существуют официальные ассоциации синестетиков и проекты, занимающиеся исследованием этого феномена. Любой человек, открывший в себе необычные особенности восприятия, может принять в них участие.

Российское синестетическое сообщество

Проект «Синестезия» Бостонского университета

Сайт исследователя синестезии Шона Дэя

Cайт, посвященный тестам на синестезию

Почему люди чувствуют запах слов и видят цвет музыки — Wonderzine

При акустико-тактильном варианте синестет чувствует тактильные ощущения из-за определённых звуков (например, скрип мела по доске заставляет его чесаться). В случае с лексико-гастической синестезией у человека появляются вкусовые ассоциации от слов или образов — например, название родного города имеет привкус металла. Ещё существует числовая линия — это карта чисел, которая возникает перед мысленным взором человека. Или порядковая лингвистическая персонификация — ситуация, при которой определённая последовательность (дни недели, месяцы, числа или буквы) вызывает ассоциацию с чертами, которые мы приписываем людям. С числами связана и синестезия локализации последовательностей — способность видеть последовательность в виде точек, определённым образом расположенных в пространстве. «Ещё я могу с ходу сказать, сколько в слове букв. Не скажу, что это приносит какую-то огромную практическую пользу, но я очень быстро учусь, отлично запоминаю, а в детстве и подростковом возрасте с удовольствием разгадывала кроссворды, не проверяя, подходит ли слово по числу букв», — рассказывает Ольга Лукинская.

Синестезия зеркального прикосновения — способность ощущать то, что физически ощущают другие люди, и непроизвольно повторять чужие движения. Предполагают, что она связана с активностью зеркальных нейронов. В каком-то смысле с ней сталкиваются все люди — например, когда мы начинаем переходить улицу на красный свет только потому, что так сделал пешеход перед нами. «Синестезия зеркального прикосновения — очень редкий тип синестезии, который, кстати, как считается, наиболее распространён в аутичном спектре (диагностика показала, что у меня синдром Аспергера), — рассказывает Дарья. — Я могу почувствовать на себе, кажется, всё, что чувствуют другие люди. Очень яркий пример: несколько месяцев назад прямо передо мной сильно споткнулся мужчина. Я сразу же споткнулась тоже. Никаких предпосылок к этому не было, передо мной не было никаких препятствий. Моё тело просто непроизвольно повторило его движения».

Кроме того, разные типы синестезии могут сочетаться между собой. Например, у Дарьи акустико / визуально / эмоционально / ольфакторно-тактильная синестезия: «При визуально-тактильном виде, например, я могу идти мимо предмета и почувствовать, как прикасаюсь к нему, хотя на самом деле его не трогала. Визуально-гастическую синестезию в последний раз я сильно ощутила, когда была на выставке на „Винзаводе“ и почувствовала вкус во рту, глядя на некоторые экспонаты. Я не могу точно объяснить, каким он был, но было очень неприятно — насколько я помню, я смотрела на имитацию частей человеческих тел. Наверное, самое приятное, что при прослушивании музыки я могу испытывать разные ощущения в теле. Часто эти ощущения скорее приятные — в конечностях или в спине».

Вполне возможно, что существуют типы синестезии, пока не описанные исследователями. Чтобы определить, есть ли у вас синестезия, советуют обращать внимание на «избыточные» ощущения, которые как бы дублируют сенсорную активность — но при этом они строго систематичны, возникают закономерно и непроизвольно. На сайте Российского синестетического сообщества есть анкета, которую можно использовать для самодиагностики.

Понедельник — красного цвета и очень странный на вкус

  • Холли Уильямс
  • для BBC Culture

Автор фото, Getty

Синестезия, она же единство чувственного восприятия – что это такое? Корреспондент BBC Culture рассказывает об истории этого явления и о том, как она сама переживает это состояние.

Восприятие цвета в обычном понимании связано со зрением: свой цвет имеют все предметы, цветом пользуются художники, и все мы можем представить себе какой-нибудь цвет, не видя его перед собой. Но некоторые люди воспринимают цвета сразу несколькими органами чувств, через ассоциации со звуком, текстурой, вкусом или формой. Музыка имеет определенные оттенки: например, звук трубы — это всплеск темно-оранжевого. Числа, буквы, дни недели окрашены в свои цвета: так, цифра один белая, буква «л» синяя, а понедельник красный.

Это неврологическое явление называют синестезией. Если вы сами с ним не сталкивались, оно может показаться странным, игрой буйного воображения. Но если вы входите в те четыре процента населения Земли, которые являются синестетами, то оно для вас столь же естественно, как понимание того, что небо голубое, а трава зеленая. Самое емкое определение синестезии — единство восприятия, при котором раздражение одного органа чувств непроизвольно и последовательно вызывает реакцию другого. Выделяют до 70 различных видов синестезии — от ощущения вкуса времени до различения запахов симфонической музыки — однако наиболее распространенными являются цветовые ассоциации.

У меня графема-цифровая синестезия — в моем восприятии числа, дни, месяцы и буквы (а также, соответственно, слова) имеют совершенно определенные цвета. Приведенные выше примеры взяты из моего собственного опыта: например, для меня буква «л» неотделима от синего цвета. Это самая распространенная форма синестезии.

Мне уже было за двадцать, когда я осознала, что не все видят мир так, как я, — более того, мое утверждение о том, что все слова имеют свой цвет, часто встречают скептической усмешкой. А я просто знаю, что среда всегда была и будет темно-зеленой. Впрочем, другие синестеты могут со мной не согласиться и до хрипоты спорить о цвете и даже точном оттенке этого дня.

Одна моя подруга ощущает не только цвет, но и вкус и текстуру слов. В моей повседневной жизни синестезия не играет почти никакой роли, но для нее эта способность превратилась в тяжкое бремя — некоторые слова она просто не может произнести, не морщась. Однако для некоторых синестезия может стать подарком судьбы, стимулирующим творческую деятельность.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Каков красный цвет на вкус? И чем он пахнет?

Как ни странно, это явление относительно мало изучено — ему не уделяли должного внимания до появления в 1980-х практики магнитно-резонансных исследований, благодаря которым удалось доказать, что у синестетов действительно наблюдается возбуждение соответствующих участков головного мозга. Считается, что синестезия распространена, в первую очередь, среди людей творческих профессий.

Искусство шума

В последнее время синестезия стала модной темой в музыкальных новостях — многие американские и британские артисты, такие как Фаррелл Уильямс, Канье Уэст, Леди Гага, Дев Хайнс и Фрэнк Оушен, вдруг разом заговорили о своем цветовом мировосприятии. Если хотите знать, то мировой мега-хит автора и исполнителя песен Фаррелла Уильямса Happy имеет желтый цвет с вкраплениями горчичного и нежно-оранжевого.

В своем интервью Уильямс утверждает, что синестезия – «это не редкость. Одна из основных мыслей, которые я пытаюсь донести до публики: для большинства творческих людей это обычное явление».

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Фаррелл Уильямс рассказывает о своей песне Happy

Возможно, музыкант преувеличивает, но в мире искусства существует множество примеров синестезии. Среди известных синестетов (а точнее, предполагаемых — если принять во внимание, что этот термин появился в науке относительно недавно) композиторы Оливье Мессиан, Ференц Лист и Ян Сибелиус, писатель Владимир Набоков, художники Винсент Ван Гог и Дэвид Хокни, легенда джаза Дюк Эллингтон и даже киноактриса Мэрилин Монро.

Одним из просветителей публики в этом направлении является британский композитор Ник Райан. У него графема-цветовая синестезия. Кроме того, он ощущает цвет, форму и текстуру звуков и музыки. Как и Фаррел, он считает это преимуществом – «так приятнее слушать музыку» — и давно пытается воспроизвести свои ощущения в форме, доступной людям, не обладающим такими способностями.

В соавторстве с художниками Давидом Квайолой и Натаном Синигальей, которые активно используют в своей работе цифровые технологии, Райан реализует аудиовизуальный проект Synaes. Недавно в рамках фестиваля современной классической музыки Reverb, организованного британской певицей Имоджен Хип, в лондонском концертном зале Roundhouse состоялась премьера их совместной работы.

На большой экран проецировались цифровые изображения с насыщенной текстурой и четкими цветами, которые трансформировались в соответствии с музыкальным оформлением — чередующимся звучанием электронных инструментов и Лондонского современного оркестра. «Я хотел воздействовать на все органы чувств, потому что в этом и состоит природа синестезии, — рассказывает Райан. — Публика словно погружается в атмосферу, состоящую из обрывков ощущений».

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Мультисенсорное представление в Сингапуре: такие аудиовизуальные проекты становятся все более обычным явлением

Грохот электронной музыки изображался на экране набегающими монохромными волнами-помехами, а непрерывному рокоту струнных и басов соответствовали медленно стягивающиеся паутины темно-розового и снежно-белого цвета.

Не знаю, какое впечатление производило все это действо на публику, не знакомую с синестезией, но я вдруг осознала, что я воспринимаю музыку именно так. Некоторые изображения радовали полным соответствием моему восприятию, некоторые были совершенно не к месту. Эта бледненькая сеточка? Да она слишком светлая, чистая и продуманная для такого звука! Тут должно быть что-то совсем темное, тяжелое, более натуралистичное…

Стена звука

Конечно, Райан — далеко не единственный человек от искусства, пытавшийся в своих работах воспроизвести синестезию. Пожалуй, наиболее известны в этом отношении абстрактные полотна Василия Кандинского, которые действительно выражали его опыт восприятия цвета, контуров и формы музыки. Его картина «Импрессия III (Концерт)» написана после посещения концерта в Мюнхене, где исполнялись сочинения Арнольда Шёнберга, и хотя на холсте изображены также очертания предметов, широкие ярко-желтые мазки воплощают сам звук.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Работы Кандинского по-своему влияют на наше восприятие живописи

Кандинский с жаром писал об этом явлении: «Цвет — это клавиатура, глаза — это молоточки, а душа — пианино со множеством струн. Художник — это играющий оркестр, который касается той или иной клавиши, чтобы вызвать колебания в душе».

Кандинский играл на виолончели — этот инструмент у него ассоциировался с темно-синим цветом, который он также активно использовал в живописи. Интересно отметить, что хотя Анри Матисса не принято считать синестетом, он писал, что тот же глубокий темно-синий цвет, который встречается в его знаменитой картине «Голубая обнаженная», воздействует на зрителя словно звучный удар гонга».

Писатели тоже пытались передать через искусство ощущения, характерные для синестезии. Известно, что и Артюр Рембо, и Шарль Бодлер были синестетами и активно использовали эту особенность в своем творчестве.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

А какого цвета ваши ноты?

Бодлер видел взаимосвязь между ощущением и эмоцией. Здесь мы, возможно, вступаем в область метафор — поэт был ярым сторонником теории богослова Эммануила Сведенборга о том, что каждый элемент сущности соответствует другому в духовном смысле всеобщей связи. Но в своем сонете «Соответствия», написанном в 1857 году, он интуитивно точно описал переплетение ощущений: «Так в соответствии находятся прямом / Все краски, голоса и запахи земные. / Меж ароматами есть свежие, как плоть / Младенца, нежные, как музыка гобоя, / Зеленые, как луг».

В то же время у Рембо, очевидно, была графема-цветовая синестезия — это подтверждает его сонет “Гласные”:

А — черно, бело — Е, У — зелено, О — сине, И — красно… Я хочу открыть рождение гласных.

А — траурный корсет под стаей мух ужасных, Роящихся вокруг как в падали иль в тине,

Мир мрака; Е — покой тумана над пустыней, Дрожание цветов, взлет ледников опасных.

Поэт, по сути, классифицирует буквы по цветам, а потом использует эти ассоциации как отправную точку для буйного полета фантазии, одновременно увлекательного и пугающего. В принципе, на этом и построена вся поэзия, но, вне всякого сомнения, для Рембо эти цветобуквенные соответствия вполне реальны и соответствуют его личному восприятию.

Одна беда: цвета он перепутал. Очевидно же, что «а» — красная…

Холли Уильямс — корреспондент ежедневной британской газеты Independent.

Повседневная фантазия: мир синестезии

Гитарная музыка не только щекочет фантазию Кэрол Крейн, но и мягко касается ее лодыжек. Когда она слышит скрипки, она также ощущает их на своем лице. Трубы дают о себе знать у нее на шее.

Крейн не только ощущает звуки музыкальных инструментов на своем теле, но и видит буквы и цифры ярких оттенков. И для нее каждая единица времени имеет свою форму: она видит месяцы года как машины на колесе обозрения, июль вверху, декабрь внизу.

Шон Дэй, доктор философии, любит яркие цвета.

«Вкус говядины, такой как стейк, дает насыщенный синий цвет», — говорит Дэй, профессор лингвистики в Национальном центральном университете на Тайване. «Шербет из манго выглядит как стена из зеленого лайма с тонкими волнистыми полосками вишнево-красного цвета. Приготовленный на пару имбирный кальмар производит большой шар ярко-оранжевой пены, примерно в четырех футах от меня, прямо передо мной».

Крейн и Дэй страдают необычным сенсорным заболеванием, которое называется синестезией.

Это явление — его название происходит от греческого языка, означающего «воспринимать вместе», — имеет множество разновидностей.Некоторые синестеты слышат, нюхают, пробуют на вкус или ощущают боль в цвете. Другие ощущают вкус форм, а третьи воспринимают написанные цифры, буквы и слова в цвете. Некоторые, обладающие тем, что исследователи называют «концептуальной синестезией», видят абстрактные понятия, такие как единицы времени или математические операции, как формы, проецируемые либо внутри, либо в пространство вокруг них. И многие синестеты испытывают более чем одну форму состояния.

Это состояние малоизвестно, отчасти потому, что многие синестеты опасаются насмешек за свои необычные способности.Часто люди с синестезией описывают, что их заставили замолчать после того, как в детстве над ними высмеивали за описание сенсорных связей, которые, как они не осознавали, атипичны.

Для ученых синестезия представляет собой интригующую проблему. Исследования подтвердили, что этот феномен является биологическим, автоматическим и очевидно неизученным, отличным от галлюцинаций и метафор. Теперь исследователи знают, что это заболевание передается в семье и чаще встречается у женщин, чем у мужчин. Но до недавнего времени исследователи могли только догадываться о причинах синестезии.

Теперь, однако, современные поведенческие инструменты, методы визуализации мозга и молекулярно-генетические инструменты открывают захватывающие возможности для раскрытия механизмов, управляющих синестезией, и, как надеются исследователи, для лучшего понимания того, как мозг обычно организует восприятие и познание.

Исследования показывают, что примерно один из 2000 человек является синестетом, и некоторые эксперты подозревают, что у каждого 300 человек есть какие-либо вариации этого состояния. Писатель Владимир Набоков считался синестетом, равно как и композитор Оливье Мессиан и физик Ричард Фейнман.

Исследователи полагают, что наиболее распространенной формой синестезии является цветной слух: звуки, музыка или голоса, воспринимаемые как цвета. Большинство синестетов сообщают, что они видят такие звуки внутренне, «мысленным взором». Лишь меньшинство, как Дэй, видит видения, как если бы они проецировались вне тела, обычно на расстоянии вытянутой руки.

Некоторые синестеты сообщают о сенсорной перегрузке, когда они истощаются от такой сильной стимуляции. Но обычно это состояние не является проблемой — действительно, большинство синестетов дорожат тем, что они считают дополнительным чувством.

«Если вы спросите синестетов, хотят ли они избавиться от него, они почти всегда скажут« нет », — говорит Саймон Барон-Коэн, доктор философии, изучающий синестезию в Кембриджском университете. «Для них это похоже на то, что такое нормальный опыт. Отказ от этого заставит их почувствовать, что они лишены одного чувства».

Научные вехи

В конце 19 — начале 20 веков синестезия стала объектом множества научных исследований, в основном описательных.К середине 20 века, однако, синестезия перестала привлекать внимание ученых, став жертвой бихевиористского движения. Этот феномен стал снова появляться в качестве предмета психологического исследования, начиная с 1970-х годов, во многом благодаря работе двух ученых.

В 1975 году психолог Йельского университета Ларри Маркс, доктор философии, написал обзор ранней истории исследований синестезии в журнале Psychological Bulletin (Vol. 82, No. 3), первом серьезном психологическом лечении субъекта после 30 лет. -летняя засуха.Затем, в начале 1980-х, невролог Ричард Э. Цитовик, доктор медицины, опубликовал несколько отчетов о случаях синестезии. Он провокационно предположил, что причина этого состояния кроется в лимбической системе, более эмоциональной и «примитивной» части мозга, чем неокортекс, где происходит мышление более высокого порядка. Хотя эта теория не получила широкой поддержки, тематические исследования Цитовика и его популярная книга 1993 года «Человек, пробовавшая формы» повысили популярность синестезии и побудили психологов и нейробиологов исследовать это состояние экспериментально.

В 1987 году группа под руководством Барона-Коэна нашла первое неопровержимое доказательство того, что переживания синестетов согласованы во времени. Исследователи попросили синестета описать цвет, который вызывается каждым из 100 слов. Год спустя они повторили тест без предупреждения и обнаружили, что ассоциации между словами и цветами, которые описывала их испытуемая, соответствовали ее первоначальным ответам более чем в 90% случаев. Напротив, люди без синестезии, которых попросили выполнить ту же задачу, но только с двухнедельным интервалом между двумя тестами, были последовательны только в 20% случаев.

В более поздних исследованиях группа Барона-Коэна установила, что синестезия не только постоянна во времени, но и конкретно измеряется в мозге. Используя позитронно-эмиссионную томографию и функциональную магнитно-резонансную томографию, исследователи обнаружили, что у синестетов, которые сообщают о цветном слухе, зрительные области мозга демонстрируют повышенную активацию в ответ на звук. Это не относится к несинестетам.

Другие исследования показали, что синестетическое восприятие происходит непроизвольно и мешает обычному восприятию.А прошлым летом исследователи из Университета Ватерлоо Майк Диксон, доктор философии, Дэниел Смайлек, Сера Кудахи и Филип Мерикл, доктор философии, показали, что у одного синестета цветовые ощущения, связанные с цифрами, могут быть вызваны, даже если сами цифры никогда не были представлены. Эти исследователи представили синестета простых арифметических задач, таких как «5 + 2». Их эксперимент показал, что решение этой арифметической задачи активировало концепцию 7, заставляя их синестет воспринимать цвет, связанный с 7.

Это открытие, опубликованное в июле прошлого года в журнале Nature (Vol. 406), было, по словам Диксон, первым объективным доказательством того, что синестетические переживания могут быть вызваны активацией только представлений о цифрах. Таким образом, эти результаты предполагают, что, по крайней мере, для этого синестета цветовые ощущения были связаны со значением цифры, а не только с ее формой.

В совокупности данные показывают, что «что-то происходит в сенсорных областях мозга», — заключает Кристофер Лавлейс, доктор философии, научный сотрудник Медицинской школы Университета Уэйк Форест.«Что нам нужно сделать сейчас, так это попытаться выяснить, как мозг это делает».

Неопределенное происхождение

Столетие назад исследователи довольно расплывчато приписали синестезию «перекрещенным проводам» в мозгу. Сегодня, несмотря на более сложное понимание нейробиологами анатомии мозга и их сложных инструментов для отслеживания функций мозга, истоки синестезии по-прежнему ускользают от понимания. Появилось несколько конкурирующих теорий, но все они требуют дальнейшей проверки.

Барон-Коэн и его коллеги предполагают, что синестезия является результатом генетически обусловленного переизбытка нейронных связей в мозге.Обычно, как объясняет Барон-Коэн, разные сенсорные функции назначаются отдельным модулям мозга с ограниченной связью между ними. Барон-Коэн и его коллеги утверждают, что в синестезии архитектура мозга иная. Они считают, что мозг синестетов оснащен большим количеством связей между нейронами, что приводит к нарушению обычной модульности и возникновению синестезии.

Дафна Маурер, доктор философии, психолог из Университета Макмастера, предположила, что все люди могут родиться с нейронными связями, которые допускают синестезию, но что большинство из нас теряет эти связи по мере роста.

Психолог из Университета Наропы Питер Гроссенбахер, доктор философии, согласен с тем, что, вероятно, существует генетическая причина синестезии, и, как и группа Барона-Коэна, он и его коллеги объединились с молекулярными генетиками, чтобы исследовать этот вопрос. Но Гроссенбахер и его коллеги подозревают другой механизм мозга.

«Нам не нужно постулировать некоторую ненормальную архитектуру соединений, чтобы учесть синестезию», — утверждает Гроссенбахер.

Вместо этого он предлагает, чтобы в мозгу синестетов не подавлялись должным образом «обратные» связи, которые переносят информацию из мультисенсорных областей высокого уровня обратно в области единственного чувства.Обычно информации, обработанной в таких мультисенсорных областях, разрешается возвращаться только в ее подходящую односенсорную область. Но в мозгу синестетов, как утверждает Гроссенбахер, торможение каким-то образом нарушается, позволяя смешивать различные чувства.

Гроссенбахер считает, что его точка зрения согласуется с тем фактом, что галлюциногенные препараты могут временно вызывать синестезию.

«Я не думаю, что новые связи формируются в мозгу этих людей в течение нескольких часов, а затем исчезают», — говорит он.«Что гораздо более разумно, так это то, что существующие связи используются нейрохимически в течение нескольких часов».

Но, как признает Гроссенбахер, «проблема теоретизирования в этой области заключается в том, что мы недостаточно ограничены данными. Пока еще нет нужного типа данных, чтобы различать эти разные теории».

Барон-Коэн соглашается: «Нейровизуализация — лучшее, что у нас есть на данный момент, но пространственное разрешение недостаточно хорошее, чтобы мы могли видеть, являются ли отдельные связи в мозге перекрестными.«

Гроссенбахер и Барон-Коэн соглашаются, что вскрытие позволит более внимательно изучить, чем отличается мозг синестетов. Но до сих пор ни один известный синестет не умер, оставив свой мозг науке.

Последствия

Для психологов интерес к синестезии выходит далеко за рамки простого изучения нескольких людей, испытывающих это явление.

«Синестезия затрагивает множество других областей, которые более знакомы многим психологам», — говорит Маркс.«Это говорит нам кое-что о природе восприятия и о том, что делает вещи перцептивно похожими друг на друга. Синестезия может помочь нам понять, как концепция сходства встроена в нервную систему».

Кроме того, Диксон предполагает, что тот факт, что синестетическое восприятие мешает восприятию физических стимулов, подчеркивает важный аспект познания.

«Мы склонны думать о нашем опыте, и особенно о зрительной системе, как о восходящем», — отмечает он.«Но есть много случаев, когда значение возвращается вниз и влияет на наше восприятие мира низшего порядка. Синестезия — лишь один очень редкий и исключительный пример этого».

Вероятность того, что синестезия имеет генетические корни, не менее заманчива, говорит Гроссенбахер, особенно если окажется, что один-единственный ген контролирует состояние, как предполагали некоторые.

«Если действительно нечто столь важное для психической жизни, как [синестезия], контролируется одним геном, это может быть скорее новый вид гена, о котором нужно знать», — говорит Гроссенбахер.«Это был бы ген, который в любой из своих форм приводит к здоровому человеку, но оказывает глубокое влияние на организацию нервной системы».

На практическом уровне, как отмечают многие исследователи, исследования синестезии помогут повысить узнаваемость состояния, уменьшая риск того, что врачи могут принять его за признак психического заболевания.

Кроме того, Гроссенбахер, Лавлейс и Крейн, которые проводят исследования синестезии во время получения докторской степени по клинической психологии, начинают изучать, могут ли общие механизмы лежать в основе как синестезии, так и галлюцинаций.В таком случае синестезия может быть идеальной лабораторией для изучения этих механизмов.

«Это группа людей, которые будут доступны для исследования», — объясняет Крейн. «В отличие от пациентов, которые испытывают галлюцинации, синестеты не получают лекарств, поэтому у вас нет этого сбивающего с толку фактора. Мы можем рассказать о нашем опыте. Мы предлагаем кое-что очень ценное».

границ | Синестезия: красочное слово с трогательным звуком?

Введение

Синестезия — это состояние, при котором люди испытывают атипичные реакции на определенные типы стимулов в дополнение к типичным реакциям, вызываемым этими стимулами.Например, синестет может воспринимать вкусы, когда видит определенные формы, или может воспринимать цвета, когда видит ахроматические буквы. Синестезия бывает разных форм, охватывающих широкий спектр сенсорных взаимодействий, как кросс-модальных, так и в рамках одной модальности.

За прошедшие годы появилось множество исследовательских программ, чтобы лучше понять это состояние. Некоторые исследования синестезии направлены на определение того, как и почему возникают или приобретаются синестетические ассоциации, а также паттерны, если таковые имеются, которые ими управляют (Watson et al., 2010, 2012; Виттофт и Винавер, 2013). Другое исследование было посвящено определению природы и характерных черт синестетических ассоциаций, поднимающих вопросы, например, относительно типов стимулов, которые могут вызывать синестетические реакции (Ramachandran et al., 2002). Но, пожалуй, наиболее актуальные вопросы, касающиеся синестетических ассоциаций, касаются их психологического вида . Действительно ли они воспринимаются, как многие утверждают? Другими словами, являются ли синестетические реакции выходом сенсорных модальностей, демонстрирующих особенности, которые соответствуют сенсорным качествам стимулов, таким как цвет, форма и звук? Или это чисто когнитивные реакции? Это мнемонические ассоциации? Или это какая-то их комбинация?

Несмотря на то, что за последние пару десятилетий в исследованиях синестезии были предприняты значительные шаги вперед, предстоит еще многое сделать, когда дело доходит до получения окончательных ответов на эти вопросы с использованием объективных критериев.Некоторые из самых больших успехов были сделаны с использованием методов нейровизуализации, которые помогают выявить нейронную основу синестезии. Хотя мы думаем, что эти методы особенно многообещающие для понимания синестезии, в этом кратком обзоре мы сосредоточимся на исследовании и критической оценке популярных поведенческих стратегий для оценки и понимания синестезии. Мы подчеркиваем ограничения этих стратегий, когда дело касается как точной оценки случаев синестезии, так и изучения природы задействованных реакций, и мы предлагаем потенциальные решения некоторых из этих ограничений на этом пути.

Оценка синестезии

Чтобы оценить или диагностировать психологическое состояние, необходимо, конечно, знать, на что обращать внимание. Хотя многое о синестезии все еще неизвестно, и могут проявляться новые формы и разновидности состояния, тем не менее будет полезно выделить некоторые характеристики синестезии, которые служат для того, чтобы отличить ее от других перцептивных явлений, таких как визуальные образы и определенные формы образных образов. объем памяти. Таких характерных черт три: (1) автоматичность, (2) надежность и (3) последовательность.Во-первых, имеется достаточно доказательств того, что синестетические ассоциации автоматические по природе (Lupiáñez and Callejas, 2006; Jarick et al., 2011). Обычно они производятся вне пределов преднамеренного контроля человека и не могут быть напрямую подавлены. Автоматичность синестезии помогает отличить ее от парадигмальных случаев ментальных образов. Хотя прослушивание определенного звука может привести к представлению определенных сцен или цветов, например, такие визуальные образы обычно находятся под значительной степенью преднамеренного контроля.Обычно можно начинать или прекращать воображать что-то по своему желанию. Это не отрицает того, что синестетические реакции обладают качествами, например формами и цветами, которые подобны или даже идентичны тем, которые демонстрируются ментальными образами. Однако синестетические реакции, по крайней мере, отличаются от ментальных образов в силу их автоматизма.

Во-вторых, это типичный случай, когда синестеты достоверно испытывают синестетические реакции при предъявлении запускающих стимулов.Когда синестеты вступают в перцепционный контакт с запускающим стимулом, их ответы будут индуцированы. Эти реакции не являются временными или непостоянными, хотя иногда они могут быть вызваны нейрофармакологически, например, психоактивными галлюциногенными веществами. Действительно, синестезия часто присутствует с раннего детства (Cytowic, 2002). Это помогает отличить состояние от обычных ассоциаций, основанных на памяти. Иногда у человека возникают яркие мнемонические образы, связанные, например, с определенными запахами или звуками, и эти воспоминания могут иногда даже возникать автоматически.Но они нечасто возникают и сохраняются на протяжении всей жизни человека, как сообщается о синестетических реакциях.

Наконец, несмотря на вариабельность синестетов, синестетические ассоциации внутри индивидуума, по-видимому, остаются относительно последовательными с течением времени в том смысле, что одни и те же типы стимулов (например, определенные слуховые тоны) имеют тенденцию вызывать одни и те же типы синестетических ответов (например, определенные цвета), (Dixon et al., 2000). Эта особенность также помогает отличить синестетические ассоциации от обычных мысленных образов, которые демонстрируют более гибкие ассоциации. Но, как утверждает (Simner 2012), последовательность не может быть центральным элементом синестезии, как многие предполагали. Проблема в том, что многие тесты, используемые для оценки синестезии, как мы увидим, рассматривают согласованность как основную меру синестетической ассоциации. В результате все синестеты, рассматриваемые в психологической литературе, демонстрируют последовательность в своих ассоциациях.Эта предвзятость могла создать завышенное ощущение того, насколько распространена эта характеристика на самом деле среди синестетических ассоциаций, до такой степени, что она стала определяющей чертой состояния. Поэтому мы ограничиваемся следующим утверждением: когда присутствует последовательность, это свидетельствует в пользу того, что соответствующая ассоциация является синестетической. Однако, когда последовательность отсутствует, это , а не свидетельство против , что релевантная ассоциация является синестетической.

Учитывая, что стратегии оценки используются в качестве диагностических инструментов для установления того, является ли данный человек синестетом, важно, чтобы они могли установить, что определенные зарегистрированные ассоциации проявляют каждую из этих характеристик и, возможно, другие, которые еще предстоит идентифицировать. Одной из наиболее широко используемых мер для определения наличия синестезии является процедура повторного тестирования, известная как «тест на подлинность» (TOG) среди исследователей синестезии. Некоторые считают TOG «золотым стандартом» оценки синестезии.В этой процедуре синестетов просят указать, посредством словесного отчета или сопоставления цветовых образцов, характер их синестетических реакций на определенные стимулы, а затем их повторно проверяют — часто без предупреждения — через год или более (Барон- Cohen et al., 1987; Cytowic, 2002; Asher et al., 2006).

Обоснование этого состоит в том, что если у человека есть синестезия, последовательность их ответов на этапе повторного тестирования будет значительно выше, чем у людей без синестезии, которым предлагается просто назначить ассоциации с одним и тем же набором стимулов.Например, Baron-Cohen et al. (1993) обнаружили, что 92,3% протестированных синестетов дали последовательные ответы при повторном тестировании через год без предупреждения, тогда как это было верно только для 37,6% контрольных субъектов, которые были протестированы через неделю с предупреждением. Это и другие подобные открытия становятся еще более впечатляющими из-за того факта, что синестетические реакции часто бывают очень точными, например, иногда с очень специфическими оттенками и оттенками в синестезии цвета графемы (Eagleman et al., 2007). Следовательно, в случаях, когда существует высокая согласованность ответов, это, вероятно, результат стабильной ассоциации. Таким образом, TOG может предоставить убедительные доказательства того, что сообщаемые ассоциации обладают одной из общих характеристик синестезии. Однако, если кто-то не проходит TOG, в соответствии с нашими предыдущими предостережениями, это само по себе не является доказательством против того, чтобы сообщаемая ассоциация была синестетической, поскольку может просто быть, что ассоциация непоследовательна.

TOG имеет ряд недостатков.Согласованность ответов с течением времени сами по себе не указывают на то, являются ли рассматриваемые ассоциации автоматическими или же, в некоторых случаях, они возникают по желанию. Более того, они сами по себе не устанавливают надежность ассоциаций, поскольку обычно наблюдаются только два случая каждой ассоциации — один раз на этапе тестирования, а затем еще раз на этапе повторного тестирования. Кроме того, эта процедура не дает никаких доказательств того, являются ли ассоциации когнитивными, перцептивными, мнемоническими или их комбинацией.Возможно, что некоторые люди, которые классифицируются как имеющие синестезию цвета графема, могут просто иметь в целом лучшие или более сильные воспоминания, как сообщалось по крайней мере в одном тематическом исследовании (Smilek et al., 2002; см. Также Tammet, 2009, p. 73) и в более крупном групповом исследовании (Radvansky et al., 2011). Таким образом, они могут иметь устойчивые мнемонические ассоциации определенных цветов с определенными буквами или цифрами, хотя эти улучшенные эффекты памяти могут быть скромными по размеру (см. Yaro and Ward, 2007; Rothen et al., 2012).Принимая TOG, некоторые люди могут просто добровольно ассоциироваться в памяти, а не автоматически воспринимать красный цвет с буквой «А», точно так же, как человек может вспомнить лицо своей бабушки, когда нюхает свежеиспеченное шоколадное печенье. Эти ассоциации, которые в некоторых других случаях могут быть автоматическими, можно было усвоить в раннем детстве, например, через телевизор, книги, игрушки или магниты на холодильник (см. Witthoft and Winawer, 2006, 2013) (рис. 1). Хотя добровольное связывание с превосходной памятью вряд ли может объяснить все случаи, в которых отображается согласованность, наша точка зрения заключается в том, что она может работать в достаточном количестве случаев, когда надежность TOG снижается.

Рис. 1. Буквенно-цветовые ассоциации могли быть приобретены на раннем этапе развития через общие ассоциации между буквами и цветами, как показано в этих игрушках .

Мы предполагаем, что эта проблема может быть решена путем добавления к TOG дополнительного теста и повторного тестирования с использованием стимулов, которые не требуются синестетами, о которых сообщают сами, для получения синестетических ассоциаций, таких как стимулы от сенсорной модальности, которая не вызывает синестетических реакций.Например, синестет цвета графемы может быть протестирован с помощью слуховых стимулов. Результаты этого теста-ретеста для несинестетических ассоциаций затем можно было сравнить с результатами, связанными с предположительно синестетическими ассоциациями. Это будет контролировать роль, которую превосходная память может играть в генерировании согласованных результатов в пределах каждого человека.

Мы также отмечаем некоторые сложности, касающиеся роли памяти в синестетических ассоциациях. Мы можем различать три типа сенсорных ассоциаций: (1) ассоциации между стимулом и реакцией, которые генерируются произвольными образами восприятия (основанными на мнемонике или нет), (2) ассоциации между стимулом и реакцией, которые генерируются автоматическим образы восприятия, которые также основаны на мнемонике, и (3) ассоциации между стимулом и реакцией, которые генерируются автоматическими образами восприятия, но не основаны на мнемонике.Мы не склонны рассматривать первый вид ассоциации как синестетический, поскольку он не является автоматическим по своему характеру. Мы считаем, что третий вид ассоциаций очень похож, если не совпадает с синестетическими ассоциациями, не основанными на образах. Однако возникает вопрос о том, правильно ли второй тип ассоциации понимается как синестетическая ассоциация, включающая косвенный путь между стимулом и реакцией, проходящий через мнемонические системы, а затем обратно к системам восприятия, а не напрямую через перцептивные системы. системы.Мы оставляем этот вопрос открытым для будущих теоретических рассуждений.

Учитывая субъективный характер ответов, вызываемых синестезией, особенно проблематичными являются онлайн-оценки или батареи для этого состояния (например, Eagleman et al., 2007). В этих оценках людям предлагается набор тестов, направленных на выявление любых синестетических реакций, которые могут быть у участников онлайн-тестирования. Эти оценки страдают двумя основными недостатками. Первая проблема связана с онлайн-оценками или батареями в более общем смысле, заключающаяся в том, что то, как человек реагирует на такие батареи, не может быть напрямую отслежен.Таким образом, испытуемые могут использовать несоответствующие стратегии, могут несколько раз брать батарею (см. Birnbaum, 2004), могут не отвечать последовательно, чтобы быстрее пройти оценку, или могут использовать заметки или наглядные пособия для выработки своих последовательных ответов. Они также могут использовать другие сигналы, например пространственные, для обозначения «воспринимаемого» цвета на цветовой шкале или круге, что может повысить точность и последовательность их ответов. Например, если цветовая полоса всегда имеет одни и те же цвета в одном и том же порядке сверху вниз на мониторе, как в некоторых батареях синестезии, субъекты могут использовать положение на полосе относительно монитора, а также другой потенциальный экран. ориентиры, чтобы повысить их точность.Невозможность проверить, правильно ли испытуемые реагируют на оценку, в то время как общая проблема с онлайн-тестами, особенно проблематична в случае оценки синестезии, когда уже есть трудности с классификацией состояния и с определением того, как проводить эти оценки. чтобы уловить его основные субъективные особенности. Кроме того, в таких оценках присутствует предвзятость, поскольку многие из тех, кто проходит тест, считают, что у них уже есть синестезия.

Еще одна проблема с онлайн-батареей заключается в том, что она, как и TOG, не может установить автоматичность или надежность синестетических ассоциаций. Следовательно, он не является всеобъемлющим в том смысле, в каком должна быть серьезная оценка психологического состояния для достижения надежных результатов. Кроме того, хотя оценки частоты синестезии обычно не основываются исключительно на таких показателях, любые из них (например, Novich et al., 2011 относительно частоты типов синестезии) следует интерпретировать с осторожностью.

Мы признаем, что использование онлайн-аккумуляторов дает преимущество в том, что они позволяют исследователям использовать гораздо более широкую сеть, чем лабораторные исследования, и тем самым собирать данные о более широком круге лиц. Но мы предлагаем использовать эти тесты в тандеме с лабораторными исследованиями для подтверждения результатов, собранных в Интернете, для того, чтобы более широкий набор данных мог надлежащим образом направлять исследования.

Понимание синестезии: психологические парадигмы

В этом разделе мы исследуем три часто используемые парадигмы для изучения характера синестетических реакций.Мы подчеркиваем некоторые опасения, связанные с текущим состоянием литературы, и предлагаем некоторые потенциальные средства правовой защиты.

Stroop Task

В ранних попытках исследовать природу синестетических ассоциаций использовалась разновидность задачи Струпа (Stroop, 1935; MacLeod, 1991), в которой ответы на наименование цветов существенно задерживаются для слов, которые обозначают несовместимые цвета (например, наименование цвета красный, когда слово «ЗЕЛЕНЫЙ» напечатано или отображается красным). В этом варианте синестеты представлены графемами, написанными в цвете, который либо соответствует, либо несовместим с синестетическими цветами, которые, как они сообщают, ассоциируются с этими графемами.Так, например, если синестет сообщает, что связывает букву «А» с красным цветом, ему будет представлен красный «А» в конгруэнтном состоянии и «А» какого-либо другого цвета в неконгруэнтном состоянии. Затем испытуемых просят назвать вслух цвет графемы. Синестеты, как правило, медленнее реагируют на неконгруэнтные испытания, чем на конгруэнтные испытания, по сравнению с контрольной группой, для которой не обнаружено влияния на время реакции (Dixon et al., 2000; Mattingley et al., 2001; Lupiáñez and Callejas, 2006).

Задача Струпа — ценный инструмент для установления автоматизма синестетических ассоциаций. Более медленное время реакции в неконгруэнтных испытаниях интерпретируется как неспособность подавлять мешающую синестетическую реакцию — и это ключевая характеристика автоматической ассоциации. Поскольку это не то, что проверяют TOG или онлайн-тесты батарей, мы предлагаем, чтобы более комплексная оценка синестезии могла сочетать эти тесты с тестом, подобным Струпу, чтобы можно было изучить автоматический размер состояния.В общем, для успешной стратегии оценки синестезии может потребоваться объединение нескольких тестов, чтобы получить более четкий профиль состояния у любого конкретного человека.

Но, как отмечали другие (например, Hubbard et al., 2005; Gheri et al., 2008), эти результаты не помогают установить, что синестетические реакции являются перцептивными по своей природе, поскольку вмешательство может быть вызвано чисто когнитивными, а не перцептивные процессы. Действительно, Элиас и др. (2003) использовали этот вариант парадигмы Струпа для сравнения производительности синестета цвета графемы и контроля, который был обучен семантическим ассоциациям цвета и числа с использованием набора определенных схем вязания крестиком в течение 8 лет.Например, число 5 может указывать на то, что следует использовать красную нить, и, таким образом, будет прочно ассоциироваться с красным цветом. Они обнаружили, что и синестет и семантически обученный субъект медленнее называли цвета чисел, несовместимые с их конкретными ассоциациями, предполагая, что вмешательство в эту парадигму Струпа не обязательно должно быть перцептивным по своей природе. Colizoli et al. (2012) аналогичным образом обнаружили эффекты интерференции Струпа в обучающем исследовании с использованием несинестетов.В свете этих результатов парадигма Струпа, как и процедура повторного тестирования, может быть неподходящей для объективного установления перцептивного характера синестезии, по крайней мере, при использовании изолированно.

Однако есть два препятствия для этого вывода. Во-первых, другие обучающие исследования с использованием несинестетов не обнаружили эффектов интерференции после тренировки (Rothen et al., 2011; Kusnir and Thut, 2012), поэтому необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, может ли вмешательство в парадигме Струпа быть результатом усвоенных ассоциаций, не связанных с восприятием.Во-вторых, величина интерференции, обнаруженная в исследованиях с обученными несинестетами, может быть меньше, чем у синестетов в задаче Струпа, хотя прямое сравнение исследований затруднено из-за различных стимулов и шкал, которые использовались (см. Также Elias et al. al., 2003, в котором обученный несинестет проявил больше помех при выполнении одной из задач). Это предполагает более тонкое различие между автоматизмом синестетиков и автоматизмом несинестетических ассоциаций. Использование нейровизуализации вместе с задачей Струпа поможет установить как перцептивную природу синестезии, если задействованы перцепционные области мозга, такие как цветовые области, так и автоматичность этих эффектов, учитывая, что задача Струпа является надежной мерой эта особенность.

Задачи визуального поиска

Другая популярная парадигма, используемая для понимания синестетических ассоциаций, исследует взаимосвязь между синестезией и вниманием. В задаче визуального поиска человеку предъявляют набор стимулов и просят отреагировать на присутствие или отсутствие «целевого» стимула, который отличается от других «отвлекающих» стимулов на основе некоторых визуальных характеристик, таких как цвет, ориентация или форма. Когда целевой стимул отличается от стимулов-отвлекающих только по одной из этих характеристик, он имеет тенденцию привлекать внимание, независимо от количества отвлекающих факторов.Одно из часто предлагаемых объяснений этого состоит в том, что отдельные характеристики стимулов обрабатываются автоматически и параллельно различными частями зрительной системы, прежде чем они будут объединены вниманием и, таким образом, кажутся «выскакивающими» из визуального массива поиска признаков (Treisman и Геладе, 1980). Применяя это к синестезии, обоснование состоит в том, что если синестетический цвет демонстрирует этот всплывающий эффект во время задачи визуального поиска, в которой цель отличается от отвлекающих факторов на основе уникальной особенности, тогда он должен обрабатываться с предварительным вниманием таким же образом, как и в таких задачах есть достоверные цвета.

Чтобы проверить эту гипотезу, Рамачандран и Хаббард (2001) провели новаторское исследование, в котором кратко представили два синестета проектора и сорок элементов управления с массивами ахроматических графем, где одна группа графем образовывала встроенную форму (квадрат, прямоугольник, треугольник или алмаз). Например, массив может состоять из треугольника длительностью 2 секунды на фоне, заполненном 5. Было предсказано, что конкретные графемы, использованные для формирования встроенной формы, вызывают синестетические цвета для двух синестетов.Участников эксперимента попросили идентифицировать встроенную форму. Два синестета были значительно лучше, чем контрольные, в успешной идентификации встроенной формы из набора из четырех вариантов, предположительно потому, что графемы индуцировали цвета, которые выскакивали из фона. Однако не все другие исследования, которые пытались воспроизвести этот результат, были успешными, а некоторые проводились с еще более крупными выборками синестетов (см. Таблицу 1).

Таблица 1. Сводка исследований, посвященных тестированию работы синестетов с использованием задач визуального поиска .

Исследования с использованием более традиционной парадигмы визуального поиска, в которой участников просят не идентифицировать встроенную форму, а скорее найти единственный целевой стимул среди отвлекающих факторов, дали неоднозначные результаты. Например, Palmeri et al. (2002) обнаружили, что синестет WO, который связывает определенный цвет с цифрой «2», был значительно быстрее, чем контрольная группа, при обнаружении цели «2» среди набора «5» и показал значительно меньший эффект установить размер по времени поиска.Laeng et al. (2004) также обнаружили превосходную производительность у одного синестета, выполняющего ту же задачу. Однако другие не пришли к тем же результатам (см. Таблицу 1). До тех пор, пока эти противоречивые результаты исследований не будут устранены, общий вывод о том, что синестеты превосходят элементы управления в задачах визуального поиска, будь то вариант встроенной фигуры или версия с одной целью, не является обоснованным.

Еще одна проблема заключается в том, что неясно, является ли превосходная производительность синестетов, в тех случаях, когда она действительно присутствует, обусловлена ​​синестетическими реакциями, которые предварительно создают эффект всплывающего окна.Ward et al. (2010) исследовали именно это предположение. Они провели исследование с 36 синестетами, используя задачу Рамачандрана и Хаббарда на встроенную фигуру, но на этот раз включив оценку самоотчетов синестетов во время эксперимента. Они обнаружили, что, хотя синестеты имели тенденцию превосходить контроль, большинство синестетов сообщали, что они не испытывали синестетических реакций по всему массиву во время выполнения задачи. Возможно, что еще более важно, синестеты, которые действительно испытывали синестетические реакции, сообщали о них как о фрагментарных, а не о всех сразу, предполагая, что эти переживания зависят от внимания и, возможно, других процессов более высокого порядка, и поэтому не появляются, как истинные цвета, в таких условиях. задания.В качестве примера типичного отчета участника Ward et al. предложите эту показательную цитату: «Я определенно НЕ вижу все цвета сразу. Мне нужно уделить внимание символам / формам или обработать их каким-либо образом, и тогда ему будет приписан цвет. Не то чтобы я мог искать где-то еще, и в углу я вижу фигуру, состоящую из фигур одного цвета ».

Это устное сообщение подтверждается недавним исследованием Nijboer et al. (2011), используя задачу визуального поиска, в которой синестеты и элементы управления должны были обнаружить одну целевую цифру среди набора отвлекающих цифр, например, «2» среди набора «5».Интересной особенностью их эксперимента является то, что участникам требовалось сделать всего одно прямое движение глаз к цели, а не блуждать глазами по массиву. Мишень и отвлекающие факторы были либо полностью серыми (ахроматическое состояние), либо полностью цветными. Целевой стимул всегда отличался по цвету от отвлекающих. Nijboer et al. обнаружили, что синестеты работают сравнимо с контрольными как в хроматических, так и в ахроматических условиях. Важно отметить, что точность снижалась с увеличением размера набора в ахроматическом состоянии как для синестетов, так и для элементов управления, что указывает на отсутствие эффекта всплывающего окна ни для одной из групп.Кроме того, не было никакого влияния размера набора на точность хроматического состояния, что указывает на то, что выпадающий действительно имел место в этом состоянии для обеих групп. Это свидетельство, кажется, ставит под сомнение утверждение о том, что синестетические реакции генерируются заранее.

Возможно, лучший способ оценить, необходимо ли внимание для синестетических реакций, — это определить, влияет ли перцептивная нагрузка (например, Lavie and Tsal, 1994; Lavie, 1995) на возникновение этих реакций.Перцепционная нагрузка относится к количеству перцептивной информации в стимуле или наборе стимулов, при этом для обработки требуется больше ресурсов внимания, когда перцептивная нагрузка высока. В частности, если для возникновения синестетической реакции требуется внимание, то эти реакции следует измерять чаще в условиях низкой перцепционной нагрузки по сравнению с высокой перцепционной нагрузкой. Например, синестеты должны чаще сообщать о синестетических реакциях, когда запускающие стимулы предъявляются в условиях низкой нагрузки.

Perceptual Crowding Experiments

Дополнительная парадигма, используемая для исследования синестезии, использует другой хорошо известный эффект восприятия. Графема, представленная отдельно на периферии, относительно легко идентифицировать визуально, тогда как гораздо труднее идентифицировать, когда она окружена графемами-дистракторами — эффект, известный как «скученность» (Flom et al., 1963; Bouma, 1970; Chung et al., 2001; Леви, 2008). Однако идентификация в условиях фланкирования упрощается, если целевая графема имеет другой цвет, чем дистракторы (Gheri et al., 2007).

Синестеты цветов графемы были протестированы с использованием этой парадигмы, чтобы определить, облегчают ли синестетические «цвета» идентификацию фланкированной цели так же, как это делают обычные цвета. И здесь результаты не были последовательными. Рамачандран и Хаббард (2001) протестировали синестет с этой задачей, который сообщил, что срабатывает его синестетический «цветной» ответ, , но только на этом основании он смог идентифицировать фланкированную графему. В этом случае синестетический «цвет» просто помог ему сделать вывод, что должна была быть графема, вместо того, чтобы помочь ему сознательно увидеть графему так, как это позволяют обычные цвета в тех же условиях.Хаббард и др. (2005) также провели эксперимент с использованием шести синестетов и обнаружили доказательства более высокой производительности при выполнении задания по сравнению с контрольными субъектами только у трех из шести синестетов. Таким образом, синестетические цвета в целом не показали значительно более высокой производительности по сравнению с элементами управления для задачи, как можно было бы ожидать, если бы синестетические цвета вели себя как обычные цвета.

Индивидуальные различия: синестезия «где-то там» или «все в голове»?

Что мы должны делать с противоречивыми результатами, которые преследуют литературу по синестезии? Заманчивое решение — обратиться к индивидуальным различиям среди синестетов для их объяснения.В литературе иногда проводится различие между синестетами «проектор» и «ассоциатор» (Smilek et al., 2001; Dixon et al., 2004; Dixon and Smilek, 2005; Ward and Mattingley, 2006; Ward et al. ., 2007, 2010; Jarick et al., 2011). Синестеты-проекторы сообщают, что их синестетические реакции (например, цвет в синестезии цвета графемы) находятся «где-то там, в космосе», тогда как синестеты-ассоциаторы сообщают, что воспринимают их как присутствующие, а не «мысленным взором».”

Есть две проблемы с обращением к различию ассоциатор / проектор для объяснения различной производительности синестетов в задачах, которые мы только что обсудили: (1) Большая часть мотивации для постулирования этого различия проистекает из субъективных отчетов, которые трудно интерпретировать, и (2) объективные методы, используемые для оценки различия ассоциатор / проектор, не позволяют его установить.

Хотя есть расхождения в субъективных отчетах синестетов, которые в значительной степени являются основанием для различий ассоциатор / проектор, трудно определить, связано ли это с разным опытом или просто с разными идиолектами.Действительно, некоторые из этих отчетов оказались несовместимыми друг с другом. Эдквист и др. (2006) провели исследование, в одной части которого требовалось, чтобы четырнадцать синестетов цвета графемы ответили на анкету, в которой их просили указать свое согласие со следующим: «цвет находится в космосе», «цвет — в моем сознании. глаз »или« ни то, ни другое ». Поразительно, но результаты анкетирования выявили, казалось бы, противоречивые отчеты по отдельным субъектам. Например, два синестета согласились с предложением «цвет находится где-то там, в космосе», но в отдельной анкете, введенной впоследствии, эти же два синестета также полностью согласились с предложением «цвет находится в моем воображении.И еще три синестета, которые выразили свое согласие с предложением «цвет в моем воображении», также согласились с предложением «цвет выглядит так, как будто он на странице». Эти конкурирующие ответы не только подчеркивают необходимость осторожности при использовании и интерпретации субъективных отчетов в целях теоретизирования о синестезии и ее разновидностях, но также вызывают общие опасения относительно классификации людей как синестетов, основанных исключительно на таких сообщениях.

Одним из способов смягчения этих опасений может быть более тщательный выбор формулировок, используемых в вопросниках, предназначенных для изучения опыта синестетов, чтобы избежать двусмысленности.Например, причина, по которой некоторые синестеты могли согласиться с тем, что их синестетические реакции находятся в их «мысленном взоре» , а также , находящиеся «где-то на странице», заключается в том, что, несмотря на то, что их синестетические ответы находятся там, на странице, они все еще сохраняют веру , что они на самом деле не являются свойствами внешних объектов. И поскольку они придерживаются этого мнения, они могут быть склонны ответить, что синестетический ответ находится в их «мысленном взоре». Их кажущиеся непоследовательными ответы на анкету могли быть попыткой отразить эту конкретную позицию.

Учитывая трудности, связанные с интерпретацией субъективных отчетов, наиболее надежным источником доказательств, вероятно, будут объективные меры, подтверждающие эти отчеты — по крайней мере, когда они достаточно хорошо поняты. Основная поведенческая задача, используемая для этих целей, — это вариант парадигмы Струпа, описанный ранее (Stroop, 1935; MacLeod, 1991). Те, кто идентифицируют себя как синестетиков-проекторов, как правило, быстрее называют синестетические цвета букв, а не их достоверные цвета, тогда как те, кто идентифицирует себя как синестетиков-ассоциаторов, склонны быстрее называть достоверные цвета синестетическими цветами (Dixon et al., 2004; Ward et al., 2007). Проекторы также демонстрируют более сильные эффекты интерференции Струпа, чем ассоциаторы, когда дело доходит до их производительности при задаче наименования цветов.

На основании этих данных Dixon et al. (2004) предполагают, что синестетические реакции в задаче Струпа являются более автоматическими для проекторов, чем для ассоциаторов, потому что внешние проекции цвета труднее игнорировать, чем внутренние. Ward et al. (2007), повторив результаты Диксона и др., Развивают это, предлагая объяснение с точки зрения смещения пространственных систем отсчета.Они предполагают, что для успешного выполнения задачи ассоциаторы должны обратить внимание на графему, расположенную на экране компьютера, а затем извлечь соответствующий цвет из другого пространственного местоположения (т. Е. Своего «мысленного взора»). Это замедляет их работу по сравнению с проекторами, которым нужно только присутствовать в месте расположения графемы или рядом с ним, чтобы сообщить свои синестетические цвета. Что касается проекторов, которые медленнее назначают достоверные цвета, чем синестетические цвета, Ward et al. предполагают, что реальный и синестетический цвет в одном и том же месте ведет к конкуренции между ними.

Эти интерпретации, возможно, многообещающие, но требуют дополнительной поддержки, прежде чем их можно будет использовать для подтверждения различия между проектором и ассоциатором. Результаты могут быть одинаково хорошо объяснены теми, кто сообщает, что они являются проекторами, просто имеющими более сильные ассоциации графема-цвет, чем те, кто сообщает, что они являются ассоциаторами, а не другим качеством их перцептивного опыта или любого другого перцептивного опыта в этом отношении. Более надежный результат получен у van Leeuwen et al.(2011), которые обнаружили в исследовании фМРТ с использованием динамического каузального моделирования, что синестетические реакции синестетов графемного цвета проектора вызывались в основном восходящими процессами через веретенообразную извилину, в то время как реакции синестетов ассоциаторов генерировались в основном нисходящими отростки через верхнюю теменную долю (см. также Rouw and Scholte, 2007). Мы предполагаем, что до тех пор, пока не будут собраны более надежные доказательства в отношении предполагаемого различия проектор / ассоциатор, это различие не сможет помочь объяснить несоответствия в литературе по синестезии.

Другое различие, к которому иногда обращаются при характеристике индивидуальных различий в синестезии, — это различие между «высшей» и «низшей» синестезией (Ramachandran et al., 2002). Высшие синестеты характеризуются как люди, чьи синестетические реакции могут быть вызваны в отсутствие индуцирующего физического стимула, просто думая о соответствующем стимуле или представляя его. Низшие синестеты — это те, для кого присутствие вызывающего физического стимула необходимо для того, чтобы испытать синестетический ответ.Высшие синестеты также характеризуются вторым образом, как те люди, для которых концептуальные свойства, а не просто сенсорные свойства физического стимула вызывают их синестетические реакции. Например, синестет более высокого цвета графемы, который связывает число пять с красным цветом, может испытывать ощущение красного в ответ на написанное слово «ПЯТЬ», римскую цифру «V», кластер из пяти точек, как на катящейся матрице. , и символ «5», которые все различаются по своим сенсорным свойствам, но имеют общее концептуальное свойство представления числа пять (см., e.г., Уорд, Сагив, 2007). Считается, что низшие синестеты не обладают синестетическими переживаниями, которые до такой степени чувствительны к концептуальным свойствам стимулов.

Некоторые доказательства этого различия снова получены из субъективных отчетов (например, Ramachandran and Hubbard, 2001). Однако и здесь различие не устанавливается объективными методами. Диксон и др. (2000) попытались предоставить некоторые экспериментальные доказательства этой более высокой категории синестезии, используя вариант парадигмы Струпа.Они представили синестету цвета графемы, C, арифметические задачи и попросили ее вычислить решение. Решением всегда было число, которое обычно вызывало в C отчет об очень специфическом цветовом восприятии. После вычисления каждой суммы C затем должна была назвать цвет пятна, который был либо конгруэнтным, либо несовместимым с цветом ответа, вызванного суммой, которую она только что вычислила. Они обнаружили, что C работает быстрее в сопоставимых и неконгруэнтных испытаниях, предполагая, что для нее мысли о конкретном числе достаточно, чтобы вызвать соответствующую ассоциацию.

Даже если принять это исследование как неопровержимое доказательство различия между высшим и низшим синестетами, оно не сможет объяснить противоречивые результаты, обсуждавшиеся в предыдущем разделе. Более высокие синестеты должны последовательно выполнять эти задачи лучше, чем контрольные. Вдобавок, как и в случае с другими задачами типа Струпа, выполнение C можно объяснить без постулирования перцептивной синестетической реакции. Например, может случиться так, что C вычислил сумму двух чисел, а затем быстро или автоматически вспомнил цвет, который шел вместе с суммой, вместо того, чтобы испытать перцептивный опыт.

Опять же, требуется больше доказательств, прежде чем такие предполагаемые индивидуальные различия между синестетами можно будет использовать для объяснения противоречивых результатов в задачах восприятия и классификации различных типов синестетов. Таким образом, эти различия между разными подтипами синестезии могут не помочь на данном этапе исследования.

Тем не менее, мы предполагаем, что многообещающим путем вперед будет обеспечение согласованности в различных исследованиях, изучающих эффективность синестетов в различных типах парадигм.Во-первых, во многих исследованиях не используются одни и те же типы визуальных стимулов или изображений. А тем, кто это делает, часто не хватает последовательности и других мер контроля, чтобы исключить альтернативы синестезии, такие как улучшенная память. Таким образом, стандартизованная батарея для оценки синестезии может включать набор тестов, каждый из которых точно откалиброван и валидирован для оценки различных определяющих характеристик синестезии. После того, как стандартный набор критериев будет использован для правильной идентификации и классификации синестезии, будущие исследования смогут лучше изучить природу состояния.

Выводы

Основываясь на этом выборочном обзоре, в котором освещаются некоторые из многих проблем в исследованиях синестезии, становится ясно, что в этой области необходимы более убедительные доказательства и лучшие инструменты для оценки и более полного понимания природы этого состояния. В настоящее время современные методы оставляют без ответа многие вопросы, касающиеся психологического типа или видов, под которые подпадают синестетические реакции. А текущие стратегии оценки оставляют слишком много места для ошибок. Некоторые из наиболее многообещающих инструментов для лучшего понимания и оценки синестезии — это те, которые могут измерять ее более объективно, например, те, которые измеряют ответы мозга во время синестетических реакций с использованием методов нейровизуализации.Эти инструменты можно использовать в тандеме с некоторыми из поведенческих оценок и экспериментальных парадигм, которые мы рассмотрели здесь. Основываясь на текущем состоянии нейропсихологической литературы по синестезии, необходимы дальнейшие исследования, прежде чем мы получим более четкое представление о механизмах, лежащих в основе синестезии.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта работа была частично поддержана грантом NIH MH64606 и грантами NSF 0642801, 0847607 и 0843148 Тони Ро.

Сноски

Список литературы

Ашер, Дж. Э., Эйткен, М. Р., Фаруки, Н., Курмани, С., и Барон-Коэн, С. (2006). Диагностика и фенотипирование визуальной синестезии: предварительная оценка пересмотренного теста на подлинность (TOG-R). Cortex 42, 137–146. DOI: 10.1016 / S0010-9452 (08) 70337-X

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Барон-Коэн, С., Харрисон, Дж., Голдштейн, Л. Х. и Вайк, М. (1993). Восприятие цветной речи: это синестезия, которая происходит, когда модульность нарушается. Восприятие 22, 419–426. DOI: 10.1068 / p220419

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Барон-Коэн, С., Вайк, М.А., и Бинни, К. (1987). Слышать слова и видеть цвета: экспериментальное исследование случая синестезии. Восприятие 16, 761–767. DOI: 10.1068 / p160761

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Cytowic, R.Э. (2002). Синестезия: союз чувств, 2-е изд. . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Диксон М. Дж., Смилек Д. и Мерикл П. М. (2004). Не все синестеты созданы равными: синестеты-проекторы против ассоциаторов. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci . 4, 335–343. DOI: 10.3758 / CABN.4.3.335

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Иглман, Д. М., Каган, А. Д., Нельсон, С. С., Сагарам, Д., и Сарма, А. К. (2007).Стандартизированная батарея тестов для изучения синестезии. J. Neurosci. Методы 159, 139–145. DOI: 10.1016 / j.jneumeth.2006.07.012

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Эдквист, Дж., Рич, А. Н., Бринкман, К., и Маттингли, Дж. Б. (2006). Синестетические цвета действуют как уникальные особенности при визуальном поиске. Cortex 42, 222–231. DOI: 10.1016 / S0010-9452 (08) 70347-2

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Элиас, Л.Дж., Сосье, Д. М., Харди, К., Сарти, Г. Э. (2003). Разделение семантических и перцептивных компонентов синестезии: поведенческие и функциональные нейроанатомические исследования. Cogn. Мозг Res . 16, 232–237. DOI: 10.1016 / S0926-6410 (02) 00278-1

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Гери К., Чоппинг С. и Морган М. Дж. (2008). Синестетические цвета не маскируют форму при визуальном поиске. Proc. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci .275, 841–846. DOI: 10.1098 / rspb.2007.1457

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Хаббард, Э. М., Арман, А. К., Рамачандран, В. С., Бойнтон, Г. М. (2005). Индивидуальные различия между синестетами графема и цвета: корреляции между мозгом и поведением. Neuron 45, 975–985. DOI: 10.1016 / j.neuron.2005.02.008

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Куснир, Ф., и Тут, Г. (2012). Формирование автоматических ассоциаций цвет-буква у несинестетов путем манипулирования вероятностью сочетания букв-цвета. Neuropsychologia 50, 3641–3652. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2012.09.032

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Лаенг Б., Свартдал Ф. и Эльманн Х. (2004). Представляет ли синестезия цвета парадокс для теорий раннего отбора внимания? Psychol. Sci . 15, 277–281. DOI: 10.1111 / j.0956-7976.2004.00666.x

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Лупианес, Дж., И Каллехас, А.(2006). Автоматическое восприятие и синестезия: свидетельство обозначения цвета и фотизма в задаче строго отрицательного прайминга. Cortex 42, 204–212. DOI: 10.1016 / S0010-9452 (08) 70345-9

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Маттингли, Дж. Б., Рич, А. Н., Йелланд, Г., и Брэдшоу, Дж. Л. (2001). Бессознательное праймирование исключает автоматическое связывание цвета и буквенно-цифровой формы в синестезии. Природа 410, 580–582. DOI: 10.1038 / 35069062

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Майлз, К.М., Диксон, М. Дж., Смилек, Д., Мерикл, П. М. (2003). Двойное видение: роль значения в буквенно-цифровой синестезии. Мозг . 53, 342–345. DOI: 10.1016 / S0278-2626 (03) 00139-8

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Nijboer, T. C. W., Satris, G., and van der Stigchel, S. (2011). Влияние синестезии на движения глаз: отсутствие синестетического выскакивания в задаче выбора глазодвигательной цели. Сознательное. Cogn . 20, 1193–1200.DOI: 10.1016 / j.concog.2011.03.017

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Нович С., Ченг С. и Иглман Д. М. (2011). Синестезия — одно состояние или много? Масштабный анализ выявляет подгруппы. J. Neuropsychol . 5, 353–371. DOI: 10.1111 / j.1748-6653.2011.02015.x

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Палмери Т. Дж., Блейк Р., Маруа Р., Флэнери М. А. и Ветселл У. мл. (2002).Воспринимаемая реальность синестетических цветов. Proc. Natl. Акад. Sci. США . 99, 4127–4131. DOI: 10.1073 / pnas.022049399

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Радванский, Г. А., Гибсон, Б. С., Макнерни, М. В. (2011). Синестезия и память: цветовая конгруэнтность, фон Ресторфа и эффекты ложной памяти. J. Exp. Psychol. Учить. Mem. Cogn . 37, 219–229. DOI: 10.1037 / a0021329

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Рамачандран, В.С., Хаббард Э. М. (2001). Психофизические исследования нейронных основ синестезии. Proc. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci . 268, 979–983. DOI: 10.1098 / rspb.2000.1576

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Рамачандран В. С., Хаббард Э. М. и Бутчер П. А. (2002). «Высшая» и «низшая» формы синестезии могут возникать в результате перекрестного связывания на разных корковых стадиях. J. Vision 2, 265. doi: 10.1167 / 2.7.265

CrossRef Полный текст

Селфридж, О.Г. (1955). «Распознавание образов и современные компьютеры», в Труды Западной совместной компьютерной конференции . (Лос Анджелес, Калифорния).

Струп, Дж. Р. (1935). Исследования вмешательства в серийных словесных реакций. J. Exp. Психол . 18, 643–662. DOI: 10.1037 / h0054651

CrossRef Полный текст

Таммет Д. (2009). Обнимая широкое небо . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

van Leeuwen, T. M., den Ouden, H. E. M., and Hagoort, P.(2011). Эффективная связь определяет природу субъективного опыта в синестезии цвета графемы. Дж. Neurosci . 31, 9879–9884. DOI: 10.1523 / jneurosci.0569-11.2011

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Уорд, Дж., Джонас, К., Дайнес, З., и Сет, А. (2010). Синестезия цвета графемы улучшает обнаружение встроенных форм, но без предварительного внимания «всплывающего» синестетического цвета. Proc. Биол. Sci . 277, 1021–1026.DOI: 10.1098 / rspb.2009.1765

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Уорд, Дж., Ли, Р., Салих, С., и Сагив, Н. (2007). Разновидности графемно-цветной синестезии: новая теория феноменологических и поведенческих различий. Сознательное. Cogn . 16, 913–931. DOI: 10.1016 / j.concog.2006.09.012

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Уотсон, М., Акинс, К., и Кроуфорд, Л. (2010). Гипотеза развивающего обучения синестезии. Шпилька. Прил. Лингвист . 1.

границ | Синестезия: введение

Синестезия — это редкое переживание, когда одно свойство стимула вызывает второе переживание, не связанное с первым. Например, в лексико-вкусовой синестезии слова вызывают переживание вкусов (Ward, Simner, 2003). Существует не менее 60 известных вариантов синестезии (Day, 2013), включая сообщения о синестетических переживаниях цвета (Baron-Cohen et al., 1987), вкуса (Ward and Simner, 2003), прикосновения (Ward et al., 2008) и звук (Saenz, Koch, 2008). Считается, что нижняя граница распространенности этого состояния составляет примерно 4% (Simner et al., 2006). Хотя синестетические переживания были задокументированы с 1800-х годов (Jewanski et al., 2009), только в последние несколько десятилетий подлинность синестетических переживаний и механизмов, которые способствуют им, была глубоко исследована (Ward, 2013). Это возрождение исследований привело к развитию нашего понимания механизмов, которые способствуют синестетическому опыту, и использованию синестезии в качестве уникальной экспериментальной подготовки, чтобы информировать нас о типичных моделях познания и восприятия (например,г., Коэн Кадош и Хеник, 2007; Симнер, 2007; Баргари и Митчелл, 2008; Rouw et al., 2011). Это также привело к появлению множества открытых вопросов и дискуссий, некоторые из которых затрагиваются в данной теме исследования. В частности, эта тема исследования сосредоточена вокруг следующих тем: Что представляет собой синестезия и как она соотносится с типичными кросс-модальными взаимодействиями? Какие механизмы способствуют синестетическим переживаниям? Есть ли более широкие когнитивные и перцептивные черты, связанные с синестезией, и какие механизмы опосредуют их отношения? Всего 20 статей, каждая из которых посвящена хотя бы одной из этих тем.

Что представляет собой синестезия и как она соотносится с типичными кросс-модальными взаимодействиями?

Некоторые авторы сосредотачиваются на обсуждении того, что такое синестезия и как она связана с типичными кросс-модальными взаимодействиями. Милопулос и Ро (2013) предоставляют критический обзор методов, используемых для понимания и классификации синестезии, и предоставляют набор маркеров, помогающих отличить синестезию от других психологических явлений. Маркс и Малвенна (2013) представляют интересную статью с мнением о случаях, граничащих с традиционными формами синестезии, и обсуждают, являются ли эти формы формами синестезии или нет.Сходным образом Дерой и Спенс (2013) обсуждают понятие «индуцированной синестезии», утверждая, что нынешние попытки вызвать синестезию не могут быть явно связаны с синестезией развития.

Moos et al. (2013) затрагивают тему того, как синестезия связана с типичными кросс-модальными взаимодействиями, сообщая о выводах о цветовых и текстурных ассоциациях в синестезии, индуцированной голосом, предлагая общие механизмы, лежащие в основе кросс-модальных ассоциаций между синестетами и несинестетами.Кроме того, Rouw et al. (2014) исследуют взаимосвязь между синестетическими и несинестетическими кросс-модальными представлениями, оценивая цветовые ассоциации для дней и букв на разных языках.

Haigh et al. (2013) исследуют остроту восприятия визуально-слуховой сенсорной субстанции и обсуждают, являются ли визуальные образы, вызываемые устройством, формой или синтетической синестезией. Точно так же Симнер (2013) вносит свой вклад в темы о том, какие механизмы вносят вклад в синестетические переживания и что составляет синестезию, обсуждая роль визуальных ментальных образов в различных типах синестетов.В своем вдумчивом обсуждении она предполагает, что различия между проекторами (для которых синестетические переживания проецируются на внешние объекты) и ассоциаторами (для которых синестетические переживания появляются в «мысленном взоре») синестетами могут возникать из индивидуальных различий в визуальных ментальных образах.

Какие механизмы способствуют синестетическим переживаниям?

В дополнение к предположению Симнера (2013) о том, что синестетический опыт связан с индивидуальными различиями в визуальных ментальных образах, несколько других статей также обращаются к механизмам, лежащим в основе синестезии.Gertner et al. (2013) предполагают, что числовая синестезия — это нечто большее, чем просто явление, вызванное символами, и что она также может быть вызвана несимволическими величинами. Перри и Хеник (2013) сообщают об эксперименте, касающемся эмоциональных конфликтных ощущений, вызванных синестезией, когда конфликтуют синестетические фотизмы и достоверные переживания (например, когда числительное представлено неправильным цветом). Они обсуждают свои открытия в отношении эмоционального опыта в синестезии и в какой степени синестезия может использоваться в качестве средства информирования нас об эмоциональной обработке в более широких слоях населения.Dael et al. (2013) также обращаются к аффектам в синестезии, предоставляя вдумчивую обзорную статью о связанных с аффектами синестезиях и лежащих в их основе механизмах. Кроме того, Jarick et al. (2013) исследуют предпочтение точки обзора и визуальное доминирование в пространственно-временной синестезии, сообщая, что их синестет может перевернуть свою точку зрения на «время».

Переходя к нейронным механизмам, O’Hanlon et al. (2013) представляют исследовательскую статью, в которой исследуются структурные и функциональные корреляты мозга синестезии графема и цвета.Colizoli et al. (2013) сообщают об одном случае лексико-вкусовой и звуково-вкусовой синестезии с визуализацией головного мозга. Кроме того, Люк и Терхьюн (2013) предоставляют важный обзор индукции синестезии химическими агентами, подчеркивая потенциальную роль серотонинергической системы в синестезии.

Наконец, Чиу и Рич (2014) обсуждают роль концептуального знания в понимании синестезии. Используя подход «концентратор и спицы», они представляют модель синестезии, в которой индуктор и параллельный элемент связаны в рамках представления на концептуальном уровне.

Связаны ли с синестезией более широкие когнитивные и перцептивные черты, и какие механизмы опосредуют их взаимоотношения?

Некоторые авторы подчеркивают, что синестеты по-разному выполняют задачи, не связанные напрямую с их синестетическим опытом. Например, Chun и Hupé (2013) обращаются к взаимосвязи между синестезией и другими переживаниями восприятия, исследуя распространенность переживаний касания зеркала (Banissy et al., 2009) и тикерной ленты (Day, 2005) в синестезии.Буве и др. (2014) сообщают об интересном тематическом исследовании с участием аутичного человека, который помимо абсолютного слуха и ассоциаций, подобных синестетикам, обладает способностями ученого. Они обсуждают этот случай в связи с ролью достоверного картирования при аутизме, абсолютном слухе и синестезии. Nielsen et al. (2013) исследуют и обсуждают влияние синестетических восприятий на сексуальный опыт.

Что касается когнитивных различий между синестетами и несинестетами, Ward et al.(2013) рассматривают взаимосвязь между синестезией цвета графемы и улучшенной памятью распознавания, сравнивая память визуального распознавания в цвете графемы и лексическую синестезию вкуса. Они показывают, что синестеты цвета графемы демонстрируют улучшенную память визуального распознавания, но этого не наблюдается для лексико-вкусовой синестезии. Мейер и Ротен (2013) исследуют, связана ли синестезия с определенным когнитивным стилем, и предоставляют доказательства, позволяющие предположить, что синестеты цвета графемы отдают предпочтение вербальному и определенному визуальному когнитивному стилю.

Заключительные замечания

Таким образом, данная тема исследования представляет собой новый сборник статей по синестезии, посвященных ряду вопросов. Мы предполагаем, что многие из них предоставят продуктивные новые области исследований и концептуальные основы для будущего изучения синестезии и связанных с ней процессов.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Банисси, М. Дж., Коэн Кадош, Р., Маус, Г. У., Уолш, В., и Уорд, Дж. (2009). Распространенность, характеристики и нейрокогнитивная модель зеркально-сенсорной синестезии. Exp. Мозг Res . 198, 261–272. DOI: 10.1007 / s00221-009-1810-9

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Буве, Л., Доннадье, С., Валдуа, С., Карон, К., Доусон, М., и Моттрон, Л. (2014). Верное отображение способностей ученых, абсолютного слуха и синестезии: исследование случая аутизма. Фронт. Психол . 5: 106. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00106

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дэй, С. (2005). «Некоторые демографические и социокультурные аспекты синестезии», в Synesthesia: Perspectives from Cognitive Neuroscience , ред. Л. С. Робертсон и Н. Сагив (Oxford: Oxford University Press), 11–33.

Дэй, С. А. (2013). «Синестезия: взгляд от первого лица», в The Oxford Handbook of Synesthesia , Chapter 44, eds J.Симнер и Э. М. Хаббард (Oxford: University Press), 903–923.

Нильсен, Дж., Крюгер, Т. Х. К., Хартманн, У., Пасси, Т., Фер, Т., и Зедлер, М. (2013). Синестезия и сексуальность: влияние синестетических восприятий на сексуальный опыт. Фронт. Психол . 4: 751. DOI: 10.3389 / fpsyg.2013.00751

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Симнер, Дж., Малвенна, К., Сагив, Н., Цаканикос, Э., Уизерби, С., Fraser, C., et al. (2006). Синестезия: преобладание атипичных кросс-модальных переживаний. Восприятие 35, 1024–1033. DOI: 10.1068 / p5469

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уорд, Дж., Банисси, М. Дж., И Джонас, К. (2008). «Тактильное восприятие в синестезии», в Human Haptic Perception: Basics and Applications , eds M. Grunwald (Basel: Birkhäuser), 259–265.

Google Scholar

Что такое синестезия? | Живая наука

Синестезия — это неврологическое заболевание, которое заставляет мозг обрабатывать данные одновременно несколькими органами чувств.Например, человек с синестезией может слышать звуки, но при этом видеть их как разноцветные завитки. Состояние не до конца изучено, но считается, что оно является генетическим и затрагивает больше женщин, чем мужчин.

По данным Американской психологической ассоциации (APA), синестезия встречается редко и встречается только у 1 из 2000 человек. Состояние чаще встречается у художников, писателей и музыкантов; По данным Psychology Today, от 20 до 25 процентов людей этих профессий страдают этим заболеванием.Примеры известных художников с синестезией — поп-певец Лорд, скрипачка Кейтлин Хова, художники Василий Кандинский и Дэвид Хокни. По данным АПА, писатель Владимир Набоков, композитор Оливье Мессиан и физик Ричард Фейнман также могли иметь синестезию.

Типы

Слово «синестезия» происходит от греческого слова «воспринимать вместе». Согласно Psychology Today, было зарегистрировано более 60 типов синестезии. Большинство людей с этим заболеванием испытывают как минимум два типа синестезии.Наиболее распространенный тип — синестезия цвета графемы, когда буквы или числа кажутся раскрашенными на написанной странице или визуализируются как окрашенные в уме.

Некоторые другие типы синестезии включают следующие:

  • Обоняние определенных запахов при прослушивании определенных звуков.
  • Восприятие музыки как цветов в воздухе (синестезия музыкальных цветов).
  • Дегустационные слова (лексико-вкусовая синестезия).
  • Ощущение, что определенные текстуры вызывают определенные эмоции (синестезия тактильных эмоций).
  • Ощущение того, что время имеет физические характеристики (пространственно-временная синестезия).
  • Видение определенного цвета при чувстве боли.
  • Восприятие языка жестов как цвета.

Некоторые люди испытывают явление, называемое «концептуальной синестезией», при котором они видят абстрактные понятия, такие как единицы времени или математические операции, как формы, проецируемые либо внутри, либо в пространство вокруг них, согласно APA.

Причины

Синестезия впервые была изучена в конце 19-го и начале 20-го веков, но исследования этого состояния отошли на второй план до 1970-х годов.С тех пор многие нейробиологи изучали это состояние и предложили несколько конкурирующих теорий о его причинах, согласно статье в Monitor on Psychology APA.

Например, исследование Саймона Барон-Коэна, изучающего синестезию в Кембриджском университете, показало, что синестезия является результатом переизбытка нейронных связей. Обычно каждое из чувств закреплено за отдельными модулями мозга с ограниченной перекрестной коммуникацией. Барон-Коэн предположил, что в мозгу людей с синестезией стены разрушены, и между модулями больше коммуникации.

Однако Питер Гроссенбахер, психолог из Университета Наропа в Колорадо, считает, что синестезия не перестраивает архитектуру мозга, а происходит, когда одночувственные области мозга получают обратную связь от мультисенсорных областей. Обычно информация из мультисенсорных областей возвращается только в соответствующую односенсорную область. По словам Гроссенбахера, у людей с синестезией информация оказывается беспорядочной.

Другая теория, предложенная Дафной Маурер, психологом из Университета Макмастера в Онтарио, заключается в том, что у всех есть эти связи, но не все их используют.Маурер предположил, что те, кто использует связи, испытывают синестезию.

Небольшое исследование 17 участников, опубликованное в European Journal of Neuroscience в 2016 году, показало, что у людей с синестезией могут быть более сильные психические ассоциации между определенными звуками и округлыми или угловатыми формами. «Были споры о синестезии», — говорится в заявлении соавтора исследования доктор Криш Сатиан, невролог из Университета Эмори в Атланте. До сих пор было неясно, связан ли источник восприятия у людей с синестезией с тем, как они связывают определенные звуки, которые они слышат, с мысленными образами, которые представляют эти звуки, или источник был чем-то совершенно другим, сказал он.

В ходе опроса 11000 студентов колледжей в 2017 году исследователи обнаружили, что дети, которые выросли, слыша и разговаривая на двух языках начиная с очень раннего возраста, с большей вероятностью имели синестезию, чем люди, которые не говорили на двух языках, начиная с очень раннего возраста. «Группы людей с разным языковым образованием имеют разную степень синестезии — и совершенно разные показатели», — сказал соавтор исследования Маркус Уотсон, психолог-экспериментатор из Йоркского университета в Торонто. «Она колеблется от 0 процентов до примерно 5 процентов в зависимости от их языкового фона.»

Диагноз

Не существует официального метода диагностики синестезии. Однако существуют рекомендации, которые были разработаны ведущим исследователем синестезии доктором Ричардом Цитовиком.

Люди с синестезией обычно делают следующее:

  • Непроизвольно испытывают свое восприятие.
  • Проецируйте ощущения за пределами разума, такие как видение цветов, парящих в воздухе, когда они слышат звуки
  • Имейте восприятие, которое каждый раз остается одним и тем же.
  • Иметь общее восприятие, например, видеть форму в ответ на определенный запах, но не видеть чего-то более сложного.
  • Вспомните вторичное синестетическое восприятие лучше, чем первичное восприятие.
  • Имейте эмоциональные реакции, такие как приятные чувства, связанные с их восприятием.

Дополнительные ресурсы

Неврология для детей — Синестезия

Представьте, что когда вы видите горизонт города, вы пробуете ежевику.Или, может быть, когда вы слышите скрипку, вы чувствуете щекотку в левом колене. Возможно, вы полностью уверены, что среда светло-красная. Если у вас есть подобные переживания, у вас может быть синестезия.

Что такое синестезия?

Синестезия — это состояние, при котором нарушается одно чувство (например, слух). одновременно воспринимается одним или несколькими дополнительными органами чувств, такими как достопримечательность. Другая форма синестезии объединяет такие объекты, как буквы, фигуры, числа или имена людей с чувственным восприятием, такими как запах, цвет или аромат.Слово синестезия происходит от двух греческих слов: син . (вместе) и aisthesis, (восприятие). Следовательно, синестезия буквально означает «совместное восприятие».

Синестезия может включать любое из чувств. Самая распространенная форма, цветных букв и числа , возникает, когда кто-то всегда видит определенный цвет в ответ на определенную букву алфавита или цифру. Например, синестет (человек с синестезией) может видеть слово «самолет» как мятно-зеленый или цифру «4» как темно-коричневый.Есть также синестеты, которые слышать звуки в ответ на запах, кто чувствует запах в ответ на прикосновение или кто почувствовать что-то в ответ на зрение. Практически любая комбинация чувства возможно. Есть люди, которые обладают синестезией вовлекает три или даже больше чувств, но это случается крайне редко.

Синестетические восприятия индивидуальны для каждого человека. Различные люди с синестезией почти всегда расходятся во мнениях. В другом словами, если один синестет думает, что буква «q» окрашена в синий цвет, другой синестет может увидеть «q» как оранжевый.

Хотя официально установленного метода диагностики нет. синестезии, некоторые рекомендации были разработаны Ричардом Цитовиком, доктором медицины, ведущий исследователь синестезии. Не все согласны с этими стандартами, но они служат отправной точкой для диагностики. По словам Цитовича, синестетические восприятия:
Непроизвольные : синестеты не думают активно об их восприятии; они просто случаются.
Прогноз : вместо того, чтобы переживать что-то «мысленным взором», как могло бы случиться когда вас просят представить цвет, синестет часто видит цвет проецируется за пределы тела.
Долговечный и общий : восприятие должно быть всегда одинаковым; Например, если вы пробуете шоколад, когда слышите Концерт для скрипки Бетховена, вы должны всегда пробуйте шоколад, когда слышите его; также восприятие должно быть общий — то есть вы можете видеть цвета, линии или формы в ответ на определенный запах, но вы не увидите чего-то сложного, например, комнаты с люди, мебель и картины на стене.
Памятный : часто вторичный синестетик восприятие запоминается лучше, чем первичное восприятие; Например, синестет, который всегда ассоциирует фиолетовый цвет с именем «Лаура», часто будет помнить, что женское имя пурпурный, а не вспоминая «Лауру».»
Эмоциональный : восприятие может вызвать эмоциональные реакции, такие как приятные чувства.

У кого?

Оценки количества людей с синестезией колеблются от 1 из 200. до 1 из 100000. Вероятно, много людей страдают этим заболеванием. но не понимаю, что это такое.

Синестеты обычно:

Женщины : в США, исследования показывают, что у женщин синестезия в три раза больше, чем у мужчин; в U.К., сообщалось о том, что им в восемь раз больше женщин. В Причина такой разницы неизвестна.
Левша : синестеты чаще левши, чем обычные Население.
Неврологически нормально : синестеты нормальные (или возможно выше среднего) интеллект, и стандартные неврологические осмотры нормальный.
В одной семье : синестезия каким-то образом передается по наследству; это кажется доминантный признак, и он может быть на Х-хромосоме.
Некоторые известные люди, у которых могла быть синестезия, включают:

Василий Кандинский (художник, 1866-1944)
Эми Бич (пианистка и композитор, 1867-1944)
Оливье Мессиан (композитор, 1908-1992)
Шарль Бодлер (поэт, 1821-1867)
Ференц Лист (композитор, 1811-1886)
Артур Рембо (поэт, 1854-1891)
Ричард Филлипс Фейнман (физик, 1918-1988)
Мэри Дж.Блайдж (певица, автор песен, 1971-)

Возможно, что некоторые из этих людей просто выразили синестетическое идеи в своем искусстве, хотя некоторые из них, несомненно, имели синестезия.

Биологическая основа синестезии

Некоторые ученые считают, что синестезия возникает в результате «перекрестной связи» в мозг. Они предполагают, что в синестетах, нейронах и синапсах, которые «предполагается», что они содержатся в одной сенсорной системе, перекрещиваются с другой сенсорная система.Непонятно, почему это могло произойти, но некоторые исследователи верят, что эти перекрестные связи присутствуют у каждого при рождении, и только потом связи уточняются. В некоторых исследованиях младенцы реагировать на сенсорные стимулы способом, который, по мнению исследователей, может включать синестетические восприятия. Эти исследователи предполагают, что у многих детей возникли перекрестные связи, а затем они теряются. Взрослый синестеты, возможно, просто сохранили эти перекрестные связи.

Неясно, какие части мозга участвуют в синестезии.Исследования Ричарда Цитовича привели его к мысли, что лимбическая система в первую очередь отвечает за синестетические переживания. Лимбическая система включает: несколько структур мозга, в первую очередь отвечающих за регулирование нашего эмоциональные реакции. Однако другие исследования показали, что активность в коре головного мозга во время синестетического опыты. На самом деле исследования показали особенно интересный эффект в коре головного мозга: синестеты с цветным слухом могут проявляют активность в нескольких областях зрительной коры, когда они слышат определенных слова.В частности, области зрительной коры связанные с обработкой цвета активируются, когда синестеты слышат слова. Несинестеты не проявляют активности в этих областях, даже когда попросили представить цвета или связать определенные цвета с определенными словами.

Синестезия и исследование сознания

Многие исследователи интересуются синестезией, потому что она может выявить кое-что о человеческом сознании. Одна из самых больших загадок изучение сознания — это то, что называется «проблемой связывания».» Ни один. Никто знает, как мы связываем все наши восприятия в одно целое. Например, когда вы держите цветок, вы видите цвета, вы видите его формы, вы чувствуете его запах и чувствуете его текстуру. Ваш мозг управляет связать все эти восприятия в одно понятие цветка. У синестетов могут быть дополнительные восприятия, которые дополняют их концепцию цветок. Изучение этих представлений может когда-нибудь помочь нам понять, как мы воспринимаем наш мир.

Синестезия | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Учусь · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Показатель


Синестезия (также пишется синестезия или синестезия ) — от греческого син — что означает союз и эстетика означает ощущение , это неврологическое состояние, при котором два или более телесных чувства связаны .Например, в форме синестезии, известной как синестезия цвета графемы, буквы или числа могут восприниматься как изначально окрашенные. При других формах синестезии музыкальные и другие звуки могут восприниматься как цветные или имеющие определенную форму. В то время как кросс-сенсорные метафоры иногда описываются как «синестетические», истинная неврологическая синестезия является непроизвольной и возникает примерно у четырех процентов населения (1 из 23 человек) во всем диапазоне ее вариантов (см. Simner et al., В печати). Он сильно распространяется в семьях, возможно, унаследованных как доминантный признак, сцепленный с Х-хромосомой.

Маркус Зедлер описывает в краткой статье синестезию как «состояние восприятия, при котором стимуляция в одной сенсорной модальности вызывает одновременное ощущение в другой, восприятие, которое воспринимается как реальное».

Невролог Ричард Цитовик (2003: 76-77; 2002: 67-69) определяет следующие «диагностические» критерии синестезии:

  1. Синестезия непроизвольная и автоматическая
  2. Синестетические изображения расширены в пространстве, что означает, что они часто имеют определенное «местоположение»
  3. Синестетические восприятия непротиворечивы и универсальны (т.е. просто, а не образно).
  4. Синестезия очень запоминается.
  5. Синестезия нагружена аффектом

Данн (1998: 6-7) добавляет еще два:

  • Синестезия нелингвистична и несколько невыразима.
  • Синестезия возникает у людей с нормальным, здоровым и здоровым мозгом.

Как человек с синестезией может воспринимать (прим., , а не «видеть») определенные буквы и цифры.

Есть много разновидностей синестезии.Хотя логически возможно практически любое сенсорное сочетание, одни комбинации встречаются гораздо чаще, чем другие. В одной из наиболее распространенных форм синестезии, синестезии графема-> цветовая, отдельные буквы алфавита, а также числа «заштрихованы» или «окрашены» цветом. Хотя никакие два синестета не сообщают одинаковые цвета для всех букв и цифр, исследования большого количества синестетов показывают, что есть некоторые общие черты для букв (например, A, вероятно, будет красным) (Day, 2005; Simner et al., 2005).

Синестеты часто сообщают, что не осознавали, что их переживания были необычными, пока не осознали, что у других людей их не было, в то время как другие сообщают, что чувствовали себя так, как будто они всю свою жизнь хранили секреты. Писательница и синестет Патриция Линн Даффи вспоминает один ранний опыт: «Однажды, — сказал я отцу, — я понял, что для того, чтобы написать букву« Р », мне нужно было сначала написать букву« П », а затем провести линию. И я был так удивлен, что смог превратить желтую букву в оранжевую, просто добавив линию.'» [1]

Другая графема -> синестет цвета сообщает:« Я часто ассоциирую буквы и цифры с цветами. Каждой цифре и каждой букве в моей голове ассоциируется цвет. Иногда, когда буквы написаны жирным шрифтом на листе бумаги, они на короткое время кажутся того же цвета, если я не заостряю на этом внимание. Некоторые примеры: «S» — красный, «H» — оранжевый, «C» — желтый, «J» — желто-зеленый, «G» — зеленый, «E» — синий, «X» — фиолетовый, «I» бледно-желтый, «2» — коричневый, «1» — белый.Если я напишу SHCJGEX, он будет восприниматься как радуга, когда я прочитаю его, как и ABCPDEF ». (Из обсуждения с косой чертой)

Другие синестеты сообщают, что дни недели, месяцы года и числа имеют определенное пространственное расположение или что числа имеют определенный пол и характер.

Джеймс Ваннертон, лексико-вкусовой синестет, сообщает: «Когда я слышу, читаю или произносю (внутренняя речь) слова или звуки слов, я испытываю немедленное и непроизвольное ощущение вкуса на языке.Эти очень специфические вкусовые ассоциации никогда не меняются и остаются неизменными столько, сколько я себя помню ». [2]

Учитывая большое разнообразие форм синестезии, исследователи приняли соглашение об обозначении типа синестезии, используя следующие обозначения x -> y, где x — «индуктор» или триггер, а y — «параллельный» или дополнительный , дополнительный опыт. Так, например, отображение букв и цифр (вместе называемых графемами) как цветных будет обозначено как графема -> синестезия цвета.Точно так же, когда синестеты видят цвета и движение в результате слышания музыкальных тонов, на это указывает синестезия тон -> (цвет, движение).

Демонстрация реальности синестезии [править | править источник]

Доказательство того, что кто-то является синестетом, довольно легко найти, но трудно «подделать». Самый простой тест включает в себя повторный тест на надежность в течение длительных периодов времени, и синестеты постоянно получают более высокие баллы в таких тестах, чем несинестеты (либо с названиями цветов, цветными чипами, либо даже с палитрой цветов, обеспечивающей 16.7 миллионов вариантов цвета). Синестеты могут набрать 90% согласованности за интервалы повторного тестирования продолжительностью до одного года, в то время как несинестеты получат согласованность на 30-40% за интервалы повторного тестирования всего в один месяц, даже если их предупредили, что они будут повторно протестирован (например, Baron-Cohen et al., 1996).

Более специализированные тесты включают использование модифицированных версий эффекта Струпа. В стандартной парадигме Струпа сложнее назвать цвет чернил слова «красный», когда оно напечатано синим цветом, чем если бы слово «синий» было представлено синим.Это показывает, что чтение происходит «автоматически». Точно так же, если мы представим синестет цвета графемы с четырьмя, которые они видят как красные, но представим его синими чернилами, они будут медленнее идентифицировать цвет чернил. Обратите внимание, что это происходит не потому, что они не могут видеть синие чернила, а скорее из-за того, что тот же тип «конфликта ответов», который отвечает за стандартный эффект Струпа, также возникает между цветом чернил и автоматически индуцированным цветом графемы. Подобные варианты Stroop могут быть разработаны там, где, например, кого-то просят назвать пятно красного цвета, слушая тон, который вызывает ощущение синего (Ward et al., 2006), или для определения горького вкуса во время прослушивания музыкального интервала, который вызывает сладкий вкус (Beeli et al., 2005).

Пример теста, используемого для демонстрации реальности синестетических переживаний (из Рамачандрана и Хаббарда, 2001).

Наконец, исследования синестезии цветов графемы продемонстрировали, что синестетические цвета могут улучшить выполнение определенных зрительных задач, по крайней мере, для некоторых синестетов. Вдохновленные тестами на дальтонизм, Рамачандран и Хаббард (2001) представили синестетов и несинестетов с дисплеями, состоящими из числа пятерок, с некоторыми двойками, встроенными среди пятерок.Эти двойки могут составлять одну из четырех разных форм; квадрат, ромб, треугольник или ромб. От синестета, который видит 2 как красное, а 5 как зеленое, можно ожидать, что их синестетические цвета помогут им найти «встроенную фигуру». Это действительно то, что было найдено. Последующие исследования исследовали эти эффекты более тщательно и обнаружили, что 1) среди синестетов существует значительная вариабельность и 2) хотя синестезия вызывается на ранней стадии обработки восприятия, она не возникает до привлечения внимания.

За последние 100 лет в научной литературе был опубликован ряд тематических исследований, и в биографиях известных художников есть ссылки, указывающие на то, что они испытали это состояние.

Основная статья: Примеры синестезии

Оценки распространенности синестезии широко варьировались (от 1 из 20 до 1 из 20000). Однако все эти предыдущие исследования страдали методологическим недостатком использования выборок, выбранных самостоятельно.То есть единственными людьми, включенными в эти более ранние исследования, были те, кто сообщил о своем опыте экспериментатору. Simner et al. (В печати) провели первое случайное популяционное исследование, в результате которого была выявлена ​​распространенность 1 из 23. Недавние данные (Day, 2005; Simner et al., В печати) предполагают, что графема → цвет и дни неделя -> наиболее распространены варианты цвета.

Почти каждое исследование, посвященное этой теме, предполагало, что синестезия группируется внутри семей, что согласуется с генетическим происхождением этого состояния.

Основная статья: Генетическая основа синастезии
Основная статья: Неврологическая основа синестезии

Ассоциированные когнитивные черты [править | править источник]

В общем, очень мало окончательно известно об общих когнитивных характеристиках, связанных с синестезией (или, действительно, есть ли какие-либо когнитивные черты, которые последовательно связаны с синестезией). Некоторые исследования показали, что синстеты необычно чувствительны к внешним раздражителям (см., Например,г., Cytowic, 2002). Другие возможные связанные когнитивные черты включают путаницу между левыми и правыми, трудности с математикой и трудности с письмом (Cytowic, 2002). Однако синестеты могут с большей вероятностью участвовать в творческой деятельности (Rich et al., 2005), и некоторые исследования предполагают корреляцию между синестезией и творчеством (Domino, 1989; Dailey et al., 1991). Другое исследование показало, что синестезия может способствовать улучшенным способностям памяти (Luria, 1968; Smilek et al., 2002). Однако неясно, является ли это общей чертой синестезии или это верно лишь для небольшого меньшинства. Это основная тема текущих и будущих исследований.

связей с другими областями обучения [править | править источник]

Это изображение используется в качестве теста, чтобы продемонстрировать, что люди не могут произвольно прикреплять звуки к формам: удаленное племя называет одну из этих форм Booba , а другую Kiki. Решите, что есть что, а затем щелкните изображение, чтобы проверить свой ответ.

Исследователи изучают синестезию не только потому, что она сама по себе интересна, но и потому, что они надеются, что изучение синестезии предложит новое понимание других вопросов, таких как то, как мозг объединяет информацию из различных сенсорных модальностей, называемых кросс-модальным восприятием и мультисенсорным восприятием. интеграция. Одним из примеров этого является «эффект кики / буба» (см. Изображение справа). Этот пример впервые исследовал гештальт-психолог Вольфганг Колер. Что касается людей с острова Тенерифе, Колер показал аналогичное предпочтение формам, называемым «такте» и «малума».Недавняя работа Дафны Маурер и ее коллег показала, что даже дети в возрасте 2,5 лет (слишком маленькие, чтобы читать) демонстрируют этот эффект. Рамачандран и Хаббард (2001) утверждали, что этот эффект может быть неврологической основой звуковой символики, в которой звуки не произвольно сопоставляются с объектами и событиями в мире.

Точно так же исследователи синестезии надеются, что из-за их необычного сознательного опыта изучение синестезии откроет окно для лучшего понимания сознания и, в частности, нейронных коррелятов сознания или того, какие механизмы мозга, позволяющие нам быть в сознании, могут быть.В частности, некоторые исследователи утверждали, что синестезия имеет отношение к философской проблеме квалиа (см., Например, Gray et al., 2002; Gray et al., 1997; Ramachandran & Hubbard, 2001), поскольку синестеты испытывают дополнительные квалиа, вызванные через нестандартные маршруты.

  • Барон-Коэн, Саймон и Джон Э. Харрисон, ред., 1997. Синестезия: классические и современные чтения. Оксфорд, Великобритания: Блэквелл.
  • Барон-Коэн, Саймон, Джон Харрисон, Лаура Х. Голдштейн и Мария Вайк, 1993.«Восприятие цветной речи: происходит ли синестезия, когда модульность нарушается?» Восприятие; том 22: 419-426.
  • Бели, Джиан, Микаэла Эсслен и Лутц Янке, 2005. «Когда цвет звучит как сладкий на вкус». Природа; т. 434; 3 марта: 38.
  • Cytowic, Ричард Э., 2003/1993. Человек, пробовавший формы. Нью-Йорк: Тарчер / Патнэм.
  • Cytowic, Ричард Э. 2002. Синестезия: союз чувств, 2-е изд. Кембридж: MIT Press.
  • Данн, Кевин Т., 1998. Яркие цвета, ошибочно увиденные: синестезия и поиск трансцендентного знания.Новый рай; Лондон: Издательство Йельского университета.
  • Дэй, Шон А., 2005. «Некоторые демографические и социокультурные аспекты синестезии». В Робертсон и Сагив, ред .; Синестезия: перспективы когнитивной нейробиологии; Оксфорд: University Press, 11-33.
  • Даффи, Патрисия Линн, 2001. Голубые кошки и котята шартеуз. Нью-Йорк: Генри Холт и компания.
  • Грей, Дж. А., Чоппинг, С., Нанн, Дж., Парслоу, Д., Грегори, Л., Уильямс, С. и др. (2002). «Значение синестезии для функционализма: теория и эксперименты.»Журнал исследований сознания, 9 (12), 5-31.
  • Грей, Дж. А., Уильямс, С. С. Р., Нанн, Дж., И Барон-Коэн, С. (1997). «Возможные последствия синестезии для решения трудного вопроса о сознании». В С. Барон-Коэн и Дж. Э. Харрисон (ред.), Синестезия: классические и современные чтения. (стр. 173-181). Мальден, Массачусетс: Blackwell.pdf
  • Рамачандран, В. И Хаббард, Э.М. (2001). «Синестезия: окно в восприятие, мысли и язык»] Journal of Consciousness Studies, 8 (12), 3-34.
  • Смилек, Даниэль, Б.А. Моффатт, Дж. Пастернак, Б. Уайт, М.Дж. Диксон и П.М. Мерикл, 2002. «Синестезия: исследование дискордантных монозиготных близнецов». Нейроказ; т. 8: 338-342.
  • Стин, Кэрол Дж., 2001. «Общие видения: взгляд из первых рук в синестезию и искусство». Бостон: Леонардо, MIT Press: Том 34, № 3.
  • Уиллер, Р. и Катсфорт, Т. Д. (1925) Синестезия в развитии концепции, Журнал экспериментальной психологии 8: 149-52.

Ассоциации синестезии [править | править источник]

[править | править источник]

Научные ресурсы [править | править источник]

статей о синестезии в Интернете [править | править источник]

Искусственная синестезия [править | править источник]

Что такое синестезия? — Scientific American

Томас Дж.Палмери, Рэндольф Б. Блейк и Рен Маруа с факультета психологии и Центра интегративной и когнитивной нейробиологии в Университете Вандербильта изучают синестезию. Они дают следующее объяснение:

Когда вы едите курицу, она кажется острой или круглой? Неделя имеет форму перевернутого D с указанием дней, расположенных против часовой стрелки? Записка B на вкус напоминает хрен? Вы путаетесь с назначениями, потому что вторник и четверг одного цвета? Вы поедете не на тот вокзал в Нью-Йорке, потому что Grand Central имеет тот же цвет, что и адрес 42nd Street Penn Station? Когда вы читаете газету или слушаете, как кто-то говорит, вы видите радугу цветов? Если да, возможно, у вас синестезия.

Синестезия — это аномальное смешение чувств, при котором стимуляция одной модальности одновременно вызывает ощущения другой модальности. Синестеты слышат цвета, чувствуют звуки и ощущают вкус форм. Что отличает синестезию от галлюцинаций, вызванных лекарствами, так это то, что синестетические ощущения очень устойчивы: для определенных синестетов нота F всегда имеет красноватый оттенок ржавчины, 3 всегда розовый или грузовик всегда синий.

Предполагаемая частота синестезии варьируется от одного случая на 20 000 до одного случая на 200. Из различных проявлений синестезии наиболее распространенным является видение монохроматических букв, цифр и слов в уникальных цветах — это называется синестезией цвета графемы. Одно довольно поразительное наблюдение состоит в том, что все такие синестеты, кажется, испытывают очень разные цвета для одних и тех же графемических сигналов. Разные синестеты могут видеть 3 желтым, розовым или красным.Такие синестетические цвета не вызываются смыслом, потому что 2 может быть оранжевым, но два синим и 7 может быть красным, но семь зеленым. Еще больше озадачивает то, что синестеты обычно сообщают, что видят как цвет, которым напечатан символ, так и их синестетический цвет. Например, это одновременно синий (настоящий цвет) и светло-зеленый (синестетический цвет).

Synesthetes сообщают, что у них необычайно хорошая память для таких вещей, как номера телефонов, коды безопасности и многосложная анатомическая терминология, потому что цифры, буквы и слоги принимают такое уникальное сочетание цветов.Но синестеты также сообщают об ошибках вычислений, потому что 6 и 8 имеют одинаковый цвет и утверждают, что предвосхищают пары, которые они встречаются, потому что цвета их имен так ужасно конфликтуют.

Слишком долго синестетов считали обладающими сверхактивным воображением, путаницей воспоминаний с восприятием или слишком буквальным восприятием метафорической речи. Однако недавние исследования документально подтвердили реальность синестезии и начали приближаться к пониманию того, что может вызывать такие необычные ощущения.

Исследования документально подтвердили, что синестетические цвета воспринимаются во многом так же, как несинестетические люди воспринимают настоящие цвета. Таким образом, синестетические цветовые различия могут облегчить выполнение задач, в которых реальные цветовые различия облегчают выполнение несинестетов и могут ухудшать производительность в задачах, в которых реальные цветовые различия ухудшают производительность несинестетов.

В одной из таких задач людей просят как можно быстрее назвать цвет чернил, которыми печатается слово (например, ответ «розовый» на ответ и «синий» на).Для лексических синестетов эти слова приобретают уникальные цвета. Когда синестетический цвет совпадает с цветом чернил, реакция происходит быстро. Но когда синестетический цвет не соответствует цвету чернил, реакция будет медленной, предположительно потому, что испытуемым необходимо разрешить конфликт по поводу того, какое название цвета следует использовать. Хотя такие результаты демонстрируют, что синестезия происходит автоматически, в том смысле, что они не могут выключить свой синестетический опыт, даже если он мешает выполнению задачи, эти результаты не показывают, являются ли синестетические цвета восприятием или воспоминаниями.

Чтобы продемонстрировать перцептивную реальность синестетических цветов, исследователи ввели синестетические цветовые различия в различные традиционные задачи визуального восприятия. Поиск a среди s — сложная задача, потому что цифры очень похожи визуально, отличаясь только зеркальным отражением. Если бы был окрашен в оранжевый цвет, а s — в зеленый, задача поиска была бы тривиально простой, потому что оранжевая цифра визуально выскакивает из фона зеленых цифр. Когда нам показали дисплей, состоящий из одноцветных цифр, мы обнаружили, что синестет может быстро найти цель, потому что для него он был оранжевым, но зеленым ( см. Изображение ).

Вилаянур Рамачандран и Эдвард М. Хаббард из Калифорнийского университета в Сан-Диего сообщили о дополнительных результатах, подтверждающих перцептивную реальность синестетических цветов. В одном задании они представили синестетам массив букв и цифр, расположенных через одинаковые интервалы. Synesthetes сообщили, что эти массивы организовывались в отдельные строки или столбцы в зависимости от того, были ли строки или столбцы символов одного синестетического цвета. Это перцептивное группирование, основанное на синестетическом цвете, аналогично тому типу перцептивного группирования, которое несинестеты испытывают с реальными цветами.

Утверждения о реальности восприятия синестетических цветов были подтверждены недавними исследованиями функциональной визуализации мозга, проведенными исследователями из США, показавшими, что синестетический цвет активирует центральные зрительные области мозга, которые, как считается, участвуют в восприятии реальных цветов.

Нейронный механизм, с помощью которого синестетические цвета автоматически связываются с буквенно-цифровыми символами, остается загадкой. Одна из возможностей заключается в том, что синестезия может возникать из-за какого-то аномального перекрестного соединения между областями мозга, которые обычно сегрегированы у несинестетиков.Для синестезии цвета графемы может существовать перекрестная связь между областями обработки цифр и букв и областями обработки цвета в зрительной коре, которые занимают соседние области человеческого мозга.

Причины синестезии также остаются неизвестными. Некоторые ученые предположили, что все рождаются синестетиками, но типичная траектория развития приводит к тому, что эти тесно взаимосвязанные области мозга становятся гораздо более изолированными.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *