Скептическое отношение это как: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Почему критическое мышление — это не всегда хорошо и как научиться выключать скептицизм

В критическом мышлении нет ничего плохого. До определенного предела. Он наступает в тот момент, когда излишняя подозрительность становится на пути новых отношений, возможностей или выгодных рисков. Тогда критический настрой превращается в нездоровый скептицизм.

Почему скептицизм — это не всегда хорошо

Может показаться, что вас везде хотят обмануть: мошенники, которые хотят получить пароль от вашей кредитной карты; интернет-магазины, которые предлагают «бесплатные» товары; давно забытые знакомые, которые изо всех сил пытаются втереться в доверие, чтобы втянуть вас в очередную «надежную» финансовую пирамиду. Неудивительно, что мы начали относиться скептически ко всему на свете.

Иногда скептицизм действительно спасает. Например, он не даст вам вложить все до последней копейки в какую-нибудь финансовую авантюру. Но если переборщить, критическое мышление может серьезно навредить. В этом убеждена профессор Оксфордской школы бизнеса Said и автор книги «Кому можно доверять?» Рэйчел Боцман.

Как пример – родители, которые считают вакцинацию злом. Глубоко укоренившийся скептицизм заставляет их сомневаться в доказательной медицине, которая давно подтвердила безопасность прививок. Они готовы рискнуть здоровьем детей, лишь бы не делать прививки.

Мы живем в эпоху интернет-мошенничества и вторжений в личную жизнь, поэтому для многих людей скептицизм становится стилем жизни. Но на самом деле человеку по своей природе больше свойственно доверять.

«В первые годы жизни мы учимся доверять окружающему миру: когда отпускаем мамину руку и делаем первый шаг, когда впервые садимся на двухколесный велосипед вместо четырехколесного или когда впервые идем в школу», — говорит профессор.

С другой стороны, скептицизм — это приобретенный навык, который приходит с опытом. Недоверие и подозрительность начинаются после того, как мы или наши близкие переживают негативный опыт, ведь никто не хочет снова наступать на одни и те же грабли.

Что говорят ученые

Если мы можем научиться подвергать сомнению все, что видим, значит, можем и отучиться. Нейробиолог Пол Зак изучал, что происходит с нашим мозгом, когда мы решаем поверить чему-то. В первые пару секунд в кровь выделяется гормон окситоцин.

Чем выше уровень окситоцина в крови, тем больше мы склонны доверять.

Зак с командой провели эксперимент: участники должны были выбрать сумму денег, которую они переведут на счет незнакомца. Им сказали, что после перевода сумма утроится, и получатель сможет решить, делиться ею с отправителем или нет.

Исследователи замерили уровень окситоцина в крови участников до и после того, как они отправили деньги. Они обнаружили, что чем большую сумму участники решили отправить, тем выше был уровень окситоцина. Затем они ввели участникам окситоцин синтетическим путем — через спрей для носа.

Те, у кого до перевода уровень окситоцина был выше, решили отправить в два раза больше денег.

Само собой, в реальной жизни вы не будете впрыскивать себе окситоцин в нос, чтобы снизить градус скептицизма. Но исследования Зака дают ключ к пониманию того, как стать более открытым: окситоцин – гормон, наиболее тесно связанный со счастьем. Это наталкивает на мысль о том, что счастье и доверие идут рука об руку.

Что делать, если вы самый настоящий скептик

  • Не принимайте окончательное решение, пока не будете в хорошем настроении. Например, если вы собираетесь на вечеринку и не хотите быть излишне предвзяты ко всем, кого встретите, попробуйте перед выходом посмотреть что-нибудь приятное на YouTube.
  • Во время самого общения старайтесь поддерживать зрительный контакт — это повышает уровень окситоцина. Прикосновения, кстати, делают то же самое. Поэтому когда встречаете новых людей, старайтесь пожать им руку. Первоначальный физический контакт задает положительный тон для общения и вызывает доверие.
  • Ботсман называет доверие «клеем отношений между людьми». Оно служит мостом между известным и неизвестным. Быть мудрым не значит быть чересчур скептическим абсолютно ко всему. Вы должны знать, как выключать свое недоверие. Есть вещи, в которых нужно сомневаться, но есть и те, которые нужно просто отпустить.

Читайте нас в Telegram

Читайте также:

Скептическое отношение к беспилотникам в обществе нарастает

Консалтинговая компания Deloitte попыталась выяснить, какие именно современные технологии привлекают автомобилистов, какие просто не нужны, а какие — отпугивают. Оказалось, что потенциальные покупатели разделяют далеко не все увлечения автопроизводителей.

В исследовании компании приняли участие респонденты из 20 стран. Однако в итоговый отчет попали данные только по шести странам — США, Китаю, Германии, Японии, Южной Корее и Индии, возможно, как самым релевантным.

Самым, пожалуй, любопытным итогом исследования оказалась демонстрация роста негативного отношения к беспилотному транспорту. Как уточняет «КоммерсантЪ», в развитых странах примерно половина опрошенных сомневается в его безопасности, в Китае за последний год число таких скептиков увеличилось на 10% — до 35%, а в Индии не уверены в пользе автономного транспорта 58% опрошенных, что тоже больше, чем в прошлом году.

А вот количество заинтересованных в автомобилях с гибридными силовыми установками либо электродвигателями растет почти повсеместно и колеблется от 41% в США до 63% в Японии. Снизилось оно только в Китае — с 65% до 57%, но при этом 19% опрошенных в этой стране выразили готовность сменить нынешний автомобиль на электрокар — и это самый серьезный результат среди упомянутых стран. Возможно, это связано с бытующей уверенностью в меньшей стоимости владения электромобилем по сравнению с автомобилем с традиционным ДВС.

Кроме того, китайцы в большинстве своем уверены в полезности «подключенных сервисов». В Индии так же считают 80% участников исследования, а в Германии не видят особой нужды в постоянном подключении автомобиля к Интернету. Что касается методов борьбы с пробками, то создание особых «зеленых» зон, куда не допускаются машины с ДВС (это считается одним из самых действенных способов популяризации электротранспорта) неэффективным назвали практически все опрошенные. А минимизировать трафик участники исследования предлагают путем развития общественного транспорта.

что это и в чем подвох?

Автор публикации

Не секрет, что во многих профессиях объективность и непредвзятость являются одними из ключевых ингредиентов для достижения успеха. Например, медицина, аналитика, журналистика, – эти специальности требуют экспертов, способных отгородиться от собственных чувств и трезво взглянуть на ситуацию. В сфере финансов это качество играет еще более важную роль, ведь от непредвзятости и нейтральности аудитора зависит результат финансовой ревизии. Без развитого профессионального скептицизма продвижение по карьерной лестнице может значительно осложниться.

Что же такое профессиональный скептицизм?

Понятие профессионального скептицизма получило особое внимание политиков и регуляторов после глобального финансового кризиса. Профессиональный скептицизм имеет отношение к сфере когнитивистики1, поэтому для его менеджмента необходимо учитывать психологические особенности человека.

В рамках международных аудиторских стандартов это понятие определяется как подход, при котором аудитор критически оценивает весомость полученных доказательств.

Осуществление этого подхода подразумевает под собой критический склад ума, а также способность выявлять условия, которые могут свидетельствовать о возможных несовпадениях в результате ошибки или мошенничества.

Профессиональный скептицизм можно определить, как совершенно необходимое качество аудитора, которое помогает избегать неверных выводов. Иными словами, профессионалы отдают себе отчет в том, что в силу различных объективных и субъективных обстоятельств ситуация может представать в ложном свете и содержать различные ошибки.

Многие считают, что профессиональный скептицизм – это особый склад ума, состояние души. Отчасти это справедливое утверждение, однако, критическому мышлению зачастую препятствуют так называемые

когнитивные искажения, своего рода, систематические ошибки в мышлении человека или шаблонные отклонения. Некоторые из них являются следствием эволюционной адаптации, другие возникают из-за отсутствия соответствующих навыков мышления.

Существует три основные причины появления когнитивных искажений в сфере финансов и аудита:

  • Слишком большой объем информации для анализа;
  • Неоднозначность полученной информации;
  • Необходимость решительных действий в условиях ограниченного времени.
Кроме того, важно принимать в расчет другие структурные ограничения, мешающие рабочему процессу. Фактически, аудитор всегда находится в состоянии недостатка ресурсов. Отчасти это и объясняет, почему аудит дает разумную, но не абсолютную, гарантию:
  • Информационная асимметрия. Клиент всегда знает о своем бизнесе больше, чем аудитор.
  • Временные ограничения. У аудитора всегда гораздо меньше времени для формирования представления о ситуации.
Когнитивные искажения бывают разных типов и могут появляться в любых сферах жизни. Однако в аудите наиболее часто проявляют себя следующие:
  1. Эффект знания задним числом: привычка переценивать предсказуемость событий после того, как они уже произошли. Академические исследования выявили, что этот эффект может воздействовать на представителей органов, контролирующих аудиторскую деятельность. В России функцию контроля осуществляют уполномоченный федеральный орган исполнительной власти, определенный Правительством РФ, и внешние аккредитованные профессиональные аудиторские объединения. У представителей этих органов из-за знания о вероятных недочетах и упущениях может создаться впечатление, что подобные ошибки можно было предвидеть и не допускать.
  2. Отклонение в сторону результата: склонность судить о решениях по их результатам, вместо того чтобы оценивать качество решений по обстоятельствам того момента времени, когда они были приняты. Например, при оценке умений младших аудиторов проверяющие – то есть старшие аудиторы – могут делать выводы об успешности проделанной работы, основываясь на том, удалось ли младшему персоналу выполнить задание. Таким образом, из-за этого искажения те, кто не выполнил или выполнил не до конца, подвергаются критике. Это может повлиять на уверенность младших аудиторов в своих действиях и воспрепятствовать стремлению прояснить возникшую ситуацию. В случае если подобная тенденция будет наблюдаться в дальнейшем, это может привести компанию к неэффективной, излишне скрупулезной работе. 
  3. Склонность к подтверждению своей точки зрения: феномен, при котором люди переоценивают аргументы, подтверждающие их точку зрения, и недооценивают аргументы, которые эту точку зрения опровергают. В случае, когда аудитор уверен в отсутствии противоречий и ошибок, он может недооценить доказательства, говорящие об обратном.
  4. Эффект первенства: первичная информация видится более весомой, чем вся последующая. 
  5. Эвристика доступности: склонность переоценивать значимость доступной информации. Проявление этого искажения заключается в иллюзии, что доступной информации достаточно для принятия взвешенного решения и дополнительные материалы не нужны.
  6. Феномен группового мышления: стремление людей достичь единого решения без достаточной критической оценки. Ситуация, когда в коллективе желание сохранить гармонию преобладает над рациональностью.
  7. Эффект сверхуверенности: переоценка собственных возможностей. Негативно влияет на все этапы аудита. Также проявляется  в том, что старший аудитор считает свою точку зрения более правильной, нежели точку зрения младшего аудитора.
  8. Эффект новизны (так называемая аберрация близости): последняя и свежая информация воспринимается более существенной, чем предыдущая.
  9. Эффект субаддитивности: частные случаи представляются более вероятными, чем общие. Анализируя риск материальных ошибок, аудитору могут представляться более вероятными специфичные риски.
  10. Селективное восприятие: ожидания влияют на восприятие информации. Например, в случае, если аудитор считает, что в документах имеют место быть проявления обмана, он будет более внимателен и вдумчив.
  11. Стереотипизация: ожидание от члена группы определённых характеристик без знания какой-либо дополнительной информации о его индивидуальности.
  12. Эффект слепого пятна: тенденция думать, что когнитивным искажениям подвержены только другие люди, неприятие собственных искажений.
Принятие решений без учета когнитивных искажений может стать контрпродуктивным, особенно если оно в конечном итоге непреднамеренно усиливает эти предубеждения, подрывая основную цель аудита: вынести решение о достоверности финансовой отчетности аудируемых лиц в соответствие с законодательством. Поддержание надлежащего уровня профессионального скептицизма требует большей бдительности в отношении возможных искажений в некоторых областях и меньшей бдительности в других.

Разумеется, полностью избавиться от когнитивных предубеждений вряд ли представляется возможным, так как этот механизм развивался на протяжении нескольких сотен лет. АССА стремится к тому, чтобы все заинтересованные стороны относились реалистично к этой особенности профессии. Аудиторы могут либо адаптировать стандарты для создания более детализированной и глубокой системы оценки рисков, либо смириться, как с обязательным условием, и продолжать уделять больше внимания самым сложным аспектам. Кроме этого, есть некоторые практические шаги, которые участники могут предпринять для уменьшения воздействия когнитивных искажений на всех этапах процесса, такие как: планирование, сбор данных за пределами аудиторской фирмы, коллективный просмотр документов, контроль качества и курирование аудита.

______________
1 — междисциплинарное научное направление, объединяющее теорию познания, когнитивную психологию, нейрофизиологию, когнитивную лингвистику и теорию искусственного интеллекта.

Поделиться ссылкой на статью в соцсетях:

Преподаватели вузов пожаловались на плагиат и списывание из-за удаленки :: Общество :: РБК

Отношение к дистанционной сдаче экзаменов

Как указывают авторы опроса, подавляющее большинство (87,1%) преподавателей в летнюю сессию 2020 года принимали экзамены полностью дистанционно. Больше половины (66,8%) опрошенных назвали такие условия приема экзаменов и отслеживания успеваемости «неудобными» или «скорее неудобными». Больше четверти педагогов (31%) оценили сложившиеся условия оценки знаний студентов «удобными» или «скорее удобными».

Читайте на РБК Pro

Исследователи отмечают прямую взаимосвязь между отношением преподавателя к дистанционке и оценкой изменений в приеме экзаменов. «Выделяются группы тех, кто положительно оценивает переход к онлайн-технологиям и называет процедуру проведения экзаменов в текущих условиях удобной (34,3%) и скорее удобной (36,6%), а также тех, кто рассматривает нынешнюю форму аттестации как неудобную и с недоверием относится к цифровизации учебного процесса (52,2%)», — говорится в исследовании.

Минобрнауки обяжет носить маски в вузах в новом учебном году

Каждый второй преподаватель (51,2%) полностью или скорее согласился с высокой распространенностью плагиата, списывания или другим академическим мошенничеством на экзамене, который лично принимал. Чаще других такой ответ давали преподаватели из Северо-Кавказского (61,9%), Южного (58,6%) и Сибирского (54,4%) федеральных округов. Эти же регионы находятся по результатам опроса в тройке лидеров противников онлайн-формата обучения в вузах.

Одновременно с этим 49,6% опрошенных педагогов согласились с предложенным авторами утверждением о том, что в нынешнюю сессию они поставили больше хороших либо отличных оценок студентам, а 40,5% такое улучшение успеваемости опровергли.

Связи между положительными или отрицательными оценками и ощущением фальсификаций на экзаменах, исходя из данных, нет, пояснил РБК автор исследования, руководитель методологии социальных исследований РАНХиГС Дмитрий Рогозин. «Мы можем лишь фиксировать неуверенность и сомнения у части преподавателей в возможности адекватно оценить успеваемость дистанционно. Но в целом оценки довольно позитивны, что скорее указывает на то, что адаптация к дистанционному формату в столь драматической ситуации пандемии прошла вполне успешно», — добавил он.

Ректор Московского педагогического университета (преподаватели вуза также принимали участие в опросе) Игорь Реморенко считает ответы касательно оценок, выставленных студентам, недостатком анкетного опроса. «Авторам следовало развести в анкете оценивание экзаменов в сессию и защиту выпускных работ. Преподаватели, например, нашего вуза, отвечали и про одно, и про второе, без специального объяснения тут трудно разобраться», — считает он.

Качество обучения и загруженность преподавателей

В период с начала пандемии и переходом на дистанционное образование и до конца учебного года произошло изменение в отношении педагогов к онлайн-формату: 34,4% в июле против 27,9% в апреле назвали такой формат удобным и комфортным. Тем не менее доля противоположных высказываний остается на высоком уровне — 62,5% против 67,2% в июле и апреле соответственно.

47% респондентов в июле относились к переводу учебного процесса в онлайн отрицательно, 20% — положительно, и чуть больше четверти педагогов (29,2%) высказались нейтрально. Однако, по версии авторов опроса, преподаватели стали «более вдумчиво и менее эмоционально рассматривать происходящее».

Кремль ответил на слова ректора ВШЭ о риске обеднения среднего класса

Наибольшее неприятие формата исследователи отмечают у преподавателей искусства и культуры (63,8%), математики (56,9%), сельского хозяйства (52,4%), естественных наук (52,3%). Лояльно к дистанционке относятся педагоги по  компьютерным наукам (60,4% положительно или нейтрально), образование (57% положительно или нейтрально), обороне и безопасности (52,1% положительно или нейтрально).

Более половины перешедших на удаленку россиян оказались ею недовольны

К июлю возросла доля преподавателей, которые не считают дистанционный формат обучения комфортным и удобным для студентов. Если в начале пандемии таких преподавателей было 60%, то к июлю их доля составила 69,5%. Изменение оценки удобства дистанционного образования для студентов незначительно, говорит автор исследования Дмитрий Рогозин. По его словам, нельзя сказать, связано это изменение с экзаменационной сессией или нет.

Также абсолютное большинство опрошенных (78,6%) отметили повышение преподавательской нагрузки в связи с переходом на онлайн-обучение. «Высокий процент ответов, подтверждающих увеличение рабочей деятельности, принадлежит женщинам, в частности группам от 35 до 54 лет (84,6%) и старше 55 лет (84,7%)», — говорится в документе.

Авторы признают, что из-за недостатка общения между всеми участниками образовательного процесса и недостатка мотивации студентов к самостоятельной работе дистанционный формат не может рассматриваться как основной и долговременный, но подходит как дополняющий к основному и «расширяющий возможности преподавания». Рогозин также добавил, что решение о переводе направлений на дистанционный формат в качестве основного нигде не поднималось и ни один из участников образовательного процесса всерьез не говорит о нем. «Минобрнауки скорее утверждает о дополняющем, вспомогательном дистанционном формате, нежели основном», — заключил эксперт.

Что дальше

Большинство опрошенных преподавателей (66,3%) обеспокоены сложившимися из-за коронавируса условиями образования и уверены, что ситуация с пандемией приведет к ухудшению качества высшего образования через год. Такие пессимистичные ожидания в ходе опроса высказывались преподавателями Северо-Кавказского, Южного, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов.

По словам Реморенко, общее негативное отношение этих федеральных округов к дистанционному обучению в основном вызвано качеством интернета. «Вопрос с компьютерами уже не стоит так критично, как качество интернета», — сказал он.

Неоднозначна оценка опрошенных педагогов и к возможному повторению ситуации, аналогичной пандемии коронавируса в 2020 году: по версии 49,2% опрошенных, их вуз сможет организовать процесс лучше, чем это было сделано в нынешнем учебном году, а 42,1% полагают, что организация обучения останется примерно на том же уровне.

РБК направил запрос в пресс-службу Минобрнауки.

«Пока отношение людей к вакцине не играет особой роли» | Статьи

Третья фаза клинических испытаний российской вакцины от коронавируса «Спутник V» завершится через 2–3 месяца, максимум через полгода. Об этом в интервью «Известиям» сообщил вирусолог, доктор медицинских наук, главный научный сотрудник НИЦ эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи Анатолий Альтштейн. Он также рассказал, где началась вторая волна COVID-19, почему его не смущает скептическое отношение россиян к вакцинации и как долго заболевший коронавирусом человек остается опасным для окружающих.

— По всему миру вновь вводятся ограничения из-за второй волны COVID-19. В России, судя по статистике, число заболевших также прибавляется. По вашему мнению, есть ли необходимость вновь закрывать страну?

Я думаю, что это не вторая волна — это еще продолжение первой. Уровень в нашей стране пока достаточно невысокий — вдвое ниже, чем когда у нас был пик. Есть основания еще понаблюдать динамику, посмотреть, что происходит.

В западных странах картина немного иная, там всё происходит неравномерно: в Испании действительно началась вторая волна, во Франции также рост значительный. В других же странах небольшое повышение. Пока говорить реально о второй волне можно только лишь в Испании, Израиле и ряде других стран.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— С чем может быть связана ситуация в Испании, например? Почему снова такая печальная динамика?

— Это связано с тем, что население хуже следует противоэпидемическим мерам: ношение масок, дистанцирование, самоизоляция по возможности. Отсюда рост.

— С началом учебного года может ли наблюдаться всплеск в школах и университетах? Как учащиеся могут повлиять на распространение вируса?

Дети, по всей видимости, не являются главными распространителями вируса, поэтому думать, что это может сильно поднять заболеваемость, преждевременно. Через неделю-другую станет ясно, как влияет начало учебного года на динамику.

— Ранее глава Роспотребнадзора Анна Попова заявила, что риск заражения коронавирусом от уже переболевшего человека сохраняется на протяжении 90 дней с момента его выздоровления. Есть ли этому научное подтверждение?

Это возможно, но только совсем в редких случаях. Как правило, риск инфицирования другого человека длится 3–4 недели после начала заболевания. Эта длительность принята за основу проведения противоэпидемических мер. Не стоит принимать во внимание то, что бывают такие редкие случаи. Более того, это не очень достоверно. И вряд ли имеет эпидемиологическое значение. Но люди, которые перенесли COVID-19, должны по-прежнему придерживаться тех же правил, что и все остальные, потому что наверняка неизвестно, как себя поведет иммунитет. Скорее всего, если человек переболел и прошло достаточно много времени, он не представляет опасности для окружающих, но всё равно нужно выполнять противоэпидемические требования, которые выполняют другие люди.

Фото: REUTERS/Juan Medina

— На данный момент 40 тыс. добровольцев получают вакцину. Есть ли уже первые результаты, обнаружены, может быть, побочные эффекты?

Ни о каких особых побочных эффектах не сообщалось, кроме самых обычных: небольшая боль на месте введения, может также наблюдаться повышение температуры. Всё это нормально, это даже нельзя назвать отклонением — обычная реакция на такую вакцину.

— С увеличением числа вакцинированных ничего не изменилось?

— Пока нет, но увеличение еще незначительное, вакцинирование только началось.

— Когда может закончиться регистрация препарата?

— Когда завершится третья фаза испытаний. Всё будет зависеть от уровня эпидемии. Если в местах, где мы прививаем добровольцев, она на высоком уровне, тогда третья фаза может занять 2–3 месяца, если же уровень заболеваемости будет не очень высокий, тогда и до полугода.

Фото: РИА Новости/Владимир Песня

— Согласно последним опросам ВЦИОМа, больше половины населения (52% опрошенных) не хочет прививаться. С чем вы это связываете?

Я не знаю, как насчет большинства, но на данный момент это не имеет большого значения, так как пока нет данных о безопасности и эффективности вакцины. Есть лишь предварительное понимание, что, согласно результатам первой и второй стадий, препарат безопасен и иммунологически эффективен. Пока отношение людей к вакцине не играет особой роли. Когда будет доказано, что это действительно эффективная и бессимптомная вакцина, такое отношение людей станет показателем полной неграмотности населения. Тогда надо будет, конечно, вести интенсивную пропаганду — уговаривать людей прививаться.

— Россия уже заявила о своих планах продавать вакцину в другие страны…

— Многие страны проявили интерес к этой вакцине, но пока еще не совсем ясно, насколько мы сможем себя ею обеспечить. Для начала, после того как закончится третья стадия испытаний и мы поймем, что препарат безопасен, мы должны будем обеспечить вакциной собственное население. Так что продажи могут носить больше символический характер. Естественно, приоритет — вакцинирование россиян, а потом уже продажа за рубеж.

— После того как будут привиты врачи, преподаватели, какие группы населения следующие?

Если к тому времени будут ясны результаты третьей фазы и они окажутся положительными, то всех будут прививать по очереди. Может быть, сначала — достаточно здоровых пожилых людей, потому что им больше угрожает это заболевание с точки зрения летальности.

Фото: РИА Новости/РФПИ/Центр имени Гамалеи

— Сколько доз препарата мы сможем произвести к началу следующего года?

— Я не располагаю точными цифрами, но думаю, что мы вряд ли выйдем в ближайшее время больше чем на 1–2 млн доз (ранее в интервью «Известиям» директор НИЦ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи Александр Гинцбург рассказывал, что площадка НИЦ с октября сможет производить 600–700 тыс. вакцин в месяц, а площадки «Биннофарм», «Р-Фарм» и «Генериум» вместе — около 5 млн вакцин. То есть за 12 месяцев можно произвести 80 млн доз вакцины).

— Дилетантский вопрос: изготовление одной дозы вакцины — сложный и долгий процесс?

— Если изготавливать вакцину по одной дозе, это будет очень долго и сложно. Сразу можно изготовить тысячи доз препарата — трудозатраты не будут сильно отличаться от трат на изготовление одной дозы. Производство будет сразу достаточно масштабным.

— Россия будет сотрудничать с ВОЗ в вопросе вакцинации? Тем более что там появился отдельный механизм взаимодействия — COVAX, созданный для того, чтобы у всех стран был равный и справедливый доступ к вакцинам от коронавируса.

— Думаю, что мы будем обязательно сотрудничать с ВОЗ по всем вопросам, связанным с этой пандемией, и по другим вопросам здравоохранения — мы это всегда делали и будем продолжать. Что касается вакцинации, то, конечно, этот вопрос тоже сюда входит.

Европейская комиссия и Всемирная организация здравоохранения объединяют усилия в поддержку вакцинации

Сегодня в Брюсселе Европейская комиссия и Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) совместно проводят первый в истории Глобальный саммит по вопросам вакцинации. Цель мероприятия — призвать к ускорению глобальных действий по прекращению распространения болезней, поддающихся профилактике с помощью вакцин, и выступить против распространения дезинформации о вакцинах во всем мире.  

Жан-Клод Юнкер, Председатель Европейской комиссии, заявил: «Я считаю неприемлемым, что несмотря на тот высокий уровень развития, которого достигло человечество, до сих пор остаются дети, умирающие от болезней, которые давным-давно следовало бы ликвидировать. Еще хуже то, что решение у человечества есть, но оно не используется в полной мере. Вакцинация уже сегодня предотвращает 2–3 миллиона случаев смерти в год и могла бы позволить спасти еще 1,5 миллиона человек, если бы в мире был расширен охват вакцинацией. Сегодняшний саммит представляет собой возможность обсудить меры, необходимые для решения этой проблемы. Комиссия будет и впредь поддерживать государства-члены ЕС в их работе на национальном уровне и сотрудничать с нашими партнерами, представленными здесь сегодня. Речь идет о проблеме глобального масштаба, которую мы должны решать все вместе и как можно скорее».

«После многолетних успехов мы оказались в критической, поворотной ситуации, — сказал Д-р Тедрос Адханом Гебрейесус, Генеральный директор Всемирной организации здравоохранения. — Заболеваемость корью вновь набирает обороты, и каждый десятый ребенок по-прежнему не получает необходимые в детском возрасте прививки. Мы можем и должны вернуться на прежнюю траекторию. Но сделать это нам удастся, только если каждому человеку будет обеспечена возможность пройти вакцинацию, а государства и партнеры будут вкладывать ресурсы в иммунизацию и рассматривать ее как право каждого человека и общественное благо. Настало время активизировать усилия в пользу вакцинации как одного из основных элементов обеспечения здоровья для всех».

Открывая саммит, г-н Юнкер и д-р Тедрос призвали к неотложной активизации усилий по борьбе с распространением предотвратимых с помощью вакцин болезней, таких как корь. За последние три года семь стран, в том числе четыре страны Европейского региона, утратили статус стран, добившихся элиминации кори. Новые вспышки являются прямым следствием пробелов в охвате прививками, в том числе подростков и взрослых, которые никогда не получали полного курса прививок. В интересах эффективного устранения пробелов иммунизации на саммите было рассмотрено множество факторов, препятствующих вакцинации, включая проблемы с обеспечением прав, нормативные трудности, проблемы с доступностью, наличием, качеством и удобством услуг по вакцинации; социальные и культурные нормы, ценности и поддержка; индивидуальная мотивация, личностные установки, а также знания и навыки. 

Европейская комиссия и Всемирная организация здравоохранения также настоятельно призвали к оказанию решительной поддержке ГАВИ, Глобальному альянсу по вакцинам. ГАВИ играет важнейшую роль в достижении глобальных целей в области вакцинации в наименее обеспеченных ресурсами странах мира. 

На повестку дня Глобального саммита по вакцинации также были поставлены такие вопросы, как поиск новых моделей и возможностей ускорения разработки вакцин и способов придания иммунизации статуса приоритетной задачи в сфере общественного здравоохранения и права каждого человека. 

Справочная информация 

ВОЗ объявила скептическое отношение к вакцинации, включая самонадеянность, отсутствие доверия к вакцинам или удобного доступа к вакцинации, одной из десяти главных угроз здоровью населения мира в 2019 г. Вакцины являются безопасным и эффективным средством профилактики и представляют собой основу любой развитой системы первичной медико-санитарной помощи. 

По данным выполненного фондом Wellcome всемирного опроса, посвященного отношению людей к науке и главным проблемам здравоохранения, 79% мирового населения считают вакцины безопасными, а 84% — эффективными. Тем не менее, в докладе Уровень доверия к вакцинам в странах ЕС говорится о том, что во многих государствах–членах ЕС наблюдается рост отказов от прививок на фоне общего низкого уровня доверия к безопасности и эффективности вакцин во всем мире. Это отсутствие доверия в значительной степени способствует снижению показателей охвата прививками ниже уровня, необходимого для обеспечения коллективного иммунитета, что ведет к росту числа вспышек соответствующих болезней.  

По данным Евробарометра от апреля этого года, почти половина населения ЕС (48%) считает, что вакцины часто вызывают серьезные побочные эффекты, 38% считают, что вакцины могут вызвать заболевания, от которых они должны защищать, а 31% убеждены, что прививки ослабляют иммунную систему. Эти цифры также являются следствием все более масштабного распространения в электронных СМИ и социальных сетях ложной информации о пользе и риске вакцинации. 

Число зарегистрированных с начала 2019 г. случаев заболевания корью в мире достигло наивысшего показателя с 2006 г. Отмеченный в 2018 г. резкий рост заболеваемости корью продолжился в 2019 г.: в первом полугодии только в Европейском регионе ВОЗ было зарегистрировано около 90 000 новых случаев, а во всем мире их число составило более 365 000. Заболеваемость в первом полугодии 2019 г. уже достигла годового уровня за каждый год с 2006 г. 

Работа по обеспечению всеобщего охвата услугами здравоохранения и достижение Цели в области устойчивого развития 3 (обеспечение здорового образа жизни и содействие благополучию для всех в любом возрасте) — приоритет для Европы и всего мира. ВОЗ, ее государства–члены и Европейский союз предпринимают решительные меры по ликвидации пробелов в иммунизации, способствующих беспрепятственному распространению любого заболевания, предотвратимого с помощью вакцин. Мероприятия, инициированные в рамках осуществления принятого ВОЗ Европейского плана действий в отношении вакцин, рекомендации Европейского совета об укреплении сотрудничества в деле борьбы с болезнями, предупреждаемыми с помощью вакцин, и принятого Европейским союзом Плана совместных действий в области вакцинации, будут иметь далеко идущие последствия для систем здравоохранения и населения.

санкции против России останутся в силе при новом президенте

Сенатор от Республиканской партии Рон Джонсон (Ron Johnson) подчеркнул, что в Конгрессе имеется сильный двухпартийный консенсус в отношении неприемлемости для национальных интересов США внешней политики России, и при смене администрации послаблений санкционного режима со стороны Вашингтона ожидать не стоит.

«В обеих партиях имеется сильное скептическое отношение к России при Путине. Это историческая трагедия, что Путин выбрал этот путь [конфронтации] вместо того, чтобы должным образом интегрироваться с Западом, – сказал Рон Джонсон в четверг, 12 ноября, во время организованного вашингтонским Атлантическим Советом круглого стола о предстоящей внешней политике США. – Поэтому, я думаю, что санкции останутся в силе независимо от того, кто будет президентом».

В частности, сенатор-республиканец выразил надежду, что введенные Вашингтоном санкции против газопровода «Северный поток-2» будут действовать и дальше.

«Мы продолжим оказывать давление на Россию», – добавил он.

В то же самое время сенатор Джонсон отмечает, что с точки зрения экономической мощи, Россия гораздо слабее Запада и поэтому влияние Москвы на западные страны зачастую преувеличено.

«Россия играет преувеличенную роль в нашей политике. Отчасти потому, что мы это им позволяем», – сказал он, обвинив Демократическую партию в том, что она использовала российское вмешательство в качестве политического оружия.

В своем обращении сенатор от Республиканской партии выразил поддержку проводимой администрацией Трампа внешней политики. В частности, в отношении Украины: «При Байдене-Обаме Крым был незаконно аннексирован, а восток Украины был захвачен. Президент Обама не санкционировал поставки летального оборонительного оружия [Украине]. Дональд Трамп сделал это».

Также, он выразил поддержку проводимой политике администрации Трампа по отношению к Китаю, Ирану, Cеверной Корее, Ливии, а также на Ближнем Востоке.

Так, Китай не придерживается установленных правил в мировой экономике, прибегает к краже западной интеллектуальной собственности, а разрабатываемые китайской компанией Huawei телекоммуникационные технологии «пятого поколения» 5G представляют угрозу для безопасности западных стран, напомнил сенатор.

Президент Трамп прав в применении жесткого подхода к Пекину и смог убедить многих союзников США в том, что угрозы со стороны Китая усиливаются, подчеркнул Рон Джонсон: «Нам нужен единый фронт, чтобы остальной мир смог дать отпор Китаю и потребовать, чтобы он прекратил воровство нашей интеллектуальной собственности и начал соблюдать [международные] правила».

Американский законодатель также охарактеризовал заключенную при президенте Обаме «иранскую сделку», согласно которой Тегеран обязался прекратить разработку ядерного оружия в обмен на снятие западных санкций, как «катастрофическую». Администрация Трампа вышла из данного соглашения и восстановила санкции против Ирана, считая, что тот не соблюдал условия сделки, а на возросшие финансовые поступления в результате ослабления санкций спонсировал ряд террористических группировок.

«Президент Трамп отказался от этого, и мы начали оказывать давление на Иран. К сожалению, я боюсь, что президент Байден ослабит это давление, и мы снова окажемся в той же ситуации, в которой были», – сказал Рон Джонсон.

«Ливия – давайте посмотрим правде в глаза – Обама был частью той коалиции, которая “взорвала” Ливию, не защитил консульство, так что в Бенгази погиб наш посол и трое других [американцев], – также отметил законодатель от Республиканской партии, добавив, что при президенте Трампе страна встала на путь стабилизации, заключения мирного договора [между командующим Ливийской национальной армией генералом Халифом Хафтаром и международно признанным временным правительством национального согласия премьер-министра Фаиза Сараджа] и прекращения гражданской войны. – Будем надеяться, что так и будет».

«Израиль, – продолжил сенатор Джонсон. – Администрация Трампа фактически перенесла посольство в Иерусалим, и мир “не взорвался”. Наоборот, у нас есть мирные соглашения с арабскими странами».

«Еще есть Сербия и Косово. Они получили меньше внимания, – добавил он. – Но это именно президент Трамп и Ричард Гренелл [спецпредставитель президента по мирным переговорам между Сербией и Косово] и их блестящая переговорная стратегия сосредоточиться на экономическом соглашении. Это историческое соглашение».

«Это значительные достижения, – заключил сенатор от Республиканской партии. – И меня очень беспокоит, если конечным результатом будет президентство Байдена».

По мнению Рона Джонсона, позиции избранного президента Джо Байдена ошибочны «по всем вопросам внешней политики и национальной безопасности за последние четыре десятилетия».

Позиция Джо Байдена

Как следует из анализа официального сайта кампании бывшего вице-президента, а ныне избранного президента США Джо Байдена, его выступлений в ходе предвыборной кампании и дебатов, а также платформы Демократической партий США, его позиция по многим изложенным выше внешеполитическим проблемам имеет точки соприкосновения с позицией уходящей администрации.

Джо Байден, как и многие из республиканцев, признает, что Россия при президенте Путине «атакует основы западной демократии», стремясь ослабить НАТО, разделить Европейский Союз и подорвать избирательную систему США. Избранный президент выступает за продление Договора СНВ-3, который является залогом стратегической стабильности между США и Россией, и намерен использовать этот договор в качестве основы для новых договоренностей по контролю над вооружениями.

Джо Байден тоже считает подъем Китая «серьезным вызовом» и обещает оказать многостороннее давление на Китай, посредством укрепления отношений с союзниками США. Будущая адинистрация не намерена отменять решение о переносе посольства США в Иерусалим, и готова к диалогу с Тегераном только при условии, что Иран вернется к выполнению всех подписанных обязательств по прекращению разработки ядерных технологий.

Джо Байден считает личные встречи без предварительных уступок со стороны Ким Чен Ына «легитимизацией диктатора», и предлагает вести переговоры скоординировано с союзниками США и другими сторонами, включая Китай, для достижения общей цели — безъядерной Северной Кореи.

Определение скептицизма Merriam-Webster

skep · ti · cism | \ ˈSkep-tə-ˌsi-zəm \

1 : позиция сомнения или склонность к недоверию в целом или по отношению к конкретному объекту.

: учение о том, что истинное знание или знание в определенной области является неопределенным.

б : метод отсроченного суждения, систематического сомнения или критики, характерный для скептиков.

3 : сомнения относительно основных религиозных принципов (таких как бессмертие, провидение и откровение)

13.7. Космос и культура: NPR

.

Назвать кого-то «скептиком» можно как в похвалу, так и в осуждение.

Слишком часто он выражает одобрение, когда целью скептицизма является утверждение, которое мы отвергаем, и неодобрение, когда целью является утверждение, которое нам дорого. Я мог бы похвалить скептицизм по отношению к гомеопатической медицине, но пренебречь скептицизмом по отношению к эволюции человека. Кто-то с совершенно другим набором убеждений может похвалить скептицизм в отношении высадки на Луну, но презирать скептицизм в отношении существования Бога.

Иногда, однако, скептицизм воспринимается как здоровое отношение к вере — характеристика, которую мы можем похвалить независимо от ее цели. Предполагается, что скептицизм отражает готовность задавать вопросы и сомневаться — ключевую характеристику научного мышления. Скептицизм побуждает нас критически относиться к свидетельствам; это допускает возможность того, что мы ошибаемся. Таким образом, кажется победой узнать, что курсы скептицизма могут уменьшить веру в паранормальные явления или, как сообщается в статье, готовящейся к публикации в журнале Science & Education , что обучение студентов критическому мышлению об истории может уменьшить веру в лженауку и другие явления. необоснованные претензии.

Но если зайти слишком далеко, скептицизм не достигает цели. Важно избегать ошибки веры в то, во что мы не должны верить, но также важно избегать ошибки неверия в то, во что мы должны. Если целью является обнаружение сигнала, а не просто отклонение шума, то образовательная победа потребует большего различения между обоснованными и необоснованными заявлениями, а не просто отклонение необоснованных. Этот момент иногда упускается из виду, когда превозносят скептицизм и скептическое мышление, делая упор на то, что мы отвергаем, а не на том, что мы поддерживаем.

Важно отметить, что это не является критикой скептического движения или скептической философии, которые поддерживают более тонкие версии того, что влечет за собой скептицизм. Однако это критика того, как скептицизм (используемый в повседневной беседе) иногда воспринимается как добродетель. Добродетели, которых мы действительно должны отстаивать — и для которых скептицизм является лишь косвенным ориентиром — это то, что я назову отслеживанием истины и смирением .

Отслеживание истины — это правильное решение: определение сигнала среди шума. Мы не хотим, чтобы нас обманул шум (например, о связи между вакцинами и аутизмом), но мы также не хотим упускать сигнал (о реальных преимуществах вакцинации). Отслеживание истины — это не (только) отказ от шума, а о различении сигнала от шума.

Смирение — это признание возможности ошибки и, следовательно, предварительное (или «оспоримое») сохранение убеждений.Но признание неопределенности не означает, что все ставки отменены. Некоторые ставки по-прежнему намного лучше других. Например, вы не знаете, кто выиграет следующие скачки, но это не значит, что вы приписываете всем участникам равные вероятности. Точно так же мы можем количественно оценить неопределенность, приписывая степени уверенности различным утверждениям. Я мог бы подумать, что жизнь на других планетах маловероятна, и что экстрасенсорное восприятие маловероятно, но приписать более высокую вероятность первой, чем второй.Точно так же я мог бы подумать, что завтра дождь и эволюция человека весьма вероятны, но приписать второму гораздо более высокую вероятность, чем первому. Количественная оценка неопределенности позволяет нам придерживаться даже сильных убеждений с некоторой долей сомнений, одновременно признавая, что они гораздо более вероятны, чем альтернативы, которые мы отвергаем.

Скептицизм — плохой пример следования за истиной и смирения. Это дает нам половину возможности отслеживать истину (отвергать шум) и дает нам некоторую долю смирения (вопросы и сомнения).Чего он нам не дает, так это сигнала со степенью веры или, что более амбициозно, истины в неопределенном мире. Мне это кажется более достойной целью.

Таня Ломброзо — профессор психологии Калифорнийского университета в Беркли. Она пишет о психологии, когнитивной науке и философии, время от времени делая набеги на воспитание детей и веганство. Вы можете быть в курсе того, что она думает, в Twitter: @TaniaLombrozo

Здоровый скептицизм | Котировки | Наука

Цитаты о здоровом скептицизме

Если вы хотите разместить предложение для добавления на эту страницу, пожалуйста, свяжитесь с:.(Для просмотра этого адреса электронной почты необходимо включить JavaScript)

«Я не очень скептически настроен … со стороны ученого желательно проявить немалую долю скептицизма, чтобы не терять много времени, но я встречал немало людей, которые … часто таким образом удерживались от экспериментов или наблюдений, которые могли бы доказать обслуживаемый ».
— Чарльз Дарвин

«Я знаю, что большинство людей, в том числе те, кто легко справляется с проблемами величайшей сложности, редко могут принять даже самую простую и очевидную истину, если она заставит их признать ложность выводов, которые они с удовольствием объясняют. коллег, которым они гордо учили других и которые они вплетали нить за ниткой в ​​ткань своей жизни.»
-Толстой

«Когда даже самый светлый ум в нашем мире с детства воспитан в суевериях любого рода, этот разум в своей зрелости никогда не сможет искренне, беспристрастно и сознательно исследовать любые доказательства или любые обстоятельства, которые должно показаться, что ставит под сомнение обоснованность этого суеверия. Сомневаюсь, что смогу сделать это сам ».
— Марк Твен

«Во всем сомневайся или всему верь: это две одинаково удобные стратегии.В любом случае мы избавляемся от необходимости размышлять ».
— Анри Пуанкаре

«Инженеры нередко принимают реальность явлений, которые еще не поняты, поскольку физики часто не верят в реальность явлений, которые кажутся противоречащими современным представлениям физиков» — Х. Бауэр

«Если человек слишком спешит избавиться от ошибки, он склонен вместе с ней расстаться с некоторой правдой».
— Уилбур Райт, 1902 г.

«Это как религия.Ересь [в науке] считается чем-то плохим, тогда как должно быть прямо противоположное ».
— Доктор Томас Голд

«У вас может появиться привычка думать, что вам нравится высмеивать всех тех людей, которые не видят вещи так ясно, как вы. Мы должны осторожно противостоять этому ».
— Карл Саган, Встреча CSICOP 1987 г.

«Новые и волнующие вещи преуменьшаются, потому что, если они не преуменьшаются, возникает унизительный вопрос:« Почему же ты в них не участвуешь? »»
— Х.Дж. Уэллс

«Легкая уверенность, с которой я знаю, что религия другого человека — безумие, учит меня подозревать, что и моя собственная религия тоже».
— Марк Твен

«Я считаю, что в исследовании природы нет источника обмана, который мог бы сравниться с твердым убеждением, что определенные виды явлений НЕВОЗМОЖНЫ».
— Уильям Джеймс

«Современная наука действительно должна пробуждать во всех нас смирение перед необъятностью неизведанного и терпимость к безумным гипотезам.»
— Мартин Гарднер

«Почти во всех действительно новых идеях есть определенный аспект глупости, когда они впервые появляются».
— Альфред Норт Уайтхед

«Уму так же мало нравится странная идея, как телу нравится странный белок и сопротивляется ему с такой же энергией. Возможно, было бы не слишком фантастично сказать, что новая идея — это самый быстро действующий антиген, известный науке ».
— Уилфред Троттер, 1941

«Когда выдающийся, но пожилой ученый заявляет, что что-то возможно, он почти наверняка прав.Когда он заявляет, что что-то невозможно, он, скорее всего, ошибается ».
— Первый закон Артура Кларка

«Есть люди, которые, если они не знают, вы не можете им сказать».
— Луи Армстронг

«Безопасность, обеспечиваемая давней системой убеждений, даже если она плохо обоснована, является серьезным препятствием на пути к прогрессу. Общее признание практики становится доказательством ее обоснованности, хотя в ней отсутствуют все другие достоинства ».
— Доктор Б. Лаун изобрел дефибриллятор

«Тот факт, что мнение было широко распространено, вовсе не свидетельствует о том, что оно не является полностью абсурдным; действительно, учитывая глупость большинства человечества, широко распространенное убеждение будет скорее глупым, чем разумным.”
— Бертран Рассел

«Новые мнения всегда подозреваются и обычно отвергаются без какой-либо другой причины, но потому, что они еще не распространены».
— Джон Локк

«Все великие истины начинаются с кощунства».
— Джордж Бернард Шоу

«Не удивляйтесь новым идеям; потому что вам хорошо известно, что что-то не перестает быть истиной, потому что многие не принимают его ».
— Спиноза

«Если мы будем смотреть на себя честно, мы часто обнаружим, что начали возражать против новой идеи еще до того, как она была полностью сформулирована.”
— Уилфред Троттер

«Когда человек находит заключение приемлемым, он принимает его без аргументов, но когда он находит его неприятным, он противопоставляет ему все силы логики и разума».
— Фукидид

«Науке было бы лучше, если бы одни ученые генерировали новые идеи, а другие придирались ко всему новому, чем если бы все ученые каким-то образом стали бескорыстно скептичными».
— Доктор Генри Х. Бауэр

«Ошибка первого типа» — это подозрение, что происходит что-то особенное, когда на самом деле ничего особенного не происходит.Ошибка «второго типа» — это думать, что ничего особенного не происходит, тогда как на самом деле происходит что-то редкое или редкое ».
— М. Труцци

Уильям Джеймс проповедовал «волю верить». Со своей стороны, я должен проповедовать «волю к сомнению» … То, что нужно, — это не воля верить, а воля узнать, что является полной противоположностью.
— Скептические эссе Бертрана Рассела, 1928 г.

Я не могу дать ученому любого возраста лучшего совета, чем этот: сила убеждения в том, что гипотеза верна, не влияет на ее истинность.Важность силы нашего убеждения состоит только в том, чтобы обеспечить пропорционально сильный стимул выяснить, выдержит ли гипотеза критическую проверку.
— Питер Б. Медавар, зоолог и иммунолог, Совет молодого ученого, 1979 г.

«Мне кажется … оскорблением природы, что мы вышли на ту же сцену, наделенные, как и мы, любопытством, наполненные до крайности вопросами, и от природы талантливые, чтобы задавать четкие вопросы. , а затем для того, чтобы мы ничего не делали или, что еще хуже, пытались подавить вопросы… »
— Льюис Томас

«Многие открытия, должно быть, были мертворожденными или задушенными при рождении.Мы знаем только тех, кто выжил ».
— В. И. Беверидж, Искусство научного исследования

«Творческий человек обращает пристальное внимание на то, что кажется несогласованным и противоречивым… и сталкивается с такими нарушениями».
— Ф. Бэррон

«Гений на самом деле означает немного больше, чем способность воспринимать непривычным образом»
— Уильям Джеймс, 1896 г.

«Величайшее достояние человека — неустойчивый ум».
— Исаак Азимов

«Путешествие открытий заключается не в поиске новых горизонтов, а в том, чтобы увидеть новыми глазами.»
— Марсель Пруст

«Исследование заключается в том, чтобы увидеть то, что видели все остальные, и подумать о том, о чем никто другой не думал».
— Альберт Сент-Дьёрджи

«Человек получает только то, что он готов получить… Явление или факт, которые никак нельзя связать с остальным из того, что он наблюдал, он не замечает.
— Х. Д. Торо

«Вы не можете полагаться на свои глаза, когда ваше воображение не в фокусе».
— Марк Твен

«Человек, который не может иногда вообразить события и условия существования, противоречащие причинному принципу, который он знает, никогда не обогатит свою науку добавлением новой идеи.”
— Макс Планк

«Если бы мы знали, чем занимаемся, это не называлось бы исследованием, не так ли?»
— Альберт Эйнштейн

«Если то, что мы считаем реальным, зависит от нашей теории, как мы можем сделать реальность основой нашей философии? … Но мы не можем различить, что реально во Вселенной без теории … нет смысла спрашивать, соответствует ли это реальности, потому что мы не знаем, какая реальность не зависит от теории ».
— Стивен Хокинг

«Реальность — это то, что не исчезает, когда вы перестаете в нее верить.»
— Филипп К. Дик

«На улице играют дети, которые могут решить некоторые из моих главных задач по физике, потому что у них есть способы сенсорного восприятия, которые я давно потерял».
— Роберт Оппенгеймер

«Открытию истины более эффективно препятствует не ложная видимость присутствующих вещей, которые вводят в заблуждение, не напрямую из-за слабости разумных способностей, но из-за предвзятого мнения, из-за предубеждений».
— Шопенгауэр

«Это загадочная вещь.Правда стучится в дверь, и вы говорите: «Уходи, я ищу правду». И она уходит. Непонятно ».
— Р. Пирсиг

«Они больные первооткрыватели, которые думают, что земли нет, но не видят ничего, кроме моря».
— Фрэнсис Бэкон

«Вселенная шире, чем мы видим».
— Генри Дэвид Торо

«Каждый принимает пределы своего видения за пределы мира».
— Артур Шопенгауэр

«Кто никогда не ходит, кроме как там, где видит человеческие следы, не делает открытий.»
— J.G. Голландия

«В вопросах науки авторитет тысячи не стоит скромных рассуждений отдельного человека».
— Галилео Галилей

«Так же фатально, сколь и трусливо закрывать глаза на факты, потому что они не в нашем вкусе».
— Джон Тиндалл

«Глупая последовательность — хобгоблин маленьких умов».
— Emerson

«Отсутствие доказательств не является доказательством отсутствия».
— Сэр Мартин Рис (астроном)

«Дальше не вижу.На моих плечах стоят великаны! »
— неизвестно

«В науке часто бывает, что ученые говорят:« Вы знаете, что это действительно хороший аргумент; моя позиция ошибочна », и тогда они действительно передумали бы, и вы больше никогда не услышите от них эту старую точку зрения. Они действительно это делают. Это происходит не так часто, как следовало бы, потому что ученые — люди, и перемены иногда болезненны. Но это происходит каждый день. Я не могу припомнить, когда в последний раз подобное происходило в политике или религии.»
— Карл Саган

«Когда я исследовал себя и свои методы мышления, я пришел к выводу, что дар фантазии значит для меня больше, чем мой талант усваивать положительные знания».
— А. Эйнштейн

«Все истины легко понять, когда они открыты; суть в том, чтобы их обнаружить ».
— Галилео Галилей

«Успехи достигаются, отвечая на вопросы. Открытия делаются, задавая вопросы ».
— Бернхард Хайш, астрофизик

«Самые ошибочные истории — это те, которые, как мы думаем, знаем лучше всего, и поэтому никогда не исследуем их и не подвергаем сомнению.
— Стивен Джей Гулд

«Это хорошее утреннее упражнение для ученого — отказываться от гипотезы домашних животных каждый день перед завтраком. Это делает его молодым ».
— Конрад Лоренц

«Запрос фатален для уверенности».
— Уильям Дж. Дюрант

«В каждой гениальной работе мы узнаем наши собственные отвергнутые мысли».
— Ральф Уолдо Эмерсон «

Нет лучшего снотворного и успокаивающего средства, чем скептицизм ».
-Ницше

«… Наиболее распространенный способ обращения с явлениями, настолько новыми, что они могут привести к серьезной перестройке наших предубеждений, — это полностью игнорировать их или оскорблять тех, кто свидетельствует о них.»
— Уильям Джеймс

«Требование соответствия огромно. Я испытал это в том, что редакторы отклоняли представленные статьи на основании ядовитой критики анонимных рецензентов. Замена беспристрастного обзора цензурой приведет к смерти науки ».
— Джулиан Швингер, физик

«Когда взрослые впервые осознают что-то новое, они обычно либо нападают, либо пытаются убежать от этого… Атака включает в себя такие легкие формы, как насмешки, а побег включает в себя просто вывод из виду.»
— В. И. Б. Беверидж, Искусство науки. Следствие, 1950

«Новые идеи всегда подвергаются критике — не потому, что идея лишена достоинств, а потому, что она может оказаться работоспособной, что поставит под угрозу репутацию многих людей, чье мнение противоречит ей. Некоторые люди могут даже потерять работу ».
— физик, пожелал остаться неизвестным

«Вся правда проходит три стадии: во-первых, она высмеивается; Во-вторых, ему яростно сопротивляются; и в-третьих, это считается самоочевидным.”
— Артур Шопенгауэр

«У теории есть четыре стадии принятия: 1) это бесполезная чепуха; ii) это интересная, но извращенная точка зрения; iii) это правда, но совершенно неважно; iv) Я всегда так говорил.
-J.B.S. Холдейн, 1963

«Когда что-то новое, люди говорят:« Это неправда ». Позже, когда истина становится очевидной, они говорят:« Это не важно ». Наконец, когда нельзя отрицать его важность, они говорят:« В любом случае , это не ново ».
— Уильям Джеймс, 1896 г.

«Радикал изобретает взгляды.Когда он их изнашивает, консерватор принимает их ». —
Марк Твен

«Мягкий человек всегда боится перемен. Он чувствует себя в безопасности в существующем статус-кво и почти болезненно боится нового. Для него самая большая боль — это боль от новой идеи ».
— Д-р Мартин Лютер Кинг младший

«Верность окаменевшему мнению еще ни разу не разорвала цепь и не освободила человеческую душу».
— Марк Твен

«Ни один пессимист никогда не открывал тайны звезд, не отправлялся в неизведанные земли или не открывал новое небо человеческому духу»
— Хелен Келлер

«Опасным признаком перехода от истинного скептицизма к догматизму является неспособность уважать несогласных»
— Др.Леонард Джордж

«Мы должны проявлять вечную бдительность в отношении попыток сдерживания выражения мнений, которые мы ненавидим».
— Оливер Венделл Холмс

«Если вы настроены только скептически, то никакие новые идеи не дойдут до вас. Вы становитесь чокнутым стариком, убежденным, что миром правит ерунда. (Конечно, есть много данных, которые могут вас поддержать.) Но время от времени появляется новая идея, актуальная и замечательная. Если вы слишком привыкли ко всему относиться скептически, вы упустите это или обидитесь, и в любом случае вы будете стоять на пути понимания и прогресса.”
— Карл Саган

«В философской дискуссии самый простой намек на догматическую уверенность в окончательности утверждения — проявление безрассудства».
— Уайтхед

«Есть принцип, который является препятствием для любой информации, который не может не держать человека в вечном невежестве — этот принцип — презрение до расследования».
— Герберт Спенсер, британский философ

«Это серьезная ошибка — теоретизировать, не имея данных. Незаметно человек начинает подгонять факты под теории, а не теории под факты.»
— Шерлок Холмс (сэр Артур Конан Дойл)

«Теперь я подозреваю, что вселенная не только страннее, чем мы думаем, но и еще более необычна, чем мы можем предположить… Я подозреваю, что на небе и на земле есть больше вещей, чем можно представить в любой философии».
— J.B.S. Холдейн

«Чем дальше эксперимент от теории, тем ближе он к Нобелевской премии».
— Джолиет-Кюри

«Есть два возможных результата. Если результат подтверждает гипотезу, значит, вы провели измерение.Если результат противоречит гипотезе, значит, вы сделали открытие ».
— Энрико Ферми

«Смелые идеи, как шахматные фигуры, продвигаемые вперед; они могут быть побеждены, но они начинают выигрышную игру ».
— Гете

«Если мы только допустим, что по мере нашего прогресса мы останемся неуверенными, мы оставим возможности для альтернатив. Мы не будем в восторге от фактов, знаний, абсолютной истины дня, но всегда будем оставаться неуверенными … Чтобы добиться прогресса, нужно оставить дверь в неизвестное приоткрытой.»
— Ричард Фейнман

«Пока мы занимаемся наукой, некоторые вещи всегда остаются необъясненными».
— Фритьоф Капра

«Философия одного века стала нелепостью другого, а вчерашняя глупость стала мудростью завтрашнего дня».
— Сэр Уильям Ослер

«Жертвенник одного эона — коврик другого». -Марк Твен

«Возможно, единственное, что спасает науку от неверных общепринятых взглядов, которые становятся фактически постоянными, — это присутствие инакомыслящих в каждом поколении — людей, которые продолжают оспаривать условности и придумывать новые идеи, черт возьми, или от врожденного противоречия.
— доктор Д. М. Рауп, палеонтолог, Университет Чикаго.

«Одна вещь, которую я усвоил за долгую жизнь: вся наша наука, если сравнивать с реальностью, примитивна и похожа на детскую — и все же это самое драгоценное, что у нас есть».
— Эйнштейн

«Мы ничего не понимаем, от…« большого взрыва »до частиц в атомах бактериальной клетки. Нам предстоит пройти через пустыню тайн в грядущие столетия ».
— Льюис Томас

«Остерегайтесь, когда великий Бог отпускает мыслителя на эту планету.Тогда все в опасности. Это как если бы в большом городе вспыхнул пожар, и никто не знает, что безопасно и где он закончится ».
— Ральф Уолдо Эмерсон

«Нет ничего слишком прекрасного, чтобы быть правдой, если это согласуется с законами природы».
— Майкл Фарадей

«Скептик скажет:« Вполне возможно, что эта система уравнений разумна с логической точки зрения, но это не доказывает, что она соответствует природе ». Вы правы, дорогой скептик.Только опыт может принять решение об истине. — Альберт Эйнштейн

Безымянный закон: если это произойдет, это должно быть возможно.

«Я постоянно старался сохранять свой разум свободным, чтобы отказаться от любой гипотезы, какой бы любимой она ни была (и я не могу устоять перед формулировкой одной по каждому предмету), как только факты будут против нее». — Чарльз Дарвин

«Это прерогатива дураков — говорить правду, которую никто не будет говорить».
— Шекспир

«Начало познания — это открытие того, чего мы не понимаем.»
— Фрэнк Герберт

В любой области найди самое странное, а затем исследуй его ».
— Джон А. Уиллер

«Самая захватывающая фраза, которую можно услышать в науке, та, которая возвещает о новых открытиях, — это не« Эврика! »(Я нашел это!), А« Это забавно… »»
— Исаак Азимов

«Единственная твердая научная истина, в которой я полностью уверен, — это то, что мы глубоко не знаем о природе … Это внезапное столкновение с глубиной и масштабом невежества, которое представляет собой наиболее значительный вклад науки двадцатого века в человечество. интеллект.”
— Льюис Томас

«Концом нашего исследования будет прибытие туда, откуда мы начали, и знакомство с этим местом впервые». — Т.С. Элиот

«Сядьте перед фактами, как ребенок, и будьте готовы отказаться от всех предвзятых представлений, смиренно следуйте куда угодно и в какие бы бездны ни уводила Природа, иначе вы ничему не научитесь»
— T.H. Хаксли

«Истина страннее вымысла, но это потому, что художественная литература обязана придерживаться возможностей; Истины нет.»
— Марк Твен

«Пусть ум будет расширен… до величия тайн, а не тайн, ограниченных узостью разума»
— Фрэнсис Бэкон

«Человеческий разум, стремящийся к новой идее, никогда не возвращается к своему первоначальному измерению».
— Оливер Венделл Холмс

«Тест на первоклассный интеллект — это способность одновременно удерживать в уме две противоположные идеи и при этом сохранять способность действовать».
— Ф. Скотт Фицджеральд

«Признак образованного ума — уметь размышлять над мыслью, не принимая ее.”
-Аристотель

«Я могу жить в сомнениях, неуверенности и незнании. Я думаю, что гораздо интереснее жить, не зная, чем иметь ответы, которые могут быть неправильными ».
— Ричард Фейнман

«Человека ничему нельзя научить, можно только помочь ему найти это внутри себя».
— Галилео

«Высокомысленный человек должен больше заботиться об истине, чем о том, что думают люди».
— Аристотель

«В науке есть много ошибочных гипотез.10 лет на основании трех-четырех фактов, которые не очень точно известны и оспариваются экспертами ».
— Дж. Бахколл, старший астрофизик, Институт перспективных исследований

«Наука для меня очень близка к искусству. Научное открытие — поступок иррациональный. Это интуиция, которая в конце концов оказывается реальностью — и я не вижу разницы между ученым, делающим чудесное открытие, и художником, создающим картину «.
— К. Руббиа, лауреат Нобелевской премии и директор CERN

«Мы доказываем с помощью науки, но с помощью интуиции мы открываем.”
— Х. Пуанкаре

«Наука… является неотъемлемой частью нашего знания и затемняет нашу интуицию только тогда, когда она считает, что данное ею понимание — единственное, что есть».
— К.Г. Юнг

«Человек, который думает, что между наукой и религией может быть реальный конфликт, должен быть либо очень молод в науке, либо очень неосведомлен о религии».
— Джозеф Генри, ранний американский физик

«Наука совместима не только с духовностью; это глубокий источник духовности.”
— Карл Саган

«Наука без религии хромает. Религия без науки слепа ».
-Альберт Эйнштейн

«Интуитивный ум — священный дар, а рациональный ум — верный слуга. Мы создали общество, которое чтит слугу и забыло о дарах ».
— Альберт Эйнштейн

«Если вы ограничиваете журнал публикацией только того, что нравится рецензентам, вы в конечном итоге публикуете то, что популярно, и хотя это действительно заставляет всех чувствовать себя более комфортно, вы гарантированно упускаете случайный прорыв.
— А. Десслер, редактор, Geophysical Research Letters, (относительно бомбардировки Земли малыми кометами).

«Биологи могут быть столь же чувствительны к ереси, как и теологи».
— Х. Г. Уэллс

«Новая научная истина побеждает не потому, что убеждает своих противников и заставляет их увидеть свет, а потому, что ее противники в конечном итоге умирают и вырастает новое поколение, знакомое с ней».
— М. Планк

«Наука продвигает похороны похоронами».
(Планк?)

«Пионера можно узнать по стрелам в его спине.”
— Беверли Рубик

«Если человек не верит так, как мы, мы говорим, что он чудак, и этим все решается. Я имею в виду, что это так и сейчас, потому что теперь мы не можем его сжечь ».
— Марк Твен

«Ученые не являются образцами рациональности, объективности, непредубежденности и смирения, в которые многие из них хотели бы, чтобы другие верили».
— Марчелло Труцци, CSICOP

«Распространенное мнение, что ученые отвергают теорию, как только она приводит к противоречию, — не совсем так.Когда они получают что-то, что вообще работает, они бросаются вперед и игнорируют его слабые места … Ученые так же плохо, как и остальная публика, следуют причудам и находятся под влиянием массового энтузиазма ».
— Ванневар Буш

«Как только новая парадигма утверждается, ее принятие происходит чрезвычайно быстро, и мало кто заявляет, что придерживался отброшенного метода».
— Доктор Б. Лаун, изобретатель современного дефибриллятора

«На каждого эксперта найдется равный и противоположный эксперт.»
— анон

«Невозможно быть успешным ученым, не осознавая, что, в отличие от популярной концепции, поддерживаемой газетами и матерями ученых, большое количество ученых не только недалеки и тупы, но и просто глупы».
— Дж. Д. Уотсон «Двойная спираль»

«Желание одобрения и признания — здоровый мотив, но желание быть признанным лучшим, более сильным или более умным, чем товарищ или коллега-учёный, легко приводит к чрезмерно эгоистической психологической адаптации, которая может стать пагубной для человека и для сообщества.»
— Альберт Эйнштейн

«Наука — это поиск истины, а не игра, в которой кто-то пытается победить своего противника, причинить вред другим».
— Линус Полинг

«Человек с новой идеей — чудак, пока не добьется успеха».
— М. Твен

«Не беспокойтесь о том, что люди украдут ваши идеи. Если ваши идеи настолько хороши, вам придется забивать их людям в глотку ».
— Ховард Эйкен

«Физические концепции являются свободными творениями человеческого разума и, как бы это ни казалось, не определяются однозначно внешним миром.»
— Эйнштейн / Инфельд в« Эволюции физики »1938

«Новая идея — дело тонкое. Его можно убить насмешкой или зевком; его можно зарезать шуткой или до смерти забеспокоить, нахмурив бровь нужного человека ».
— Чарльз Брауэр

«Очень многие люди думают, что думают, когда просто изменяют свои предрассудки».
— Уильям Джеймс

«Если вы заставляете людей думать, что они думают, они вас полюбят; но если вы действительно заставите их думать, что они вас возненавидят.”
— Дон Маркиз

«Мы должны думать о немыслимых вещах, потому что, когда вещи становятся немыслимыми, мышление прекращается, а действие становится бессмысленным».
— Джеймс У. Фулбрайт

«Мудрейшая та, кто знает, чего не знает».
-анон

«Единственное средство укрепить свой интеллект — это ни о чем не думать — позволить уму быть проходом для всех мыслей. Не избранная партия «.
— Джон Китс

«Нет ничего настолько абсурдного, что нельзя было бы поверить в правду, если бы это повторялось достаточно часто.»
— Уильям Джеймс

«Достаточно часто повторяемая ложь становится правдой».
— Г. Геббельс

«Никогда не приписывайте заговору то, что адекватно объясняется глупостью».
— пересказ «Бритвы Хэнлона» (фр. Р. Хайнлайна)

То, чего я не понимаю, я презираю, то, что презираю, отвергаю. — СУДЕЙСКОЕ КРЕДИ

«Без отклонения от нормы прогресс невозможен».
— Фрэнк Заппа

И НАКОНЕЦ…
«Остроумная поговорка ничего не доказывает.”
— Вольтер

и nbsp

Домашняя страница котировок

Комментарии

Наши участники могут видеть и оставлять комментарии на этой странице.

Скептицизм как добродетель »Майкл Шермер

Скептицизм как добродетель

опубликовано Апрель 2002 г.

Исследование первоначального значения слова «скептик»

Поэты часто выражают глубокое понимание человеческой природы гораздо менее многословно, чем ученые.Например, «Эссе о человеке » Александра Поупа «» наполнено содержательными наблюдениями о дуалистической напряженности человеческого состояния:

Расположен на этом перешейке среднего состояния,
A Существо мрачно мудрое и грубо великое:
Слишком много знаний для Скептической стороны,
Слишком много слабости для гордости стоиков,
Он висит между ними; в сомнении действовать или отдыхать,
Сомневаюсь, чтобы считать себя Богом или Зверем,
В сомнении, его разум или тело предпочли бы;
Рожденный, но чтобы умереть, и рассуждать, но ошибаться.

Поуп многое вложил в этот припев, но заключительный пункт — важный вызов науке: неужели все наши рассуждения напрасны и заканчиваются только ошибкой? Такой страх преследует нас в поисках понимания, и именно поэтому скептицизм является добродетелью. Мы всегда должны остерегаться ошибок в наших рассуждениях. Вечная бдительность — это девиз не только свободы, но и мысли. Такова природа скептицизма.

К моему большому огорчению, прошло пять лет после редактирования и публикации журнала Skeptic , прежде чем я понял, что никогда не удосужился дать определение этому слову и даже не исследовал, как его использовали другие.Затем Стивен Джей Гулд в предисловии к моей книге Почему люди верят в странные вещи упомянул, что это слово происходит от греческого skeptikos , что означает «задумчивый». Фактически этимологически его латинское производное — scepticus, что означает «вопрошающий» или «размышляющий». Другие варианты древнегреческого включают «сторож» или «метка, в которую нужно прицелиться». Следовательно, скептицизм — это вдумчивое и рефлексивное исследование. Быть скептиком — значит стремиться к цели критического мышления. Скептики — стражи ошибок рассуждения, Ральф Нейдерс — плохих идей.

Это далеко от современных неправильных представлений о том, что слово означает «циничный» или «нигилистический», хотя рассмотрение истории этого слова дает некоторое представление о том, почему его первоначальное определение изменилось. Оксфордский словарь английского языка предлагает это в качестве первого определения «скептика»: «тот, кто, подобно Пиррону и его последователям в древнегреческой древности, сомневается в возможности реального знания любого рода; тот, кто считает, что нет достаточных оснований для уверенности в истинности какого-либо предложения.«Это может быть верно в философии, но не в науке. Есть более чем достаточные основания для вероятности истинности предположений — если мы заменим «вероятность» на «достоверность», потому что в науке нет неопровержимых фактов, если факт — это вера, которой придерживаются со стопроцентной достоверностью.

Теория суперструн может быть неопределенной, но гелиоцентризм — нет. Вопрос о том, лучше ли описывать историю жизни с помощью градуализма или прерывистого равновесия, все еще остается предметом споров, но факт эволюции жизни — нет.Разница заключается в вероятности, и это отражается во втором употреблении слова «скептик»: «тот, кто сомневается в достоверности того, что претендует на знание в какой-то конкретной области исследования». Итак, мы не сомневаемся во всем, только в некоторых вещах — особенно в тех, которые лишены доказательств и логики. К сожалению, верно и то, что некоторые скептики попадают в третье употребление этого слова: «тот, кто обычно склонен скорее сомневаться, чем верить любому утверждению или очевидному факту, возникающему перед ним; человек скептического нрава.«Почему одни люди по темпераменту более скептичны, чем другие, — это тема для другого эссе. Но достаточно сказать, что верно и обратное: некоторые люди по темпераменту склонны скорее верить, чем сомневаться в каком-либо утверждении. Ни одна крайность не является здоровой.

Возможно, наиболее близким к тому, что мы приравниваем к скептическому или научному подходу, является четвертое значение: «искатель истины; дознаватель, который еще не пришел к определенным убеждениям ». Скептицизм — это не «ищите и найдете» — классический случай того, что называется предвзятостью подтверждения, — но «ищите и сохраняйте непредвзятость.«Что значит иметь непредвзятость? Это поиск необходимого баланса между ортодоксией и ересью, между полной приверженностью статус-кво и слепым поиском новых идей.

Рекомендовано Amazon

рационалистов Восточного Теннесси — Краткая история скептицизма

Краткая история скептицизма
Массимо Пильуччи — Университет Теннесси

Скептицизм — очень древняя концепция. В философии это доктрина, согласно которой абсолютное знание недостижимо.Следовательно, исследование должно происходить путем сомнения и приобретения приблизительных или относительных знаний. Так работает современный научный метод, хотя многие ученые не считают себя «скептиками» в философском смысле. Интересно, что одна из первых современных книг по научному методу называлась Скептический химик и была написана отцом современной химии англо-ирландским физиком Робертом Бойлем (1627–1691).

Самыми первыми скептиками, возможно, были греческие софисты V века до нашей эры.Они были философами досократического времени, исследовавшими теологию, метафизику, естественные науки и математику. Они специализировались на диалектике и риторике, из-за чего получили плохую репутацию лицемеров. Фактически, софисты считали, что нужно упражнять свой ум, принимая разные стороны одного и того же аргумента и пытаясь защитить всех с одинаковой эффективностью. Вероятно, они являются предшественниками современных юристов …

Протагор (490-421 до н.э.) был главным скептиком древних времен.Он был греческим философом, лидером софистского движения. Его самое известное высказывание, пожалуй, «Человек — мера всего». Под этим он имел в виду, что истина относительна по отношению к индивидууму, который ее поддерживает, т.е. что не существует универсальных истин. Он отрицал возможность объективного знания и зашел так далеко, что отрицал разницу между разумом и чувством. Никакие работы Протагора не дошли до нас напрямую, но его идеи представлены в некоторых диалогах Платона.

Первым «современным» скептиком был Дэвид Хьюм (1711–1776), шотландский философ.Он разработал философию двух других великих мыслителей: эмпириков Джона Локка (1632–1704) и Джорджа Беркли (1685–1753). Давайте быстро взглянем на этих двоих, прежде чем вернуться к Юму. Английский Локк выступал против существования врожденных идей, предлагая вместо этого, что человеческий разум рождается как пустая доска ( tabula rasa ), на которой опыт вписывает характер. Согласно Локку, наука возможна, потому что первичные качества объектов в мире механически влияют на органы чувств человека.Ирландский Беркли продвинул идеи Локка на шаг вперед. Его субъективный идеализм утверждает, что материя не существует независимо от восприятия. Согласно Беркли, мы воспринимаем «реальный» мир только благодаря разуму Бога. Юм пошел дальше Локка и Беркли в своем представлении о радикальном скептицизме. Он предположил, что разум воспринимает только ощущения и, следовательно, не существует определенного знания. Следствием было то, что наше восприятие причины и следствия — это всего лишь восприятие.Что касается религии, Юм отвергал любую форму богословия, естественную или рациональную.

Иммануил Кант (1724–1804) и его агностическая доктрина, вероятно, более близки к современному пониманию скептицизма. Немецкий философ, Кант открыто признал, что, прочитав Юма, он превратился в критического философа. Он думал о своей работе как о синтезе скептицизма Юма и рационализма Лейбница (Готфрид Вильгельм, барон фон Лейбниц был немецким математиком, родившимся в 1646 году, который умер в 1716 году.Его философия была довольно наивной, утверждая, что существующий мир — лучший из всех возможных миров, — взгляд, высмеянный французским философом Франсуа Мари Аруэ де Вольтер (1694-1778) в его веселом романе Candide ). Но вернемся к Канту. Согласно Канту, объективная реальность известна только в той мере, в какой она соответствует структуре нашего разума. Он провел различие между феноменами, , которые познаются опытом, и noumena , которые лежат за пределами опыта и, следовательно, не могут быть продемонстрированы, существуют или не существуют.Основное следствие, обсуждаемое в его Критике чистого разума , — это то, что Бога, свободу и тому подобное просто невозможно исследовать научными методами.

Первым автором, использовавшим скептицизм в качестве метода исследования, был француз Рене Декарт (1596–1650), в основном раскрытый в его «Рассуждениях о методе » . Идея Декарта заключалась в том, чтобы распространить математический подход к открытиям на все сферы деятельности человека. Поэтому его метод начинался с того, что сомневался во всем и пытался вывести все из того единственного, в чем нельзя было сомневаться, — что он сомневается в себе.Если это верно, то сомневающийся должен существовать, отсюда и его знаменитая cogito ergo sum . Затем он постепенно расширил свое исследование, включив в него существование Бога как первопричины вселенной и существование самой физической вселенной.

Современный научный метод, как упоминалось выше, в некоторой степени основан на скептицизме. Однако следует помнить, что научный позитивизм требует, чтобы материальное воздействие было возможным только с материальной причиной. Результатом скептицизма является философия логического позитивизма, созданная в 1920-х годах группой мыслителей, известной как Венский кружок (включая таких людей, как Курт Гёдель, Бертран Рассел и Людвиг Витгенштейн).Логические позитивисты утверждают, что метафизические спекуляции бессмысленны, а моральные и ценностные утверждения просто эмоциональны. Рассел, в частности, предположил, что отдельные факты логически независимы, в то время как знания зависят от данных, полученных из опыта.

Как важно быть скептиком и задавать трудные вопросы в стартапе, бизнесе и жизни | Джарид Херманн | The Startup

То, что вы знаете, не так важно, как то, как вы думаете. Скептицизм — одна из самых мощных защит от небрежного мышления и интеллектуальной лени.Как говорит нам известный астрофизик и научный коммуникатор Нил де Грасс Тайсон, способность задавать правильные вопросы предохраняет нас от манипуляций.

Поначалу идея скептицизма казалась мне нелогичной. Я считаю себя оптимистом в отношении жизни и будущего, и у меня всегда были негативные коннотации к слову «скептик» — я представлял себе грубого старика, качающегося в кресле-качалке, пессимистичного и полного сомнений и сомнений в отношении этого мира.

Для меня скептик был полной противоположностью провидцу — циником.

Мое мнение было оспорено и впоследствии изменено после недавнего завершения курса мастер-класса известного астрофизика и научного коммуникатора Нила де Грасса Тайсона.

Я узнал, что скептицизм — это отношение к чему-то, метод интеллектуального исследования и осторожности, который требует применения разума к идеям и информации, которые нам преподносят. Скептика помогает нам сделать паузу, просто поверив во что-то, потому что мы это слышим или видим.Скорее, поиск знаний через систематические сомнения.

Это ключевая часть критического мышления.

Слишком многие из нас довольны тем, что останавливаются на личных истинах, и не так заинтересованы в выяснении того, что является объективной правдой. Другими словами, мы довольны «моей правдой», а не «правдой». Вы понимаете, в чем может быть проблема?

Личная правда (или субъективная правда) — это то, что вы считаете правдой; она уникальна, основана на вашей точке зрения и жизненном опыте, может быть правдой или ложью.

Религия — прекрасный пример личной истины. Это вымысел, а не истинное отражение того, как и почему вещи такие, какие они есть, и, очевидно, не подтвержден какой-либо наукой.

Истина, которая объективна, с другой стороны, подтверждена наукой и общепринята — это точное представление реальности.

Идея истины столь же объективна, как и она, просто состоит в том, что независимо от того, во что мы верим, одни вещи всегда будут правдой, а другие — ложью.Наши убеждения, какими бы они ни были, не имеют отношения к фактам окружающего нас мира. То, что правда, всегда правда, даже если мы перестанем в это верить. Возьмем, к примеру, общую теорию относительности Эйнштейна или тот факт, что 2 + 2 равно 4. Неважно, слышали ли вы о ней, понимаете ее или ходили в детский сад — это правда независимо от того, что вы думаете и знаете.

В то время как наша жизнь полна субъективных истин, если мы хотим добиться реального прогресса в таких вещах, как работа, наши личные цели или наши отношения, тогда важно искать и исследовать то, что на самом деле является правдой.

Так удобнее принимать и идти «моей правдой». Это означает, что нам не нужно бросать вызов и противостоять чему-либо, что может доставить нам дискомфорт — это кажется более безопасным и более уверенным в пузыре предвзятости. Но именно «правда» ведет к настоящему пониманию и способности принимать осмысленные и прогрессивные действия и решения.

До сих пор мы различали объективную и личную истину. Остальная часть этой статьи посвящена тому, как мы можем раскрыть «правду», задавая правильные вопросы.

Скептицизм, по сути, означает полное отключение радара ерунды.

Мы постоянно слышим и видим заявления о том, как все обстоит или должно быть. Будь то политическая кампания, вывеска возле магазина с надписью «Лучшая пицца в Нью-Йорке!» Или телереклама, в которой продают нам какой-либо продукт или услугу с вводящими в заблуждение заявлениями о продукте.

Каждый, от продавца пиццы до больших модных творческих команд, накачивающих таргетированную рекламу в ваши истории в Instagram, пытается контролировать то, как вы думаете.

К счастью, 96% из нас не доверяют рекламе, что является утешительной статистикой. Думаю, все мы в некоторой степени осознаем, что реклама — это, по сути, творческий и художественный способ служения капитализму.

Но, в отличие от рекламы, как насчет того, чтобы наша охрана не обучена быть на высоте?

Нам нужно оспаривать утверждения, ища доказательства и смотреть за пределы того, что мы видим и слышим за чистую монету.

Это важность того, чтобы задавать правильные вопросы.

Вопросы похожи на нашу лопату истины — они позволяют нам медленно копаться в дерьме, даже не зная, что мы пытаемся найти, до тех пор, пока мы не дойдем до точки, когда мы обнаружим достаточно, чтобы верить во что-то как истину или нет.

Может возникнуть склонность задать вопрос, сформулированный в форме «почему», но существует множество свидетельств, которые говорят об обратной стороне таких вопросов. Например, «почему» носит обвинительный характер и заставляет людей защищаться.

Задавая вопрос «что» или «как», вы можете получить больше объяснений, которые исходят не из-за необходимости защищаться.

Например, ваш начальник говорит вам, что вы не можете заниматься проектом X, потому что это пустая трата времени и не способствует достижению цели Y.

Вы думаете иначе и, как скептик, знаете, что ставите это под сомнение. Вы хотите знать, почему это не способствует достижению цели. Ваш внутренний скептик требует объяснений.

Вы можете спросить: «Почему бы и нет?»

Скорее всего, это не приведет к дискуссии, а скорее приведет к резкому ответу «потому что этого просто нет».

Попробуйте сформулировать такой же вопрос, как: «Что в этой задаче конкретно не помогает нам достичь Y?»

Вы обязательно получите от них дополнительную информацию.Продолжайте спрашивать, что и как происходит, пока вы не будете удовлетворены, а еще лучше, пока начальник не увидит, что вы действительно правы.

Тот факт, что что-то исходит от человека, которому вы доверяете и считаете заслуживающим уважения, не означает, что вы должны просто принять это как истину.

Скептицизм побуждает все проверять через один и тот же фильтр, независимо от того, откуда оно исходит.

То, что кто-то является лидером общественного мнения или вашим начальником, не означает, что все следует принимать за чистую монету.Необходимость задавать вопросы и оценивать не отпадает из-за чьей-либо репутации.

Мы все люди, а это означает, что мы все более восприимчивы к нашим когнитивным предубеждениям, чем мы думаем. Короче говоря, это означает ошибочную рациональность в отношении того, как обстоят дела на самом деле, или бессознательные искажения. Чем лучше мы сможем понять различные типы когнитивных предубеждений, тем лучше мы сможем замечать нашу склонность верить в то, что что-то правда, даже если это явно не так.

Одна из лучших книг, которые я когда-либо читал, «Социальное животное» Эллиота Аронсона, показала мне, насколько я не люблю такие распространенные предубеждения.

Одно когнитивное предубеждение, которое, как я считаю, является наиболее важным с точки зрения информированного скептика, — это предвзятость подтверждения — наша склонность искать информацию, которая поддерживает то, во что мы уже верим.

Допустим, вы основатель стартапа. Если вы думаете, что ваш бизнес идет хорошо, вы склонны искать информацию, подтверждающую это. Возможно, вы упускаете из виду важные данные, игнорируете истинное значение метрик и полагаетесь на тщеславные метрики и пресс-релизы в качестве оправдания для здоровья вашего бизнеса.

Взгляните, например, на политический ландшафт в Соединенных Штатах: республиканцы смотрят Fox News, демократы — New York Times.

Google — воплощение предвзятости подтверждения.

Скажем, вы слышали от друга, что кетогенная диета — лучшее новшество. Они неплохо продали вам это, и теперь вы с нетерпением ждете начала диеты.

Чем вы занимаетесь?

Наверное, зайдите в Google и найдите «преимущества кето» — почему?

Потому что вы хотите сказать: «Да, я так и думал»

Используя скептицизм, мы будем искать такие вещи, как «аргументы против кето» и «наука, лежащая в основе кето» — мы пытаемся прагматично оспаривать то, что мы слышим. и смотрите, ищите наши данные за и против, а затем принимайте обоснованные решения.

Никому не нравится эта часть, но это то, с чем мы все должны чувствовать себя комфортно, если мы действительно заинтересованы в поиске объективных истин.

Чем быстрее мы сможем признать то, что мы думали или считали неправильным, тем быстрее мы сможем исправить себя и свое мышление. Эта статья в New York Times более подробно рассматривает эту тему.

Вы не хотите быть тем упрямым парнем на вечеринке, который просто аргументирует свою точку зрения без каких-либо реальных доказательств или веских аргументов.Или, что еще хуже, парень, которого действительно убеждают рациональность и наука, но отказывается признать это из гордости и эгоизма.

Вы бы предпочли быть неправым и эгоистичным или правым и скромным?

Одна из самых больших ошибок, которую я совершил как основатель стартапа в первые дни, заключалась в том, что я не задавал правильные вопросы в нужное время и не верил, что дела обстоят лучше, чем они есть. Это было не совсем отрицание, скорее избегание столкновения с реальностью нашей ситуации в то время. К счастью, мы справились с проблемами, задавая хорошие вопросы, быстро принимая решения и принимая меры по ним.

Задавать много вопросов и сложных вопросов поначалу, вероятно, будет неестественно — это будет неудобно. Но, как говорит Тим ​​Феррис:

«Жизненный успех человека обычно измеряется количеством неудобных разговоров, которые он или она готовы вести».

И это включает неудобные разговоры с самим собой.

Фотография с Unsplash

Что скептицизм говорит о науке

В эпизоде ​​1997 года Симпсоны под названием «Спрингфилдские файлы» — пародия на Секретные материалы , в которых Гомер встречается с инопланетянином в лесу (после того, как выпил 10 бутылок пива Red Tick Beer) — Леонард Нимой озвучивает вступление, как когда-то в своем пост-Спокском прохождении детективного телесериала В поисках… : «Следующая история о встречах с инопланетянами — правда. И под истиной я подразумеваю ложь. Это все ложь. Но они развлекают ложь, и, в конце концов, разве это не правда? Ответ — нет.»

Без куба. Постмодернистская вера в релятивизм истины в сочетании с кликерной культурой средств массовой информации, где продолжительность внимания измеряется в нью-йоркских минутах, оставляет нам ошеломляющее множество утверждений истины, упакованных в информационно-развлекательные устройства. Это должно быть правдой — я видел это по телевидению, в кино, в Интернете. «Сумеречная зона», «Внешние границы, это невероятно», «Шестое чувство», «Полтергейст», «Свободные перемены», Zeitgeist the Movie . Тайны, магия, мифы и монстры. Оккультизм и сверхъестественное. Заговоры и клики. Лицо на Марсе и инопланетяне на Земле. Снежный человек и Лох-Несс. ESP и PSI. НЛО и ETI. JFK, RFK и MLK — заговоры алфавита. Измененные состояния и гипнотическая регрессия. Удаленный просмотр и астропроекция. Доски для спиритических сеансов и карты Таро. Астрология и хиромантия. Иглоукалывание и мануальная терапия.Подавленные воспоминания и ложные воспоминания. Говорить с мертвыми и слушать своего внутреннего ребенка. Такие утверждения представляют собой запутывающую смесь теории и предположений, реальности и фантазии, научной фантастики и научной фантастики. Подайте драматическую музыку. Затемните фон. Бросьте луч света на лицо хозяина. Истина где-то там. Я хочу верить.

То, во что я хочу верить на основе эмоций, и во что я должен верить на основании доказательств, не всегда совпадает. И после 99 ежемесячных колонок, посвященных изучению таких тем (это Opus 100), я прихожу к выводу, что я скептик не потому, что не хочу верить, а потому, что хочу, чтобы знали .Я верю, что правда где-то рядом. Но как мы можем отличить то, что мы хотим быть правдой, и то, что действительно правда? Ответ — наука.

Наука начинается с нулевой гипотезы, которая предполагает, что исследуемое утверждение неверно, пока не будет продемонстрировано иное. Статистические стандарты доказательства, необходимые для отклонения нулевой гипотезы, существенны. В идеале в контролируемом эксперименте мы хотели бы быть на 95–99 процентов уверенными в том, что результаты не были вызваны случайностью, прежде чем мы временно согласимся с тем, что эффект может быть реальным.Неспособность отклонить нулевую гипотезу не делает утверждение ложным, и, наоборот, отклонение нулевой гипотезы не является гарантией истинности. Тем не менее, научный метод — лучший из когда-либо изобретенных инструментов для различения истинных и ложных паттернов, различения реальности и фантазии и выявления вздора.

Нулевая гипотеза означает, что бремя доказывания лежит на лице, утверждающем положительное утверждение, а не на скептиках, которые его опровергают. Однажды я появился на Larry King Live , чтобы обсудить НЛО (его постоянный фаворит), а также за столом, полным уфологов.Вопросы Кинга к другим скептикам и мне обычно упускают из виду этот центральный научный принцип. Скептики не должны опровергать НЛО. Хотя мы не можем провести управляемый эксперимент, который дал бы статистическую вероятность отклонить (или нет) нулевую гипотезу о том, что инопланетяне не посещают Землю, доказательство будет простым: покажите нам космический корабль пришельцев или внеземное тело. А пока продолжайте поиски и обращайтесь к нам, если у вас что-нибудь появится. К несчастью для уфологов, ученые не могут принять в качестве окончательного доказательства посещения инопланетянами такие доказательства, как размытые фотографии, зернистые видео и анекдоты о жутких огнях в небе.Фотографии и видео можно легко подделать, а огни в небе имеют много прозаических объяснений (воздушные вспышки, зажженные воздушные шары, экспериментальные самолеты, даже Венера). Правительственные документы с отредактированными абзацами также не считаются доказательством контакта с инопланетянами, потому что мы знаем, что правительства хранят секреты по соображениям национальной безопасности. Земные секреты не приравниваются к сокрытию внеземных цивилизаций.

Очень многие утверждения такого рода основаны на отрицательных доказательствах. То есть, если наука не может объяснить X, то ваше объяснение X обязательно верно.Не так. В науке многие загадки остаются невыясненными до тех пор, пока не появятся новые доказательства, а проблемы часто остаются нерешенными до следующего дня. Я вспоминаю космологическую загадку начала 1990-х годов, когда выяснилось, что существуют звезды старше самой Вселенной — дочь старше матери! Думая, что у меня может быть горячая история, о которой можно было бы написать что-то глубоко неправильное в нынешних космологических моделях, я сначала спросил космолога Калифорнийского технологического института Кипа С.Торн, который заверил меня, что это несоответствие было всего лишь проблемой в текущих оценках возраста Вселенной и что со временем оно разрешится само собой при наличии большего количества данных и более совершенных методов датирования. Это произошло, как и многие другие научные проблемы. А пока можно сказать: «Я не знаю», «Я не уверен» и «Давайте подождем и посмотрим».

Честно говоря, не все утверждения подлежат лабораторным экспериментам и статистическим испытаниям. Многие исторические и логические науки требуют детального анализа данных и конвергенции свидетельств, полученных в результате многочисленных исследований, которые указывают на безошибочный вывод.Подобно тому, как детективы используют метод конвергенции доказательств, чтобы установить, кто наиболее вероятно совершил преступление, ученые используют этот метод для определения наиболее вероятного объяснения конкретного явления. Космологи реконструируют историю Вселенной, объединяя данные космологии, астрономии, астрофизики, спектроскопии, общей теории относительности и квантовой механики. Геологи реконструируют историю Земли, объединяя данные из геологии, геофизики и геохимии. Археологи собирают воедино историю цивилизации из пыльцевых зерен, кухонного мусора, черепков, инструментов, произведений искусства, письменных источников и других артефактов, связанных с конкретным местом.Ученые-климатологи доказывают антропогенное глобальное потепление с помощью наук об окружающей среде, планетарной геологии, геофизики, гляциологии, метеорологии, химии, биологии, экологии и других дисциплин. Эволюционные биологи раскрывают историю жизни на Земле из геологии, палеонтологии, ботаники, зоологии, биогеографии, сравнительной анатомии и физиологии, генетики и так далее.

Однако, как только выводная или историческая наука прочно обосновалась посредством накопления положительных свидетельств, она так же надежна, как лабораторная или экспериментальная наука.Например, чтобы креационисты опровергали эволюцию, им необходимо распутать все эти независимые линии свидетельств, а также построить конкурирующую теорию, которая могла бы объяснить их лучше, чем теория эволюции. Они этого не сделали, вместо этого они использовали только отрицательные свидетельства в форме: «Если биологи-эволюционисты не могут представить естественное объяснение X, то сверхъестественное объяснение X должно быть истинным».

Ко всем претензиям применяется принцип положительного доказательства. Скептики из штата Миссури, штат Покажи.Покажи мне тело Сасквотча. Покажи мне археологические артефакты Атлантиды. Покажите мне доску для спиритических сеансов, на которой написаны слова, при условии, что участникам надёжно завязаны глаза. Покажите мне катрен Нострадамуса, который предсказал Вторую мировую войну или 9/11 до (не после) факта (постдикции в науке не учитываются). Покажите мне доказательства того, что альтернативные лекарства работают лучше, чем плацебо. Покажи мне инопланетянина или отведи на корабль-базу. Покажи мне Интеллектуального конструктора. Покажи мне Бога. Покажи мне, и я поверю.

Большинство людей (включая ученых) рассматривают вопрос о Боге отдельно от всех этих других утверждений.Они имеют право поступать так до тех пор, пока данное конкретное утверждение не может — даже в принципе — быть исследовано наукой. Но что это может включать? Большинство религиозных утверждений поддаются проверке, например, молитва положительно влияет на исцеление. В этом случае контролируемые эксперименты на сегодняшний день не показывают разницы между пациентами, за которых молятся и за которых не молятся. И помимо таких контролируемых исследований, почему кажется, что Бог лечит только болезни, которые часто проходят сами по себе? То, что заставит меня поверить, будет чем-то недвусмысленным, например, если у инвалида вырастет новая конечность.На это способны амфибии. Несомненно, всемогущее божество могло это сделать. Многие ветеринары иракской войны с нетерпением ждут божественных действий.

Есть одна загадка, на которую наука не может ответить, и это вопрос о том, что существовало до того, как возникла наша Вселенная. Один ответ — мультивселенная. Согласно этой теории, каждая из множества вселенных имела собственное происхождение, и некоторые из этих вселенных породили (возможно, из-за коллапсирующих черных дыр) детские вселенные, одна из которых была нашей. У этой гипотезы нет положительных доказательств, но нет и положительных доказательств традиционного ответа на вопрос — Бог.И в обоих случаях мы остаемся с вопросом reductio ad absurdum о том, что было до мультивселенной или Бога. Если Бог определяется как то, что не нужно создавать, то почему нельзя определить вселенную (или мультивселенную) как то, что не нужно создавать?

В обоих случаях у нас есть только отрицательные доказательства типа «я не могу придумать никакого другого объяснения», что вовсе не является доказательством. Если есть чему-то, чему нас научила история науки, так это тому, что было бы высокомерно думать, что мы теперь знаем достаточно, чтобы знать, чего мы не можем знать.Так что на данный момент все сводится к когнитивным или эмоциональным предпочтениям: ответ только с отрицательными доказательствами или вообще без ответа. Бог, мультивселенная или Неизвестное. Какой из них вы выберете, зависит от вашей терпимости к двусмысленности и того, насколько вы хотите верить. Что касается меня, я остаюсь в возвышенном трепете перед великим Неизвестным.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *