Сон как реальность: Психология на грани реальности: ученые разгадали природу вещих снов

Содержание

6 типов сновидений, которые видят люди с психическими нарушениями (Один из них — повторяющийся сон)

Во сне для нас нет ничего невозможного и мы можем буквально попасть в мир своей мечты: быть миллиардером, встречаться со звездой, жить в сказочном месте. Но еще в ночных грезах мы можем ограбить банк, разделаться с врагами или даже покончить собой… Как выяснилось, образы и сюжеты второго типа могут быть симптомами определенного психического расстройства.

AdMe.ru узнал самые распространенные сны, по которым можно определить нарушение психики. Разумеется, речь идет о сюжетах, которые человек видит не однократно, а со стабильным постоянством.

1. Сны, которые видят при шизофрении

Шизофрения — это тяжелое психическое заболевание. Исследование подтвердило: чем дольше человек болен данным расстройством, тем насыщеннее его сны. Цвета становятся ярче, а переживание эмоций — сильнее.

Например:

  • Несвязанные между собой пугающие образы.

  • Жесткое и насильственное содержание.

  • Сны, в которых человек видит себя со стороны: маленьким ребенком, мертвецом или в облике какого-то животного.

  • Объекты, например люди или автомобили, движутся задом наперед.

  • Переживание давно забытых эмоций и чувств.

  • Нереальные или параллельные миры; ад или рай.

  • Один и тот же повторяющийся сюжет. Доктора медицинских наук выявили факт повторяющихся в течение одной ночи сновидений при острой шизофрении.

  • Цветные сны, в которых отчетливо видно, в какой цвет окрашены все детали. Больным шизофренией цветные сны снятся в 20 раз чаще, чем здоровым людям.

  • Переживание абсолютной реальности того, что происходит во сне. Очнувшись после такого сна, больные еще долго не могут понять, было это во сне или наяву. Феномен впервые был описан Ф. М. Достоевским в романе «Братья Карамазовы»: Иван Карамазов не мог понять, в действительности ли он беседовал с чертом или это ему привиделось.

2. Сновидения при биполярном расстройстве

Биполярное расстройство — это маниакально-депрессивный психоз, характеризующийся нетипичной сменой настроения. Если, как правило, шизофреники в упоминании своих снов немногословны, то биполярники свои сны описывают очень подробно:

  • Переживание непередаваемого счастья. Такие сны называют маниакальными, так как чаще всего они наблюдаются в гипоманиакальных состояниях. Это очень яркие и красочные сновидения, которые остаются в памяти надолго. Например, вы можете быть божественным существом, которому все поклоняются, чувствовать власть и блаженство от происходящего. Нейропсихология объясняет такие сны как переход депрессии в маниакальное состояние.

  • Серийные сны, или сны, которые могут продолжаться на протяжении нескольких лет. Сюжеты в подобных снах — это некий сериал, где каждая новая «серия» начинается с того места, на котором сон прервался в последний раз.

3.

Сны людей, страдающих депрессией

Признаки депрессии иногда сложно заметить сразу. Но вы намного ближе к ней, чем думаете, если каждую ночь вас преследуют устрашающие сновидения. А именно:

  • Некое мрачное место (к примеру кладбище) или даже собственные похороны. Во время такого сна и после пробуждения больной часто чувствует свою вину за подобный сюжет.

  • Умершие в образе живых. Интересно, что если в течение сна к человеку приходит понимание того, что этих людей нет в живых, то они принимают облик покойников.

  • Кошмары с ощущением неописуемого ужаса. Проснувшись, человек не сразу понимает, что это был всего лишь сон, а в момент осознания чувствует радостное облегчение: «Слава богу, мне это всего лишь приснилось». Подобные сны считаются эквивалентом панических атак.

  • Параллельные сны — несколько несвязанных между собой снов, каждый из которых в течение одной ночи сменяет другой.

  • Сон во сне — когда вам снится, что вы хотите спать, затем — что вы засыпаете и видите внутри сна еще один сон. То, что происходит в следующем сне, вы воспринимаете как реальность, отчетливо при этом осознавая, что перед этим видели сон. А когда вы действительно просыпаетесь, вам уже сложно понять, проснулись ли вы на самом деле или это очередной сон.

    К слову, впервые такие сновидения описал Н. В. Гоголь в своем рассказе «Портрет», где каждое пробуждение героя оказывалось лишь частью его кошмара.

  • Сны с переживанием редупликации самовосприятия. Расшифруем: например, в то время как вас хоронят, вы можете наблюдать со стороны за своими похоронами. В один момент вы ощущаете себя сразу мертвым и живым. Вы также можете увидеть во сне, как участвуете в чем-то, и в то же время осознать, что вам это только снится. Более того, вы можете одновременно видеть сон и анализировать его.

4. Детали сновидений, которые могут сигнализировать о психической анестезии

Психическая анестезия — неполная утрата способности переживать позитивные и негативные эмоции.

Не только в период бодрствования, но и во время сна:

  • Потеря чувства собственного «я», своего тела или эмоций. Например, вы ощущаете во сне свою душу, но не чувствуете собственного тела. Или смотритесь в зеркало, но при этом не видите своего отражения.

  • Сны, в которых вы умираете несколько раз за ночь.

  • Ощущение «нереальности» того, что в них происходит. То есть вы отчетливо осознаете что, все вокруг лишь фантазия.

  • Отсутствие каких-либо чувств или, наоборот, переживание забытых эмоций, которых давно не было в реальной жизни. Вам может присниться, например, как на вас нападает собака и кусает вас, но при этом вы не будете испытывать страх.

  • Сны с деперсонализацией: знакомые места и близкие люди воспринимаются как что-то чужое и незнакомое. Например, вам может сниться ваш собственный дом, но вам будет казаться, что вы видите его впервые.

  • Потеря ощущения сна, в котором вы можете полностью его контролировать и даже сами себя будить.

  • Восприятие происходящего чужими глазами, но при этом без потери ощущения собственного «я». Макс Фрай в романе «Жалобная книга» описывает этот феномен на примере людей с необычной способностью.

5. Сновидения при обсессивно-компульсивном расстройстве

Желание мыть руки по 10 раз в день или постоянно возвращаться домой, чтобы проверить, точно ли выключен утюг, — это обсессивно-компульсивный синдром. Навязчивое состояние не покидает пациентов даже во сне.

Вот его характеристики:

  • Борьба во сне с навязчивыми контрастными желаниями. Вам может присниться, как вы боретесь с неким страхом, но сдаетесь. Проснувшись, вы будете чувствовать вину за то, что опустили руки.

  • Эмоциональность, сильное чувство вины, стыд и гнев.

  • Осознание того, что вы обладаете какой-то волшебной силой и способны контролировать окружающих.

6. Образы при посттравматическом стрессе

Посттравматический стресс отличается от обычного тем, что возникает в результате психотравмирующей ситуации и, как правило, вызывает ночные кошмары:

  • У людей с таким синдромом могут повторяться сны с психотравмирующей ситуацией. Так, человеку, перенесшему войну, нередко снится, как в него стреляют, а у него в этот момент заканчиваются патроны.

  • Повторяющиеся время от времени одинаковые и чаще всего бессмысленные образы. Причем вы можете помнить их и даже знать, чем закончится сон, а также изменить его концовку.

  • Прерванные сны, которые всегда заканчиваются на одном и том же месте.

  • Восприятие отдельных частей образов сна. Например, вам может присниться человек по пояс или отдельно говорящий зловещим голосом рот.

  • Сны, окрашенные только в один цвет.

  • Вы в страхе убегаете от кого-то и по закону подлости чувствуете, что замедляетесь. Изображение как при замедленной съемке. Обычно вы не видите, кто за вами гонится, но чаще всего догадываетесь, кто это.

  • Перевоплощение в животного или даже в дерево. Обычно в таких снах нет слов и мыслей.

  • Сны, которые вы контролируете от начала до конца.

  • Ощущение себя другого пола. Женщина, например, может чувствовать себя мужчиной с усами.

  • Отождествление себя с преступником, даже если вы «украли» лишь шоколадку. Такие сны встречаются у 30 % осужденных за противозаконные действия.

Поделитесь своими самыми странными снами. Снился ли вам какой-нибудь из этих снов?

Иллюстратор Leonid Khan специально для AdMe.ru

10 любопытных фактов про сновидения и мозг во сне


Алена Лепилина

Сегодня отмечается Всемирный день сна. Каждый раз праздник проходит под новым девизом. «Хороший сон — достижимая мечта» — лозунг этого года. Как по нам, так это отличная идея. Разве вы не мечтаете о мягкой постели во время ежедневного «путешествия» на работу? 😉 В честь дня сна собрали 10 занимательных научных фактов из книг о сне, спящем мозге и других удивительных явлениях.

1. Человек может научиться управлять сновидениями

Осознанные сны — феномен, который изучает Стивен Лаберж. Оказывается, мы можем улучшить способность понимать, что видим сон в процессе того, как мы его видим, и даже сознательно им управлять. Исследования в этой относительно новой области говорят о том, что осознанные сновидения — это результат физиологического сдвига в мозгу в сочетании с волевым актом и намерением спящего. В результате в сон привносится элемент самосознания.

Часто осознание того, что мы спим, нас будит, но если повезет — или если мы научимся нужному трюку, — можно продолжить видеть сон.

источник

2. Все мы немного лунатики

Каждый пятый житель Земли хоть раз в жизни ходил во сне. Люди делают во сне почти все то же, что и днем: общаются, едят, водят машину. Но если это повторяется часто, то можно говорить о расстройстве сна. Страдающие им люди могут перемещаться в пространстве, но они не могут распознавать лица, они не слышат криков, они сами не чувствуют боли. В таком измененном состоянии сознания они способны на все, что угодно.

источник

3. Подростки не могут засыпать рано

Причина подростковой депрессии и агрессии — дефицит сна. Во время пубертатного периода суточные ритмы сдвигаются на три часа назад. Получается, что для подростков уснуть в 10 часов вечера не просто сложно, а биологически невозможно.

Из-за сдвинутых биоритмов требовать от тинейджеров сообразительности в первой половине дня совершенно бессмысленно.

4. Сны — вторая реальность

Сны и смотрятся, и ощущаются как реальность, потому что активность почти всех частей мозга понижается, а самый резкий и крутой спад наблюдается в важной зоне — планирования, логического мышления, решения задач. Бездействие ответственного за логику участка объясняет, почему в сновидении мы утрачиваем ориентацию во времени и пространстве и почему у нас не возникает сомнений в реальности происходящего — например, нас нисколько не удивляет тот факт, что покойный дедушка превратился вдруг в таксиста и почему на нем рыцарские латы.

Содержание сновидений может быть странным и причудливым, потому что логика ночью тоже «спит».

5. Человек учится во сне

Сон играет большую роль в усвоении информации и навыков. Похоже, что стадия легкого сна ответственна за совершенствование новых навыков у музыкантов, спортсменов и танцоров. Причем это наступает через день или два после первого знакомства и тренировки этого навыка.

Чтобы получить максимальную пользу от тренировки или упражнений, когда вы осваиваете что-то новое в спорте или в игре на музыкальном инструменте, вы должны хорошенько выспаться хотя бы в первую ночь после первоначального освоения этого нового навыка.

источник

6. Биологические часы не сбиваются

Натаниэл Клейтман, американский ученый, который был иммигрантом из России, посвятил карьеру изучению сна. Однажды он провел целый месяц в подземной пещере. Он хотел выяснить, влияет ли отсутствие внешних признаков времени (солнечный свет, сумерки, темнота) на биологические часы.

Оказалось, что наши биологические часы не зависят от того, видим ли мы восход и закат солнца или нет. Она настроены на цикл сон-бодрствование продолжительностью от 24 до 25 часов.

 

7. От недосыпа можно умереть

Отсутствие сна может быть убийственным. Это проверяли на несчастных крысах. По результатам экспериментов ученые сделали вывод, что долгое бодрствование истощает организм, он перестает регулировать температуру тела, что приводит к смерти. По понятным причинам никто не выяснял опытным путем, может ли человек умереть из-за недосыпа. Можно говорить лишь о кратковременных экспериментах государственных структур, в которых участвовали либо добровольно, либо по принуждению. Например, в Гуантанамо следователи ЦРУ лишали сна заключенных. Их связывали вместе и заставляли стоять более суток.

За сутки артериальное давление подопытных выросло. Затем появились проблемы с метаболизмом, они начали испытывать острейшее чувство голода. Температура тела снизилась, а иммунная система ослабла. Если бы пытка продолжалась и дальше, вполне вероятно, что у заключенных возникли бы проблемы с головой. Они начали бы видеть галлюцинации.Внезапно они утратили бы способность принимать простые решения или вспоминать очевидные вещи.

Самое удивительное, что этот разрушительный процесс можно в любую минуту остановить. Стоит поспать пару часов, и все последствия недосыпа исчезнут.

8. Раньше ночной сон был двухразовым

Каждый день люди засыпали после заката, а после полуночи просыпались. Об этом первом сне и говорилось в старинных источниках. Человек бодрствовал около часа, прежде чем снова уснуть уже до утра (это и был так называемый второй сон).

Такой ночной перерыв был обычным делом, и каждый проводил его по-своему: кто-то молился, кто-то читал, кто-то размышлял о сновидениях или ходил в туалет, ну, а некоторые занимались сексом. Последний вариант был, пожалуй, самым распространенным. В XVI веке один врач выяснил, что рабочие рожают по нескольку детей, потому что занимаются любовью после первого сна, то есть набравшись сил и энергии.

Многочисленные опыты доказали: если бы человеку предоставился шанс, он бы разделил сон на две половины. В мире еще остались люди, которые спят именно так. Они просто живут там, где нет искусственного освещения, компьютеров, телевизоров и плохих реалити-шоу.

9. Мужчины храпят чаще

Мужчины обычно спят лучше рядом с женщиной, чем в одиночестве. Может быть, причина в том, что они просто наслаждаются эмоциональной близостью, так как им не приходится слушать храп супруги. У природы черный юмор: женщины не только храпят гораздо реже мужчин, но и спят более чутко. Так каждую ночь разыгрывается горькая комедия, в результате которой женщины страдают от бессонницы (чего нельзя сказать об их мужьях).

10. Сон — это тренировка

Сны — отдушина для нашего разума. Тревожные, неприятные сны — древний защитный механизм. Мы переживаем плохие события во сне, чтобы быть готовыми к ним в жизни. Сон для мозга — генеральная репетиция. Это относится не только к человеку, но и к некоторым животным: например, к кошкам, которые вскакивали, преследовали воображаемую добычу или нападали на воображаемых врагов во сне.

Сновидение — это роскошная форма сознания, которую нам следует ценить не меньше, чем мы ценим опыт, получаемый во время бодрствования. Наука проливает все больше света и на природу сновидений, и на другие усилия мозга, делающие нас теми, кто мы есть. Дальше будет только интереснее.

P.S. Понравилось? Подписывайтесь на рассылку по кругозору. Каждую неделю присылаем познавательные письма и дарим скидки на книги МИФа.

По материалам книг «Мозг во сне» и «Наука сна»

Обложка поста: doctorojiplatico.com

как научиться управлять своими сновидениями – Москва 24, 12.09.2014

Каждую ночь, засыпая, мы попадаем в один из самых загадочных миров – мир сновидений. В эпоху невероятных научных открытий мы все еще очень мало знаем о собственных снах.

Что снится еще не рожденному ребенку? Как расшифровать тайный смысл сновидений? И можно ли управлять снами? Сотни лет люди мечтают разгадать эту загадку и понять, что же с нами происходит каждую ночь? Телеканал «Москва Доверие» подготовил специальный репортаж.

Что такое сон

Попытки разобраться с тем, что такое сон и что происходит с организмом, пока мы спим, предпринимались учеными с XIX века. Долгое время считалось: сон нужен для отдыха мозга.

«Эту точку зрения оставили очень быстро после того, как научились регистрировать активность нейронов коры головного мозга животных во сне и в бодрствовании. И было показано, что нейроны мозга во время сна не только что не отдыхают, а как правило, наоборот, начинают работать гораздо более активно, чем они это делали в бодрствовании», — рассказывает главный научный сотрудник Института проблем передачи информации имени А.А. Харкевича РАН Иван Пигарев.

Нейроны – это клетки головного мозга, которые формируют сложные электрические импульсы и контролируют деятельность всего организма. Днем они анализируют сигналы, которые мы получаем с помощью органов чувств: слуха, зрения, обоняния, вкуса и осязания.

Но чем же они заняты ночью? Этот вопрос ставил исследователей сна в тупик. Мы закрываем глаза, и изображение перестает поступать. Мы выбираем тихое и комфортное место, и нас не беспокоят громкие звуки. Но и это не все.

«Стоят специальные устройства в мозге, которые дополнительно еще блокируют проведение сигналов из внешнего мира в кору мозга. Кора мозга получается полностью лишенная сигналов из внешнего мира. И в то же время нейроны мозга продолжают работать, продолжают активно работать, и, в общем, ничуть не меньше, чем они это делали в состоянии бодрствования», — говорит Иван Пигарев.

На сегодняшний день существует несколько теорий, объясняющих, чем занят наш мозг во время сна. По одной из них он анализирует поступившую за прошедший день информацию. Именно этим и объясняется возникновение неких образов, которые складываются в сновидениях.

«Сновидения – это некий такой свободный анализ того, что у нас произошло днем. Причем это не фактическое представление информации, а, как правило, некий подсознательный анализ образов. Причем такие свободные ассоциации возникают. То есть мы можем во сне летать – и нас это совершенно не смущает.

«Да, мы можем перемещаться в пространстве, у нас не возникает внутреннего ощущения, что такого невозможно. То есть там все возможно, да? — говорит заведующий отделением медицины сна санатория «Барвиха» Роман Бузунов, — И мозг, может быть, по-разному смотрит на информацию, и думает, что с ней сделать: проанализировать, забыть, сохранить. Это такая, знаете, в переводе на современный язык, очистка винчестера своеобразная. То есть «отложение» в долговременную память, стирание оперативной памяти. С утра мозг опять готов воспринимать информацию»

Кроме этой теории есть и другая, разработанная российскими учеными совсем недавно и подтвержденная, в отличие от всех остальных, рядом успешных экспериментов. Согласно ей, нейроны мозга, которые днем анализируют информацию, поступающую из внешнего мира, ночью переключаются на проверку состояния наших внутренних органов.

Оноре Домье. «Вагон второго класса»

«Выбирали нейроны, которые в бодрости были классические зрительные нейроны, отвечающие на зрительную стимуляцию. И когда кошка засыпала, мы проводили стимуляцию кишечника, и обнаруживали, что эти же самые нейроны, которые буквально 10 минут назад до этого отвечали на зрение, зрительные входы, начинали отвечать на стимуляцию кишечника, желудка. Или начинали работать в ритме дыхания или в ритме сердца», — утверждает Пигарев.

Но если сон – это анализ работоспособности внутренних органов организма, то что такое сновидения и как они возникают?

Итак, мы начинаем засыпать. Сознание неактивно. Поступление помех от внешнего мира перекрыто. Мозг анализирует сигналы, которые посылают ему внутренние органы. Давайте представим, что один из этих сигналов оказался особенно мощным, и ему удалось проскочить сквозь барьеры, которые установил наш мозг, и попасть в ту область, которая днем отвечает за восприятие, эмоции, ощущения и сознательные действия.

Ведь именно эта часть нашего бортового компьютера ночью практически неактивна. И разбудить ее способен лишь случайно прорвавшийся сквозь блоки мозга сигнал.

«Блок, который выключатель, который стоит на пути к сознанию — это же химический выключатель. Это не тумблер, который выключился-включился. Это химические синапсы, которые не делают полное выключение. Они меняют порог. Но если сигнал очень сильный, он может проскочить над этим порогом. И вот очень сильные сигналы перескакивают через эти пороги и влетают в область нашего сознания. Они куда-то туда влетели и возбудили некий нейрон там. А этот нейрон, если возбудится, он может быть связан только с теми объектами, теми символами, теми понятиями, с которыми мы оперируем в бодрости. Поэтому сновидения – это всегда небывалая комбинация бывалых вещей», — утверждает Иван Пигарев.

Закономерность или совпадение?

Ученые считают: сигналы, которым удается преодолеть все препятствия и оказаться в области нашего сознания, активизируют наиболее возбужденные нейроны, то есть те, которые работали одними из последних. Именно поэтому чаще всего нам снятся события прошедшего дня, проблемы, которые нас беспокоили перед сном или люди, о которых мы думали накануне.

И все же: почему нам снятся конкретные сны с определенными сюжетами. Как среди всей информации, которую мы получаем за день, мозг вбирает именно ту, которую он посылает нам в снах? Эти вопросы все еще остаются открытыми.

«Что касается физиологии сновидений. До сих пор это достаточно темная, если так можно выразиться, сторона планеты. К сожалению, мы не можем записать сон. Вот взять видеомагнитофон, диск, флешку, записать сон и воспроизвести в виде видео. То есть мы не можем его потрогать, мы не можем его научно оценить.

И фактически, все то, что просто нам человек рассказывает, мы должны ему поверить на слово. А вы знаете, сколько у нас сказочников, которые рассказывают, что им там снятся вещие сны и так далее?», — говорит Роман Бузунов.

А вместе с тем именно вещие сны, если верить истории, не раз меняли ход событий. Так, маршал Наполеона вице-король Италии принц Евгений Богарне в 1812 году с французскими войсками, вплотную подойдя к Москве, стал лагерем у одного монастыря.

В эту ночь ему приснился старец с седой бородой, в длинной черной одежде и сказал, что если принц спасет монастырь и церковь от разграбления солдатами, никакая беда не сможет его одолеть и он вернется домой целым и невредимым.

Винсент Ван Гог. «Полдень, или сиеста, подражание Милле»

Наутро маршал созвал войско и запретил входить в монастырь. Сам же отправился осмотреть местную церковь. Каково же было его удивление, когда войдя в храм, он увидел гробницу и образ того самого старца. Им оказался Святой Савва – основатель монастыря.

Принц участвовал во всех сражениях Наполеоновских войн, но ни в одном из них не был даже ранен. И как предсказывал старец, вернулся на родину живым. Даже после падения Наполеона все невзгоды обошли его стороной, хотя другие маршалы армии Бонапарта погибли.

Ученым сложно дать научное объяснение таким снам, но именно необъяснимые факты в свое время заставили их подробно изучать это загадочное явление.

Когда же мы начинаем видеть сны? Исследования показали: еще до рождения. Оказывается, большую часть времени в утробе матери плод спит. Но какую информацию может анализировать еще не родившийся человек?

«Как только в чреве матери у плода сформировался мозг, он начинает видеть. По крайней мере, есть изменения мозга, которые характерны для того, что ребенок видит сон. Вот что он там видит? Одна из теорий, генетическая, что гены, как бы воспроизводят информацию, он те же самые мультики смотрит и образовывается. Почему иногда говорят, что люди что-то вспоминают такое, что они практически точно не могли в своей жизни с этим столкнуться. Вот может быть всплывает та информация, которую он видел в виде мультиков там, в чреве матери. Но это, конечно, такое рассуждение не очень доказанное. Мы не можем у родившегося ребенка спросить: «Ну, что тебе снилось?», — рассуждает Роман Бузунов.

Большинство ученых считают, что сны видят абсолютно все. Просто не все их помнят. Зависит это, в первую очередь, от того, в какую фазу сна человек просыпается. Сон делится на две фазы: быструю и медленную.

«И вот эта фаза сна с быстрым движением глаз, или быстрый сон, как мы его по-русски называем, который возникает в конце каждого цикла сна (а мы спим циклами, каждый цикл занимает 1,5 часа), каждые 1,5 часа завершается периодом быстрого сна, при чем эти периоды нарастают от вечера к утру. То есть самые мощные периоды быстрого сна, когда снятся самые насыщенные сновидения, они возникают под утро», — говорит главный научный сотрудник Института проблем экологии и эколюции имени А.Н. Северцова РАН Владимир Ковальзон.

Зачем нужны сны?

Фаза быстрого сна чередуется с фазой медленного. В среднем за ночь такое чередование повторяется от четырех до шести раз. А значит, каждую ночь мы видим в среднем пять снов. Если нас будят во время быстрого сна, то сон запомнится. Если пробуждение наступает во время медленного сна, скорее всего, вы будете уверены, что вам ничего не снилось.

Долгое время ученые придерживались именно этой теории. Ведь в фазе быстрого сна глазные яблоки совершают разные движения, как будто спящий следит за какой-то сценой. Это и навело исследователей на мысль, что именно в этот момент мы видим сны, и следим за происходящим так же, как делали бы это наяву. Но эта теория разбилась о новые факты, которые появились у ученых после серии экспериментов.

«Провели специальные эксперименты и записали движения глаз, тщательно, с высоким разрешением, у кошек, у обезьян во время быстрого сна вот эти движения. И сразу стало ясно, что движения глаз во время быстрого сна не имеют ничего общего с теми движениями глаз, которые эти животные используют в бодрствовании для рассматривания зрительной сцены. И прежде всего, движения правого и левого глаза в быстром сне не синхронизированы. У нас правый глаз может идти вверх, левый – вниз, правый – скакать, а левый – ползти. И, в общем, это абсолютно два независимых объекта, которые могут гулять в разные стороны с разной скоростью. То есть это совершенно ясно, что невозможно себе вообразить такую зрительную сцену, которую кто-либо рассматривал с помощью таких движений глаз», — говорит Иван Пигарев.

По другой версии сновидения нас посещают всего дважды за время сна: когда мы засыпаем и когда просыпаемся.

Пьер Сесиль Пюви де Шаванн. «Сон»

Если все мы каждую ночь видим сны, то возникает вопрос: зачем они нужны? Несут ли они какую-то важную информацию? Могут ли быть расшифрованы? И если да, то, каким образом?

«Любой даже самый маленький сон несет очень важную информацию для человека. Сновидения – это те сигналы, которые информируют нас о том, что с нами происходит сейчас: с нашим организмом, с нашей эмоциональной жизнью и в целом вообще, что происходит в нашей жизни», — профессор кафедры нервных болезней Первого МГМУ имени И.М. Сеченова Елена Корабельникова.

Оказывается, сны – это не просто необъяснимый иллюзорный мир, в который мы погружаемся каждую ночь. Например, в снах организм предупреждает о надвигающихся болезнях, когда диагностировать их еще невозможно. Впервые крупномасштабные исследования на эту тему провел советский психоневролог Василий Николаевич Касаткин. 30 лет ученый посвятил коллекционированию снов и выведению закономерностей.

Он отказался от мистических символов, заменив научно-обоснованными фактами. Оказывается, наш организм может сигнализировать о надвигающейся болезни задолго до того, как появляются ее первые симптомы. А посылает он эти сигналы через сны.

«Есть специфические признаки, которые могут проявляться в сновидениях при той или иной патологии, при той или иной болезни. И дальнейшие исследования, собственно говоря, это подтвердили. То, что, например, при болезнях сердечно-сосудистой системы есть свои маркеры, которые заставят заподозрить, что у человека не все в порядке с сердцем. Если это заболевание дыхательной системы, то это свои маркеры», — утверждает Елена Корабельникова.

Согласно исследованиям, очень часто людям с проблемами пищеварительной системы снится, что они едят испорченные продукты. При заболеваниях органов дыхания – сцена удушья.

«Но это не значит, что сновидения – это диагностическая панацея, что по сновидениям можно поставить диагноз. Это совершенно не так. Сновидения – это один из методов, это подспорье, который вместе с другими методами исследования позволят посмотреть на проблему более полно, более широко», — говорит Елена Корабельникова.

Но иногда анализ снов больного становится действительно значимой частью медицинского наблюдения и лечения.

«Как показали исследования раковых больных, сны показывают улучшение и ухудшение, когда аппараты еще не показывают. А это означает, что надо вовремя назначить ту же химиотерапию или вовремя ее отменить, чтобы не было передозировки», — рассказывает кандидат философских наук Мария Волкова.

Послание свыше

А как же быть с так называемыми вещими снами? Как объяснить творческие сны, когда ночью посещают вдохновение или внезапное решение сложнейших задач? Они-то точно никак не связаны с болезнями. Истории известно сотни случаев, когда величайшие открытия происходили именно во сне.

Значит, сновидения нам даны не только для того, чтобы сообщать о надвигающихся недугах? Ученые не отрицают существования пророческих сновидений, хотя и рассматривать их с научной точки зрения тоже не спешат. Психологи делят вещие сны на несколько категорий.

«Бывает иногда так, что в сновидениях человек очень правильно, очень грамотно выстраивает прогнозы на будущие события. Человек способен анализировать, сопоставлять факты. Вообще сон – это активная работа нашей психики», — рассказывает Елена Корабельникова.

Проигрывание спорных волнующих человека ситуаций – еще одна предполагаемая функция сновидений. Мозг пытается просчитать все варианты развития событий, чтобы в реальности быть готовым к любому из них. Но мы не запоминаем всего сна целиком.

Чаще всего мы помним лишь короткие его отрезки. И случается, что в действительности ситуация разворачивается абсолютно так же, как и в том самом отрезке сна, который мы запомнили, — тогда и возникает ощущение вещего сновидения.

«Еще одна категория, еще один пример: человек настолько впечатлен своим сновидением, что совершенно бессознательно начинает выстраивать сценарий своей жизни так, что его сновидение сбывается. К примеру: человек видит во сне своего друга, с которым не виделся много лет. И он этим впечатлен. Почему ему этот друг приснился? И он совершенно бессознательно начинает бывать, захаживать в те места, где они с другом общались, где он живет, возможно, жил раньше или живет сейчас, и таким образом повышая вероятность того, что встреча произойдет в реальности, и она действительно происходит», — говорит Корабельникова.

Никифор Крылов. «Спящий мальчик»

Еще один интересный факт: по статистике приятные сны сбываются гораздо реже. Скорее всего, это связано с тем, что во сне человек в принципе переживает в основном отрицательно «заряженные» ситуации.

Установлено, что вероятность увидеть вещий сон составляет порядка 1 к 22 тысячам. Это означает, что за 60 лет вы точно увидите хотя бы один сон, который воплотится в явь. И все же вещие сны, по всей видимости, навсегда останутся за бортом официальной науки. По крайней мере, до тех пор, пока ученым не удастся создать аппарат, который сумеет считывать наши сновидения.

Вместе с вещими снами каждого из нас, «под нож» ученых идет знаменитая история об увиденной во сне таблице Менделеева и открытие формулы бензола Кекуле.

«Насколько я знаю, нет ни одного документального подтверждения того, что Менделеев видел этот сон. Откуда это взялось, никому не известно, но миф живет», — утверждает Иван Пигарев.

И все же полностью отрицать присутствие вещих сновидений в нашей жизни исследователи не могут. Например, художнику Константину Коровину приснилась смерть певца Федора Шаляпина. В нем Шаляпин явился ему и настойчиво просил помочь снять с груди давивший на нее тяжелый камень.

Коровин попытался ему помочь, но напрасно. Камень будто намертво прирос к груди маэстро. И через две недели великий бас скончался в Париже. Сам же Коровин пережил всего на год великого певца и свой вещий сон.

Знаменитые исторические персонажи использовали силу сна не только в пророческих целях. Сальвадор Дали, например, изображал на своих полотнах сюжеты своих снов. Чтобы запомнить свои фантасмагорические сновидения он использовал особую технику.

«У него есть такой замечательный сон с ключом в руке. Можете последовать его совету. То есть после сытного обеда летом, когда разморило, сесть на неудобный стул, поставить какую-то металлическую емкость (ведро или тазик), взять какой-то металлический предмет в руку и зажать его. Вы начинаете засыпать, вы размякли, у вас видится сон, вы роняете. Пробуждаетесь – картинка есть. Но это, конечно, такой шутливый подход, но, тем не менее, он срабатывает», — рассказывает Мария Волкова.

Ночные кошмары

Еще одним предметом пристального внимания ученых являются ночные кошмары. Исследователи пришли к неожиданному выводу: страшные сны несут пользу.

«Очень интересные, допустим, факты есть, которые подтверждают, что люди, которым снятся кошмары, они лучше адаптированы к жизни, чем те, которым не снятся кошмары. А почему? Потому что это своеобразное мультимедийное проигрывание ситуаций, оценка, поиск выхода, решения. И если человек, не дай бог, потом сталкивается с этой ситуацией или он ее пережил, допустим, то он находит какой-то выход, он находит для себя решение. И кстати, здесь ситуация тоже известная, что если человек не находит выхода или решения, начинаются навязчивые сновидения. Это, как правило, такие посттравматические сны», — утверждает Роман Бузунов.

Все ученые сходятся в одном: образы, которые мы видим во снах, несут некую информацию. И их анализ может сильно облегчить решение множества жизненных проблем. Одним из первых, кто поднял эту тему, был Зигмунд Фрейд.

Работа психоаналитика заключалась в том, чтобы раскрыть своим пациентам истинный смысл их сновидений. По его мнению, подавляющая часть сновидений представляет собой вытесненные из сознания желания, которые носят, разумеется, сексуальный подтекст.

Его ученик Карл Густав Юнг предавал сексуальным сигналам гораздо меньшее значение. По его мнению, сны помогают раскрыть особенности нашей личности, которые в реальности могут быть скрыты. Сегодня исследователи сновидений не склонны придерживаться к какой-то одной из классических концепций. Но с тем, что сны сигнализируют нам о чем-то важном, согласны практически все.

Генри Фюзели. «Ночной кошмар»

«Сновидения, анализ сновидений скорее ближе к психоанализу. Вот это совершенно замечательная вещь. Этим можно пользоваться. Нужно пользоваться этим. С успехом пользуются неврологи, которые используют это в медицинских целях. Они не анализируют сновидения как сновидения, они используют это сновидение для того, чтоб получить информацию о проблемах психики того или иного человека», — рассказывает Иван Пигарев.

Но не все так просто. Образы, которые мы видим во сне, расшифровать можем только мы сами. У одного человека радость будет ассоциироваться с одним образом, у другого – с совершенно с другим. И ни один специалист, не зная человека, никогда не сможет правильно истолковать сновидение.

«Если у человека что-то ассоциируется с опасностью: какая-то обстановка, какие-то события и так далее, то в следующий раз подсознательное ощущение опасности ему будет проявляться именно в этом образе. Или может быть на пляже, на него какие-то бандиты напали, а он загорал на солнышке, и отобрали кошелек, в следующий раз опасность будет ассоциироваться с тем, что он лежит, загорает на пляже», — говорит Роман Бурзунов.

Люди анализируют свои сновидения с незапамятных времен. Самые древние духовные практики и религии относятся к сну, как к способу самопознания и излечения. Многие племена, сохранившие традиции предков, и сегодня используют сны для решения своих проблем.

«Есть в Малайзии такое племя сеноев. В середине XX века этим племенем очень заинтересовались антропологи, психологи. Почему? Потому что в этом племени нету психических заболеваний. Ну, их нет и до сих пор. Начали изучать, почему это происходит. И выяснилось, что сенои обладают особой такой привычкой: прогнозирование своего сна. Они, не то, что они загадывают, что им приснится, но сама их жизнь, сама их жизненная позиция… сенои не отличают явь от сновидений. Прямо четкой границы между этими двумя состояниями нет. Утро в племени сеноев начинают с того, что все члены семьи собираются вместе и начинают обсуждать свой сон», — говорит писатель, исследователь сновидений Олард Диксон.

Старший представитель племени разъясняет младшим, что мог символизировать сон, на что следует обратить внимание и как поступить в следующий раз в подобной ситуации.

«И таким образом формируется, программируется сновидение, что можно внутри сновидения встретиться со своим другом, можно внутри сновидения встретиться в лесу с хищником и победить его, чтобы преодолеть свой страх. И очень многие вещи можно решать внутри сновидений. И таким образом возникает именно программирование», — рассказывает Олард Диксон.

Управление сном

Казалось бы, мысль о программировании сновидений и уж тем более об управлении ими — из сферы фантастики. А между тем, осознанные или как их еще называют люцидные сновидения активно практикуются как медиками, так и просто желающими испытать совершенно невероятные ощущения, проснувшись в собственном сне.

«Практика осознанных сновидений действительно существует. Это отдельное направление. Очень интересное направление. До сих пор осознанные или люцидные сновидения остаются загадкой, несмотря на то, что предлагаются какие-то идеи, возможные варианты объяснений. Все равно очень многое для нас не ясно. И поэтому к этой особой сфере работы нашей психики нужно подходить с очень большой осторожностью. Поскольку, например, известны случаи, когда попытки практиковать с осознанными сновидениями обостряли психическую патологию, психозы и так далее», — говорит Елена Корабельникова.

Термин «осознанные сновидения» ввел в начале XX века голландский психиатр и писатель Фредерик Ван Эден. В 1913 году он представил доклад «Общество психических исследований», в котором сообщал о своих 312 осознанных сновидениях: за период с 1989 по 1912 год.

Позже уже во второй половине XX века о них писали Карлос Кастанеда и психофизиолог Стивен Лаберж. На сегодняшний день отличить осознанные сновидения пациента от обычного ученые не могут. Вместе с тем наука не может игнорировать очень четкие и подробные отчеты об этом состоянии опытных сновидцев, среди которых есть и сами ученые.

«К сожалению, объективных методов контроля нет, чтобы мы подсоединили какие-то датчики и сказали, что это просто сон, а это осознанное сновидение. Увы, этого мы сделать не можем. Да, но это люди рассказывают, и даже на собственном опыте пережито. Это очень известная достаточно техника. Другое дело, что опять же могут быть сказки, могут быть Мюнхгаузены и прочее, прочее, которые любят рассказывать, чего на самом деле нет», — утверждает Роман Бурзунов.

Питер Брейгель Старший. «Страна лентяев»

Что же такое осознанное сновидение и как его распознать? Практикующие говорят о том, что находясь в состоянии осознанного сновидения, человек чувствует себя абсолютно так же, как в реальности, и лишь некоторые детали могут указать на то, что он спит.

«Осознанные сновидения – это не прогнозируемые сновидения. Это еще более высокая ступень. Это тогда, когда человек точно знает, что он спит, что все происходящее ему снится и уже действует согласно вот этому знанию. Это еще большая ступенька, это еще более интересно, тогда, когда сновидения уже фактически перестают быть сном как таковым, а уже воспринимаются человеком просто как явь, такая плотная, что можно делать в ней все, что угодно точно так же, как наяву», — рассказывает Олард Диксон.

Так как же распознать сон? Чем отличается реальность сна от реальности яви? Как осознать, что ты проснулся внутри собственного сновидения? Существует множество практик: шаманских, практик тибетских йогов, практик, разработанных уже в западном обществе в конце XX века тем же Лабержем. Но в целом все они сводятся к одним и тем же маркерам.

«Внутри сновидения не работают правильно часы. Внутри сновидения нельзя настроить музыкальные инструменты. Внутри сновидения не работает никакая механика. Ну, вот как мы помним наш детский кошмар: приходит грабитель, и мы хотим закрыть дверь, а она не закрывается. Почему? Потому что внутри сновиденческой двери нет замка. Есть просто видимость замка, но самого замка там нет. Поэтому закрыть его нельзя», — объясняет Диксон.

Мастера люцидных сновидений утверждают, что если в состоянии сна следовать четким правилам, то сновидец всегда будет получать четкий результат своих действий. К примеру, если внутри сновидения все время поворачивать налево и все препятствия обходить с левой стороны, начнется дождь или же появится образ болотистой местности, ручьев, озер.

Если же наоборот все время поворачивать направо, то человек пробуждается. Чем дальше сновидец идет в правую сторону, тем ближе он к пробуждению. Опытные сновидцы не только ведут дневник сновидений (а это, надо сказать, обязательное условие тренировки осознанности и чтения сигналов своих снов), но и составляют собственные карты.

«Если мы скажем: «Нам приснился продуктовый магазин, который находится через дорогу от нашего дома, сновиденческого дома», то если мы его записали (свой сон), если мы его зарисовали, где он там находится этот магазин, в следующий сон, когда мы попадем на ту же самую улицу, мы увидим этот магазин в том же самом месте. Почему?

Потому что мы его стабилизировали. Потому что мы его описали, мы его зафиксировали. Мы картографировали некоторую область пространства, и она стала стабильной. Стабильной не только для нас, но и стабильной еще для других, которые попадут на эту улицу», — рассказывает Олард Диксон.

Специалисты убеждены: видеть осознанные сновидения способны абсолютно все без исключений. Надо просто придерживаться простых правил, тренируя свое внимание, и осознавать законы, по которым существует мир сновидений. Практикующие люцидные сны называют этот процесс «тестированием реальности».

«Прежде, чем включить свет здесь, наяву, когда мы заходим к себе в квартиру, мы дотрагиваемся до самого выключателя и осознаем, что мы его вообще включаем. Просто машинально раз – и он включился. А осознаем, что мы его включаем.

Буквально секунда осознанности. А потом мы нажимаем на клавишу и смотрим, включился свет или не включился. Включился – очень хорошо, значит, это явь, потому что наяву он чаще всего включается. Но если он не включился, мы спрашиваем себя: «Не сон ли это?» и тестируем реальность по второму предмету, например, смотрим на часы и смотрим, сколько показывает время», — говорит Олард Диксон.

Техника осознанных сновидений применяется не только в духовных практиках с целью познать себя. Ее довольно активно используют психотерапевты для лечения фобий, зависимостей. Медики уверены: сновидения могут помочь решить ряд психологических проблем, ведь во сне мы не боимся провалов и неудач.

Здесь мы можем проиграть любую волнующую нас ситуацию и рассмотреть ее со всех возможных сторон. Некоторые психотерапевты идут дальше общепринятых способов использования осознанных снов и применяют подобную технику для тренировки спортивных навыков.

«Немецкий психотерапевт Пауль Толей – он специально пошел работать в спортивную сборную немецкую, где самый высокий уровень травматизма. Это прыжки на лыжах с трамплина, еще когда сальто делают. Он обучил спортсменов осознанным сновидениям с тем, чтобы во сне они отрабатывали трюки. Качество улучшилось, травматизм резко спал», — рассказывает Мария Волкова.

От снов к реальности

Но какой бы привлекательной не была идея осознанного существования в мире снов, ученые-мастера духовных практик утверждают: для неподготовленного человека осознанный сон таит столько же опасностей, сколько чудес.

«Мне никогда не было понятно, зачем это, но было понятно совершенно, что после какого-то времени использования вот этой практики осознанных сновидений у пациентов с гарантией будет развиваться, прежде всего, желудочно-кишечные проблемы, язвы желудка и вся прочая прелесть желудочно-кишечная.

Потом следующее – сердечно-сосудистые расстройства, потому что эта система наиболее сложная и более всего страдающая от лишения сна. Ну и уж не дай бог, чтоб этой дурью начала заниматься какая-нибудь женщина, потому что если потом она вдруг станет беременная, то вероятность того, что она родит уродца, очень высока», — утверждает Иван Пигарев.

К тому же специалисты утверждают: осознанные сновидения могут вызывать психологическую зависимость. В некоторых случаях они приводят к полному отрыву от реальности. Человеку становится гораздо интереснее существовать в мире грез, нежели в нашей повседневной жизни.

«Другое дело, что Лаберж рекламирует это и как некий инструмент для здоровых людей. Это такая своеобразная наркомания без наркотика. На это можно подсесть. И это очень опасно, потому что, опять же, я не врач, но по консультации с неврологами и психиатрами все они в голос заявляют, что очень много людей с шизоидными наклонностями (это здоровые люди, просто такой склад личности) – у них это может привести к необратимым нарушениям психики, то есть, говоря попросту, «крыша съедет – не вернется», — говорит Владимир Ковальзон.

Антонио Переда. «Сон рыцаря»

«И мне приходилось несколько раз консультировать таких пациентов, которые живут фактически только во сне. Вот это как наркоманы практически. Его день не интересует. Он, не знаю, каким-нибудь охранником сидит весь день и тупо смотрит на проходящий поток, а ночью он супергерой: Супермэн, Человек-паук или еще что-нибудь такое. И это абсолютно явно, четко, как в жизни эти ощущения воспринимаются», — рассказывает Роман Бурзунов.

В различных культурах к подобным практикам во все времена допускались лишь люди подготовленные, изучившие всевозможные способы работы со своим сознанием и подсознанием, хорошо знакомые с состоянием глубокой медитации.

«Сейчас в западном мире и в России у нас чаще всего происходит изучение сновидений без всяких йог, без всяких практик. Человек просто приходит внутрь осознанности с тем, что он есть. Потому что сама осознанность не делает его ни лучше, ни хуже. Она позволяет (осознанность внутри сновидения) реализоваться. И человек с отрицательными мыслями начинает реализовывать эти отрицательные мысли. Здесь ему не позволяет это сделать закон. Там у него свободные руки.

Для нашего мозга совершенно неважно, где мы это делаем: внутри сновидения мы занимаемся разрушением или здесь. Почему? Потому что происходят серьезнейшие патологические изменения в мозге этого человека, потому что человек уже себе позволил это сделать. Он уже себе позволил себе убить. Внутри сновидения если он позволили себе убить, значит, это уже есть навык», — говорит Олард Диксон.

Пока для многих мысль об осознанных сновидениях все же фантастика, бизнесмены и ученые ставят сны на поток. В продаже уже не первый год приборы, которые позволяют если не овладеть осознанными сновидениями, то уж наверняка заказать тот сон, который человеку хочется увидеть.

«Сейчас такие исследования по вызыванию снов идут. Они основаны в основном на неком, скажем, формировании условных рефлексов. То есть ты, допустим, думаешь о какой-то ситуации, которая хочется, чтоб тебе приснилась, а в это время подается устройством, допустим, какой-нибудь звук или свет, или запах. И соответственно возникает некий условный рефлекс, который связывает этот звук, цвет или запах с тем, что ты хочешь, чтоб тебе приснилось. А потом устройство во время сновидения (а оно можно в принципе отследить по определенной активности там двигательной и так далее) человеку подавать эти сигналы. И они срабатывают как некий триггер, который вызывает то, о чем ты думал. Хотя это тоже не стопроцентный результат. Это тоже как некая тренировка», — объясняет Роман Бурзунов.

Ученые не останавливаются на возможности программировать мозг на заданные сновидения. Уже сегодня ведутся невероятные исследования. Ученые пытаются разработать программу, которая сможет считывать образы, которые получает наш мозг. Первые удачные результаты уже получены в Калифорнии.

Нейробиологам удалось воссоздать зрительные образы, которые возникали в голове во время просмотра случайно отобранных видеороликов. А значит, недалек тот день, когда мы сможем записывать свои сны, как на пленку, а отсматривать их днем и анализировать информацию, которую посылает нам наш организм.

Ночные гости. Вещие сны – совпадение или реальность? | ОБЩЕСТВО: События | ОБЩЕСТВО

Роковые сноВИДЕНИЯ

Сны ростовчанки Марины Беловой не раз оказывались предвестниками трагедий, прогремевших на весь мир.

«Я стою в почти пустом, но очень просторном и залитом светом помещении с большими окнами, из которых открывается великолепный вид на город. Судя по тому, что автомобили внизу кажутся размером с букашек, этаж довольно высокий. Внезапно начинается какая-то непонятная тревога. Я окидываю взглядом помещение: люди, которые тоже находятся здесь, вдруг сломя голову начинают бежать к выходу. Я оборачиваюсь лицом к окну и вижу, что прямо на меня летит самолёт. Звон бьющегося стекла, взрыв, пламя — на этом картинка обрывается, и я резко просыпаюсь. Этот сон мне приснился накануне катастрофы 11 сентября 2001 года, унёсшей жизни почти 3 тысяч человек. Когда через пару дней в новостях показали кадры, как в башни-близнецы Всемирного торгового центра врезаются самолёты, я не поверила своим глазам», — вспоминает домохозяйка.

Сновидения всегда приковывали к себе внимание учёных.  Фото: Shutterstock.com

В числе событий, «предсказанных» ростовчанкой, крупнейший в России за последние годы по числу жертв пожар, произошедший 5 декабря 2009 года в ночном клубе Перми.

«Накануне трагедии в «Хромой лошади» мне приснился ночной клуб. Вывески, правда, я не видела, — продолжает Марина. — Ведущий что-то прокричал в микрофон. Вдруг загорелся потолок. Опрокидывая столы и стулья, люди бросились к выходу — узкому дверному проёму. Погас свет, начались жуткая паника и давка. Я стояла в толпе и задыхалась от дыма. Проснулась, ощущая запах жжёной пластмассы, и бросилась проверять в квартире проводку и электроприборы. Но дома всё было в порядке. А через три дня по телевизору сообщили о случившемся в Перми…»

Был у ростовчанки ещё один нехороший сон, обернувшийся явью.

Я поднялась в самолёт, как обычно, поздоровалась со стюардессой. И, проходя мимо 1-го класса, споткнулась о хоккейную клюшку. Её хозяин, молодой мужчина, подхватил меня, смущённо улыбаясь, как бы извиняясь, — говорит Марина. — Я улыбнулась в ответ, мол, ничего страшного, пробралась в самый хвост салона и заняла своё место. Как только самолёт пошёл на взлёт, меня вдруг начало трясти и лихорадить, словно резко поднялась температура. Казалось, будто кожа на всём теле горит. Я попыталась позвать на помощь, но вдруг увидела пламя, летящее прямо в лицо. Всё это мне приснилось накануне авиакатастрофы над Ярославлем в 2011 году. Самолёт, перевозивший команду местного хоккейного клуба «Локомотив», потерпел крушение через несколько секунд после взлёта. 44 человека, в том числе все члены команды, погибли. Я нашла в Интернете их фотографии и обомлела: с одного из снимков на меня смотрел тот самый мужчина из сна…»

О своих необычных ночных видениях она рассказывала родным и друзьям. На вопрос, снились ли ей вещие сны о событиях из собственной жизни, Марина отрицательно качает головой и объясняет:

«Слава Богу, нет, ведь иначе, наверное, я бы жила в вечном страхе за себя и близких: чему быть, того не миновать. ..

«И Сон, и Смерть равно смежают очи»

«Я иногда вижу зашифрованные сны с буквами и цифрами, какие-то головоломки. Может быть, это совпадение, но однажды приснился падающий самолёт с большой буквой «А» на фюзеляже. Это было в 2006 году. Буквально через пару дней после моего сна сообщили о катастрофе в Иркутске: авиалайнер А310-324 во время посадки выкатился за пределы взлётно-посадочной полосы и врезался в гаражный комплекс, 125 человек погибли», — говорит жительница Новочеркасска Анна Тищенко, продавец-консультант в магазине косметики.

Совпадение или нет, определить невозможно. Но это не единственный вещий сон, который видела она. Однажды Анне приснился родной дядя, который заглянул в гости. И всё бы ничего, только выглядел он удивительно молодо, в руках держал большой чемодан, а зашёл, чтобы… попрощаться.

«Дядя был одет в красивый костюм и белоснежную рубашку, — вспоминает Анна. – Сказал, что отправляется в дальнюю дорогу и чтобы я берегла себя и маму – его родную сестру. На следующий день раздался звонок: дядя умер от инсульта. Его похоронили в том самом костюме и белой рубашке. Больше дядя мне не снился. Выходит, в том сне он пришёл проститься…»

Тревожный сон привиделся девушке и накануне гибели отца.

«Во сне я увидела папу лежащим в больнице. Он был подключён к капельницам и каким-то аппаратам, — продолжает она. — На этом сон кончился. А на следующий день в реальности папа попал в серьёзную аварию на машине. Он скончался в реанимации, не приходя в сознание. Я долго корила себя за то, что не рассказала о своём сне, не зря же было дано это предзнаменование свыше! Но спустя время отец снова приснился мне в той же больничной палате, на мгновение пришёл в сознание и сказал: «Отпусти меня». Возможно, он хотел дать понять, что я никак не могла повлиять на ход событий…».

Мнение специалиста: «Вещие сны приходят к нам по неизвестным каналам»

Елена Корабельникова, психотерапевт, врач высшей категории, старший научный сотрудник Отдела патологии вегетативной нервной системы НИЦ, доцент кафедры нервных болезней ФППО ММА им.  И. М. Сеченова, профессор кафедры клинической психологии Московского института медико-социальной реабилитологии:

«Сновидения всегда приковывали к себе внимание учёных. Это очень сложный объект для исследования, поэтому мнения специалистов разделились. Одни считают сновидения активным состоянием мозга, другие — «мусором», который он выбрасывает во время сна. Так называемый вещий сон хотя бы раз в жизни видел каждый человек. Исследования, проведённые в нашей лаборатории Отделения медицины сна, показали: одно из тысячи сновидений сбывается. Есть несколько совсем не мистических способов, которые этому способствуют. Бывают сновидения-умозаключения, когда человек во сне способен проанализировать ситуацию, прийти к умозаключению, построить правильный прогноз, который потом сбывается. Самоосуществляющиеся предсказания происходят, когда человек настолько впечатлён своим сном, что подсознательно приводит себя к его исполнению.

Есть сны, которые до настоящего времени непонятны науке и которые, возможно, содержат в себе предсказания событий. Эти сны приходят к нам по неизвестным каналам…»

Тайны под одеялом

Приведем несколько интересных фактов о «вещих снах» из жизни знаменитостей.

Американский президент Авраам Линкольн однажды увидел во сне гроб в холле Белого дома. «Кого хоронят?», — поинтересовался спящий Линкольн у солдата, стоявшего в карауле. «Нашего президента», — ответил тот. О необычном сновидении Линкольн написал в своём дневнике. Через десять дней президента застрелили в Театре Форда.

Пророческие сны не раз видела академик Наталья Бехтерева. Так, в июле 1975 года Наталья Петровна отправила свою больную мать на отдых в Краснодарский край. Вскоре пришло письмо, что матери стало лучше. И тут сон: почтальон приносит телеграмму о её смерти. Во сне Бехтерева видела, как приезжает в село, где жила мать перед кончиной, как ищет сельсовет. Вскоре действительно пришла телеграмма со словами, что мать Бехтеревой умерла. Дальше всё было как во сне: приезд в деревню, поиски сельсовета, чтобы получить справку о смерти. ..

Художнику Константину Коровину приснилась смерть певца Фёдора Шаляпина. В нём маэстро явился ему и настойчиво просил помочь: снять с груди давивший на него тяжёлый камень. Коровин во сне попытался выручить бедолагу, но напрасно – камень будто намертво прирос к груди маэстро. Через две недели великий бас скончался в Париже.

Сновидения: путешествие в другую реальность

Писатель Карлос Кастанеда в своих книгах об учении Дона Хуана описывал механизм осознанных сновидений. В лёгкой и понятной форме он рассказывал, как можно управлять этим изменённым состоянием сознания: заказывать себе сны, путешествовать, где захочется, находясь при этом дома в своей постели. Эзотерические и немного мистические книги американца популярны во всём мире и продаются миллионными тиражами. Наверняка на успех произведений всё же влияют заявления Кастанеды о том, что человеку под силу заказывать сны. Тема сновидений, их тайного смыла и посланий, которые можно «прочесть», всегда была интересна и актуальна. Как объясняет наука тот факт, что во сне человек может переживать вполне реальные эмоции, ощущения? Почему нам снятся кошмары? Как научиться понимать язык сновидений и возможно ли планировать сны? Ответы на эти и другие вопросы корреспондент «Гомельских ведомостей» искала вместе с психологом Ириной Парфёновой. 

ПРОВОДНИК К МОТИВАМ И ЖЕЛАНИЯМ

– Ирина, как объясняет психология тот факт, что человек видит сны?

– Сновидение наука описывает как некое субъективное воссоздание образов. В психологии сон – символическое послание психики, организма, которое зашифровало сознание человека.

Когда мы спим, сознание получает от бессознательного различную информацию. Это могут быть наши подавленные желания, переживания, забытое прошлое. То есть то, что мы недополучили, не до конца разрешили наяву, и со всей этой информацией мозг продолжает справляться во сне. Сны являются хорошим «проводником» к нашим истинным мотивам и желаниям, которые мы можем скрывать, в первую очередь, от самих себя.

– Имеет ли значение, какие именно человек видит сны?

– Конечно, любые сновидения о чём-то нам говорят. Но не нужно забывать, что характер сна, его течение и что именно нам снится – всё это зависит от множества факторов. Нужно научиться воспринимать свои сны как ответы на какое-либо внешнее или внутреннее, если можно так выразиться, «раздражение». Это тревожащие вас мысли, события, ситуации, которые вы не смогли разрешить, и подсознание ищет положительные варианты. Содержание снов целиком объясняется внутренним состоянием человека, наполненностью его бессознательного. Так как сон – изменённое состояние сознания, образы сновидений оказываются искажёнными, носят символический характер. 

Важно также, что в сновидении может проявиться какое-то болезненное состояние человека, в таком случае это можно рассматривать как симптом. Правильная интерпретация даёт ответы на многие важные вопросы и помогает нам понять символическое объяснение ситуаций реальной жизни. 

– Что могут значить кошмары?

– Кошмары – это вытесненные, забытые стрессовые события, которые проявляются во сне. А вот эмоции, переживаемые в таком сне, являются реакцией на уже сложившуюся ситуацию. Зачастую кошмары указывают человеку на те аспекты его жизни, на которые стоит обратить самое пристальное внимание. Частые кошмарные сны, скорее всего, свидетельствуют о высоком уровне тревоги или неврозе. Когда неприятный пугающий сон повторяется практически ежедневно, это может означать, что пережить ситуацию и адаптироваться к ней человек не в силах. В таком случае можно обратиться за помощью к психотерапевту. 

– На какие сны следует обращать внимание?

– С точки зрения психологии, важны те сны, которые вызывают сильные переживания и впечатления, как правило, именно они особенно информативны. Бывает, что человек видит какой-то яркий, запоминающийся образ, который может и появляться в других снах, и беспокоить нас днём, пока скрытая проблема не найдёт своего разрешения. 

НАУКА ПОНИМАТЬ СНОВИДЕНИЯ

– Как научиться понимать и анализировать свои сны?

– Многие попытки обнаружить буквальное значение сна ни к чему не приводят, так как зачастую это всего лишь непонятные нам образы и знаки. Тогда следует поискать его метафорическое значение. Метафора сна всегда индивидуальна и уникальна. Чтобы понять её, следует вспомнить и осознать чувства, которые вы испытывали во сне (после него), попробовать ответить на вопрос, какое значение имеет лично для вас тот или иной образ, как он может быть связан с вашей жизнью. Также есть вариант примерить на себя роль человека, предмета, то есть какого-либо элемента сна. 

– Есть ли простые техники анализа сна?

– Быстро и просто может помочь метод «16 ассоциаций». Понадобится лист бумаги, ручка и около 15 минут времени. В столбик расставьте цифры от 1 до 16. Единственное правило: положиться на свою честность.

Первое, что нужно сделать, – это описать одним словом или словосочетанием сон, который вас волнует. Это может быть название основного образа или ситуации, сложившейся во сне. Запишите это слово в верхней части листа. Подумайте об этом понятии: какое отношение оно имеет лично к вам? Теперь запишите 16 ассоциаций к этому слову, которые приходят на ум. Если слово кажется вам не совсем подходящим, всё равно впишите – если вы подумали о нём, это и есть ваша ассоциация. Слова не должны повторяться.

Теперь соедините слова попарно фигурной скобкой: первое со вторым, третье с четвёртым и так далее. Когда слова объединены, работаем с каждой парой отдельно, не привязываясь к основному слову. Для каждой пары найдите общую ассоциацию – то, что объединяет эти два слова лично для вас. Можно использовать как существительные, так и глаголы, наречия. Итак, должно получиться 8 слов. Объедините их снова скобками попарно и повторите то же самое. Когда получится 4 слова, повторите снова. Теперь объедините два слова в одно. Это последнее слово и есть ваша глубинная ассоциация. 

Помните, что это всего лишь ассоциации. Подумайте, комфортно ли вам с этим понятием, как оно влияет на вас, что вы чувствуете. Это слово может стать для вас позитивным ресурсом, который поможет вам в дальнейших действиях. Определите негативные и позитивные ассоциации в каждом столбце. Первый столбец из 16 слов – это ваши стереотипы и убеждения, сформированные под влиянием окружающей среды. Второй (из 8) – подсознательные мысли. Третий (4 слова) – эмоциональный уровень. Четвёртый столбец из двух слов и финальное слово – это и есть инструмент для анализа или подсказка для дальнейшей психологической работы. Здесь могут быть ключевые страхи человека, истинные, а не надуманные причины проблем, а также подлинные мотивы.

Проследите, в каком столбце больше негативных высказываний, в каком позитивных? Можно попробовать заменить негативные слова на позитивные. Для большего эффекта к заменённым положительным ассоциациям подберите новые, и так вплоть до финального слова.

ЗАКАЖУ-КА Я СЕБЕ СОН

– Есть ли возможность управлять своим сном?

– Да, существуют так называемые осознанные сновидения, то есть сны, в которых человек осознаёт, что спит. Здесь можно проявлять свои желания, эмоции, в отличие от привычного сна. Если говорить простым языком, то человек просто имеет доступ к памяти своей реальной жизни, может трезво оценивать ситуации и принимать сознательные решения. Эту способность – контролировать своё сновидение – можно в себе развивать. Кстати, это может оказаться хорошим инструментом в психотерапии. К примеру, тревожный человек, или тот, у кого много страхов и неуверенности, овладевая ситуацией во сне, переносит эти чувства и в реальную жизнь. Ощущение уверенности оказывается реальным в повседневной жизни, что помогает избавиться от беспокойства и волнения.

– Что нужно делать перед сном, о чём думать, чтобы спать легко и видеть только приятные сновидения?

– Основными предпосылками для здорового сна являются усталое тело и душевное равновесие. По возможности постарайтесь за полтора-два часа до сна прогуляться на свежем воздухе. Установите для себя режим: ложитесь спать и поднимайтесь в определённое время. Непосредственно перед сном лучше не есть. Если вы психологически перегружены, можно выпить успокоительный чай. Часто желание уснуть ради результата, каким может быть желание хорошо выспаться, быть бодрым с утра, не приводит к качественному сну. Необходимо научиться спать ради самого процесса сна, тогда вероятность бессонницы уменьшится.

90 ПРОЦЕНТОВ НА УТРО ЗАБЫВАЕТСЯ

– Многие утверждают, что они не видят снов, так как на утро ничего не помнят, так ли это?

– Встречаются люди, которые убеждены, что не видят снов. Но то, что видят сны все, – факт. Исключением могут быть лишь люди с серьёзными психическими расстройствами. Есть и такие, которые редко вспоминают свои сны, полагая, что они им снятся не так, как другим людям. Люди забывают почти 90 процентов снов, это доказано исследователями. Как правило, в памяти остаются лишь самые яркие моменты, а зачастую и вовсе всё забывается. 

– С точки зрения психологии, есть ли вещие сны?

– С психологической точки зрения, сновидения – это лишь продолжение психической активности человека, только уже в состоянии покоя. Во время сна мы переживаем свои скрытые страхи и желания, которые превращаются в некие образы, символы и всплывают в наших снах. А то, что некоторые из снов сбываются, может означать лишь то, что наше подсознательное решение той или иной проблемы просто совпало с реальными обстоятельствами.

– Как объясняются цветные и чёрно-белые сны? 

– Так же, как кто-то говорит, что не видит снов вообще или очень редко, кто-то видит сны чёрно-белые, а некоторые – цветные и яркие. Есть мнение, что чем более яркие и цветные сны видит человек, тем больше у него развиты воображение и фантазия. Как правило, такие сны свойственны творческим людям. Дети чаще всего тоже видят разноцветные сны, так как они изначально творческие. С другой стороны, цветные сновидения могут проявляться, когда человек находится в депрессии. В этом случае яркие цвета сновидений как бы восполняют чёрно-белое восприятие реальности.


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter

встраиваем реальность в сон / Умные вещи

В 2012 году на Kickstarter было представлено необычное устройство – маска осознанных сновидений Remee. Изначально планировалось собрать $35 000, но проект оказался крайне успешным и результат составил $572 891. Таких больших сборов удалось достичь в том числе благодаря грамотно расставленным акцентам в продвижении устройства. Производитель обещал, что Remee поможет рядовому пользователю погрузиться в практически неограниченный мир своих внутренних переживаний, опыта и фантазии, заплатив за это небольшую сумму — $90.

Маска для осознанных сновидений Remee

Внешне Remee не отличается от обычных масок для сна – простой аксессуар, надев который на голову вы сможете не обращать внимания на яркий свет и заснуть. Основное отличие здесь – встроенные светодиоды позволяющие, по заявлениям разработчиков, научиться запоминать и даже контролировать сновидения.

Эта возможность Remee и вызывает наибольший интерес. Все мы проводим во сне около трети суток и давно свыклись с тем, что фактически вычеркиваем это время из жизни. Однако исследуемое устройство могло бы изменить ситуацию и превратить наши ночи в просмотр интерактивных фильмов, репертуар которых мы могли бы заказывать сами. Мы решили выяснить, соответствуют ли истине заявляемые возможности этого устройства и насколько вообще необходимо осознавать себя в сновидениях.

⇡#Комплектация и внешний вид

Remee поставляется в темной картонной упаковке. Помимо самой маски для сна, мы получаем только инструкции на русском и английском языке.

Передняя сторона упаковки

Задняя сторона упаковки

Маска для сна Remee очень легкая — 30 г — и приятна на ощупь, что достаточно принципиально, так как при использовании устройство будет плотно прилегать к лицу. Фронтальная сторона попавшей к нам маски окрашена в желтый цвет. Тыльная сторона мягче фронтальной, ведь она и будет касаться лица. Сзади имеется простой крепеж на липучке.

Фронтальная сторона маски

Тыльная сторона маски и крепления-липучки

Фронтальная желтая и мягкая задняя сторона маски прочно сшиты по всей плоскости соприкосновения, но сверху соединяются на липучке. Раскрыв ее, мы получаем доступ к электронной плате устройства. Тут располагается кнопка включения, батарейка и фотоэлемент, позволяющий программировать светодиоды. Шесть светодиодов расположены горизонтально (по три штуки на глаз) и направлены в сторону мягкой стороны маски. Длительность работы от батарейки составляет 4-6 месяцев. На фронтальной стороне маски также имеется клавиша переключения режимов устройства. Ее необходимо искать на ощупь.

Вид на электронную плату Remee

⇡#Что такое осознанные сны?

Хотя Remee достаточно проста в использовании, давайте разберемся во всем по порядку и начнем с того, что же такое осознанные сновидения и так ли они нам нужны? Феномен снов занимает важное место практически в каждой древней культуре. Некоторые воспринимали их как предсказания будущего, а другие интерпретировали как посещение мира мертвых. Но при этом зачастую постулировалось то, что спящий человек является марионеткой во власти сновидения и не в состоянии управлять содержанием грез. Однако в конце позапрошлого века в психиатрии был введен термин «осознанные сновидения», которым предлагалось называть такие сны, которые поддавались контролю человека. Т.е. спящий запоминал их, осознавал, что это сон, и порой даже мог их контролировать. Осознанные сновидения стали аналогом того, что сейчас мы называем виртуальной реальностью. Ведь в снах вы могли бы сделать то, что не смогли бы в реальной жизни. Однако управлять степенью осознанности сновидения оказалось не так уж и просто. До сих пор не придумано способа, который гарантированно помогал бы любому понять, что он находится во сне.

Маска для осознанных сновидений Remee

К нашему веку интерес к теме иссяк, но вспыхнул снова после выхода в 2010 году художественного фильма «Начало». В нем главный герой, используя разнообразные приспособления и в том числе маску для сна, погружается в пучины своего внутреннего мира и манипулирует реальностью сновидения. Нужны ли вам такие сны или нет, решать не нам, но определенный интерес они могут вызвать. Например, можно представлять себя джедаем в космической саге или спасать принцесс от драконов. Вероятно, такие воспоминания могли бы сделать треть жизни человека, которую он проводит во сне, полезнее и интереснее.

⇡#Как работает Remee

Remee как раз позволяет осознать то, что вы находитесь во сне. Маска для осознанных сновидений позволяет добиться такого результата простым способом – светодиоды загораются на определенной фазе сна. Условно говоря, пока мы спим, проходит несколько чередующихся стадий этого физиологического процесса. Сначала наступает фаза медленного сна, во время которой организм отдыхает и сновидений либо нет, либо они не такие яркие. Затем наступает фаза быстрого сна, или т.н. REM-фаза (rapid eye movement). И большинство снов, что мы можем вспомнить утром, появляются именно на второй фазе.

Шесть светодиодов маски осознанных сновидений

У Remee имеется простой счетчик времени. Надев маску перед сном, вы засыпаете, и в определенный момент включаются светодиоды. Этот момент по умолчанию наступает через 4,5 часа сна. После этого времени фазы сна, связанные со сновидениями, становятся длиннее и повышается шанс запомнить содержание грез. С этого времени Remee включает светодиоды на несколько повторений сигнала каждые 10 минут. Это достаточно примитивный способ, но в то же время он гарантирует, что какой-то из сигналов попадет на фазу REM и вы осознаете, что видите сон.

Светодиоды в Remee светятся красным цветом. Есть много мнений, почему разработчики выбрали именно такой тон, с нашей точки зрения, его предпочли как наиболее активизирующий. Есть и еще одно простое объяснение выбора цвета – красный легче всего распознается в темноте. Сами разработчики отмечают, что этот выбор отчасти связан с низким энергопотреблением светодиодов этого оттенка. Кстати при включении устройства имеется возможность отрегулировать яркость светодиодов, нажатием на клавишу переключения режимов. Всего имеется три уровня яркости.

Два из шести светодиодов Remee

Перед тем как начать использовать маску, ее необходимо включить. Раскрыв застежку-липучку на самой маске, мы получаем доступ к переключателю питания устройства. После включения светодиоды замигают, необходимо подождать повторной пульсирующей индикации светодиодов через десять секунд, говорящей о том, что устройство перешло в рабочий режим. После этого маску можно надеть и ложиться засыпать.

Имеется возможность просмотреть заданный формат сигнала, который будет помогать осознать себя во сне, для чего после включения необходимо два раза нажать на клавишу выбора режима. Также вы можете выбрать два режима сна: полноценный — более 6 часов и режим дремы. Второй вариант можно включить, зажав клавишу выбора режима на 3 секунды при включении устройства. Режим дремы активизирует сигнал осознания уже через 20 минут после начала сна.

Кроме того, маска для осознанных сновидений дает возможность программирования светодиодов. Для этого используется фото-элемент, доступ к которому вы получите, если расстегнете верхнюю липучку.

⇡#Испытания

Маска Remee достаточно мягкая и приятно фиксируется на голове. К сожалению, застежка на липучке, опоясывающая голову, не так крепка и вы можете случайно расстегнуть ее во время сна. Но если спать на спине, особых проблем не будет. Плюсом застежки является то, что она фиксирует устройство на голове любого размера.

Засыпание с маской на лице — достаточно специфическое занятие. Некоторых она не отвлекает, а даже помогает заснуть. Но другим доставляет дискомфорт.

Как только вы достигнете необходимой фазы сна (а по факту просто через 4,5 часа), Remee включит светодиоды. Если вы действительно заснули, то вы и не заметите этого, по крайней мере сознательно. Что же произойдет с вами во сне? Очнетесь ли вы в сновидении?

Я засыпал с маской 7 дней и ни разу не осознал себя во сне. Я даже не стал их лучше запоминать. Производитель на своем сайте отмечает, что эффект появляется не сразу и, помимо пассивного использования маски, необходимы тренировки по осознанию в сновидении. Возможно, это и так, но конкретные способы тренировок нигде не перечислены, и все, что остается делать, – изучать литературу по теме.

Сигнал маски для осознанных сновидений можно программировать. Для этого необходимо зайти на сайт remee.me и выбрать параметры, которые вы хотите изменить. Среди них имеются такие как яркость светодиодов, время через которое включится сигнал в режиме сна или дремы, паттерн мигания светодиодов и др. Для сохранения настроек необходимо поднести фотоэлементы Remee к монитору с открытым сайтом, на котором появится черно-белый мигающий прямоугольник. Именно по его миганиям устройство и поймет, какие характеристики сигнала вы решили поменять. Естественно, такой «продвинутый» вариант кастомизации настроек срабатывает далеко не с первого раза. Если у вас ничего не вышло — увеличьте яркость монитора. Так что даже из простой настройки устройства производитель умудрился создать мини-квест со случайным шансом на выигрыш.

Те самые прямоугольники с сайта remee.me, позволяющие программировать светодиоды

Разработчики устройства отдельно гордятся тем, что Remee можно гнуть и сидеть на нем. Действительно, маска очень живучая и ее спокойно можно брать с собой в любую поездку, убрав в дорожную сумку.

⇡#Выводы

Итак, у нас маска для осознанных сновидений Remee вызвала скорее раздражение и недовольство. Только что перед нами маячили безграничные просторы сновидений, но на практике все оказалось не так просто. В общем, у нас не получилось. Возможно вы сможете рано или поздно натренировать себя на сигнал красных светодиодов и будете запоминать сны и контролировать их. Но точно потратите на это достаточно много времени и не факт, что чего-то добьетесь.

С другой стороны, Remee может стать хорошим подарком для любителей мистического мировоззрения и прочих фанатов опыта внетелесных переживаний. Но обычным обывателям, которые не готовы штудировать литературу и тратить месяцы на тренировки и самоубеждение, остается ждать более современных и требующих меньших усилий устройств. К тому же предпосылки для их создания уже есть. Например, элементарные датчики сердечного ритма, позволяющие определить фазу сна, и интерактивные лампы, умеющие светиться не только красным цветом.

Благодарим интернет-магазин madrobots.ru за предоставленное для тестирования оборудование. 

Если Вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.

Личность и творческие практики писателя [ML]

Сон и реальность

В основе мировоззрения А. М. Ремизова, формировавшегося в русле символистской эстетики, лежало признание высшей ценности искусства. Неслучайно, писатель считал, что особая семантическая связь существует между искусством и сновидением, и, более того, «искусство как сновидение глубже сознания»[520]. Запечатленное памятью сновидение отождествлялось им с текстом-источником. Прием литературной обработки сна, который Ремизов активно использовал, обращаясь к фольклорному или мифологическому материалу, был сродни литературному пересказу: «Сказка и сон — брат и сестра. Сказка — литературная форма, а сон может быть литературной формы. Происхождение некоторых сказок и легенд — сон»[521]. Сновидение как индивидуальное бессознательное творчество и фольклор как коллективное мифотворчество подчинялись в ремизовской аксиологической системе беспредельно созидающей воле и необузданной фантазии.

Начальным опытом игрового остранения действительности, которое позволяло осмысливать тончайшую сейсмологию внутренних, душевных состояний, стал для Ремизова жанр «видения» (близкий таким литературным произведениям первой четверти XIX столетия, как «арзамасские» «Видение в какой-то ограде» Д.  Н. Блудова или «Речь Николая Ивановича Тургенева по случаю отъезда Дмитрия Васильевича Дашкова»[522]). В обратной перспективе ремизовского творчества вологодские «Некрологи»[523] явили собой одну из начальных попыток оформления оригинального жанра литературного сна. «Некрологи», которые впоследствии сам автор называл своими «первыми литературными без-образиями»[524], дополняют список его ранних лирических произведений, написанных в экзальтированной манере и в форме ритмизованной прозы. В «Иверне» зрелый Ремизов мастерски преобразит эти тексты, отказываясь от поэтической строки, несколькими штрихами придавая повествованию внятность и образность.

Опубликованные в 1908 году первые литературные сны Ремизова сразу же вызвали немало критических замечаний — как по поводу самого жанра, так и относительно корректности упоминания реальных лиц в фантастическом контексте. Писателю даже пришлось выступить в защиту собственного снотворчества (в письме к Я. М. Цвибаку от 30 мая 1926 года): «Гонение на употребление знакомых мне совершенно непонятно. Вы только подумайте! Д. С. Мережковский с начала революции, (вот уже 10 лет на носу, как Тутанкомоном упражняется, М. А. Алданов на князьях и графах собаку съел, треплет всяких зубовых и в ус не дует, и ничего, пропускают! А мне — нельзя помянуть С. П. Познера! А чем он виноват, что он не „фараон“ и не „граф“ и никакая придворная птица. Тоже и во снах: фамилии не случайны! М. П. Миронов снится к дождю, Н. А. Теффи к ясной погоде и т. д.»[525]. Ремизов был убежден, что сон является такой же данностью, как и реальная жизнь, и поэтому его содержание не может быть изменено или проигнорировано. Только спустя полтора десятка лет значимость «плавного перехода от мира снов к миру „реальности“», характерного «для мифического мышления», утвердится в опыте западноевропейской философии: «…и в чисто практическом смысле, и в установке на реальность, которую человек принимает не просто в представлении, но в действии и деятельности, определенные сны получают ту же силу, значение и „истину“, как и события, переживаемые наяву»[526].

Художественное мастерство позволило А. М. Ремизову создать литературные обработки снов, сохранявшие неуловимые, ускользающие события «зазеркального» бытия. Их подлинность тесно переплетается с абсурдом. Эта обратная связь фантастического и настоящего выстраивается благодаря художественному мастерству писателя и его желанию зафиксировать достоверные события иного мира. Интересно оценить эту грань, сравнив ранние «опыты» в области литературной «гипнологии»[527]: публикацию первого цикла «Под кровом ночи» во «Всемирном вестнике» за 1908 год и опубликованные несколькими месяцами позже одноименные циклы в журналах «Золотое Руно» и «Весна». Первые еще не лишены осмысленного философствования, художественного описания и рационального смысла, в отличие от последующих, как будто очищенных от навязанных интерпретаций дневного сознания. Следует отметить, что писатель скептически относился к рационалистическому толкованию сновидений, принятому в психоанализе, хотя и признавал заслуги З. Фрейда в утверждении сна «как факта человеческой жизни»[528].

Помимо вербальной фиксации «ночных приключений» Ремизов применял особый и, может быть, наиболее адекватный способ сохранения снов в спонтанном рисунке. Графические дневники (альбомы) писателя, которые он вел на протяжении многих лет, соединяли в себе повествование и изображение. Рисунок позволял не просто передать панорамность и полихроничность сновидения, но наглядно показывал дискретность двух миров, каждый из которых весьма относителен с точки зрения другого. Подобно тому как иконостас у П. А. Флоренского являл собой «границу между миром видимым и миром невидимым»[529], ремизовский «сновиденный» рисунок демонстрировал экзистенциальный смысл сновидения в одновременном противополагании и объединении несоединимых начал — сна и яви.

Содержательной стороной ремизовских снов оказывалась и сама историческая реальность, которая воспринималась писателем аналогом сновидения. Уже само возможное разнообразие восприятия истории сближало ее с мифом, который по своей природе мог наполняться различными смыслами. По тем же причинам сновидение оказывалось тождественным истории и мифу[530]. Сон, пронизанный реалиями объективной жизни, отождествлялся с мифологизированной действительностью в ее прошлом, настоящем и даже будущем. В цепочке семантически близких понятий сон — миф — история главную роль Ремизов отводил мифу, который, как и сон, по своей природе был алогичен и существовал вне закона причинности. Книга «Взвихренная Русь» (1927) стала единственной в своем роде мифологизированной «хроникой» революционных лет. В ее основу был положен дневник писателя 1917–1918 годов, содержавший подлинные записи снов. В сущности, это была художественная фиксация той стихийно образовавшейся «пограничной» реальности, где слившиеся воедино сон и действительность соревновались в своей абсурдности[531]. Примечательно, что ремизовское изображение революционной действительности в поэтике сновидения возникло параллельно концепции психоаналитика Н. Е. Осипова, прочитавшего в Праге за год до выхода в свет «Взвихренной Руси» доклад «Революция и сон» (1926). Опираясь на теорию Фрейда о вытесненных желаниях, он объяснял стихийное развитие известных революционных событий «классовым нарциссическим самоутверждением», подобным тому, какое человек реализует в своем бессознательном: «Задумываясь над этим, я вижу ряд картин: адвокат стоит во главе многомиллионной армии. Адвокат и главнокомандующий в одном лице!.. Типичный швейцар в качестве контролера медицинского управления. Под его надзором работают опытные врачи!.. Подобных примеров можно привести великое множество. Казалось бы, что такие картины можно видеть только во сне!»[532]

После того, как в 1954 году в Париже вышла книга «Мартын Задека. Сонник», содержавшая развернутую концепцию снотворчества, специфические особенности ремизовского жанра стали находить объяснение в близких контактах писателя с сюрреалистами, во внешнем совпадении его творческих методов и приемов и установок этого движения, во влиянии, которое русский писатель испытал, оказавшийся волею судьбы в пространстве французской авангардистской культуры[533]. Сюрреалисты действительно высоко оценили его достижения в области интерпретации бессознательного и, очевидно, были не против того, чтобы его имя числилось в участниках движения. Устанавливая принципы нового направления в «Манифесте сюрреализма» 1924 года, А. Бретон не стеснял себя временными или же идеологическими границами, смело причисляя к провозвестникам сюрреализма Д. Свифта, Ф. Шатобриана и А. Рембо. Свифт объявлялся сюрреалистом «в язвительности», Шатобриан — «в экзотике», а Рембо — во всей его жизненной практике. Уже в этом программном документе сюрреалистического движения был зафиксирован интерес к сновидениям как к уникальному источнику творчества, проявляющемуся вне контроля со стороны разума и вне каких бы то ни было эстетических или же нравственных установок.

Алогизм сновидений был для Ремизова неприкосновенен; он не подлежал прямому сопоставлению с событийным потоком жизни, потому что «события сна всегда ярче и резче, а чувства глубже»[534]. Сюрреалисты, признавая за сновидением выражение особой реальности человеческого существования, свободной от власти сознания, видели в Ремизове своего союзника. Некоторые положения «Манифеста сюрреализма» и ремизовские рассуждения о природе снов имеют почти текстуальные совпадения. Например, мысль о непрерывном движении сновидений, которые лишь вынужденно прерываются дневным сознанием, у Ремизова высказана в очерке «Сонник» (1926): «Сны как бы прерываются бодрствованием, а на самом деле, проникая бодрствование, непрерывны — нигде не начинаются и не имеют конца или: уходят в глубь веков к первородному, к самой пуповине бытия — так по Эвклидовой мерке, и в безвременье — по счету сонной многомерности»[535]. Бретон в своем «Манифесте» выдвигает похожее предположение: «Судя по всему, сон, в границах, в которых он протекает (считается, что протекает), обладает непрерывностью и несет следы внутренней упорядоченности. Одна только память присваивать себе право делать в нем купюры, не считаясь с переходами и превращая единый сон в совокупность отдельных сновидений»[536].

В середине 1920-х годов французский читатель получил возможность познакомиться с оригинальным литературным дарованием Ремизова. Переводы текстов, описывавших, по собственному выражению автора, «подлинные ночные приключения», впервые были опубликованы в «La Revue fran?aice politique et litt?raire» (1925. 15 марта, № 50). В 1926 году литературные сны увидели свет в парижском «Les Chroniques du Jour» (15 мая, № 3), а в 1927 году — в марсельском журнале «Cahiers du Sud». Речь идет о «снах» из циклов «Бедовая доля» и «С очей на очи»: «Черт и слезы» («Le diable et les larmes»), «Лев» («Le lion»), «Не кусайся» («Le vainqueur»), «От тигра до крючка» («Le tigre de V?reia»), «Обезьяны» («Les Singes»), «Ведьма» («La Sorci?re»), «Dame de No?l», «Татарин» («Le Tatare»), «Двойник» («Le sosie»), «Светлый и девочка в лохмотьях» («Le lumineux et la petite fille en guenilles», «Гуси да лебеди» («Les oies et les cygnes»), «Волк съел» («Le loup a d?vor?»), «Не могу уйти» («Je ne puis m’en aller»), «Двери» («La porte»), «Белый голубь» («Le pigeon blanc»). Первоначально они публиковались в сборнике «Рассказы» (СПб., 1910), третьем томе Сочинений писателя (СПб. : Шиповник, [1911]), в сборнике «Подорожие» (СПб., 1913). В 1933 году по-французски вышла книга «Тургенев-сновидец», в значительной степени развивавшая ремизовскую «гипнологию»[537]. Бессознательное, так интересовавшее сюрреалистов, преломлялось у Ремизова и в эротической теме. Не случайно переводчиком его «Повести о бесноватой Соломонии» — книги, изданной в Париже в 1936 году, стал сочувствующий сюрреализму писатель Ж. Лели[538]. В 1930 годы Ремизов тесно общался с ведущими представителями сюрреалистического движения, о чем, в частности, свидетельствуют письма А. Бретона, Ф. Супо, Ж. Полана, Р. Домапя, Р. Шара, сохранившиеся в его архиве.

В марте 1938 года в Париже под обложкой журнала «Cahiers G. L. M. G.L.M.» (№ 7) увидел свет сборник «Траектория сна». В основание концептуального для сюрреалистов издания, открывавшегося программной статьей А. Бегена «Сон и мечта», была положена задача представить сновидение как «другую» реальность, питающую творческий гений представителей различных сфер гуманитарной деятельности. Первый раздел объединял сочинения Парацельса — знаменитого уроженца Швейцарии, врача и естествоиспытателя, «Текст» немецкого ученого и прозаика Г. К. Лихтенберга, снискавшего славу «немецкого Свифта» и, по характеристике Бретона, одного из первых, кто приблизился «к подлинному пониманию смысла сновидческой деятельности». Сюда же вошли произведения одного из представителей «бури и натиска», писателя, поэта и проповедника К.-Ф. Морица; трактат живописца А. Дюрера «Пейзаж сна» в переводе М. Эрнста, сопровождавшийся публикацией одноименной гравюры. Мысль Возрождения представлял фрагмент из 37-й главы жизнеописания Дж. Кардано — итальянского математика и философа-мистика. В ряду предшественников сюрреализма нашел свое место и А. С. Пушкин: великий русский поэт именовался в оглавлении сборника эмблематично, без инициалов, — «Poushkine». Следом был напечатан рассказ «Сон» К. Форнере, а завершал раздел писатель Лука, произведение которого «Ночь вольного стрелка» публиковалось в передаче мастера автоматического письма бельгийского поэта Л.  Сюотнера. Второй раздел открывал читателю целую вереницу представителей современного искусства, вставших под знамена сюрреализма. Первым из них был сам А. Бретон со статьей о роли галлюцинаций и возникновении живых картин в творческом процессе. Далее следовали эссе М. Лейриса «Сны», сочинение философа Ф. Алкье «Сон и предзнаменование», работы ближайших соратников Бретона — Б. Пере, П. Мабиля, П. Элюара и других литераторов. Публикации двух разделов сборника сопровождались графическим осмыслением темы сновидений в творчестве художников, принадлежавших к сюрреалистической группе: Д. де Кирико, И. Танги, А. Массона, М. Эрнста, Ж. Бретон, Р. Магрита, М. Рея, В. Паалена, С. Дали, О. Домингеза и других.

Примечательно, что в «Траектории сна» были опубликованы не оригинальные сочинения великого русского поэта, а ремизовское эссе «Шесть снов» (в оглавлении так и указывалось: Пушкин в представлении А. Ремизова). Впоследствии в книге «Огонь вещей: Сны и предсонье» (1954) Ремизов подробно расскажет о даре русского классика создавать особую, не уступающую яви, «всегда трепетную» и не «безответную» реальность сна. Здесь же он предлагал всего лишь ключ к пушкинскому приему, при помощи которого великий художник изображал «реальность» сновидения. В частности, сон Григория (трагедия «Борис Годунов») был представлен «с двумя сонными пробуждениями или сон в два погружения» и проиллюстрирован «перевернутым» рисунком: герой «по крутой лестнице взбирается на башню, с башни — Москва что муравейник, на площади народ указывает на него со смехом — „и стыдно мне и страшно становилось, и, падая стремглав, я пробуждался“. <…> подъем-падение-подъем»[539].

В пушкинском описании видения Марьи (повесть «Метель») Ремизов обнаруживал принцип бездонного падения из одного ужасающего своей реальностью сна в следующий, еще более пронзительный, вещий, «четырехглубный звучащий» сон: «„То казалось ей, что в самую минуту, когда она садилась в сани, чтобы ехать венчаться, отец ее останавливал ее, с мучительной быстротой тащил ее по снегу и бросал в темное, бездонное подземелье… и она летела стремглав с неизъяснимым замиранием сердца… То видела она Владимира, лежит на траве, бледный, окровавленный. Он, умирая, молил ее пронзительным голосом поспешить с ним обвенчаться“. Видела она это окровавленное и пронзительное, очутившись на дне „бездонного подземелья“, куда сбросил ее отец»[540]. Обнаруживая схему пушкинского сновиденного нарратива, Ремизов дополнял ее графическим изображением[541]. Невербальными средствами он передавал собственное видение многомерной реальности, раскрывавшейся ему при чтении классических произведений. Если в тексте эссе, через обширные цитаты и пересказ, писатель демонстрировал метод Пушкина, снабжая его лишь краткими комментариями, то в своих рисунках он фиксировал фантастические образы в их первоистоках, что формально уподобляло его метод сюрреалистическим экспериментам в области автоматического письма и живописи.

В этой связи особенное значение приобретает последняя страница сборника «Траектория сна», на которой воспроизводилось письмо З. Фрейда, адресованное А. Бретону. Знаменитый ученый сообщал в нем, что отказывается принимать участие в коллективном проекте, суть которого состояла в публикации текстов, фиксировавших сновидения в их подлинном, не подвергнутом анализу виде. Как врач-психоаналитик, Фрейд придерживался свою прямо противоположной позиции, утверждая, что коллекция снов без подключения ассоциаций, знания обстоятельств сновидений, то есть без выяснения внутренних причин, не имеет никакого смысла для него лично и вряд ли может быть полезна кому-либо вообще[542]. По мнению А. Воннера, смысл письма был в первую очередь реакцией на ремизовскую концепцию сновидений[543]. Однако, как считает американский исследователь, опубликованное без перевода письмо, да к тому же еще факсимиле, так и осталось загадкой для французского читателя, не пожелавшего вникать в трудности чужого почерка и языка.

Свидетельством тесного взаимодействия Ремизова с сюрреалистами служит и такой достаточно неортодоксальный «документальный источник», как сочиненный писателем (очевидно, тогда же в 1938 году) литературный сон со странным заглавием: «Подкоп и затычка». Парадоксальность этого глубоко продуманного текста основывается на реальности, его фантастические образы оказываются аллюзиями на действительные события, а весь сон в целом является своего рода проекцией сложившихся отношений автора с А.  Бретоном.

«„Голова хвоста не ждет!“ — начинает свой рассказ Ремизов, — но бывает и обратное: хвост улепетывает, а голова болтается.

Подхожу к театральной кассе, нагнулся к кассиру — билеты разложены рядами по ценам — а как выдавать, кассир ставит глазом печать. И я получил припечатанный и иду с глазом, и что же оказывается: глаз провел меня не в зрительную залу, а в картинную лавку.

Андрэ Бретон показывает картины. Я к нему о Мексике, о мексиканских жилетах.

„Я как Улис, сказал Бретон, все забыл под песни сирен“. И подает мне камень: „Из подкопов, краеугольный“.

Я зажал в руке камень и поднялся на воздух, облетел все подкопы и спустился на землю.

Что это, не могу понять: монастырь или тюрьма! Одиночные камеры-кельи, тяжелые чугунные двери, но есть и светлые комнаты с окном — „семейные“. А на самом верху „Комитет ручательства“, и выдают спички без очереди. Спички мне всегда нужны, я курю. Но подняться в Комитет я не решился: начальник, любитель домашних спектаклей, человек словоохотливый чрезвычайно, так что в словах его больше слов, чем мыслей, но даже и по крайней надобности к нему не осмеливаются входить с просьбами, а кроме того, в его кабинете шныряют летучие мыши, его охрана.

Время раннее, поставил я себе чайник.

„Вот, думаю, никогда бы не согласился в такой час кого-нибудь чаем поить“.

И как на грех стук в дверь.

Бретон с ружьем и мексиканской косой ломится в дверь. Но я его не пустил: „Еще рано чай пить“.

Но это оказался не Бретон, а Пришвин: он уселся перед дверью на свою мексиканскую косу, подперся дулом.

„В России, сказал он, много происходило и происходит такого, чего не было и не будет никогда на свете“. И принялся дубасить в дверь»[544].

Литературное оформление «сна» будто намеренно подстроено под определенные творческие каноны, разработанные сюрреалистами. Название сна может быть проиллюстрировано одним из принципов сюрреалистической поэтики, выражающимся в полной неадекватности названия и изображения (содержания): если «подкоп» еще как-то мотивируется в тексте, то отсутствующее в нем слово «затычка» окончательно затемняет смысл заголовка.

Русская солдатская пословица («голова хвоста не ждет!») выступает как тематический зачин, который позволяет мгновенно подключить голос сновидца с антитезисом: «но бывает и обратное…» Обусловленный именем Бретона сюрреалистический код рассказа напоминает о том, что к устойчивым идиоматическим выражениям сюрреалисты относились как к своего рода матрицам. Выпуская в 1925 году книжку «152 пословицы на потребу дня», Элюар и Пере поставили перед собой задачу по-новому осмыслить привычные фразеологизмы. Схожей позиции придерживался и Ж. Полан, по мнению которого «любая поговорка могла <…> стать своего рода <…> шаблоном, способным дать на выходе сотни репродукций, требующих лишь незначительной правки»[545]. С другой стороны, идиома, открывающая литературный сон Ремизова, выполняет роль так называемой «фразы полусна» (выражение Бретона), то есть такой реплики, которая западает в сознание на границе сна и яви и становится импульсом для возникновения множества бесконтрольных сюрреалистических образов.

Сюжетные и образные линии сна «Подкоп и затычка» проецируются как на общую картину развития сюрреализма конца 1930 годов, так и на историю взаимоотношений русского писателя с ведущими представителями этого литературно-художественного направления. В 1938 году сюрреалистическое движение потряс скандальный случай, который, на первый взгляд, мог быть причислен к разряду бытовых: художник В.  Браунер в драке со одним из собратьев по цеху О. Домингезом лишился глаза. Однако это выглядело свершением творческого предсказания: еще в 1931 году Браунеру вздумалось написать «Автопортрет с вырванным глазом», исполненный в реалистической манере. Проштампованный глазом билет из ремизовского сна со всей очевидностью ассоциируется со злосчастным Браунером, тем более что билет этот направляет сновидца не в театр, а в «картинную лавку».

Присутствие Бретона, «показывающего», то есть представляющего и комментирующего картины, прямо отсылает к знаменитой международной выставке сюрреалистов, организованной Бретоном и Элюаром, которая открылась 17 января 1938 года в галерее Изящных искусств на бульваре Сен-Оноре, 140. В прессе выставка произвела скандальный резонанс своими эпатирующими инсталляциями, световыми и звуковыми эффектами, первыми в истории искусства перформансами. На эту выставку, собравшую полотна и инсталляции более 70 художников, Ремизов получил личное приглашение от Андре Бретона. Мэтр сюрреализма на бланке картинной галереи «Градива» написал: «Просьба пропустить господина Ремизова от имени Андре Бретона»[546]. Символическим является здесь уже само название галереи — «Градива», которое, несомненно, восходит к роману В. Йенсена, вдохновившему З. Фрейда на первое обширное исследование сна в произведениях искусства[547].

В 1938 году еще одним важным событием для сюрреалистического движения стало путешествие Бретона в Мексику специально для встречи со Львом Троцким. В результате переговоров была создана Международная федерация независимого революционного искусства (Federation internationale de l’art r?volutionnaire ind?pendent), а также подготовлен манифест «За революционное независимое искусство»[548]. Из содержания сна следует, что Ремизов был в курсе поездки лидера французских сюрреалистов к опальному коммунисту. Революционаризм определяется здесь словами-кодами: «краеугольный камень», «тюрьма» и «подкопы». «Краеугольный камень» — излюбленный троп большевистского дискурса, в особенности характерный для сочинений Ленина, который и для Троцкого, и для Бретона (осудившего режим Сталина), оставался единственным и подлинным выразителем левой идеи.

Сон подсознательно обращен к реальному проекту «Федерации революционного искусства» и одновременно восходит к индивидуальной системе образов и символов, значимой для русского писателя. Вопреки закону притяжения, сновидец, зажав в руке некий «краеугольный камень», поднимается «на воздух», словно для того, чтобы оценить идеи Бретона и Троцкого с высоты своего личного опыта. Еще в корпусе текстов, связанном с «Обезьяньей Великой и Вольной Палатой», в частности в «Донесении обезьяньего посла обезьяньему вельможе» (1919–1920 гг.), Ремизов соединил принцип анархии с личной свободой: «…у нас, в обезьяньем царстве, свободно выраженная анархия, но она подчинена строгим правилам и выработанным формам, которым каждый подчиняется совершенно свободно»[549].

В проекте переустройства мира, написанном Бретоном и Троцким в 1938 году, для представителей материальных производительных сил, с одной стороны, и для представителей интеллектуального сферы — с другой, предусматривались совершенно различные свободы. Если трудящихся ожидало установление «социалистического строя централизованного типа», то интеллектуалам был обещан «анархистский режим личной свободы» с лозунгом: «никакой власти, никаких ограничений, ни малейшей тени принуждения!»[550] Кошмарное видение общества, основанного на разного рода запретах и ограничениях свободы, буквально указывает на то, что в действительности разделение на «одиночные камеры-кельи» и «семейные», «светлые… комнаты с окном» — это не что иное, как военно-коммунистическая структура «централизованного типа».

«Комитет ручательства», который выдает спички без очереди, может показаться всего лишь нонсенсом, рожденным сонным сознанием. Однако и в данном случае Ремизов вполне намеренно объективирует собственное прошлое — опыт человека, прошедшего через Октябрьскую катастрофу и не понаслышке знающего о самых фантастических Комитетах, возникавших наяву во «взвихрённой» 1917 годом России. Образ заведующего «Комитетом ручательства», человека словоохотливого и «любителя домашних спектаклей», прямо указывает на Льва Троцкого — популярного революционного оратора, одного из наиболее жестоких военачальников гражданской войны. И сама эта фигура, и охраняющие ее летучие мыши вполне вписываются в представление о вождях русской революции как представителях сатанинского царства.

Возникающая контрапунктом тема чаепития вызывает ассоциации с философией героя «Записок из подполья»: «Мне надо спокойствия. <…> Свету провалиться, или вот мне чаю не пить? Я скажу, что свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить». Рассуждения сновидца, «вот, думаю, никогда бы не согласился в такой час кого-нибудь чаем поить» определенно продиктованы желанием дистанцироваться от коммунистических инициатив Бретона в своем праве свободного человека оставаться самим собой.

Неожиданное превращение Бретона в Пришвина объясняет второе слово в названии сна — «затычка». По Далю, «затычка» — это ироническое обозначение человека, замещающего другого. Фигура старинного друга естественным образом соотносится с воспоминаниями о родине, чья реальность уподобляется фантасмагорическому сновидению: «в России… много происходило и происходит такого, чего не было и не будет никогда на свете». Отметим, что в мае 1938 года Ремизов опубликовал в газете «Последние новости» свой очерк, посвященный Пришвину, связав с его именем живой образ России[551]. Ассоциативная логика сна подводит сновидца к мрачной аналогии между увлечениями Бретона и Россией, уже осуществившей небывалые, поистине «сюрреалистические» преобразования.

Развертывание сна объясняет метаморфозу хвоста, покорно следующего за головой, в хвост, улепетывающий от болтающейся головы. В системе мифосимволических представлений русского писателя «хвост» ассоциировался со свободным человеком, отрицающим любую внешнюю регламентацию. Находясь внутри французской культурной ситуации, Ремизов, несмотря на свой (к 1938 году — уже двадцатилетний) опыт творческого преобразования бессознательного, мог воображать себя только ведомым, то есть «хвостом» по отношению к «голове» — сюрреализму. Именно на такой уровень творческого общения указывает и участие Ремизова в сборнике «Траектория сна». Но если «голова» вдохновлялась мыслями, так навязчиво воспроизводившими хорошо известную реальность, то что же оставалось делать «хвосту», как не «улепетывать»?[552]

Оригинальную «теорию сновидений» Ремизов сформулировал только к концу жизни — в книгах «Мартын Задека» и «Огонь вещей». «Мартын Задека» — произведение, созданное из реальных сновидений, которыми наполнены дневники, специальные тетради для записей, а также рисованные альбомы (сюда, кстати, был включен и сон «Подкоп и затычка»). В «Мартыне Задеке» он вспоминает среди тех, кого видел во сне, и своих французских знакомых: «Из парижан мне снились Андре Бретон, Рене Шар, сюрреалисты, и Жильбер Лели, переводил мою „Соломонию“, автор „Маркиз де Сад“, Жан Полян, „Тарбские цветы“ и Брис Парэн, галлимардийский философ и исследователь о жидовствующих: „Аристотелевы врата“ и „Логика Маймонида“…»[553] Здесь же возникает и главная тема его зрелых лет: «„Творчество как сновидение“. А и в самом деле, откуда приходит мысль, вдруг возникает образ?»

Заключенный в кавычки тезис со всей очевидностью содержит отголоски внутренней полемики Ремизова с сюрреалистами, о чем свидетельствует, в частности, и дневниковая запись от 29 июня 1949 года: «Как создаются литературные произведения? / Первое, запись — полная воля и простор слову, только б удержать образ и высказать мысль (курсив мой.  — Е.О.). Но запись еще не работа. Работа начинается по написанному как попало. В работе глаз и слух, и от них идет строй (архитектура). / Автоматическое письмо не произведение; произведение выделывается — выковывается. / Запись — силуэт или только скрепленные знаками строчки, надо разрубить, встряхнуть, перевести на живую речь — выговаривая слова всем голосом и заменяя книжное разговорным. / Иначе — бесцветные фразы, не светящиеся слова и коротыка — мысль. / „Важно, говорят, сохранить мысль“. Но пишется, ведь, не мыслями, а словами. И чем глубже мысль, тем ответственнее слово — форма. <…> Но только живая форма не трафарет может выразить мысль»[554].

Несмотря на внешнюю схожесть ремизовской теории и «практики» сновидений и отдельных тезисов «Манифеста сюрреализма» (1924) — в частности, техники автоматического письма, казалось бы, близкой к ремизовским записям или зарисовкам сновидений, — в позициях русского писателя и французских авангардистов больше расхождений, нежели совпадений. Желание извлечь новые, ошеломляющие образы посредством творческой коммуникации привело к возникновению литературного, художественного, общественного движения, вскоре названного «сюрреализмом». Начало ему положила книга «Магнитные поля» (1919), собранная из прозаических фрагментов Ф. Супо и А. Бретона, которая возникла благодаря спонтанному соединению двух творческих импульсов: буквально передавая из рук в руки перо, движимые новаторским порывом литераторы создали первые тексты так называемого «автоматического письма». Цель этих творческих экспериментов состояла в достижении самопроизвольного творчества, возникающего вне сознания. Сосредоточенность художника на самом себе, спонтанность творческого акта оценивались сюрреалистами сточки зрения противопоставленности миру.

Подходы Ремизова и сюрреалистов к снотворчеству также можно сравнить с «магнитным полем» — в том смысле, что любое магнитное поле подразумевает как взаимное притяжение двух полюсов, так и их отталкивание. Отождествляя творчество и сновидение, писатель обращался к самому что ни на есть сокровенному в своей жизни; ведь на содержание сновидений невозможно было повлиять, поскольку они возникали помимо воли их «автора». Он позволял себе лишь записать их по пробуждении, как этнографы записывают свободно существующие в народной памяти и передаваемые из уст в уста сказки, былины и легенды. Как и в ряде других случаев, Ремизов намного опередил свое время. Сам по себе авангардистский тезис о том, что сновидение может быть структурировано как текст, и, более того, что сон уже является текстом, впоследствии станет одним из основополагающих постулатов Ж. Лакана, а затем и постструктуралистов: «Сновидение подобно игре в шарады, в которой зрителям предполагается догадаться о значении слова или выражения на основе разыгрываемой немой сцены. То, что этот сон не всегда использует речь, не имеет значения, поскольку бессознательное является всего лишь одним из нескольких элементов репрезентации. Именно тот факт, что и игра, и сон действуют в условиях таксемического материала для репрезентации таких логических способов артикуляции, как каузальность, противоречие, гипотеза и т. д., и доказывает, что они являются скорее формой письма, нежели пантомимы»[555].

Ремизов занялся сновидениями, по крайней мере, за десять лет до первых сюрреалистических экспериментов по фиксации «реального функционирования мысли»[556]. Сны в системе его творчества оказывались областью духовного праксиса, открывающей сознанию прошлое и будущее. Пронизанный реалиями объективной жизни сон в ремизовском понимании выступал как мифологизированная действительность: «Во сне разрушаются дневные формы сознания или надтрескиваются, и сон как бы завязает в привычных формах яви: на 2×2 отвечаешь с большим раздумьем и неуверенно — „кажется, говоришь, 5“. Но пространство со своей геометрией и тригонометрией летит к черту, — такое в горячем сне, из которого сна пробуждение, как от толчка и скачет пульс. <…> И нет ни прошедшего, ни будущего — время крутится волчком: на вчерашнее, которое представляется настоящим, наваливается, как настоящее же, и то, чего еще нет и не было, а только будет — ни впереди, ни позади»[557].

Миф исключает внутреннюю «слепоту» человека, в нем обычное зрение преобразуется в видение (прозрение), рождающее идеальные смыслообразы. Поэтому сновидение одновременно оказывается и вместилищем памяти, которая охватывает постижимое прошлое (историю), и запредельным (прапамять), и безотчетным самовыражением творческой энергии (воображение): «В снах не только сегодняшнее — обрывки дневных впечатлений, недосказанное и недодуманное; в снах и вчерашнее — засевшие неизгладимо события жизни и самое важное: кровь, уводящая в пражизнь; но в снах и завтрашнее — что в непрерывном безначальном потоке жизни отмечается как будущее и что открыто через чутье зверям, а человеку предчувствием; в снах дается и познание, и сознание, провидение…»[558] Эта сфера бессознательного творчества потому и не уступала в своем значении объективному миру, что с максимальной точностью позволяла фиксировать самые неуловимые и зачастую неизъяснимые рефлексии: «всякое творчество воспроизводит память; память раскрывается во сне»[559].

Независимая от человеческой воли область саморазвития мысли превращалась в живую творческую субстанцию, умирающую с пробуждением. Сновидения, соединяя явь и физиологический сон, пребывали на грани осознанной реальности и беспамятства (или забытья), ассоциируемого со смертью. Они существовали как связующее звено между здешней, «привычной» действительностью и мирами, «откуда появляется живая душа и куда уходит оттрудив свой срок»[560]. Человек постоянно совершал в своем сновиденном инобытии увлекательные путешествия, приближался к первоистокам и первообразам жизни: «Сны сами по себе увлекательны, как всякое приключение; а „приключение“ — душа живой жизни: из приключений составляется биография человека и история вообще. Сны как бы прерываются бодрствованием, а на самом деле, проникая бодрствование, непрерывны — нигде не начинаются и не имеют конца или: уходят в глубь веков, к первородному, к самой пуповине бытия — так по Эвклидовой мерке, и в безвременье — по счету сонной многомерности»[561]. Сно-видение у Ремизова стало, таким образом, универсальной формой познания, с максимальной точностью фиксирующей самые неуловимые и зачастую неизъяснимые рефлексии. В освоении мира сновидений он не только, по собственному выражению, «переступал грань» между явью и сном, но и делал этот рубеж невидимым. Традиционно воспринимаемое как пограничная область человеческого бытия, сновидение в творческой интерпретации писателя становилось миром, сливавшимся с явью в «некую абсолютную реальность»[562].

Массовое исследование 24000 снов показывает, что они действительно являются продолжением реальности

Откуда берутся сны? Это извечный вопрос, о котором люди размышляли и строили теории на протяжении тысячелетий.

В то время как древние цивилизации могли интерпретировать сны как имеющие сверхъестественное или духовное происхождение, в современном обществе мы с большей вероятностью анализируем наши сны с точки зрения нашей бодрствующей жизни, ища значимые связи, связывающие содержание снов с пережитым опытом нашего повседневное существование.

«Исследования неоднократно оказывали убедительную поддержку тому, что ученые называют« гипотезой непрерывности сновидений »: большинство снов являются продолжением того, что происходит в повседневной жизни», — говорят исследователи под руководством специалиста по информатике Алессандро Фогли из Университета Рома Тре. в Италии объясняют в новом исследовании.

«Оказывается, повседневная жизнь влияет на сновидения (например, тревога в жизни приводит к сновидениям с негативным аффектом) и наоборот (например, сновидения влияют на навыки решения проблем).»

Эти психологические теории восходят к работам Зигмунда Фрейда и других авторов ХХ века, которые выдвинули идею о том, что скрытые значения снов могут быть раскрыты, если их исследовать в контексте реальных переживаний человека.

In В современном анализе сновидений терапевты пытаются помочь пациентам интерпретировать их сновидения, используя отчеты о сновидениях, ища ключи, символы и структуры, которые могут соответствовать другим частям жизни сновидца.

Одной из наиболее известных систем интерпретации сновидений является система Холла и Ван де Замка, которая систематизирует сны в терминах персонажей, которые появляются в них, взаимодействий, которые эти персонажи имеют, и эффектов, которые эти взаимодействия впоследствии оказывают на персонажи, среди многих других концепций.

Однако одна проблема с системой заключается в том, что вручную просеивать отчеты сновидений для выявления этих элементов может быть медленным и трудоемким процессом, поэтому в наши дни исследователи сна постоянно ищут алгоритмические решения, которые могут автоматизировать задача распознавания и аннотирования содержания сновидений в терминах метода Холла и Ван де Касла.

В своем новом исследовании Фогли и его команда придумали новый способ сделать это — тот, который они использовали для отслеживания снов людей в широком масштабе, анализируя набор из 24000 снов из гигантской общедоступной базы данных отчетов сновидений под названием DreamBank.

«Мы разработали инструмент, который автоматически оценивает отчеты о сновидениях, используя широко используемую шкалу анализа сновидений Холла и Ван де Кастла», — объясняют исследователи.

«Мы проверили эффективность инструмента на аннотированных от руки отчетах о сновидениях… и проверили то, что ученые называют« гипотезой непрерывности », в этом беспрецедентном масштабе.»

Инструмент обработки сновидений упрощает систему Холла и Ван де Касла, анализируя текст отчетов о сновидениях и сосредотачиваясь на персонажах, социальных взаимодействиях и словах эмоций. «они помогают толкованию снов, — пишет команда, — поскольку они определяют основу сюжета сновидения: кто присутствовал, какие действия были выполнены и какие эмоции были выражены». инструмент против аннотированных от руки заметок к отчетам о сновидениях, написанных экспертами по сновидениям, результаты совпадали примерно в трех четвертях времени; не идеальный результат, а многообещающий сигнал, который предполагает, что технологические разработки, подобные этому, могут привести к новым видам прорывов в исследованиях сновидений .

Исследователи также обнаружили в своих данных доказательства, подтверждающие гипотезу непрерывности — представление о том, что сны являются продолжением того, что происходит в повседневной жизни. По словам исследователей, отчеты о сновидениях содержали различные «статистические маркеры», отражающие то, что сновидцы, вероятно, испытали в реальной жизни.

Вы можете изучить аспекты их анализа, основанные на мечтах реальных людей, на этом веб-сайте, который копирует данные проекта.

Хотя это далеко не последнее слово о том, что на самом деле означают наши сны и откуда они берутся, исследователи говорят, что подобные подходы в будущем упростят количественную оценку важных аспектов снов и могут даже сделать возможным » создавать технологии, которые ликвидируют нынешний разрыв между реальной жизнью и сновидениями «.

Результаты опубликованы в Royal Society Open Science .

Являются ли сны продолжением физической реальности?

Вы проводите треть своей жизни во сне. Что, если твои мечты реальны? Возможно, наше отклонение снов как «просто снов» основано на неправильном понимании природы сознания и физической реальности.

«Я реальная», — сказала Алиса (в Стране чудес). «Если бы я не был настоящим, я бы не смог плакать».

«Надеюсь, вы не думаете, что это настоящих слезы?» — прервал Твидлдум тоном великого презрения.

Мы воспринимаем как должное то, как наш разум все складывает воедино. Все, что мы переживаем, — это вихрь информации, происходящий в наших головах. Биоцентризм — новая «теория всего» — говорит нам, что пространство и время — это не твердые объекты, которые мы думаем, а скорее инструменты, которые наш разум использует, чтобы собрать все воедино. Они являются ключом к сознанию, и почему в экспериментах с частицами пространство и время — да и свойства самой материи — относятся к наблюдателю. И во время сна, и в часы бодрствования ваш разум сжимает волны вероятности, чтобы создать физическую реальность, наполненную функционирующим телом. Вы можете думать и испытывать ощущения в трехмерном мире.

Мы отвергаем сны, потому что они заканчиваются, когда мы просыпаемся. Однако длительность опыта не означает, что он имеет меньшую основу в физической реальности. Конечно, мы не думаем, что повседневная жизнь менее реальна, потому что мы засыпаем или умираем. Это правда, что мы не помним события во сне, а также в часы бодрствования, но тот факт, что пациенты с болезнью Альцгеймера могут плохо помнить события, не означает, что их жизнь менее реальна. Или что люди, принимающие психоделические препараты, не испытывают физической реальности, даже если пространственно-временные события, которые они переживают, искажены или они не помнят всех событий, когда действие наркотиков прекратилось (конечно, любой, с кем они занимались сексом, подтвердит это).

Мы также отвергаем сны как нереальные, потому что они связаны с активностью мозга во время сна. Но разве наши часы бодрствования нереальны, потому что они связаны с нейронной активностью в нашем мозгу? Конечно, биофизическую логику сознания — будь то во сне или в часы бодрствования — всегда можно проследить в обратном направлении, будь то нейроны или Большой взрыв. Но согласно биоцентризму, реальность — это процесс, в котором участвует наше сознание.

В отличие от снов, мы предполагаем, что повседневный мир просто «где-то там» и что мы не играем никакой роли в его внешнем виде.Мы думаем, что они разные. Однако эксперименты показывают прямо противоположное: повседневная реальность не более объективна и независима от наблюдателя, чем сны. Наиболее яркой иллюстрацией этого является знаменитый эксперимент с двумя отверстиями. Когда вы смотрите, как частица проходит через отверстия, она ведет себя как пуля, проходя через то или иное отверстие. Но если никто не наблюдает за частицей, она проявляет поведение волны и может проходить через оба отверстия одновременно. Этот и другие эксперименты говорят нам, что ненаблюдаемые частицы существуют только как волны вероятности.

Критики утверждают, что такое поведение ограничено микроскопическим миром. Но это представление о «двух мирах» (то есть один набор физических законов для малых объектов, а другой — для остальной Вселенной) не имеет под собой разума и оспаривается в лабораториях по всему миру. В прошлом году ( Nature 459 , 683, 2009) исследователи показали, что квантовое поведение распространяется и на повседневную сферу. Пары колеблющихся ионов были уговорили запутаться, так что их физические свойства оставались связанными вместе, когда они были разделены на большие расстояния («жуткое действие на расстоянии», как выразился Эйнштейн).«Таких ситуаций в природе не наблюдается», — констатируют авторы. «Это может быть просто из-за нашей неспособности в достаточной степени изолировать интересующую систему от окружающей среды — техническое ограничение». Другие эксперименты с огромными молекулами, называемыми «бакиболлами», также показывают, что квантовая реальность выходит за рамки микроскопического мира. А в 2005 году кристаллы KHC03 продемонстрировали гребни запутанности высотой в полдюйма, квантовое поведение которых подталкивало к обычному миру объектов человеческого масштаба.

Бодрствуете или спите, вы переживаете один и тот же биофизический процесс. Да, это качественно разные реальности, но если вы думаете и чувствуете, это реально. Так, знаменитое высказывание Рене Декарта Cogito, ergo sum («Я мыслю, следовательно, я существую»).

Биоцентризм (BenBella Books) излагает полное научное объяснение теории всего Ланцы.

Нарколептикам трудно отличать сны от реальности

Если вам снится неприятный сон о том, что вы потеряли работу, вы, вероятно, просыпаетесь с чувством облегчения — это был просто сон ! Вы продолжаете свой день и идете на ту работу, которая у вас все еще есть.Но что, если бы вы вспоминали потерю работы не как плод воображения, а как реальность? Вместо того чтобы почувствовать облегчение, вы проснетесь с тревогой из-за безработицы.

Меня предупредила об этой идее путаницы сновидений с реальностью одна подруга в Facebook, написавшая, что ей трудно различать эти две вещи. Кто-то прокомментировал, что их сны «настолько реалистичны, что позже они кажутся воспоминаниями», другой — что им снится, что просыпается и готовит бутерброд, и «у них нет возможности узнать, был ли это сон или реальность», а третий сказал, что это «буквально о чем больше всего [ее] искусства. «

Иногда можно задаться вопросом, действительно ли у вас был этот разговор, или задаться вопросом, действительно ли вы съели ту полуночную закуску». Люди думают, что они бодрствуют, когда спят, поэтому путаница во сне и наяву универсальна, — говорит Аллан Хобсон, исследователь сновидений и профессор отделения медицины сна в Гарвардской медицинской школе. «Но некоторые состояния, вероятно, больше связаны с представлением о том, что сон был реальным». Депрессия


Часто встречается у людей с психотическими расстройствами, такими как биполярное расстройство и шизофрения, для которых заблуждения являются фактом повседневной жизни.«Границы между когнитивными состояниями для этих людей размыты», — говорит Патрик Макнамара, профессор неврологии Бостонского университета. «Другие исследования показали, что они часто очень творческие личности — поскольку они могут пересекать эти когнитивные границы, они также более уязвимы для состояний замешательства».

Эта большая проблема может относиться к небольшому участку вашего мозга, складке, называемой парацингуляционной бороздой. Исследования показывают, что люди с менее выраженной складкой лица испытывают больше галлюцинаций и хуже распознают воображаемые и реальные события.Но смешение сновидений с реальностью непропорционально влияет на определенную группу непсихотических людей: нарколептиков.

Эрин Вамсли, профессор психологии Университета Фурмана, провела исследование, которое обнаружило неразрывную связь между бредом во сне и людьми с нарколепсией 1 типа, типом, сопровождающимся катаплексией, полным и внезапным параличом мышц, часто вызываемым сильными эмоциями. Катаплексия — это мгновенное явление: в один момент человек может смеяться над шуткой, а в следующий момент он падает на пол.Как только они падают, они часто переходят в сон.

«Считается, что основная проблема нарколепсии состоит в том, что они слишком быстро и резко переходят между состояниями сознания», — говорит Вамсли. Восемьдесят три процента нарколептиков, опрошенных для исследования Вамсли, испытали путаницу сновидений и реальности, почти все из них не реже одного раза в месяц. Только 15 процентов людей, которым не поставлен диагноз, имели такую ​​же проблему, и только 5 процентов сталкивались с ней более одного раза в жизни.

Для нарколептиков путаница была не только более частой, но и более серьезной.Как сообщил Вамсли:

[Одна] пациентка испытала сексуальные сны о неверности мужу. Она верила, что это действительно произошло, и чувствовала себя виноватой, пока не встретила «любовника» из своих снов и не поняла, что они не виделись годами и не были связаны романтическими отношениями. Некоторым пациентам приснилось, что их родители, дети или домашние животные умерли, и они считали, что это правда (один пациент даже позвонил по телефону по поводу организации похорон), пока не был шокирован доказательствами обратного, когда предполагаемый умерший внезапно появился снова.

Здоровые люди «очень быстро запутались в незначительных вещах, которые не имеют значения», в то время как «пациенты с нарколепсией на более длительные периоды времени запутались в более серьезных вещах, в которых обычный человек не запутается», — говорит Вамсли. Стоит отметить, что нормальные спящие часто сталкиваются с дилеммой — произошло это или это был сон? — в то время как нарколептики в исследовании Вамсли безоговорочно принимали свои сны за факт.

Люди с нарушением сна видят необычно яркие сны и припоминают сновидения, которые могут объяснить ошибку в их воспоминаниях.«Когда мы с вами думаем о том, что правда, а что реально, мы можем использовать яркость восприятия как подсказку для этого», — говорит Вамсли. «Вы что-то видели по телевизору или это был ваш реальный опыт?» Нарколептики могут помнить свои сны как реальные события, потому что они полны деталей и ясности.

Также возможно, что гиппокамп, область мозга, отвечающая за кодирование новых воспоминаний, функционирует для них по-другому. В зависимости от вашего состояния сознания ваш гиппокамп находится в одном из двух режимов: он должен записывать новые воспоминания в режиме «записи», когда вы бодрствуете, и воспроизводить прошлые воспоминания в режиме «воспроизведения», когда вы спите.

«Когда организм засыпает, воспоминания о недавнем опыте воспроизводятся в спящем мозгу на клеточном уровне», — говорит Вамсли. Но при нарколепсии гиппокамп может оставаться в режиме «записи» во время сна, кодируя сны так же реально, как и в бодрствующем состоянии. Сложно получить объяснительные снимки мозга в лаборатории, потому что смешение сна и реальности не происходит по команде. Остается вопрос , почему это происходит , а не , если это происходит .

«У пациентов с нарколепсией это определенно было чем-то, от чего они действительно страдали», — говорит Вамсли, хотя это не официальный симптом расстройства. «Но очень мало исследований по поводу смешения снов с реальностью». Будущие исследования могут проверить, насколько хорошо нарколептики запоминают источник воспоминаний. «Мне было бы интересно, как они выполняют такой тест, чтобы увидеть, есть ли у них более общие проблемы с различением того, что реально, от воображаемого, или это действительно характерно для сновидений», — говорит Вамсли.

А пока, если вы сбиты с толку из-за несущественных событий, отдыхайте спокойно — ничего страшного, если вы съели этот ночной бутерброд.

Прочтите следующее: Наука, стоящая за вашими худшими мечтами

Реальность, скрывающаяся за нашими мечтами — Медукатор

Введение

Почему мы мечтаем? Как наш мозг производит сны? Как они связаны с нашим сознанием? Это вопросы, на которые нейробиологи пытались ответить в течение последних нескольких десятилетий, пытаясь понять эту альтернативную реальность, известную как наше онейрическое состояние, или состояние сновидения.Поскольку сны повторяются ежедневно, сны играют важную роль в нашей повседневной жизни, на которую влияют наши эмоции и наш личный опыт. Однако до сих пор шокирует то, как мало мы на самом деле знаем об их структуре и реальности. Сны обычно называются яркими галлюцинациями, состоящими из повествования от первого лица и обычно нестатичными в течение большей части ночи. Напротив, активность мозга, которую мы испытываем во время сна, постоянно меняется. Это связано с тем, что мы переживаем пять стадий сна, которые подразделяются на REM-сон и не-REM-сон.На каждой из этих стадий нейронная активность различна, что влияет на размеры и восприятие наших снов.

Неврологические особенности и их связь с сознанием

Чтобы понять сновидения с философской и нейронной точки зрения, мы должны сначала разобраться с концепцией «я» — «я» — это процесс, не вещь или сущность. Это то, что подвержено постоянным изменениям и может быть реализовано в процессе осознания. Обычно, когда человек занимается ручным трудом, он разыгрывает телесное «я», созданное для этого непосредственного окружения.Однако, когда мы слишком поглощены этой задачей, мы начинаем терять себя из нашего опыта. Представьте себе ситуацию, когда вы работаете над простыми математическими вопросами после двухнедельного изучения блока. Поскольку у вас уже есть такой большой опыт и практика, а вопросы не являются сложными, ваш ум будет блуждать или терять осознанность. Вы начнете думать о другом, одновременно выполняя математические вопросы. Блуждая, вы теряете самого себя из своего опыта.

Когда мы засыпаем, наше самоощущение сильно снижается. Когда во сне проплывают образы, наше сознание начинает поглощаться ими. Вскоре мы становимся ограниченными и отличными от внешнего мира и начинаем растворяться в состоянии сна, нарушая границу между нашим «я» и «не-я». Мы переживаем сон через перспективу нашего «я» внутри него [1].

Во время фазы быстрого сна глаза человека имеют тенденцию двигаться, его сердцебиение и дыхание становятся нерегулярными, а большая часть произвольных мышц парализуется.Активность мозга в этой конкретной области сна очень интригует, поскольку мозговые волны имеют тенденцию быть быстрее и увеличиваться по частоте, а также уменьшаться в напряжении. Эти типы волн известны как тета-волны, те же самые типы, которые возникают во время бодрствования нашего сознания [2]. Что еще более интересно, это те же волны, которые возникают при попытке вспомнить эпизодические воспоминания, то есть недавние переживания, с которыми человек недавно имел дело. Это означает, что существует сильная корреляция между сновидениями и воспоминаниями и что нейрофизические механизмы восстановления памяти также возникают во время сна.

Помимо фазы быстрого сна, есть еще четыре стадии сна, которые обычно подразделяются на фазу S и фазу D. Это первые две и последние две стадии не относящейся к Рему части цикла сна, соответственно, и, как правило, занимают большую часть времени в течение ночи. S-фаза сна известна просто как восстановление сил. от дневных занятий. В этом состоянии сновидения обычно не возникают, но вполне обычны. В фазе D сна обычно возникают сновидения и начинается процесс сновидения [4].На этих двух стадиях, как правило, снятся сны, которые более статичны, короче, менее зрелищны и более похожи на мысли по сравнению со стадией быстрого сна. Этот этап обычно не содержит повествования от первого лица и не включает в себя концепцию «я». Другими словами, в этой фазе есть связь с внешним миром и нет доступа к состоянию сна [5].

Во время быстрого сна наши сны имеют тенденцию отличаться от сновидений на других стадиях. Они становятся более яркими и интенсивными и начинают напоминать переживания, с которыми приходится иметь дело в реальном мире.Это сны, содержащие перспективу и осознание от первого лица нашего телесного «я». На этой стадии мы обычно далеки от реальности и стремимся войти в мир нового измерения. Эта фаза связана с частями миндалевидного тела и гиппокампа в лимбической системе нашего мозга. Эти структуры в мозге, которые связаны с обработкой и запоминанием эмоциональных реакций и консолидацией кратковременной памяти в долговременную память, соответственно, могут объяснить, почему фаза быстрого сна имеет тенденцию содержать сенсомоторные образы (изображения, содержащие как моторные, так и сенсорные компоненты). ) наших подсознательных чувств и эмоций, которые хранятся глубоко внутри нас [3].

Фаза быстрого сна, как правило, зависит от мостов в стволе нашего мозга. Когда эта часть стебля критически повреждена или полностью разрушена, люди обычно перестают испытывать быстрый сон, однако они не перестают мечтать. Это связано с тем, что наиболее критические области для сновидений на самом деле находятся в височно-теменно-затылочном соединении в коре головного мозга, в месте, известном как нижняя язычная извилина. Разрушение даже небольших участков этой области может повлиять на цвет, конкретные измерения сновидений и даже движение наших снов [6].

Когда человек бодрствует, первичная зрительная кора играет роль в сознательном декодировании визуальных сигналов. Однако, когда человек находится в фазе быстрого сна, эта область мозга практически не активна. Это связано с тем, что на самом деле именно зрительные области экстрасенсов способны декодировать очень сложные визуальные сцены, наблюдаемые во время быстрого сна. Это объясняет, почему сны, которые мы видим, более сложны и отличаются от того, что мы видим в реальности [7].

Также было замечено, что префронтальная кора головного мозга, которая связана с мыслями и суждениями, когда мы бодрствуем, проявляет очень небольшую активность во время сна, особенно во время быстрого сна. Это объясняет, почему наши сны имеют тенденцию быть причудливыми, нелогичными и социально неуместными.

Наконец, передняя поясная извилина также более активна во время быстрого сна. Эта структура мозга отвечает за внимание и мотивацию. Это позволяет нам видеть объекты более четко и детально, а также вносить изменения всякий раз, когда мы получаем мотивацию к выполнению какой-либо деятельности. Именно благодаря этой области мозга наши сны кажутся такими яркими и изменчивыми.

Молекулы, стоящие за нашей мечтой:

Аденозин — это молекула, которая регулирует период между сном и бодрствованием.Когда человек бодрствует, его концентрация аденозина намного выше, чем когда он спит. Эта концентрация постоянно увеличивается, пока человек бодрствует, пока не сработает триггер для медленного сна. Это происходит, когда запасы АТФ, которые производят аденозин в результате его разложения ферментом аденозиндезаминазы, истощаются, когда хранятся в виде гликогена в головном мозге. Количество аденозина, производимого в головном мозге, отражается уровнем активности нейронов и глиальных клеток.Поскольку во время бодрствования наблюдается интенсивная мозговая активность, это соответствует высокому уровню активности нейронов и глиальных клеток и, следовательно, высокой концентрации аденозина. Однако, поскольку в головном мозге происходит высокое накопление аденозина, происходит соответствующее истощение запасов АТФ. Это заставляет мозг переходить в фазу быстрого сна, чтобы восстановить и восстановить свои запасы гликогена [8].

Механизмы, с помощью которых аденозин действует в головном мозге, инициируя эти стадии сна и бодрствования, осуществляются путем связывания с двумя рецепторами: рецептором A1 и рецептором A2A.Аденозин связывается с ингибирующим рецептором A1 в базальном конечном мозге, тем самым подавляя активность фермента аденилатциклазы и подавляя приток ионов кальция в пресинаптические окончания. Это приводит к тому, что эти нейроны секретируют меньше нейротрансмиттеров, которые связаны с бодрствованием. Это препятствует бодрствованию. Одновременно используется другой процесс, способствующий засыпанию, при котором аденозин связывается с рецептором А2А в переднем преоптическом гипоталамусе, который оказывает возбуждающее действие на усталость [9].

Одним из ядер, необходимых для быстрого сна, является ядро ​​reticularis pontis oralis (RPO), которое простирается от каудального отдела среднего мозга до рострального моста. Эта область обычно очень активна во время быстрого сна из-за повышения уровня ацетилхолина. Ацетилхолин увеличивает активность этих нейронов и одновременно вызывает снижение активности двух других ядер, которые продуцируют другие нейротрансмиттеры бодрствования: ядра дорсального шва и голубого пятна, оба из которых расположены в ростральной части моста [10].Быстрый сон не может начаться, если активность этих двух ядер не отключена, поэтому они известны как нейроны, которые «отключены». Было высказано предположение, что отключение этих двух нейронов может помочь подавить сознание во время сна, потенциально объясняя, почему мы отделяемся от себя и внешнего мира на этой стадии сна.

Лобная кора также может быть необходима для сновидений, хотя некоторые ее части обычно неактивны. Это связано с тем, что дофамин проецируется во фронтальную кору головного мозга нервным путем, который позволяет этим сновидениям происходить.Было установлено, что с увеличением количества дофамина интенсивность сновидений увеличивается.

Что означают наши мечты?

Содержание наших снов меняется по мере того, как мы приближаемся к новым этапам сновидений в течение ночи. На это в основном влияют факторы окружающей среды, с которыми мы сталкиваемся в реальности. Любые проблемы или радости, относящиеся к моменту засыпания, могут проявляться во сне по-разному. Человеку часто снится тот, кто ему романтически интересен.Просмотр эмоционального фильма часто вызывает сильные эмоции. Эти изменения вызывают очень эмоциональные сны, где уровень эмоций напрямую зависит от продолжительности сна, пережитого пользователем.

Пол, возраст и личность также играют роль в формировании содержания сновидения. Молодым людям снятся более эмоциональные сны, особенно на кошмарные темы, в то время как людям старшего возраста снятся сны на тему смерти. Кажется, что мужчины имеют более сексуально агрессивное содержание в своих снах, чем женщины, которые, как правило, видят сны, в большей степени относящиеся к дому и семье.Людям, страдающим психозами, депрессивным состояниям или людям, занимающимся творчеством, чаще снятся кошмары. В частности, люди с депрессией склонны больше мечтать о прошлом, чем о настоящем. Беременным женщинам свойственно мечтать о собственных матерях и младенцах [11].

Когда мы спим рано ночью, мы склонны видеть сны о нашем далеком прошлом, но по мере того, как мы продвигаемся в ночь, наши сны начинают меняться, и мы начинаем мечтать на темы настоящего. Обычно эти темы представляют собой желания, мысли и чувства, которые погружаются в подсознание и не рассматриваются в нашей реальности бодрствования.В наших снах этот подсознательный материал обходит любую цензуру нашего мозга. Истинное значение сновидения или скрытое содержание представлено в замаскированной форме как явное содержание, реальные образы и символы, которые мы видим в наших снах.

Список литературы

  1. Feinberg TE. Раскрытие «тайны» сознания [Интернет]. 2018 [цитируется 27 декабря 2018 года]. Доступно по адресу: https://blogs.scientificamerican.com/observations/unlocking-the-mystery-of-consciousness/?utm_source=feedburner&utm_medium=feed&utm_campaign=Feed%3A+sciam%2Fmind-and-brain+%28Topic%3A+ 26 + Мозг% 29.
  2. Linden Svan der. Наука за сновидениями [Интернет]. 2011 [цитируется 27 декабря 2018 г.]. Доступно по адресу: https://www.scientificamerican.com/article/the-science-behind-dreaming/.
  3. Пакетт А. Толкование независимых агентов и духовного содержания в сновидениях. Международный журнал исследований сновидений. 2018; 11 (2): 86-105. Доступно по ссылке: https://journals.ub.uni-heidelberg.de/index.php/IJoDR/article/viewFile/41217/pdf
  4. Пол Дж, Чара. Мечты. Салем Пресс Энциклопедия здоровья. 2018. Доступно по адресу: http://eds.b.ebscohost.com.libaccess.lib.mcmaster.ca/eds/detail/detail?vid=0&sid=8df5841c-7696-49b7-a7cb-6967cc7427a0%40pdc-v- besmgr02 & bdata = JnNpdGU9ZWRzLWxpdmUmc2NvcGU9c2l0ZQ% 3d% 3d # AN = 93871894 & db = ers [по состоянию на 27 декабря 2018 г.].
  5. Кош К. Состояния сновидений: взгляд в сознание [Интернет] . , 2010 г. [цитировано 27 декабря 2018 г.]. Доступно по адресу: https: //www.scientificamerican.com / article / Dream-States /.
  6. Томпсон Э. Точность бодрствования, сновидения, бытия: самость и сознание в нейробиологии, медитации и философии. Философия Востока и Запада. 2016; 66 (3): 927. Доступно по адресу: http://eds.b.ebscohost.com.libaccess.lib.mcmaster.ca/eds/detail/detail?vid=0&sid=de64bb79-daec-47f6-b8bc-e09543847d8a% 40pdc-v-sessmgr05 & bdata = JnNpdGU9ZWRzLWxpdmUmc2NvcGU9c2l0ZQ% 3d% 3d # db = edsglr & AN = edsgcl.458165194 [по состоянию на 27 декабря 2018 г. ].
  7. Бруно Дубук. Мозг сверху вниз [Интернет] .2002 [цитируется 27 декабря 2018 г.]. Доступно по адресу: http://thebrain.mcgill.ca/flash/a/a_11/a_11_m/a_11_m_cyc/a_11_m_cyc.html.
  8. Wang YQ, Li R, Wang DR, Cherasse Y, Zhang Z, Zhang MQ и др. Рецепторы аденозина А2А в обонятельной луковице подавляют движение глаз во сне у грызунов. Структура и функции мозга. 2017; 222 (3): 1351-1366. Доступно по адресу: https://link.springer.com/article/10.1007%2Fs00429-016-1281-2 [по состоянию на 27 декабря 2018 г.].
  9. Аналитик по исследованиям данных. «Химия сновидений» — результат выброса химического вещества во время сна [Интернет]. 2013 [цитируется 27 декабря 2018 года]. Доступно по адресу: https://www.worldofchemicals.com/253/chemistry-articles/dream-chemistry-an-outcome-of-chemical-release- while-sleeping.html.
  10. Ашим К. Б., Тридип С. Молекулярные события во сне. Глобальный журнал нарушений интеллекта и развития. 2017; 3 (4): 555620. Доступно по адресу: doi: 10.19080 / GJIDD.2017.03.555620.
  11. Domhoff GW. Сновидения — это усиленная форма блуждания ума, основанная на расширенной части сети по умолчанию. Оксфордский справочник спонтанной мысли: блуждание разума, творчество и сновидения. 2018. Доступен с: doi: 10.1093 / oxfordhb / 97801

    745.013.7.

  12. Ашиш. Как снятся слепые люди? »Азбука науки [Интернет]. 2017 [цитируется 11 января 2019 г.] .. Доступно по адресу: https://www.scienceabc.com/humans/do-blind-people-dream-how-do-they-see-dreams.HTML

Автор Наумен Заин

Под руководством Анжелы Донг

Бредовое смешение сновидений и реальности при нарколепсии | Сон

Абстрактные

Цели исследования:

Мы исследовали обычно недооцениваемую особенность нарколепсии, вызванную нарушением сна, при которой пациенты ошибочно принимают воспоминания о сне за реальный опыт и формируют устойчивые иллюзии относительно значимых событий.

Дизайн:

Мы опросили пациентов с нарколепсией и здоровых людей из контрольной группы, чтобы установить распространенность этой жалобы и определить ее предикторы.

Расположение:

Академические медицинские центры в Бостоне, Массачусетсе и Лейдене, Нидерланды.

Участники:

Пациенты (n = 46) с диагнозом нарколепсия с катаплексией и здоровые здоровые контрольные того же возраста (n = 41).

Измерения и результаты:

«Бредовые сновидения» удивительно распространены при нарколепсии и часто поражают своей серьезностью. В отличие от мимолетных гипнагогических и гипнопомпических галлюцинаций перехода от сна к бодрствованию, бредовые сновидения были ложными воспоминаниями, вызванными переживанием яркого сна, что привело к ложным убеждениям, которые могли сохраняться в течение нескольких дней или недель.

Выводы:

Бредовое смешение сновиденных событий с реальностью является характерной чертой нарколепсии и предполагает возможность дефицита исходной памяти при этом расстройстве, которое еще не было полностью охарактеризовано.

ВВЕДЕНИЕ

Каждый раз, когда мы вспоминаем событие из прошлого, мы сталкиваемся с двойной задачей: определить источник воспоминания и оценить его достоверность. В общем, мы можем точно определить, возникло ли воспоминание из нашего прошлого опыта, а не из нашего воображения, сна, фильма или рассказа.Однако этот процесс мониторинга источника иногда идет не так. 1–3 Незначительные заблуждения об источнике воспоминаний обычны среди населения в целом, например, когда мы ошибаемся в источнике цитаты, неправильно вспоминаем контекст, в котором мы встретили знакомого, или даже полагаем, что мы действительно пережили событие, которое мы только слышали о. Недавно в отчетах о случаях были описаны более серьезные примеры путаницы с источниками памяти у пациентов, страдающих расстройством сна нарколепсией, в которых возникали ложные обвинения в сексуальном насилии, когда пациенты ошибочно принимали нападение во сне за память о реальном событии. 4,5 Эти сообщения примечательны тем, что воспоминания о сновидениях были неверно истолкованы как представляющие реальные, очень важные жизненные события, что привело к устойчивым заблуждениям, которые стали основой для серьезных действий. Нарколепсия — это нарушение чрезмерной сонливости, которое обычно не связано с психотическими симптомами. 6 Драматический характер этих историй болезни побудил нас предпринять первое систематическое исследование этих бредовых сновидений при нарколепсии. В структурированном телефонном интервью мы задавали пациентам с нарколепсией и здоровым пациентам серию вопросов о сне, сновидениях и памяти.Нашей целью было охарактеризовать частоту этого явления у пациентов с нарколепсией по сравнению с общей популяцией и описать особенности этого опыта.

МЕТОДЫ

Участников

Пациенты с нарколепсией и здоровые контрольные группы соответствующего возраста были набраны в двух сотрудничающих центрах: в медицинском центре Beth Israel Deaconess в Бостоне, штат Массачусетс (n = 18), и в медицинском центре Лейденского университета в Нидерландах (n = 69). Институциональные наблюдательные советы в обоих учреждениях одобрили это исследование. Пациенты (n = 46; возраст 34,2 ± 10,9 года [SD], 59% женщины) имели точный диагноз нарколепсии с катаплексией в течение минимум 6 месяцев до исследования в соответствии со стандартами Международной классификации нарушений сна ( ICSD-2) Руководство по диагностике и кодированию. 7 Диагнозы были подтверждены интервью и просмотром медицинских записей, включая клинические записи, исследования ночного сна, множественные тесты на задержку сна (MSLT) и тестирование HLA.Во время интервью пациенты лечились различными лекарствами для лечения нарколепсии, включая стимуляторы (72% пациентов; включая модафинил, амфетамин, декстроамфетамин и метилфенидат), антидепрессанты (15% пациентов; включая; трициклические агенты, селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, ингибиторы обратного захвата серотонина-норадреналина, агонисты серотонина и ингибиторы обратного захвата) и оксибат натрия (35% пациентов). Не было различий в использовании лекарств между людьми с бредом сновидений и без них (критерий хи-квадрат независимости: стимуляторы: P = 0.82, антидепрессанты: P = 0,64, оксибат натрия: P = 0,69). Здоровые контрольные группы были набраны из общей популяции (n = 41; возраст 32,7 ± 11,6 лет, стандартное отклонение, 59% женщины) и прошли скрининг (посредством самоотчета), чтобы исключить наличие любого диагностированного нарушения сна. Не было различий между участками исследования по возрасту, полу, привычному режиму сна, воспоминаниям сновидений или частоте сообщений о путанице (см. Дополнительную таблицу S1 для демографии участников).

Процедуры собеседования

Участники прошли структурированное телефонное интервью продолжительностью около 30 минут, в котором им задавали ряд вопросов, касающихся сна, сновидений и памяти.Полный текст сценария интервью представлен в разделе «Дополнительные методы». После вопросов об их обычном режиме сна и сновидениях участников спросили: «Были ли у вас когда-нибудь случаи неуверенности в том, было ли что-то реальным или это было во сне?» Бредовые эпизоды были определены как инциденты, в которых полностью бодрствующий участник не был уверен, было ли воспоминание ему приснилось или реальным, или был убежден, что воспоминание было реальным, только позже обнаружив, что это действительно сон. Чтобы быть включенным, необходимо было, чтобы бредовый эпизод явно сохранялся в состоянии бодрствования. Мимолетное чувство замешательства при переходе к бодрствованию было исключено, поскольку кратковременное замешательство является хорошо известным следствием гипнагогических и гипнопомпических галлюцинаций, характерных для нарколепсии. В целях анализа участники были отнесены к категории «Да» за бред во сне, если они утверждали, что пережили переживания, соответствующие этому определению, и были в состоянии предоставить по крайней мере один подробный пример случая, когда это произошло.

Чтобы сравнить общие особенности сновидений пациентов с нарколепсией и здоровых людей из контрольной группы, участники также оценили частоту, эмоциональность и интенсивность своих типичных сновидений по пятибалльной шкале.

В конце интервью были устно введены две стандартизированные анкеты — граничный опросник и проспективно-ретроспективный опросник памяти (PRMQ). Опросник Эрнеста Хартманна 8,9 оценивает личностную конструкцию психологических границ. «Тонкая» граничная оценка (более высокие значения) связана с частыми и интенсивными сновидениями, а также с высоким интересом к сновидениям и сообщениями о необычных переживаниях во сне, таких как сонный паралич и галлюцинации, связанные со сном, которые являются признаками нарколепсии. Мы провели краткую форму пограничного вопросника, состоящую из 18 пунктов. 8 PRMQ 10,11 оценивает субъективные жалобы на трудности с запоминанием выполнения намерений (предполагаемая память) и с запоминанием событий недавнего прошлого (ретроспективная память).Семнадцать участников, которые сообщили о путанице между сном и реальностью, удовлетворяющей нашим критериям, дополнительно явились в лабораторию для личного интервью, в котором они более подробно описали качества этих переживаний.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Бредовые идеи во сне были чрезвычайно распространены при нарколепсии. В целом, 83% пациентов с нарколепсией сообщили, что они путали сны с реальностью, по сравнению только с 15% здоровых людей из контрольной группы (χ 2 = 40,1, P <10 -10 ; Рисунок 1). Серьезность этих заблуждений была поразительна. Один мужчина, увидев во сне, что молодая девушка утонула в близлежащем озере, попросил свою жену включить местные новости в полном ожидании, что это событие будет освещено. Другая пациентка испытала сексуальные сны о неверности мужу. Она верила, что это действительно произошло, и чувствовала себя виноватой, пока не встретила «любовника» из своих снов и не поняла, что они не виделись годами и не были связаны романтическими отношениями.Некоторым пациентам приснилось, что их родители, дети или домашние животные умерли, и они считали, что это правда (один пациент даже позвонил по телефону по поводу организации похорон), пока не был шокирован доказательствами обратного, когда предполагаемый умерший внезапно появился снова. Хотя не все примеры были столь драматичными, такие экстремальные сценарии не были редкостью.

Рисунок 1

Распространенность смешения сновидений и реальности. Пациенты с нарколепсией гораздо чаще сообщали о том, что они ошибочно принимали сновидения за истинные воспоминания, по сравнению со здоровыми людьми того же возраста.

Рисунок 1

Распространенность смешения сновидений и реальности. Пациенты с нарколепсией гораздо чаще сообщали о том, что они ошибочно принимали сновидения за истинные воспоминания, по сравнению со здоровыми людьми того же возраста.

Все пациенты с нарколепсией, сообщающие о бредовых снах, привели множество примеров таких явлений. Две трети пациентов (65%), которые прошли контрольное интервью, сообщили, что испытывали бред сновидений не реже одного раза в неделю, и все, кроме двух (95%), испытывали это не реже одного раза в месяц.Напротив, из шести участников контрольной группы, которые сообщили о заблуждении, только двое (5% от всех контрольных субъектов) испытали это более одного раза в своей жизни.

Классические гипнагогические и гипнопомпические галлюцинации нарколепсии — это мимолетные образы и чувства, связанные с текущим окружением, и пациенты распознают галлюцинаторную природу переживания в течение нескольких секунд после пробуждения. Напротив, описанные здесь переживания были гораздо более продолжительными и продолжались в стабильном бодрствовании. В последующих интервью (см. Методы) пациенты сообщили, что, хотя некоторые бредовые идеи разрешились в течение нескольких минут после пробуждения, они часто сохранялись в течение часов, дней или даже недель.

В соответствии с предшествующей литературой, 12,13 пациентов с нарколепсией оценили свои сны как значительно более яркие (t 83 = 3,79; P = 0,0003) и более эмоциональные (t 82 = 5,25; P <10 — 6 ), чем у здоровых людей того же возраста. Они также сообщили, что вспоминают сны чаще, чем здоровые люди из контрольной группы (t 84 = 3.16; P = 0,002) и набрал более высокий балл по BQ, чем здоровый контроль (что указывает на то, что пациенты имели «более тонкие» границы; t 85 = 1,98; P = 0,05). Однако мы не нашли доказательств того, что бред во сне был связан с ненормальным количеством или качеством переживания во сне при нарколепсии. В выборке с нарколепсией ни баллы BQ, ни какой-либо другой показатель сновидений не различали тех, кто испытывал и не испытывал замешательства (все P> 0,1).

Хотя предыдущие исследования в значительной степени не смогли найти объективную дисфункцию памяти при нарколепсии, 14–16 субъективные жалобы на проблемы с памятью встречаются часто. 17 Здесь пациенты с нарколепсией набрали более высокий балл по PRMQ, чем здоровые люди из контрольной группы, как для ретроспективных проблем с памятью (t 85 = 3,71, P = 0,0004), так и для предполагаемых проблем с памятью (трудности с запоминанием выполнения намерений; t 85 = 4.20, P = 0,00007; см. Дополнительный рисунок S1). Однако ухудшение памяти, измеренное с помощью PRMQ, не позволяло различать пациентов с нарколепсией с бредом сновидений и без них.

ОБСУЖДЕНИЕ

Наши данные показывают недооцененную проблему с памятью при нарколепсии, при которой пациенты склонны ошибочно полагать, что сновидения действительно произошли.Эти «бредовые сновидения» — частный случай путаницы с источниками памяти, хорошо описанный феномен, при котором происхождение определенного воспоминания неверно приписывается. 2 Слияние сновидений с реальными событиями ранее описывалось у здоровых людей. 18,19 Однако в этой выборке пациентов с нарколепсией частота и тяжесть бредовых сновидений была поразительной и намного выше, чем у здоровых людей. Эти наблюдения предполагают, что что-то в патофизиологии нарколепсии ведет к глубокой путанице с источниками памяти.Хотя механизм бредовых сновидений не может быть определен в настоящее время, существует несколько возможностей.

Во-первых, на феноменологическом уровне наши наблюдения подтверждают предыдущие сообщения о частых и интенсивных сновидениях при нарколепсии. 12,13 Таким образом, возможно, что пациенты ошибочно принимают сновидения за реальные события, потому что их яркость не позволяет использовать перцептивный реализм в качестве подсказки при различении сновидений от реальности. Наши данные не подтверждают эту гипотезу, поскольку оценки яркости сновидений не различают пациентов с бредом и без него.Однако вероятность того, что эти заблуждения вызваны аномальной интенсивностью сновидений при нарколепсии, конечно же, не может быть исключена.

С другой стороны, бред во сне может быть лишь одним из проявлений более общего дефицита памяти при этом расстройстве. В соответствии с этой возможностью, мы обнаружили доказательства субъективных проблем с памятью при нарколепсии, по оценке PRMQ. И снова, однако, эта мера не делала различий между пациентами с бредом и без него. Насколько нам известно, ни одно предыдущее исследование не изучало какую-либо форму спутанности источников памяти при нарколепсии.Таким образом, в настоящее время нельзя сказать, являются ли наблюдаемые здесь иллюзии специфическими для сновидений, или пациенты с нарколепсией могут быть столь же склонны путать происхождение других воспоминаний; например, принятие воображаемых событий или рассказов, которые они слышали, за личный опыт. Будущие исследования с использованием стандартных задач мониторинга источников у пациентов с нарколепсией должны быть в состоянии лучше определить специфичность этой жалобы.

Наконец, бред во сне может быть результатом неправильного кодирования памяти, специфичного для состояния сна.Неспособность отличить воспоминания, сформированные во время сна, от жизненного опыта наяву может быть прямым следствием хорошо описанных нейронных механизмов нарколепсии. Нарколепсия вызывается разрушением нейронов орексина / гипокретина в боковом гипоталамусе. Обычно система орексина помогает стабилизировать состояния бодрствования / сна, а потеря нейронов орексина приводит к «диссоциации состояний», характеризующейся частыми переходами между состояниями и вмешательством аспектов сна с быстрым движением глаз в бодрствование. 20 Поскольку моноаминергические и холинергические нейроны, участвующие в контроле состояний сна, являются основными мишенями для нейронов орексина, мы предполагаем, что аномальная активность этих нейронов во время сна может изменить кодирование содержимого сновидений в хранилищах долговременной памяти, что приводит к его нарушению. ошибочная атрибуция как бодрствующее воспоминание. Нарушение нейромодуляции сна, например, может привести к тому, что признаки бодрствования будут сливаться со сном с быстрым движением глаз, усиливая обычно плохое кодирование памяти во время этого состояния.

Хотя основной механизм иллюзий сновидений неизвестен, очевидно, что многие люди с нарколепсией испытывают удивительные и серьезные трудности в различении сновидений от реальности. Вместе эти пациенты воспринимают себя как имеющие более общие проблемы как с ретроспективной, так и с перспективной памятью. Эти наблюдения подчеркивают возможность дефицита исходной памяти при нарколепсии, которая еще не была полностью охарактеризована.

БЛАГОДАРНОСТИ

Drs.Вамсли и Донжакур внесли равный вклад в эту работу. Авторы благодарят Эндрю Олсена за помощь в расшифровке интервью и вводе данных.

ССЫЛКИ

1,,.

Искажение памяти: адаптивная перспектива

,

Trends Cogn Sci

,

2011

, vol.

15

(стр.

467

74

) 2.

Мониторинг источника и искажение памяти

,

Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci

,

1997

, vol.

352

(стр.

1733

45

) 3,.

Когда мечты становятся реальностью

,

Conscious Cogn

,

1996

, vol.

5

(стр.

442

62

) 4.

Ложные, но искренние обвинения в сексуальном насилии со стороны нарколептических [коррекция наркотиков] пациентов

,

Med Leg J

,

1992

, vol.

60

(стр.

265

71

) 5« и др.

Вводящие в заблуждение галлюцинации при нераспознанной нарколепсии

,

Acta Psychiatr Scand

,

2003

, vol.

108

(стр.

314

7

) 6« и др.

Психотические симптомы при нарколепсии: феноменология и сравнение с шизофренией

,

Gen Hosp Psychiatry

,

2009

, vol.

31

(стр.

146

54

) 7

Комитет по нозологии Американской академии медицины сна

,

Международная классификация расстройств сна

,

2006

2nd Edition

Westchester, IL

American Academy of Медицина сна

8.

Исследовательский факторный анализ анкеты границ Хартмана и полученная эмпирическим путем краткая версия

,

Воображение, познание и личность

,

2001

, vol.

21

(стр.

131

44

) 9.

Границы сновидений, границы мечтателей: тонкие и толстые границы как мера новой личности

,

Psychiatr J Univ Ott

,

1989

, vol.

14

(стр.

557

60

) 10,,, et al.

Проспективный и ретроспективный опросник памяти (PRMQ): нормативные данные и скрытая структура в большой неклинической выборке

,

Память

,

2003

, т.

11

(стр.

261

75

) 11« и др.

Проспективная и ретроспективная память при нормальном старении и деменции: анкетное исследование

,

Память

,

2000

, т.

8

(стр.

311

21

) 12.

REM-мышление у нарколептиков и нормальных людей: эмпирический тест двух нейрокогнитивных теорий

,

Conscious Cogn

,

2000

, vol.

9

(стр.

488

509

) 13,,, et al.

Воспоминание REM-сновидений у пациентов с нарколепсией-катаплексией

,

Brain Res Bull

,

2010

, vol.

81

(стр.

133

40

) 14,.

Тесты памяти в нарколептике

,

Сон

,

1990

, т.

13

(стр.

42

52

) 15,.

Когнитивная дисфункция при нарушениях сна

,

Sleep Med Rev

,

2001

, vol.

5

(стр.

423

45

) 16,,.

Существует ли нарушение памяти при нарколепсии-катаплексии?

,

J Clin Exp Neuropsychol

,

1985

, т.

7

(стр.

14

24

) 17,.

Метапамять в нарколепсии

,

J Sleep Res

,

1997

, vol.

6

(стр.

205

10

) 18,,.

Вспоминая сны и реальные переживания

,

Appl Cogn Psychol

,

2003

, vol.

17

(стр.

577

91

) 19,,.

Когда сны становятся королевской дорогой к путанице: реалистичные сны, диссоциация и склонность к фантазиям

,

J Nerv Ment Dis

,

2001

, vol.

189

(стр.

478

81

) 20,,, et al.

Нестабильность поведенческого состояния у мышей с нокаутом орексина

,

J Neurosci

,

2004

, vol.

24

(стр.

6291

300

)

© ООО «Ассошиэйтед профессиональное общество сна», 2014 г.

История и реальность наших мечтаний

С самого начала истории человечества мы задавались вопросом, почему мы мечтаем и что означают наши сны. Люди часто смотрят на сны как на источник божественного вдохновения, как на руководство для принятия решений и как на дверь в наше подсознание. Но независимо от значения, придаваемого содержанию сновидений в любой момент истории, сами сны оставались загадкой.

Первый крупный скачок в исследованиях сновидений произошел в 1953 году, когда был обнаружен сон с быстрым движением глаз.Это открытие возродило интерес к исследованиям сновидений, которые продолжались на протяжении последних 60 лет. В течение этого периода времени исследователи связали яркие сновидения с быстрым сном, определили, что в среднем мы проводим сновидения 2 часа каждую ночь, и показали, что мозговые волны во время быстрого сна похожи на мозговые волны во время бодрствования. Но, несмотря на достижения в области технологий и обширные исследования, мы до сих пор не можем связать активность мозга с конкретными сновидениями.

Исследователи из больницы Шарите в Берлине разработали метод измерения содержания сновидений, который позволяет анализировать активность мозга во время сновидений.Ключом к этому прорыву является использование осознанных сновидцев, людей, которые осознают во сне и могут активно изменять содержание и направление своих сновидений. Результаты этой команды были опубликованы в журнале Current Biology и показывают, что активность мозга, наблюдаемая во время выполнения определенного действия в бодрствующем состоянии, и активность мозга, наблюдаемая, когда участник мечтал о выполнении этого действия, были одинаковыми.

Чтобы получить свои результаты, исследовательская группа набрала осознанных сновидцев и дала им конкретные инструкции о том, какие действия следует выполнять, когда они входят в фазу быстрого сна.Используя магнитно-резонансную томографию (МРТ) и ЭЭГ, команда отслеживала активность мозга участников, когда они выполняли предписанные действия. Эта методология позволила команде определить, когда участник вошел в фазу быстрого сна, и связать наблюдаемые функции мозга с действиями, которые участник мечтал выполнять.

Сценарий требовал, чтобы когда сновидец входил в состояние осознанности, ему приходилось видеть во сне, что он сжимает правый, а затем левый кулаки несколько раз в течение десяти секунд.Это позволило команде увидеть, что часть мозга, которая активна, когда кто-то сжимает кулаки во время бодрствования, активировалась, когда участникам приснилось, что они сжимают кулаки. Этот прорыв доказывает, что можно измерить содержание сновидений, и дает новое понимание того, как сны влияют на наш мозг.

Дополнительные тесты, проведенные с использованием другого предмета и другой технологии, дали тот же результат. Этот последующий тест также показал, что части нашего мозга, необходимые для планирования движения, были активированы во время эксперимента с осознанными сновидениями.Это означает, что наш мозг активно участвует в деятельности и опыте, происходящем во сне.

Статьи по теме:

Могут ли сны соединить вас с духовной реальностью?

Источник: Мануэль Адорф / Adobe Stock

Приснился ли вам когда-нибудь особенно значимый сон? Возможно, вам приснилось, что вы разговаривали с умершим близким человеком, или вы получили какое-то предчувствие во сне. Возможно, вам приснился сон, в котором вы умерли, который, возможно, изменил ваше отношение к смерти (см. Предыдущий пост: «О чем на самом деле снятся сны о вашей смерти»).

Сновидения имеют особое значение во многих психологических теориях — они являются «королевской дорогой в бессознательное» согласно Зигмунду Фрейду, тогда как Карл Юнг видел в сновидениях выражение мифических архетипов. В библейские времена сны часто несли пророческие вести, как, например, в книге Бытия, когда в сновидениях Иосифа предсказывался надвигающийся голод в Египте, и когда Иосиф (муж Марии, матери Иисуса) был предупрежден об опасности для них. детка.

Что бы мы ни думали о них, трудно отрицать, что сны могут быть совершенно странными.Даже основная посылка немного странна — что у нас есть «переживания», которые кажутся реальностью, пока мы без сознания и физически парализованы. Существуют разные предложения относительно того, что вызывает сны и какова их функция, но без научного консенсуса.

Недавно я разговаривал с доктором Рэймондом Муди, пионером в исследованиях околосмертных переживаний (околосмертных переживаний). Он ввел этот термин в свою основополагающую книгу « Жизнь после жизни » (1975), которая довела концепцию околосмертных переживаний до широкой общественности.Наше обсуждение подкаста Think Act Be заставило меня задуматься о другом потенциальном объяснении снов: Могут ли они быть мостом между физическим и духовным мирами?

Эта идея возникла из-за множества интригующих областей пересечения околосмертных переживаний и мечтаний. Позвольте мне прояснить, что я не утверждаю, что околосмертные переживания — это сон; даже случайное прочтение рассказов об околосмертных переживаниях делает очевидным, что эти два явления качественно различны. Но одна область сходства заключается в том, что и сны, и околосмертные переживания имеют неописуемый аспект, и сновидец или переживший околосмертный переживание считает невозможным полностью передать свой опыт обычным языком.

«Когда люди рассказывают вам сны, им часто приходится прибегать к чепухе», — сказал Муди. «Часто нам снятся очень сильные мечты, которые нельзя выразить буквально осмысленными терминами». Метафоры и поэзия часто являются наиболее близкими приближениями к этим невыразимым переживаниям.

Хотя мы часто пренебрежительно относимся к тому, что мы называем «чепухой», Муди отметил, что это может иметь «глубокие духовные последствия», цитируя примеры дзэн-коанов и глоссолалии (говорение на языках, что было частью моего религиозного опыта, когда я был взросление).

Муди также привел примеры бессмыслицы из популярной музыки (например, ду-воп) и литературы (например, стихотворение «Джаббервоки»), которые показывают, что это может быть «прекрасная область языка». Люди любят чушь, но не любят слово «чепуха».

Эта трудность в описании околосмертных переживаний может быть связана с их предполагаемым экстрамерным качеством — кажется, что они происходят в измерениях, выходящих за рамки привычных нам длины, ширины, высоты и времени. Для разума, ограниченного тремя пространственными измерениями, невозможно постичь дополнительные измерения, включая 10 измерений, которые предлагаются в качестве полного описания реальности в теории суперструн.

Муди отметил, что рисунки М. К. Эшера захватывают наше воображение именно потому, что они изображают логически невозможные образы, такие как его рисунок квадратной лестницы в «Восхождение и спуск»; выберите любой угол квадрата и следуйте по лестнице против часовой стрелки, и они, кажется, будут спускаться вечно.

«Чтобы описать то, что изображено на картинке, мы должны прибегать к чепухе», — сказал Муди. Как «верхний» уровень лестницы может быть ниже «нижнего» уровня? «Вы могли бы совершенно внятно описать это как двухмерную поверхность, но если вы попытаетесь описать картинку, которая присутствует на рисунке, вы будете говорить чепуху.”

Еще одно очевидное сходство между околосмертным переживанием и сном заключается в том, что они происходят в измененном состоянии сознания — либо из-за медицинского кризиса (ОСО), либо из-за сна. Как утверждали д-р Эбен Александер и другие, снижение активности в определенных областях мозга может позволить проявиться более глубокому осознанию сознания и осведомленности.

Быстрый сон, во время которого происходят наши самые яркие и запоминающиеся сны, также включает снижение активности мозга в некоторых областях, особенно в префронтальной коре головного мозга, которая является домом для наших самых высоких уровней мышления.Напротив, более примитивные области мозга, включая лимбическую систему (например, миндалевидное тело), ​​проявляют большую активность во время фазы быстрого сна.

Как и многие люди, я лично испытал еще одну важную область совпадения околосмертных переживаний и снов, когда мне приснился сон, что я умер. Как и в случае с околосмертными переживаниями, у меня не было нарушений в моем сознании, а вместо этого я плавно перешел в звездное пространство, где я присоединился ко всему, что любил.

И вместо того, чтобы отправиться в место, где я воссоединился с теми, кто умер раньше меня, моя смерть открыла вечную связь с мертвыми и живыми в реальности, созданной из любви.Это был в высшей степени позитивный опыт, изменивший мое отношение к мысли о смерти — моей и других — во многом подобно тем изменениям, которые часто описывают пережившие околосмертное переживание.

И поэтому я должен задаться вопросом, могут ли наши сны — в том числе обычные, которые мы забываем еще до того, как мы позавтракали, — иметь глубокое духовное измерение. Возможно, в самом состоянии сна есть что-то, что связывает нас с частями реальности, недоступными, когда мы бодрствуем (а не в состоянии глубокой медитации или приема психоделиков).

Являются ли какие-либо из этих наблюдений доказательством того, что сны — это мост между материальным и духовным мирами? Конечно нет. Все, что я предлагаю, является предположением и может быть не более чем принятием желаемого за действительное с моей стороны. Тем не менее, если вы склонны верить в духовное измерение, выходящее за рамки нашего земного опыта, вы можете подумать, что ваше ночное погружение в сон дает возможность соединиться с магией.

Возможно, есть истины, которые нужно открыть через состояния сна, которые обычно недоступны вашему сознанию.Вы можете начать записывать свои сны как можно скорее после пробуждения и потратить некоторое время на то, чтобы узнать, куда они могут вас привести.

И, как предлагает Муди, будьте готовы к возможности того, что кажущаяся «бессмыслица» снов отражает глубокую истину, выходящую за рамки наших обычных чувств. Будьте особенно внимательны, когда сон оставляет после себя мощный эмоциональный осадок, который трудно понять.

Возможно, вы просто испытали случайный образец возбуждения, который ваша автономная префронтальная кора головного мозга изо всех сил пытается интерпретировать.Или, может быть, ваш сон указывает на что-то более фундаментальное и значимое, касающееся реальности и вашего отношения к ней.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *